WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Теория и методология формирования и реализации промышленной политики (на примере Республики Казахстан)

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

 

 

АБДУЛЛАЕВ КАЛИЛ НАСУРЛАЕВИЧ

 

 

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И РЕАЛИЗАЦИИ ПРОМЫШЛЕННОЙ ПОЛИТИКИ

(НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН)

 

Специальность: 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством

(экономика, организация и управление предприя-

тиями, отраслями, комплексами: промышленность)

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

 

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург – 2010

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов»

Научный консультант          – доктор экономических наук, профессор

Войтоловский Николай Викторович

Официальные оппоненты:    доктор экономических наук, профессор

Баркан Давид Иосифович;

                                               доктор экономических наук, профессор

Кроливеций Эдуард Николаевич;

                                               доктор экономических наук, профессор

Уваров Сергей Алексеевич

Ведущая организация         –  Учреждение Российской

академии наук «Институт проблем

региональной экономики РАН»

Защита состоится «_____» _______________ 2010 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.237.10 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов» по адресу: 191023, Санкт-Петербург, ул. Садовая, д. 21, ауд. 7.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов».

Автореферат разослан «_____» ______________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                                 Е.В. Песоцкая

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. При всех трудностях кризисного периода руководство Республики Казахстан сумело эффективно вывести страну из первой волны кризиса. В то же время стагнация промышленного производства, падение платежеспособного спроса населения и некредитоспособность предприятий, а также ряд других негативных факторов заставили обратить гораздо большее внимание на меры государственного регулирования и поддержки промышленного развития. Прежде всего, была принята антикризисная программа, предусматривающая кроме системных мер антикризисного характера выведение республики на путь модернизации экономики в целом и промышленности – в первую очередь. Тем не менее, отсутствие комплексной и сбалансированной системы формирования и реализации промышленной политики негативно сказалось на эффективности антикризисных мер в целом. Сохранение же такого положения чревато еще большими проблемами в посткризисный период именно с точки зрения оптимальной динамики развития.

Своевременность и актуальность исследования, связанного с промышленной политикой, определяется и рядом других обстоятельств, важнейшими среди которых, по мнению автора, являются следующие.

Первое заключается в том, что до настоящего времени какой-либо стройной теории разработки промышленной политики (например, типа той, которую мы имеем в стратегическом управлении), к сожалению, не существует, соответственно в каждом отдельном случае и для каждого государства имеет место своя достаточно оригинальная разработка, либо копирование чужих моделей.

Второе обстоятельство вытекает из первого: когда разрабатываются конкретные промышленные политики, приходится учитывать целый ряд факторов, отражающих специфику той или иной страны, истории ее экономического и промышленного развития и т.д. Соответственно возникает проблема, связанная с тем, насколько адекватно теория и методология позволяют учесть эту специфику.

Наконец, третьим, не менее важным обстоятельством является отсутствие единства мнений теоретиков и практиков относительно того, следует ли в принципе разрабатывать промышленную политику, как таковую, или она является просто естественным следствием экономической политики данного государства в целом.

Все вышесказанное как раз и предопределяет актуальность разрабатываемой в настоящем исследовании проблематики, тем более в отсутствии релевантного опыта для страны, которая лишь исторически недавно обрела политическую и экономическую самостоятельность.

Степень разработанности научной проблемы. Проблеме формирования и реализации государственной промышленной политики, в том числе ее региональным аспектам, посвящены исследования Анисимова В., Архангельского В.Н., Вакарева А.А., Газимагомедова Р.К., Зубарева Н.М., Иванова В.С., Карлика А.Е., Княгинина В., Логиновского О.В., Львова Д.С., Плышевского Б., Потаповой Е.Н., Примакова Е.М., Сулакшина С.С., Титова К.А., Щедровицкого П. и других ученых и специалистов.

Промышленная политика как естественная составная часть экономической политики государства в целом исследовалась в трудах таких отечественных и зарубежных ученых, как Аукуционек С.П., Бьюкинен Д., Гэлбрэйт Дж., Зиберт Хорст, Кушлин В.Н., Маевский В., Мау В., Махотаева М., Минакер П., Некипелов А., Ойкен В., Патрушев Д.Н., Полтерович В., Портер М., Рыбаков Ф.Ф., Сотников Д.М., и многих других.

Вопросы разработки промышленной политики непосредственно для условий Казахстана, а также стран Центральной и Восточной Европы и СНГ рассматривались в работах Арыстанбекова К., Барентаева К.Б., Бегентаева М.М., Власкина Г.А., Гусева М., Додонова В.Ю., Зелтынь А.С., Келимбетова К., Константинова А., Коржова А.И., Николаева И., Нургисаева С.У., Санфирова А.О., Сейткасимова Г., Стебловой О., Тургинбаевой А.Н., Хана В.А. и др.

Сегодня большая часть ученых-экономистов пришла к единству мнений в вопросе о том, что промышленная политика не только необходима и является центральным элементом функционирования государственных органов в целом, но, прежде всего, рассматривается как отражение уровня прогрессивности и развитости данной страны. Имеется также и согласие в том, что промышленная политика выступает естественной составной, но, безусловно, центральной частью экономической политики государства в целом.

Но далее начинаются серьезные теоретические споры, методологические разночтения и практические поиски тех путей и методов, которыми должна развиваться и которые должна использовать государственная промышленная политика в странах постсоветского пространства. Неразработанность этих вопросов в теории и практике рыночного хозяйствования как в России, так и в Казахстане, и их высокая значимость для развития экономики данных стран и определяют актуальность темы диссертационного исследования.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью исследования является разработка и развитие теоретических, методологических и организационно-методических основ формирования и реализации государственной промышленной политики в современных экономических условиях Казахстана.

В соответствии с целью исследования автором были поставлены и решены следующие задачи:

– изучение тех базисных переменных, в пространстве которых формируется промышленная политика любого современного государства;

– анализ определенных системообразующих характеристик, которые соответствуют промышленной политике, реализуемой в разных странах мира;

– исследование вопросов формирования и развития государственных управляющих структур, координирующих и направляющих промышленную политику в государстве;

– изучение сущностных основ и составляющих экономической политики;

– исследование конкурентоспособности как категории, являющейся естественным объединением экономической и промышленной политики и целевой детерминантой их взаимосвязи;

– рассмотрение промышленной политики государства как инструмента эффективного формирования микросреды бизнеса;

– анализ промышленного развития и промышленной политики Казахстана в пореформенный период;

– выбор подходов и осуществление укрупненной группировки методов, использование которых присуще промышленной политике в современных условиях;

– формирование и реализация подхода к разработке классификации методического аппарата промышленной политики;

– разработка системы формирования и реализации промышленной политики Республики Казахстан.

Объектом исследования является промышленность Республики Казахстан, а также система разработки и реализации промышленной политики республики.

Предметом исследования выступают теоретические, методологические и методические вопросы формирования и реализации государственной промышленной политики.

Теоретической и методологической основой диссертационного исследования послужили труды отечественных и зарубежных исследователей в области стратегического управления и его ресурсной концепции, теории конкуренции, государственного регулирования экономики, формирования и реализации промышленной политики, развития промышленности, ее отраслей и кластеров. В процессе исследования использовались такие общенаучные методы, как структурно-логический и системный подходы, методы анализа и синтеза, сравнительного, системного, логического и фактографического анализа, логического и экономико-математического моделирования, экспертных оценок и другие.

Информационной базой исследования явились данные Агентства Республики Казахстан по статистике, материалы Правительства РК, результаты исследований хозяйства и промышленности Казахстана, осуществленных рядом как казахстанских, так и международных исследовательских организаций, а также данные, содержащиеся в монографиях российских, казахстанских и зарубежных авторов, справочных изданиях, отчетах, научных исследованиях, материалах совещаний, научно-практических конференций и семинаров, в том числе размещенные в интернете.

Вклад автора в проведенное исследование. Теоретические и методические положения, выводы и методические рекомендации, содержащиеся в диссертации, являются результатом самостоятельного исследования автора. Конкретное личное участие автора в получении результатов, изложенных в диссертации, и личный вклад автора в исследование проблемы заключаются в следующем:

– исследованы и развиты теоретические аспекты формирования и эволюции промышленной политики современного государства;

– кратко изучены сущность и основные элементы государственной экономической политики как категории более высокого порядка по отношению к промышленной политике;

– рассмотрено понятие конкурентоспособности страны в контексте взаимодействия экономической и промышленной политики;

– проанализированы элементы микросреды бизнеса, которые должны служить объектами воздействия государственной промышленной политики;

– проведено исследование и дана оценка трех этапов пореформенного развития промышленности Казахстана с точки зрения промышленной политики;

– осуществлена укрупненная группировка методов промышленной политики;

– предложена многомерная целевая структура как подход к толерантной классификации методического аппарата промышленной политики;

– сформированы и проанализированы основные составляющие блока базисных платформ разработки промышленной политики;

– предложены платформы интеграции промышленной политики в экономическую политику республики;

– предложен подход к оценке вариантности получаемых результатов встраивания промышленной политики в экономическую на основе использования экономико-математической модели;

– разработан алгоритм формирования промышленной политики Республики Казахстан.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в создании принципиально новой методологии, позволяющей в концептуальных рамках экономической политики республики сформировать и реализовать такую промышленную политику, которая обеспечивает Казахстану стабильную конкурентоспособность его основных промышленных комплексов.

Наиболее существенные результаты исследования, обладающие научной новизной и полученные лично автором, состоят в следующем:

В области теории и методологии

– усовершенствован понятийный аппарат теории формирования и реализации промышленной политики, в частности, уточнены понятия «политика», «государственная промышленная политика», «экономическая политика государства». Под политикой в работе понимается наука и искусство согласования разнонаправленных интересов различных субъектов той или иной сферы деятельности и соответственно поиск взаимоприемлемых решений, которые в то же время не снижают сколько-нибудь заметно ожидаемых в ходе реализации этой политики конкретных результатов деятельности. Исходное понимание существа государственной промышленной политики состоит в определении ее как совокупности целей и методов, которые государство в лице соответствую-

щих органов формулирует, а затем и реализует в интересах эффективного развития промышленной базы, обеспечивающей жизнедеятельность и развитие данной страны, равно как и в определенной мере гарантирующей ее независимость и безопасность, с точки зрения её положения в мире. Под экономической политикой государства понимается идеологически обоснованный и целенаправленный комплекс мер и методов экономического воздействия, реализуемых в рамках локальных государственных политик, посредством которого достигаются три главных детерминанты деятельности государственной власти, как таковой: благосостояние населения, обороноспособность страны и ее достойное место в мировом сообществе;

– разработана концепция единого пространства формирования промышленной политики, включающего три составляющих:

а) базисная часть промышленной политики любого современного государства формируется в пространстве, состоящем из системы базисных переменных – дихотомий, которое эффективно отграничивает и рационально систематизирует сам процесс этого формирования;

б) второй частью этого пространства является система логических констант, дополняющих, расширяющих и задающих определенное направление развития той промышленной политике, которая формируется в рамках пространства выделенных дихотомий;

в) третья часть единого пространства строится как разнообразие органов государственной власти, формирующих промышленную политику и координирующих ее реализацию;

– выдвинуто и начально обосновано положение о том, что взаимоотношения экономической и промышленной политики, использующих практически одно и то же разнообразие методов, могут рассматриваться не как простая модель «вложенности» второй в первую, а как своего рода модель пересекающихся (толерантных) множеств, и соответственно следует рассматривать именно второй подход, как наиболее правомерный;

– уточнены и развиты представления о конкурентоспособности, как своего рода движущей силе экономической политики государства и целевой детерминанте взаимодействия экономической и промышленной политики, и доказано, что все три целевых детерминанты экономической политики (благосостояние населения, обороноспособность и достойное положение в мировом сообществе) вполне определенным образом связаны с этой доминантой усилий государства и наиболее сильно зависят именно от нее, причем в своем «обратном влиянии» сами они вносят ценнейший вклад в достижение конкурентоспособности;

– выдвинуто и обосновано положение о необходимости строить промышленную политику на базе поддержки и развития ключевых компетенций, которые соответствуют промышленному потенциалу страны и которые позволяют в максимальной мере использовать ее естественные имманентные преимущества, вытекающие из национального исторического развития, а также из человеческого и природного потенциала страны. Одновременно была обоснована авторская позиция, связанная с безусловным признанием выводов классической теории о базисной роли производительности, как важнейшего интегрального показателя эффективности экономической политики вообще и промышленной политики – в первую очередь;

– определено фундаментальное противоречие, присущее экономической политике, как таковой, и особенно жестко проявляющееся в условиях кризиса, которое выражается в том, что ее инструменты, ориентированные на обеспечение целей социальной стабильности через поддержку действующих, но не конкурентоспособных предприятий, по сути дела, блокируют саму идею инновационной и перспективной промышленной политики, способной обеспечить конкурентоспособность и производительность, достойные мирового признания, в будущем;

– доказана необходимость разработки и реализации промышленной политики на основе базисных общих платформ, и выдвинуты методологические положения о значимости их использования как концептуальной основы работы соответствующих правительственных структур и комитетов и комиссий органов законодательной власти республики;

– сформирован блок базисных платформ разработки промышленной политики, включающий платформу дихотомий, платформу логических констант и платформу управляющих структур и нормативно-правового обеспечения промышленной политики;

– обоснован вывод о необходимости в рамках концепции социально-экономического развития республики формирования основных элементов промышленной политики и последующего её системного встраивания в основные структуры экономической политики; в этой связи предложена и обоснована концепция и структура платформ интеграции, позволяющая эффективно увязать разрабатываемую промышленную политику с задачами, требованиями и ограничениями той экономической политики, которую проводит правительство республики в современных условиях и в расчетной перспективе;

– сформирована целостная структура, включающая в качестве двух определяющих ее элементов комплекс разработки промышленной политики и комплекс встраивания промышленной политики в экономическую политику и позволяющая алгоритмизировать процесс формирования промышленной политики Республики Казахстан.

В области методики и практики

– на основе анализа шестиэлементной структуры факторов качества конкурентной среды, предлагаемой классической теорией, выявлена одна из центральных проблем современной экономической и промышленной политики любого государства, которая с особой силой проявилась именно в условиях нынешнего финансового и экономического кризиса и которую можно определить, как абсолютную необходимость поиска рационального компромисса между самостоятельностью и независимостью предприятия в части решений о методах обеспечения своего развития и необходимостью регулирования этой активности со стороны государства, что, в свою очередь, означает необходимость изначального встраивания этого решения в целостную систему промышленной политики;

– предложена перекрестная матрица, в которой структурировано и систематизировано имеющееся многообразие методических приемов промышленной политики;

– осуществлена укрупненная группировка методов промышленной политики, базирующаяся на трех основных подходах: делении инструментария на экономические, организационные и правовые методы, группировке на методы прямого и косвенного воздействия, а также по объектам этого воздействия (макроуровень, отраслевой уровень и т.д.), при этом по мере движения от предшествующих к последующим шагам отбора круг рассматриваемых методических инструментов рационально сужается;

– в результате анализа показано, что все существующее разнообразие инструментов промышленной политики представляет собой толерантное («пересекающееся») множество, в котором имеют место различного рода пересечения и наложения тех или иных классов объектов друг на друга, что делает невозможным их эквивалентную (строго разделенную) группировку;

– предложен и обоснован подход к толерантной классификации методического аппарата промышленной политики, предусматривающий разработку многомерной матрицы, в рамках которой базовую роль в выборе и использовании методов промышленной политики играют целевые детерминанты.

Теоретическая значимость исследования заключается в создании системной методологии разработки промышленной политики, наиболее эффективной в условиях анклавно-конкурентоспособной экономики, выходящей на траекторию модернизации.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что его основные положения, выводы и рекомендации могут быть использованы соответствующими функциональными органами правительства Республики Казахстан, профессионалами институтов развития и иными вовлеченными в эти процессы организациями и отдельными исполнителями в ходе разработки, развития и реализации промышленной политики. Их использование позволяет создать научно обоснованную комплексную и сбалансированную систему промышленной политики и обеспечить оптимальную динамику промышленного развития республики.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические и практические результаты диссертационного исследования были представлены и получили одобрение на Международной научно-практической конференции «Индустриально-инновационное развитие на современном этапе: состояние и перспективы» (Казахстан, г. Павлодар, 2009 г.), Международной научно-практической конференции «Интеллектуальная нация: наука, образование и инновация» (Шымкент-Семей – Новосибирск, 2010 г.), Международном конгрессе «Модернизация экономики России и стран СНГ» (Волгоград, 2010 г.), Международной научно-практической конференции по проблемам стратегического планирования (Польша, г. Вроцлав, 2010 г.), а также на научных сессиях профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов СПбГУЭФ и Казахской государственной академии управления, проводимых по итогам НИР.

Полученные результаты исследования используются в учебном процессе при чтении ряда учебных курсов в Санкт-Петербургском государственном университете экономики и финансов.

Структура и логика исследования подчинены решению поставленных задач. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения и библиографического списка.

II. ОСНОВНЫЕ ИДЕИ и выводы диссертации

Прежде всего, необходимо определить авторскую точку зрения на само понятие политики, как таковой, поскольку иногда даже и теоретические работы в области общей экономики и специальных её разделов, менеджмента, маркетинга и т.д. «грешат» смешением принципиально различных, хотя и употребляемых практикой в одном и том же смысле, понятий.

По мнению автора, под политикой, в общетеоретическом смысле этого термина и с точки зрения целевой направленности, присущей данной категории, понимается наука и искусство согласования разнонаправленных интересов различных субъектов той или иной сферы деятельности, и соответственно поиск компромиссных и взаимоприемлемых решений, которые в то же время не снижают сколько-нибудь заметно ожидаемых в ходе реализации этой политики конкретных результатов деятельности.

Представляется, что этой краткой характеристики сущности политики, как важной социально-экономической категории, достаточно для того, чтобы еще раз констатировать особую роль политики и в этой связи чётко объединить данную категорию с самой сущностью и наиболее характерными аспектами промышленного развития. Разговор о политике, как таковой, естественным образом подводит к пусть пока и интуитивному, но достаточно верному, по существу, пониманию промышленной политики как совокупности целей и методов, которые государство в лице соответствующих органов формулирует, а затем и реализует в интересах эффективного развития промышленной базы, обеспечивающей жизнедеятельность и развитие данной страны, равно как и в определённой мере гарантирующей её независимость и безопасность, с точки зрения положения этой страны в мире.

Теоретические споры и практические поиски в сфере промышленной политики, безусловно, должны в первую очередь ответить на главный вопрос: существует ли и как реально выглядит то, условно говоря, пространство базисных характеристик, в рамках которого следует рассматривать формирование любой промышленной политики. По мнению автора, система таких характеристик, и в целом, и в части отдельных элементов и их взаимосвязей – один из центральных вопросов теории формирования промышленной политики, который, по сути, впервые ставится в специальной литературе.

С точки зрения автора, если бы удалось корректно решить проблему формирования такого пространства, то разработчики промышленной политики, и в первую очередь – те органы государственной власти, которые отвечают за ее формирование и реализацию, получили бы эффективный инструмент, четко структурирующий основные (базисные) шаги такого рода разработки. И именно в рамках этого структурирования, т.е. теоретического решения проблемы, можно затем обоснованно обсуждать вопросы методологии, связанные с формированием и использованием того методического комплекса, посредством которого будет практически реализовываться промышленная политика.

В соответствии с постановкой, которая сделана выше, государственные органы, ответственные за разработку промышленной политики, должны дать достаточно четкие ответы на систему принципиально важных и наиболее простых вопросов, которые автор условно определил как «система (или пространство) дихотомий», и которые дали бы реальное представление о неких векторах и границах развития промышленной политики государства. Если таковые будут определены, то гораздо проще выглядит вопрос об изучении релевантных практик и о том, как и каким образом конкретные и локальные инструменты политики развиваются и видоизменяются в этом пространстве, и каким образом они взаимодействуют с указанными дихотомиями. В ряду предложенных и теоретически исследованных дихотомий представлены такие, как: «наличие промышленной политики – отсутствие промышленной политики», «роль государства – роль бизнеса», «широкое использование методических воздействий – сосредоточение на приоритетном инструменте», «основная опора на внутренние ресурсы – превалирующее использование внешних ресурсных возможностей», «преобладание общегосударственных регулирующих мер в промышленной политике – региональная ориентация», «использование заимствованной модели промышленной политики – оригинальная промышленная политика».

Прежде всего, по мнению автора, формально необходимо определить то, что можно считать базовой дихотомией в данном пространстве, а именно, структуру типа «промышленная политика существует и реализуется – государство полностью отказывается от промышленной политики, как таковой». Почему, с точки зрения автора, несмотря на общее согласие с необходимостью и исключительной важностью промышленной политики в современных условиях, есть смысл остановиться даже и на этой структуре?

Здесь нелишне напомнить хорошо известную ситуацию периода начала экономических реформ в России (шёл 1995 год), когда в одном из своих интервью журналу «Эксперт» тогдашний вице-премьер российского правительства, отвечавший за экономический блок, Анатолий Чубайс прямо и откровенно заявил, что у правительства страны на данный момент нет никакой промышленной политики, поскольку она ему не по карману. Ни в коем случае не соглашаясь полностью с позицией тогдашнего российского руководства, согласно которой промышленная политика может иметь место тогда, и только тогда, когда в распоряжении правительства есть такие инструменты её реализации, как финансовые ресурсы, тем не менее, следует признать, что в значительной мере она имела право на существование.

Из этого, по мнению автора, следует, что саму по себе дихотомию «есть промышленная политика – нет промышленной политики» нужно воспринимать как своего рода условный континуум, в рамках которого идёт движение от почти полного отсутствия государственных мер регулирования промышленного развития страны до максимального по объёмам и широте использования пакета инструментов и предполагаемых путей развития промышленности, что и характерно, например, для японского опыта. Иначе говоря, прежде всего, руководители государства, а более конкретно – те, кто отвечает за экономическое развитие в целом и промышленное – прежде всего, должны хотя бы ориентирно определить для себя свои возможности и представления относительно той точки, которую должна занять их будущая позиция в указанном выше условном континууме.

Ещё одной важной дихотомией, на которой стоит здесь остановиться, является структура «государство – бизнес». Имеется в виду, что, формируя и реализуя любую промышленную политику, государственные органы решают для себя, каково будет соотношение усилий государства, с одной стороны, и частного бизнеса – с другой, как в разработке, так и в реализации данной политики. При всей кажущейся простоте такой постановки вопроса в нём есть, однако, очевидное внутреннее противоречие, которое можно было бы определить следующим образом: какой смысл вообще в этом противопоставлении, если речь-то идёт именно о государственной промышленной политике?!

Каждый раз, решая для себя вопрос о том, как должна выглядеть промышленная политика в данной конкретной ситуации, руководство государства совместно с бизнес-сообществом должно чётко определить принципиальную позицию: выступает ли оно (государство) как менеджер, достаточно жёстко направляющий развитие промышленного бизнеса, или же как создатель условий, при которых промышленное бизнес-сообщество само для себя решает, как и каким образом оно будет достигать целей, поставленных перед собой данным государством. В этой связи показательно проведенное в работе сопоставление практики Японии и США.

Далее в диссертации автор попытался систематизировать и остальные дихотомии, которые составляют базисную часть пространства формирования промышленной политики любого современного государства. Второй же частью этого пространства явилась система логических констант, соответствующих промышленной политике, реализуемой в разных странах мира. Употребляя условный термин «логические константы», автор, прежде всего, имеет в виду тот очевидный факт, что сама логика современного промышленного, а более общё – экономического развития абсолютно однозначно подводит к необходимости так или иначе учитывать эти константы.

С другой же стороны, употребляя термин «константы», автор встает на ту точку зрения, что указанные ниже характеристики так или иначе присутствуют в соответствующих разработках промышленной политики и сами по себе должны учитываться, прорабатываться и занимать свое достойное место в структуре любой промышленной политики. Но если в первой системе (дихотомий) органы власти должны занять позицию по принципу «или – или», то во второй – по принципу «готовы ли вы при разработке промышленной политики учесть наиболее современные тенденции и в какой мере». В числе предложенных логических констант представлены такие, как: «периодизация формирования и осуществления промышленной политики», «кластеризация и сетевое развитие», «промышленный малый и средний бизнес как цель и инструмент промышленной политики», «отрыв целей от имеющихся ресурсов» и «определяющая роль внутренней конкуренции в развитии промышленного потенциала страны».

Говоря о первой константе «Периодизация формирования и осуществления промышленной политики», можно констатировать, что практически не существует страны, которая на протяжении последних двух-трех десятков лет так или иначе не изменяла бы свою промышленную политику. И даже когда она внешне кажется более чем устойчивой,  на протяжении длительного периода времени (хорошие примеры – США и Китай) она, тем не менее, претерпевает определенные и зачастую достаточно существенные изменения.

Как отмечается в работе, Франция является почти идеальным примером четкой периодизации ее промышленных политик, если брать промежуток времени от окончания второй мировой войны до начала ХХI века. В работе были выделены и подробно рассмотрены несколько периодов, которые четко различаются по ряду характеристик.

Следующая константа «Кластеризация и сетевое развитие» играет исключительно важную роль в промышленных политиках всех развитых и развивающихся стран, поскольку весь исторический опыт развития промышленности в целом однозначно и безусловно показывает, что только мощные развивающиеся кластеры (прежде всего, продуктового, но в не меньшей степени и технологического характера) сами по себе обеспечивают промышленное лидерство страны и являются важнейшим инструментом обеспечения локальной и тем более – глобальной – конкурентоспособности.

По мнению автора, следует выделить несколько важных моментов кластеризации как безусловной логической константы любой промышленной политики.

В первую очередь, речь идет о том, что само по себе кластерное развитие, как показано уже в новейших исследованиях, является составной частью более общего системного  подхода к развитию промышленности, хозяйства, а более общe – цивилизации в целом, который на сегодня может быть определен как сетевое развитие. Это замечание важно с той точки зрения, что, используя кластер, современная промышленная политика должна постоянно, образно говоря, держать в уме и межкластерные связи (то есть более глобального масштаба соответствующую сеть, в которой может быть целый ряд кластеров и внекластерных промышленных и инфраструктурных единиц).

Одним из важнейших моментов разработки и реализации любой промышленной политики является регионализация. В рамках современных тенденций центр тяжести переносится именно на региональные структуры, и когда этого не происходит, в целом можно считать, что сама по себе промышленная политика обладает явными недостатками. В то же время кластерный подход сам по себе как раз и дает возможности в максимальной мере использовать все преимущества в условиях хозяйствования в том или ином регионе, а с другой стороны (при грамотном использовании этого подхода) – могут быть демпфированы определенные негативные элементы региональной специфики.

Завершая исследование данной структуры, необходимо отметить такой важнейший момент, естественно связанный с кластеризацией и регионализацией, как мощное развитие малого и среднего бизнеса, ориентированного на передовые технологии.

В диссертационной работе дан анализ и других предложенных констант, дополняющих, расширяющих и задающих определенное направление развития той промышленной политике, которая формируется в рамках пространства выделенных дихотомий.

Третий, заключительный элемент единого пространства формирования промышленной политики строится как разнообразие тех структур государственной власти (исполнительных и законодательных), которые собственно и отвечают за то, какова именно и насколько эффективна эта политика. Автор рассматривает этот элемент, как необходимый, по вполне понятной причине: именно эти органы и должны четко ответить на вопросы, вытекающие из работы с первыми двумя системами.

Промышленная политика так или иначе формируется и реализуется почти во всех странах. Но подходы к тому, как реально это осуществляется на практике, весьма различны. Здесь играют свою достаточно серьёзную роль очень многие факторы, начиная от исторических традиций и принятых организационных форм управления на разных уровнях властной иерархии – и до положения, которое страна занимает в мировом экономическом сообществе, и даже влияний, которые оказывают на её развитие те или иные страны-партнёры. Понятно, что в связи с таким многообразием видов функциональных ориентаций прав и обязанностей властных структур, отвечающих за промышленную политику, проблема углублённого анализа и оценки соответствующей фактографии до настоящего времени не нашла серьёзного теоретического и методологического обоснования.

Беря за основу достаточно ограниченный перечень стран (прежде всего, Японию и США) с устойчиво развивавшейся промышленной политикой, автор попытался проследить структуралистские элементы формирования и реализации этой политики. При этом была доказана и проиллюстрирована практическими примерами ведущая роль централизованного управления (Япония) в реализации идей структурной динамики промышленного производства как базового подхода к осуществлению любой промышленной политики. С другой стороны, опыт США четко показал интересные возможности особого рода децентрализации в этих вопросах. Было также показано, что структурная динамика в предшествующие несколько десятилетий была жестко и однозначно ориентирована именно на совершенствование отраслевой структуры промышленности, а в современных условиях эволюция экономики в целом и промышленности – в частности, активно переориентируется на регулирование технологий. С точки же зрения автора, регулирование технологий – сама по себе чисто структуралистская задача, поскольку как раз и предполагает изменение масштабов, границ и характера поддержки не только самого по себе технологического развития, но и той его «структурной составляющей», которая собственно и проецируется на сложившуюся и развивающуюся отраслевую структуру.

В завершение этой части исследования как раз и были рассмотрены, с одной стороны, как антагонистические, а с другой – как взаимодополняющие, две концепции управления промышленной политикой (а соответственно – и структурного построения тех органов, которые эту политику разрабатывают и реализуют), одну из которых можно определить как «централизованное управление», а другую – как «структурно-множественную регуляцию». Было показано, что в рамках этой квазидихотомии (автор употребляет данный термин, поскольку во втором случае наличие некоторого централизованного воздействия предполагается и реально существует) возможно движение от одного рубежа до другого, что особенно наглядно видно на примере пореформенной России.

Таким образом, в настоящей главе была поставлена и, по мнению автора, корректно решена важная проблема современной теории формирования промышленной политики, предполагающая создание определенного пространства характеристик, в рамках которых властные структуры, отвечающие за промышленную политику, получают ясные управленческие и организационно-экономические ориентиры ее формирования и реализации. Решение данной задачи на теоретическом уровне позволяет далее объективно рассматривать проблемы, связанные с взаимодействием и взаимовлиянием экономической политики государства и его промышленной политики.

С точки зрения автора, под экономической политикой государства следует понимать идеологически обоснованный и целенаправленный комплекс мер и методов экономического воздействия, реализуемых в рамках локальных государственных политик, посредством которых государство, используя различные возможности власти, обеспечивает благосостояние населения, обороноспособность страны и ее достойное место в мировом сообществе.

Таким образом, с одной стороны, экономическая политика – это комплекс экономического воздействия, обеспечивающий достижение трех целевых детерминант, и именно так данная политика выступает на уровне восприятия ее локальными субъектами воздействия. С другой же стороны, она состоит из локальных государственных политик, за разработку каждой из которых отвечает отдельное ведомство или группа ведомств.

В диссертационной работе констатируется естественная базовая роль экономической политики по отношению ко всем иным видам государственных политик, и отмечаются как прямые, так и обратные влияния базиса и его производных, с одной стороны, равно как и взаимовлияние локальных политик друг на друга – с другой (при этом могут быть выделены как парные, так и более сложные по характеру взаимодействия).

Разумеется, мощнейшим инструментом экономической политики любого государства является его налоговая политика, поскольку именно она дает наиболее важную часть финансовых ресурсов, в конечном итоге и «становящихся» важнейшим рычагом реализации этой политики. Общая налоговая политика государства приобретает особый интерес, когда речь идет о налогах на бизнес – с одной стороны, и налогах на частных лиц – с другой; о налогах общегосударственных и налогах региональных; о налогах на крупный бизнес и налогах на малый бизнес и т.д.

Нетрудно видеть, что здесь (как и далее в работе, при анализе элементов экономической политики) автор вновь приходит к исследованным в первой главе дихотомиям, но в равной мере имеет дело и с логическими константами, что является не только доказательством преемственности в теоретическом исследовании, но и лишним подтверждением выводов, представленных выше. Если представить себе, что государство в своей экономической политике ориентируется на преимущественное развитие определенных отраслей (например – сырьевых), то очевидно, что как налоговое бремя на эти отрасли, так и соответствующее распределение потом государственных инвестиций будут естественным образом отражать такого рода интерес.

Понятно, что именно по линии ставок налогов и налоговых преференций проходит одна из важнейших, а в ряде ситуаций самая важная линия взаимосвязи экономической и промышленной политики. Понятно и существо этой взаимосвязи, поскольку экономическая политика, как таковая, обладает возможностями регулирования и того, и другого (потенциал политики большего масштаба), но только в меру того, как грамотно разработанная промышленная политика государства достаточно точно показывает направления и предпочтительные объекты этих воздействий («векторная» роль политики меньшего масштаба). И тогда экономическая политика эффективно реализует потенциал своего воздействия.

Дальнейший анализ, проведенный в работе, показал, что практически все элементы экономической политики в большей или меньшей степени тесно связаны с промышленной политикой. Это наводит на мысль о том, что промышленная политика и экономическая политика по отношению друг к другу представляют не столько модель «матрешки» (или «вложенности» первой во вторую), сколько модель пересекающихся или, как принято в этом случае говорить, толерантных множеств.

Следует признать, что в любой экономической политике практически любого государства есть некая составляющая, которую в подавляющем большинстве случаев нетрудно определить и которая придает этой политике некий внутренний смысл и внутреннюю же движущую силу. Автор полагает, что есть смысл говорить о такой категории, как конкурентоспособность, которая и может быть во многих случаях, и реально является такого рода движущей силой. Конкурентоспособность страны практически всегда воспринимается как своего рода единство всех трех целевых детерминант экономической политики, которые вполне определенным образом связаны и наиболее сильно зависят именно от нее. Причем в своем «обратном влиянии» сами они вносят ценнейший вклад в достижение конкурентоспособности.

Поэтому именно данная категория и была поставлена в работе во главу угла при рассмотрении взаимосвязей экономической и промышленной политики.

Автор осуществил анализ категории «конкурентоспособность», опираясь на классическую теорию конкурентоспособности и в необходимых случаях применяя определенные элементы ресурсной концепции стратегического управления.

В исследовании американской консультационной группы , в процессе разговора о конкурентоспособности рассматривается своего рода ступенчатая структура, в рамках которой, в первую очередь, отталкиваются от необходимости понимания и исследования уровня жизни населения и доступности этого уровня для всего населения, как исходной точки разговора о целевых детерминантах, с одной стороны, обеспечиваемых конкурентоспособностью, а с другой, – являющихся, безусловно, ее фундаментом (рис. 1).

Рис. 1. Конкурентоспособность страны в рамках классической теории

(упрощённая схема)

Автор полностью согласен с американскими исследователями в том отношении, что качество жизни в стране и уровень жизни населения не являются прямыми производными от объема экономики, торгового баланса, золотовалютных резервов и т.д. (хотя все это, безусловно, влияет на указанную характеристику). Главное же здесь – это производительность экономики или, иными словами, то, во что обходится данному государству, а точнее – его экономической системе производство товаров и услуг с точки зрения удельных затрат (отнесение стоимости товаров и услуг к соответствующим размерам и объемам трудовых, финансовых и природных ресурсов). Именно производительность обеспечивает адекватный уровень заработной платы, сильную валюту страны, привлекательную доходность капитала и т.д.

И в то же время возникает вопрос: насколько все же правомерна абсолютизация взаимосвязи двух категорий и утверждение, что «конкурентоспособность определяется производительностью»? Ведь внешне всё выглядит таким образом, что, вообще говоря, может быть достаточно высокая производительность у предприятий, выпускающих, например, не слишком конкурентоспособную продукцию, хотя и делающих это достаточно эффективно.

По мнению автора, данное противоречие исчезает, если учесть, что стоимость неконкурентоспособных товаров должна быть достаточно низкой, – и это сразу же разрушает логичную и стройную портеровскую конструкцию: нет соответствующего уровня удельных показателей.

В работе сформулирован промежуточный вывод исследования, в соответствии с которым если конкурентоспособность промышленности страны определяется производительностью вложенных в промышленный потенциал ресурсов, то именно экономическая политика регулирует сам объем и характер этих ресурсов, а промышленная политика формирует такую их конфигурацию и целевую ориентацию, которая должна обеспечить максимум конкурентоспособности (максимум производительности). Но тогда чем же определяется этот максимум?

Хорошо известно, что страна не может позволить себе стремиться быть конкурентоспособной во всех без исключения технологических сферах. Всегда имеет место вопрос выбора, и (оперируя терминами ресурсного подхода) необходим выбор тех ключевых компетенций, которые будет поддерживать промышленная политика страны, но – при безусловном приоритете тех из них, которые позволяют в максимальной мере раскрыть изначальные конкурентные преимущества страны и прежде всего – ее «исторических», природных и людских ресурсов.

И здесь вновь наблюдается естественная связь двух политик, опосредованная конкурентоспособностью. Действительно, проблема эффективного учета и использования исторических, географических, демографических преимуществ страны – вопрос разумной экономической политики. И она-то задает общие рамки и в определенной мере – направленность ресурсного потенциала, выделяемого для промышленного развития. Но «вывод» всего этого на уровень мировой конкурентоспособности – дело промышленной политики, которая как раз и выбирает ключевые компетенции, оптимально реализующие предоставляемые ресурсы и указанные выше преимущества.

Представляется целесообразным остановиться теперь на тех положениях, которые позволяют углубить понимание проблемы. В анализируемой структуре (рис. 1) выделяется шесть основных элементов, характеризующих качество конкурентной среды в стране и соответственно являющихся инструментами экономической политики, но теснейшим образом связанных с промышленной. Но, на наш взгляд, четыре элемента играют основную роль.

Прежде всего, речь идет о внутренних инвестициях. Экономическая политика здесь безусловно и четко охватывает, в первую очередь, вопросы их распределения между экономическими, социальными и оборонными нуждами. В этом смысле она является в гораздо большей мере своего рода распределительным механизмом, в то время как промышленная политика как раз и решает вопросы жесткой целевой направленности этих внутренних инвестиций.

Исключительно тонкий и далеко не однозначно решаемый вопрос о том, на что государство готово расходовать указанные средства и как именно это делать, был исключительно интересно проиллюстрирован действиями различных правительств в условиях нынешнего финансового и экономического кризиса. Первое – какие именно отрасли или конкретные предприятия поддерживать в условиях кризиса. И если здесь ориентироваться только на главный интерес в отношении занятости и блокирования социальных потрясений, то решения будут одни, а если при выработке промышленной политики в условиях кризиса в не меньшей мере принимаются в расчет соображения перспективного характера, инновационности, быстроты преодоления кризиса и дальнейшего развития, то решения могут быть существенно иными.

Очевидно, что конкурентоспособность как основная целевая детерминанта, отступает здесь, казалось бы, на второй план, но в конечном итоге всё возвращается на своё место. Вспомним, что спасая крупнейшие промышленные фирмы от краха, правительства соответствующих стран предельно жёстко требовали, в свою очередь, от руководства этих фирм чёткие планы и программы реструктуризации производства и вывода его на уровень приемлемой конкурентоспособности.

Представляется, что та же кризисная практика промышленной политики дает исключительно интересные примеры на тему не только «что и кому дает государство», но и в решении вопроса о том, каким именно образом это делается. Соответствующие российские, казахстанские и западные примеры достаточно красноречиво говорят о том, насколько неэффективны, с точки зрения конечных промышленных эффектов, могут быть «вливания» соответствующих средств в банки в надежде на то, что далее это финансирование дойдет до предприятий, и прежде всего – промышленных. Заметим в этой связи, что здесь промышленная политика уже жестко пересекается с той частью экономической политики, которую можно условно назвать «банковской и кредитной политикой государства».

Разумеется, двумя столь же важными характеристиками конкурентной среды выступают поступающие и выбывающие прямые иностранные инвестиции. По мнению автора, эти элементы конкурентной среды в гораздо большей мере прилежат экономической политике, поскольку они напрямую связаны с главнейшими для иностранного инвестора вопросами – прежде всего, с вопросами о защите инвестиций, и лишь во вторую очередь – с их доходностью.

С другой стороны, поступление и выбытие иностранных инвестиций определяется также ситуационными параметрами развития как экономики страны в целом, так и ее положением в контексте мировой экономики или же регионального экономического развития, что показал нынешний экономический кризис. В то же время именно кризис вскрыл одну исключительно важную проблему, которая, по мнению автора, имеет прямое и непосредственное отношение как раз к вопросу о соотношении экономической и промышленной политики. Обратимся в этой связи к примерам из кризисного развития российской экономики.

Общеизвестен тот факт, что российская экономика в целом, а промышленность – прежде всего, на начальном этапе кризиса попали в исключительно тяжелое положение по той простой причине, что иностранные инвестиции, привлеченные в свое время в более чем крупных размерах в целый ряд российских крупнейших компаний, сразу же после того, как стал очевидным весь масштаб финансового кризиса, из страны ушли. А потеряв этот мощнейший финансовый ресурс, многие крупные российские компании оказались на грани краха в самых разных его формах.

Автор обращает внимание на главный интересующий его вопрос: каково здесь соотношение экономической и промышленной политики?

С точки зрения автора, собственно вопрос привлечения иностранных инвестиций, как таковых (имея в виду государственную политику в этой сфере), безусловно, относится к экономической политике. И в этой связи российское государство путем соответствующих мер и методов (как законодательного, так и иного порядка), казалось бы, сделало все, от него зависящее, чтобы эти инвестиции в страну пришли. Другими словами, власть создала условия, при которых бизнес мог и реально осуществлял крупные и крупнейшие заимствования на международных финансовых рынках и привлекал как прямые, так и портфельные инвестиции.

В то же время сами по себе решения о привлечении иностранных инвестиций естественным образом оставались в сфере решений непосредственно бизнеса и, по существу, как это формально и положено, выходили из сферы государственного регулирования. То есть, с одной стороны, экономическая политика государства способствовала процессу, а с другой – данный процесс уже на уровне предприятий не становился объектом регулирования со стороны промышленной политики государства. К чему же это привело?

Приходится констатировать, что во многих случаях решения, принятые бизнесом самостоятельно и не ставшие объектом регулирования со стороны государства, привели не просто к обвалу определенной составляющей экономики, но в известном смысле поставили под угрозу всю экономическую жизнь страны.

Рассмотрение проблематики первых двух параграфов главы дает теоретические основания для следующей постановки: экономическая политика государства «в идеале» должна создавать такую среду, в которой бизнес мог бы развиваться максимально эффективно. Но эта эффективность, в свою очередь, определяется тем, насколько конкурентоспособны те товары и услуги, которые предлагает развивающийся бизнес. Соответственно экономическая политика предоставляет, образно говоря, потенциальные возможности такого развития, но только промышленная политика может формировать адекватную микросреду функционирования промышленного бизнеса. Адекватную в том отношении, что основная часть бизнеса однозначно ориентируется на высокий уровень конкурентоспособности. В завершающем разделе второй главы работы показана решающая роль промышленной политики в формировании такой микросреды промышленного бизнеса, которая позволяет четко ориентировать все элементы этой микросреды на достижение наивысших показателей конкурентоспособности.

Теоретический базис, разработанный в первой и второй главах диссертационного исследования, дал возможность в третьей главе непосредственно перейти к изучению эмпирического материала, связанного с промышленным развитием Республики Казахстан в пореформенный период, и к анализу тех тенденций и закономерностей, а рамках которых строилась промышленная политика республики в эти годы. Проведенное исследование позволило прийти к следующим основным выводам и результирующим положениям.

Пореформенное развитие промышленности республики обоснованно разделяется на три этапа: на первом из них, охватывающем период в шесть-семь лет непосредственно после распада СССР, проходило становление управления промышленностью в условиях обретения республикой полной независимости; второй охватывает период экономического подъема, вплоть до примерно 2007 года и третий связан с текущим ныне кризисом и охватывает период последних трех-четырех лет. Все эти три периода органически связаны между собой, и соответственно нельзя рассматривать каждый из них просто в отдельности: только совместный анализ этих трех составляющих промышленного развития республики может дать конструктивные результаты.

В период 1992-1999 гг. (рис. 2) имело место во многих случаях достаточно стихийное развитие рыночных механизмов в целом и механизмов, связанных с развитием промышленности – в первую очередь. Свой негативный вклад в это положение внесли несколько основных обстоятельств, важнейшими из которых, по мнению автора, явились разрыв традиционных хозяйственных связей, прежде всего – с Россией, Украиной и Белоруссией, и отсутствие продуманной и выверенной экономической вообще, а промышленной – в особенности, политики.

Ослабление регулирующей роли государства и пренебрежение сохранением и развитием различных частей промышленного потенциала непосредственно привели к тому, что превалирующей отраслью в развитии стала сырьедобывающая и энергоресурсная. С одной стороны, это имело позитивные последствия, и прежде всего – получение государством столь необходимой ему валютной выручки, открывающей широкие возможности ее использования. Но с другой стороны, – именно в этот период была, по существу, потеряна значительная часть потенциала обрабатывающих  отраслей,  и  соответственно  про-

Рис. 2. Пореформенное развитие промышленности Казахстана (1992-1999 гг.)

изошло резкое падение их удельного веса в общем промышленном производстве (доля обрабатывающей промышленности сократилась с 32% до 18-20%).

Со всей остротой четко вычленилась проблема необходимости структурной перестройки и прежде всего – не столько даже восстановления утраченных традиционных частей потенциала обрабатывающей промышленности, сколько приобретения новых технологических возможностей и всемерного развития тех отраслей наукоемкого производства и высоких технологий, которых до того не было в Казахстане.

Появляются первые документы, определяющие самостоятельную политику Казахстана в экономике в целом и в промышленности – в частности, и начинают ставиться задачи интегрирования хозяйства страны в мировую экономику и активного участия в международном разделении труда. Именно в этих документах были впервые сформулированы определенные положения, которые в будущем смогли дать основу для концепции индустриального развития республики. Кроме того, в этот период начинают формироваться и использоваться, скорее – в экспериментальном порядке, те меры и методы, которые составляют в определенном смысле сердцевину методических воздействий в рамках экономической политики.

Автором было обращено внимание на три важнейших среза той политики индустриального развития, которую намеревался проводить Казахстан: прежде всего – меры и методы поддержки и развития промышленного производства, адекватного задачам республики в перспективе, затем – поддержка промышленности в «трудные времена» и наконец – разработка «правил игры», как важнейшая функция государственного регулирования экономики в целом и промышленности, в частности.

В течение второго периода определяющим документом эволюции промышленности страны была «Стратегия индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003-2015 гг.», хотя уже на рубеже 1999-2000 гг. начался достаточно интенсивный экономический подъем, который, по существу, и потребовал создания соответствующей стратегии и отражающего ее документа (рис. 3). В рамках данного документа прокламировалась поддержка предпринимательства и создание благоприятных условий в интересах формирования конкурентоспособной и эффективной национальной промышленности. И при этом сохранялась локомотивная роль сырьедобычи и использования энергетических ресурсов, причем на этой экономической базе должен был осуществляться переход обрабатывающей промышленности на рельсы современного развития. В это же время были созданы институты развития, как базовые государственные структуры, способные экономически и организационно активно повлиять на развитие промышленности.

Развитие республики в период экономического подъема характеризовалось достаточно высокими темпами роста экономики и ее промышленного производства и адекватным увеличением возможностей в части повышения благосостояния населения. Однако ключевые проблемы этого этапа и прежде всего – вопросы, связанные с необходимостью модернизации базовых отраслей и одновременного же инновационного  развития  обрабатывающей  промышленности,

Реализующие планы и программы

 Подпись: РАДИКАЛЬНЫЙ  НЕДОСТАТОК ДОКУМЕНТА: общий характер и отсутствие конкретики

Рис. 3. Индустриально-инновационное развитие (основные черты подхода)

 

равно как и отсутствие сбалансированности в развитии разных секторов экономического механизма страны и слабая отрегулированность их взаимодействия между собой – не могли не сказаться даже в этот весьма благоприятный период на той «подготовленности» к условиям будущего кризиса, которая была необходима в преддверии мировых экономических катаклизмов.

В целом функционирование народного хозяйства Казахстана и промышленности в особенности в условиях кризиса может рассматриваться двояко. Прежде всего, следует отметить, что Казахстан раньше других стран СНГ вошел в кризис и в целом без чрезвычайных серьезных потерь прошел его. В этом отношении можно считать, что как объективные, так и субъективные факторы развития, имевшие место в предкризисный период и действовавшие в период кризиса, способствовали тому, что при всех экономических потерях и социальных трудностях республика вышла из первой волны кризиса в гораздо лучшем состоянии, нежели практически все государства СНГ и целый ряд стран Европы и других регионов мира. В то же время неустойчивость финансово-банковской системы, стагнация промышленного производства, падение платежеспособного спроса населения и некредитоспособность предприятий, а также ряд других негативных факторов заставили обратить гораздо большее внимание на меры государственного регулирования и поддержки промышленного развития, что выразилось прежде всего в массированной поддержке строительного комплекса с адекватным воздействием на обеспечивающие этот комплекс отрасли промышленности. В этот же период государство приняло ряд основополагающих документов развития, и прежде всего, хорошо известную антикризисную программу, в которой были определены и прописаны системные мероприятия не только антикризисного характера, но и долженствующие вывести экономику республики на новую траекторию развития.

Этой новой траекторией должна будет стать модернизация экономики в целом и промышленности, в первую очередь, и сама задача не просто выхода из кризиса, а именно выхода на траекторию модернизации (подобие «плана Полсона» в США) стала ключевой в реализации задач как данного документа, так и принятых ранее и модифицированных в связи с реалиями кризисного развития. Возможность развития, о котором идет речь, упирается в отсутствие у республики продуманных и достаточно эффективных алгоритмов формирования и реализации промышленной политики, адекватной задачам, поставленным сегодня как в рамках отмеченных выше документов, так и в части решения тех задач, которые были поставлены президентом Н.А. Назарбаевым.

Сделанные выводы, а более широко – сам характер и результаты проведенного в данной главе исследования уже со всей остротой поставили вопрос о том, как и каким образом необходимо сегодня формировать промышленную политику. Но переходу к решению этой задачи должно предшествовать определенное практически ориентированное исследование методов непосредственного воздействия, которые присущи промышленной политике в современных условиях, и которые и дадут возможность реально осуществить ее цели.

Для этого прежде всего должна быть выстроена некая классификация, которая по возможности представит методы воздействия на развитие промышленной базы республики в каком-то более или менее структурированном виде. При этом, как и во всех классических классификациях, крайне желательно иметь так называемую эквивалентную (т.е. строго разделенную) группировку, то есть такие группы методов, каждая из которых обладает своими особыми свойствами и не «пересекается» ни с какой другой группой. Однако, как показывают многочисленные попытки подобного рода классификаций для методов экономической и промышленной политики, такая классификация здесь не приемлема, и мы сталкиваемся с необходимостью использования так называемой толерантной («пересекающейся») классификации. В ее рамках методы разбиваются на нечеткие группы, что означает невозможность использовать их в строгом контексте тех или иных рамок, но зато позволяет эффективно применять методы из различных групп для решения схожих задач.

Поскольку ранее (в главе 2) было доказано, что есть высокая степень общности методов, используемых как экономической, так и промышленной политикой, автор посчитал целесообразным, не разделяя в анализе (во всяком случае, на первых его шагах) некие методы, специфически относящиеся к той или другой политике, дать перечень методических приемов в целом, чтобы определить все поле будущих исследований.

В диссертационной работе представлено слабоструктурированное множество методов реализации промышленной политики, которые в основном уже апробированы и хорошо зарекомендовали себя в практике пореформенного развития экономики Казахстана, и в то же время имеется значительный международный опыт использования многих из этих методов (рис. 4). Абсолютное большинство входящих в данную структуру методических приемов имеет ясно выраженную экономическую природу, и лишь меньшая часть может быть отнесена к мерам организационно-управленческого характера, хотя и в этих последних экономическая подоплека приемов достаточно очевидна. По существу, здесь было использовано хорошо известное из практики деление методов на три группы: экономические, организационные и правовые, которое не дает строгих классификационных групп, но позволяет в отношении большинства методов с достаточным основанием определять их естественную природу («большее содержание» в методе того или иного начала).

Решение задачи формирования перекрестной структуры методов промышленной политики позволяет теперь предложить нестрогую, но практически полезную классификацию, в которой могли бы быть использованы также апробированные практикой приемы группировки. В частности, в рамках формирования данной укрупненной группировки методов (рис. 5) автором были использованы три основных подхода: это, прежде всего, деление инструментария на экономические, организационные и правовые методы; группировка на методы прямого и косвенного воздействия и, наконец, рассмотрение методического аппарата в части возможности его использования на макроуровне, в интересах отраслевого регулирования и регулирования технологического развития, а также в интересах регионального воздействия и в отношении взаимодействий межгосударственного характера.

Рис. 4. Перекрёстная структура методов промышленной политики

 

 

Рис. 5. Методы промышленной политики (укрупненная группировка)

В результате анализа было показано, что какой бы метод ни был применен, тем не менее в каждом случае мы имеем своего рода толерантную «смесь», в которой могут быть выделены свои идентификаторы и дифференциаторы. Вместе с тем практически в каждом случае рассмотрения конкретного метода мы, безусловно, сталкиваемся с невозможностью осуществить эквивалентную группировку: соответственно какой бы метод ни применялся, практически для каждого из них имеют место как экономические, так и организационные, и правовые аспекты его формирования и реализации, и в то же время – постоянное наличие прямых и косвенных эффектов воздействия. Что же касается уровневого регулирования (германская модель), то та же толерантность проявляется здесь в том отношении, что практически невозможно выделить методы, которые были бы характерны исключительно для воздействия на данном уровне. Хотя в своей «исходной точке» метод может рассматриваться как локально уровневый.

Таким образом, предложенная укрупненная группировка методов промышленной политики позволяет, с одной стороны, более точно определить характер и природу отдельных групп методов, а с другой – хотя бы в первом приближении «привязать» их к тем задачам, которые решаются в ходе формирования и реализации промышленной политики. В частности, данная группировка уже должна давать ответы, как минимум, на 3 вопроса: каково существо метода; каким образом он воздействует на объект, и что это за объекты, на которые адекватно воздействуют те или иные методы. Можно предположить, что ответ на каждый последующий вопрос будет сужать рамки рассмотрения будущей «инструментальной смеси» таким образом, чтобы в конечном итоге можно было прийти к какому-то определенному – в смысле узкой группы инструментов – ответу.

Создание укрупненной классификации дало принципиальную возможность осуществить главную задачу четвертой главы исследования: сформировать многомерную классификацию, которая только и может дать адекватное представление о такого рода сложном множестве.

Проведенный анализ зарубежного опыта показал исключительную значимость для подбора и комплексного использования методов промышленной политики тех целевых детерминант, которые кладутся в ее основу. Соответственно данная составляющая должна занять достойное место в будущей классификации. В работе была предложена структура толерантной («пересекающейся») классификации методических инструментов промышленной политики, названная автором многомерной целевой матрицей (рис. 6), в рамках которой базовую роль играют те цели промышленной политики, которые в системе и с учетом эффектов «перекрестного опыления» обеспечивают необходимую конкурентоспособность прежде всего промышленности, а в более широком контексте – и национального хозяйства Казахстана в целом. В отношении остальных четырех элементов матрицы (управляющие структуры, элементы регулирования, объекты регулирования и этапы регулирования) были сделаны выводы о том, что они лишь в незначительной мере способствуют определенности в отношении выбора и использования методов, и в этом смысле должны играть вспомогательную и подчиненную роль.

Насыщение                        Уход с рынка

 

Рост

 Рис. 6. Многомерная целевая матрица

В диссертации на примере одной из наиболее важных целевых детерминант «ускорение и расширение трансфера передовых зарубежных технологий», теснейшим образом связанной с обеспечением конкурентоспособности промышленности республики, было показано, что более десяти достаточно современных методов могут прямо либо косвенно и на разных уровнях, имея одновременно экономическую, организационную и правовую составляющие, достаточно эффективно решать задачу, вследствие чего еще раз подтверждается главный вывод исследования о чисто толерантном характере методического аппарата промышленной политики, как такового.

Все отмеченное выше естественным образом подводит к тому, что и теоретическая, и методологическая, и эмпирическая составляющие исследования практически в полной мере дают те результаты, которые как раз и могут лечь в основу формирования собственно системы выработки и реализации промышленной политики республики на нынешнем этапе ее развития.

Заключительная, пятая глава диссертационного исследования посвящена разработке системы формирования и реализации промышленной политики Республики Казахстан. По мнению автора, в этой системе должно быть выделено несколько базовых структур (платформ), которые в конечном итоге и обеспечивают достижение поставленных целей.

Прежде всего, была показана необходимость разработки и реализации промышленной политики на основе базисных общих платформ, способных обеспечить концептуальное единство взглядов и действий команды экспертов-разработчиков этой политики, и в равной же мере быть полезной для работы данной команды с внешней средой.

Был сформирован блок базисных платформ разработки промышленной политики, включающий такие платформы, как платформа дихотомий, платформа логических констант и платформа управляющих структур и нормативно-правового обеспечения промышленной политики (рис. 7), и проанализированы их основные составляющие.

Формированием этой третьей платформы был завершен аналитико-оценочный этап, связанный собственно с промышленной политикой. И теперь появилась практическая готовность к тому, чтобы заняться непосредственно разработкой реалий промышленной политики в рамках ее встраивания в общую экономическую политику республики, которая в основных своих чертах уже разработана. По мнению автора, только имея ясное и системное представление о самом по себе промышленном потенциале республики, его главных составляющих, их состоянии и перспективах развития, с одной стороны, и приняв обоснованное решение в части проблемных элементов всех трех платформ – с другой, можно без опасения за особенно грубые ошибки будущего встраивания приступать к его реализации. Действительно, представляется, что гораздо более рационально, имея определенную структуру оснований будущей промышленной политики, встраивать ее в экономическую политику, нежели действовать наоборот.

Рис. 7. Первоначальное формирование промышленной политики

 

Предложенные автором платформы интеграции (рис. 8) позволяют в итоге структурного анализа, проводимого специально сформированным коллективом ведущих руководителей и специалистов органов государственного управления, отвечающих за промышленную политику Республики Казахстан, эффективно увязать разрабатываемую промышленную политику с задачами, требованиями и ограничениями той экономической политики, которую проводит правительство республики в современных условиях и в расчетной перспективе.

Поскольку уже в ходе формирования самой промышленной политики и, тем более, в процессе ее встраивания в экономическую политику должна быть эффективно оценена вариантность получаемых результатов, был предложен подход к оценке на основе использования экономико-математической модели, и показаны на реальном числовом примере (с использованием основных параметров программы индустриально-инновационного развития) возможности эффективного применения данного аппарата в указанных выше целях.

После выявления по итогам моделирования предпочтительного варианта (вариантов) была определена необходимость и возможность «оснащения» соответствующих элементов промышленной политики методическим инструментарием, экспертный подбор и оценка которого осуществляются на базе двух матриц, разработанных в ходе настоящего исследования: перекрестной матрицы и многомерной целевой матрицы.

Все изложенные выше результаты позволили на завершающем этапе исследования предложить общую структуру единого алгоритма формирования промышленной политики Республики Казахстан (рис. 9).

Рис. 8. Встраивание промышленной политики в экономическую политику:

итоговый сценарный анализ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Рис. 9. Общий алгоритм формирования промышленной политики Республики Казахстан

 

III. ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ

ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Публикации по теме диссертации. По теме диссертации опубликовано 32 научных работы общим объемом 42,5 п.л. (авторский вклад – 41,05 п.л.), в том числе 2 авторские монографии, 8 статей в периодических изданиях, рекомендованных ВАК.

I. Монографии и препринты

1. Абдуллаев К.Н. Теоретико-методологические аспекты формирования и развития промышленной политики: Монография. – СПб.: Изд-во НПК «РОСТ», 2009. – 7,5 п.л.

2. Абдуллаев К.Н. Система формирования и реализации промышленной политики Республики Казахстан. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2010. – 15,2 п.л.

3. Абдуллаев К.Н. Государственное регулирование экономики в условиях перехода к рынку: Препринт. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2000. – 2,6 п.л.

4. Абдуллаев К.Н. Формирование промышленной политики Республики Казахстан в современных условиях: Препринт. – Алматы, 2002. – 2 п.л.

5. Абдуллаев К.Н. Совершенствование механизмов налогового и амортизационного регулирования в промышленном производстве Республики Казахстан в условиях переходной экономики: Препринт. – Алматы, 2003. – 1,5 п.л.

6. Абдуллаев К.Н. Конкурентоспособность страны в контексте взаимодействия экономической и промышленной политики: Препринт. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2009. – 1,5 п.л.

II. Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах,

рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

7. Абдуллаев К.Н. Пространство формирования и развития промышленной политики как система дихотомий // Вестник Российской академии естественных наук. Серия экономическая. – 2009. – № 5. – 0,6 п.л.

8. Абдуллаев К.Н. Пространство формирования промышленной политики: система логических констант // Проблемы управления рисками в техносфере. – 2009. – № 3. – 0,5 п.л.

9. Абдуллаев К.Н. Анализ и оценка промышленной политики Казахстана в период начала реформ // Вестник Российской академии естественных наук. Серия экономическая. – 2009. – № 6. – 0,6 п.л.

10. Абдуллаев К.Н. Институциональные механизмы реализации промышленной политики // Проблемы современной экономики. – 2010. – № 1. – 0,4 п.л.

11. Абдуллаев К.Н. Экономическая политика и ее элементы // Вестник Российской академии естественных наук. Серия экономическая. – 2010. – № 1. – 0,5 п.л.

12. Абдуллаев К.Н., Аппакова Н.Д. Промышленная политика государства как инструмент эффективного формирования микросреды бизнеса // Проблемы современной экономики. – 2010. – № 1. – 0,6 п.л. (вклад автора – 0,5 п.л.).

13. Абдуллаев К.Н., Войтоловский Н.В. Индустриальное инновационное развитие как аналог промышленной политики для пореформенных условий Казахстана // Проблемы управления рисками в техносфере. – 2010. – № 1. – 0,8 п.л. (вклад автора – 0,7 п.л.).

14. Абдуллаев К.Н. Взаимосвязь целей и методов промышленной политики Республики Казахстан // Журнал правовых и экономических исследований. – 2010. – № 1. – 0,5 п.л.

III. Статьи в профессиональных журналах и научных сборниках

15. Абдуллаев К.Н. Анализ состояния и тенденций развития экономики Республики Казахстан // Современная российская экономика (проблемы и перспективы): Сборник науч. тр. Часть I / Под ред. А.Е. Карлика. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1999. – 0,3 п.л.

16. Абдуллаев К.Н. Промышленная политика и формирование бюджета Республики Казахстан // Современная российская экономика (проблемы и перспективы): Сборник науч. тр. Часть II / Под ред. А.Е. Карлика. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1999. – 0,2 п.л.

17. Абдуллаев К.Н. Концепция промышленной политики как основа структурной перестройки экономики Республики Казахстан // Рыночная экономика и эффективность производства: Межвузовский сборник. – СПб.: Изд-во СЗПИ, 1999. – 0,3 п.л.

18. Абдуллаев К.Н., Войтоловский Н.В., Джошибаева З.Т. Государственное регулирование переходной экономики // Организация предприятий и производства / Мемориальный сборник, посвященный 70-летию со дня рождения д.э.н., проф. Ю.А. Санамова. – СПб.: Изд-во СМУ и ИНТЭКС СПб., 1999. – 0,3 п.л. (вклад автора – 0,1 п.л.).

19. Абдуллаев К.Н., Мирзахметов А.А. Внутренний анализ, как элемент диагностики финансового состояния предприятия // Организация предприятий и производств / Мемориальный сборник, посвященный 70-летию со дня рождения д.э.н., проф. Ю.А. Санамова. – СПб.: Изд-во СМУ и ИНТЭКС СПб., 1999. – 0,2 п.л. (вклад автора – 0,1 п.л.).

20. Абдуллаев К.Н., Войтоловский Н.В. Концептуальные вопросы формирования эффективной системы государственного регулирования переходной экономики // Ученые записки факультета экономики и управления СПбГУЭФ. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2000. – 0,2 п.л. (вклад автора – 0,1 п.л.).

21. Абдуллаев К.Н., Никитина С.П. Применение идеи кластеров в реализации промышленной политики региона // Балтийской академии туризма и предпринимательства: Сборник науч. тр. – СПб.: Изд-во «АСТЕРИОН», 2006. – 0,6 п.л. (вклад автора – 0,3 п.л.).

22. Абдуллаев К.Н., Никитина С.П. Региональная промышленная политика: принципы, методы и задачи разработки и реализации // Балтийской академии туризма и предпринимательства: Сборник науч. тр. – СПб.: Изд-во «АСТЕРИОН», 2007. – 0,85 п.л. (вклад автора – 0,4 п.л.).

23. Абдуллаев К.Н. Проблемы формирования государственной промышленной политики Республики Казахстан в современных экономических условиях // Балтийской академии туризма и предпринимательства: Сборник науч. тр. – СПб.: Изд-во «АСТЕРИОН», 2008. – 0,2 п.л.

24. Абдуллаев К.Н. Промышленная политика как инструмент экономической политики: проблема взаимодействия // Современные аспекты экономики. – 2009. – № 11 (148). – 0,35 п.л.

25. Абдуллаев К.Н. Промышленность Казахстана в контексте трех этапов пореформенного развития: анализ и оценка с точки зрения промышленной политики // Индустриально-инновационное развитие на современном этапе: состояние и перспективы: Международная науч.-практ. конференция 10-11 декабря 2009. – Том. II. – Павлодар: Изд-во ИнЕУ, 2009. – 0,25 п.л.

26. Абдуллаев К.Н. Инструментарий формирования и использования промышленной политики: мировой опыт и адаптация к условиям Республики Казахстан // Интеллектуальная нация: наука, образование и инновация: Международная научно-практическая конференция. – Шымкент-Семей – Новосибирск, 2010. – 0,35 п.л.

27. Абдуллаев К.Н. Инструменты промышленной политики в контексте толерантной структуры // Современные аспекты экономики. – 2010. – № 2 (150). – 0,8 п.л.

28. Абдуллаев К.Н. Многомерная целевая структура как подход к толерантной классификации методического аппарата промышленной политики (на примере Республики Казахстан) // Современные аспекты экономики. – 2010. – № 3 (151). – 0,75 п.л.

29. Абдуллаев К.Н. Вопросы разработки системы формирования и реализации промышленной политики Республики Казахстан // Модернизация экономики России и стран СНГ: Материалы международного конгресса, г. Волгоград, 18-19 марта 2010 г.: В 2 ч. Ч. II / Под ред. д.э.н., проф. И.Е. Бельских. – Волгоград: Волгоградское научное изд-во, 2010. – 0,75 п.л.

30. Абдуллаев К.Н., Войтоловский Н.В. О стратегии промышленного развития и промышленной политике Республики Казахстан в предкризисный период // Стратегическое управление в практике и теории: Материалы международной конференции. – Вроцлав: Изд-во Вроцлавского экономического университета, 2010. – 0,55 п.л. (вклад автора – 0,45 п.л.).

31. Абдуллаев К.Н. Анализ современного инвестиционного процесса на соответствие требованиям Стратегии индустриально-инновационного развития Республики Казахстан // Экономическая кибернетика: системный анализ в экономике и управлении: Сборник науч. тр. Выпуск № 21 / Под ред. Д.В. Соколова и В.П. Чернова. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2010. – 0,15 п.л.

32. Абдуллаев К.Н. Оценка реализации задач Стратегии индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003 – 2015 гг. на начальном этапе // Экономическая кибернетика: системный анализ в экономике и управлении: Сборник науч. тр. Выпуск № 21 / Под ред. Д.В. Соколова и В.П. Чернова. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2010. – 0,6 п.л.

Портер М. Стратегия для российских компаний // Материалы конференции «Leading Minss», Москва, 21 мая 2004 года. – М., 2004.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.