WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Трансформация экономических систем: теория и практика

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

 

 

Стеблякова Лариса Петровна

 

 

Трансформация экономических систем:

теория и практика

 

 

 

Специальность: 08.00.01 – Экономическая теория

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

 

Москва - 2010

Работа выполнена на кафедре экономической теории факультета государственного управления Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Научный консультант:                                         доктор экономических наук, профессор

Столяров Иван Игнатьевич

Официальные оппоненты:                                  доктор экономических наук, профессор

Горланов Геннадий Васильевич

                                                                                  доктор экономических наук, профессор

Куликов Всеволод Всеволодович

                                                                                  доктор экономических наук, профессор

Стерликов Федор Федорович

Ведущая организация:                                         Институт экономики

Российской академии наук

Защита состоится «___»_____________2010 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.12 при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, факультета государственного управления по адресу: 119192, Москва, Ломоносовский проспект, 27, корп. 4, стр. 1, ауд. А 619.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале фундаментальной библиотеки МГУ им. М.В. Ломоносова

Автореферат разослан «___»_____________2010 года

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 501.001.12,

профессор                                                                                                                       Волков Ф.М.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современный мир переживает сложный период радикальных трансформаций, неоднозначных по своим последствиям, затрагивающих основы экономических систем различного уровня, проявляющихся в снижении их системной устойчивости и сопровождающихся кризисными явлениями. Ярким примером этому служат участившиеся на рубеже XX–XXI веков кризисы: прежде всего трансформационный кризис, охвативший в 1990-х гг. постсоциалистические страны и приобретший в ряде из них разрушительные масштабы, откинув эти страны в развитии на десятилетие назад; финансовый кризис в Юго-Восточной Азии, начавшийся в 1997-м г., затронувший впоследствии другие страны и обернувшийся в 1998-м г. дефолтом для российского финансового рынка; и, наконец, мировой финансово-экономический кризис, который возник локально на рынке недвижимости США в 2007-м г. и который уже в 2008-м г. охватил практически всю мировую экономическую систему, перекинувшись из финансового сектора в реальный сектор экономики. Обострение противоречий, хаотичность экономической динамики и нарастание волны глобальных кризисов на рубеже тысячелетий обусловлены закатом индустриального экономического строя в наиболее развитых странах, исчерпанием имеющегося потенциала роста, неспособностью пока найти адекватные ответы на вызовы нового века, новой эпохи и осуществить переход к развитию на качественно новой основе.

В русле глобальных тенденций происходят изменения в национальных экономических системах, отличающихся, однако, собственными траекториями. Так, масштабные трансформации охватили постсоциалистические страны. В результате их осуществления произошло резкое изменение траектории развития экономических отношений, сопровождающееся огромными социальными издержками, обусловленными недостаточностью внимания к состоянию экономических отношений и особенностям их предшествующего развития, деформациями института частной собственности, неоправданным отчуждением объектов собственности от основной массы населения при чрезмерном обогащении его немногочисленного слоя, несоответствием формируемых институтов реально складывающимся экономическим отношениям.

Сегодня становится все более очевидным, что для выбора путей дальнейшего развития постсоциалистических стран требуется анализ собственной практики системных экономических трансформаций, детальное изучение магистральных направлений развития мирового хозяйства, обобщение опыта адаптации индустриально развитых стран к реалиям современного мирового рынка. Являясь неизбежным следствием общих закономерностей развития, процессы трансформации экономических систем в то же время предполагают теоретическое осмысление не только общего, но и специфического в их осуществлении, учет современных тенденций экономической динамики и вызовов стремительно развивающихся глобализационных процессов. В настоящее время особенно большую значимость приобретает осознание взаимосвязи трансформации экономических систем с современными глобализационными вызовами, закономерностями и тенденциями информационного и научно-технологического развития мировой экономики. Усиливающееся взаимодействие национальных экономик, ускоренное развитие глобализационных  процессов во все большей мере оказывают влияние на формирование вектора экономической трансформации, результативность системных изменений.

Преобразования экономик постсоциалистических стран, начавшиеся 20 лет назад, все это время определяют ход и направленность многих процессов и явлений экономической, социальной и политической жизни этих стран. В некоторых из них и сегодня настоятельной потребностью является не текущая корректировка процессов трансформации экономической системы, а формирование нового вектора их осуществления. Отсутствие же системной концепции преобразований экономик постсоциалистических стран явилось одной из причин чрезмерно высоких социальных и трансформационных издержек. Несмотря на актуальность данной проблемы и достаточно широкий круг работ, выполненных в этой сфере, к настоящему времени пока не сформировалось целостной теоретической концепции. Еще не завершен систематический анализ закономерностей трансформационных процессов, имеют место дискуссии относительно природы, вектора и моделей трансформации. В связи с этим разработка в диссертации концепции динамической трансформации экономических систем, учитывающая опыт реформирования индустриально развитых, «догоняющих» и постсоциалистических стран и ориентированная на укрепление системных свойств, является настоятельно необходимой, вносящей свой вклад в обоснование и углубление теоретических положений о трансформации экономических систем.

Степень научной разработанности проблемы. Вопрос о трансформации экономических систем имеет глубокие основания в проблематике общей экономической теории. С ним непосредственно связаны проблемы формирования, развития, смены экономических систем и они исследовались в работах многих ученых на протяжении длительного периода времени. Особенно острый интерес к проблеме трансформации экономических систем возник в последнее время. Он вызван в значительной мере усилением взаимосвязи национальных экономик, ускорением интеграции их в мировую экономику, увеличением числа факторов воздействия на процесс функционирования экономической системы и ее изменения.

К проблеме формирования и функционирования экономической системы обращали свой исследовательский интерес представители многих направлений и школ экономической теории. В наиболее явной форме некоторые положения об экономической системе и источниках ее изменения содержатся в работах представителей классической политической экономии А. Смита и Д. Рикардо. Для современного понимания трансформации экономической системы исключительно большую значимость имеют исследования К. Маркса производственных отношений капиталистического общества и воздействия на их развитие кооперации, мануфактуры, фабрики и процессов обобществления производства.

Несомненный интерес для исследования трансформации экономической системы имеют идеи смешанной экономики. Представители социально-правовой школы А. Вагнер и новой исторической школы В. Зомбарт обосновали положение о сочетании различных (частного и государственного) секторов экономики, разных форм собственности. Позже в теориях несовершенной конкуренции и кейнсианства было уделено большое внимание сочетанию рынка и госрегулирования. Эти идеи получили развитие в послевоенный период в нео- и посткейнсианстве, неоклассическом синтезе, ряде направлений институционализма. В этот же период активизировались разработки проблем социализации, экономических и неэкономических мотивов. Они нашли отражение в левом кейнсианстве, неолиберальной модели социального рыночного хозяйства, отдельных течениях институционализма, разнообразных социал-реформистских теориях. В теориях постиндустриального общества, культуроцентрических концепциях модернизации и постмодернизма, этических и национально ориентированных концепциях получили широкое распространение идеи «надэкономической» составляющей и ее интеграции в экономическую систему. Они расширяют исследовательскую базу трансформации экономической системы.

В процессе выработки подходов к определению источников и объектов трансформации экономической системы автор опирался на теоретические разработки роли и места информационной и научно-технологической составляющей в экономическом развитии, содержащиеся в трудах Д. Белла, С. Глазьева, Э. Денисона, П. Друкера, Д. Кендрика, С. Кузнеца, Р. Солоу, Дж. Стиглица, Я. Тинбергена, Э. Тоффлера, Ф. Хайека, Й. Шумпетера и других ученых.

В исследовании автор широко использовал подходы, идеи и отдельные положения, содержащиеся в работах, посвященных исследованию экономического содержания, функций собственности и ее места в экономической системе. В теоретических разработках этих и других проблем принимали участие такие ученые, как Н. Колесов, И. Кузьминов, В. Куликов, А. Покрытан, М. Скаржинский, К. Хубиев, В. Чекмарев, В. Черковец, В. Шкредов, Н. Цаголов.

Формирование авторского понимания трансформационных процессов в значительной мере опиралось, с одной стороны, на преодоление ограниченности характерных для экономикс предпосылок их осуществления: совершенной конкуренции, абсолютной информационности, обеспечения равновесия только посредством ценового механизма и т.д., а с другой стороны, на важные положения развитой теории институциональных изменений. Институционализм органично сочетает методологические подходы к экономике как сложному образованию, возникающему в результате взаимодействия экономических, социальных, институциональных, технологических и других составляющих системы с его созидательной возможностью преобразования этой системы посредством развития институтов как коллективных образований.

Многие ценные положения, полученные в результате исследования институциональных проблем в аспекте развития экономической теории и в плане трансформации институтов и механизмов функционирования экономических систем, содержатся в трудах А. Алчияна, Х. Деместца, Р. Нельсона, Р. Коуза, А. Оноре, О. Уильямсона, С. Уинтера, а также в работах российских ученых А. Аузана, О. Иншакова, Р. Капелюшникова, Г. Клейнера, Р. Нуреева, А. Олейника, В. Тамбовцева, А. Шаститко.

В конце 1980-х – начале 1990-х гг. научная мысль резко повернулась к проблемам трансформации экономических систем. Этот поворот был связан с курсом на радикальное рыночное реформирование экономик постсоциалистических стран. Появилось много работ, содержащих результаты исследования перехода к рыночной экономике, поисков путей идентификации условий и факторов, траектории и направления, норм и правил хозяйственных взаимодействий, используемых в мировой экономике. Различные аспекты трансформации и диверсификации экономики нашли свое отражение в работах: Л. Абалкина, А. Аганбегяна, А. Алимбаева, С. Алпысбаевой, У. Баймуратова, А. Бузгалина, Г. Горланова, Р. Гринберга, Л. Давыденко, М. Делягина, Э. Дунаева, А. Дынкина, В. Иноземцева, А. Колганова, Б. Кузыка, Д. Львова, В. Маевского, С. Макарова, И. Мысляевой, Р. Нижегородцева,  В. Никифорова, Ю. Попова, В. Полтеровича, А. Пороховского, Ю. Ольсевича, Ю. Осипова, Б. Сорвирова, Д. Сорокина, Ф. Стерликова, Ю. Яковца и других ученых. В последние годы было защищено немало докторских диссертационных работ, посвященных исследованию различных сторон трансформации экономики постсоциалистических стран, механизма функционирования экономической системы. Среди них можно отметить следующие: Грабова О.Н. Динамика экономических отношений. – Кострома, 2007; Иващенко Н.П. Трансформация производственно-экономических систем в промышленности России (теория и практика). – Москва, 2000; Исмаилова М.М. Социально-экономические основы рыночных преобразований в различных странах (на примере Республики Таджикистан). – Москва, 2002; Любимцева С.В. Трансформация экономических систем: направления, тенденции, перспективы. – Москва, 2004; Пестриков С.В. Методология управления развитием экономических систем в промышленности. – Самара, 2004; Сазонова Г.А. Структурная трансформация экономических систем. – Санкт-Петербург, 2002; Сорочан О.П. Социально-экономическая трансформация в постсоциалистических странах: общие черты и национальные особенности. – Москва, 2003; Явлинский Г.А. Социально-экономическая система России и проблема ее модернизации. – Москва, 2005.

Вместе с тем многие аспекты трансформации экономических систем продолжают оставаться недостаточно исследованными. Многолетняя практика развития постсоциалистических стран является солидной эмпирической базой для более глубокой теоретической проработки проблем трансформации экономических систем и формулирования предложений по ее дальнейшему осуществлению.

Значительное ускорение и усложнение мировых экономических процессов, усиление межсистемных интеграций интенсифицируют трансформационные изменения, происходящие в экономических системах, что требует их тщательного изучения. На сегодняшний день еще не до конца раскрыт процесс структурной трансформации экономических систем с учетом его сложности и неопределенности будущих этапов развития. Существует необходимость осмысления общего и специфического в трансформации экономических систем, учета общих современных тенденций, глобализационных процессов, явлений, обусловленных закатом индустриальной эпохи развития и переходом к постиндустриальному обществу.

Еще не сложилась целостная концепция трансформации экономических систем, которая бы основывалась на четком понимании ее разнообразных параметров и их органической взаимосвязи в единой целостной системе. Для многих исследований характерны фрагментарность, неопределенность вектора трансформации экономических систем. Требуется более глубокое обоснование методологической базы теоретических исследований процессов трансформации экономики. Нередко экономическая система как объект трансформации понимается лишь как совокупность элементов в их взаимосвязи, системность отождествляется с суммативностью. При рассмотрении трансформации экономических систем не всегда уделяется должное внимание взаимосвязи и взаимодополнению процессов формирования экономических отношений и развития институтов. С большим трудом проникают в сложившиеся излишне экономизированные модели трансформации экономики институциональные, социокультурные, постиндустриальные характеристики. Относительно слабо разработаны вопросы адаптации тенденций экономического развития высокоразвитых стран к национальным, социокультурным условиям постсоциалистических государств, переживающих системную трансформацию.

Дискуссионность проблемы, недостаточная разработанность методологических и теоретических подходов к ее исследованию, а также научно-практическая значимость теории трансформации экономических систем обусловили выбор темы диссертационной работы, постановку цели, задач и логику исследования.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является разработка концепции динамической трансформации экономических систем на основе выявления ее природы, определения закономерностей и тенденций развития с учетом опыта реформирования индустриально развитых и постсоциалистических стран и ориентации на целостность, устойчивость, справедливость и безопасность функционирования.

Для достижения указанной цели в диссертационной работе были поставлены следующие задачи:

- изучить современные методологические подходы к исследованию трансформации экономических систем и обосновать авторский подход к ее изучению;

- уточнить сущность и содержание понятия «трансформация экономической системы», определить факторы, обусловливающие ее;

- раскрыть содержание экономической системы и ее структуры, а также механизм воздействия структурных связей целого на отдельные элементы системы;

- выявить особенности современного этапа трансформации экономических систем в условиях глобализации и постиндустриальных вызовов;

- изучить мировой опыт трансформации национальных экономических систем и выявить возможности его применения к постсоциалистической экономике;

- провести анализ современного состояния процессов регулирования, саморегулирования экономических систем и определить функции государства, бизнеса и социума в этих процессах;

- сформулировать современную концепцию трансформации экономических систем постсоциалистических стран (прежде всего России и Казахстана) и выявить потенциальные возможности и ограничения ее реализации;

- разработать методические и научно-практические рекомендации по институциональному обеспечению и повышению эффективности государственной экономической политики в области структурных преобразований и инновационного развития.

Объектом исследования выступают трансформация экономических систем, взаимосвязи и взаимодействия составляющих их элементов, а также влияние связей целого на функционирование частей.

Предметом исследования являются совокупность экономических отношений, складывающихся в процессе трансформации экономических систем, тенденции и закономерности развития производственно-технологической, экономической, институциональной и социальной структур в их единстве и взаимодействии.

Методологические и теоретические основы исследования. Методологической и теоретической основой диссертационного исследования послужили фундаментальные концепции и положения, представленные в классических и современных трудах отечественных и зарубежных ученых, программные и прогнозные разработки государственных органов власти, академий наук, директивные и нормативные правительственные документы.

В русле системного подхода и диалектических принципов использованы следующие методы: всеобщие – описательный, анализ и синтез, дедукция и индукция, обобщение; общенаучные и конкретно научные – наблюдение, моделирование и прогнозирование, методы научной абстракции, абстрактного мышления, органически сочетающегося с конкретным представлением об объекте, его различных аспектах и процессах, методы структурно-функционального, исторического, логического, компаративного, статистического анализа и другие. При исследовании целостности экономических систем особое внимание уделялось положениям общей теории систем, при исследовании неустойчивости – принципам синергетики.

В основе проведенного исследования лежит обобщение практического опыта трансформации развитых капиталистических, «догоняющих» стран, постсоциалистических государств и прежде всего России и Казахстана. При этом особенности трансформационных процессов, обусловленные различной скоростью и широтой охвата ими, степенью зрелости реформируемой экономики, предопределили определенные трудности в использовании зарубежного опыта при разработке теоретических основ трансформации и проблемы его переосмысления и адаптации к отечественной действительности при определении путей дальнейшего осуществления трансформации экономики.

Информационная и эмпирическая база исследования. Информационную и эмпирическую базу исследования составили законодательные и нормативные акты Государственной Думы и Правительства Российской Федерации, Парламента и Правительства Республики Казахстан, Указы Президентов Российской Федерации и Республики Казахстан, среднесрочные и долгосрочные программы, концепции, стратегии развития стран, статистические данные Федеральной службы государственной статистики РФ и Агентства по статистике РК, материалы публикаций в научной и периодической печати, обзоры международных экономических организаций, справочные материалы, результаты аналитических разработок зарубежных и отечественных исследователей, а также авторские аналитические расчеты.

Научная новизна и результаты диссертационной работы. Научная новизна диссертационного исследования заключается в концептуальном анализе и теоретическом определении трансформации экономических систем в контексте общемировых, глобализационных процессов, с учетом современных тенденций развития национальных экономик, мирохозяйственных связей и отношений, взаимовлияния и взаимодополнения механизмов рыночной и нерыночной координации экономических связей, усиления институционализации и социализации экономик, взаимодействия целостности экономических систем с составляющими их элементами.

Подвижность и изменчивость экономических систем обусловлена воздействием на них множества факторов, часть которых интернируется в систему экономических отношений, участвуя в формировании механизмов саморазвития. Другая часть факторов и институтов остается вне системы экономических отношений и экзогенно воздействует на их трансформацию. Факторами задаются не только импульсы трансформации экономических отношений, но и создаются механизмы этих изменений в форме единства противоположностей, взаимодействия рутин, правил, норм и инноваций, определяющих направленность и темпы трансформации.

Основные результаты, определяющие научную новизну диссертационной работы:

1. Аргументировано положение об адекватности содержанию трансформации экономических систем системного подхода, применяемого в контексте теории экономического развития, предполагающего выявление всеобщей системообразующей связи, посредством которой реализуется качество целостности по отношению к элементам системы, обладающим способностью выполнять относительно самостоятельные системные функции. Связь элементов с целостностью представляет собой своеобразный критерий реализации системного подхода. Показана неадекватность неоклассического подхода, базирующегося на постулате рационально действующего индивида, безразличного к системе и не содержащего какого-либо системного качества.

2. Раскрыто субъектно-объектное содержание экономической системы. Субъектная сторона рассматривается сквозь призму классификации субъектов как носителей интересов и движущих сил трансформации. Исходя из этого, выделены следующие группы субъектов: 1) инициирующие трансформационные процессы; 2) участвующие в организационной и инновационно-предпринимательской деятельности; 3) формирующие социальную среду по отношению к вектору трансформации. В условиях стремительно развивающихся глобализационных процессов в качестве относительно самостоятельного выделяется глобальный международный субъект. Сформулирован вывод о закономерном замещении индивидуального экономического субъекта институционально-функциональным субъектом и возрастании роли последнего.

Объектное содержание экономической системы составляют производственные отношения и механизм координации экономических связей, которые сращиваются с организационно-технологической, институциональной и социально-нравственной составляющими и опосредуются ими, образуя единое целое.

3. Выявлены основные тенденции глобализации как наднациональных императивов развития национально-государственной формы организации экономики и усиливающийся процесс превращения их из экзогенных факторов трансформации в эндогенные. Одновременно раскрыта опасность возникновения негативных моментов, связанных с чрезмерной открытостью национальной экономической системы, соотношением экспорто- и импортоориентированных отраслей, недостаточным развитием высокотехнологичных, инновационных секторов, а также международной сырьевой и аграрной специализацией.

4. Показано, что форсированная трансформация российской экономики в рыночную с помощью «шоковой терапии» резко снизила ее организованность из-за несоответствия выбранному пути производственно-экономического и инфраструктурного потенциала, а также неадекватности сложившихся условий институциональной среды.

Выявлено, что долговременность трансформационного кризиса вызвана отсутствием выработанного комплекса стратегических социально-экономических целей, задач и приоритетов для кратко-, средне- и долгосрочного периодов, обеспечивающих сохранение единого территориального и социального пространства страны, слабой адаптацией субъектов управляющей подсистемы к меняющимся условиям и вызовам глобализации.

5. Определено, что целостность проведения трансформации и достижение синергетического эффекта за счет перехода от директивного управления к регулируемой государством рыночной самоорганизации сдерживались отсутствием необходимого количества хозяйствующих субъектов, способных к адаптации к рынку и системным изменениям, к самоорганизации; фрагментированностью экономики по степени открытости экономической системы и внутренних связей, проявляющейся в достаточно высокой степени открытости на макроуровне и частичной открытостью на уровне отдельных регионов и отраслей, в локализации региональных рынков, дифференцированных по уровню цен на факторы производства; частичной утратой управляемости; недостаточным взаимодействием государственного регулирования экономики с рыночной самоорганизацией; ослаблением внутрисистемных связей; проявлением противоречий между обезличенностью и персонифицированностью экономических форм.

6. Обосновано, что многовариантность развития постсоциалистических стран и различная результативность трансформации их экономик обусловлены неодинаковым сочетанием механизмов рыночной и нерыночной координации экономических связей, различной степенью вовлеченности государства в процесс институционализации и социализации экономики и создания благоприятного инвестиционно-инновационного климата.

7. Сделан вывод о незавершенности трансформационного периода в ряде постсоциалистических стран, в т.ч. России и Казахстане, которая предопределяет безальтернативность всесторонней модернизации и необходимость смены модели развития этих стран. Доказана неприемлемость крайних вариантов осуществления модернизации – либерального и авторитарного. Наиболее адекватной является демократическая модернизация, предполагающая активную роль государства при опоре на институты гражданского общества. При этом должны быть созданы условия для формирования среднего класса как носителя и выразителя общественного интереса, для развития предпринимательства и выдвижения на передний план предпринимателя, «созидающего разрушителя», обеспечивающего развитие на основе «новых комбинаций», способного самореализоваться в социуме, с учетом интересов социума.

Обосновано, что модернизация производственно-технологической базы должна осуществляться на инновационной основе путем развития высокоиндустриальных и постиндустриальных секторов без стремления, однако, забежать вперед, адекватно соответствуя стадии модернизации и интенсивно используя мировые достижения в области науки и техники.

8. Аргументировано положение о том, что дальнейшее развитие трансформационных процессов должно обеспечиваться созданием инновационной подсистемы, основой которой является организационно-функциональная и экономическая инфраструктура, координирующая все составляющие инновационной деятельности, содействующая адаптации производства, науки и образования к рыночным условиям, обеспечивающая саморазвитие научно-технической и производственной сфер, включающая в себя управленческие структуры, учебно-научные комплексы вузов, сеть подготовки кадров, венчурные фонды, центры поддержки малого и среднего бизнеса, технопарки, научно-исследовательские, конструкторские, информационные и коммуникационные структуры.

На примере Казахстана показана возможность создания инновационной подсистемы. С этой целью разработаны схемы инновационной подсистемы РК, управления научно-технической сферой, инвестиционного обеспечения; предложены пути решения вопросов преодоления «технологического коридора» и формирования инновационной инфраструктуры с участием институтов развития; разработаны рекомендации по совершенствованию государственной политики инновационного развития РК.

9. Разработана модель, позволяющая определить оптимальность структуры общественного производства, включающая субъектно-объектную (реальную) и субъектно-субъектную (реально-виртуальную) составляющие, выделение которых зависит от характера производства и потребления тех или иных благ. Использование модели позволяет оценить уровень индустриального развития и проявления постиндустриальных тенденций, уровень инновационности отдельных секторов, а также степень виртуализации экономики (в т.ч. финансовой сферы).

10. В качестве важнейшего механизма модернизации экономической системы на инновационной основе выступает формирование кластеров конкурентоспособности. Доказано, что данный механизм эффективно реализует системный подход к трансформации экономических систем в контексте теории экономического развития Й. Шумпетера. Обосновано, что реализация кластерных инициатив должна базироваться на четком понимании кластера как механизма сочетания конкуренции и кооперации, интеграции, согласования интересов участников кластера, широкого использования виртуальных ресурсов, получения не только экономических, но и социальных результатов, в совокупности позволяющих обеспечить синергетический эффект региональной агломерации. На ранних этапах формирования кластеров целесообразна активная роль государства для создания благоприятных условий кластерного развития.

11. Сформулирован вывод о необходимости кардинального повышения роли государства в проведении модернизации всех слагаемых экономической системы: осуществление перехода от оценки деятельности государственных служащих по использованию сметных расходов к оценке по конечным результатам, решению микро-, мезо- и макроэкономических стратегических задач и реализации общенациональных интересов; устранение интеграции власти и собственности и элементов олигархизации; эффективное взаимодополняющее сочетание государственной организации экономики и рыночной самоорганизации; усиление взаимосвязи и взаимозависимости между реальным сектором экономики и финансовыми рынками, достижение экономически оправданного уровня их виртуализации; обеспечение самодостаточного развития регионов, устранение локализации региональных рынков и чрезмерной дифференциации цен на факторы производства; формирование доминирующей зависимости оплаты труда от индивидуальной работы, ее производительности и инновационности и ликвидация на этой основе значительного неравенства в доходах населения; преодоление асимметричности в создании и функционировании институтов и изменениях в экономической системе; углубление социализации экономических отношений на различных уровнях; повышение нравственного содержания трансформируемых экономических отношений.

Теоретическая и практическая значимость работы. Разработанная концепция трансформации экономических систем на основе повышения конкурентоспособности, институционализации экономических процессов, взаимовлияния и взаимодополнения механизмов рыночной и нерыночной координации экономических связей, усиления взаимодействия экономической системы как целого и составляющих ее элементов вносит определенный вклад в развитие современных направлений экономической теории. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в преподавании учебных курсов «Экономическая теория», «Макроэкономика», «Мировая экономика», «Государственное регулирование экономики» и др., в подготовке разделов учебных программ и учебных пособий, в качестве теоретической базы при выполнении научно-исследовательских работ и разработке программ экономического развития.

Апробация работы. Основные теоретические положения, выводы и результаты диссертационного исследования отражены в научных публикациях автора общим объемом 95,2 п.л., в том числе двух авторских монографиях, четырех учебных пособиях, в статьях и докладах, опубликованных в сборниках, периодических изданиях, в том числе семи работах в изданиях, рекомендуемых ВАК Минобразования России, восьми – в изданиях, рекомендуемых ККСОН МОН Республики Казахстан.

Концептуальные подходы и выводы исследования представлялись в научных докладах и выступлениях на международных конференциях («Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации», Москва, МГУ, 2008, 2009; «Современные технологии и управление качеством в образовании, науке и производстве: опыт адаптации и внедрения», Бишкек, КТУ, 2001; «Десять лет реформ на постсоветском пространстве: ожидания, результаты, перспективы», Алматы, Университет «Туран», 2001; «Молодые ученые – 10-летию Независимости Казахстана», Алматы, КазНТУ, 2001); международных научно-практических конференциях («Управление инновациями 2009», Москва, ИПУ им. В.А. Трапезникова РАН, 2009; «Социально-экономические приоритеты развития России», Москва, МЭФИ, 2009; «Теоретические и практические проблемы формирования инновационной экономики», Гомель, Гомельский гос. ун-т им. Ф. Скорины, 2009; «Социально-экономические проблемы развития предприятий и регионов», Пенза, ПДЗ, 2007, 2008; «Наука и образование – ведущий фактор стратегии «Казахстан - 2030»», Караганда, КарГТУ, 1998, 1999, 2000, 2007, 2009; «Инновационная роль науки в подготовке современных технических кадров», Караганда, КарГТУ, 2008; «Проблемы совершенствования педагогического мастерства преподавателя ВУЗа в условиях внедрения кредитной системы обучения», Усть-Каменогорск, 2008; «Социально-экономические ориентиры развития: традиции и инновации», Караганда, КарГТУ, 2007; «Бизнес и образование: вектор развития», Караганда, 2003); республиканских научно-практических конференциях («Экономические и социальные проблемы инновационного развития Казахстана», Караганда, КарГТУ, 2008; «Современные модели менеджмента: тенденции и перспективы», Астана, 2008; «Информационная среда образовательной организации и пути обеспечения нового качества образования», Караганда, 2007; «Стратегия развития Казахстана до 2030 года – основа модернизации страны», Караганда, 2007; «Стратегия устойчивого развития региона», Караганда, ИРО, 2005; «Современные тенденции социо-гуманитарного знания: научно-образовательные аспекты», Караганда, КарГТУ, 2001; «Пути экономического развития Казахстана и подготовка специалистов на пороге XXI века», Караганда, 2000) и др.; на II Астанинском экономическом форуме «Экономическая безопасность Евразии в системе глобальных рисков», 2009 г.

Материалы диссертации использовались при преподавании дисциплин «Экономическая теория» и «Макроэкономика» (КарГТУ, Казахстан), при выполнении фундаментальной научно-исследовательской работы «Научные основы, факторы и механизмы формирования производств с высокой добавленной стоимостью в регионах с экспортно-сырьевой ориентацией» (грант Программы фундаментальных исследований МОН РК, № государственной регистрации 0106 РК 00448) (Институт рыночных отношений при КарГУ им. Е.А. Букетова), при выполнении проекта «Формирование кластеров конкурентоспособности в Центральном Казахстане» (Консорциум экономических исследований и образования и Ассоциация учреждений образования «Education Network»).

Структура и объем диссертационной работы были определены в соответствии с поставленной целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех разделов (шести глав), заключения, списка использованных источников и приложений. Логический ход исследования отражается в структуре диссертации, включающей:

Введение

РАЗДЕЛ 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ТРАНСФОРМАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ

Глава 1. Сущность и содержание трансформации экономических систем

Глава 2. Закономерности трансформации экономических систем

РАЗДЕЛ 2. ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ В ТРАНСФОРМАЦИИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ

Глава 3. Общие тенденции и закономерные особенности трансформации национальных экономических систем

Глава 4. Основные результаты трансформации экономических систем России и Казахстана: проявление черт деформированности и специфических противоречий

РАЗДЕЛ 3. НАПРАВЛЕНИЯ ТРАНСФОРМАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Глава 5. Особенности современного этапа трансформации экономических систем

Глава 6. Механизмы совершенствования трансформационного процесса в постсоциалистических странах

Заключение

Во введении обоснована актуальность темы исследования, определена степень разработанности проблемы, поставлены цель и задачи исследования, определены объект и предмет исследования, сформулированы наиболее существенные результаты, определяющие научную новизну, раскрыто теоретическое и практическое значение проведенного исследования, указана апробация полученных результатов.

В первом разделе обоснована методологическая база исследования трансформации экономических систем; сформулирована авторская трактовка трансформации; раскрыто субъектно-объектное содержание трансформации экономической системы и пути ее осуществления; выявлены критерии трансформации, вписывающиеся в системную логику; исследованы общемировые тенденции, характер трансформации экономических систем и факторы, влияющие на них.

Во втором разделе рассмотрены модели экономической трансформации в развитых странах, которые в наибольшей степени оказались затронутыми «постэкономической» реальностью, сделан вывод, что модель перехода к постиндустриальной экономике, формируемая в европейских странах, является более постиндустриальной, нежели американская (либеральная) модель; исследованы особенности трансформации экономических систем на основе «догоняющей» модели развития; дана общая характеристика трансформационным процессам в экономических системах постсоциалистических стран, выявлены присущие им противоречия, аргументирована значимость «двойного нажима» в процессе дальнейшей трансформации. На основе анализа и оценки результатов трансформации экономических систем России и Казахстана сделан вывод о безальтернативности их всесторонней модернизации и необходимости смены модели развития, сформировавшейся в последние годы в этих странах.

В третьем разделе рассмотрена трансформация структуры мировой экономической системы в условиях кризиса и посткризисного развития, выявлена взаимосвязь трансформации постсоциалистических экономик со структурным вектором развития глобализационных процессов; определены тенденции изменения структуры общественного производства на современном этапе развития и предложена авторская модель, позволяющая отразить эти изменения. Разработана концептуальная схема трансформации экономических систем постсоциалистических стран. В качестве важнейших механизмов совершенствования трансформационного процесса предложены, во-первых, создание инновационной подсистемы как необходимого условия перевода экономики на инновационную модель развития, во-вторых, реализация кластерных инициатив, которые хорошо вписываются в логику системного подхода в контексте теории экономического развития. При этом обоснована необходимость инициирующего, поддерживающего и регулирующего участия государства в приведении в действие указанных механизмов.

В заключении диссертационного исследования сделаны обобщающие выводы о том, что трансформация экономик постсоциалистических стран должна осуществляться в соответствии с мировым опытом, а также с учетом национальных особенностей. При этом должны быть взяты на вооружение современные тенденции социально-экономического, научно-технического, информационного развития национальных экономических систем, а также тенденции развития мировой экономики в целом в условиях кризиса и посткризисного восстановления. Адаптация зарубежного опыта к национальным условиям, поиск инновационных путей развития и сосредоточение усилий на магистральных направлениях позволят постсоциалистическим странам занять достойное место в мировой экономической системе.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

1. Теоретико-методологические основы исследования трансформации экономических систем

В экономической литературе многие аспекты трансформации экономических систем трактуются по-разному. Это многообразие точек зрения обусловлено сложностью и многовариантностью осуществления трансформации. Но самой важной причиной является различие методологических подходов к исследованию проблемы и изучению структуры трансформируемого объекта.

В диссертационной работе дается развернутая характеристика широко используемых принципов исследования трансформации экономических систем, таких как принципы методологического индивидуализма, либерализма, холизма, сочетания эволюционного и институционального подходов к анализу исследуемого объекта. Не отрицая возможности использования этих и других методов при выработке различных решений задач трансформационного развития, в диссертации обосновывается наибольшая адекватность системного подхода к исследованию трансформации экономических систем в контексте теории экономического развития Й. Шумпетера. Этот подход отличается рядом общих преимуществ. Во-первых, он предполагает рассмотрение объекта трансформации как системного образования, а не как суммативного целого или простой совокупности различных элементов, лишенных единства функциональной предназначенности. Во-вторых, системный подход позволяет избежать статичности в исследовании трансформации экономических систем, односторонности ее трактовки. И, наконец, самое главное состоит в том, что обосновываемый автором подход предполагает определенность в формировании вектора трансформации экономических систем, критерии классификации трансформационных процессов в направлении становления целостности системы. Системный подход позволяет раскрыть наиболее глубокую, всеобщую системообразующую связь, реализующую качество целостности системы по отношению к ее элементам. При этом существенно не то, каков субстрат элемента, а то, каково его предназначение в системе, т.е. его способность к относительно самостоятельному осуществлению определенной функции. С функциональной характеристикой элемента связано представление о его активности, источник которой заключен одновременно в нем и вне его, в структуре системы. Взаимосвязи элемента и целостности образуют критерий реализации системного подхода.

Если взглянуть на вопрос трансформации экономических систем с шумпетеровской позиции, в соответствии с принципом развития, то трансформацию неправомерно рассматривать как непрерывные экономические изменения, сопровождаемые экономическим ростом. Трансформационные процессы не исключают перерывов в виде экономических кризисов, которые несут в себе силу «созидательного разрушения». Циклические «провалы» постоянно сопровождают капиталистическое развитие. В этих перебоях – довольно мощных спадах и еще более мощных подъемах – заложен главный механизм экономического роста. Развитие выступает одновременно как имманентное свойство системных изменений и как показатель качества последних, являясь системообразующим ядром.

Идея Й. Шумпетера заключается в том, что источником экономического развития являются постоянно возникающие инновации, которые на каждом новом этапе позволяют получать большие эффекты из имеющихся ресурсов, рынков и технологий. Реализация шумпетеровской гипотезы при рассмотрении трансформации экономической системы дает возможность объяснить, каким образом происходят нескончаемые изменения в системе и ее развитие, и отметить ограниченность, неадекватность неоклассического (мэйнстрима) подхода к исследованию трансформационных процессов. В неоклассической модели подход реализуется в виде постулата рационально действующего индивида. При этом он отождествляется непосредственно с элементом, который сам по себе совершенно безразличен к системе, не содержит системного качества, изначально интегрирующего его в целостность.

Экономическая теория мэйнстрима основное внимание уделяет движению к равновесным состояниям или достижению таких состояний, игнорируя то, что экономические отношения между людьми формируются в контексте социальных связей и институтов. Действительная реальность объекта трансформации предполагает уход от одностороннего экономизма, от системы, базирующейся исключительно на рыночных принципах. Анализ хозяйственной деятельности человека через движение продукта не исчерпывается вещно-опосредованной формой экономических связей, характерных для децентрализованной экономики, основанной на частной собственности и конкуренции и предполагающей атомизированных производителей.

В современной экономике, носящей общественный характер и сочетающей конкурентную и кооперативную культуру, все большее значение приобретают отношения сотрудничества как фундаментальной характеристики хозяйственной деятельности. Эти отношения требуют системно-теоретического отображения. Определяющим критерием реализации такого подхода служит отражение системных условий существования общественного интереса как экономической реальности, имеющей основополагающее значение для хозяйственной жизни и для определения вектора трансформации экономической системы. Положение об индивидуальном, частном интересе как движущей силе трансформации является в лучшем случае пригодным для конкурентно-индивидуальной экономики. Для крупного производства, которому присущи общественный характер и нацеленность на развитие фирмы (корпорации) и, в конечном счете, на интересы общества в целом, работает целая система институтов, стоящих на страже соблюдения общественного интереса.

Основой сотрудничества выступает совместный труд, а также осознание и добровольное подчинение интересов всех властных структур и социальных субъектов осуществлению общего дела, реализации общих интересов. Отношения сотрудничества формируются не только на общенациональном уровне, но и на уровне организации, домохозяйства, а также во внутриорганизационных отношениях. Недостаточное внимание к этой проблеме порождает опасность теоретической неподготовленности к практической трансформации экономической системы под воздействием нерыночных изменений, коллективных действий.

С развитием и повышением уровня зрелости экономической системы увеличивается многообразие факторов воздействия на ее изменения. Только системный подход в контексте теории экономического развития, как нам представляется, дает возможность учесть и теоретически отобразить все многообразие факторов, влияющих на многочисленные трансформационные процессы. В диссертации выделяются эндогенные и экзогенные факторы. К первым из них относятся непосредственно слагаемые трансформируемого объекта. Это, прежде всего, увеличивающаяся интенсивность и растущая международная взаимозависимость организационно-технологических факторов развития системы. Ускорение научно-технического прогресса, возрастание значимости инновационности экономики во все большей мере воздействуют на трансформацию экономической системы, ускоряя ее осуществление и определяя широту охвата и глубину проникновения трансформационных процессов.

На трансформацию активное влияние оказывает характер сочетания рыночных и нерыночных отношений, действенность механизма координации денежно-ценовых и непосредственно общественных экономических связей. Все большее значение приобретает взаимодействие и взаимодополнение рыночных и нерыночных процессов, доминирующих компонентов системы производственных отношений. Неотъемлемыми органическими факторами, предопределяющими изменения в системе экономических отношений, а также вектор трансформации, выступают непрерывно развивающиеся процессы институционализации и социализации экономики. Они основываются на коллективных действиях и экономическом сотрудничестве, придают трансформации устойчивый характер, повышают ее социальную зрелость. С развитием глобальной экономики возрастает степень воздействия глобализационных императивов на трансформацию национальных экономических систем и происходит превращение глобальных вызовов в эндогенные факторы развития.

Трансформация в диссертационной работе рассматривается как способ развития экономической системы. Функциональное развитие, связанное с сохранением относительно стабильного состояния, устойчивости и системного качества, порядка системы, по мере накопления изменений переходит в трансформационное развитие, включающее этап количественно-качественных изменений системы с сохранением ее устойчивости и этап перерождения системы (собственно трансформации), связанный с качественными изменениями, с нарушением устойчивости, который может завершиться либо утверждением новой системы, либо ее распадом (рис. 1).

 


Рис. 1. Содержание и этапы трансформации экономических систем

Трансформация предполагает изменение компонентов, параметров, пропорций, связей экономической системы, которые, накапливаясь, обусловливают переход ее в новое качественное состояние. Трансформация – это не просто самораскрытие системы, актуализация заложенных в ней потенций, изменение состояний, форм функционирования. Благодаря трансформации система выходит на иной уровень функционирования, прежде недоступный и невозможный для нее, меняя при этом свою организацию. Трансформация представляет собой объективно-субъективный процесс, с одной стороны, происходящий в соответствии с объективными законами, а с другой – инициируемый и регулируемый субъектами с целью его ускорения и придания ему определенной направленности.

Системные аспекты трансформации экономических систем в диссертационной работе раскрываются в единстве с их пространственно-временной организацией, конкретизацией объектов, субъектов и процессов преобразований. Соответственно этому делается вывод, что анализ трансформации экономических систем должен учитывать скорость (временную характеристику), широту охвата (пространственную характеристику), непрерывность, этапность (характеристику процесса преобразований) и движущие силы, которые имеют как объективную, так и субъективную природу.

В диссертации выделяются такие пути трансформации как эволюционный, реформационный (модернизационный), революционный. Эволюционная трансформация – непрерывный процесс саморазвития, источник которого находится в самой системе, охватывающий всю систему и предполагающий постепенное становление системной целостности на основе разрешения объективно возникающих противоречий путем действия экономических сил; это постепенный, плавный процесс, не предполагающий резких скачков, бифуркаций . Реформационная (модернизационная) трансформация, осуществляемая «сверху» посредством реформ, предполагает преобразование значительной части параметров системы в рамках сохраняющихся ее базовых свойств по инициативе реформаторских сил. При реформе экономических систем происходит лишь корректировка отдельных их элементов с целью улучшения эффективности старой системы без изменения ее основ. Следовательно, реформу можно рассматривать как скрытый этап трансформации. Имея разную степень глубины, реформы создают условия для последующего качественного перерождения системы, именно поэтому имеет смысл говорить о реформационной трансформации, которая, вписываясь в логику эволюционных процессов, существенно ускоряет их. Революционная трансформация предполагает «снятие» старой системы и становление новой в ускоренном, революционном режиме. Революционная трансформация связана с разрушением прежних экономических и социальных структур и созданием новых при активном участии политических и властных сил.

С точки зрения системного подхода трансформация представляет собой процесс изменения, способ развития системы, который ведет либо к укреплению, либо к ослаблению системных свойств. Следовательно, системные критерии трансформации не могут быть сведены к каким-то показателям, характеризующим ее изменение (что вполне может вписаться в логику ее пространственно-временной организации). При рассмотрении трансформации экономических систем необходимо исходить из императива развития, которое является имманентным свойством процесса трансформации. Развитие обусловливает формирование системной взаимозависимости, взаимосвязанности и взаимообусловленности. Подход к развитию как системному процессу предполагает, прежде всего, упорядоченность движения системы, поэтому в качестве критериев системного развития в диссертационной работе определены целостность, устойчивость, безопасность, справедливость.

Проблема трансформации ставит множество вопросов, среди которых важное место занимает вопрос, связанный с выбором направления трансформации той или иной экономической системы. Для постсоциалистических стран, например, этот выбор связан с ориентацией на рыночную экономику. Однако при этом необходимо учитывать усложнение экономического развития, появление множества сфер, где рыночная мотивация ограничена либо невозможна. Как следствие возрастают «обязанности» государства и требования к нему со стороны индивида, бизнеса, общества. Кроме того развитие экономики в современных условиях в значительной мере становится зависимым не столько от удовлетворения индивидуальных потребностей, сколько от оптимального сочетания общественных и индивидуальных интересов, что усиливает значение коллективности и повышает координирующую роль надындивидуальных сил. В соответствии с этим в диссертации обосновывается идея, связанная с тем, что современная экономика имеет рыночную основу, рыночный двигатель, однако рычаги воздействия на него находятся в руках государства и все более проявляющего себя надындивидуального совокупного экономического субъекта, регулирующая роль которого, имея нерыночный характер, реализуется через институционализируемые в виде норм, правил поведения и ведения бизнеса, традиций, устоев, обычаев и т.д. коллективные начала. В современных условиях максимизация индивидуального интереса – не аргумент, а функционально зависимый результат, производный от коллективного и общенационального интереса. Как следствие имеет место сложная комбинация регулирующих механизмов – рыночного и нерыночного (государственного, общенационального, корпоративного, международного). Все это не уменьшает значения рыночной мотивации, не исключает роли «экономического человека», однако учет только их недостаточен для решения экономических и социальных проблем. А все более возрастающее количество доводов о неправомерности определения предпочтений и целей индивида либо как заданных, либо как экзогенных относительно экономической системы обусловливает необходимость включения в число факторов, определяющих цели индивида, наряду с психологическими институциональных и социальных.

Человек выступает как представитель определенной социальной среды и ведет себя в соответствии с традициями, привычками, нормами, принятыми в рамках социума. Поведение рыночных агентов зависит не столько от субъективных предпочтений, лежащих в основе потребности, сколько от их принадлежности к различным социальным группам. Следовательно, фундаментальная идея «экономического человека» должна уступить место идее «социально-индивидуального человека», меняющей иерархию интересов, их функциональную соподчиненность. Обеспечение приоритетности национальных интересов особенно актуально в период трансформации экономических систем, т.к. никакая сумма интересов «экономического человека» не может сформировать общественный вектор движения. Этим должны заниматься, прежде всего, государство и институты гражданского общества.

2. Субъектно-объектное содержание трансформации экономических систем

Автор исходит из того, что вектор трансформации экономических систем формируется под влиянием как объективных условий и закономерностей, детерминирующих результаты трансформационных процессов, так и под воздействием экзистенциального выбора креативной части участников трансформации. В трансформационном процессе задействовано большое количество индивидов и групп, обладающих особыми интересами, однако не все они вносят одинаковый вклад в осуществление трансформации.

В зависимости от характера влияния на трансформационные процессы всех субъектов можно разделить на группы. Первая группа включает субъектов, инициирующих трансформационные процессы. Это правящая элита, государственные чиновники, чья деятельность связана с экономической службой. Именно они инициируют реформационные процессы, занимаются изменением правовых норм, созданием новых институтов. В ходе трансформационной деятельности правящая элита определяет цели, разрабатывает новые «правила игры», облекая их в правовую форму и контролируя их выполнение. С ней могут быть связаны различные «группы влияния», которые при определенных условиях становятся «блоками политико-экономической мощи» (Ж.-Ж. Шпенглер), стараясь изменить сложившуюся институциональную структуру, которая их по тем или иным причинам не устраивает. Основной интерес таких групп – собственность и власть, стремление занять позиции в стратегических секторах экономики.

Вторую группу составляют субъекты, включающиеся в организационную и инновационно-предпринимательскую деятельность, использующие и закрепляющие новые нормы и правила. Благодаря инновационно-предпринимательской деятельности субъекты данной группы реализуют открываемые новыми «правилами игры» возможности и корректируют их в направлении собственных интересов, а также воздействуют на формирование новых «правил игры». Своей инновационной деятельностью эти субъекты изменяют условия и возможности выбора способов адаптации к новым условиям остальных экономических субъектов, которые непосредственно не причастны к инновационно-предпринимательской деятельности.

Третья группа субъектов оказывает влияние посредством адаптации поведения, доступного им способа приспособления к изменяющимся условиям. Эти субъекты формируют социальную среду по отношению к вектору трансформации, которая либо поддерживает и ускоряет осуществление трансформационных процессов, либо не принимает участия в них, сдерживает проведение последних. Восприятие осуществляемых трансформационных процессов многими субъектами, их поведение служат важной характеристикой этих процессов, во многом определяющих ход и результативность их проведения.

Сегодня трансформация экономик постсоциалистических стран происходит в условиях мощного воздействия стремительно развивающихся глобализационных процессов. Это служит основанием для выделения в качестве относительно самостоятельного глобального международного субъекта трансформации экономических систем.

Проблема субъектов трансформационного процесса довольно сложная и неоднозначная. В сложившейся научной традиции индивид, субъект рассматривается через движение вещей. Вещно-опосредованная форма отражения экономического бытия представляет не столько самого субъекта, сколько его безличное подобие, его экономическую логику. В действительности хозяйственная деятельность сопровождается не только материально-вещественными, но и духовно-интеллектуальными потоками, включающими знания, умения, символические ценности. В единстве этих двух потоков происходит формирование реально эволюционирующего институционального субъекта.

Эволюция экономического субъекта охватывает три этапа, связанные с индивидуализацией, деперсонификацией (обезличиванием) и институционализацией. В работе на основе обобщения процессов концентрации производства, расширения сферы институционализации и углубления социализации экономики формулируется вывод о закономерном замещении индивидуального экономического субъекта институционально-функциональными субъектами (рынком, фирмой, предпринимательскими и ассоциированными структурами, государством, наднациональными образованиями) и возрастании роли последних.

Не разделяя распространенные, однако, по мнению автора, не оправданные пессимистические взгляды на текущие трансформационные процессы в России, Казахстане и ряде других постсоциалистических стран, на осуществление модернизации, заявляемой на самом высоком уровне, в работе подчеркивается особая роль предпринимателей, по меткому замечанию Й. Шумпетера «созидающих разрушителей», и возлагается на них большая надежда. При этом автор исходит из того, что в результате проведенных трансформационных процессов экономики сформировался и требует своей дальнейшей реализации целый ряд новых предпринимательских инноваций. Это выход на новые рынки, освоение новых ресурсов, внедрение новых технологий, производство новых товаров, использование новых методов управления. Реализация этих и других рыночных сдвигов вселяет уверенность в том, что в предстоящие годы трансформационные процессы должны активизироваться. Указанное многообразие форм предпринимательских инноваций дает основание заключить, что экономические системы большинства постсоциалистических стран находятся сегодня в состоянии оживления трансформационных процессов.

Субъективность трансформационных процессов находит свою конкретизацию в объектном содержании экономической системы, имеющей сложную структуру. Происходящие в ней изменения подчинены определенной логике, которая заключается в том, что трансформация экономических систем как способ их развития предполагает не просто изменение отношений между людьми, а осуществление процессов, в которых экономические отношения опосредуются организационно-производственными, материально-вещественными процессами и наоборот. Все структурно-функциональные звенья системы образуют части единого целого и не существуют вне последнего. Они связаны генетически (единством происхождения), и функционально, т.е. все звенья взаимообусловлены друг другом. Эта взаимосвязь частей целого наиболее полно и содержательно выражена К. Марксом в «Экономических рукописях 1857-1859 гг.», где он писал: «Если в законченной буржуазной системе каждое экономическое отношение предполагает другое в буржуазно-экономической форме и таким образом каждое положенное есть вместе с тем и предпосылка, то это имеет место в любой органической системе. Сама эта органическая система как совокупное целое имеет свои предпосылки, и ее развитие в направлении целостности состоит именно в том, чтобы подчинить себе все элементы общества или создать из него еще недостающие ей органы. Таким путем система в ходе исторического развития превращается в целостность. Становление системы такой целостностью образует момент ее, системы, процесса, ее развития» .

В соответствие с этим методологическим положением К. Маркса в работе обосновывается положение о включении в качестве эндогенного элемента экономической системы организационно-производственной структуры, общественного характера производительных сил. В действительности нельзя игнорировать тот факт, что производственные отношения опосредуются организационно-производственными процессами и наоборот. Эта взаимосвязь служит фактором включения в структуру экономической системы организационно-производственной составляющей в качестве ее неотъемлемого элемента.

Механизм трансформации экономических систем нельзя раскрыть вне взаимосвязи производительных сил и производственных отношений. Каждая из сторон этой взаимосвязи существует благодаря опосредованию своей противоположностью в рамках единого целого. При этом необходимо иметь в виду, что такие производительные силы как разделение труда, кооперация, специализация, концентрация и организация производства, коллективная производительная сила труда и т.д. прямо и непосредственно выступают стороной производственных отношений. Своей технико-производственной или организационно-производственной стороной производственные отношения включаются в структуру производительных сил общества. В переходе противоположностей друг в друга, в их взаимосвязи и взаимоопределении заключаются движущие силы трансформации как способа развития экономической системы.

В реальной действительности экономические отношения опосредуются организационно-производственными и технологическими процессами. Анализ опыта рыночных преобразований экономик постсоциалистических стран, социально-экономических и институциональных изменений в них показал, что эти изменения не всегда обусловливались и подкреплялись соответствующими изменениями технико-производственных структур, что явилось одной из причин сдерживания процесса формирования целостности, устойчивости, безопасности и справедливости трансформируемой экономики.

Наряду с выделением в экономической системе технико-производственных отношений и определения их роли в осуществлении трансформационных процессов приобретает не меньшее значение относительно самостоятельное рассмотрение остальных составляющих системы. Они в своей совокупности образуют общественно-производственные или социально-экономические отношения, отличающиеся от первых властно-управленческой ролью и формами собственности. В их составе содержатся две группы отношений. Одна из них состоит из товарно-денежных отношений, координируемых с помощью ценовых сигналов, взаимодействия спроса и предложения, конкуренции. Это саморазвивающаяся часть отношений экономической системы, выполняющая роль «невидимой руки».

Современная экономика представляет собой не только сложную совокупность товаропроизводителей, взаимодействующих между собой в процессе товарного обмена результатами производства, но и систему непосредственного сотрудничества субъектов экономики, образующую вторую группу отношений, предполагающую совместный труд совокупного работника и коллективную производительную силу этого труда. Отношения сотрудничества являются неотъемлемым слагаемым экономической системы. Они характерны как микро-, так и макроуровню. Специфической формой выражения совместного труда является обмен живой деятельностью его участников. В процессе этого обмена экономическое поведение отдельных индивидов преломляется и реализуется свойством совокупного работника, создающего коллективную, общественную производительную силу, которая качественно и количественно отличается от простой суммы индивидуальных рабочих сил.

Отношениям сотрудничества характерен специфический механизм их координации, существенно отличающийся от рыночного механизма координации экономических связей. Он предполагает установление отношений иерархии, согласования и соподчинения, обмена знаниями, умениями, опытом, информацией, принятием упреждающих решений по сравнению с конкретными экономическими действиями. По мере развития «новой экономики», интеллектуализации производства, расширения горизонтальных (сетевых) связей, усиления внутрисистемной интегрированности будет возрастать роль и значение нерыночного механизма координации экономических связей, государственного регулирования экономики.

Структура объекта трансформации осталась бы незавершенной без включения в нее институтов. Данная проблема уже длительное время является дискуссионной. Диссертант разделяет позицию экономистов, рассматривающих институты как эндогенные составляющие экономической системы. Институты представляют собой не только совокупность правил, устойчивых норм, упорядочивающих взаимодействие между субъектами, но и функционально-организационные формы коллективной экономической деятельности. Опосредуя процессы осуществления экономических отношений и самоорганизации систем, институты упорядочивают функционирование экономической системы и в своей совокупности составляют ее внутреннее устройство. Сегодня рациональное поведение «переросло» индивидуальный уровень принятия решений и предполагает учет действий других участников совместной деятельности. В формировании экономического механизма координации участвуют такие институты, как рынок, корпорации, государство, различные ассоциированные структуры, международные организации.Экономическая деятельность осуществляется в определенной институциональной среде. Институциональные нормы и структуры ориентированы на сбалансированное взаимодействие принципов субсидиарности и коммунитарности, гармоничное сочетание индивидуальных и общественных ценностей и интересов. Институты выступают в качестве своеобразной нормативной модели, определяющей, что в данном обществе считается должным, заданным или ожидаемым. Они призваны приводить разнообразные потенциальные возможности человеческой деятельности в согласованную систему. Имея кооперативное происхождение, институты создают механизмы координации в нерыночном пространстве. Институциональные нормы обязаны своим происхождением сотрудничеству, а не конкуренции.

Экономическую систему неправомерно рассматривать вне социальных отношений. Социальная составляющая, встраиваясь в экономическую систему, сращиваясь с ней, становится ее неотъемлемой частью. Ярким примером игнорирования социальной составляющей служат действия российских реформаторов в начале 1990-х гг., полагающих, что «невидимая рука» рынка расставит все по своим местам. Однако получилось иначе. Дело в том, что свободная конкуренция способствует развитию, если она базируется на устоявшейся системе социальных норм. Свободное экономическое поведение реализуется в рамках широких ценностей, разделяемых обществом. Оно изначально вложено в социальную матрицу. В обществе существует сложившаяся система ценностей, на основе которой происходит репликация всех способов экономического поведения. И чем глубже протекает этот процесс, тем активнее проявляется созидательная роль свободной конкуренции, т.е. для конкуренции нужен серьезный социальный фундамент.

В работе аргументируется положение о том, что социальная составляющая охватывает широкий круг социальных отношений, складывающихся в процессе осуществления экономического сотрудничества, многообразных форм социальной деятельности на внутрикорпоративном, местном, региональном и государственном уровнях. Многие социальные отношения возникают и функционируют не наряду с производственными отношениями, а вместе с ними, будучи «слитыми» в единое целое (совместный труд, условия труда, коллективная производительная сила, взаимопомощь, обмен опытом и информацией, солидарность и т.п.).

Таким образом, содержание трансформации экономических систем было бы неполным, односторонним, если бы оно ограничивалось изменениями, обусловленными только чисто экономическими факторами. На осуществление трансформационных процессов оказывают определенное воздействие многие неэкономические факторы, включая морально-этические, нравственные и другие. Однако на сегодняшний день отсутствует общепризнанная методология исследования этого воздействия. Общей чертой основной массы работ, рассматривающих в той или иной мере неэкономические отношения, является признание их внешними к отношениям экономическим. Правда, определенное исключение допускается к социальным отношениям. Они порой включаются в состав экономических отношений, заменяя понятие «экономическая система» понятием «социально-экономическая система», которая предполагает не только взаимодействие экономики и социальных отношений, но и их слитность.

С усложнением экономики, усилением ее интегрированности во все большей мере неэкономические отношения интернируются внутрь системы экономических отношений, образуя ее имманентный компонент. При этом данное «сращивание» охватывает не все неэкономические отношения, часть из них остается вне экономической системы и экзогенно воздействует на нее. В этой связи в работе подчеркивается, что нельзя игнорировать такой аспект трансформации экономических систем как возникновение нравственных противоречий. Они состоят в том, что складывающиеся в результате трансформации экономические отношения порой не соответствуют системе ценностей и нормам хозяйственного права, принципам социальной справедливости. Так, разрушение традиционной иерархии нравственных ценностей в ходе рыночных преобразований российской экономики привело к доминированию корпоративно-коллективных интересов над интересами общества и государства, вызвало дегуманизацию и криминализацию экономических отношений.

И, наконец, в современных условиях трансформация национально-государственной формы экономики во все большей мере находится под возрастающим воздействием глобализационных процессов. Многие тенденции глобализации мировой экономики расширяют экономическое пространство национальной экономики, увеличивают масштабы экспортной и импортной деятельности. При расширении возможностей экономического развития, которые дает глобализация, возникают, однако, и негативные моменты, связанные с чрезмерной открытостью национальной экономики, а также ее местом в международном разделении труда. На этой основе происходит закономерное превращение отдельных глобализационных процессов из внешних факторов воздействия на трансформацию во внутренние, возрастает уровень глобализации национальной экономики.

3. Основные результаты трансформации экономических систем постсоциалистических стран

В настоящее время кардинальные изменения происходят в постсоциалистических странах, экономические системы которых оказались подвержены и процессам глобализации, и постиндустриальным вызовам. Но в большей степени трансформация здесь связана с ломкой плановой административно-командной системы и переходом к рыночной системе хозяйствования. В диссертации сделан вывод, что негативные последствия реформ в постсоциалистических странах – мощный трансформационный спад, сильная деформация экономических систем ряда стран, расслоение общества, падение уровня жизни большей части населения, явления деиндустриализации и технологической отсталости – явились следствием неадекватности либеральной модели проводимым преобразованиям, игнорирования принципов системности и социализации.

Сосредоточившись на переделе собственности, трансформации механизмов координации и институциональной структуры, реформаторы исключили из поля своего зрения производственно-технологическую базу. Учитывая, что в большинстве постсоциалистических стран она была далеко не передовой, за годы реформ технологическая отсталость от развитых стран еще больше возросла.

С точки зрения системных характеристик результаты трансформации экономических систем в постсоциалистических странах проявились по-разному. Наиболее прочные системные свойства характерны экономикам, выбравшим «градуалистский» подход к осуществлению трансформации. В некоторых странах ЦВЕ, которые имели достаточно высокий стартовый уровень развития и экономического потенциала, более благоприятные предпосылки перехода к рыночной экономике, реформы не оказали сильного разрушительного воздействия. В этих странах существенную регулирующую роль играло государство, активизирующее процессы институционализации и социализации экономики, создающее благоприятный инвестиционно-инновационный климат. Для большинства же стран СНГ были характерны относительно низкий стартовый уровень экономического развития (при наличии передовых секторов), менее благоприятные предпосылки для перехода к рыночной системе. Либерализация в этих странах сопровождалась открытием границ с выделением экспортоориентированных блоков, их самообособлением от других секторов экономики, что нарушало целостность экономического организма. Следствием проводимой либеральной политики, а также политики в сфере передела собственности явилось выделение мощных государственно-корпоративных монополистических, олигархических структур, которые в условиях размытости институциональных рамок хозяйственной деятельности играли (и продолжают играть) сильную регулирующую роль в противовес силам рынка и государства. Преобладание частных интересов таких структур над национальными интересами в совокупности с прочими проблемами привели к нарушению системных свойств экономик этих стран. А социальный кризис, обусловивший ослабление действия «социального клея», еще более усугубил ситуацию.

Сделан вывод, что в этих странах в наибольшей степени проявились противоречия между обезличенностью и персонифицированностью экономических форм. Это связано с тем, что в отличие от стран классического капитализма диалектика хозяйствующего субъекта, принимающего решения, и рынка как «субъектоподобного института», оптимизирующего эти решения, здесь практически не прослеживалась в явной форме. В трансформационный период, когда государство отказалось от ряда регулирующих функций, образовался вакуум. Рынок не занял его вследствие неразвитости, поэтому этот вакуум стали заполнять другие структуры (кланово-корпоративные, олигархические), владеющие основными видами наиболее производительных в текущем периоде ресурсов, возглавляемые конкретными персонами. Именно эти персоны, преследуя свои интересы, стали оказывать влияние на принятие политических и экономических решений. Постепенно стало складываться новое соотношение сил между обезличенным рынком, государством и персонифицированными экономическими субъектами, играющими все более значимую роль. Как следствие экономические формы, которые должны быть обезличенными, в условиях трансформации экономических систем персонифицировались. В этом плане хорошо охарактеризовал российскую экономику Г. Клейнер, указав на тенденцию «уменьшения размеров основных экономических агентов» от «экономики государства» до «экономики физических лиц», когда вместо необходимого для развития рыночных отношений обезличивания происходит обратный процесс персонификации, а мотив личного обогащения выходит на передний план.

Результаты трансформации значительной части постсоциалистических стран обусловили их неустойчивость, слабую адаптивность к вызовам глобализационных процессов, низкую конкурентоспособность и интегрированность в мировую экономику, скатывание на ее периферию. Проявление черт деформированности и противоречивости развития как результат игнорирования принципов системности и приоритетности общенациональных интересов в процессе трансформации нашло яркое отражение, например, в российской и казахстанской экономиках .

Последствия реализации либеральной политики в этих странах, богатых минерально-сырьевыми ресурсами, в условиях благоприятно складывающейся конъюнктуры на мировых рынках энергетических ресурсов проявились в явных признаках «голландской болезни», анклавизации экономик, ведущей к нарушению их целостности. Особенно отчетливо это отразилось в результатах функционирования казахстанской экономики, отраслевая структура которой явно деформирована в сторону горнодобывающих отраслей промышленности. На их долю приходится около 60% всего промышленного производства. В условиях благоприятной конъюнктуры на рынках сырьевых ресурсов в Казахстане наблюдался «взрывной» рост удельного веса добычи нефти и природного газа (с 2,2% в 1991-м г. до 54,5% в 2008-м г.). Поскольку сырьевой сектор недостаточно стимулирует развитие новых технологий, то он не может сам по себе быть локомотивом перехода на высокоиндустриальную ступень развития. В то же время экспортные доходы формируют рентоориентированное поведение и системную зависимость экономики от экспорта сырья (в структуре казахстанского экспорта нефть и газовый конденсат составляют около 60%). Результатом «голландской болезни» также становится зависимость потребительского спроса от импорта (в Казахстане наибольший удельный вес в структуре импорта в 2008-м г. занимали машины и оборудование – 26,5%, транспортные средства – 12,1%, продукция химической промышленности – 6,8% и других отраслей обрабатывающей промышленности) и его слабая роль в обеспечении экономического роста и стабильности экономики. Выход из ситуации видится в преодолении изолированности ресурсных секторов, в направлении «сырьевых доходов» не на обогащение кучки, а на модернизацию экономики на инновационной основе, в стимулировании образования кластеров конкурентоспособности в обрабатывающих отраслях с ориентацией на потребности сырьевых секторов .

Следствием «голландской болезни» является экстенсивная модель несбалансированного развития, которая характеризуется явлениями деиндустриализации, сильной технологической отсталости. Адекватна ситуации и структура инвестиций. При слабой внутренней инвестиционной активности иностранные инвестиции направляются в основном в сырьевые отрасли (с 2000-го г. объем инвестиций в горнодобывающую промышленность, а также в проведение геологической разведки и изысканий в Казахстане возрос почти в четыре раза, составив в 2008-м г. по иностранным инвестициям 53,9% от их общего объема). Надеяться на скорый перелив капитала в обрабатывающие отрасли не приходится. Более реальным подходом будет стимулирование иностранных инвесторов к продолжению технологических цепочек в традиционно привлекательных для них и смежных отраслях.

Сырьевая ориентация обусловливает неустойчивость экономического роста, зависимость его от колебаний цен на энергоносители. Результаты анализа, полученные Лабораторией проблем экономического развития Института экономики переходного периода, позволили сделать вывод относительно составляющих экономического роста в России (рис. 2). Доля структурной составляющей, не связанной с влиянием конъюнктурных факторов, прежде всего цен на нефть, была относительно высокой (колеблясь в различные годы от 50 до 80%) в 1999-2004-м гг. - в период восстановительного роста, когда в оборот стали активно вовлекаться простаивающие в период кризиса производственные мощности и наблюдался опережающий рост инвестиций в основной капитал. Однако начиная с 2005-го г. ситуация кардинально изменилась. Рост ВВП теперь практически на 80% обусловлен конъюнктурными факторами. Этим как раз и объясняется глубина экономического спада в кризисный 2008-й г. Изменить ситуацию можно только на основе коренной структурной перестройки, преодоления сырьевой направленности развития экономики, осуществления модернизации производственно-технологической базы, т.к. несоответствие производственно-технологического и инфраструктурного потенциала выбранному пути тормозит экономическое развитие, ввергая экономику в состояние нестабильности, сильной зависимости от конъюнктурных факторов. Положение усугубляется неадекватностью сложившихся условий институциональной среды и проблемами в сфере собственности.

Преобразования отношений собственности, которые справедливо считаются стержнем всей совокупности экономических отношений, как в российской, так и в казахстанской экономике, не были направлены на создание класса эффективных собственников. Однако принципиальная разница состоит в том, что в России в результате передела собственности сформировался паразитирующий класс олигархов с идеологией «временщиков» (В. Иноземцев), в Казахстане же ставка делалась на иностранный капитал, который, однако, не стал здесь двигателем прогрессивных трансформационных процессов. В целом ситуация в сфере собственности следующая: 1) преобладание собственности «инсайдеров»; 2) нерешенность проблемы снижения

Рис. 2 Составляющие прироста ВВП России

уровня монополизации экономики и создания конкурентной среды; 3) отсутствие внимания к разделению собственности и управления, присущему современным акционерным обществам, актуализировавшее проблему корпоративного управления в условиях «рассеянной» собственности; незащищенность акционерной собственности и ее чрезмерная персонификация; проблема несогласованности интересов собственников и менеджеров АО; 4) несбалансированность интересов отдельных субъектов рыночных отношений; клановость, выражающаяся в сращивании власти и собственности; 5) закрытость управления, финансовая непрозрачность, способствующие функционированию «теневой» экономики, а также возникновению и чрезмерному раздуванию виртуального сектора; 6) подрыв социального капитала на фоне имевших место способов приватизации, неэффективного использования института банкротства и коррумпированности чиновничьего аппарата, ведущей к принятию решений не в пользу эффективных собственников, а в пользу «нужных» субъектов и т.д.

Негативные последствия реформ во многом можно было бы преодолеть, если бы государство играло активную регулирующую роль в трансформационных процессах, правильно поставив цели и определив средства их достижения. К сожалению, принятая либеральная модель развития во многом способствовала самоотказу государства от регулирующих функций, а подмена реформаторами целей и неадекватное определение средств «уводили» экономическую систему с прогрессивного трансформационного пути, отбрасывая ее в развитии на несколько лет назад. В диссертации сделан вывод, что долговременность трансформационного кризиса во многом была связана с отсутствием комплекса стратегических социально-экономических целей, задач и обоснованных приоритетов развития как для краткосрочных, так и для долгосрочных периодов. А слабая способность к адаптации субъектов управляющей подсистемы к меняющимся условиям хозяйствования, глобализационным и постиндустриальным вызовам усугубила сложившуюся ситуацию. Тем не менее, в процессе трансформации механизм регулирования экономических отношений претерпел существенные изменения в сторону усиления регулирующей роли государства. Так, в Казахстане широкое распространение получил метод программирования, активно, хотя и не без существенных нареканий, функционируют институты развития, в практике управления государственной собственностью распространение получили государственные холдинги. Миссия повышения эффективности управления коммунальной собственностью и реализации социальных программ в регионах возложена на социально-предпринимательские корпорации (СПК). Несмотря на то, что СПК пока слабо решают проблемы регионального развития, тем не менее, их роль по мере совершенствования данной формы регионального управления будет возрастать. Предпринята попытка реализации кластерных инициатив. Обозначены основные направления индустриально-инновационного развития в рамках посткризисного прорыва. Начиная с 2010 г. объявлена «пятилетка форсированного индустриально-технического развития». Разработана Карта индустриализации на 2010-2020 гг.  Активизировалась регулирующая роль государства и в России. Здесь определены пять стратегических векторов экономической модернизации. На повестке дня стоит вопрос инновационного развития.

Необходимо отметить, что программы экономического развития, принятые в России и Казахстане, содержат немало ценных идей, связанных с модернизацией экономики, созданием национальной инновационной системы. В то же время эти программы не всегда согласованы между собой, не обеспечены средствами и инфраструктурой. Чаще всего они не содержат четко разработанных, конкретных механизмов реализации; предложения разрознены, не интегрированы между собой; зачастую не определены прямые исполнители. Как следствие отсутствует системность в реализации программ. А главный их недостаток – бессубъектность, которая размывает ответственность за результат, а соответственно и саму нацеленность на результат. В разрабатываемых программах не уделяется должного внимания человеческому, социальному фактору, а модернизация в основном сводится к модернизации технологической. Важно более четкое понимание отечественной элитой того, какие отрасли могут стать двигателями модернизации и соответственно быть приоритетными в экономике, какие силы и ресурсы нужны для их развития.

Необходимость активизации государственного регулирования экономических процессов обостряет проблему повышения эффективности этого регулирования и его оптимального сочетания с рыночным механизмом. Дело в том, что базовые принципы свободного рынка – честная конкуренция, неприкосновенность частной собственности, поощрение деловой инициативы – должны быть незыблемыми. Государство должно не управлять в «ручном режиме», а должно создавать благоприятные условия для активизации предпринимательской деятельности, т.к. именно предприниматель – главная движущая сила экономического развития. Однако фрагментированность экономики и ослабление внутрисистемных связей, отсутствие необходимого количества хозяйствующих субъектов, способных адаптироваться к происходящим изменениям, недостаточное взаимодействие государственного регулирования экономики с рыночной самоорганизацией обусловили сдерживание экономического развития и достижения синергетического эффекта при переходе к новой системе хозяйствования.

Указанные выше недостатки реализуемой модели развития, имеющиеся противоречия и деформации, тем не менее, не мешают на официальном уровне заявлять, что период перехода к рыночной экономике и в России, и в Казахстане завершен. По нашему же мнению, вопрос состоит в том, к какой рыночной экономике, т.к. несмотря на наличие в формирующейся у нас модели общих черт, присущих рыночной экономике, она имеет свои специфические отличия. Сформировавшуюся модель капитализма различные авторы определяют по-разному: «корпоративно-криминальный», «бюрократический», «административно-номенклатурный», «периферийный» (Г. Явлинский) или «криминально-олигархический» (А. Колганов, А. Бузгалин). Если считать, что такая модель является целевой, то можно согласиться, что трансформационный период в рассматриваемых странах завершен. Если же в качестве целевой считать модель смешанной, социально ориентированной экономики, характерной наиболее развитым странам, то в этом случае можно однозначно сказать, что трансформационный период еще далек от завершения. И это подтверждает проведенная в диссертационной работе идентификация этапов трансформации экономических систем России и Казахстана, которая позволила сделать следующие выводы: 1 этап: скрытый (реформы внутри социализма), связанный с нарастанием качественных изменений в системе, флуктуациями, которые реформаторы пытаются нивелировать без изменения сущностных основ системы, однако который заканчивается кризисом, пройден (в СССР этот этап можно увязать с началом перестроечных процессов 1985-го г. и вплоть до распада Советского Союза в 1991-м г.); 2 этап: бифуркационный, характеризующийся активными институциональными преобразованиями, разрушением старых и становлением новых экономических регуляторов, неравновесием, неустойчивостью экономической системы, несбалансированностью, потерей ряда системных свойств. Кризисное состояние системы проявляется в трансформационном спаде производства, галопирующей инфляции, высоком уровне безработицы, деградации производственно-технологической структуры, социальной напряженности. Завершением данного этапа можно считать выход на траекторию роста (в России – 1999-й г., в Казахстане – 1996-й г.); 3 этап: становление новой системы – характеризуется завершением создания институциональных основ для самовоспроизводства новой системы экономических отношений, усилением системных свойств. Данный этап начинается с переходом от кризиса к росту, который в этот период может быть неустойчивым, во многом зависящим от внешних факторов; возможны реверсивные движения. Окончание этапа можно увязать с началом устойчивых позитивных тенденций во всех сферах экономической жизни (до конца не пройден, и это подтвердил разразившийся в 2007-м г. финансово-экономический кризис); 4 этап: утверждение новой системы – знаменуется завершением преобразований, становлением устойчивого воспроизводства новой системы экономических отношений на собственной основе, хотя в ее недрах еще могут сохраняться элементы старой системы. Данный этап завершается переходом к устойчивому экономическому развитию, безопасному функционированию системы.

Таким образом, если трансформационный период еще не завершен, то остаются открытыми вопросы о дальнейших путях трансформации, механизмах и движущих силах, которые направят эту трансформацию в нужное русло. Отмечено, что в российской научной элите практически сложился консенсус относительно исчерпанности той модели развития, которая сформировалась в последние годы и которая характеризуется как рентная, долговая, несовместимая с инновациями, подавляющая конкуренцию, формирующая государственные монополии, обусловливающая перманентное распределение активов. Такая модель ведет к накоплению критических дисбалансов между возрастающим объемом перераспределенного богатства и снижающейся эффективностью экономической деятельности, к распространению коррупции как системного элемента механизма управления. Политико-бюрократическая модель имеет вид пирамиды: принципы взаимоотношений, установленные наверху (пренебрежение социальными издержками, законом, интересами подлинной хозяйственной деятельности), многократно повторяются и воспроизводятся на нижних «этажах», порождая нигилизм и уход рядовых, созидающих субъектов экономической деятельности в «параллельную» экономику, разрушая основы и условия конкуренции. Имеющиеся проблемы особенно явно обнажил кризис, продемонстрировав назревшую необходимость и безальтернативность всесторонней модернизации, смены модели развития.

4. Модернизационный путь развития: движущие силы, условия и механизмы реализации

Безальтернативность модернизационного пути развития экономических систем России и Казахстана обусловлена пониманием того, что из возможных стратегий развития – стратегии «рантье» (инерционный путь, связанный с сырьевой ориентацией развития), мобилизационной («догоняющей») и модернизационной стратегии на инновационной основе – именно модернизация является наиболее приемлемой в сложившихся условиях. Это связано с тем, что движение по инерции  будет консервировать ту модель со всеми ее недостатками, которая уже сложилась, что совершенно неприемлемо ни для России, ни для Казахстана. Мобилизационная стратегия труднореализуема, т.к. страны уже прошли фазу индустриализации, урбанизации, пусть и не очень успешно, но ресурс уже исчерпан; кроме того нет возможностей преодолеть ограничения по трудовым ресурсам, а также необходимо избегать высоких социальных издержек, которые могут возникнуть при реализации данной стратегии. Остается модернизация, которая, однако, не должна сводиться только к преобразованиям в экономике, а должна охватывать и взаимосвязанные с ней социо-культурную и политическую сферы, должна затрагивать все общество.

Пути модернизации экономических систем России и Казахстана в диссертации определяются в соответствии с еще не утратившим своей актуальности действием «двойного нажима». С одной стороны необходимо в полной мере запустить рыночный механизм хозяйствования во взаимосвязи с государственным регулированием, который вследствие неадекватного проведения реформ оказался деформированным и неэффективным. Переход к современной рыночной системе должен базироваться на фундаменте, образующим триаду – институциональная реформа, конкуренция как движущая сила рыночного механизма, государственное регулирование. С другой стороны, необходимо обеспечить переход на высокоиндустриальную ступень экономического развития и подготовить условия для перехода к постиндустриальной экономике путем модернизации производственно-технологической базы на инновационной основе и развития постиндустриальных секторов.

В ресурсно-зависимых экономиках на повестке дня стоит проблема реиндустриализации, т.к. не завершив индустриализацию, и прежде всего на инновационной основе, невозможно перейти на постиндустриальную стадию развития. Осуществление индустриализации в указанных странах связано с несколькими обстоятельствами. Во-первых, необходимо компенсировать так до конца и не восполненные огромные потери, понесенные в годы «перестройки» и особенно реформ 1990-х гг., приведших к тяжелейшему трансформационному кризису, сильнейшему спаду производства, гибели множества предприятий, упадку ряда отраслей промышленности и сельского хозяйства. Во-вторых, требуется восполнить тот вакуум в инновационном процессе, который образовался после распада Советского Союза; при этом ориентирами должны служить новейшие результаты, полученные мировой наукой и техникой за прошедшие годы. В-третьих, необходимо учитывать тот факт, что ни в России, ни в Казахстане еще не исчерпаны резервы развития техники и технологий машинного производства, которое до конца не решило проблему вытеснения примитивного и тяжелого ручного труда, особенно в сельском хозяйстве. Современная научно-техническая революция еще не завершена, она продолжается в рамках индустриального развития, хотя постиндустриальные вызовы уже активно себя проявляют и их нельзя игнорировать. В то же время попытки освоения постиндустриальных технологий в настоящее время не должны осуществляться в ущерб решению проблем индустриализации, поскольку стремление забежать вперед, не имея соответствующей материально-технической базы, подготовленных кадров, научных заделов, отвлекает ресурсы, не решая при этом более важных задач текущего этапа. Т.е. на текущем этапе развития модернизация должна быть связана не с созданием совершенно новых знаний и инноваций, требующих огромных финансовых ресурсов и длительных творческих усилий, которые, тем не менее, не смогут быть интегрированы в устаревшую материально-техническую базу и «уйдут» на Запад. Необходимо ориентироваться на всемерное использование имеющихся знаний и мировых достижений науки и техники, заимствование прогрессивных западных технологий. В модернизационной политике государство должно адекватно соответствовать стадии модернизации, своевременно меняя ее при переходе с одной стадии на другую.

Реализация концепции модернизации на инновационной основе должна осуществляться в социальном контексте. Государство должно поддерживать не предприятия, а проекты в модернизационные отрасли и «новую» экономику, не менеджеров или акционеров, а работников, творческие научные коллективы. Должны быть созданы соответствующие стимулы и условия для инновационной деятельности, в т.ч. на основе неденежных форм мотивации труда, гибкой организации рабочего времени, обеспечения свободы творчества. Именно свобода творчества, способствующая поиску неординарных решений, и есть основной источник конкурентных преимуществ на инновационной основе.

Модернизационная концепция, базирующаяся на теории экономического развития Й. Шумпетера, на передний план выдвигает фигуру предпринимателя, «созидающего разрушителя», обеспечивающего развитие на основе «новых комбинаций». Предпринимательство – это тоже творчество, но ориентированное на выгоду. Предприниматель – естественный и главный потребитель инноваций. Соответственно, чем более развито предпринимательство, чем активнее ведут себя предпринимательские структуры, тем выше спрос на инновации и те интеллектуальные продукты, которые используются при их создании. Следовательно, если стоит задача запуска модернизационного механизма на инновационной основе, то необходимо, прежде всего, создать условия для развития предпринимательства, но не предпринимательства, склонного к поиску ренты, а предпринимательства созидающего, думающего о более далеких перспективах, готового тратить больше средств на инновации. А для этого оно должно быть свободным от чиновничьего произвола и коррупции, от притязаний со стороны криминальных структур, свободным в выборе целей и средств, конечно в рамках закона, который должен стоять на страже интересов предпринимателей. Должны быть созданы соответствующие институциональные условия, обеспечивающие верховенство закона, функционирование независимого и компетентного суда, низкие административные барьеры и достаточно свободный вход на рынок, защиту прав собственности (в т.ч. интеллектуальной), исполнение контрактных обязательств и т.д.

Движущей силой предпринимательской деятельности является конкуренция, которая создает стимулы к обновлению с целью повышения производительности труда, снижения издержек и получения более высокого дохода. При этом важно равенство условий конкуренции, т.е. конкурентоспособность хозяйствующих субъектов должна базироваться на экономических критериях, а не возникать в силу связей и привилегий. Конкуренция должна поддерживаться в противовес концентрации и монополизации.

Модель модернизации на инновационной основе должна предусматривать формирование мощного механизма, обеспечивающего создание и внедрение в производство собственных инноваций; коммерциализацию результатов научных исследований и разработок; подготовку кадров, способных интегрироваться в мировую научную среду и эффективно участвовать в международном научном обмене и брать от мирового научного сообщества все самое ценное и передовое; повышение инновационной предпринимательской активности и ориентированность на результат; соединение свободных рыночных игроков с творческим потенциалом. Необходимо соединять науку и образование, например, путем создания исследовательских университетов, где интегрируется познавательная и образовательная функции науки. Очень важно решить проблему повышения уровня финансирования научных исследований и разработок, обновления материально-технической базы научно-исследовательских учреждения и университетов. Также важно преодолеть оторванность науки от нужд практики, сочетая «дух познания» с «духом предпринимательства».

Модернизация должна быть всеобъемлющей, должна охватывать все общество и базироваться на демократических принципах. В связи с этим возникает серьезная проблема движущих сил модернизации. Возможны два крайних варианта осуществления модернизации – либеральный и авторитарный. Либеральная модернизация предполагает широкое участие общества. При этом важную роль играет имеющийся социальный капитал: принятые нормы социального взаимодействия, в т.ч. их базовые компоненты – доверие, ответственность, терпимость, солидарность, на которых базируется сотрудничество, сами коллективные действия. В качестве компонентов социального капитала также выделяют гражданскую идентичность, национальную гордость, патриотизм, которые играют важную роль в экономическом развитии. В то же время размер социального капитала должен быть оптимальным, не стесняющим свободу творчества, а общественные интересы не должны поглощать интересы индивидуальные. В условиях же крайне низкого уровня доверия в обществе, социального цинизма, безответственности и нигилизма, т.е. явно недостающего социального капитала, либеральная модернизация не может иметь успеха.

Не будет иметь, в конечном счете, положительного результата и авторитарная, «модельная» модернизация, навязываемая сверху, не поддерживаемая обществом. Зачастую реформаторы определяют модель институциональных преобразований, которая может оказаться неэффективной. В результате сформируются неудачные для экономики и общества институты, которые, однако, могут в дальнейшем закрепляться эффектом блокировки, т.е. доминирующими интересами групп, получающих доходы именно при данном институциональном устройстве. Эффект блокировки возможен в ситуации сращивания власти и собственности, власти и бизнеса. Он позволяет удерживать экономическую систему и общество в целом на неэффективной траектории . Ситуация усугубляется действием множества других факторов.

Итак, либеральная модернизация ни в России, ни в Казахстане не осуществима, т.к. общество пока не способно активно включиться в модернизационный процесс. Авторитарная модернизация недопустима в силу указанных выше обстоятельств. Остается модернизация демократическая, предполагающая активную роль государства при опоре на институты гражданского общества, которые, отстаивая интересы тех или иных групп граждан, «держат государство в узде». Сильное гражданское общество, в котором большинство граждан занимает активную позицию, составляет мощный противовес государству, сдерживая его давление, ставя заслон бюрократическому произволу, содействуя осуществлению модернизации. Проблему формирования сильного гражданского общества в значительной степени решает нарастание среднего класса, являющегося носителем и выразителей общественного интереса.

Успешность осуществления модернизации зависит от четкого определения целей и задач, которые должны быть решены. В диссертации разработана концептуальная схема модернизационной трансформации экономических систем постсоциалистических стран, прежде всего России и Казахстана (рис. 3). Целевая направленность модернизации определяется в соответствии со сформулированными ранее системными критериями – системная целостность, устойчивость, безопасность, справедливость. В наибольшей степени этим критериям отвечает концепция устойчивого развития, рассматриваемая как совокупность трех компонентов – экологической целостности, экономической эффективности и справедливых условий в доступе к благам. Устойчивое развитие, особенно в условиях постиндустриальных вызовов, немыслимо без адекватного жизнеобеспечения, определяющего качество жизни человека, что, в свою очередь,

 


Рис. 3. Схема модернизационной трансформации экономических систем постсоциалистических стран

обеспечивает формирование и развитие среднего класса. Целевая направленность предопределяет приоритетные задачи и соответствующие пути их решения. Необходимо сочетание эффективного рыночного механизма, возможностей государственного регулирования, демократии и активности гражданского общества.

Модернизация экономики на инновационной основе, тенденции социализации, постиндустриализации находят отражение в структуре общественного производства. В диссертационной работе предложена модель, соответствующая текущим тенденциям развития (рис. 4). В основу предложенной модели общественного производства

 


Рис. 4. Модель структуры общественного производства

положены одновременно секторальный и функциональный принципы деления экономики. Значимость секторального подхода не ослабевает, поскольку обеспечение оптимальных воспроизводственных пропорций является необходимым условием устойчивого и безопасного развития экономики. В то же время функциональный подход обеспечивает выделение «субъект-объектной» (реальной) и «субъект-субъектной» (реально-виртуальной) частей, демонстрируя двухполюсность всей экономики, зависящую от характера производства и потребления тех или иных благ (по В. Иноземцеву), а также учет такого феномена современного развития, как виртуализация экономических процессов. Данный подход к делению общественного производства может быть несколько условным в практическом плане, однако он дает четкое представление о приоритетных направлениях трансформации экономики. Предложенная модель имеет черты как позднеиндустриального, так и постиндустриального этапов развития экономической системы. А ярко выраженный подход к делению всех секторов на те, что используют устаревшие технологии, и те, которые базируются на прогрессивных технологиях, позволяет определить, что же является двигателем прогресса, т.к. на позднеиндустриальном этапе развития на роль ведущего сектора производства выходит индустрия высоких технологий. Также активно должен развиваться сектор услуг, который связан не только с реализацией знаний, но и с воспроизводством его носителя – человека. Причем в настоящее время во многом центр тяжести переместился в сторону виртуальных услуг (в т.ч. проведения операций с  использованием производных финансовых инструментов). Однако тенденции развития таковы, что будет наблюдаться процесс девиртуализации экономики (опять же это касается использования финансовых инструментов).

5. Опыт и перспективы использования механизмов реализации модернизационной концепции экономического развития в Казахстане в условиях глобализации и постиндустриальных вызовов

Современный этап экономического развития характеризуется процессами глобализации, сквозь призму которых должна рассматриваться трансформация любой национальной экономической системы, являющейся частью мировой системы, входящей в ее структуру и, следовательно, испытывающей на себе ее влияние. В диссертационной работе дана характеристика глобализационных процессов. В то же

время сделан вывод, что глобализация в том виде, в каком она происходит в настоящее время, приобрела искаженный характер, впитав противоречия периода заката в наиболее развитых странах индустриального строя и либеральной модели развития. Нарождающееся же постиндустриальное общество, базирующееся на новой парадигме развития, должно эти противоречия преодолеть.

Высказывается идея становления нового интегрального экономического строя, характеризующегося сближением моделей развития национальных экономик. В то же время в диссертации сосредоточено внимание на процессе перехода к такому строю, что особенно актуально в условиях разразившегося кризиса и наметившихся тенденций переустройства мировой экономической системы. Выдвинута гипотеза трансформации мировой экономики в сторону интегрального экономического строя через многополярный мир. Доказательством этому служат наметившиеся тенденции образования региональных союзов, формирования новых, оказывающих влияние на мировое развитие центров. Вопрос о месте Казахстана в мировом сообществе должен быть решен в сторону развития ЕврАзЭС, т.к. для Казахстана с учетом его малой численности и слабой экономики – это реальный шанс укрепления своих позиций. Для России данная проблема также актуальна.

В течение всего трансформационного периода отношения России и Казахстана с внешним миром складывались следующим образом. Экономическая система стала чрезмерно открытой, изменяющейся в соответствии с интересами главных субъектов глобальной экономики при поддержке внутренних клановых структур, которых происходящие изменения вполне устраивали. Поскольку государство на ранних этапах преобразований самоустранилось, нормально функционирующий рыночный механизм не сформировался, а демократичное гражданское общество оказалось незрелым, то происходили стихийные процессы самоорганизации. В результате слабая экономика, функционирующая как открытая система, теряющая свою целостность, подвергающаяся регулирующему воздействию внешних сил, «скатилась» на мировую периферию.

Проблемы центр-периферийного мироустройства обусловливают стремление развивающихся стран «уйти в себя», реализовать проект автономного, независимого развития, что особенно ярко проявляется в период кризиса. Однако такие попытки лишь усугубляют экономический спад, т.к. именно интегрированность национальной экономической системы в мировую экономику способствует развитию. Но интеграция должна осуществляться на базе полноправного партнерства. В этой связи актуализируется проблема повышения конкурентоспособности национальной экономики, формирования внутреннего механизма развития и обеспечения устойчивости экономической системы по отношению к внешним воздействиям. Для России и Казахстана, чтобы вписаться в происходящие процессы, необходимо сосредоточить все силы на модернизации своих экономических систем на инновационной основе и подготовить условия к постиндустриальному прорыву. В качестве важнейших движущих механизмов в этом направлении могут выступать формирование национальной инновационной системы (на первых порах это может быть инновационная подсистема (сектор)) и реализация кластерных инициатив.

В диссертации рассмотрены возможности  создания инновационной подсистемы с активным участием государства на примере Республики Казахстан, разработана схема инновационной подсистемы Республики Казахстан, включающая среду, производящую знания, предпринимательскую среду и механизм обеспечения взаимодействия сред и передачи знаний. Проведенный в диссертации анализ позволил сделать вывод о крайне низкой инновационной активности предпринимательской среды в Казахстане, наличии множества факторов, препятствующих повышению инновационной активности предприятий. В результате исследования состояния среды, производящей знания в Казахстане, были сделаны выводы относительно основных факторов, тормозящих ее развитие. Среди них: недопустимо низкий уровень расходов на научные исследования и разработки по отношению к ВВП (0,21% при пороговом значении 2%); неоптимальность структуры научных исследований и разработок по видам и источникам финансирования (в структуре НИОКР 8,4% составляют фундаментальные исследования, 90,3% - прикладные, 1,3% - разработки; для сравнения в США это соотношение составляет 13:22:65, в Японии – 13:21:66); отсутствие дифференцированного подхода к организации НИОКР в зависимости от их вида и направленности; высокий уровень моральной и физической изношенности материально-технической базы организаций, проводящих исследования и разработки (моральное устаревание составляет 20-30 лет, а степень физического износа – 50-100%); проблемы кадрового характера, выражающиеся в недостатке квалифицированных научных кадров, их старении; неразвитость рынка интеллектуальных продуктов, низкий уровень патентуемости как следствие несовершенства законодательства в сфере защиты интеллектуальной собственности; отсутствие эффективной системы внедрения полученных научных результатов в производственную сферу; проблемы в информационном сопровождении научно-технической деятельности; отсутствие доверия между государством и бизнесом и, как следствие, неразвитость между ними партнерских отношений; слабый менеджмент в государственных структурах, связанных с управлением научной деятельностью, а также в самих научных организациях; преобладание в научном сообществе консервативных и патерналистских настроений, тормозящих обновление и повышение конкурентоспособности отечественной науки, и другие .

В диссертационной работе уделено особое внимание институциональным основам формирования инновационной подсистемы в РК. Проведен анализ законодательной базы, принятых стратегий и программ развития. Сделан вывод, что законодательные основы формирования и развития инновационной подсистемы в РК в целом созданы, однако системный механизм еще не запущен. Особое внимание уделено деятельности институтов развития АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына»». Им отводится важная роль в решении проблем венчурного финансирования, создания сети технопарков, технологических бизнес-инкубаторов и других элементов инновационной инфраструктуры на ранних этапах формирования инновационной системы.

В Казахстане активно рассматриваются различные подходы к управлению научно-технической сферой и образованием в условиях инновационного развития экономики и общества. Наиболее приемлемым для Казахстана может оказаться финский опыт. В диссертации разработана трехуровневая схема управления научно-технической сферой РК. Иерархичность, наличие единого координационного центра, четкое разделение полномочий по горизонтали позволяет избежать дублирования выполняемых функций, обеспечить мониторинг достигнутых результатов и повысить эффективность использования финансовых ресурсов.

Функционирование инновационной подсистемы во многом зависит от полноты и своевременности финансирования инновационного процесса с охватом всех его стадий. Активную роль здесь должны играть институты развития. На рис. 5 представлена разработанная в диссертации схема инвестиционного обеспечения функционирования инновационной подсистемы, предусматривающая оптимальное распределение инвестиционных потоков. На ранних этапах формирования инновационной подсистемы в Казахстане с помощью институтов развития может быть решена проблема перехода «долины смерти», которая представляет собой своего рода инвестиционный вакуум, в который попадает научная идея по пути ее материализации. Схема распределения финансовых ресурсов по стадиям инновационного процесса будет иметь вид, представленный на рис. 6.

Развитие инновационной подсистемы требует высокой квалификации научных кадров. В диссертации предложены меры, направленные на повышение качества образования и усиление связи между образованием и наукой. Важную роль играет международное сотрудничество, направленное на интеграцию отечественной инновационной подсистемы в глобальную инновационную сферу. Также в диссертации проведен анализ государственной политики инновационного развития Казахстана и разработаны рекомендации по ее совершенствованию. Системно-социализированный подход к трансформации экономических систем эффективно реализуется через кластеры конкурентоспособности, нашедшие широкое применение во всем мире. Реализация кластерных инициатив требует четкого понимания сути кластера, учета определяющих факторов его развития, а также наметившихся тенденций их изменения в условиях проявления постиндустриальных вызовов. Отталкиваясь от множества существующих понятий, мы определяем кластер как группу сконцентрированных по географическому признаку взаимосвязанных компаний (производителей, поставщиков, потребителей), научно-исследовательских учреждений, образовательных организаций, местных органов государственной власти, инфраструктурных элементов, которые взаимодействуют, взаимообусловливают и взаимодополняют друг друга, обеспечивая на конкурентной основе синергетический эффект региональной агломерации. Главная идея кластерной технологии заключается в поддержании либо создании конкурентной среды. Конкурируя между собой внутри кластера, фирмы повышают свою инновационную активность и усиливают конкурентные позиции на внешнем рынке. Кластер характеризуется сложной комбинацией конкуренции и кооперации, которая не в полной мере учитывается отечественными разработчиками программ развития кластеров, тяготеющими к созданию вертикальных образований. Отсутствие в таких образованиях внутренней конкуренции ведет к отсутствию внутренних импульсов развития, стимулов к расширению цепочек добавленной стоимости, слабому функционированию механизма

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


      - потоки финансовых ресурсов;

- горизонтальные связи между средами инновационной подсистемы,

включающие финансовые, трудовые, информационные потоки.

Рис. 5. Потоки финансовых ресурсов, направляемые на развитие инновационной подсистемы Республики Казахстан

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


              - частые потоки финансовых ресурсов;

              - редкие потоки финансовых ресурсов.

Рис. 6. Распределение финансовых ресурсов по стадиям инновационного процесса

адаптации к изменениям внешней среды. В то же время кластер должен обладать интегрирующим механизмом, позволяющим преодолеть фрагментарность экономического развития, обеспечить его целенаправленность и результативность, при этом положительными являются как экономические, так и социальные результаты.

В диссертации обосновывается необходимость применения кластерного подхода при проведении модернизации экономики. В России предпринимались определенные попытки разработки пилотных проектов по созданию кластеров, однако каких-либо конкретных результатов получено не было. Более активные меры по реализации кластерных инициатив проводились в Казахстане, где в 2004-м г. стартовал проект «Диверсификация экономики Казахстана посредством развития кластеров в недобывающих отраслях» и были предприняты попытки организации кластеров в семи наиболее подготовленных к кластеризации отраслях.

По подходу к созданию можно выделить два типа кластеров в Казахстане: на базе экспортоориентированного производства и на базе быстрорастущей отрасли, или отрасли, смежной с быстрорастущей отраслью. К сожалению, модель кластерного развития, принятая в Казахстане, больше соответствует территориально-производственному комплексу, не предполагающему конкуренцию как условие возникновения инноваций внутри системы, т.к. наличие ярко выраженного ядра в кластерах (как правило, одно предприятие), базирование на вертикальной технологической цепочке на стадии формирования кластеров не способствует запуску в них конкурентного механизма.

Государственная политика как фактор, расширяющий возможности реализации кластерной концепции, не должна преследовать целью создание кластеров «сверху». Не обладая внутренним движущим механизмом, такие кластеры будут нежизнеспособными. Государство должно создавать условия, инициирующие и поддерживающие кластерные процессы. Государственные меры должны носить налоговый, административный характер; обеспечивать условия для развития предпринимательской деятельности; способствовать формированию и развитию инфраструктурных элементов.

При реализации кластерного подхода в полной мере находит свое воплощение триада – «институты – конкуренция - государство», обеспечивающая прогрессивную трансформацию экономической системы. Обладая интегрирующим механизмом, кластерный подход позволяет преодолеть фрагментарность экономического развития, обеспечить его целенаправленность, результативность. Преодоление фрагментарности экономики достигается за счет согласования интересов участников регионального сообщества; создания доступных для участников кластера общих рынков труда, технологий, знаний; за счет втягивания в развитие ядром (полюсом) кластера близлежащего окружения и установления партнерских отношений между ними, в т.ч. благодаря активному включению государственных структур в функционирование кластера через  механизмы государственно-частного партнерства, создания социально-предпринимательских корпораций на территории кластера. Участники кластера получают дополнительные конкурентные преимущества, в т.ч. за счет использования виртуальных ресурсов. Кластер способствует развитию сетевых отношений, партнерскому взаимодействию предпринимательской сферы со сферами науки, образования, властными структурами, а также обеспечивает сокращение издержек и возникновение синергетического эффекта взаимодействия.

Оценка результативности функционирования кластера, по нашему мнению, не может сводиться только к экономическим выгодам. Положительными результатами являются как экономические (прибыльность, восприимчивость к инновациям, финансовая устойчивость и т.д.), так и социальные (повышение уровня жизни населения территории, сокращение уровня безработицы, формирование среднего класса). Кластерное развитие, обеспечивающее повышение уровня и качества жизни населения, способствует тем самым развитию человеческого капитала, который, в свою очередь, служит источником инновационного развития экономики, повышения конкурентоспособности предприятий, регионов и страны в целом. Рост конкурентоспособности в то же время стимулирует приток инвестиций в производство и человеческий капитал. Таким образом, возникает определенная взаимосвязь, поддерживающая саморазвитие кластера.

Реализация системного подхода к региональной кластерной политике обеспечит диверсификацию экономики, повышение ее конкурентоспособности, рост инновационной активности, решение социальных проблем в регионе. Сделан вывод, что кластерный подход несет в себе высокоиндустриальный тип развития с элементами постиндустриализма. Развитие кластеров способствует выравниванию уровней развития отдельных территорий страны, снятию социальной напряженности, устранению анклавизации экономики и признаков «голландской болезни».

Проведение модернизации всех слагаемых экономической системы, как показали исследования, требует кардинального повышения роли государства в обеспечении безотлагательного решения проблем, стоящих на повестке дня и являющихся тормозом экономического развития. Для этого необходимы: изменение подхода к оценке деятельности государственных служащих; устранение интеграции власти и собственности, элементов клановости, олигархизации; обеспечение эффективного сочетания государственной организации экономики и рыночной самоорганизации; преодоление разрыва между реальным сектором экономики и финансовыми рынками и достижение экономически оправданного уровня их виртуализации; преодоление региональной дифференциации; создание условий для устранения значительного неравенства в доходах населения; обеспечение согласованности между  вновь создаваемыми, функционирующими институтами и происходящими изменениями в экономической системе; усиление социализации и повышение нравственного содержания экономических отношений и т.д. Именно благодаря сильному государству, опирающемуся на институты гражданского общества и играющему активную регулирующую роль в экономических процессах, возможно достижение поставленных целей осуществления модернизации, обеспечение перехода к устойчивому развитию, повышение уровня и качества жизни населения страны.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

I. Монографии и учебные пособия

1. Структурная трансформация экономики Казахстана: теория и практика (Монография) / Карагандинский гос. технич. ун-т. -  Караганда: Изд-во «Санат», 2009. –  18,6 п.л.

2. Оценка и регулирование структурных изменений и модернизации машиностроительного комплекса (по материалам Центрального Казахстана) (Монография) - / Карагандинский гос. технич. ун-т, Караганда: Издательство КарГТУ, 2003. –  12,0 п.л.

3. Управление персоналом (теория и практикум). Часть I: Традиционные подходы: Учебное пособие/ Карагандинский гос. технич. ун-т.–Караганда: Изд-во КарГТУ,2005.–10,6 п.л.

4. Предпринимательство в Казахстане (теория и правовое регулирование). Ч. I: Теоретические основы предпринимательской деятельности: Учебное пособие / Карагандинский гос. технич. ун-т. - Караганда: Изд-во КарГТУ, 2004. – 7,5 п.л.

5. Предпринимательство в Казахстане (теория и правовое регулирование). Ч. II: Правовое регулирование предпринимательства в Казахстане: Учебное пособие / Карагандинский гос. технич. ун-т. - Караганда: Изд-во КарГТУ, 2004. – 7,2 п.л.

6. Анализ и оценка структурных изменений в машиностроительном комплексе: Учебное пособие/ Карагандинский гос. технич. ун-т. - Караганда: Издательство КарГТУ, 2002. – 10,2 п.л.

II. Статьи в журналах, сборниках научных трудов, тезисы докладов

Публикации в периодических научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ

7. Кластерный подход к решению проблемы модернизации экономики: системный и социальный аспекты // Человек и труд. № 3. 2010. – 0,4 п.л.

8. Проблемы формирования и развития национальной инновационной системы Республики Казахстан // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. № 1 (34). 2009. – 1,5 п.л.

9. Формирование современной концепции развития стран с переходной экономикой // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. № 11 (32). 2008. – 1,3 п.л.

10. Анализ институциональных условий структурной трансформации экономики Казахстана // Региональная экономика: теория и практика. - № 20 (77). 2008. – 1,3 п.л.

11. Подходы к исследованию возможностей создания региональных кластеров и их влияния на экономическую структуру // Региональная экономика: теория и практика № 17  (56). 2007. – 0,8 п.л.

12. Применение системного подхода к изучению структурной трансформации экономики // Экономические науки: Научно-информационный журнал. - № 7 (32). 2007 г. – 0,6 п.л.

13. Объективная необходимость структурной перестройки экономики Казахстана в условиях глобализации // Экономические науки: Научно-информационный журнал. - № 6 (31). 2007 г. – 0,6 п.л.

Прочие публикации в научных изданиях, в которых нашли отражение вопросы диссертационного исследования

14. Реализация кластерных инициатив как один из механизмов трансформации экономики Казахстана на инновационной основе. – Международная научно-практическая конференция «Управление инновациями 2009»: Материалы Девятых Друкеровских чтений «Информационная экономика: институциональные проблемы» (30 ноября - 2 декабря 2009 г.). – М.: Доброе слово, 2009. (Москва). – 0,5 п.л.

15. Государственное регулирование инновационного развития Республики Казахстан. – Международная научно-практическая конференция «Теоретические и практические проблемы формирования инновационной экономики»: Восьмые Друкеровские чтения (19-20 ноября 2009 г.). – Гомель: ЦИИР, 2009. – 0,3 п.л.

16. Незавершенность модернизации экономики как фактор развертывания экономического кризиса в Казахстане. - Труды Международной научной конференции «Наука и образование – ведущий фактор стратегии «Казахстан - 2030»» (23-24 июня 2009 г.). В 2-х вып. Выпуск 1 / МОН РК, КарГТУ. – Караганда: Изд-во КарГТУ, 2009. – 0,2 п.л.

17. Государственное регулирование экономики Казахстана в условиях кризиса - Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации: 7-я международная конференция факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова (27-29 мая 2009 г.): Материалы конференции: В 2-х ч.: Ч.1 / М.: МАКС Пресс, 2009. (Москва).– 0,5 п.л.

18. Проявление признаков «голландской болезни» в экономике Казахстана и основные пути их преодоления. - Социально-экономические приоритеты развития России: Материалы II международной научно-практической конференции (2 июня 2008 г.).–М.: МЭФИ, 2009.–0,6 п.л.

19. Институт собственности в Казахстане: проблемы трансформации - Глобализация и современные университеты: Материалы международной научно-практической конференции. – Караганда: Изд-во КарГУ, 2008. – 0,4 п.л.

20. Формирование новой концепции развития постсоциалистических стран. - VIII Международная научно-практическая конференция «Социально-экономические проблемы развития предприятий и регионов». – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2008. – 0,2 п.л.

21. Роль институтов развития в активизации процесса коммерциализации результатов научных исследований и разработок в Республике Казахстан. - Международная научно-практическая конференция «Инновационная роль науки в подготовке современных технических кадров» (18-19 декабря 2008 г.) / МОН РК, КарГТУ. – Караганда: Изд-во КарГТУ, 2008. – 0,3 п.л.

22. Исследование современного этапа трансформации структуры экономических систем на основе социологических концепций современного общества. - Вестник регионального развития. - № 3 (17), 2008. (Караганда) (рекомендован ККСОН МОН РК). – 0,7 п.л.

23. Трансформация института собственности в Казахстане // Проблемы экономики. - № 4. 2008. (Москва) – 0,5 п.л.

24. Проблемы институциональной трансформации переходных экономических систем. - VII Международная научно-практическая конференция «Социально-экономические проблемы развития предприятий и регионов». – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2008. – 0,2 п.л.

25. Институциональная трансформация экономики Казахстана: проблемы и пути их решения. - Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации: 6-я ежегодная международная конференция факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова (29-31 мая 2008 г.). – М.: МАКС Пресс, 2008. – 0,5 п.л.

26. Противоречия стратегии «догоняющего развития»: уроки для Казахстана // Высшая школа Казахстана. – № 3. 2008. (Алматы) (рекомендован ККСОН МОН РК). – 0,4 п.л.

27. Особенности трансформации экономических систем // Поиск. – № 2. 2008. (Алматы) (рекомендован ККСОН МОН РК). – 0,4 п.л.

28. Развитие информационно-коммуникационных технологий как необходимое условие повышения конкурентоспособности экономики Казахстана. - Экономические и социальные проблемы инновационного развития Казахстана: Труды Республиканской научно-практической конференции (15-16 мая 2008 г.)/МОН РК, КарГТУ. – Караганда: Изд-во КарГТУ, 2008.–0,3 п.л.

29. Исследование структурной трансформации экономических систем на основе теории самоорганизации // Вопросы экономических наук. - № 3 (31). 2008. (Москва) – 0,5 п.л.

30. Роль информационно-коммуникационных технологий в становлении и развитии экономики знаний в Казахстане. - Международная научно-практическая конференция «Проблемы совершенствования педагогического мастерства преподавателя ВУЗа в условиях внедрения кредитной системы обучения». – Усть-Каменогорск, 2008. – 0,5 п.л.

31. Современные концепции экономического развития и структурной трансформации экономических систем // Вопросы экономических наук. - № 1. 2008. (Москва) – 0,6 п.л.

32. Исследование структурной трансформации экономических систем на основе теории самоорганизации // Вестник регионального развития. - № 4 (14), 2007. (Караганда) (рекомендован ККСОН МОН РК) – 0,5 п.л.

33. Концептуальные подходы к исследованию трансформации экономических систем. - Научно-практическая конференция «Современные модели менеджмента: тенденции и перспективы». – Астана, 2008. – 0,5 п.л.

34. Структурирование национальной экономической системы и определение подходов к ее трансформации // Поиск.–№ 1 (34). 2007. (Алматы) (рекомендован ККСОН МОН РК)–0,4 п.л.

35. Структура мировой экономической системы и основные направления ее трансформации // Высшая школа Казахстана. – № 1. 2008. (Алматы) (рекомендован ККСОН МОН РК) – 0,4 п.л.

36. Влияние глобализации на развитие национальных экономических систем // АльПари: Экономический журнал. - № 3-4 (51-52).2007.(Алматы) (рекоменд. ККСОН МОН РК) – 0,9 п.л.

37. Государственное регулирование структурных изменений в экономике: институциональный подход. - Х международная научная конференция «Наука и образование – ведущий фактор стратегии «Казахстан - 2030»» - Караганда, КарГТУ, 2007. – 0,2 п.л.

38. Влияние глобализации на структурную перестройку предприятий. - Международная научно-практическая конференция «Социально-экономические ориентиры развития: традиции и инновации». – Караганда, КарГТУ, 2007. – 0,4 п.л.

39. Анализ современных тенденций экономического развития. - IV Всероссийская научно-практическая конференция «Социально-экономические аспекты современного развития России». – Пенза, 2007. – 0,3 п.л.

40. Государственное регулирование структурных изменений в экономике // Проблемы экономики. - № 2 (15). 2007 г. (Москва). – 0,6 п.л.

41. Создание региональных кластеров как один из механизмов повышения конкурентоспособности Казахстана. - Областная научно-практическая конференция «Стратегия развития Казахстана до 2030 года – основа модернизации страны». – Караганда, 2007. – 0,2 п.л.

42. Возможности создания и развития кластеров конкурентоспособности в Карагандинской области. - Научно-практическая конференция, посвященная 70-летию Карагандинской области «Карагандинская область: история, реалии, перспективы». – Караганда: Изд-во КарГУ, 2006. – 0,3 п.л.

43. Обеспечение приоритетов развития отраслей экономики посредством создания кластеров. - Международная научно-практическая конференция «Стратегия устойчивого развития региона». – Институт регионального развития, 2005. – 0,3 п.л.

44. Создание региональных кластеров как одно из направлений реализации приоритетов развития экономики. - Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы горно-металлургического комплекса Казахстана». – Карагандинский гос. технич.   ун-т, 2005. – 0,2 п.л.

45. Кластерная модель развития экономики // Труды университета. Вып. 2 (19). – Караганда, Карагандинский гос. технич. ун-т,  2005. – 0,6 п.л.

46. Проблемы создания и развития кластеров экономики: опыт зарубежных стран // Труды Карагандинского университета бизнеса, управления и права. №2(XIII).-Караганда,2005.–0,6 п.л.

47. Методы изучения кластеров конкурентоспособности в экономике // Автоматика и информатика / Научно-технический журнал. – № 1-2 (16-1). - Караганда, 2005. – 1,0 п.л. (в соавт., авторские 0,5 п.л.).

48. Использование методов многомерного анализа в экономических исследованиях // Автоматика и информатика / Научно-технический журнал. – № 1-2 (16-1). - Караганда, 2005. – 0,5 п.л.

49. Структурные модели экономики и их приложение к казахстанским условиям. - Социально-экономические проблемы региона: Выпуск десятый / Сборник научных трудов Института регионального развития. – Караганда: ПК «Алем», 2004. – 0,4 п.л.

50. Применение методов многомерного сравнительного анализа к оценке структурных изменений в машиностроении // Труды университета. Вып. 1 (14). – Караганда, Карагандинский гос. технич. ун-т,  2004. – 0,5 п.л.

51. Предпосылки и проблемы модернизации экономики Казахстан // Вестник Карагандинского университета.-№ 2 (30)/2003. Выпуск 1. (рекоменд. ККСОН МОН РК)–0,5 п.л.

52. Модернизация экономики Казахстана: возможности и перспективы. - Социально-экономические проблемы региона: Выпуск восьмой / Сборник научных трудов Института регионального развития. – Караганда: ПК «Алем», 2002. – 0,4 п.л.

53. Методы оценки структурных изменений в машиностроительном комплексе. - Материалы международной научной конференции «Современные технологии и управление качеством в образовании, науке и производстве: опыт адаптации и внедрения». Часть II. Транспорт, Энергетика, Техника / КТУ им. И. Раззакова. – Бишкек, 2001. – 0,3 п.л.

54. Развитие хозяйственных связей как важнейшее условие структурных преобразований в экономике. - Молодые ученые – 10-летию Независимости Казахстана: Труды международной конференции. – Алматы: КазНТУ, 2001. Ч. 3. – 0,2 п.л. (в соавт., авторские – 0,1 п.л.).

55. Оценка структурных изменений в машиностроительном комплексе. - Молодые ученые – 10-летию Независимости Казахстана: Труды международной конференции. – Алматы: КазНТУ, 2001. Ч. 1. – 0,2 п.л.

56. Машиностроительный комплекс и его структура. - Республиканская научно-теоретическая конференция «Современные тенденции социо-гуманитарного знания: научно-образовательные аспекты».-  Караганда: Изд-во КарГУ, 2001. – 0,3 п.л.

57. Структурная перестройка и перспективы развития машиностроения Карагандинской области. - Социально-экономические проблемы региона: Выпуск седьмой. – Институт рыночных отношений при КарГУ. – Караганда: ПК «Алем», 2001. – 0,4 п.л. (в соавт., авторские – 0,2 п.л.).

58. Методические аспекты структуризации машиностроительного комплекса. - Материалы научно-практической конференции «Пути экономического развития Казахстана и подготовка специалистов на пороге XXI века». – Караганда: Арко, 2000. – 0,3 п.л.

59. Развитие межхозяйственных связей как фактор структурной перестройки и экономического роста народного хозяйства. - Труды международной научной конференции: «Наука и образование – ведущий фактор стратегии «Казахстан – 2030» (27-28 июня 2000 г.) – Министерство образования и науки  РК, Карагандинский государственный технический университет, Академия естественных наук РК, Карагандинский филиал АЕН РК, Инженерная академия наук РК, Карагандинский филиал ИАН РК. Караганда: Изд-во КарГТУ, 2000.– 0,2 п.л.

60. Государственное регулирование структурных изменений в экономике. - Социально-экономические проблемы региона: Выпуск шестой. – Институт рыночных отношений при КарГУ. – Караганда: ПК «Алем», 2000. – 0,6 п.л.

61. Развитие малого предпринимательства как необходимое условие структурной перестройки экономики Казахстана. - Труды университета. Вып. 1. – Караганда: Карагандинский гос. технич. ун-т,  2000. – 0,5 п.л.

62. Формы собственности в казахстанской экономике: проблемы трансформации и эффективного функционирования. - Труды международной научной конференции: «Наука и образование – ведущий фактор стратегии «Казахстан – 2030», посвященной 100-летию со дня рождения академика К. И. Сатпаева (29-30 июня 1999 г.) – Министерство науки и высшего образования РК, Карагандинский государственный технический университет, Академия естественных наук РК, Карагандинский филиал АЕН РК, Инженерная академия наук РК, Карагандинский филиал ИАН РК. Караганда: Изд-во КарГТУ, 1999. – 0,3 п.л.

63. Инновационная составляющая структурных изменений в экономике. - Социально-экономические проблемы региона: Выпуск пятый. – Институт рыночных отношений МОН РК. – Караганда: ТОО «Санат», 1999. – 0,3 п.л.

64. Исследование закономерностей структурных изменений в экономике. - Социально-экономические проблемы региона: Выпуск пятый. – Институт рыночных отношений МОН РК. – Караганда: ТОО «Санат», 1999. – 0,4 п.л.

65. Необходимость структурных преобразований машиностроительного комплекса Карагандинского региона. - Труды университета. Вып. 4. – Караганда: КарГТУ,  1999. – 0,3 п.л.

66. Роль инвестиций в структурной перестройке экономики. - Труды международной научной конференции: «Наука и образование – ведущий фактор стратегии «Казахстан – 2030». (25-26 июня 1998 г.) – Академия естественных наук РК, Карагандинский филиал АЕН РК, Карагандинский государственный технический университет. – 0,3 п.л.

67. Проблемы организации и инвестирования инновационной деятельности // Труды университета. Вып. 3. – Караганда: КарГТУ,  1998. – 0,4 п.л.

68. Роль инновационной деятельности в структурной перестройке экономики // Труды университета. Вып. 3. – Караганда: КарГТУ,  1998. – 0,4 п.л.

69. Структура промышленного производства Карагандинского региона // Труды университета. Вып. 2. – Караганда: КарГТУ,  1997. – 0,4 п.л.

70. Проблемы структурных изменений в машиностроительном комплексе Карагандинского региона // Труды университета. Вып. 2. – Караганда: КарГТУ,  1997. – 0,5 п.л. (в соавт., авторские – 0,3 п.л.)

Поскольку охватить анализом трансформационных процессов все постсоциалистические страны в рамках одной работы не представляется возможным и не является целесообразным, т.к. по отдельным группам стран результаты были во многом схожими, в диссертации акцентировалось внимание на двух странах – России и Казахстане. Данные страны схожи по стартовым условиям, сырьевой ориентации развития, применяемой модели трансформации (конечно, со своей спецификой). В то же время реформы более активно проводились в Казахстане, в связи с чем именно на примере Казахстана в работе рассмотрены механизмы совершенствования трансформационных процессов.

Для этого необходимо увеличение содержания отечественных товаропроизводителей в продукции, потребляемой сырьевыми отраслями.

Возникает так называемая проблема «path dependence problem», порождающая эффект обратного хода, описанный в теориях институциональных изменений, исходящих, например, от Д. Норта.

Источник: данные отчетов Национального центра научно-технической информации РК и Агентства по статистике РК.

В эволюционном процессе можно выделить несколько стадий, сменяющих одна другую: генезис системы; достижение ею зрелого, устойчивого состояния; дальнейшее старение, закат системы с рождением в ее недрах новых отношений, новой системы.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч.I. – С. 229.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.