WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Воздействие экзогенных факторов на пространственные характеристики экономики

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

 


На правах рукописи

 

 

 

Валиуллин  Хасан Хафизович

 

ВОЗДЕЙСТВИЕ ЭКЗОГЕННЫХ ФАКТОРОВ

НА ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЭКОНОМИКИ

Специальности:  08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством      (Региональная экономика) 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора экономических наук

 

Москва

2010
Работа выполнена в ГОУ ВПО Московской области  

«Международный  университет “Дубна”» на кафедре экономики

Официальные оппоненты:                       доктор экономических наук, профессор

Гришина Ирина Владимировна

доктор экономических наук, профессор

Дворецкая Алла Евгеньевна

доктор экономических наук

Климанов Владимир Викторович

Ведущая организация:                   Центральный экономико-математический институт РАН

Защита диссертации состоится 24 мая 2010 года в 14-00 на заседании диссертационного совета Д002.086.01 в Институте системного анализа Российской академии наук (ИСА РАН) по адресу: 117312, г. Москва, проспект 60-летия Октября, д.9, ауд. 1206.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института системного анализа РАН.

Автореферат разослан «   »  апреля 2010 года.

Учёный секретарь

диссертационного совета

кандидат экономический наук                                               В.Н. Рысина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность ТЕМЫ ДИССЕРТАЦИИ

Современные мировые тенденции глобализации и либерализации внешнеторговых и валютно-финансовых отношений привели к необходимости существенного изменения общетеоретических представлений как о характере влияния ряда экзогенных факторов на основные параметры национальных экономических пространств, так и о различных свойствах последних, неодинаково чувствительных к воздействию многообразных факторов внешней среды.

Существенную значимость данный аспект приобретает для стран с динамично открывающейся к внешним рынкам экономикой, особенно в случае заметной неоднородности их внутренних территорий по природно-ресурсным и иным характеристикам. Подобная ситуация вынуждает такие страны, а равно и составляющие их регионы, своевременно трансформировать свою макроэкономическую и территориальную стратегию развития адекватно складывающейся конъюнктуре внешних по отношению к ним рынков посредством наиболее приемлемых мер внешнеторговой, инвестиционной,  валютной, бюджетной, фискальной и тарифной политик.

В контексте задачи обеспечения гармоничного пространственного развития страны актуальность общей нефтевалютной тематики носит и научный, и практический  характер. С одной стороны, она имеет большое значение в сугубо теоретическом плане, в плане понимания природы торгово-финансовых, инвестиционных, информационных и иных взаимосвязей и потоков в масштабе открытого экономического пространства России и других экспортно-ориентированных стран.С другой стороны, мировая практика в сфере управления ценообразованием на ключевые валюты и углеводородные ресурсы заметно предопределяет степень прагматичности проводимой Россией макроэкономической политики на фоне либерализации национальной экономики и постепенной её интеграции  в мировую экономику.

Актуальность настоящего диссертационного исследования связана также с необходимостью совместного скоординированного разрешения, с одной стороны, проблемы комплексного управления национальной валютной системой и внешнеторговой деятельностью (ВТД), особенно в сфере экспорта углеводородов, и, с другой стороны, проблемы достижения сбалансированного развития всех регионов страны, независимо от уровня и спектра их обеспеченности природными и иными ресурсами, а также создания экономического пространства страны, гомогенного по уровню и темпам социально-экономического развития.

Наличие заметных диспропорций и контрастов регионального развития экономики России актуализируют необходимость своевременного, объективного и всестороннего исследования состояния национальной экономики и происходящих в ней макроэкономических процессов непосредственно в контексте пространственной парадигмы.Последствия, испытываемые отдельными регионами и макрорегионами страны от удорожания или удешевления внутренней валюты и динамики цен на нефть, далеко не одинаковы как по величине, так и по знаку – не все регионы страны являются потенциальными бенефициарами конъюнктуры, складывающейся на мировых рынках углеводородов и валют.

Подобное обстоятельство актуализирует необходимость реализации системного подхода к формированию государством комплексной нефтевалютной политики, особенно в условиях, когда  государство реально располагает рядом эффективных и оперативных инструментов управления валютной системой и углеводородным сектором. При этом следует учитывать то, что валютная система страны в условиях растущей открытости её экономики сама становится более зависящей как от параметров состояния валютных систем экономически контактирующих с ней стран, так и от параметров всей мировой валютной системы в целом, а эффективность нефтегазового сектора значительно предопределяется конъюнктурой мировых цен на углеводороды.   

Высокая волатильность валютных курсов и мировых цен на нефть, продемонстрированная биржевыми площадками мира в последние десятилетия, и вызванные ими кризисные ситуации в мировой экономике также актуализируют нефтевалютную тематику. Для экономики России её переходный к рыночным основам период включил в себя как тяжелые, так и достаточно благополучные времена - хронологически он ассоциируется с практикой шоковой терапии, трёхзначной инфляцией и деноминацией,  приватизацией и дефолтом в августе 1998 года, длительным ростом мировых цен на сырую нефть - от 10-ти (в 1998 году) до полутораста (в середине 2008 года) долларов США за один баррель и последующим резким почти четырёхкратным их падением (Табл. 1).

Высокая амплитудность значений макроиндикаторов экономического развития страны была возможна в силу одновременного воздействия как экзогенных, так и эндогенных факторов - с одной стороны, это мировые цены на нефть и другие энергоресурсы и сырьё, а с другой -  переход к рыночным отношениям и политика активной либерализации в сфере внешнеэкономической деятельности. Всё это способствовало ускоренному росту уровня торговой, финансовой и инвестиционной открытости страны, что на фоне природно-ресурсной неоднородности её территории (неравной обеспеченности регионов природными ресурсами, и в особенности - нефтью и газом) закономерно привело к резкому возрастанию степени пространственной контрастности социально-экономического развития страны.

Таблица 1.

Нефтевалютный фактор и макроиндикаторы экономики РФ, 1992–2009.

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Нефтевалютный фактор

Режим

обменного

курса

Управляемое плавание

(Managed float)

Валютный коридор

(Target Band)

Управляемое плавание

(Managed float)

Курс USD/RUR,  на конец года

0,41

1,73

3,54

4,64

5,56

5,96

20,65

27,00

28,16

30,14

31,78

29,45

27,75

28,79

26,33

24,55

29,39

Курс EUR/RUR (ECU - до 1999 г.), на конец года

0,51

1,99

4,28

5,90

6,90

6,60

24,10

27,23

26,14

26,49

33,11

36,82

37,81

34,16

34,70

35,93

41,43

Цена сырой нефти Urals, USD/баррель,

среднегодовая

18,1

15,4

15,2

16,4

19,9

18,5

11,9

16,9

27,5

21,6

23,7

27,3

34,0

50,4

60,9

72

94,6

Макроиндикаторы  

ВВП, трлн. руб.

0,02

0,17

0,61

1,4

1,9

2,2

2,4

4,1

6,2

7,7

9,4

11,6

17,0

21,6

26,6

31,0

41,5

ВВП, млрд. USD

(по ППС)

1168

1092

973

952

935

964

923

997

1120

1206

1285

1408

1548

1698

1881

2088

Экспорт, F.o.b., млрд. USD

53,6

59,7

67,4

82,4

89,7

86,9

74,4

75,6

105

102

107

136

183

245

303

354

471,6

Импорт, F.o.b.,  млрд. USD,

42,9

44,3

50,4

62,6

68,1

72,0

58,0

39,5

44,9

53,8

61,0

76,1

97,4

125

164

223

291,8

Объём ЗВР , на конец года,

млрд. USD

0,06

na

na

na

15,3

17,8

12,2

12,5

27,9

36,6

47,8

76,9

124,5

182,2

303,7

467,4

427,1

Ставка ЦБ РФ, конец года, %

100

210

180

160

48

28

60

55

25

25

21

16

13

12

11

10

13

Источники:  ЦБ РФ, ФСГС, МВФ, Scotia Group Inc. и расчеты автора.Помимо этого заметную актуальность тема диссертационной работы приобретает в контексте исследования возможностей использования в российской практике позитивного опыта зарубежных стран в сфере реализации ими своих собственных или консолидированных программ регионального развития на протяжении последних десятилетий. Растущая интернационализация хозяйственных процессов и постепенная либерализация валютной сферы и внешней торговли предопределяют неизбежность тесного сотрудничества России в вопросах внешней торговли, валютного регулирования и ценообразования на энергоресурсы со странами Еврозоны, выступающими основными покупателями российских углеводородов.

Проблема адекватного учёта комплексного характера влияния нефтяного и валютного факторов на ключевые показатели социального и макроэкономического развития страны  (ВВП, объёмы поступающих в регионы инвестиций и т.д.) в том или ином контексте часто затрагивается в трудах многих специалистов.

Подобное, к сожалению, затруднительно сказать в отношении сравнительного анализа влияния указанных факторов как на макроэкономику регионов, так и на пространственные характеристики самoй национальной экономики (в т.ч. на величину и направленность смещения центров территориального распределения ВВП, расселения всего населения и его трудоспособной части, центров дестинаций поступающих инвестиций, а также на взаимную эксцентричность этих центров и т.д.).

Объясняется это тем, что указанные факторы и, в частности, такие их компоненты, как валютные курсы и текущие мировые цены на сырую нефть, имеют решающее значение в рамках подготовки и проведения системных преобразований в экономической сфере преимущественно в рамках программы макроэкономического развития национальной экономики, но мало задействованы в рамках пространственного контекста этого развития, т.е. развития отдельных регионов и развития межрегионального сотрудничества. Между тем, от установления оптимальных параметров государственной бюджетной и иной политики, учитывающей величины ожидаемых валютных курсов и цен на нефть, зависит инвестиционный и производственный потенциал всех регионов. Итоговым результатом выступает сбалансированное и скоординированное социально-экономическое развитие регионов, их экономическая самодостаточность, конкурентоспособность и перспективность.

Актуальность исследования определяется также необходимостью оперативного решения проблемы разработки и проведения оптимальной государственной нефтевалютной политики, призванной на разных стадиях переходного периода способствовать эффективному преодолению кризисных явлений в экономике России, своевременной адаптации к текущим и ожидаемым параметрам динамичной мировой и европейской макроэкономической конъюнктуры и отвечающей её тактическим и стратегическим интересам.

Нефтевалютная политика оказывает прямое влияние на объёмы и направления внешнеторговых, финансовых и инвестиционных  потоков. Возрастающая значимость внешних рынков усиливает степень воздействия валютного курса и цен на нефть на внутреннюю экономическую, финансовую и бюджетную политику государства, на процессы воспроизводства, накопления и потребления, на отраслевую структуру экономики, на специализацию и экономический рост отдельных регионов.

Вместе с тем, следует учитывать и наличие механизма обратной связи в национальной макросистеме валютно-экономических связей в силу того, что отраслевая структура народного хозяйства и составляющие нефтевалютного фактора постоянно демонстрируют встречное воздействие друг на друга.

Валютно-финансовый кризис 1998-го года на фоне низких мировых цен на нефть помимо уязвимости российской экономики продемонстрировал и неспособность эффективно и оперативно противостоять спекулятивным атакам на рубль, масштабной утечке отечественного капитала за рубеж, а на региональном уровне – нейтрализовать усиливающуюся дивергенцию ключевых параметров социально-экономического развития регионов, возрастающие диспропорции в их инвестиционной  привлекательности и т.д. Текущий кризис, начавшийся в 2008-м году, бросает не менее серьёзные вызовы макроэкономическому и пространственному развитию Российской Федерации.

В ходе реализации экономических реформ в стране окончательно не решена, по мнению автора, одна из наиболее важных задач системного преобразования национальной экономики, связанная с проблемой оптимальной интегрированности экономического пространства страны, имеющей два взаимообусловленных уровня: внешнюю интеграцию (вхождение всей России в общемировое экономическое и финансовое хозяйство) и внутреннюю интеграцию (гармоничная интеграция всех регионов России в единое национальное  экономическое пространство).

Для успешного достижения всех указанных целей особую роль может играть комплексная нефтевалютная политика страны, включающая в себя как управление валютным курсом национальной денежной единицы по отношению к основным иностранным валютам (наиболее значимым для экономики России), управление золотовалютными резервами (ЗВР), регулирование процесса валютной и внешнеторговой либерализации страны и т.д.

Необходимость совершенствования применяемых в России методов регулирования обменного курса рубля, призванных обеспечить его стабильность и ориентированность на достижение благоприятной внешнеторговой ситуации в условиях растущей открытости экономики страны и возможного вступления России в ВТО, а также существенная роль нефтяного сектора в стратегии экономического развития страны непосредственно обусловили выбор темы и структуры настоящего исследования, а также определили его цель.

Недостаточное количество работ по анализу совокупного влияния нефтевалютного фактора на основные пространственные характеристики национальной экономики объясняемо тем фактом, что для многих развитых стран исследование подобного влияния не является актуальной задачей в силу либо заметной территориальной компактности и исторически сложившейся ресурсной однородности пространства их национальной экономики, либо объективной несущественности роли энерго-сырьевого экспорта в их макроэкономическом развитии.

Перечисленные выше обстоятельства во многом определили выбор темы диссертационной работы, её актуальность и основные направления выполненных автором исследований.


ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Основополагающая цель диссертационного исследования состоит в получении качественно нового научного представления о содержании и роли валютного и нефтяного факторов в контексте пространственного развития национальной экономики, о степени и направленности их воздействия на межрегиональную сбалансированность развития страны; в эмпирическом анализе механизма комбинированного влияния валютных курсов и нефтяных цен на открытость, подвижность и сбалансированность экономического пространства страны в целом и отдельных её регионов, представляющих собой сложные социально-экономические системы и обладающих различным рыночным потенциалом. В условиях территориально обширной экономики при высокой изменчивости обменных курсов ключевых мировых валют и цен на сырую нефть (а равно и на другие энергоносители) важной целью выступает обеспечение гармоничного пространственного развития страны, региональные экономики которой неодинаково способны или заинтересованы в самостоятельной адаптации к динамичным параметрам мировой экономической конъюнктуры.

Достижению этих целей способствует решение следующих задач:

- анализ особенностей экономического пространства России, быстрое открытие которого внешним рынкам связано как с определёнными выгодами либерализации валютно-финансовой и внешнеторговой сфер, так и с труднопреодолимыми рисками усиления различий в темпах экономического развития отдельных регионов страны; 

- обоснование значимости валютного и нефтяного факторов в контексте достижения  гармоничного пространственного развития экономики России;

- выявление и анализ ключевых каналов комбинированного воздействия валютного и нефтяного факторов на отдельные показатели макроэкономического и регионального развития страны;

- количественное описание уровня влияния валютного и нефтяного факторов на пространственные характеристики социально-экономического развития страны - неравномерность, открытость, мобильность и эксцентричность;

- осуществление эмпирической разбивки регионов на внутренне однородные по установленным параметрам региональные группы с целью повышения качества анализа исследуемого влияния экзогенных факторов на региональное развитие;  

- проведение анализа существующих теоретических подходов к вопросам формирования валютных курсов и цен на нефть, а также определение степени соответствия экономического пространства страны критериям оптимальной валютной зоны;

- выявление и анализ наиболее нежелательных для пространственного развития национальной экономики последствий как валютно-финансовых кризисов 1997-98 и 2008-10 годов, так и большой амплитуды колебаний мировых цен на углеводородное сырьё, выступающее основной экспортной позицией страны.


ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ:

- дано системное, адекватное современному уровню развития экономической теории определение: экономическое пространство – это пространство фактического и потенциально возможного местоположения и целевой самореализации экономически значимых субъектов, объектов и систем, а также пространство протекания экономических процессов;

- выделены и систематизированы основные пространственные характеристики национальной экономики, наиболее существенные при оценке особенностей регионального развития страны – открытость, неоднородность, подвижность, эксцентричность;

- критически проанализированы экономическая сущность и содержание экзогенных (валютного и нефтяного) факторов и их составляющих, оценено их влияние на макроэкономические процессы на федеральном и региональном уровне;

- исследованы и обоснованы сущность природно-ресурсного, инфраструктурного и иных видов потенциала регионов как факторов, предопределяющих степень инвестиционной привлекательности и темпы роста региональных экономик;

- выработаны и апробированы методики расчёта ряда абсолютных и относительных величин пространственных характеристик экономического развития, наиболее адекватных особенностям территориально обширных стран и достаточно индикативных в роли количественных оценок уровня чувствительности территориальных экономик к воздействию экзогенных факторов различной природы;

- разработаны и апробированы алгоритмы вычисления новых количественных характеристик пространственного развития экономики как абсолютного, так и относительного типа, а именно — эксцентриситета распределения макроиндикаторов различной природы, коэффициента эксцентричности (Кэ) и макроэкономического момента (Ммэ);

- оценены параметры подвижности центров территориального размещения показателей макроэкономического развития страны – ВВП, инвестиций, кредитов и населения; рассчитаны значения коэффициентов пространственной эластичности величины дрейфа центров ВВП сопоставляемых стран к единичному изменению цены одного барреля сырой нефти (на один доллар США);

- эмпирически подтверждено, что более открытая во внешнеторговом отношении региональная группа имеет более высокое значение объёма валового продукта на душу населения данной группы (или vice versa), что с макроэкономических позиций делает поведение экономик региональных групп аналогичным традиционному поведению национальных экономик как относительно открытых систем;

- на внутристрановом уровне сопоставлено поведение пространственных характеристик экономик европейской и азиатской части России, а также экономик федеральных округов страны и выявлена разнонаправленность влияния исследуемых диссертантом экзогенных факторов на макроэкономическую эксцентричность отдельных территорий страны;

- на межстрановом уровне осуществлён сравнительный анализ характера поведения исследуемых пространственных характеристик российской экономики с аналогичными характеристиками экономик США и Канады.

 

ОБЪЕКТОМ ИССЛЕДОВАНИЯ выступает экономическое пространство страны.

ПРЕДМЕТОМ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ являются методологические принципы и инструментарий анализа свойств и характеристик экономического пространства страны; макроэкономическая роль валютного и нефтяного факторов в контексте пространственного развития России; методы количественного анализа влияния экзогенных составляющих указанных факторов (обменных курсов иностранных валют и мировых цен на сырую нефть) на пространственные характеристики экономики страны и её отдельных территорий.

 

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА  ИССЛЕДОВАНИЯ

Теоретической базой исследования явились многочисленные труды отечественных и зарубежных ученых-экономистов по вопросам политэкономии, макроэкономики,  теории финансов и инвестиций, теории и практики регулирования валютного курса, демографии и экономической географии. Специализированной теоретической базой послужили воплотившиеся в практике управления развитых стран  концепции анализа и учёта системного влияния валютного и сырьевого (нефтяного) факторов на ключевые показатели их макроэкономического развития.

Пространственный аспект социального и макроэкономического развития в различных прикладных направлениях широко исследуется в работах таких известных зарубежных учёных, как von Thunen J.H., Christaller W., Losch A., Weber A., Henderson J.V.,  Leyshon A., Thisse J.-F., Thrift N.J., Cairncross F. и др., а также таких отечественных учёных-регионалистов, как Менделеев Д.И., Гранберг А. Г., Ивантер В.В., Лексин В.Н., Швецов А.Н., Любовный В.Я., Пчелинцев О.С., Гришина И.В., Зубаревич Н.В. Кузнецов А.В., Кузнецова О.В., Нефедова Т.Г., Родоман Б.Б., Трейвиш А.И., Чекмарёв В.В., Щедровицкий П.Г. и др.

Важную теоретическую основу для мероприятий по поддержанию эффективной макроэкономической, инвестиционной и валютной политики в современных условиях подготовили исследования таких зарубежных экономистов, как von Hayek F.A., Samuelson P.A,, Friedman M., Mundell R.A., Krugman P., Dornbusch R., Kennen P., McKinnon R., Rogoff K.S., Masson P., Mussa M., Akram Q.F., Eichengreen B., Ricci L.A., Kinoshita Y., Campos N., Hanke S., Chen Q., Cheng L., Berg A., Borensztein E., Frankel J.,   Venables A.J. и др.

Существенную помощь в подготовке работы автору оказали также труды таких отечественных специалистов по макроэкономической, инвестиционной, сырьевой и валютной тематике, как Балацкий Е.В., Борко Ю.А., Брагинский О.Б., Буторина О.В., Вардомский Л.Б., Гурвич Е.Т., Дмитриев М.Э., Дробышевский С.М., Дубовский С.В., Дынникова О.В., Ершов М.В., Захаров А.В., Клепач А.Н., Клейнер Г.Б., Лившиц В.Н., Макаров В.Л., Маневич В.Е., Неклесса А.И., Салицкий А.И., Тутов Л.А., Холопов А.В. и др.

Основой диссертационного исследования послужили методологические подходы к изучению различных аспектов пространственной макроэкономики, разработанные специалистами МВФ и ЦБ РФ, а также публикации в периодических научных изданиях, особое место среди которых заняли “Вопросы экономики”,“Экономико-математические методы”, “Проблемы прогнозирования”, “Пространственная экономика”, “Эксперт”. Заметным теоретико-информационным подспорьем послужили ресурсы сети Интернет, содержащие научные публикации - сайты МВФ (IMF Working papers), Национального Бюро Экономических Исследований (NBER Working papers) и т.д.

Методологической базой диссертационного исследования выступает диалектический подход к изучению сложных макроэкономических явлений. В рамках этого подхода используются такие методы исследования, как метод научной абстракции, системный анализ, компаративный анализ, причинно-следственный (казуальный) анализ, декомпозиционный анализ, исторический, логический и функциональный анализ.

В основе диссертации лежит общенаучный диалектический метод познания, позволяющий исследовать и описывать реальные экономические процессы, явления и системы в контексте их пространственного осуществления и самореализации, структурно-функциональной и причинно-следственной взаимосвязи и взаимообусловленности протекания макроэкономических и пространственных процессов. В работе также используются статистические и корреляционные методы, проводится количественный анализ и сопоставление временных рядов.


Степень разработки вопроса. В известных работах вышеперечисленных учёных вопросы влияния нефтевалютного фактора на пространственное развитие экономики либо практически не рассматриваются, либо анализируются применительно к условиям, свойственным только развитым в рыночном отношении экономикам.

Существующая литература характеризуется относительно широким спектром подходов к рассматриваемой в диссертации тематике, однако носит преимущественно общетеоретический характер или касается лишь отдельных валютно-финансовых вопросов вкупе с проблемами, относящимися к другим областям, к примеру, к исследованию деятельности единого рынка и процессу интеграции экономик. Оценка значимости нефтевалютного фактора в этих работах осуществляется преимущественно на национальном и международном уровне, но не на региональном (субнациональном).    

Эмпирическая база диссертационного исследования представлена, в частности, статистическими данными об уровне макроэкономического развития России за отдельные периоды времени, о динамике обменного курса рубля по отношению к доллару США и к евро ЕС, о динамике цен на сырую нефть марки Urals, материалами справочников, ежегодников и бюллетеней, издаваемых Банком России, Росстатом (ФСГС), а также Международным валютным фондом (МВФ), ЮНКТАД и другими международными аналитическими и статистическими ведомствами.

В качестве дополнительной базы исследования выступили аналитические обзоры состояния и тенденций развития регионов России, публикации в периодических научных изданиях, монографии и материалы исследований отечественных и зарубежных учёных, затрагивающие отдельные аспекты рассматриваемой проблемы, и др. Для расчётов пространственных характеристик экономик США и Канады использовались официальные данные статистических агентств этих стран.  

Привлечение значительного массива статистического и иного содержащего количественную информацию материала из различных источников обусловлено стремлением диссертанта обеспечить максимальную представительность и достоверность эмпирической базы исследования. Её репрезентативность в сочетании с широким диапазоном методов научного познания анализируемых явлений и процессов призваны обеспечить обоснованность результатов настоящего диссертационного исследования, всесторонность анализа исследуемых процессов и закономерностей, а также объективность и надёжность вырабатываемых рекомендаций относительно возможных вариантов экономической политики.


НАУЧНАЯ НОВИЗНА ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ заключается в теоретическом и прикладном обобщении современных явлений и закономерностей, связанных с пространственным развитием экономики России, в обосновании новых методологических подходов к оценке влияния валютных курсов и нефтяных цен на макроэкономические и пространственные показатели развития страны в общенациональном и региональном контексте.

Наиболее значимые результаты диссертационной работы, определяющие её научную новизну, заключаются в следующем:

- выделены, систематизированы и интерпретированы наиболее значимые в контексте диссертационной темы свойства и характеристики экономического пространства; при этом, из широкого спектра детерминантов, определяющих пространственное измерение экономического развития страны, обоснованно выделены экзогенные факторы нефтевалютной природы, действие которых носит комплексный характер;

- раскрыта сущность природно-ресурсного потенциала региона как базиса его чувствительности к экзогенным параметрам формирующейся нефтевалютной конъюнктуры и показано его влияние на инвестиционную привлекательность региона с учётом динамики курсов валют и цен на нефть, позволяющее сформулировать концептуальные положения о механизме нефтевалютной адаптации региона как пространственной экономической системы открытого типа;

- исследованы и сопоставлены в динамике уровни торговой и инвестиционной открытости экономического пространства страны на общенациональном и макрорегиональном (групповом) уровнях; подтверждена гипотеза зависимости величины валового продукта региональной группы на душу её населения от степени внешнеторговой открытости группы;

- дана количественная оценка степени влияния валютных курсов (USD/RUR и EUR/RUR) и нефтяных цен (отечественная марка Urals) на характер территориального распределения валового продукта и населения, инвестиций, осуществляемых отечественными и зарубежными инвесторами (ИОК, ИИ и ПИИ), а также величины активов и объёма кредитных услуг банковского сектора  как для всей страны, так и для отдельных её территориальных фрагментов  - континентальных частей, федеральных округов и региональных групп; выявлены и с макроэкономических позиций обоснованы существенные различия в результатах исследуемого влияния;

-  впервые выявлены и с макроэкономических позиций объяснены различные дрейфы и дивергенции центров пространственного распределения важнейших макроиндикаторов социально-экономического развития России - численности населения, объёмов ВВП, поступающих инвестиций и предоставляемых кредитов;

- впервые проведены внутристрановые (между континентальными частями, федеральными округами и региональными группами) и межстрановые (Россия, США и Канада) сопоставления введённых диссертантом пространственных характеристик национальных экономик — эксцентриситета и момента центров распределения ключевых макроэкономических индикаторов развития;

- обоснован вывод об особой роли экспортно-сырьевой и валютной политик государства в контексте гармоничного регионального развития России, несмотря на доминирование макроэкономических ориентиров её развития; доказана важность учёта экзогенных факторов в разработке и реализации программ национального хозяйства не только в макроэкономическом, но и в пространственном аспекте.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РАБОТЫ

Диссертационное исследование содержит ряд эмпирически обоснованных положений, выводов и рекомендаций, которые могут найти прямое практическое применение при разработке государственными органами на федеральном и субфедеральном уровне средне- и долгосрочной политик регионального развития, опирающихся на эффективное управление бивалютным курсом рубля и всесторонний учёт динамики мировых цен на нефть Urals. Предложения, выводы и рекомендации, содержащиеся в диссертационной работы, могут быть всецело использованы в деятельности ЦБ РФ с целью повышения эффективности её валютной политики, в деятельности Министерства регионального развития РФ, деятельности исполнительных органов власти субъектов Федерации, а также деятельности крупных российских компаний вертикально-интегрированного типа в контексте задачи выравнивания уровней социально-экономического развития всех регионов страны.

Материалы диссертации могут быть эффективно использованы в рамках совершенствования валютного законодательства России, при разработке форм и методов сотрудничества российских валютных и внешнеторговых органов с зарубежными институтами с целью адекватного включения России в современный мировой валютный порядок, укрепления позиций российского рубля на международной арене, в т.ч. достижения рублём своей полной конвертируемости (за счёт расширения валютной зоны рубля и получения экспортной выручки в национальной валюте и, тем самым, нейтрализации валютных рисков различной природы (рисков трансферта, обменного курса и т.д.)).

Немаловажное значение приобретает предлагаемая диссертантом методология  пространственного анализа в рамках разработки государственной стратегии перехода от экспорта сырой нефти к экспорту нефтепродукции, требующей оптимального для сбалансированного развития регионов размещения предприятий нефтеперерабатывающего и нефтехимического сектора. С другой стороны, разработка Россией стратегии вмешательства в мировой процесс ценообразования на сырую нефть (в т.ч., путём формирования страной нефтерезервов) также делает диссертационный материал объективно востребованным в рамках обеспечения гармоничного и устойчивого регионального развития отечественной экономики.

В известной мере материалы диссертации могут представлять интерес для российских и зарубежных инвесторов, заинтересованных в капиталовложениях в различные регионы страны. Практическая значимость диссертационной работы состоит и в том, что предложенные в ней методологические принципы, а также методический инструментарий могут быть использованы при формировании программ развития компаний и разработке ими масштабных инвестиционных проектов, защищаемых от высоких валютных и ценовых рисков. В диссертационном исследовании предложено уточнение основных положений методологии оценки инвестиционной привлекательности регионов страны в контексте их чувствительности к экзогенным составляющим нефтевалютного фактора, что усиливает прикладной аспект выполненных диссертантом исследований.

Реализация разработок автора будет способствовать повышению качества масштабных инвестиционных проектов и преодолению тяжёлых кризисных ситуаций в экономике, порождаемых неблагоприятной динамикой значений нерегулируемых компонент нефтевалютного фактора. Диссертационное исследование раскрывает и дополняет ряд теоретических подходов к методологии оценки влияния экзогенных факторов на пространственные показатели национальных экономик, расширяет и совершенствует методологии управления этими факторами с учётом неоднородности экономического пространства страны и неодинаковой чувствительности хозяйствующих в нём субъектов различного уровня организационной сложности к складывающейся конъюнктуре экзогенных величин.

Стратегия постепенного укрупнения регионов страны может учитывать оценку ожидаемых значений введённых диссертантом показателей макроэкономических эксцентриситетов и моментов пространств вновь образуемых макрорегионов.

Особую значимость приобретает научно-методическая и теоретическая разработка вопросов рационального управления природно-сырьевым, производственным и инвестиционным потенциалом регионов как открытых социально-экономических систем. Теоретические положения и выводы диссертации используются при чтении лекционных курсов по макроэкономике, региональной (пространственной) экономике, банковскому делу и валютному регулированию. Результаты научных исследований широко используются автором в учебных процессах Университета «Дубна», МИГКУ, МГУС и находят адекватное отражение в ряде учебных и методических пособий.

 

АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Основные результаты диссертационной работы были представлены и получили одобрение на конференциях, симпозиумах и семинарах различного формата и уровня:

международные: “Computing in Economics and Finance” (Stanford, CA, 1997), “International Symposium on Forecasting” (Washington, D.C., 1999), “Focus on Russia” (Chester, PA, 2001), 1st Global Conference Critical Issues in Pluralism (Oxford, 2003), 13th Annual ERES Conference (Weimar, 2006), EERC workshops (Moscow, 1999, 2005; Almaty, 2002; Kiev, 2006-09), Allied Academies International Conferences (Las-Vegas, 2003; Tunica, 2008), European Regional Sciences Association (ERSA) Congress (Liverpool, 2008, Lodz, 2009);

- общероссийские: «Россия: приоритетные национальные проекты и программы развития» (Москва, ИНИОН, 2002-08), Всероссийские симпозиумы «Стратегическое планирование и развитие предприятий» (Москва, ЦЭМИ, 2002-10), «Проблемы модернизации экономики и экономической политики России» (Москва, 2007), «Россия: ключевые проблемы и решения» (Москва, 2007-09), «Проблемы государственной политики регионального развития России» (Москва, 2008), Российский экономический конгресс (2009) и др.;

- региональные: «Программа Технополис» (Дубна, 1991), «Вопросы бизнеса, экономики и недвижимости в России и СНГ на рубеже тысячелетий» (Дубна, 2000), «Проблемы региональной экономики» (Дубна, 2005-06), Школа будущего (2009) и др.

Концептуальные положения диссертации и результаты исследований обсуждались на совещаниях и заседаниях ученых советов, круглых столах в ИСА РАН, ЦЭМИ РАН, РЭШ, ЦЭФИР, ИНИОН РАН, в научных мероприятиях Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, в других университетах и институтах России, а также отражены в публикациях и конкурсных исследовательских проектах соискателя.

На разработку научно-исследовательских проектов автором были получены гранты EERC (l999,2001,2008,2009). 

Предложения, разработанные в диссертации, апробированы в научных материалах и докладах, направленных в государственные и региональные органы управления.

По теме диссертации опубликовано более 60 научных работ общим объёмом 79 п.л., из которых лично автору принадлежат 63 п.л. (в т.ч. 2 монографии (авт. 19,2 п.л.), 3 учебных пособия (авт. 20,4 п.л.), статьи, тезисы докладов и научно-исследовательские проекты).


ОБЪЕМ И СТРУКТУРА РАБОТЫ.

Структура диссертации обусловлена целью, задачами и логикой исследования. Диссертация состоит из введения, двух частей, шести глав, 18 параграфов,  заключения, приложений и списка использованной литературы.

ВВЕДЕНИЕ

ЧАСТЬ I. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АНАЛИЗА СВОЙСТВ И ХАРАКТЕРИСТИК ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

1.1. Феноменологическое содержание понятия  ‘экономическое пространство’.

1.2. Методологические основы исследования свойств экономического пространства.

1.3.  Особенности пространственных характеристик экономики России.

ГЛАВА 2. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ ЭКЗОГЕННЫХ ФАКТОРОВ НА ХАРАКТЕРИСТИКИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

2.1. Фундаментальные аспекты валютного и нефтяного факторов.

2.2. Экзогенные составляющие валютного и нефтяного факторов.

2.3.  Макроэкономическая роль комплексного нефтевалютного фактора. 

ГЛАВА 3. ПРИРОДА ВОЗДЕЙСТВИЯ НЕФТЕВАЛЮТНОГО ФАКТОРА НА ПРОСТРАНСТВЕННОЕ РАЗМЕЩЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СУБЪЕКТОВ

3.1. Эконометрические модели влияния валютного и нефтяного факторов на территориальное размещение субъектов экономической деятельности.

3.2. Влияние нефтевалютного фактора на размещение деятельности ВИНК.

3.3. Влияние нефтевалютного фактора на географию банковской деятельности.

ЧАСТЬ II. ЭМПИРИЧЕСКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

ГЛАВА 4. ВОЗДЕЙСТВИЕ ЭКЗОГЕННЫХ ФАКТОРОВ  НА ОТКРЫТОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

4.1. Особенности пространственного развития России и формирование региональных групп.

4.2. Методология определения уровня макроэкономической открытости.

4.3. Оценка влияния экзогенных факторов на открытость экономики региональных групп.

ГЛАВА 5. ВОЗДЕЙСТВИЕ  ЭКЗОГЕННЫХ ФАКТОРОВ НА ПОДВИЖНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

5.1. Методология измерения параметров неравномерности и подвижности экономического пространства.

5.2. Оценка влияния экзогенных факторов на неравномерность распределения валового продукта, инвестиций, кредитов и населения.

5.3. Оценка влияния экзогенных факторов на  подвижность центров макроиндикаторов.

ГЛАВА 6. ВОЗДЕЙСТВИЕ ЭКЗОГЕННЫХ ФАКТОРОВ НА ЭКСЦЕНТРИЧНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

6.1. Методология расчета значений макроэкономического эксцентриситета и момента.

6.2. Оценка влияния экзогенных факторов на  макроэкономический эксцентриситет и момент.

6.3. Сравнительный анализ поведения пространственных характеристик экономик России, США и Канады в контексте влияния экзогенных факторов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ  

БИБЛИОГРАФИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ

       Объём основного текста диссертации составляет 375 страниц, включая 35 графиков и рисунка, а также 25 таблиц.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Сформулированная цель диссертационного исследования определила логику и структуру работы.

Во ВВЕДЕНИИ обосновывается актуальность выбранной темы, формулируются цель и основные задачи диссертационной работы, определяются объект, предмет, теоретические и методологические основы исследования, а также отмечается научная новизна полученных результатов и практическая значимость работы.

ПЕРВАЯ ГЛАВА диссертации посвящена теоретико-методологическим основам анализа свойств и характеристик экономического пространства (ЭП) страны. Данный анализ осуществляется в контексте пространственной парадигмы макроэкономической системы страны, растущей востребованности этой парадигмы в рамках экономического анализа в условиях ускоряющихся глобализационных, информационных и инновационных процессов в экономической сфере. Происходящие в современном мировом хозяйстве процессы глобализации и интеграции требуют своевременного и адекватного переосмысления феномена экономического пространства как с прикладных узкопрофессиональных, так и с фундаментальных общефилософских позиций.

Достигаемая человечеством физическая масштабность экономических и финансовых операций постепенно трансформирует многовековые представления экономистов о роли пространственного фактора в практической и теоретической экономике. Заметное усиление гносеологического интереса к феномену пространства в прошлом, ХХ-ом,  веке было вызвано революционным характером научно-технических достижений человечества в области информатизации и  коммуникаций. Именно они вывели мирохозяйственные отношения  на тот качественно новый уровень глобализации, при котором стали наблюдаться эффекты планетарной экономики, или  трансэкономики (Ж. Бодрийяр).

Глобализация проявляется в общемировом  усилении степени открытости и взаимозависимости как граничащих, так и заметно дистанцированных друг от друга стран, регионов, компаний и сообществ людей. При этом глобализация накладывает отпечаток на различные сферы общественной жизни - экономическую, политическую, экологическую и т.д. Применительно к экономике глобализация проявляется, в частности, в том, что увеличивается интенсивность и объемы мировой торговли товарами, работами и услугами, движения капитала, миграции рабочей силы; наблюдается ускоренное слияние промышленных и добывающих корпораций, финансово-кредитных учреждений и организованных рынков. Происходящий процесс экономической глобализации носит всеобъемлющий характер и предметом его изучения должны выступать практически все существующие и развивающиеся в настоящий момент общественно-научные дисциплины.

Происходящая в наши дни глобализация экономических процессов сопровождается гигантскими объёмами финансовых потоков и растущей транснационализацией валютных рынков. Параллельно с этим в мире происходит формирование географически обширных регионов, в пределах которых устанавливается унифицированный валютный режим. Стабильность границ подобных регионов, а равно и устойчивость устанавливаемых в них валютных режимов, даёт диссертанту основание говорить о феномене территориально-валютных образований (ТВО).

С позиций диссертанта, познание сущности такого понятия, как экономическое  пространство (ЭП), не может быть ограничено примитивной экстраполяцией на него отдельных свойств составляющих и формирующих его физических,  биологических и иных  пространственно дислоцируемых в нём объектов и систем. Данное понятие, столь часто используемое в последнее время в научных и политических кругах, как и многие другие устойчивые понятия, имеет скорее конвенциональное, нежели абсолютное смысловое содержание. Под ним преимущественно понимается  пространство экономики той или иной общности людей, главным образом – страны.

Диссертант акцентирует внимание на том, что с гносеологических позиций ЭП не может быть представлено как некая механическая смесь пространственно позиционируемых экономических систем с различным целевым предназначением. Формирование подобного пространства происходит посредством структурно-функциональной суперпозиции упомянутых систем и сопутствующих им инфраструктур. Понятие экономическое пространство эволюционирует под воздействием происходящего научно-технического прогресса, постоянно обогащается новыми теоретическими размерностями и становится всё сложнее и глубже. Морфогенез ЭП длился на планете в целом и на её отдельных территориях многие и многие тысячелетия как под воздействием естественных, так и антропогенных факторов и процессов, и привёл к созданию наблюдаемой сегодня устойчивой пространственной общности материального мира, к формированию  сommunio spatii .

Свойства экономического пространства. Среди важнейших свойств экономического пространства страны выделяемы плотность, размещение и связность (А. Гранберг). Среди фундаментальных и производных свойств ЭП, “унаследованных” им от трансверсально формирующих его подпространств (физического, биологического, информационного и т.д.), в диссертационной работе выделяются и кратко описываются следующие: открытость, неоднородность, плотность и асимметричность. В качестве производных в социальном и институциональном плане свойств ЭП автор выделяет системную организованность, корпорируемость, конкурентность и др.

Открытость пространства. Правомерно различать внутреннюю и внешнюю открытость экономического пространства страны. Внутренняя открытость связана со степенью к пространственно-функциональной разомкнутостью различных хозяйственных регионов и отраслевых комплексов единой национальной экономики. Она характеризует интенсивность и беспрепятственность  перемещения экономических факторов - капитала, технологий, сырьевых и трудовых ресурсов,   товаров и информации – в пределах национальных границ, а точнее - в рамках национального экономического пространства. Внешняя открытость национальной экономики в окружении большого числа рыночных экономик различной степени развитости предполагает дифференцированный пострановой подход к открытию своих отраслевых и региональных рынков для них.

Свойство неоднородности (гетерогенности) экономического пространства относится автором к одной из наиболее определяющих его свойств, поскольку именно неоднородность порождает мотивы и стимулы для размещения и перемещения хозяйствующих агентов (субъектов) в этом пространстве. Неоднородность экономического пространства носит многоаспектный характер – это и неравномерность размещения различных факторов производства (труда, капитала, земли), территориальная неравномерность и глубина залегания многочисленных ресурсов, климатическая неоднородность и т.д. 

С позиций причин неоднородности следует различать природную и антропогенненную неоднородности. Неоднородность каузально имеет двойственный характер - оно проявляется  как в природной, так и антропогенной форме. Наблюдаемая в настоящий момент неоднородность экономического пространства есть прямой результат чередующего воздействия на него последствий природной и антропогенной деятельности. Природная  неоднородность обусловлена естественной неравномерностью размещения  сырьевых  и  энергетических ресурсов на поверхности Земли, их качественным разнообразием  и  различной степенью доступности, а также климатическими, геофизическими, ландшафтными и другими различиями. Антропогенная неоднородность порождается многовековой целенаправленной деятельностью  человека  по  хозяйственному освоению жизненно важного для него пространства.

Целевыми характеристиками ЭП, вновь вводимыми и количественно оцениваемыми автором, выступают макроэкономическая эксцентричность (как взаимная пространственная смещенность центров распределения валового продукта и населения заданной экономической территории) и макроэкономический момент (как произведение величины эксцентриситета на валовой продукт на душу населения). Следует отметить, что выбор свойств частично ограничен диссертантом с позиций потенциального влияния на них валютного и нефтяного факторов.

ВО ВТОРОЙ  ГЛАВЕ диссертации осуществляется анализ содержания валютного и нефтяного факторов и методологически описывается их макроэкономическая и пространственная роль.Валютный фактор. В рамках диссертационного исследования автор исходит из того, что структурно валютный фактор помимо величины обменных курсов (и кросс-курсов) включает в себя ряд других показателей (компонент), определяющих состояние и содержание ‘валютного климата’ стране. К последним относимы объёмы запасов иностранных валют у различных экономических субъектов (государства, компаний, населения) или уровень долларизации экономики, инструменты валютного режима (ограничения и лимиты в рамках системы валютного регулирования и валютного контроля) и параметры самого валютного рынка (включая фондовую компоненту в виде ценных бумаг, номинированных в инвалютах) и т.д.

 По мнению диссертанта, подобная трактовка содержания валютного фактора отвечает методологическим основам  факторного анализа, в соответствии с которыми, в частности, величина официального номинального обменного курса иностранных валют (как легальных свободно-конвертируемых платёжных средств) представляет собой лишь отдельный, частный признак интегрального валютного фактора.

  С теоретической и практической точек зрения существует некоторое количество средне- и долгосрочных факторов, влияющих на динамику валютных курсов. К ним относимы тенденции изменения внутренних и внешних цен, длительное изменение относительного роста производительности, международный инвестиционный климат, условия торговли, финансовые изменения и разница в процентных ставках. Однако связь между этими факторами и обменным курсом валют осложнена тем, что некоторые из этих факторов воздействуют постоянно, в то время как другие вызывают только временные или циклические колебания относительно линии долгосрочного тренда.

Диссертантом приводится краткое описание механизма влияния динамики обменного курса национальной валюты (по отношению к иностранным валютам) на параметры (объёмы и направленность) внешней торговли, на объём производимой валовой продукции, а также на различные инвестиционные потоки.

 Макроэкономическое правило гласит, что снижение курса национальной платёжной единицы благоприятно отражается на экспортных операциях, поскольку при продаже своей экспортной выручки в иностранной валюте экспортёр получает большее количество дешевеющей национальной валюты, необходимой для покрытия основных издержек экспортера. Повышение же курса национальной валюты (рубля) традиционно приводит к замедлению темпов роста экспорта и росту импорта, тем самым трансформирует внешнеторговый баланс.

Для адекватной и объективной оценки значимости валютного фактора в контексте диссертации автор предлагает классификацию валют, отражающую пространственный аспект обращения валют (Табл.2), а также рассматривает правовые и экономические различия между видами валют.

Таблица 2.            

Классификация валют в пространственном контексте

КРИТЕРИЙ

ВИДЫ ВАЛЮТ

ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО ВАЛЮТЫ

 

 

География

и статус

валюты

Национальная

 

Территория страны-эмитента и страны-реципиента

Иностранная

Территория страны-реципиента

 

Международная

Территория стран, в которых валюта является легитимной (официальной, параллельной, входящей в корзину валют) и используется как валюта цены контракта, платежа, кредита, клиринга, валюты номинала по ценным бумагам.

Региональная

Регионы, в которых валюта является легитимной (официальной, параллельной, корзиночной).

 

Конверти-руемость

Свободно конвертируемая (СКВ)

Территория валютно-либерализованных стран

Частично конверти-руемая

(ЧКВ)

Внешняя конвертация

Территория страны-эмитента и ряда других стран с  дружественным  валютным регулированием

Внутренняя конвертация

Преимущественно территория страны-эмитента

Неконвертируемая

Исключительно территория страны-эмитента

Нефтяной фактор. Природа влияния нефтяного фактора на пространственные характеристики национальной экономики заключается в её непосредственном влиянии на макроэкономические показатели развития дистанцированных друг от друга и контрастным по природно-ресурсной обеспеченности регионов страны. При высоком удельном объёме нефти в общем объёме российского экспорта и в объеме экспорта топливно-энергетических товаров (в 2008 году – это 36% и 51,8% соответственно) констатируется сильная концентрация нефтедобывающего сектора в  двух субъектах РФ - ХМАО и ЯНАО (более  2/3 объёма всей нефтедобычи  страны).

В качестве основных компонент нефтяного фактора следует рассматривать текущие и ожидаемые (фьючерсные) цены на сырую нефть различных торговых марок, географию месторождений нефти и расположение основных её потребителей, величину и размещение производственных мощностей по переработке сырой нефти, экспортную и импортную политику государства в отношении нефти, нефтепродуктов, а также других энергоносителей, политику нефтяных компаний в сфере геологоразведки, добычи, переработки и сбыта нефтепродукции, инвестиционную политику нефтяных компаний, пропускную способность и направленность системы транспортировки  нефти и т.д.

По мере возрастания мировых цен на нефть и увеличения притока в страну валютной выручки от экспорта нефти всё отчётливее проявляется комплекс проблем, типичных для нефтедобывающих стран, который в экономической теории принято называть голландской болезнью (DutchDisease). Основной отличительной особенностью её является замедление роста ВВП в долгосрочной перспективе. В настоящем диссертационном исследовании автор выявляет пространственное измерение данной макроэкономической болезни – изменение нефтяных цен неравномерно влияет на темпы экономического роста богатых и обделённых нефтью регионов.

Валюта и нефтяной сектор. В настоящее время одной из наиболее важных макроэкономическом и политическом плане отраслей, особо чувствительных к колебаниям валютных курсов мировых валют – доллара США и евро -  выступает нефтяная промышленность. Наиболее значимой в данной паре валют является доллар, поскольку контрактные цены на нефть устанавливаются преимущественно в долларах США. В краткосрочной перспективе влияние падения цены доллара на доходы экспортеров нефти может быть положительным, а в более долгосрочной перспективе серьезных изменений в доходах может не происходить – все цены в перспективе достигают баланса и сделки начинают заключаться как бы в среднемировых ценах.

Применительно к российским условиям следует отметить, что в период высоких мировых цен на нефть реальный курс рубля, как правило, укрепляется. При подобных обстоятельствах финансовая стратегия крупных нефтяных компаний характеризуется заметным замещением ими своей краткосрочной задолженности отечественным банкам долгосрочными и более дешёвыми кредитами со стороны международных финансовых институтов. Валютный фактор одновременно влияет на сбытовую, транспортную, финансовую, инвестиционную, инновационную и другие компоненты общей стратегии деятельности российских нефтяных компаний, которые самостоятельно адаптируются к динамичной валютной среде.

Диссертантом отмечается также, что природа и характер влияния цены нефти на макроэкономические и пространственные свойства экономики страны может содержать несколько её отличий от природы влияния на них валютных курсов:

- во-первых, изменение цены на сырую нефть отечественной марки Urals зависит от изменения мировых цен на другие марки нефти (и, в первую очередь, на марку Brent);

- во-вторых, цена марки Urals сама влияет на валютный курс российского рубля по отношению к иностранным валютам (прежде всего - к USD и EUR).

- в-третьих, в глобальном аспекте нефтяной фактор влияет на внешние кросс-курсы иностранных валют, устанавливаемые на зарубежных валютных биржах и на глобальном рынке Forex.


В ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЕ диссертации исследуемая проблема воздействия валютного и нефтяного факторов на характер пространственного развития национальной экономики редуцируется с макроуровня на мезо- и микроуровни  с целью выявления первопричин  территориального размещения и перемещения экономических субъектов различных секторов экономики.

Размещение производства есть географическое распространение процесса создания материальных благ как в различных секторах экономики, так и в экономическом пространстве страны в целом. Оно во многом детерминировано доминирующим способом производства, формой собственности на средства производства, особенностями территориального разделения труда, природно-ресурсными, транспортными, социальными и иными условиями отдельных районов. Картина размещения производственных объектов также неразрывно связана с характером расселения населения, размещения учреждений непроизводственной сферы, с установившейся сетью различных производственно-территориальных связей и программой создания ТПК, позволяющей, по сравнению с некомплексным размещением предприятий, экономить материальные и трудовые ресурсы, сокращать объёмы инвестиций, снижать инфраструктурные издержки, ускорять оборачиваемость средств и т.д. В свою очередь, размещение производительных сил – это распределение компонентов производства и трудовых ресурсов на территории страны и её отдельных регионов.

Диссертантом отмечается, что валютный и нефтяной факторы оказывают заметное влияние на пространственное и отраслевое распределение капитальных вложений как во вновь создающиеся предприятия добывающего, обрабатывающего или производственного сектора (green-fieldinvestment), так и в уже функционирующие на местах предприятия (brown-fieldinvestment) и т.п. При этом различные составляющие указанных экзогенных факторов во многом предопределяют и принципиальные различия в характере влияния последних на территориальное размещение экономических субъектов, относящихся к различным секторам экономики. Например, если локационная составляющая нефтяного фактора (карта месторождений нефти) непосредственно предопределяет размещение нефтедобывающих установок и, в меньшей степени, – нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), и, соответственно, схем нефтепроводов и т.д., то ценовая (рыночная) составляющая определяет не только географию внутренних и экспортных поставок сырой нефти и нефтепродуктов, но и соотношение объёмов последних, коэффициент извлечения нефти (КИН) и т.д.

Валютные курсы (кросс-курсы) как составляющие интегрального валютного фактора несколько корректируют (усиливают или ослабляют) влияние ценовой компоненты нефтяного фактора на географию добычи, переработки и транспортировки нефти. Большинство опубликованных работ по оптимальным размещениям фирм в условиях неопределённости валютного курса базируется на анализе частичного равновесия поведения фирмы. Главный результат подобных исследований заключается в том, что в условиях большой изменчивости валютного курса избегающая риски фирма будет увеличивать объем ПИИ или наращивать производство за рубежом, при этом там же уменьшая свои продажи.

Однако, по мнению диссертанта,  подобные работы обычно не учитывают эндогенную составляющую валютного курса и, не уловив неоднородности  отраслей производства, не позволяют сделать заключение, как изменения в ПИИ или в производстве за рубежом связаны с изменениями в структуре специализации. Положительная корреляция между шоками спроса, с которыми сталкивается фирма, и обесценение внутренней валюты повышают объём поступающих ПИИ. Например, в работе Л. Риччи исследуется влияние альтернативных режимов валютных курсов на принятие фирмами решения о своём размещении и на степень отраслевой специализации стран. Особое внимание уделяется влиянию на сектора экономики монетарного и валютного шоков при наличии краткосрочной неэластичности рынка. Риччи утверждает, что страны более специализированы при гибких обменных курсах и полагает, что структура специализации, указываемая торговой моделью (trademodel), также зависит от валютного режима. Фирмы любой отрасли имеют стимул выбирать размещение, которое обещает максимальные в этой отрасли прибыли.

При фиксированных курсах фирмы заданной отрасли, расположенные в стране, относительно специализированной в данной отрасли, испытывают меньшую вариабельность продаж и более высокие ожидаемые прибыли, чем их конкуренты. Таким образом, гибкие курсы предоставляют фирмам стимулы размещаться в той стране, которая относительно специализирована в товарном ассортименте этой фирмы. С учетом этого при фиксированных курсах подобный стимул несущественен, и соответственно страны стремятся дифференцировать экономику скорее при гибких курсах, нежели при фиксированных.

В третьей главе также анализируются особенности территориального размещения российских вертикально-интегрированных нефтяных компаний (ВИНК), которые неизменно диверсифицируют свою производственную и сбытовую политики с целью нейтрализации нежелательных последствий возможных скачков (шоков) валютных курсов и рыночных цен на добываемую, перерабатываемую, транспортируемую  и реализуемую ими сырую нефть.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ диссертационного исследования посвящена анализу результатов эмпирических исследований, связанных с количественной оценкой степени воздействия нефтевалютного фактора на открытость, неравномерность, подвижность и эксцентричность экономического пространства России, а также сопоставлению этих результатов с данными аналогичного исследования по США и Канаде (Табл. 3).

Таблица 3.

    Область эмпирического анализа влияния различных факторов на пространственные свойства экономики*

 

СВОЙСТВА

           ФАКТОРЫ

Эндогенные

(регулируемые)

Эндогенно-экзогенные

(компенси

руемые)

Экзогенные

(слабо компенсируемые)

Углеводородный

 

Субьекты и сфера

регулирования

 Валютный

Нефтяной

Газовый

Государственный сектор

Частный сектор

USD/

RUR

EUR/RUR

Цена на нефть Urals

 

 

 

Открытость

Торговая

 

 

+

+

 

+

Инвестиционная

+

+

 

+

Неравномерность и подвижность

Инвести-ции

ИОК

 

+

+

 

+

ИИ

 

 

+

+

 

+

 

 

 

ПИИ

 

 

+

+

 

+

 

 

 

Население

+

+

 

+

 

Валовой продукт

+

+

 

+

 

Эксцентричность и моментность

 

Валовой продукт

vs

население

Страна

 

+

+

 

+

 

Континен-тальные части

 

 

+

+

 

+

 

 

 

Федераль-

ные

округа

 

 

+

+

 

+

 

 

 

*- Крестиками отмечена область диссертационного исследования 

ЧЕТВЁРТАЯ  ГЛАВА диссертации посвящена формированию региональных групп и исследованию влияния валютного и нефтяного факторов на макроэкономическую открытость страны и сформированных групп регионов.

Экономика страны может рассматриваться как совокупность экономик отдельных регионов и их групп, которые в макроэкономическом отношении далеко неодинаково чувствительны к значениям ряда факторов экзогенного плана - типа номинальных валютных курсов мировых валют и мировых цен на сырую нефть – и даже весьма непредсказуемы в своей реакции на одновременное воздействие таковых.В решении поставленных задач и формулировании подлежащих эмпирической проверке гипотез о валютном и нефтяном детерминантах регионального размещения инвестиций автор опирается на результаты проведенных им в соавторстве с Шакировой Э.Р. исследований, представленных в ранее опубликованных работах. В них на основе расчета индекса концентрации Герфиндаля-Хиршмана (HHI) были исследованы динамика показателей неоднородности инвестиционного пространства России, а также проведен беглый сравнительный анализ региональной ориентированности отечественных и иностранных инвесторов.

Полученные результаты позволили сделать вывод, что региональная неоднородность инвестиционной привлекательности и активности России стала одной из основных особенностей периода рыночного реформирования экономики страны. Это связано, во-первых, с существенными региональными различиями в исходных природно-сырьевых, промышленных, технологических и географических условиях на момент перехода к рынку, а во-вторых, с уровнем политического и экономического патернализма (или суверенитета) субъектов РФ. Причем региональное распределение иностранного капитала оказалось в значительно большей степени асимметричным, чем аналогичное распределение отечественных капиталовложений. Следовательно, конкурентные преимущества и недостатки отдельных субъектов РФ, порождаемые целым рядом объективных причин, гораздо более сильно повлияли на степень концентрации иностранных, нежели отечественных инвестиций.

Группировка регионов.Необходимость процедуры группирования регионов в рамках проводимого исследования обусловлена, во-первых, излишне большим для проведения статистического анализа числом наблюдений - количеством субъектов Федерации (89), а также стремлением выявить близкие по экономическим характеристикам и поведению регионы. Объективность исследования требует объединения в одну группу необязательно территориально соседствующих регионов. Административно-территориальный метод группирования регионов по федеральным округам представляется неадекватным постановке и целям поставленной в настоящей диссертации задачи. Принятое в диссертации разбиение всех российских регионов на отдельные статистические группы с использованием декомпозиционного анализа видится достаточно обоснованным и продуктивным, поскольку позволяет выявить как основные формы, так и первопричины неоднородности инвестиционного пространства России.

Использование в исследовании индекса Тэйла (TI) в качестве тестирующего инструмента для измерения относительной концентрации инвестиций позволяет провести анализ неоднородности распределения инвестиций как между сформированными группами регионов, так и внутри каждой из этих групп. Этот подход был, в частности, успешно использован Ченом при анализе картины распределения ПИИ между китайскими провинциями. Тестирование уровня неоднородности региональных групп по их инвестиционной однородности на базе индекса Тейла  осуществляется по всем видам инвестиций – ИОК (Табл.4), ИИ и ПИИ. Результаты данного тестирования на широком временнoм интервале демонстрируют высокую надёжность осуществленной группировки регионов как базы для дальнейших исследований степени неоднородности экономического пространства страны и неравномерности распределения в нём плотности макроэкономических показателей.

Таблица 4.

Результаты декомпозиции общего межрегионального неравенства ИОК на межгрупповую и внутригрупповую компоненты по 10 типам регионов, 1975 – 2005 гг.

 

1975

1980

1985

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

TI

0,37

0,35

0,38

0,36

0,34

0,48

0,52

0,59

0,61

0,67

0,73

0,74

0,75

0,79

0,74

0,74

0,72

0,69

0,68

в том числе:

TI between

0,04

0,04

0,04

0,22

0,21

0,30

0,32

0,39

0,37

0,42

0,46

0,49

0,54

0,50

0,48

0,48

0,48

0,49

0,50

Cbetween

12%

10%

11%

63%

61%

62%

62%

65%

60%

63%

63%

66%

71%

64%

65%

65%

67%

72%

73%

TI within

0,32

0,32

0,34

0,13

0,13

0,18

0,20

0,21

0,24

0,24

0,27

0,25

0,21

0,29

0,26

0,26

0,23

0,19

0,18

C within

88%

90%

89%

37%

39%

38%

38%

35%

40%

37%

37%

34%

29%

36%

35%

35%

33%

28%

27%

 


  Открытость экономического пространства и внешние факторы.

В открытой рыночной экономике валютный курс играет важную  макроэкономическую роль. Стабильность и значение валютного курса определяют степень конкурентоспособности торгуемых на мировых рынках товаров, объемы и структуру внешней торговли, состояние платежного баланса текущих операций, кредитную и инвестиционную активность. В свою очередь, с микроэкономических позиций международные (трансграничные) инвестиционные решения и проекты зависят от ожидаемой реальной прибыли на инвестируемый капитал, которая, в свою очередь, определяется соотношением процентных ставок в контактирующих странах и ожидаемыми изменениями обменного курса валют.


С целью раскрытия природы влияния рассматриваемых экзогенных факторов на макроэкономическую открытость России диссертант ограничивается двумя наиболее важными и показательными с его точки зрения составляющими этой открытости - торговой и инвестиционной. Упрощенная схема формирования этих составляющих, служащая основой алгоритма расчета их значений, представлена на  Схеме 1.  

Схема 1. Взаимосвязь между обменными курсами, ценой на нефть и торговой и инвестиционной открытостью.

Следует отметить, что среди большого перечня количественных мер внешнеторговой активности страны наиболее популярным представляется отношение суммы экспорта и импорта к величине ВВП. Между тем некоторые экономисты предпочитают измерять коэффициент торговой открытости (tradeopennessratio) как отношение объёма одного только экспорта к ВВП, а указанное ранее отношение экспорта и импорта к ВВП именовать как tradeexposureratio. Понятие торговой открытости также может ассоциировать с понятием торговой зависимости (tradedependence), представляющей собой суммарную долю экспорта и импорта в ВВП.

В настоящем диссертационном исследовании используется следующий подход к вычислению показателя торговой открытости страны

              (1)

где: Ek, Ik и GDPk– соответственно объёмы экспорта, импорта и ВВП страны k.

Данный подход может быть успешно использован для определения степени открытости экономики любой территории (региона, области, края, штата) r страныk:

          (2)

Следует отметить, что на региональном уровне эти показатели могут использоваться только при учёте некоторых оговорок и допущений методологического плана. Инвестиционная открытость, также как и внешнеторговая,  может быть измерена соотношением суммы поступающих извне и вовне инвестиций к величине ВВП или ИОК.

Результаты расчетов динамики показателей торговой и инвестиционной открытости России в посткризисный период 1998-2003гг. показывают, что если показатель внешнеторговой открытости страны и исследованных региональных групп имеет в расчётном периоде тенденцию постоянно уменьшаться, то динамика инвестиционной открытости после дефолта 1998 года постепенно изменяет своё движение в сторону возрастания (Рис. 1). Подобный эффект можно оценить как признание того факта, что объём валового продукта более чувствителен к экзогенным факторам, чем внешняя торговля. Фактор паритета покупательной способности (ППС) должен также быть принят во внимание как фактор, по-своему влияющий на объемы поступающих извне инвестиций и на объемы импорта и экспорта.

 Рис. 1. Торговая и инвестиционная открытость России, 1998-2003 гг.

Группа столичных регионов демонстрирует самую высокую степень торговой и инвестиционной открытости, в то время как группа экспортно-ориентированных регионов лишь приближается к такой степени открытости. Одна из главных причин этого заключается в высокой концентрации корпораций в Москве, порождающей т.н. «эффект штаб-квартир». При этом Москва служит массивным 'инвестиционным якорем' для многих иностранных капиталов и высокая концентрация инвестиций в столичном регионе происходит из-за резкого увеличения доли столицы в общих доходах экономических агентов и населения.

Диссертантом эмпирически протестирована гипотеза о том, что более открытая экономика более продуктивна. Расчеты обнаруживают, что более открытая  во внешнеторговом отношении региональная группа имеет бoльшее значение ВРП на душу её населения (или viseversa). В качестве примера по статистическим данным 2003 года демонстрируетсяналичие подобной взаимозависимости (Рис.2).

Рис. 2. Зависимость между внешнеторговой открытостью региональных групп  и их ВГП на душу населения, 2003г.   

ПЯТАЯ ГЛАВА посвящена анализу чувствительности объёмных макропоказателей экономики к изменениям экзогенных переменных, а также влияния последних на статические и динамические  свойства ЭП –неравномерность территориального распределения объёмов валового продукта, объемов инвестиций и населения, а также подвижность их центров.

Диссертантом делается вывод, что количество исследований характера, мощности и каналов этого влияния на внутренние характеристики национальной экономики в её пространственном аспекте остаётся пока недостаточно для получения объективного представления о реально происходящем в этой области. Существующие эконометрические модели, разрабатываемые с целью количественного описания характера  вышеуказанного влияния, рассматривают национальную экономику преимущественно как нечто точечное или однородное в своём проявлении, абстрагируясь от факта большого разнообразия в географической рассредоточенности экономических ресурсов и факторов.

По мнению автора, любая отдельно взятая страна может рассматриваться как исторически сформировавшееся экономическое пространство, более или менее успешно поддающееся отдельным вариантам пространственной декомпозиции на заметно отличающиеся друг от друга по многим естественным и антропогенным характеристикам территориальные единицы. С этой позиции автор предлагает рассматривать и описывать страну как неоднородную совокупность ряда суб-стран с их специфичными и относительно локализованными суб-экономиками. При этом иерархическая многоуровневая соподчиненность составляющих общую национальную экономику суб-экономик требует адекватного учёта пространственных аспектов её неоднородности. Последнее наиболее уместно в рамках анализа стран, являющихся крупными по площади занимаемой ими территории, по численности населения, по размеру валового продукта и т.д.

Анализ чувствительности объёмных макропоказателей экономики к изменениям экзогенных переменных включает в себя корреляционный анализ зависимости объемов различных инвестиционных потоков в сформированные ранее региональные группы от изменения валютных курсов и цены на нефть. Влияние т.н. эффекта переноса (ЭП, или Pass-ThroughEffect, PTE) изменения валютного курса на внутренние цены (цены потребителя и производителя) в России было, в частности, изучено в (Dobrynskaya&Levando, 2005). Посредством использования модели коррекции регрессионных остатков или ошибок (Error Correction Model, ECM) они нашли, что исследуемый эффект в большинстве случаев оказывается существенным и вариабельным, но в долгосрочном аспекте остается неполным.

Что касается настоящего исследования, то используемая в ней техника вычисления методологически достаточно близка к динамической оценке эластичности значений некоторых макроэкономических показателей к однопроцентному изменению значений курсов доллара США и евро, а равно и цены на сырую нефть марки Urals.

Валютные курсы и распределение инвестиций.Согласно расчётам динамика объёмов ИОК сильно связана с номинальными курсами обеих инвалют – доллара и евро - и составляет для всей страны соответственно R$ИОК(РФ) = 0,70 и R€ИОК(РФ) = 0,83. Динамика ИОК во всех 10-ти группах практически одинаково коррелируют и с курсом доллара (минимальное значение коэффициента парной корреляции у седьмой группы: R$ИОК(7) = 0,63, максимальное – у четвёртой: R$ИОК(4) = 0,76) и с курсом евро (min: R€ИОК(10) = 0,78, max: R€ИОК(1) = 0,86). Корреляция по курсу евро оказывается несколько выше, чем по курсу доллара и более стабильной.  Общий объём ИИ в своей динамике, как и в случае с ИОК, коррелирует с динамикой номинальных курсов в основном положительно (за исключением одной группы – по евро, и двух групп - по доллару), однако степень корреляции по курсу доллара оказывается теперь заметно ниже, чем по курсу евро - в среднем по всей стране ‘восприимчивость’ уровня поступающих ИИ к курсам валют составляет соответственно R$ ИИ(РФ) = 0,31 и R€ИИ(РФ) = 0, 67.

Существенной спецификой ПИИ выступают высокие издержки их ‘потопления’ (sunk costs), в силу чего именно осуществление ПИИ служит наиболее надёжным индикатором инвестиционной привлекательности тех или иных объектов, компаний, отраслей, регионов, территорий или стран в целом. Данная специфика ПИИ не преминула сказаться на исследуемой автором корреляционной связи пространственной направленности инвестиционных потоков и валютных курсов. Практически полностью отрицательной эта связь и по доллару и по евро оказывается у шестой (дальневосточной) группы регионов (R$ПИИ(6) = - 0,93, R€ПИИ(6) = -0,91). Положительная связь по доллару наиболее заметна вновь у четвёртой группы (R$ ПИИ(4) = 0,62), по евро – у  второй (R€ ПИИ(2) = 0,74), которая по доллару уступает четвёртой группе совсем незначительно (R$ ПИИ(2) = 0,58). Последний результат можно обосновать тем, что ядро второй группы составляют нефте- и газодобывающие регионы, общая доля добычи которых составляет 85-95% от общестрановой. Для эмпирической проверки последнего утверждения проведён корреляционный анализ зависимости качественной структуры ИИ от валютных курсов, использующий в  качестве количественного критерия долю ПИИ в общем объёме ИИ. В итоге получен результат принципиального плана – положительной оказывается корреляция между долей ПИИ и номинальными курсами обеих валют только у экспортно-ориентированной группы (соответственно R$ ПИИ/ИИ(2) = 0,49 и R€ПИИ/ИИ(2) = 0,39), и ещё у группы 4, но уже только по доллару и практически  незначимой (R$ ПИИ/ИИ(4) = 0,09). По остальным девяти группам эта корреляция отрицательна.

По России доля ПИИ/ИИ за 1995-2003гг. составила в среднем 36,73%.   Наиболее высока эта доля у десятой, восьмой и четвёртой групп (80,96%, 62,42% и 61,14% соответственно). Наиболее солидные по суммарному объёму привлеченных с 1995 по 2004 гг. ИИ первая и вторая группы – соответственно 53,67% и 20,47% от общестранового объёма за этот период -  имеют среднегодовые доли ПИИ в последних 36,33% и 37,54% соответственно (Рис.3).

Рис.3. Темпы роста курса доллара США и доля ПИИ в ИИ, (соответственно для страны в целом и отдельно для региональных групп 1и 2), 1995г = 100%.

Цена нефти и распределение инвестиций.Расчёты коэффициентов парной корреляции между относительным ростом цены нефти и погрупповой динамикой инвестиций различного вида позволяет выявить различия в зависимости последних от цен на Urals. По ИОК теснота связи очень высокая и практически одинаковая во всех группах (от ROILИОК(10)= 0,80 до ROILИОК(8)= 0,87 при среднем по стране ROILИОК(РФ) = 0,86). По суммарным ИИ теснота связи сопоставляемых показателей различается по группам достаточно заметно (от ROILИИ(10)= -0,24 до ROILИИ(3)= 0,75). Что касается «нефтегазовой» группы 2 – «родственной» для рассматриваемого теперь статистического признака – то она по связи лишь немного уступает группе 3 (ROILИИ (2)= 0,73). Связь динамики ПИИ с ценовой динамикой нефти преимущественно отрицательна за исключением групп 2, 4 и 9 – по ним обнаруживается положительная, но слабая теснота связи (от ROIL ПИИ(6)=-0,82 до ROIL ПИИ(3)= 0,12 при общем по стране ROIL ПИИ(РФ) = -0,32).


Географические центры макропоказателей.

Диссертантом рассчитаны местоположения ежегодных центров территориального распределения ряда  макроэкономических индикаторов - объёма ВВП, численности населения и объёмов ИОК, ИИ и ПИИ. Для этого по всем пяти макроиндикаторам вычислено ежегодное матожидание их распределения как по долготе, так и по широте, что позволило определить центр их географического распределения. К числу основных позитивных моментов такого подхода можно отнести то обстоятельство, что знание направленности и амплитуды миграции центров распределения макроиндикаторов позволяет оценить, во-первых, несбалансированность территориального развития экономики страны; во-вторых, тенденции в дрейфе этих показателей, приводящие либо к стабильному центрированию или дальнейшей разбалансировке исследуемых центров относительно других экономических центров страны; и, в-третьих, сопоставить между собой соответственно центр расселения населения и центры приложения производственных  и инвестиционных ресурсов.

Анализ пространственной подвижности центров распределения исследуемых макропоказателей России основывается на расчете ежегодных значений географических координат данных центров за соответствующий им статистический период. Географическая широта и долгота центра распределения натуральных или финансовых объёмов соответствующих макроэкономических индикаторов рассчитываются по следующим формулам:

,  (4.1)                          ,             (4.2)

где: lonxи latx- соответственно географическая долгота и широта пространственного центра распределения макроэкономических индикаторов (доли градуса даны не в традиционных для географии минутах и секундах, а в десятичном исчислении); lonrи latr—соответственно географическая долгота и широта административного центра региона (штата, провинции) r;  - натуральный или финансовый (денежный) объём макроэкономического индикатора xпо региону (штату, провинции) r, x = 1, m; n - число регионов для России (n = 89), штатов для США (n = 51 (включая округ Колумбия)) или провинций и территорий для Канады (n = 13).

Пространственные сдвиги и эксцентриситеты. Все географические перемещения (сдвиги, дрейфы) центров отдельных макроэкономических индикаторов и их взаимное смещение друг относительно друга (т.е. их эксцентриситет) рассчитываются как физическое расстояние между двумя точками 1 и 2 земной поверхности, определяемое по следующей формуле:

S= R * arccos [sin(lon1)*sin(lon2) + cos(lon1)*cos(lon2)*cos(lat1-lat2)]             (5)

где:  R – радиус Земли (принято R = 6 371км).


Анализ дрейфа геоцентров основных макроиндикаторов России

Инвестиционные потоки.   

Дрейф центра распределения ИОК (тонкие прямые линии) демонстрирует отсутствие долгосрочных трендов (Рис. 4).

В качестве причины того, что кризис 1998 года привёл к дрейфу центра ИОК в северном направлении, можно рассматривать резкую девальвацию российского рубля, общее сокращение объёма всех инвестиций и их концентрирование вокруг столичного региона (доля Москвы в страновом объёме ИОК составила в 1998 году максимальные 16%, а всей столичной группы – 26%).

Рис. 4. Дрейф ИОК в РФ.

Заметный сдвиг в 1998-м году в западном направлении объясняется снижением их объёма и концентрацией в столичном регионе - он компенсируется по долготе к 2001 году и по широте к 2005 году. Итоговое смещение центра размещения ИОК за период с 1990-го по 2007-ой год составляет по широте всего 0,3? на север, а по долготе - почти 3,5? на запад (Табл. 5). В  целом же территориальное размещение ИОК достаточно локализовано. Плавная жирная линия отражает центр ИОК, накопленных с 1995 года при 5%-ном уровне их ежегодной капитализации. Общий дрейф центра ИОК за 17 лет составляет 219 км.

Аналогичным образом исследован и дрейф центра распределения поступающих в Россию иностранных инвестиций. ИИ размещаются по регионам с втрое бoльшим широтным размахом, чем ИОК. Основной объём ИИ осуществляется лишь в 10-15 регионах преимущественно столичной и экспортно-ориентированной групп. На долю первой десятки регионов устойчиво приходится около 4/5 всех иностранных инвестиций. Итоговое за период с 1995-го по 2006-ой год смещение центра ИИ демонстрирует заметный дрейф на восток протяженностью в 4,5? по долготе и всего 0,19? по широте на север.

Общий дрейф ИИ составил 286км на восток, а приток ИИ вырос с 3-х до 55 млрд. долларов.Начиная с 2000-го и до 2004-го года достаточно равномерное движение центра ИИ на восток следует связывать с ростом доверия западных инвесторов к региональным властям неевропейской части страны, устойчивым ростом цены на нефть, а также с реализацией крупномасштабных инвестиционных проектов в Сибири и на Дальнем Востоке (проекты Сахалин-1, Сахалин-2 и т.п.). Начиная с 2004 года вновь наблюдается некоторое смещение центра ИИ на запад благодаря возрастающей привлекательности нефтегазового тюменского региона  и регионов пятой группы.

Подвижность центров валового продукта и населения России. В отличие от инвестиционных процессов, процессы создания валового продукта по экономической сути своей более сильно детерминируемы в пространстве, более жёстко привязаны к географическом территории и пространственно менее мобильны. Это подтверждается и анализом динамики перемещения центра производства ВВП страны, рассматриваемого опять же как центр распределения всех ВРП, пространственными центрами создания которых также приняты административные центры соответствующих регионов.

 Движение центра ВВП России в 1997-2005гг. преимущественно поступательно (Рис.5). Западная составляющая дрейфа до 2005 года связана с постепенным ростом доли столичного региона в ВВП страны (от 11% в 1995 году до 20,7% в 2005 году). Резкий сдвиг на северо-восток в 2006 году связан с устойчивым ростом цен на энергоносители,   

Рис.5. ВВП и население РФ.

Что касается подвижности центра расселения населения, то за последние 12 лет ХХ века миграционный оборот в России составил 52,4 млн. человек, из которых три четверти перемещались внутри страны (из них 55% миграций осуществлялось внутри отдельно взятых регионов — областей, краев и республик). При этом наиболее интенсивно миграционный оборот происходил в округах восточной части страны. В целом, миграция центра тяжести населения России находится южнее всех остальных макропоказателей (кроме ПИИ), но имеет наименьший разброс, что говорит о ее высокой инерционности и иммобильности (Рис. 8.1).  .

Континентальные части и Федеральные округа РФ. Декомпозиция экономического пространства страны на 2 части – европейскую и азиатскую – позволила выявить интересные с макроэкономических и пространственных позиций закономерности дрейфа соответствующих им долей валовых континентальных продуктов (ВКП). В частности, центр европейской доли ВВП страны постоянно смещался в сторону её столицы и к 2006 году приблизился к ней более чем на треть. Центр азиатской доли ВВП двигается в сторону тюменского региона.

Аналогичное исследование при декомпозиции  пространства страны на семь федеральных округов (ФО) позволяет выявить и интерпретировать разнонаправленность смещения центров производимых в них валовых окружных продуктов (ВОП) (Рис.6(a-d)). Основными округами, способствующими смещению центра ВВП страны в северном направлении выступают УФО и ЦФО, в которых смещение их ВОП происходит в направлении столицы (финансово-коммерческий полюс) и в направлении тюменского региона (природно-ресурсный полюс). В то же время СЗФО и ЮФО демонстрируют определенный дрейф их ВОП в южном направлении – соответственно к северной столице и к Дагестану. Перемещение центров ВОП ПФО и ДФО не выявляет длительного устойчивого тренда – в первом случае по причине отраслевой и территориальной сбалансированности округа,  а во втором – по причине того, что первоначальный тренд ВОП на север компенсирован в последние годы экономическим ростом в Сахалинской области (эффект массированных инвестиций).

Рис. 6 (a-d). Дрейф центров валового продукта и населения ФО.


География активов и кредитных услуг банковской системы

Изменение макроэкономической ситуации в стране и её регионах значительно влияет на масштабы и географию банковской деятельности. Анализ данных ЦБ РФ за 2000-08гг. позволяет выявить ряд закономерностей в эволюции пространства активности банковского сектора (Рис. 7):

- высокая и устойчивая концентрация совокупных активов кредитных организаций в столичном регионе;

- смещение центра кредитной задолженности юридических лиц (ю.л.) в западном направлении, т.е сонаправленно с дрейфом центра ВВП;

- смещение центра  кредитной задолженности физических лиц (ф.л.) в восточном направлении, т.е противонаправленно дрейфу центра ВВП;

-  расположение центра кредитов ф.л. между ВВП и населением, а центра кредитов ю.л. – в центре треугольника, образуемого центрами ВВП, населения и банковских активов.  

Разнонаправленность векторов движения центров кредитов ю.л. и ф.л. обосновывается тем, что региональные рынки кредитования населения остаются ненасыщенными и в них растет розничная активность банков. Если в случае ю.л. за период с 2001 по 2009 гг.  в кредитном портфеле банковской системы выявлен рост доли СЗФО с 7,65% до 12,95% при стабильной доле ЦФО в 51-52%, то в случае ф.л.  фиксируется падение доли ЦФО с 43,68% до 24,75%. Доля ф.л. в суммарном кредитном портфеле банковской системы РФ возросла за указанный период с 8,3% до 47,1%, т.е. почти в 8 раз и сравнялось с портфелем ю.л. При этом, если в Москве эта доля составила на начало 2009 года 17,5%, в Санкт-Петербурге – 37,7%, то её среднерегиональные значения по ФО варьируют в диапазоне от 57% до 72%.

Рис.7. Дрейфы центров макроэкономической и банковской активности


Сводная карта дрейфа макроэкономических центров РФ. Как видно из общей карты (Рис.8.1), налицо определённое территориальное смещение зон дрейфа центров исследуемых макропоказателей друг относительно друга: самая северная зона дрейфа формируется траекторией центров размещения ИОК, несколько южнее идут аналогичные зоны дрейфа центров распределения ИИ и ВВП, потом ПИИ и, наконец, населения страны. Макроэкономическое обоснование наличия устойчивой пространственной смещённости центров ВВП и населения по широте следует, в первую очередь, искать в региональном различии уровней производительности труда, фондоёмкости и фондоотдачи, а также уровней инвестирования и отраслевой специализации. Смещение центра ВВП на север обосновывается ростом мировых цен на нефть, приводящей к росту долей столичных и уральских ВРП в ВВП страны. Заметное несовпадение зон ИИ и ПИИ как по широте, так и по долготе определяется различием природы прямых инвестиций от прочих их видов в плане сопровождающих их рисков, их целевого назначения, уменьшения относительной доли ПИИ в ИИ, а также правового регулирования последних со стороны российского законодательства.

Межстрановое сопоставление. Приводимый далее анализ подвижности  центров ВВП США и Канады позволяет говорить о некоторой тождественности пространственного поведения европейской части России и США, а также азиатской части России и Канады – в первом случае концентрирование валового продукта имеет производственно-финансовую природу, а во втором – ресурсно-сырьевую. 

Дрейф центров ВВП и населения США, как и в случае России, имеет меньший, чем у инвестиций, разброс, что также говорит о достаточно заметной пространственной инертности центров ВВП и населения (Рис. 8.2). При этом у США перемещение этих центров носит сонаправленный характер, что обусловлено влиянием на них таких крупных штатов, как Калифорния, Техас и Флорида - именно эти штаты лидируют по росту численности населения и объёма валового продукта. Инвестиционные потоки мобильнее чем 'производственные' и популяционные в силу бoльшей привязанности последних к их месторасположению. При этом обнаруживается, что иностранные инвестиции более чувствительны к кризисным явлениям в экономике России как принимающей их страны и более ориентированы на её ресурсоёмкие регионы.

Рис. 8.1-3.  Дрейфы макроэкономических центров РФ, США и Канады

Примечательно и то, что центр ВВП России совершил за 1995-2006гг. почти втрое бoльший дрейф, чем аналогичный центр США. В отличие от России движение центра американского ВВП не имеет значительных отклонений, однонаправленно и размеренно. Что касается Канады, то центр его ВВП в период роста цен на нефть также, как и в России, перемещается в сторону богатых нефтью территорий (с 2003 по 2007 год - на 106 км, или 26,5 км/год), однако население Канады устремляется туда же, не порождая характерный для всей России эффект широтной дивергенции (кроме азиатской части РФ, дрейф населения которой также имеет северную составляющую) (Рис.8.3). Российская экономика оказывается пространственно менее стационарной, чем экономики США и Канады. При этом траектории ВВП стран имеют свои переломные годы, отражающие экономические кризисы на рубеже XX и XXI столетий: в России это 1998-й год, а в США – 2000-ый.

Для оценки уровня неравномерности экономического освоения территорий сопоставляемых стран рассчитывается величина смещения центров распределения анализируемых макроиндикаторов за расчетный период (Табл. 5). Сравнивая эквидистантные по их величине миграции центров населения России и США за период с 1990 по 2007 год (80 км или 4,71 км/год) отмечается, что население России в своём перемещении более ориентировано на запад страны, а население США – на юг. Центр населения Канады переместился за период с 2003 по 2007 год на 23 км, т.е. двигался с несколько бoльшей скоростью - 5,75 км/год.

Таблица 5. 

Сопоставление дрейфов макроиндикаторов России, США и Канады

Макроиндикатор

Базовый и расчётный года

Координаты центра распределения макроиндикатора (долгота и широта, в градусах

Дрейф относительно

базового года, км

Средняя скорость

дрейфа, км/год

Пространственная

эластичность

макроиндикатора,

м/USD/bbl

Базовый

год

Расчетный год

ИОК, РФ

1990-2007

60,44; 55,21

57,02; 55,51

219

12,88

 

ИИ, РФ

1995-2006

49,63; 55,57

54,15; 55,37

286

26

 

ПИИ, РФ

1995-2006

47,41; 55,36

70,78; 53,40

1522

138,36

 

Население, РФ

1926-2007

49,28; 51,86

54,60; 51,32

372

4,59

 

1990-2007

55,72; 51,45

 54,60; 51,32

79

4,65

 

ВВП, РФ

1995-2006

57,93; 54,93

55,69; 55,87

176

16

3,95

ВВП, США

1997-2006

-91,63; 38,37

-92,23; 38,18

56

6,22

1,32

Население, США

1990-2007

-91,46; 38,24

-92,31; 37,97

80

4,71

 

ВВП, Канада

2003-2007

-87,11; 46,73

-87,88; 46,83

106

26,5

2,52

Население, Канада

2003-2007

-86,93; 46,67

-87,23; 46,70

23

5,75

0,547

Пространственная эластичность макроиндикаторов. Диссертантом рассчитаны эмпирические значения коэффициентов пространственной эластичности центров расположения исследуемых макроиндикаторов, определяемых как величина их смещения при единичном (однодолларовом) изменении цены одного барреля сырой нефти соответствующей марки (Табл. 5, крайний правый столбец). Согласно расчетам, российская экономика и в пространственном отношении более чувствительна к нефтяному фактору, чем канадская и американская – 3,95 против 2,52 и 1,32 км/USD соответственно.

Зависимость роста валового продукта на отдельных территориях страны (продукта регионов, региональных групп и ФО) от доли нефтедобычи в них (за  период 1990-2001гг) в общестрановом объёме её добычи заметно выставляет нефтяные территории – ХМАО, группу 2 и УФО соответственно (Рис.9(a-d)). Исключением выступают Москва, группа 1 и ЦФО. 

 

     (a) Федеральные округа                                       (b) Федеральные округа без ЦФО

                 

  

     (c ) Региональные группы                                      (d)  Регионы

Рис.9(a-d). Валовой продукт территорий и их доля в нефтедобыче страны.  

ШЕСТАЯ ГЛАВА посвящена получению количественной оценки степени пространственной сбалансированности полей распределения (размещения) исследуемых макроэкономических показателей – валового продукта, поступающих инвестиций и постоянного населения – и расчету ежегодных величин смещения их  центров друг относительно друга, т.е. эксцентриситетов, которые могут рассчитываться как скалярные величины (физические расстояния) и как векторные (с учетом градиента).

Проведённое автором исследование пространственной эксцентричности размещения валового продукта и населения страны в целом и её федеральных округов в отдельности демонстрирует, что наиболее эксцентричны ресурсно-ориентированные УФО и ДФО, а наименее  - индустриально-сбалансированные ЦФО и ПФО (Рис. 10). Ординаты (абциссы) точек отражают разницу значений географических широты (долготы) центров соответствующих макропоказателей. Валовой продукт всегда центрируется севернее населения, а также преимущественно восточнее (кроме ЮФО и ЦФО и в последние годы – СФО).

 Рис.10. Динамики эксцентриситетов валового продукта относительно населения страны и ФО, в градусах, 1995-2006.

Определение динамики эксцентриситетов способствует выявлению тенденций пространственной трансформации экономического поля страны, что даёт ценную информацию о меняющейся картине диспозиции макропоказателей, влияющей на эффективность пространственной организации народного хозяйства.

С целью наглядности и обеспечения количественной сопоставимости пространственного развития национальных экономик России, США и Канады диссертант вводит и рассчитывает несколько новых характеристик (Табл. 6).

Таблица 6.

Пространственные характеристики территориальных экономик, 2007г.

 

 

 

Территория

 

Площадь территории

Условный радиус эквивалентного по площади круга

 

Эксцентриситет между центрами ВВП и населения

 

Коэффициент макроэкономической эксцентричности

ВВП

(ППС)

 

 

Момент ВВП относительно центра расселения,

 

Население,

 

Момент ВВП на душу

 

ВВП на душу

 

 

S

 

R= v(S/?)

 

E

 

Ke =E/R

 

GDP

 

M=

GDP*E

 

P

 

m1=

M1/P

 

GDP/P

 

млн. кв.км.

км.

км.

-

млрд. USD

млрд.

USD*км

млн.

чел.

USD*км

/чел

USD

/чел.

Россия

17, 075

2 331

507,8

0,2192

2 088

1 066 968

143

7 461,3

14 601

Евро-часть

3,927

1 118

216,4

0,1936

1 328

287 406

104

2 763,5

12 769

Азиа-часть

13,148

2 046

1477,6

0,7222

760

1 122 961

39

28 793,9

19 487

ЦФО

0,6528

456

54,2

0,119

672

36 467

37,20

980,3

18 074

СЗФО

1,6779

731

62,2

0,085

190

11 839

13,50

877,0

14 105

ПФО

1,0359

574

24,9

0,043

321

8 005

30,64

261,2

10 474

ЮФО

0,5892

433

58,2

0,134

152

8 835

22,90

385,8

6 631

УФО

1,7889

755

398,9

0,529

425

169 416

12,40

13 662,6

34 247

СФО

5,1148

1 276

1816,8

1,424

238

431 735

19,54

22 095,0

12 161

ДФО

6,2159

1 407

950,5

0,676

90

85 659

6,48

13 219,0

13 907

США

9,827

1 769

21,0

0,012

13 843

290 703

305

953,1

45 386

Канада

9,976

1 782

183,0

0,103

1 265

231 495

33

7 015,0

38 333

Данная таблица позволяет сделать ряд как принципиально важных гипотез, важных с позиций пространственной экономики. Во-первых, российское ЭП представляется как вдвое более эксцентричное (дисбалансированное), чем канадское, и на порядок эксцентричнее американского ЭП. Во-вторых, по величине моменту ВВП на душу населения -  российская и канадская экономики практически сопоставимы и почти на порядок превышают аналогичный показатель США. Построенные по результатам расчетов графики (Рис.11-13) отчётливо демонстрируют, с одной стороны, высокую макроэкономическую эксцентричность  (ЕМ) и ‘моментность’ (Ммэ) зауральских территорий страны, и резкое увеличение этих показателей у ЦФО - с другой стороны. Второе обстоятельство следует одновременно связывать как с троекратным ростом валового продукта ЦФО (по ППС), так и с возросшим более чем в два раза эксцентриситетом последнего относительно цента населения данного федерального округа.


 


Рис. 11.  Изменение коэффициента макроэкономического эксцентриситета

 


Рис.12. Изменение значения макроэкономического момента территорий

 


Рис.13. Изменение составляющих и всего макроэкономического момента


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В диссертационной работе осуществлено исследование природы и глубины воздействия валютного и нефтяного факторов на пространственные характеристики и свойства национальной экономики в условиях постепенной либерализации в валютной и внешнеторговой сферах, что позволило обнаружить новые, достаточно информативные в научном плане закономерности регионального развития страны, сделать ряд важных в макроэкономическом и пространственном аспектах выводов  и  сформулировать конкретные предложения в сфере валютной, инвестиционной и экспортно-сырьевой политик государства.

Наиболее важные теоретические и эмпирические результаты, полученные автором в настоящей диссертационной работе, заключаются в следующем:

  1. Дано адекватное современному уровню развития экономической теории определение понятия экономическое пространство (это пространство фактического и потенциального местоположения и целевой самореализации экономически значимых объектов и систем различной направленности и масштаба) и систематизированы основные пространственные характеристики экономики, наиболее существенные при оценке особенностей регионального развития страны – открытость, подвижность и эксцентричность.
  2. Критически проанализированы экономическая сущность и содержание рассматриваемых экзогенных факторов - валютного и нефтяного - и их составляющих; проанализированы существующие теоретические подходы к вопросам формирования валютных курсов и мировых цен на нефть, в том числе определены наиболее важные факторы и обстоятельства, влияющие на динамику вышеуказанных экзогенных величин; оценено влияние валютного и нефтяного факторов на макроэкономические процессы на федеральном и региональном уровнях; показано их комбинированное влияние на подвижность пространственных центров распределения ряда основных макроиндикаторов экономического развития страны (объёмов ВВП и инвестиций, численности населения), отражаемую траекторией ежегодных центров территориального распределения; сформулированы концептуальные положения механизма влияния  валютного и нефтяного  факторов на пространственную сбалансированность экономического развития страны.
  3. Проведена количественная оценка величины и направления дрейфа центров макроэкономических индикаторов, подтвердившая гипотезу о том, что инвестиционные потоки являются более мобильными, чем продуктовые (валовой продукт) и популяционные (население) в силу бoльшей степени функциональной привязанности последних к текущему их местоположению.
  4. Исследованы и обоснованы сущность природно-ресурсного, инфраструктурного и иных видов потенциала регионов как факторов, предопределяющих степень инвестиционной привлекательности и темпы экономического роста региональных экономик. При этом обосновано, что одним из необходимых условий структурной перестройки хозяйства, создающим предпосылки устойчивого и пространственно равномерного экономического роста, является, по мнению диссертанта, интенсивное наращивание объёма инвестиций и повышение эффективности их использования. В силу же различной инвестиционной чувствительности региональных экономик и их секторов к нефтяному и валютному факторам перспективы их экономического роста представляются не одинаковыми
  5. Обоснована значимость валютного и нефтяного факторов в контексте достижения  гармоничного пространственного развития экономики России;  определена степень комбинированного воздействия параметров валютной и экспортно-сырьевой политик на исследуемые свойства национального экономического пространства.
  6. Отмечено, что исследование влияния локализационных и ценовых компонент нефтяного фактора на характер пространственной мобильности населения, валового продукта и различных видов инвестиций должно учитывать в перспективе ценовую конъюнктуру всего сырьевого ассортимента страны, т.е. указана возможность применения т.н. сырьевого индекса (СИ).
  7. Обнаружена более высокая чувствительность иностранных инвестиций в России как к кризисным явлениям в экономике принимающей страны, так и более высокая их ориентированность на её ресурсоёмкие регионы; подчеркнуто, что в силу реализации правительством валютной политики, напрямую благоприятствующей преимущественно сырьевым и экспортно-ориентированным отраслям экономики, ряд регионов существенно теряют свою инвестиционную привлекательность в глазах отечественных и зарубежных инвесторов, что приводит к дальнейшему росту диспропорций в экономическом развитии различных регионов, отраслевая структура которых может принципиально разниться в силу объективных причин; оценена степень  соответствия экономического пространства страны критериям оптимальной валютной зоны;
  8. Осуществлена классификация региональных групп по степени их внешнеторговой и инвестиционной открытости, а также по степени их чувствительности к динамике обменных курсов инвалют и цен на сырую нефть; сделано заключение, что при различной чувствительности региональных экономик к параметрам нефтяной и валютной конъюнктуры общий учёт нефтевалютного фактора должен ориентироваться на достижение такой картины регионального развития, при которой оптимизировались бы макроэкономические показатели страны в целом.
  9. Выявлены и проанализированы наиболее существенные для развития региональных экономик последствия как валютно-финансовых кризисов 1997-98 и 2008-.. годов, так и высокой амплитуды колебаний мировых цен на энергоносители, выступающие основной экспортной позицией страны; сформировано заключение, согласно которому реализуемый государством уровень валютной, инвестиционной и торговой открытости страны не должен препятствовать ни программе либерализации национальной экономики, ни взаимовыгодной интеграции страны в мировое экономическое сообщество.

Публикации диссертанта по теме исследования

Монографии и учебные пособия (авт. 39,5 п.л.).:

  1.  Дрейф экономического пространства: теория и эмпирика. Изд. 2-е. - М.: Издательство ЛКИ, 2010 – 296с.  18,5 п. л.  
  2.   Биржи и биржевое дело (с Третьяковой Н.Н.). - Дубна: Изд-во Университета "Дубна", 2010. - 160с. Авт. 9,2 п. л.
  3.   Деньги. Кредит. Банки. - Дубна: Изд-во Университета "Дубна", 2006. - 118с. 7,0 п. л.
  4.   Банковский менеджмент. - Дубна: Изд-во Университета "Дубна", 2006. - 72с. 4,2 п. л.
  5.   The FDI Space Heterogeneity, in Frontiers of Diversity (co-author)// Explorations in Contemporary Pluralism.- Rodopi B.V., Amsterdam/New York, 2005. - 209p. Авт. 0,65 п.л.

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК (авт. 11,4 п.л.).

  1. Особые экономические зоны.- Российский экономический журнал, 1992, №9 (совм. с Бабинцевым В.С.), Авт. 0,4 п.л.
  2. Мобильность кадров в крупной проектно-конструкторской организации. - Проблемы прогнозирования, 1995, №  6, сс.52-60. 0,6 п.л.
  3. Валютный Рубикон европейской интеграции.- Мировая экономика и международные отношения, 1999, № 11, сс. 28-34. 0,7 п.л.
  4. Стратегическое планирование: проблемы, достижения. - Проблемы прогнозирования, 2000. № 1, 0,1 п.л.
  5. Девять эссе о денежной географии. - Мировая экономика и международные отношения, 2001, № 7, сс. 120-123. 0,5 п.л.
  6. Инвестиционное пространство России: текущее состояние и перспективы (совм. с Шакировой  Э.Р.)/ Депонировано в сборнике научных трудов «Россия в современном мире». – М.: ИНИОН РАН, 2003. –т. 2, с. 254 – 270 (№ 57976 от 08.05.03) Авт. 0,4 п.л.
  7. Иностранные инвестиции в регионы России и Китая (совм. с Шакировой  Э.Р.). - Проблемы прогнозирования, 2004, №6; сс.102-107.Авт. 0,3 п.л.
  8. Неоднородность инвестиционного пространства России: региональный аспект (совм. с Шакировой  Э.Р.), - Проблемы прогнозирования, 2004, №1; сс.157-165. Авт. 0,4 п.л.
  9. Экономическое пространство России: валюты, нефть и инвестиции.- Проблемы прогнозирования, 2007, №2; сс.45-61. 1,35 п.л.
  10. Несколько слов о российском рубле. -  Россия и современный мир,  №3 (60), 2008,  сс. 92-100. 0,8 п.л.   
  11. Ретроспективный анализ генезиса валютных зон. - Вопросы экономики, 2008, № 11; сс.136-149. 1,4 п.л.
  12. Парадигма оптимальности территориально-валютных  образований.- Финансы и Кредит, 2008, №45, сс.51-61. 1,3 п.л.
  13. Из истории унификации монетных систем.- Финансы и Кредит, 2008, №48, сс.76-86. 1,4 п.л.
  14. Феномен экономического пространства: от концепта к моделям // Экономическая наука современной России, экспресс-выпуск № 1(13), 2008г., сс.74-76. 0,15 п.л.
  15. Пространство экономик России, США и Канады: подвижность и эксцентричность. - США-Канада: экономика, политика, культура,  №12, 2009. сс.47-62. 1,1 п.л.
  16. Пространственный и портфельный аспекты финансового поведения россиян (совм. с Быченковой Е.А. и Мерзляковой С.Л.) // «Инвестиции и инновации» – Труды ИСА РАН, - М.: URSS, 2010. Авт. 0,5п.л.

В т.ч. в иностранных научных сборниках и изданиях  (авт. 2,35 п.л.):

  1. Paranomics: Some Measuring and Forecasting Problems // Proceedings of the “International Symposium on Forecasting”, Washington, D.C., USA, 1999.0,1 п.л.
  2. The Shadow Space of the Real Economy// Proceedings of PEA-2001 Conference, USA, 2001. 0,1 п.л.
  3. FDI Regional Distributions: Case Studies Russia, China and the USA// Proceedings of the Allied Academics International Conference, Las-Vegas, Nevada, USA, 2003.Авт. 0,7 п. л.
  4. Comparative Residential Real Estate Rents and Values In Moscow vs. Philadelphia – A Ten-Year Perspective (with P. Marshall)//13th Annual European Real Estate Society Conference, - Bauhaus-Universitаt, Weimar, Germany, 2006. Авт. 0,3 п.л.
  5. Residential Real Estate Rents and Values in Moscow vs. Philadelphia – an Historical Perspective, Proceedings of the Academy for Studies in International Business, Vol. 8, N.1, Allied Academies International Conference, Tunica, USA, 2008, рр. 39-44 (with Marshall, P.S.). Авт. 0,25 п.л.
  6. Predicting the Openness of Russian Regions: Some Exogenous Determinants// Proceedings of the 48th Congress of the European Regional Science Association, Liverpool, UK, 2008 (эл. версия). 0,7 п.л.
  7. Exogenous Factors and Spatial Characteristics of Economies (with Merzlyakova S.) // Abstracts of 49th Congress of the European Regional Science Association, Lodz, Poland, 2009. Авт. 0,1 п.л.

Научные публикации в других журналах и изданиях  (авт. 13,2 п.л.).

  1. Гносеологические аспекты моделирования// Откровенно о философии. - Институт философии РАН, 1992. с. 50-51. 0,1 п.л.
  2. Экономическое пространство в философском измерении, Сборник конференции «Логика, методология, философия науки», т.IV,  Москва-Обнинск, 1995, сс.52-55. 0,25 п.л.
  3. Зазеркалье российской экономики: к вопросу о предсказуемости  последней. Тезисы конференции «Вопросы бизнеса, экономики и недвижимости в России и СНГ на рубеже тысячелетий» -  Дубна, 2000,  сс.4-5. 0,1 п.л.
  4. Валютные зоны: проблемы оптимальности и устойчивости, Тезисы Международной Конференции «Стратегии устойчивого развития», г.Дубна, 28-29 сентября 2001 г. 0,1 п.л.
  5. A comparative analysis of currency regimes, Proceedings of EERC-Russia Research Workshop, Almaty, Kazakhstan, 2002. 0,5 п.л.
  6. Валютный суверенитет России: фактор евро, Международная конференции "Россия: Общество, экономика, место в современном мире", ИНИОН РАН, 2002. 0,1 п.л.
  7. Геомобильность антропогенных капиталов. Тезисы Международной Конференции «Интеллектуальный мост: Россия-Запад», г. Дубна, 2002. 0,1 п.л.
  8. В поисках оптимального валютного режима,  Труды Университета «Дубна»: сборник статей: Выпуск II. – Дубна: Унив-т «Дубна», 2003.  сс.93-104. 0,75 п.л.
  9. Валютная адаптивность фирм. Тезисы V симпозиума "Стратегическое планирование и развитие предприятий", т.3, сс. 50-52.  - М.:  ЦЭМИ,  2004.  0,15 п.л.
  10. Foreign Investment: Dynamics and Distribution, APEC Study Centre Conference Asia Pacific Economies, - City University of Hong Kong, China, 2004. 0,1 п.л.
  11. Exchange Rates, World Prices and Russian Oil Companies: Adaptability ‘a la russe’? Report for the 13th Annual World Business Congress, Maastricht, The Netherlands, 2004. 0,1 п.л.
  12. Унификация валютных систем: исторический экскурс, Труды Университета “Дубна», Гуманитарные и общественные науки, вып. III, 2004, сс.31-46. 0,9 п.л.
  13. Банковское проектное финансирование (с Обушевым С.А.)//Труды университета «Дубна», в.2, 2005.сс.156-169. Авт. 0,3 п.л.
  14. Валютный фактор и нефтяные компании России// Тезисы VI симпозиума "Стратегическое планирование и развитие предприятий", т. 3, сс. 37-39, Москва, ЦЭМИ, 2005. 0,15 п.л.
  15. Валютный режим  и дестинации зарубежных инвестиций, Тезисы VII симпозиума "Стратегическое планирование и развитие предприятий", т.2, сс.51-54, Москва, ЦЭМИ, 2006. 0,2 п.л.
  16. Foreign Investment Regional Distribution in Russia and China///Report accepted for the 7th INFER Annual Conference “Regional Economics: New challenges for theory, empirics and policy”, London. 2005. 0,1 п.л.
  17. Валютный фактор пространственного позиционирования предприятий// Материалы VIII симпозиума "Стратегическое планирование и развитие предприятий", т. 2, сс. 44-46, Москва, ЦЭМИ, 2007. 0,1 п.л.
  18. Российская валюта: от обеспеченности углеводородным сырьем до полной конвертируемости//Ежегодник "Россия: тенденции и перспективы развития", выпуск 2, -М.: ИНИОН, 2007, сс.415-418. 0,15 п.л.
  19. Открытость ВИНК: мировые цены на нефть и валюты// Тезисы IХ симпозиума "Стратегическое планирование и развитие предприятий", т. 3, сс. 45-47,  ЦЭМИ, 2008. 0,15 п.л.
  20. Акционерное общество как объект интересов частных инвесторов в России//Тезисы IХ симпозиума "Стратегическое планирование и развитие предприятий", т.1, сс. 114-115,  Москва, ЦЭМИ, 2008, (совм. с Мерзляковой С.Л.) . Авт. 0,1 п.л.
  21. Макроэкономическая тектоника страны и валютный фактор// Проблемы модернизации экономики и экономической политики России. Экономическая доктрина Российской Федерации. – М.: Научный эксперт, 2008, сс.673-687. 0,75 п.л.   
  22. Перспективы дедолларизации российской экономики (совм. с Кучинской А.М.) //Проблемы модернизации экономики и экономической политики России. Экономическая доктрина Российской Федерации.– М.: Научный эксперт, 2008. Секция III, с.1804-1822. Авт. 0,4 п.л.
  23. Оценка подвижности социально-экономического пространства России,  Материалы конференции "Проблемы государственной политики регионального развития России" (совм. С Мерзляковой С.Л.);  – М.: Научный эксперт, 2008. сс.270-283. Авт. 0,65 п.л.
  24. Обеспеченность и конвертируемость российского рубля. Сборник «Труды университета Дубна: Гуманитарные и общественные науки», 4-й выпуск, 2008, сс.147-171.1,55 п.л.
  25. Экзогенные факторы нестационарности размещения факторов и результатов производства, Сборник трудов 3-ей Международной конференции ”Производственная инфраструктура в стационарной и нестационарной экономике”- М.:ИСА РАН, - Дубна , Университет Дубна, 2008, сс.104-106.0,2 п.л.
  26. Экономическое сосуществование науки, образования и власти, Всероссийская научная конференция «Наука и власть: проблема коммуникаций», Москва, 2008. 1,15 п.л.
  27. Капитализируемость пространства Homo Oeconomicus. Тезисы XVI Кондратьевских чтений «Человеческий капитал: мировые тенденции и российская специфика», Международный фонд Н.Д. Кондратьева, Москва, 2008. 0,15 п.л.
  28. Финансирование капиталообразующих инвестиций // Сетевое научное издание «Проблемы региональной экономики» (совм. с Обушевым С.А.), 2008, т.1. Авт. 0,4 п.л.
  29. Анализ затрат и выгод от изменения валютного режима РФ // Сетевое научное издание «Проблемы региональной экономики»,  2008, т.3. 0,4 п.л.
  30. Риски ВИНК: пространство бизнеса во время кризиса //Тезисы IХ симпозиума "Стратегическое планирование и развитие предприятий", т.1, сс.114-15,  Москва, ЦЭМИ РАН, 2009. 0,15 п.л.
  31. Хронология и хорология на службе национальной экономии, «Материалы конференции ‘Проблемы региональной экономики-2005’» - Дубна, 2009, сс. 5-17. 0,4 п.л.
  32. Нефть, евро, доллар и российская экономика (совм.с Галяминым А.В.) «Материалы научно-практической конференции ‘Проблемы региональной экономики -2005’» - Дубна, 2009, сс. 112-126. Авт. 0,4 п.л.
  33. К экономической гармонии российских просторов// «Материалы научно-практической конференции «Проблемы региональной-2006» - Дубна,  2009, сс.3-14.0,5 п.л.
  34. Валюты, нефть, инвестиции и подвижность экономического пространства России// Материалы  конференции «Проблемы региональной экономики-2006». - Дубна, 2009, сс.70-80. 0,15 п.л.
  35. Spatial Mobility and Eccentricity of Economies (совм.с Marshall P.S.) - Сборник тезисов XII Международной  конференции «МКО»,  г. Пущино, 2009. 0,2 п.л.

 

Всего диссертантом опубликовано более 70 работ объёмом 80,2 п.л., в т.ч. непосредственно по тематике исследования более 60 работ объёмом 63п.л..               

Необходимо отметить, что если в случае с Россией и Канадой дрейфы центров их ВВП в период роста мировых цен на нефть направлены в сторону углеводородных регионов (т.е. они макроэкономически коллинеарны), то в случае США данный дрейф вероятно индифферентен к такой пространственной корреляции.

Например, растущий эксцентриситет между центрами ВВП и населения означает в индустриальную эпоху рост среднего расстояния между местонахождением рабочей силы и местом приложения её труда, что увеличивает временные и транспортные издержки в структуре себестоимости производимой продукцииБолее того, растущая дистанцированность между указанными центрами увеличивает издержки по доставке указанной продукции к месту её конечной реализации (рынка сбыта), которое преимущественно определяется местонахождением потенциальных её потребителей (населения).

В 2005 году доля ПИИ в структуре зарубежных инвестиций в Россию составила 46%, а в 2007 – 44, 5%.

Мкртчян Н. Внутренние миграции населения России в 1990-е годы (в книге Россия и её регионы в ХХ веке: территория расселение миграции / под. ред. О.Глезер и П.Поляна. — М.:ОГИ, 2005, стр.429).

Безусловно, следует учитывать, что текущий центр расселения населения есть результирующая величина миграционного и демографического процессов,  которые в пространственном измерении  протекают самым различным образом.

В частности, о типологии и топологии инвестиционных потоков говорится в предшествующих статьях автора, опубликованных в журнале Проблемы прогнозирования (Экономическое пространство России: валюты, нефть и инвестиции, №1, 2007; Иностранные инвестиции в регионы России и Китая (совм. с Шакировой Э.Р.), №6, 2004; Неоднородность инвестиционного пространства России: региональный аспект (совм. с Шакировой Э.Р.), №1. 2004).

Валиуллин Х.Х., Шакирова Э.Р. (a) Иностранные инвестиции в регионы России и Китая // Проблемы прогнозирования. – 2004, №5, c. 101 – 116; (b) Неоднородность инвестиционного пространства России: региональный аспект // Проблемы прогнозирования. – 2004, №1, c. 157 – 165.

Разбиение российских регионов на 10 эмпирических групп, используемое в настоящей диссертации, осуществлено и тестировано совместно с Шакировой Э.Р. , в диссертации которой оно подробно описано -  [Шакирова Э.Р. Региональная неоднородность инвестиционного пространства России: Автореферат диссертации на соискание ученой степени к.э.н.:. - Дубна: Международный университет "Дубна", 2007. - 31с. - На правах рукописи, http://horse.uni-dubna.ru/biblweb/unibooks.asp?nyear=2007 ].

Chen Q. Economic Integration and Geographical Distribution of FDI – the Chinese Experience; http://www.econ.kuleuven.be/smye/abstracts/p449.pdf.

Макроэкономическая открытость представляет собой сложный феномен, содержаний несколько измерений, включая внешнюю торговлю, иностранные инвестиции, доступ зарубежных рынков etc. Например, с целью пояснения сложности и многоаспектности мер торговой открытости, Скволли и Уилсон используют 5 различных мер открытости и одну меру доступа к рынкам comprising общественные институты, управленческая среда (regulatory environment) и сетевые технологии (network industries) [Squalli J., Wilson K., Openness and Access, Applied Economics, 12 December 2007]. Группа мер торговой открытости была также выделена Ллойдом и Маклареном, использовавшим  модель CGE (computable general equilibrium) мировой экономики [Lloyd P. J., MacLaren D., Measures of trade openness using CGE analysis, Journal of Policy Modeling, Volume 24, Issue 1, March 2002, 67-81].

Наряду с понятием торговой открытости особое значение приобретает понятие ограниченности торговли (trade restrictiveness), поскольку такие широко используемые показатели, как отношение импорта к ВВП (import-GDP ratio) достаточно некорректны [Kee H.L., Nicita A., Olarreaga M., Estimating trade restrictiveness, July 18,2007, http://www.voxeu.org/index.php?q=node/396].

Следует учесть, что суммарный (консолидированный) валовой продукт всех регионов России не есть величина, автоматически равная её ВВП. Рассчитанный для всех субъектов РФ суммарный ВРП отличается от ВВП страны «на величину добавленной стоимости услуг, территориальную привязку которых в настоящее время определить не представляется возможным» [Кузнецова О.В., Кузнецов А.В., Системная диагностика региона. – М.: КомКнига, Труды ИСА РАН, 2006, стр.40]. Аналогично и для США: валовой продукт штата (ВПШ, gross state product, GSP) не включает в себя компенсации федеральному гражданскому и военному персоналу, дислоцированному за рубежом, и государственную компенсацию основного капитала военных подразделений, расположенных за рубежом, и военное оборудование за исключением офисного оборудования в пределах территории США. Вдобавок, ВПШ и ВВП часто имеют различные графики ревизии (revision schedules).

Dobrynskaya, V. and Levando D. A Study of Exchange Rate Pass-through Effect in Russia. // Moscow, ICEF Working Paper #05/01, May 2005. Согласно авторам термин "эффект переноса" (ЭП) относится к влиянию изменения обменного курса местной валюты на уровень внутренних цен на торгуемые и неторгуемые товары. Для сравнения значение ЭП может определяться и как “процентное изменение цен на импорт в местной валюте, при однопроцентном изменении обменного курса между валютами экспортирующей и импортирующей стран”.(Goldberg P., Knetter M. (1997). Goods Prices and Exchange Rates: What Have We Learned? Journal of Economic Literature, 35 (3), 1243-1272).

ЕСМ отражает кратко- и среднесрочные тенденции с учетом экзогенных факторов, включая влияние факторов сезонного плана.

Следует оговорить, что уровень нефтяных цен на мировых рынках определяет относительную рентабельность нефтедобычи в различных странах, компаниях и месторождениях, а равно различных технологий добычи. В частности, резкое падение цен на нефть  в 2008 году сделало нерентабельными добычу или неперспективными геологоразведочные работы на континентальных шельфах.

Ricci, L. A. “Exchange Rate Regime and Location”, IMF Working Paper WP/97/69, June 1997.

Такое соображение наиболее уместно, когда фирмы знают режим обменного курса до выбора своего размещения. Когда фирмы встречают изменение этого режима, стимул перебазироваться должен быть обоснован  и с учетом издержек перемещения. Это количественное оценивание оставит неизменным качественную природу результата.

сommunio spatii (лат.) - общность, связь в пространстве;

C 01.02.2005 осуществлена привязка рубля к бивалютной корзине, состоявшей из USD и EUR в пропорции 0.9:0.1 соответственно (к началу 2010 года это соотношение составило 0.55:0.45).

Максимальное значение цены Urals в 2008 году составило 140,46 USD/bbl, а минимальное - 40 USD/bbl.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.