WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Приоритеты модернизации регионального экономического пространства (на материалах Северо-Кавказского федерального округа)

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

НАГОЕВ  Алим  Бесланович

 

ПРИОРИТЕТЫ  МОДЕРНИЗАЦИИ  РЕГИОНАЛЬНОГО 

ЭКОНОМИЧЕСКОГО  ПРОСТРАНСТВА  (НА  МАТЕРИАЛАХ  СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО  ФЕДЕРАЛЬНОГО  ОКРУГА)

 

08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством

(региональная экономика)

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание учёной степени

доктора экономических наук

 

Нальчик – 2010


Работа выполнена в ГОУ ВПО

"Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова"

Научный консультант:                   доктор экономических наук, профессор

Жамбекова Розитта Лютовна

Официальные оппоненты:    доктор экономических наук, профессор

Блинов Андрей Олегович

доктор экономических наук, профессор

Матвеева Людмила Григорьевна

доктор экономических наук, профессор

Балкизов Михаил Хазешевич

Ведущая организация:          ГОУ ВПО «Ростовский государственный  экономический университет (РИНХ)

Защита состоится 28 декабря 2010 года в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 002.261.01 по экономическим наукам при Институте информатики и проблем регионального управления Кабардино-Балкарского научного центра Российской Академии Наук по адресу: 360000, КБР, г.Нальчик, ул. Инессы Арманд, д. 37а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института информатики и проблем регионального управления Кабардино-Балкарского научного центра Российской Академии Наук.

Автореферат  разослан  «___»_________  2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                              С.А. Махошева


Общая  характеристика  работы

Актуальность темы исследования. Как известно, пространственные характеристики экономики Российской Федерации отличаются не только значительными абсолютными размерами, но и большим различием территорий по населенности, наличию полезных ископаемых, климатическим особенностям, транспортным коммуникациям и т.п. Наряду с этим, политические приоритеты и предпочтения советской администрации исторически обусловили неравномерное размещение производительных сил, существенное и не всегда оправданное разнообразие региональных составляющих единого народного хозяйства. В контексте современности это привело не столько к рыночным преимуществам российской экономики, сколько к проблемам с обеспечением ее целостности и сбалансированности.

В пореформенное время различие регионов России еще более усилилось. Отдельные ресурсодобывающие регионы использовали фактор высокой ценовой конъюнктуры в мировой экономике, существовавший до недавнего времени, организовав поставки на внутренние и мировые рынки сырья и продукции первичной переработки, другие воспользовались унаследованной от недавнего советского прошлого сверхконцентрацией финансовых потоков в централизованной системе. Однако значительное количество регионов оказались подверженными глубокой депрессии и безысходности социально-экономического положения, дополняющейся большой численностью незанятого на производстве населения. При этом общая ситуация значительно осложнилась тем, что регионам сейчас приходится самостоятельно обеспечивать, особенно на уровне муниципальных образований, все основные проблемы жизнеобеспечения, которые ранее финансировались из союзного, а затем федерального бюджета.

Поэтому противоречивый процесс формирования системы эффективных региональных воспроизводств, органически вплетенных в общенациональное воспроизводственное пространство, оказался чрезмерно затянутым, в том числе по объективным причинам многолетнего однобокого развития в составе бывшего единого народнохозяйственного комплекса, разрушение которого привело к потере эффективности, связанной с крупномасштабным союзным разделением труда. Следовательно, создание оптимальной структуры регионального воспроизводства на рыночных основах будет означать не только начало качественно нового этапа экономических реформ, но и появление реальных предпосылок модернизации российского экономического пространства.

Именно при таких необходимых предпосылках становится возможным выполнить основные стратегические цели модернизации - уйти от примитивного сырьевого хозяйства, преодолеть хроническую коррупцию, повысить энергоэффективность производства, сформировать созидательную экономику знаний, воспроизводящую новые технологии, товары и услуги посредством активной высокопроизводительной деятельности хорошо мотивированных и ответственных работников. Соответственно, для формирования оптимально сбалансированной структуры регионального воспроизводства, особенно во вновь выделенных территориальных образованиях, в качестве достаточных предпосылок потребуется активизация диверсифицированной предпринимательской и инвестиционной деятельности, направленной на повышение конкурентоспособности производства, обеспечение эффективной занятости и, в качестве стратегической задачи, социальную ориентацию регионального хозяйства.

Выделение из Южного федерального округа (ЮФО) Северо-Кавказского федерального округа (СКФО), состоящего из совокупности самых депрессивных регионов нашей страны, привело к появлению самого отсталого по основным макроэкономическим показателям российского пространственного образования. Это усилило общую дифференциацию между федеральными округами Российской Федерации и обострило проблемы межрегионального сотрудничества субъектов округа. Кроме того, наиболее выраженной спецификой СКФО является самый низкий по всем федеральным округам уровень производства валового регионального продукта (ВРП) как интегрального показателя эффективности хозяйственной деятельности.

С позиций управления развитием СКФО объективно возникает двойственная стратегическая задача. Во-первых, преодолеть существующее отставание и затянувшееся депрессивное состояние. Во-вторых, непосредственно и активно интегрироваться в процессы экономической модернизации российской экономики. Поэтому основной системной задачей становится создание предпосылок и определение приоритетных организационно-экономических инструментов модернизации экономического пространства региона, посредством которых возможно будет обеспечить тенденцию опережающего роста предельной величины производства валового регионального продукта по сравнению с предельными совокупными издержками при параллельном увеличении и эффективном использовании социально-экономического потенциала территории.

Поскольку современные научные трактовки модернизации все более сходятся в том, что наиболее адекватно ее рассматривать как процесс общественно-экономической трансформации, основанный на качественно новом уровне использования ограниченных производственных ресурсов, отличающемся всесторонней рационализацией, то важнейшим критерием модернизации становится формирование новых организационно-экономических отношений. Именно эти отношения, представляющие основное содержание регионального экономического пространства, основываются на расширении и усилении мотивации всех участников производственной и социальной деятельности, что предопределяет интегрирующий эффект новой воспроизводственной структуры.

В этом контексте создание нового Северо-Кавказского федерального округа следует рассматривать как пространственный инструмент непосредственного и активного воздействия на развитие региональных экономических структур. Соответственно все более актуальными становятся вопросы определения приоритетных и адаптированных организационно-экономических инструментов исходя, во-первых, из наиболее выраженной специфики развития региона, во-вторых, из критериев ожидаемой интегральной эффективности по занятости, росту оплаты труда, размерам прибыли, вкладу в формирование бюджета и т.п.

Применительно к субъектам Северо-Кавказского федерального округа актуальность рассматриваемых проблем регионального развития усиливается тем, что в случае сохранения существующих ныне критических тенденций нарастания дифференциации социально-экономического развития естественно обострится вопрос сохранения целостности российского экономического пространства. Многократные различия по основным результирующим показателям означают использование ограниченных производственных ресурсов в разных по своей сути хозяйственных пространственных режимах, что ведет к недопустимой разнице в доходах и качестве жизни в регионах.

Степень изученности проблемы. В экономической науке принято считать, что понятие экономического пространства выработано в рамках теорий размещения производства (так называемые классические штандортные теории), получивших свое распространение в XIX – начала ХХ веков, в которых впервые экономика стала рассматриваться не просто как "точечная", а как "пространственная" категория. В трудах А.Вебера, В.Кристаллера, В.Лаунхардта, А.Леша, Ф.Перру, Т.Поландера, А.Пределя, И.Тюнена, Ф.Феттера, Г.Хотеллинга и др. рассматривались проблемы отраслевой специфики предприятий, территориальных особенностей и регионального различия цен на ресурсы, вырабатывались основы определения региональных структур, выявлялись свойства "экономического пространства", зональных или поясных структур, определялись градиенты цен и рентных платежей, уточнялись факторы размещения и экономического расстояния, описывались особенности межрегиональной конкуренции, формирования и функционирования "пропульсивных" отраслей с учетом действия "эффекта увлечения" и мн. др.

В то же время, следует отметить многочисленные исследования российских ученых в области разработки сеток экономического районирования, обоснования преимущества тех или иных производств в конкретно взятых регионах с учетом наличия природных богатств, аргументации экономической целесообразности освоения сибирских территорий и связанных с этим проблем (К.Арсеньев, М.Ломоносов, Д.Менделеев, П.Рикорд, П.Семёнов-Тяньшанский и некоторые другие).  

Региональная экономика в качестве самостоятельного предмета научного исследования стала разрабатываться зарубежными учеными-экономистами в середине прошлого столетия. В работах У.Айзарда, Г.Армстронга, Ж.Будвиля, Э.Гувера, Ф.Кларка, В.Латама, А.Лаунгарда, К.Ричтера, М.Стрейта, Дж.Стюарта, Дж.Тэйлора, Х.Уильямса, Р.Уэстерфилда, С.Харриса, Е.Хоуфа, С.Цамански, О.Энглендера, Д.Якобса и мн. др. нашли освещение вопросы пространственного размещения производства, регионального толкования "полюса роста" и выделения основных видов экономических пространств (гомогенного, поляризованного, планового), функционирования сферы обращения и распределения товаров и услуг, разработки моделей локализации производств, институциональных аспектов функционирования и развития региональных рынков, выработки и реализации региональной экономической политики и др.

В отечественной экономической науке основы современной теории региональной экономики, особенно в части планирования схем развития и размещения производительных сил как важнейшего инструмента народнохозяйственного управления, были заложены в семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века в работах Н.Баранского, А. Ведищева, А. Гранберга, Н.Колосовского, Н. Некрасова, А. Пробста, Ю.Саушкина, С. Славина, Р. Шнипера и др. Активно исследовались вопросы устойчиво повторяющихся совокупностей производственных процессов, которые становились основой для процедуры районирования страны, создания схем административного и экономического деления страны и т.п. Вместе с тем, нельзя не учитывать, что переход к рыночным основам экономического развития с начала девяностых годов прошлого столетия потребовал от регионалистики новых подходов и разработок, поскольку реализованные в советских условиях схемы размещения производительных сил в рамках единого народнохозяйственного комплекса оказались малоэффективными в условиях действия ценовых критериев.

Зарубежные региональные исследования стали тесно переплетаться с проблематикой экономического роста, которая активно исследовалась во всех основных направлениях экономической науки. Значительный вклад в его разработку внесли Е.Домар, Дж.Кейнс, Дж.Б.Кларк, В.Леонтьев, А.Маршалл, Дж.Робинсон, П. Самуэльсон, Р.Солоу, Ж.Сэй, М.Фридмен, Р.Харрод, А.Хикс и мн. др. При этом, с точки зрения выработки стратегии регионального экономического роста кейнсианские традиции получили троякое значение. Во-первых, они стали полезным и эффективным инструментом анализа определяющих системных связей между производством, потреблением и накоплением капитала при конкретных технико-экономических условиях той или иной территории. Во-вторых, способствовали определению значения конкретного использования регионального дохода для обеспечения устойчивых темпов экономического роста, показали особую роль спроса на инвестиции для достижения динамического равновесия. В-третьих, выявили, что наиболее эффективным и доступным для государства инструментом экономической политики, направленной на повышение уровня производства и сбалансированности региональной экономики, являются инвестиции.

В свою очередь, неоклассическая теория экономического роста с методологической точки зрения реализовала три главные идеи. Во-первых, идею о том, что цена продукции создаётся производственными факторами, прежде всего трудом и капиталом, вносящих соответствующий вклад в её образование. Во-вторых, аксиому о равенстве цен  факторов производства и их предельных продуктов. В-третьих, идею о производственной функции как о форме выражения связи между продукцией и требующимися для ее изготовления ресурсами.

Развитие неоклассической и кейнсианской теорий экономического роста послужило обоснованию ряда аспектов региональной государственной политики. Во-первых, была выдвинута на передний план проблема потенциально возможного темпа роста экономики и факторов, его определяющих. Во-вторых, применение производственной функции к анализу статистических данных, характеризующих процесс экономического роста в ряде регионов, положило начало исследованиям по оценке роли отдельных факторов воспроизводства. В-третьих, обосновывая с помощью принципов теории предельной производительности оптимальный уровень цен производственных факторов, обеспечивающий их полное использование, были определены конкретные ориентиры для самой политики. 

В то же время, мировая хозяйственная практика показала, что приоритет количественных параметров экономического роста приемлем для тех национальных и региональных экономических систем, в которых принципиальная задача оптимизации использования ограниченных ресурсов уже решена и они функционируют стабильно. В случае, если речь идет о трансформирующейся экономической системе, каковыми являются в настоящее время российские регионы, этого явно недостаточно. В первую очередь потому, что не очень эффективная система использования существующих ресурсов становится причиной того, что экономический рост в определенной степени ведет к нерациональной трате тех же ресурсов.

С этой точки зрения интерес представляют исследования широкого круга теоретических и практических проблем повышения эффективности производства, в том числе на региональном уровне, в результате осуществления структурных сдвигов в воспроизводстве посредством инвестиционной деятельности и осуществления инвестиционной политики, представленные в трудах российских ученых Л.Абалкина, А.Анчишкина, В.Бочарова, А.Булатова, П.Бунича, А.Водянова, И.Герчиковой, Л.Игониной, А.Идрисова, С.Картышева, Л.Клименко, В.Косова, В.Кушлина, В.Лившица, И.Липсица, С.Меньшикова, Д.Львова, А.Постникова, В.Фальцмана, А.Фонотова, В.Шапиро, В.Шеремета, Ю.Яковца и мн. др.

При этом, непосредственно региональное развитие в нашей стране изучается по многим направлениям. Вопросам устойчивости регионального развития, оценки экономического потенциала регионов, реализации государственной региональной политики, создания рыночной региональной инфраструктуры, развития малого предпринимательства в регионах, региональных пропорций воспроизводства, финансового обеспечения регионального развития посвящены работы П.Акинина, Э.Алаева, С. Артоболевского, В.Бильчака, А.Бутова, М.Галеева, М.Гальвановского, А.Гладилина, К.Гусевой, А.Гранберга, А.Добрынина, А.Дружинина, В.Захарова, В.Игнатова, О.Иншакова, Н.Кетовой, В.Кистанова, Н.Колесниковой, А.Колесова, А.Лаврова, В.Лексина, О.Мамедова, В.Овчинникова, В.Попова, Д.Сергеева, Г.Сигнатуллиной, Н.Токаева, А.Трейвиша, С.Тяглова, А.Швецова, Р.Хакимова, В.Христенко и мн. др. 

В настоящее время активные региональные исследования осуществляются как самостоятельно учеными-экономистами, так и крупными научно-исследовательскими центрами. Масштабные разработки по проблемам прогнозирования и регулирования территориального социально-экономического развития Российской Федерации, природопользования и охраны окружающей среды, создания схем развития производительных сил отдельных регионов осуществляются в рамках деятельности государственного научно-исследовательского учреждения "Совет по изучению производительных сил". В этих исследованиях существенные результаты получены такими учеными, как А.Адамеску, В.Варнавский, В.Вашанов, В.Воскресенский, А.Гранберг, С.Гончаренко, Е.Григорьев, И.Гришина, О.Колесникова, Ю.Крупнов, Н.Матрусов, А.Пилясов, В.Суслов, А.Чудин и др.

Анализ хозяйственной ситуации и разработка кратко-, средне-, и долгосрочных прогнозов развития субъектов РФ, региональных, муниципальных, городских целевых и инвестиционных программ, программ социальной защиты населения в регионах, концепций научно-технической политики в регионах осуществляются учеными Института региональных экономических исследований – П.Бурак, М.Гохберг, Т.Зворыкина, В.Иванов, В.Ияшвили, Л.Коржнева, Э.Котляр, М.Мазанова, Б.Минин, Ю.Морозов, И.Рождественская, В.Ростанец, Е.Сотникова, И.Томохова, А.Топилин, Е.Чистяков, В.Шульга и др.

Стратегии преобразования и регулирования региональных социально-экономических систем, применению новых форм и методов территориальной организации общества, региональным проблемам сферы труда и социального развития посвятили свои исследования ученые Института проблем региональной экономики РАН – Б. Гринчель, М. Гусаков, Б. Жихаревич, М. Замятина, М. Колесников, Е. Костяновская, С. Кузнецов, А. Румянцев, И. Сигов, Е. Слуцкий, Л. Тюличева и др. 

Комплексное исследование проблем регионального развития ведется учеными Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН - А.Евсеенко, Ю.Ершовым, В.Клисториным, В.Кулешовым, В.Селиверстовым, В.Сусловым, С.Суспицыным, Ю.Фридманом и другими сотрудниками института.

Кроме того, активные исследования многих теоретических и, особенно, конкретных практических проблем развития проводятся учеными из учебных и академических организаций, расположенных непосредственно в регионах. Например, в Институте информатики и проблем регионального управления Кабардино-Балкарского научного центра Российской Академии Наук и в Кабардино-Балкарском государственном университете (М.Аликаева, М.Балкизов, А.Бишенов, А.Дикинов, Р.Жамбекова, П.Иванов, И.Куянцев, В.Мисаков, П.Таов, А.Татуев, А.Чеченов, В.Шевлоков, А.Шидов и др.).

Интерес к проблемам экономического пространства и исследование его свойств в работах отечественных и зарубежных ученых позволяют констатировать, что к настоящему времени сложилось несколько направлений развития теоретических и методологических аспектов этой теории, что свидетельствует об актуальности проблемы. В то же время, еще не удалось выработать единые концептуальные основы, позволяющие интегрировать уже разработанные положения теории экономического пространства в целостную и стройную логическую схему.

Кроме того, нуждаются в дальнейшем развитии и углублении вопросы определения приоритетов модернизации региональных экономик, что предопределило выбор темы исследования, его цели и задачи.

Цель и задачи исследования. Основной целью диссертационного исследования является научная разработка концептуальных приоритетов модернизации регионального экономического пространства с учетом требований  эффективности реструктуризации макрорегионов, адаптации к посткризисным условиям развития и глобализации хозяйственных процессов.  

Реализация указанной цели исследования осуществлялась посредством постановки и решения следующей совокупности задач:

- исследовать существующие теоретические и методологические основы развития региональной экономики и уточнить сущность регионального экономического пространства;

- выявить особенности предметной области региональной экономики и основы региональной сбалансированности;

- определить особенности формирования российского рыночного экономического пространства с учетом деформаций советского периода и пореформенного времени;

- изучить и обобщить трактовки совокупного потенциала региона, формирующегося в рыночных условиях, а не под воздействием централизованного управления;

- выявить основную специфику и функциональные противоречия экономики депрессивного региона;

- проанализировать современные тенденции развития депрессивных регионов;

- раскрыть противоречия социально-экономического развития отстающих регионов;

- разработать основные направления и эффективные организационно-экономические инструменты модернизации региональной экономики;

- обосновать необходимость разработки и реализации федеральной программы создания новых производительных сил в регионе;

- исследовать возможности прогресса малого бизнеса как предварительного условия реализации федеральной программы развития производительных сил;

- определить системные основы стратегии экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

Предмет исследования представлен организационно-экономическими и управленческими отношениями и инструментами, формирующимися и развивающимися в процессе модернизации регионального воспроизводства и определяющими новые пространственные характеристики российской экономики.

Объект исследования представлен территориальными социально-экономическими подсистемами субъектов федерации реструктурированных макрорегионов, процессами рыночного регулирования хозяйственного развития на региональном уровне, тенденциями, спецификой и противоречиями региональных воспроизводственных процессов.

Соответствие темы диссертации требованиям Паспорта специальностей ВАК (по экономическим наукам). Исследование выполнено в соответствии с п. 5.9 "Исследование тенденций, закономерностей, факторов и условий функционирования и развития региональных социально-экономических подсистем", п. 5.5 "Пространственные экономические трансформации; проблемы формирования единого экономического пространства в России; региональная социально-экономическая дифференциация…", п. 5.10 "Оценка роли региона в национальной экономике, методы, показатели; производственная специализация регионов; экономическая структура в территориальном аспекте, закономерности ее трансформации; структурная политика и структурная перестройка", п. 5.14 "Разработка перспектив развития региональных социально-экономических систем…"  и п. 5.19 "Эффективность использования факторов производства… в регионах" Паспорта специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (региональная экономика).

Теоретическая и эмпирическая база исследования. Теоретическая и методологическая основа диссертационного исследования представлена фундаментальными результатами исследований российских и зарубежных ученых по общей теории региональной экономики, закономерностям и предпосылкам пространственного экономического равновесия, определению и эффективному использованию факторов регионального развития, совершенствованию механизмов управления, трансформации и модернизации регионального хозяйства.

Эмпирические данные, на анализе которых обосновывались выводы и предложения диссертационной работы, содержатся в официальной информации Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации, Территориальных органов Федеральной службы государственной статистики по субъектам Северо-Кавказского федерального округа, а также в ряде отчетных и аналитических документов научных и общественных организаций.

Методы исследования. Диссертационное исследование в методологической части основывалось на главных положениях системного подхода, в соответствии с требованиями которого выстраивались основные причинно-следственные прямые и обратные связи.

В качестве основных научных методов в диссертации применялись анализ и синтез, индукция и дедукция, теоретические и эмпирические обобщения, сравнения, расчетно-конструктивные построения, статистические группировки, функциональный анализ тенденций абсолютных и относительных величин, графические построения и др.

Совокупность и корректное применение указанных научных методов являются достаточными основаниями достоверности теоретических положений и выводов, результатов и практических предложений, представленных в диссертации.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в разработке концептуальных приоритетов формирования и развития экономического пространства реструктурированных макрорегионов и адаптированных организационно-экономических инструментов модернизации в условиях необходимости становления новой системы управления региональным хозяйственным комплексом на основе стратегического использования эффективных рыночных и социально-экономических территориальных потенциалов.

Наиболее существенными результатами, содержащими элементы научной новизны и выносимыми на защиту, являются следующие положения:

- обосновано, на основе методологических и теоретических обобщений, понятие регионального пространства как многоуровневой системы экономических отношений, концентрируемых и интегрируемых территориально-направленными производственными и потребительскими мотивами в общем процессе развития глобализации, что позволяет определить принципы эффективного взаимодействия отраслевого и территориального разделения труда и предпосылки для получения синергетического эффекта в качестве основы развития производительных сил региона;

- аргументировано, на основе функционально-институционального анализа, что регионализация в условиях глобализации проявляется в формировании внутренних предпосылок для экономического роста посредством проведения эффективных и единых по своей стратегической направленности федеральной политики развития социально-сервисных структур и региональной политики, направленной на формирование устойчивой системы внутренних связей территориального производственного комплекса на основе вовлечения участников рынка в инновационные процессы, диверсифицирующих занятость и повышающих уровень воспроизводственной сбалансированности;

- выявлена, посредством ретроспективного исследования территориальных особенностей развития основных производственных фондов и анализа функционирования федеральной вертикали власти (отличающейся приоритетом административного и неэффективного адресного распределения ограниченных производственных ресурсов), системная специфика категории региональной экономики применительно к пореформенному и посткризисному периоду, заключающаяся в формировании новых управленческих структур, обеспечивающих завершение рыночной трансформации региональных компонентов бывшего единого народнохозяйственного комплекса (сохраняющих антирыночные локальный монополизм, разрушающую коррупцию, отсутствие предпосылок формирования свободной конкуренции и частного предпринимательства), что показывает стратегическую траекторию современной модернизации организационно-экономических отношений;

- предложена формализованная трактовка теоретической модели социально-экономического потенциала региона, предполагающая множество сочетаний различных взаимосвязей компонентов при котором региональная система будет находиться в той или иной форме равновесия (т.е., отсутствия достаточных стимулов и мотивов к изменениям существующего состояния системы), что позволяет комплексно выявлять положительные и отрицательные тенденции развития, осуществлять оценку эффективности использования основных составляющих социально-экономического потенциала и вырабатывать соответствующие приоритеты его модернизации (заключающиеся, прежде всего, в функциональной роли социальных факторов как необходимого условия модернизации);

- определено, на основе обобщения модернизационных доктрин, что основное содержание модернизации российской экономики будет проходить по ее региональным компонентам, на уровне которых создаются основные сетевые и субъектные структуры инновационной экономики и имеется возможность эффективной поддержки институтами управления, позволяющими использовать единые и дополнительные нормативы отчислений по федеральным и региональным налогам и сборам, межбюджетные трансферты, региональные фонды компенсаций и отдельные полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации, делегируемых на муниципальный уровень, что будет способствовать формированию регионального пространства новых экономических отношений;

- обоснован комплексный подход к определению экономического содержания категории "депрессивный регион", к которой следует относить субъекты федерации с интегральным показателем уровня развития не превышающем половины от среднероссийского, что позволило разработать методику определения этого показателя с более полным учетом социальных факторов и функциональных противоречий и выделить три подгруппы депрессивных регионов (умеренно-депрессивные, с усиливающейся депрессией и глубоко депрессивные), которые оказывают значительное влияние на состояние регионального экономического пространства;

- выявлен, на основе анализа основных макроэкономических показателей, факт объективного нарастания дифференциации в размерах и темпах роста валового регионального продукта в благоприятный для российской экономики межкризисный период, позволяющий определить, что для выхода ряда регионов на общероссийский уровень производства потребуется многократное опережение по темпам роста ВРП как на краткосрочную, так и на средне- и долгосрочную перспективу, что следует рассматривать в качестве основного императива стратегии развития после реструктуризации соответствующих макрорегионов;

- показано, посредством аналитических и функционально-структурных сравнений, что расширение и усиление межрегионального взаимодействия оптимизирует воспроизводственную структуру депрессивного макрорегиона, делая ее основные характеристики сопоставимыми с общероссийскими, что позволяет определить ряд приоритетных направлений экономического развития за счет повышения эффективности управленческих решений без привлечения дополнительных финансовых ресурсов;

- обоснована, на основе анализа структуры экономики регионов и специфики исторического создания совокупных основных фондов, необходимость комплексного воспроизводственного развития посредством разработки и реализации субфедеральных и надрегиональных целевых программ по развитию производительных сил в отстающих регионах с расширительным компонентом в форме государственно-частного партнерства, возможность которых должна быть жестко увязана с формированием нового экономического пространства;

- аргументирована, с учетом анализа процессов экспоненциального нарастания количества экстерриториальных сетевых форм и структур производственных и сервисных организаций, доминирования тенденций глобализации над тенденциями национального и регионального развития, формирования постиндустриальной экономики и экономики знаний, необходимость ускоренного создания единых сетевых производственных, сервисных и инфраструктурных комплексов на основе межреспубликанского взаимодействия с использованием инструментов фондового рынка, создания региональных внебюджетных накопительных фондов и формирования инвестиционно-заемной системы для привлечения дополнительных финансовых ресурсов;

- выявлена, на основе анализа проектировок комплексной стратегии социально-экономического развития СКФО, невозможность преодоления хронического депрессивного состояния регионов по критериям основных макроэкономических параметров посредством предусмотренных организационно-экономических инструментов, поскольку уровни производства ВРП на душу населения и оплаты труда к 2025 году останутся более чем в три-четыре раза ниже прогнозируемых общероссийский, что показывает необходимость формирования механизма высокой мотивации воспроизводственного саморазвития территорий;

- показана необходимость приоритетного государственного финансирования разработок и реализации межрегиональных инвестиционно-инновационных проектов, практическое отсутствие которых в комплексной стратегии препятствует формированию единого экономического пространства и способствует неэффективной экономической автаркии северокавказских регионов, что в условиях отсутствия свободных и дифференцированных финансовых источников, сохраняющихся высоких рисков ведения бизнеса, социальных рисков и рисков, связанных с угрозой безопасности, может привести к обострению социально-экономического положения;

- разработана иерархическая система приоритетов регионального развития как интегрированного комплекса инструментов организационно-экономических (ускоренное развитие малого бизнеса до превышения критического уровня в половину занятых и создаваемого валового регионального продукта с превращением показателей этого процесса в  основной критерий эффективности функционирования региональных администраций) и управленческих (разработка и реализация всех стратегических проектов при непосредственном и открытом участии ассоциаций малого предпринимательства), что обяжет властные структуры всех субъектов федерации изменить свой стиль управления региональной экономикой и обеспечить основные предпосылки ее модернизации (как формирования нового экономического пространства);

- раскрыта целесообразность, наряду с созданием нового межрегионального кластера туризма и рекреации, функционального приоритета управленческих решений, ориентированных на опережающий рост объемов ВРП СКФО, в первую очередь посредством выделения наиболее важных отраслей, имеющих большой удельный вес в общей структуре произведенного ВРП (сельское хозяйство, обрабатывающие производства, строительство, оптовая, розничная торговля и связанные услуги, транспорт и связь, государственное управление и обеспечение безопасности); на втором этапе – дополнительного усиления развития отраслей, в которых соотношение производимых объемов ВРП и затрачиваемых инвестиций наиболее существенно (сельское хозяйство, обрабатывающие производства, строительство, оптовая, розничная торговля и связанные услуги), что позволит увеличить вклад в ВРП при увеличении инвестиций в них, а также мотивировать интенсивное развитие производства; на третьем этапе - инвестирования отраслей, имеющих большую долю в формировании ВРП региона при отдаче от инвестиций ниже общероссийской.

Теоретическая значимость исследования заключается в возможности и целесообразности использования теоретических положений и выводов диссертации при дальнейших научных исследованиях проблем модернизации региональной экономики для достижения сбалансированного социально-экономического воспроизводства с учетом потребностей углубления рыночных преобразований. Отдельные теоретические разработки могут оказаться полезными при корректировке региональных стратегий социально-экономического развития, вызываемых воздействием глобального экономического кризиса и потребностью модернизации национальной экономики.

Практическая значимость исследования определяется возможностью практического использования результатов диссертации, связанных с выявленными в диссертации негативными тенденциями развития регионального воспроизводства в Северо-Кавказском федеральном округе и предложенными приоритетами модернизации регионального управления, который позволяет расширить привлечение внутренних и внешних ресурсов в реальный сектор.

Ряд теоретических и практических результатов диссертационного исследования возможно использовать в рамках курсов по региональной экономике в высших учебных заведениях.

Апробация и внедрение результатов исследования. Теоретические положения и практические результаты диссертационного исследования докладывались автором на методологических семинарах преподавателей и аспирантов экономического факультета в Кабардино-Балкарского государственном университета; на Международной конференции Российской академии естествознания "Успехи современного естествознания" (Москва, 2003); на Всероссийской научной конференции   "Перспектива-2004" (Нальчик, 2004); на Международной научной конференции "Ломоносов-2004" (Москва, 2004); на Научной конференцией с международным участием "Современные наукоёмкие технологии" (Доминиканская Республика, 2007); на Международной научной конференции "Моделирование устойчивого регионального развития" (Нальчик, 2007); на Международной научной конференции "Перспективы развития вузовской науки" (Сочи, 2007); на Международной научной конференции "Современные наукоёмкие технологии" (Испания, 2007); на Научно-практической конференции "Проблемы социально-экономического развития регионов" (Сочи, 2007); на V научной Международной конференции "Экономика и менеджмент" (Таиланд, 2008); на межрегиональной научно-практической конференции: "Перспектива-2008" (Нальчик, 2008); на Всероссийской научной конференции "Актуальные проблемы социально-экономического развития" (Кисловодск, 2009); на Научно-практической конференции "Актуальные вопросы посткризисной экономики" (Сочи, 2009); на международной научной конференции "Экономико-правовые аспекты стратегии модернизации России – к эффективной и нравственной экономике (Сочи, 2009) и др.

Основные выводы и результаты диссертационного исследования представлены в Департамент по экономической и социальной политике аппарата полномочного представителя Президента Российской Федерации в Северо-Кавказском федеральном округе, в Министерство экономического развития Кабардино-Балкарской Республики.

Ряд положений исследования используется в учебном процессе в Кабардино-Балкарском государственном университете.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 58 научных работ (в том числе 17 - в ведущих рецензируемых журналах, определенных ВАК), в которых отражены основные положения диссертационного исследования. Общий авторский объем – 75,45 п.л.

Структура работы отражает логику исследования и порядок выполнения поставленных задач. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, библиографического списка литературы.

Основное  содержание  работы

Во введении обоснована актуальность темы диссертационной работы, определяется степень разработанности избранной проблематики в научной литературе, сформулированы цели и задачи исследования, его методологическая и теоретическая база, приводятся положения и выводы, выносимые на защиту и содержащие элементы научной новизны, отражена теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе диссертации - "Теоретические и методологические основы региональной экономики" - рассматриваются наиболее распространенные трактовки предмета исследования, в которых под регионом понимается определенная подсистема народного хозяйства, которая организуется на основе взаимодействия отраслевого и территориального разделения труда.

В таком контексте с позиции системного подхода регион есть: относительно обособленная воспроизводственная система; относительно обособленная социально-экономическая система; подсистема хозяйственных взаимосвязей с другими регионами. При этом регион как хозяйственная подсистема - более сложное образование, чем отрасль. Если отрасль - совокупность предприятий и производств, однотипных в технологическом отношении, то регион - совокупность самых различных отраслей, охватывающих производство, распределение, обмен и потребление благ и услуг, функционирование которых формирует соответствующую систему социально-экономических отношений на определенной территории. Последние и превращаются в основную содержательную характеристику региона.

При всем различии мнений экономистов в трактовке понятия региональной экономики общим является признание объективной основы выделения региона - территориальное разделение труда, а практическим применением - территориальный аспект формирования рынка. Таким образом получается, что  регион - это социально-экономическая пространственная целостность, характеризующаяся структурой воспроизводства, наличием территориальной интеграции форм собственности, концентрацией населения, рабочих мест, духовной жизни человека, имеющая соответствующие органы управления своей территорией (область, край, республика).

Вместе с тем, в современных условиях, когда регион становится главным объектом экономических и политических отношений, возникает потребность в дальнейшем развитии традиционных научных трактовок. Важно в этой ситуации определить специфику и приоритеты формирования региональной экономики, основанные на сравнительных преимуществах того или иного региона, особенностях его исторического и культурного развития.

Поскольку целью функционирования региональной экономики является обеспечение достаточно высокого уровня и качества жизни населения соответствующего региона, то, с одной стороны, региональная экономика должна базироваться на использовании трех основных принципов: во-первых, тщательный учет потребностей населения региона, состояния и динамики формируемых рынков, интересов государства и отдельных предприятий; во-вторых, создание условий для максимального приспособления структуры экономики региона к внутренним и внешним факторам; в-третьих, активная реализация региональных интересов. Но, с другой стороны, реализация этих принципов требует насыщения территориальных экономических форм все более сложным содержанием экономических отношений.

Поэтому в работе обосновано понятие регионального пространства как многоуровневой системы экономических отношений, концентрируемых и интегрируемых территориально-направленными производственными и потребительскими мотивами в общем процессе развития глобализации. Это позволяет определить принципы эффективного взаимодействия отраслевого и территориального разделения труда и предпосылки для получения синергетического эффекта в качестве основы развития производительных сил региона.

С позиций усиления единства экономического пространства страны в исследовании показано, что регионализация в условиях глобализации проявляется в формировании внутренних предпосылок для экономического роста посредством проведения эффективных и единых по своей стратегической направленности федеральной политики развития социально-сервисных структур и региональной политики, направленной на формирование устойчивой системы внутренних связей территориального производственного комплекса на основе вовлечения участников рынка в инновационные процессы, диверсифицирующих занятость и повышающих уровень воспроизводственной сбалансированности.

При этом подчеркивается, учитывая тенденции нарастающей дифференциации в региональном развитии, которые невозможно преодолеть только за счет повышения темпов экономического роста, что именно синергетический эффект становится единственным реальным шансом преодолеть нарастание негативных процессов в ряде территориальных образований.

Данный методологический подход позволил выстроить логику всего исследования и решения ее главной проблемы посредством последовательного перехода от рассмотрения региона как специфического экономического пространства к анализу особенностей, тенденций и противоречий ряда российских регионов и выработке основ стратегии их экономической модернизации. 

Изначальным условием посткризисной региональной модернизации является аргументированное признание факта сохранения в процессе функционирования федеральной вертикали власти приоритета административного и неэффективного адресного распределения ограниченных производственных ресурсов, что было характерно для периода советского регионального развития.

Соответственно, во второй главе диссертации - "Особенности формирования российского рыночного экономического пространства" - основная системная специфика категории региональной экономики определяется применительно к пореформенному и посткризисному периоду как создание новых управленческих структур, которые смогут обеспечить завершение чрезмерно затянувшейся рыночной трансформации региональных компонентов бывшего единого народнохозяйственного комплекса, сохраняющих до сих пор характерные антирыночные локальный монополизм, разрушающую коррупцию, отсутствие предпосылок формирования свободной конкуренции и частного предпринимательства.

Именно из этих выводов следует определять стратегическую траекторию современной модернизации региональных организационно-экономических отношений.

В таких условиях становится особенно важным эффективность использования социально-экономического потенциала региона. Теоретическая модель этого потенциала должна наиболее полно отражать сущность объекта и служить инструментом его углубленного изучения. При этом под моделью понимается система взаимосвязанных элементов, воспроизводящая определенные стороны, связи, функции предмета изучения.

Одной из основных целей развития социально-экономической системы региона в конечном итоге является достижение равновесного состояния - то есть такого состояния, когда будет достигнута ситуация, исключающая наличие давления или стимулов к дальнейшим изменениям текущего состояния системы. Обычно это может произойти в случае достижения условий, когда при наличии определенных ограничений дальнейшее удовлетворение потребностей индивидуумов и всего социума региона, в том числе и различных экономических агентов, становится невозможным с точки зрения любого из экономических критериев.

На сегодняшний день существует множество теорий, занимающихся поиском подобных равновесных состояний и путей их достижения. Так, с точки зрения синергетики, социально-экономическое пространство региона может рассматриваться как система множества взаимодействующих и взаимообуславливающих элементов. При этом данная система может быть представлена большим количеством различных сочетаний входящих в нее элементов, что в итоге будет приводить всю систему (социально-экономическое пространство региона) к одному из состояний, находящихся в пространстве равновесных состояний данной системы. Существуют различные определения состояний равновесия. Это стабильное и неустойчивое равновесие, а также устойчивое неравновесие, состояние далекое от равновесия, и хаос – полная потеря равновесия. При этом каждое из этих состояний системы скрывает в себе различные перспективы, направления и способы развития системы.

Социально-экономическое пространство региона складывается из множества элементов - это природно-ресурсный, социально-экологический, социально-демографический, научно-технический, производственный, аграрный, трудовой, рекреационный, информационный, этнокультурный, организационный, идеологический и прочие элементы.  Причем список может быть продолжен в зависимости от принятой степени детализации при изучении особенностей каждого отдельно взятого региона. В целом, социально-экономическое пространство региона обычно формализуется суммарным выражением вышеуказанной последовательности.

В свою очередь каждый из рассматриваемых элементов обладает рядом характеристик, основными из которых являются его текущее состояние и потенциал воздействия данного элемента на социально-экономическое пространство региональной системы.

С методологической точки зрения синергетические разработки представляют значительный интерес в частности и потому, что они сосредотачиваются на механизме системных преобразований. Подчеркивая эластичность взаимосвязей компонентов системы, эта методология сосредотачивает внимание на различной интенсивности их взаимной адаптации, на пределах возможного растяжения или сжатия взаимосвязей, на качественно различных характеристиках равновесия.

На этом основании возможно произвести разделение всей совокупности элементов, формирующих социально-экономическое пространство региональной системы, на элементы, создающие вклад в формирование социальной части социально-экономического пространства, и элементы, создающие вклад в формирование экономической части. При последующем сопоставлении полученных частей и при использовании синергетических методов можно выявить степень и интенсивность развития обеих частей, степень из взаимодействия и влияния друг на друга, выявить характеристики равновесных состояний, оценить перспективы и методы последующей эволюции (модернизации в контексте данного исследования) этих составляющих и всего социально-экономического пространства региона.

Подобное разделение может быть представлено в формате:

- СЭП – социально-экономическое пространство региональной системы;

- Эi – вклад i-го элемента региональной системы в формирование социально-экономического пространства региональной системы;

- ki – поправочный коэффициент, выражающий степень вклада i-го элемента региональной системы в развитие экономической составляющей регионального пространства;

- li –поправочный коэффициент, выражающий степень вклада i-го элемента региональной системы в развитие социальной составляющей регионального пространства;

- n – количество элементов, оказывающих влияние на формирование социально-экономического пространства региональной системы.

Проведенное исследование по регионам Северного Кавказа показало, что внеэкономические факторы развития в СКФО оказываются в настоящее время более значимыми для развития регионального хозяйства.

Таким образом, формализованная трактовка теоретической модели социально-экономического потенциала региона, предполагающая множество сочетаний различных взаимосвязей компонентов при котором региональная система будет находиться в той или иной форме равновесия, т.е., отсутствия достаточных стимулов и мотивов к изменениям существующего состояния системы, позволяет выявлять положительные и отрицательные тенденции развития, осуществлять оценку эффективности использования основных составляющих социально-экономического потенциала и вырабатывать соответствующие приоритеты его модернизации. Применительно к регионам СКФО это заключается, прежде всего, в повышенной функциональной роли социальных факторов как необходимого условия модернизации.

В третьей главе диссертации – "Специфика функционирования экономики депрессивного региона" рассматривается обострившаяся в кризисных условиях проблема увеличения количества дотационных и депрессивных регионов.

Под депрессивным регионом понимается часть территории страны, в наибольшей степени пострадавшая от кризисных процессов (роста безработицы, спада производства, снижения реальных доходов населения), вследствие особенностей своей специализации  и структуры. Депрессивный регион может представляет собой довольно благополучную территорию страны в прошлом, с наличием промышленной и производственной инфраструктурой, а его реальное состояния в настоящем связано с кризисом всей российской экономики, который обусловил спад производства по отраслям, и соответственно, по многим регионам.

В качестве основных критериев депрессивного региона учитываются: спад промышленного и сельскохозяйственного производства, уровень безработицы и темпы её роста, реальные доходы населения и темпы их изменения.

По результатам проведенных исследований по уровню жизни регионов РФ по группам кластеров, полученных при кластеризации в соответствии с Ward Zinkage за предкризисный период к депрессивным регионам или к регионам со стабильно низким уровнем жизни относятся: Адыгея, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия и Ставропольский край.

Осетия и Ставропольский край.

Следует подчеркнуть, что единственным документом, определяющим критерии отнесения тех или иных территорий к категории «депрессивных», а также устанавливающий порядок расчетов их финансовой поддержки, является относительно давнее Постановление Правительства Российской Федерации от 19 сентября 1998 года №112 «О дополнительной финансовой поддержке депрессивных регионов». Этим постановлением одобрена разработанная Министерством финансов и Министерством экономики РФ «Методика распределения средств дополнительной финансовой поддержки депрессивных регионов».

Федеральный закон «Об основах федеральной поддержки депрессивных территорий РФ» в качестве основных критериев и условий отнесения отдельных регионов РФ к депрессивным территориям определяет:

1. Расположение в пределах административных границ одной или нескольких сопредельных административных единиц в составе субъектов Российской Федерации. На территории данного субъекта имеется не более двух основных отраслей экономики, каждая из которых испытывает в 3 и более раза спад производства за последние 3 года.

2. Однородность экономики депрессивной территории (уровень её развития, состояние основных производственных фондов и т.д.) в каждой административной единице, входящая в состав данной территории.

3. Многократный (в 3 и более раза) спад производства в основных отраслях экономики, произошедший на данной территории за последние 5-6 лет.

4. Значительное (более чем ?) отставание от средних по РФ в течение последних 3 лет показателей: уровня безработицы, соотношения денежных доходов и величины прожиточного минимума населения.

В качестве основных показателей оценки социально-экономической ситуации в регионах рекомендуют использовать: «накопленный» и «текущий» (за последние 3 года)         спад промышленного производства; уровень официальной безработицы и темпы ее роста; реальные доходы населения и темпы их изменения.

В тоже время, ряд специалистов рекомендуют вести в оборот вместо «депрессивного региона» понятие «проблемный регион». По мнению автора, конструктивный смысл понятия «проблемный регион» заключается в том, что это территория, которая не в состоянии решить свои социально-экономические проблемы или реализовать свой высокий потенциал и поэтому требует активной поддержки со стороны государства.

Таким образом, содержательная характеристика отсталых регионов заключаются в том, что им свойственен традиционно низкий уровень жизни по сравнению с основной массой регионов на фоне низкой интенсивности хозяйственной деятельности, слабой диверсификации отраслевой структуры промышленности, недостаточного научно-технического потенциала, слабого уровня развития социальной сферы.

Что же касается депрессивных регионов, то они принципиально отличаются от отсталых тем, что при более низких, чем в среднем по стране социально-экономических показателях, в прошлом эти регионы были развитыми, а по некоторым производствам занимали ведущие места в стране. В качестве причин их депрессивного состояния выделяются падение спроса на основные виды производимой продукции или снижение ее конкурентоспособности, истощение минеральных ресурсов и т.д.

Признание возможности отнесения субъектов федерации к депрессивным регионам, которое с учетом вышеизложенного представляется вполне логичным, в корне меняет и процедуру их диагностики.  Так, считается, что ключевую роль в решении этой проблемы должны играть органы власти субъектов Российской Федерации, организовывающие оценку депрессивности своих населенных пунктов и иных локальных территорий по единой системе законодательно закрепленных критериев и правил, что неизбежно ведет к усилению роли федерального центра.

Такое усиление реализует принцип доминирования в процессе санации депрессивных территорий того уровня государственного управления, за счет которого осуществляется основная государственная поддержка. То есть, если депрессивным является субъект федерации в целом по объективным причинам не располагающий внутренними ресурсами осуществления антидепрессивных мер, то роль федерального центра не может заключаться в простом утверждении принятых на субфедеральном уровне решений. Если же поддержка депрессивных территорий осуществляется преимущественно за счет внутрирегиональных ресурсов, то в данном случае ключевая роль в решении рассматриваемой проблемы остается за субъектом федерации.

При этом особое внимание в исследовании уделялось точке зрения, согласно которой выделяют такие признаки депрессивности территорий, как сравнительно большую глубину и интенсивность кризисных явлений и деструктивных процессов в экономике; устойчивость кризисных процессов во времени, связанную, прежде всего, с недостаточностью внутренних резервов обеспечения экономического роста особенно на кризиса в стране в целом; стагнация традиционных, профилирующих для региона отраслей народного хозяйства; локализация явлений депрессивности на ограниченной территории; системный характер последствий депрессивного состояния экономики, проявляющийся в резком снижении уровня и качества жизни населения, росте безработицы, ухудшении экологической обстановки и т.д.

В целом, это позволило, во-первых, обосновать комплексный подход к определению экономического содержания категории "депрессивный регион", к которой следует относить субъекты федерации с интегральным показателем уровня развития не превышающем половины от среднероссийского, что дает возможность разработать методику определения этого показателя с более полным учетом социальных факторов и функциональных противоречий и выделить три подгруппы депрессивных регионов (умеренно-депрессивные, с усиливающейся депрессией и глубоко депрессивные), которые оказывают значительное влияние на состояние регионального экономического пространства. Во-вторых, определить, на основе обобщения модернизационных доктрин, что основное содержание модернизации российской экономики будет проходить по ее региональным компонентам, на уровне которых создаются основные сетевые и субъектные структуры инновационной экономики и имеется возможность эффективной поддержки институтами управления, позволяющими использовать единые и дополнительные нормативы отчислений по федеральным и региональным налогам и сборам, межбюджетные трансферты, региональные фонды компенсаций и отдельные полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации, делегируемых на муниципальный уровень, что будет способствовать формированию пространства новых экономических отношений.

Модернизация социально-экономических процессов в нашей стране предполагает формирование новой воспроизводственной структуры, основанной на сбалансированном и эффективном региональном развитии. В этом контексте выделение нового Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) должно оказать непосредственное и активное воздействие на развитие региональных экономических структур.

Таблица 1 - ВРП субъектов СКФО, суммарный ВРП СКФО и суммарный ВРП РФ, в текущих основных ценах, в млн. рублей.

1998

2000

2002

2004

2006

2008

Российская Федерация

2251978

5753672

8741219

13964305

22492120

34320377

Республика Дагестан

8480,3

20921,1

41441

80712,4

124153,5

211260,2

Республика Ингушетия

1025,2

2618,5

3582,1

6210,4

9033,5

19199,5

Кабардино-Балкарская Республика

5723,1

14081,3

22774,5

29052,9

43309,7

58629,2

Карачаево-Черкесская Республика

2817,3

5461,5

10234,5

13127,2

23260,1

35257

Республика Северная Осетия-Алания

3909,6

8363,2

15997,5

24268

43341,2

57867,6

Чеченская Республика

32344,4

65623,5

Ставропольский край

28279,8

53732,4

80534,5

122235,4

181675,1

275084,2

СКФО

50235,3

105178,0

174564,1

275606,3

457117,5

722921,2

Доля ВРП СКФО

в ВРП РФ, в %

2,2

1,8

2,0

2,0

2,0

2,1

таблица составлена автором на основе данных ЦБСД Федеральной службы государственной статистики (http://www.gks.ru/).

В четвертой главе диссертации – " Тенденции и противоречия развития Северо-Кавказского федерального округа" – указывается, что комплексная реализация мероприятий по организации нового федерального округа ориентирована на достижение в ближайшей перспективе среднероссийского уровня по основным показателям; на создание особых экономических зон в целях улучшения инвестиционного климата; на формирование специальных инвестиционных программ по развитию инфраструктуры; на осуществление планов благоустройства городов и других населенных пунктов в целях улучшения качества жизни населения; на наведение порядка в государственном аппарате. Системное осуществление данных стратегических целей предполагается обеспечить посредством разработки и реализации комплексной стратегии развития Северного Кавказа.

Для определения основных параметров требуемой модернизации проведен всесторонний анализ валового регионального продукта (ВРП), который является обобщающим показателем экономической деятельности в регионе и характеризует процесс производства товаров и услуг для конечного использования. В таблице 1 приведены данные по ВРП субъектов СКФО, суммарному ВРП СКФО и суммарному ВРП России в основных ценах. Существенный факт, который может быть отмечен при рассмотрении таблицы 1 – суммарная доля произведенного ВРП в регионах СКФО в 2008 году составляла от общероссийского показателя всего лишь 2,1%, что, несомненно, является самой малой долей среди всех федеральных округов России. При этом, численность населения СКФО составляет около 6,5 % всего населения страны.

Также следует заметить, что доля ВРП СКФО в ВРП РФ практически не увеличивается, более того, в 2008 году она даже была меньше уровня 1998 года.

Информацию, представленную в основных ценах трудно интерпретировать для динамического анализа, поэтому, целесообразно рассматривать динамику изменения ВРП с течением времени посредством пересчета показателей, выраженных в основных ценах, в показатели, выраженные через базисную цену (таблица 2).

Таблица 2 - ВРП субъектов СКФО, суммарный ВРП СКФО и суммарный ВРП РФ, в ценах 1998 года, в млн. рублей.

1998

2000

2002

2004

2006

2008

Российская Федерация

2251977,5

2423789,0

2734165,2

3188988,4

3728558,0

4234328,8

Республика Дагестан

8480,3

8813,2

12962,3

18432,1

20581,1

26064,5

Республика Ингушетия

1025,2

1103,1

1120,4

1418,3

1497,5

2368,8

Кабардино-Балкарская Республика

5723,1

5931,9

7123,6

6634,7

7179,5

7233,5

Карачаево-Черкесская Республика

2817,3

2300,7

3201,2

2997,8

3855,9

4349,9

Республика Северная Осетия-Алания

3909,6

3523,1

5003,9

5542,0

7184,7

7139,5

Чеченская Республика

5361,8

8096,4

Ставропольский край

28279,8

22635,3

25190,4

27914,5

30116,6

33938,9

СКФО

50235,3

44307,2

54601,9

62939,4

75777,2

89191,5

таблица составлена и рассчитана автором на основе данных таблицы 1.

Информация, приведенная в таблице 2, показывает количественное изменение абсолютных размеров ВРП по субъектам в течение времени с учетом дефлятора. Для наиболее наглядного отображения информации по динамике количественных изменений ВРП в ценах 1998 года целесообразно рассмотреть базисные темпе роста объема ВРП (таблица 3). Из таблицы 3 видно, что суммарный объем ВРП Росси в ценах 1998 года за десять лет увеличился в 1,88 раза. Изменение значений по ВРП регионов СКФО не носят однозначный характер. Так, ВРП Республики Дагестан и Ингушетии за 10 лет увеличился более чем в 3 и 2,3 раза, соответственно. Очевидно, что данные темпы роста опережали общероссийский показатель.

Таблица 3 - Темпы роста ВРП субъектов СКФО, суммарного ВРП СКФО и суммарного ВРП РФ к базисным показателям 1998 года.

 

1998

2000

2002

2004

2006

2008

Российская Федерация

100,0

107,6

121,4

141,6

165,6

188,0

Республика Дагестан

100,0

103,9

152,9

217,4

242,7

307,4

Республика Ингушетия

100,0

107,6

109,3

138,3

146,1

231,1

Кабардино-Балкарская Республика

100,0

103,6

124,5

115,9

125,4

126,4

Карачаево-Черкесская Республика

100,0

81,7

113,6

106,4

136,9

154,4

Республика Северная Осетия-Алания

100,0

90,1

128,0

141,8

183,8

182,6

Чеченская Республика

Ставропольский край

100,0

80,0

89,1

98,7

106,5

120,0

СКФО

100,0

88,2

108,7

125,3

150,8

177,5

таблица составлена и рассчитана автором на основе данных таблицы 2.

Но темпы роста объема ВРП других регионов были ниже общероссийского показателя. Например, рост объемов ВРП Республики Северная Осетия-Алания лишь немного отстал от общероссийской динамики (чуть больше 1,8 раз за 10 лет), а вот рост объемов ВРП Ставропольского края за десять лет вырос всего лишь в 1,2 раза, что характеризует экономику края, как экономику с низкими темпами роста (в среднем менее 2% в год). При этом, общие темпы роста суммарного ВРП всего СКФО отстают от общероссийских (порядка 1,8 раз в СКФО, против 1,9 раз в РФ).

Также, данные, приведенные в таблице 3, заставляют обратить внимание на значительную степень разброса показателей роста ВРП субъектов СКФО год от года при том, что в один и тот же год у одного региона мог быть большой положительный результат, а у другого региона – большой отрицательный. Подобная ситуация отражает несбалансированность регионального воспроизводства.

С одной стороны, отставание по темпам роста ВРП СКФО от ВРП РФ на первый взгляд представляется незначительным. Однако, с другой стороны, при сравнении показателей ВРП в расчете на душу населения становится ясным, что для выхода региона на общероссийский уровень производства требуется по сути дела многократное опережение по темпам роста ВРП как на краткосрочную, так и на средне- и долгосрочную перспективу. Именно это требование в качестве императива должно быть заложено в разрабатываемую стратегию развития Северного Кавказа.

Таблица 4 - ВРП субъектов СКФО, суммарный ВРП СКФО и суммарный ВРП РФ на душу населения, в текущих основных ценах, в рублях.

1998

2000

2002

2004

2006

2008

Российская Федерация из суммы регионов

15371,1

39532,3

60611,4

97864,8

157853,5

241767,0

Республика Дагестан

3589,4

8489,7

16195,5

30901,8

46853,8

78251,7

Республика Ингушетия

3428,9

6667,9

7751,7

12975,9

18442,4

38109,7

Кабардино-Балкарская Республика

6611,7

15948,9

25369,9

32354,9

48517,7

65737,9

Карачаево-Черкесская Республика

6391,3

12404,2

23297,3

30140,3

54081,1

82510

Республика Северная Осетия-Алания

5727,5

11964,5

22541,2

34389

61749,3

82417

Чеченская Республика

27567,6

53625,1

Ставропольский край

10363,8

19603,9

29453,4

44903,8

67144,2

101650,4

СКФО

5910,1

12164,5

19737,2

30732,5

50628,4

79244,7

ВРП СКФО

к ВРП РФ в %

38,4

30,8

32,6

31,4

32,1

32,8

Базисные темпы роста показателя в СКФО, в %, к 1998 году

86,7

104,5

118,8

142,0

165,4

таблица составлена и рассчитана автором на основе данных таблицы 1, таблицы 2 и ЦБСД Федеральной службы государственной статистики (http://www.gks.ru/).

В таблице 4 приведена информация по субъектам СКФО и РФ из суммы регионов по валовому региональному продукту на душу населения. Данная информация свидетельствуют о низком уровне развития экономики и, косвенно, о низком уровне и качестве жизни населения СКФО. Это становится ясно в силу того, что суммарный объем ВРП на душу всего населения страны значительно больше, чем по регионам рассматриваемого федерального округа. Например, ВРП на душу населения страны больше в 2,37 раз данного показателя в Ставропольском крае, и в 6,3 раза (на 203657,3 тыс. рублей при 38109,7 тыс. рублей на одного человека) больше показателя в Республике Ингушетия. В абсолютном выражении - на 140116,6 тыс. рублей на одного человека, при том, что в Ставропольском крае на одного человека приходится 101650,4 тыс. рублей.

В целом ВРП на душу населения по СКФО в 2008 году составлял 32,8% от общероссийского показателя, при этом анализ темпов роста показывает отсутствие тенденции к сокращению разрыва между рассматриваемыми показателями СКФО и РФ.

При этом стоит учитывать, что ВРП на душу населения не может полностью отражать состояние региональной экономики и уровень жизни в регионе. В частности это происходит из-за различий в количестве и структуре среднегодового наличного населения и экономическими результатами, произведенными в конкретно каждом регионе страны.

Однако, как правило, регионы с более высоким подушевым ВРП являются наиболее экономически развитыми и привлекательными для населения (высокие уровень и качество жизни). Это является следствием того, что при более высоком подушевом ВРП существуют и более высокие инвестиционные возможности, идущие на поддержание воспроизводственного процесса и создание новой налоговой базы.

Таблица 5 - Структура ВРП субъектов СКФО, суммарного ВРП РФ и СКФО в 2008г., в %.

Российская Федерация

Республика Дагестан

Республика Ингушетия

Кабардино-Балкарская Республика

Карачаево-Черкесская Республика

Республика Северная Осетия-Алания

Чеченская Республика

Ставропольский край

СКФО

Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство

4,5

14,1

8,8

21,7

21,5

17,9

7,9

14,0

14,6

Добыча полезных ископаемых

9,9

0,6

2,1

0,3

1,7

0,4

5,2

1,0

1,2

Обрабатывающие производства

19,0

4,3

1,6

11,2

15,1

12,3

1,6

15,0

9,8

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

3,4

3,6

0,9

2,3

6,7

4,3

1,2

5,0

3,9

Строительство

6,8

19,9

10,4

7,7

7,1

8,1

20,6

7,9

12,6

Оптовая  и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования

21,7

24,3

10,1

18,4

12,3

18,2

12,5

19,8

19,6

Гостиницы и рестораны

1,0

4,0

0,2

1,1

1,1

0,6

0,1

1,6

2,0

Транспорт и связь

9,8

8,5

10,2

6,8

5,2

6,2

7,5

10,8

8,9

Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг

10,5

4,2

1,4

6,7

6,0

5,7

3,1

6,0

5,1

Государственное управление и обеспечение военной безопасности; обязательное социальное обеспечение

4,6

6,1

39,2

9,9

9,9

13,2

27,4

7,3

10,4

Образование

2,8

4,9

7,6

7,0

5,2

6,0

6,7

4,1

5,1

Здравоохранение и предоставление социальных услуг

3,5

3,8

6,7

5,6

6,7

5,6

5,1

6,3

5,4

Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг

1,6

1,6

0,8

1,3

1,5

1,5

1,1

1,1

1,3

таблица составлена и рассчитана автором на основе данных ЦБСД Федеральной службы государственной статистики (http://www.gks.ru/).

В таблице 5 приведена информация о структуре ВРП регионов СКФО и суммарного ВРП по СКФО и РФ в 2008 году в процентах. Графическая интерпретация информации таблицы 5 представлена в виде диаграммы на рисунке 1. При анализе структуры ВРП регионов СКФО и суммарного ВРП СКФО и РФ видно, что все регионы СКФО существенно различаются по структуре валового регионального продукта. При этом, они отличаются и от общероссийской структуры.

Практически все субъекты СКФО имеют достаточно выраженный приоритет сельскохозяйственного производства (доля соответствующего вклада в ВРП СКФО более чем в три раза превышает показатель вклада в ВРП РФ). Также все субъекты, за исключением Чеченской Республики, имеют незначительную долю в ВРП, создаваемую добычей полезных ископаемых. В Чеченской Республике основная добыча принадлежит нефтяному сектору. Вклад обрабатывающего производства в ВРП в субъектах СКФО ниже соответствующего показателя по России.

Таблица 6 - Структура ВРП субъектов СКФО, суммарного ВРП РФ и ВРП СКФО в 2008г., в текущих основных ценах в млн. рублей.

Российская Федерация

Республика Дагестан

Республика Ингушетия

Кабардино-Балкарская Республика

Карачаево-Черкесская Республика

Республика Северная Осетия-Алания

Чеченская Республика

Ставропольский край

СКФО

Сельское хозяйство, охота и лесн. хоз-во

1544416,9

29787,7

1689,6

12722,5

7584,1

10356,5

5184,3

38511,8

105836,5

Добыча полезных ископаемых

3397717,3

1267,6

403,2

175,9

599,7

231,4

3412,4

2750,8

8841,0

Обрабатывающие производства

6520871,5

9084,2

307,2

6566,5

5326,5

7116,5

1050,0

41262,6

70713,5

Производство и распр-е эл.энергии, газа и воды

1166892,8

7605,4

172,8

1348,5

2363,4

2487,9

787,5

13754,2

28519,6

Строительство

2333785,6

42040,8

1996,7

4514,4

2504,5

4686,5

13518,4

21731,7

90993,1

Опт. и розн. торг.; ремонт автотр-х средств, быт. изд. и предм. личн. польз-я

7447521,7

51336,2

1939,1

10787,8

4338,8

10530,1

8202,9

54466,7

141601,7

Гостиницы и рестораны

343203,8

8450,4

38,4

644,9

388,0

347,1

65,6

4401,3

14335,9

Транспорт и связь

3363396,9

17957,1

1958,3

3986,8

1834,3

3587,2

4921,8

29709,1

63954,6

Операции с недвиж. имуществом, аренда и предост. услуг

3603639,5

8872,9

268,8

3928,2

2116,5

3297,9

2034,3

16505,1

37023,6

Гос. упр-е и обесп. военной безопасн.; обяз. соц. обесп.

1578737,3

12886,9

7526,2

5804,3

3492,2

7637,2

17980,8

20081,1

75408,8

Образование

960970,5

10351,7

1459,2

4104,0

1834,3

3471,5

4396,8

11278,5

36895,9

Здравоохр-е и пред. социальных услуг

1201213,2

8027,9

1286,4

3283,2

2363,4

3240,0

3346,8

17330,3

38878,0

Предоставление проч. коммун., соц. и персон. услуг

549126,0

3380,2

153,6

762,2

529,1

867,9

721,9

3025,9

9440,7

таблица составлена и рассчитана автором на основе данных таблицы 1 и таблицы 5.

При этом максимальный вклад обрабатывающего производства в ВРП наблюдается в Карачаево-Черкесской Республике (15,1%), Ставропольском крае (15,0%), Республике Северная Осетия-Алания (12,3%), Кабардино-Балкарской Республике (11,2%). А минимальный вклад обрабатывающего производства в ВРП наблюдается в Ингушетии (1,6%) и Чечне (1,6%). Строительство во всех республиках дает вклад в ВРП немногим больше, чем в общем по России, особенно в Чеченской Республике (20,6%) и Республике Дагестан (19,9%), что объясняется реализацией программ по восстановлению территорий, разрушенных в ходе военных конфликтов.

Рисунок 1. Структура ВРП субъектов СКФО, суммарного ВРП РФ и ВРП СКФО в 2008г. (диаграмма построена автором на основе данных  таблицы 5).

Низкие показатели по операциям с недвижимым имуществом, арендой и предоставлением услуг объясняются спецификой социально-экономического положения субъектов СКФО и уровнем жизни населения. Высокие показатели по сегментам «Образование» и «Здравоохранение и предоставление социальных услуг» объясняются как невысокими показателями абсолютного значения ВРП субъектов СКФО при значительном федеральном финансировании этих сегментов, так и особенностями демографической структуры населения.

Рисунок 2. Структура суммарного ВРП России в 2008г.

(диаграмма построена автором на основе данных таблицы 5).

Располагая информацией о структуре и абсолютных размерах ВРП рассматриваемых субъектов возможно определить стоимостное выражение структуры ВРП субъектов СКФО, а затем и определить структуру суммарного ВРП СКФО. В таблице 6 представлена информация по структуре ВРП субъектов СКФО и суммарного ВРП СКФО и России в основных ценах в 2008 году. При этом, расчет суммарной структуры ВРП СКФО позволяет сделать расчеты и отобразить соответствующие элементы в таблице 5 и в диаграмме на рисунке 1.

Из рисунка 1 видно, что в целом структура ВРП СКФО выглядит более диверсифицированной и сбалансированной, чем структура ВРП субъектов СКФО по отдельности. Данный факт может служить достаточным аргументом для разработки программы социально-экономической модернизации и развития всего рассматриваемого округа на основе сбалансированного воспроизводства.

Рисунок 3. Структура суммарного ВРП СКФО в 2008г.

(диаграмма построена автором на основе данных таблицы 5).

На рисунках 3 и 4 отображена структура суммарного ВРП России и СКФО, соответственно. Подобное представление структуры дает возможность более наглядно выявить отличительные черты воспроизводственного процесса рассматриваемого округа от общероссийских пропорций в целом, что также позволяет выделять приоритетные ориентиры структурных преобразований.

Так, в СКФО, в отличие от России в целом, более значительна доля сельского хозяйства, которая по своему объему является вторым наиболее крупным видом экономической деятельности в федеральном округе, что явно указывает на то, что округ является аграрным.

Добыча полезных ископаемых в СКФО практически не дает вклада в общий ВРП (1%), в отличие от общероссийского (10%). На фоне богатого природно-ресурсного комплекса федерального округа, в подобной ситуации можно с уверенностью говорить о низком уровне развития добывающих отраслей. Кроме того, следует учитывать специфику развития нефте- и газодобывающей отраслей в аспекте рассматриваемого округа и России в целом.

Еще одной негативной чертой в специфике структуры ВРП СКФО является в два раза меньший сектор обрабатывающей промышленности, чем в среднем по России. При этом, именно обрабатывающая промышленность обеспечивает высокую долю добавленной стоимости в производимой продукции, что способствует воспроизводственному росту занятости населения.

Различия в сфере строительства в пользу СКФО объясняется наличием комплексных программ по восстановлению жилья и прочих объектов инфраструктуры в некоторых регионах федерального округа, которые пострадали в ходе военных действий. Данный факт также подтверждается и тем, что при высоком значении показателей вида экономической деятельности «Строительство» в ВРП СКФО, операции с недвижимостью, ее аренды и предоставления услуг в сфере недвижимости в два раза ниже, чем в целом по России. Это, кроме всего прочего, указывает на низкий уровень доходов населения.

Высокая доля ВРП СКФО по виду экономической деятельности «Государственное управление и обеспечение военной безопасности; обязательное социальное обеспечение» объясняется нестабильной обстановкой на территории регионов СКФО, что непосредственно и негативно отражается на активности развития хозяйственных процессов.

На рисунке 4 представлена диаграмма, отображающая суммарный ВРП СКФО и РФ относительно численности занятого населения по основным видам экономической деятельности. Представление ВРП региона в расчете на одного занятого носит более адекватный экономический характер, по сравнению с ВРП на душу всего населения.

При этом анализ данной информации по видам экономической деятельности показывает, что не все отрасли обеспечивают соизмеримый вклад в ВРП региона в расчете на одного занятого. Так, наибольший вклад в ВРП СКФО в расчете на одного занятого дает добыча полезных ископаемых, производство электроэнергии, воды и газа, строительство, оптовая и розничная торговля, операции с недвижимостью, а также государственное управление и обеспечение государственной безопасности.

Кроме того, существенным является факт того, что в целом по всем видам экономической деятельности в СКФО доля ВРП на одного занятого в абсолютном выражении почти в два раза ниже, чем в общем по России. Данная ситуация указывает на серьезные качественные проблемы во всех сферах воспроизводственного процесса федерального округа, и в частности на недостаточную квалификацию персонала, преобладание рабочих мест для низкоквалифицированного труда, недостаточное количество основных фондов, которые преимущественно являются физически и морально устаревшими. На решение данных проблем придется обратить особое внимание при разработке программ стратегического развития региона.

Рисунок 4. Суммарное ВРП СКФО и РФ в расчете на одного занятого по видам экономической деятельности, в 2008г., в тыс. рублей на одного занятого

(диаграмма построена автором на основе данных таблицы 6 и статистического сборника «Регионы России. Социально-экономические показатели – 2009г.»).

Сложность ситуации с параметрами производства регионального ВРП усугубляется тем, что данные тенденции сформировались под воздействием долговременных факторов и корнями уходят еще в период планового ведения народного хозяйства. Для иллюстрации данного утверждения обратимся к показателям обеспеченности населения северокавказских регионов основными производственными фондами (таблицы 7 и 8).

Как видно из данных табл. 7 разрыв в обеспеченности регионов основными фондами существенно увеличивался в годы последних советских пятилеток. Соответственно накапливались предпосылки для последующего пореформенного регионального кризиса. Хотя, конечно, концентрация средств, направляемых на создание основных фондов по ограниченному кругу регионов, имела в советское время определенные основания, так как региональные экономики развивались в рамках единого народнохозяйственного комплекса. Поэтому ряд преимуществ от концентрации и специализации производительных сил получали все регионы. Однако, в пореформенное время эти преимущества сразу превратились в отрицательные факторы регионального развития.

Таблица 7 - Основные фонды на душу населения

по РФ и субъектам СКФО в 1980-1990 гг.

 

1980

1985

1990

руб.

в % к РФ

руб.

в % к РФ

руб.

в % к РФ

Российская Федерация

8005,8

100,0

10450,9

100,0

12867,2

100,0

Республика Дагестан

3685,5

46,0

4568,8

43,7

5488,5

42,7

Республики Ингушетия и Чечня

5190,3

64,8

6504,1

62,2

7003,9

54,4

Кабардино-Балкарская Республика

5997,0

74,9

6925,2

66,3

7874,0

61,2

Республика Северная Осетия-Алания

5068,0

63,3

6493,5

62,1

7861,6

61,1

Ставропольский край (с КЧР)

8450,7

105,6

10376,1

99,3

12305,1

95,6

таблица составлена и рассчитана автором по: Российский статистический ежегодник. 2002: Стат. сб. / Росстат. - М., 2003. - С. 82-83, 301-302.

Разрушение единого народнохозяйственного комплекса происходило в основном в форме приватизации, цена которой должна определяться и с учетом региональных последствий. Этот процесс был запущен с позиций его целесообразности для формирования рыночной экономики и тут мы оказываемся в сфере бесконечных дискуссий представителей разных направлений экономической науки. Но, как бы сейчас не трактовать нашу недавнюю экономическую историю, выход из кризисной ситуации предстоит искать в современных реалиях, которые по-прежнему показывают дальнейшее нарастание негативных тенденций дифференциации уровней обеспеченности основными фондами (таблица 8).

Таблица 8 - Основные фонды на душу населения

по РФ и субъектам СКФО в 1998 и 2007 годах

1998

2007

руб.

в % к РФ

руб.

в % к РФ

Российская Федерация

96602,2

100,0

425204,4

100,0

Республика Дагестан

51297,5

53,1

152588,2

35,9

Республика Ингушетия

13591,2

14,1

82099,4

19,3

Кабардино-Балкарская Республика

48813,0

50,5

118405,2

27,8

Карачаево-Черкесская Республика

68422,7

70,8

213242,4

50,2

Республика Северная Осетия-Алания

57183,6

59,2

161251,1

37,9

Чеченская Республика

-

-

152110,6

35,8

Ставропольский край

78672,3

81,4

224142,7

52,8

таблица составлена и рассчитана автором по: Российский статистический ежегодник. 2002: Стат. сб. / Росстат. - М., 2003. - С. 301-302; Российский статистический ежегодник. 2008: Стат. сб. / Росстат. - М., 2008. - С. 326-327; www.gks.ru.

Данные таблиц 1,4,7 и 8 показывают, что для Северного Кавказа проблема стоит гораздо более глубокая – требуется не просто модернизация, а создание новых производительных сил региона. Т.е., главным приоритетом комплексной стратегии развития Северо-Кавказского федерального округа в долгосрочном периоде должна стать программа развития производительных сил региона с многосторонним участием федеральных и региональных государственных структур, а также всех форм и видов частного предпринимательства.

Финансовую емкость такой программы следует определить по критериям необходимого выравнивания регионов по среднероссийским характеристикам. Естественно, что реализация программы потребует достаточно продолжительного времени и ее следует предварить рядом эффективных краткосрочных мер. Поэтому в ближайшее время главный приоритет придется отдать разработке и реализации специальных инвестиционных программ.

Финансовые параметры инвестиционных программ также следует определять из необходимости преодоления двух–пяти кратного отставания уровня капитальных вложений в северокавказском регионе, которое также формировалось на протяжении длительно времени (таблица 9).

Таблица 9 - Инвестиции в основной капитал на душу населения

(в фактически действовавших ценах;  рублей; 1990, 1995 гг. – тыс. руб.)

 

1990

1995

2000

2005

2008

Место в РФ в 2008

Российская Федерация

1,7

1799

7949

25232

61743

-

Республика Дагестан

0,7

832

1412

10248

31956

63

Республика Ингушетия (1990 г. – включая Чеченскую Республику)

0,8

1401

2425

7085

10775

83

Кабардино-Балкарская Республика

1,0

652

2722

6510

15599

82

Карачаево-Черкесская Республика

1,3

737

1447

14415

25621

72

Республика Северная Осетия - Алания

0,8

601

2369

8471

23284

76

Чеченская Республика (1990 г. – включая Республику Ингушетия)

0,8

4617

922

11444

30812

65

Ставропольский край

1,4

1225

5788

11682

25914

71

таблица составлена автором по: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2009: Стат. сб. / Росстат. - М., 2009. - С. 930.

В условиях глобального экономического кризиса отмеченные тенденции становятся дополнительным фактором затяжного воспроизводственного регионального кризиса, так как сокращение капитальных вложений дает отрицательный эффект системного характера - недоинвестирование реального сектора задерживает развитие хозяйствующих субъектов обычно минимум на 3-5 лет. Кроме того, по причине отсутствия достаточного количества финансовых ресурсов, предприятия и организации вынуждены "проедать" основные фонды.

Поскольку экономический рост в период 1998-2007 гг. не исключал накапливания множества кризисных тенденций в региональном развитии, то следует предполагать возможность усиления общей тенденции дифференциации регионального развития в первые посткризисные годы, т.е., в начале второго десятилетия XX? века. В таких условиях важнейшим фактором стратегического развития становится формирование рациональной структуры основных фондов региональной экономики, которая наряду с высокими показателями по производству валового регионального продукта должна обеспечить и эффективную занятость.

Если в целом по Российской Федерации в межкризисный период уровень безработицы существенно снизился, то по северокавказским регионам значительно вырос (причем это единственное исключение из всех федеральных округов). Как известно, в настоящее время безработными в Дагестане, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии является примерно каждый пятый, а в Ингушетии и Чечне более трети трудоактивного населения остается незанятой. И это еще одно и очень важное в социальном аспекте последствие недостаточного оснащения основными фондами.

Рисунок 5. Динамика индексов промышленного производства

(график построен автором на основе данных статистического сборника «Регионы России. Социально-экономические показатели – 2009г.»).

На рисунке 5 отображена динамика индексов промышленного производства по России и субъектам СКФО. Индексы промышленного производства отображают не только динамику выпуска товаров в реальном выражении, но одновременно и изменение производственных цепочек.

Динамика индексов промышленного производства по субъектам СКФО за период 2000-2008гг. обладает значительными разбросами значений по отношению к аналогичному показателю России. При этом, высокая неустойчивость показателей индексов промышленного производства не с лучшей стороны характеризуют экономику и промышленное производство изучаемой территории, представляя их высокую зависимость от неблагоприятной конъюнктуры и, как следствие, низкую степень диверсификации промышленного производства в СКФО.

Комплексное развитие и укрепление межрегиональных связей, в первую очередь между регионами округа, позволит рассматривать экономику СКФО в качестве единого воспроизводственного механизма (системы). Подобные действия могут последовательно повысить устойчивость развития хозяйственной системы округа и диверсифицировать воспроизводственный процесс.

На рисунке 6 приведен график, отображающий динамику индекса промышленного производства по России, и оценочную динамику индекса промышленного производства СКФО. Данная оценка производилась путем агрегирования данных по индексам промышленного производства региональных экономик субъектов СКФО, взвешенных по доле вклада в общий объем ВРП СКФО.

Рисунок 6. Динамика индексов промышленного производства по РФ и СКФО

(график построен автором на основе данных таблицы 6 и статистического сборника «Регионы России. Социально-экономические показатели – 2009г.»).

Из рисунка 6 становится очевидным факт сглаживания экономического развития промышленного производства. И хотя полученный оценочный индекс промышленного производства СКФО уступает по величине разбросу показателей общероссийского индекса, при этом он уже обладает намного более спокойным и прогнозируемым характером, нежели отдельные индексы промышленного производства по регионам СКФО.

Таким образом, анализ основных макроэкономических показателей и факт объективного нарастания дифференциации в размерах и темпах роста валового регионального продукта в благоприятный для российской экономики межкризисный период, позволяют определить, что для выхода ряда регионов на общероссийский уровень производства потребуется многократное опережение по темпам роста ВРП как на краткосрочную, так и на средне- и долгосрочную перспективу. Это следует рассматривать в качестве основного императива стратегии развития.

В пятой главе диссертации – "Основные направления и эффективные организационно-экономические инструменты модернизации региональной экономики" – рассматриваются наиболее доступные и эффективные меры по преодолению отставания Северо-Кавказского федерального округа в экономическом развитии. При этом подчеркивается, что развитие социально-экономической системы в целом для СКФО позволит сгладить противоречивые социально-экономические процессы, протекающие в регионах округа, а также в целом весь процесс воспроизводства.

Рисунок 7. Структура инвестиций в основной капитал по видам экономической деятельности и структура ВРП по видам экономической деятельности, СКФО, 2008г. (диаграмма построена автором на основе данных таблицы 5 и статистического сборника «Регионы России. Социально-экономические показатели – 2009г.»).

Для определения приоритетов макрорегионального воспроизводства проанализированы структурно-отраслевые параметры эффективности.

На рисунках 7 и 8 отображена информация, позволяющая оценить связь между производством ВРП и инвестициями в регионах СКФО. На рисунке 7 приведена структура инвестиций в основной капитал и структура ВРП по видам экономической деятельности в СКФО за 2008 год. Диаграмма на рисунке дает наглядное представление о том, что не существует прямой зависимости между вкладом отдельной сферы экономической деятельности в формирование общего регионального ВРП и объемом привлеченных инвестиций в данную сферу.

Рисунок 8. Показатели прироста ВРП на единицу инвестиций в основной капитал по видам экономической деятельности в РФ и СКФО, руб. ВРП на 1 руб. инвестиций

(диаграмма построена автором на основе данных таблицы 6 и статистического сборника «Регионы России. Социально-экономические показатели – 2009г.»).

Прирост ВРП как реакция на единицу инвестиций в основной капитал по видам экономической деятельности в СКФО (рисунки 7 и 8) показывает, что лидирующие по привлечению инвестиций отрасли транспорта и связи практически не дают прямого вклада в формирование ВРП соответственного затраченным ресурсам. Но при этом следует учитывать, что объекты транспорта и связи в основном носят инфраструктурный характер. При этом, они в большей степени участвуют косвенным путем в формировании ВРП, создавая предпосылки для будущего успешного развития воспроизводственного процесса.

Диаграмма на рисунке 8, показывает существенное различие в удельном весе ВРП на инвестиции в основной капитал по видам экономической деятельности между Россией и СКФО. Данные различия объясняются тем, что в большинстве своем отрасли СКФО, в которых данный показатель выше общероссийского показателя, являются отраслями, где еще не была достигнута точка предельной полезности от вновь вкладываемых инвестиционных средств. Другими словами с помощью данного анализа можно выделять отрасли, куда стоит вкладывать значительные инвестиционные ресурсы, ожидая при этом повышение отдачи.

Эта же диаграмма отображает соотношение объемов ВРП СКФО и объемов инвестиций по отраслям экономической деятельности. Так, из диаграммы видно, что не все сферы экономической деятельности обеспечивают равный экономический эффект (доход, увеличивающий общий объем ВРП). Поэтому в одних отраслях на единицу инвестиций приходится больше единиц создаваемого ВРП, в других, соответственно, меньше.

Также, при соотнесении объемов инвестиций в основной капитал и произведенных объемов ВРП по видам экономической деятельности, внимание следует обращать на отдельные показатели произведенного ВРП и привлеченных инвестиций. Например, анализируя диаграмму на рисунке 8, можно сказать, что соотношение произведенного ВРП и внесенных инвестиционных средств по России и СКФО наибольшее в сферах экономической деятельности «Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования» и «Гостиницы и рестораны». Исходя из этого, можно сделать выводы, что наиболее привлекательными для инвестиций и последующего развития экономики хозяйственных систем, в аспекте соотношения объема созданного ВРП на объем инвестиций, являются данные отрасли. Однако, если вернуться к рисунку 7, то данные отрасли для СКФО в 2008 году составляли в общей структуре произведенного ВРП 19,6% и 2,0%, соответственно.

При этом в общей доле инвестиций в основной капитал они имели 1,4% и 0,1%, соответственно. Исходя из этого, становится понятно, что высокие показатели соотношения объема произведенного ВРП и привлеченных инвестиций в виде экономической деятельности «Гостиницы и рестораны» в СКФО, связаны просто с незначительными инвестициями. Но высокие показатели соотношения в отрасли «Оптовая  и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования», при учете данных рисунка 7, свидетельствуют о высокой рентабельности вида экономической деятельности и его существенном значении в формировании общего ВРП региона СКФО.

Тоже можно сказать в целом и о России. Следовательно, при принятии управленческих решений, на данную информацию следует ориентироваться исходя из аспектов выбора наиболее привлекательных отраслей для получения наибольшего мультипликативного эффекта, выраженного в объеме прироста ВРП. Подобными отраслями, помимо двух указанных, являются также строительство и сельское хозяйство. В других отраслях данный эффект наблюдается в меньшей степени.

Также диаграмма на рисунке 8 дает понимание еще двух важных составляющих в принятии приоритетных управленческих решений в выборе политики социально-экономического развития СКФО. Например, некоторые показатели соотношения объема создаваемого ВРП на вкладываемые инвестиции по сферам экономической деятельности, в целом по России ниже соответствующих показателей по СКФО. Учитывая специфику развития экономики СКФО и РФ, можно сказать, что данные соотношения объясняются тем, что в целом по стране из-за высоких инвестиционных издержек предельная полезность при производстве ВРП ниже, чем в отраслях рассматриваемого федерального округа. С другой стороны, отрасли, в которых значение показателя выше в РФ, в СКФО являются отраслями, где необходимы качественные изменения для продолжения интенсивного, а не экстенсивного развития, происходящего вследствие простого наращивания объемов затрачиваемых производственных ресурсов.

Результаты проведенного анализа стали достаточным основанием для ряда вывод. Во-первых, расширение и усиление межрегионального взаимодействия оптимизирует воспроизводственную структуру депрессивного макрорегиона, делая ее основные характеристики сопоставимыми с общероссийскими. Это открывает возможность определить ряд приоритетных направлений экономического развития за счет повышения эффективности управленческих решений без привлечения дополнительных финансовых ресурсов.  

Во-вторых, разработка и реализация субфедеральных и надрегиональных целевых программ по развитию производительных сил в отстающих регионах с расширительным компонентом в форме государственно-частного партнерства должна быть жестко увязана с формированием нового экономического пространства.  

В-третьих, необходимо ускоренное создание единых сетевых производственных, сервисных и инфраструктурных комплексов на основе межреспубликанского взаимодействия с использованием инструментов фондового рынка, создания региональных внебюджетных накопительных фондов и формирования инвестиционно-заемной системы для привлечения дополнительных финансовых ресурсов.

Наряду с этим, на основе анализа проектировок комплексной стратегии социально-экономического развития СКФО выявлена невозможность преодоления хронического депрессивного состояния регионов по критериям основных макроэкономических параметров посредством предусмотренных организационно-экономических инструментов, поскольку уровни производства ВРП на душу населения и оплаты труда к 2025 году останутся более чем в три-четыре раза ниже прогнозируемых общероссийский, что показывает необходимость формирования механизма высокой мотивации воспроизводственного саморазвития территорий.

В проекте комплексной Стратегии социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года указывается, что главной целью является обеспечение условий для опережающего развития реального сектора экономики в регионах СКФО и создания новых рабочих мест, а также повышение качества жизни и безопасности в регионе. При этом в рамках разработанной Стратегии запланирован переход от «политики стабилизации» к «политике форсированного роста» регионов СКФО, в рамках которой ключевыми направлениями государственной поддержки станут инвестиции в развитие экономики для постепенного обеспечения самодостаточного существования регионов СКФО, а также содействие активному вовлечению регионов Северного Кавказа в национальную и мировую экономику.

Однако, при реализации оптимального сценария развития предполагается следующее изменение социально-экономических показателей:

- ВВП на душу населения в СКФО увеличится с 79 тыс. рублей на человека в 2008 году до 219 тыс. рублей к 2025 году;

- средняя номинальная начисленная заработанная плата вырастет с 9,6 тысяч до 23,8 тысяч рублей в месяц к 2025 году.

По сути дела это означает, что в 2025 году северокавказские регионы выйдут по основным показателям на уровень РФ 2008 года, который был адекватен уровню советской экономики конца восьмидесятых годов прошлого столетия.

Вместе с тем, согласно Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации предусматривается, что уровень дохода и качество жизни россиян к 2020 году достигнет показателей, которые наблюдаются сегодня в развитых странах. Обобщающий показатель уровня жизни, ВВП на душу населения по паритету покупательной способности, увеличится с 13,9 тыс.долл.США в 2007 году (42% от среднего уровня ОЭСР) до более чем 30 тыс.долл.США в 2020 году (70%) и около 50 тыс.долл.США в 2030 году.

Кроме того, практическое отсутствие в проекте комплексной Стратегии социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа межрегиональных инвестиционно-инновационных проектов препятствует формированию единого экономического пространства и способствует неэффективной экономической автаркии северокавказских регионов, что в условиях отсутствия свободных и дифференцированных финансовых источников, сохраняющихся высоких рисков ведения бизнеса, социальных рисков и рисков, связанных с угрозой безопасности, может привести к обострению социально-экономического положения.

При этом следует учитывать довольно уникальную возможность для отсталых по социально-экономическому развитию регионов, обусловленную предстоящим обесценением традиционных основных фондов, перейти на новый уровень экономической цивилизации – к постиндустриальной экономике знаний.

Для преодоления противоречий стратегических рассмотренных разработок в диссертации предложена иерархическая система приоритетов регионального развития как интегрированного комплекса организационно-экономических и управленческих инструментов, простых и надежных в своем функционировании, которые могут показать свою эффективность в краткосрочном периоде.

В заключении диссертационной работы излагаются основные результаты и выводы исследования.

Основные  выводы и предложения

Во-первых, организационно-экономические приоритеты следует отдать ускоренному развитию малого бизнеса до превышения критического уровня в половину занятых и создаваемого валового регионального продукта с превращением показателей этого процесса в  основной критерий эффективности функционирования региональных администраций. Тем более, что результативность только малого предпринимательства, в отличие от других стратегических организационных форм, может проявиться в краткосрочном периоде.

В настоящее время роль малого бизнеса в российской экономике по доле занятых составляет около 20 %, по доле производства ВВП – около 15 процентов, а в северокавказских регионах и того меньше. Если учитывать, что в развитых странах мира эти показатели соответственно 50-80 % и 50-60 %, то по сути дела, имеется возможность примерно трехкратного увеличения данного сектора национальной экономики, а по ряду регионов Северного Кавказа –  десяти-двадцати кратные. Для того, чтобы задействовать данные потенциальные возможности на Северном Кавказе целесообразно не столько развивать особые экономические зоны (ОЭЗ), сколько распространить их принципы на экономическое пространство (как синергетическое понятие) малого бизнеса. Как известно, главное в ОЭЗ – система льгот на территории, а требуется в специфических региональных условиях – система льгот для пространства экономических отношений малого предпринимательства.

Во-вторых, управленческими приоритетными инструментами предлагается воспроизводственное условие, при котором разработка и реализация всех стратегических проектов будет осуществляться при непосредственном и открытом участии ассоциаций малого предпринимательства. В современных условиях это обяжет властные структуры всех субъектов федерации изменить свой стиль управления региональной экономикой и обеспечить основные предпосылки ее модернизации.

В-третьих, для принятия управленческих решений, ориентированных на долгосрочный рост объема ВРП, наряду с созданием нового межрегионального кластера туризма и рекреации, в первую очередь необходимо выделить наиболее важные отрасли, имеющие большой удельный вес в общей структуре произведенного продукта (для СКФО – это сельское хозяйство, обрабатывающее производство, строительство, оптовая, розничная торговля и связанные услуги, транспорт и связь, государственное управление и обеспечение безопасности). На втором этапе целесообразно выделить отрасли, в которых соотношение производимых объемов ВРП и затрачиваемых инвестиций наиболее велики (для СКФО – сельское хозяйство, обрабатывающие производства, строительство, оптовая, розничная торговля и связанные услуги). Данные отрасли будут приносить наибольший вклад в ВРП при увеличении инвестиций в них (при этом также следует мотивировать интенсивное развитие производства). На третьем этапе возможно определить отрасли, имеющие большую долю в формировании ВРП региона, но отдачу от инвестиций ниже общероссийской. Подобная ситуация в отраслях может происходить в силу специфики их функционирования и осуществлении косвенного вклада в рост экономики региона. Например, к таким отраслям относятся транспорт и связь, образование, здравоохранение и т.д. Из них выделяются отрасли, которые создают прямой вклад в ВРП региона. Исходя из этого, следует что в выделенных отраслях на данном этапе необходимо проводить реформирование, в последующем позволяющее повысить интенсивность производства и приблизить отдачу инвестиций в данных отраслях к общероссийским показателям.

В-четвертых, для реализации указанных приоритетов потребуется система разработки и инвестирования крупных интегрированных региональных инновационных проектов по формированию нового качества жизни населения с использованием инструментов фондового рынка, создания региональных внебюджетных накопительных фондов и формирования инвестиционно-заемной системы для привлечения дополнительных финансовых ресурсов.

Формирование и последующее эффективное функционирование региональных внебюджетных накопительных фондов позволит создать финансовую и хозяйственную основы для вывода территориальных образований преимущественно на самофинансирование. При этом происходящее в настоящее время сокращение общего числа внебюджетных фондов во многом связано со сложностью осуществления контроля за их деятельностью и целевым расходованием средств. Однако стоит заметить, что внебюджетные фонды при их правильном использовании могут оказать положительное влияние на достижение задач комплексного социально-экономического развития региональных образований. Например, при разработке и реализации инфраструктурных проектов, которые требуют достаточно большого финансирования, а использование заемных средств и дотаций вызывает множество проблем и ограничений.  

Средства Федерального бюджета России

Средства

Внешэкономбанка

Средства Стабилизационного и Инвестиционного фондов

Средства, направляемые на реализацию в регионах нацпроектов

Участники рынка ценных бумаг, инвестирующие средства в облигации крупных и средних предприятий регионов, финансируемых в рамках нацпроектов

Средства, направляемые на целевые программы развития регионов Северного Кавказа

Предприятия, стратегически необходимые для развития региональной экономики

Средства, направляемые на реализацию инвестиционных проектов

Эффективно работающие, но не задействован-ные в процессе льготного кредитования экономики банки

Коммерческие банки, участвующие в реализации механизма льготного кредитования экономики региона

Крупные и средние предприятий регионов, финансируемые в рамках нацпроектов

Представители малого бизнеса, финансируемые в рамках целевых программ развития регионов

Льготные кредиты Института Развития Северного Кавказа

Сбербанк и Россель-

хозбанк

Средства для субсидирования процентной ставки по кредитам коммерческих банков

Выплата процентов по облигациям для привлечения средств в инвестиционные проекты крупных и средних предприятий регионов в рамках нацпроектов

Институт развития

Северного Кавказа

Льготные кредиты

Схема 1. Организационно-экономический механизм движения финансовых ресурсов с использованием Института развития Северного Кавказа

В-пятых, необходимо создать организационно-экономический механизм движения финансовых ресурсов с использованием Института развития Северного Кавказа (схема 1). На начальном этапе при выработке стратегии развития СКФО предусматривалось, что в капитале Института развития исключительно будет участвовать Внешэкономбанк. На последующих этапах в нём смогут принять участие любые заинтересованные инвесторы как внутри округа, так и за его пределами. Но на наш взгляд, целесообразно расширить привлечение средств за счет средств Федерального бюджета России, Стабилизационного и Инвестиционного фондов. 

При этом предусматривается, что на 70 процентов риски от объёма привлекаемых кредитов возьмет на себя Министерство финансов РФ, а на 30 процентов - российские и зарубежные банки. Это позволит получать гарантии без соответствующего обеспечения.

Институт развития будет самостоятельно заниматься изучением и отбором проектов, презентацией их крупным банкам, а потом вместе с этими банками осуществлять процедуру получения государственных гарантий.

Совокупность рассмотренных ориентиров и приоритетов кратко- и долгосрочного характера целесообразно использовать при реализации комплексной стратегии развития Северного Кавказа.

Список публикаций по теме диссертации

Монографии

  1. Нагоев А.Б. Региональные аспекты инвестиционного процесса: проблемы и перспективы. - Нальчик: Издательство КБНЦ РАН, 2001. - 12,8 п.л.
  2. Нагоев А.Б. Управление инновационно-инвестиционной деятельностью в регионе. – Нальчик: Издательство КБНЦ РАН,  2007. - 5,1 п.л.
  3. Нагоев А.Б. Вопросы инвестиционно-инновационного процесса в регионе с депрессивным состоянием экономики. – Нальчик: Издательство КБНЦ РАН, 2008. - 11 п.л.
  4. Нагоев А.Б. Региональная экономика: основы развития, совершенствования и регулирования. Монография. – Нальчик: Полиграфсервис и Т, 2009. - 10 п.л.
  5. Нагоев А.Б. Региональное экономическое пространство: теоретические и методологические основы. – Нальчик: Полиграфсервис и Т, 2010. – 10 п.л.
  6. Нагоев А.Б. Приоритеты модернизации экономики Северо-Кавказского федерального округа. – Москва: изд-во "БИНОМ", 2010. – 12 п.л.

Публикации в ведущих рецензируемых журналах, определенных ВАК

  1. Нагоев А.Б. Подготовка предприятий к привлечению инвестиций с учетом менталитета региональных руководителей // Менеджмент в Росси и за рубежом. - 2006. - № 5. - 0,5 п.л.
  2. Нагоев А.Б. Целевое использование инвестиций: региональный аспект // Известия КБНЦ РАН. - 2007. - № 2. - 0,5 п.л.
  3. Нагоев А.Б. Сравнительная характеристика социально-экономического  развития регионов ЮФО // Экономический вестник Ростовского государственного университета. - 2007. – Т. 5. - № 4. - 0,4 п.л.
  4. Нагоев А.Б. Анализ социально-экономического положения регионов Южного федерального округа // Экономический вестник Ростовского государственного университета. - 2008. - Т. 6. - № 4. - 0,5 п.л.
  5. Нагоев А.Б., Шурдумова Э.Г. Приоритеты стратегического управления региональной экономикой // Научные труды Вольного экономического общества. – 2008. – Т. 99. – 0,5 п.л. (в том числе автора – 0,25 п.л.)
  6. Нагоев А.Б. Многомерность проблем регионального развития Северного Кавказа // Финансы и кредит. – 2009. - № 47. – 0,5 п.л.
  7.  Нагоев А.Б. Теоретические аспекты повышения роли региональной экономической политики // Экономический вестник Ростовского государственного университета. –  2009. – Т.7. - № 3. – 0,5 п.л.
  8.  Нагоев А.Б. Тарасов Н.А. Особенности повышения роли региональной экономической политики // Экономический анализ: теория и практика. - 2009. - № 36. – 0,6 п.л. (в том числе автора – 0,3 п.л.).
  9. Нагоев А.Б. Депрессия и кризис в региональном развитии // Финансы и кредит. – 2009. - № 48. – 0,5 п.л.
  10. Нагоев А.Б.  Социальные приоритеты развития региональной экономики // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 2009. - № 24. – 0,5 п.л.
  11.  Нагоев А.Б. Проблемы формирования региональной экономической политики // Экономический вестник Ростовского государственного университета. – 2009. - Т. 7. - № 2. – 0,6 п.л.
  12.  Нагоев А.Б. Теоретические проблемы регионального развития: депрессивность или затяжной кризис? // Предпринимательство. – 2009. - № 4. – 0,5 п.л.
  13. Нагоев А.Б. Стратегические приоритеты региональной экономической политики // Региональная экономика: теория и практика. - 2010. - № 12. – 0,5 п.л.
  14. Нагоев А.Б. Главный краткосрочный приоритет модернизации Северо-Кавказского региона // Региональная экономика: теория и практика. – 2010. - № 11. – 0,5 п.л.
  15. Нагоев А.Б. Основные направления развития социально-региональной экономической политики // Известия КБНЦ РАН. – 2010. - № 1. – 0,55 п.л.
  16.  Татуев А.А., Нагоев А.Б., Керефов М. Модернизация структуры регионального воспроизводства на Северном Кавказе // Финансы и кредит. – 2010. - № 21. – 1,2 п.л. – (в том числе автора – 0,4 п.л.).
  17. Нагоев А.Б. К одной актуальной проблеме управления региональной конкурентоспособностью // Менеджмент в России и за рубежом. – 2010. - № 3 - 0,45 п.л.

Публикации в других научных изданиях

  1. Нагоев А.Б., Холаев А. Некоторые вопросы функционирования рынка долговых обязательств в Кабардино-Балкарской Республике // Известия РАН. Институт информатики и проблем регионального управления. - Нальчик, 2001. - № 1. - 0,4 п.л (в том числе автора – 0,2 п.л.).
  2. Нагоев А.Б. Актуальные  вопросы инвестиционной политики в КБР / Доклады АМАН. Адыгская международная академия наук. – Нальчик, 2001. – Т. 5. - № 2. - 0,2 п.л.
  3. Нагоев А.Б. К характеристике инвестиционной привлекательности КБР / Известия КБНЦ РАН. - 2001. – Т. 2. - № 7. – 0,2 п.л.
  4. Нагоев А.Б., Ацканов А.А. Социально-экономическое развитие регионов: проблемы и перспективы // Успехи современного естествознания. – 2003. - № 7. - 0,2 пл. (в том числе автора – 0,1 п.л.)
  5. Нагоев А.Б. Тенденции развития инвестиционного процесса в КБР в условиях рыночной экономики / В сб.: Современные аспекты развития экономики. – Нальчик, 2004. – 0,8 п.л.
  6. Нагоев А.Б., Князева З.Р. Принципы формирования инвестиционной стратегии на региональном уровне / В сб. научных трудов КБГУ. – Нальчик, 2004. – 0,2 п.л. (в том числе автора – 0,1 п.л.)
  7. Нагоев А.Б., Князева З.Р. Некоторые особенности формирования рынка инвестиций в регионе / Материалы  всероссийской научной конференции Перспектива. – Нальчик, 2004. - Т.1. – 0,2 п.л. ( в том числе автора 0,1 п.л.)
  8. Нагоев А.Б. Инвестиционный климат как составляющая региональной инвестиционной политики. / Материалы научной конференции  КБ НЦ  РАН (Тезисы докладов). – Нальчик, 2004. – 0,1 п.л.
  9. Нагоев А.Б., Галачиева С.В. Анализ и оценка рисков при реализации инвестиционных проектов на региональном уровне / Материалы международной научной конференции «ЛОМОНОСОВ 2004». – М.: изд-во МГУ. - 2004. – 0,2 п.л. (в том числе автора – 0,1 п.л.)
  10. Нагоев А.Б. Инвестиционная привлекательность  как основа эффективной инвестиционной политики в регионе. / Материалы научной конференции ИИПРУ, КБ НЦ РАН. - 2005. – 0,1 п.л.
  11. Нагоев А.Б., Шадова З.Х. Управление государственными пакетами акций в регионе / В сб.: Современные аспекты экономики. – СПб., 2005. – 0,2 п.л. ( в том числе автора – 0,1 п.л.)
  12. Нагоев А.Б. К анализу инвестиционной и строительной деятельности в КБР / В сб. научных трудов ученых. - 2005. – 0,3 п.л.
  13. Нагоев А.Б. Эффективное функционирование лизингового бизнеса как фактор развития региональной экономики / Материалы второй всероссийской конференции «Проблемы информатизации регионального управления». - Нальчик, 2006. – 0,2 п.л.
  14. Нагоев А.Б. Вопросы инвестирования для активизации регионального инновационного процесса. // Современные наукоёмкие технологии. - Доминиканская Республика, 2007. - № 5. – 0,1 п.л.
  15. Нагоев А.Б. Региональная научно-техническая политика по обеспечению инновационной деятельности в экономике Кабардино-Балкарской Республики // Современные наукоёмкие технологии. - Доминиканская Республика, 2007. - № 5. – 0,2 п.л.
  16. Нагоев А.Б., Кетенчиева Д.Х. Использование скользящих средних величин в процессе принятия инвестиционных проектов в условиях неопределенности / Материалы Международного конгресса студентов, аспирантов и молодых ученных «Перспектива – 2007». – Нальчик: Кабардино-Балкарский государственный университет, 2007. – 0,2 п.л.
  17. Нагоев А.Б., Башоров А.Х. Государственное стимулирование инновационной деятельности как фактор развития региональной экономики / Материалы международной научной конференции «Моделирование устойчивого регионального развития». - Нальчик, 2007. – 0,3 п.л. (в том числе на автора – 0,15 п.л.).
  18. Нагоев А.Б., Башоров А.Х., Тхазаплижева Р.А. Тенденции развития инвестиционной сферы как роста социально-экономического состояния региона в процессе реализации региональной инвестиционной политики / Материалы международной научной конференции «Моделирование устойчивого регионального развития». - Нальчик, 2007. – 0,3 п.л. (в том числе на автора – 0,1 п.л.).
  19. Нагоев А.Б, Нагоев Б.С. Проблемы и перспективы развития санаторно-курортного и туристско-рекреационного комплекса КБР и Кавказских минеральных вод // Успехи современного естествознания. - Сочи, 2007. - № 11. -0,2 п.л. (в том числе автора – 0,1 п.л.)
  20. Нагоев А.Б. К оценке социально-экономического положения Кабардино-Балкарской Республики как депрессивного региона // Успехи современного Естествознания. – Сочи, 2007, № 11. - 0,1 п.л.
  21. Нагоев А.Б. Некоторые перспективы развития экономики  Кабардино-Балкарской Республики // Современные наукоёмкие Технологии. - Испания (Коста Браво), 2007. - № 12. – 0,1 п.л.
  22. Нагоев А.Б. Пути улучшения состояния экономики Кабардино-Балкарской Республики // Современные наукоёмкие Технологии. - Испания (Коста Браво), 2007. - № 12. – 0,1 п.л.
  23. Нагоев А.Б. Перспективы развития туристско-рекреационного комплекса КБР как фактор устойчивого развития экономики региона / Фундаментальные исследования 1/2008 Экономика и менеджмент, V научная международная конференция. - Таиланд (Паттайа), 2008. – 0,1 п.л.
  24. Нагоев А.Б., Нагоев Б.С. Перспективы развития санаторно-курортного комплекса КБР / Доклады АМАН. – Нальчик, 2008. – Т. 10. - № 1 .- 0,4 п.л. (в том числе автора – 0,2).
  25. Нагоев А.Б. Особенности региональной политики в депрессивных регионах / Тенденции, проблемы и перспективы развития социально-экономических систем: межвузовский сборник научных трудов. – М.: Международный институт системной организации науки, 2008. - 0,45 п.л.
  26. Нагоев А.Б. Принципы формирования региональной экономической политики в условиях глобализации и мирового кризиса / - Сочи, 2009. – 0,45 п.л.
  27. Нагоев А.Б. Особенности экономики депрессивного региона в условиях рыночных отношений и методы их идентификации / Материалы всероссийской научной конференции «Актуальные проблемы социально-экономического развития» 16-18 апреля 2009. - Издательский центр "КИЭП". – 0,55 п.л.
  28. Нагоев А.Б. Трансформация региональной экономической политики // Современные научные исследования. – Кисловодск: издат. центр КИЭП. – 2009. - № 3. – 0,55 п.л.
  29. Нагоев А.Б. Направления модернизации региональной экономики // Современные научные исследования. – Кисловодск: издат. центр КИЭП. – 2009. - № 4. – 0,5 п.л.
  30.  Нагоев А.Б. Социальная ориентация регионального воспроизводства как основа конкурентоспособности // Современные проблемы науки и образования. - М., 2010. – 0,45 п.л.
  31. Нагоев А.Б. Факторы модернизации посткризисного развития российских регионов // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. - 2010. - № 3. – 0,4 п.л.
  32. Нагоев А.Б.Модернизация региональной экономической политики / Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2010. – 0,45 п.л.
  33. Нагоев А.Б. Методические предпосылки унификации разнородных классификаций регионов // Современные аспекты экономики. - СПб., 2010. - № 3. – 0,4 п.л.
  34. Нагоев А.Б. Интеграция интересов участников регионального воспроизводства в процессе экономической модернизации / Современные проблемы науки и образования. – 2010. – 0,45 п.л.
  35. Нагоев А.Б. Факторы регионального развития: специфика выхода из кризиса // Экономико-правовой вестник. – 2010. - № 6. – 0,4 п.л.
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.