WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Национальное хозяйство в мегаэкономической системе

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

Тюрин Сергей Борисович

НАЦИОНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО В МЕГАЭКОНОМИЧЕСКОИ СИСТЕМЕ

Специальность 08.00.01 - «Экономическая теория»

Автореферат

на соискание ученой степени доктора экономических наук

Кострома-2010


Работа выполнена в Костромском государственном университете

имени Н.А.Некрасова


Научный консультант:

Официальные оппоненты:


Заслуженный деятель науки РФ,

доктор экономических наук, профессор,

Гибало Николай Петрович

Заслуженный деятель науки РФ,

доктор экономических наук, профессор

Субетто Александр Иванович (г.Санкт-Петербург)

доктор экономических наук, профессор

Тяжов Анатолий Иванович (г. Кострома)

доктор экономических наук, профессор

Кальсин Андрей Евгеньевич (г. Архангельск)



Ведущая организация:


ГОУ ВПО «Московский государственный технический университет им. Н.Э.Баумана»


Защита состоится «23» марта 2011 г. в 10 ч. 00 мин. на заседании диссертационного совета ДМ 212.094.01 при Костромском государственном университете им. Н.А. Некрасова по адресу: 156961, г. Кострома, ул. 1 Мая, 14, корп. «А», каб. 35.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова.


Автореферат разослан «__ »


2011г.



Ученый секретарь диссертационного совета к.э.н., доцент


Степанов Е.Б.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Национальное хозяйство вступило в

принципиально новый этап своего развития. В начале третьего тысячелетия

мировое сообщество и Россия в соответствии с тенденциями развития

осуществляют переход от сравнительно устойчивого биполярного мира к новому

геоэкономическому         мироустройству.        Трансформационный        период

характеризуется, прежде всего, динамичным формированием такой тенденции, как мегаэкономическая система - процесса формирования новой структуры, более единого мира, перехода его в качественно иное состояние. Сегодня особенно актуальна проблема о перспективах развития национальных хозяйств на современной стадии мегаэкономической системы. Это обуславливается следующими обстоятельствами. Первое. Мегаэкономические отношения пронизывают все уровни экономических систем: макроэкономический, рыночную структуру, мезоэкономический, микроэкономический. Возникает практическая необходимость учета мегаэкономических отношений на каждом из этих уровней, что предопределяет эффективность хозяйственной деятельности. Мегаэкономические отношения обусловливаются резким расширением и усложнением экономических взаимосвязей и взаимозависимостей между государствами, субъектами-участниками и между людьми, что выражается в процессах создания целостного информационного пространства, мирового рынка капиталов, товаров, рабочей силы и услуг. Процессы мегаэкономики как системы не могут оцениваться только материальными выгодами, поскольку экономические процессы тесно переплетаются с социальными, политическими, демографическими, правовыми, нравственными, этническими и т.д. Вместе с тем, мегаэкономическая система сопровождается определенными национальными рисками, имеющими экономический и социально-политический характер. Среди них наиболее ощутимыми по негативному воздействию являются: растущий разрыв в уровне благосостояния; вытеснение из сферы занятости значительного числа работников, а значит, рост безработицы, и как следствие - социальная нестабильность в обществе; приобретение организованной преступностью наднационального характера. Вследствие этого возникает угроза национальной безопасности в различных сферах. В этих условиях перед национальным хозяйством остро стоит проблема согласования процессов формирования нового социально-экономического порядка и государственного управления экономикой, участие в процессах международной экономической интеграции экономик на выгодных условиях в интересах обеспечения безопасности национальной экономики. Последствия любой хозяйственной операции имеют массу оттенков и являются весьма разнообразными, причем отражаются по-разному на разных уровнях экономических отношений, нередко порождая противоречия, конфликтные ситуации, сопровождаемые дестабилизацией мирового сообщества. Второе. Сохранение конкурентоспособности национальных хозяйств в условиях мегаэкономики требует, исходя из этого, не столько формирования внешнего имиджа страны, сколько сохранения привлекательности для собственных хозяйствующих    субъектов,    поскольку    попытки    соответствовать    внешним



3


стандартам неизбежно ведут к утрате уникальности национального хозяйства и

связанных с ним конкурентных преимуществ. Формирование национальных

стандартов хозяйственной, в том числе внешнеэкономической деятельности

страны в мегаэкономической системе - это особо значимая задача любой страны,

достойное решение которой позволит чувствовать себя в XXI веке с оптимизмом

на развитие. Именно мегаэкономика - процесс, преодолевающий

территориальные и культурные границы национальных хозяйств, - создает

возможность         для          выработки         национально         ориентированных

внешнеэкономических стратегий в рамках новых реальностей. Третье. Наблюдается своеобразное противоречие. С одной стороны, в условиях мегаэкономической системы происходит взаимопереплетение национальных экономик: развивается экономическое сотрудничество, стираются национальные границы, потоки движения товаров, капиталов и услуг встречают всё меньше барьеров на своём пути. С другой стороны, сохраняет актуальность вопрос о необходимости отдельным странам отстаивать национальные экономические интересы, обеспечивать собственную экономическую безопасность. Возникает необходимость исследования факторов, обусловливающих возможности отдельных стран более или менее успешно развиваться в мегаэкономическом мире. Следует выявить особенности экономических отношений в системе мегаэкономики и определить, в какой мере они влияют на характер развития национальных хозяйств, предоставляют новые шансы на стабильное развитие, или же наоборот, создают дополнительные риски, связанные с возникновением кризисных тенденций. Проблема влияния мегаэкономических факторов на развитие национальных экономик ещё более обостряется в условиях мирового экономического кризиса. Четвертое. Современный финансово-экономический кризис является самым глубоким за последние годы, и имеет наибольшие последствия для всего хозяйства. Он представляет собой результат перепроизводства финансового капитала, которое выразилось в приоритетном развитии новых финансово-экономических инструментов и рынков, сверхдоступности кредитов, повышенной ликвидности активов. Кризис обладает мегаэкономическим характером действия: с одной стороны, связывают национальные хозяйства, а с другой - подрывают единство мирового хозяйства, создают систему неустойчивости, неуверенности и основу для распространения рецессионных процессов на все хозяйство. Изучение финансово-экономических кризисов необходимо для эффективного управления национальным хозяйством, организации работы на мировых рынках, осуществления двухсторонних и многосторонних экономических отношений и стабилизации общего хозяйства. Важную роль в предупреждении и смягчения финансово-экономических кризисов играют транснациональные банки, страховые и инвестиционные корпорации. Они определяют условия и масштабы мегаэкономики, участвуют в вывозе капитала, миграции спекулятивного и инвестиционного капитала, поставляют и страхуют капиталы, обеспечивающие экономический рост. Вместе с тем, они рассредоточивают финансовые, кредитные и валютные риски, перераспределяют кризисные   процессы,   способствуют   дисбалансировании   хозяйства.   Участие

4


транснациональных финансовых компаний и надзорных органов, с одной стороны, в позитивном, а с другой стороны, в негативном решении основных мирохозяйственных проблем, трудно переоценить. Пятое. Системный взгляд на суть явления необходим в связи с рождением и стремительным развитием нового типа мирохозяйственных отношений, да и цивилизации в целом. Значимость проблемы мегаэкономики определяется не только изменением качества взаимосвязей и взаимоотношений внутри стран и между странами, но и тем, что жизнедеятельность в условиях мегаэкономической системы неизбежно связана со сменой типа индивидуального и общественного сознания. Несомненный интерес представляет данная проблематика и в контексте исследования перспектив модернизации национальной макороэкономики. Взаимосвязь национальных хозяйств в системе мегаэкономических отношений столь велика, что эффективность национальной экономической политики уже нельзя оценивать в отрыве от действий глобальных факторов. Трансформационные процессы происходят в России с начала девяностых годов. При этом ставилась задача не только ввести в действие рыночные механизмы внутри национального хозяйства, но и успешно решить проблему интеграции в мировое хозяйство.

Обоснование влияния мегаэкономических отношений на национальное хозяйство важно не только для оценки уже достигнутых результатов модернизации национального хозяйства, но и для определения перспектив дальнейшего развития. Поэтому научная значимость разработки темы исследования обусловлена следующими обстоятельствами: во-первых, потребностью современного решения актуальной и масштабной задачи сопряжения национальной экономики и международных интеграционных процессов, с учетом обеспечения безопасности национальной экономики. Объективные потребности прогрессивного развития российской экономики, требуют от государственных органов уяснить экономическое содержание процесса: а) включения национального хозяйства и хозяйствующих субъектов в международную экономическую интеграцию; б) минимизации негативных последствий этого процесса для суверенитета, территориальной целостности и экономической безопасности; во-вторых, постановкой проблемы международной экономической интеграции, существенно трансформирующей систему международных, внутригосударственных отношений, цель которой формирование новой геополитической структуры мирового сообщества, с которой связан противоречивый, многоплановый процесс столкновения интересов, влекущий за собой угрозы безопасности национальной экономики; в-третьих, исследование взаимосвязей и взаимовлияния в развивающемся процессе мегаэкономики и их влияние на безопасность национальных промышленных предприятий; в четвертых, в условиях воздействий мегаэкономики и изменения функций государства по отношению к промышленным предприятиям требуется поиск решений по нейтрализации негативных последствий и использованию преимуществ мегаэкономической системы в интересах промышленных предприятий; в пятых, тенденция снижения способности национального государства к управлению в условиях глобализации ведет к попыткам создания

5


трансгосударственного мирового порядка, выходящего за пределы отдельных стран, что проявляется в региональной интеграции многоуровневого характера.

Степень разработанности проблемы. Проблемы мегаэкономики и

связанной с ней глобализациии многогранны и существенны. Общие

теоретические подходы к понятию «глобализация» отражены в работах многих

ученых и исследователей. Само понятие было обосновано и введено в научную

литературу такими учеными как М. Арах, Т. Лоун, Дж. Пиндер, М. Уотерс. В

рассмотрении    перспектив    мегаэкономических    процессов       исследователи

справедливо опираются на оценку общей мировой тенденции. Так, в исследованиях М. Уотерса отмечается, что основным источником промышленного прогресса в последние десятилетия стали мегаэкономические и глобальные технологические изменения, экспансия информации как одного из базовых ресурсов производства. Исследование проблемы интеграции в зарубежной научной литературе раннего периода в основном сводилась к рассмотрению перспектив взаимодействия субъектов мегаэкономики в решении конкретных экономических задач. Такой подход объясняется, в основном, общим критическим анализом процессов мегаэкономики как специфически присущим только Западной Европе в силу определенных социальных и экономических факторов ее развития после окончания второй мировой войны. Расширенное определение мегаэкономики, которое более подходит для нашего исследования, допускает широкую трактовку понятия мегаэкономических процессов. Классик теории экономической интеграции Б. Баласс определял несколько ступеней мегаэкономики государств: от преференциальных торговых зон до экономического союза. Р. Гросс и Д. Кудзава исследуя геоэкономическую концепцию глобализации в обязательном порядке предполагали не только экономическое, но и политическое взаимодействие государств в рамках мегаэкономических процессов. Ха Дзюн Юнь и др. ввели понятия рыночной и институциональной глобализации как двух фаз межгосударственного взаимодействия. Ха Дзюн Юнь отмечал, что рыночная глобализация, прежде всего, вовлекает торговые потоки товаров, в то время как институциональная формирует законодательные и институциональные механизмы, нацеленные на расширение торговли как в сфере институциональной, так и в сфере функциональной интеграции». В работе анализируется значительное количество источников отечественной и зарубежной литературы, которые охватывают различные аспекты мегаэкономической системы и имеют непосредственное отношение к проблематике диссертационного исследования. Определению категории мегаэкономики посвящены работы Б.Бади, К.Омаэ, Г.Прайера, Р.Тили, К.Фридрикса, А.Я.Эльянова. Вопрос об эволюционно-экономических основах мегаэкономики рассматривает Ю.В.Яковец. Формы проявления современной мегаэкономики исследовали П.Бернхольц, П.Вельфенс, Д.Дувендаг, И.Стиглиц, Г.Фельс, М.Штирле. Сценарные аспекты мегаэкономики исследовали Ю.В.Шишков, Х.Зиберт, И.Стиглиц. Проблемы региональной интеграции занимают большое место в исследованиях А.И. Евдокимова, В.Оболенского, И.М.Осадчей,   И.П.   Фаминского,      Р.Аксельрода,   Р.Циммерманна.   Проблему

6


развития национальных хозяйственных систем рассматривали Е.Т.Гайдар, Р.С.Гринберг, С.Г.Ковалёв, Г.Х.Попов, Л.Д.Широкорад.

Следует особо отметить философские основы хозяйства, заложенные

С.Н.Булгаковым, который проблему хозяйства осмысливает: во-первых, с точки

зрения господствующей науки о хозяйстве - политической экономии; во-вторых,

с позиции критики на основе философии тождества; в-третьих, через его

метафизическое осмысление. Философское осмысление национального хозяйства

продуктивно представлено в трудах А.И.Субетто, Ю.М.Осипова, В.П.Колесова,

Н.Б. Шулевского, У.Ж.Алиева. Феномен внешней торговли как форму проявления

мегаэкономики изучали В.Леонтьев, Дж.Милль, Б.Олин, Д.Рикардо, Э.Хекшер.

Прямые иностранные инвестиции как важный количественный индикатор

мегаэкономической системы исследовали К.Акамацу, П.Бакли, Т.Вельтер,

Р.Вернон, Д.Даннинг, М.Кассон, Г.Киндлебергер, П.Теш. Вопросы становления

национального финансового сектора и финансовой мегаэкономики и

глобализации рассматривали Г.Г.Чибриков, С.Айфингер, Разумов И.В., М.Блейер,

Ц.Гориока, Г.Каминский, П.Кругман, М.Обстфельд, М.Фельдштайн, У.Фольмер,

Й.Хуфшмидт. Проблемы мегаэкономического хозяйства разрабатывались в

работах А.Ю.Апокина, И.Д.Афанасенко, С.И.Долгова, А.И.Евдокимова,

Н.П.Иванова, В.Л.Иноземцева, Н.Д.Кондратьева, Н.А.Косолапова, И.И.Лукашука,

B.A.May, Д.Ю.Миропольского, А.И.Леусского, В.Т.Рязанова, Л.С.Тарасевича,

И.П.Фаминского, Г.Ф.Фейгина. Общие проблемы развития теоретических и

практических аспектов финансово-экономических кризисов рассматривались в

трудах А.В.Аникина, З.В.Атлас, С.В.Батыревой, Г.Н.Белоглазовой, Э.Я.Брегеля,

А.А.Варга, В.В.Геращенко, Е.Ф.Жукова, Н.В.Журавлевой, И.К.Ключникова,

Л.Н.Красавиной,        А.А.Козлова,        В.В.Козловского,        Л.П.Кроливецкой,

О.И.Лаврушина,        А.И.Леусского,         С.Р.Моисеева,         О.А.Молчановой,

Н.И.Парусимовой,        Н.П.Радковской,        Ю.А.Соколова,        А.С.Селищева,

И.Трахтенберг, В.М.Усоскина, В.М.Фетисова, А.А.Хандруева, А.С.Цаголова, А.М.Тавасиева, М.М.Ямпольского и других экономистов. Вопросы моделирования рецессионных процессов рассмотрены в трудах М. Брукшира, Р. Каминнгза, Дж. Кэйджела, Ф. Найта, Э. Рота, В. Шульца, Й. Шумпетера. Место и роль финансово-экономических кризисов в подрыве экономической стабильности, а также ликвидность и экономическую устойчивость исследовали зарубежные ученые - Б. Бернанки, А. Гринспэн, Р. Каган, Ф. Мишкин, Ч. Моррис, Г.Шинази. Исследованием структурных характеристик макроуровня национального хозяйства занимались многие западные экономисты. Важнейшие идеи и результаты по данному направлению представлены в работах Л. Вальраса, Дж.М. Кейнса, Дж. Кларка, Н. Кальдора, Я. Корнай, К. Маркса, А. Маршалла, А. Пигу, Дж. Робинсон, Ж.Б. Сэя, П. Самуэльсона, Д. Солоу, Р. Харрода, Э. Хансена, Ф. Хайека, Дж. Хикса. В отечественной литературе методологические основы национального хозяйства, его динамические и структурные аспекты, а также конструктивные выходы на проблемы макроэкономического регулирования исследовались в работах А. Бечина, К. Вальтуха, Ю. Винслава, А. Добрынина, В. Дунаевой, А. Каца, Я. Кронрода, В. Леонтьева, В. Логинова, К. Микульского, В.

7


Медведева, И. Можайсковой, С. Никитина, А. Ноткина, А. Покрытана, Б. Плышевского, Г. Сорокина, С. Струмилина, Ю. Сухотина, С. Хейимана, Д. Черникова, С. Черской, Т. Чечелевой, И. Шаршова, С. Шаталина, Н. Шатилова, М. Эйдельмана, С. Юня, Ю. Яременко. Существенный вклад в разработку проблем национального хозяйства внесли ученые-экономисты Верхнего Поволжья: Бабаев Б.Д., Максимов В.Л., Иродова Е.Е., Леонтьева Л.С, Пефтиев В.И., Мелиховский В.М., Тяжов А.И. Несмотря на многочисленность работ отечественных и зарубежных ученых-экономистов по различным аспектам мегаэкономических процессов и явлений, следует заметить, что недостаточно изучены такие вопросы, как отличие мегаэкономики от предшествующих форм организации мирохозяйственных связей, закономерности мегаэкономики как эволюционного феномена, формирование экономико-политического устройства мирового хозяйства в условиях мегаэкономическои системы, сущность процесса мегаэкономики в контексте учения о типологии хозяйственных систем. Кроме того, до сих пор отсутствуют исследования экономических отношений в мегаэкономическои системе, обусловливающих тенденции развития национальных хозяйств. Продолжает оставаться также открытым вопрос об оценке шансов и рисков национальных хозяйств в условиях мегаэкономическои деятельности. Очевиден недостаток эмпирических исследований по данной проблематике на примере национальных хозяйств конкретных стран. Таким образом, актуальность проблемы, ее особая значимость, а также ее недостаточная проработанность в экономической науке обусловили выбор темы диссертационного исследования, определение его объекта, предмета, цели и задач.

Гипотеза. Научное обоснование экономического статуса национального хозяйства в структуре формирования мегаэкономических отношений позволит: 1) сосредоточить внимание экономической науки на универсификации алгоритмов прогнозирования динамики экономических отношений национального хозяйства; 2) определить вектор развития национального хозяйства в иерархии мегаэкономических отношений; 3) переосмыслить категориальный аппарат экономической науки и развить общую теорию мегаэкономическои системы; 4) определить, что при всех своих издержках, глобализация экономических систем может принести мировому сообществу оптимальный результат. В выигрыше при этом будут те национальные хозяйства, которые смогут сформировать адекватную стратегию взаимодействия с другими субъектами мегаэкономическои системы на основе собственной национальной хозяйственной модели и долгосрочных трендов.

Цель диссертационной работы состоит в разработке политико-экономической концепции формирования нового формата экономических отношений, выявлении закономерностей, с одной стороны, в национальном хозяйстве, с другой, - конвергенции их в мегаэкономику, идентификации и преодолении мегаэкономических противоречий.

Цель исследования обусловила необходимость постановки и решения следующих задач:

8


  1. раскрыть закономерности эволюции национального хозяйства;
  2. показать модели трансформации экономических отношений национального хозяйства и генезис экономических систем;
  3. обосновать структурообразующие параметры национального хозяйства на основе рассмотрения эндогенных и экзогенных параметров постиндустриального этапа развития;
  4. раскрыть контрактно-персонифицированный характер экономических отношений в системе национального хозяйства; аргументировать преимущества сетевой формы экономической координации в структуре национального хозяйства и определить стратегический вектор развития экономических отношений на базе синтеза принципов контрактации и сетевизации;
  5. структурировать национальные экономические интересы в контексте мегаэкономических отношений и выявить предпосылки интеграции национального хозяйства в мегаэкономическую систему;
  6. показать взаимосвязь между интеграцией институтов и формированием мегаинституциональной среды, а также раскрыть институциональные противоречия в теории мегаэкономической системы;
  7. выработать мегаформат экономического порядка национального хозяйства;
  8. показать взаимосвязь постиндустриализма и мегаэкономической системы как тенденций развития национальных экономических отношений;
  9. обосновать мегакорпоративную форму организации национального хозяйства;
  10. привести аргументы эффективности трансформирования отраслевой структуры национального хозяйства в мегаэкономическую систему;
  11. обосновать влияние экономических отношений национального хозяйства на тенденции развития мегаэкономической системы.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является современное национальное хозяйство в структуре мегаэкономической системы. Предметом исследования выступают экономические отношения между национальными хозяйствами и закономерности, влияющие на развитие мегаэкономической системы.

Теоретическая основа исследования. Теоретическую основу исследования составляют труды классиков экономической теории; работы отечественных и зарубежных экономистов в области учения о типологии хозяйственных систем, теории экономической интеграции, теории международной торговли, концепций использования международных прямых инвестиций и теории интеграции. Отдельные гипотезы и выводы работы базируются на положениях исторической школы, кейнсианского и институционального направлений в экономической теории финансовых рынков. Теоретической основой данного исследования является системный подход к анализу экономики, рассмотрение мирохозяйственного процесса как диалектического единства внешнего и внутреннего. Теоретической базой работы послужили труды российских ученых Булгакова С.Н., Махновой В.П., Панкрухина А.П., Субетто А.И., Осипов Ю.М.,

9


Юданова А.Ю., а также зарубежных исследователей Ф.Листа, К.Бюхера, Вернона Р., Саломона К., Фишера Г., Милля Дж.С, Олина Б., Пестеля Э., Хекшера Э. В работе также использовались положения и выводы, содержащиеся в трудах российских и зарубежных ученых, занимавшихся мегаэкономикой и глобальными процессами: В.В. Бандурина, А.С. Булатова, К.С. Гаджиева, Д.М. Гвишиани, А.Г. Грязновой, М. Делягина, СИ. Долгова, Дж. Дэниелса, Дж. Кейнса, М. Интрилигейтора, А. Кинга, А.П. Киреева, П. Кругмана, М.М. Куликова, И. Куртовой, В. Леонтьева, Н.Н. Ливенцева, П. Линдерта, М.М. Максимовой, Р.Манделла, А. Маршалла, Д. Медоуза, М. Обстфельда, Э. Пестеля, Л. Радебы, К.Л. Рожкова, В.Е. Рыбалкина, Л.Н. Федякиной, Дж. Форестера, Д. Хенвуда, Т.В. Чепелевой, Ю.В. Шишкова, Ю.А. Щербанина, В.Д. Щетинина и других. Научно-теоретическую, методологическую и организационно-практическую основу исследования составили: законодательные акты РФ в области экономического развития и экономической безопасности; фундаментальные принципы и теории экономического развития (С.Ф. Викулов, В.Г. Барановский, СИ. Долгов, В.СЗагашвили, М. Портер и др.); концепции, раскрывающие специфику развития государств в условиях воздействия международной экономической интеграции (Л.И. Абалкин, М. Арах, Э.Г. Кочетов, М. Липец-Зайховска, Дж. Пиндер, М. Уотерс и др.); теоретические основы экономики, концепции проектирования и развития экономических систем (А.Н. Авдулов, В.В. Боков, В.В. Кашицин, Г.Г. Малинецкий, В.Д. Писарев, М.А. Чешков); исследования в области экономических технологий (С. Лем, А.И. Неклесса); основные положения работ отечественных ученых И.Н. Лариной, Д.С. Львова, В.В. Михеева, М.В. Мясниковича, P.M. Нижегородцева, Г.В. Осипова, В.В. Чебана; в области методологии и логики экономических исследований, использования методов системного подхода (СА. Афанцев, A.M. Горячева, В.Д. Могилевский, B.C. Пирумов и др.).

Методологическая основа исследования. Исследование национального хозяйства в мегаэкономической системе осуществляется посредством реализации общенаучных методов познания: историко-логического, системно-функционального, анализа и синтеза и др. В работе использован онтологический и гносеологический инструментарий, в частности: структурный, гипотезно-дедуктивный, историко-генетический и категориальный методы, а также методы экономико-социологического моделирования и экономико-статистического исследования. В работе использован также метод межнациональных сопоставлений с элементами корреляционно-регрессионного анализа, позволяющий выявить и оценить тенденции развития национальных хозяйств в процессе мегаэкономики. Основой методологии проведенного исследования является метод сочетания элементов микро- и макроэкономического анализа, а также используется институциональный и эмпирический анализ. Информационно-эмпирическая база исследования включает официальные статистические и информационные материалы Федеральной службы статистики России, национальных статистических агентств других стран, материалы российской и зарубежной печати.

10


Область исследования. Диссертационное исследование выполнено в соответствие с п. 1.1 - «Политическая экономия: структура и закономерности развития экономических отношений; закономерности глобализации мировой экономики и ее воздействие на функционирование национально-государственных экономических систем» специальности 08.00.01 - «Экономическая теория» Паспорта специальностей ВАК (экономические науки).

Научная новизна диссертационной работы состоит в разработке концепции развития национальных хозяйств на основе выявления особенностей экономических отношений в системе мегаэкономики с позиции выделения следующих методологических оснований: эволюционного, онтологического и гносеологического развития хозяйства в условиях мегаэкономической системы, признаков мегаэкономики, социально-экономического устройства мегахозяйства и типологизации национальных хозяйственных систем. Разработанная концепция включает следующие положения, обладающие научной новизной и характеризующие личный вклад автора в достижение поставленной цели.

1)  Охарактеризована системная целостность национального хозяйства. С

одной стороны, национальное хозяйство определено как структурное образование

конъюгации (связывания) и комбинирования отдельных звеньев посредством

ингрессии (клея). Роль ингрессии выполняют институциональные законы, нормы

и ценностные ориентиры, которые определяют глубинную целостность

национальных экономических отношений. С другой стороны, национальное

хозяйство находится в состоянии «экономической энтропии», то есть пребывает

во внутренней неупорядоченности как относительно замкнутая система. В связи с

этим национальное хозяйство подвержено парцелляции, то есть «дроблению» на

подсистемы, сегменты, отрезки. Это значит, что существенные и глубинные

противоречивые взаимодействия в национальном хозяйстве должны иметь

центральное ядро (ствол) - воспроизводство противоречивых экономических

отношений. Поэтому в обосновании экономической теории национального

хозяйства главными структурообразующими составляющими являются

экономические категории: потребность, интерес, собственность, человеческий

капитал, социальный и экономический рост. Прогностические модели развития

национального хозяйства в мегаэкономической системе при всем разнообразии

многомерных методов исследования автор подразделяет на три большие группы:

а) инерционные (полученные разверсткой во времени - из прошлого через

настоящее в будущее по определенным количественным закономерностям); б)

инверсионные (полученные обратной разверсткой во времени - от желаемого

будущего к настоящему; в) смешанные (гибридные) с элементами инерционных и

инверсионных моделей.

2)      Обосновано использование системы социально-экономических

опережающих индикаторов, заключающейся в построении прогноза о

наступлении перехода от подъема к спаду (или наоборот) и на его основе

формирования системы раннего обнаружения. Необходимо подобрать такие

показатели, поворотные точки в динамике которых наступают раньше, чем в

экономике и социальной сфере в целом. Тогда достижение пика или впадины,

11


опережающими индикаторами позволило бы констатировать о вероятном приближении пика или впадины. На базе этого проанализированы краткосрочный и долгосрочный периоды в динамике национального хозяйства с целью достижения социально-экономической эффективности на его макроуровне. Выделены обратимые (циклические) процессы экономического роста (количественные изменения) в краткосрочном периоде и необратимые (эволюционные) процессы экономического развития в стратегической перспективе. В связи с этим обоснован механизм достижения социально-экономической эффективности национального хозяйства в краткосрочном периоде путем социальной ориентацией перераспределительной деятельности государства и других институтов в условиях достигнутого уровня экономического развития, структуры и уровня общественных и индивидуальных потребностей, сложившейся системы макропропорций. В долгосрочном периоде социально-экономическая эффективность национально хозяйства определяется качественными (структурными) характеристиками, особым социально-эффективным типом макропропорциональности. В основу построения теоретической модели положено специфическое взаимодействие макропропорций коммерческого и государственного секторов экономики.

3)  Показано, что в системе функционирования национального хозяйства

наблюдается существенный разрыв между его потенциальной и фактической

эффективность, что свидетельствует о действии тормозящих или

демпфированных (гасящих) факторов (своего рода трения). Таковыми являются:

неоптимальное распределение ресурсов; несовершенство экономических

стимулов; недостаточно качественное выполнения принимаемых решений;

завышенные лаги реализации инвестиций и инноваций. В связи с этим

определены случаи, в которых рынок не в состоянии обеспечить эффективное

размещение ресурсов (это - «провалы рынка»): а) монополия; б) внешние

эффекты; в) общественные блага; г) асимметрия информации.

4)    Переосмыслена система перспективных и промежуточных целей

структурной модернизации национального хозяйства с учетом социального

развития, а также отбор вариантов развития, исходя из приоритетности

социальных целей. В связи с этим доказана необходимость изменения

существующей модели макроэкономического регулирования национального

хозяйства с целью придания ему социальной направленности, для чего

разработана система принципов и альтернативный вариант государственной

промышленной политики по повышению социальной эффективности. На основе

этого разработаны социально-экономические критерии селективного отбора

инвестиционных проектов для государственной поддержки.

5)  Доказано, что в основе устойчивого долгосрочного функционирования

национального хозяйства лежит принцип контрактации и сетевизации

экономических отношений. Показана органичная взаимосвязь контрактов с

системой экономических интересов хозяйствующих субъектов, а также с

институциональной средой современного национального хозяйства. В связи с

этим     введено     в     теоретический     оборот     понятие     «непротивоположные

12


экономические интересы» (имеется ввиду не конфликт между хозяйствующими субъектами, а неполное совпадение экономических интересов сторон, имеющих общие цели). На базе этого произведена систематизация и формализация контрактов, в основу которых положены методологические принципы неоинституциональной теории. Обоснована матрица контрактов, которая органически связана со стратегией развития национального хозяйства. С позиции системогенетики национального хозяйства она является стратегическим ядром долгосрочной стабилизации многополярных экономических интересов. Матрица контрактов включает следующие уровни: каузальный, функциональный, диалектический, трендовый. Обосновано значение и показана сущность эксплицитных и имплицитных контрактных экономических отношений в национальном хозяйстве. Контрактные отношения в национальном хозяйстве рассмотрены как сетевые экономические отношения. Причем сетевые экономические отношения являются формой проявления неявных контрактов, в то время как отношения между хозяйствующими субъектами, складывающиеся в рамках формальных институтов, имеют структурный характер. Сети проанализированы в двух различных аспектах: как феномен, существующий в реальности, и как инструментарий, позволяющий эту реальность анализировать.

6)   Выявлена взаимосвязь социальных и экономических сетей: с одной

стороны, социальные сети, выступающие предпосылкой возникновения

экономических сетей в национальном хозяйстве, являются управляющими по

отношению к ним, с другой - параллельность развития экономической и

социальной сети, когда управляющей является экономическая сеть, позволяет

повысить эффективность взаимодействий за счет воздействия института доверия.

Раскрыто содержание понятия «экономическая координация», определяемое как

процесс согласования и сопряжения взаимодействий экономических субъектов по

поводу удовлетворения экономических потребностей. Определено, что сетевая

форма экономической координации: позволяет осуществлять более эффективную

координацию когда институциональная среда является неустойчивой; дает

возможность использовать «обратную связь»: скорость взаимодействия в сети

выше чем в системе; снижает трансакционные издержки. Проведена

классификация сетевых экономических структур, в качестве классификационных

признаков выделены: характер связи (мерность) и подчиненность (уровневость).

Мегаэкономика, ведущим звеном которой является деятельность ТНК,

объективно влечет за собой двустороннюю сетевизацию: с одной стороны, ТНК

строятся по принципу сетевых систем, с другой - образуется «сети выживания» и

«сети сопротивления».

7)      Установлены экономические противоречия при реализации

государственных и национальных интересов, интересов корпораций и отдельных

фирм в интеграционных процессах, что позволило определить меру необходимой

согласованности в условиях современного развития национального хозяйства. В

условиях современного национального хозяйства сформировалась особая система

экономических стратегий, позволяющая сглаживать возникающие из-за

неэффективного действия институциональных структур противоречия в системе

13


экономических интересов агрегированных экономических субъектов. Национальное хозяйство должно пройти три фазы, чтобы войти органической частью в мегаэкономическую систему: 1) фаза стабилизации или критическая фаза развития национального хозяйства (борьба с инфляцией и др. последствиями развала экономической системы); 2) фаза становления рыночной системы (создание основных формально-институциональных норм и новой инфраструктуры национального хозяйства); 3) фаза структурного корректирования национального хозяйства (под влиянием новых рыночных сил меняется характер производства и занятости). Осуществление каждой фазы требует разного количества времени: первая фаза - 1-3 года; вторая - 5-10 лет; третья - жизнь нескольких поколений.





8)         Раскрыто        структурологическое       значение        динамичности

мегаэкономической системы: а) состояние движения; б) ход развития; в)

изменение параметров, явлений и характеристик под влиянием действующих на

них факторов: равновесия и неравновесия; конъюнктурной экономики;

монополии и олигополии; сочетания различных форм собственности и т.д.

Выделены особые характерные черты национального хозяйства в ракурсе

мегаэкономической системы: динамичность, взаимозависимость элементов,

комплексность, целостность, иерархичность, сложность, возможность деление

национального хозяйства на отдельные части (декомпозиция), вхождение

национального хозяйства как подсистемы в систему более высокого порядка - в

мегаэкономическую систему. Выделены приоритетные признаки

мегаструктурности: идентичные условия ведения хозяйственной деятельности

(законодательная база, банковская и налоговые системы, единая валюта),

сопоставимый уровень общественного благосостояния, отсутствие барьеров на

пути движения факторов производства к местам их обработки и использования и

готовых продуктов к конечному потребителю; единый механизм управления

экономическими процессами на уровне мирового хозяйства в целом.

Мегаэкономика определяется как уровни формирования национальных

экономических систем, характеризуемая набором взаимосвязанных и

конвергируемых признаков, и как процесс, имеющий историческую основу и

гипотетический результат в стратегической перспективе. В отличие от

предшествующей формы организации экономических отношений

интернационализации, в условиях мегаструктурности хозяйственные системы

постепенно становятся всё менее экономически обособленными, и

международные хозяйственные связи приобретают конвергируемый и

глобальный характер.

9)     Аргументированы особенности экономических отношений в

мегаэкономической системе: волнообразный характер динамики экономических

отношений национального хозяйства к состоянию многоструктурности;

неравномерность экономического развития территориально ограниченных

регионов и усиление экономической взаимозависимости локальных

хозяйственных систем. В связи с этим, выделяются свойства национального

хозяйства: а) открытое национальное хозяйство основывается на кооперативной

14


деятельности экономических субъектов - обмене, кооперации и конкуренции; б) динамичность и самоорганизованный характер; в) рыночный тип связи компонентов и их открытый характер; г) полицентричность. Основные признаки мегаэкономической системы включают две группы. В первую группу входят признаки, которые характеризуются количественными показателями: устойчивое превышение темпов роста объёмов международных торговых операций, международных прямых инвестиций и операций на международных финансовых рынках над темпами роста мирового ВВП. Вторую группу составляют признаки, обусловленные качественными характеристиками мирового хозяйства, вступившего в новую стадию своего развития: усиление интернационализации НТП, быстрое развитие информационных и коммуникационных технологий, становление и развитие международных экономических и торговых блоков, возрастание активности мультинациональных корпораций, усиление миграции населения, распад мировой социалистической системы и осуществление трансформационных процессов в постсоциалистических странах. С учётом признаков мегаструктурности исследован механизм взаимосвязи национальной экономики и мирового хозяйства.

10)  Выделены три основные институциональные уровни национального

хозяйства в мегаэкономической системе: а) экспорт товаров и услуг, б) приток-

отток капитала, в) приток-отток валюты. Доказано, что необходимое равновесие

между оттоком капитала и притоком инвестиций и экспорта является уравнением

открытого национального хозяйства, показывающим равновесное состояние

экономики. В связи с этим выделяются экзогенные и эндогенные факторы

функционирования открытого национального хозяйства через понятие оттока и

притока факторов. Определены процессы формирования экономико-

политического устройства мирового хозяйства в условиях мегаструктруности в

трёх аспектах: соотношение процессов мегаэкономики и регионализации;

тенденции сохранения или частичной утраты национального экономического

суверенитета; взаимодействие национальных и наднациональных структур в

процессе управления хозяйственной деятельностью. Обоснованы факторы,

наличие которых усиливает тенденции интеграции: сопоставимый уровень (по

ВВП на душу населения) экономического развития отдельных стран, интенсивное

экономическое сотрудничество между странами; географическое расположение и

идентичность политических систем отдельных стран.

11)    Обосновано влияние экономических отношений национального

хозяйства на тенденции развития мегаэкономической системы. В связи с этим

выделены два основных сценария мегаэкономики (выигрыш-выигрыш и

выигрыш-проигрыш) с точки зрения перспектив развития национальных

экономик. Сценарий выигрыш-выигрыш означает, что в процессе

мегаструктурности позитивные эффекты могут распространяться на все

национальные экономики и мировое хозяйство в целом. Сценарий выигрыш-

проигрыш предполагает возможность извлечения реальных выгод в процессе

мегаэкономики только для некоторых национальных экономик, в то время как

влияние мегаэкономики на развитие   других национальных экономик негативно.

15


Предложена типизация тенденций развития национальных экономик в условиях мегаэкономической системы. Основу этой типизации составляет способность национальных экономик сохранять или утрачивать мегаэкономические преимущества, а также преодолевать мегаэкономические дефициты. Определены факторы, воздействие которых определяет наличие у национального хозяйства мегаэкономических преимуществ или мегаэкономических дефицитов: специфические особенности национальной экономики, качественные характеристики мирового хозяйства на стадии мегаструктурности и сферы хозяйственной деятельности, характеризуемые количественными индикаторами мегаэкономики. На основе этого раскрыты виды неравновесия в мегаэкономической системе: функциональная неравновесность, и неравновесность, порождающая развитие, которые различаются по силе вызывающих их флуктуации и по степени удаления от гипотетического равновесного состояния, а также по последствиям: первая влечет за собой незначительное изменение поведения экономических субъектов и макроэкономических показателей в рамках сложившейся структуры, а вторая вызывает точку бифуркации, находясь в которой экономика может быть притянута не только аттрактором прогресса, но и регресса, может, как повысить, так и понизить степень своей сложности и организованности, стать открытой или закрытой системой и, наконец, может разрушиться. Выявлены тенденции, свидетельствующие о наличии мегаэкономических дефицитов национального хозяйства в сферах хозяйственной деятельности, характеризуемых количественными индикаторами мегаэкономики: односторонний характер структуры внешней торговли; непривлекательность экономики для прямых иностранных инвестиций; низкий уровень развития национального финансового сектора.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется

актуальностью поставленных задач и состоит в разработке концептуального

подхода к анализу тенденций развития национальных хозяйственных систем на

основе выявленных особенностей экономических отношений в

мегаэкономической системе. Предложен методологический подход, позволяющий

идентифицировать национальное хозяйство в мегаэкономической системе.

Данный подход носит универсальный характер, то есть применим к любому

национальному хозяйству. Разработаны тренды преодоления мегаэкономических

дефицитов национального хозяйства. Полученные в ходе диссертационного

исследования результаты, выводы и предложения могут служить теоретической

базой         для    совершенствования    экономической    политики    государства.

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты могут быть использованы при обосновании приоритетных направлений внешнеэкономической политики государства. Предложенные в работе рекомендации могут применяться при разработке федеральных и региональных программ стимулирования экспорта, привлечения прямых иностранных инвестиций, а также развития национального финансового сектора. Результаты    работы    могут    быть    использованы    в    процессе    преподавания

16


экономической теории, макроэкономики, международных экономических отношений, а также ряда специальных курсов: «Динамика экономических отношений в условиях глобализации», «Экономическая интеграция национальных хозяйств».

Достоверность и обоснованность полученных результатов исследования обеспечены: последовательной реализацией методологических основ его проведения; системным подходом к изучаемому объекту, корректным использованием современных методов исследования и обработки полученных данных; адекватностью методов исследования его задачам; проведенной опытной работой; отражением в научной печати; апробацией результатов.

Апробация результатов исследования. Основные результаты и выводы

диссертации представлены в публикациях и докладах на международных,

всероссийских и межвузовских научных, научно-методических и научно-

практических симпозиумах, конференциях и семинарах: «Актуальные проблемы

развития экономической теории, ее преподавания и совершенствования

методологической подготовки военных экономистов - финансистов» (г.

Ярославль, 1997), «Предпринимательство и реформы в России» (Санкт-

Петербург, 1998), «Молодежь и экономика» (Ярославль, 1998, 1999, 2009, 2010),

«Стратегия российских предприятий в современной экономике» (Ярославль,

1999), «Социальное партнерство в образовательной сфере: опыт, проблемы и

перспективы развития» (Ярославль, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2009, 2010), «О

влиянии государства на развитие демографических процессов» (Ярославль, 2006,

2008, 2009, 2010), «Молодежь и общество: проблемы и перспективы развития»

(Ярославль, 2009). Основные положения диссертационной работы использованы

автором при разработке учебно-методических документов и чтении лекций по

дисциплинам «Философско-политологические проблемы национальной

безопасности», «Экономика национальной безопасности», «Мировая экономика»

в Ярославской военной финансово-экономической академии. Результаты работы

также были использованы в Академии труда и социальных отношений при

проведении научно-исследовательской работы «Преступления против внешней

безопасности государства: вопросы законодательной техники и дифференциации

ответственности»            (Шифр:       «Безопасность»);      комплексной      научно-

исследовательской работы «Теоретическое и научно-методическое обоснование формирования эффективной региональной банковской системы и ее роли в экономики региона» (Шифр: «Система»), выполненной по заказу Северного банка Сберегательного банка Российской Федерации; комплексной научно-исследовательской работы «Теоретическое и научно-методическое обоснование подготовки высококвалифицированных специалистов для экономики региона» (Шифр: «Образование»), выполненной по заказу Обкома профсоюзов работников образования Ярославской области; комплексной научно-исследовательской работы «Теоретическое и научно-методическое обоснование путей формирования эффективной системы реализации государственного заказа предприятиями Ярославской области» (Шифр: «Госзаказ») выполняемой по заказу Департамента государственного заказа Ярославской области.

17


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Теоретико-методологические             основы              функционирования

национального хозяйства как субъекта экономических отношений. Автор обосновывает сущность национального хозяйства. С одной стороны, национальное хозяйство определено как структурное образование конъюгации и комбинирования отдельных звеньев и сегментов посредством ингрессии. Ингрессией являются институциональные законы, нормы и ценностные ориентиры, которые определяют системную целостность экономических отношений. С другой стороны, национальное хозяйство находится в состоянии «экономической энтропии», то есть пребывает во внутренней неупорядоченности обособленных структур как относительно замкнутая система. В связи с этим национальное хозяйство подвержено парцелляции, то есть «дроблению» на подсистемы, сегменты, отрасли. Это значит, что всесторонние взаимодействия внутри его должны иметь центральное ядро (ствол) - воспроизводство экономических отношений. Поэтому в обосновании теории национального хозяйства главными структурообразующими составляющими являются экономические категории: потребность, интерес, собственность, человеческий капитал, социальный и экономический рост и т.д.. Прогностические модели развития национального хозяйства в мегаэкономической системе при всем разнообразии многомерных методов исследования автор подразделяет на три большие группы: а) инерционные (полученные разверсткой во времени - из прошлого через настоящее в будущее по определенным количественным закономерностям); б) инверсионные (полученные обратной разверсткой во времени - от желаемого будущего к настоящему; в) смешанные (гибридные) с элементами инерционных и инверсионных моделей. Характерными чертами постиндустриального национального хозяйства, имеющего ядром воспроизводственную социальную ориентацию научно-технического прогресса, являются: а) гуманизация технологий, изменяющая положение человека в производстве. Меняются приоритеты научно-технического прогресса: уменьшается степень его милитаризации, первенство отдается технологиям, направленным на удовлетворение потребностей людей в качественных товарах и услугах, медицинской и образовательной технике; б) экологизация технологий, переход к ресурсосберегающему типу воспроизводства, уменьшение нагрузки на природные ресурсы и окружающую среду, ее облагораживание, широкое распространение безотходных, экологически чистых технологий, формирование новой отрасли, специализирующейся на производстве средств мониторинга и защиты природной среды, постепенное становление позитивного варианта ноосферы, предотвращение угрозы экологических катастроф; в) рост наукоемкости производства, разработка, распространение и прогресс высокотехнологичных систем, являющихся плодом синтеза науки и производства; г) информатизация общества, всех сторон производства и жизни людей на основе компьютеризации, интерактивных мультимедийных систем и информационных сетей,    преодоление    информационного    кризиса    (когда    растущие    потоки

18


информации превышают возможности их восприятия и использования человеком); д) глобализация научно-технического прогресса, стремительное распространение высокоэффективных инноваций по странам мира, постепенное преодоление технологической пропасти и достигшего критической точки разрыва в уровне производительности труда между развитыми и развивающимися, богатыми и бедными странами; е) миниатюризация техники, открывающая простор для деконцентрации производства, деурбанизации расселения людей. Автор определят, что реальным критерием типологизации национального хозяйства служит не наличие или отсутствие социальных ориентации, а их качественная направленность. Главный вопрос заключается в том, на какие элементы социальной структуры «работает» та или иная экономика, укреплению каких страт, слоев и групп населения она содействует, развитие каких элементов общества затрудняет. Социально ориентированная экономика, в этом смысле, есть национальная хозяйственная система, обеспечивающая удовлетворение интересов массовых слоев общества. Основными признаками социально ориентированной экономики являются социальная устойчивость и стабильность положения субъектов национального хозяйства при росте благосостояния. Социальная устойчивость имеет ряд проявлений и обеспечивается по следующим направлениям: а) поддержание стабильного уровня цен на основные предметы потребления и услуги, определяющие уровень жизни населения; б) предотвращение чрезмерной дифференциации доходов населения, которая может привести к поляризации членов общества и вызвать социальные конфликты и кризисы в отношениях между разными слоями общества; в) создание равных стартовых возможностей для новых поколений путем максимально возможного их доступа к образованию, здравоохранению и другим условиям формирования человеческого потенциала; г) формирование надежной системы социальной защиты и помощи для хозяйствующих субъектов национального хозяйства; д) предотвращение и устранение экстремальных нарушений в положении хозяйствующих субъектов. Рост социальной ответственности хозяйствующих субъектов за экономическую эффективность и экономический прогресс достигается. Во-первых, улучшения экономического и социального положения субъектов национального хозяйства в меру рода деловой активности. Во-вторых, оправданной дифференциацией доходов и потребления в зависимости от результатов деятельности и предпринимательской активности хозяйствующих субъектов. В-третьих, должен быть достигнут оптимальный уровень соотношения затрат на социальные цели, которые осуществляет государство из своих доходов и предприниматели. Перечисленные требования имеют прямую связь с уровнем социально-экономической эффективности системы. Второй проблемой, возникающей при исследовании сущности социального национального хозяйства, является определение критериев отнесения хозяйственных систем к социально ориентированным и соотношение между данными критериями.

Автор предлагает варианты, базирующие на идее приоритетности социальных целей. Вместо процедуры количественного соизмерения вариантов посредством вычислений предлагается использовать процедуру отбора. Для этого

19


должно быть ранжирование целей. При этом социальные цели наделяются высшим рангом. Отбор начинается с сопоставления результатов разных вариантов с целями высшего ранга. Социально эффективными (социально приемлемыми) считаются варианты, дающие результаты, не противоречащие целям рассматриваемого ранга. Остальные варианты выбраковываются как социально неприемлемые (социально неэффективные). Глубокая социальная экспертиза предполагает продолжение процедуры и определение соответствия результатов разных вариантов целям более низких рангов, пока не будут отобраны варианты, социально приемлемые во всех отношениях, признанных существенными для данной общественно-экономической системы. После этого социально эффективные (социально приемлемые) варианты проходят процедуру сравнения по критерию экономичности, что позволяет выявить из числа социально эффективных самый экономичный вариант. Он и может быть принят для реализации. Таким образом, интегральный (обобщенный) социально-экономический эффект развития производства (научно-технического прогресса, отдельного нововведения, мероприятия) - это комплекс социальных и экономических результатов варианта, отобранного для реализации по критерию соответствия ранжированным целям. Эффект всегда есть степень реализации целевой функции. В экономической системе целеполагание происходит на микро и макроуровнях. На микроуровне целью собственника является максимизация дохода от собственности. На макроуровне целеполагание отражает общественные экономические интересы. Среди этих целей на первом месте находится экономический рост, от которого напрямую зависят устойчивость денежной системы и стабилизация национальной валюты, исполнение социальных программ, реализация военного заказа, своевременная выплата заработной платы работникам бюджетной сферы и ее рост, пенсионное обеспечение, то есть в конечном итоге благосостояние населения и укрепление государства. Эффектом собственности на макроуровне является степень достижения этих целей. Микро- и макроэкономическая эффективность полиформической собственности находятся в противоречивых, конфликтно-компромиссных. Социально-экономическая эффективность системы, таким образом, достигается при максимально возможном совмещение микро- и макроэкономических целей. Автор рассматривает социальную и экономическую деятельность как равноправные и полагает, что устанавливать заранее приоритет экономических форм перед прочими абсолютно неправомерно.

Далее автор обосновывает концепцию использования системы социально-экономических опережающих индикаторов, заключающаяся в построении прогноза о наступлении перехода от подъема к спаду (или наоборот) и на его основе формирования системы раннего обнаружения. Автор делает вывод, что необходимо подобрать такие показатели, поворотные точки в динамике которых наступают раньше, чем в экономике и социальной сфере в целом. Тогда достижение пика или впадины, опережающими индикаторами позволит спрогнозировать вероятное приближение пика или впадины. На базе этого автором проанализированы краткосрочный и долгосрочный периоды в динамике

20


национального хозяйства с целью достижения социально-экономической эффективности на его макроуровне. Выделены обратимые (циклические) спирали социально-экономического роста (количественные изменения) в краткосрочном периоде и необратимые (эволюционные) процессы экономического развития в долгосрочной стратегической перспективе. В связи с этим обоснован механизм достижения социально-экономической эффективности национального хозяйства в краткосрочном периоде путем социальной ориентацией перераспределительной деятельности государства и других институтов в условиях достигнутого уровня экономического развития, структуры и уровня общественных и индивидуальных потребностей, сложившейся системы макропропорций. В долгосрочном периоде социально-экономическая эффективность национально хозяйства определяется качественными (структурными) характеристиками, особым социально-эффективным типом макропропорциональности. В основу построения теоретической модели положено специфическое взаимодействие макропропорций частно-коммерческого и государственного секторов экономики. На взгляд автора, наиболее пристального анализа в долгосрочном периоде требует воспроизводственная (в том числе секторальная) и технологическая структура экономики с точки зрения модификации базовых макропропорций рыночного национального хозяйства в новой социально эффективной системе макропропорциональности постиндустриального типа. Далее автор рассматривает основные социально значимые пропорции, отражающие своеобразие и качественную определенность национального хозяйства рыночного типа. Под пропорциями автор понимает соотношение материально-вещественных элементов производства и рабочей силы, а также отраслей производства и частей общественного продукта в процессе воспроизводства. Макроэкономическая структура характеризуется следующими пропорциями: 1) воспроизводственными - между производством средств производства и производством предметов потребления, в использовании общественного продукта на возмещение потребленных средств производства, общественное и личное потребление и накопление (реализуются в воспроизводственной структуре экономики); 2) секторальными - учитывающая функциональное назначение продукции и услуг в процессе воспроизводства в соответствии с их назначением по основным воспроизводственным секторам: а) товары и услуги для личного и общественного потребления, обеспечивающие воспроизводство важнейшего фактора гражданина общества; б) топливно-сырьевой сектор и сектор конструкционных материалов,; в) иновационно-инвестиционный сектор, обеспечивающий собственно производственный процесс; г) сектор сферы обращения и управления, обеспечивающий процесс распределения, перераспределения ресурсов и услуг, т. е. их кругооборот в национальном хозяйстве (реализуются в воспроизводственной структуре экономики); 3) отраслевыми - в развитии отраслей материального и нематериального производства (реализуются в отраслевой структуре экономики); 4) территориальными (региональными) - в размещении производства по отдельным экономическим районам, отражают уровень социально-экономического развития регионов страны, их роль в создании национального

21


продукта (реализуются в территориальной структуре экономики); 5) внешнеэкономическими - ввоза и вывоза продукции различных отраслей и регионов в зарубежные страны (реализуются во внешнеэкономической структуре экономики); 6) технологическими - долей новых и старых технологий в различных отраслях, группах отраслей, сферах экономики (реализуются в технологической структуре экономики); 7) размерными - соотношением в экономике предприятий различных масштабов: крупных, средних и малых (реализуются в размерной структуре экономики); 8) ценовыми - между уровнем цен на группы товаров и услуг, различными видами цен, уровнем цен в разных отраслях, экономических сферах, регионах (соответственно, лежат в основе ценовой структуры совокупного спроса и совокупного предложения); 9) демографическими - между группами населения по полу, возрасту, образованию и т.п., распределение трудовых ресурсов и населения между сферами и отраслями национального хозяйства, городом и селом, регионами и т.п. (образуют демографическую структуру экономической системы); 10) социальными -деление людей на группы по доходам, социальному статусу (реализуются в социально-экономической структуре) и др. Названные основные макроэкономические пропорции конкретизируются более частными пропорциями.

Онтологический и гносеологический базис развития национального хозяйства. Автор показывает, что с точки зрения онтологии в системе функционирования национального хозяйства наблюдается существенный разрыв между его потенциальной и фактической эффективностью, что свидетельствует о действии тормозящих или демпфированных (гасящих) факторов (своего рода трения). Таковыми являются: неоптимальное распределение ресурсов; несовершенство экономических стимулов; недостаточно качественное выполнения принимаемых решений; завышенные лаги реализации инвестиций и инноваций. В связи с этим определены объективные субъективные случаи, в которых рынок не в состоянии обеспечить эффективное размещение ресурсов (это - «провалы рынка»): а) монополия; б) внешние эффекты; в) общественные блага; г) асимметрия информации. Автором установлены экономические противоречия при реализации государственных и национальных экономических интересов, интересов корпораций и отдельных фирм в интеграционных взаимодействиях, что позволило определить меру необходимой согласованности. В условиях современного национального хозяйства сформировалась особая система экономических стратегий, позволяющая сглаживать возникающие из-за неэффективного действия институциональных структур противоречия в системе экономических интересов хозяйствующих субъектов. С гносеологической точки зрения национальное хозяйство должно пройти три фазы, чтобы войти органической частью в мегаэкономическую систему: 1) фаза стабилизации или критическая фаза развития национального хозяйства (борьба с инфляцией и др. последствиями развала экономической системы); 2) фаза становления рыночного национального хозяйства (создание основных формально-институциональных норм   и   новой   инфраструктуры);    3)    фаза   структурного   корректирования

22


национального хозяйства (под влиянием новых рыночных сил меняется характер производства и занятости). Осуществление каждой фазы требует разного количества времени: первая фаза - 1-3 года; вторая - 5-10 лет; третья - жизнь нескольких поколений. Именно на третьей фазе можно обосновать целевые стратегические индикаторы совершенствования национального хозяйства.

Таблица 1. Целевые макроэкономические индикаторы развития национального

хозяйства до 2020 г., %

Показатели

2012/2007

2020/2012

Увеличение ожидаемой продолжительности жизни

2,5

2

Рост валового внутреннего продукта

137-138

164-166

Рост производительности труда

140-141

171-178

Снижение энергоемкости ВВП

81-83

70-75

Рост реальных располагаемых доходов населения

153-154

164-172

Рост инвестиций в основной капитал

180-185

215-223

Расходы на НИОКР на конец периода, % к ВВП

1,4-1,6

3,0

Расходы на образование на конец периода, % к ВВП

5,5-5,7

6,0-7,0

4,8-5,0

6,7-7,0

Составлено по: Концепция долгосрочного социально-экономического развития

Российской Федерации. - М.: МЭРТ, 2009 (август). - С.25-29.

Автор считает, что в условиях трансформации в постиндустриальный тип экономического развития обратная связь между уровнем развития личности, ее благосостоянием и качеством экономического развития выдвигается в число ведущих онтологических и гносеологических закономерностей эволюции национального хозяйства (см. табл. 2). В связи с этим меняются параметры индустриального и постиндустриального национального хозяйства.

Таблица 2. Сравнительная характеристика индустриального и постиндустриального

национального хозяйства

Параметры

Индустриальное

национальное

хозяйство

Постиндустриальное

национальное

хозяйство

Иерархические уровни

Много

Много

Разделение труда

Широкое

Незначительные

Положение сотрудников

Заменяемость,

зависимость,

покорность

Ангажированность, лояльность, информированность, независимость

Сетевые связи

Неоднозначные

Широкие

23


Рабочие процессы

Незначительные

Гибкие, ситуативные, организованные на время выполнения проекта

Влияние, власть

Зависит                         от иерархического уровня

Зависит от знаний и умений

Возможности сотрудничества

Незначительные

Широкие

Организационная ориентация

На                   экономику предприятия

На собственный личный интерес, предприятие, коллектив

Важнейшая цель

Максимизация выпуска

Оптимизация выгоды

Автором переосмыслена система перспективных и промежуточных целей

структурной модернизации с учетом социального развития, а также отбор

вариантов развития, исходя из приоритетности социальных целей. Автор

доказывает         необходимость         изменения         существующей         модели

макроэкономического регулирования национального хозяйства с целью придания ему социального вектора развития, для чего разработана система принципов и альтернативный вариант государственной социально-экономической политики по повышению социальной эффективности. На основе этого разработаны социально-экономические критерии селективного отбора инвестиционных проектов для государственной поддержки.

Контрактно-сетевая организация национального хозяйства. Доказано,

что в основе устойчивого долгосрочного функционирования национального

хозяйства лежит принцип контрактации и сетевизации экономических

отношений. Показана органичная взаимосвязь контрактов с системой

экономических     интересов     хозяйствующих     субъектов,     а     также          с

институциональной средой современного национального хозяйства. В связи с этим введено в теоретический оборот понятие «непротивоположные экономические интересы» (имеется в виду не конфликт между хозяйствующими субъектами, а неполное совпадение экономических интересов сторон, имеющих общие цели). На базе этого произведена систематизация и формализация контрактов, в основу которых положены методологические принципы неоинституциональной теории. Обоснована матрица контрактов, которая органически связана со стратегией развития национального хозяйства. С позиции системогенетики национального хозяйства она является стратегическим ядром долгосрочной стабилизации многополярных экономических интересов. Матрица контрактов включает следующие уровни: каузальный, функциональный, диалектический, трендовый. Обосновано значение и показана сущность эксплицитных и имплицитных контрактных экономических отношений в национальном хозяйстве. Контрактные отношения в национальном хозяйстве рассмотрены    как    сетевые    экономические    отношения.    Причем    сетевые

24


экономические отношения являются формой проявления неявных контрактов, в то время как отношения между хозяйствующими субъектами, складывающиеся в рамках формальных институтов, имеют структурный характер. Сети проанализированы в двух различных аспектах: как феномен, существующий в реальности, и как инструментарий, позволяющий эту реальность анализировать. Неотъемлемым атрибутом социальных сетей в национальном хозяйстве является социальный капитал. Прогресс национального хозяйства приводит к изменениям не только в сфере технологий, но и в социальной сфере, заставляя искать новые способы общественной регуляции. При такой постановке проблемы первостепенное значение приобретают факторы социального капитала и доверия, которые представляются как обязательные элементы, присутствующие в отношениях всех субъектов экономического пространства. Доверие основано на «знании» или осознанной способности оценить значительный ряд факторов, способствующих установлению доверительных отношений. Доверие, представляющее собой уверенное ожидание благоприятного исхода потенциально незащищенных взаимодействий с другими агентами, неизбежно связано с тем фактом, что социальные отношения носят временной и условный характер. Под неопределенностью подразумевается как состояние окружающего мира, порождающее потребность в доверии, так и разрыв в его осмыслении, преодолеваемый благодаря доверительным отношениям. Доверие, как предполагается, выступает гарантом того, что желательный ход событий будет иметь место в непознаваемом будущем, как если бы он был гарантирован в известном прошлом. Выявлена взаимосвязь социальных и экономических сетей: с одной стороны, социальные сети, выступающие предпосылкой возникновения экономических сетей в национальном хозяйстве, являются управляющими по отношению к ним, с другой - параллельность развития экономической и социальной сети, когда управляющей является экономическая сеть, позволяет повысить эффективность взаимодействий за счет воздействия института доверия. Раскрыто содержание экономической координации, определяемое как экономическое отношений по согласованию и сопряжению взаимодействий хозяйствующих субъектов по поводу удовлетворения экономических потребностей. Определено, что сетевая форма экономической координации: позволяет осуществлять более эффективную координацию когда институциональная среда является неустойчивой; дает возможность использовать «обратную связь»: скорость взаимодействия в сети выше чем в системе; снижает трансакционные издержки. Проведена классификация сетевых экономических структур, в качестве классификационных признаков выделены: характер связи (мерность) и подчиненность (уровневость). Мегаэкономика, ведущим звеном которой является деятельность ТНК, объективно влечет за собой двустороннюю сетевизацию: с одной стороны, ТНК строятся по принципу сетевых систем, с другой - образуется «сети выживания» и «сети сопротивления». Взаимодействия в экономических сетях строятся на том, что участники рынка исходят не из узкоэгоистического интереса, проявляющегося в ожидании возмещения затрат и получения выгоды по принципу «здесь и сейчас», но на принципах взаимности,

25


когда выгода может быть получена в будущем, причем в иной, неэквивалентной, форме и, вдобавок, от других агентов сетевого сообщества, большую роль при выборе контрагентов играет доверие - совокупность ожиданий того, что контрагенты будут выполнять свои обязательства без применения санкций. Доверие как одновременная концентрация ожиданий и обязательств напрямую связано с социальным капиталом.

Установление экономико-деловых отношений не сводится к формальной калькуляции издержек и выгод, оно предполагает работу более тонких механизмов выявления избирательного сродства - обнаружения совпадающих или сходных элементов технического, экономического или личного свойства. Таким образом, правила обмена наполняют деловые сети конкретным содержанием, значительная часть которого имеет неэкономический характер и включает отношения: доверия. Все эти отношения становятся неотъемлемой частью сетевого мира. Сетевой подход исходит из простой предпосылки о том, что хозяйственные агенты с большей вероятностью вступают в отношения с теми, с кем они имели дело ранее, убедившись в надежности уже известных партнеров. С одной стороны, никакая совокупность опытных фактов не может уверить нас в том, что партнер достоин доверия, только на основании ранее фиксированных событий и реакций на них. С другой стороны, даже самое неопределенное и расплывчатое доверительное чувство все же частично основано на индуктивном обобщении предшествующего опыта, дающего нам знание о том, кто из акторов может заслуживать нашего доверия. Доверие нельзя рассматривать как статическое понятие, что является справедливым и для случая образования доверия внутри групп, объединенных общим социальным капиталом. Процесс реорганизации означает формализацию в том или ином виде сети. "Социальный капитал", накопленный в сети... - "социальный" капитал более крупного образования... С институциональной точки зрения сети образуют рамки, облегчающие взаимодействие субъектов, разделяющих определенные ценности. «Сети создаются отнюдь не в мгновение ока; новые отношения прививаются на старые или же существуют бок о бок с ними. Природа сетевых связей в экономике, в определенной мере копируя трансформационные сети, все-таки имеет и свои собственные особенности, к которым можно отнести следующие. Первая состоит в том, что в экономике сети появлялись как неформальные связи (институты) к уже сложившимся формальным отношениям, дополняя и усиливая их. Во-вторых, назначение сетей в экономике носило несколько камерный, эксклюзивный, семейный характер, задача которых была смягчить существующую систему экономических отношений, придав ей гибкость, внутреннюю мотивацию, что мы нередко выражаем такими словами, как доверие, обязательность, срочность, точность и т.п. И, в-третьих, сетевая экономика, соединив в себе формальные и неформальные признаки отношений, сделала более гибкой систему отношений управления экономическими процессами.

Развитые экономические отношения доверия могут поддерживать свободный обмен информацией в процессе приобретения нового знания, поскольку   в   этом   случае   партнеры   чувствуют   себя   менее   подверженными

26


опасностям взаимного оппортунизма. Несомненно, что доверие является существенным фактором для построения плотной сети коммуникаций, получения выгод от наличия социального капитала и эффективного организационного обучения. Обучение предполагает, что различие делается между информацией, основополагающей концепцией традиционной теории фирмы, и знаниями и их детализацией. Создание производственных знаний путем решения проблем использует более чем просто поток информации: информация - это уже существующее знание; в то время как знание - это результат решения проблемы. Последнее является секретным оружием предпринимательской фирмы. Социальные сети как раз и способствуют появлению «слабых связей», формализуемых в рамках экономических сетей. Сети принимают множество форм: они могут быть централизованы и, подобно бюрократической структуре, выстроены иерархическим образом, подчиняясь доминирующей организации; могут быть сегментированы по нескольким более или менее иерархизированным кластерам; или же лишены организации и даже вовсе фрагментарны - как это происходит в отраслях с высоким уровнем конкуренции. Разнообразие этих структур важно как для возможностей выживания отдельных организаций, так и для объяснения моделей организационного поведения. Сетевая координация позволяет получить постепенный доступ к дополнительной компетенции партнера и как уже отмечалось, взаимодействие в сети не строится на принципе «ты - мне, я - тебе», т.е. институт доверия по отношению к сетям имеет другое смысловое содержание: он определяется, по нашему мнению, скорее, как доверие к сети, нежели к конкретному актору. Объединение людей в рамках сетевых общин, представляющий собой один из видов сетевой организации, позволяет им достигать поставленные цели на основе разделения новых технологий, которые не обязательно должны быть глобальными, они могут быть в том числе и совокупностью локальных технологий», свидетельствует о том, что правильно организованное количество составляет новое качество. Преимущества сетевой формы экономической координации заключается в следующих моментах: 1) Освоение новых навыков или знаний проходит лучше в сетевой организации, т.к. она сохраняет лучшее разнообразие процедур поиска, чем иерархия, и обеспечивает участников более богатой и комплексной информацией, чем рынок. Это достигается двумя путями. Первый путь состоит в стимулировании обучения за счет обеспечения быстрого распространения полезной информации, второй -синтез новых знаний и информации на основе уже существующей у членов организации. 2) Легитимность или статус сетевой организации в большей степени, чем у традиционной организации определяется статусом ее членов и наоборот, статус сетевой организации легко распространяется на ее членов. Эта легитимность или статус могут в свою очередь иметь определенные экономические преимущества для участников, связанные, например, с ее выживанием, ростом и прибыльностью. 3) Экономические преимущества сетевой формы организации проявляются в некотором снижении трансакционных издержек по сравнению с традиционной командно-иерархической формой. Однако,  главным  преимуществом являются не  стоимостные,  а качественные

27


изменения. Например, повышение адаптивности сетевой организации к непредсказуемым изменениям в окружающей среде. 4) Среди других преимуществ отмечается возможность сетевых организаций ослаблять внешние ограничения или неопределенность путем усиления своих связей с конкретными источниками, от которых эти ограничения зависят. Сетевая организация фактически является сетью малых фирм или производителей, что дает индивидам в сравнении с крупными, бюрократическими формами организаций большую автономность, меньшее неравенство в распределении богатства и усиливает дух сообщества.

Интеграционные предпосылки развития мегаэкономических отношений. Раскрыто структурологическое значение динамичности мегаэкономической системы: а) состояние движения; б) ход развития; в) изменение параметров, явлений и характеристик под влиянием действующих на них факторов: равновесия и неравновесия; конъюнктурной экономики; монополии и олигополии; сочетания различных форм собственности и т.д. Выделены особые характерные черты национального хозяйства в ракурсе мегаэкономической системы: динамичность, взаимозависимость элементов, комплексность, целостность, иерархичность, сложность, возможность деление национального хозяйства на отдельные части (декомпозиция), вхождение национального хозяйства как подсистемы в систему более высокого порядка - в мегаэкономическую систему. Выделены приоритетные признаки мегаструктурности: идентичные условия ведения хозяйственной деятельности (законодательная база, банковская и налоговые системы, единая валюта), сопоставимый уровень общественного благосостояния, отсутствие барьеров на пути движения факторов производства к местам их обработки и использования и готовых продуктов к конечному потребителю; единый механизм управления экономическими процессами на уровне мирового хозяйства в целом. Мегаэкономика определяется как уровни формирования национальных экономических систем, характеризуемая набором взаимосвязанных и конвергируемых признаков, и как процесс, имеющий историческую основу и гипотетический результат в стратегической перспективе. В отличие от предшествующей формы организации экономических отношений интернационализации, в условиях мегаструктурности национальные хозяйства постепенно становятся всё менее экономически обособленными, и международные хозяйственные связи приобретают конвергируемый и глобальный характер. Категория потребности в мегаэкономике выступает исходным понятием по отношению к экономическим интересам и находит в них определенное выражение. Однако говорить о полном тождестве потребностей и интересов некорректно, хотя такая точка зрения и встречается в экономической литературе. Под потребностью как экономической категорией принято понимать объективную необходимость присвоения продуктов труда, без которых не может функционировать и развиваться национальное хозяйство и составляющие его хозяйствующие субъекты. Экономические потребности являются одновременно и импульсом производства, и его продуктом, а экономический интерес в отличие от

28


потребности является только импульсом развития национального хозяйства, его движущей силой, выражая направленность воспроизводственных процессов. На взгляд автора, определение категории национального экономического интереса следует несколько уточнить, рассматривая его как объективную необходимость удовлетворения потребностей субъектов национального хозяйства путем осуществления воспроизводственных процессов в их наиболее эффективных формах. Речь идет не просто о необходимости выполнения хозяйствующими субъектами каких-то общественных функций для удовлетворения потребностей и не о любых формах реализации этих потребностей, а о наиболее эффективной общественной форме организации всех сторон процесса производства. Только при этом условии удовлетворение потребностей хозяйствующих субъектов будет наиболее полным. Такое уточнение формулировки определения экономического интереса представляется автору важным, поскольку производство может осуществляться и в таких формах, при которых его эффективность будет недостаточно высокой. В этом случае потребности хозяйствующими субъектами удовлетворены, но лишь частично, а это значит, что интересы их будут реализованы не полностью. Из объективно существующих различных способов удовлетворения любой данной потребности хозяйствующий субъект заинтересован выбрать наилучшие. Чтобы поведение хозяйствующих субъектов в полной мере соответствовало их действительным интересам, последние должны быть правильно осознаны и превратиться в цель их деятельности. Особое значение на взгляд автора имеет характеристика взаимосвязи национальных экономических интересов и экономических законов. Через национальные экономические интересы происходит реализация объективных экономических законов, их самовыражение. Последние, как известно, выражают сущностные, необходимые, устойчивые причинно-следственные связи, постоянно воспроизводимые во множестве явлений и процессов.

Объективный характер экономических законов проявляется в том, что по отношению к экономической деятельности они действуют как принудительная сила. Хозяйствующие субъекты не могут создавать или отменять экономические законы, но своей деятельностью они обеспечивают условия для перехода этих законов из сферы возможности в действительность. В то же время деятельность хозяйствующих субъектов, их экономическое поведение определяют объективные законы. Механизм действия экономических законов представляет собой совокупность причинно-следственных связей и форм, в которых эти связи проявляются. Данный механизм, по мнению многих экономистов, включает в себя систему экономических интересов (порожденных потребностями), объективные экономические связи, существующие в системе экономических отношений, и объективные противоречия экономической деятельности. Экономическое поведение хозяйствующих субъектов характеризуется, как правило, заинтересованностью, как в процессе, так и в результате осуществления определенной стратегии. Заинтересованность является одним из элементов механизма реализации экономических интересов. Этот механизм включает в себя стимулы,   мотивы,   заинтересованность   и   непосредственную   экономическую

29


деятельность, которая может проявляться в различных формах экономического поведения хозяйствующих субъектов. Различные внешние факторы вызывают разные внутренние мотивы. Мотивом принято называть то побуждение, которое приводит к его совершению. Субъект может совершить то или иное действие по самым различным мотивам: с целью обеспечить себе высокий заработок, добиться успеха в чем-то, из соображений престижного характера и т.п. Однако не всякий мотив заставляет хозяйствующего субъекта действовать. Как правило, один или несколько однонаправленных мотивов приобретают для него притягательную силу, становятся целью, сильным внутренним основанием к действию. Таким образом, мотив является компонентом психического акта, который завершается определенным действием. Стимулы же выступают как начало, влияющее на мотивацию деятельности людей. Иными словами объективные условия, выступая в виде стимулов, активизирующих или понижающих силу побуждений хозяйствующего субъекта к деятельности, обязательно транспонируются в его сознании, превращаясь в мотивы деятельности. Связь между стимулами и мотивами не проста и не непосредственна, она опосредована особенностями хозяйствующего субъекта. Что касается места заинтересованности среди других категорий, то в системе материальных движущих сил (потребности - интересы - стимулы - мотивы -заинтересованность), заинтересованность является как раз тем элементом, который способствует все большему вторжению конкретной преобразующей деятельности хозяйствующих субъектов в организацию эффективной работы экономической системы. Критерием совершенствования функционирования национального хозяйства является всестороннее удовлетворение потребностей хозяйствующих субъектов и повышение роли и места интереса, при анализе основ экономического поведения.

Хозяйственный механизм должен обеспечить включение каждого хозяйствующего субъекта в эффективное функционирование экономической системы, но степень их включенности в этот процесс может быть разной. Здесь недостаточен только количественный подход к оценке степени участи, необходим качественный анализ влияния. Как известно, управление осуществляется через следующие функции: подготовку и принятие решения; организацию его исполнения; коррекцию управленческого решения; учет и контроль. Важнейшими из названных являются принятие решений и их коррекция. В этой связи поведение хозяйствующих субъектов по отношению к экономической системе можно рассматривать в двух аспектах: как «управляющее» и как «корректирующее» поведение. Первое из них в большей мере относится к верхним «эшелонам» экономической иерархии, чье внимание сосредоточено на государственном планировании, экономическом стимулировании, четком согласовании связей между отраслями производства и других перспективных стратегических направлениях развития экономической системы и ее подсистем. Эти субъекты уполномочены изменять условия хозяйствования, в том числе распределять уровни принятия экономических решений, задавать определенные ограничения хозяйственной деятельности, регулировать механизм обратной связи

30


(включая оценку результатов деятельности хозяйственных звеньев). На сегодняшний день национальные интересы страны самым непосредственным образом связаны с экономической безопасностью России. Автор считает, что открытость должна иметь свои границы еще и по причине несовершенства современной финансовой системы, которая время от времени также испытывает кризисы, последствия которых самым негативным образом сказываются на всех странах. Ключ к решению проблемы выбора модели автору видится в сфере защиты национальных интересов страны на мировом рынке. Итогом раскрытия проблемы национального экономического интереса российского национального хозяйства можно считать следующие выдвигаемые на первый план приоритеты в развитии экономики: 1) Способность экономики функционировать в режиме расширенного воспроизводства; 2) Приемлемый уровень жизни населения и возможность его повышения; 3) Устойчивость финансово-банковской системы; 4) Рациональная структура внешней торговли, доступ отечественных товаров обрабатывающей промышленности на внешний рынок, максимально допустимый уровень удовлетворения внутренних потребностей за счет импорта; 5) Независимость России на стратегически важных направлениях научно-технического прогресса; 6) Сохранение единого экономического пространства; 7) Создание экономических и правовых условий, исключающих криминализацию общества; 8) Обоснованная степень государственного регулирования, отвечающая критериям эффективности и социальной направленности развития экономики. Сегодня необходимо создать максимально благоприятные условия для работы российского бизнеса в целом.

Интеграция институтов и формирование мегаинституциональной среды. Рассмотрение вопроса об интеграции формальных и неформальных институтов приводит автора к следующим выводам: 1) регулирующая деятельность государства отнюдь не совпадает с правоустановлением; 2) формальный момент издания государственных актов с повышенной силой действия не превращает эти акты в правоустановления; 3) необходимо отличать понятие формального института от понятия правового установления: первое -чисто формально, то есть определяется особым способом издания актов, второе может быть определено только материальными признаками, отличающими акты правоустановления от актов нормоустановительных. Автор отмечает, что не момент «издания» государством, «истечения» из государства или «признания» государством превращает технические, хозяйственные, условные, нравственные и др. нормы в «правовые», а момент отнесенности различных актов нормоустановления к актам правоустановления позволяет считать подлежащие нормы правовыми. Поэтому, там, где такой отнесенности нет, там изданные го­сударством; те или иные не юридические нормы остаются такими, каковыми они суть по своей природе. Там же, где названная отнесенность существует, там их можно называть «правовыми» именно в силу этой «отнесенности» (стало быть, не в собственном смысле, а в смысле характеристики отношения между формальными и неформальными институтами. Из изложенного ясно, в каком смысле   к   понятию   института   применимо   понятие   права.   Законодательные

31


установления, предоставляющие права, будут формальными институтами в прямом смысле этого слова. Законодательные нормоустановления будут формальным институтом постольку, поскольку они отнесены к правоустановлениям.

Нормы, обычаи, традиции, никак не отнесенные к правоустановлениям, очевидно, так и останутся формальными институтами, того или иного вида, и никакой государственный акт, в какой бы торжественной форме он ни был сделан, не в силах придать таким нормам характер права. Наличие коммерческих банков, бирж, инвестиционных посредников, номинального рынка ценных бумаг вовсе не гарантирует здоровых государственных и корпоративных финансов, эф­фективного рынка капиталов и ликвидности производительного капитала, роста инвестиций в реальный сектор экономики. Причем проблема состоит не столько в том, что нет достаточной массы законодательных рыночных норм и соответствующих структур, сколько в неэффективности, а в ряде случаев и невозможности безусловного следования этим нормам, в активном общественном пренебрежении, нарушении нового правопорядка. Организации и физические лица прямо сопротивляются, казалось бы, разумным требованиям властей и придерживаются правил и норм поведения, плохо согласующихся с новыми рыночными институтами. Корни проявляющегося во множестве противоречий и конфликтов рассогласования формальных и неформальных институтов в переходной экономике следует искать в институциональной системе сравнительно недавнего административно-планового прошлого. В недрах плановой экономики с ее весьма жесткими формальными правилами сложилась достаточно мощная система неформальных институтов, исподволь опиравшихся на своего рода «рыночные» нормы, успешно компенсировавшие ее дефициты, дисбалансы и прочие препятствия для экономической активности. Во всех социалистических странах, таким образом, существовали рыночные отношения, для которых не было правовых институтов. Причем действовали как скрытые, так и полулегальные рынки. Их было множество, и они опирались на скрытый товарообмен, происходивший в обход обязательных планов. Выгодные сделки заключались повсеместно, однако они, разумеется, не могли опираться на сколько-нибудь длительные и устойчивые нелегальные отношения и реализовали в основном кратковременные интересы участников. У этих рынков и рыночных отношений не было главного института, обязательного для любой нормальной сделки и способствующего наиболее полной реализации потенциала ее сторон, — договорного (контрактного) права. В предпринимательских кругах сформировалось устойчивое убеждение, что все эффективное, выгодное, «рыночное» осуществляется вопреки действующим легальным нормам. Этот глубоко укоренившийся неформальный институт принимался также властями, хорошо понимавшими пользу скрытых рынков для плановой экономики, но не допускавшими их легализации как формального института. Такое «двоемыслие», двойной стандарт, особенно характерный для позднего социализма, прочно укрепился в общественном сознании и продолжал работать уже после введения новых институтов, сформировавшихся с началом рыночных реформ.

32


Устойчивость практики двойных стандартов поддерживалась сложивши­мися группами экономических интересов, носители которых хорошо усвоили опыт противостояния легальной доктрине. Однако если в плановой экономике неформальные институты такого рода поддерживали упорядоченность и устойчивость системы, чего не могли обеспечить только механизмы административно-иерархической власти, то в трансформационной экономике, напротив, они способствовали консервации привычных алгоритмов действий и их приспособлению к принципиально новым институтам лишь формально, без сущностных перемен. Характерно, что поведение экономических организаций и работников лишь тогда полностью согласуется с рамками формальных правил, когда допущенные нарушения реально и неотвратимо влекут за собой карающие санкции властей. В остальном предпринимательская деятельность с большим предпочтением опирается на неформальные институты, соблюдая требования формальных в той степени, в какой они не противоречат сложившимся экономическими интересам. Помимо этого, необходимо заметить, что с началом реформационных преобразований реальная хозяйственная практика дополнилась большим количеством новых деструктивных моделей экономического поведения и рутин, порожденных торсионной мотивацией как номенклатуры, так и собственников. Отношение к приватизированным предприятиям как к объектам наживы, их разграбление и перевод ликвидных активов за рубеж, построение частных и государственных финансовых пирамид, вывоз капитала в различных формах, уклонение от уплаты налогов — таков далеко не полный перечень рутин, закрепивших традиции «двойных стандартов» и заметно снизивших эффективность экономики переходных стран. Одна из важных причин возникновения этих рутин заключается в слабой легитимности приватизационных процессов в общественном сознании, что отчасти связано с сопровождавшими эти процессы коррупцией и многочисленными злоупотреблениями, отчасти — со стереотипами общественного мнения, осуждающего присвоение благ, не заработанных собственным трудом, и, следовательно, негативно воспринимающего обогащение отдельных частных лиц в результате приватизации государственной собственности. Природа массового пренебрежения законами становится более понятной, если принять во внимание особенности содержания и взаимодействия формальных и неформальных институтов. Формальные правила после принятия юридических решений могут меняться одномоментно (смена законодательства, судебные решения, изменения «метаправил», например, конституции). Эти правила образуют в системе институтов своего рода внешний, поверхностный слой, поддающийся быстрым изменениям и корректировкам. Другое дело - неформальные институты, укоренившиеся в индивидуальном и общественном сознании, которые составляют наиболее устойчивое ядро системы институтов, медленно, с трудом поддающееся изменениям. Неформальные институты, выражающиеся в устойчивых нормах и стереотипах, глубоко укорененных в социокультурной среде и определяющих характер действий граждан, фирм, организаций, властных структур, не случайно обозначаются в институциональной  экономике  термином  «рутины».   Неформальные  нормы  и

33


правила при всех изменениях окружающей среды меняются лишь постепенно, по мере формирования у организаций и индивидуумов альтернативных моделей поведения, связанных с новым восприятием ими выгод и издержек. Новые неформальные нормы с необходимостью возникнут и начнут укореняться с развитием нового легального частного бизнеса в условиях либерализации торговли и движения капиталов, приватизации государственного имущества, когда будут созданы эффективные рыночные и административные механизмы принуждения к соблюдению правил добросовестной конкуренции и честной деловой практики. Радикальная и быстрая ломка предшествующей системы ин­ститутов, возможная, разумеется, лишь в части формальных норм и правил, может привести к катастрофическому рассогласованию формальных и неформальных институтов. Именно таким случаем и было привнесение в ряд постсоциалистических стран неоклассической экономической модели. Общественное согласие, возникшее на волне демократических политических преобразований, позволило довольно быстро провести ломку старой системы формальных норм и выстроить на ее месте некий новый каркас из принципиально иных социально-экономических институтов. Однако было невозможно столь же быстрое возникновение и закрепление новых стереотипов экономического поведения. А это, в свою очередь, неизбежно должно было привести к ухудшению общей экономической ситуации, особенно если конкретные изме­нения окружающей среды не позволяли использовать прежние стереотипы. В принципе рассогласование рутин и новых формальных норм сопровождает любое реформирование и постепенно преодолевается по мере отбора и накопления предпринимателями оптимальных для изменяющейся среды способов поведения, закрепляемых в новых рутинах.

Институционализация процесса включения национального хозяйства в мегаэкономические отношения. Современное мегаэкономическое хозяйство -это хозяйство с трансформационной экономикой. Ооновное содержание этой трансформации перехода заключается в становлении информационного технологического способа производства, неизбежно приводящего к формированию новой системы экономических отношений, которая должна и способна стать экономической формой движения информационных технологий. В ближайшие десятилетия мировую экономику ожидают коренные изменения в способах соединения живого и овеществленного труда, и наметившиеся в этой области сдвиги не могут не отражаться в том числе и на экономической динамике стран, осуществляющих рыночные преобразования. В то же время данную группу стран объединяют (и отличают от многих других стран) определенные черты экономической динамики. Это сходство выглядит убедительным и даже несомненным на эмпирическом уровне, однако попытки так или иначе объяснить его неминуемо наталкиваются на слабую разработанность экономической теории переходных процессов. Критерием открытости экономики страны выступает также проницаемость ее границ для валютно-финансовых потоков, технологий и рабочей силы. Однако практика проведения экономических преобразований в развитых странах и в этих вопросах достаточно противоречива.  Важнейшей

34


проблемой осуществления, каких бы то ни было экономических преобразований, в том числе и рыночных, выступает проблема критериев их успешности. Если исходить из того, что изначальной целью проведения рыночных реформ является либерализация экономической системы, то успешность осуществляемых преобразований следует измерять степенью сходства достигнутого состояния экономики с той моделью рыночного хозяйства, которая подразумевалась в качестве эталона при проведении реформ. Если же целью трансформации экономической системы считаются экономический рост и повышение уровня жизни подавляющего большинства населения страны, то именно эти параметры и должны рассматриваться в качестве показателей успешности реформ и правильности избранного курса. Формирование мегаэкономических отношений в открытом национальном хозяйстве России не может быть успешным без ее институционализации. Однако постбифуркационный период является важнейшим, но и сложнейшим этапом формирования новых экономических отношений. Экономическая модель, сложившаяся в экономике, характеризуется на наш взгляд двумя принципиальными ограничителями: институциональным и структурным. Система государственных и рыночных институтов приобрела на сегодняшний день относительно стабильное, стационарно переходное состояние. Формальные институты, при всей бесспорности их развития, всё ещё не функционируют в автоматическом режиме. Многие неформальные отношения и нормы превращаются в устойчивый элемент социально-экономической структуры. В результате происходит, с одной стороны, сегментация рынков, а, с другой, сужение временного отрезка принимаемых хозяйственных решений, то есть экономические взаимосвязи с низкими транзакционными издержками возможны лишь между предприятиями, включёнными в сети доверительных отношений. Степень неопределенности в хозяйственных отношениях очень высока. Это подрывает взаимное доверие и приводит к дополнительным издержкам как минимум двух видов: 1) трансакционным издержкам на сбор информации о надежности партнеров, так как увеличивается риск оппортунистического поведения одной из сторон контракта, то есть одностороннее отклонение от контракта в ущерб партнеру. Оппортунистическим действием будет расценено любое обращение партнера к неформальным нормам, если сам экономический субъект ориентируется на формальные правила, и наоборот; 2) альтернативным издержкам, связанным с периодически упускаемой выгодой и недостаточно эффективным распределением ресурсов. Неформальные нормы предполагают использование социальных санкций, которые действуют только в рамках локальных групп и сообществ. Поэтому более выгодные предложения, но исходящие не от «своих», не рассматриваются в силу высокой вероятности обмана. Риск потерь минимизируется, но возрастает и размер упущенной выгоды. Третьи субъекты (арбитражные суды, общественные объединения) недостаточно эффективно предохраняют от проявлений деловой необязательности. Аргументированы особенности экономических отношений в мегаэкономической системе: волнообразный характер динамики экономических отношений    национального    хозяйства    к    состоянию    многоструктурности;

35


неравномерность экономического развития территориально ограниченных регионов и усиление экономической взаимозависимости локальных хозяйственных систем. В связи с этим, выделяются свойства национального хозяйства: а) открытое национальное хозяйство основывается на кооперативной деятельности экономических субъектов - обмене, кооперации и конкуренции; б) динамичность и самоорганизованный характер; в) рыночный тип связи компонентов и их открытый характер; г) полицентричность. Основные признаки мегаэкономической системы включают две группы. В первую группу входят признаки, которые характеризуются количественными показателями: устойчивое превышение темпов роста объёмов международных торговых операций, международных прямых инвестиций и операций на международных финансовых рынках над темпами роста мирового ВВП. Вторую группу составляют признаки, обусловленные качественными характеристиками мирового хозяйства, вступившего в новую стадию своего развития: усиление интернационализации НТП, быстрое развитие информационных и коммуникационных технологий, становление и развитие международных экономических и торговых блоков, возрастание активности мультинациональных корпораций, усиление миграции населения, распад мировой социалистической системы и осуществление трансформационных процессов в постсоциалистических странах. С учётом признаков мегаструктурности исследован механизм взаимосвязи национальной экономики и мирового хозяйства. Выделены три основные институциональные уровни национального хозяйства в мегаэкономической системе: а) экспорт товаров и услуг, б) приток-отток капитала, в) приток-отток валюты. Доказано, что необходимое равновесие между оттоком капитала и притоком инвестиций и экспорта является уравнением открытого национального хозяйства, показывающим равновесное состояние экономики. В связи с этим выделяются экзогенные и эндогенные факторы функционирования открытого национального хозяйства через понятие оттока и притока факторов. Определены процессы формирования экономико-политического устройства мирового хозяйства в условиях мегаструктруности в трёх аспектах: соотношение процессов мегаэкономики и регионализации; тенденции сохранения или частичной утраты национального экономического суверенитета; взаимодействие национальных и наднациональных структур в процессе управления хозяйственной деятельностью. Обоснованы факторы, наличие которых усиливает тенденции интеграции: сопоставимый уровень (по ВВП на душу населения) экономического развития отдельных стран, интенсивное экономическое сотрудничество между странами; географическое расположение и идентичность политических систем отдельных стран.

Расширение сферы национальных экономических интересов представляет возможным выделить следующие функции государства как института экономической власти: 1) стабилизационную, которая состоит в обеспечении устойчивого состояния экономики и пропорционального развития различных её частей; 2) регулятивную, состоящую в организации движения основных макроэкономических    показателей    путём    регулирования    уровня    доходов

36


различных слоев общества; 3) распределительную, которая предполагает влияние государственных органов на распределение национального дохода, совокупных инвестиций, капитала и труда; 4) стимулирующую, состоящую в создании необходимых экономических и социальных условий для развития внутренних условий экономического роста. С данными выводами перекликается концепция социального национального хозяйства. Она исходит из того, что государство помимо защиты правового порядка и предоставления общественных благ имеет дополнительные важные функции. Набор этих функций меняется не только во времени, но и в зависимости от политической ситуации (точнее, от того, какие политические силы находятся у власти и насколько устойчивы их властные позиции). Тем не менее, с институалистской точки зрения, бесспорным является тот факт, что расширение (модификация) функций государства - неотъемлемый атрибут модели социального национального хозяйства. Причем, хотя к этим функциям относится и политика социального выравнивания, она не является главенствующей. Основная опасность, подстерегающая на пути развития модели социально ориентированной экономики, - неверное определение качества государственной активности. Иными словами, государство может вмешиваться в те процессы, которые лучше протекают без его участия, и оставлять без внимания сферы и направления, крайне нуждающиеся в государственном регулировании. Если попытаться представить обобщенный список дополнительных хозяйственно-политических функций государства, наиболее характерных для модели социального рыночного хозяйства и наиболее бесспорных для большинства теоретиков, то он выглядит следующим образом: 1) политика хозяйственного порядка: обеспечение свободного предпринимательства и свободы хозяйственных действий при помощи политики содействия конкуренции; государство при этом не только борется со злоупотреблениями монополий, но и создает условия для поддержания постоянной конкурентной среды; 2) общественная политика: поощрение малого и среднего предпринимательства, развития многочисленного и устойчивого среднего класса; это не только способствует сохранению конкурентного порядка, но и передает стабильность демократическому общественному устройству (в частности, благодаря институтам гражданского общества); 3) социальная политика: влияние на распределение доходов, сложившееся в результате рыночных процессов, с целью устранения резких «перекосов» в распределении доходов и имущества, которые могли бы препятствовать самостоятельной активности индивидов, направленной на создание наилучшего в данных условиях уровня жизни, а также с целью социальной защиты тех, кто по возрасту, из-за болезни или инвалидности не может обеспечить себе достойное существование; 4) экологическая политика: контроль за экологическим загрязнением и поощрение хозяйственной деятельности, не враждебной природной среде; 5) стабилизационная политика: сглаживание конъюнктурных колебаний и обеспечение устойчивости основных макроэкономических параметров с ориентацией, прежде всего, на такие цели, как стабильность денежной единицы (то есть низкая инфляция), высокая занятость, равновесие  платежного  баланса;   6)  политика роста  и  структурных  сдвигов:

37


создание правовых, инфраструктурных и т.п. условий экономического роста, а также ограниченное вмешательство для корректировки структурных сдвигов. Рост социально-экономической эффективности экономической системы заключается отнюдь не в том, чтобы осуществлять максимально широкую социальную помощь, а в том, чтобы создавать такие условия, когда в такой помощи будет минимальное число нуждающихся. Государственная социальная политика в развитых странах строится на основе принципа субсидиарности: ответственность за решение социальных задач распределяется между рынком и государством (и между территориальными уровнями государственной власти) таким образом, что исключается дублирование функций. Становление демократических институтов в России - это поиск решения собственных проблем, а не приспособление чужого опыта к своим задачам. Другими словами, и в общественной сфере России не обойтись без собственного варианта, или национальной модели демократических институтов.

При рассмотрении институционального аспекта социально-экономической эффективности методологическое значение приобретает решение следующих взаимосвязанных проблем: 1) Обоснование соотношения самоорганизации и организации в современном рыночном хозяйстве, что с неизбежностью требует рассмотрения проблемы размеров государства в национальном экономическом пространстве. 2) Определение специфических форм и методов государственного регулирования экономики в краткосрочном и долгосрочном периодах, адекватным целям роста социально-экономической эффективности системы на постиндустриальном этапе развития. 3) Выяснение роли и места государства в формировании оптимальной структуры экономики, обеспечении эволюционных структурных сдвигов в целях повышения социально-экономической эффективности системы. 4) Анализ особенностей государственного регулирования социально ориентированного экономического развития в период трансформации российского национального хозяйства от командно-административной системы к рыночной. Согласно авторской эволюционно-структуралистской концепции социально-экономической эффективности на макроуровне, размер и сила государства являются важнейшими институциональными характеристиками в модели социально эффективной макропропорциональности как в краткосрочном, так и в долгосрочном периоде. По мнению автора, оптимальность размера государства определяется не долей его собственности в национальных активах (она должна быть минимальной в связи с повсеместной более низкой эффективностью функционирования государственного сектора по сравнению с частным), а оптимальным (зависящим от степени зрелости хозяйства и национальной специфики) набором функций и методов государственного регулирования. В нашем понимании - сильное государство - это оптимальное по размерам (как правило, небольшое в нашей терминологии) и эффективно функционирующее государство в системе демократических институтов. Наиболее существенной характеристикой эволюции любой системы является необратимость, выражающаяся в определенной направленности ее изменений. Такие изменения неизбежно предполагают учет

38


фактора времени в соответствующей теории. Процесс экономической эволюции

на макроуровне состоит в переходе от одного технологического уклада к другому,

который сопровождается ростом масштабов производства, производительности

труда, усложнением хозяйственных связей и отношений. Конечно, технический

прогресс, приводящий к замене одного технологического уклада другим,

способствует развитию всех составных элементов системы общественно-

материального производства и поэтому представляет собой важнейшее и

необходимое условие экономической эволюции. Но последняя не исчерпывается

переходом от одного технологического уклада к другому хотя бы потому, что

производство не может существовать ради самого себя. Оно должно всегда

ориентироваться на потребление, на удовлетворение растущих запросов людей.

Особенностью современного этапа трансформации экономики является переход к

институциональным и структурным реформам, что требует от государства

особого набора методов и инструментов регулирования, адекватным социально-

экономической обстановке в стране. По мнению автора, приоритет в развитом

рыночном хозяйстве - за косвенными методами регулирования. В первую очередь,

это методы кредитно-денежной политики. Современный взгляд на многообразие

методов регулирования основан на ином, чем это было принято в классической и

неоклассической политической экономии, подходе. Такой подход, получающий

сегодня широкую поддержку, требует качественно иных методов стимулирования

трудовой мотивации, поощрения заслуг и оценки общественного положения

работника, инженера и менеджера. Именно законы, нормы, правила поведения,

процентная        и        налоговая        политика,        коллективные        договоры,

межправительственные и иные соглашения образуют содержание экономического, или хозяйственного механизма в широком смысле слова. Все они органически взаимодействуют между собой, в том числе и с механизмом рыночного регулирования экономики. Злоупотребление методами прямого (административного) регулирования с неизбежностью приводит к разрушению созидательного механизма рыночного саморегулирования и снижению социально-экономической эффективности системы. Применительно к политике экономического роста и структурных сдвигов это означает, что государство не должно брать на себя ответственности за темп экономического роста - это дело бизнеса.

Мегаструктурологический формат экономического порядка национального хозяйства. Автор выделяет следующую группу общих признаков трансформации в экономике. Во-первых, в этот период в экономике все еще существуют старые формы экономической жизни, наряду с новыми, и происходит их противостояние. Резко возрастает динамизация в общественно-политических процессах, а в обществе начинают господствовать настроения «необходимости ремонта» или «разрушения» старой системы. Во-вторых, повышается альтернативность и многовариантность в общественно-экономическом развитии. В связи с этим, как уже отмечалось, возрастает значение реформаторской деятельности государства. В-третьих, постепенно усиливается значимость новых форм социально-экономических отношений, что завершает становление нового

39


качества социально-экономической системы. Таким образом, содержанием

переходного периода являются активные трансформационные процессы.

Обосновано влияние экономических отношений национального хозяйства на

тенденции развития мегаэкономической системы. В связи с этим выделены два

основных сценария мегаэкономики (выигрыш-выигрыш и выигрыш-проигрыш) с

точки зрения перспектив развития национальных экономик. Сценарий выигрыш-

выигрыш означает, что в процессе мегаструктурности позитивные эффекты могут

распространяться на все национальные экономики и мировое хозяйство в целом.

Сценарий выигрыш-проигрыш предполагает возможность извлечения реальных

выгод в процессе мегаэкономики только для некоторых национальных экономик,

в то время как влияние мегаэкономики на развитие других национальных

экономик негативно. Предложена типизация тенденций развития национальных

экономик в условиях мегаэкономической системы. Основу этой типизации

составляет способность национальных экономик сохранять или утрачивать

мегаэкономические преимущества, а также преодолевать мегаэкономические

дефициты. Определены факторы, воздействие которых определяет наличие у

национального       хозяйства        мегаэкономических        преимуществ        или

мегаэкономических дефицитов: специфические особенности национальной экономики, качественные характеристики мирового хозяйства на стадии мегаструктурности и сферы хозяйственной деятельности, характеризуемые количественными индикаторами мегаэкономики. На основе этого раскрыты виды неравновесия в мегаэкономической системе: функциональная неравновесность, и неравновесность, порождающая развитие, которые различаются по силе вызывающих их флуктуации и по степени удаления от гипотетического равновесного состояния, а также по последствиям: первая влечет за собой незначительное изменение поведения экономических субъектов и макроэкономических показателей в рамках сложившейся структуры, а вторая вызывает точку бифуркации, находясь в которой экономика может быть притянута не только фактором прогресса, но и регресса, может, как повысить, так и понизить степень своей сложности и организованности, стать открытой или закрытой системой и, наконец, может разрушиться. В связи с этим автор определяет соотношение России и других стран по заработной плате и производительности труда.

Выявлены тенденции, свидетельствующие о наличии мегаэкономических

дефицитов национального хозяйства в сферах хозяйственной деятельности,

характеризуемых        количественными         индикаторами        мегаэкономики:

односторонний характер структуры внешней торговли; непривлекательность экономики для прямых иностранных инвестиций; низкий уровень развития национального финансового сектора. Введенные в оборот такие категории, как «информационное», «компьютерное», «сервисное», «экономика знаний», «постэкономическое общество» не стали общепринятыми.

40


Таблица 3. Соотношение России и других стран мира по заработной плате и

производительности труда в промышленности

Группы стран

Почасовая заработная плата

Производство

добавленной

стоимости на

одного занятого

Северная Европа (Норвегия, Дания, Швеция, Финляндия,

18,2

2,6

«Группа Семи»

13,5

2,3

Средиземноморский регион (Португалия, Греция, Испания, Словения, Турция, Израиль)

5,2

1,5

Юго-Восточная Азия (Южная Корея, Малайзия, Сингапур)

4Д

2,0

Центральная и Восточная Европа (Венгрия, Польша, Румыния, Словакия, Чехия)

1,5

1,0

Латинская Америка (Чили, Колумбия, Мексика, Венесуэла)

1,4

1,0

Россия

1,0

1,0

Новые «центры силы» Азии (Китай, Индия, Индонезия)

0,3

0,5

Рассчитано автором на основе данных, представленных в: Управленец. - №7-8. -

2010.

Даже термин «постиндустриальное общество» свидетельствует лишь о том факте, что наступает новое состояние вследствие исчерпания потенциала индустриализма. Но пока более подходящий термин не предложен, мы будем использовать название «постиндустриальное общество» и «постиндустриальная экономика». Требования постиндустриального мира усиливают роль государства в экономике. В постиндустриальной экономике выделяют следующие важнейшие функции государства. Во-первых, государство выступает как «активатор» и гарант развития высоких технологий, знаний и информационных сетей. Оно призвано развивать воспроизводство творческого потенциала граждан, активизировать создание и общедоступность информационных сетей, определять приоритетные направления высоких технологий и содействовать осуществлению инвестиций. Во-вторых, государство в постиндустриальном мире является институтом, содействующим решению глобальных проблем. В-третьих, государство расширяет производство общественных благ, таких как здравоохранение, образование, строительство и ремонт дорог и так далее. Таким образом, государство в условиях становления и развития постиндустриальной экономики обретает новые экономические функции и формирует новые, адекватные реалиям, экономические отношения. В период трансформации экономики особенно важна активная роль государства в качестве

41


движущей силы, обеспечивающей как можно более быстрый переход к очередным фазам цикла - фазам оживления и роста. Особенность мегаэкономической сетевой корпорации состоит также в том, что возникает необходимость в руководителях, которые подготовлены к работе в различных странах. Несмотря на то, что ос­новные функции управления: планирование, организация, лидерство, контроль, не меняются от того, проходят операции компании в одной стране или нескольких одновременно, существуют факторы различия в окружающей среде, которым необходимо соответствовать: а) социокультурные различия между странами; б) различия в экономическом развитии; в) отличия в законодательстве. Эти факторы повышают долю риска при осуществлении бизнеса. Внутренняя структура международной компании должна соответствовать нескольким наборам параметров внешней среды, формирующим различные культуры, внутри которых находятся клиенты компании, а также поставщики продукции и различного сервиса, что наиболее важно для аутсорсинга. Необходимо разработать средства групповой работы для виртуальной корпорации и базу данных для отслеживания переговоров. База данных виртуальной (сетевой) корпорации должна содержать наряду с персональной информацией по сотрудникам, участвовавшим в процессе переговоров, также файлы, отражающие всю историю обмена сообщениями по электронной почте, и файлы записи сеансов видеоконференций. Автор рассматривает влияние такой системы на функционирование корпорации. Слабый контроль над подчиненными — это один из наиболее существенных недостатков модульной корпорации. В то же время для достижения устойчивого преиму­щества над конкурентами необходим надежный контроль над тем, как выполняются текущие задачи и претворяется в жизнь корпоративная стратегия. Система раннего оповещения того, что реально имеет место, отклонение от направления, сформулированного в стратегии компании, при жесткой конкуренции приобретает исключительную важность. С научной точки зрения сетевой подход надо рассматривать как приемлемый эвристический принцип стратегически направленной организации. Некоторые проблемы здесь можно оценить как своего рода болезнь роста, свойственную любой инновационной концепции. Качественно новая форма бизнеса, какой является электронная коммерция, потребовала значительных изменений в области внутреннего уст­ройства фирмы, а также идеологии бизнеса. Электронная коммерция - это не только торговля в Интернете, но и новые формы существования фирм. Модульно-сетевые корпорации обладают высокой перспективностью во всем мире. Модульно-сетевые корпорации очень интересны для России, где самая простая форма электронной коммерции - web-магазины, пока не имеет широких перспектив развития, как из-за слабого развития необходимой инфраструктуры, так и вследствие иного покупательского поведения потребителей, не располагаю­щего к покупкам товаров без предварительного осмотра. Однако высококлассные специалисты из России могут быть привлечены для оказания услуг сетевым корпорациям в области инженерных разработок. В посткризисной экономической ситуации на российском рынке можно наблюдать ситуацию, которая характеризу­ется  конфликтом  целей  между  стратегическими  и  оперативными  аспектами

42


производственно-коммерческой         и          маркетинговой          деятельностью

товаропроизводителей. Двойственность существующих проблем предопределяет необходимость и целесообразность сетевой организации производственно-коммерческой и маркетинговой деятельности фирм. Сетевая организация позволяет наладить эффективный межорганизационный обмен между всеми бизнес-партнерами и получить конкурентные преимущества в долгосрочной перспективе. К основным факторам, определяющим конкурентные преимущества сетевой организации, следует отнести следующие: сокращение трансакционных издержек; повышение качества конечного продукта; инновационное развитие всех субъектов сети; взаимодействие и сотрудничество бизнес-партнеров; рост удовлетворенности клиентов; новый прогрессивный доверительный и креативный подход к деятельности и взаимоотношениям. Как уже было отмечено ранее, в новой экономике на смену бюрократической системе как преобладающей форме организации бизнеса должна придти адхократия, т.е. власть специально создаваемых временных рабочих (а точнее, творческих) групп, что потребует от человека совершенно других качеств. Прежде всего, это способность быстро учиться и эффективно использовать свой опыт, коммуникабельность, умение срабатываться с постоянно меняющимся коллективом, воображение и творческий потенциал (для внедрения новаторских предложений). Рабочие становятся все менее взаимозаменяемыми, очень важным фактором становится также их обучение и повышение квалификации во время работы в компании, причем эти процессы должны быть непрерывно связаны. Для такой корпорации обязательной характеристикой является быстрое, свободное движение потоков информации идей, данных, предложений по всем направлениям (сверху-вниз, снизу-вверх и на каждом из уровней); эта характеристика — залог эффективности, так как в новых условиях при отсутствии или недостаточной свободе обмена знаниями и мобильности системы нет возможности получения прибыли. Главное различие между экономическими формами базируется на том, что старая индустриальная экономика руководствуется эффектом масштаба производства, а новая информационная экономика - сетевым эффектом. Ключевой, концептуальный признак последней - положительная обратная связь, а также, что сетевая форма наиболее хороша для «времени неясности путей развития. По мере углубления анализа форм экономической координации становится все более очевидно, что выявление их сущностных характеристик, в том числе не возможно без разъяснения терминологической путаницы некоторых понятий.

В мегаэкономическом постиндустриальном обществе развитие

национального хозяйства, его положение в мировой экономике во многом зависит

от структуры общественного производства. Структура выступает не только

результатом, но и условием успешного развития экономики. На основе анализа

количественных и качественных закономерностей структуры выявляют основные

тенденции развития экономики. Структура общественного производства в первую

очередь должна отвечать стратегическим целям развития национального

хозяйства. Существуют различные подходы к оценке структуры общественного

производства:         воспроизводственный,         отраслевой,         иерархический,

43


технологический и экономический. Воспроизводственная структура

(распределение продукта воспроизводства по секторам) включает в себя: личное

потребление, государственное потребление, промежуточный продукт, первичный

продукт, интеллектуальный продукт, рыночные услуги, продукт для экспорта.

Отраслевая структура (распределение продукта общественного производства по

межотраслевым комплексам): охоту, рыболовство, собирательство;

агропромышленный комплекс, промышленные товары и услуги для населения;

машиностроительный комплекс; комплекс конструкционных материалов;

строительный комплекс; транспортный комплекс; военно-промышленный,

научно-технический, внешнеэкономический, социальный комплексы.

Иерархическая структура (распределение продукта по иерархическим уровням

воспроизводства) включает в себя: общинное хозяйство; семейное

воспроизводство;         индивидуальное         воспроизводство;        региональное

воспроизводство; национальное воспроизводство; интернациональное

воспроизводство. Технологическая структура - распределение произведенного

продукта по технологическим способам производства. Экономическая структура

(распределение средств производства и продукта общественного воспроизводства

по формам собственности): личная собственность; мелкая частная собственность;

крупная        частная        собственность;       государственная        собственность;

интернациональная собственность. Среди вышеуказанных макромоделей особую значимость в условиях трансформации приобретает преобразование в отраслевой структуре. Автор считает, что переход к новому постмодернизационному этапу развития приводит к принципиальным изменениям условий экономической деятельности, в том числе и отношений собственности во всех ее функциональных формах проявления. В первую очередь, это относится к преобразованиям отраслевой структуры производства, а, следовательно, и частной собственности, которая адекватно этой новой структуре распределена. Само понятие собственности, по мнению автора, необходимо рассматривать не через призму присвоения или отчуждения, а через категорию -«принадлежность». Экономическое развитие как следствие подвижности системы национального хозяйства неразрывно связано с изменением соотношения между секторами и отраслями народного хозяйства. В одних случаях без преобразований отраслевой структуры невозможно дальнейшее развитие, что характерно для процесса трансформации постсоциалистических стран. В других случаях структурные изменения являются следствием роста. Между экономическим ростом и изменениями в отраслевой структуре существует функциональная связь. Эволюция трансформации отраслевой структуры производства проходила в рамках трех экономических систем: доиндустриальной, индустриальной и постиндустриальной. Границами, отделяющими экономические системы друг от друга, являются промышленная и научно-техническая революция. В течение длинной истории человеческого общества происходили определенные структурные сдвиги в экономике, связанные, прежде всего, с расширением и углублением разделения труда и выделением таких крупных сфер хозяйственной деятельности,    как    сельское    хозяйство,    ремесло,    торговля,    добывающие,

44


обрабатывающие отрасли промышленности, промышленности в целом, транспорт, финансы с их денежно-кредитной системой, сфера услуг. Субъект-субъектный сектор экономики является противоположностью субъект-объективного сектора, характеризуется низкой степенью воспроизводимости и в значительной мере представлен информацией. В данный сектор входят: культура и развлечения; образование; здравоохранение; научные учреждения; производство информации; консультационные и юридические услуги; сфера финансов и денежного обращения; страховые операции и операции с фондами и недвижимостью; государственное управление.

Основными признаками, объединяющими в субъект-субъектный сектор, являются: разнообразие производственных процессов; высокая степень квалификации работников; невоспроизводимость большинства создаваемых продуктов и услуг; низкие показатели продуктивности; высокие темпы роста занятости населения. Необходимо отметить, что закономерностью развития структуры экономики является цикличность обновления технологий и отраслей. Важной особенностью развития экономики на современном этапе является тенденция к образованию относительно обособленных групп отраслей, своего рода экономических анклавов, каждый из которых ориентирован на определенного конечного потребителя и характеризуется своей специфической динамикой и факторами развития. В связи с этим выделяют четыре группы отраслей. Первую группу отраслей составляют экспортно-ориентированные отрасли, которые характеризуются низкой степенью переработки исходного сырья: это ТЭК, металлургия, лесная, деревообрабатывающая промышленность, частично химическая промышленность. Вторая группа отраслей включает в себя отрасли инфраструктуры: транспорт, связь и другие. Третью группу отраслей образуют производства, ориентированные на внутренний рынок: станкостроение, транспортное машиностроение, автомобилестроение, сельскохозяйственное машиностроение, легкая и пищевая промышленность. Четвертая группа состоит из производств, выпускающих высокотехнологичную продукцию. Выпуск продукции в этих отраслях характеризует инновационный потенциал национального хозяйства. К прочим отраслям можно отнести отрасли социальной инфраструктуры. Следовательно, структура национального хозяйства на протяжении истории эволюционно видоизменялась, доля различных ее отраслей была неодинакова; в современной экономике ключевую роль играет трансформация структуры национального хозяйства, приведение ее в соответствие с требованиями постиндустриального общества; определяющие черты постиндустриальной эпохи - это знание и интеллект; сфера услуг, рост которой в мегаэкономической системе начался в середине XX века, сегодня выступает важнейшим и преуспевающим сектором экономики развитых стран; особенности становления и развитие постиндустриальной системы предъявляет новые требования к классификации отраслей.

В заключении диссертации обобщены итоги проведенного исследования, сформулированы общие теоретические выводы и практические предложения.

45


Основные  положения  диссертации  нашли  отражение  в  следующих публикациях.

Монографии:

  1. Тюрин СБ. Мегаэкономическая система: теория и методология. -Кострома-Ярославль, 2009. - 9 п.л.
  2. Тюрин СБ. Национальное хозяйство в структуре мегаэкономических отношений. - Кострома-Ярославль, 2010. - 10 п.л.
  3. Тюрин СБ. Особенности национального хозяйства России при развитии глобальных экономических отношений в условиях финансового кризиса. -Ярославль: Ярославский филиал AT и СО, 2010. - 8,25 п.л.
  4. Тюрин СБ. Управление экономическими рисками в условиях глобализации экономики. - Ярославль: Ярославский филиал AT и СО, 2010. - 8,5 п.л.
  5. Тюрин СБ., Артюхов В.И., Бурыкин А.Д. Управление финансовыми потоками в сфере материального производства. - Санкт-Петербург, 1998.-10 п.л., в соавторстве, вклад автора 7 п.л.
  6. Тюрин СБ. Роль и место России в процессе международной экономической интеграции. - Ярославль: Ярославский филиал AT и СО, 2006.- 10,25 п.л.
  7. Тюрин СБ. Развитие кредитной системы России в условиях глобализации мировой экономики. -Ярославль: Ярославский филиал AT и СО, 2007.- 13,5 п.л.
  8. Тюрин СБ. Теоретико-методологические аспекты управления рисками в условиях глобализации мировой экономики. - Ярославль: Ярославский филиал AT и СО, 2008. - 8 п.л.
  9. Тюрин СБ., Головизнина О.А. Инвестиции и инновации в условиях конкурентоспособности России на мировом рынке. - Ярославль: Ярославский филиал AT и СО, 2008. -12,5 п.л., в соавторстве, вклад автора 5,0 п.л.

Статьи в научных журналах, содержащихся в перечне ВАК: Ю.Тюрин   СБ.   Мегаэкономическая   среда  и   модернизация   национального

хозяйства   //   Вестник   Костромского   государственного   университета.   -

Кострома. - №3. - 2010. - С. 119-124. - 0,6 п.л. П.Тюрин   СБ.   Стратегия     экономического   развития  России   в   условиях

глобализации и вступления в ВТО // Труд и социальные отношения /

Научный журнал Академии труда и социальных отношений. - Москва, 2007.

-№3(39). С 106-111.-0,4 п.л. 12.Тюрин СБ. Формирование валютной системы современной России // Труд и

социальные отношения / Научный журнал Академии труда и социальных

отношений. - Москва, 2008. - №10 (52). - С. 141-147. - 0,4 п.л. 13.Тюрин СБ. Проблемы защиты национального рынка финансовых услуг

России   в   условиях   глобализации   //   Вестник   Российской   академии

естественных наук. Научно-практический журнал. Том    2.  - Ярославль,

2008. - № 4. - 0,4 п.л.

46


14.Тюрин СБ. Основные методы снижения экономического риска и их характеристика // Научные труды Вольного экономического общества России. - Москва. Том 93. - №3. - 2008. - С.527-539. - 0,5 п.л.

15.Тюрин СБ. Методы оценки и учета рисков инвестиционных проектов // Труды Вольного экономического общества России. - Москва. Том 93. - №3. -2008.-С.539-551.-0,5 п.л.

16.Тюрин СБ. Источники возникновения экономического риска в условиях глобализации экономики // Вестник Государственного университета управления. - Москва. - №20. -2009. - С.238-240. - 0,2 п.л.

17.Тюрин СБ. Глобальный экономический кризис и его проекция на Россию // Труд и социальные отношения / Научный журнал Академии труда и социальных отношений. - Москва. - 2009. - №3 (57). - С. 13-21. - 0,4 п.л.

18.Тюрин СБ. Глобализация или концепция устойчивого развития // Труд и социальные отношения / Научный журнал Академии труда и социальных отношений. - Москва. - 2009. - №6 (60). - С. 109-114. - 0,4 п.л. Статьи и тезисы в журналах и научно-тематических сборниках:

19.Тюрин СБ., Горбачев О.Г., Иванов К.А. Структура трансформации экономически отношений национального хозяйства // Проблемы новой политической экономии. - Кострома. - №3. - 2009. - С. 19-24. - 0,6 п.л., в соавторстве, вклад автора 0,2 п.л.

20.Тюрин СБ., Заставнюк О.Ф. Венчурный капитал как движущая сила модернизации национального хозяйства // Проблемы новой политической экономии. - 2009. - № 4. - С.95-99. - 0,6 п.л., в соавторстве, вклад автора 0,3 п.л.

21.Тюрин СБ. Пути преодоления кризиса неплатежей в условиях рыночных отношений / Сборник научных статей и тезисов выступлений участников научно-практической конференции «Молодежь и экономика». - Ярославль, ЯВВФУ, 1998. - 0,2 п.л.

22.Тюрин СБ. Проблемы вексельного обращения в России / Сборник научных трудов МУБиНТ. - Ярославль, 1998. - 0,2 п.л.

23.Тюрин СБ. Прогноз развития вексельного рынка / Тезисы докладов научно-теоретической конференции «Молодежь и экономика». - Ярославль, ЯВВФЭУ, 1999.- 0,2 п.л.

24.Тюрин СБ. Методические положения формирования инфраструктуры вексельного обращения в отраслях промышленности / Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Стратегия российских предприятий в современной экономике». - Ярославль, 1999.- 0,2 п.л.

25.Тюрин СБ. Инструменты регулирования кредитоспособности банков/ Межвузовский сборник научных трудов «Актуальные проблемы развития финансово - кредитных отношений в России». - Ярославль, ЯФВФЭУ, 1999. - 0,2 п.л.

26.Тюрин СБ. Социальные последствия перехода высшей школы к рыночным отношениям / Методология и методика вузовского образования (проблемы

47


и поиски решений). Сборник теоретико-методологических и научно-методических работ преподавателей вузов г. Ярославля. Выпуск 2. -Ярославль, 2004. - 0,4 п.л.

27.Тюрин СБ. Формирование рыночных отношений в высшей школе как фактор становления системы социального партнерства в образовательной сфере / Международная научно-практическая конференция «Социальное партнерство в образовательной сфере: опыт, проблемы и перспективы развития». - Ярославль, 2004.- 0,4 п.л.

28.Тюрин СБ. Некоторые проблемы регулирования высшей школы применительно к рыночным условиям / Вторая международная научно-практическая конференция «Социальное партнерство в образовательной сфере: опыт, проблемы и перспективы развития». - Ярославль, 2005.- 0,3 п.л.

29. Тюрин СБ. Инновации и экономический рост / Материалы I Международной научно-практической конференции молодых ученых, аспирантов и студентов «История экономической теории». - Ярославль: Российский государственный гуманитарный университет, 2006. - 0,2 п.л.

30.Тюрин СБ. Повышение качества рабочей силы как один из основных принципов развития экономики страны на современном этапе / Сборник научных трудов преподавателей и молодых ученых. - Москва: АТиСО,

2007. - 0,5 п.л.

31.Тюрин СБ. Миграционные процессы в условиях глобализации / Материалы 3 Международной научно-практической конференции «Методология и практика развития демографической политики в РФ». - Архангельск: МИУ,

2008. - 0,4 п.л.

32.Тюрин СБ. Профсоюзы в условиях глобализации / Сборник научных трудов преподавателей и молодых ученых. - Москва: АТиСО, 2008.- 0,2 п.л.

33.Тюрин СБ., Бурыкин А.Д. Влияние экономических рисков на развитие экономики / Материалы VI Международной научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов «Молодежь и экономика». Том III. - Ярославль, 2009. - 0,2 п.л., в соавторстве, вклад автора 0,1 п.л.

34.Тюрин СБ., Бурыкин А.Д. Экономические риски в условиях глобализации экономики / Материалы I Межрегиональной научно-практической конференции молодых ученых и аспирантов «Молодежь и общество: проблемы и перспективы развития». - Ярославль, 2009. - 0,2 п.л., в соавторстве, вклад автора 0,1 п.л.

35.Тюрин СБ. Демографические вызовы 21 века / Четвертая международная научно-практическая конференция «О влиянии государства на развитие демографических процессов». - Ярославль: Ярославский филиал AT и СО, 2010.-С. 11-16.-0,2 п.л.

48

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.