WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Социальные механизмы функционирования и воспроизводства неформального сектора экономики в системе рыночного хозяйства современной России

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

 

 

Титов Владимир Николаевич

 

СОЦИАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И ВОСПРОИЗВОДСТВА НЕФОРМАЛЬНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ В СИСТЕМЕ РЫНОЧНОГО ХОЗЯЙСТВА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

 

Специальность: 08.00.05 –

Экономика и управление народным хозяйством

(теория управления экономическими системами)

 

Автореферат

Диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

 

 

 

Москва

2009

Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институте социально-экономических проблем народонаселения

Российской академии наук

 

Научный консультант

доктор экономических наук, профессор                                Е.М. Авраамова

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук                                                   А.А. Разумов

доктор экономических наук                                                   М.Е. Баскакова

доктор экономических наук, профессор                               В.М. Жеребин

Ведущая организация

Институт экономики РАН

 

Защита состоится «____» ноября 2009 г. в ____ч. на заседании Диссертационного совета Д 002.091.01 в Институте социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук по адресу: 117218, г. Москва, Нахимовский проспект, дом 32, ауд. 908.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института.

Автореферат разослан «_____»                         2009 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат экономических наук                                            Е. В. Жилинский

 

Общая характеристика работы

Актуальность исследования

Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской федерации до 2020 года в числе приоритетных целевых ориентиров ставит переход страны к инновационному социально-ориентированному типу развития, создание  институциональной среды, стимулирующей предпринимательскую активность и привлечение капитала в экономику, ее структурную диверсификацию на основе инновационного технологического развития, закрепление и расширение глобальных конкурентных преимуществ России. Успешное решение этих задач призвано способствовать повышению уровня и качества жизни населения, укреплению конкурентоспособности страны в условиях глобализации экономических связей, закреплению достойных позиций в системе международного разделения труда. Развитие диверсифицированной  экономики с преобладанием высокотехнологичных секторов предполагает формирование легальной институциональной среды. Однако широкое распространение неформальных экономических отношений, занятости в неформальном секторе экономики являются факторами, сдерживающими успешное решение задач качественной модернизации экономической системы.

Неформальная экономика представляется в настоящее время одной из актуальных и широко обсуждаемых в научной литературе тем. Эксперты и аналитики по-разному оценивают причины и последствия существования неформальной экономики, предлагают различные подходы к решению проблем, порожденных ее распространением.  

До сих пор в научной литературе ведутся дискуссии относительно природы неформальной экономики, ее месте в экономической системе, о причинах, порождающих это явление. Интерес вызывает также вопрос о том, является ли неформальная экономика уделом преимущественно слаборазвитых стран или же это глобальный процесс, характерный для современной мировой экономики в целом.

Актуальность темы неформальной экономики обусловлена также целым рядом научно-методологических и прикладных вопросов:

- является ли неформальная экономика системным явлением, каково ее место и роль в рамках национальной экономики;

- какие институциональные и социально-экономические факторы могли бы позволить осуществить переход субъектов, занятых в неформальном секторе, в легальную экономику;

- в чем состоят особенности исторического генезиса и развития неформальной экономики;

- каковы особенности проявления неформальной экономики в различных типах социально-экономических систем.

Все эти исследовательские вопросы ждут своего решения. В этой связи целью диссертационной работы является определение институциональных и  социально-экономических условий и предпосылок сокращения масштабов неформальной экономики и расширения границ легальных экономических отношений.

Для достижения поставленной цели поставлены и решены следующие основные задачи:

  • выделение и критический анализ основных теоретико-методологических подхода к изучению неформальной экономики, сложившихся в отечественной и зарубежной научной литературе;
  • представление исходной теоретической схемы анализа социальных механизмов воспроизводства и функционирования системы неформальной экономики;
  • исследование структуры неформальной экономики, определение ее места в рамках многоукладной экономики, ее связей с теневым, криминальным и легальным секторами экономики, представление четких критериев выделения неформальной экономики;
  • рассмотрение динамики изменения масштабов неформального сектора экономики, его отраслевой специфики, социально-демографических характеристик населения, занятого в неформальном секторе экономики, а также факторов, обуславливающих дифференциацию регионов по масштабам распространения неформальной экономики;
  • проведение сравнительно-исторического анализа развития неформальной экономике в различных типах социально-экономических систем; определение специфических черт неформальной экономики в ее исторической эволюции в России;
  • разработка концептуальной модели анализа системы неформальной экономики и определение ее взаимосвязи с формальными экономическими институтами;
  • рассмотрение функциональных и дисфункциональных последствий существования неформальной экономики с точки зрения эффективного функционирования социально-экономической системы в целом, а также представление основных контуров социально-экономической политики государства, направленной на стимулирование перехода субъектов, занятых в неформальном секторе, в легальную экономику.

Объект исследования

В качестве объекта исследования выступает население, занятое в неформальном секторе экономики, рассматриваемом как подсистема многоукладной экономики современной России.

Предмет исследования

Предметом диссертационного исследования является изучение места и роли неформального сектора экономики как специфической подсистемы экономики современной России, институциональных и социальных факторов ее воспроизводства и функционирования, а также определение направлений социально-экономической политики государства в отношении неформального сектора экономики.

Степень разработанности проблемы

Проблематика функционирования различных разновидностей скрытой экономики, среди которых неформальному сектору экономики принадлежит значительное место, является одной из наиболее дискуссионных в научной литературе. В рамках изучения соответствующей проблематики сложились различные теоретико-методологические подходы, что объясняется сложной и многогранной природой неформальной экономики. В современной России, согласно данным официальной статистики и экспертным оценкам, неформальная экономика имеет значительные масштабы распространения, в нее оказываются вовлечены до 18% экономически активного населения. Следует отметить стабильность этого показателя на протяжении ряда лет, что является сдерживающим обстоятельством для успешного развития легального сектора экономики, роста качества человеческого капитала.

Проблематика адаптационного потенциала и стратегий социальной мобильности населения в период трансформации российского общества, в том числе посредством обращения к неформальной занятости, наиболее полно представлена в работах Е.М. Авраамовой, Л.А. Гордона, В.М. Жеребина, Т.И. Заславской, В.Н. Иванова, Н.М. Римашевской,  Р.В. Рывкиной, М.А. Шабановой.

Методологические вопросы измерения и оценки различных форм скрытой экономики рассмотрены в работах В.В. Арапова, П.М. Гутмана, Л.Я. Драпкина, Ю.В. Латова, И.Д. Масакова, Б.Т. Рябушкина, В. Танзи, Э. Файге, А.Ю. Шевякова, Ф. Шнайдера, А.Н. Шохина.

Социальные, институциональные факторы и механизмы функционирования неформальной экономики как системного явления глубоко и всесторонне изучены в работах С.Ю. Барсуковой, Э. Де Сото, И.М. Клямкина, Л.Я. Косалса А.Н. Олейника, А. Портеса, В.В. Радаева, Р.В. Рывкиной, В.Л. Тамбовцева, Л.М. Тимофеева, К. Харта.

Вопросам статистической оценки занятости населения в неформальной экономике и роли неформального рынка труда посвящены работы В.Е. Гимпельсона, Т.Л. Горбачевой, Р.И. Капелюшникова, Е.А. Корольковой, Е.С. Кубишина, З.А. Рыжиковой, О.В. Синявской, Т.Л. Черниной.

Проблематика участия иммигрантов в неформальной экономике получила отражение в исследованиях В. М. Воронкова, В.И. Дятлова, И. Лайта В.В. Радаева, Р. Райджмана, С.В. Рязанцева, А. Снисаренко, В.Г. Стельмаха, И. Освальд.

Значение социального капитала как фактора участия в неформальной экономике, установления и поддержания деловых отношений в рамках сетей взаимопомощи проанализировано в работах С. Бюссе В. Виноградского, Г.В. Градосельской, Р. Патнема, О. Фадеевой, Ф. Фукуямы, И. Штейнберга.

Возможности применения системного подхода к анализу социально-экономических проблем функционирования общества, в том числе применительно к проблематике неформальных отношений, представлены в исследованиях А.С. Ахиезера, О.Э. Бессоновой, Н.Л. Захарова, С.Г. Кирдиной, С.Г. Кордонского, Н. Лумана, Т. Парсонса.

Гендерные аспекты занятости в неформальной экономике изучены в работах Дж. Гелловея, М. Нельсона, М. Хоймана, З. А. Хоткиной, Дж. Чармс.

Особенности функционирования неформальной экономики в контексте глобализации и изменения режима регулирования трудовых отношений получили отражение в работах Д. Берга Э. Мингиони, А.Портеса, С. Сассен-Куб, Л. Тейлора, С.А. Хавиной.

Несмотря на то, что исследуемая тема получила многостороннее и глубокое освещение в научной литературе, сложная природа неформальной экономики требует продолжения исследований на основе обращения к комплексному  подходу, дающему возможность изучить рассматриваемую проблематику в сочетании структурных, институциональных и социокультурных факторов, что позволяет лучше понять механизм функционировании неформальной экономики как целостного явления.

Информационная база исследования

В качестве информационной базы диссертационного исследования были использованы статистические и социологические данные:

1. материалы официальной статистики (Федеральная служба государственной статистики РФ, Министерство экономического развития РФ), характеризующей социально-экономическое развитие, структуру рынка труда РФ за последние годы;

2. материалы обследований населения по проблемам занятости (ОНПЗ), проводимых Федеральной службой государственной статистики (ФСГС);

3. методические разработки ФСГС для обследования населения по вопросам неформальной занятости;

4. материалы международных организаций по проблемам занятости, неформальной и теневой экономики (Всемирный банк, Международная организация труда, Европейская статистическая комиссия, Статистическое управление европейских сообществ, Конференция европейских статистиков и др.);

4. результаты исследований отдельных ученых и научных коллективов по вопросам неформальной экономики и занятости;

5. специальные научные монографии и статьи в научных журналах и сборниках по различным аспектам теневой, неформальной экономики и занятости.

В диссертации использованы также данные, полученные в результате социологических исследований, осуществленных под руководством автора на основе применения качественных методов:

1. «Вещевой рынок как социальный институт» - обследование проводилось с 1994 г. по 1998 г. на основе включенного наблюдения и интервью с рыночными торговцами и представителями рыночной администрации;

2. «Неформальная занятость как способ адаптации населения к рыночным институтам» (2003г. ) - обследование проводилось на основе структурированных интервью с респондентами, занятыми уличной торговлей или торговлей на городских рынках на условиях неформальной занятости, занятыми ремонтом квартир на условиях неформальной договоренности с заказчиком;

3. «Социальные механизмы  воспроизводства и функционирования системы неформальной экономики» (2004 г.) – фокус-групповое исследование проводилось с респондентами, представляющими неформальный сектор экономики (уличные торговцы и грузчики, работающие на вещевых рынках Москвы);

4. «Этносоциальные процессы в неформальной экономике» (2005) -  обследование проводилось на основе контент-анализа материалов прессы, а также серий интервью с представителями армянской, азербайджанской, вьетнамской и украинской общин г. Москвы.

Научная новизна

  • Определен социальный механизм функционирования неформальной экономики, представленный  на основе взаимосвязи следующих компонент: траектории предшествующего развития общества; современного характера взаимоотношений между обществом и государством; социальными установками, выражающими характер и уровень доверия общества государству; особенностями  экономического поведения  населения.
  • Разработан подход, в соответствие с которым неформальная экономика рассматривается как целостное явление, состоящее из трех взаимосвязанных подсистем: институциональной, регулирующей нормы и правила экономического взаимодействия, социокультурной, регулирующей идентичность и мотивации хозяйствующих субъектов, и социальной, регулирующей их статусно-ролевые позиции.
  • Обоснована позиция, в соответствии с которой, неформальная экономика трактуется не только как сфера экономической деятельности домашних хозяйств, но и как совокупность неформальных отношений, устанавливаемых как между предприятиями неформального сектора, так и с различными контрагентами внешней среды.
  • Установлено, что неформальная экономика в современной России имеет двойственную природу: она одновременно является результатом адаптации семей в условиях кризисных процессов в социально-экономической сфере и областью распространения «нестандартных форм занятости» в условиях развития современных информационных технологий и экономики услуг.
  • Выявлено, что в России сформировался специфический тип экономической системы, которую можно условно обозначить как «рентно – монополистическая экономика». Рентно – монополистический тип социально-экономической системы создает условия для исключения основной части трудовых ресурсов из системы извлечения основных выгод и стимулирует распространение неформальных экономических отношений.
  • Показано, что в основе механизма воспроизводства неформальной экономики лежит рассогласование между декларируемыми целями и ценностями рыночной экономики и структурным неравенством доступа к легитимным средствам достижения целей, что ограничивает распространение доверия официальным институтам и стимулирует переориентацию хозяйственной деятельности в неформальную экономику.

Практическая значимость диссертации

Полученные результаты диссертационного исследования позволяют:

  • Определить влияние социально-демографических факторов на масштабы распространения неформального сектора экономики в современной России;
  • Выявить социально-экономические факторы, влияющие на дифференциацию регионов России по масштабам распространения неформального сектора экономики;
  • Выявить воздействие экономических, институциональных, социально-культурных и социально-структурных условий на воспроизводство неформального сектора экономики в системе рыночного хозяйства РФ;
  • Обосновать возможные пути и механизмы расширения легальной экономики за счет вовлечения в нее субъектов, занятых в неформальном секторе экономики.

Полученные автором результаты нашли отражение в следующих научных отчетах:

1. Неформальная занятость как способ адаптации населения к рыночным институтам» - 2002.

2. Неформальная экономика как подсистема рыночного хозяйства - 2006

3. Человеческий потенциал в диверсифицирующейся экономике – НИР-РАН-2008/08-04

4. Направления и механизмы вертикальной мобильности населения. – НИР-Б-2006/08-02

5. Институциональные и социально-экономические факторы развития инновационной экономики – НИР-РГНФ-2008/09-02

6.Направления трудовой мобильности населения/ Правительство Москвы. – 2008

7. Качество трудового потенциала/ Правительство г. Москвы. – 2008

8. Развитие человеческого потенциала – путь к укреплению социальной безопасности/ Совет Безопасности РФ. – 2008.

Выводы и результаты, полученные автором, были использованы при разработке учебных курсов «История практики менеджмента», «Экономическая антропология», «Институциональная экономика».

Апробация результатов исследования

Основные результаты диссертационного исследования  были представлены на международных и всероссийских конференциях:

  • Международная конференция «Российские общественные науки: новая перспектива» (Москва 1999);
  • Всероссийская конференция «Проблемы междисциплинарных исследований в гуманитарных науках» (Томск 2005);
  • Шестой всероссийский симпозиум «Стратегическое планирование и развитие предприятий» (Москва ЦЭМИ РАН, 2005)
  • Седьмой всероссийский симпозиум «Стратегическое планирование и развитие предприятий» (Москва ЦЭМИ РАН, 2006)
  • III Всероссийский социологический конгресс (Москва 2008)
  • Конференция «Население, семья, уровень жизни»  (Москва, ИСЭПН РАН 2008).
  • III Всероссийская научно-практическая конференция «Система ценностей современного общества» (Новосибирск 2008)
  • V Всероссийская научно-практическая конференция «Система ценностей современного общества» (Новосибирск 2009)

Структура диссертационной работы

Работа состоит из введения, шести глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Основной текст диссертации содержит 342 стр., 56 таблиц, 3 рисунка. Библиография содержит 257 наименований.

На защиту выносятся следующие основные результаты:

  • Анализ основных теоретических концепций функционирования неформальной экономики позволяет заключить, что разработка адекватной модели неформальной экономики возможна на основе комплексного учета экономических, институциональных и социальных факторов;
  • Предложена классификация различных секторов экономики по критерию степени соблюдения хозяйствующими субъектами формальных правил, норм и санкций. Секторальная модель подчеркивает специфику объекта исследования, оставляя возможности анализировать особенности неформальных отношений между различными секторами экономики.
  • Показан как рост численности занятых в неформальном секторе экономики в целом, так и рост численности занятых, для которых работа в неформальном секторе экономики является основной. Кроме того, установлено, что в отраслевой структуре занятости в неформальном секторе экономики преобладает занятость в сфере торговли и бытового обслуживания.
  • Проведенный анализ социально-демографических особенностей населения, занятого в неформальном секторе экономики, позволяет сделать выводы о значительной гендерной дифференциации по профессиональному признаку, о более низком уровне требований к качеству «человеческого капитала», о преобладании гибких форм занятости по сравнению с работой в формальном секторе экономики.
  • Показано, что преобладание среди субъектов, занятых в неформальном секторе экономики, хозяйственной мотивации, направленной на достижение удовлетворительного уровня потребления является фактором, сдерживающим возможности перехода в легальный сектор экономики с последующим развитием собственного бизнеса в принятых по законам организационно-правовых формах;
  • Выявлена тенденция, в соответствие с которой по мере усложнения организации предпринимательской деятельности, разрастания деловых связей субъекты неформального сектора экономики начинают в большей степени проявлять интерес к расширению информации относительно формальных процедур и правил и к перспективе открытия легального бизнеса.
  • Показано, что концентрация социального капитала преимущественно в рамках домашних хозяйств и низкий уровень доверия базовым институтам регулирования экономики являются факторами воспроизводства и расширения масштабов участия в неформальной экономике.
  • Показано, что основные препятствия, ограничивающие развитие легального бизнеса, субъекты неформального сектора экономики видят в факторах внешней среды, институциональных условиях, определяющих правила и нормы ведения бизнеса. Личностные факторы в перечне возможных препятствий и ограничений занимают второстепенные позиции.
  • Правовое положение иммигрантов в Москве может рассматриваться в качестве непосредственного фактора, обусловливающего преимущественную ориентацию иммигрантов на различные формы неформальной занятости. Выявлено, что уровень доверия населению принимающей среды в деловых вопросах со стороны мигрантов достаточно ограничен, что может являться препятствием для их интеграции в легальную экономику.

 

Основное содержание работы

В главе 1  «Теоретические подходы к изучению природы и механизмов функционирования неформальной экономики» анализируются основные концепции и взгляды на ее происхождение и функционирование.

Исследователи непосредственно столкнулись с данным явлением в развивающихся странах, когда К. Харт, изучавший проблемы занятости населения в Гане, ввел в научный оборот термин «неформальная экономика». К. Харт трактовал экономическую систему развивающихся стран в рамках дуальной концепции, противопоставляя формальный сектор неформальному, выделяя для каждого прямо противоположные характеристики .

В последнее время неформальная экономика стала все в большей мере рассматриваться как характер экономических отношений, в разной степени и в разных формах проявляющихся во всех социально-экономических системах. Вместе с тем, ее понимание как совокупности неформальных отношений без учета секторальной трактовки не дает возможности  четко обозначить границы столь сложного и многообразного объекта.

С точки зрения специфики методологии исследования можно выделить следующие подходы к изучению проблематики  неформальной экономики:

1. подход с позиции неоклассической экономической теории;

2. неоинституциональный подход;

3. социально-экономический подход.

Первый подход предполагает рассмотрение неформальной деятельности как варианта модели «экономического человека», осуществляющего свой выбор рационально с учетом ограниченных ресурсов. Принцип оптимизирующего поведенияозначает, что субъект сознательно планирует свою деятельность, выбирая из различных вариантов тот, при котором отношение выгод к затратам будет максимальным. Поскольку неоклассическая экономическая теория использует в качестве измерителя затрат и выгод исключительно стоимостные показатели, то институциональные, структурные, культурные и т.п. оценки практически элиминируются.

Попыткой восполнить недостатки данного подхода стала теория неоинституционализма, уделяющая особое внимание как возможностям, так и ограничениям, предоставляемым институтами для оптимального использования ограниченных ресурсов. Наиболее ярким примером применения неоинституциональной теории стала концепция Э. де Сото , согласно которой неформальная экономика является следствием чрезмерного меркантилизма и  высокого давления со стороны государственной бюрократии на предпринимателей. Нерационально выстроенная правовая и государственная система, порождает высокие транзакционные издержки входа и продолжения дела на легальном рынке, которые создают мощные стимулы для самоорганизации хозяйствующих субъектов, занятых в неформальном секторе.  Масштабы развития неформального сектора, по де Сото, зависят от  «цены подчинения закону»: чем она выше, тем более вероятно развитие неформального сектора, и наоборот. В отношении концепции Э. де Сото можно привести следующие возражения: во-первых,  целенаправленная «меркантилистская» политика государства может способствовать созданию достаточно эффективной экономической системы; во-вторых, трудно представить, что предприниматели, принимающие решение о вхождении на легальный или внелегальный рынок, в полной мере располагают всей необходимой информацией о транзакционных издержках.

Другой представитель неоинституциональной теории - Э. Файг полагает, что рыночные реформы в различных постсоциалистических странах привели к различным результатам в создании эффективно функционирующей рыночной экономики по причинам, связанным с особенностями предшествующего развития, наличием традиций авторитаризма, коррупционных отношений и т.п. Основным фактором, определяющим успех создания и функционирования эффективной рыночной экономики, Э. Файг считает степень согласованности формальных и неформальных норм: при их рассогласованности создаются сильные стимулы для ухода в нелегальную экономику.

Неоинституциональная теория предложила более полные и реалистические версии описания и объяснения проблематики неформальной экономики по сравнению с неоклассической экономической теорией, однако недостаточное внимание к социокультурным факторам ограничивает возможности всестороннего исследования этого явления.

В рамках социально-экономического подхода следует выделить исследования, посвященные анализу неформальной экономики в современной России, к которым относятся работы И. М. Клямкина, Л. М. Тимофеева, Р.В. Рывкиной , рассматривающие неформальную экономику как системное явление, охватывающее различные виды экономической деятельности. Особенности и разновидности самозанятости как важнейшей составляющей неформальной экономики изучены в работах В.М. Жеребина .

Одним из центральных направлений изучения неформальной экономики стала проблематика «социального капитала», который обеспечивает сети безопасности или дополнительные возможности занятости. Значительная часть исследователей убеждена в том, что неформальная экономика выполняет важную функцию обеспечения сетей безопасности для тех, кто исключен из формальной экономики, а также дополнительную занятость для тех, кто связан с формальным сектором.

В качестве самостоятельных факторов в контексте сетевых структур, влияющих на функционирование неформальной экономики, выделяются норма доверия и солидарности. Особое внимание при этом уделяется рассмотрению проблемы соотношения межличностного и институционального доверия. Предполагается, что чем выше уровень межличностного и институционального доверия, тем выше уровень социального капитала и тем меньше возникает предпосылок для неформальных хозяйственных практик, и наоборот. Низкий уровень институционального доверия влияет на слабую выраженность таких социальных норм, как «честность» и «уважение к закону».

В связи с процессами глобализации и активизации межстрановых перемещений трудовых ресурсов в отечественной и зарубежной литературе значительное внимание уделяется проблеме участия иммигрантов в неформальной экономике, обсуждаются причины выталкивания иммигрантов в неформальную экономику.

Представляется, что при построении моделей функционирования неформальной экономики необходимо в равной мере учитывать  экономические, институциональные и социальные факторы, характеризующие социальную структуру общества, специфику его культурных традиций и ценностные ориентиры. Концептуальная схема анализа социальных механизмов функционирования и воспроизводства системы неформальной экономики имеет следующий вид (см. рис. 1).

Рис. 1. Концептуальная схема анализа социальных механизмов функционирования и воспроизводства системы неформальной экономики

В главе 2 «Место и роль неформальной экономики в системе рыночного хозяйства современной России» обосновывается авторское понимание объекта исследования, анализируется структура неформальной экономики. На основе анализа статистических данных, а также результатов исследований дается оценка масштабов явления, рассматривается отраслевая специфика неформальной экономики, выделяются основные социальные и демографические показатели неформальной занятости, региональные особенности развития неформального сектора экономики в современной России.

Предложена классификация экономической системы общества, построенная по критерию степени соблюдения хозяйствующими субъектами формальных правил, норм и санкций. Экономическая система общества рассматривается как некий континуум, на одном полюсе которого находится полностью легальная, а на другом - полностью нелегальная экономика (см. табл. 1). На этом континууме можно выделить ряд отдельных секторов:

  • Формальная (легальная) экономика – сфера взаимодействия между различными типами хозяйствующих субъектов, имеющими определенный организационно-правовой статус, зарегистрированными в качестве юридического лица и выполняющими все предусмотренные правовыми нормами функции и обязанности перед обществом и государством.
  • Теневая экономика – сфера взаимодействия между различными субъектами экономического действия, которые имеют определенный организационно-правовой статус, но при реализации своих целей соблюдают правовые нормы частично и избирательно, уводя часть своих доходов от налогообложения.
  • Неформальная экономика – часть экономической системы, отличающаяся от легальной экономики тем, что субъекты, занятые в этой сфере хозяйственной деятельности, не имеют статус юридического лица, скрывают все или часть своих доходов от налогообложения, не выполняют требования, связанные с соблюдением норм трудового законодательства, не сертифицируют продукцию и не лицензируют свою деятельность, не выполняют требования по ведению регулярного бухгалтерского учета и не предоставляют статистическую отчетность в государственные контролирующие органы. Однако в неформальном секторе производятся товары и оказываются услуги, которые не запрещены существующими законами.

4. Криминальная экономикасфера специфических взаимодействий между субъектами, не имеющими правового статуса, не выполняющими предписанных законом обязанностей перед обществом и государством, производящими товары и услуги, которые прямо запрещены существующими законами.

Таким образом, за основу взята секторальная модель рассмотрения неформальной экономики, которая подчеркивает специфичность объекта, оставляя в то же время возможность анализировать особенности неформальных отношений. Данная модель соответствует трактовке неформальной экономики, представленной в Методологических положениях по измерению занятости в неформальном секторе Федеральной службы государственной статистики РФ и рекомендациях ряда международных организаций (Международная конференция статистиков труда (МКСТ), Статистическая комиссия Организации Объединенных Наций (ООН).

Таблица 1. Сравнение основных секторов экономики по степени соблюдения требований закона.

Основные требования законов, регулирующих экономические отношения

Легальная экономика

Теневая экономика

Неформальная экономика

Криминальная экономика

Наличие официального организационно-правового статуса предприятия

Полностью выполняется

Полностью выполняется

Отсутствие статуса юридического лица

Не выполняется

Продукция или услуги полностью легальны

Полностью выполняется

Выполняется частично

Выполняется частично или не выполняется

Не выполняется

Выполнение требований законов по ведению хозяйственной отчетности

Полностью выполняется

Выполняется частично

Выполняется частично или не выполняется

Не выполняется

Выплата в полном объеме всех видов налогов и обязательных отчислений в фонды социального страхования

Полностью выполняется

Выполняется частично

Выполняется частично или не выполняется

Не выполняется

Выполнение всех требований законов, регулирующих трудовые отношения

Полностью выполняется

Выполняется частично

Выполняется частично или не выполняется

Не выполняется

Получение заработной платы на основе официально установленных  тарифов, соотнесенных с должностным статусом

Полностью выполняется

Выполняется частично

Выполняется частично или не выполняется

Не выполняется

Осуществление экономических отношений с поставщиками, партнерами, клиентами, исполнителями на основе официально оформленных контрактов

Полностью выполняется

Выполняется частично

Выполняется частично или не выполняется

Не выполняется

Проведенный анализ данных официальной статистики с 2001 по 2006 годы позволяет представить следующие выводы относительно структуры занятости населения в неформальном секторе экономики:

  • За рассматриваемый период прослеживается тенденция роста численности занятых в неформальном секторе экономики с 14 до 18%.
  • Растет доля лиц, занятых в неформальном секторе экономики, для которых эта работа является основной – с 77,6% в 2001 г. до 84,6% в 2006 г.
  • Для занятых в неформальной экономике, особенно для сельских жителей, характерно использование комбинированной стратегии экономического поведения, заключающейся в поисках возможности для дополнительной работы вне сельского хозяйства.
  • Отраслевая структура занятости в неформальном секторе экономики не совпадает с отраслевой структурой занятости в формальном секторе экономики. Так, если в формальном секторе преобладает занятость в промышленном производстве (20,5%), то в неформальном секторе экономики доминирует занятость в сфере торговли и бытового обслуживания (41%).
  • Наибольшая доля самостоятельно занятых лиц в неформальной экономике на условиях регистрации своей деятельности приходится на сферу торговли (76,8%), транспорт и связь (52%), - виды деятельности, которые в наибольшей степени оказываются в поле зрения официальных контролирующих органов.
  • Среди занятых в неформальной экономике вне сельского хозяйства ярко выражена тенденция работать на условиях найма (78%). В то же время неформально занятые в сельском хозяйстве предпочитают самостоятельную занятость (97 %).
  • Занятость в неформальном секторе экономики подвержена сезонным колебаниям: в летний период времени происходит существенное увеличение неформально занятых в сельском хозяйстве и строительстве.

Во второй главе  проведен анализ социально-демографических особенностей населения, участвующего в неформальном секторе экономики, на основании которого можно ряд выводов. Первый касается гендерного аспекта неформальной занятости. Сложилась устойчивая гендерная дифференциация по профессиональному признаку, которая соответствует гендерной асимметрии по отраслям экономики в целом. В таких отраслях, как торговля, ЖКХ, образование, здравоохранение, социальное обслуживание фиксируется существенное преобладание женщин, тогда как строительство, транспорт и связь являются отраслями с явным преобладанием мужского населения. Женщины в большей степени предпочитают выбирать для себя занятость в неформальном секторе на постоянной основе, что обусловлено более гибкими условиями работы в этом секторе. Женщины предпочитают работать на микропредприятиях с численностью занятых менее пяти человек, для которых характерна меньшая степень формализации отношений, более межличностный стиль взаимоотношений.

Второй вывод касается возрастного состава занятых в неформальном секторе, для которого  характерно присутствие большей доли лиц в крайних возрастных группах, что обусловлено отсутствием формальных препятствий для занятости по возрастному признаку.

Третий вывод состоит в том, что неформальный сектор отличает более низкий уровень требований к качеству «человеческого капитала». Здесь значительно ниже доля лиц с высшим образованием (11% по сравнению с 27,8% в формальном секторе), а также меньшая доля лиц со средним профессиональным образованием (21% по сравнению с 27,1% в формальном секторе).

Для неформального сектора экономики характерно обращение к таким нестандартным формам работы, как работа неполную рабочую неделю и избыточная занятость, что обусловлено более активным использованием «гибких» разновидностей найма.

Выявлены региональные особенности занятости населения в неформальном секторе экономики:

  • Отмечается взаимосвязь между уровнем безработицы, а также величиной валового регионального продукта на душу населения, с одной стороны, и долей лиц, занятых в неформальном секторе экономики, с другой. Так, например, самому высокому уровню неформальной занятости по России в Южном федеральном округе (29%) соответствует и самый высокий уровень безработицы по стране (11,6%).
  • Характер отраслевой структуры народного хозяйства региона является одним из факторов, влияющих на масштабы распространения неформального сектора экономики. Прослеживается следующая тенденция: в тех регионах, где фиксируется относительно больший вклад сельского хозяйства в ВРП, отмечается и относительно высокий уровень занятости в неформальной экономике. Кроме того, в регионах, в которых более развиты промышленность и строительство, наблюдается относительно меньший уровень распространения занятости в неформальной экономике.
  • Масштабы распространения малого предпринимательства в регионах  выступают в качестве сдерживающего размеры занятости в неформальной экономике фактора.
  • Важным фактором, влияющим на масштабы участия в неформальной экономике, является такой показатель уровня жизни населения региона, как величина начисленной заработной платы: чем она выше, тем меньше масштабы неформальной занятости.

В главе 3 «Неформальная экономика в различных типах социально-экономических систем» рассмотрены основные исторические этапы развития неформальной экономики, а также специфика ее проявления в экономически развитых и развивающихся странах мира.

Неформальные отношения в экономической сфере возникают в связи с определенными нормами и правилами, которые государство устанавливает в качестве обязательных для выполнения субъектами хозяйственной деятельности. Особое распространение неформальные отношения получили в обществах с так называемым «азиатским способом производства» (К.Маркс). Активное стремление верховной власти поставить под непосредственный контроль результаты хозяйственной деятельности населения, создает стимулы для развития неформальных отношений в хозяйственной сфере.

В качестве незаконных практик, применявшихся в средние века, можно указать на произвольные экспроприации земель феодалами, введение ими податей и иных сборов, грабеж чужих или своих собственных крестьян. Каноническое право, нормы христианской этики, правила цеховых уставов в качестве неформальных видов экономической деятельности рассматривали ростовщичество, нарушение норм регулирования цен, оплаты труда, количества учеников и подмастерьев, стандартов качества продукции и мастерства. В условиях феодальной системы и абсолютных монархий в качестве неформальных определялись те виды экономической деятельности, которые пытались покушаться на исключительную монополию монарха или объединения привилегированных предпринимателей.

Капитализм как система сложился в результате формализации тех экономических практик, которые в средние века считались по большей части неформальными. Так протестантизм легитимировал стремление к максимизации прибыли в качестве общепризнанной нормы поведения, труд стал трактоваться как законное средство приобретения богатства, ценовая, продуктовая, инновационная конкуренция перестала рассматриваться как незаконные практики, ростовщичество стало законным делом, способствовавшим развитию банковского бизнеса, источником кредитования промышленности. В то же время наиболее криминальными виды деятельности (пиратство, коррупция), мешавшие эффективному функционированию капиталистической экономики, были постепенно поставлены вне правовых рамок.

Среди важнейших факторов, обусловивших распространение неформального сектора и неформальных отношений в рамках мировой экономики в последние десятилетия, можно выделить:

  • Переход от жесткого формального режима регулирования экономики, характерного для эпохи промышленного капитализма, к либеральному режиму регулирования.
  • Усиление глобальной конкуренции на мировом рынке, стимулирующей поиск новых форм занятости работников – так называемая нетрадиционная  занятость (временная работа, работа неполный рабочий день, самозанятость и т.п. гибкие формы занятости).
  • Внедрение новых промышленных технологий и бурное развитие экономики услуг, являющейся питательной средой для увеличения масштабов неформальной экономики в современном мире.
  • Рост структурной безработицы при одновременном существовании достаточно жесткого трудового законодательства.
  • Увеличение налогового бремени на предприятия в условиях необходимости выполнения государством своих социальных обязательств.
  • Активизация миграционных потоков в условиях глобализации рынка труда также способствует росту неформального сектора в силу необходимости социально-экономической адаптации мигрантов из развивающихся стран.

В третьей главе также рассмотрена проблема генезиса неформальной экономики в России в контексте взаимоотношении между государством и хозяйствующими субъектами. В качестве системообразующей характеристики российских институтов выделяется особая роль государства, стремившегося на всем протяжении истории, занимать доминирующую позицию в хозяйственной жизни страны, выступая в качестве главного «перераспределителя» ресурсов. При этом позиции остальных хозяйствующих субъектов общества оставались достаточно пассивными и зависимыми от политической воли государства. В результате предприниматели, организации искали возможности установления более тесных неформальных отношений с государством, у которого они могли найти политическую поддержку, получить необходимые материальные, финансовые ресурсы, гарантии, заказы, квоты, лицензии.

Среди основных особенностей эволюции российских экономических институтов в контексте отношений между формальной и неформальной составляющих экономики можно выделить:

  • политическую, экономическую и культурную обособленность развития России от исторической траектории эволюции Западной Европы, результатом чего стала достаточно длительная консервация традиционных практик и образа мышления, ограниченность восприятия инноваций;
  • слабый уровень развития правового сознания во всех слоях общества,  обуславливающий отсутствие идеи взаимности обязательств между сторонами, откуда рождался устойчивый режим произвольности действий как государства в отношении населения, так и населения в отношении государства, что  проявлялось в низком уровне налоговой дисциплины населения, а также в отсутствии четко зафиксированного права собственности;
  • формирование особого типа организации политической власти и системы административного управления, при котором не проводилось различия между политической властью и собственностью, следствием чего стал синкретизма власти и собственности, наличие широких возможности для произвольных решений и действий для тех, кто наделен властью, для специфических неформальных межличностных отношений между хозяйствующими субъектами.
  • слабое развитие автономных от государства социальных образований при сверхцентрализованном государстве, ограничивающем общественную самостоятельность и сдерживающем предпринимательскую инициативу.
  • выраженный традиционализм хозяйственного поведения, проявлявшийся в тесной обусловленности экономической деятельности участием в сетях социальных обязательств, длительном сохранении натурального хозяйства, неразрывной взаимосвязи между экономической и политической властью, технологическом традиционализме, ограниченной мотивации простого воспроизводства.

Многие черты социально-экономической системы России, повлиявшие на особенности неформальной экономики, сохранились и в советский период истории. В рамках официальной экономики в советский период существовал достаточно значительный теневой сектор.

В результате реформ начала 1990-х гг. создававшиеся предпринимательские структуры стали делать упор не на свободную конкуренцию, а на установление «патрон – клиентских» отношений с государством. Стал утверждаться нерыночный по своим методам капитализм, при котором основным мотивом деятельности стало установление монополии или олигополии, позволяющей получать ренту за счет контроля над потоком ресурсов.

В условиях блокирования социальной активности снизу, большая часть населения избрала достаточно пассивную стратегию адаптации, обратившись, в том числе, к различным видам неформальной деятельности. На уровне домохозяйств неформальная экономика стала по существу стратегией выживания для бедных слоев населения. Предпочтение при решении социально-экономических вопросов стало отдаваться использованию разнообразных неформальных практик.

В главе 4 «Неформальная экономика как социально-экономическая система» исследованы особенности функционирования неформальной экономики в современной России.

Траектория предшествующего развития институциональной матрицы в России сформировала специфический тип экономической системы, которую можно условно обозначить как рентно – монополистическая экономика. Такая система  ориентирована на установление ограниченным кругом привилегированных агентов контроля над распределением и перераспределением значимых ресурсов. Если эффективно функционирующая экономическая система предполагает сбалансированность производственных, транзакционных и рентных механизмов извлечения выгоды, то рентно – монополистический тип социально-экономической системы создает благоприятные условия для исключения преобладающей части населения из системы извлечения основных выгод и стимулирует распространение неформальных экономических отношений.

Общество может быть представлено как достаточно целостная социально-экономическая система, состоящая из трех взаимосвязанных подсистем: подсистема культуры, структурная подсистема и институциональная подсистема. В качестве связующего компонента координации и интеграции системы можно выделить также коммуникацию, которая обеспечивает связь между социальной структурой, институтами и культурой, а также между микро - макроуровнями системы.

Ключевые подсистемы реализуют различные социально-экономические  функции, которые могут приводить к определенным позитивным (стабильность, рост, адаптация, интеграция) или негативным (дезинтеграция, аномия, спад) последствиям.

Культурная подсистема задает базовый смысловой код социальной системы в целом и ее отдельных функциональных сфер.

Подсистема социальная структура представляет собой воспроизводимые акторами позиции и роли в сети социальных коммуникаций, создающие предпосылки для выстраивания определенных отношений. Позиционные различия в рамках структуры связаны с неравенством доступа к признанным в культуре и легитимированным в институтах ресурсам. Существующие механизмы, влияющие на неравенство доступа к ресурсам, создают предпосылки для напряжений внутри системы. Основными механизмами координации взаимодействий в рамках социальной структуры являются: прямой контроль, непосредственное согласование, стандартизация.

Прямой контроль – централизованный механизм координации, выраженный в непосредственном наблюдении за исполнителями. Прямой контроль адекватен структуре, построенной на принципе иерархии личной лояльности, создающей благоприятные возможности произвольно контролировать и перераспределять ресурсы.

Непосредственное согласованиедецентрализованный механизм координации межличностного взаимодействия между субъектами, равными по своим социальным позициям и выполняющими взаимосвязанные операции. Непосредственное согласование как доминирующий механизм координации означает слабость властных позиций агентов стратегического центра общества, их неспособность установить либо режим прямого контроля, либо создать и внедрить в обществе признанные и понятные формальные механизмы координации.

Стандартизация - предполагает способы налаживания взаимодействий, основанные на четко оформленном порядке следования, определяющим границы должного, допустимого, прав, ответственности, власти. Действие в режиме стандарта возможно только при условии знания социальными акторами его содержания, его интернализации и социальной легитимации.

Если социальная система строится преимущественно на основе функциональной дифференциации, то преобладающим механизмом координации является стандартизация. Иерархической дифференциации системы больше соответствует прямой контроль. При слабой способности агентов социальной системы к налаживанию непосредственного согласования либо начинается переход к режиму прямого контроля, либо к режиму стандартизации (формализации).

Подсистема институты представляют собой совокупность неформальных норм и формальных правил, призванных регламентировать взаимодействия между различными социальными позициями в социальной структуре в границах различных сфер системы общества (экономика, политика, семья, наука, образование и т.п.).

Кроме ключевых подсистем  интеграции системы на макроуровне анализа, можно также выделить микроуровень анализа системы общества. Определяющими для этого уровня анализа будут ресурсы, социальные идентичности и типы мотивации. Схема анализа социальной системы представлена на рис.2

Рис. 2. Схема анализа системы общества

При анализе социальной системы неформальной экономики выделяются также формальные и неформальные регуляторы. Формальность означает, что базовые регуляторы системы и ее компоненты целенаправленно декларируются, контролируются агентами стратегического центра системы (бюрократия), а также признаются как социально легитимные большинством членов общества. Неформальные регуляторы системы имеют неявный, не всегда ясно осознаваемый характер и восходят к нормам, сформированным на протяжении предшествующей траектории развития институтов общества.

В случае взаимного проникновения формальных и неформальных регуляторов могут возникать структурные несоответствия, и сложившаяся система приходит в состояние дисбаланса. В ситуации нарушения равновесия агенты стратегического центра, контролирующие экономическую подсистему, в целях восстановления состояния сбалансированного функционирования системы могут использовать следующие стратегии:

    • Последовательное насаждение характеристик формальной системы неформальной системе
    • Нахождение относительно гармоничного синтеза формальных и неформальных способов регулирования, адаптация традиционные неформальных механизмов регулирования к вновь создаваемой формальной системе.

В случае консервации сложившейся традиции или проведения непоследовательной модернизации неизбежно возникают принципиальные противоречия, результатом которых является расширение масштабов различных видов скрытой экономической деятельности.

Можно выделить три условных варианта взаимоотношений между формальной и неформальной составляющими экономической системы:

1. Режим сосуществования в рамках экономической системы формальных и неформальных механизмов координации. В данном случае экономическая система одновременно регулируется формальными и неформальными нормами и правилами, которые взаимно поддерживают и дополняют друг друга (пример - эффективно функционирующие экономики Восточной Азии).

2. Режим поглощения формальной системой регулирования неформальных механизмов регулирования. Даная состояние адекватно исторической ситуации позднего капитализма в странах Запада, где экономика и политика находят свой завершенный системный вид, приобретают свойства универсальности и рациональной эффективности. Здесь неформальная экономика занимает маргинальное место в рамках формализованного капитализма.

3. Режим доминирования неформальных механизмов регулирования над формальными регуляторами. С точки зрения внешней презентации экономика выглядит формальной, хотя отношения между экономическими контрагентами определяются преимущественно на личностной основе, соображениями престижа, статуса, усиления власти. Формальная система выполняет функцию маскировки неформальной системы регулирования хозяйственных отношений. Неформальные регуляторы в данном случае пронизывают не только собственно сектор неформальной экономики, но и формальный сектор экономики.

Характер взаимодействия между формальными и неформальными регуляторами социальной системы зависит от траектории предшествующего развития общества и определяет вектор развития экономической системы в целом. Успешная модернизация по пути формализации функционирования экономической системы возможна только на основе нахождения возможностей изменения содержания основных подсистем и выстраивания устойчивых взаимосвязей между ними.

В Главе 5. «Социальные условия и предпосылки занятости в неформальном секторе экономики» на основе реализации ряда социально-экономических исследований было проведено изучение структуры рынка неформальных услуг, структурных и социально-культурных факторов функционирования неформальной экономики, мотивации экономического поведения субъектов, занятых в неформальном секторе экономики, а также установок на возможности перехода в легальный сектор экономики. Исследования проводились с 1994 по 2007 годы с применением комплексной методики, включающей анализ объявлений о предоставлении неформальных услуг, включенные наблюдения, глубинные интервью, опросы на основе направленной выборки.

Рынок частных услуг имеет стабильную структуру со своими сегментами, неформальными правилами и нормами взаимодействий. Существование дифференциации неформальных услуг по доходным группам потребителей свидетельствует о гибкой реакции рынка частных услуг на процессы социального расслоения в российском обществе. Важным признаком, влияющим на специализацию в конкретных видах услуг, является человеческий капитал. На дифференциацию рынка частных услуг по отдельным видам деятельности оказывает влияние фактор гражданства и прописки.

Одной из широко распространенных разновидностей неформальной экономической деятельности в современной России стала уличная торговля, в том числе в условиях городских рынков. Сложность структуры собственности на территорию городских вещевых рынков обуславливает величину прямых и теневых транзакционных издержек, связанных с платой за торговое место. Определение администрацией торговых рядов и размеров мест позволило сформироваться сегментации рыночного пространства по видам торговой специализации. Помимо сегментации рыночного пространства по признаку товарной специализации, для крупных рынков характерна также сегментация по этническому признаку.

Социальная структура городского рынка имеет признаки неравенства, которое возникает вследствие асимметрии доступа различных социальных статусных позиций и групп к имеющим ценность на рынке видам ресурсов. В условиях рынка формальное начало постоянно воспринимается как внешняя принудительная рамка, не соответствующая интересам основных контрагентов, которую те в свою очередь стремятся подменить системой неформальных отношений и оценок. Существующие формальные правила непосредственно не регулируют в условиях городского рынка хозяйственные практики, но создают объективные возможности в условиях неоформленности рамок этического порядка для получения «теневой ренты» индивидами, имеющими властные ресурсы. Ориентация рыночных контрагентов на неформальные отношения ведет к появлению «теневых транзакционных издержек» - взятки, неформальные поборы, завышение официально установленных цен на торговые места.

Включенное наблюдение позволило обнаружить, что реальный рынок практически не соответствует абстрактной модели рынка, описываемого  неоклассической теорией. Структура городских вещевых рынков характеризуется не только горизонтальными, но и вертикальными связями. В рамках рыночной структуры складываются определенные «обменные сети», продуктом обмена в которых являются товары, деньги, торговые места или возможность применения различных санкций со стороны статусов, обладающих властными ресурсами. Вертикальные связи власти и подчинении оказывают решающее влияние на формирование культуры неформальных обменов и увеличение теневых транзакционных издержек.

В данной главе также рассмотрена роль ресурсов и мотивация хозяйственного поведения как факторов занятости в неформальном секторе экономики. Ресурсы и мотивационные образцы создают потенциальные возможности для формирования субъектами хозяйственной деятельности определенных стратегий.

Результаты проведенных исследований свидетельствуют о том, что для субъектов, занятых в неформальном секторе экономики, характерна ситуация изначального дефицита необходимых для участия в легальной экономике ресурсов. Как правило, в неформальную экономику вступают те индивиды, которые по объективно сложившимся экономическим обстоятельствам в стране или регионе, оказались не в состоянии обеспечить социально приемлемый уровень потребления для себя и своей семьи. По своим системным основам неформальная экономика в данной ситуации выступает скорее не как инвестиционный тип капиталистической экономики, функционирующий  в целях расширения рыночной доли, усиления конкурентных позиций, а как экономика простого воспроизводства, самообеспечения. Даже те неформальные предприниматели, которым удалось накопить значительные денежные ресурсы, как правило, либо вкладывают их в приобретение бо?льших партий товара, увеличение торговых точек на рынке, либо тратят на покупку недвижимости и иных дорогостоящих предметов потребления. Субъекты неформального сектора имеют сравнительно меньший доступ и к другим видам ресурсов (человеческий, социальный, культурный, административный капитал).

Интервью и результаты опросов позволили выявить два основных типа мотивации, свойственных субъектам неформальной экономики:

мотив, предполагающий мобилизацию предпринимательской активности и лежащий в основе предпринимательской  стратегии;

мотив, связанный с более пассивным адаптационным поведением, предполагающим достижение определенного удовлетворительного уровня потребления - имитационная стратегия.

Собственно предпринимательский мотив обнаруживает достаточно ограниченное количество респондентов (не более 15-20%). Как правило, эти неформальные предприниматели включились в рыночную коммерцию на раннем этапе либерализации торговой деятельности и сумели приобрести значительный опыт. Они имеют преимущественно высшее или незаконченное высшее образование, располагаются в возрастных границах от 18 до 40 лет. Наиболее важная черта, свойственная представителям этой социальной категории - активная поисковая тактика хозяйственного поведения, готовность идти на обдуманный риск и способность в случае необходимости быстро переориентировать свою деятельность. Субъекты с выраженной предпринимательской мотивацией нанимают на неформальной основе продавцов и рабочих, стремятся к созданию и расширению постоянной клиентуры, удержанию репутации «честного и надежного» партнера. После «августовского» кризиса 1998 года неформальные торговцы, придерживающиеся активной предпринимательской стратегии, стали постепенно обращаться к поиску возможностей самостоятельного производства или размещения заказов на производство в России и за рубежом.

Представители второй категории рыночных торговцев придерживаются в основном пассивной тактики ситуативного реагирования, имитируя эффективные практики предпринимателей первой категории. Достигнув определенного уровня накопления и потребления, они в дальнейшем не проявляют активного стремления к расширению предприятия, поиску инновационных стратегий, балансируя на грани разорения и рассчитывая при осуществлении хозяйственной  деятельности на удачу. Мотив удовлетворительного уровня благосостояния имеет более традиционалистский по сравнению с мотивом максимизации прибыли характер. В этом смысле проблема сохранения и воспроизводства неформальной экономики состоит в традиционализме самой мотивации удовлетворительности, которая явно противоречит культурным основаниям рыночной экономики, императивами которой является расширение, развитие, инновация. Для преобладающей части субъектов неформальной экономики характерно так называемое «вынужденное предпринимательство». Такие мотивы предпринимательской деятельности, как самореализации и независимости имеют относительно меньшее значение. Только 17% респондентов ориентированы на мотив «дальнейшего развития, расширения дела». Лишь 14% субъектов неформального сектора экономики полагают, что «деньги – это средство для развития бизнеса».

Влияние социального окружения на процесс принятия решения относительно занятия мелким бизнесом оказывается более значимым по сравнению с индивидуальным принятием решения, что говорит о преимущественно вынужденном характере предпринимательства, а также о социальном традиционализме хозяйствующих субъектов, представляющих неформальный сектор экономики.

Рассмотрена роль социального капитала в функционировании неформального сектора экономики, позволяющего обеспечить социальные сети взаимной поддержки и обмена, а на макроуровне он создает определенный уровень институционального доверия. Социальный капитал оказывает одно из решающих воздействий в качестве ресурса, определяющего ориентацию хозяйственного поведения либо в легальных, либо в неформальных условиях. Сравнительно большее значение социальный капитал как ресурс реализации экономических интересов в сфере неформальной экономики имеет для этнических иммигрантов. Довольно низкий уровень социального доверия в целом сказывается также на отсутствии у респондентов ориентации на объединение усилий, капитала, других ресурсов с окружающими людьми. В результате возможности ведения хозяйственной деятельности ограничиваются исключительно ближайшим окружением - семья, родственники или, близкие друзья. Доверие на уровне отдельных локальных образований ограничивают возможности расширения предпринимательской деятельности, а, следовательно, и переход в легальный сектор экономики.

Роль неформальных каналов получения помощи среди опрошенных респондентов является наиболее значимой. Институциональные источники получения помощи, государство, в частности, пользуются значительно меньшим доверием со стороны субъектов неформального сектора экономики. Это свидетельствует о незначительном радиусе доверия среди неформальных предпринимателей. Такое ограничение социального капитала является сдерживающим фактором для перехода неформальных предпринимателей в легальный сектор экономики, препятствует концентрации необходимых для эффективного легального бизнеса ресурсов. Преобладающая часть респондентов предпочитает при разрешении конфликтных ситуаций по поводу различных хозяйственных вопросов обращаться не к официальным институциональным посредникам в лице судебных инстанций, а прибегать к различным неформальным способам.

Отдельно в работе рассматривается проблема перспектив ограничения масштабов неформальной экономики посредством перехода в легальную экономику. Согласно результатам опроса только те респонденты, у кого выражен предпринимательский тип мотивации, ориентация на развитие, расширение бизнеса, ответили положительно на вопрос о готовности открытия собственного легального бизнеса (17,9%). Остальные либо ответили отрицательно (61,5%), либо пока не задумывались над подобной возможностью.

Отрицательный опыт создания в прошлом самостоятельного легального предприятия имели только 6,7% респондентов, поэтому неудача в прошлом вряд ли может рассматриваться в качестве основного фактора отказа от идеи осуществления предпринимательской деятельности в легальных условиях. Среди основных причин неудачного вхождения в легальный сектор экономики респонденты обычно называли следующие:

-  недостаток  финансовых средств на развитие бизнеса – 61%;

- недостаток необходимых для успешного функционирования бизнеса социальных связей с влиятельными людьми, прежде всего в органах власти – 32%;

- давление со стороны проверяющих органов (налоговая инспекция, СЭЗ, пожарные службы, таможня и т.п.) – 28%;

- отсутствие необходимых знаний в области финансового управления, составления бизнес-планов, маркетинга, управления персоналом – 12%.

При ответах на вопрос относительно препятствий и ограничителей для развития легальной экономики большинство респондентов выбирали закрытия, связанные с внешними институциональными ограничениями (см. Табл. 2).

Таблица 2. Какие препятствия Вы можете назвать для выхода экономики из тени? ( не более 3-х ответов)

 

 

в % от числа ответивших

1.

Высокие налоги

67,4

2.

Сложная налоговая система

32.2

3.

Несовершенство законов

42,3

4.

Коррупция чиновников

57,6

5.

Отсутствие защиты прав собственности

27,3

6.

Отсутствие стартового капитала

62,6

7.

Отсутствие знаний о способах ведения бизнеса

28,2

8.

Отсутствие поддержки со стороны государства

14,7

Большинство респондентов в качестве наиболее значимых ресурсов, необходимых для осуществления легального бизнеса, выделяют те, которые относятся к характеристикам социальной структуры, а не ресурсы, относящиеся к характеристике отдельной личности.

Доля респондентов, которые полагают, что они «не знают» или «знают плохо» существующие законы, относящиеся к сфере социально-экономических отношений, значительно выше (45,4%) в сравнении с теми, кто полагает, что они хорошо разбираются в существующем законодательстве (6,4%). Это свидетельствует о достаточно умозрительном характере понимания респондентами формальных институциональных условий ведения бизнеса в России.

Характер законопослушания респондентов имеет «условный» характер. Преобладающая часть субъектов неформального сектора экономики исходит из того, что соблюдение законов должно быть обусловлено определенными обстоятельствами, среди которых выделяются: соответствие закона «интересам народа», необходимость выполнения законов представителями властных органов. Безусловный характер исполнения существующих законов присущ меньшинству (см. табл. 3).

Таблица 3. При каких условиях следует выполнять положения существующих законов? (выберите 1 ответ).

в % от числа ответивших на вопрос

1.

Требования законов надо строго выполнять без всяких условий;

8,7

2.

Требования законов следует выполнять только в том случае, если они отвечают интересам народа в целом;

22,2

3.

Требования закона можно выполнять только в том случае, если большинство населения соблюдает законы;

14,3

4.

Требования закона можно соблюдать в зависимости от ситуации;

18,6

5.

Требования законов нужно соблюдать, если власть соблюдает эти законы

19,7

6.

Затрудняюсь ответить

16,5

Таким образом, достаточно низкий уровень положительных установок среди субъектов, занятых в неформальном секторе экономики, на переход в легальную экономику с последующим развитием бизнеса в определенных организационно-правовых формах обусловлен преобладающей мотивацией выживания, обеспечения приемлемого уровня благосостояния, а также низким уровнем  доверия базовым институтам регулирования экономики.

В главе 6. «Этносоциальные процессы в неформальной экономике» на примере различных групп этнических иммигрантов, проживающих в городских условиях, рассматриваются специфические способы адаптации этих групп посредством реализации хозяйственной деятельности в условиях неформальной экономики.

Одним из многочисленных последствий общественных изменений на территории постсовестского пространства является активизация процессов внутренней и внешней миграции. Нарастание масштабов и динамики миграционных процессов порождает многочисленные проблемы адаптации к условиям принимающей среды для иммигрантов.

При рассмотрении круга проблем, связанных с адаптацией и экономическим поведением этнических иммигрантов в условиях принимающей среды, была использована комплексная методология, включающая в себя анализ официальной статистики, оценочные данные, представляемые МВД, УВД, анализ материалов прессы, выборочный опрос, интервью с лидерами и представителями национально-культурных автономий, общин и других организаций.

Правовое положение иммигрантов в Москве может рассматриваться в качестве непосредственного фактора, обусловливающего преимущественную ориентацию иммигрантов на различные разновидности неформальной занятости. Наличие многочисленных ограничений статуса, отсутствие гражданства, сложные процедуры оформления отношений найма с иммигрантом, - все это является мощным стимулом развития и воспроизводства неформальных экономических отношений. В условиях правовой неопределенности трудовые мигранты обычно соглашаются работать при отсутствии всяких гарантий со стороны работодателя. Значительная часть мигрантов старается устроиться к своим землякам, поскольку в этом случае им может быть обеспечен некий минимум гарантий по оплате и проживанию. Основной сферой деятельности, где может реализоваться хозяйственная инициатива иммигранта, являются многочисленные городские рынки.

Динамика адаптации этнических мигрантов к условиям мегаполиса, используемые хозяйственные стратегии и экономические практики во многом зависят от характера взаимного восприятия и объяснения намерений со стороны принимающего сообщества и представителей иммигрантских общин.

При осуществлении анализа материалов прессы основное внимание было уделено выявлению «типического» образа этнического иммигранта, создаваемого в публикациях столичной прессы. Проблема сосуществования мигрантов и москвичей интерпретируется в большей части публикаций в оппозиционных категориях «мы – они», где «они» - это все те, кто по каким-либо реальным или воображаемым признакам отличается от населения принимающей среды.

Одним из наиболее часто используемых приемов формирования социальных представлений читательской аудитории в отношении этнических мигрантов является использование разнообразных статистических показателей. Основной акцент делается на стремлении убедить читателей в том, что существует тенденция неуклонного роста численности представителей иноэтничных групп. Произвольно подобранные цифры позволяют переводить рассуждения в плоскость разговоров об угрозе  иноэтничной экспансии.  В публикациях прессы ставится акцент на существовании в Москве специфически этнических секторов или ниш хозяйственной деятельности, что позволяет затем перейти к рассуждениям о монополизации отдельными этносами определенных сфер городской экономики. Тема неформальной экономики неразделимо увязывается с криминальной экономикой, что неизбежно влияет на восприятие хозяйственных практик иммигрантов как противозаконных. Формируемый прессой негативный образ иммигранта влияет на формирование этнических стереотипов у населения принимающей среды. На уровне социальных представлений иммигранты исключаются из сферы принятых в данной среде норм социального взаимодействия, что делает затруднительным поддержание основанных на доверии хозяйственных практик и отношений с населением принимающей среды. Это стимулирует процесс замыкания иммигрантов в рамках этнических общин и ограничивает их социальный капитал преимущественно представителями своей национальности.

В целях изучения процессов адаптации мигрантов к условиям столичного мегаполиса был осуществлен выборочный опрос среди представителей армянской и азербайджанской диаспор Москвы.

Подавляющее большинство респондентов (97,9%) эмигрировало в Москву после 1989 года – время, когда в прежнем СССР начали резко обостряться межнациональные отношения, стали нарастать кризисные процессы в социально-экономической сфере, стимулировавшие значительные масштабы эмиграции из бывших союзных республик. Род деятельности респондентов существенно меняется после эмиграции, когда им  приходиться адаптироваться к новой среде обитания в условиях мегаполиса с очень сложной социально-экономической инфраструктурой.  Доля лиц, занятых в коммерческом секторе заметно возрастает при снижении представленности служащих, что обусловлено проблемами трудоустройства для лиц, не имеющих регистрации и прописки.

Среди основных причин, повлиявших на эмиграцию, большинство респондентов выбирали те варианты ответов, которые указывают на вынужденный характер выезда за пределы родины: безработица, межнациональные конфликты, невозможность обеспечить нормальное благосостояние семьи. «Предпринимательский» мотив (необходимость накопления начального капитала для открытия или расширения собственного дела) был назван очень незначительной частью респондентов – 2,1%. Немалую роль при принятии решения относительно эмиграции сыграл социальный фактор – советы родственников или друзей – 10,6 %.

Преобладающее большинство опрошенных (75,6%) стремится к получению официального гражданского статуса. Очень незначительная часть рассматривает пребывание в Москве как временную ситуацию для себя и своих родственников. Можно говорить о преобладающей в целом ориентации опрошенных групп этнических иммигрантов на постоянное пребывание в стране приезда, и о долгосрочной стратегии адаптации.

Только для незначительной части опрошенных (8,5%) процесс адаптации протекает без каких-либо проблем. Преобладающее большинство (59,6%) оценивает результаты вхождения в новую среду обитания умеренно. Для значительной части респондентов (32%) процесс адаптации протекает достаточно сложно и болезненно, не приводя пока к ожидаемому положительному эффекту.

Преобладающее большинство респондентов (68%) оценивает степень достижения поставленных до эмиграции целей достаточно умеренно. Полностью удалось реализовать исходные цели только 8,5% из общего числа опрошенных. 23,4% респондентов считает, что им не удалось достигнуть тех результатов, которые они ставили перед собой до эмиграции.

Среди различных факторов, способствующих достижению успеха в процессе адаптации, большинство респондентов выделили такие позиции, как «способности, талант» (48,9%), «образование» (44,7%), «стартовый капитал». В то же время фактор «социального капитала» (полезные связи, знакомства) получил относительно низкую оценку (27,6%). Для иммигрантов характерен особый тип установки, проявляющейся в сочетании реализма и ориентации на собственные силы. Помощь ближайшего социального окружения выступает в качестве резервного, но не основного фактора.

Большинство респондентов (44,4%) полагает, что успех или неудача зависят «только от самого человека». Непосредственное социальное окружение как фактор успешности был назван 11% респондентов, общие условия среды (ситуативные факторы в целом) были названы 17,8 % ответивших.

Иммигранты придают важное значение такому фактору успешной адаптации, как знание содержания и практик применения существующих формальных правил. Осведомленность респондентов относительно формальных институциональных рамок принимающей среды обусловлена объективными условиями самой среды, которая ежедневно предъявляет набор требований, касающихся регистрации проживания, оформления статуса.

Среди основных проблем ведения хозяйственной деятельности в Москве респонденты указывали: «постоянные проверки документов» (70%); трудности, связанные с регистрацией проживания и пропиской (46,8%), жесткие действия сотрудников милиции (29%). Такие характерные препятствия для эффективного ведения предпринимательской деятельности как «коррупция чиновников» и санитарные проверки были названы очень незначительной частью респондентов, что связано с тем, что в выборку попало относительно небольшое число лиц, непосредственно занимающихся предпринимательской деятельностью.

Очень незначительная часть (6,5%) опрошенных не видит никаких препятствий для нормального существования в Москве. Преобладающее большинство (50%) основную трудность усматривает в жилищно-бытовой сфере – «высокие цены на жилье». Достаточно часто респонденты выбирали такие позиции, как «действия националистов» (45,7%), а также «недоброжелательное отношение со стороны населения» (43,5%). Наряду с бытовыми проблемами не меньшее опасение у респондентов вызывает фоновый фактор – негативный социально-психологический климат. Факторы, которые связаны с условиями развития бизнеса, вызывают у опрошенных меньшую тревогу. Возникающие проблемы с контролирующими органами власти преобладающая часть респондентов предпочитает решать неформальными способами.

Результаты опроса показывают, что уровень доверия населению принимающей среды в деловых вопросах со стороны респондентов достаточно ограничен: 31% опрошенных убеждены в том, что москвичам нельзя доверять, 43% занимают избирательную позицию, только 26% рассматривают население принимающей среды как достойное доверия в целом. Для 83% опрошенных национальность не имеет принципиального значения в деловых вопросах. Только 14,3% предпочитают вести бизнес с представителями своей национальности. Эти результаты можно рассматривать как показатель достаточной открытости и потенциальной готовности респондентов участвовать в совместных хозяйственных практиках с представителями любой национальности. Однако родственникам и друзьям доверяют большинство (56,8%). Немалая часть опрошенных доверяет в деловых вопросах своим землякам (22,8%) и людям принадлежащим тому же вероисповеданию (18,2%). Доверие, в представлении респондентов выступает достаточно ценным ресурсом, который можно использовать избирательно и главным образом в границах ближайшей социальной сети.

Тесные внутриэтнические контакты помогают решать проблемы адаптации, поддерживать относительно комфортное психологическое состояние, положительную социальную идентичность. Большинство респондентов (59%) имеет возможность получения денег в долг от своих земляков и эта возможность не оговаривается никакими специальными условиями, что позволяет говорить о достаточно высоком уровне взаимных положительных ожиданий в иммигрантских общинах.

Формы и результаты протекания процесса адаптации мигрантов к новой социально-культурной среде зависят от исходной ориентации различных этнических групп и категорий мигрантов на продолжительность закрепления и оседания в принимающем их обществе. Ориентация на интеграцию в новую среду обитания более выражена у беженцев и вынужденных переселенцев, которые объективно утратили связи со страной исхода и социально-психологические привязанности к ней, чем у такой категории, как трудовые мигранты.

Различия между группами иммигрантов по характеру протекания адаптации, выбору тех или иных форм хозяйственной деятельности и особенностям их реализации обусловлены величиной социально-культурной дистанции между населением принимающей среды и иммигрантскими общинами. Величина социально-культурной дистанции между населением принимающей среды и иммигрантскими общинами влияет на характер взаимных социальных представлений. Чем более во взаимных социальных представлениях проявляются негативные символы, тем выше взаимное социальное дистанцирование. Дистанцирование может приводить со стороны принимающей среды к действиям по дискриминации и ограничению в возможностях доступа к значимым ресурсам различных иммигрантских групп, актам агрессии, а со стороны последних к социальному и пространственному обособлению в рамках собственных этнических общин.

В заключении сформулированы основные выводы из проведенного исследования.

1. Всестороннее рассмотрение проблематики неформальной экономики может быть осуществлено при учете как экономических, так и институциональных факторов, а также характера социальной структуры общества, социально-культурных установок, норм поведения и ценностей.

2. Неформальную экономику следует рассматривать и как специфический сектор, подсистему рыночной экономики, и как совокупность отношений, противоположных формальным механизмам регулирования экономических связей. «Секторальный подход» к изучению неформальной экономики позволяет точнее очертить границы объекта исследования. Рассмотрение неформальной экономики с точки зрения специфики отношений дает возможность увидеть, каким образом и в каких масштабах неформальные механизмы взаимоотношений пронизывают экономическую систему общества.

3. Масштабы распространения занятости в неформальном секторе экономики в современной России на протяжении времени проведения обследований населения по проблемам занятости составляют около 18% от всего населения трудоспособного возраста, что свидетельствует о стабилизации этой подсистемы рыночного хозяйства.

4. Неформальная экономика представляет собой глобальное явление. Однако в экономически развитых странах ОЭСР масштабы распространения неформальной экономики достаточно ограничены, а само существование этого сектора связано с хозяйственной деятельностью иммигрантов из развивающихся стран, а также с переходом этих стран в эпоху постиндустриального общества и глобальной конкуренции к так называемым «нестандартным формам занятости». В развивающихся странах с низкими показателями социально-экономического развития неформальный сектор имеет значительно большие масштабы и выполняет функцию простого воспроизводства приемлемого уровня жизни домашних хозяйств. Масштабы распространения неформальных отношений в экономической системе зависят от предшествующей траектории развития общества, от устоявшегося характера взаимодействия между государством и хозяйствующими субъектами.

5. На макроуровне анализа системы ограничителем распространения легальной экономической деятельности является так называемый «рентно-монополистический» механизм функционирования экономики, при котором основную выгоду получает ограниченный круг привилегированных агентов системы, контролирующих каналы распределения ресурсов. Это стимулирует субъектов, не нашедших своего места в формальной экономике и не обладающих необходимыми ресурсами для доступа к каналам извлечения ренты, переносить свою экономическую активность в неформальный сектор экономики.

6. Основной объективной предпосылкой существования неформального сектора на микроуровне анализа является дефицит необходимых для вхождения в формальный сектор экономики ресурсов. Неформальный сектор можно рассматривать как объективный результат социально-экономического исключения определенных категорий населения из формального сектора экономики. Неформальной экономике присуще так называемое «вынужденное предпринимательство», когда хозяйствующие субъекты начинают заниматься предпринимательской деятельности, руководствуясь не столько мотивами максимизации дохода и расширения дела, сколько под влиянием сложившейся в регионе или стране неблагоприятной социально-экономической ситуации.

7. По своим социально-культурным характеристикам неформальная экономика в большей степени соответствует традиционалистским социальным представлениям, влияющим на формирование мотивационных образцов, противоположных рыночным императивам. В основе мотивационных установок, свойственных субъектам неформальной экономики, лежит норма социально приемлемого уровня потребления внутри домохозяйства, а не предпринимательский мотив максимизации выгоды, роста бизнеса.

8. Традиционалистский тип мотивации, а также низкий уровень обобщенного доверия базовым институтам регулирования экономики являются факторами, препятствующими сужению масштабов занятости в неформальном секторе экономики за счет перехода неформальных предпринимателей в легальную экономику.

9. В основе механизма воспроизводства неформальной экономики лежит несоответствие между официально декларируемыми ценностями, целями культуры рыночного общества и структурным неравенством доступа к «институционализированным средствам» достижения этих целей. Несоответствие между целями и ценностями официальной рыночной культуры и структурным неравенством доступа к легитимным средствам достижения целей ведет к ограниченному накоплению социального капитала на макроуровне общества, что проявляется в низком уровне доверия населения официальным институтам и переносе хозяйственной активности в сферу неформальной экономики.

10. Величина социально-культурной дистанции между населением принимающей среды и иммигрантскими группами влияет на ограничение взаимного доверия, что которое приводит к социальной и пространственной локализации в рамках этнических общин, результатом чего является образование «этнического предпринимательства», которое ориентировано на преимущественное использование неформальных хозяйственных практик.

11. Субъекты, занятые в неформальном секторе экономики имеют следующие возможности для перехода в легальный сектор экономики:

  • Переход в качестве наемного работника в формальный сектор экономики с поиском рабочего места, обеспечивающего более высокий уровень дохода и социальный статус с перспективой карьерного роста по служебной лестнице. Внешним благоприятным условием для реализации этого варианта положительные тенденции развития национальной экономики (высокие и стабильные темпы роста, умеренная инфляция, сбалансированная по отраслям структура народного хозяйства и т.п.).
  • Переход в формальный сектор экономики в качестве предпринимателя, имеющего статус юридического лица, с перспективой дальнейшего роста бизнеса. Среди необходимых условий, благоприятствующих этому переходу занятые в неформальном секторе экономики выделяют факторы, связанные с внешней средой бизнеса: снижение налогового бремени, упрощение законодательства, правил и процедур, связанных с регистрацией и ведением собственного дела в легальных условиях, высокий уровень коррупции.

Таким образом, необходимые условия для восходящей социальной мобильности в сфере легального бизнеса следует искать как во внешней среде, так и во внутренних компетенциях и ресурсах, которыми обладают представители неформального сектора экономики. Общее направление стратегии перехода в легальный сектор экономики должно учитывать согласование сильных сторон, присущих неформальным предпринимателям, с благоприятными возможностями, имеющимися во внешней среде.

Среди возможных мер политики, направленной на создание благоприятных условий и стимулов для перехода в легальную экономику, можно выделить:

- Наращивание социального капитала путем создания общественных организаций, представляющих и отстаивающих интересы предпринимателей неформального сектора экономики. Подобные ассоциации могли бы способствовать формированию позитивного общественного мнения в отношения неформального сектора, цивилизованному лоббированию принятию законодательных актов, облегчающих условия функционирования неформального сектора и способствующего развитию малого бизнеса. Общественные организации, представляющие неформальный сектор экономики могли бы внести свой вклад в развитие социального партнерства, установлению конструктивного диалога между государством, заинтересованным в развитии диверсифицированной по отраслям и инновационной по качеству экономики.

- Формирование инфраструктуры обучения, делового и технологического консультирования, призванной решить проблему восполнения необходимых специальных теоретических знаний и компетенций для осуществления бизнеса в легальной экономике. Для решения проблем краткосрочного кредитования бизнеса предприятия неформального сектора могли бы в рамках соответствующих ассоциаций поставить вопрос о создании своеобразных «касс взаимопомощи».

- Включение неформальных предпринимателей в программы инновационного развития экономики (технопарки), которые разрабатываются и реализуются на государственном уровне. В настоящее время неформальный сектор отдает предпочтение торговле и сфере услуг, однако гибкость, присущая малому и микро бизнесу, накопленные ресурсы, самостоятельность и оперативность принятия решений, - все эти качества могли бы найти применение в сфере реальной экономики. Семейные предприятия неформального сектора могли бы стать важной частью производственных цепочек, входя в горизонтальные маркетинговые сети, как это имеет место во многих странах мира.

- Создание в рамках официальной рыночной инфраструктуры механизмов координации взаимодействия с субъектами неформального сектора экономики с целью подготовки и реализации совместных проектов в сфере производства, услуг, торговли.

- Поддержка со стороны государства любых конструктивных форм представительства интересов гражданского общества, поддержание диалога между общественными организациями, с одной стороны, и центральными и муниципальными органами власти, с другой.

- Совершенствование законодательно-нормативной базы в целях упрощения административных и правоприменительных процедур, во избежание неоднозначного толкования. Принятие действенных законов и развитие институтов, надежно защищающих права собственности.

- Осуществление эффективных мер по борьбе с коррупцией путем совершенствования нормативно-правовой базы, конкретизации законов, определяющих конфликт интересов, общественного контроля над порядком присуждения государственных заказов, присоединения к Конвенции по борьбе с коррупцией ОЭСР и контроля над ее выполнением.

- Снижение бюрократической нагрузки на бизнес на основе совершенствования административной системы и упрощения процедур контроля над деятельностью хозяйствующих субъектов.

- Совершенствование системы отбора и карьерного продвижения государственных служащих на основе стандартных критериев, тестов, выявляющих их профессиональную компетентность и соответствие необходимым этическим требованиям, устранение практики непотизма и фаворитизма.

- Укрепление независимой судебной системы, поощрение альтернативных, не нарушающих законы внесудебных методов разрешения коммерческих споров с привлечением арбитров или судебных посредников.

- Упрощение налогового законодательства, устранение многоступенчатых и сложных требований к финансовой отчетности, усиление налогового контроля при ограничение произвольных действий чиновников.

- Совершенствование трудового законодательства в отношении предоставления большей свободы в составлении трудовых договоров, организации и вступления в различные профессиональные ассоциации, независимые от государства.

- Упрощение порядка и снижение стоимости выдачи лицензий на осуществление той или иной предпринимательской деятельности.

- Предоставление предпринимателям информации относительно порядка лицензирования на осуществление коммерческой деятельности, существующих форм предприятий, порядка инвестирования, соблюдения законов и нормативов, регулирующих предпринимательскую деятельность.

- Создание системы общественного мониторинга и обсуждения в СМИ и в рамках общественных ассоциаций разрабатываемых и принимаемых законов, регулирующих предпринимательскую деятельность.

- Помощь на государственном уровне представителям неформального сектора экономики в обеспечении консалтинговыми услугами по вопросам открытия и управления фирмой в легальной экономике, бизнес-планирования, бухгалтерского учета, и налогообложения.

Таким образом, важнейшим условием восходящей социальной мобильности путем вхождения представителей неформального сектора экономики в легальную экономику является развитие всех форм и институтов гражданского общества и усиление его влияния на социально-экономическую политику государства.

Работы, опубликованные автором по теме диссертационного исследования (в скобках указан личный вклад автора).

Монографии

  • Титов В.Н. Неформальная экономика как подсистема рыночного хозяйства. М.: М -Студио, 2008 (26 п.л.)
  • Титов В.Н. Вещевой рынок: действующие лица и нормы их взаимоотношений. - Российское общество на рубеже веков: штрихи к портрету, М.: МОНФ, 2000. (2 п.л.).
  • Титов В.Н. Самостоятельная занятость в неформальном секторе экономики. - «Россия –2000». М.: ИСЭПН РАН, 2001 (1 п.л.)
  • Титов В.Н. Оказание услуг в неформальном секторе. – Адаптационные стратегии населения: 10 лет исследований. М.: ИСЭПН РАН, 2004 (0,5 п.л.)
  • Титов В.Н. Этносоциологические процессы неформальной экономики. - Проблемы междисциплинарных исследований в гуманитарных науках: научный ежегодник Томского МИОН. – Томск: Изд-во Том. Ун-та, 2005 (4 п.л.)
  • Титов В.Н. Неформальная занятость в современной России. - «Россия – 2003-2005 гг.». М.: ИСЭПН РАН, 2005 (1 п.л.)
  • Титов В.Н. Неформальная занятость как стратегия адаптации населения. - Сборник «Пора перемен», М., 2005 (0,6 п.л.)
  • Титов В.Н. Этническая экономика в контексте глобализации. - Россия в глобализирующемся мире: социальные аспекты: коллективная монография. М.: ИСЭПН РАН, 2006 (1 п.л.).
  • Титов В.Н. Неформальный сектор экономики: возможности и ограничения социальной мобильности. – Проблемы социальной мобильности населения в современной России. М, ИСЭПН РАН, 2008 (1 п.л.)
  • Титов В.Н. Теоретические и методологические проблемы изучения неформальной экономики. М.: ИИЦ МГУДТ, 2008 , 11 п.л.
  • Титов В.Н. Проблемы и тенденции национальной идентичности в России. - «Россия –2001». М.: ИСЭПН РАН, 2002 (0,5 п.л.)

Работы, опубликованные  в ведущих рецензируемых научных журналах и научных журналах, входящих в перечень ВАК

  • Титов В.Н. Вещевой рынок как социальный институт // Общественные науки и современность. М., 1999, № 6 (1 п.л.).
  • Титов В.Н. Российское старообрядчество в период трансформации // Народонаселение. М., 2000, № 1 (0,5 п.л.)
  • Титов В.Н. Вещевой рынок как явление неформальной экономики // Народонаселение. М., 2001, № 2 (0,5 п.л.).
  • Титов В.Н. Тезаурус рыночной среды // Социологические исследования. М., 2000, №5 (0,5 п.л.)
  • Титов В.Н. Неформальная занятость в городской среде: факторы, структура, мотивация // М., Народонаселение, №4, 2002 (0,4 п.л.)
  • Титов В.Н. Социально-психологические аспекты функционирования неформальной экономики // Общественные науки и современность, М., 2002,  №3 (0,6 п.л.)
  • Титов В.Н. Межкультурная коммуникация как фактор адаптации иммигрантов к условиям городской среды // Общественные науки и современность, № 5, 2003 (0,6 п.л.)
  • Титов В.Н. Социальные проблемы адаптации иммигрантов // М., Народонаселение,  №3, 2004 (0,5 п.л.)
  • Титов В.Н. Социальный механизм функционирования и воспроизводства системы неформальной экономики // Общественные науки и современность, №4, 2005 (0,6 п.л.)
  • Титов В.Н. Социально-демографические особенности занятости в неформальном секторе экономики современной России // М., Народонаселение,  №4, 2008 (0,5 п.л.)
  • Титов В.Н. Неформальная экономика в России в контексте взаимоотношении между государством и хозяйствующими субъектами.// Общественные науки и современность, №5, 2008 (0,7 п.л.)

Основные публикации в других изданиях

        • Titov. V. Social and Cultural Features of Market in Modern Russia // Polish Sociological Review, Warsaw, 2000, N5 (0,5 п.л.)
        • Titov. V. Informal Economy As a System: Social Mechanism of Operation and Reproduction.// Social Sciences, Volume 37, Number 2, 2006 (0,6 п.л.).

Hart K. Informal Economy Opportunities and the Urban Employment in Ghana. – Journal of Modern Africa Studies. 1973. Vol.11. N1

Сото Э. де. Иной путь. Невидимая революция в третьем мире. М.: Catallaxy, 1995.

Feige Edgar L. Underground Activity and Institutional Change: Productive, Protective, and Predatory Behavior in Transition Economies // Transforming Post-Communist Political Economies / Ed. by J.M. Nelson, Ch. Til-ley, L. Walker. 1998. P. 21 - 34

Клямкин И. М., Тимофеев Л. М. Теневая Россия. Экономико-социологическое исследование. М. : Российский гуманитарный университет, 2000.

Рывкина Р. Российское общество как теневая социально-экономическая система. Мировая экономика и международные отношения. 2001, № 4, с. 44-51.

В.М.Жеребин, Н.А.Ермакова. Самозанятость населения: различные подходы к определению и оценке. - Вопросы статистики. 2002.  № 9. С. 16-29.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.