WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Теоретико-методологические основы интегративного стратегического развития территорий

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

 

 

Бочко Владимир Степанович

 

Теоретико-методологические основы интегративного стратегического развития территорий

 

Специальность 08.00.01 –

Экономическая теория

(общая экономическая теория)

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

 

 

 

Екатеринбург – 2010


Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институте экономики Уральского отделения РАН.

Научный консультант –

академик РАН, доктор экономических наук, профессор Татаркин Александр Иванович (Россия), директор Учреждения Российской академии наук Института экономики УрО РАН, г. Екатеринбург

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор Валентей Сергей Дмитриевич (Россия), заведующий Центром экономики федеративных отношений Учреждения Российской академии наук Института экономики РАН, г. Москва

член-корр. РАН,доктор географических наук, профессор Лаженцев Виталий Николаевич (Россия), директор Учреждения Российской академии наук Института социально-экономических и энергетических проблем Севера Коми научного центра УрО РАН,          г. Сыктывкар

доктор экономических наук, профессор  Белкин Владимир Никифорович (Россия), директор филиала Учреждения Российской академии наук Института экономики УрО РАН, г. Челябинск

Ведущая организация –

ФГАОУ ВПО «Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина»,г. Екатеринбург

Защита состоится «28» декабря 2010 года в 10-00 час. на заседании диссертационного совета Д 004.022.01 при Учреждении Российской академии наук Институте экономики УрО РАН по адресу: 620014, г. Екатеринбург, ул. Московская, 29.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Институте экономики УрО РАН.

Автореферат разослан «      » ноября 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

д.э.н., профессор                                                          Козаков Е.М.


  • Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Неравномерность экономического развития территорий и усиливающаяся социальная дифференциация населения, глобальные и локальные социально-экономические трансформации побуждают ученых и политиков искать новые методы и варианты ответов на складывающиеся вызовы времени. Процессы, связанные со сменой цивилизаций, нехваткой природных ресурсов, серьезными подвижками в понимании нравственно-этических ценностей оказывают преобразующие действия на социальные, ментальные, нравственные, технологические, экономические и иные отношения между людьми, вынуждают не только отдельные страны, но территории разного уровня более активно реагировать на возникающие проблемы.

Глобальные и национальные вызовы порождают возникновение различных институтов, которые начинают координировать действия хозяйствующих структур. Кроме того, обязательным атрибутом становится совершенствование нравственно-этических отношений и гражданского общества. Для современного периода характерны уже не просто индустриально развитые производительные силы (технологические уклады), а такие, которые воспроизводятся на инновационной основе.

Российское государство сталкивается не только с глобальными, но и с собственными историческими вызовами, включающими необходимость сохранения себя и своей цивилизации, повышения жизненного уровня значительной части населения, создания экономических и правовых механизмов, способных развить у людей инициативу и стремление к обновлению и долговременному инновационному хозяйствованию.

Ответы на существующие вызовы Россия строит с учетом своего экономического потенциала, национального менталитета и мирового опыта. Существенное место в решении российских проблем занимают процессы саморазвития и стратегического развития территорий, научной разработки законодательных и экономических механизмов, повышения социальной ответственностью бизнеса при взаимодействии с территориями.

В условиях России скоординированное и социально ориентированное саморазвитие, а также стратегическое развитие становятся насущной проблемой. Однако для практических разработок формирования желаемого будущего имеющихся теорий недостаточно. Существующие теоретико-методологические подходы стратегического развития ориентируются на принципы и закономерности рыночного хозяйства периода свободной конкуренции или монополистического капитализма, т.е. на те, которые были справедливыми для Х1Х века и первой половины ХХ века, и в основе которых лежит построение нового путем экстраполяции прошлого в будущее, учет спроса абстрактного, а не конкретного потребителя, ориентация главным образом на материальные, а не на духовные ценности.

В то же время современный цивилизационный подход исходит из необходимости и возможности создания эффективного будущего, ориентированного на развитие человеческой личности. Для нахождения новых граней взаимодействия людей требуется новое теоретическое видение развития территорий, заключающееся в новом понимании стратегического развития.

Отсутствие достаточных теоретических разработок, раскрывающих содержание, методы и направленность стратегий развития территорий, позволяющих обеспечивать единство экономических и нравственно-культурных подходов, создавать условия для появления людей с новыми цивилизационными ценностями, формировать на основе идей гражданского общества и партнерских отношений действенные механизмы для проведения реальной модернизации экономики и общества определи необходимость и актуальность предложенного исследования, заключающегося в разработке интегративного стратегического развития территорий.

Степень научной разработанности проблемы исследования.

Впервые понятие «стратегия» в теоретическом аспекте, но применительно к военным действиям, было рассмотрено немецким военным теоретиком К. фон Клаузевицем в 30-х годах Х1Х века в работе «О войне».

Экономическая наука исследованиями различных аспектов рационального размещения производств на территориях начала заниматься, начиная с середины Х1Х века (Й. Тюнен, В. Лаунхардт, В. Кристаллер, Д.И. Менделеев). В начале ХХ века отдельные идеи стратегического развития территорий высказывались в теории размещения промышленности (А. Вебер), а также размещения производительных сил в России (В.И. Вернадский, А.Е. Ферсман).

Но к активному изучению проблем стратегического развития территорий экономисты приступили лишь с 20-х годов ХХ века. Среди крупных исследователей, заложивших теоретико-методологические основы предвидения, прогнозирования и стратегического развития, выделяются российские ученые А.А. Богданов, Н.Д. Кондратьев, В.А. Базаров, С.Г. Струмилин, Н.Н. Колосовский, Н.Н. Некрасов, В.С.Ефремов. О.С. Виханский, В.М. Бондаренко. Большой вклад в разработку данных проблем внесли зарубежные ученые А. Лёш, Ф. Перру, И. Ансофф, М. Портер. Г. Минцберг, Дж. Б. Куинн, С. Гошал, Д. Аакер, Роберт С. Каплан, Дейвид П. Нортон, Э.Кемпбелл, Л. Йохансен.

В 50-х годах идеи стратегического развития присутствуют в теории полюсов роста (Ф. Перру), в 60-80-х годах - в российских разработках теории и методологии формирования промышленных узлов (Ю.Г. Саушкин, А.И. Деменев) и территориально-производственных комплексов (А.Е. Пробст, М.К. Бандман, А.Н. Гладышев, В.П. Можин). С конца ХХ века эти идеи включаются в теории территориального планирования и макроэкономического регулирования (В.Н. Лаженцев, В.Н. Лексин, В.Я. Любовный, Е.Н. Перцик, А.И. Трейвиш, В.С. Антонюк, В.В. Кистанов, А.Н. Пыткин) и теории развития кластеров (М. Портер, В. Малов, Л. Марков, И.В. Николаева, М. Ягольницер, Ю.Г. Лаврикова).

Проблемам стратегического развития территорий и предприятий были посвящены работы А.А. Адамеску, А.Г. Аганбегяна, Е.Г. Анимицы, С.Д. Амирова, О.И. Боткина, М.С. Велихова, Н.Ю. Власовой, А.Г. Гранберга, Ю.Н. Гладких, А.А. Куклина, В.В.Кулешова, П.А. Минакира, Ю.К. Перского, Э.В. Пешиной, О.С. Пчелинцева, О.А. Романовой, Н.М. Сурниной, В.А. Сухих, Л.В. Смирнягина, А.И. Татаркина, А.И. Чистобаева, М.Д. Шарыгина, А.Г. Шеломенцева, Б.М. Штульберга.

Важной методологической стороной объяснения стратегического развития является включение в него проблемы знания, в том числе когнитивного и рассеянного, и возможности его координации, а также особенностей формирования экономики знаний. Этим аспектам посвящены работы Ф. Хайека, М. Полани, М. Поппера, Ф. Махлупа, Т. Куна, И. Лакатоса, В.Л. Макарова, Е.В. Попова, Т.И. Волковой.

Социальные аспекты стратегического развития территорий, в том числе малых и средних городов, вопросы стимулирования трудовой активности носителей знаний (разработчиков и исполнителей стратегических решений), расширения их интеллектуального и нравственного горизонта отражены в работах уральских ученых В.А. Антропова, В.Н. Белкина, Н.А. Белкиной, И.М. Головой, А.Ю. Даванкова, Е.М. Козакова, О.А. Козловой, Е.В. Пилипенко, В.В. Семененко, А.Ф. Суховей, И.Д. Тургель.

В современный период содержание и направленность стратегического развития во многом зависят от выбора людьми базовых ценностей и особенностей их поведения в реальной действительности. Эти аспекты изучаются такими новыми дисциплинами, как экономическая психология и поведенческая экономика. Значительный вклад в формирование и развитие этих наук внесли Г. Саймон, М. Алле, А. Сен, Д. Канеман, В. Смит, Дж. Акерлоф.

На выбор направлений стратегического развития территорий существенно влияют процессы смены цивилизаций. Среди ученых, работы которых посвящены вопросам трансформации цивилизаций, их взаимосвязи с развитием территорий, сущности глобальных вызовов, влияющим на изменение экономических, социальных, нравственных и других отношений между странами, регионами и людьми, выделяются зарубежные и российские исследователи: П. Сорокин, О. Шпенглер, А.Дж. Тойнби, Э. Тоффлер, Д. Белл, Ф. Бродель, Д. Медоуз, Й. Рандерс, Л.М. Капица. Особенности развития российской цивилизаций и российского менталитета изложены в трудах Н.Я. Данилевского, Л.Н. Гумилева, Н.А. Бердяева, В.И. Вернадского, П.Н. Савицкого, Н.С. Трубецкого, И.А. Ильина, Н.Н. Моисеева, Л.И. Абалкина, Н.Д. Валентея, Б.Н. Кузыка, Ю.В. Яковца, А.И. Уткина, К.С. Гаджиева, Н.Г. Козина, И.Р. Шафаревича, А.С. Филиппенко.

Благодаря исследованиям Е.Г. Анимицы, Б.С. Жихаревича, В.Л. Макарова, П.А. Минакира, Д. Норта, А.Д. Некипелова, Г.Г. Почепцова, Дж. Стиглица, В.И. Суслова, С.А. Суспицина, А.И. Татаркина, В.А. Цветкова новый импульс в начале ХХ1 века получило развитие теоретико-методологических подходов к прогнозированию и стратегическому планированию.

Вместе с тем требуются дополнительные научные разработки особенностей формирования стратегий развития, базирующиеся на новом понимании современной экономики, как интегративной экономики, включающей процессы координации рассеянного знания и осуществления территориальной конъюгации. Недостаточное раскрытие появляющихся новых черт общественных отношений, включающих наряду с экономическими, социальные и нравственно-культурные, несформированность соответствующей терминологии, высокая потребность российской экономики в решении задач стратегического развития территорий обусловили выбор темы диссертационного исследования и определили его объект, предмет и цель.

Объектом исследования выступают территории субъектов РФ и муниципальных образований как среда (пространство) развертывания скоординированных и социально ориентированных экономических отношений, системы знаний людей и их нравственно-культурных ценностей.

Предмет исследования – система экономических и социокультурных отношений по поводу обеспечения скоординированного и социально ориентированного развития территорий разного уровня.

Целью диссертационного исследования является разработка теоретико-методологических основ и программно-инструментального аппарата формирования интегративного стратегического развития территорий и превращения их в важнейший ресурс скоординированного и социально ориентированного функционирования территорий на основе развертывания системы знаний людей и их нравственно-культурных ценностей.

Задачи исследования:

  • выработать теоретические подходы к новому пониманию современной территории и к исследованию современной экономики как интегративной экономики, возникающей в результате реакции на современные социально-экономические вызовы, особенности координации рассеянного знания и трансформации нравственно-культурных ценностей,
  • выявить методологические основы развертывания интегративной экономики как скоординированного и социально ориентированного экономического развития для достижения человеческого счастья,
  • раскрыть характеристики интегративного стратегического развития территорий как организационно-методологического института предвидения будущего,
  • выделить и раскрыть основные институциональные ценности интегративного стратегического развития территорий,
  •  обосновать технологию формирования интегративного стратегического развития территории.

Теоретическую и методологическую основу исследованиясоставили положения поведенческой, эволюционной и институциональной экономических теорий, теории систем, региональной экономики, развития цивилизаций, нравственности, этики и социального партнерства, а также фундаментальные концепции российских и зарубежных экономистов, философов, социологов и историков по вопросам прогнозирования, индикативного планирования и регионального развития. В работе использованы федеральные, региональные и муниципальные программы и стратегии развития территорий.

Основные методы исследования. В работе использованы общенаучные методы системного, логического, структурного, функционального, сравнительного анализа, статистической обработки данных, методы дедукции и индукции, генетический, телеологический и историко-ретроспективный методы, позволившие рассмотреть изучаемые явления в динамике и развитии.

Информационной базой диссертационного исследования послужили федеральные, региональные и муниципальные нормативно-правовые акты по вопросам социально-экономического развития территорий, программные, прогнозные и аналитические материалы органов власти и управления (в т.ч. Свердловской области и г. Екатеринбурга), Института экономики УрО РАН, данные органов государственной статистики, научные труды по теме диссертации, результаты собственных исследований автора.

Работа выполнена в рамках исследований Учреждения Российской академии наук Института экономики Уральского отделения РАН.

Научные результаты, полученные автором, и их новизна:

  • Обосновано понимание территории как среды (пространства) развертывания системы знаний людей и их нравственно-культурных ценностей и раскрыто влияние на нее современных социально-экономических вызовов, ведущих к превращению существующих экономических отношений в интегративную экономику. Введено в научный оборот понятие «интегративная экономика», которая представляет собой систему экономических и социокультурных отношений по поводу компромиссного скоординированного и социально ориентированного сочетания материальных и духовных предпочтений территориальных активностей (человеческих личностей, структур, институтов гражданского общества) в процессе создания и удовлетворения общественных потребностей и выступает основой возникновения в России нового типа цивилизации – общества интеллектуально и нравственно развитых людей, где в экономике господствуютскоординированные и социально ориентированные действия (пункт 1.1. Паспорта специальностей ВАК - общая экономическая теория).
  • Выявлено, что основой развертывания интегративной экономики являются объективные процессы координации рассеянного знания и территориальной конъюгации. При этом расширено понимание категории «рассеянное знание» путем включения в него, кроме использовавшейся совокупности знаний множества обособленных хозяйствующих субъектов, также знаний всех других активностей (власть, общественность и т.д.), функционирующих на территории. Теоретически обосновано и введено в научный оборот понятие «территориальная конъюгация», представляющее собой добровольное и целенаправленное взаимодействие хозяйствующих, властных, общественных и других субъектов, функционирующих на территории и порождающих в ходе творческого использования системы факторов, условий и отношений новые подходы, цели, задачи и основные направления развития территории (пункт 1.1. Паспорта специальностей ВАК - общая экономическая теория).
  • Введено в научный оборот понятие «интегративное стратегическое развитие территории», выступающее как организационно-методологический институт предвидения будущего и включающее в себя управление экономикой на основе развивающих человека экономических и социокультурных ценностей, социально ориентированную координацию действий территориальных активностей, превращение территории в очеловеченное пространство и выдвижение человеческого счастья в качестве целевого вектора развития территории. Предложен антропоцентрический (человекоориентированный) подход к формированию интегративного стратегического развития территорий, заключающийся в признании ценности людей-личностей как главной ценности территориального сообщества (пункт 1.1. Паспорта специальностей ВАК - общая экономическая теория).
  • Выделены и раскрыты основные институциональные ценности интегративного стратегического развития территорий, являющиеся условием его существования и включающие интеллектуализацию населения территории, нравственно-культурную составляющую, инновационное хозяйствование и партнерские отношения территориальных активностей, показан процесс возникновения интеллектуально-инновационного пространства в результате взаимодействия территориальных активностей на основе принципов свободы, добровольности и соблюдения экономического интереса, обосновано, что гражданское общество образованных людей является базовым элементом интегративного стратегического развития территории (пункт 1.1. Паспорта специальностей ВАК - общая экономическая теория).
  • Предложен авторский вариант технологии разработки интегративного стратегического развития территории, состоящий в осознанном, творческом и целенаправленном предвидении инновационного будущего, формировании ценностей, развивающих личность, гражданское общество и скоординированное функционирование экономики, и включающий организационное обеспечение подготовки документа, этапы его разработки, формирование органов управления интегративным стратегическим развитием территории, методологию определения миссии, целей и задач, учет индивидуальных особенностей территорий, методические аспекты оформления документа, процедуру актуализации действующего стратегического развития и перевода его в интегративное стратегическое развитие территории (пункт 1.1. Паспорта специальностей ВАК - общая экономическая теория).

Теоретическая значимость выполненной диссертационной работы заключается в обосновании угроз саморазрушения, как отдельных территорий России, так и страны в целом, показе возможных вариантов самосохранения и саморазвития, разработке механизма противодействия социально-экономическим вызовам, раскрытии теоретических основ интегративного стратегического развития территорий и научно-методического инструментария скоординированного и социально ориентированного функционирования территорий. Выводы и материалы диссертации могут послужить основой для дальнейших научных разработок по избранной теме.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования государственными, муниципальными и частными структурами теоретико-методологических результатов для формирования интегративного стратегического развития территорий. Основные положения работы могут быть использованы в преподавании учебной дисциплины «Экономическая теория» и ряда курсов по выбору.

Апробация работы. Основные положения исследования представлялись в научных сообщениях и получили положительную оценку на различных конференциях и симпозиумах, в том числе на международных научных конференциях (Москва, 2006), международных научно-практических конференциях (Курган, 1997, Пермь, 1999, 2000, Екатеринбург, 2000, 2002), международных симпозиумах (Екатеринбург, 1997, Москва, 2004), Всероссийских научно-практических конференциях (Екатеринбург, 1999, 2001, 2002, 2003, 2007, Курган, 2000), Всероссийских конференциях (Москва, 2000, Екатеринбург, 2003), межрегиональных научно-практических конференциях (Екатеринбург, 1997, 2000, 2001, 2002, Курган, 1999, 2001), Российских экономических форумах (Челябинск, 2000, Екатеринбург, 2008), Урало-Сибирских научно-практических конференциях (Екатеринбург, 2003, 2007), VI Международном Российско-Китайском симпозиуме (Екатеринбург, 2005), Всероссийском симпозиуме по экономической теории (Екатеринбург, 2003, 2004, 2006, 2008, 2010). По теме диссертации плановые научно-исследовательские работы выполнялись в Учреждении Российской академии наук Институте экономики Уральского отделения РАН. Полученные научные результаты реализованы при выполнении грантов РГНФ. Практические рекомендации использовались муниципальными образованиями «Город Екатеринбург» и «Город Лесной», Ассоциацией муниципальных образований «Города Урала», Уральским отделением РАН, Институтом экономики УрО РАН.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 107 работ общим объемом 193,1 п. л. (в том числе авторских – 121,3 п.л.), из них в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных ВАК – 17 («Федерализм», «Экономическая наука современной России», «Регион: экономика и социология», «Вестник УГТУ-УПИ. Серия экономика и управление», «Известия Уральского государственного экономического университета», «Журнал экономической теории», «Экономика регионов», «Пространственная экономика»). Кроме того, результаты исследования по теме диссертации представлены в 2 индивидуальных монографиях: «Интегративное стратегическое развитие территорий: теория и методология». (Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2010), «Свердловская область в период реформ (тенденции преобразований)» (Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2006), в 3 коллективных монографиях, а также в разделах коллективных монографий и других журнальных статьях.

Структура диссертационной работы.

Поставленные цель и задачи определили логику и структуру диссертационного исследования. Работа состоит из введения, шести глав, заключения, изложенных на 313 страницах, содержит  22 рисунка, 10 таблиц, 3 формулы. Список используемой литературы состоит из 305 источников.

Во Введении обоснована актуальность темы исследования, сформулированы его цель и задачи, определены объект и предмет исследования, содержится характеристика научной новизны, теоретико-методологических основ и информационной базы исследования, практической значимости полученных результатов.

В первой главе «Территория, социально-экономические вызовы ее развитию и способы противодействия им» обосновано понимание территории как среды развертывания системы знаний людей и их нравственно-культурных ценностей, показаны глобальные и локальные социально-экономические вызовы, стоящие перед Россией и ее территориями, раскрыты внутренние барьеры на пути прогрессивного развития страны, включающие консервативную ментальность, материальную бедность населения и межтерриториальное социально-экономическое неравенство. Показано, что ответом на вызовы времени является самосохранение, саморазвитие и стратегическое развитие территорий.

Во второй главе «Территориальная конъюгация и зарождение интегративной экономики» показана территориальная конъюгация, как соединение территориальных активностей, обоснована интегративность как научная категория, отражающая объединенное целевой направленностью компромиссное участие (соучастие) различных активностей (личностей, структур, институтов) в создании продукта, изложено понимание интегративной экономики как результата взаимосвязи территориальных активностей, охарактеризовано интегративное социально-экономическое пространство и его структура.

В третьей главе «Рассеянное знание и проблемы его координации на территории» раскрыто содержание знания, как когнитивного явления, представляющего собой внутренний интеллектуальный мир людей, включающий приобретенные, врожденные и интуитивные знания, обоснована экономическая сущность рассеянного знания, его носители и их интересы, изложена проблема перевода рассеянного знания в скоординированное. Проанализированы взгляды ведущих экономистов мира о необходимости и возможности координации рассеянного знания. Показана эволюция моделей скоординированного и социально ориентированного экономического развития территорий.

В четвертой главе «Интегративное стратегическое развитие территорий как организационно-методологический институт предвидения будущего» показано, что в современный период происходит усложнение системы регламентации экономического поведения, что управление экономикой и предвидение будущего все больше опираются не только на принципы рынка, но и на развивающие человека экономические и социокультурные ценности, что целевым вектором интегративного стратегического развития территории становится человеческое счастье, а методом - антропоцентрический (человекоориентированный) подход.

В пятой главе «Основные институциональные ценности интегративного стратегического развития территорий» раскрыты институты интегративного стратегического развития территорий, как способы, развивающие свободную личность и включающие интеллектуализацию населения территории, нравственно-культурную составляющую, гражданское общество образованных людей, партнерские отношения территориальных активностей.

В шестой главе «Технология разработки интегративного стратегического развития территории» показано организационное обеспечение интегративного стратегического развития территории, основные этапы его разработки, органы управления интегративным стратегическим развитием территории, методология определения миссии, целей и задач, раскрыта процедура учета индивидуальных особенностей территории, а также актуализации стратегического развития и перевода его в интегративное стратегическое развитие территории.

В Заключении работы обобщены основные результаты исследования, сформулированы выводы и рекомендации для экономической теории и практики.

  • Основные научные положения и результаты выносимые на защиту
  • Обосновано понимание территории как среды (пространства) развертывания системы знаний людей и их нравственно-культурных ценностей и раскрыто влияние на нее современных социально-экономических вызовов, ведущих к превращению существующих экономических отношений в интегративную экономику. Введено в научный оборот понятие «интегративная экономика», которая представляет собой систему экономических и социокультурных отношений по поводу компромиссного скоординированного и социально ориентированного сочетания материальных и духовных предпочтений территориальных активностей (человеческих личностей, структур, институтов гражданского общества) в процессе создания и удовлетворения общественных потребностей и выступает основой возникновения в России нового типа цивилизации – общества интеллектуально и нравственно развитых людей, где в экономике господствуют скоординированные и социально ориентированные действия.

В диссертации для объяснения угроз саморазрушения, как отдельных территорий, так и страны в целом, показа возможных вариантов их самосохранения и положительного саморазвития, территория рассматривается не столько как земное пространство с определенными границами, сколько как социальное явление, создаваемое людьми и придающими ей индивидуальность.

Связывая территорию с деятельностью людей, диссертант рассматривает ее как среду (пространство) развертывания системы знаний людей и их нравственно-культурных ценностей путем использования ими существующих элементов национального богатства, а также воспроизводства и развития человеческих личностей. К такому пониманию территории наиболее близко подошли В.Н. Лексин и А.Н. Швецов в работе «Государство и регионы» (1997), где территория определяется как «совокупность различных потенциалов государства». Диссертант показывает, что всякая территория, населенная людьми, выступает как живой, постоянно обновляющийся и саморазвивающийся социально-экономический организм, а процессы обновления и развития наступают лишь тогда, когда у членов сообщества пробуждается желание осуществлять необходимые перемены.

Представленное в диссертации понимание территории позволило показать, что вызовы и угрозы ее развитию являются следствием не природных и климатических условий, а выступают результатом воздействия на нее внутренних и внешних факторов, порождаемых людьми. Территория может разрушиться лишь вследствие обострения совокупности межличностных, межэлитных, межгрупповых, межтерриториальных и межгосударственных отношений людей, в основе которых лежат экономические интересы и нравственно-культурные ценности.

В современный период на развитие территорий оказывают активное воздействие глобальные и локальные исторические вызовы, которые преобразуют социальные, ментальные, нравственные, технологические, экономические и иные отношения, складывающиеся между людьми.

Среди глобальных социально-экономических вызовов развитию страны и ее отдельных территорий диссертант выделяет три основных.

Во-первых, активизация процессов смены цивилизаций. В работесистематизированы взгляды российских и зарубежных ученых на сущность цивилизаций и процессы их формирования. Автор разделяет мнение Н.Я. Данилевского на сущность цивилизации, под которой понимается процесс движения народа в культурное (экономическое, правовое, социальное) состояние, развертывание ценностных ориентиров, лежащих в особенностях духовной и производственно-созидательной природы народов. Также диссертант согласен с точкой зрения о существовании множества цивилизаций и многовариантности развития человеческих сообществ, и считает что для каждой цивилизации свойственно свое особое знание. Автор примыкает к тем исследователям, которые признают, что применительно к современному периоду главным содержанием разворачивающейся трансформации цивилизаций выступает переход от индустриального к постиндустриальному обществу, опора на инновации исмена цивилизационных ценностей всего человечества и отдельных людей.

Во-вторых, проблема нехватки природных ресурсов. Она выражается в появлении зримого физического исчерпания невозобновляемых природных ресурсов (газа, нефти, железной руды, меди, никеля и т.д.) и существенного уменьшения, перерастающего в нехватку, возобновляемых природных ресурсов, в первую очередь лесов и воды. Правы те исследователи, которые считают, что если мир не остановится в своем безудержном расточительном потреблении, то его ждут катастрофические последствия, поэтому мир должен изменить модель своего развития.

В-третьих, выдвижение на передний край нравственно-этических ценностей, которые начинают занимать ведущее место в системе «нравственность - закон». В начале ХХ1 века, объективно назревает необходимость приведения формы человеческих ценностей в согласие с душевным состояниям человека, в основе которого преобладает добро, сочувствие, совесть, уважение к личности, к другому человеку, к его жизни.

Среди собственных исторических вызовов, стоящих перед современной Россией, диссертант выделяет следующие.

Первый - это необходимость сохранения себя и своей цивилизации, в том числе на уровне территориальных сообществ. Это главный вызов, стоящий перед Россией. При этом сохранение себя и своей цивилизации не выступает альтернативой или отторжением, например, западноевропейской или какой-то иной цивилизации.

Второй - потребность в реальном повышении жизненного уровня основной массы населения, а не только его небольшой части. Сейчас к так называемому среднему классу относится не больше 8-10% об общей численности населения, в то же время по официальным данным за чертой бедности находится около 13% всего населения. Одним из проявлений современных исторических вызов является социально-экономическое неравенство территорий. С одной стороны, это естественный процесс освоения территорий, включения их в межтерриториальное разделение труда, использования преимуществ пространственно-географического положения и природно-сырьевого богатства. С другой стороны, его не следует воспринимать в качестве обязательного явления и закреплять его, поскольку благополучие людей должно быть более-менее близким на всех территориях, где они проживают.

Третий серьезный вызов - необходимость создания экономических и правовых механизмов, способных развить у людей инициативу и стремление к обновлению и долговременному инновационному и энергосберегающему хозяйствованию. Этот вызов стал настолько существенным, что несвоевременная реакция на него может привести не просто «к потере темпа», а к утрате возможности вообще удержать Россию в рамках высокоиндустриального развития.

Особенность ответа России на современные исторические вызовы в первую очередь определяется спецификой российского менталитета, как основы локальной российскойцивилизации.В диссертации проведен анализ взглядов славянофилов, западников, народников, Н.А. Бердяева, Л.Н. Гумилева, В.И. Вернадского, евразийцев П.Н. Савицкого и Н.С. Трубецкого, академика И.Р. Шафаревича и других исследователей российского менталитета и российской самобытности. Их мнение в синтезированном виде передал философ Н. А. Бердяев в работе «Русская идея» (1946), где он писал, что для российского менталитета характерны «мессианское сознание», «огромная сила стихии и сравнительная слабость формы», «народный пессимизм», придание милостыне первостепенного значения в понимании спасения, желание иметь «верховенство совести», «жалость к падшим, к униженным и оскобленным, сострадательность», нелюбовь к государству («русские не любят государства и не склонны считать его своим, они или бунтуют против государства, или покорно несут его гнет»), «соборность сознания».

Россия неотделима от Запада. Но, как отмечали еще российские исследователи Х1Х века, ее соприкосновение с западными экономическими теориями всегда включало в себя два противоположных процесса: восприятие и оппозицию. При этом отношения с Западом виделись не в противопоставлении русского варварства и европейской цивилизации, а в установлении равных отношений между цивилизацией русской и цивилизацией Запада.

В диссертации на основе работ А.А. Богданова «Тектология: Всеобщая организационная наука» (1913-1922), а также И. Пригожина и И. Стенгерс«Порядок из хаоса» (1979), показано, что в жизни людей происходит переход от системно-механистического миропонимания к системно-тектологическому.

Автор считает, что в России ответы на вызовы времени формируются путем развертывания в обществе процессов самосохранения, саморазвития и стратегического развития территорий, поскольку, как показывает теория и мировая практика, успешное продвижение вперед может совершаться не на основе разрозненных действий множества субъектов деятельности, а на базе совместных скоординированных поступков людей, объединенных в различные властные, производственные и общественные структуры. В диссертации выделены четыре вида саморазвития (рис. 1), а именно: 1) саморазвитие как дотационное развитие, или дотационное саморазвитие, 2) саморазвитие как самовыживание, 3) саморазвитие как бизнес-развитие, 4) саморазвитие как социально ориентированное и скоординированное развитие.

Социально ориентированное и скоординированное саморазвитие – это самая высокая ступень воспроизводства, характерная для современного периода развития производительных сил. Эта ступень в России только начинает зарождаться. Для нее характерны уже не просто индустриально развитые производительные силы (технологические уклады), но такие, которые воспроизводятся на инновационной основе. Обязательным атрибутом такого развития должно выступать существование гражданского общества, которое в свою очередь представляет собой общество интеллектуально развитых людей.


 

Подпись: Простое воспроизводствоПодпись: Суженное воспроизводствоПодпись: Расширенное воспроизводствоПодпись: Вид  воспроизводстваПодпись: Расширенное инновационное воспроизводство 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Для обоснования превращения существующих экономических отношений в интегративную экономику в диссертации используются понятия «интегративность», «интегративная». Они нередко применяются современной наукой: существуют «интегративная биология», «интегративная юриспруденция», «интегративный подход в психологии». Однако в приведенных случаях термин «интегративная» по смыслу практически не отличается от понятия «интеграция», под которой в словарях понимается «объединение в целое каких-либо частей, элементов», а лишь придает ему измененное фонетическое звучание.

В диссертации понятию «интегративность» придается категориальный статус, с его помощью раскрываются новые характеристики взаимодействий людей. Во-первых, интегративность не включает стремление к законченности процесса, во-вторых, она отражает направленность действий, в-третьих, для нее характерно такое сочетание действий активностей, которое является компромиссным, исключающим антагонистические отношения, в-четвертых, в силу неантагонистических действий интегративность порождает «неантагонистический», т.е. компромиссно созданный согласованный продукт. Под ним мы понимаем вещественный или нематериальный результат человеческого труда, хозяйственной деятельности, совместимый с желаниями и ожиданиями всех участников объединенных действий.В диссертации интегративность определяется как объединенное целевой направленностью компромиссное участие (соучастие) различных активностей (личностей, структур) в создании согласованного продукта. Термин активности или элементы-активности заимствован нами у А.А. Богданова, который под ними понимал всех «действующих лиц».

На основе такого понимания интегративности в диссертации интегративная экономика определяется как система экономических и социокультурных отношений по поводу компромиссного социально ориентированного и скоординированного сочетания материальных и духовных предпочтений территориальных активностей (человеческих личностей, структур, институтов гражданского общества) в процессе создания и удовлетворения индивидуальных потребностей. Единой иерархии предпочтений (интересов, желаний) не существует. Каждая активность имеет свой набор предпочтений.

Интегративная экономика ориентируется не на делание денег, а на создание ценностей, необходимых людям, она является не «рыночной экономикой» с идеализированной чистой конкуренцией, а «организованной рыночной экономикой», охватывающей огромное число людей совместной работой и координирующей их деятельность масштабными целями и задачами.

В таком понимании интегративная экономика выступает как новая форма социализации общества и экономики. Поэтому она, по нашему мнению, может рассматриваться в качестве основы для возникновения в России нового типа цивилизации, включающей как движение народа к общечеловеческим ценностям, так и опору на национальные ментальные (духовные) особенности населения.

Важность и нужность интегративной экономики состоит также в том, что она создает теоретическую базу для формирования экономических основ российского федерализма, содержание которого не должно ограничиваться только межбюджетными отношениями, рациональным размещением производительных сил и созданием центров опережающего экономического роста.

В научном плане объектом интегративной экономики является социально-экономическая деятельность людей, в равной мере руководствующихся экономическими предпочтениями и нравственно-культурными нормами.

Предметом изучения интегративной экономики выступают не отношения по поводу товаров и услуг, а отношения по поводу предпочтений (интересов, желаний) людей-членов сообщества (они же субъекты хозяйственной деятельности, они же производители и потребители), включающие различные психологические и социальные факторы при выборе объектов производства и потребления.

Люди выбирают не только товары и услуги. Они выбирают также образ жизни, особенности устройства производства товаров и услуг (например, экологического или загрязняющего), особенности устройства дворов, детских садиков (с точки зрения набора и качества услуг), особенности организации быта и отдыха. Осуществление выбора происходит на основе тех предпочтений, которые сформировались в семье, в школе, через общения с другими. Это приводит к образованию склонностей и привычек. А все вместе взятое есть результат социально-культурного развития общества, есть отражение знания и сознания, или совокупности духовных ценностей. Поэтому интегративная экономика свои преобразования в первую очередь связывает с изменениями в сознании людей по поводу образа и стиля поведения и жизнедеятельности.

В методологическом отношении понимание структуры интегративной экономики опирается на более широкое понимание основных структурных элементов общества, разрабатываемых социологами. Так, П. Сорокин выделял три таких элемента: «1) личность как субъект взаимодействия; 2) общество как совокупность взаимодействующих индивидов с его социокультурными отношениями и процессами; 3) культура как совокупность значений, ценностей и норм, которыми владеют взаимодействующие лица, и совокупность носителей, которые объективируют, социализируют и раскрывают эти значения».

Диссертант, опираясь на указные социологические структурные «аспекты», для интегративной экономики выделяет три составных структурных элемента, лежащих в основе обеспечения компромиссного сочетания предпочтений индивидуумов и общества.

Во-первых, интеллектуально и культурно образованные люди (человеческий капитал). Из этого следует, что на данной территории должны развиваться наука и формироваться новые или осваиваться заимствованные технологии. Чтобы такое положение закреплялось и усиливалось на территории, интеллектуально образованные люди должны быть культурными, толерантными, умеющими думать об интересах сообщества, заботиться об устоях гражданского общества.

Во-вторых, полноценное развитие экономики территории обязательно должно включать наличие сектора реального производства длявоспроизводства основного капитала и имущества населения (материальный капитал). Никакая территория в условиях рыночных отношений не выживет без развития материального сектора.

В-третьих, любой территориальной экономике нужен прогрессивный сервисный сектор, поскольку в противном случае возникнет однобокое развитие экономики территории. В сервисный сектор включаются не только обслуживающие производства, т.е. связанные с обслуживанием производимой или привозимой продукцией, но все отрасли, не относящиеся к материальному сектору. Сюда же следует отнести и блага в виде даров природы (природные ресурсы).

Интегративная экономика, объединяя человеческий, материальный и сервисный капитал, обеспечивает не только новое понимание национального богатства, но и его новую систему воспроизводства, построенную на взаимном интегративном взаимодействии, порождающем дополнительный кумулятивный эффект.

Интегративная экономика своими устоями параллельно решает много сложных социальных вопросов. Например, она предполагает широкую занятость полезной деятельностью всего населения, а не только юридически отнесенного к трудоспособному, поддержание и воспроизводство через систему непрерывного образования высокого уровня знаний. В результате этого, с одной стороны, уводятся подростки с улицы, с другой стороны, создаются рабочие места для преподавателей, с третьей, поддерживается высокий уровень знаний у работающей части населения за счет различных курсов и программ.

Всем своим содержанием интегративная экономика направлена на обеспечение эффективного будущего, ориентированного на развитие человеческой личности.

Преимущество интегративной экономики состоит в том, что она предоставляет возможность большому количеству территориальных активностей не только искать эффективные решения на индивидуальном уровне, но и реализовывать свои предпочтения на основе компромиссов в интересах всей территории.

Интегративная экономика базируется на ряде исходных принципов. Так, для нее важно проводить анализ социально-экономического развития территории, руководствуясь принципом единства экономических и нравственно-культурных подходов. Также используется принцип кумулятивности и синергизма. Теория интегративной экономики не признает однофакторный подход. Она руководствуется совокупностью социальных, культурных, политических, экологических и экономических подходов, признавая их равенство. Само понятие синергизма в интегративной экономике получает новое звучание. Оно начинает отражать не просто большую эффективность (совокупный эффект), возникающую в результате взаимодействия (слияния, сочетания) систем, а добровольное, взаимовыгодное и скоординированное сотрудничество всех со всеми, приносящее благополучие всем.

В диссертации показано, что интегративная экономика тесно примыкает к понятию социоэкономики в той части, которая касается роли доверия, этики и человеческого достоинства в бизнесе и обществе, но не равняется ей, что она также не сводится к праксиологии, т.е. к учению об общей логике любого рационального действия, что интегративную экономику не следует рассматривать только в категориях нормативной экономической науки или позитивной экономической науки.

Теория интегративной экономики строится не на требованиях морали, долга, справедливости, а учитывает их в качестве составных элементов рыночного развития. Она не подчиняет экономику морали, а объединяет то и другое в качестве равноправных движущих сил, разворачивающих свои действия в условиях реального (не вынужденного) добровольного обмена. Теория интегративной экономики базируется на положениях, как нормативной, так и позитивной экономической науки. В ее основе находится поведенческая экономическая теория, суть которойсводится к пониманию человека как существа, которое в экономической деятельности руководствуется иррациональным началом.

Необходимость дальнейшего развертывания интегративной экономики связана с тем, что она обеспечивает реальную модернизацию экономики территории, переводит ее на новый социально-экономический облик, поскольку в модернизацию включает также изменение человека, как личности, с его менталитетом и нравственными ценностями, т.е. она нацелена на трансформацию всех духовных сторон жизни местного сообщества. Это означает, что модернизационные отношения должны распространяться не только непосредственно на производство, но на все экономические, психологические и морально-этические институты.

Культура, экономика, право, этика становятся такими же частями цивилизации, как сам человек с его внутренними и внешними ценностями. Интегративная экономика направлена на реальное возвеличение человека путем вывода его из состояния придатка экономических деяний и превращения самой экономики в средство развития личности, когда хозяйствование является не одним из элементов жизни человека и человечества, существующим наряду с другими, а выступает в виде самой жизни людей.

Теоретическая значимость введения в научный оборот понятия «интегративная экономика» заключается в возможности обоснования теоретической базы той общественной системы, которая рождается в современной России в процессе трансформационных преобразований.

  • Выявлено, что основой развертывания интегративной экономики являются объективные процессы координации рассеянного знания и территориальная конъюгация. При этом расширено понимание категории «рассеянное знание» путем включения в него, кроме использовавшейся совокупности знаний множества обособленных хозяйствующих субъектов, также знаний всех других активностей (власть, общественность и т.д.), функционирующих на территории. Теоретически обосновано и введено в научный оборот понятие «территориальная конъюгация», представляющее собой добровольное и целенаправленное взаимодействие хозяйствующих, властных, общественных и других субъектов, функционирующих на территории и порождающих в ходе творческого использования системы факторов, условий и отношений новые подходы, цели, задачи и основные направления развития территории.

В экономической науке концепция рассеянного знания (разделения знания) была выдвинута Нобелевским лауреатом по экономике Ф. Хайекомв статье «Экономическая теория и знание» (1936), а затем развита в работе «Использование знания в обществе» (1945). Суть концепции Ф. Хайека состоит в том, что имеющееся в обществе знание представляет собой бесконечное разнообразие часто несовпадающих и даже противоречивых фактов и мнений о состоянии спроса и предложения. Оно не существует в каком-либо завершенном и явно выраженном виде, а рассеянно между индивидами и через них существует.

В отличие от Ф. Хайека, который рассеянное знание сводил к экономическому знанию как знанию рынка («знание значимых фактов») и на его основе показывал особенности действия экономических агентов при принятии ими хозяйственных решений, мы рассматриваем рассеянное знание как любое обособленное знание любого участвующего в общественном производстве и общественной деятельности физического и юридического лица, а также любой структурной единицы, пускающих свои знания в дело, когда возникает в этом необходимость.

Чтобы показать, что ответ на исторические вызовы времени путем осуществления согласованного и долговременного развития страны и ее территорий зависит от особенностей формирования и закрепления знаний и мышления у членов сообщества, нам необходимо рассматривать знание как когнитивное явление.

Термин «когнитивное знание» имеет много толкований. Но чаще его рассматривают как знание, обусловленное совместным действием генетических и социокультурных факторов, а поэтому представляет собой объединенный в единое целое биологический и социальный разум людей, т.е. оно является сложным как по структуре, так и по возникновении.

Необходимость опираться на когнитивное знание при определении перспектив развития территории связана с тем, что именно оно в значительной мере определяет образ поведения людей. В практической деятельности рассеянное знание выступает как знание активностей (элементов-активностей) о социальных, культурных, экономических и других фактах и используемое ими для осуществления хозяйственной и социокультурной деятельности.

Говоря о рассеянном знании, мы имеем в виду информацию (знание) не только о производстве, распределении, обмене и потреблении материальных благ, но и услуг, а также иных видах человеческой жизнедеятельности. Знания активностей об устройстве и особенностях функционирования природы и общества с точки зрения личности представляют собой индивидуальное знание, а с точки зрения общества, как совокупности индивидов, рассеянное знание.

Знания людей разнообразны и многогранны. В то же время они объективно группируются, образуя различные виды знаний, которые взаимно проникают и существуют не только параллельно, но и взаимосвязано, функционально переплетаясь между собой (рис. 2.)

Первую сферу рассеянного знания представляетзнание отдельных активностей (физических и юридических лиц, а также любой структурной единицы), или индивидуальные знания. Оно выступают как частичное, фрагментарное знание и принадлежат исключительно своему носителю. Такое рассеянное знание, считает Ф, Хайек, реализуется через рынок, представляющий в его понимании информационное устройство, механизм выявления, передачи и взаимосогласования знаний, рассеянных в обществе.

Вторую сферу, как мы считаем,образуют массовые знания активностей о всей системе человеческой жизнедеятельности. Группируясь и переплетаясь, эти знания формируют совокупное знание человеческого общества (локального сообщества), как хаотическую, но устойчивую структуру. Совокупное знание есть совместное знание, поэтому оно принадлежит всему обществу (локальному сообществу), а реализуется рыночными методами с использованием элементов согласования действий.

Третья сфера – это скоординированное знание. Оно возникает в результате целенаправленной и сознательной деятельности активностей по достижению собственных предпочтений, но вынужденных для достижения этой цели постоянно идти на взаимные компромиссы.

Реальная потребность в координации множественных индивидуальных знаний возникают лишь по достижении человечеством такого уровня зрелости, когда создание орудий продуктов труда начинает базироваться на предварительном изучении сил природы и ее законов, на проведении специальных расчетов и экспериментальных исследований.

Скоординированное знание решает вопросы более высокого порядка. В его природе заложен социальный элемент. Скоординированное знание включает в себя не просто сознательную и целенаправленную деятельность активностей, как это характерно для совокупного знания, но такую их сознательную и целенаправленную деятельность, которая отражает также общественные ценности, общественные предпочтения, общественное благо.

В скоординированном знании частные цели активностей добровольно и сознательно приводятся в непротиворечие с целями развития местного, регионального, или национального сообщества. Это происходит путем создания сообществом условий, при которых все активности получают возможность эффективной реализации своих целей.

В диссертации показаны носители (активности) рассеянного знания на территории (рис. 3), раскрыты их интересы и условия, при которых возможно установление между ними неантагонистических отношений, дающих положительный результат.

Вопрос о необходимости и возможности скоординированного и социально ориентированного экономического развития не является порождением современного периода экономического развития. Такая мысль всегда занимала умы экономистов-теоретиков. Проблему координации рассеянного знания Ф. Хайек считал «центральной проблемой экономической теории как общественной науки».

В работе проанализированы взгляды экономистов различных школ и показано, что все они стремились найти механизм такого согласования действий производителей, благодаря которому с наибольшим эффектом обеспечивалось бы достижение общественного блага. Об этом писали А. Смит, Т. Мальтус, Ф. Бастиа («интересы, предоставленные сами себе, стремятся к гармоническим сочетаниям, к прогрессивному преобладанию общего блага»), А. Маршалл, К. Менгер, А. Пигу, Дж. Кейнс. Нобелевский лауреат (1969) Рагнар Фриш назвал экономическое планирование «основой эффективности и живой демократии». Необходимость согласования действий присутствует в теории общественного выбора.

Хотя несколько позже «новые неоклассики» (последняя четверть ХХ века), в том числе нобелевский лауреат (1995) Р. Лукас, а также П. Сарджент, Г. Уоллес и Р. Барро утверждали, что государство не может изменить «естественное» состояние экономики, для которой характерны «естественная норма» безработицы, «естественный» уровень использования производственных мощностей.

Но о скоординированном и социально ориентированном развитии продолжают говорить ученые-экономисты в ХХ1 веке. Так нобелевский лауреат (2001) Джордж Акерлоф в совместной с Робертом Шиллером работе «Spiritus Animalis, или Как человеческая психология управляет экономикой и почему это важно для мирового капитализма» (2009) пришли к выводу, что «мир, где царит иррациональное начало, допускает вмешательство государства».

Приведена и объяснена эволюция моделей скоординированного и социально ориентированного экономического развития территорий, появлявшихся по мере созревания общества (рис. 4).

В работе показано, что соединительные процессы производственного, культурного, образовательного, информационного характера и рост социализации личности превращают развитие территории в целенаправленный процесс по воспроизводству людей-личностей как главной ценности территории, т.е. в процесс, не ограниченный удовлетворением лишь материальных потребностей людей, а расширенный до масштабов формирования отношений гражданского общества.

Вместе с тем, для объяснения глубинной сути таких соединительных процессов, т.е. не сводимых к механическим процедурам, а показывающих творческую суть соединительных действий, ведущих к зарождению новых явлений и отношений, недостаточно существующего научного инструментария. Поэтому мы ввели дополнительную категорию, которую назвали «территориальная конъюгация». Она создана на основе термина «конъюгация», взятого А.А. Богдановым из биологии и введенного в экономическую науку в 1913 году в его знаменитой работе «Тектология».

По своей сути конъюгация, согласно А.А. Богданову, представляет соединение комплексов. Но это не механическое их соединение, ведущее к умноженному повторению старых форм, а соединение, несущее в себе творческое начало. Соединение комплексов неизбежно ведет к тому, что вновь образующаяся форма обладает комбинированными свойствами (по наследственности от каждого комплекса), благодаря чему такое соединение оказывается творчеством, созданием новых, не существовавших ранее форм.

Используя идею А.А. Богданова о творческом соединении комплексов, дадим следующее определение предлагаемой нами категории. Территориальная конъюгацияэто добровольное и целенаправленное взаимодействие хозяйствующих, властных, общественных и других субъектов, функционирующих на территории и порождающих в ходе творческого использования системы факторов, условий и отношений новые подходы, цели, задачи и основные направления развития территории.

В диссертации показано, что в процессе соединения территориальных активностей могут формироваться два варианта (модели) территориальной конъюгации, ведущие к возникновению интегративной экономики (рис. 5).

Первый вариант - вертикально организованная конъюгация, когда связи между активностями развиваются при координирующей роли органа власти. В экономике России исторически вертикально организованная конъюгация выступала в виде территориально-производственных комплексов (ТПК). Второй вариант - горизонтально организованная конъюгация, когда связи между активностями развиваются при ведущей роли доминирующих предприятий, вокруг которых и на базе которых складывается система производства продукции (товаров, услуг). Горизонтально организованная конъюгация служит базой для развития промышленных узлов и производственных кластеров.

Главным отличием территориальной конъюгации является то, что она включает процесс (процедуру) возникновение новых экономических форм, т.е. выступает активностью по формированию будущего.

Однако направленность будущего развития территории зависит не от самого факта существования территориальной конъюгации, а от соотношения сил активностей, участвующих в конъюгации, что определит созидательное или разрушительное содержание возникающих форм.

Применительно к экономической самоорганизации это означает, что в ходе конъюгации могут возникнуть как экономические формы, которые способствуют улучшению экономического развития, так и такие, которые будут паразитировать на экономическом организме, приводить его в состояние разбалансированности, деструкции, что приведет к перерождению самой территориальной конъюгации в явление монополизма или хаоса.

  1. Введено в научный оборот понятие «интегративное стратегическое развитие территории», выступающее как организационно-методологический институт предвидения будущего и включающее в себя управление экономикой на основе развивающих человека экономических и социокультурных ценностей, социально ориентированную координацию действий территориальных активностей, превращение территории в очеловеченное пространство и выдвижение человеческого счастья в качестве целевого вектора развития территории. Предложен антропоцентрический (человекоориентированный) подход к формированию интегративного стратегического развития территорий, заключающийся в признании ценности людей-личностей как главной ценности сообщества.

В современный период при определении будущего территории (страны, региона, муниципального образования) используются разнообразные научные инструменты (методы, подходы, институты). Чаще других применяются сценарный и программно-целевой методы, а также, экспертных оценок, генетический, телеологический, технологического форсайта. Многие исследователи пользуются линейным программированием, «циклами Кондратьева» (методом больших циклов экономической конъюнктуры, длящихся 48-55 лет), индикативным планированием.

Однако все существующие институты предвидения будущего сформированы таким образом, что они ориентированы на выделение какого-то одного фактора или крайне ограниченного их числа, придание ему (им) ведущей роли, и на этой основе проведение необходимых расчетов и совершение логических умозаключений. В результате такого подхода преувеличивается роль избранных факторов в трансформации настоящего и движении к будущему, возникает в значительной мере одностороннее его видение, нарушается комплексный взгляд на такое сложное явление, каким является жизнедеятельность людей.

В диссертации показано, что в условиях интегративной экономики, включающей не только экономические и социальные стороны, но и нравственные, психологические, этические и другие отношения, для предвидения тенденций ее развития и получения облика ее будущего состояния, имеющихся институтов (методов, инструментов) уже недостаточно. Система жизнедеятельности людей не ограничивается каким-то одним фактором, она включает все стороны существования человека. Происходит не только взаимодействие активностей, но и взаимное проникновение экономики в социум и культуру, социума в экономику и культуру и т.д. Поэтому разрешение возникающих противоречий возможно только на основе согласованного взаимодействия всех со всеми. На этой основе оптимизируются не отдельные операции управления, но целые группы социальных отношений и бизнес-процессы.

Для обеспечения комплексного подхода к определению будущего территории в качестве эффективного инструмента (института) предлагается использовать новый метод, который в диссертации называется «интегративное стратегическое развитие территории». Ключевым словом в данном названии является слово «интегративное», которое характеризует объединенные целевой направленностью неантагонистические социально ориентированные и скоординированные действия активностей.

Интегративное стратегическое развитие территорий представляет собой объединение знаний территориальных активностей об эффективном долговременном развитии территории и превращение этих знаний в практику скоординированных действий на основе добровольности и социальной ориентированности.

Институт интегративного стратегического развития территории рассматривается как многостороннее явление, одновременно выступающее  1) методом достижения цели, 2) процедурой рассмотрения и решения вопросов, 3) технологией создания, обработки и изменения продукта, 4) системой практических действий по достижению будущего.

В работе раскрыты основные принципы интегративного стратегического развития территорий, к которым отнесены: 1) Принцип территориального детерминизма. Его суть состоит в том, что поведение субъектов, функционирующих на территории, является следствием сложившихся на данной территории социально-экономических, культурно-психологических и общественно-политических отношений. 2) Принцип единства поведения и ситуации. Он состоит в том, что поведение субъектов зависит от ситуации, а ситуация зависит от поведения субъектов. 3) Принцип верификации территориальных решений. Его содержание заключается в необходимости подвергать сомнению предлагаемые теории, гипотезы или варианты решения территориальных проблем и проверять их путем практических действий, сопоставления предлагаемого с наблюдаемыми объектами, ситуациями через фактические, статистические и иные данные. 4) Принцип учета индивидуальности бытия территории. Данный принцип подчеркивает необходимость при разработке интегрированного стратегического развития территории исходить из признания особости каждой территории, специфических ее характеристик и черт, возникших в ходе историко-экономического и социокультурного развития. 5) Принцип инновационной ведущей в развитии территории. 6) Принцип системно-структурной целостности.

Также показано, что для распространения интегративного стратегического развития территории и превращения его в необходимый общественный институт нужны не только изменения социально-экономических отношений, но и должны произойти подвижки в восприятии ценностей в менталитете населения. При этом мы разделяем взгляд на их сущность, высказанный Л. Мизесом: «Ценность – это важность, которую деятельный человек приписывает конечным целям. Только конечным целям присваивается первичная и подлинная ценность».

Интегративное стратегическое развитие территории обеспечивает приращение территориального богатства на величину кумулятивного эффекта, который представляет собой разницу между ростом богатства в стихийных рыночных условия и ростом в условиях действия интегративного стратегического развития. Эту дельту назовем интегративным территориальным дивидендом. Она может быть рассчитана по формуле:

Дит = Биср – Бср,

где

Дит – интегративный территориальный дивиденд,

Биср - богатство, полученное в условиях действия интегративного стратегического развития,

Бср, - богатство, полученное в стихийных рыночных условиях.

В диссертации показывается, что критерием эффективности интегративного стратегического развития территорий выступает рост уровня жизни населения. Интегративное стратегическое развитие территории возникает лишь тогда, когда компромиссные социально ориентированные и скоординированные действия начинают отвечать экономическим, социальным и нравственно-культурным интересам экономически и социально активного населения. Если же этого не происходит, то в действие вступает эффект «невидимой ноги» и люди перемещаются в более благоприятные ареалы.

Рост зрелости человеческого общества, расширение этических норм поведения и развертывание интегративного стратегического развития территории способствуют превращению территорий в очеловеченное пространство, в социотерриторию. Она являет собой живой организм, который действует, функционирует, совершает различные социально-экономические и иные поступки, имеет свое особое «дыхание». Люди придают территории индивидуальность, особенные черты и свои исключительные свойства, которые по своему характеру являются, не столько естественно-природными, сколько социально-экономическими. Территория начинает выступать не как безликое экономическое пространство (агент, объект) приложения сил, а как сообщество граждан со своей разнообразной хозяйственной и социокультурной деятельностью.

Методологический подход к рассмотрению территории как очеловеченного пространства имеет большое научно-исследовательское значение. Он позволяет перевести анализ развития территории из сферы воспринятая ее как оболочки для жизнедеятельности людей в саму жизнедеятельность. В этом случае все социально-экономические мероприятия перестают выступать как «освоение жизненного пространства», как «подчинение природы интересам людей», а человек перестает быть «царем пространства и природы». Его возвеличение начинает выражаться не в насилии над окружающей средой, а в умении найти гармонию с пространством и природой, в идентификации себя как части пространства и природы.

В диссертации обосновывается утверждение, что процессы интегративного стратегического развития территорий и очеловечивания пространства позволяют активнее развивать в экономической науке (а не только в психологии, философии и социологии) проблему человеческого счастья, как целевого вектора развития сообщества. Человеческое счастье выражается в субъективной удовлетворенности жизнью и связано с качеством жизни. Однако ощущение людьми благополучия не всегда связано с ростом показателей качества жизни. Увеличение доходов сказывается на удовлетворенности лишь до определенного уровня этих доходов, т.е. до уровня убывания ощущения несчастья. Вознаграждение стимулирует действия людей лишь до получения ими уровня материальной защищенности, далее работают иные мотивы. Качество жизни, выраженное в росте экономических параметров, отличается от благополучия людей в самоощущениях.

В работе проанализирован значительный объем литературных источников и показано, что по критерию ценности человеческого счастья все философско-экономические взгляды, начиная с древнегреческих мыслителей, можно свести в три большие группы. К первой группе относятся теоретические взгляды, рассматривающие счастье исходя из его нравственной основы. Вторая группа – оценка счастья на утилитарной основе. Третья группа – степень удовлетворенности материальными благами.

Аристотель определил содержание счастья как «деятельность души в полноте добродетели». Для Эпикура счастливая жизнь — отсутствие страданий, здоровье тела и состояние безмятежности дух, т.е. получение удовольствий. В целом для древних греков счастье заключалось в наличии семьи, определенной собственности (но не чрезмерного богатства), служба родному полису, легкая смерть и общественные почести. Среди европейских философов и экономистов ХУ111 века понятие счастья связывалось с гедонизмом, который представляет собой наслаждение, удовольствие как высшую цель и основной мотив человеческого поведения. В Х1Х веке в Великобритании получило распространение учение утилитаризма, согласно которому основой нравственности и критерием человеческих поступков считается польза, выгода, полезность. Базовые положения утилитаризма определил английский философ и экономист И. Бентам. Он считал, что каждое отдельное действие может подчиняться «расчетам счастья», количественному сравнению удовольствия и страданий, а каждое общественное действие должно оцениваться в терминах «наибольшего счастья для наибольшего количества людей». На позициях И. Бентама находился Дж. Ст. Милль. Идее И. Бентама о счастье была придана математическая точность английским экономистом Ф. Эджуортом, который считал, что «каждый человек – это машина по получению удовольствия». Австрийский экономист Л. Мизес исходил из активности человека и считал, что человек будет счастлив, если сможет добиться положительных результатов.

В России в ХУ11-ХУ111 веках счастье понималось в двух интерпретациях: 1) как духовно-религиозное счастье и 2) как земное счастье. Для большинства малосостоятельных людей российского общества счастье оставалось близким к понятию «благополучие», оно выражалось в достижении хозяйственного изобилия и в избавлении от непосильных трудов.

В современный период счастье в экономическом понимании связывают с соотношение возможности / потребности. При этом считается, что одни народы идут по пути увеличения возможностей, а другие – снижения потребностей.

На наш взгляд, в условиях интегративной экономики сводить понятие счастья только к материальным выгодам уже недостаточно. Если в  экономическом смысле счастье должно представлять эквивалентный трудовому вкладу доход, то в нравственном аспекте это должен быть труд, выполняемый с удовольствием. Соединение экономического прогресса, переплетающегося с нравственным развитием общества и личности, с укреплением отношений толерантности и компромисса понимание счастья должно выходить на комплексный уровень, включающий, как материальные, так и нравственные, социокультурные составляющие.

Достижение экономического счастьяобеспечивается выполнением людьми (индивидуально и совместно) разнообразных действий, устраняющих или смягчающих у них чувство беспокойства. Это означает, что человеческое счастья зависит от эффективного развития экономики. В диссертации показано, что можно принять «экономическое счастье» как научную категорию, и что экономическое счастье человека, представляет собой чувство удовлетворенности и благополучия, выражающееся в отсутствии беспокойства о наличии работы, уверенности в существовании более-менее достойного дохода, доступности профессионального образования, гарантированности качественного медицинского обслуживания и сбалансированном получении других социальных благ.

В диссертации показано, что возникающая переориентация социально-экономического развития на воспроизводство людей-личностей как главной ценности территории должна получить адекватный этому целевому процессу механизм решения вопросов. Основой такого механизма неизбежно должен стать метод (подход), ориентированный на человека, т.е. не ограничивающий решение вопросов удовлетворением только материальных потребностей людей, а расширяющий процедуры роста благосостояния до масштабов формирования отношений гражданского общества. Такой метод (подход) к интегративному стратегическому развитию территорий в диссертации предложено именовать антропоцентрическим или человекоориентированным. Он состоит в сочетании мотивационных ориентаций населения и территориальных органов власти, индивидуальных и общественных предпочтений на территории на основе совершенствования человека как личности.

Его истоками являются идеи немецкого философа Л. Фейербаха об  антропологическом принципе в философии, согласно которому человек является высшим проявлением природы. В России этого принципа придерживался Н. Г. Чернышевский. Он считал, что духовная сторона деятельности человека не тождественна материальной, но и не враждебна ей, а выступает ее естественным порождением.

В ХХ веке идеи антропологигизма получили свое развитие в трудах экзистенциалистов, виднейшими из которых были немецкие философы Мартин Хайдеггер и Карл Ясперс, французские писатели, лауреаты Нобелевской премии по литературе Жан Поль Сартр и Альбер Камю. Они считали, что, постигая себя как экзистенцию (человеческое существование), человек обретает свободу, которая есть выбор самого себя, своей сущности, накладывающий на него ответственность за все происходящее в мире.

Предлагаемый антропоцентрический подход вырастет также из возникших в нашей стране в 20-е годы ХХ века генетического и телеологического методов и их сочетания (В.А. Базаров, Г.С. Струмилин),из понимания человека как крупнейшей геологической силы (В.И. Вернадский).

Большое значение поведению хозяйствующих субъектов и институциональных агентов придает эволюционная теория экономических изменений (Р. Нельсон и С. Уинтер).Неоклассическая экономическая теория расширила рамки исследования процессов происходящих в обществе, перейдя от изучения чисто экономических явлений к рассмотрению их с учетом психологического поведения людей.

Необходимость перехода к использованию антропоцентрического подхода к интегративному стратегическому развитию территорий вызвана изменением роли и места человека в социально-экономической и социокультурной жизни людей, превращением его из экономического ресурса в императив экономики. Антропоцентрический (человекоориентированный) подход к изучению территории необходимо рассматривать как междисциплинарный на стыке экономики, психологии, планирования.

  1. Выделены и раскрыты основные институциональные ценности интегративного стратегического развития территорий, являющиеся условием его существования и включающие интеллектуализацию населения территории, нравственно-культурную составляющую, инновационное хозяйствование и партнерские отношения территориальных активностей, показан процесс возникновения интеллектуально-инновационного пространства в результате взаимодействия территориальных активностей на основе принципов свободы, добровольности и соблюдения экономического интереса, обосновано, что гражданское общество образованных людей является базовым элементом интегративного стратегического развития территории.

В диссертации показано, что в современный период в мире идет смена системы ценностей в направлении усиления творчества, созидания, духовности. В полной мере это относится и к хозяйственной жизни, где меняется этика бизнеса. Прежняя этика характеризовалась направленностью на максимизацию операционной эффективности, которая достигалась через иерархию целей, контролем сверху, мотивацией на доход. Рождающаяся этика экономических отношений, реагируя на вызовы времени, ориентируется на общественное признание и доверие путем удовлетворения интересов потребителей на основе децентрализации управления, вовлеченности многих в решение задач, подвижности полномочий, самоорганизации. Обязательным условием развертывания интегративного стратегического развития территорий является существование совокупности новых экономических и социокультурных ценностей, формирующих человека как личность и обеспечивающих усиление отношений гражданского общества.

Поскольку для интегративной экономики главной ценностью является ценность людей-личностей, а достижение человеческого счастья выступает в качестве целевого вектора развития территории, то в ней в первую очередь должны быть задействованы процессы, обеспечивающие рост интеллектуального уровня территориального сообщества. Они выражаются в интеллектуализации населения территории, которая, повышая общее когнитивное знание местных жителей,превращает ее в мощный фактор не только роста эффективности производства, но и перевода территории на более высокий социокультурный уровень.

В диссертации интеллектуализация населения территории не сводится к интеллектуальному потенциалу населения этой территории. Мы исходим из положения, что интеллектуализация населения территории представляет собой более емкое понятие, включающее также рост культуры местного сообщества и формирование отношений гражданского общества.

Всю совокупность знаний, которыми обладает человек, можно разделить на две части. Одну часть знаний человек приобретает как врожденную, которая представляет собой совокупность сложных врожденных реакций организма, т.е. инстинктов. Другую часть знаний люди получают в ходе обучения, осуществляемого в любой форме (опыт других, навык, целенаправленное специальное обучение). Это есть процесс научения (М. Полани). Он характеризует развитие интеллекта человека, или интеллектуализацию населения. Она протекает в двух видах: 1) повышение общей образованности, т.е. расширение знаний  по различным отраслям и сферам природы, а также по социальной, культурной и экономической сторонам жизни общества, 2) рост профессиональных знаний научно-технического и социально-экономического характера. Именно этот вид знаний непосредственно влияет на возможность перехода территории на инновационный путь развития. Поэтому интеллектуализацией населения будем называть получение и усвоение людьми знаний о природе и обществе в любой приемлемой для них форме.

Современные высокотехнологичные производства требуют уже не просто рабочих, а людей с достаточно высоким профессиональным образованием. При решении вопросов выбора стратегии развития следует не упускать из виду, что новые технологии могут развиваться лишь при условии, что на территории будет проживать население, обладающее высоким образовательным и квалификационным потенциалом. Можно сказать, что это базовое условие всякого научно-технического прогресса.

Высшей ступенью интеллектуального развития общества является переход территории из разряда потребителей чужих знаний в генератор новых знаний. Важнейшим результатом интеллектуализации населения территории становится возникновение интеллектуально-инновационного пространства. Схематически данный процесс показан на рис. 6.

В работе раскрываются каждый элемент процесса в отдельности. Обращено внимание на возможность развивать на любой территории инновационное мышление, а на основе инновационного знания – осуществлять инновационное хозяйствование. Поскольку на территории существует много видов деятельности, то для их осуществления нужны различные характеристики мыслительных способностей.

Интеллектуализация населения и появляющиеся на ее основе различные инновации не могут возникнуть в короткое время. Требуется относительно длительный период, включающий сначала накопление знаний, а затем превращение их в образ мышления основной массы населения. Интеллектуальные одиночки могут лишь предложить оригинальные идеи, описать их и даже изготовить опытные образцы, но перевести их в ранг массового потребления под силу только коллективным усилиям большинства образованных работников.

Рис. 6. Схема возникновения интеллектуально-инновационного пространства

Из понимания инновационного хозяйствования, как хозяйствования на основе совокупного интеллекта (массового знания) основной части экономически активного населения, следуют важные методологические положения об особенностях выбора вариантов специализации производства на территории. Во-первых, будущая специализация должна вытекать из структуры и уровня знаний населения, во-вторых, должна быть связанной с передовыми технологиями, поскольку использование прежних (традиционных, устаревших) технологий не дает конкурентных преимуществ. При этом, в теоретическом плане мы предлагаем переходить от концепции «полюсов роста» к концепции «территорий роста», которая логически вытекает из процессов формирования экономики, основанной на научных знаниях и базирующейся на высокоэффективных национальных инновационных системах.

Возникающее интеллектуально-инновационное пространство представляет собой такую структуру, конструкцию и комбинацию связей между научно-технологическими возможностями и определенными действиями по их реализации, которые могут обеспечивать единение интеллектуального потенциала с инновационным потенциалом и давать положительный социально-экономический результат. При этом интеллектуально-инновационное пространство необязательно должно иметь высокую концентрацию научного потенциала, для начала достаточно иметь существенный уровень интеллектуализации населения.

Интеллектуально-инновационное пространство – это не умозрительная абстракция, а реальное интеллектуально-инновационное состояние территории, опирающееся на предприятия, библиотеки, школы, вузы, медучреждения и т.д., обеспечивающее диверсификацию местной экономики и формирование территориальных инновационно-технологической цепочек. Дополнительным результатом формирования и развития интеллектуально-инновационного пространства должны и могут статья такие структуры, как научные парки, промпарки, технопарки, бизнес-инкубаторы и т.д.

Появление интеллектуально-инновационных пространств поднимает на новый уровень систему межмуниципальных отношений и межмуниципального сотрудничества. С одной стороны, оно приводит к усилению тесноты взаимосвязей, если смежные пространства в интеллектуально-инновационном отношении развиваются более-менее равномерно. В этом случае их сотрудничество не только усиливается, но даже может переплетаться, поднимаясь до состояния определенной интеграции. С другой стороны, если соседние муниципальные образования с точки зрения интеллектуально-инновационной деятельности развиваются в разных направлениях, то сотрудничество между ними может не только уменьшаться, но даже перерастать в острую конкуренцию, одним из следствий которой может стать стремление сильных муниципальных образований «поглотить» (в любой форме) слабые или маломощные муниципальные образования.

Противодействие слабых или маломощных муниципальных образований «присоединительным» процессам сильных может выражаться в росте самоизоляции, развертывании «заградительного» общественного мнения, установлении определенных барьеров для проникновения на территорию соседнего бизнеса.

Разрешение противоречия между слабыми и сильными в интеллектуально-инновационном отношении муниципальными образованиями может осуществляться только путем преодоления неравномерности их развития до пределов, снимающих угрозу присоединительных намерений.

Непременным условием существования системы интегративного стратегического развития территорий является духовное обогащение и гармоничное развитие личности, т.е. включение нравственно-культурной составляющей в систему развития территории.

Современная экономическая наука постепенно расширяет круг факторов, влияющих на экономический рост, за счет включения в них социальных и психологических составляющих. Наряду с производственными все большую роль начинают играть духовные факторы, в том числе знание, нравственность и социализация личности. В работе показано, что многие аспекты использования нравственных, социальных и психологических подходов к развитию экономики были определены российскими учеными еще в Х1Х и начале ХХ веков (Н.С. Мордвинов, А.И. Бутовский, И.К. Бабст, Д. И. Менделеев, В.П. Воронцов А.И. Чупров, И.И. Янжул, С.Ю. Витте, С.Н. Булгаков и др.). Например, А.И. Бутовский определял трудовые способности человека как капитал нравственный, наряду с другими видами капитала, а первый том своего учебника назвал «Политэкономия как нравственная наука». И.И. Янжул написал специальную работу «Экономическое значение честности: (Забытый фактор производства)». Первый раздел работы И.Т. Посошкова «Книга о скудости и богатстве» называется  «О духовности».

В социально и культурно развитом обществе нравственные нормы получают идейное обоснование в виде определенных положительных идеалов, которые в результате этого поднимаются в сознании людей до уровня высокой степени благородства и этим существенно отличаются от простых обычаев или традиций. В целом нравственность определяется социальным качеством людей и зависит от развитости общества. «Требование нравственного образа действий есть не что иное, как требование самопожертвования. Самопожертвование есть высший нравственный закон» (Н.Я. Данилевский).

Необходимость не ограничиваться только экономической составляющей при рассмотрении интегративного стратегического развития территорий вытекает из того, что человек является многогранным существом, и его потребности не замыкаются материальными благами. Они включают также духовные, нравственные, психологические, культурно-физические и иные потребности. Нравственная компонента не противопоставляет индивидуальное общественному, а комбинирует их соединение в таких видах и формах, которые делают свободу личности относительной, т.е. учитывающей свободу других личностей.

В диссертации показано, что нравственно-культурная составляющая интегративного стратегического развития территорий не сводится к идеологическим посылам о единстве сообщества, а выступает в виде гуманитарной основы человеческого общения по поводу создания комфортной и благополучной жизни для всех, проживающих на данной территории, и позволяющей людям познать самих себя. Вместе с тем объединяющие нацию или местное сообщество нравственные и культурные ценности важны еще и потому, что они придают явлениям и событиям внутреннюю окраску, наполняют душевным смыслом текущую деятельность людей по росту своего благосостояния. «Каждый человек по мере сил обязан заботиться о благе других, и тот, кто не приносит пользы другим, ничего не стоит» (Р. Декарт). Чтобы нравственно-культурные ценности не угасали, в обществе должен быть создан культ уважения труда, любого труда и в любой форме.

В работе подчеркивается, что интегративное стратегическое развитие территории возможно лишь в условиях существования гражданского общества образованных людей. Понимание современного гражданского общество, т.е. гражданского общества ХХ1 века, не должно ограничиваться только характеристикой определенного набора прав и свобод граждан, а учитывать интеллектуально-социальный и гуманитарно-производственный уровень развития людей, которые понимают законы и принципы развития, как природы, так и самого человеческого сообщества. В то же время гражданское общество образованных людей своей материальной основой имеет социально ориентированную экономику. Главным показателем наличия гражданского общества являются не провозглашенные новые ценности, а распространение нового, толерантного экономического и социокультурного поведение людей.

Если же население не обладает достаточным интеллектуальным уровнем для разработки, использования и обслуживания новшеств, то никакие заимствования технического и технологического характера, ни импорт управленческих институтов не в состоянии продвинуть экономику вперед. Импортированные технологии и институты всегда будут существовать временно, т.е. такой период, пока они пригодны к использованию без «капитального» ремонта. Если же они «сломались», то общество с недостаточным интеллектуальным техническим и управленческим уровнем не сможет их ни обновить, ни самостоятельно запустить в дело без внешней иностранной помощи.

Наконец, обязательным условием и институтом интегративного стратегического развития территорий являются партнерские отношения территориальных активностей. Они представляют собой взаимодействие активностей (активностей-личностей, активностей-структур) на основе принципов свободы, добровольности, соблюдения экономического интереса и ограниченного вмешательства в дела другого. При высочайшей ценности отдельной личности (структуры), она может проявить себя как ценность только в общении с другой личностью (структурой). Личность неотделима от общения с другой личностью, с группой личностей, с обществом. «С одной стороны, отдельная личность – все; но, с другой, она – нечто лишь там, где – «двое или трое»… Абсолютно-ценною личность может быть не иначе как в абсолютно-ценном общении, хотя нельзя сказать, чтобы личность была первее общения, или общение – первее личности» (П.А. Флоренский).

Партнерские отношения – это новый вид социально-экономического поведения людей, который появляется в обществе на определенном этапе его экономического и социокультурного развития. Они становятся результатами созревания общества, появления в нем толерантности и доверия. Другими словами, сначала созревает общество, а вслед за этим, иногда одновременно с этим, развиваются партнерские отношения, а не наоборот.

Партнерские отношения, как следствие нравственно-духовной зрелости человеческих взаимодействий, не могут возникнуть по принуждению или специальному распоряжению. Они появляются лишь на этапе окультуривания сознания и общественного поведения. Поэтому партнерские отношения, как явление более высокой ответственности, могут приживаться в первую очередь среди духовно зрелых и социально ответственных людей.

Партнерские отношения по своему содержанию являются одной из форм социального капитала. Это вытекает из того, что в понятие социального капитала включаются институты доверия и общности, т.е. социальные связи.

  • Предложен авторский вариант технологии разработки интегративного стратегического развития территории, состоящий в осознанном, творческом и целенаправленном предвидении инновационного будущего, формировании ценностей, развивающих личность, гражданское общество и скоординированное функционирование экономики, и включающий организационное обеспечение подготовки документа, этапы его разработки, формирование органов управления интегративным стратегическим развитием территории, методологию определения миссии, целей и задач, учет индивидуальных особенностей территорий, методические аспекты оформления документа, процедуру актуализации действующего стратегического развития и перевода его в интегративное стратегическое развитие территории.

Авторский вариант технологии разработки интегративного стратегического развития территории базируется на ряде методологических подходов. Во-первых, использован социально ориентированный подход, которыйзаключается в создании такой институциональной структуры, которая стимулировала бы всех носителей рассеянного знания (власть, бизнес, общественность и т.д.) действовать в тех и только тех рамках, которые являются социально продуктивными, т.е. ведущими к скоординированному (сознательному и добровольному) развитию, укреплению общественно признанных ценностей и повышению качества жизни членов территориального сообщества. Все участники процесса реализуют свои цели на толерантной основе и в рамках принципа Парето-эффективности. Второй подход состоит в формировании механизма перерастания стратегических проектов, разработанных в рамках стратегии развития, в бизнес-проекты. Третий подход заключается в ориентации на инновационное будущее. Специфика интегративного стратегического развития территории состоит в том, что оно является не просто институтом, обращенным в будущее, а институтом, содействующим достижению особого будущего, а именно инновационного будущего. В связи с этим технология предвидения будущего должна подчиняться ряду требований, обеспечивающих достижение инновационного будущего, а именно: осознанность действий, творческий подход к предвидению будущего, целенаправленность принимаемых решений.

Предлагаемая технология разработки интегративного стратегического развития территории нацелена на формирование ценностей, развивающих личность, гражданское общество и скоординированное функционирование экономики,

Прообразом предлагаемой технологии разработки интегративного стратегического развития территории послужили Стратегический план Екатеринбурга, утвержденный в 2003 году, и проект стратегии развития города Лесной, разрабатывавшиеся при непосредственном теоретико-методологическом и организационном участии автора диссертации.

Непосредственно авторская технология включает организационное обеспечение подготовки документа, этапы его разработки, формирование органов управления интегративным стратегическим развитием территории, методологию определения миссии, целей и задач, учет индивидуальных особенностей территорий, методические аспекты оформления документа, процедуру актуализации действующего стратегического развития и перевода его в интегративное стратегическое развитие территории

Организационная деятельность по подготовке стратегии развития территории включает три основных этапа (рис.7).

Первый этап посвящен организационному обеспечению подготовки интегративного стратегического развития территории. Он включает создание органов управления разработкой документа: Программного совета, Экспертных советов, Секретариата, других органов. Одновременно идет формирование тематических групп, которые занимаются обобщением и осмыслением мирового и российского опыта стратегического развития территорий, уяснением общей ситуации, сложившейся на территории, выработкой идей и определением приоритетов и предпочтений, которые выльются в миссию территории, а также станут целями деятельности органов власти. Заканчивается первый этап обсуждением подготовленных документов и принятием территориальными органами власти концепции (или концептуальных основ) стратегии развития территории.

На втором этапе идет осмысление и закрепление видения будущего долговременного развития территории. Оно выражается в установлении миссии территории, выработке целей, определении основных направлений интегративного стратегического развития территории, формировании стратегических программ.

Третий этап - составление документа интегративного стратегического развития территории и выработка механизмов его осуществления. Он включает описание узловых проблем и тенденций развития территории на основе SWOT-анализа и других видов анализа, раскрытие роли предприятий всех видов экономической деятельности и бюджетных организаций в развитии территории, выработку механизма принятия и реализации интегративного стратегического развития территории, разработку и утверждение стратегических проектов.

В современный период значительная часть проектов по стратегическому развитию территорий субъектов РФ реализуется на принципах государственно-частного партнерства. Это относится к развитию ЖКХ, созданию дорожной инфраструктуры регионального и местного значения, реализации крупных инвестиционных проектов типа «Урал промышленный – Урал Полярный».

При разработке интегративного стратегического развития территории необходимо соблюдать основные организационно-производственные требования. К ним относятся следующие:

  • Направленность интегративного стратегического развития территории должна вытекать из ее миссии, т.е. базовых ценностей.
  • Интегративное стратегическое развитие территории (цели, задачи, направления развития, механизм реализации) должно определяться, разрабатываться, формулироваться и поддерживаться высшим руководством территории. Если импульс с его стороны угасает или вообще отсутствует, то исчезает и сам процесс.
  • Реализация интегративного стратегического развития территории предусматривает участие работников всех уровней и структур, функционирующих на территории.
  • Необходимость и содержание интегративного стратегического развития территории должны обосновываться обширными исследованиями и фактическими данными.
  • Чтобы эффективно осуществлять интегративное стратегическое развитие территории, необходимо правильно определить внутренние сильные и слабые стороны территории, а также внешние возможности и опасности.
  • Интегративное стратегическое развитие территории должно разрабатываться так, чтобы оставаться целостным в течение длительного времени.
  • Интегративное стратегическое развитие территории должно быть гибким, чтобы при необходимости можно было осуществить его модификацию.

Интегративное стратегическое развитие территории по содержанию системы целей, задач, мероприятий и ожидаемых результатов имеет сложную и одновременно иерархическую структуру. Оно состоит из стратегических направлений, стратегических программ, пилотных проектов, стратегических проектов и подпроектов (рис. 8.).

При подготовке интегративного стратегического развития территории важно соблюдать основные подходы к его разработке.

  • Соответствие преобразований интересам жителей территории.
  • Опора на развивающиеся ресурсы и формирующиеся потребности.
  • Вовлечение в процесс создания документа всех заинтересованных субъектов.
  • Выявление и учет местных, региональных, национальных и мировых тенденций экономического и социокультурного развития.
  • Пересмотр ориентации развития территории на основе складывающихся тенденций, возможностей и потребностей.

В работе раскрыты особенности формирования миссии, направлений, программ и проектов интегративного стратегического развития, которые позволят включать в будущие мероприятия инновационную составляющую. Подробно изложена методика оформления целевого вектора, основных задач, стратегического видения будущего, стратегических преимуществ и угроз, основных методов решения предстоящих задач, показано, на какие показатели необходимо ориентироваться.

Важной стороной технологии разработки интегративного стратегического развития территория является соблюдение индивидуализации стратегий развития территорий, под которой понимается то неповторимое своеобразие осуществления долговременных действий по преобразованию пространства и сообщества, которое порождается и определяется, как особенностью самих территорий (их природно-климатическими, географическими и производственно-финансовыми характеристиками), так и специфическими (образовательными, психологическими, нравственными и т.д.) свойствами характера и менталитета членов местного сообщества.

Необходимость индивидуализации стратегий развития территорий связана с неодинаковостью этих территорий по природно-климатическим, географическим и сырьевым условиям, с разной производственно-технической направленностью развития предприятий, с отличиями в уровне образования, культуры и менталитета местного населения. Для каждой территории характерна своя особенность трудовой активности населения, особая социальная инфраструктура.

Перед территориями, которые значительное время живут в условиях действия стратегических планов, встает проблема актуализации имеющихся документов, т.е. обновления с целью приведения в соответствие с новыми реалиями жизни. В диссертации показано, что этим территориям следует проводить актуализацию таким образом, чтобы обеспечить перевод существующих у них стратегий развития в новое качественное состояние, а именно в интегративное стратегическое развитие территорий.

Проведенное исследование показало, что полноценное интегративное стратегическое развитие территорий станет возможным лишь тогда, когда для него будет создана соответствующая интеллектуальная, нравственная, мотивационная, психологическая и институциональная среда. В настоящее же время, например, даже широко используемый термин «стратегическое планирование» отсутствует в Бюджетном кодексе России. Поэтому лишь по мере изменений в ментальном, культурном, институциональном, экономическом и психологическом поведении людей будет усиливаться интегративная экономика и развиваться интегративное стратегическое развитие территорий.

  • Основные публикации по теме диссертации

Монографии

  • Бочко В.С. Интегративное стратегическое развитие территорий: теория и методология / Бочко В.С. Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2010. – 313 с. (19,5 п.л.)
  • Бочко В.С., Анимица Е.Г., Пешина Э.В., Анимица П.Е. Концептуальные подходы к разработке стратегии развития монопрофильных городов // Екатеринбург: Изд-во УрГЭУ, 2010. – 89 с. (5 п.л., в т.ч. авт. – 2 п.л.)
  • Бочко В.С., Букин В.П. Системы коммунальной инфраструктуры жилищного сектора (проблемы функционирования и эффективного развития) – Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2009. – 249 с. (15,5 п.л., в т.ч. авт. – 7,5 п.л.).
  • Бочко В.С., Кежун Л.А., Наумов И.В. Интеллектуальная и инновационная активность территории / РАН УрО, Ин-т  экономики. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2008. – 225 с. (13,5 п.л., в т.ч. авт. – 4,5 п.д.).
  • Бочко В.С. Свердловская область в период реформ (тенденции преобразований) / Бочко В.С. - Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2006. - 316 с. (18,5 п.л.)

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных ВАК

  • Бочко В.С. Территориальная конъюгация и формирование интеллектуально-инновационного пространства / Экономика региона. 2010. № 2. С. 7-20. (1,0 п.л.).
  • Бочко В.С. Причины и последствия мирового экономического кризиса / Журнал экономической теории, Екатеринбург, 2009 № 3. С. 88-95. (0,9 п.л.).
  • Бочко В.С. Сидорова Е.Н., Татаркин Д.А. Оптимизация налоговой системы России: межбюджетные аспекты / Бизнес Информ, (Харьковский национальный экономический университет МОН Украины), 2009, № 4 (2). С. 38-41. (0,5 п.л. в т.ч. авт. – 0,2 п.л.).
  • Татаркин А.И., Бочко В.С. Об антикризисных действиях муниципалитетов / Регион: экономика и социология. 2009. № 2. С. 137-155. (1,1 п.л., в т.ч. авт. – 0,6 п.л.).
  • Татаркин А.И., Бочко В.С. Антикризисное саморазвитие территорий / Экономика региона. 2009. № 2. С. 7-21. (1,2 п.л., в т.ч. авт. – 0,7 п.л.).
  • Анимица Е.Г., Бочко В.С. Материализация идей возможна / Пространственная экономика, 2009. № 2. С. 177-180. (0,3 п.л., в т.ч. авт. – 0,2 п.л.).
  • Бочко В.С., Сидорова Е.Н. Формирование теории саморазвивающихся социально-экономических систем / Журнал экономической теории, 2009 № 4. С. 216-219. (0,3 п.л., авт. – 0,2 п.л.).
  • Татаркин А.И., Бочко В.С. Пути совершенствования местного самоуправления / Федерализм (Теория. Практика. История), Москва: 2008, № 1 (49). С. 117-132. (0,9 п.л., авт. – 0,5 п.л.).
  • Татаркин А.И., Бочко В.С. Проблемы и направления дальнейшего совершенствования местного самоуправления / Экономика региона, Екатеринбург, 2008. № 2. С.42-50. (0,9 п.л., в т.ч. авт. – 0,5 п.л.).
  • Бочко В.С. Инновационное мышление и инновационное хозяйствование / Журнал экономической теории, Екатеринбург, 2008 № 2. С. 37-50. (0,7 п.л.).
  • Татаркин А.И., Бочко В.С. Теоретические и организационно-экономические подходы к совершенствованию местного самоуправления / Экономическая наука современной России, Москва, 2008, № 2, с. 7-19. (1,0 п.л., в т.ч. авт. – 0,6 п.л.).
  • Бочко В.С., Минеев А.А. Методические подходы к совершенствованию кассового обслуживания в системе «банк-клиент» / Экономика региона, Екатеринбург, 2008. № 4. С. 228-232. (0,4 п.л. в т.ч. авт. – 0,2 п.л.).
  • Татаркин А.И., Бочко В.С. Местное самоуправление в системе стратегий социально-экономического развития регионов России / Федерализм (Теория. Практика. История), Москва: 2008, №4 (52). С.69-84. (1,0 п.л., в т.ч. авт. – 0,6 п.л.).
  • Бочко В.С. Формирование территории муниципального образования как интеллектуально-инновационного пространства / Вестник УГТУ-УПИ. Серия экономика и управление, 2008, № 4 (93), июль-август. (1,0 п.л.)
  • Бочко В.С., Плюснина Л.М. Системные риски предприятий и стратегия развития региона / Экономика региона, 2007. № 1. С. 40-45. (0,4 п.л., в т.ч. авт. – 0,2 п.л.).
  • Бочко В.С., Вахлов С.Г. Формирование равновесной и сбалансированной системы предоставления медицинских услуг в регионе (на примере лечения нефролитиаза) / Экономика региона, 2007. № 4. С. 37-48. (0,8 п.л., в т.ч. авт. – 0,4 п.л.).
  • Бочко В.С. Инновационное хозяйствование и гражданское общество / Известия Уральского государственного экономического университета, Екатеринбург, 2007, № 2. с. 28-36. (0,7 п.л.).

Разделы в коллективных монографиях

    • Бочко В.С. Кежун Л.А. Стратегические направления развития научного и образовательного потенциала УрФО // От идеи Ломоносова к реальному освоению территорий Урала, Сибири и Дальнего Востока \ Под общ. Ред. А.И. Татаркина, В.В. Кулешова, П.А. Минакира; РАЕ, УрФО, Ин-т экономики. – Екатеринбург, 2009. С. 552-576. (1,4 п.л. в т.ч. авт. – 0,7 п.л.).
    • Бочко В.С. Возникновение инновационного хозяйствования в условиях смены цивилизаций // Инновации: проблемы науки и практики: Монография / Под ред. д-ра экон. наук, проф. Пономаренко В.С., д-ра экон. наук. проф. Кизима М.О., д-ра экон. наук, проф. Тищенко О.М. – Харьков. ФОП Александрова К.М.; ВД «ИНЖЭК», 2008. С.7-20. (1,5 п.л.).
    • Бочко В.С. Анимица Е.Г., Глумов А.А. Управление экономикой Уральского региона: концептуальный аспект // Стратегические приоритеты экономики региона / Под общ. Ред. А.И. Татаркина; РАН, УрО, Ин-т экономики. – Екатеринбург, 2008.  С. 855-868. (1,2 п.л
    • Бочко В.С. Теория стратегического развития территорий // Теория эволюции социально-экономических систем / Под ред. акад. А.И. Татаркина, акад. В.И. Маевского; РАН, УрО, Ин-т экономики.  – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2008. С. 216-233. (1,0 п.л.).
    • Бочко В.С. Анимица Е.Г., Сухих В.А. Регион как особая форма социально-экономического пространства // Регион в новой парадигме пространственной организации России / Под общ. ред. А.И. Татаркина; РАН, УрО, Ин-т экономики. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2007. С. 54-69.(0,5 п.л.
    • Бочко В.С. Стратегия Екатеринбурга для ХХ1 века – исходные положения, цели, действия // Стратегия развития крупнейшего города: взгляд в будущее (научно-методологический подход) / Науч. рук. авт. колл. проф. Е.Г. Анимица и проф. В.С. Бочко. – Екатеринбург: 2003. С. 14-36. (1,5 п.л.).

Препринты, статьи в научных журналах и сборниках, материалах конференций

    • Бочко В.С. Природа современного экономического кризиса и пути его преодоления / Безопасность Менеджмент Бизнес, (УрГЭУ), 2009, № 1-2 (26-27). С. 44-49. (0,9 п.л.).
    • Bochko V.S. Conditions and factors of development innovation of territories of municipal formations // Euroasian  international cooperation: the model and perspectives of development / Urumqi China, Ekaterinburg (Russia), Barnaul Russia) 2009. p. 253-264. (0,7 п.л.).
    • Bochko V.S. The formation of intelligence-innovations territories // Economy of Russia and Europe: problems and cooperation prospects / Edited by Sanchez, Antonio, Alexander I. Tatarkin - Valencia (Spain) - Ekaterinburg (Russia): Publishing house of Institute of Economics UB RAS, 2009. – 274 p. (p.  98-109) (0,8 п.л.)
    • Бочко В.С. Стратегическое развитие территорий в рыночной системе ценностей // Труды 111 Всероссийского симпозиума по экономической теории. Том 2. – Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2008. С. 25-27. (0,25 п.л.).
    • Бочко В.С. Стратегический план – переход в новое качество развития / Журнал Эксперт-Урал, 2008. № 18. (0,3 п.л.)
    • Бочко В.С. Проблемы перехода территорий на использование стратегий развития // Материалы Х111 Российского экономического форума (Материалы Круглого столп «Позиционирование региона в глобальной экономике: инвестиционный имидж региона как фактор конкурентоспособности» и Секции «Инвестиционные стратегии регионов как механизм инвестиционной деятельности»). Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2008. с. 17-20. (0,25 п.л.).
    • Бочко В.С. Кежун Л.А.Формирование и реализация интеллектуального потенциала населения территории / Препринт. Екатеринбург: ИЭ УрО РАН, 2007. – 46 с. (3,0 п.л., авт. –  1,5 п.л.).
    • Бочко В.С. Наумов И.В Кластерный подход к оценке развития инновационной активности муниципальных образовании. Препринт. Екатеринбург: ИЭ УрО РАН, 2007. – 60 с. (3,0 п.л. в т.ч. авт. –  1,5 п.л.).
    • Бочко В.С. Наумов И.В. Формирование инновационной активности муниципальных образований / Проблемы региональной экономики. 2007. № 1-2. С. 188-205. (1,4 п.л. в т.ч. авт. – 0,4 п.л.).
    • Bochko V.S. Economy, ethics and education. // Person. Science. Society [Text] Ed. By ac. of RAS A.I. Tatarkin; Urals branch of Russian academy of science; Gdansk university of technology. – Yekaterinburg; Gdansk, 2007. С. 44-66. (1,3 п.л.)
    • Бочко В.С. Основные вехи научного и хозяйственного освоения территории Среднего Урала / Экономика региона, 2006. № 3. С.125-140. (1,0 п.л.).
    • Бочко В.С. Русские экономисты Х1Х - начала ХХ веков о знаниях и образовании как факторах экономического роста / Журнал экономической теории, 2005. № 1. с. 97-117. (1,3 п.л.).
    •  Бочко В.С. Стратегическое планирование развития территории – нарождающаяся экономическая форма ответа на вызовы рынка и глобализации / Экономика региона, 2005. № 1. С.20-38. (1,1 п.л.).
    • Бочко В.С. Валовой региональный продукт: оценка развития территории / Известия Уральского государственного экономического университета, 2004, № 8, с. 31-44. (1,2 п.л.).
    • Бочко В.С. Методологические  основы  формирования стратегического  плана города. Екатеринбург: Издательство «Академкнига», 2000. 32с. (2,0 п.л.).
     






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.