WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Методология статистического исследования социального развития сельских муниципальных районов

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

 

 

ЛАРИНА ТАТЬЯНА НИКОЛАЕВНА

 

Методология статистического исследования социального

развития сельских муниципальных районов

 

 

 

 

 

Специальность: 08.00.12 – Бухгалтерский учет, статистика

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

 

 

 

Оренбург – 2010


Работа выполнена на кафедре статистики и экономического анализа ФГОУ ВПО «Оренбургский государственный аграрный университет»

Научный консультант                    доктор экономических наук, профессор,

чл.-корр. РАСХН Гатаулин Ахияр Мугинович

Официальные оппоненты:    доктор экономических наук, профессор

Прокофьев Владимир Анатольевич

доктор экономических наук, профессор

Рафикова Нурия Тимергалеевна

доктор экономических наук, профессор

Сажин Юрий Владимирович

Ведущая организация          ФГОУ ВПО «Воронежский государственный

аграрный университет им. К.Д. Глинки»

Защита диссертации состоится «19» ноября 2010 г. в 9-00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 220.051.05 при ФГОУ ВПО «Оренбургский государственный аграрный университет» по адресу: 460795, г. Оренбург,    ул. Челюскинцев, 18, конференц-зал административного корпуса

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Оренбургский государственный аграрный университет»

Автореферат разослан «__» ________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                              Левин В.С.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Неравномерность социально-экономического развития регионов - субъектов Российской Федерации сопровождается углубляющейся с начала 90-х годов ХХ века между- и внутри региональной дифференциацией населения по большинству социальных показателей. Сильнейший экономический кризис в постсоветских государствах, сопровождавшийся резким падением доходов и уровня жизни населения, привел к тому, что неэкономические ценности, такие как здоровье, продолжительность жизни, образование, отошли на второй план. Эта «переоценка ценностей» вызвана необходимостью элементарного выживания, но в результате Россия оказалась в стороне от базовых направлений мирового развития, которые все более ориентируются на гуманизацию общества и усиленное внимание к вопросам социального развития.

В России, как ни в одной стране мира, наблюдается значительная территориальная дифференциация по основным социальным показателям. Причем, это явление наблюдается на субрегиональном (муниципальном) уровне внутри региона. Особенно отчетливо проявляется различие в уровне социальных параметров между населением в городской и сельской местности. В последние годы Правительство РФ предпринимает ряд шагов по выравниванию региональной социальной и экономической асимметрии: принята Федеральная целевая программа «Сокращение различий в социально-экономическом развитии регионов Российской Федерации (на 2002-2010 гг. и до 2015 г.)»; введен в действие с 01.01.2006 г. новый Федеральный закон №131-ФЗ от 6 октября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», устанавливающий полномочия органам местного самоуправления поселений, муниципальных районов, городских округов в части принятия и организации выполнения планов и программ комплексного социально-экономического развития муниципальных образований; утверждена система показателей развития субъекта Федерации для оценки результатов работы губернаторов, основными критериями такой оценки являются социальные показатели.

Исследования Всемирного банка доказали, что значительное неравенство в развитии территорий замедляет темпы экономического роста государств. Следовательно, управление территориальной дифференциацией как на региональном, так и на субрегиональном уровнях, направленное на ее постепенное сокращение и сближение позиций развития муниципальных образований, должно создать более благоприятные условия для развития региональной экономики, а также оптимизации социально-экономических преобразований, формирования на качественно более высоком уровне общероссийского менталитета, укрепления единства российского государства, экономического подъема страны в целом. Однако стремление к абсолютному устранению различий может привести к отсутствию конкуренции («уравниловке»), что также негативно отразится на темпах развития. Следовательно, важно определить грань, за которой дальнейшее сокращение асимметрии нецелесообразно.

Изучение вышеназванных аспектов проблемы должно осуществляться в комплексе, с применением интегральных оценок, многомерных методов, что в полной мере позволяет осуществить статистическая наука. Переход на международные стандарты и классификаторы в российской статистике требует новых подходов к определению современных тенденций и особенностей развития территориальных единиц (регионов и муниципалитетов), а также создание дополнительной информационной базы. Актуальность проблем, связанных с необходимостью совершенствования статистической методологии исследования социальной дифференциации в региональном аспекте, обусловливает выбор темы диссертационной работы.

Степень изученности проблемы. Для российской экономической науки исследование проблемы социальной дифференциации в межрегиональном и внутрирегиональном аспекте является новым направлением. Надо отметить, что и в советское время региональное пространство не было однородным. Но исследователи данной темы в основном уделяли внимание научному обоснованию мер повышения общественной эффективности производства на основе его оптимального размещения по территории страны, что в рыночной экономике не может быть главным ориентиром. Вместе с тем, именно благодаря научной работе советских ученых-регионологов Н.Н. Баранского, Н.Н. Некрасова, Н.Н. Колосовского, Р.И. Шнипера и др. были разработаны принципы административного и экономического деления страны, выработаны подходы к управлению территориальной асимметрией в нашей стране.

В западной экономической литературе проблеме изучения территориальных различий по уровню социально-экономического развития, а также особенностей и качества интеграционных процессов в Европейском Союзе на основе концепции  конвергенции  посвящены работы У. Андрефа (Andreff), Д. Дж. Розенберга (Rosenberg), А.Дж. Винейблса (Venables) и других. Тема региональной асимметрии является в настоящее время в России одной из приоритетных, этому направлению посвящены работы таких ученых, как А.Г. Гранберг, Б. Лавровский, А. М. Либман, Ж.Т. Тощенко и др.

Вопросы теории, методологии и практики изучения социально-демографических процессов, социальной сферы, развития инфраструктурных видов деятельности, уровня и качества жизни населения нашли отражение в трудах  С.А.  Айвазяна,  О.В.  Буреш,  Ю.А.  Гаджиева,  Т.Д. Дегтяревой, И.И.  Елисеевой,  С.Д.  Ильенковой,   М.В. Карманова,   Е.Е. Румянцевой, О.С. Сухарева и др. В зарубежной научной литературе проблемы измерения развития человеческого потенциала, устойчивого развития стран и регионов отражены в трудах исследователей: О. Бланшар (Blanchard), Д. Медоуз (Meadows), Л. Туроу (Thurow) и др. Направления устойчивого социального развития сельских территорий в различных аспектах глубоко изучены в работах известных ученых: В.М. Баутина, Л.В. Бондаренко, А.М. Гатаулина, А.В. Гордеева, Т.И. Заславской, А.П. Зинченко, А.В. Мерзлова, Б.И. Пошкуса, И.Г. Ушачева и др.

Теоретическим аспектам и практическому применению статистической методологии в изучении тенденций и закономерностей, в том числе асимметрии, социальных и экономических параметров регионов и муниципальных образований посвящены работы В.Н. Афанасьева, В.И. Дибирдеева, Е.С.  Завариной, Е.В. Заровой, Д.И. Милованова, Н.И. Пашинцевой, В.А. Прокофьева,  Н.Т.  Рафиковой,  В.М.  Рябцева, В.А. Сивелькина, Н.Б.  Телятникова, А.А. Френкеля, Г.И. Чудилина и других.

В условиях усложнения взаимосвязей в рыночной экономике территории функционируют в многомерном экономическом пространстве, характеризующимся множеством межрегиональных взаимодействий. В этой связи повышается значимость научных работ, где за основу приняты методы многомерного статистического анализа, в том числе непараметрические методы. Развитию этого научного направления в России посвящены исследования таких ученых, как В.А. Балаш, А.М. Дубров, В.С. Мхитарян, А.И. Орлов, Ю.В. Сажин, В.М. Симчера и др.

Однако, несмотря на то, что проблемы сокращения социальной дифференциации муниципальных образований внутри регионов и самих регионов страны нашли свое отражение в ряде научных исследований, концепция комплексного подхода, в рамках которой указанные процессы находят свое количественное выражение, акцентированная на статистической оценке степени сближения уровней основных социальных показателей муниципальных образований на субрегиональном уровне, проработана еще не в полной мере.

Область исследования. Исследование проведено в рамках пункта 4.11 «Методы обработки статистической информации: классификация и группировки, методы анализа социально-экономических явлений и процессов, статистического моделирования, исследования экономической конъюнктуры, деловой активности, выявления трендов, циклов, прогнозирования развития социально-экономических явлений и процессов» и пункта 4.12 «Методология социального и экономического мониторинга, статистического обеспечения управления административно-территориальным образованием; измерение неравномерности развития территориальных образований» специальности 08.00.12 (Бухгалтерский учет, статистика) паспорта специальностей ВАК (экономические науки).

Цель и задачи исследования. Целью данной работы является разработка методологии статистического исследования социального развития сельских муниципальных районов в условиях территориальной социально-экономической дифференциации.

Для реализации цели поставлены и решены следующие задачи:

– обобщить существующие концептуальные подходы к исследованию региона и муниципального образования, сформулировать теоретико-методологическую сущность муниципального образования как субъекта социального развития, выявить цели устойчивого социального развития муниципальных образований, в частности, сельских муниципальных районов;

– систематизировать теоретические трактовки понятий «устойчивое социальное развитие», «социальная дифференциация», «неравенство возможностей для развития территорий», «социально-экономическая конвергенция и дивергенция территорий»;

– проанализировать сложившиеся теоретико-методологические положения статистики регионов и муниципальных образований в России и за рубежом, выявить их достоинства и недостатки, определить направления дальнейшего развития российской территориальной статистики;

– реализовать системный подход к формированию системы статистических показателей, характеризующих социальную конвергенцию (дивергенцию) на муниципальном уровне, определить информационную базу и сформировать методику статистического исследования;

– исследовать закономерности изменения уровня жизни сельского населения России и её регионов, разработать и реализовать методические подходы к интегральной оценке социально-экономического потенциала сельских муниципальных районов с учетом геополитических особенностей региона;

– выполнить оценку робастности (устойчивости) параметров распределения сельских муниципальных районов Оренбургской области по социальным показателям;

– выделить факторы (главные компоненты), доминирующие в процессе формирования конвергенции в развитии социальной инфраструктуры на муниципальном уровне в Оренбургской области, с применением алгоритмов кластерного анализа осуществить многомерную группировку сельских муниципальных районов региона по уровню развития социальной инфраструктуры с целью выявления кластеров, объединяющих районы-лидеры;

– исследовать устойчивость роста (снижения) показателей вариации в динамике среди сельских муниципальных районов Оренбургской области по уровню социально-экономического и демографического развития;

– оценить влияние вариации социально-экономических показателей сельских муниципальных районов региона на асимметрию районов по уровню демографического развития;

– выявить наличие процессов конвергенции (дивергенции) в развитии социальной инфраструктуры среди регионов России, а также на муниципальном уровне регионов Приволжского федерального округа;

– разработать и апробировать методику построения обобщающего показателя развития человеческого потенциала отдельных социальных групп населения (в частности городского и сельского населения);

– обосновать приоритетные направления государственной и региональной социальной политики, направленные на устойчивое развитие сельских территорий.

Объектом исследования являются муниципальные образования (в том числе сельские муниципальные районы) и регионы Российской Федерации.

Предметом исследования выступает методология статистического исследования количественных закономерностей в распределении муниципальных образований и регионов по уровню социального развития.

Теоретической и методологической основой исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых по проблемам социального неравенства, социальной дифференциации, социальной и экономической конвергенции (дивергенции); методологические положения по статистике Росстата; Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008 – 2012 годы; Федеральные целевые программы «Социальное развитие села до 2012 года», «Жилище» (на 2002-2010 годы) и др.

В качестве исследовательского аппарата использован комплекс общенаучных и статистических методов: диалектический метод, метод научных обобщений, сводка и группировка, вариационный анализ, система методов робастного оценивания данных, методы анализа динамических рядов, метод многомерных непараметрических оценок (Паттерн), регрессионный, нетрадиционный корреляционный анализ, метод главных компонент, кластерный, табличный, графический методы.

Для практической реализации указанных методов в работе использованы пакеты прикладных программ «Statistica», «Stata», «MS Excel».

В процессе исследования использованы законодательные акты, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ.

Информационная база исследования сформирована на основе официальных статистических данных Росстата по регионам России в целом, по муниципальным образованиям регионов Приволжского федерального округа, и, в частности, по Оренбургской области за период 1990-2008 гг., расчетных показателей, полученных автором на их основе и на основе собственных наблюдений, результатов исследований Всемирного банка, ресурсов глобальной сети Интернет.

Обоснованность и достоверность полученных выводов и результатов основаны на использовании значительного числа наблюдений и подтверждаются внедрением и апробацией полученных результатов в практику деятельности Оренбургстата, региональных и муниципальных органов власти и управления, в учебный процесс учреждений высшего профессионального образования.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в разработке методологии статистического исследования закономерностей социального развития сельских муниципальных районов регионов России. Наиболее существенные результаты, характеризующие научную новизну работы и выносимые на защиту, заключаются в следующем.

1. Расширены и дополнены теоретико-методологические положения в области субрегионального развития в условиях территориальной социально-экономической дифференциации; раскрыта теоретико-методологическая сущность муниципального образования (сельского муниципального района) с учетом современных особенностей развития сельских территорий, основанная на синтезе методологических подходов (муниципальное образование - социум и воспроизводственная система) и рассматривающая муниципальное образование как субъект устойчивого социального развития; впервые сформулировано понятие конвергенции социального развития на субрегиональном уровне как предмета статистического исследования.

2. Обоснованы методологические положения территориальной статистики, объединяющей в себе статистику регионов и муниципальных образований, выявлена роль территориальной статистики в эффективном управлении федеративным государством; впервые выделены исторические этапы развития территориальной статистики в России по признакам «организационная структура» и «главные цели развития» и дана их содержательная характеристика; определены направления дальнейшего совершенствования отечественной территориальной статистики.

3. С позиций системного подхода сформирована система статистических показателей социальной конвергенции сельских муниципальных образований, включающая уровневые (факторные и результативные) и интегральные показатели; предложена методика статистического исследования социальной конвергенции сельских муниципальных образований, в рамках которой обосновано применение робастных оценок, эконометрического моделирования ?-конвергенции, нетрадиционного корреляционного анализа.

4. Разработана методика интегральной оценки социально-экономического потенциала приграничных сельских муниципальных районов региона с целью обоснования стратегических перспектив их дальнейшего развития.

5. Определен состав социальной инфраструктуры сельских муниципальных районов региона по видам экономической деятельности в соответствии с ОКВЭД. Выявлены факторы (главные компоненты), доминирующие в процессе развития муниципальной социальной инфраструктуры Оренбургской области, на основе редуцированного набора признаков с помощью алгоритмов кластерного анализа выделены однородные группы муниципальных районов по уровню развития социальной инфраструктуры и определены районы-лидеры.

6. Доказано наличие ?-дивергенции среди сельских муниципальных районов Оренбургской области по 9 демографическим и социально-экономическим показателям в период 2000-2008 гг.; методом нетрадиционного корреляционного анализа установлены статистически значимые переменные, объясняющие степень асимметрии районов по демографическим показателям.

7. Построены статистические модели конвергенции, позволившие выявить и статистически оценить наличие конвергенции (дивергенции) в развитии социальной инфраструктуры регионов России в целом и в разрезе федеральных округов, а также внутри каждого региона Приволжского федерального округа.

8. Разработана методика построения обобщающего показателя развития человеческого потенциала населения, проживающего в городской и сельской местности, дан прогноз значений индекса развития человеческого потенциала городской и сельской местности России и Оренбургской области на краткосрочную перспективу с учетом выявленных тенденций.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования. Теоретическая значимость исследования состоит в разработке концептуальных подходов, методик и инструментов, характеризующих закономерности формирования социальной конвергенции на субрегиональном уровне в современной России. Предлагаемая методология ориентирована на возможности статистического обеспечения принятия управленческих решений, направленных, в первую очередь, на устойчивое развитие сельских территорий. Вместе с тем, результаты диссертационного исследования носят прикладной характер по отношению к административно-территориальным образованиям и территориальным органам исполнительной власти и управления любого ранга. Практическое значение определяется возможностью использования выводов и предложений, содержащихся в диссертации, для решения важных прикладных задач в различных сферах практической деятельности.

Полученные в диссертации результаты и выводы рекомендуются к использованию в системе Министерства сельского хозяйства, Министерства регионального развития РФ в качестве информационного обеспечения при разработке программ сокращения дифференциации муниципальных образований по уровню социального и экономического развития, разработке региональных программ по устойчивому развитию сельских территорий, а также устойчивому развитию региона как территориальной системы. Результаты, связанные с исследованием особенностей организации статистического наблюдения за развитием регионов и муниципальных образований, рекомендуется применять в работе территориальных органов Федеральной службы государственной статистики, а также в учебном процессе ВУЗов, осуществляющих подготовку студентов по специальности и направлению «Статистика», а также переподготовку и повышение квалификации управленческих кадров.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертации докладывались автором на научно-практических конференциях разного уровня: международных научно-практических конференциях НАЭКОР (г. Казань, 2010; г. Уфа, 2009; г. Москва, 2008, 2004, 2001; г. Оренбург, 2005; г. Барнаул, 2003), «Опыт и проблемы социально-экономических преобразований в условиях трансформации общества: регион, город, предприятие» (г. Пенза, 2009), «Актуальные проблемы социально-экономического развития России в изменяющемся мире» (г. Оренбург, 2006), «Эколого-технологическая, правовая и социально-экономическая политика в сельском хозяйстве: история и современность» (г. Оренбург, 2005), «Региональные проблемы реализации рыночных реформ   на постсоветском пространстве»  (г. Актобе, Республика Казахстан, 2001); на Всероссийской научно-практической конференции (с международным участием) «Актуальные вопросы социально-экономического развития регионов» (г. Великий Новгород, 2010); на областной межвузовской научной конференции «Региональные проблемы управления в рыночных условиях» (г. Оренбург, 1999); на Интернет-конференции «Роль статистики в мониторинге социально-экономического положения регионов Российской Федерации» (г. Саратов, 2009); научно-практических конференциях Оренбургского государственного аграрного университета 1998-2010 годов.

Теоретические положения и практические рекомендации прошли апробацию и реализованы в рамках НИР «Разработка модели развития социальной политики на селе и рекомендации по совершенствованию устойчивого развития сельских территорий» (Регистрационный номер 01200105534), а также в деятельности Территориального органа государственной статистики по Оренбургской области, что подтверждается соответствующими справками. Результаты исследования, связанные с оценкой социально-экономического потенциала приграничных сельских районов региона выполнены при поддержке гранта Российского гуманитарного научного фонда № 10-02-81216а/У (решение Совета РГНФ от 09.04.2010 г.).

Основные положения работы используются автором в учебном процессе Оренбургского государственного аграрного университета при чтении лекций по дисциплинам «Региональная статистика», «Социальная статистика», «Эконометрическое моделирование в статистике», «Методы прогнозирования в экономике».

Публикации. По теме диссертационной работы автором опубликовано 46 научных работ общим объемом 94,12 печ. л. (авторский вклад соискателя 50,21 печ. л.). Основные положения диссертационного исследования отражены в 11 научных статьях в изданиях перечня, рекомендованного ВАК, двух монографиях, двух учебных пособиях с грифом УМО по образованию в области статистики.

Структура и объем диссертации. Рукопись объемом 297 страниц машинописного текста содержит введение, пять глав, разбитых на параграфы, заключение, библиографический список, включающий 299 наименований трудов российских и зарубежных авторов, приложения.

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы диссертации, приводятся постановка проблемы, формулируются цель, научные задачи исследования, раскрывается методологическая основа, характеризуются степень разработанности проблемы, предмет и объект исследования, отмечаются основные положения и результаты, имеющие научную новизну и выносимые на защиту, раскрывается теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Теоретические аспекты статистического изучения социальной конвергенции на региональном и муниципальном уровнях» определены границы предмета статистического исследования, в качестве которого выступает территориальная конвергенция социальных процессов; раскрыты теоретико-методологические аспекты устойчивого социального развития сельских муниципальных образований, рассмотрены вопросы организации статистического наблюдения за развитием сельских территорий в России и за рубежом.

Во второй главе «Методология территориальной статистики и направления её совершенствования» раскрыты вопросы теории и практики региональной и муниципальной статистики в России и в других странах, обоснована необходимость развития методологии территориальной статистики, выполнена периодизация этапов развития территориальной статистики в России, предложена система показателей и методика статистического исследования территориальной социальной конвергенции.

В третьей главе «Статистический анализ тенденций социальных процессов сельских территорий России и её регионов» представлены результаты изучения динамики демографических показателей, структурно-динамического анализа показателей уровня и качества жизни сельского населения, выполнена интегральная оценка социально-экономического потенциала и определены перспективы развития приграничных сельских районов Оренбургской области.

В четвертой главе «Многомерный статистический анализ и эконометрическое моделирование развития социальной инфраструктуры регионов Приволжского федерального округа» исследована динамика показателей развития инфраструктуры сельских территорий России, выполнено статистическое оценивание аномальных наблюдений в совокупности муниципальных районов Оренбургской области по показателям развития социальной инфраструктуры, выявлены особенности развития социальной инфраструктуры методом главных компонент и представлены результаты многомерной группировки муниципальных районов региона по уровню развития социальной инфраструктуры; выполнено моделирование регрессий конвергенции и анализ показателей ?-дивергенции в развитии социальной инфраструктуры регионов России, а также внутри регионов Приволжского федерального округа.

В пятой главе «Статистическое обоснование совершенствования государственной и региональной социальной политики, направленной на устойчивое развитие сельских территорий» выполнен статистический анализ устойчивости и взаимосвязей показателей ?-дивергенции демографических и социально-экономических процессов в динамике на муниципальном уровне Оренбургской области; предложен интегральный показатель для измерения развития человеческого потенциала населения, проживающего в городской и сельской местности, выполнены расчеты индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП) городского и сельского населения, получены прогнозы ИРЧП для России и Оренбургской области; систематизированы существующие подходы к разработке социальной политики, предложены пути совершенствования государственной и региональной социальной политики в отношении устойчивого развития сельских территорий с учетом геополитических и экономических особенностей Оренбургской области.

В заключении диссертационной работы приводятся выводы и предложения по результатам исследования.


ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ,

ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

  • Развитие теоретико-методологических положений, концепции и содержания территориальной социальной конвергенции

как предмета статистического исследования

Проведенный в диссертационном исследовании анализ положений экономической теории, региональной экономики, методологических положений по статистике и нормативно-правовой базы позволил установить, что в настоящее время важной методологической проблемой является измерение степени дифференциации развития территорий. Это связано с необходимостью обеспечения целостности страны, осуществления единой государственной социально-экономической политики, которая была бы в равной степени эффективна для всех территорий. Современный этап развития нашей страны отличается нарастающим динамизмом и постоянным увеличением числа факторов, существенным образом предопределяющих масштабы, темпы и качество экономического роста. Это, в свою очередь, обусловливает усиление дифференциации территориальных систем (регионов и муниципальных образований внутри регионов) по уровню социальных показателей. Социальная дифференциация проявляется в целом ряде измерений, таких, как здоровье, образование, доходы, жилищные условия населения и других. Разные проявления социальной дифференциации с течением времени могут взаимодействовать и усиливать друг друга. При этом социальные и экономические процессы тесно взаимосвязаны: с одной стороны, функционирование экономики нацелено на удовлетворение социальных нужд населения и поэтому определяет уровень развития социальных процессов, с другой – социальные процессы являются «зеркалом» экономического развития, так как высокий уровень жизни населения, развитие человеческого потенциала свидетельствуют об эффективной экономике.

Современная стадия общественного развития характеризуется тем, что с одной стороны, происходят процессы экономической глобализации, ведущие к созданию интеграционных группировок, контролирующих значительные территории, а с другой – усиливается значение местного сообщества, имеющего уникальные черты, проявляющиеся в социально-демографических, хозяйственных, воспроизводственных и других процессах. Управление жизнеобеспечением местного сообщества, проживающего на соответствующей территории, осуществляется в границах, определенных административно-территориальным устройством, в соответствии с принципами местного самоуправления. При этом местное самоуправление призвано не только исполнять установленные законодательством полномочия, но и обеспечивать устойчивое развитие муниципальных образований в целях повышения уровня и качества жизни населения.

Муниципальное образование, как социально-экономическая система, рассматривается отечественными и зарубежными экономистами с точки зрения разных концептуальных подходов (субъект-субъектный, воспроизводственный и другие). В зависимости от концептуального подхода различаются и формулировки векторов развития муниципальных образований. В этой связи необходимо уточнить теоретическую трактовку устойчивого социального развития сельского муниципального образования с позиций статистического исследования. Проблема развития сельских муниципальных образований для России имеет особую значимость: по разным оценкам, проблемные сельские территории к началу XXI века составляли от 64 до 87% всей территории страны.

Под устойчивым социальным развитием сельского муниципального образования мы понимаем тенденции и складывающиеся количественные закономерности в процессе создания условий для развития человеческого потенциала на данной территории, обеспеченного путем сбалансированного использования природно-климатических, материальных, финансовых, трудовых ресурсов, с учетом применения прогрессивных методов управления в местном самоуправлении. Данное определение уточнено в соответствии с опубликованной Концепцией долгосрочного развития России до 2020 г., сформированной с учетом возрастания роли человеческого капитала в экономическом развитии страны.

Развитие человеческого потенциала, по нашему мнению, это процесс расширения возможностей для всестороннего развития человека, проживающего на территории муниципального образования, включающий в себя возможность доступа к качественным услугам образования, здравоохранения, рекреации, экологически чистой природной среде. Достижению этой цели должно способствовать сбалансированное и рациональное привлечение ресурсов (природно-климатических, финансовых, трудовых и т.д.), обеспечить которое должны органы местного самоуправления, в том числе, применяя методы управления, направленные на развитие межтерриториального сотрудничества, стимулирование инновационной и инвестиционной активности участников социально-экономических отношений, усиление роли основных групп населения, развитие разных видов экономической деятельности на территории муниципалитета.

Вопрос о возможности признать муниципальное образование субъектом устойчивого социального развития является до сих пор дискуссионным. Обобщая содержание научных публикаций по данной теме, в работе выделены три основных подхода: полное отрицание возможности самостоятельного социального развития муниципальных образований, признание ограниченных возможностей муниципальных образований в вопросах формирования стратегий социального развития, признание активной роли органов местного самоуправления в формировании стратегий социального развития. С целью подтверждения признания муниципального образования субъектом социального развития в рамках региональной экономики в диссертационном исследовании определена система политических, правовых, экономических, технологических предпосылок, а также уточнена теоретическая концепция муниципального образования, основанная на объединении концепций, трактующих административно-территориальную систему как социум и как воспроизводственную систему.

С принятием Федерального закона №131-ФЗ от 6 октября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», вступившего в силу с 01.01.2006 г., значительно изменились предметы ведения всех типов муниципальных образований, статусы муниципалитетов. Так, до начала 2006 г. в Оренбургской области насчитывалось 48 муниципальных образований. С 1 января 2006 г. получили статус муниципалитетов 613 территориальных образований. В этой связи муниципальное образование может рассматриваться в качестве носителя особых экономических интересов и социальных ценностей. Федеральный закон №131-ФЗ закрепляет за органами местного самоуправления решение «вопросов местного значения». Таковыми вопросами в первую очередь являются социальные, так как органы местного самоуправления не могут напрямую влиять на деятельность коммерческих организаций. Кроме того, именно по изменению социальных показателей население может оценивать результаты работы местных властей. Данное обстоятельство выдвигает на первый план статистическое наблюдение, анализ социальных процессов и развитие системы расселения на муниципальном уровне, а также позволяет определить подход к муниципальному образованию как социуму (общности людей, живущих на определенной территории). Вместе с тем, муниципальное образование включено в процессы воспроизводства населения, воспроизводства общественных благ в региональной экономике. Следовательно, воспроизводственный подход дополняет подход к муниципальному образованию как к социуму, поскольку акцентирует внимание на необходимости включения в процесс расширенного воспроизводства территориальных факторов в условиях интеграции и глобализации экономических процессов. Воспроизводственный подход позволяет учитывать взаимосвязь между размещением производства и расселения населения, вовлечением в процесс расширенного воспроизводства местных сырьевых, материальных, финансовых, земельных ресурсов и человеческого капитала. Однако воспроизводственные процессы в экономике рассматриваются нами как средство для достижения главной цели муниципального образования – развитие человеческого потенциала на данной территории.

Представление о муниципальном образовании, основанное на синтезе перечисленных концепций (муниципальное образование как социум и воспроизводственная система) позволило нам сформировать концептуальную модель процесса выработки направлений устойчивого социального развития сельских муниципальных образований. Сельские муниципальные районы являются основным объектом изучения диссертационного исследования, так как они представляют собой крупные административно-территориальные единицы, как по численности населения, так и по имеющимся в их распоряжении ресурсам (рис. 1).

Статистический инструментарий, как представляется, должен применяться на II уровне модели с целью изучения тенденций и закономерностей социально-экономических процессов в сельских муниципальных районах, выявления различий между ними по уровню социального развития.

Обзор научных публикаций, посвященных данной теме, позволяет сделать вывод об отсутствии единого подхода к решению проблемы количественной оценки уровня социальной дифференциации на субрегиональном уровне. Для изучения социальной дифференциации муниципальных районов внутри региона в условиях российской экономики мы предлагаем применить ряд элементов концепции конвергенции, широко применяемой в Европейском Союзе и достаточно ёмко характеризующей интеграционные  процессы. В частности, понятие социальной конвергенции на субрегиональном уровне мы трактуем как сближение уровней социальных показателей муниципальных районов региона в течение рассматриваемого временного интервала. Противоположным социальной конвергенции является понятие социальной дивергенции.

2. Методологические положения территориальной статистики и направления её совершенствования

Развитие экономических отношений в России в значительной степени увеличивает потребности управляющих структур в своевременной и достоверной информации по различным аспектам жизнедеятельности общества, что в свою очередь требует развития специфической информационной инфраструктуры. Её специфика проявляется в возможности выполнения комплексного анализа происходящих в регионах и муниципальных образованиях страны социальных, экономических, экологических и других процессов. Как показывает мировой и отечественный исторический опыт, развитие территориальной статистики определяется, в первую очередь, процессами реорганизации системы государственного управления, интенсивностью реформирования экономики и общества в целом, отмиранием старых и формированием новых форм хозяйственных отношений и экономических укладов.

Критическое изучение публикаций по проблемам развития региональной и муниципальной статистики на современном историческом этапе позволило предложить более универсальный термин, подразумевающий как региональный, так и муниципальный уровни обобщения статистической информации, предназначенной для территориального управления – «территориальная статистика».

Объектом наблюдения и анализа в территориальной статистике выступают административно-территориальные единицы: субъекты Российской Федерации (республики, края, области, города федерального значения, автономные области, автономные округа) и их объединения (федеральные округа), муниципальные образования внутри региона.

Использование термина «территориальная статистика» считаем более практически обоснованным, чем «региональная статистика», так как подразделения государственной статистики России, расположенные в субъектах Федерации, называются «Территориальными органами Росстата», а структура территориальных органов государственной статистики строго соответствует административно-территориальному делению страны. Основой методологии территориальной статистики являются методологические положения государственной статистики России, гармонизированные с требованиями международных стандартов. Формирование и развитие территориальной статистики невозможно без использования современных информационных и коммуникационных технологий, включая создание электронного правительства на региональном и федеральном уровнях.

По нашему мнению дальнейшее развитие территориальной статистики должно осуществляться по следующим направлениям:

  • обеспечение статистической характеристики состояния и перспектив развития административно-территориальных образований;
  • совершенствование методологии изучения степени и факторов дифференциации регионов и муниципальных образований по уровню их социально-экономического развития;
  • развитие методологии межрегиональных и межмуниципальных сопоставлений;
  • развитие методологии регионального счетоводства и балансовых построений на региональном уровне;
  • развитие методологии интегрированного информационно-статистического ресурса муниципального и регионального управления;
  • разработка учебно-методической литературы по территориальной статистике (включая региональную и муниципальную статистику) для учреждений системы профессионального образования.
        • Система  показателей  и  методика  статистического исследования  социальной конвергенции сельских муниципальных районов региона

Проблема измерения социальной конвергенции на субрегиональном уровне рассматривается нами в рамках статистического изучения устойчивого социального развития сельских муниципальных образований и включает два аспекта. Во-первых, в диссертации раскрыты вопросы формирования информационной базы исследования, сформирована и обоснована система статистических показателей, наиболее адекватно отражающих изучаемые процессы. Во-вторых, разработана система статистических методов, применение которых позволит получить наиболее точные оценки социальной конвергенции на субрегиональном уровне с целью формирования практических рекомендаций по сокращению социального неравенства и обеспечению устойчивого социального развития сельских муниципальных образований в ближайшей перспективе.

Разработка системы статистических показателей социальной конвергенции на субрегиональном уровне осуществлена в рамках системного подхода. С позиций теоретических концепций представления муниципального образования как социума и как воспроизводственной системы сформированы подсистемы, содержащие частные результативные и факторные показатели, позволяющие впоследствии осуществить интегральные оценки социального развития муниципальных образований, в отдельную группу выделены показатели социальной конвергенции (рис. 2).



В качестве частных результативных нами рассматривались показатели развития человеческого потенциала муниципальных образований, в качестве факторных – показатели развития социальной инфраструктуры и развития производства в муниципальных образованиях.

Важной проблемой при формировании системы показателей является теоретическое обоснование выбора того или иного показателя. Выбор показателей обусловлен следующими предпосылками:

  • применение общепринятой в мировой и отечественной практике методике изучения человеческого потенциала, основанной на факторах: долголетие, образованность, доход;
  • объективно необходимым условием улучшения системы расселения на территории региона является развитие социальной инфраструктуры;
  • развитие производства – залог социального развития территорий;
  • наличие официальных статистических данных в разрезе муниципальных районов региона.

В мировой практике принято рассматривать все достижения государств через призму развития человека. Существенные различия в экономическом, социально-культурном неравенстве населения различных территорий усиливают стартовые жизненные возможности людей, обусловливая дифференциацию уровня и качества жизни. В блок показателей развития человеческого потенциала мы включили такие частные показатели, как: плотность населения муниципального района (чел./ тыс. км2), коэффициент младенческой смертности (промилле), доля населения в трудоспособном возрасте в общей численности населения (%), средняя номинальная начисленная зарплата работников (руб.) и другие. В диссертации также представлена авторская методика построения интегрального показателя – Индекс развития человеческого потенциала населения, проживающего в городской и сельской местности.

В блок показателей развития социальной инфраструктуры включены показатели, характеризующие жилищные условия населения, экологическую обстановку на территории муниципального образования, наличие автодорог, качество медицинского обслуживания и др.

В блок показателей развития экономической деятельности включены показатели: инвестиции в основной капитал в расчете на душу населения (руб.), среднесписочная численность работников крупных и средних организаций в процентах к численности постоянного населения, удельный вес убыточных организаций в процентах от общего числа организаций по основным видам экономической деятельности и другие.

Остановимся на показателях конвергенции. Для количественной оценки конвергенции использована эконометрическая модель, в которой зависимой переменной являются темпы роста показателя, а независимой – первоначальный уровень показателя :

,                                          (1)

где    хit-T - показатель в момент времени, предшествовавший текущему моменту времени t на T периодов;

gi – средние темпы роста в i-м муниципальном образовании за T периодов, исчисленные как ln(хit)/ln(хit-T),

 – случайное отклонение,

 и  - подлежащие оценке коэффициенты.

Индикатором наличия конвергенции является знак коэффициента . Если  < 0, это означает, что менее развитые территории со сравнительно небольшим значением показателя имеют более высокие темпы роста этого показателя в сравнении с более развитыми муниципальными образованиями. Если  > 0, то наблюдается не конвергенция, а дивергенция.

Для измерения дивергенции при изучении субрегиональной дифференциации мы применили показатель - дивергенции, определяемый как изменение во времени стандартного отклонения сравниваемого по территориям показателя. Рост стандартного отклонения (- дивергенция) свидетельствует об отдалении позиций крайних территорий в ранжированном ряду. Сокращение этой величины (-конвергенция) свидетельствует об уменьшении различий между территориями. В диссертационном исследовании впервые применена модель (1) для измерения конвергенции сельских муниципальных районов региона.

Применение концепции конвергенции предполагает четкое определение базового года, который должен быть значимым для изучаемой интеграционной группировки. В настоящем исследовании в качестве базового года нами определен 2000 г. по следующим причинам. Во-первых, Россия к 2000г.   преодолела последствия финансового кризиса 1998 г., жизнь общества и экономика стабилизировались. Во-вторых, что важно для анализа причин конвергенции, изменились приоритеты и механизмы государственной социальной политики, что впоследствии привело к принятию ряда федеральных и региональных целевых проектов и программ, направленных на устойчивое развитие страны и регионов. Такая социальная политика была продолжена (при всех трудностях) и в современный период нового финансового кризиса.

Комплексный статистический анализ социальной конвергенции сельских муниципальных образований региона выполнен нами поэтапно, при этом каждому этапу присущ свой набор методов и моделей (рис. 3). Принципиальным отличием предлагаемой автором методики от широко распространенных в настоящее время на практике методик статистического изучения территориальных социально-экономических процессов является применение многомерных статистических методов в сочетании с методами робастного оценивания данных, применение регрессий конвергенции к совокупностям муниципальных районов региона, а также построение интегральных показателей развития человеческого потенциала для социальных групп (городского и сельского населения).

Подпись: Рисунок 3 – Методика комплексного статистического исследования социальной конвергенции сельских муниципальных районов региона

На каждом этапе исследования данная методика может быть дополнена частными элементами, отвечающими тем или иным задачам соответствующего этапа статистического анализа.

4. Методика интегральной оценки социально-экономического

потенциала приграничных сельских муниципальных районов

Оренбургской области

Оренбургская область – приграничный регион, на который приходится самый протяженный участок российско-казахстанской границы, длиной 1876 километров (45% от общей протяженности границы области). Учитывая эту особенность, в диссертации изучен социально-экономический потенциал 13 приграничных сельских муниципальных районов. Под социально-экономическим потенциалом приграничной сельской территории мы понимаем наличие условий, обеспечивающих возможность развития человека (достойное жилье, дошкольное и школьное образование, медицинское обслуживание, возможность трудоустройства, благоприятная экологическая обстановка и др.). Особенностью социально-экономического потенциала сельской территории является её особый уклад жизни, связанный с сельскохозяйственным производством.

Определение методических подходов к оценке социально-экономического потенциала приграничных районов, прежде всего, предполагает формирование системы показателей, объединенных в три блока:

  1. развитие человеческого потенциала (ЧП) в условиях приграничности территории.
  2. развитие инфраструктуры и условий жизнеобеспечения.
  3. развитие сельскохозяйственного производства.

Интеграцию показателей предлагается выполнить по схеме вложенности индикаторов, каждый из которых характеризует соответствующее направление, при этом прослеживается снижение размерности массива исходной информации (рис. 4).

Рисунок 4 – Схема построения интегрального показателя социально-экономического потенциала приграничного сельского района

Обобщающие оценки выполнены методом Паттерн. Данный метод заключается в нахождении простой средней арифметической из оценок значений индикаторов объектов по отношению к «наилучшим» показателям:

,                                                  (2)

где    i = 1, 2, 3, …, n – сравниваемые территории;

j = 1, 2, 3, …, k – сравниваемые показатели;

tij – результат парного сравнения i-й территории по j-му показателю, определяется по одному из следующих правил:

Однако применение метода «Паттерн» затруднительно в случае, если наилучшее значение равно нулю (например, при отсутствии младенческой смертности в районе), либо показатель принимает то положительные, то отрицательные значения (миграционный прирост / убыль).

Предлагается применять следующий принцип метрического шкалирования по каждому блоку показателей.

  1. Исходные показатели представляются в виде матрицы (aij), где i – номера районов, расположенные в столбцах таблицы (i = 1,2,…,n), j номера показателей, расположенные по строкам таблицы (j = 1,2,…,k),.
  2. Исходные показатели матрицы aij нормируются в отношении соответствующего «наилучшего» показателя по формуле 3 либо 4. Если «наилучшее» значение равно нулю, необходимо принять следующие допущения: району с наилучшим показателем присваиваем нормированное значение, равное единице, в формуле 3 (или 4) вместо нуля подставляем максимальное (минимальное), отличное от нуля, значение.
  3. Для каждого из районов значение его рейтинговой оценки () определяется по формуле:

,                             (5)

где    l – индикатор принадлежности к одному из блоков показателей (развитие человеческого потенциала, развитие инфраструктуры жизнеобеспечения, развитие сельскохозяйственного производства.

Заключительное ранжирование осуществляется по средней арифметической простой из полученных интегральных рейтинговых оценок соответствующих районов по блокам индикаторов:

,                           (6)

где    – рейтинговая оценка i-го района по блоку показателей развития человеческого потенциала;

 – рейтинговая оценка i-го района по блоку показателей развития инфраструктуры жизнеобеспечения;

 – рейтинговая оценка i-го района по блоку показателей развития сельскохозяйственного производства.

Районы ранжируются в порядке убывания их сводной рейтинговой оценки (наивысший ранг присваивается району с минимальным значением рейтинга) (табл. 1).

Таблица 1 – Ранжирование социально-экономического потенциала приграничных сельских районов Оренбургской области

Район

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

Изменение ранга

2008 г. к 2003 г. (+/-)

Акбулакский

7

6

7

7

4

4

3

Беляевский

6

12

6

3

8

3

3

Гайский

12

7

11

9

7

10

2

Домбаровский

4

5

5

6

9

8

-4

Илекский

2

1

2

2

1

1

1

Кваркенский

9

9

13

12

11

11

-2

Кувандыкский

5

3

4

11

10

12

-7

Новоорский

3

4

3

5

6

5

-2

Первомайский

10

8

10

8

5

7

3

Светлинский

8

10

8

10

13

9

-1

Соль-Илецкий

11

11

12

4

2

6

5

Ташлинский

1

2

1

1

3

2

-1

Ясненский

13

13

9

13

12

13

0

В 2008 г. среди сельских приграничных территорий лидерами по РЧП, по нашим оценкам, являются Илекский, Беляевский и Ташлинский районы, в которых сравнительно высокая плотность населения, наблюдается миграционный прирост населения. Рейтинг Илекского района на протяжении 2003-2008 гг. остается высоким. В Илекском, традиционно сельскохозяйственном, районе появились новые рабочие места, связанные с обслуживанием государственной границы, развивается гостиничный бизнес. Беляевский район находится в центральной зоне области, в нем в последние годы развивается жилищное строительство. Близость к Оренбургу обеспечивает сбыт сельскохозяйственной продукции.

Традиционным лидером в производстве сельскохозяйственной продукции является Ташлинский район. Высоко развито сельскохозяйственное производство в таких приграничных районах, как Акбулакский, Гайский, Первомайский районы. Однако, интенсивность развития сельскохозяйственного производства в Гайском и Первомайском районах неустойчива в динамике.

К числу «проблемных» районов мы относим Кваркенский, Светлинский, Ясненский. Эти восточные районы Оренбуржья значительно удалены от крупных городов. В названных районах высоки показатели безработицы, миграционной убыли, смертности населения.

Изучив основные параметры приграничных сельских районов области мы сформировали SWOT-матрицу, которая представлена в диссертации, а также определили цели развития приграничных сельских муниципальных районов и инструменты достижения названных целей.

5. Устойчивость и факторы ?-дивергенции среди сельских муниципальных районов Оренбургской области в развитии демографических

и социально-экономических процессов в 2000-2008 гг.

В диссертации изучены процессы дивергенции сельских муниципальных районов Оренбургской области с применением теоретических положений статистического анализа устойчивости тенденции динамических рядов. В качестве критерия устойчивости выступил непараметрический коэффициент рангов Ч. Спирмена (Кр). Система первичных показателей для оценки устойчивости конвергенции (дивергенции) социального развития включает 22 показателя, сгруппированных нами в 3 блока («I Развитие социальной инфраструктуры», «II Развитие экономической деятельности», «III Демографическое развитие»). Показатели I и II блоков выступают в качестве факторных показателей социального развития сельских муниципальных образований, показатели III блока – в качестве результативных показателей, формирующих базу для определения развития человеческого потенциала.

Значения коэффициента Ч. Спирмена свидетельствуют, что устойчивым ростом (Кр > 1) в изучаемом периоде обладает величина ?-дивергенции показателей х10, х19 и х22, что говорит об усилении различий между муниципальными районами. Устойчивое снижение уровней (Кр > -1), т.е. конвергенцию, демонстрируют ряды х2, х3, х9, х11, что еще раз подтверждает сближение позиций районов по уровню обеспеченности жилья такими благами, как газ и водопровод, а также подтверждает развитие дорожного хозяйства в районах. Однако устойчивое снижение коэффициента вариации показателя х11 нельзя рассматривать однозначно положительно, так как сокращение диспропорций в размещении сельскохозяйственных организаций по территории Оренбургской области происходит главным образом за счет ликвидации последних (табл. 2).

Таблица 2 – Значения коэффициентов устойчивости изменения показателей в Оренбургской области в 2000-2008 гг.

Показатель

Кр

                                                           I

х1 – средняя обеспеченность населения жильем (общая площадь жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя), кв. м / чел.

-0,267

х2 – благоустройство жилищного фонда газом, % к общей площади

-0,900

х3 – благоустройство жилищного фонда водопроводом, % к общей площади

-0,867

х4 – число мест в учреждениях культурно-досугового типа на 1000 чел.

0,583

х5 – численность врачей на 10 000 человек населения

-0,483

х6 – обеспеченность населения врачебными амбулаторно-поликлиническими учреждениями (на конец года; число посещений в смену на 10 000 человек населения)

-0,208

х7 – охват детей дошкольными образовательными учреждениями, в процентах от численности детей соответствующего возраста

-0,500

х8 – удельный вес бытовых услуг в общем объеме платных услуг населению, %

0,067

х9 – удельный вес автомобильных дорог с твердым покрытием в общей протяженности автомобильных дорог общего пользования, %

-0,725

                                                            II

х10 – число предприятий и организаций всего в расчете на 1000 чел. постоянного населения, единиц

0,800

х11 – число предприятий и организаций по виду деятельности «сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство» в расчете на 1000 чел. постоянного населения*

-0,886

х12 – число предприятий и организаций по виду деятельности «оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования» в расчете на 1000 чел. постоянного населения*

0,600

х13 – среднесписочная численность работников крупных и средних организаций в процентах к численности постоянного населения*

-0,200

х14 – среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников крупных и средних организаций, руб.*

0,000

х15 – удельный вес убыточных организаций в процентах от общего числа организаций

0,450

х16 – инвестиции в основной капитал в расчете на душу населения, руб.

-0,633

III

х17 – общий коэффициент рождаемости, промилле

0,383

х18 – общий коэффициент смертности, промилле

0,383

х19 – коэффициент младенческой смертности, промилле

0,867

х20 – общий коэффициент брачности, промилле

0,033

х21 – общий коэффициент разводимости, промилле

0,450

х22 – коэффициент соотношения прибывших и выбывших

0,783

Примечание: * за 2004-2008 гг.

О присутствии изменений, характеризующих скорее дивергенцию, чем конвергенцию муниципальных районов, говорят значения Кр в интервале от 0,3 до 0,7. Это такие показатели, как х4, х12, х15, х17, х18, х21. На наметившуюся конвергенцию указывают значения Кр показателей х5, х7, х16. Слабой устойчивостью снижения уровней в динамике обладает вариация показателей х1, х6,х13. К числу абсолютно не устойчивых в динамике мы относим коэффициенты вариации показателей х8, х14 и х20 (Кр?0). Удельный вес бытовых услуг в общем объеме платных услуг населению (х8) обладает значительной асимметрией на протяжении длительного периода времени, что может указывать на отсутствие целенаправленной политики в отношении регулирования экономической деятельности на потребительском рынке сельских территорий.

Изучение устойчивости показателей ?-дивергенции социально-демографических процессов на муниципальном уровне позволяет оценить эффективность мер государственной политики, степени реализации социальных инвестиционных программ на муниципальном уровне. В частности, можно признать успешными действия органов власти и управления в отношении жилищной политики, дорожного строительства.

Не в полной мере в настоящее время проявился эффект от реализации мероприятий в области здравоохранения, дошкольного образования детей, инвестиционной политики, мер по укреплению института семьи и брака. Необходима срочная программа действий в отношении развития экономической деятельности на территории муниципальных образований Оренбургской области, а также стимулирование развития оптовой и розничной торговли и деятельности по бытовому обслуживанию населения. Статистический анализ устойчивости показателей ?-дивергенции не выявил положительных результатов демографической политики на территории сельских муниципальных районов, которые проявлялись бы в уменьшении асимметрии по демографическим показателям.

В диссертации исследовано влияние конвергенции (дивергенции) социально-экономических процессов на формирование процессов конвергенции муниципальных образований по демографическим показателям с помощью модифицированного коэффициента корреляции (rmod) (рис. 5).

Рисунок 5 – Граф связей показателей ?-дивергенции в 2000-2008 гг.

Перечень демографических показателей дан в табл. 5 в блоке III. Для удобства восприятия причинно-следственных взаимосвязей демографические показатели обозначены y1…y6. В результате сделан вывод, что вариация фактора х3 в период 2000-2008 г. оказывала влияние на дивергенцию всех демографических показателей. Вторым по значимости является фактор х16, вариация которого обнаружила достаточно тесную зависимость с пятью демографическими показателями. По четыре тесных зависимости с демографическими показателями имеют факторы х2, х4, х9.. Наиболее чувствительными демографическими показателями являются у1 и у2, так как статистически значимое влияние на них оказали семь факторов из 8:  х1, х2, х3, х5, х9, х16. Таким образом, подтверждается необходимость регулирования процессов развития социальной инфраструктуры и инвестиционной активности на муниципальном уровне.

6. Результаты многомерного статистического анализа развития региональной социальной инфраструктуры Оренбургской области

Отрасли инфраструктуры с экономической точки зрения изучены недостаточно. Однако, по признанию большинства экономистов, именно плохое состояние инфраструктуры становится одним из главных ограничителей экономического роста. В этой связи в диссертации уделено внимание закономерностям развития социальной инфраструктуры в регионах России, подробнее проанализированы закономерности развития социальной инфраструктуры в сельских муниципальных районах Оренбургской области. Предварительно на основе изучения отечественных и зарубежных подходов к классификации инфраструктурных отраслей экономики определен состав социальной инфраструктуры как совокупности определенных видов экономической деятельности в соответствии с Общероссийским классификатором видов  экономической  деятельности (ОКВЭД). В рамках 9 разделов ОКВЭД (E, G, H, I, J, K, M, N, O) названы 45 позиций чистых отраслей (видов деятельности) экономики. Для статистического изучения нами выбраны девять показателей развития социальной инфраструктуры, информация по которым регулярно публикуется в официальных статистических изданиях в разрезе муниципальных районов (названия показателей х1…х9 приведены в табл. 2).

В условиях значительной территориальной асимметрии социального развития важным этапом исследования является робастное (устойчивое) статистическое оценивание. В результате робастных оценок совокупности из 35 сельских муниципальных районов Оренбургской области по показателям развития социальной инфраструктуры за 2000 и 2008 гг. сделан вывод, что изучаемая совокупность по ряду показателей не однородна, имеет «выбросы» (аномальные значения). Так, в 2000 г. с помощью критериев L и L’, предложенных Г. Титьеном и Г. Муром, при уровне значимости 0,05 выявлены «выбросы» по показателям х2, х6, х8, х9; в 2008 г. аномальные значения содержат ряды х2, х5, х6, х8, х9. Применение процедуры винзорирования данных позволило улучшить параметры изучаемых распределений, за исключением показателя х9. Это обстоятельство обусловило необходимость применения для дальнейшего анализа методов, не требующих соответствия распределения нормальному закону, а именно, компонентному и кластерному методам.

Обработка первичных данных развития социальной инфраструктуры по 35 муниципальным сельским районам Оренбургской области за 2000 и 2008 годы методом главных компонент позволила снизить размерность признакового пространства путем образования трех главных компонент, определяющих развитие социальной инфраструктуры сельских муниципальных районов.  Для дальнейшего анализа использованы следующие показатели: в  2000 г. апостериорный набор показателей включает х1, х5, х7, х8, х9, в 2008 г. - х1, х4, х5, х7, х8.

Типологизация муниципальных районов Оренбургской области по уровню развития социальной инфраструктуры выполнена с помощью кластерного анализа. Многомерная классификация выполнена методом Варда с использованием метрики городских кварталов (Манхэттенского расстояния). В 2000 и 2008 годах все сельские муниципальные районы распределены  по 4-м группам. В 2000 г. наиболее многочисленным оказался третий кластер, состоящий из 13 районов. Районы, входящие в первый, третий и четвертый кластеры территориально разбросаны. Только второй кластер представлен в основном районами, расположенными в северо-западной части области.

В 2008 г. наиболее многочисленным является второй кластер, в состав которого вошли 14 районов (рис. 6).

Рисунок 6 – Территориальное зонирование Оренбургской области по уровню развития социальной инфраструктуры в сельской местности в 2008 г.

В 2008 г. в первый кластер вошли районы, расположенные в центре и на востоке области, второй кластер представлен преимущественно районами центральной, южной и юго-западной зон области, третий кластер образуют северные районы региона, в четвертом кластере – в основном районы западной части области. Это позволяет высказать предположение о зависимости развития социальной инфраструктуры от качества управленческих решений именно муниципальной власти в условиях отсутствия единой целенаправленной региональной политики по развитию социальной инфраструктуры.

Лидирующие позиции по уровню развития социальной инфраструктуры в 2000 г. занимают 10 муниципальных районов Оренбургской области, входящих в четвертый кластер (табл. 3).

Таблица 3 – Состав и характеристика кластеров в 2008 г.

кластера

Чис-ло МР

Состав кластера

Статистическая

величина

х1

х4

х5

х7

х8

1

5

Домбаровский, Новоорский, Оренбургский, Сакмарский, Светлинский

21,4

121,4

28,8

50,4

6,6

Ме

20,6

125,0

27,3

53,5

4,3

v, %

9,9

16,9

19,7

22,1

87,9

2

14

Адамовский, Акбулакский, Беляевский, Бузулукский, Грачевский, Илекский, Новосергиевский, Октябрьский, Первомайский, Переволоцкий, Саракташский, Ташлинский, Тоцкий, Тюльганский

19,8

219,4

24,3

41,5

5,3

Ме

19,9

224,0

23,8

42,6

4,9

v, %

8,5

12,8

18,2

20,2

34,9

3

11

Асекеевский, Бугурусланский, Кваркинский, Красногвардейский, Кувандыкский, Матвеевский, Пономаревский, Северный, Соль – Илецкий, Шарлыкский, Ясненский

20,4

303,3

24,0

34,8

6,0

Ме

20,9

306,0

23,0

37,2

4,9

v, %

8,0

6,8

15,7

28,4

59,6

4

5

Абдулинский, Александровский, Гайский, Сорочинский, Курманаевский

21,8

409,8

29,5

37,2

5,6

Ме

21,9

386,0

30,0

43,3

4,6

v, %

8,8

13,6

7,9

43,7

56,3

Примечание.  - средняя арифметическая, Ме – медиана, v – коэффициент вариации

В 2008 г. явным лидером по уровню развития социальной инфраструктуры является также четвертый кластер, в состав которого входят 5 муниципальных районов области, имеющих максимальные по сравнению с другими районами показатели обеспеченности населения жильем, местами в учреждениях культурно-досугового типа, а также более высокую обеспеченность населения врачами. На долю этих районов приходится 8,5% сельского населения области, 8% занятых в крупных и средних организациях, расположенных в сельской местности. На долю 6 районов, входящих в первый кластер, имеющий низший ранг, приходится 19,2% сельского населения и 24,7% занятых в крупных и средних организациях.

Таким образом, многомерный статистический анализ муниципальных сельских районов Оренбургской области по уровню развития социальной инфраструктуры выявил, что совокупность сельских районов однородна по обеспеченности населения жильем, благоустройству жилья газом и по наличию дорог с твердым покрытием, что обусловлено активной реализацией соответствующих федеральных целевых программ. По остальным показателям социальной инфраструктуры наблюдается значительная дифференциация районов. За последние девять лет не выявлено статистически существенных изменений в степени неравенства районов по изучаемым показателям. При этом неизменно значимыми показателями для развития социальной инфраструктуры являются обеспеченность населения жильем, врачами, детскими дошкольными учреждениями, а также масштабы развития сектора бытовых услуг.

7. Модели конвергенции в развитии социальной инфраструктуры в регионах России и Приволжского федерального округа

Опираясь на данные государственной статистики, нами исследованы вариационные ряды девяти показателей (х1,…, х9) за периоды 2000-2003, 2003-2008 и 2000-2008 гг., которые при определении параметров уравнения (1) выступают независимыми переменными (табл. 4). Регионы России характеризуются конвергенцией по многим анализируемым показателям развития социальной инфраструктуры.

В последние шесть лет (2003-2008 гг.) выявлена статистически значимая b-конвергенция по показателям обеспеченности населения жильем (х1), благоустройства жилья водопроводом (х3), обеспеченности врачебными амбулаторно-поликлиническими учреждениями (х6), доступности дошкольного образования (х7), доле бытовых услуг в объеме платных услуг (х8). Отметим, что b-конвергенция по х3, х6, х7 проявляется ещё с 2000 г. Однако, считаем, что устойчивая b-конвергенция по х1, х6, х7 в первую очередь связана с демографическим фактором (сокращением численности населения), следствием чего является снижение нагрузки на организации социальной инфраструктуры в регионах РФ.

Анализ показателей b-конвергенции необходимо сопроводить критическим анализом показателей ?-конвергенции (дивергенции). Сопоставляя значения величин bи? по России в целом за 2000-2008 гг. делаем вывод о подтверждении наличия конвергенции среди регионов страны по таким показателям, как х1, х3, х7.

Усиление различий между регионами (дивергенция) наблюдается по показателям х2, х5, х8, х9. Противоречивые оценки b- и?-конвергенции получены по показателю х6. Но в сочетании с выявленной ?-дивергенцией по х5, можно утверждать, что процессы дивергенции в доступности услуг здравоохранения в нашей стране на сегодняшний день не преодолены, несмотря на реализацию ПНП «Здоровье».

Таблица  4 –  Коэффициент  b-конвергенции  регионов    России     по показателям развития социальной инфраструктуры

Показатель

2000-2003 гг.

2003-2008 гг.

2000-2008 г.

b

R

b

R

b

R

х1 – средняя обеспеченность населения жильем (общая площадь жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя), кв. м / чел.

0,018

0,29

-0,101

0,64

-0,087

0,55

х2 – благоустройство жилищного фонда газом, % к общей площади

-0,342*

0,93

-0,039*

0,06

-0,009*

0,03

х3 – благоустройство жилищного фонда водопроводом, % к общей площади

-0,200*

0,33

-0,379*

0,94

-0,043

0,59

х5 – численность врачей на 10 000 человек населения

0,007

0,14

-0,009

0,17

-0,005

0,07

х6 – обеспеченность населения врачебными амбулаторно-поликлиническими учреждениями (на конец года; число посещений в смену на 10 000 человек населения)

0,008

0,19

-0,032

0,59

0,026

0,41

х7 – охват детей дошкольными образовательными учреждениями, в процентах от численности детей соответствующего возраста

-0,115

0,91

-0,054

0,84

-0,174

0,91

х8 – удельный вес бытовых услуг в общем объеме платных услуг населению, %

-0,151

0,31

-0,304

0,57

-0,012

0,04

х9 – удельный вес автомобильных дорог с твердым покрытием в общей протяженности автомобильных дорог общего пользования, %

-0,045

0,12

-0,004

0,03

-0,045

0,10

Примечания. Жирным шрифтом выделены b, значимые с вероятностью 95%. R – коэффициент корреляции. Показатель х4 не анализировался, так как разрабатывается не по всем регионам.

* Без Магаданской области, Камчатского края и Чукотского АО.

Изучение процессов ?-дивергенции в разрезе федеральных округов привело нас к выводу, что в регионах России происходят разнонаправленные процессы (табл. 5).

Таблица 5 – Наличие ?-конвергенции (дивергенции) по показателям развития социальной инфраструктуры в разрезе федеральных округов в 2000-2008 гг.

Федеральный округ

?-конвергенция

?-дивергенция

Центральный

х3, х5, х6, х7, х8

х1, х2, х9

Северо-Западный

х3, х7

х1, х2, х5, х6, х8, х9

Южный

х1, х2, х3, х6, х7

х5, х8, х9

Приволжский

х3, х5, х6, х7

х1, х2, х8, х9

Уральский

х3, х6, х8, х9

х1, х2, х5, х7

Сибирский

х3, х6, х7, х8

х1, х2, х5, х9

Дальневосточный

х1, х7

х2, х3, х5, х6, х8, х9

Нет ни одного показателя развития социальной инфраструктуры, по которому бы имелась ?-конвергенция во всех федеральных округах. На фоне федеральных округов выделяется Приволжский округ, в котором значения коэффициентов вариации изучаемых показателей составляют не более 15%-20%, что характеризует вариацию значений показателей как умеренную.

Результаты моделирования регрессий b-конвергенции (1) по регионам ПФО по существу следующие. Для периода 2000-2003 гг. гипотеза о равенстве коэффициента b нулю с вероятностью 95% может быть отклонена только для показателя охвата детей дошкольным образованием (х7). Для периода 2003-2008 гг. статистически значимыми являются показатели охвата детей дошкольным образованием и доли бытовых услуг в общем объеме платных услуг. В период 2000-2008 гг. по двум упомянутым показателям регионы ПФО демонстрируют статистически значимую b-конвергенцию (т.е. сближение позиций), а по показателю обеспеченности населения врачебными амбулаторно-поликлиническими учреждениями – b-дивергенцию (т.е. усиление различий). По остальным показателям развития социальной инфраструктуры наличие закономерностей в региональном пространстве Приволжского федерального округа надежно не установлено. В диссертации изучены процессы субрегиональной конвергенции, т.е. конвергенции между муниципальными районами каждого региона ПФО (табл. 6).

Таблица 6 – Результаты оценки показателей муниципальной b-конвергенции по регионам ПФО за 2003-2008 гг.

Регион

Наличие показателей в разрезе муниципальных районов

Наличие b-конвергенции* по показателям

Наличие b-дивергенции* по показателям

Республика Башкортостан

х1, х2, х3, х4,х5, х6, х7, х8

х2, х3,х5, х7

х4, х8

Республика Марий Эл

х1, х2, х3,х5, х8

-

х8

Республика Мордовия

х1, х2, х3, х4,х5, х6

х2

-

Республика Татарстан

х1, х2, х3, х4,х5, х6, х7, х8,х9

х2, х3,х7, х9

х 4

Удмуртская Республика

х1, х2, х3, х4,х5, х6, х8, х9

х2, х3

х8

Чувашская Республика

х1, х2, х3, х4,х5, х6, х7, х8,х9

х2, х3,х7, х9

х8

Пермский край

х1, х2, х3, х4,х5, х7

х5

-

Кировская область

х1, х2, х3, х4,х5, х6, х8,х9

х3,х8

х2, х 4

Нижегородская область

х1, х2, х3, х4,х5, х6, х7, х8

х5, х7

х1, х3

Оренбургская область

х1, х2, х3, х4,х5, х6, х7, х8,х9

х2, х3,х5, х9

-

Пензенская область

х1, х2, х3, х4,х5, х6, х7, х8, х9

х2, х5, х6, х9

-

Самарская область

х1, х2, х3, х4,х5, х6, х7, х8, х9

х2, х3, х7, х8

-

Саратовская область

х1, х2, х3, х5, х6, х8, х9

х1

-

Ульяновская область

х1, х2, х3,х5, х6, х7, х8, х9

х1, х7, х8

-

Примечания. Жирным шрифтом выделены регионы, по которым информационная база позволяет рассчитать все 9 показателей.

*Приведены только те показатели, для которых величина b является статистически значимой с вероятностью 95%.

Моделирование регрессий конвергенции (1) позволили назвать регионы, в которых обозначилась тенденция сокращения диспропорций в уровне развития социальной инфраструктуры муниципальных образований. К числу таких регионов можно отнести Оренбургскую и Пензенскую области. Отсутствуют (или выявлены по 1-2 показателям) статистически значимые связи, указывающие на наличие конвергенции в развитии социальной инфраструктуры на муниципальном уровне в таких регионах, как Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Удмуртская Республика, Пермский край, Кировская, Нижегородская, Саратовская области. Большинство из перечисленных регионов имеют высокую плотность населения (например, в Нижегородской области – 43,9 чел. / кв. км), что обостряет социальные противоречия, связанные с удовлетворением потребностей населения в жилье, качественной медицинской помощи и т.п.

В восьми регионах ПФО наблюдается конвергенция по благоустройству жилья газом (х2), что во многом обусловлено успешной реализацией Государственной программы газификации регионов РФ.

В пяти регионах выявлена конвергенция по обеспеченности населения муниципальных районов врачами (х5), что, очевидно, отражает результаты успешной реализации в этих регионах направления «Развитие первичной медико-санитарной помощи» в рамках Приоритетного федерального проекта «Здоровье». К сожалению, нет ни одного показателя социальной инфраструктуры, для которого была бы выявлена статистически значимая b-конвергенция во всех регионах ПФО, это значит, что остается много нерешенных проблем.

Таким образом, развитие социальной инфраструктуры муниципальных районов в регионах ПФО характеризуется разнонаправленными процессами конвергенции и дивергенции, что подтверждает наличие диспропорций в развитии регионов страны, отсутствие системного подхода в решении социальных проблем.

8. Методика обобщающей оценки развития человеческого потенциала населения, проживающего в городской и сельской местности

России и Оренбургской области

Наиболее известным обобщающим показателем развития человеческого потенциала, предложенным ООН, является индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП). Методика ООН адаптирована нами таким образом, чтобы можно было измерить и сравнить уровень развития человеческого потенциала для городской и сельской местностей на примере субъекта РФ и стране в целом. На основе данных государственной статистики мы рассчитали ИРЧП отдельно для городского и сельского населения России и Оренбургской области, сохраняя общие методологические подходы ООН, но применяя следующие показатели, характеризующие три компоненты ИРЧП:

1) доход измерен показателем «Располагаемые ресурсы в среднем на одного члена домашних хозяйств в месяц». Этот показатель определяется Росстатом на основе ежеквартальных обследований бюджетов домашних хозяйств в разрезе городской и сельской местности;

2) образование измерено показателем «охват детей и подростков общим образованием (в процентах от численности детей и подростков в соответствующем возрасте)»;

3) долголетие характеризуется средней ожидаемой продолжительностью жизни при рождении. Показатель ежегодно публикуется Росстатом по каждому региону по населению в целом и в разрезе городской и сельской местности.

Частные индексы для каждой компоненты ИРЧП рассчитываются по формуле:

,                                          (7)

где     Хi– это фактическое значение показателя,

Xi min – минимальное значение показателя,

Xi max – максимальное значение показателя.

Величина ИРЧП вычисляется как средняя арифметическая из трех полученных по формуле (7) индексов. Для компоненты «доход» при расчете ИРЧП в разрезе городской и сельской местности в качестве реперных точек нами установлены: максимум - фактическое конечное потребление домашних хозяйств в расчете на душу населения, минимум – величина прожиточного минимума в среднем на душу населения. Наибольшую трудность представляет измерение уровня образования населения в разрезе городской и сельской местности. В связи с тем, что отсутствуют данные об уровне грамотности взрослого населения за каждый год (кроме лет проведения переписей населения), а также сведения об охвате молодежи профессиональным образованием для сельской местности будет сильно заниженным, предложено использовать показатель охвата детей и подростков школьным образованием. Общеобразовательные учреждения имеются в большинстве населенных пунктов. Без аттестата о школьном образовании человек не может продолжить свое обучение в ССУЗе или ВУЗе. Реперными точками для изучаемого показателя являются 0 и 100%.

За последние 9 лет в России значительно увеличились показатели располагаемых ресурсов домашних хозяйств: даже исключая влияние инфляции их величина для городских домохозяйств увеличилась в 3,6 раза, для сельских домохозяйств – в 3,2 раза. Положительным фактом является рост и сближение значений показателей продолжительности жизни городского и сельского населения России в 2008 г. В Оренбургской области продолжительность жизни городского и сельского населения в 2008 г. сравнялась и составила 67,4 года. Этому способствует увеличение рождаемости и сокращение смертности населения, наметившееся в последние годы (табл. 7).

Вместе с тем, показатели располагаемых ресурсов домашних хозяйств, проживающих в городе и на селе, заметно отличаются. Так, в 2000 г. уровень располагаемых ресурсов городских домашних хозяйств Оренбургской области превышал уровень показателя сельских домохозяйств в 1,33 раза, а в 2008 г. – в 1,47 раза. То есть разрыв между «городом и деревней» по уровню доходов и сбережений населения не только не сократился, но и увеличился. Для России в целом это различие еще более заметно: в 2000 г. располагаемые ресурсы горожан в 1,53 раза превышали уровень ресурсов сельских домохозяйств, в 2008 г. – в 1,73 раза.

Таблица 7 – Компоненты ИРЧП Российской Федерации в разрезе городской и сельской местности

Показатель

2000 г.

2005 г.

2007 г.

2008 г.

2008 г. к 2000 г., (+/-)

Располагаемые ресурсы в среднем на одного члена домашних хозяйств в месяц, руб.:

 

 

 

 

 

домохозяйства, проживающие в городской местности

1761,2

6529,5

10354,6

13465,9

11704,7

домохозяйства, проживающие в сельской местности

1151,5

3604,7

5871,1

7786,5

6635

Средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении, лет:

 

 

 

 

 

городское население

65,7

65,9

68,2

68,6

2,9

сельское население

64,3

63,4

65,6

65,9

1,6

Доля учащихся в общей численности населения в возрасте от 5 до 19 лет, процентов:

 

 

 

 

 

городское население

63,2

60,8

61,3

62,6

-0,6

сельское население

67,2

57,4

56,6

56,6

-10,6

ИРЧП городского населения

0,478

0,507

0,538

0,551

0,073

ИРЧП сельского населения

0,437

0,423

0,454

0,465

0,028

Показатели охвата детей и подростков общим образованием снизились  в сельской местности с 76,2% в 2000 г. до 56,6% - в 2008 г. В городской местности сокращение доли составило менее 1 процентного пункта. Однако данный показатель рассчитан нами без учета подростков, обучающихся в учреждениях начального и среднего профессионального образования.

На протяжении 2000-2008 годов ИРЧП городского населения выше, чем сельского (табл. 9). Основная причина этого заключается в низком уровне располагаемых ресурсов сельских домашних хозяйств. В России в 2000 году «городской» ИРЧП составил 0,478, «сельский» ИРЧП – 0,437. В 2008 г. «городской» ИРЧП достиг 0,551, «сельский» – 0,465. ИРЧП населения, проживающего в городах Оренбургской области соответствует ИРЧП городского населения России. Но показатели ИРЧП сельского населения региона выше, чем в среднем для сельских жителей РФ.

С целью изучения возможности прогнозирования ИРЧП в разрезе городской и сельской местности на краткосрочную перспективу динамические ряды были проверены на наличие тенденции. В результате выявлено, что тенденция присутствует только в рядах ИРЧП городского населения России и Оренбургской области. Прогнозы для ИРЧП городского населения выполнены нами по уравнениям тренда:

– для РФ:  = 0,477 + 0,001t + 0,0008t2 (R? = 0,988);

– для Оренбургской области:  = 0,486 - 0,0015t + 0,0009t2 (R? = 0,966).

Для ИРЧП сельского населения мы предварительно получили уравнения тренда для частных индексов, спрогнозировали значения частных индексов для каждой компоненты ИРЧП (долголетие, образование, доход), а затем рассчитали прогноз интегрального ИРЧП сельского населения РФ и Оренбургской области.

Экстраполяция полученных индексов на 2010-2012 гг. позволила спрогнозировать дальнейший рост значений ИРЧП для городского и сельского населения. Однако ИРЧП сельского населения не превысит значения индекса для городского населения.

Полученных прогнозных значений можно достичь путем улучшения инфраструктуры жизнеобеспечения, качества услуг здравоохранения, пропаганды здорового образа жизни, проведения противоалкагольных и противонаркотических мероприятий, в том числе на четкой законодательной основе, что должно обеспечить рост продолжительности жизни населения, стимулирования повышения образовательного уровня жителей нашей страны. Но основным фактором роста ИРЧП должно стать повышение доходов населения, в первую очередь, жителей села.

В условиях нестабильной экономики обеспечить рост доходов населения можно путем государственной поддержки агротоваропроизводителей, развития несельскохозяйственных видов деятельности на селе, в том числе развития социальной инфраструктуры.

Предложенный показатель позволяет дать обобщенную характеристику потенциала населения, проживающего на данной территории. Но вместе с тем, он дает определенные количественные ориентиры для сравнения стартовых возможностей населения социальных групп. Дальнейшее развитие методологии интегрального показателя развития человеческого потенциала в разрезе городской и сельской местности должно идти по пути совершенствования системы частных критериев и методов осуществления паритетных вычислений показателей доходов населения городской и сельской местности, что возможно при условии совершенствования методологии территориальной статистики. В частности, в условиях развития инновационных процессов в нашей стране в число показателей образовательной компоненты целесообразно было бы включить «численность персонала, занятого исследованиями и разработками» и т.п.

Таким образом, проведенное диссертационное исследование подтвердило необходимость разработки научно обоснованной государственной политики, направленной на обеспечение социальной конвергенции внутри регионов, при этом особое внимание необходимо уделять развитию сельских территорий регионов, что, в конечном итоге, должно обеспечить устойчивое развитие не только сельских муниципальных районов, но и страны в целом.

Основные публикации автора по теме исследования

Научные статьи изданий, перечня, рекомендуемого ВАК

  • Ларина Т.Н. Оценка социально-экономического потенциала и перспективы развития приграничных сельских районов Оренбургской области // Региональная экономика: теория и практика. – 2007. – №17(56). – С. 103–108. – 0,5 п. л.
  • Ларина Т.Н. К вопросу статистической оценки конвергенции на субрегиональном уровне // Вестник Саратов. гос. соц.-экон. ун-та. – 2009. – №1 (25). – С. 110–112. – 0,3 п. л.
  • Ларина Т.Н. Теоретические аспекты статистического изучения муниципального образования как субъекта устойчивого социального развития // Вестник Саратов. гос. соц.-экон. ун-та. – 2009. – №2(26).– С. 115–119. – 0,4 п. л.
  • Ларина Т.Н. Сравнительная оценка внутрирегиональной асимметрии в Оренбургской и Самарской областях по уровню развития социальной инфраструктуры / В.А. Сивелькин, Т.Н. Ларина // Вопросы статистики. – 2009. – №6. – С.53–58. – 0,5 / 0,25 п. л.
  • Ларина Т.Н. Многомерный статистический анализ развития социальной инфраструктуры сельских территорий Оренбургской области // Региональная экономика: теория и практика. – 2009. – № 20(113). – С.49–53. – 0,5 п. л.
  • Ларина Т.Н. Интегральная оценка и прогнозирование развития человеческого потенциала в городской и сельской местности Оренбургской области // Известия Оренбург. гос. аграрного ун-та. – 2009. – №2 (22).– С. 242–245. – 0,4 п. л.
  • Ларина Т.Н. Этапы развития и перспективы территориальной статистики в России // Известия Оренбург. гос. аграрного ун-та. – 2009. – №3(23). – С. 151–155. – 0,3 п. л.
  • Ларина Т.Н. Региональные особенности развития социальной инфраструктуры муниципальных образований в Приволжском федеральном округе: проблемы статистической оценки / В.А. Сивелькин, Т.Н. Ларина // Вестник Самарского гос. экономического ун-та. – 2009. – №9 (59). – С. 102–106. – 0,4 / 0,2 п. л.
  • Ларина Т.Н. Структурно-динамический анализ обобщающих показателей уровня жизни домашних хозяйств Оренбургской области // Известия Оренбург. гос. аграрного ун-та. – 2010. – №1(25). – С. 120–123. – 0,3 п. л.
  • Ларина Т.Н. Перспективы развития приграничных сельских территорий Оренбургской области в условиях функционирования Таможенного союза (Россия-Белоруссия-Казахстан) // Известия  Оренбург. гос.  аграрного ун-та. –  2010. –  №3(27). – С. 154–156. – 0,3 п. л.
  • Ларина Т.Н. Исследование социально-экономического развития сельских муниципальных районов Оренбургской области методами робастного оценивания / Т.Н. Ларина, Л.В. Беньковская // Известия  Оренбург. гос.  аграрного ун-та. –  2010. –  №3(27). – С. 89–93. – 0,4 / 0,2 п. л.

Монографии

  • Ларина Т.Н. Статистическое исследование социальной конвергенции сельских муниципальных районов региона. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2010. – 162 с. – 9,8 п.л.
  • Ларина Т.Н. Теоретико-методологические аспекты статистического исследования регионального развития. – Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2010. – 146 с. – 8,6 п.л.

Публикации в других изданиях

    • Ларина Т.Н. Совершенствование системы статистических показателей для анализа региональной экономики / Вертикаль: вестник молодой науки Оренбуржья. – Оренбург: Печатный дом «Димур», 1996. – С. 70–73. – 0,2 п.л.
    • Ларина Т.Н. Совершенствовать методы научного прогнозирования / Сб. тез. докл. по итогам региональной конф. молодых ученых и специалистов. – Часть 2. – Оренбург: Изд. центр ОГАУ, Администрация Оренбургской области, 1998. – С. 37–38. – 0,1 п.л.
    • Ларина Т.Н. Перспективы развития региональной статистики (на примере Оренбургской области) / Актуальные вопросы сельскохозяйственной статистики. Материалы науч.-практ. конф., посвященной 80-летию создания кафедры статистики МСХА и 90-летию со дня рождения академика С.С. Сергеева. – М.: Издательство МСХА, 2001. – С. 88–91. – 0,18 п.л.
    • Ларина Т.Н. Оценка экономической самостоятельности региона / Региональные проблемы реализации рыночных реформ на постсоветском пространстве. Междун. сб. тез. докл. – Актобе: Изд-во филиала Алматинского института экономики и статистики, 2001. – С. 49–52. – 0,13 п.л.
    • Ларина Т.Н. Крестьянские (фермерские) хозяйства Оренбургской области // Экономика сельского хозяйства России. – 2002. – №12. – С. 5. – 0,1 п.л.
    • Ларина Т.Н. Современные направления развития и практического использования информации системы региональных счетов / Региональные проблемы социально-экономического развития АПК. Материалы VII междун. науч.-практ. конф. НАЭКОР (21-22 мая). – Барнаул: Изд-во АГАУ. – Вып. 7. – Т.2. – Ч.2. – 2003. – С. 343–346. – 0,2 п.л.
    • Ларина Т.Н. Социально-экономическое положение домохозяйств РФ (по данным переписи населения 2002 года) // Известия Оренбург. гос. аграрного ун-та. – 2004. – №1. – С. 68–70. – 0,2 п.л.
    • Ларина Т.Н. Социально-экономические основы сельских домашних хозяйств Оренбургской области / Состояние и эффективность использования ресурсов АПК РФ. Материалы IX междун. науч.-практ. конф. НАЭКОР. –  Оренбург:  Изд. центр ОГАУ. –  Том 3. – 2005. – С. 173–176. – 0,18 п.л.
    • Ларина Т.Н. Методологические подходы к построению системы показателей, характеризующих экономику региона / Эколого-технологическая, правовая и социально-экономическая политика в сельском хозяйстве: история и современность. Междун. сб. тез. докл. к 75-летию ОГАУ. – Оренбург: Изд. центр ОГАУ, 2005. – С. 324–328. – 0,2 п.л.
    • Ларина Т.Н. Методическое и информационное обеспечение оценки социальных процессов села / Актуальные проблемы социально-экономического развития России в изменяющемся мире. Материалы междун. науч. конф. к 45-летию каф. экономической теории и управления ОГАУ. – Оренбург: Изд. центр ОГАУ, 2006. – С. 315–319. – 0,25 п.л.
    • Ларина Т.Н. Роль малого предпринимательства в экономике муниципальных образований Оренбургской области / Т.Н. Ларина, Л.А. Витренко // Известия Оренбург. гос. аграрного ун-та. – 2006. – № 10. – С. 127–129. – 0,4/0,2 п.л.
    • Ларина Т.Н. Ресурсный потенциал хозяйств населения Оренбургской области // Известия Оренбург. гос. аграрного ун-та. – 2007. – №3 (15). – С. 185–187. – 0,3 п.л.
    • Ларина Т.Н. Оценка социального положения населения сельских территорий Оренбуржья в условиях реализации национальных проектов / Д.А. Сюсюра, Т.Н. Ларина // Известия Оренбург. гос. аграрного ун-та. – 2007. – №3 (15) – С. 181–185. – 0,4/0,2 п.л.
    • Ларина Т.Н. Оценка развития человеческого потенциала в приграничных сельских районах Оренбургской области / Актуальные вопросы статистики и экономического анализа. Сб. статей межвузовской науч.-практ. конф. к 15-летию каф. статистики и экономического анализа ОГАУ. – Оренбург: ООП Оренбургстата, 2007. – С. 97–101. – 0,25 п. л.
    • Ларина Т.Н. Статистические методы изучения региональной эффективности / Конкурентоспособность АПК: теория и практика. Материалы межрегиональной науч.-практ.  конф.,  посвященной  памяти чл.-корр. РАСХН А.А. Семенова. – М.: Восход-А, 2007. – С. 228–235. – 0,4 п.л.
    • Ларина Т.Н. Разработка  структуры концепции и основных направлений развития экономики / Т.Н. Ларина, Т.В. Лебедева, А.А. Снатенков, А.В. Елисеев. Депонированный заключительный отчет (Инв. № 02.2.00 703732-). – М., ВНТИЦ, 2007. – 5,3/1,06 п. л.
    • Ларина Т.Н. Статистические методы в исследовании региональных АПК / Актуальные проблемы регионального развития. Межвузовский сб. науч. трудов / под ред. д.э.н., проф. Т.Д. Дегтяревой. – Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2008. – С. 73–79. – 0,35 п.л.
    • Ларина Т.Н. Информатизация процесса подготовки экономистов-статистиков / Инновационные технологии в образовании и научно-исследовательской работе. Сб. материалов учебно-научно-практич. конф. / под общ. ред. С.А. Соловьева. – Оренбург: Изд. центр ОГАУ, 2008. – С. 41–44. – 0,2 п.л.
    • Ларина Т.Н. Методы прогнозирования в экономике: учеб. пособие / Т.Н. Ларина, Н.П. Кирюхина – Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2008. –104 с. – 6,05/3,02 п. л.
    • Ларина Т.Н. Социальное развитие сельских территорий Оренбургской области / Изменяющаяся Россия: аграрные преобразования начала ХХI века – результаты и перспективы. XII междун. науч.-практ. конф. НАЭКОР (18-19 апреля). – Вып. 12. – Т.1. – М: Изд-во «Росинформагротех», 2008. – С. 350–353. – 0,25 п.л.
    • Ларина Т.Н. Разработка организационно-экономического механизма повышения эффективности сельскохозяйственного производства в Оренбургской области / Т.Н.Ларина, Е.В. Мельникова, И.Н. Выголова, Т.В. Тимофеева и др. / Депонированный  заключительный   отчет    (Инв.   № 02.2.00 802313-). – М., ВНТИЦ, 2008. – 5,3 / 0,6 п. л.
    • Ларина Т.Н. Оценка потенциала и направления развития приграничных сельских районов / Стратегические приоритеты развития агропромышленного комплекса и социальной сферы села Оренбургской области / Коллективная монография под общ. ред. С.А.Соловьева, Т.Д. Дегтяревой. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2008. – 17/ 0,3 п. л. – С. 239–244.
    • Ларина Т.Н. Статистическое исследование итогов переписей населения в России / С.А. Соловьев, Т.Н. Ларина, А.И. Маркова. – Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2008. – 88 с. – 5,1/1,7 п.л.
    • Ларина Т.Н. Эффективность малых форм хозяйствования в АПК Оренбургской области / Роль статистики в мониторинге социально-экономического положения регионов Российской Федерации: Сб. материалов Интернет-конф. (сентябрь 2008 г.). – Саратовстат, Саратовский государственный социально-экономический университет. – Саратов, 2009. – С. 54–56. – 0,18 п.л.
    • Ларина Т.Н. Моделирование основных характеристик рынка труда Оренбургской области с учетом территориальной неоднородности / Алтайская наука – сельскому хозяйству: сб. статей в 3 кн. / IV Междун. науч.-практ. конф. (5-6 февраля 2009 г.). Барнаул: Изд-во АГАУ, кн.1, 2009. – С. 151–154. – 0,25 п. л.
    • Ларина Т.Н. Проблемы информационного обеспечения мониторинга устойчивого социального развития села / Региональные особенности инновационного развития АПК (Немчиновские чтения). Материалы XIII междун. науч.-практ. конф. НАЭКОР (24-25 апреля 2009 г.). Вып. 13. – Уфа: Информреклама, 2009. – С. 225–228. – 0,2 п. л.
    • Ларина Т.Н. Статистическое выявление аномальных наблюдений среди сельских районов Оренбургской области как первый этап робастного оценивания / Т.Н. Ларина, Л.В. Беньковская. Опыт и проблемы социально-экономических преобразований в условиях трансформации общества: регион, город, предприятие. Сб. статей VII междун. науч.-практ. конф. / МНИЦ ПГСХА. – Пенза, 2009. – С. 21–24. – 0,25 / 0,12 п. л.
    • Ларина Т.Н. Статистико-экономическое исследование эффективного использования ресурсов АПК и развития сельских территорий Оренбургской области / А.И. Маркова, В.Н. Сухарева, И.Н. Выголова, Т.Н. Ларина и др. / Депонированный заключительный отчет (Инв. № 02.2.00 952788-). – М., ВНТИЦ, 2009. – 5,3 / 1,31 п. л.
    • Ларина Т.Н. Курс региональной статистики: учеб. пособие (гриф УМО по образованию в области статистики). – Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2009. – 148 с. – 8,6 п. л.
    • Ларина Т.Н. Культурный капитал населения Оренбургской области: проблемы количественного измерения / Т.Н. Ларина, Т.И. Кажаева. Всероссийская научно-практическая конф. (с международным участием) «Актуальные вопросы социально-экономического развития регионов» (19-20 апреля 2010 г.). – Великий Новгород. – С. 9–11. – 0,2 / 0,1 п.л.
    • Ларина Т.Н. Курс демографии и статистики населения: учеб. пособие (гриф УМО по образованию в области статистики) / Т.Н. Ларина, А.И. Маркова / Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2010. – 224 с. – 13 / 6,5 п. л.
    • Ларина Т.Н. Формирование инновационного потенциала сельского хозяйства как основа устойчивого развития регионального АПК / Т.Н. Ларина, Е.И. Сатункина / Труды XIV междун. науч.-практ. конф. НАЭКОР (Немчиновские чтения). Вып. 14. – Т. 1. – Казань-Москва, 2010. – С. 168–174. – 0,2 п. л.
    • Ларина Т.Н. Совершенствование информационно-статистического ресурса территориального управления как составляющая процесса развития электронного Правительства / Труды XIV междун. науч.-практ. конф. НАЭКОР (Немчиновские чтения). Вып. 14. – Т. 2. – Казань-Москва, 2010. – С. 19–23. – 0,2 п. л.

    Либман А.М. Роль экономической интеграции и дезинтеграции на постсоветском пространстве: количественный анализ // Проблемы прогнозирования. – 2006. – №5. – С. 58

     





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.