WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Типология хозяйственных систем в отечественной экономической мысли начала ХХ века (историко-методологический анализ)

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

КОВНИР Владимир Николаевич

ТИПОЛОГИЯ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СИСТЕМ

В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

НАЧАЛА ХХ ВЕКА

(историко-методологический анализ)

Специальность 08.00.01 – Экономическая теория

(область исследования: история экономических учений

и история народного хозяйства)

Автореферат диссертации

на соискание учёной степени

доктора экономических наук

МОСКВА – 2009


Работа выполнена на кафедре Истории экономической науки ГОУ ВПО «Российской экономической академии им. Г.В.Плеханова»

Научный консультант:

доктор экономических наук, профессор

Квасов Александр Сергеевич

Официальные оппоненты:

……………………………….

……………………………….

……………………………….

Ведущая организация:      

Защита состоится « 18 » декабря 2009 года в 14-00 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.196.03 при ГОУ ВПО «Российская экономическая академия им.Г.В.Плеханова» по адресу: 117997, г.Москва, Стремянный пер., 36, ауд. 353.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Российская экономическая академия им. Г.В.Плеханова».

Автореферат разослан «____» _______________________ 2009 года.

Ученый секретарь Диссертационного совета,

профессор                                                                                     Л.И.Пермякова


Введение

Актуальность работы. Современная экономическая теория не даёт ответ на целый ряд важнейших вопросов, связанных с типологией хозяйственных систем, без понимания которых невозможна эффективная экономическая политика, определение направлений фундаментальных и прикладных экономических исследований, формирование программ обучения профессиональных экономистов и базисных экономических знаний для любых специалистов высшей квалификации.

Выделим наиболее заметные из этих вопросов:

  1. Всегда ли точно экономическая теория артикулирует принципы, лежащие в основе своих теоретических построений? То есть, всегда ли теория корректно исходит из собственных методологических предпосылок?
  2. Что такое экономический уклад и экономическая система? – Этап, результат развития или просто мысленная форма упорядочения многообразной экономической действительности?
  3. Каков достаточный набор отношений, и соответственно категорий, который дает качественное определение системы, чтобы она была в нашем понимании отделена от других?
  4. Каков закон смены экономических и хозяйственных систем и укладов?
  5. Является этот закон циклическим или имеет какую-либо периодичность сходную с законами естественных (природных) систем?
  6. Исчерпан ли набор хозяйственных систем или их развитие будет продолжаться дальше?
  7. Что такое смешанная экономика? - Уклад, конгломерат, переходная форма?
  8. Почему всё ещё не разработаны научные экономические теории рабовладения, феодализма и других экономических систем (укладов)?
  9. Что можно ожидать после таких формаций как капитализм и социализм?
  10. Что создаётся при современных процессах глобализации? – Одна из хозяйственных систем или их конгломерат? Какова при этом технология и специализация?

Эти проблемы приобрели особую остроту в условиях современного глобального экономического кризиса. Как пишет главный редактор авторитетного экономического журнала «Эксперт» В.Фадеев: «Мощный экономический кризис, охвативший весь мир, делает поступки людей, их интересы, принципы, устремления более выпуклыми, как впрочем, и любые события, меняющие привычный ход вещей. Эта выпуклая картина позволяет лучше понять реальность – социальную и экономическую, лучше понять действия экономических механизмов, бизнеса, государства, мировых структур, характер взаимодействия общества с этими институтами» .

Другим важнейшим аспектом развития экономической науки являются проблемы методического характера, связанные с формированием курсов истории экономических учений и собственно экономической теории.

Выделим наиболее заметные:

  1. Почему в современных учебных курсах не объясняется именно «экономикс», то есть общая теория (потребности-ресурсы), а обычно почему-то сразу рыночная, которая плавно переходит уже в смешанную?
  2. В начальных темах отечественных курсов экономической теории, всегда по-разному и часто невнятно объясняется, что же такое разные типы хозяйственных систем или укладов, не говоря уже о каком-либо их формализованном графическом воплощении. А студентами это обычно просто не усваивается;
  3. Если русская экономическая мысль что-то долго искала, то почему она что-то нашла только в области неоклассики, в которой признаны В.К.Дмитриев, Е.Е.Слуцкий, Г.А.Фельдман, Л.В.Канторович, отчасти М.И.Туган-Барановский?
  4. Почему русская экономическая мысль остановилась где-то на пороге институционализма, хотя именно в это направление казалось бы, должна была внести нечто своё особенное?
  5. Порождают ли институты экономическую систему или наоборот формируются ею?
  6. Почему различные курсы истории экономической мысли даже отечественных авторов включают (и отмечают) совершенно различный набор корифеев экономической мысли, игнорируя одних и отмечая других? Как пример можно упомянуть весьма содержательную и системную работу Е.М.Майбурда , который, например, довольно много пишет об историке народного хозяйства И.М.Кулишере, но полностью игнорирует такие имена как А.В.Чаянов и Н.Д.Кондратьев.

К этому следует добавить ещё одно наблюдение за развитием экономической науки. После того, как она проходит стадии латентного развития в системе философских и политологических дискурсов, начинает формироваться корпус теоретиков, вышедших из различных сфер социальной деятельности: собственно учёные, государственные деятели, законодатели, законотворцы и, что крайне важно и интересно, собственно практики хозяйственно-предпринимательской деятельности. В этом ряду много имен, имеющих собственные, «первоклассные», теоретические результаты: Т.Ман, В.Петти, Р.Кантильон, Д. де Немур, Д.Рикардо, Ж.-Б.Сэй, И.Тюнен, Ж.Дюпюи. Хотя по мере того, как экономическая теория становится всё более специализированным профессиональным занятием, этот поток в принципе вытесняется представителями профессиональной (статусной) экономической науки. Но в западной мыслительной традиции мы и сегодня можем видеть имена таких блестящих предпринимателей, как Г.Форд, Л.Якокка, А.Морита, Р.Лутц , которые склонны к теоретическому дискурсу, что подтверждают их собственные работы. Тем более это относится к таким интеллектуальным лидерам предпринимательства информационной эры, как Дж.Сорос и Б.Гейтс .

В российской экономической мысли представителей интеллектуальной составляющей такого рода совсем немного. В XVIII в. можно назвать только предпринимателя эпохи петровского меркантилизма и автора первого русского собственно экономического исследования И.Посошкова, основателя отечественной агрономии А.Т.Болотова, а в XIX в. народника и «прогрессивного» помещика А.Н.Энгельгардта, чьи «Письма из деревни» стали народническим манифестом развития «культурного» предпринимательства в деревне в конце XIX в.

Если же рассмотреть таких крупнейших представителей российской экономической мысли начала XX в, как М.И.Туган-Барановский, А.В.Чаянов, Н.Д.Кондратьев, П.Б.Струве, то мы увидим, что их научно-практическая деятельность больше похожа на биографии теоретиков австрийской школы, таких же выходцев из университетской среды К.Менгера, О.Бём-Баверка, Ф.фон Визера или Й.А.Шумпетера, которые в определённый момент были призваны к государственной, но не к предпринимательской, деятельности, и занимая очень высокие посты в системе государственного экономического дирижизма, затем всё-таки вернулись к научным исследованиям.

К горькому сожалению для нашей науки и страны в целом, финалы судеб наших соотечественников сложились совсем не так как у их австрийских современников. В этом контексте следует также указать имена Н.Х.Бунге и Д.И.Менделеева, которых в структуры государственного экономического управления также привела научная деятельность. Но их обоих, безусловно, нельзя в полной мере назвать представителями предпринимательского начала в экономической теории. Пожалуй, только С.Ю.Витте объединяет в себе свойства теоретика , предпринимателя и призванного к государственной службе администратора.

В XX в. даже у таких заметно проявивших себя на государственной службе экономических деятелей как Дж.М.Кейнс, Г.Мюрдаль, Я.Тинберген или Дж.К.Гэлбрейт явно превалировала компонента чисто научной самореализации. В мыслительной традиции советской плановой эпохи можно, кажется, назвать только имя Н.А.Вознесенского и его работу "Военная экономика СССР в период Отечественной войны" (1948) , но его судьба также, как и многих теоретиков, деятельность которых пришлась на советскую эпоху, не получила нормального научного и жизненного итога.

А вот в современном интеллектуальном пейзаже русской экономической мысли мы можем видеть только одно произведение, написанное предпринимателем с попыткой осмыслить экономические процессы в контексте собственного практического опыта, это «Миллионер» А.Тарасова . Но следует заметить, что сам автор ещё в советское время получил научную степень кандидата технических наук и много лет работал в научно-исследовательском институте. Из этого можно сделать вывод, что хотя происходит нарастающая специализация экономических исследователей и теоретиков, но всё-таки должна продолжаться междисциплинарная встречная подпитка [c=e] и взаимообмен накапливаемыми знаниями. То есть для этого нужна не только коммуникация типа «профессорeстудент, слушатель, специалист-практик и т.д.», но и «мыслящий предпринимательский, т.е. способный к субъективной авторефлексии, интеллектуальный ресурс e НАУКА».

Кризис экономики и ментальности заставляет вновь обращаться к ценностным основаниям экономики. Уже цитированный В.Фадеев обращает внимание на то, что можно было ожидать революции в умах вслед за социальным переворотом конца 1980-х – начала 1990-х, «… но революции не произошло. Напротив, наблюдается регресс, опрощение, отступление на позиции самого примитивного материализма. …Социальные науки не дают плодотворного анализа происходящих процессов…» и т.д.

Разработанность темы исследования. Вопросами исследования типологии экономических систем и их воздействия на общее понимание предмета и тенденции развития экономической теории занимались практически все ведущие экономические школы, начиная с XVIII в.

В первую очередь здесь следует указать на школу физиократов и испытавшего её воздействие А.Смита. В XIX в. эта проблема была рассмотрена в теории «индустриализма» А. де Сен-Симона и немецкой исторической школе, в первую очередь её основателем Ф.Листом, и его последователями, особенно Б.Гильдебрандом и К.Бюхером. В дальнейшем проблема экономической типологии разрабатывалась К.Марксом в его учении об общественно-экономических формациях. Однако, сделав главный акцент на исследовании капиталистического способа производства, К.Маркс фактически не дал ответ на ряд вопросов, которые обозначены выше. Известный вклад в эту проблему сделал Ф.Энгельс, благодаря которому в круг научных интересов экономистов-теоретиков вошли антропологические исследования Л.Моргана и Э.-Б.Тайлора. В XX в. концепции теоретического «финализма», венчающие как «мейнстрим» рыночной либеральной теории, так марксистскую телеологию «светлого коммунистического общества», стала постепенно сменяться концепцией «смешанной» экономики, которую начали разрабатывать в немецкой исторической школе А.Вагнер и В.Зомбарт. Своё дальнейшее развитие она получила в работах С.Чейза, А.Хансена, Дж.М.Кларка, П.Самуэльсона.

Другой линией развития в исследовании этой проблематики стала теория цивилизационных типов, восходящая к работам Н.Я.Данилевского, О.Шпенглера, А.Тойнби. Свой важный вклад в развитие и понимание проблемы внесли М.Вебер, разработав концепцию «идеальных типов доминирования», и В.Ойкен, создавший теорию «экономического порядка» и «идеальных типов хозяйств». Во второй половине XX в. наибольшее признание получили теории «стадий экономического роста» У.Ростоу, «индустриального общества» Р.Арона, «нового индустриального общества» Дж.К.Гэлбрейта, «постиндустриального общества» Д.Белла, «третьей волны» Э.Тоффлера. Существенный вклад в понимание экономической типологии внесли концепции «смены типов регулирования» Дж.Р.Хикса, «открытого общества» К.Поппера, «модернизации» Т.Парсонса.

В российской экономической мысли исследования экономической типологии начались после выхода работ по исследованию русской общины немецкого экономиста А.Гакстгаузена , оказавших глубокое воздействие на русскую экономическую мысль. После них «противопоставление народного хозяйства России западноевропейскому стало основным мотивом русской экономической мысли» . Но дальнейшее развитие экономической теории, проявившееся в полемике марксистов с народниками, в долгосрочной перспективе не позволило по-настоящему развиться концепциям, разработку которых вели М.И.Туган-Барановский, А.В.Чаянов, Н.Д.Кондратьев, Д.И.Менделеев, С.Ю.Витте.

Важным аспектом в развитии этого направления экономической мысли является тенденция к созданию футурологической прогностики, которая получила распространение в работах западных теоретиков второй половины XX в. Г.Кана, Ж.Фурастье, Э.Корниша и др. В России это наиболее ярко проявилось у А.В.Чаянова и связи его построений с идеями А.И.Герцена, «утопиями» Т.Мора, Ф.Бэкона и др.

Следует отметить важный аспект, проявляющийся в формировании современных отечественных учебных курсов экономической теории. Большинство из них содержат разделы, рассматривающие различные типы и наборы типологий экономических систем, хотя многие западные учебники «Экономикс», а теперь и российские не содержат даже обращения к этой проблематике . Таким образом, целостного представления о типологии экономических систем современная экономическая наука, как ни странно, не имеет. При этом целый ряд важных концептуальных положений, выработанных русскими мыслителями-экономистами, не входят в основной корпус экономической теории и не востребованы современной методологией, даже в отечественной науке. Поэтому решение такой проблемы является, безусловно, актуальной задачей.

Совокупность этих проблем в явной или неявной форме признается ведущими теоретиками, занимающимися проблемами оценки системного уровня экономического развития. С ней связан бурный подъём институциональных исследований последних десятилетий, которые, однако, в стремлении углубить экономический анализ фактически часто переходят в зону междисциплинарной экономической культурологии или же, наоборот, углубляются в конкретные прикладные экономические дисциплины. Однако институциональное направление экономической мысли также не сформировало цельной теории. Ведущий теоретик современного институционализма Дуглас Норт фактически констатирует беспомощность современной экономической теории: «Ключ к экономической эффективности – это построение человеческого взаимодействия, которое стимулировало бы производственную деятельность. Это институты, которые являются стимулирующими общественными образованиями, и поэтому необходимо понять, «как они работают» и почему они работают «неэффективно». Мы не располагаем полной теорией институтов, которая могла бы объяснить их формирование, как они влияют на экономическую эффективность и процесс обмена, и их взаимоотношение с неоклассической (ценовой) теорией» .

С другой стороны отечественные экономические теоретики регулярно сетуют на отсутствие фундаментальных интегрирующих работ после А.Смита, Д.Рикардо и К.Маркса: «Фундаментальную теорию экономики (ФТЭ) возможно разработать только на основе интегрирования достижений всех противоборствующих экономических школ. Для этого надо воспользоваться всеми достоинствами и эмпиризма, и рационализма… - но эта теория (!В.К.) - … не сводится только к феноменологическому описанию конкретных явлений практики. Объективизм, как попытка подняться над сиюминутными интересами противоборствующих сил ради разработки ФТЭ, не исключает того, что такая теория в единстве имеет позитивное и нормативное значение» . Но при этом всё-таки представляется странным, что автор после Маркса не видит ни одной теоретической работы, которая бы могла претендовать на такую оценку. С другой стороны, можно вспомнить, что IV том «Капитала» К.Маркса – это «Теории прибавочной стоимости», то есть история экономической мысли, а начал эту традицию А.Смит в «Богатстве народов», также в IV книге «О системах политической экономии».

В ХХ в. традиция сочетания разработки фундаментальных проблем в тесной связи с исследованием истории экономической мысли наиболее ярко проявилась у Й.Шумпетера в «Теории экономического развития» и «Истории экономического анализа» , хотя это вполне чётко проявляется и у Дж.М.Кейнса в Книге VI «Общей теории…». Также следует указать ещё на одну из фундаментальных работ экономической мысли ХХ в. «Человеческая деятельность. Трактат по экономической теории» Л.фон Мизеса и его же работу «Теория и история» .

Уже цитированный выше современный отечественный теоретик пишет «История экономической мысли стала «кладбищем идей», которые не доступны не только простым людям, но и профессионалам экономики. Добытые прошлыми экономистами знания «рассыпаны» по их оригинальным работам, не интегрированы (добавим – слабо, или не всегда точно – В.К.) в единую теорию. Экономическая наука, как и иные, не перешла от стадии «собирающей» к стадии «обобщающей» науки… Громадное количество идей накоплено в трудах по экономике. Многие из них забыты, хотя могли быть использованы при изучении экономики. До тех пор, пока не будет найдено способа «спасения» всех достижений прошлых мыслителей (их использования посредством обобщения, интеграции их в теорию), бессмысленно пытаться идти вперёд… Средством для решения этой проблемы может быть только методология как основа теоретического понимания объекта» . С чем нельзя не согласиться.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является проведение комплексного историко-экономического анализа основных этапов и направлений развития типологии хозяйственных систем в экономической теории, выделение в этом исследовании специфики теоретических и методических приёмов и методов исследования русской школы экономической мысли, обоснование общей теории экономических типологии. Для достижения указанной цели в работе решаются следующие основные задачи:

- систематизация различных концепций хозяйственных типологий в экономической теории с содержательной и темпоральной точек зрения;

- исследование и оценка специфики российской экономической мысли в контексте общих задач построения экономической типологии;

- выявление базовых характеристик экономических типологий хозяйственных систем;

- разработка инновационного интегрированного подхода к построению экономической типологии на основе интеграции принципов и подходов русской экономической мысли;

- обоснование необходимости включения ряда базовых положений, выработанных российской экономической мыслью, в общий корпус экономической теории и учебные курсы экономической теории и истории экономических учений;

- разработка методики прогнозного построения возможных типов экономических систем на основе новых принципов построения экономической типологии;

- формирование методики статистической оценки различных экономических систем в современном глобальном пространственно-временном экономическом континууме.

Объектом исследования являются цивилизационно-исторические типы экономических систем и их отражение в теоретических системах экономической типологии.

Предметом исследования являлись теоретические системы экономической типологизации формационного, темпорального, цивилизационного и культурологического типа.

Теоретическую и методологическую основу исследования основу исследования составляют фундаментальные труды экономистов, историков и философов российских и зарубежных школ, включающие различные концепции историко-экономической динамики развития общества. В исследовании на основе применения методов исторического, сравнительного и логического подходов проводится принцип комплексного и системного анализа.

Информационной основой исследования являются труды представителей различных экономических и теоретических школ мировой экономической мысли и исследований в сопредельных областях, развивающих междисциплинарные направления, связанные с проблемами экономического развития, а также публикации отечественной и зарубежной печати, содержащие необходимый материал по проблемам эволюции экономических систем и их количественной статистической оценки.

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что в ней на основе историко-экономического анализа сформулирована и решена важная проблема экономической теории: разработана методология построения базовых типов хозяйственных систем (хозяйственных укладов), позволяющая объединить различные теоретические подходы к построению хозяйственных систем (формационные, цивилизационные, институциональные) в единую модель динамики развития.

Основные результаты, полученные лично автором и выносимые на защиту:

  1. проведена научная систематизация методов и систем типологизации хозяйственных укладов, используемых различными теоретическими школами;
  2. доказана неполнота современных теоретических представлений о типах и формах экономической организации, что не позволяет экономической теории эффективно воздействовать на реальную экономическую практику, а также приводит к различным противоречиям в учебных курсах и программах;
  3. проведено интегральное сопоставление экономических типологий основных экономических школ и показано их содержательное место в единой темпорально-понятийной матрице развития экономических систем;
  4. на основе анализа теоретических подходов русских экономистов начала XX в. (Д.И.Менделеев, А.В.Чаянов, Н.Д.Кондратьев) выявлен специфический, альтернативный по отношению к другим современным экономическим школам и направлениям, подход к построению экономической типологии и оценки хозяйственных систем, который позволяет применить новые методологические принципы к построению моделей экономических систем на основе базовых экономических универсалий;
  5. раскрыта противоречивость подходов к оценке «чистых» типов экономических систем, которые в реальном смысле являются более сложными «цивилизационно-экономическими» типами социально-экономической организации общества;
  6. разработан и предложен ряд новых теоретических категорий, позволяющих преодолеть противоречия в построении единой экономической теории;
  7. разработана модель построения экономических систем на основе базовых экономических универсалий, которая позволяет интегрировать существующие и ранее существовавшие экономико-цивилизационные типы социально-экономических систем, а также прогнозировать появление новых;
  8. на основе статистических исследований состояния экономик современных государств разработаны количественные системы оценки в виде цифровых индексов, позволяющие характеризовать соотношение динамик и перспективу развития современных государств.

Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты диссертационной работы расширяют теоретические знания в области типологии экономических систем и общей динамики экономического развития. В практическом плане они позволяют обеспечить логическое непротиворечивое изложение основ экономической теории в учебных курсах, а также формировать целенаправленное воздействие в сфере экономического регулирования для достижения построения не просто «смешанной экономики», а определённого цивилизационно-экономического типа общества. Полученные результаты могут обогатить и дополнить учебные курсы и программы истории экономических учений, экономической теории и специальные курсы по этим предметам.

Апробация результатов работы. Теоретические, методологические, методические положения и практические результаты диссертационного исследования докладывались автором и получили одобрение на научно-практических конференциях: XII Международная научно-практическая конференция «Управление организацией: диагностика, стратегия, эффективность» (15-16.04.2004 г., Москва); XIX международные Плехановские чтения в РЭА им. Г.В.Плеханова (4-7.04.2006 г., Москва); 4-я ежегодная международная конференция факультета государственного управления МГУ им. М.В.Ломоносова «Государственное управление в XXI в.: традиции и инновации» (24-26.05.2006 г., Москва); XI Никоновские чтения «Крупный и малый бизнес в сельском хозяйстве: тенденции развития, проблемы, перспективы» (31.10-1.11.2006 г., Москва); Международная научная конференция «Постмодерновые реалии России: общество, экономика, культура», проводимая ЦОН МГУ им. М.В.Ломоносова (6-8.12.2006 г., Москва); Международная научная конференция, посвященная 100-летию со дня смерти Д.И.Менделеева «Д.И.Менделеев: известный и неизвестный», проводимая ЦОН МГУ им. М.В.Ломоносова (22.02.2007 г., Москва); 5-я международная конференция факультета государственного управления МГУ им. М.В.Ломоносова «Государственное управление в ХХI в.: традиции и инновации» (31.05–2.06.2007 г., Москва); Международная научно-практическая конференция РГАУ-МСХА им. К.А.Тимирязева «Научное наследие А.В.Чаянова и современная аграрная экономика» (26.02.2008 г., Москва); 6-я международная конференция факультета государственного управления МГУ им. М.В.Ломоносова «Государственное управление в ХХI веке: традиции и инновации» (29.05–31.05.2008 г., Москва); Международная научно-практическая конференция «Развитие российской экономической мысли», РЭА им. Г.В.Плеханова (21-22 апреля 2009 г., Москва); 7-я международная конференция факультета государственного управления МГУ им. М.В.Ломоносова «Государственное управление в ХХI веке: традиции и инновации» (27.05–29.05.2009 г., Москва).

Результаты исследований докладывались и обсуждались на методологическом семинаре кафедры «Экономическая теория» МГТУ им. Н.Э.Баумана и кафедры экономической теории факультета государственного управления МГУ им. М.В.Ломоносова, используются при чтении курсов «Экономическая теория», «История экономических учений», «История экономики России», «Экономика России» в МГТУ им. Н.Э.Баумана, «История экономических учений» и «История народного хозяйства» в РЭА им. Г.В.Плеханова, «Экономическая теория» в МГУ им. М.В.Ломоносова.

Авторское учебное пособие «История экономики России» в 2007 г. награждено медалью им. С.Н.Трубецкого, вручаемой за лучшие работы социально-экономической тематики МГУ им. М.В.Ломоносова.

Публикации. Основные положения диссертационной работы опубликованы в 29 работах, общим объёмом 67 п.л., в том числе авторских 44 п.л.

Структура работы обусловлены целями, задачами, логикой и методологией исследования.

Работа состоит из введения, 6 глав, заключения, библиографии, включающей 500 наименований, содержит 22 таблицы и приложение.

Общий объём работы 335 страниц.

***


Основные положения диссертационного исследования,

выносимые на защиту

Проблему кризиса базовых представлений, обычно называемых классическими, в период критического накопления экспериментальных данных переживали многие науки. Для наук социально-гуманитарных, к которым относится и экономика, это в большей степени связано с накоплением исторического опыта. Поэтому пересмотр методологического, понятийного и исследовательского аппарата – это проявление не столько кризиса знаний или общества, а скорее зрелости науки и расширения её познавательной силы.

Современная российская экономическая наука, длительное время развивавшаяся только в рамках марксистской парадигмы и её специфических национальных производных, оказалась к концу ХХ в. в глубоком методологическом кризисе. Это привело многих исследователей и особенно практиков нормативистского толка к признанию альтернативной методологии и идеологии неоклассического «мейнстрима». В то же время практически незадействованными оказались работы ведущих теоретиков и методологов науки, Т.Куна, И.Лакатоса, П.Файерабенда, К.Поппера, С.Хокинга. Само создание новой теории является сложным методологическим процессом, в результате которого возникает новое или расширенное понимание объективной реальности. Теорию можно назвать приемлемой, «если она удовлетворяет как минимум двум требованиям: точно описывает большой класс наблюдений на основе модели, содержащей всего несколько произвольных элементов; позволяет делать точные предсказания о результатах будущих наблюдений» .

При этом основой для формирования и функционирования сообществ, принимающей предложенную модель исследования, является принятие их членами определенной совокупности теоретических стандартов, методологических норм, ценностных критериев, мировоззренческих установок. Безраздельное господство некоторой модели, парадигмы или «дисциплинарной матрицы» есть период «нормальной науки» , который заканчивается, когда парадигма меняется под давлением проблем, которые в её рамках не разрешимы. Так в методологии И.Лакатоcа рост «зрелой» (развитой) науки рассматривается как смена ряда непрерывно связанных теорий. Эта непрерывность обусловлена нормативными правилами исследовательских программ, предписывающих, какие пути наиболее перспективны для дальнейшего исследования («положительная эвристика»). Такое положение, несомненно, приемлемо и для экономической науки.

Любая структура экономической деятельности, при непосредственном наблюдении воспринимаемая как определённый уклад хозяйственной жизни или экономическая система, при институциональном рассмотрении всегда понимается как система, то есть целостность, включающая в себя определенные части (элементы). Таким образом, первоначально определить экономическую систему можно как совокупность организационных (институциональных) форм и экономических отношений, реализуемых через экономические процессы, совершающиеся в обществе, которая воспринимается как теорией, так и обыденным практическим сознанием как целостность.

В настоящее время основными теориями, основанными на понятии экономических систем, можно назвать следующие:

Теория общественно-экономических формаций К.Маркса: первобытнообщинный строй, рабовладельческий, феодализм, капитализм, коммунизм (с первой фазой социализмом). Критерием различения формаций здесь является способ производства, основанный на определённой структуре отношений собственности.

Теория стадий, которую начал разрабатывать основатель немецкой исторической школы Ф.Лист. Она включает: состояние дикости(огонь, каменные века), преобладание пастушеского быта (медный и бронзовый века), земледельческое состояние (железный век), земледельческо-мануфактурное состояние (начало целенаправленного технологического развития), земледельческо-мануфактурное и торговое состояние (пропорциональное развитие сельского хозяйства, промышленности и торговли). В этой теории критериальным измерителем является развитие технологий и орудий труда, которое постепенно дополняется системой экономических обменов. Хотя элементы стадийности прослеживаются уже у А.Смита. В ХХ в. теория стадий получила развитие в работах У.Ростоу (пять стадий индустриального общества), в теории волн Э.Тоффлера, темпорально-индустриализуемых обществ Д.Белла.

Цивилизационная теория А.Тойнби и Н.Я.Данилевского. В данном случае для нас представляет интерес критика грандиозной «теории истории» А.Тойнби экономистом Дж.Р.Хиксом. Пытаясь уточнить само это понятие, а также стремясь создать более конкретный и прагматический подход к данной проблеме, Хикс выделил, кроме рыночных хозяйств, экономику, основанную на приказах и экономику, основанную на обычае.

Современная экономическая наука лучше всего изучила систему рыночной экономики, основанную на частной собственности, свободе выбора, индивидуальных интересах, конкуренции и ограниченной роли правительства. Также, особенно во второй половине ХХ в. были изучены её отличия от командной экономики, в которой доминируют государственная собственность на основные факторы производства, идеологически объясняемая как общественная, а экономические решения принимаются политической (партийной) элитой и реализуются через централизованное государственное планирование и административное управление экономикой.

Однако и сама рыночная экономика также претерпевает историческую трансформацию. Так критический аналитик рыночной системы Дж.Стиглиц считает, что концепция рыночной экономики принципиально не согласуется с современной индустриальной экономикой, где инновации стали ведущей силой, а предприниматели и менеджеры вовлечены в информационный процесс, позволяющий им принимать решения, необходимые для приспособления к постоянно меняющейся экономической среде.

Важным аспектом проведенного диссертационного исследования также является рассмотрение того, как преподаётся и излагается экономическая типология в современных учебных курсах экономической теории , поскольку одной из поставленных целей проведённого исследования является необходимость дальнейшего совершенствования дидактического материала высшей школы по данной дисциплине.

В основном современные отечественные учебники рассматривают четыре типа хозяйственных систем - традиционную, командную, рыночную и смешанную. Ряд учебных курсов вообще переводят проблему в плоскость рассмотрения цивилизационного мейнстрима. Как два основных этапа обычно выделяются расположенные на хронологической шкале традиционные цивилизации и чистый капитализм. Боковые или переходные формы определяются как традиционные переходные экономики и переходные экономики нового типа, которые в итоге вновь объединяются в единое русло смешанной экономики, которую начинают рассматривать уже как новую, современную «чистую» форму. Получается своеобразный ветвящийся и вновь сливающийся поток цивилизационной эволюции. Но методологически и понятийно хорошо видно, что такие концепции оперирует неоднородными категориями, а их объединение логически обычно просто не доказывается.

Но, например, представляющий континентальную (европейскую) ветвь неоклассического синтеза Р.Барр (Франция) в своём учебнике рассматривает уже пять хозяйственных систем: замкнутое хозяйство, ремесленное хозяйство, капиталистическая экономика, коллективистская экономика, корпоративная экономика, анализ дополняется введением понятий типов организации экономики – децентрализованной и централизованной.

Сравнение рассмотренных вариантов типологии показывает, что они слабо коррелируют между собой, хотя дальнейшее наративное изложение понимания функционирования современной экономики показывает, что сущностное понимание её закономерностей во всех вариантах учебных курсов принципиально не различается. В диссертационном исследовании был проведен логический синтез основных современных концепций для получения интегральных характеристик экономической типологии (отражён в табл. 8 и 9 диссертации). В результате были выделены основные типы цивилизаций (3), включающие соответствующие им экономические уклады (8), которые характеризуются по 23 признакам, начиная с генезиса и типа развития, и заканчивая социальной структурой и элитой. Доиндустриальный тип цивилизаций включает 5 укладов: патриархальный, мелкотоварный, антично-рабовладельческий, азиатский, феодальный; индустриальный, соответственно, - плановый и рыночный; а в постиндустриальном мы можем наблюдать пока только - рыночный тип. Если же выделить из этой совокупности 4 «современные» экономические системы (либеральная рыночная экономика - «чистый» капитализм»; социалистическая экономика - командно-административная; корпоративная экономика – сословно-иерархический капитализм, экономика индустриально-информационного перехода – «смешанная»), то для их характеристики следует применять уже более дробную номенклатуру характеристик экономико-цивилизационных типов с помощью большего числа параметров, а именно - 30 .

Таким образом, анализ современных типологий показывает, требуется новый метод теоретического обобщения, а не просто точного и подробного эмпирического описания каждой экономической системы. По Лакатосу рост «зрелой» науки - это смена ряда связанных теорий, непрерывность которых обусловлена нормативными правилами исследовательских программ, предписывающих, какие пути наиболее перспективны для дальнейшего исследования. Поэтому необходимо сформулировать методологический подход, отвечающий критериям Хокинга-Поппера, который встраивает новую концепцию экономической типологии в систему, учитывающую теоретические предпосылки, формы развёртывания и динамику развития, и развивающий теорию как продолжение предшествующей.

Для решения этой задачи была рассмотрена русская философская традиция в экономической мысли, так как, с одной стороны, она представляется не достаточно исследованной и, с другой стороны, отражает специфику исторического развития отечественной экономической науки.

В середине XIX в. в её рамках происходили бурные дебаты между основными направлениями экономической мысли: либеральным, «романтическим» и несколько позднее марксистским.

По оценке М.И.Туган-Барановского в XIX в. либеральная экономическая мысль, ориентированная на классическую политическую экономию А.Смита и Д.Рикардо, была достаточно фрагментарна; а её представители - единичны: Х.Шлецер, А.Шторх, Н.И.Тургенев, А.И.Бутовский, И.Я.Горлов, И.В.Вернадский, Н.Х.Бунге. Отметим, что наследником этой теоретической линии является современный западный рыночный «мейнстрим», или как его называет Дж.Сорос – «рыночный фундаментализм». М.И.Туган-Барановский выделил только некоторые оригинальные идеи А.И.Шторха, а именно теорию ценности и теорию "невещественного производства", оказавших существенное влияние на европейскую экономическую науку.

Альтернативное либерализму «романтическое» направление в российской экономической науке сформировалось под влиянием А.Гакстгаузена, достаточно точно исследовавшего и раскрывшего сущность русского общинного землевладения и другие стороны крестьянского вопроса. Его работы оказали большое влияние на возникновение открытой полемики на эту тему, а также на противопоставление оценок западноевропейской и российской экономик. Именно в результате публикаций и исследований А.Гакстгаузена стало формироваться новое «жёсткое» ядро теории, альтернативное либеральному. В дальнейшем беспрецедентное влияние на экономическую полемику оказало доминирование работ К.Маркса, особенно в определенных политических условиях 1930-80-х гг. В этих условиях вообще была отодвинута в тень как связь развития русской экономической мысли с общим развитием экономической теории, так и полемика с «мейнстримом». Хотя кейнсианец Э.Хансен при рассмотрении развития теории экономического цикла и включил Туган-Барановского в ряд предшественников кейнсианства.

В этот же период в русской экономической мысли конца XIX в. проявились ещё две весьма важные и специфические фигуры - Д.И.Менделеева (1834-1907) и С.Ю.Витте (1849-1915), которые являлись сторонниками быстрого промышленного развития России. Методической и преподавательской задачей Д.И.Менделеева являлась в первую очередь необходимость упорядочить огромный опытный материал для эффективного усвоения его студентами. Периодическая система элементов, давшая научную основу предвидения существования новых, еще не открытых элементов и предсказания их свойств, была построена при решении задачи не только исследовательского, но и методического характера. Такая мотивационная методология важна и применима и для дальнейшего развития экономической науки. Экономические исследования и концепции Д.И.Менделеева в теоретическом плане до сих пор проанализированы явно недостаточно. Но между тем большого внимания заслуживают выделенные им в работе «Заветные мысли» (1907) универсальные категории, лежащие в основании человеческой культуры, которые он характеризует как триады. А именно следующие: «союзность, мена и любовь», «инстинкт, разум и воля», «свобода, труд и долг», «религия, искусство и наука», которые фактически предвосхищают исследования современной антропологии (особенно американской школы) по теоретическому выделению основополагающих структур человеческого общества.

Другим направлением исследований в русской экономической мысли начала ХХ в. стали работы М.И.Туган-Барановского, Н.Д.Кондратьева, А.В.Чаянова, в которых сформировалась альтернативная теории общественно-экономических формаций К.Маркса теория экономических типологий.

Так М.И.Туган-Барановский трансформировал теорию кризисов перепроизводства в теорию экономических колебаний и вывел закон инвестиционной теории циклов, где фазы промышленного цикла определяются процессом инвестирования, и которая, во многих аспектах объясняет природу цикличности экономических кризисов. Идеи Туган-Барановского о связи циклов капиталистического хозяйства с резкими колебаниями в отраслях, производящих элементы основного капитала, получили развитие в работах Дж.М.Кейнса и разработке модели «сбережения-инвестиции». Таким образом, мы видим начало концептуального развития основ теории современной «смешанной экономики». Другим важным объектом внимания Туган-Барановского стали проблемы теории и практики сельскохозяйственной кооперации, поскольку аграрный вопрос был одним из самых насущных вопросов жизни России в конце ХIХ - начале ХХ вв. В очерке «Земельная реформа. Очерк движения в пользу земельной реформы и практические выводы» (1905) теоретическая часть содержала в себе пересмотр доктрин марксизма по вопросам о крестьянстве как субъекте хозяйствования. Изучив опыт мирового кооперативного движения, Туган-Барановский дал социальную, классовую характеристику кооперации, подчеркнув, что это – объединение трудящихся, которое существенно отличается от объединения капиталистических предприятий. Свою концепцию развития кооперативной деятельности в России Туган-Барановский в целом изложил в работе «Социальные основы кооперации» (1918).

Несомненна преемственность взглядов Туган-Барановского и его ученика Н.Д.Кондратьева (1892-1938), который развил теорию циклов и создал обобщающую теорию «длинных волн». Для нашего исследования интерес представляют его труды по вопросам динамики и конъюнктуры мирового хозяйства "Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны" (1922), "К вопросу о понятиях экономической статики, динамики и конъюнктуры" (1924), "Большие циклы конъюнктуры" (1925), "Основные проблемы экономической статики и динамики" (опубликован только в 1991 году). Главное научное достижение Кондратьева - открытие и разработка теории больших циклов (длинных волн), в которой цикличность - всеобщая форма движения хозяйства, отражающая его неравномерность, смену эволюционных и революционных форм экономического прогресса. Движение от одного устойчивого состояния экономики к другому рассматривается им как естественный способ саморегулирования экономики, изменения её отраслевой структуры. Кондратьев считал возможным построение социально-экономической системы, которая сама генерировала бы длительные колебания.

Но наиболее важные теоретические исследования различных систем хозяйства были проведены экономистом-аграрником, специалистом по проблемам крестьянской экономики и экономическому механизму функционирования кооперативного предприятия, крупным деятелем кооперативного движения А.В.Чаяновым (1888-1937).

В своих работах А.В.Чаянов опирался на исследования М.И.Туган-Барановского, А.Ф.Фортунатова, А.И.Чупрова, а среди зарубежных учёных он выделял О.Аухагена, Л.Борткевича. Большое влияние на взгляды Чаянова оказали также работы немецких экономистов по рациональному размещению производительных сил в масштабе региона и народного хозяйства в целом, в частности И.Тюнена, А.Вебера, М.Зеринга, Э.Лаура. Теории немецких экономистов Т.Гольца, Ф.Эребо, в которых сформулированы принципы эффективного хозяйствования на крупных капиталистических фермах, Чаянов творчески переработал для условий семейно-трудовых хозяйств в России. Но главный предмет теоретических исследований Чаянова - семейно-трудовое крестьянское хозяйство в его взаимоотношениях с окружающей природно-пространственной и экономической средой.

Теоретический вклад Чаянова в развитие методологии экономической мысли ярко проявился в разработке вопросов общей типологии экономических систем. Особо следует выделить его работу «К вопросу теории некапиталистических систем хозяйства» (1924). Испытав влияние немецкой исторической школы, Чаянов разработал свой оригинальный теоретический подход. Приняв за отправную точку анализа категории современной ему политической экономии, Чаянов доказывает, что они не могут содержательно описывать все исторически существовавшие формы хозяйственной организации. В результате он делает вывод о том, что для каждой хозяйственной системы следует формировать свой специфический набор категорий, вычленив её основной принцип существования и затем формализовать её основной экономический закон. Своё собственное представление о возможном экономическом строе, основанном на трудовом крестьянском хозяйстве, Чаянов развил в работах «Организация крестьянского хозяйства» (1923) и «Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации» (1927). Особый интерес представляет его социально-утопическая повесть "Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии" (1920), где Чаянов выступает как футуролог, социальный прогнозист и конструктор будущего общества. В этой повести он выстраивает альтернативную индустриально-социалистической модель экономики, построенную на приоритете аграрно-кооперативного принципа производства и ведущей роли крестьянского социума. Наиболее важные характеристики этой модели: политическая победа крестьянства через систему электоральной демократии, хотя при её становлении прогнозируются конфликты между пролетарской и крестьянской партиями, вплоть до вооружённых; поворот к дезурбанизации страны; сдерживающее регулирование индустриализации и механизации сельского хозяйства в интересах основной массы населения, опять, же крестьянства; стимулирование роста населения; сохранение традиционной культуры русского народа, в том числе религиозной; формирование на мировой арене блокового многополярного (из 6 блоков!) политического мира, со своей специфической экономической системой в каждом блоке. Отметим, что даже конкретные политологические прогнозы удались Чаянову: обострение социальной обстановки в стране в 1930 и 1937, будущая война с Германией, застройка Москвы по проектам архитектора Жолтовского, а само действие в будущем развивается в 1984 г.!

Работу «К вопросу теории некапиталистических систем хозяйства» можно считать теоретическим научным комментарием к повести. В ней А.В.Чаянов исследует 8(!) хозяйственных укладов, тогда как, мы помним П.Самуэльсон называет 3 экономических системы, Р.Барр – 5, К.Маркс и В.Ойкен - до 6, но каждый из них при этом сосредоточивается практически только на одной. Чаянов указывает, что категории наёмный труд и чистый доход, относящиеся к капиталистической форме хозяйствования не могут достаточно точно описать и выразить иные, в частности, безнаёмные основы семейного хозяйства, которые свойственны для стран с присутствием традиционных форм хозяйствования. Чаянов выделяет основные категории национально-экономической системы трудового семейного предприятия - крестьянское или ремесленное, где полностью отсутствует институт наемного труда, к ним относятся: 1) единый неделимый трудовой доход семьи, реагирующий на рентообразующие факторы; 2) товарные цены; 3) процесс воспроизводства средств производства (образование капитала в широком смысле слова); 4) цены на капиталы, находящиеся в кредитном обращении; 5) цена на землю.

Кроме этого Чаянов выделяет общие принципы для всех народнохозяйственных формаций. Если их обобщить, то мы получим три основных критерия: 1) развитие орудий труда (технологий) и использование более благоприятных природных факторов производства, 2) принцип разделения труда, 3) производство работником объема продукта, превышающего его физиологические потребности.Особого внимания заслуживает утверждение Чаянова о том, что в мировое капиталистическое хозяйство вкраплены значительные массы крестьянских трудовых хозяйств, а в колониях и азиатских государствах распространены экономические структуры, близкие к рабовладению и феодализму. Следует заметить, это положение не потеряло своей актуальности и по сей день, так же как и основной концепт чаяновских исследований, построенных на убеждении, что будущее экономической науки состоит в разработке ряда теоретических систем, исследующих различные социально-экономические уклады и их формы существования и эволюцию. На сегодня практическим подтверждением этого утверждения являются исследования по экономике стран «третьего мира» нобелевских лауреатов Г.Мюрдаля, У.А.Льюиса, А.Сена.

Обосновывая свою методологию, Чаянов утверждает, что «…каждая система, оставаясь замкнутой в себе, будет соприкасаться с другими объективно общими народнохозяйственными элементами, которые в нашей таблице при сравнении систем совпадают. Этот контакт будет обычно иметь место на уровне рыночных товарных цен и цен на землю» . С нашей точки зрения таким образцом «чистой культуры» в современных условиях будет являться модель многофункционального семейного хозяйства (МСХ). Опираясь на разработанную Чаяновым теорию крестьянского хозяйства, а также имеющиеся на сегодняшний день представления о присутствии и развитии в современной экономике альтернативных форм хозяйствования представляется возможным рассмотреть МСХ более подробно.

Современные исследователи выделяют следующие параметры, которые должны обеспечиваться в этом процессе: (1) устойчивое развитие, (2) многофункциональность, (3) социальная и экологическая значимость деятельности сельскохозяйственных производителей и сельского населения в целом . Однако всё-таки не была выявлена базовая модель, которую следует реализовать как основу процесса устойчивого развития сельского хозяйства. При анализе базовых условий капиталистического хозяйства по методологии Чаянова видно, что из 4-х основных интерпретируемых современной экономической теорией факторов производства (труд, земля, капитал, предпринимательство) она не включает важнейший (и древнейший!) фактор производства, который получил в экономической теории наименование – земля. Следует отметить, что, если онтологически рассматривать экономическую деятельность как проявление активного (мыслящего) фактора производства в континууме ПРОСТРАНСТВО-ВРЕМЯ, то, как раз пространственная сторона этого континуума из модели капиталистического хозяйства выпадает. В ней доминирует субъективно-временные факторы организации производства: время работы и отдыха, субъективный выбор потребителя, временное дисконтирование потока доходов и т.п.

Применив чаяновскую методологию формализации, которая использована им для характеристики капиталистического способа производства, можно получить следующую базовую формулу нетоварного способа производства, основанного на частном землепользовании:

[Кп/л*Н(а)]*[Ф*Ч/Т]  >  А[Кс*Ю(а)]*Ч                   (1)

где Ч - численность населения; A - традиционный образ жизни, связанный с привычками и обычаями и определяющий уровень потребностей – Ю(а) и напряженность труда – Н(а); Кс – состав семьи (структура – работающие-неработающие); Т – территория расселения населения; Ч/Т - плотность населения; П – земля, обрабатываемая в народном хозяйстве; Кп/л - соотношение между размерами семьи и надела, используемого в производстве; Ф - формы землепользования.

В левой части неравенства мы получим механизм формирования результата (валового продукта) данной хозяйственной системы. Он определяется «производственной» эффективностью национальной формы хозяйствования [Кп/л * Н(а)], измеренной в исторически определённых единицах, и степенью ресурсной обеспеченности основных производственных единиц [ФЧ/Т].Правая часть неравенства представляет оценку потребительской эффективности (степени удовлетворенности, осознаваемой субъектами хозяйственной системы) – А [Кс  * Ю(а)].

Проведём уточнение нашей формулы (1): Ч - численность сельского населения; Т – территория расселения сельского населения; П – земля, обрабатываемая с сельскохозяйственными целями; Кс – состав семьи (структура – работающие-неработающие); Кп/л - соотношение между размерами семьи и надела, используемого в производстве; Ч/Т - плотность сельского населения; A – характеристики традиционного образа жизни, привычки и обычаи, определяющие уровень потребностей – Ю(а) и напряженность труда – Н(а); Ф - формы землепользования. Тогда мы получим следующую формулу:

[Кп/л*Н(а)]*[Ф*Ч/Т]  >  АЮ(а)*[Кс*]                  (2)

В левой части неравенства мы получим механизм формирования результата (валового продукта) данного типа хозяйства (МСХ), исходя из системы землепользования (Кп/л), напряженности труда Н(а), плотности населения (Ч/Т), ресурсной /фондовой/ обеспеченности семейных хозяйств (Ф). В правой части неравенства – оценка потребительской эффективности. Она определяется семейной структурой (Кс) и степенью удовлетворенности, осознаваемой субъектами хозяйственной системы (АЮ(а)). Конечно, для рыночно-ориентированного хозяйства существенная часть его продукта должна иметь денежную оценку. Но алгебраическая проверка этой формулы показывает, что введение такого параметра не влияет существенным образом на саму модель, хотя может включать соответствующие оценки эффективности рыночной реализации результатов производства.

Однако нам следует учесть не только отраслевую многофункциональность такого хозяйства (растениеводство, животноводство и т.д.), но и его социальную нагрузку. Часть общественных социальных благ сельский житель не получает или получает в недостаточном объёме, поэтому их воспроизводство ложится на него дополнительной трудовой нагрузкой и затратами времени. В силу этого он должен обеспечивать производство этих благ сам или деградировать с точки зрения социально признанного стандарта. Такая ситуация повышает уровень социальной неудовлетворённости и неизбежно размывает устойчивость МСХ. К тому же часть такого социального воспроизводства является естественным следствием любой деятельности МСХ, но результаты его сегодня используются всем обществом безвозмездно по отношению к их производителю.

Обеспечение необходимого уровня возможностей для социального потребления сельского населения сейчас вполне очевидно, но сам механизм практически не обсуждается и не развивается. Российский аграрный сектор и всё сельское население подвергались длительной экономической и социальной дискриминации, как в XIX, так и в XX веках, ставших временем торжества урбанистического индустриализма. Но теперь при подъёме «третьей» «постиндустриальной» волны развития в течение длительного времени аграрный сектор должен целенаправленно ставиться в более благоприятные условия, чтобы преодолеть не только открытые, но и во многом до сих пор скрываемые последствия вековой дискриминации, имевшей место в прошлом.

В традиционной деревне, которую ещё застал Чаянов, соответствующие социальные трансакции обеспечивалась путём саморегулирующейся настройки через параметры А (традиционный образ жизни, определяющий уровень потребностей и напряженность труда) и Ч/Т – (плотность сельского населения). Но сегодня эти факторы существенно деградировали. Поэтому формирование тенденции устойчивого развития требует введения специального оценочного множителя-коэффициента, учитывая, что многие потребности формируются независимыми внешними факторами, которые распространяются различными каналами коммуникации, в первую очередь через СМИ. Подчеркнём, что правая часть нашего неравенства формируется в значительной части автономно от развития и динамики левой.

Поэтому наша модель должна включить в правую часть трансакционный множитель Тра (размерность которого может быть как больше 1-цы, так и меньше при определённых условиях). Левая часть должна включать добавочный денежный доход Дм (который может иметь, и даже лучше, натуральную форму, например, предоставление автомобиля, сотового телефона, натуральные поставки топлива и т.д.). Он будет иметь компенсирующий характер и должен обеспечиваться государственными выплатами Г. В результате мы получим конечную форму нашей модели:

{[Кп/л*Н(а)] [Ф*Ч/Т]} + ГДм  >  {А[Кс *Ю(а)]}*Тра           (3)

Очевидно, что граничные характеристики нашей модели в нижней доходной части и должны задавать социальный стандарт, который должен поддерживаться государственной политикой для обеспечения устойчивого сельского развития.

Исходя из данных реальных статистических обследований, мы сможем определить нормативные параметры устойчивости МСХ для различных зон и территорий страны и необходимые объёмы государственной поддержки.

Таким образом, мы видим возможности вполне плодотворного применения методологии Чаянова к современному аграрному сектору. Однако она применима и для создания базовой модели типологии хозяйственных систем. Для этого необходимо привлечение более широкого методологического культурологического обоснования. В современном понимании культура является комплексом сфер деятельности и представлений, включающим знания, верования, искусство, мораль, законы, обычаи, а также иные способности и навыки, усвоенные человеком как членом общества. Исследование развития и воспроизводства человеческой культуры привело к выделению в ней основных базовых элементов – культурных универсалий (паттернов), которые присутствуют в любой культуре, независимо от географического положения, исторического времени и социального устройства общества. К ним по определению одного из ведущих антропологов У.Кларка (1870-1947), относятся: речь (язык), искусство, мифология и научное знание, религиозная практика, война, материальные черты, семья и социальная система, собственность, правительство. Последние четыре являются содержательно важными для целей нашего исследования.

Представив эти девять культурных универсалий (КУ) в виде двухмерной матрицы (9х9) и сгруппировав их по степени близости в экономическом пространстве, мы получим определенное множество взаимовлияющих пересечений (они отмечены знаком «+») или множество пространственно-культурных вариантов реализации экономических процессов.

Таблица 1

Построение типологии экономических систем

на основе использования культурных универсалий

 

Речь (язык)

Искус-ство

Религи-озная практика

Миф и наука

 

Война

Материаль-ные черты

Семья и социальная система

Собствен-ность

Прави-тельство

(государ-ство)

Речь (язык)

Х

+

+

+

 

+

 

 

 

Искусство

 

Х

 

+

 

+

 

 

 

Религиозная практика

 

 

 

Х

 

 

+

 

+

 

+

 

 

+

Миф и наука

 

 

 

Х

 

+

+

 

 

Война

 

 

+

 

Х

+

 

+

+

Матери-альные черты

 

+

 

+

 

+

 

+

 

+

Х

 

+

 

+

 

+

Семья и социальная система

 

 

 

 

+

 

 

+

Х

 

+

 

+

Собствен-ность

 

 

 

 

+

+

+

 

Х

+

Правитель-ство

(государ-ство)

 

 

+

 

+

+

+

+

 

Х

В этой матрице мы ясно видим другую, меньшей размерности (4х4), которая располагается в своего рода «квадранте». Все клетки этого «квадранта» заполнены, то есть все координаты векторов, образующих данную мини-матрицу имеют ненулевое значение, что показывает высокую степень связанности. Таким образом, наша «вырожденная» матрица формирует внутреннюю экономическую подсистему глобальной интегрированной культурно-цивилизационной матрицы.

Используя фундаментальную экономическую триаду, принятую в современной науке: ресурсы (экономические), распределение (использование), удовлетворение потребностей - можно определить собственно экономические паттерны, вернее выявить их экономическую природу. Это, безусловно: собственность, правительство, а также семья и социальная система.

Опираясь на методологические концепции С.Хокинга и И.Лакатоса, также используем оригинальный методический подход к решению экономических проблем Д.И.Менделеева, который показал свою эффективность при систематизации большого объёма статистического и эмпирического материала. Анализ, проведенный в работе, рассмотрение структурно-упорядоченных концепций Менделеева, Чаянова и культурологических паттернов показывает, что экономика как логически и содержательно единая сфера характеризуется определёнными сочетаемыми экономическими триадами . А согласно теории экономических порядков В.Ойкена хозяйственный порядок существует наряду с правовым и политическим порядком. Таким образом, мы опять приходим к тому, что развитие человеческой природы и общества в их экономической ипостаси определяется движением, протекающим одновременно в 3-х сферах. Именно то или иное положение в каждой из этих сфер дает нам возможность дать характеристику конкретной системе хозяйства.

Сферы, в которых формируются и развёртываются экономические системы, можно определить как экономические универсалии (ЭУ) или метакатегории в общей системе экономических категорий. Таковыми ЭУ являются: управление (правительство), присвоение (собственность), дифференциация (социум).

Прямому определению (называнию/указанию на объект – вот это!) математически соответствует представление о точке. Если точка движется в пространстве по какой-либо траектории (происходит развёртывание категории), то образуется или отрезок или бесконечная линия. Такая линия при вращении вокруг какой-либо своей точки образует плоскость, также в идеале бесконечную. А вращая плоскость вокруг проведенной по ней линии, мы получим объёмную сферу, которая будет заполнять всё пространство экономических взаимодействий. Таким образом, у нас появляется возможность интерпретировать базовое понятие не только «точечным» (наративным, назывательным), но «объёмным» методом понимания.

Это также необходимо для того, чтобы преодолеть обычное плоскостное представление, доминирующее в аналитических методах большинства наук.

Для этого каждую ЭУ (экономическую универсалию) представим не только как объемную, но и поляризованную (+ и -) сферу, заполняющую весь социум. Каждому направлению и размаху поляризации в ЭУ будет соответствовать определённая направленность процессов и формирования связей, приобретающих в процессе их повторения институциональную силу и форму, что очевидно, определяется интегральным воздействием всех остальных культурных универсалий.

       УПРАВЛЕНИЕ (правительство) - У

+ усиление – этатизм, деспотизм

- ослабление – либерализация, свобода

       ПРИСВОЕНИЕ (собственность) - П

+ усиление – частная

- ослабление – общая, общественная

       ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ (социальность) - Д

+ усиление - специализация

- ослабление - универсализация, кооперация

Максимальное различение этих сфер (их несводимость друг к другу) математически можно выразить как перпендикулярное пересечение экваториальных плоскостей каждой из этих сфер.

Таблица 2

Поляризованное построение ЭУ-сфер

 

У - УПРАВЛЕНИЕ правительство

+ усиление: патернализм, иерархия, централизация, бюрократизация, этатизм, теократия, дирижизм, администрирование, абсолютизм, деспотизм,

картезианский рационализм

- ослабление: муниципализация, регионализация, либерализация, самоорганизация, спонтанность, договорность, плюрализм, свобода

П - ПРИСВОЕНИЕ собственность

+ усиление: отдельная, частная, индивидуальная

- ослабление: общая, коммунальная, общественная

Д - ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ социальность

+ специализация: индивидуализация, дискретность, атомизация

- универсализация: однородность, равнозначимость, кооперация

Тогда движение (для экономиста – это воспроизводство!), рассматриваемое как развёртывание в 3-мерном экономическом пространстве, даст возможность охарактеризовать каждую конкретную систему хозяйства в строгих математических координатах.

Пересечение трех перпендикулярных плоскостей в пространстве образует 8 секторов, которые по аналогии с «квадрантами» межотраслевого баланса можно назвать «сферанты».

Такое название будет определяться для объемного (пирамидального) сектора самой большой из четырех ограничивающих его поверхностей, которая равна 1/8 поверхности сферы. Соответственно каждой сферант будет однозначно определяться как трёхмерное пространство, образуемое набором из трёх векторов с определённой поляризацией.

Таблица 3

Общая типология сферантов

«+У+П+Д» (a)

«-У+П+Д» (e)

«+У+П-Д» (b)

«-У+П-Д» (f)

«+У-П+Д» (c)

«-У-П+Д» (g)

«+У-П-Д» (d)

«-У-П-Д» (h)

Если сопоставить структуру сферантов с концепцией Менделеева, можно видеть, у него выделены не полные (объёмно-поляризованные) экономические универсалии (ЭУ), а только определённые градиентно ориентированные полусферы из каждой ЭУ. Но их пространственное пересечение даёт нам определённый (конкретный!) сферант - «-У+П+Д» (e).

Самая устойчивая фигура, вписанная в сферант, - сфера, касающаяся каждой из базовых образующих плоскостей, а также внешней сферической границы. Логичным её названием будет «сфераль».

Такая сфераль, по нашему представлению, является институциональной интегрированной моделью чистого экономического уклада. Именно она собственно и является единицей экономической типологии, как наблюдаемый чистый тип экономической системы.

Конкретные институциональные характеристики при этом являются отношениями(и соответственно категориями) связывания (или развития) - заглушками или наоборот туннельными переходами между отдельными сферантами.

Таким образом, можно объединить формационную, институциональную и стадиальную теории.

Поскольку любой экономический процесс протекает одновременно, имея свою динамику, в каждой из выделенных ЭУ-сфер, то мы сможем точно охарактеризовать конкретную систему хозяйства, математически представив её как совокупность координат в подпространстве с определённой геометрической поляризацией. А все точки траектории её движения в сферанте покажут процесс развития экономической системы и возможные инварианты её фазовых состояний.

Теперь общая методологическая логика нашей научно-исследовательской программы приобрела следующую последовательность:

  1. выделение критериальных подмножеств (экономических универсалий);
  2. категориальное их заполнение, что дает характеристику каждой хозяйственной системы;
  3. построение типологии и выделение элементарных единиц типологии;
  4. исследование комбинированных структур, которые пока ещё не рассматривались;
  5. формализация основного социально-экономического принципа и основного экономического закона;
  6. моделирование структуры - механизма воспроизводства, включая социальные и природные ограничения.

В обобщенной форме этот анализ представлен в таблице 4. Для этого мы используем трансформированную матрицу Чаянова, проставляя в её клетках знаки «+» или «-» в соответствии с тем, как формируется соответствующий градиент системы отношениями, которым соответствуют категории, находящиеся во второй (нижней) половине таблицы. Там представлен набор выделенных Чаяновым категорий, сгруппированных в три определённые метагруппы. В итоге каждая экономическая система маркируется строго определённым набором векторных характеристик, а всего типов таких наборов может быть только 8, как это показано в таблице сферантов.

На этой стадии анализа стало возможно идентифицировать следующие системы и охарактеризовать их основной принцип:

1) «+У+П+Д» (a)рабовладение – принцип «раб – одушевлённое орудие» (Аристотель);

2) «+У+П-Д» (b) - феодализм – принцип «нет земли без господина» сформулировал Ф.Бомануар в сочинении "Coutumes de Beauvoisis" (XIII в.);

3) «+У-П+Д» (c)административно-командные экономики: азиатская - «фараон – живой бог на земле», социалистическая - «государственный план – закон, социалистическая собственность выше любой другой»;

5) «-У+П+Д» (e) рыночные системы: либеральная рыночная экономика - «laissez faire et laissez passer» (Ж.В. де Гурнэ), семейное трудовое хозяйство товарного типа - «хозяин своей земли и её плодов» (А.Чаянов); 8) «-У-П-Д» (h) – натуральное семейное трудовое хозяйство - «хозяин своей земли и своей семьи» (А.Чаянов).


Таблица 4

Структура народнохозяйственных систем в проекции на типологическую структуру ЭУ-сферантов


ЭТАПЫ АНАЛИЗА:

  1. ЭУ-сферы//

 

II. Экономические

народно-хозяйственные

категории//

III. Сферанты

Народнохозяйственные системы

Семейные формы

хозяйства

Азиатский

Способ

Произ-водства

Рабовла-дель-ческое

хозяйство

Феодальные системы

 

Комму-

низм

 

Капита-

лизм

Оброчное

Крепостное

хозяйство

Помещичье

хозяйство

Крестьянское

хозяйство

Нату-

рального

Товар-ного

I. ЭУ-сферы

1

2

3

4

5

6

7

8

9

УПРАВЛЕНИЕ (правительство)

+ усиление

(этатизм, деспотизм)

 

 

+

+

+

+

 

+

 

- ослабление

(либерализация, свобода)

-

-

 

 

 

 

-

 

-

ПРИСВОЕНИЕ (собственность)

+ усиление (частная)

 

+

 

+

+

+

+

 

+

- ослабление

(общая, общественная)

-

 

-

 

 

 

 

-

 

 

ДИФФЕРЕН-ЦИАЦИЯ (социальность)

+ специализация

(обмен, взаимо-действие

 

+

+

+

 

 

 

+

+

- иниверсализация

(кооперация,

синергия)

-

 

 

 

-

-

-

 

 

II. Категории

 

 

 

 

 

 

 

 

 

УСЛОВИЯ ПРОИЗВОДСТВА

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Технический процесс производства и

воспроизводства средств производства

+

+

+

+

-

+

+

+

+

Авансируемый предпринимателем капитал, циркулирующий по формуле:

Д-Т-Д+прибыль

-

-

-

+

-

-

-

-

+

Государственный производственный план

-

-

+

-

-

-

-

+

-

Необходимые для поддержания режима внеэкономические меры принуждения

-

-

+

+

+

+

+

+

-

ЦЕНЫ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Цена товара

-

+

-

+

+

+

+

-

+

Цена на землю

-

+

-

+

+

+

-

-

+

Цена на раба или, соответственно,

на крепостного

-

-

-

+

+

+

-

-

-

Цена труда (заработная плата)

-

-

-

-

-

-

-

-

+

ДОХОДЫ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Единый неделимый трудовой доход семьи

+

+

-

-

+

-

+

-

-

Рабовладельческая и соответственно крепостная рента

-

-

-

+

+

+

+

-

-

Процент на капитал в форме дохода рантье

-

-

-

+

-

+

-

-

+

Дифференциальная рента

+

+

-

+

+

+

+

-

+

Доход наемного работник (заработная плата  – доб!).

-

-

-

-

-

-

-

-

+

 

III. Сферанты

 

h)

e)

c)

a)

b)

b)

b)

c)

e)


Но в трёх сферантах пока не было обнаружено исторической МОДЕЛИ: 4)«+У-П-Д» (d); 6)«-У+П-Д» (f); 7)«-У-П+Д» (g).

Универсальный паттерн «материальные черты», влияющий на все ЭУ и сферанты, в каком бы фазовом состоянии они не находились, как уже сказано был вынесен за пределы трехмерной гипер-ЭУ-сферы. По оси возвышения этого паттерна мы можем наблюдать последовательный подъем экономических систем согласно теории стадий. Логично поэтому сделать вывод, что вектор материального развития - технологии является фактором времени.

По оси возвышения ЭУ-материальные черты, если объединить все имеющиеся концепции, мы будем наблюдать последовательный подъем согласно теории стадий:

С помощью 3-8 (три-октофазной) модели можно также объяснить почему в экономике присутствует такое многообразие институтов. Становится понятным, почему они, в отличие от теорий общественных систем и экономических моделей, не имеют общей теории: их чересчур много (а именно 65!), поэтому анализировать с помощью обычно логического аппарата просто невозможно. К тому же просто нет логического аппарата, описывающего качественный скачок (количество-качество-мутация и т.д.) Для этого следует использовать теорию мембран и теорию катастроф.

Обобщенное представление различных темпорально-цивилизационных концепций представлено в таблице 5. Обратим внимание на ряд добавлений в «классические теории»:

- выделение своеобразной 0-стадии, которую «проскальзывают» теории индустриализма и постиндустриализма, хотя, например, у Листа она в принципе входит в понятие первой фазы. Тогда как в настоящее время (рост информатизации и развитие информационной индустрии, виртуализация, достижение предела затрат времени на материальное потребление и т.д.) возникает необходимость очередного прояснения сущности человека, не как общественного животного (удовлетворяющего материальные потребности), а как субъекта, создающего новый информационно-виртуальный континуум;

- полужирным шрифтом выделен ряд переходных форм, которые отсутствовали у авторов конкретных темпоральных моделей.

В результате нашего анализа получается всего 12 описанных различными теориями стадий экономического развития, которые отражают действие динамику изменений 4-х экономических универсалий.  


Таблица 5

Сопоставление теорий темпорально-стадиальных последовательностей

Ф

А

З

Ы

Стадии исторической школы

(Лист)

Общественно-экономические

формации

(Сен-Симон,

Маркс, Зомбарт, Ленин)

Идеальные

типы господства

(Вебер)

«Откры-тости»

(Поппер)

Регулиро-вание

(Хикс)

Стадии роста

общества

(Ростоу)

Модерни-зации

(Парсонс)

t–индустри-альные

(Сен-Симон,

Белл, Арон)

Техноло-гические волны

(Тоффлер)

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

 

1

Дикость - огонь, каменные века

Экономика присваиваю-

щего типа

Харизма-тическая суггестия - по Поршневу

Форми-рование систем социаль-ного регу-лирования

Переход от биофи-зиологи-ческого к социо-группо-вому

Захват ареалов питания и охоты, включая водный

Разрыв с миром животных

Развитие прототехно-логий:огонь, орудие, зна-ково-языко-вая коммуни-кация

 

0-я

2

Пастушеский быт - медь и бронза

Первобытная

Традицион-ный

Закрытое

Обычаи и традиции

Традици-онное

 

 

Тради-ционное

 

 

Доиндуст-риальные

 

 

1-я

3

Земледельческое состояние - медь, бронза, железо

 

Азиатская

(«речные цивилизации»)

Традицион-

но-хариз-матический

Закрытое

Командно-бюрокра-тическое, дополнен-ное тради-цией

Традици-онное

4

Земледельческое состояние - медь, бронза, железо

Античная

Традицион-ный и хариз-матический

Приот-крытое

Обычаи, традиции, право

Квазитра-диционное

5

Земледельческое состояние (железные века)

Феодальная

Традицион-ный и хариз-матический

Закрытое

Традиции

и команды

Традици-онное

6

Земледельческо-мануфактурное состояние (начало технологического промышленного развития)

Новое время, Реформация, Просвещение

Традици-онный,

легальный и харизма-тический

Приот-крытое

Традиции

и право

Подготовка условий для экономического взлёта

Протомодер-низиро-ванное

 

1-я+2-я

7

Земледельческо-мануфактурное и торговое состояние - последняя фаза: про-порционального развития сельского хозяйства, промыш-ленности и торговли

Ранний

капитализм

Легальный (рацио-нальный)

Полу-

закрытое

Право и традиции

Взлёт или подъём

 

 

 

 

Модерни-зированное

Индустри-альные

 

 

 

 

2-я

8

Индустриальное развитие - доминирование индустрии, сопровождаемое экологическим, климатическим и пандемическим кризисами

Зрелый

капитализм

Легальный (рацио-нальный)

Полу-

открытое

Право и традиции

9

Социализм

Харизма-тический и легальный

Полу-

закрытое

Команды

10

Корпоративизм

Легальный и харизма-тический

Полуза-крытое

Право, традиции, команды

11

«Смешанная экономика»

Легальный (рацио-нальный)

Открытое

Право, традиции и команды

Достиже-ние зрелости

Индустриаль-но-информа-ционные

 

 

 

3-я

12

Переход от производства вещей, услуг и объектов к воспроизводству и новому производству среды существования человека: природы, климата; преодоление «вещизма», требующего слишком много времени для потребления и т.д.

Сетевая экономика «мировой деревни»

(Маклюэн)

Легальный (рацио-нальный)

Право, традиции и консенсус-ное голосо-вание

Эра высо-кого массо-вого пот-ребления

Постинду-стриальные

 

13

 

ГУМАНИТАРНАЯ (предполагаемая фаза развития) – воспроизводство непосредственной функции человека. В данный период мы

можем лишь поставить вопрос об этом. Какова при этом будет экономическая организация социума, можно думать уже сейчас.

 


Отметим, что полученный количественный порядок объектов в типологии экономических систем близок к цивилизационным номенклатурам классиков цивилизационной теории Н.Данилевского и А.Тойнби.

Завершающее методическое замечание. Строя базовую систему экономических универсалий, можно попробовать увеличить их число до 4-х или скажем 5-ти, но тогда количество сферантов (но интерпретируемых уже только чисто математически как векторные подмножества) возрастет соответственно до 16 или 32, и даже больше. Но такой подход пока неконструктивен, так имеющихся хозяйственных укладов просто не набирается, а их теоретический анализ превратится только в описание неизвестного будущего.

Однако он в принципе применим для цивилизационного анализа, родоначальником которого является наш соотечественник Н.Я.Данилевский. Из современных авторов здесь наиболее продвинутыми являются аналитические построения С.Б.Переслегина . Разрабатываемый им подход позволяет выделить инварианты, которые будут оставаться неизменными при любых «вращениях» (!-ВК) в пространстве параметров, и должны рассматриваться нами как наиболее фундаментальные социальные общности, формы существования Человечества» . Рамочные принципы любой из цивилизаций Переслегин считает возможным определить на основе дихотомических разложений: время-пространство, личность-масса (коллектив), рациональное-трансцендентное, духовное-материальное . Такой подход даёт возможность теоретически выделить 24 (2 в 4-й степени), т.е. 16 возможных типов цивилизаций. Если же эти характеристики объединить и поляризовать (+ или -), то мы получим матрицу цивилизационных типов (табл. 6).

Однако сам Переслегин идентифицирует только ЗАПАДНУЮ (+В+Л+Р+М), ИСЛАМСКУЮ (+В-К+Р+М) и ЕВРАЗИЙСКУЮ (-П-К+Р-Д), фактически относя к ней и РОССИЙСКУЮ. Но с нашей точки зрения более правильной её характеристикой является вектор (-П-К-Т-Д).

И определяется это в первую очередь пространственным фактором. Вычитая его из евразийской цивилизации мы видим, что различие здесь в измерении (Рациональное-Трансцендентное). Но тогда и собственно евразийская трансформируется в (+В-К+Р-Д), которой нет у Переслегина, но есть в нашей матрице. Тогда РОССИЮ как цивилизацию можно определить на основе уже имеющихся дихотомических разложений: пространственная, массо-коллективная, трансцендентная, духовная. – Для современных условий этот тип корректнее всего определить как СЕВЕРНУЮ цивилизацию .

Таблица 6

Матрица цивилизационных типов

(+Время)

(+Личность)

(+Рациональное)

(+Материальное)

(+В+Л+Р+М)

(+Время)

(-Коллектив)

(+Рациональное) (+Материальное)

(+В-К+Р+М)

(-Пространство)

(+Личность)

(+Рациональное)

(+Материальное)

(-П+Л+Р+М)

(-Пространство)

(-Коллектив)

(-Трансцендентное)

(-Духовное)

(-П-К-Т-Д)

(+Время)

(+Личность)

(+Рациональное)

(+Материальное)

(+В+Л-Т+М)

(+Время)

(-Коллектив)

(+Рациональное)

(-Духовное)

(+В-К+Р-Д)

(-Пространство)

(+Личность)

(-Трансцендентное)

(+Материальное)

(-П+Л-Т+М)

(-Пространство)

(-Коллектив)

(+Рациональное)

(-Духовное)

(-П-К+Р-Д)

(+Время)

(+Личность)

(+Рациональное)

(-Духовное)

(+В+Л+Р-Д)

(+Время)

(-Коллектив)

(-Трансцендентное)

(+Материальное)

(+В-К-Т+М)

(-Пространство)

(+Личность)

(+Рациональное)

(-Духовное)

(-П+Л+Р-Д)

(-Пространство)

(-Коллектив)

(-Трансцендентное)

(+Материальное)

(-П-К-Т+М)

(+Время)

(+Личность)

(+Рациональное)

(-Духовное)

(+В+Л-Т-Д)

(+Время)

(-Коллектив)

(-Трансцендентное)

(-Духовное)

(+В-К-Т-Д)

(-Пространство)

(+Личность)

(-Трансцендентное)

(-Духовное)

(-П+Л-Т-Д)

(-Пространство)

(-Коллектив)

(+Рациональное)

(+Материальное)

(-П-К+Р+М)

Анализ как хозяйственных укладов и систем позволяет сделать вывод, что конкретные экономические системы, которые мы наблюдаем, являются именно сложными цивилизационными феноменами, содержащими в себе различные типы хозяйственных укладов и их комбинаций. В конкретной же экономической действительности они выступают как самостоятельные государственно-национальные образования, которые свой национальный тип хозяйствования распространяют на возможные ареалы влияния по возможному фактору силы. Раньше он практически мог измеряться как военная сила, а в настоящее время воздействует на внешнюю среду через другие, но вполне измеряемые факторы.

Для создания цивилизационно-статистической модели хозяйственных систем разработана методология построения измерительных индексов. Такой индекс должен быть операбельным, понятным при построении, а также давать возможность анализировать его составляющие.

Сейчас наиболее распространён индекс человеческого развития (ИЧР или ИРО (развития общества) /Human Development Index – HDI/), который начиная с 1990 г., пришёл в международных сопоставлениях на смену валовому внутреннему продукту (ВВП). ИРО основан на учёте продолжительности жизни, образования и уровня жизни. Но при анализе статистических таблиц по этому индексу сразу обращает внимание то , что он ставит в один ряд страны, занимающие принципиально разные глобальные и даже цивилизационные ниши. Достаточно сказать, что список «развитых» (уровень 80 и более по ИРО) стран замыкают микроскопическое островное государство Тринидад и Тобаго (80,2) и экономический гигант Мексика (80,0), соответственно, 51 и 52 места в мировой классификации, а Россия делит уже «не почётные» 58-60 места с Колумбией и Маврикием (77,9!). Очевидно, что характеристики, по которым можно сопоставлять различные государства должны нести в себе возможность качественного анализа и наглядного представления этих показателей, в отличие от достаточно формализованного HDI.Сегодня в мире существует более 200 стран или территорий, которые можно рассматривать как объект глобальных сопоставлений. Вполне логично начать с одного из основных признаков любой страны - её территории, то есть совокупности природно-пространственных характеристик, в которых развивается каждая национальная экономика. Как уже сказано, при онтологическом рассмотрении экономической деятельности как проявления активного (мыслящего) фактора производства в континууме пространство-время, то, именно пространственная сторона этого континуума из моделей и оценочных индексов современной предпринимательской экономики почему-то выпадает. Этот фактор учитывается при расчётах предложенного индекса, то есть одним из показателей в нём является площадь государства.Следующий важнейший признак любой страны – население. Это исходный пункт любого экономического процесса и соответственно его субъект, и конечный результат.

Следующей характеристикой любой страны, безусловно, является уровень её экономического развития. Его традиционным измерителем является валовой внутренний продукт (ВВП), или в современной статистике Мирового банка – валовой национальный доход (ВНД). Он представляет самый широкий показатель национального дохода, заменивший валовой национальный продукт (ВНП).

Не менее важной является оценка ВНД по паритету покупательной способности (ВНД по ППС), которая представляет собой ВНД, конвертированный в международные доллары с использованием коэффициента пересчета, основанного на ППС, т.к. номинальные обменные курсы существенно искажают разницу между относительными ценами в различных странах.

Рассмотрев эти четыре показателя с точки зрения получения значимой оценки для страны, мы выяснили, что значимую долю (93-98%) каждого фактора интегрируют всего 75 стран. Объединив их по четырём показателям, мы получим 119 стран, у которых уровень какого-либо показателя входит в 75 главных стран хотя бы по одному измерителю. Это составляет 57% всей исследуемой совокупности из 208 стран .

Но для более точной оценки рассмотренные критерии следует дополнить показателем качественного характера, отражающим не только объём ведения хозяйства и его общую результативность, но и эффективность работы системы в глобальном хозяйстве современного мира. Таким ещё одним, и, в общем-то, не дискуссионным показателем для оценки любой страны является уровень ВВП на душу населения страны (в данном измерении – ВНД). Измерять его естественно следует, используя расчёт ВНД по ППС (то есть ВНД по ППС на душу населения), так как именно такой расчёт более точно отражает уровень внутреннего потребления, уровень и качество жизни в стране, возможности материального и духовного развития, её привлекательность для миграции, вложения капитала и т.д. Однако чтобы действительно это была качественная оценка, а не просто ещё один экономический показатель, следует произвести выборку, поскольку одинаковый уровень коэффициента может получаться при сопоставлении совершенно различных объёмных показателей. Представляется логичным утверждение, что сопоставление по качественным признакам стран, существенно отличающихся количественно определёнными объективными параметрами, будет некорректно, - они не могут напрямую сопоставляться с небольшими по населению, территории и объёму экономической деятельности странами. Сделав ранжирование в рамках обозначенной выборки из 119 стран, мы получили существенно меньшую степень вариации признака, особенно в верхней половине группировки.

В результате проведенных сопоставлений была полена многомерная измерительная характеристика, по которой проранжировано 119 стран, каждая из которых характеризуется числовым вектором, имеющим пять измерений. Чтобы получить измерительный индекс, которым было бы удобно пользоваться и легко считать, необходимо построить механизм свединия этих разнородных показателей к единому измерителю и получить его количественную (цифровую) форму.

Таким методом построения является рангово-бальная оценка. Её общая расчётная методика иллюстрируется статистическими таблицами, размещёнными в Приложении к диссертационной работе. Совокупности из 75 стран по каждому признаку были разделены на определённые таксономические группы по 5 стран, то есть получено 15 таксонов. Страны, входящие в самый нижний таксон (71-75 места) получают бальную оценку равную 1, в следующем таксоне – 2, и т.д. Соответственно страны самого верхнего таксона (1-5 места) получают оценку 15. Но при этом ещё по 1 дополнительному баллу получают все страны, занимающие места с 50-го по 26-е, по 2 балла – страны с 25-го по 11-е, по 3 – с 10-го по 2-е, 4 балла – страна, занимающая 1-е место. Такие надбавки позволяют более точно дифференцировать таксономические группы с учётом смещения количественного уровня признака в сторону верхних групп данных ранговых распределений.

В итоге все страны с 1-й по 75-ю получили балльные оценки от 19 до 1 балла. Оправданность такого ранжирования и бального рейтинга хорошо демонстрируется, если сопоставить между собой средние уровни показателей для каждого таксона. Определённое исключение представляет построение бальной оценки по показателю душевого уровня ВНД, где надбавка 4 балла даётся всем 5 первым странам. Сам по себе состав этого таксона чрезвычайно неоднороден: численность населения по странам колеблется более чем в 650 раз, а производство ВНД более чем в 450 раз. А с другой стороны, при рассмотрении динамики лидерства по этому показателю за последние десятилетия наблюдается постоянная смена лидера (США, Канада, Норвегия, Ирландия, Люксембург и др.), что сильно зависит также и от того, какой статистический показатель применяется (ВНП, ВВП, ВНД). Поэтому представляется корректным не выделять одного лидера по этому показателю, а дать 4-бальную надбавку всем пяти первым.

Получив количественные оценки, мы можем перейти к построению собственно интегральных индексов. Для этого следует определить вес каждой оценки в общем индексе. Учитывая, что мы использовали три «экономических» оценки (ВНД, ВНД по ППС, душевой ВНД), каждая из рассчитанных бальных оценок получает вес, равный 1, таким образом, соотношение весов объёмно-ресурсных оценок (территория и население) и экономических (результирующих) составляет в итоговом индексе 2:3. Это показывает, что только за счёт объемных показателей страна не может получить значимой оценки в глобальной экономике.

Предварительно формулу расчета представим как:

Игиз = Иои  +  Иоэи   ,

где Игиз – глобальный индекс значимости, получаемый как сумма:

Иои (= Бтер *1 + Бнас *1) – объёмный индекс, отражающий суммарную оценку территориального и человеческого ресурсов страны, и

Иоэи (= Бвнд *1 + Бвнд/ппс *1 + Бппс/душ *1) – объёмно-экономический индекс, отражающий суммарную оценку экономических характеристик данной страны.

Множитель 1 показывает удельный вес каждой бальной оценки в формировании соответствующего индекса. Но, поскольку, этот множитель принят одинаковым для всех слагаемых, его можно сократить, тогда

Игиз = Иои  + Иоэи = Игиз = Бтер  + Бнас  + Бвнд  + Бвнд/ппс  + Бппс/душ

Такое построение глобального индекса позволяет также представить страны мира и по двум промежуточным индексам, соответственно: объёмному и объёмно-экономическому.

Анализируя результаты этого этапа расчётов, можно указать, что по объёмно-экономическому индексу первые семь строк занимают страны G-7 (Большой семёрки), как она сложилась в 1970-е годы: США, Великобритания, Япония, ФРГ, Франция, Италия, Канада. Степень вариации в этой группе относительно невелика (57-47 баллов), при этом именно здесь проживает более 70% населения «золотого миллиарда». Если же рассмотреть объёмный индекс, то лишь США занимают 3-е место, Канада – 11-е, а Япония – 25-е. Лидируют по этому индексу другие страны: Китай, Россия, Бразилия, Индия, Индонезия, Мексика, Иран.

Из расчётной конструкции глобального индекса видно, что страна, получающая максимальную оценку по всем индексам, суммарно может получить 95 баллов. По самой логике построения индекса, такая страна может быть только одна. С другой стороны, может существовать достаточное количество стран, которые будут иметь хорошие сбалансированные показатели, но никогда не станут глобальными лидерами в силу недостаточности своей объёмно-ресурсной базы. Чтобы компенсировать неполноту такой оценки, и перейти от базы 95 к удобной для анализа и расчётных оценок базе 100, введём ещё одну бальную надбавку (равную 5). Её будут получать страны, имеющие сбалансированную структуру формирования глобального индекса. То есть страна получает эту надбавку, если она имеет значимую бальную оценку по каждому из 5-ти показателей. На 2004 г. стран, имевших данную надбавку, в мире существовало только 32 (чуть более 25% от 119 анализируемых стран, или 15% от всех стран мира).

В результате был сформирован глобальный индекс значимости (ГИЗ), показывающий степень возможного достижения страной значимого глобального уровня развития. Механизм формирования индекса показывает его достаточную инерционную устойчивость, так как значимые приращения бального индекса возможны только при существенно разной динамике показателей по странам в течение длительного времени.

п/п

Страна

ГИЗ

п/п

Страна

ИГК

1.

США

98

1.

США

9604

2.

РОССИЯ

80

2.

РОССИЯ

6400

3.

Бразилия

80

3.

Китай

6400

4.

Китай

80

4.

Бразилия

5625

5.

Канада

79

5.

Канада

5476

6.

Япония

77

6.

Япония

5184

7.

Франция

75

7.

Франция

4900

8.

Мексика

75

8.

Мексика

4900

9.

Индия

74

9.

Индия

4761

10.

Германия

73

10.

Германия

4624

11.

Австралия

70

11.

Великобритания

4225

12.

Италия

68

12.

Австралия

4225

13.

Испания

68

13.

Испания

3969

14.

Индонезия

67

14.

Италия

3969

15.

Великобритания

65

15.

Индонезия

3721

16.

Аргентина

65

16.

Аргентина

3600

17.

Турция

63

17.

Иран

3249

18.

Иран

62

18.

Саудовская Аравия

3136

19.

Саудовская Аравия

61

19.

Турция

3136

20.

ЮАР

61

20.

ЮАР

3136

21.

Таиланд

56

21.

Южная Корея

2916

22.

Южная Корея

54

22.

Таиланд

2601

23.

Колумбия

52

23.

Нидерланды

2401

24.

Польша

50

24.

Тайвань

2401

25.

Египет

50

25.

Колумбия

2209

Несколько иную интерпретацию даёт нам квадратичный индекс глобальной концентрации (ИГК). Он не включает надбавку сбалансированности, слабо влияющую на глобальную значимость, но оперирует существенно растянутой шкалой значений, в которой только 20 стран получают оценку более чем 30% от возможной. Именно эти страны и будут в ближайшие десятилетия играть ведущую роль в мировом развитии. Такой вывод был сделан нами в соответствующей публикации летом 2008 г. , а в ноябре 2008 г. в Вашингтоне собрался первый саммит «20-ки», единственной заменой в составе которого была Южная Корея, но отсутствовал Иран в силу противодействия стран G-7. К осени 2009 г. в Питтсбурге состав несколько расширился (до 24), но принцип остался тот же.

Заключение

Исследование, проведенное в диссертационной работе, позволило сформулировать и решить важную проблему экономической теории - разработать методологию построения базовых типов хозяйственных систем (хозяйственных укладов), позволяющую объединить различные теоретические подходы к построению хозяйственных систем (формационные, цивилизационные, институциональные) в единую модель динамики развития.

Элементами проводимого исследования являются:

    1. ) систематизация методов и систем типологизации хозяйственных укладов, используемых различными научными школами экономической теории;

2) определение неполноты современных теоретических представлений о типах и формах экономической организации, что не позволяет экономической теории эффективно воздействовать на реальную экономическую практику, а также приводит к различным противоречиям в учебных курсах и программах;

3) проведение интегрального сопоставления экономических типологий основных экономических школ и показано их содержательное место в единой темпорально-понятийной матрице развития экономических систем;

4) выявление специфического, альтернативного большинству признанных, теоретического подхода русских экономистов начала XX в. (Д.И.Менделеева, А.В.Чаянова, Н.Д.Кондратьева) к построению экономической типологии и оценки хозяйственных систем, который позволяет разработать новые методологические принципы к построению моделей экономических систем;

5) выявление и обоснование экономико-аналитической оценки ряда работ русских экономистов, которые должны быть представлены в основных курсах экономической теории и истории экономических учений;

6) обоснование противоречивости подходов к оценке «чистых» типов экономических систем, которые в реальном смысле являются более сложными «цивилизационно-экономическими» типами социально-экономической организации общества;

7) обоснование новых теоретических категорий, позволяющих преодолеть противоречия в построении единой экономической теории;

8) разработка модели построения экономических систем на основе базовых экономических универсалий, позволяющих интегрировать существующие и ранее существовавшие экономико-цивилизационные типы социально-экономических систем, а также прогнозировать появление новых;

9) статистический анализ состояния экономик ведущих современных государств и разработка количественных методов и системы оценок в виде цифровых индексов, позволяющие характеризовать соотношение динамик и перспективу развития современных государств в соотношении с их экономическим и цивилизационным вектором развития;

Полученные в работе результаты расширяют теоретические знания в области типологии экономических систем и общей динамики экономического развития.

Их использование в учебных курсах экономической теории позволит обеспечить логичное изложение теоретических основ экономики, формировать целенаправленное воздействие в сфере экономического регулирования для достижения построения не просто «смешанной экономики», а определённого цивилизационно-экономического типа общества

Основные публикации по теме диссертации

  1. Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ
  1. Ковнир В.Н. Построение типологии различных систем хозяйства и экономические исследования Д.И.Менделеева и А.В.Чаянова. //Экономические науки. – 2008. - № 6. - с.200-204. - 0,5 п.л.
  2. Ковнир В.Н. Оценка и соизмерение экономических систем в современной мировой экономике. //Экономист. – 2008. - № 6. - с.67-74. - 0,7 п.л.
  3. Ковнир В.Н. Исследование типологии экономических систем в русской экономической мысли. //Вестник РЭА им. Г.В.Плеханова. – 2007, №6(18). - с.27-32. - 0,4 п.л.
  4. Ковнир В.Н., Болдов А.В. О необходимости и направлениях повышения эффективности управления государственной собственностью. //Российское предпринимательство. – 2006. - № 11. – с.119-122. - 0,4/0,2 п.л.
  5. Ковнир В.Н. Интеллектуальная собственность и другие нематериальные активы в деятельности вузов, учреждений и научных организаций. //Российское предпринимательство. – 2005. - № 1. – с. 87-92. - 0,25 п.л.
  6. Ковнир В.Н. Как развиваться крестьянскому семейному хозяйству. (К 120-летию А.В.Чаянова)». //Вестник МГУ, сер. Экономика,. 2009. – 0,5 п.л. (в печати).
  1. Учебники и учебные пособия
  1. Ковнир В.Н. История экономики России. Учебное пособие. Рекомендовано УМО по образованию в области экономики и экономической теории в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по направлению «Экономика» и другим экономическим специальностям. - М.: Логос, 2005. – 472с. - 29,5 п.л.
  2. Экономика. Учебное пособие. Под редакцией В.Н.Ковнира, Г.А.Рыбиной, Н.В.Швейко. - М.: МГТУ им. Н.Э.Баумана, 2008. – 112с. - 6,5/0,0.
  3. Экономическая теория. Учебник. Под ред. Е.Н.Лобачевой. Рекомендован УМО по образованию в области экономики и экономической теории в качестве учебника для студентов, обучающихся по направлению «Экономика» и экономическим специальностям». - М.: Высшее образование, 2008. - 515с. - 35,0/1,5 п.л. Раздел «История экономической науки». (2-е изд., испр., перераб. и доп. издание, - М.: Высшее образование, 2009. – 515с. - 32,2/1,5 п.л. Раздел «История экономической науки»).
  4. Экономика. Разделы 1 и 2 (микроэкономика). Учебно-методическое пособие. Под редакцией А.П.Даниловой, Г.К.Девлет, В.Н.Ковнира.. - М.: МГТУ им. Н.Э.Баумана, 2005. – 80с. - 4,7/0,5 п.л.
  5. Экономическая теория. Учебник. Под ред. В.Д.Камаева и Е.Н.Лобачевой. Рекомендован УМО по образованию в области экономики и экономической теории в качестве учебника для студентов, обучающихся по направлению «Экономика» и экономическим специальностям». Раздел «История экономической науки». - М.: Юрайт-Издат, 2005. – 557с. - 35,0/1,4 п.л. Раздел «История экономической науки».
  6. Ковнир В.Н., Девлет Г.К. История экономических учений: учебное пособие. - М.: МГТУ им. Н.Э.Баумана, 2002. – 55с. - 3,3/1,8 п.л.
  7. Лекции по курсу «Экономическая теория (макроэкономика)»: Учебное пособие. Под редакцией Ю.А.Абрамова и В.Н.Ковнира - М.: МГТУ им. Н.Э.Баумана, 2002. - 136с. - 8,5/1,6 п.л.
  1. Другие публикации
  1. Ковнир В.Н. Построение количественных оценок экономического развития и соизмерения экономических систем. //Актуальные проблемы современных историко-экономических исследований. Выпуск второй. – М.: Издательство ГОУ ВПО «РЭА им. Г.В.Плеханова», 2009, с.97-104, 216-217. - 0,6 п.л.
  2. Ковнир В.Н. Разработка модели многофункционального семейного хозяйства на основе теории крестьянского хозяйства А.В.Чаянова. //Научное наследие А.В.Чаянова и современная аграрная экономика. - Материалы Международной научно-практической конференции, 26 февраля 2008 г. – М.: РГАУ-МСХА им. К.А.Тимирязева, 2008, с.47-50. – 0,4 п.л.
  3. Ковнир В.Н. Развитие концепции хозяйственных укладов А.В.Чаянова в современной экономической теории. //Научное наследие А.В.Чаянова и современная аграрная экономика. Материалы Международной научно-практической конференции, 26 февраля 2008 г. – М.: РГАУ-МСХА им. К.А.Тимирязева, 2008, с.51-56. – 0,5 п.л.
  4. Ковнир В.Н. Великий мыслитель и учёный – Дмитрий Иванович Менделеев. //Теоретическая экономика. – 2007. - № 1, с.144-157. - 0,8 п.л.
  5. Ковнир В.Н. Разработка типологии экономических систем и оценка эффективности государственного управления. //Государственное управление в ХХI в.: традиции и инновации. - Материалы 5-й ежегодной Международной конференции факультета государственного управления МГУ им. М.В.Ломоносова. (31.05-2.06.2007 г.). Часть 2. – М.: РОСПЭН, 2007, с.626-630. - 0,4 п.л.
  6. Ковнир В.Н. Построение типологии экономических систем на основе концепции хозяйственных укладов А.В.Чаянова. //Постмодерновые реалии России. Сборник Международной научной конференции ЦОН МГУ им. М.В.Ломоносова. – М.: Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2007, с.254-259. - 0,5 п.л.
  7. Ковнир В.Н. Концепция хозяйственных укладов А.В.Чаянова и построение типологии экономических систем. //Россия в период реформ: задачи, пути решения. Научные труды ИМПЭ им. А.С.Грибоедова. Выпуск 2006. – М.: ИМПЭ им. А.С.Грибоедова, 2006, с.196-203. - 0,5 п.л.
  8. Ковнир В.Н. Концепция хозяйственных укладов и теория крестьянского хозяйства А.В.Чаянова в истории экономических учений. //Никоновские чтения-2006 Международная научно-практическая конференция «Крупный и малый бизнес в сельском хозяйстве: тенденции развития, проблемы, перспективы. - М.: ВИАПИ, «Энциклопедия российских деревень», 2006, с.500-505. - 0,7 п.л.
  9. Ковнир В.Н. Экономическая реализация нематериальных активов ВУЗов и научных организаций в государственно-частном партнерстве. //Государственное управление в XXI в.: традиции и инновации. – Материалы 4-й ежегодной Международной конференции факультета государственного управления МГУ им. М.В.Ломоносова (24-26.05.2006). - М., 2006, с.572-574. - 0,3 п.л.
  10. Ковнир В.Н. Современная экономическая теория и методология исследования хозяйственных систем А.В.Чаянова (тезисы доклада). //XIX Международные Плехановские чтения. Тезисы докладов профессорско-преподавательского состава. - М.: РЭА им. Плеханова,2006, с.61-62. - 0,1 п.л.
  11. Ковнир В.Н. О новых направлениях повышения экономической обеспеченности высшей школы (тезисы доклада). //Материалы XII Международной научно-практической конференции 5-16.04.2004 г. «Управление организацией: диагностика, стратегия, эффективность». - М.: МЕЛАП, 2004, с.33-34. - 0,1 п.л.
  12. Ковнир В.Н., Гладков Г.М. Оживление промышленности в регионах на основе создания новых производственных форм. //Сборник докладов и выступлений круглого стола «Современные формы финансового капитала и особенности развития финансово-промышленных групп в России». - М.: Финансовая академия, 1998, с.235-239. - 0,3/0,2 п.л.
  13. Ковнир В.Н. Заработная плата: Теория и практика. //Плановое хозяйство. - 1990. - № 5, с.50-54. - 0,7 п.л.
  14. Ковнир В.Н., Рутгайзер В.М. Арендные отношения в условиях коренной перестройки хозяйственного механизма. //Арендует трудовой коллектив. Под ред. В.Н.Ковнира. - М.: Профиздат, 1989, с.3-17. - 0,7/0,4 п.л.
  15. Ковнир В.Н. , Зубова Л.Г., Ланцев Д.М. Динамика реальных доходов населения. //Плановое хозяйство. – 1989. - № 3, с.63-71. - 0,9/0,4 п.л.
  16. Комплексная программа научно-технического прогресса СССР на 1986-2005 гг. (по пятилетиям): Проблемный раздел 3.2.«Социальные проблемы, повышение народного благосостояния и развитие культуры». Под ред. В.Ф.Майера и С.С.Шаталина. - М.: АН СССР, 1983. – 419с. - 18,2/0,1 п.л.

Расчёт по данным за 2004 г.

Ковнир В.Н. Оценка и соизмерение экономических систем в современной мировой экономике. //Экономист. – 2008. - № 6, с.67-74.

Переслегин С.Б. Самоучитель игры на мировой шахматной доске. - М.: АСТ; СПб: Terra Fantastica, 2005; Переслегин С.Б. Новые карты будущего, или Анти-Рэнд. - М.: АСТ: АСТ МОСКВА, СПб: Terra Fantastica, 2009.

Переслегин С.Б. Самоучитель игры на мировой шахматной доске. - М.: АСТ; СПб: Terra Fantastica, 2005, с.101.

Переслегин, там же, с.101.

Развёрнутое обоснование такого подхода содержится в работе Самуйлов С.М. Российская цивилизация: отличия от Запада, особенности, сущность. //Российская цивилизация: через тернии к звездам. Сборник. - М.: Вече, 2003, с.18-118. Автор, в первую очередь, опирается на историологические построения правоведа-историка К.Д.Кавелина и историка В.О.Ключевского.

Мир в цифрах-2005. Справочник. Пер. с англ. – М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2005, с.18-19.

Там же, с.143.

Узун В.Я. Семейное хозяйство – основа устойчивого сельского развития. //Никоновские чтения–2007 «Многофункциональность сельского хозяйства: устойчивого сельского развития. - М.: ВИАПИ им. А.А.Никонова, «Энциклопедия российских деревень», 2007, с.220-224.

Отметим, что тонкий аналитик аграрной экономики современный исследователь крестьянского хозяйства Т.Шанин, анализируя взгляды Чаянова на социальную организацию патриархального крестьянского хозяйства, также выделяет именно три «вертикальные линии социальной организации»: власть, разделение труда и взаимную поддержку». //Великий незнакомец. Крестьяне в современном мире. Сост. Т.Шанин. Пер. с англ. – М.: Прогресс-Академия, 1992, с.366.

Фадеев В. Затмение пройдёт. //Эксперт. 2009, № 2, с.8.

Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров. - М.: Дело, Вита-пресс, 2000. – 560с.

Форд Г. Моя жизнь, мои достижения. Пер. с англ. - М.: Финансы и статистика, 1989; Якокка Л. Карьера менеджера. Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1990; Морита А. «Сделано в Японии». История фирмы «Сони». Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1990; Лутц Р. 7 законов Крайслер. Законы бизнеса, которые сделали Chrysler одной из самых успешных в мире автомобильных корпораций. Пер. с англ. - М.: Альбина Паблишер, 2003.

Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности. Пер. с англ. – М.: ИНФРА-М, 1999; Сорос Дж. О глобализации. Пер. с англ. – М.: Изд-во Эксмо, 2004; Гейтс Б. Бизнес со скоростью мысли. Пер. с англ. Изд. 2-е, исправленное. – М.: Эксмо, 2007.

Посошков И.Т. Книга о скудости о богатстве. - М.: Наука, 2003; Болотов А.Т. Избранные сочинения по агрономии, плодоводству, лесоводству, ботанике. – М.: Издательство Московского общества испытателей природы, 1952; Болотов А.Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные им для своих потомков. – М.: Современник, 1986; Болотов А.Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные им для своих потомков. В 3-х тт. – М.: Терра, 1993; Энгельгардт А.Н. Письма из деревни: 12 писем, 1872-1887. – М.: Мысль, 1987.

Так помимо большого корпуса собственных работ Витте стал первым пропагандистом концепций Ф.Листа в русской экономической литературе: см. Витте С.Ю. По поводу национализма. Национальная экономия и Фридрих Лист. //Лист Ф. Национальная система политической экономии. – М.: Издательство «Европа», 2005, с.259-304.

Вознесенский Н.А. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. – М.: Издательский дом «Экономическая газета», 2003.

Тарасов А.М. Миллионер. Исповедь первого капиталиста новой России. – М.: Вагриус, 2004.

Фадеев В. Затмение пройдёт. //Эксперт. 2009, № 2, с.12.

Гакстгаузен А. Исследование внутренних отношений народной жизни и в особенности сельских учреждений России. Пер. и изд. Л.Рагозина. – М.,1869; Гакстгаузен А. Конституционное начало, его историческое развитие и взаимодействие с политическим и общественным бытом государств и народов. Русск. перевод Б.Утина и К.Кавелина. - СПб., 1866.

Туган-Барановский М.И. Экономическая наука. /Историки экономической мысли России: В.Я.Железнов, В.В.Святловский, М.И.Туган-Барановский. - М.: Наука, 2003, с.257.

Мир нашего завтра: Антология современной прогностики.– М.: Изд-во ЭКСМО, 2003.

Ив.Кремнев (псевдоними). Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии. //Чаянов А.В. Избранные повести. - М.: Прометей, МГПИ им.В.И.Ленина, 1989, с.67-128.

Например: Станковская И.К., Стрелец И.А. Экономическая теория. Полный курс МВА. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Изд. Эксмо, 2006. – 448с.; Елисеев А.С. Современная экономика. 3-е изд. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Кє», 2007. – 504с.

Норт Д.К. Капитализм и экономический рост. //Журнал экономической теории, 2005, № 3, с.7.

Войтов А.Г. Экономика. Общий курс. (Фундаментальная теория экономики). Учебник. 6-е изд. – М.: Издательско-книготорговый центр «Маркетинг», 2002 (584с.), с.25.

Шумпетер Й.А. Теория экономического развития. /Пер. с нем/. Капитализм, социализм и демократия. /Пер. с англ./ - М.: Эксмо, 2007; Шумпетер Й.А. История экономического анализа. В 3 тт. Пер. с англ. – СПб: Экономическая школа, 2001-04.

Мизес Л. фон. Человеческая деятельность. Трактат по экономической теории. Пер. с англ. - М.: Экономика, 2000; Теория и история. Интерпретация социально-экономической эволюции. Пер. с англ. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001.

Войтов А.Г., там же, с.12.

Хокинг С. Кратчайшая история времени. – СПб.: Амфора, ТИД Амфора, 2006, с.17.

Кун Т. Структура научных революций. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003, с.9-268.

Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ. //В издании: Кун Т. Структура научных революций. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003, с.269-453.

Стиглиц Дж. Альтернативные подходы к макроэкономике: методология проблемы и неокейнсианство. //МЭиМО, 1997, № 5, с.65.

В частности эти проблемы рассмотрены на примере следующих учебников: Экономическая теория. Под ред. В.Д.Камаева и Е.Н.Лобачевой. - М.: Юрайт, 2005. – 557с.; Экономическая теория. Под ред. В.И.Бархатова и Г.П.Журавлёвой. - М.: Финансы и статистика, 2007. – 848с.; Курс экономической теории. Под ред. М.Н.Чепурина и Е.А.Киселевой. - Киров: АСА, 2004. – 832с.; Микроэкономика. Теория и российская практика. Под ред. А.Г.Грязновой и А.Ю.Юданова. – М.: ИТД «КноРус», «Изд-во Гном и Д», 2001. – 544с.; Курс общей экономики. Учебник. Под ред. Р.М.Нижегородцева и Р.М.Гусейнова. - Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2007. – 460с.

Барр Р. Политическая экономия. В 2-х тт. Пер. с фр. - М.: Международные отношения, 1994. Т.1, с.170-181.

Обратим внимание, что каждый параметр, как это следует из логики матричного построения, может иметь от 2 до 8 значений, потому что, если бы он был одинаков для всех, то просто не применялся, как, например, сила тяготения.

В знаменитой антиутопии «1984» Дж.Оруэлла (написанной в 1948 г.!) прогнозируется существование 3-полярного мира.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.