WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Повышение стратегического потенциала экономики России на основе активизации системы государственно-частного партнерства

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

Учреждение Российской академии наук

Институт экономики РАН

 

На правах рукописи

 

Мочальников Виктор Николаевич

 

 

ПОВЫШЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКОГО

ПОТЕНЦИАЛА ЭКОНОМИКИ РОССИИ

НА  ОСНОВЕ АКТИВИЗАЦИИ СИСТЕМЫ

ГОСУДАРСТВЕННО-ЧАСТНОГО ПАРТНЕРСТВА  

 

Специальность: 08.00.05  -  Экономика и управление народным хозяйством  (экономика, организация и управление предприятиями, отраслями,  комплексами)

 

Автореферат

диссертации на соискание  ученой степени

доктора экономических наук

Москва, 2010 г.


Работа выполнена в Центре структурных преобразований Учреждения Российской академии наук Института экономики РАН.

Официальные оппоненты:       доктор экономических наук,

профессор

                                                        Бобылёва Алла Зиновьевна 

доктор экономических наук,

профессор

                                                         Горнов Андрей Петрович

                                                         доктор экономических наук,

профессор

Зельднер Алексей Григорьевич

Ведущая организация: Институт проблем рынка РАН

 

Защита состоится  22 июня 2010 г. в 14  часов на заседании диссертационного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 002.009.03 Института экономики РАН по адресу: 117218, Москва, Нахимовский проспект, 32

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института экономики РАН.

            Автореферат разослан 20 мая 2010 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

кандидат экономических наук,

доцент                                                                Г.В. Анисимова


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. В экономике России продолжается поиск решений по созданию цивилизованной социально-экономической модели, способной обеспечить эффективное и стабильное функционирование российской экономики в глобализирующемся мире. Во многом это связано с формированием новых связей в социально-экономических отношениях в изменившихся условиях хозяйствования, с совершенствованием взаимодействия существующих институтов государственного управления и бизнеса. Практически речь идет о процессах организационно-управленческой трансформации всей экономической системы,  об определении направлений  институциональных преобразований форм и методов управления экономикой, среди которых поиск эффективных форм государственно-частного партнерства является одним из важнейших.

Как подчёркивается в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, «достижение целей развития, успешная модернизация экономики и социальной сферы предполагают выстраивание эффективных механизмов взаимодействия общества, бизнеса и государства, направленных на координацию усилий всех сторон, обеспечение учета интересов различных социальных групп общества и бизнеса при выработке и проведении социально-экономической политики» .

Проблемы взаимодействия власти и бизнеса становятся в этих условиях доминирующими, поскольку стабильность и доверие в их отношениях способны обеспечить прорыв России в цивилизованное будущее. Однако влияние современных рыночных трансформаций   на развитие взаимодействия бизнеса и власти не всегда  позитивно.   В связи с этим в данной работе делается попытка проанализировать  функционирование основных сфер триады «государство – общество – бизнес» и выработать  реальные пути решения ключевых проблем развития страны, включая обеспечение национальной конкурентоспособности экономики, особенно в условиях кризисной ситуации.

Россия обязана найти  адекватный ответ на вызовы глобализации, выработав соответствующую модель социально-экономического развития на основе серьезной модернизации всех сфер российского государственного устройства: общественно-политической, экономической, финансовой, социальной и др.  Формирование современного государственно-частного партнерства требует поиска реальных механизмов и инструментов, способных обеспечить его эффективное и результативное функционирование во благо обществу.

В российской практике  не решена проблема  оптимального соотношения  рыночного и государственного регулирования процессов воспроизводства и финансовых потоков. Отсутствие взаимодействия этих ключевых элементов развития реформируемой экономики является одной из главных причин неэффективности многих инструментов государственного финансового воздействия на развитие экономики, связанных с формированием цивилизованного корпоративизма в России. Представляется, что данное взаимодействие должно  базироваться на бизнес-программной основе субъектов государственной и частной собственности.

Финансовый потенциал государства, его мощь и возможности предопределяют и эффективность мер по созданию условий для формирования современного конкурентоспособного бизнеса. Актуальными в этой связи являются формирование и развитие механизмов государственно-частного партнёрства для инвестиционных целей, включая разработку и реализацию важнейших инновационных проектов .

На практике это должно означать необходимость разработки национально ориентированного проекта-программы формирования системы государственно-частного партнерства, опирающегося на макростратегию развития экономики в новом веке и предусматривающего как перераспределение (переориентацию) рыночных механизмов и инструментов, так и создание новых рыночных сил в экономике, способных инициировать активный экономический подъем. Ключевым элементом этой программы должно стать эффективное взаимодействие финансовых ресурсов государства и бизнеса, способное обеспечить повышение эффективности и производительности государственных и корпоративных ресурсов страны.

Перспектива видится в создании механизмов, объединяющих рыночные и государственные рычаги управления. Для этого формы последнего надо трансформировать таким образом, чтобы указанное сочетание носило непротиворечивый характер. В современной экономике возникают все новые участки и сферы, рост и развитие которых не могут быть отражены ни в традиционных, ни даже во вновь вводимых в оборот понятиях и трактовках, одной из которых является государственно-частное партнерство.

Современное государственно-корпоративное устройство должно обеспечить баланс интересов, эффективное достижение социально-экономических целей деятельности экономических субъектов государства и бизнеса, которые являются детерминирующим фактором экономико-социальных процессов, обусловливают ключевые тенденции развития, уровень экономической активности, определяя потенциал экономики и бизнеса, эффективность государства и благосостояния общества.

Актуальность данного исследования обусловлена его ориентацией на решение этого сложнейшего комплекса проблем, от успешности реализации которых во многом зависит будущее российского государства, общества и бизнеса.

Степень разработанности проблемы. Современной теории институционализма, раскрывающей наиболее актуальные представления о роли государства и бизнеса в рыночной экономике, механизмам регулирования сложной системы социально-экономических отношений посвящено значительное число работ зарубежных ученых. Необходимость модернизации государства в условиях трансформации общественных отношений являлась в последние десятилетия все более очевидной, что требовало выбора стратегических направлений развития государства и бизнеса. Различные теории модернизации представляли собой попытку найти новый облик современного индустриального и постиндустриального общества. Изучению этих проблем, всестороннему рассмотрению различных их аспектов посвящены работы Дж. Гэлбрейта, Р. Арона, У. Ростоу, Дж. Коммонса, Т. Парсонса, С. Блэка, М. Леви, Й. Шумпетера, В. Ойкена и других теоретиков, искавших пути развития современного социально-экономического и технологического развития общества.

В России реформационный процесс, особенно в части роли государства в развитии нового общества, активно исследуется в работах Л. Абалкина, А. Аганбегяна, А. Барковского, В. Варнавского, Р. Гринберга, С. Глазьева, М. Делягина, А. Дынкина, А. Зельднера, В. Иванченко, Б. Мильнера, Е. Майминаса, В. Маевского, Н. Новицкого, С. Сильвестрова, Ф. Шамхалова, Н. Шмелева, Е. Ясина и др.

Исследованию проблем управления сложными экономическими системами, связанными с финансовыми механизмами государства и корпоративных образований, выработкой институциональных преобразований в национальной экономике, определением интеграционных тенденций в российской экономике в процессе преобразований,  посвящены работы Д. Сорокина, В. Сенчагова, Ю. Винслава, С. Батчикова, В. Данилина, С. Валентея, О. Роговой, В. Дементьева, А. Мелентьева, Б. Губина, В. Цветкова, В. Макарова, Э. Уткина, В. Маневича, О. Козлова, Л. Красавина, А. Хандруева, Г. Клейнера, В. Крука и др.

Вместе с тем проблемы взаимодействия власти и бизнеса исследованы недостаточно. До настоящего времени отсутствует серьезная теоретико-методическая база современного взаимодействия власти и бизнеса, практически не предложены эффективные механизмы реализации проектов государственно-частного партнерства. Нечетко в теоретико-методологическом плане намечены пути трансформации государственных институтов в условиях активного интеграционного их взаимодействия с бизнесом. Недостаточно внимания уделено проблемам повышения уровня конкурентоспособности российской экономики при реализации механизмов государственно-частного партнерства. Естественно, что в этих условиях практика испытывает потребность в решении данных проблем, на исследование которых и выработку соответствующих рекомендаций ориентирована данная работа.

Цель и задачи исследования. Основной целью диссертационной работы является разработка теоретико-методологических подходов к модернизации взаимодействия государства и бизнеса на основе становления цивилизованных партнерских отношений власти, бизнеса и общества, ориентированных на обеспечение конкурентоспособности национальной экономики и ее стабильности.

Для реализации поставленной цели в диссертации ставились и решались следующие задачи:

  • выявить единство и противоречия современного взаимодействия государства, общества и бизнеса;
  • обосновать необходимость институционального и делового альянса власти и бизнеса и разработать перспективы развития государственно-частного партнерства;
  • систематизировать формы реализации государственно-частного партнерства и соответствующих механизмов;
  • разработать основы формирования новой модели государственности с сохранением доминирующей роли государства в регулировании экономики и активизации бизнеса;
  • выработать современную идеологию корпоративизма в условиях глобализационных процессов;
  • обосновать необходимость активизации стратегического ресурса собственности государства и корпоративных образований при выходе из кризисной ситуации;
  • выработать рекомендации по обеспечению нового качества конкурентного потенциала страны в условиях становления партнерских отношений государства и бизнеса с использованием инновационных процессов.

Объектом исследования является национальная экономика как система основных взаимосвязанных властных, общественных и бизнес-институтов, способствующих в процессе их взаимодействия качественным изменениям в постиндустриальном развитии российской экономики.

Предметом исследования являются процессы и механизмы трансформации российской модели государственности и корпоративизма на основе активизации государственно-частного партнерства как современной институциональной формы деловых отношений.

Теоретической и методологической базой исследования явились фундаментальные труды отечественных и зарубежных ученых по теории систем, теории государственности, по проблемам развития рыночной экономики, разработки в области анализа и синтеза механизмов функционирования и развития сложных экономических систем. В ходе исследования изучались теории, концепции и подходы к государственному регулированию функционирования сложных бизнес-систем, к формированию финансовых и организационных отношений субъектов хозяйствования в сложных системах.

В основе исследования лежит диалектико-эволюционный метод изучения экономических закономерностей, явлений и процессов в их постоянном развитии. Исследование опирается на системный принцип анализа и синтеза процессов интеграционного взаимодействия субъектов в сложных экономических системах, сочетающий качественный и количественные методы. В процессе работы применялись такие методы научного исследования как наблюдение, формализация, финансовый анализ, диагностика, моделирование, экспертно-аналитические исследования и др.

Информационная база исследования. В работе использовались материалы законодательного, нормативного, инструктивного и методического характера в области государственного регулирования финансовых отношений субъектов хозяйствования. В качестве эмпирической базы использовались статистические данные, полученные из официальных источников, опубликованные в отечественной и зарубежной литературе; информация оперативного, статистического и бухгалтерского учета, финансовой политики хозяйствующих субъектов. Анализировались крупные проекты государственно-частного партнерства, соглашения, особенно концессионного плана, программы совместного развития инфраструктуры, главным образом портовой, железнодорожной, аэродромной и др.

Научная новизна полученных и представленных к защите результатов состоит в следующем:

  • обоснованы особенности проявления единства и противоречий власти, бизнеса и общества в постиндустриальном развитии экономики России и определены основы системной конфигурации их взаимодействия в модернизационном процессе; разработана институциональная схема-матрица, формирующая среду для функционирования и развития бюджетно-корпоративных интеграций различного типа (бюджетно-программные целевые институты, кредитно-финансовые институты, финансово-обеспечивающие институты); разработаны рекомендации по активизации социального контракта власти и бизнеса на базе принципа «благосостояние для большинства»;
  • доказана необходимость активизации использования современной институциональной формы взаимодействия власти и бизнеса – государственно-частного партнерства; систематизированы основные формы партнерских отношений государства и бизнеса, дана оценка механизмам их реализации с позиций обеспечения эффективности и конкурентоспособности совместного использования ресурсов; намечены ключевые сферы экономического взаимодействия власти и бизнеса (крупные инфраструктурные проекты, развитие жизнеобеспечивающих отраслей экономики страны и др.);
  • дана оценка ограничений и рисков государственно-частного партнерства и факторов, сдерживающих развитие государственно-частного партнерства; предложены реальные меры по нейтрализации негативных тенденций, влияющих на цивилизованные взаимоотношения власти и бизнеса; обоснованы меры по формированию нормативно-правовой базы государственно-частного партнерства, определена стратегия развития института государственно-частного партнерства на модернизационном этапе развития экономики.
  • разработаны основные направления модернизации российской государственности с учетом влияния развития государственно-частного партнерства, которое представляет собой сложный эволюционный процесс, включающий ряд этапов; обоснована необходимость сохранения доминирующей роли государства в условиях новых отношений с бизнесом; разработана стратегическая парадигма взаимодействия финансов государства и бизнеса, включающая «упорядочение налогового поля», разработаны основы реализации современной схемы социально-индикативного планирования экономики страны на базе использования программно-целевого подхода;
  • на основе анализа структурирования корпоративного сектора делается вывод о вступлении его в этап институционального закрепления, когда крупные корпоративные образования становятся реальным проводником национально-государственных интересов России в глобализируемой экономике; определены формы и направления поддержки дальнейшей реструктуризации корпоративного сегмента с их реальной оценкой; доказано, что на рыночном пространстве появляются новые интегрированные корпорации (в частности, государственно-корпоративные), основанные на использовании новых технологий, а также использующие современные продуктово-ориентированные стратегии; предложены меры по нейтрализации «псевдокорпоративных» и кризисных тенденций;
  • обоснована ориентация бизнес-процессов на обеспечение «доверия» и «добросовестности» при реализации проектов партнерства власти и бизнеса; разработаны рекомендации по проверке «добросовестности» партнеров при взаимном участии в решении социально-экономических проблем; акцентируется и обосновывается стержневая идея партнерства власти и бизнеса – обеспечение национальных интересов страны, в частности при нейтрализации кризисных тенденций в экономике страны;
  • доказана необходимость активизации стратегического ресурса собственности корпораций и государства как основы их партнерских отношений; предложены меры по повышению эффективности использования собственности и определены пути преодоления постприватизационного синдрома; дана оценка новому этапу передела собственности и определены меры по формированию системы защиты компаний от враждебных слияний и поглощений;
  • выявлены особенности реализации института обеспечения конкурентоспособности власти и бизнеса в условиях активизации партнерских отношений, определены концептуальные подходы, формы и уровни конкурентных отношений в посткризисных  условиях; доказано, что конкурентная борьба фактически превращается в борьбу стратегий, которые становятся ведущей характеристикой конкурентоспособности, и в этих условиях экономика приближается к этапу, когда трактовка конкуренции как селекционного механизма уже не полностью соответствует особенностям современного воспроизводственного процесса; определены и систематизированы угрозы потенциальным возможностям компаний в кризисных условиях; обоснован вывод о том, что целесообразно, наряду с обеспечением ресурсной конкурентоспособности, активизировать операционно-технологическую конкурентоспособность с учетом необходимости реализации предлагаемых антикризисных мероприятий.

Теоретическое значение и практическая значимость выполненной диссертационной работы состоит в развитии теоретико-методологических основ формирования организационно-финансовых механизмов взаимодействия государства, бизнеса и общества на базе государственно-частного партнерства в сложной социально-экономической системе, каковой является экономика и общество России.

Практическая значимость результатов исследования заключается в разработке конкретных рекомендаций, выработке направлений и мер по активизации использования важнейшего в настоящих условиях института – государственно-частного партнерства, которые могут применяться в реальных условиях хозяйствования, в частности при реализации антикризисных мероприятий.

Научно-практические исследования в данной области осуществлены в тесной связи с анализом важнейших теоретических проблем, без чего не возможна практическая реализация государственно-частного партнерства. Это, в частности, касается исследования модернизационных тенденций в развитии российской модели государственности, трансформационных процессов российского корпоративизма, проблем активизации стратегического ресурса собственности корпораций и государства, развития институтов обеспечения конкурентоспособности и стабильности экономики.

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались на ряде отечественных и международных конференций. В частности, на научно-практической конференции «Государственно-частное партнёрство в инновационных системах» (Москва, Институт экономики РАН, 22-23 мая 2007 г.); на научно-практической конференции «Государственно-частное партнерство в условиях   кризиса» (Москва, Институт экономики РАН, 14-15 апреля 2009 г.); на Первом Российском экономическом конгрессе (Москва, 7-12 декабря 2009 г.); международной конференции «Транспорт и логистика в международной торговле» (Таллин, 8-9 декабря 2005 г.); международной научно-технической конференции в Самарской государственной архитектурно-строительной академии (г. Самара, октябрь 2002 г.).

Рекомендации автора внедрены при реализации ряда проектов государственно-частного партнерства под руководством и при непосредственном участии автора. В частности, в процессе строительства государственными и частными структурами угольного терминала в морском торговом порту «Усть-Луга», осуществлённого Открытым акционерным обществом «Ростерминалуголь», строительства III очереди угольного комплекса порта «Восточный» («Кузбассразрезуголь», Приморский край, п. Врангель); строительства цеха для рециклинга алюминия («Русский алюминий», г. Самара); а также при реализации проекта «Угольная платформа в г. Сафи, Марокко» («Кузбассразрезуголь», концессия с ONE, Марокко) и др.

Публикации. Основные положения диссертации  отражены в монографии (22 п.л.) и в 30 научных статьях, в том числе в 11 статьях в журналах, рекомендованных ВАК РФ. Общий объём публикаций по теме диссертации – около 50 п.л.

Структура работы

    Введение

       Глава 1.  Власть, бизнес и общество в постиндустриальном развитии экономики России       

1.1. Единство и противоречия современного взаимодействия государства, общества и бизнеса

1.2. Реформационные тенденции и их влияние на бизнес и власть

1.3. Эффективность взаимодействия бизнеса и власти – цель обеспечения национальной конкурентоспособности и стабильности

1.4. Вызовы глобализации и трансформация российского контура взаимодействия власти и корпоративного бизнеса

       Глава 2. Обусловленность активизации государственно-частного партнёрства как современной институциональной формы деловых отношений

2.1. Государственно-частное партнерство - институциональный и деловой альянс власти и бизнеса

2.2. Теоретико-методические основы организации государственно-частного партнерства

2.3. Основные сферы экономики и формы реализации государственно-частного партнерства

2.4. Стратегические аспекты государственно-частного партнерства

      Глава 3. Модернизационные тенденции в развитии российской модели государственности на современном этапе развития экономики

3.1. Формирование новой модели государственности, ее социально-экономической базы, функций, методов и организации

3.2. Необходимость сохранения доминирующей роли государства в регулировании экономики и активизации бизнеса

3.3. Стратегическая парадигма взаимодействия финансов государства и бизнеса

3.4. Реализация схемы социально-индикативного регулирования экономики на базе программно-проектного подхода

      Глава 4. Российский корпоративизм в процессе становления цивилизованных партнёрских отношений власти и бизнеса

4.1. Современное корпоративное развитие в аспекте глобализационных процессов в экономике

4.2. Финансовая функция интегрированной корпоративной системы

4.3. Современная идеология корпорации в аспекте стратегических процессов ее развития

4.4. Повышение роли стратегических решений в корпоративном развитии

4.5. «Доверие» и «добросовестность» как важнейший социальный фактор развития корпоративизма и партнерских отношений с властью

      Глава 5. Необходимость активизации стратегического ресурса собственности корпораций и государства

5.1. Собственность как носитель прогрессивной эволюционной доминанты развития корпоративного бизнеса и партнерских отношений с властью

5.2. Повышение эффективности использования собственности и пути преодоления постприватизационного синдрома

5.3. Тенденции коммерциализации российских крупных компаний и их роль в процессе государственно-частного партнерства

5.4. Новый этап передела собственности и формирование системы защиты от враждебных слияний и поглощений

      Глава 6. Партнёрство власти и бизнеса – важнейший институт обеспечения конкурентоспособности и стабильности экономики в условиях кризиса

    6.1. Концептуальные основы, формы и уровни конкурентных отноше-        

ний   в новых посткризисных условиях

6.2. Идеология активизации конкурентных преимуществ партнерства государства и бизнеса при реализации антикризисных мер

6.3. Особенности обеспечения нового качества конкурентного потенциала страны в условиях становления партнерских отношений власти и бизнеса

    Заключение

    Библиография

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы, изложена степень разработанности проблемы, выделены предмет и объект исследования, сформулированы цели и задачи исследования, его методологическая база, отражена научная новизна, практическая значимость и структура.

В первой главе «Власть, бизнес и общество в постиндустриальном  развитии экономики России» анализируются проблемы   современного взаимодействия государства, общества и бизнеса, реформационные тенденции и их влияние на бизнес и власть, рассматриваются вызовы глобализации и трансформации российского контура взаимодействия власти и  бизнеса.

Для стабильной и динамичной деятельности развитого гражданского общества между основными элементами устанавливается определенное единство и взаимодействие не только в каждый краткий период, но и сохраняется динамическое равновесие на длительных исторических отрезках. В России процесс формирования гражданского общества еще не закончен, поэтому существуют противоречия как между его различными сегментами, так и внутри них.

Ключ взаимодействия основных элементов жизнедеятельности – гармонизация интересов государства, бизнеса, населения. И эта гармонизация постоянно балансирует между эффективностью и справедливостью.

Наиболее активна роль государства. Его функция носит компенсаторный характер: государство берет на себя задачи, которые стоят перед обществом, но которые последнее не может выполнить само (например, гармонизацию интересов населения и бизнеса). Именно в силу наличия значительного круга таких задач общество терпит государство с его неэффективностью и монополией на насилие.

В экономической литературе, да и на практике, часто озвучивается идея «отстранения крупного бизнеса от власти», учитывая особенности тенденций развития глобализируемого и интегрируемого мироустройства российского общественно-экономического развития. Эта идея рассматривается как панацея от современных «бед» российского общества и экономики. Между тем проблема «отстранения» должна носить локальный, точечный характер и быть направлена на ликвидацию коррупционно-криминальных альянсов в схеме «власть-бизнес», в отдельных сферах социально-экономической жизни.

В России в настоящее время говорить о развитии государственно-частного партнерства в масштабе страны не представляется возможным. Есть отдельные примеры в электронной промышленности, в дорожном строительстве, самолетостроении. Между тем необходимо учитывать тот факт, что в России государственно-частное партнерство по сравнению с западными формами имеет специфические черты. По мнению ряда экспертов, в России сегодня следует говорить именно о государственно-частном партнерстве, а не о частно-государственном, как в ряде развитых стран. Государство выступает в качестве инвестора, особенно на начальной стадии, а бизнес-структуры осуществляют проект (в западных странах частная фирма выполняет заказ, используя в основном свои средства, а затем государство выкупает объект).

Как правило, о роли государства говорят, имея в виду взаимодействие государства и рынка как двух способах координации отношений между экономическими агентами и их социальными группами. При этом «провалы рынка» могут быть компенсированы «успехами государства» и, наоборот, «неэффективность государства» может быть преодолена с помощью «эффективных рыночных механизмов». Таким образом, возникает сложная схема взаимовлияний, с большой степенью неопределенности и разнообразными формами взаимодействия и каналов взаимопроникновения, к которым можно отнести: прямые формы, диффузные, опосредованные и косвенные.

Принципы взаимодействия элементов триады (государство, бизнес, общество) достаточно общи и известны. Однако с учетом конкретной задачи представляется целесообразным структурировать их  для более органичного сочетания указанных ключевых институциональных элементов.

 Таблица 1

Принцип взаимоотношений

Особенности проявления

1. Принцип автономности элементов триады

Масштаб проявления этого принципа носит всеобщий характер, однако возможно и автономное функционирование сфер триады

2. Взаимность отношений отдельных сфер и взаимовлияние в процессе развития

Взаимность отношений проявляется в различных формах, институтах и механизмах, причем эта взаимность не носит длительно стабильного характера

3. Специфичность функций и миссий данных сфер и обусловленная этим их невзаимозаменяемость

В рамках общей схемы взаимодействия отдельные сферы триады достаточно локально реализуют свои функции

4. Принцип институционального лидерства государства во взаимоотношениях сфер

Государство как ключевой элемент данной триады обеспечивает временную и пространственную преемственность реализации основных механизмов и институтов общества и экономики

Государство – общество – корпорации страны: конфликты и перспективы взаимодействия. Взаимоотношения этих базовых элементов постоянно находятся в центре внимания науки и практики. Проведенный анализ ориентирован на усиление участия в этой триаде корпоративных образований, учитывая, что они в настоящих условиях являются «экономическим скелетом», несущей организационной конструкцией экономики. Именно от их взаимодействия с государством зависят в конечном счете институциональные основы российской государственно-общественной системы (особенно в условиях пока еще существующей конфликтности в этой триаде),   нормальное сосуществование институтов и механизмов государства, общества и экономики, а следовательно и успешное функционирование и развитие России. 

В работе предложены концептуальные основы  создания институциональной среды развития корпоративных образований. Обоснована система институтов, составляющих институциональную схему-матрицу, ориентированную на формирование среды, активизирующей развитие бизнес-структур.

Государство должно стать партнером как институциональных независимых организаций, так и собственно субъектов бизнеса. При этом оно должно быть ориентировано (через создание институциональной среды бизнеса) на формирование таких базовых ценностей, как этика ведения рыночной деятельности, обеспечение выпуска качественной продукции, контроль за соблюдением социально значимых принципов, создание условий для реализации моральных принципов ведения бизнес-деятельности. Это  осуществляется через коммуникативную систему горизонтальных и вертикальных связей институтов власти, политики, экономики и корпоративных бизнес-образований. Ниже представлена система принципов, лежащих в основе данной схемы.

 

 

 

 

Таблица 2

Принципы обеспечения процесса взаимодействия институтов

власти, институциональной среды бизнеса

и собственно бизнес-образований

Принципы

Оценка и особенности реализации

Свобода выбора

Право бизнес-субъектов на независимое использование ресурсов

Частная собственность

Правовое обеспечение самостоятельного использования ресурсов и возможности

Свобода предпринимательства

Право экономических субъектов самостоятельно организовывать процессы производства и реализации

Конкуренция

Наличие независимых действующих продавцов и покупателей

Роль государства

Ограничение вмешательства в процессы деловых отношений, гарантии соблюдения законодательства и контроль за негативными процессами

Данный подход позволяет учесть особенности развития институциональной среды, в которой действуют корпоративные образования в российских реалиях.

«Окно возможностей» для российской власти и бизнеса еще не закрылось, но постепенно сужается, в связи с чем необходим поиск наиболее экстраординарных направлений и проектов социально-экономического развития общества, государства и бизнеса. Здесь уместно вспомнить слова академика В.И. Вернадского: «Ждать нельзя. Надо спешить. Необходимо энергичными, быстрыми мерами поднять государственную силу России, задавленную случайными условиями государственного управления». И хотя эта мысль была высказана сравнительно давно, она не потеряла своей актуальности, учитывая, что Россия должна решительно и быстро преодолеть провалы в управлении страной, в организации ее основных экономических субъектов.





В диссертации исследуются институциональные «провалы» власти и бизнеса в реформационном процессе и даются рекомендации по преодолению институциональных деструкций. Важным аспектом в этом плане остается низкая «договороспособность» отдельных индивидуумов и экономических субъектов. Это характеризует ограниченность их социально-экономических контактов, в частности, между представителями бизнеса и государства, что сдерживает развитие, является причиной «институциональных провалов».

При анализе особенностей «институциональных провалов» привлекает внимание концепция «экономической дисфункции», под которой понимается расстройство/потеря качественных свойств системы, института. Можно оценивать функционирование институтов по ряду групп параметров: цели существования, области приложения, функциональному наполнению, издержкам функционирования, степени отторжения или принятия вводимой нормы, устойчивости к мутации и т.д. В том случае, когда потерю качества испытывает один или несколько параметров, возникает микродисфункция, «институциональный разрыв». Если же теряет качество большинство групп параметров, то возникает системная дисфункция, то есть устойчивая неэффективность функционирующей системы, взаимодействия ее элементов.

Предложенная в работе концепция «экономической дисфункции» предлагает системный подход к проблеме институциональной динамики, возникновения и устойчивого существования правил, норм (институтов) различной эффективности. Это позволяет выявить причины возникновения неэффективности взаимодействия институтов власти и бизнеса и выработать соответствующие меры по ее уменьшению.

В последнее время власть все больше внимания уделяет проблеме уровня жизни населения, что связано с ростом децильного коэффициента, сохранением высокого уровня безработицы, с низким уровнем жизни основной массы населения и другими негативными процессами. Причем, государство не только само пытается решить эти проблемы, но старается ориентировать на их решение бизнес, который ведет себя в этом плане достаточно пассивно (исключая самообеспечение).

Обсуждение этой проблемы позволило выявить две наиболее типичные точки зрения. Сторонники первой убеждены, что ответственность бизнеса перед обществом ограничивается честной уплатой налогов и выплатой достойной зарплаты. Сторонники второй точки зрения, доминирующей среди ученых и политиков, которую разделяет и автор, считают, что ответственный бизнес обязан участвовать в разработке и проведении государственной социальной и экономической политики, обеспечивающей устойчивое развитие, делать вложения в крупные благотворительные и экологические программы, в транспортную инфраструктуру регионов.

В этом плане, как нам представляется, наиболее четко изложил свое мнение к этой серьезной российской проблеме Р. Гринберг: «В мире очень мало стран, правительства которых относились бы к социальной ответственности настолько безответственно. Считается, что во время нынешнего нашего перехода «от кризиса социализма к кризису капитализма» государство очень слабое, поэтому единственная альтернатива для правительства – максимальное количество социальных функций, которые свойственны государству, сбросить с себя, передать частному бизнесу. Считается, что в России любой чиновник, по определению вор. Отсюда философия: чиновнику никаких денег не давать. Но если государство не тратит деньги на здравоохранение, образование, культуру, то и бизнес не будет вкладывать туда деньги» .

Эта проблема становится все более актуальной и требует принятия чрезвычайных решений вплоть до самых радикальных – «введение карты социальной ответственности». На наш взгляд, необходим партнерский триумвират в сотрудничестве властей, бизнеса и общественных организаций, который мог бы совместно проводить своеобразные «ярмарки» социально ответственного бизнеса, где некоммерческие общественные организации могли предложить свои проекты, нужные городу, округу, местным структурам для их совместной реализации.

Это обусловливает необходимостьсоциальной консолидации вокруг стратегической цели– развитие страны, способной предоставить достойное существование своим гражданам и тем самым занять достойное место в мировом сообществе, предполагает наличие ряда условий, основными из которых являются нижеследующие.

  • Социальный контракт, консолидирующий государство, бизнес и общество на базе принципа «благосостояние для большинства».
  • Создание социального порядка, основанного на разделении ответственности власти и основных субъектов экономики за достижение согласованных параметров уровня жизни.
  • Приведение социальных обязательств государства в соответствие с его материальными возможностями, постепенный переход от патерналистской к субсидиарной модели реализации социальных функций государства.
  • Обеспечение благосостояния для большинства и формирование массового среднего класса.

 В основе новой системы государственного участия в регулировании экономики должна лежать система социального партнерства, имея в виду не только соглашение между работниками и работодателями. Необходимы прежде всего долгосрочные соглашения между крупными корпорациями о ценах и поставках, заключенные на основе среднесрочной программы социально-экономического развития РФ, которые должны стать каркасом, обеспечивающим приемлемые ценовые паритеты и экономическую стабилизацию. Это касается машиностроителей и аграриев, сырьевиков и банкиров, поскольку у них есть общая цель – оздоровление народнохозяйственного комплекса. Невозможность решения этой задачи будет означать потерю Россией стратегических возможностей. Решения, подготавливаемые Правительством РФ, к сожалению, базируются не на использовании мощного научного потенциала российских научных учреждений, в частности Российской академии наук, Российской академии естественных наук, а на разработках узкой группы научных Центров, связанных с правящей верхушкой государства, с людьми, стоявшими у истоков реформирования России (проведение приватизации, «шоковой терапии», разгосударствление социальной сферы, развал научно-технического потенциала страны и т.д.).  Необходимо повысить прозрачность подготовки нормативно-правовых документов, выпускаемых Правительством, обеспечив реализацию современной схемы взаимодействия науки, бизнеса и власти.   

Важно понять, что главное состоит не в том, чтобы бороться с процессом сращивания бизнеса и власти, а создавать реальные условия для их взаимодействия, ориентируя на достижение национальных интересов российского общества, государства и бизнеса. При отсутствии реального единства государства, бизнеса и общества начинается расцвет имитационности, показухи, виртуальности, что стало, по существу, характерной чертой реформационного периода.

Пока у российского государства не получается диалога с крупным бизнесом от имени общества, причем государство выполняет функции стратегического планирования, вырабатывает правила, необходимые для достижения общественно значимых целей. При этом главной проблемой становится механизм определения национальных интересов, рассматриваемый как общий интерес общества, государства и бизнеса.

Пока в России можно говорить о развитии двухэтапного процесса: сначала вырабатывается стратегическая концепция (взаимоотношения государства, общества и бизнеса), затем – развитие трудного и болезненного процесса «притирания» этих стратегий, поиск компромиссов, что не всегда удается.

Следует заметить, что в современных условиях одной из важнейших стратегических задач страны является обеспечение национальных интересов в сфере экономики, особенно субнациональных интересов в ее региональном сегменте. Влияние процессов глобализации, конкурентных отношений во всех социально-экономических сферах федеративого государства и регионов обостряют проблемы жизнедеятельности на общественно-экономическом пространстве страны. При этом активизируются процессы цивилизованного взаимодействия государства и бизнеса, повышая роль обеспечения безопасности и устойчивости развития как региональных систем, так и отдельных хозяйствующих субъектов. В этом плане важным является исследование симбиоза следующих ключевых, взаимосвязанных элементов: государство – регионы – бизнес – безопасность, которые являются определяющими при выходе экономики страны и регионов на траектории цивилизованного развития.

Бизнес и власть вступили в стадию совмещения процессов взаимодействия и сращивания. Попытки со стороны бизнеса избежать сращивания пока не очень эффективны, так как «корни» бизнеса находятся все еще в поле государственного воздействия. Постановка вопроса в таком плане представляется достаточно категоричной, однако определенные тенденции такого рода имеют место.

 Необходимо отметить, что   стратегия реформ, проводимая в стране в последние годы,  была направлена в основном на решение текущих и внутренних проблем. И в этом плане она необходима. Но эта модернизация мало что дала в смысле восстановления инициативного и независимого развития, обеспечивающего возрождение России как сильной научно-промышленной державы. В этих условиях единственный выход – в радикальной системной модернизационной стратегии реформ.

В этих условиях в стратегии реформ все больше играет роль характер взаимодействия государства с бизнесом, в частности его корпоративными интегрированными образованиями. Причем это взаимодействие должно выражаться в концепции активизации своих возможностей на регулирующих функциях (особенно естественных монополий и других интегрированных корпоративных образований), безопасности, устойчивости и эффективности долгосрочных социально-экономических и политических процессов (при сокращении участия в текущих, рутинных экономических процессах).

Стратегическая роль государства по осуществлению радикальных реформ должна быть конструктивной, то есть она должна обеспечивать решение возникающих проблем, в том числе и кризисных, и результативной, то есть государство должно обеспечивать гарантированное достижение поставленной цели наиболее  действенными способами, в том числе и активизацией предпринимательства и наиболее эффективного его сегмента – корпоративного.

Для этого, на наш взгляд, необходимо замкнуть кругооборот финансовых и бюджетных ресурсов на достижение национальных интересов в экономике, перекрыть «черные дыры» утечки капиталов, развернуть финансовые потоки в сторону реального сектора экономики, отказаться от чрезмерных ожиданий стихийного самооздоровления российской экономики. Для проведения такой политики необходимы политическая воля, а также концентрация и усиление федеральной власти.

Анализ экономической политики государства, особенно в секторе социально-экономических отношений, показывает, что она страдает стратегической неопределенностью, что предлагаемые правительством меры далеко не всегда адекватны исходной ситуации и тем позитивным намерениям, которые оно пытается реализовать.

В работе обосновывается необходимость повышения креативности российского реформирования. Глобальные тенденции, наблюдаемые в мировой экономике и обществе, обусловливают необходимость максимальной креативности развития российского общества, бизнеса и государства. Очевидно, что Россия с ее запасами ресурсов может стать эпицентром нейтрализации противоречий в решении этих мировых проблем. Нынешнее разрушение промышленного и оборонного потенциала, сложившейся инфраструктуры – первый шаг к тому, чтобы навязать России новый мировой порядок перераспределения ресурсов без ее решающего слова.  

Во второй главе «Обусловленность активизации государственно-частного партнерства как современной институциональной формы деловых отношений» государственно-частное партнерство рассматривается как институциональный и деловой альянс государства и бизнеса и предлагаются теоретико-методические основы организации государственно-частного партнерства, а также определены основные сферы экономики и формы реализации партнерства.

Россия делает еще один шаг к цивилизованным социально-рыночным отношениям, активизируя реализацию такой институциональной формы экономических отношений, каковыми является государственно-частное партнерство. При этом следует отметить, что государственно-частное партнерство не является каким-то новым экономически механизмом, заново открываемым в России (в 20-годы прошлого столетия, в период НЭПа, имела широкое распространение такая форма партнерства как концессия). В более чем 100 странах мира в настоящее время применяются разнообразные механизмы государственно-частного партнерства – от реализации различных совместных контрактов и проектов и до создания совместных предприятий и интегрированных корпораций.

По мнению аналитиков, мировой финансовый кризис даст мощный толчок развитию государственно-частного партнерства в России. Аналогичные процессы прошли в своё время во всех развитых странах мира. Один из последних примеров – Япония середины 1990-х годов ХХ в.

Стремительное развитие институтов государственно-частного партнерства в России на фоне кризиса может быть вызвано дефицитом государственного бюджета. Из-за нехватки средств государственный бюджет рискует попасть в зависимость от внешних заимствований. Поэтому структура его распределения должна  стать более прозрачной, что будет препятствовать бесконтрольному растрачиванию средств, превалирующему в последние годы.

В этой связи можно предположить, что международные кредиторы будут настаивать на повышении эффективности государственных программ, немыслимых без государственно-частных партнерств. Поэтому, по нашему мнению, в ближайшие годы начнется рост концессионных соглашений, государственно-частных альянсов и партнёрств, основанных не столько на дружеских взаимоотношениях власть имущих лиц и отдельных бизнесменов, а, скорее, на поиске эффективных вариантов сотрудничества.

В контексте государственного строительства партнерские отношения с бизнесом приобретают стратегическое значение. Именно государство должно определить, какими станут эти взаимоотношения и вообще станут ли они партнерскими. Представляется, что сегодня российский бизнес в гораздо большей степени готов к переходу на партнерские отношения с государством, чем несколько лет тому назад. Важное условие перехода к таким отношениям – не только зрелость потенциальных партнеров, но и изменение парадигмы их восприятия как исключительно ценного общественного института рыночной экономики и стабильной демократии.

В настоящее время Россия находится в кризисной фазе, и выход из нее не может быть обеспечен только возможностями государства. Поэтому требуется решение проблем реального и добросовестного его взаимодействия с бизнесом при реализации антикризисных мер.

Однако реализовать антикризисную стратегию мешает определенное несовпадение векторов интересов бизнеса и власти. Власть сегодня ориентирована в основном на сохранение экономического потенциала и обеспечение жизнедеятельности общества, а интерес бизнеса – поиск различного рода преференций и лоббирование государственной поддержки для своих производств. Партнерство государства и бизнеса призвано решить антикризисные задачи, особенно макроэкономического уровня и обрести реальные рычаги взаимодействия в сложных кризисных условиях.

Независимо от категориальной оценки государственно-частного партнерства напрашиваются следующие выводы:

а) партнерства являются средством достижения цели, а не целью самой по себе;

б) партнерства предполагают взаимный обмен ресурсами и разделение ответственности; при этом под ресурсами понимаются не только материальные или денежные средства – в это понятие входят также и интеллектуальные ресурсы и общая ответственность за их использование;

в) партнеры (особенно со стороны бизнеса) должны быть готовы отказаться от определенной доли контроля ситуации, учитывая обострение кризисной ситуации в экономике;

г) необходима достаточная степень взаимного уважения и доверия между партнерами, чтобы они обеспечивали существенную общность целей (однако полное единство целей не обязательно).

В диссертации предлагаются разработанные основы «договорной» технологии партнеров с анализом ее особенностей и форм реализации.

Проблема договора в государственно-частном партнерстве усложняется тем, что одним из партнеров выступает государство. И это нельзя недооценивать, так как возможное заключение договоров с неравными условиями для партнеров, естественно, подрывает основную идею партнерства. В этом аспекте необходимо учитывать и возможность коррупционных воздействий на качество договоров, и поэтому, по возможности, целесообразно анализировать партнерские договоры на наличие коррупционных элементов (завышение/занижение цены, подмена материалов, особенности оплаты, оценка результатов и др.).

Юридические варианты «партнерств» чрезвычайно обширны, что позволяет накладывать многие из них на различные формы государственно-частных партнерств, естественно, с учетом специфики участвующих в них лиц и субъектов хозяйствования. Данные варианты рассматриваются и оцениваются в работе.

С практической точки зрения государственно-частное партнерство – это институциональный, финансовый и организационный альянс между государством и бизнесом в целях реализации национальных и международных, масштабных и локальных, как правило, общественно значимых проектов в широком спектре сфер деятельности: от развития стратегически важных сфер экономики до обеспечения общественных услуг.

В работе систематизированы ограничения и риски при реализации государственно-частных партнеров. Основные риски государственно-частного партнерства исходят от государства, которое, во-первых, не обеспечило этот институт эффективной законодательной базой; во-вторых, не всегда выполняет свои обязательства; в-третьих, всегда велика возможность коррупционного влияния (со стороны чиновников) на реализацию проектов совместного партнерства; в-четвертых, инвесторы не всегда положительно реагируют на присутствие государства в составе собственников.

Применение механизмов партнерства ведет к принципиально качественному изменению и повышению эффективности работы государственного сегмента. Модель партнерства имеет возможность успешно конкурировать с традиционной системой предоставления бюджетных услуг, облегчить процесс долгосрочного планирования для объектов общественной инфраструктуры и бюджетных услуг, а также улучшить соотношение цены и качества за счет прозрачности расходов в процессе оказания услуг. К этому надо добавить и трансформацию традиционных конкурентных рыночных инструментов.

Важность проблемы государственно-частного партнерства подтверждается созданием в ряде отраслей консультативно-экспертных советов по поддержке государственно-частного партнерства. В частности, в Министерстве транспорта РФ создан (3 марта 2006 г.) Экспертный совет по государственно-частному партнерству «в целях обеспечения взаимодействия министерства с деловыми кругами и общественностью». Утверждено Положение об Экспертном совете, где определены цели и задачи совета, в частности это касается разработки и внесения в министерство предложений и рекомендаций в виде аналитических докладов и записок, проектов и других материалов. Этот опыт заслуживает внимания и оценки в других ведомствах страны.

Необходимо отметить, что в настоящее время отсутствует (в теоретическом и практическом плане) единая трактовка (определение) такого сложного и многостороннего финансово-экономического и организационного института специфических отношений, каким является «государственно-частное партнерство». При возникновении, а в дальнейшем при решении сложных проблем взаимодействия бизнеса и власти в разных сферах отношений и различных его организационных воплощениях используется широкий спектр трактовок и механизмов, зачастую слабо интегрированных и целенаправленных.

Представляется целесообразным использование двухуровневой трактовки данного института отношений бизнеса и власти, включающей:

а) общее концептуальное определение этой формы отношений, связанное с его принципиальными особенностями;

б) ряд частных определений, соответствующих особенностям сложных отношений власти и бизнеса в различных социально-экономических сферах развития страны, включая институциональные отношения, инвестиционную и инновационную сферу, сферу финансовых взаимоотношений поддержки бизнеса и власти, обеспечение общих интересов власти и бизнеса при реализации проектов, отвечающих интересам страны.

В общей концептуальной трактовке «государственно-частное партнерство» представляет собой особую форму отношений власти и бизнеса, институт доверительного взаимодействия разных субъектов собственности, имеющих общие цели и носящих равнообязательный характер как по расходам и рискам, так и по полученным результатам.

В различных экономических энциклопедиях и словарях термин «партнерство» имеет широкую трактовку (англ. partnership) от совместного предприятия нескольких собственников (с различными формами участия) до партнеров с ограниченной ответственностью (partnership limited) – аналога товариществ с такой же формой ответственности. Зачастую «партнерства» основываются на договоре, а не на уставе. В практике Великобритании и США партнерство учреждается т.н. договором «за печатью». С точки зрения судебной практики доказательством существования партнерства является участие в распределении прибыли, а не просто сама совместная деятельность . Существует и такая форма как «корпоративное партнерство», которое не закреплено (как правило) в учредительных документах, а поддерживается специальным договором. К этим формам можно добавить «партнерства с ограниченной ответственностью (и с полной)», когда партнеры несут перед другими лицами (кредиторами и др.) ответственность, определяемую размером вклада участника (или независимо от размера вклада).

Термин «Государственно-частное партнерство» можно рассматривать в широком и узком смыслах.

Первое – это различные формы взаимодействия государства и бизнеса в достижении общих целей социально-экономического развития, например, совместная работа по совершенствованию бизнес-климата и улучшению инвестиционного имиджа страны.

Второе – институционально-организационный альянс между государством и бизнесом в целях реализации масштабных и локальных проектов в различных сферах деятельности: от развития стратегически важных отраслей промышленности, развития инфраструктуры до обеспечения общественных услуг.

Формы и схемы реализации ГЧП могут быть различными, однако они реализуются в рамках «Принципиальной схемы», представленной в работе.

 В трактовках ГЧП иногда наблюдается неточная формулировка сущности этого института. В частности, мы имеем ввиду «социальную деятельность», «социальную ответственность» бизнеса, когда он участвует в реализации социальных мер, например, в развитии детских домов, в строительстве спортивных школ, поддержке инвалидов и др. Это - не партнерство, а «социальная функция» любого цивилизованного бизнеса. Эта путаница отнюдь не случайна и является следствием отсутствия соответствующего нормативно-правового обеспечения ГЧП.

Практически этой социальной функцией бизнеса прикрывается отсутствие со стороны государства и бизнеса стремления налаживать эффективное и взаимовыгодной сотрудничество, которое объясняется  недоверием партнеров друг к другу. В результате можно констатировать лишь разговоры о партнерстве вместо активной и плодотворной деятельности. Следует при этом подчеркнуть, что критерий рентабельности не всегда должен являться решающим при выборе партнерства. Более важными являются критерии, связанные с обеспечением национальных интересов, интересов экономики и общества страны в целом.

По данным Всемирного банка, более 50% проектов ГЧП при своем осуществлении сталкиваются с системными проблемами. Естественно, для каждой страны набор таких проблем специфичен. В нашей стране они связаны, во-первых, с отсутствием определения в законодательстве ГЧП как объекта государственного регулирования. Во-вторых, с неэффективным использованием государственной собственности частными операторами и нерациональным расходованием бюджетных средств. В-третьих, со сложностью урегулирования прав на объекты интеллектуальной собственности, созданные с использованием бюджетных средств, прежде всего при владении, использовании и распоряжении результатами НИОКР. Имеет место и «барьер некомпетентности», слабой информированности участников о возможных моделях партнерских отношений и способах их оптимизации.

В диссертации систематизируется широкий спектр разных форм партнерств, которые в основном сводятся к нижеперечисленным формам.

1. Разнообразные контракты, которые государство предоставляет частным компаниям: на выполнение работ и оказание общественных услуг, на управление, на поставку продукции для государственных нужд, контракты технической помощи и т.д.

2. Арендные (лизинговые) отношения, возникающие в связи с передачей государством в аренду частному сектору своей собственности: зданий, сооружений, производственного оборудования (в качестве платы за пользование частные компании вносят в казну арендную плату).

3. Соглашения о разделе продукции (СРП).

4. Государственно-частные предприятия, когда участие частного сектора может предполагать акционирование и создание совместных предприятий.

5. Известной формой ГЧП при осуществлении крупных, капиталоемких проектов являются концессии.

Задача, на наш взгляд, состоит в том, чтобы сформировать приемлемую и перспективную для общества и государства модель взаимоотношений с «социально-ответственным» бизнесом, который должен представлять собой не только «производителя собственных доходов», но и эффективного оператора использования и перераспределения ресурсов, руководствуясь как своими интересами, так и интересами государства и общества.

Необходимо дать в российском законодательстве четкое определение ГЧП. Это позволит установить предмет регулирования, устранить нормативно-правовые и административные барьеры для его развития. Попытки отдельных субъектов Российской Федерации самим законодательно определиться с регулированием ГЧП лишь частично компенсируют этот недостаток. Тиражирование региональных законодательных инициатив неизбежно входит в противоречие с федеральным законодательством и может усугубить ситуацию. Представляется целесообразным принять специальный нормативный акт о формах и механизмах ГЧП, допускаемых в Российской Федерации. Не менее важно установить и декларировать приоритетные предметные области для инициирования и поддержки ГЧП в отраслях, субъектах РФ, муниципалитетах.

Такими предметными областями, помимо традиционных, могут быть: природоохранная деятельность, здравоохранение, управление общественным транспортом, ряд других социальных услуг; внедрение (коммерциализация) результатов НИОКР, финансируемых за счет бюджета; работы в области создания современной инфраструктуры.

Должны быть разработаны и апробированы эффективные процедуры разработки и обсуждения проектов ГЧП с привлечением тех представителей гражданского общества, интересы которых этот проект прямо или косвенно затрагивает. Разработке контрактной документации по проектам ГЧП должно, в ряде случаев, предшествовать общественное обсуждение (экспертиза) ожидаемых результатов.

Государственно-частное партнерство может реализовываться в большинстве сфер экономики страны, причем в самых разных формах и видах. В данном исследовании делается попытка показать обширность и важность сфер, которые нуждаются в партнерстве. ГЧП реализуется в разных сферах, но к основным из них  целесообразно отнести следующие (табл. 3)

Таблица 3

Основные сферы экономики, наиболее нуждающиеся в государственно-частном партнерстве и перспективы его реализации

Сферы реализации

государственно-частного партнерства

Особенности форм и механизмов

государственно-частного партнерства

  • Инновационное инвестирование, создание технопарков для разработки высоких технологий

Государство берет на себя создание инфраструктуры (включая социальную), предоставляет преференции. Частные компании вкладывают средства в разработку технологий

  • Сфера транспортной инфраструктуры (аэропорты, мосты, порты, дороги, вокзалы и др.)

Государство осуществляет основное финансирование крупных транспортных инфраструктурных проектов, привлекая в качестве партнера частный бизнес для решения отдельных задач проекта, учитывая интерес бизнеса в будущем к этим объектам

  • Строительство социального жилья

В настоящее время эта сфера активно поддерживается государством через механизм ипотеки

  • Создание городской инфраструктуры в крупных городах

В ряде городов, в частности в Москве, активно реализуются проекты в этой сфере на принципах ГЧП

  • Объекты инфраструктуры здравоохранения и образования

Бизнес начинает активно идти в эти сферы, но при достаточном присутствии там государства либо в форме бюджетных ресурсов, либо льготных условий для вложения средств

  • Системы электроснабжения, водоснабжения, канализации

Бизнес пока неохотно идет в эти проекты, но если будут гарантии последующей передачи им этих объектов, активность его усилится

  • Государственный заказ и закупки

Специфическая форма партнерства, в которой стороны заинтересованы в обоюдном эффекте: государство – в необходимом результате, продукте; бизнес – в стабильной прибыли

В качестве примера можно привести один из наиболее крупных реализованных проектов последних лет, где активно и плодотворно сотрудничают представители государственных и частных структур, - осуществляемое Открытым акционерным обществом «Ростерминалуголь» строительство угольного терминала в морском торговом порту «Усть-Луга» (проект реализуется при активном участии автора работы).

В странах ЕС удельный вес инвестиций на принципах ГЧП составляет: железные дороги – 46%, автодороги – 35, энергетика – 7, аэропорты – 6%. Самый крупный проект на концессионной основе – Евротоннель (общий объем инвестиций – 15 млрд. долл.). ЕС планирует за 20 лет привлечь  посредством ГЧП примерно 400 млрд. евро в трансъевропейские транспортные и телекоммуникационные сети, в энергетическую инфраструктуру.

Пока в России только разрабатываются концептуальные основы концессий. В стране нет как соответствующих институтов, так и четкого представления о том, как должны регулироваться компании, созданные на основе концессий. Узкая сфера применения Федерального закона «О концессионных соглашениях» – классический тип ГЧП в развитых странах. Однако указанный закон, принятый в 2005 г., необоснованно сузил свой предмет регулирования и охватывает только инфраструктурные проекты. В настоящее время данные вопросы не урегулированы. Передача прав собственности на результаты НИОКР исполнителям не решит данных проблем.

На основе проведенного анализа можно сделать вывод о том, что экономический потенциал концессий в России достаточно высок. В качестве приоритетных направлений применения концессий должны рассматриваться объекты производственной инфраструктуры при условии сохранения их в государственной собственности и создания системы регулирования и контроля со стороны органов государственной власти за деятельностью частных компаний.

Сегодня основная задача государственной власти и бизнеса – выработка конкретных процедур применения инструментов партнерства и их обкатка на пилотных проектах. На настоящем этапе внедрения практики концессий необходимо предпринять целый ряд важнейших мер: создать специализированный орган, ответственный за реализацию государственной политики в области концессионной деятельности; разработать и создать механизм определения ответственности государства за причинение своими действиями/бездействием убытков концессионеру; внести изменения в отраслевые нормативные правовые акты, отражающие особенности осуществления ГЧП в отдельных отраслях; разработать и утвердить типовые отраслевые концессионные соглашения с учетом отраслевой специфики; разработать и создать механизмы оценки, одобрения и контроля осуществления соглашений, определяющих ГЧП; установить ведомства, уполномоченные на выполнение указанных функций.

Особенно важны проекты развития инфраструктуры в Сибири и на Дальнем Востоке, что позволит этим регионам более активно включиться в единое экономическое пространство России, расширить объем экономических связей со странами АТР и другими трансграничными территориями, а также решить социально-демографическую проблему, связанную с созданием рабочих мест и сдерживанием оттока населения из дальневосточных регионов России. Наиболее остро стоят проблемы взаимодействия власти и бизнеса в портах. С одной стороны, работающим в портах стивидорным компаниям приходится арендовать принадлежащий государству инфраструктурный комплекс. С другой стороны, законодательно статус операторов и государства в управлении портовым имуществом до сих пор не определен, и поэтому компании-операторы едва ли будут вкладывать средства в развитие инфраструктуры в условиях, когда в любой момент могут ее лишиться. Единственным выходом в данной ситуации является государственно-частное партнерство на транспорте.

Таблица 4

Соотношение государственных и частных средств

в некоторых ГЧП в Российской Федерации, %

По проектам

Инвестиционный фонд РФ

Частные инвестиции

Санкт-Петербург, Западный скоростной диаметр (ЗСД)

32

51

Сакт-Петербург, Орловский тоннель

33

35

Москва, МКАД М-1

58

42

Москва-Санкт-Петербург, ЖД

47

53

Комплекс заводов в Нижнекамске

29

71

Читинская область, транспортная инфраструктура

13

87

Здоровое и сильное государство (общество) представляет собой единую сеть тесного переплетения смешанного капитала, который интенсивно перемещается по линиям обмена между разными субъектами собственности и труда (частными и государственными). И это взаимодействие в стратегическом плане наиболее целесообразно в рамках различных форм государственно-частного партнерства. Причем, учитывая его социальное и экономическое значение, партнерство власти и бизнеса  должно рассматриваться не как один из механизмов финансово-организационного взаимодействия власти и бизнеса, а как форма отношений, качественно изменяющая характер отношений в обществе, отношений, выходящих на уровень обеспечения национальных интересов России на современном цивилизованном этапе развития государства, общества и экономики.

Применение механизма государственно-частного партнерства нацелено на обеспечение возможности осуществления общественно значимых проектов в наиболее короткие сроки, малопривлекательных для традиционных форм частного финансирования. Помимо этого, механизм партнерства власти и бизнеса способен повысить эффективность проектов за счет участия в них частного бизнеса, как правило, более эффективного на рынке, чем государственные институты; обеспечить снижение нагрузки на бюджет за счет привлечения частных средств и переложения части затрат на пользователей (коммерциализации предоставления услуг), дать возможность привлечения лучших управленческих кадров, техники и технологий, повысить качество обслуживания конечных пользователей. Наконец, данный механизм предоставляет возможность сконцентрировать внимание государственных органов на наиболее свойственных им административных функциях и сократить государственные риски за счет распределения их между частным партнером и властью.

Необходимо разработать механизмы, позволяющие снять нормативные барьеры для инвестирования в объекты инфраструктуры со стороны частного бизнеса. В настоящее время такая возможность предусматривается только в отношении тех юридических лиц, чье бюджетное финансирование осуществляется в обмен на соразмерный пакет акций в уставном капитале. Однако применительно к крупным инфраструктурным объектам такая схема не подходит в принципе, поскольку они не могут быть частной собственностью инвестирующей компании и после завершения строительства подлежат регистрации в качестве государственного имущества.

Создание эффективной среды взаимодействия государства и предпринимательства в инновационной сфере является наиболее стратегически важной задачей для новой экономики России. Новые технологии и продукты - это будущее развития экономического потенциала страны. К сожалению, проблеме выработки форм взаимодействия, партнерства власти и бизнеса в этой сфере до последнего времени отводилось недостаточно внимания. Так, почти нет прямых соглашений между государственными органами и частными инвесторами в инновационной сфере, не отработаны здесь и правовые аспекты государственно-частного партнерства, не согласованы правила прихода инвесторов в инновационные проекты между отдельными ведомствами, в проектной практике отсутствуют предложения, позволяющие определить механизм (порядок) привлечения внебюджетных средств, распределение доходов и др.

Использование потенциала государственно-частного партнерства повысит эффективность мер, стимулирующих бизнес к эффективному инвестированию (институт особых экономических зон, инвестиционный фонд, венчурные фонды с государственным участием, развитие инфраструктуры бизнес-инкубаторов, промышленных парков, центров трансферта технологий и др.).

В результате активной деятельности по всем вышеназванным направлениям могло бы быть создано единое инновационное поле страны, сформирована инновационная структура экономики. Однако имеющиеся на сегодняшний день отдельные, весьма разрозненные элементы инновационной структуры работают далеко не эффективно. И интегрирующую роль в этой области, на наш взгляд, может сыграть государственно-частное партнерство.

Третья глава «Модернизационные тенденции в развитии российской модели государственности на современном этапе развития экономики» ориентирована на формирование новой модели государственности, ее социально-организационной базы, на решение проблем сохранения доминирующей роли государства, на выработку стратегической парадигмы взаимодействия финансов государства и бизнеса с использованием схемы социально-индикативного регулирования.

Вопрос о роли государства в экономике не является частной проблемой реформирования. Он является одним из ключевых в проблеме оценки стратегии социально-экономического развития российского общества. Ответ на него предопределяет во многом контуры будущей экономики России.

Под государственным экономическим регулированием в реформационный период понимается процесс воздействия всеми соответствующими государственными институтами и механизмами на различные сферы хозяйства с целью их преобразования и создания эффективной структуры экономики на базе оптимального сочетания различных форм собственности и обеспечения их взаимодействия.

Концепция цивилизованного государственно-корпоративного устройства возникает не на основе  абстрактной идеи, а является результатом определенной трансформации постсоциалистической России. Данная концепция обладает регулятивным потенциалом для любых формаций, существующих в мире, а как ориентирующее значение этой идеи в качестве нового категорического императива может оказаться приемлемой и в мировом масштабе, правда, в достаточно удаленном историческом периоде. Не отрицая в принципе ранее активно проповедовавшуюся идею конвергенции, можно утверждать, что она перешла в новую фазу трансформации, в виде достижения цивилизованного рыночного хозяйства (хотя термин «рыночный» может быть и опущен, как само собой разумеющийся).  

Россия имеет возможность построения своей высокоэффективной экономической модели государственности, способной обеспечить ей возможность занять передовые позиции в мировой экономике. К основным ориентирам данной модели относятся:

  • многоукладная экономика, соединяемая различными формами взаимодействия;
  • эффективная система государственного регулирования, опирающаяся на современные методы контроля и планирования (на основе индикативных принципов), обоснование и разработку целевых программ, с привлечением к их реализации организаций всех видов собственности;
  • мощный немонополизированный госсектор, являющийся гарантом социальной ориентации и ускоренного развития новых секторов экономики;
  • сектор новых форм собственности и хозяйствования (частной и корпоративной);
  • земля и ее недра являются общенациональным достоянием с сохранением монополии государства на их добычу, производство и экспорт.

Представляется, что наиболее подходящим термином, характеризующим процесс изменения государственного регулирования, является модернизация, что в наибольшей степени соответствует сложившемуся положению в отношении роли государственных структур и тенденций их развития.

Используя термин «модернизация», мы считаем невозможным в новых российских условиях рассматривать как руководство к практике теоретические построения ученых (особенно зарубежных), представляющих это направление. Приемлемой является только генеральная идея необходимости поиска идеала, отвечающего насущным потребностям общества и позволяющего определить стратегические направления его развития. Модернизацию российской системы государственности мы понимаем как поиск и реализацию новой экономической и социальной модели нашего общества, опирающейся на современные методы стратегического управления и проектирования, отвечающей менталитету народа, его традициям, этнографическим особенностям, предшествующему типу социального построения, пространственным особенностям, историческому развитию России.

Практически речь идет о создании особой модели государственной системы России, аккумулирующей опыт прошедших лет и впитавшей наиболее эффективные методы и инструменты регулирования, выработанные в процессе общемирового развития.

Процесс трансформации представляет собой сложный эволюционный процесс, состоящий из ряда этапов. Применительно к нашему обществу аналитическая модель эволюции государственного регулирования в переходный период может меняться, проходя  следующие основные фазы:   

  • начальный этап (зарождение новых форм и методов, действующих одновременно с преобладающими командно-административными методами);
  • этап интенсивного внедрения рыночных механизмов и «ухода» государства из экономики;
  • этап отката в использовании методов государственного регулирования в сторону их усиления, трансформации на новой основе;
  • стабилизационный этап (динамическое равновесие в использовании рыночных и государственных методов регулирования);
  • этап экономического подъема на базе новой модернизационной модели государственности (посткризисный этап).

Эволюция, переход от одной фазы к другой, не имеет четко очерченных границ и скорее представляет собой «преобладающие тенденции» в каждой фазе, определенную схему управляемых парадигм.

Система управления в России на первых этапах реформационного процесса стала являться источником ряда угроз экономической безопасности страны, к которым можно отнести следующие:

  • задержка и отставание в создании важнейших институтов рыночной экономики, особенно в сфере рынка ценных бумаг, слабая координирующая роль государства ведут к деформации потоков финансовых и материальных ресурсов и создают условия для криминализации сфер обращения и производства;
  • отсутствие соответствующего законодательства и судебной системы выступают факторами нестабильности всей хозяйственной жизни России;
  • коррупция в органах власти сдерживает формирование рыночной инфраструктуры;
  • неконтролируемое лоббирование интересов крупных монополий ресурсно-сырьевого и военно-промышленного комплексов на высшем уровне власти создает неустойчивость экономической политики и снижает уровень деловой активности в стране.

Все это преодолимо, но необходимо иметь ясные цели и стремиться к их достижению. В силу этого стратегия экономического развития России должна формироваться в настоящих кризисных условиях, прежде всего исходя из российских интересов и ценностей.

Теоретически различаются два основных подхода к проблеме государственного регулирования. Первый - рассматривает госрегулирование как инструмент обеспечения стратегии промышленного развития, коллективных благ и потребностей общества, в частности обеспечение внешнеэкономической деятельности, контроль за социальным обеспечением, реализацию других общественно-необходимых функций. Второй - связывает госрегулирование в основном с определением общей стратегии, формированием макроэкономических пропорций, кредитно-банковской, финансовой и налоговой политики.

Нам представляется, что в существующих условиях первый подход в наибольшей степени отвечает потребностям развития России. К сожалению, в настоящее время «планка» участия государства в регулировании экономических процессов крайне низка и не отвечает реалиям сегодняшнего дня.

Важнейшей, часто недооцениваемой проблемой, является проблема контроля-надзора в условиях использования широкого спектра экономико-административных решений. По опыту ряда стран (в частности Франции), при реализации контроля необходимо использовать как принудительные, так и договорные меры, естественно, традиционно рыночные. Представляется, что в условиях настоящей кризисной ситуации проблема усиления принудительных и договорных методов стала особенно актуальной. Главная цель – благосостояние народа, работа, сохранение государственности.   

Главными вызовами ХХI века в области управления являются проблемы, связанные с определением новой роли государства в регулировании экономических процессов. ХХ век показал, что ни полный уход государства из экономики, ни полное огосударствление экономических процессов не дают позитивных результатов. Очевидно, что экономическая деятельность государства не должна подменять рыночные механизмы, государство просто должно стать партнером бизнеса.

В российской практике реформирования недооценивается идеология «доминирующей компетенции» государства при реализации взаимодействия элементов в базовой конфигурации «государство – экономические субъекты – общество». Государство, согласно «идеологии доминирования», является не просто равноправным партнером для общества и экономических субъектов, а служит защитником, гарантом и системой, определяющей «правила игры» в ключевой конфигурации основных элементов жизнедеятельности. В данном случае уместно привести высказывание академика Л. Абалкина о том, что «представить себе в перспективе мировое устройство без сохранения регулирующей роли государства весьма трудно. Да это и маловероятно. … Это рискованный путь, ведущий в никуда».  

В настоящих условиях недостаточно определить государственные функции, главное – оценить уровень и эффективность их реализации в рыночных условиях.

Следует подчеркнуть, что модернизация экономики не может быть эффективной в условиях тесного слияния бизнеса и власти (если это слияние носит полукриминальный, а не цивилизованный характер). К этому надо добавить, что наше общество пронизано «стандартом нерешительности». Поэтому правительство должно предложить свою версию «модерна», поскольку для России модернизация, реализуемая с помощью мифологизированных представлений о «современности», бесполезна и неперспективна. В частности, это касается и выработки российской схемы преодоления экономического кризиса.

Главное сегодня – это выработка объединенного, креативного проекта модернизации государственного устройства, структуры власти, отвечающей современным реалиям развития общества. Жизнь не дискретна, она не идет от события к событию, от инсталляции к инсталляции, - это непрерывный процесс. Сейчас мы наблюдаем, условно, третью волну реформационного процесса (хотя и волну особого рода, с сильным «налетом» государственности, чего ранее не было), значительно отягощенную кризисной ситуацией.

В этих условиях возникает важнейшая проблема «экономической культуры модернизации», и она не может быть иной, чем «цивилизованная корпоративная культура». Причем она не ограничивается рамками только собственно культуры, а представляется в более широком плане – экономической культуры общества, способной формировать и использовать современные институты и механизмы, в т.ч. корпоративные.

В прошедший период реформирования не удалось полностью и   обоснованно разграничить финансы государства, компаний и фирм. Причем это разграничение касается как организационно-структурных, так и функциональных аспектов движения финансовых потоков. «Смешение» государственных финансов с «частным бизнесом» породило фантастические формы олигархических капиталов. Между тем   государственные финансы – это ключевой сегмент современной экономики, реально участвующий на всех этапах воспроизводственного процесса, обеспечивающий взаимодействие ключевых сфер экономики и контролирующий их  развитие.

В настоящих условиях можно с полным основанием утверждать, что в России отсутствует единая система оценки (классификации, анализа, мониторинга) государственных финансов. В этой связи особенно актуально решение, во-первых, проблем определения границ сектора государственных финансов; во-вторых, определение методов учета государственных финансовых операций; в-третьих, выявление методов участия государства в финансово-инвестиционном процессе и консолидации финансовых ресурсов страны.

Единый капитал нашей страны оказался стоящим как бы на совершенно неровной поверхности денежного фундамента, сильно накренившегося в одну сторону, грозясь обрушиться. Возникла недостаточность для нужд процесса материального воспроизводства консолидированных средств, в частности, их денежной формы. Поскольку в экономике, как и в природе, «пустот не бывает», то эта денежная недостаточность вылилась в использование различных суррогатных форм их восполнения (бартер, деривативы и др.), развитие криминальных форм использования финансовых ресурсов, что сдерживает развитие партнёрства власти и бизнеса.

Одной из центральных проблем корпоративного развития является формирование цивилизованного финансово-налогового и денежно-кредитного пространства деятельности корпораций. Реформирование пока не обеспечило единства этого пространства, налицо разрывы, дисбалансы, «теневые пространства», которые не позволяют обеспечить эффективной работы бизнеса, комплексного использования финансовых механизмов и инструментов корпоративного регулирования, использование которых осложнено кризисными условиями.

В настоящее время осуществляется определенная модификация госфинансов, однако ее современная организация и придание ей системных признаков требуют проведения ряда мер, к важнейшим из которых относятся следующие:

  • при сохранении раздельного составления бюджетов Федерации и ее отдельных субъектов, а также консолидированного бюджета целесообразно формировать расчетно-сводные показатели финансов госуправления, включая: внебюджетные фонды, сальдо прибылей и убытков ведомственных предприятий, консолидированные показатели состояния финансов госсектора;
  • должен быть реализован принцип расчетов, учитывающий реально произведенные, а не начисленные платежи;
  • необходимо исключить двойной счет доходов и расходов в проведении соответствующих операций между органами госуправления, особенно при консолидации с внебюджетными фондами;
  • должны выделяться в отдельные позиции полученные официальные трансферты, доходы от реализации госзапасов, продажи земли и нематериальных запасов. В отдельную позицию необходимо выделить поступление средств, связанных с использованием природных ресурсов;
  • должны быть определены и выработаны эффективные методы определения бюджетного дефицита (профицита);   
  • должны быть разделены внутренние и внешние операции органов госуправления по всем основным категориям: доходам, расходам, заимствованию, дефициту, финансированию.

Необходимо «упорядочение налогового поля». Использование данного резерва должно явиться результатом активизации работы налоговой службы, совершенствования законодательных и нормативных условий сбора налогов и платежей в бюджет.

В работе обосновывается стратегия налогового реформирования, включающая ключевые направления, в частности, построение стабильной, понятной и единой для РФ налоговой системы, установление правовых механизмов взаимодействия всех ее элементов в рамках единого налогового правового пространства.

Формирование современной системы государственного регулирования связано с определением новых «правил экономической игры», которые устанавливаются государством и обязательны к исполнению для всех участников экономического процесса. Формирование кодекса этих правил - достаточно сложная и долговременная задача. Это не сотня - другая указов и постановлений, это - целенаправленная тонкая работа по отладке отдельных механизмов экономического процесса, способных обеспечить эффективное взаимодействие власти и бизнеса.

В настоящее время эта работа должна вестись по таким направлениям, как:

  • повышение управляемости экономики на основе гибкой, адекватной системы государственного регулирования;
  • внедрение социально-индикативных методов регулирования, проведения селективной структурной и социальной политики на основе использования программных методов и др.;
  • социальная ориентация индикативного государственного регулирования.

Новая парадигма управления связана с отходом от управленческого рационализма и основана на системном, ситуационном подходе. Успех, эффективность системы управления все больше лежит «вне системы», в отличие от прежних времен, когда успешность работы организации, как правило, находилась внутри нее. Эффект стал оцениваться как «стойкость к ударам судьбы». Максимальная маневренность, адаптивность, мобильность – это главные характеристики новых систем. Применительно к рутинным действиям можно сказать, что маневр в распределении различных ресурсов стал важнее, чем пунктуальность в расходовании средств и бережливость.

Актуальнейшей проблемой является введение социально-индикативного регулирования, котороепредставляет собой систему формирования индикаторов (параметров), характеризующих состояние и развитие основных сфер экономики, а также меры государственного воздействия на социально-экономические параметры для достижения целей общества на данном этапе развития.

К основным группам индикаторов социально-экономического развития относятся: параметры динамики, структуры и эффективности экономики в целом, по важнейшим ее сферам; финансовые и кредитно-денежные параметры, включая оценку движения цен, состояния фондового рынка и др.; социально-экономические параметры: занятость, уровень жизни, социальная защита населения и др.; параметры национальной безопасности страны; внешнеэкономические характеристики, общие оценки динамики корпоративных финансов.

Представляя собой элемент обратной связи, индикативные регуляторы должны соотноситься с основными критериями, задачами, направлениями развития производства. Индикативные регуляторы должны играть определенную стимулирующую роль, которая может обеспечиваться путем создания некоторых условий, связанных с улучшением конечных результатов деятельности экономических субъектов, как государственных, так и корпоративных.

Можно выделить основные этапы процесса реализации экономической политики и механизмов индикативного государственного регулирования в условиях формирования «смешанной» экономики.

1. Исходный пункт процесса – анализ итогов функционирования экономики и социальной сферы за предшествующий период, включая как изучение динамики макроэкономических и социальных показателей, так и выявление тенденций изменений в  основных секторах и сферах экономики.

2. На основе проведенного анализа должен быть построен экстраполяционный прогноз развития выявленных тенденций, отражающий предпосылку сохранения (продолжения) экономической политики, осуществляющейся в течение анализировавшегося периода.

3. Результаты текущего прогнозирования должны быть сопоставлены с долгосрочными целями развития экономики страны. На базе этого сравнения и принимается принципиальное решение о неизменности либо об изменении экономической политики на очередной период (среднесрочный или годовой).

4. Выявление расхождения прогноза с долгосрочными целями развития экономики и социальной сферы обусловливают необходимость разработки новых вариантов управляющих и регулирующих воздействий на социально-экономическую систему, т.е. вариантов экономической политики и соответствующих механизмов и инструментов с учётом применения их к различным формам собственности.

5. Корректировка варианта экономической политики осуществляется с помощью тех же методов и процедур, что и разработка исходных вариантов, и выделена в отдельный логический блок исключительно с целью демонстрации наличия интерактивного цикла в процессе формирования экономической политики. Последовательные корректировки осуществляются до тех пор, пока сравнение ожидаемых (прогнозируемых) последствий для экономики и социальной сферы с целями и критериями индикативного плана не покажет их соответствия последним.

6. В этом случае скорректированный вариант системы регулирующих и управляющих параметров получает статус принятой высшими органами государственной власти экономической политики на соответствующий (среднесрочный или годовой) период времени.

При реализации схемы должно обеспечиваться систематическое соотношение вероятных последствий реализации намечаемой экономической политики с индикативным планом-прогнозом, его критериями и показателями, а также необходимость  регламентации организационного, процедурного и временного порядка реализации этой схемы с учётом особенностей формы собственности отдельных субъектов. Только в случае осуществления всех указанных моментов стратегия социально-индикативного плана-прогноза может стать действенным средством повышения устойчивости развития народного хозяйства страны и эффективности государственного регулирования экономики и социальной сферы.

Четвертая глава посвящена проблемам российского корпоративизма в процессе становления цивилизованных партнерских отношений власти и бизнеса, включая развитие российского корпоративизма в аспекте глобализационных процессов, анализ финансовых функций интегрированной корпорации, оценку факторов «доверия» и «добросовестности» в схеме партнерских отношений с властью.

Российское экономическое сообщество из рыхлой совокупности корпоративных образований и отдельных фирм, от борющихся за выживание до процветающих экспортно-ориентированных структур, постепенно выходит на путь формирования целостной экономической системы  с эффективными региональными сегментами и крупными корпоративными образованиями, определяющими стратегические траектории развития экономики страны. Причем глобализация объективно препятствует этому процессу, размывая и обесценивая регулирующие функции национального государства, которое продолжает защищать национальную экономику от кризисных внешнеэкономических воздействий.

Стратегическая эволюция корпоративного сегмента должна включать ряд этапов, призванных решать важные проблемы как краткосрочного, так и долгосрочного характера. С точки зрения процессов структурирования корпоративного сектора, который должен определить его характер, размеры и состав, необходимо обратить особое внимание на современный этап институционального закрепления корпоративного развития экономики, связанный, во-первых, с трансформацией формального акционирования в реальное и эффективное акционирование, отвечающее тенденциям мирового развития и особенностям российской экономики.   

Во-вторых, на данном этапе должна быть обеспечена нормализация и укрепление российского корпоративного рынка ценных бумаг как полноценного сегмента финансового рынка.  

Корпоративные структуры стали являться детерминирующим фактором экономико-социальных процессов. Так, формирование и усиление крупных корпоративных образований обусловливают основные тенденции развития, уровень экономической активности, определяя потенциал экономики.

Ключевым элементом этого процесса должна стать структурная модернизация экономики и общества на базе усиления роли государства, отработки действующей схемы с корпоративным сектором. Практически речь идет  о реальном формировании эффективной государственно-корпоративной модели развития.

В настоящих условиях стоит задача повышения не только конкурентоспособности отдельных компаний, но российской экономики в целом, ее финансового и промышленного капитала перед лицом консолидированной силы ведущих экономических держав Запада, международных экономических институтов, мощных транснациональных корпораций. В этом смысле российское государство и российский корпоративный бизнес должны стремиться стать такой же консолидированной в глобальных планах силой, способной противостоять любым конкурентам национального и наднационального уровня.

В странах с развитой рыночной экономикой устойчивость экономического развития и конкуренции обеспечивается крупными интегрированными структурами. Так, в США корпорация - это главная форма экономического бизнеса: при количестве, не превышающем 5% общего числа фирм, на их долю приходится более 80% общего объема продаж . При всем значении малого бизнеса в начале нового века развитие мировой экономики определяют не малые и средние предприятия, а несколько сотен транснациональных корпораций и крупнейших национальных корпораций. Транснациональные корпорации производят от трети до половины мировой промышленной продукции, контролируют около половины объема международной торговли. Именно вокруг них вращается огромное количество мелких и средних предприятий – поставщиков, субподрядчиков, агентов, дилеров, многочисленными нитями связанных с крупными корпорациями.

ТНК сегодня – это примерно 60 тыс. основных (материнских) компаний и более 500 тыс. зарубежных филиалов и аффилированных компаний, разбросанных по всему миру. И такая ситуация коренным образом модернизирует традиционную схему рыночной модели конкуренции.

Экономическая модель «совершенной конкуренции», которая является практически чисто логической конструкцией, трансформируется в модель кооперации и интеграции, основной чертой которой является процесс глобальной корпоративизации компаний, являющихся наиболее характерной чертой современной экономической организации. В условиях глобализации лишь корпоративный сегмент национальной экономики в состоянии обеспечить ее реальную конкурентоспособность.

Реальность такова, что большинство корпоративных образований в настоящее время эволюционируют в сторону создания современных производственно-хозяйственных и финансовых альянсов  в форме интегрированных корпоративных структур.

Российские корпорации стоят перед задачей повышения внутренней корпоративной устойчивости, но не в плане сохранения организационных структур, а в плане внедрения современных механизмов финансового регулирования, включая финансовую стратегию, бюджетирование, управление издержками производства, использование контроллинга, методов реинжиниринга и др. Практически российские корпоративные образования находятся в периоде перехода на цивилизованную модель современного корпоративного бизнеса.  

В масштабе интегрированной компании система бюджетов представляет собой суперпозицию бюджетов по различным видам деятельности. Консолидация бюджетов по видам деятельности осуществляется, как правило, с использованием методов статистики, в частности, элиминирования. Бюджетирование на уровне корпорации, при грамотном использовании контроллинга, может дать существенный эффект, т.к. бюджетирование позволяет нивелировать учет специфики деятельности как всей корпорации, так и ее сегментов и перейти к единому критерию «затраты – доходы» и не зависит от уровня управления.

Однако анализ показывает, что при разработке консолидированного бюджета возникает проблема межбюджетного регулирования между бизнес-единицами и бизнес-процессами. Решение этой проблемы возможно в рамках схемы оптимизации, которая включает систему следующих этапов.

1. В рамках корпорации локализуются все бизнес-процессы по секторам деятельности (производство, услуги, страхование и др.).

2. Для каждого бизнес-процесса определяются значения основных показателей: рентабельности и инвестиционных потребностей. При этом наибольший интерес представляет общая рентабельность активов бизнес-процесса. Инвестиционные потребности определяются на основе балансовой модели финансирования деятельности корпорации.

3. Производится разбиение бизнес-процессов на группы с использованием кластерного анализа. Кластерный анализ позволяет учитывать одновременно показатели деятельности бизнес-процесса, описанные выше.

4. После разбиения бизнес-процессов кластеры ранжируются по потенциалу роста и наименьшим инвестиционным потребностям. Таким образом выявляются наиболее привлекательные направления перераспределения ресурсов - от группы с наибольшей рентабельностью и наименьшим потенциалом роста к группе с наибольшим потенциалом и наименьшей рентабельностью.

В работе анализируется современная идеология российских компаний в аспекте стратегии их развития, в частности в схеме партнёрских отношений с государством. 

Вопросам идеологии в различных ее аспектах (наиболее часто она трансформируется в выработку стратегии) традиционно уделяется много внимания и придается большое значение (хотя в России на первых этапах реформирования экономики идеология превратилась в несколько примитивный инструмент хозяйственной деятельности многих корпораций, учитывая ситуацию «большого хапка»). Корпоративная идеология – это выражение (совокупность, комплекс) определенных идей, взглядов в плане управления корпорациями. Данная идеология приобретает особое значение на этапе резких и глубоких преобразований в обществе и экономике, и в частности на этапе модернизации, когда необходим поиск новых идей, поиск  возможностей для определенного рывка в соответствующих условиях, особенно при активизации государственно-частного партнерства.

«Корпоративное управление», «корпоративные образования», «корпоративизм» – эти понятия стали реальностью нашей экономики. Однако достаточно вольное обращение с этими понятиями, характеризующими важный сегмент общественно-экономического устройства, обусловило появление различного рода форм, инструментов, механизмов с «лейблом» корпоративное, которые, однако, далеки от реальных современных корпоративных тенденций развития экономики.

Корпоративное управление предполагает наличие особых корпоративных признаков, получивших название «корпоративная идентичность» или «корпоративная тождественность», которая характеризует степень соответствия форм, методов, организации конкретного предприятия или фирмы принципам и признакам корпоративного управления. Причем нельзя ограничиваться традиционным набором элементов управления, так как корпоративное управление выходит за эти общие рамки трактовки традиционного понятия, включая корпоративную философию, культуру, стиль деловых отношений .

Корпоративная культура объединяет исторически сложившиеся традиции, принципы, ценности и нравственные нормы. Отношения между корпоративной философией и корпоративной культурой соединяются стратегией корпоративной тождественности (идентичности), которая призвана преодолеть дисбаланс между желаемым и действительным состоянием предприятия и, таким образом, достигнуть корпоративного самоопределения.

Представляется, что в российской практике недооцениваются различные гибридные формы корпоративных отношений в силу того, что главным является передел собственности, установление корпоративного контроля, а не поиск эффективных форм взаимодействия, цивилизованного рыночного сотрудничества. Среди взглядов на экономическую природу развития гибридных форм заметное место занимает концепция, согласно которой гибридные формы, позволяя осуществлять иерархическую координацию, обладают важнейшим преимуществом по сравнению с внутрифирменной организацией – сильными стимулирующими качествами. Реализация стратегии интеграции в аспекте активизации глобализационных процессов наиболее эффективна при использовании одной из модификаций этой стратегии – институциональной диверсификации.

Нельзя допускать авторитарного принятия решений на всех уровнях и в различных сферах, включая власть, бизнес и общество. В конечном счете именно гражданское общество «представляет интересы заказчика» в прямом и переносном смысле этих слов. Политическое общество должно обслуживать эти интересы, а бизнес -соответствовать обществу и власти в удовлетворении насущных проблем населения, причем не в рамках специальных функций и мер, а в силу внутренней необходимости, являющейся условием его существования. Это и будет означать цивилизованную регенерацию современного российского социального контракта.

В работе предложен разработанный автором алгоритм формирования модели «Корпоративная культура и этика», включающей этапы: диагностика, формирование базы данных и их обработка, выбор стратегии развития, система корректирующих мероприятий.

В современных условиях доверительные и добросовестные отношения становятся важной предпосылкой долгосрочных хозяйственных связей, выходят за рамки взаимодействия между компаниями и государством начинают оказывать влияние на экономические взаимоотношения на макро- и микроуровне и в конечном счете повышают эффективность системы управленческих отношений в экономике, государстве и обществе.

В Приложении приводится «Примерный состав документов для процедуры проверки добросовестности».

Глава пятая диссертации содержит обоснование необходимости активизации стратегического ресурса собственности корпораций и государства. При определении стратегических тенденций развития отношений собственности необходимо иметь в виду, что экономика России – это экономика реформационного периода, а не рыночная экономика развитого западного государства. Эту, казалось бы, очевидную вещь забывают многие теоретики и идеологи реформирования в России. Данная ошибка приводит на практике к тому, что в экономический механизм, находящийся в периоде рыночного становления, пытаются насильно внедрить рыночные механизмы, которые могут работать только в условиях развитой системы рыночных отношений.

Применительно к проблемам собственности это выразилось в скоротечном, революционном процессе приватизации, под флагом быстрого «увода» государства из экономики путем бросовой распродажи государственного имущества.

Анализ показывает наличие различных видов собственности, причем частная собственность может выступать в форме индивидуальной собственности, кооперативной и корпоративной, деловой и акционерной и т.д. Отсюда следует вывод о том, что нет многообразия форм собственности, есть многообразие форм и методов управления собственностью. Поэтому не оказалось прогрессивной эволюционной доминанты развития корпоративного бизнеса и партнерских отношений с властью. В связи с этим в работе предлагаются направления и меры по преодолению постприватизационного синдрома, даются рекомендации по формированию защиты от враждебных слияний и поглощений корпоративных субъектов экономики.

Проведенный анализ показывает, что нормальные корпоративные схемы (зарубежный опыт), «посаженные» на поле российской реформационной действительности, дали широкие возможности для возникновения «мутантных» форм корпоративных отношений собственности. Это, в частности, касается возникновения «псевдокорпоративных» форм поведения топ-менеджеров корпораций (озабоченных, в основном, выводом активов своих компаний на личные зарубежные счета), активную борьбу с миноритарными акционерами, игнорируя их мнение, криминальную борьбу за собственность с использованием недоработок российского акционерного законодательства.

Манипуляции с корпоративной собственностью, как правило, нарушают внутрисистемные связи корпораций, порождают хаос, ведущий к неопределенности будущих форм развития. При этом выбор новых траекторий развития во многом определяется уровнем корпоративной культуры компании, складывающейся под влиянием социальной эволюции корпорации, связанной с повышением сложности и разнообразия элементов, составляющих организацию (в данном случае компанию).

Российской особенностью корпоративного процесса является расхождение интересов собственников компаний, владеющих контрольным пакетом, и акционеров. Это связано с тем, что главная цель собственников – владение собственностью, а не увеличение доходов, распределяемых на акции. Практически речь идет не о формировании слоя собственников - акционеров, что соответствовало бы идее создания среднего слоя эффективных собственников, а о различного рода махинациях с компаниями на рынке. Распространённой российской практикой становится факт, когда компания становится предметом торга, извлечения единовременно крупных доходов.

В российской практике, к сожалению, не были использованы возможности различных модификаций методов приватизации, применение которых способно было заложить более обоснованную модель корпоративной системы (управления и собственности) в российской экономике. Это, в частности, доказывается опытом стран с переходной экономикой (в основном Восточной Европы), где использование разнообразных моделей обеспечило более эффективное и справедливое распределение государственной собственности и дальнейшую ее передачу в частное владение.

В переходных экономиках известны несколько основных моделей приватизации: массовая программа приватизации, модель инсайдеров, модель установления единовременного мажоритарного контроля. Особое место (практически во всех странах) занимает модель смешанного (частно-государственного) контроля. Существуют также специфические для отдельных стран модели, такие как модель «социально ориентированной» собственности, модель «стандартных продаж» по открытой подписке и модель «case-by-case».

В настоящее время обоснованно идет поиск выхода из сложной ситуации, в которую попала наша экономика в результате ошибок приватизации, усугубленных просчетами в структурной и денежно-кредитной политике (вывод финансовых резервов за границу, долги корпораций, курс рубля и др.).

Выход, по нашему мнению, лежит в выработке выверенной целенаправленной политики, суть которой в общей форме можно выразить достаточно кратко: трансформировать, не разрушая. Трансформация отношений собственности должна преследовать цель постепенного (но не размытого во времени) нахождения цивилизованного консенсуса между обществом (государством), собственником и менеджментом. Автор разделяет позицию Счетной палаты, содержащуюся в её докладе о результатах приватизации, где рассматривались факты грубейших нарушений интересов государства в результате приватизации: «если власть не сделает четких выводов из истории приватизации – это за нее сделают другие» .

В докладе, в частности, приведены следующие данные:

  • крупный пакет акций нефтяной компании «Славнефть» был продан всего за 1,7 млрд. долл. Это - явно заниженная цена; могло быть и 3, и 4 млрд. долл.;
  • в ходе залоговых аукционов собственность перешла к олигархам в качестве благодарности за поддержку на выборах;

Чтобы при дальнейшей приватизации естественных монополий не попасть в ту же ловушку, нужно провести четкую оценку активов и др.

Сейчас, на новом этапе развития страны, обществу нужен внятный сигнал о том, как власть смотрит на итоги приватизации. Очевидно, надо признать, что в огромных доходах крупного бизнеса есть немалая доля средств, не заработанных на рынке, а полученных путем несправедливого дележа. Часть этой доли нужно вернуть обществу. Но вернуть не варварскими, а цивилизованными методами. С целью восстановления справедливости совсем не нужно проводить экспроприацию и национализацию, достаточно заимствовать опыт современных стран классического капитализма. Введение единовременного налога на итоги приватизации (компенсационного налога) может положить начало постепенному процессу реабилитации в глазах общества крупных доходов и состояний, укрепить уважение к институту собственности.

Естественно, даже методически - это сложная проблема, не говоря уже о её конкретном решении. Но выходы из нее очевидны: общество получит легитимных собственников, без клейма мошенников, а также возможность активного сотрудничества с ними во благо развития страны. В этой связи в работе предлагается систематизированный комплекс мер по устранению негативных итогов приватизации и созданию нормальных условий по активизации государственно-частного партнерства.

В работе подчёркивается, что без четко очерченных границ государственного сектора и стратегии его развития приватизация носит импульсивный, волюнтаристский характер, зависит от интересов лиц, стоящих во главе этого процесса. Необходима разработка обоснованной концепции развития государственного сектора в стране, правовых и экономических механизмов его функционирования, в частности совершенствования методов бюджетного финансирования.

Подчеркнём, что государственно-частное партнерство представляет собой реальную альтернативу методам бюджетного финансирования. Хозяйственное партнерство государства и бизнеса позволяет привлечь в государственный сектор экономики дополнительные ресурсы. В такой системе отношений происходит объединение ресурсов и потенциалов двух хозяйствующих субъектов:  с одной стороны - государства в форме его собственности, с другой – бизнеса, в виде применения современных, частнопредпринимательских методов хозяйствования, менеджмента, а также привлечения инвестиций и внедрения инноваций. В результате удается повысить эффективность использования государственной собственности.

Вертикальная интеграция означает возрастание, по сравнению с обычными контрактными соглашениями, возможности управления скооперированными производственными ресурсами. В то же время неправомерно смешивать эти возможности интегрированной компании с основополагающей экономической мотивацией интеграции. При перемещении вследствие вертикальной интеграции права собственности на организационный актив, стороны трансакции получают возможность избегать трансакционных издержек, сопряженных с потенциальной возможностью давления при наличии специфических инвестиций.

Выбор вертикальной интеграции в качестве механизма защиты от угрозы поглощения активов зависит от величины специфических инвестиций и возможности заключения долгосрочных контрактов (как альтернативного институционального устройства, которое гибко отслеживало бы рыночную конъюнктуру, не создавая других источников увода активов). Поскольку долгосрочная контрактация отчасти зависит от степени неопределенности, органически присущей рынку, и от уровня репутации участников трансакции, эти факторы также оказывают влияние на вероятность вертикальной интеграции, которая особенно важна для активизации ГЧП.

Российские компании - это не «сцепление контрактов», что наблюдается в практике развитых стран. Вертикальная интеграция путем объединения права собственности на организационные активы в руках одной компании создает повышенные возможности для управления производством. Это обстоятельство является определяющим в уменьшении потенциальных возможностей негативного поведения, что выражается в «уводе» активов и сужении трансакционных издержек. При этом важной задачей является исследование применимости слияний и поглощений в качестве инструмента реконструкции корпоративной сферы.

Схема перевода операции «поглощение» в операцию «покупка активов» связана со стремлением контрагентов сделки, во-первых, обойти необходимые при реорганизации процедуры (договор реорганизации, порядок конвертации, передаточный акт, созыв общего собрания акционеров, согласование и др.), во-вторых, лишить кредиторов прав требовать досрочного использования обязательств.

Проблема возврата незаконно присвоенного имущества также непроста, что сдерживает процесс «восстановления справедливости» в сфере недобросовестного владения собственностью. При возврате имущества из незаконного владения собственник вправе тоже потребовать возмещения части вложенных средств  или доходов, которые он должен был извлечь из его имущества за время владения им. При этом добросовестный владелец должен потребовать возмещения или возврата таких доходов только со времени, когда он узнал, либо получил повестку по иску собственника о возврате имущества (ч. 1 ст. 155 ГК).

Эта проблема еще осложняется в том случае, если собственность (незаконно полученная, или с нарушениями) прошла ряд этапов смены собственников, к тому же является акционерной. Концы найти трудно, не говоря уже о справедливом удовлетворении прав целого ряда «промежуточных владельцев собственности».

В диссертации сделан акцент на данные правонарушения в связи с тем, что при наличии их трудно говорить о добросовестности отношений в рамках делового партнерства власти и бизнеса.

Глава шестая «Партнерство власти и бизнеса – важнейший институт обеспечения конкурентоспособности и стабильности экономики в условиях кризиса». В ней обосновываются концептуальные основы, формы и уровни конкурентных отношений в новых условиях, идеология активизации конкурентных преимуществ партнерства государства и бизнеса, рассматриваются особенности нового качества конкурентных отношений в условиях партнерства власти и бизнеса, особенно при реализации антикризисной стратегии.

При анализе средств достижения поставленных конкурирующими субъектами целей можно выделить следующие основные типы конкурентных преимуществ:

1) ресурсные – владение ресурсами особого качества или количества;

2) операционные – связанные с уровнем и эффективностью использования имеющихся ресурсов;

3) программно-стратегические – наличие более эффективной стратегии развития компании и ее конкурентных преимуществ при реализации стратегии.

Наличие ресурсов во многом обеспечивает и эффективность их использования. Например, накопленные основные производственные фонды и квалифицированные кадры позволяют предприятию эффективно использовать имеющиеся природные ресурсы. Но в современных условиях применение быстро изменяющихся технологий обеспечивает формирование и укрепление конкурентных преимуществ. Таким образом, конкурентная борьба фактически превращается в борьбу стратегий, а сама стратегия становится ведущей характеристикой конкурентоспособности.

Понятие конкурентоспособности фактически включает в себя понятие эффективности и дополняется тем, что требует обеспечения экономической безопасности. В том же случае, если высокоэффективное производство, торговля, финансовое и страховое дело не обеспечены необходимым уровнем безопасности от конкурентов, такое производство не может считаться конкурентоспособным.

В настоящих условиях возникает видимость «свертывания» конкурентных отношений, сдвиг их в сторону договоров, сговоров, различного рода соглашений, с чем трудно в принципе не согласиться. И именно эта «трансформированная форма поведения экономического поведения» и вызванные ею новые отношения соперничества сохраняют родовые признаки конкуренции, однако, нуждаются в серьезном новом теоретико-практическом осмыслении, учитывая формирование современных схем экономических отношений «корпораций – власти – общества».

Очевидно, мы находимся на пороге нового этапа, когда трактовка конкуренции как селекционного механизма уже не соответствует особенностям современного воспроизводственного процесса, учитывая модели поведения крупных корпоративных интегрированных компаний (иногда транснациональных) на рынке, которые действуют как в государственном, так и в частном секторе, что может вести к искусственному противостоянию конкуренции и государства.

Практически мы наблюдаем генеральную сегментацию единого рыночного конкурентного пространства. Данная сегментация пока не локализована и проявляется как появление сферы, где идет соперничество крупных корпораций с участием государства и традиционной сферы конкурентных отношений, особенно на микроуровне, в сфере потребления и услуг.

Конструктивная конкуренция – это стремление участников рыночного процесса добиться преимуществ на рынке за счет создания лучших возможностей для общества, за счет лучшей, чем у других на данный момент, организации производства, снижения затрат на единицу продукта, повышения качества продукции. Это созидательный процесс, который зависит от свободы его участников в выборе вариантов предпринимательской деятельности. Результатом этого является рост благосостояния всех членов общества на основе прогресса в сфере производства.

В настоящих условиях ряд отечественных предприятий (в основном те, где была проведена  реконструкция и модернизация) освоили («заняли») рыночные ниши по отдельным группам товаров (особенно в энергоресурсных, химических, металлургических и др. сферах производства). Однако все больше обостряется проблема  «конкурентоспособности компаний» в целом, учитывая то, что активизировался процесс диверсификации производства в большинстве компаний. Причем речь уже идет не о достижении внутренней конкурентоспособности, а о конкурентоспособности на мировых рынках.

Авторы «шоковой терапии» хотели перешагнуть один из важных эволюционных этапов в развитии производственного аппарата. Сделав ставку на новые производства, при отсутствии в 90-х годах инвестиционных возможностей для их активного развития, был резко снижен имеющийся потенциал производства страны. Очевидно, что большинство из «относительно старых» предприятий могли бы еще производить продукцию, конкурентоспособную и востребованную внутренним рынком страны (но, естественно, не «дотягивающую» до мирового уровня). В результате страна не получила необходимой продукции, многие предприятия закрылись, мощности деградировали. В настоящее время к «жизнеспособным старым мощностям» можно отнести уже не 75% их объема, а порядка 40-45%.

Критерий конкурентоспособности отдельной страны в условиях глобализации может быть определен как способность ее экономики (или ее отдельных территориальных подсистем) осуществлять процесс воспроизводства, опираясь одновременно на наличие уникальных природных факторов, на передовые технологии и качественное общественное управление или на сочетание лидерства в технологиях и преимуществ хотя бы в отдельных видах стратегических природных ресурсов и качественное управление. Причем значение качества одного фактора возрастает по мере ухудшения других факторов.

Понимание экономической сути государственно-частного партнерства позволяет говорить о политико-правовом дуализме государственно-частного партнерства, который проявляется в необходимости достижения баланса политической и правовой составляющей для достижения целей, поставленных перед государственно-частным партнерством. Между тем дисбаланс интересов власти и бизнеса способен стать реальным препятствием на пути стратегического развития страны.

Значение политического аспекта государственно-частного партнерства для эффективной реализации проектов в рамках стратегии социально-экономического развития России до 2020 г. в настоящее время не стоит недооценивать. Многие проблемы низкой инвестиционной привлекательности или нежелания частного инвестора вкладывать средства в тот или иной сектор лежат не в экономической и даже не в правовой плоскости. Бизнес зачастую не видит ни стратегических инвестиционных целей, определенных государством, ни самой готовности со стороны государства образовать коалицию с бизнесом на равноправной основе, то есть на принципах партнерства.

Учитывая определенный опыт ряда отечественных корпораций, а также и имеющийся в распоряжении страны значительный ресурсный потенциал, в работе выделены программно-стратегические направления развития конкурентной стратегии корпоративных образований страны. Данные программно-стратегические направления развития конкурентных стратегий должны базироваться на основе реализации общенациональной программы повышения конкурентоспособности, отражающей основные элементы государственной политики.

При ее реализации главная сложность состоит в обеспечении использования комплексной комбинации ресурсного потенциала корпораций и их государственной поддержки, стимулирования перехода к операционной технологической конкурентоспособности, связанной с поиском и захватом новых технологических ниш (сегментов, нововведений), в которых Россия сможет стать производственно-технологическим лидером. Это требует выстраивания национальной конкурентной стратегии, охватывающей широкий спектр социальных, финансовых и политических проблем, ориентированных на улучшение состояния экономики страны и укрепление ее позиций в мире. Эта проблема становится особенно актуальной в условиях кризисной ситуации, в которой находится экономика мира и России. В этой связи в работе актуализируется ряд аспектов роли ГЧП в условиях кризиса.

Роль государственно-частного партнерства в нейтрализации кризисных тенденций в экономике России. Мировой опыт показывает, что противостоять кризисным тенденциям экономика страны может только в условиях соединения усилий, интересов и ресурсов государства и бизнеса. Однако роль государства в реализации антикризисных мер значительно активнее. Частный бизнес не может сконцентрировать необходимые активы и финансовые ресурсы для прорыва из «кризисного провала». К тому же приоритет частных интересов над национальными, стремление спекулянтов к максимизации своих доходов в ущерб стабильности финансовых рынков привели к диспропорциям между ростом ВВП и финансовых инструментов (значительное увеличение деривативов); росту корпоративного долга (совокупный внешний долг корпораций и банков превысил 510 млрд. руб.); сжатию фондового рынка (в 4 раза) при падении капитализации на 73% с начала 2008 г.; бюджетный дефицит на 2009 г. определился на уровне 8% и др.

Мировой антикризисный тренд на практике оказался асимметричным, несмотря на все призывы представителей разных стран к выработке единых мер по нейтрализации кризиса. Данная ситуация заставляет обратить внимание на возможность собственных современных механизмов регулирования, в частности, связанных с повышением эффективности взаимодействия власти и бизнеса в виде различного типа партнерств.

Однако государственно-частное партнерство в современных условиях нуждается в выработке специальных антикризисных мер, специфика которых связана с необходимостью усиления государственного регулирования совместных действий власти и бизнеса в преодолении негативных тенденций (спад производства, безработица, нехватка оборотных средств, снижение объемов финансирования совместных проектов и др.). Необходимо отметить, что до настоящего времени (начало 2009 г.) государственная политика была сосредоточена на устранении текущих угроз финансовой стабильности (поддержание ликвидности, страхование депозитов и др.). Однако эти меры оказались не способными устранить финансовую неопределенность в реализации проектов ГЧП и функционировании государственно-корпоративных организаций в долгосрочном плане.

В современной кризисной ситуации государственно-корпоративные организации  превращаются в ключевое звено в системе антикризисных мероприятий  по выходу на путь активного подъема и современного обновления экономики, финансов и производства в России. Анализ показывает, что накопление острых проблем в экономике страны опережает процессы их решения. При этом методы регулирования, как и темпы развития форм государственно-частного партнерства,  отстают  от потребностей решения антикризисных проблем.

В диссертации обосновываются предложения по выработке стратегии антикризисной модернизации экономики и финансов страны с активным использованием механизмов государственно-частного партнерства. К их числу   отнесены:

  • соединение мобилизационных возможностей государства и бизнеса со стратегической ориентацией развития модернизированной экономики;
  • выявление основных ограничений недоинвестирования отдельных сегментов экономики и принятие соответствующих мер;
  • создание единой системы финансового анализа, контроля и оценки результатов деятельности участников реализации крупных совместных проектов государства и бизнеса;
  • осуществление кардинальной «перезагрузки» и структуризации финансовой системы страны для обеспечения противостояния кризисным ситуациям;
  • реализация антикоррупционных мер при реализации проектов на основе государственно-частного партнерства;
  • оказание финансовой поддержки в обмен на жесткий финансовый контроль и переход контрольных пакетов ряда корпораций в собственность государства (временная мера);

Ценность антикризисного выбора действий в настоящих условиях особенно высока. Кризисы когда-то оканчиваются, и от того, в каком состоянии экономика подойдет к этому периоду, зависят ее перспективы и будущие достижения страны. Поэтому, несмотря на сохранение значительного числа кризисообразующих факторов в российской экономике, необходимо закрепление определенных позитивных экономических сдвигов, происходящих в фазе антикризисной промежуточной адаптации, способных обеспечить перерастание в фазу структурно-инструментального обновления экономики, особенно финансовой сферы. И важнейшую роль в этом процессе должны сыграть цивилизованные отношения государства и бизнеса.

Грамотно продуманная политика государства способна создать необходимую социальную среду для развития взаимовыгодных отношений власти и бизнеса, для смешанных инвестиций частного и государственного капитала. Государство, не подавляя рыночных тенденций, способно выступить в качестве сильного института, заботящегося о развитии жизнеобеспечивающих сфер экономики и социальной среды. При этом повышение координирующей и организующей роли государства, наряду со снижением уровня административного контроля, налогового администрирования, а также формирование адекватной  нормативной базы, являются тем комплексом мер взаимодействия государства с предпринимательскими структурами, который обеспечит оптимальное стратегическое развитие общественных отношений в России, соответствующее ключевым приоритетам стратегии социально-экономического развития России до 2020 г.

В заключении диссертации сформулированы основные выводы и предложения, определяемые её содержанием.

 

 

Перечень публикаций автора по теме диссертации

Монография

  • Мочальников В.Н. Власть и корпоративный бизнес (стабильность, доверие, прорыв в будущее). – М.: Экономика, 2006. – 22,0 п.л.

В ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК

  • Мочальников В.Н. Стратегические аспекты государственно-частного партнерства. //Федерализм, 2007, №2. – 0,7 п.л.
  • Мочальников В.Н. Государство и бизнес станут партнерами. //ЭКО, 2007,  №3. – 0,6 п.л.
  • Мочальников В.Н. Становление государственно-частного партнерства – современный этап реформирования экономики страны. //Вестник Института экономики РАН, 2007, № 1. – 1,1 п.л.
  • Мочальников В.Н. Государственно-частное партнёрство: проблемы единения власти, бизнеса и общества. //Экономические науки, 2007, № 12. – 0,7 п.л.
  • Мочальников В.Н. Современные тенденции развития партнёрства власти и бизнеса. //Вестник Института экономики РАН, 2008, № 2. – 1,0 п.л.
  • Мочальников В.Н. Современные проблемы стратегической трансформации собственности. //Экономика и управление собственностью, 2007, № 1. – 0,7 п.л.
  • Мочальников В.Н. Ориентация государственно-частного партнерства на крупные инфраструктурные проекты. //Экономические науки, 2007, № 8. – 0,7 п.л.
  • Мочальников В.Н. Эффективное взаимодействие государства и бизнеса как основа новой экономической политики страны. //Экономические науки, 2008, № 12. – 0, 8 п.л.
  • Мочальников В.Н. Необходимость   новаций при реализации проектов  государственно-частного партнерства в посткризисных условиях. //Сегодня и завтра российской экономики. 2009. № 32. - 0,7 п.л.
  • Мочальников В.Н. Экономический кризис и проблемы совершествования института государственно - частного партнерства. /Сегодня и завтра российской экономики. 2009. № 32.  0,8 п.л.
  • Мочальников В.Н. Государственно-частное партнёрство в стратегии социально-экономического развития России. //Вестник Института экономики РАН, 2010, № 1. – 1,0 п.л.

 

Статьи в других изданиях

  • Мочальников В.Н. Российское корпоративное сообщество в современных  глобализационных процессах. /Сб. научных трудов Института экономики РАН «Современные тенденции развития экономики России». М.: ИЭ РАН, 2007. – 1,0 п.л.
  • Мочальников В.Н. Эффективное партнерство власти и бизнеса – основа активизации конкурентных национальных преимуществ экономики страны. /Сб. «Социально-экономические проблемы России: от стабилизации к развитию». – М.: ИЭ РАН, 2006. – 0,9 п.л.
  • Мочальников В.Н. Опыт слияния бизнеса и власти - цель обеспечения национальной конкурентоспособности и стабильности. /Сб. «Проблемы устойчивого развития России в XXI веке». – М.: ИЭ РАН, 2006. – 1,1 п.л.
  • Мочальников В.Н. В единстве власти, бизнеса и общества – будущее России. /Сб. «Стратегические вопросы социально-экономического развития страны». – М.: ИЭ РАН, 2005. – 0,9 п.л.
  • Мочальников В.Н. Формирование современного партнерства государства, общества и корпоративных образований./Сб.  «Социально-экономические проблемы России: от стабилизации к развитию». – М.: ИЭ РАН, 2006. – 1,1 п.л.
  • Мочальников В.Н. Общесистемные аспекты управления развитием крупной корпорации. /Сб. «Трансформация социально-экономических отношений и экономический рост». – М.: ИЭ РАН, 2004. – 1,0 п.л.
  • Мочальников В.Н. Стратегия компании как реализация ее бизнес-идей. /Сб. работ аспирантов и докторантов Института экономики РАН «Рыночная трансформация и формирование механизма экономического роста». – М.: ИЭ РАН, 2004. – 0,9 п.л.
  • Мочальников В.Н. Власть и корпоративный бизнес в постиндустриальной структуре российской экономики: Материалы конференции «Транспорт и логистика в международной торговле» (Таллин, 8-9 декабря 2005г.). – Таллин, 2006. – 0,4 п.л.
  • Мочальников В.Н. Современные особенности корпоративного инвестирования: тенденции, эффективные решения./Сб.  «Стратегия и приоритеты экономической политики в современной России».  – М.: ИЭ РАН, 2003. – 0,8 п.л.
  • Мочальников В.Н. Итоги работы ООО «Ресал» (1999-2002 гг.) и перспективы развития компании «Русский алюминий» и совершенствования её структуры управления. – Самара, 2004. – 0,9 п.л. (в соавт.).
  • Мочальников В.Н. Опыт применения пространственных стержневых металлических конструкций в строительстве. – Самара, 2004. – 0,8 п.л. (в соавт.).
  • Мочальников В.Н. Проектирование, изготовление и монтаж пространственного односкатного структурного покрытия здания большого пролета. //Технологии, материалы, конструкции в строительстве, 2003, № 8 – 0,6 п.л. (в соавт.)
  • Мочальников В.Н. «Ресал» станет вдвое мощнее. //Золотая книга предприятий Самарской области: Альманах, 2002, №1. – 0,5 п.л.
  • Мочальников В.Н. «Ресал» – динамичное развитие.//Самарский индекс, 2002, №1. – 0,5 п.л.
  • Мочальников В.Н. Покорение новой высоты.//Промышленность и торговля, 2000, № 11-12 – 0,4 п.л.
  • Мочальников В.Н. Современные проблемы совершенствования и развития металлических, деревянных и пластмассовых конструкций в строительстве и на транспорте. /Сб. научных трудов Международной научно-технической конференции. – Самара: Самарская государственная архитектурно-строительная академия, 2002. – 0,4 п.л.
  • Мочальников В.Н. Уникальное предприятие – «Ресал». //Самарский индекс, 2002, №1. – 0,3 п.л.
  • Мочальников В.Н. Уровень российского корпоративного менеджмента и необходимость его рационализации./ Сб. работ аспирантов и докторантов Института экономики РАН. – М.: ИЭ РАН, 2005. – 0,7 п.л.

Мочальников В.Н.  Государственно-частное партнерство в условиях кризиса. Сб. научных трудов Института экономики РАН       «Государственно-частное партнерство в условиях   кризиса». Материалы  научно - практической конференции. – М.: ИЭ РАН, 2009. - 0,5 п.л.

31. Мочальников В.Н. (в соавт.). Планирование как исторический фе-       

номен жизнедеятельности человека и общества. //Вестник Инсти-

тута экономики РАН, 2010,  № 1. - 0,6 п.л.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   

 

 

 

Финансово-кредитный энциклопедический словарь. М.; Финансы и статистика. 2002.

Данные проблемы анализируются в ряде работ: Теория фирмы  /Под ред. Б.Гальперина. – СПб.: Экономическая школа. 1995; Максютин С.А. Корпоративное управление в России: опыт и проблемы. Международная академия менеджмента. Научные труды.  М.: 2003 и др.

Степашина С. О результатах приватизации: Доклад.// Экономические новости России. Июнь 2005 г.

Большой экономический словарь. Составитель А.Б. Борисов. – М.: Книжный мир, 2006.

Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Утверждена распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. С. 16.

Там же, с. 100.

Почему российский бизнес глух к призывам участвовать в социальных программах. // Экономические новости России, 2005, № 4.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.