WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Региональные особенности современного демографического развития России

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

 

ИЩЕНКО Александр Николаевич

 

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО

ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ

 

Специальность: 08.00.05 – экономика и управление

народным хозяйством

(экономика народонаселения и демография)

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

 

 

 

 

 

Москва – 2008


Работа выполнена на кафедре труда и социальной политики Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации».

 

   

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук,

профессор

Иванова Алла Ефимовна

доктор экономических наук

Доброхлеб Валентина Григорьевна

доктор экономических наук

Воробьева Ольга Дмитриевна

Ведущая организация:

Институт социально-политических

исследований РАН

Защита состоится «___»_______2008 г. в __.00 час. на заседании диссертационного совета Д –502.006.03 в ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 119606, Москва, пр. Вернадского, 84, 2-й учебный корпус, ауд. __.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации».

Автореферат разослан «___»___________2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор экономических наук                                             А.Л.Пиддэ


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В Послании Президента РФ В.В.Путина Федеральному Собранию в мае 2006 года самой  острой  проблемой  современной  России  была  названа демографическая. Президент  заявил, что нужна активная демографическая политика по всем трем направлениям: снижение смертности, эффективная миграционная политика, повышение рождаемости.

По численности населения  Россия входит в десятку самых крупных стран мира, уступая Китаю, Индии,  США,  Индонезии, Бангладеш, Бразилии и Пакистану. Однако население Российской Федерации в настоящее время стремительно сокращается, что представляет собой одну из наиболее серьезных угроз национальной безопасности России в XXI веке. Большую тревогу вызывает ситуация, при которой поколение детей лишь на 60% замещает поколение родителей, страна из-за естественной убыли ежегодно теряет 600-700 тыс. человек. В условиях ожидаемого экономического роста сокращение численности экономически активного населения может вызвать острый дефицит рабочей силы.

С начала 1990-х годов в России наблюдается крайне неблагоприятная ситуация в области воспроизводства населения, которая может быть охарактеризована как демографический кризис. Современная демографическая обстановка в России сложилась на фоне длительных неблагоприятных тенденций развития населения, начиная с конца 1960-х годов. Эволюция процессов в области рождаемости, смертности, семейно-брачных отношений, миграции оказалась резко усиленной экономическим кризисом и падением уровня жизни значительной части населения.

Усугубляется диспропорция в населенности регионов. В центральных районах европейской части страны, являющихся историко-культурной основой российской государственности, на фоне резкого снижения рождаемости возрастает доля людей старших возрастов, регионы Сибири и Дальнего Востока из-за миграционного оттока продолжают терять население, в основном, рабочих возрастов.

Российская Федерация отличается высокой степенью территориальной дифференциации экономических, социальных и этнических процессов. Все это и многое другое сказывается на демографическом поведении многонационального населения России,       вносит       существенную дифференциацию в характер демографических процессов, влияет на глубину депопуляции, охватившую большинство регионов страны. Реальное улучшение демографической ситуации – это проведение эффективной демографической политики, учитывающей все многообразие процессов воспроизводства населения в российских регионах, а они отличаются и по уровню    рождаемости и смертности, и по характеру миграции и демографической  динамики  в целом.  Таким  образом,  выход России из режима депопуляции – это преодоление её в российских регионах на основе проведения эффективной демографической политики, формируемой как на федеральном, так и на региональном уровнях.

До последнего времени управление развитием народонаселения в России осуществлялось на основе выработки решений, ориентированных на население в целом. При этом не в полной мере учитывались территориальные различия, этнические особенности демографических процессов, структура и семейно-брачные отношения населения. Принятие в 2001 г. Концепции демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года послужило ориентиром для разработки планов улучшения демографической ситуации в отдельных территориях. Принятие в 2007г. новой  Концепции демографической политики страны на период до 2025г., системы эффективных  мер помощи семьям с детьми, программы оказания содействия добровольному переселению в Россию соотечественников, реализация приоритетных национальных проектов и ряд других решений создают радикальные возможности дальнейшего улучшения воспроизводственных и миграционных процессов во всех регионах России.

На современном этапе развития российского общества необходимо научное осмысление новых демографических реалий, их всесторонний анализ  в  целях улучшения  воспроизводственных   процессов  как   в стране в целом, так и  в каждой территории. Изучение   сдвигов   в   демографической структуре   и   характеристиках   воспроизводства   населения   регионов в условиях переходного      периода      выступает как исследование демографической «проекции» изменившейся социально-экономической реальности. Обострение демографических проблем в новых политико-экономических параметрах жизни общества требует научного   подхода   к   их   изучению   и   анализу   степени   влияния   на региональный экономический процесс. В связи с чем, изучение демографических процессов и возможности управления ими, понимание характера происходящих в них изменений на территориальном уровне, факторов и перспектив их развития представляют огромное теоретическое и  практическое значение.

Степень научной разработанности проблемы. Дифференцированный подход к региональному развитию обстоятельно разрабатывался, прежде всего, российскими географами и экономистами. Но эта проблематика, в основном, замыкалась на развитии производительных  сил и трудовых ресурсов и относилась к советскому периоду истории. Частично демографическая тематика была затронута в работе «Социально-демографическое развитие села: региональный анализ» (Под ред. Т.И.Заславской, Новосибирск, 1980), а также в книге Г.М.Федорова «Геодемографическая типология» (Л., 1985). Из недавних работ  стоит отметить фундаментальную монографию сотрудников Института географии РАН «Россия и ее регионы в ХХ веке: территория – расселение – миграции» (2005 г.), где проанализированы административно-территориальное деление, динамика населения и демосоциальная модернизация общества, урбанизация, миграция в России на протяжении всего ХХ века. Интересная работа была выполнена и коллективом Независимого института социальной политики «Россия регионов: в каком социальном пространстве мы живем?» (2005 г.). В книге рассмотрены тенденции социального развития регионов России в переходный период, показано влияние факторов расселения, демографической и экономической ситуации, предложена типология регионов РФ по уровню социально-экономического развития.

Что касается демографических процессов, то они рассматривались на  уровне отдельных регионов, что позволяло характеризовать лишь индивидуальную специфику, оставляя вне поля  зрения типологические особенности. Одна из немногих попыток выявить не только индивидуальные, но и групповые особенности демографического развития регионов России, была предпринята в середине 70-х годов и нашла свою материализацию в коллективной монографии под редакцией Л.Л. Рыбаковского  «Территориальные особенности народонаселения РСФСР». Среди работ последнего времени необходимо выделить работу М.Н.Халкечева «Демографическая дифференциация регионов России: динамика и развитие» (2006 г.), в которой автор предлагает классификацию регионов страны по показателям демографической динамики, выделяя «нисходящую» и «восходящую» динамику. В монографии автором сравниваются Центральная Россия, Западная Сибирь и Северный Кавказ – территории различных типов демографической динамики. Остальные исследования проблем населения были приурочены к отдельным территориям (областям, экономическим регионам, округам). Целостной картины регионального демографического развития России, тем более, относящейся к её современным условиям, по сути, нет.

Среди специалистов, в разные периоды занимавшихся исследованием проблем воспроизводства и миграции населения Российской Федерации, следует отметить Е.М.Андреева, В.Н.Архангельского, А.И.Антонова, А.Г. Вишневского, О.Д. Воробьеву, С.П.Ермакова, В.В. Елизарова, С.В.Захарова, О.Д. Захарову, В.А. Ионцева, А.Е. Иванову, А.Я. Квашу, Т.М.Максимову, В.М. Моисеенко, В.И. Переведенцева, Н.М. Римашевскую, Л.Л. Рыбаковского, Т.М. Регент, С.В. Рязанцева, В.Г. Семенову, Б.С.Хорева, Б.Ц. Урланиса и др.

В советские годы относительно проведения дифференцированной демографической политики высказывались различные мнения. Можно выделить, по крайней мере, три точки зрения. Известные специалисты в области демографии и статистики Б.Ц.Урланис и Т.В.Рябушкин считали, что при столь резком различии в процессах воспроизводства по союзным республикам дифференциация в проведении демографической политики необходима .Вторую точку зрения поддерживал известный в советские годы специалист в области экономики труда Е. Маневич. Он считал, что отстаивание дифференцированной демографической политики принципиально ошибочно .

Наконец, третья точка зрения состояла в том, что «само отношение к дифференциации демографической политики должно быть дифференцированным» . Автор этой позиции – Л.Л. Рыбаковский   полагал,   что   принцип   дифференциации   применим по-разному к рождаемости, смертности и миграции.

В настоящее время в России дифференциация демографической политики в разрезе регионов получила широкое распространение, особенно после принятия в 2001 г. Концепции демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года. В Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденной Указом Президента РФ 9 октября 2007 года, подчеркивается необходимость разработки региональных демографических программ, направленных на улучшение демографической ситуации и учитывающих специфику каждого конкретного региона.  В то же время практически отсутствует какое-либо научное обоснование выбора реализуемых мер в зависимости от индивидуальных и типических особенностей территорий, не определены стратегические направления совершенствования демографической политики в регионах России с различными типами демографической динамики.

Недостаточная изученность и чрезвычайная актуальность регионализации регулирования демографических процессов на основе  изучения типических и индивидуальных особенностей воспроизводства и миграции населения обусловили выбор темы исследования.

Объектом исследования являются демографические процессы в российских  регионах в последнем десятилетии   XX – начале XXI   вв.

Предметом исследования выступают  типологические и региональные особенности демографических и миграционных процессов и обусловливающие их социально-экономические факторы.

Цель исследования состоит  в   выявлении типических и индивидуальных особенностей в демографическом   развитии   субъектов   Российской Федерации за последние 15 лет и обосновании рекомендаций по дифференциации региональной демографической политики.

В соответствии с поставленной  целью сформулированы следующие задачи:

– обосновать   необходимость   выделения   в   региональном   анализе демографических    процессов, помимо индивидуальных, также типологических особенностей, показать влияние тех и других на формирование характера, интенсивности и результативности воспроизводства и миграции населения;

– выявить специфику    региональных процессов воспроизводства и миграции населения на фоне общего демографического кризиса в России и   установить, с чем связаны эти особенности и в чем проявляется их воздействие на демографическое развитие;

– уточнить и раскрыть сущность и особенности проявления теории демографического перехода как в целом по России, так и на отдельных территориях;

– проанализировать региональную дифференциацию рождаемости в России, определить влияние на неё изменения возрастной модели рождаемости и распространения альтернативных форм семьи;

– установить факторы, под влиянием которых сложился российский региональный профиль смертности, его дифференциацию по зонам благополучия и неблагополучия, распределить регионы по типам смертности;

– определить, за счет чего на российских территориях формируются показатели  высокой и низкой продолжительности жизни, раскрыть их гендерные и возрастные особенности;

– конкретизировать, какое влияние оказывает миграция на социально-экономическое и демографическое развитие страны в целом и отдельных российских регионов, что является генеральным трендом внутрироссийских и межгосударственных миграций;

– выявить сущность и характер региональной дифференциации демографической политики и факторы, обусловливающие специфику целей регионального демографического развития;

– разработать методические подходы к типологизации российских регионов как в целом по особенностям демографической ситуации, так и по отдельным видам демографической динамики: рождаемости, смертности, миграции.

Теоретическую и методологическую базу исследования составляют общетеоретические положения и концепции  отечественной и зарубежной науки, развивающие представления о теории и практике демографического перехода, о региональной специфике демографического развития и демографической политики,  об общем и особенном в тенденциях воспроизводства и миграции населения. Диссертационное исследование основывается на всестороннем использовании методов экономического и  статистического анализа, сценарного и математического моделирования.

Информационную базу исследования составили статистические материалы Федеральной службы государственной статистики (Росстата) и материалы   Федеральной   миграционной   службы      России,   научные источники     (монографии,    статьи     в    журналах,     материалы    научных конференций, научные доклады),   законодательные    и инструктивно-методические документы, регламентирующие  демографическую и    миграционную политику на федеральном уровне, а также нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации, относящиеся к данной сфере деятельности.

Основные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна состоят в следующем:

В диссертации разработаны концептуальный подход и теоретико-методологические основы комплексной оценки процессов воспроизводства и миграции населения России с целью  обоснования стратегических направлений совершенствования демографической политики в регионах России с различными типами демографической динамики. Содержание диссертации связано с социальной и демографической политикой, экономическим развитием территорий.

Научная новизна основных результатов, полученных авторов, представлена в следующих, наиболее существенных положениях:

– разработаны методические подходы к типологии российских регионов как по особенностям демографической ситуации в целом, так и по отдельным видам демографической динамики: рождаемости, смертности и миграции; показана необходимость учета как типологических особенностей, так и специфических для каждого региона; дано научное обоснование выбора реализуемых мер в зависимости от индивидуальных и типических особенностей территорий.

Так, в современной России много регионов с нарушенным демографическим потенциалом. Отдельно могут быть выделены мегаполисы и подобные городские агломерации. Особое место занимают пограничные районы, испытывающие давление со стороны соседних стран. Единый тип представляют северные районы России, несмотря на множество отличий. В этот тип входят районы с противоположно направленной демографической динамикой (восходящей и нисходящей). Показано, что в каждом федеральном округе могут быть выделены  два-три типа территорий, различающиеся, главным образом, уровнем экономического развития и демографическим неблагополучием. Для различных типов территорий обоснование и формулировки целей демографической политики различны;

– дано обоснование специфики регионального демографического развития, в том числе типологических и индивидуальных особенностей (национальных, социальных и пр.),  выявлено, что, несмотря на индивидуальное своеобразие территорий, их проявление в механизмах воздействия на демографические процессы задается общими для страны социально-экономическими условиями, общей для страны  стадией демографического перехода;

– показано, что демографический кризис тесно связан как с системным, прежде всего, социально-экономическим кризисом в стране, так и с кризисом семейно-брачных отношений; системные особенности проявляются в первую очередь в том, что в идентичных социально-экономических условиях происходит сближение закономерностей развития процессов воспроизводства и миграции населения; их региональное проявление определяется степенью территориальной дифференциации экономических, социальных и этнических процессов;

– подтверждено,  что в России существует значимая региональная дифференциация рождаемости: как по различным показателям, так и по  коэффициентам вариации; одновременно выявлено, что в реальных поколениях  дифференциация по числу рожденных детей на 1 женщину, сокращается по мере уменьшения возраста женщин;  в поколении женщин 1938-1942 гг. рождения коэффициент вариации составлял 28,0%, 1973-1977 гг. – 12,8%;

– установлено, что изменение возрастной модели рождаемости, смещение ее к старшим возрастам – 25-29 лет – в наибольшей степени характерно для  Северо-Западного и Центрального федеральных округов; схожая модель рождаемости имеет место и в Южном федеральном округе, но здесь это связано с более высоким   уровнем   рождаемости, увеличенной  долей   повторных   рождений, отмечающихся у матерей старших возрастных групп;

– доказано, что российский региональный профиль смертности складывается под воздействием трех главных факторов – эколого-географических условий, уровня социально-экономического развития и поведенческих привычек (злоупотребление алкоголем);  большую стабильность, выражающуюся в векторе «благополучный Запад – неблагополучный Восток», ему придает сочетание эколого-географического и социально-экономического факторов, определенную вариабельность (вектор «Европейский Север – Юг») – сочетание всех 3-х факторов; зонами относительного демографического благополучия в России являются республики Северного Кавказа, Москва, ряд областей Центрального округа, а также Центрального и Южного Поволжья; в зону  неблагополучия    традиционно    входит большинство сибирских и дальневосточных территорий России; в период реформ устойчивой зоной неблагополучия становится Европейский Север и  Северо-Запад;

– установлено, что в соответствии с общемировой тенденцией в России складываются контуры новой региональной типологии продолжительности жизни в соответствии с уровнем жизни населения и проводимой социальной политикой: отчетливо видна позитивная роль разумной социальной политики, в том числе политики здравоохранения, которая даже в небогатых регионах (ВРП ниже среднероссийского, но не более чем в 1,5 раза) не только способствовала сохранению имевшихся позиций в отношении смертности и продолжительности жизни населения, но и их значительному улучшению (Новосибирская область, Алтайский край, Краснодарский край, Ставропольский край);

–  доказано, что рост продолжительности жизни в середине 1980-х годов в России привел к сближению российских территорий, как по уровню смертности, так и по ее нозологической  картине;   ее  падение  в  период  реформ   беспрецедентно увеличило     внутрироссийский    разброс    показателей смертности,     практически    не сократившийся и в период стабилизации в 2002-2005 гг.; эти тенденции   являются крайне негативными в рамках единого государства;

– обоснована типология территорий России по приоритетным направлениям снижения смертности, основывающаяся на следующих параметрах: сложившийся к 2005 г. уровень смертности, тенденции его изменения за последние 10 лет, гендерные, возрастные и  нозологические зоны риска;

– установлено, что сужение зоны тяготения внутрироссийских межрайонных потоков мигрантов и снижение объемов иммиграции стали причиной достаточно резкого расширения в 2000-е годы группы территорий, сочетающих в своей демографической динамике естественную и миграционную убыль населения.  Из-за миграционного оттока не просто значительно расширилась зона демографического неблагополучия, но при прочих равных условиях усилились предпосылки для дальнейшего развития тенденций общей убыли населения во все большем числе российских регионов;

– предложена типология  нормативно-законодательных  документов, регулирующих   миграцию   населения на региональном и муниципальном уровне, которая включает   три   типа   документов:    регламентирующих   общие   вопросы миграции, ликвидирующие и предупреждающие негативные последствия  миграционных    процессов;     определяющих     потребности    регионов     в  иностранной рабочей силе и порядок  ее привлечения; регулирующих вопросы внутрироссийской миграции населения в интересах демографического и социально-экономического развития страны и регионов;

– обосновано представление о наиболее значимых факторах, обусловливающих необходимость региональной демографической политики, среди которых – дифференциация показателей воспроизводства и миграции населения, различия в уровнях экономического потенциала, этнокультурное разнообразие, особенности геополитического статуса территорий; не менее важное значение имеет субъективный фактор – понимание администрациями субъектов Российской Федерации значимости для настоящего и будущего  региона успешного решения демографических проблем.

Практическое значение работы состоит в возможности использования органами исполнительной и законодательной власти в регионах рекомендаций усовершенствованной методики по типологическим группам для  дальнейшей  разработки и корректировки приоритетных  направлений демографической и миграционной политики в зависимости от принадлежности к той или иной типологической группе, а также специфики их геополитического статуса и демографического развития.

Основные теоретико-методологические и практические положения могут быть применены в учебном процессе по соответствующим курсам и дисциплинам специальностей «Социальная политика», «Экономика народонаселения и демография», «Государственное и муниципальное управление» и др.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационной работы докладывались автором на: Международной научно-практической конференции «Настоящее и будущее демографии России через призму переписей населения», Москва, 2007 г.; Всероссийской научно-практической конференции «Демографическое развитие России в XXI веке: стратегический выбор и механизмы осуществления» в июне 2006 г.; Международном Экологическом форуме «Природа без границ», Владивосток, 7-9 июня 2006 г.; Всероссийской научно-практической конференции «Экологическая экспертиза в современной России: итоги и перспективы», Москва, 14-15 декабря 2005 г.; «Круглом столе» «Проблемы устойчивого развития Северного Кавказа», Москва, Государственная Дума ФС   РФ,   31   марта   2005   г.   и   др.

Структура   работы.   Диссертация   состоит   из   введения,   5   глав, заключения и списка использованной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, формулируется цель и задачи работы, ее теоретико-методологические основы, информационная база, показываются научная новизна и практическая значимость полученных результатов.

В первой главе «Региональные особенности как категория и их специфика в демографических процессах» – раскрываются различные подходы к проявлению концепции демографического перехода на территории России; отмечается, что в идентичных  социально-экономических условиях демографическим процессам присущи  близкие черты и закономерности развития; обосновывается, что процессам воспроизводства и миграции населения свойственны не только общие черты, но и специфические для конкретных территорий и определенного времени различия; анализируются экономико-географические особенности типологии российских регионов,  обосновывается необходимость типологии по показателям демографической динамики.

Демографический переход в диссертации рассматривается как процесс формирования условий нового демографического равновесия и новой системы демографического регулирования. В результате этого возникает иная модель демографического поведения, которая характеризуется поздней брачностью, малодетностью и планированием рождения детей, низкой смертностью и высокими показателями продолжительности жизни.

Отмечается, что  динамика процессов естественного движения в России на протяжении всего ХХ столетия, как и во всех индустриально развитых странах, определялась закономерностями демографического перехода к современному типу воспроизводства населения. Однако в 1990-е годы резкое изменение социально-экономической ситуации нарушило эволюционный характер течения демографических процессов, что привело к появлению стойкой депопуляции и сокращению численности населения России.

По мнению автора, демографический кризис тесно связан как с системным, прежде всего, социально-экономическим кризисом в стране, так и с кризисом семейно-брачных отношений, наблюдающимся во многих развитых странах.

Состояние системы, т.е. демографическая и миграционная ситуация в стране в целом, в решающей степени  формирует ситуацию в её отдельных регионах, поскольку, независимо от различий, факторы, определяющие это состояние, остаются одними и теми же. Системные особенности проявляются в первую очередь в формировании механизмов воздействия на демографические процессы. Их региональное проявление задается общими для страны условиями (правовыми, экономическими и др.), общей для страны стратегией демографического развития. Лишь в рамках этого общего для страны поля могут проявляться региональные различия.

Для стран с большой площадью территориальное размещение населения имеет огромное значение с точки зрения перспектив социально-экономического развития. Средняя плотность населения составляет в России всего 8,3 человека на 1 км2, что более чем в 4 раза ниже среднемирового показателя.

В пределах России сохраняется существенная дифференциация плотности населения. Максимальная плотность населения отмечается в Центральном и Южном федеральных округах, минимальная - в Сибирском и Дальневосточном регионах. Более 50 человек на 1 км2 наблюдается лишь в Центральном районе и в Калининградской области. Еще два района (Южный и Приволжский) близки к этому значению. Лишь на этих же территориях плотность сельского населения превышает 10 человека на 1 км3, что считается по мировым стандартам достаточно хорошо освоенной территорией. Самыми слабозаселенными являются Дальневосточный и Сибирский федеральные округа, в которых плотность населения составляет менее 4 чел на 1 км2, а плотность сельского населения - менее 1 человека на 1 км2, т. е. это фактически неосвоенные территории.

Изучение проблем неравномерного размещения, расселения и нерациональных миграций в региональном разрезе представляет собой очень актуальный вопрос для России. На основе результатов данных исследований может и должна формироваться политика расселения и демографическая политика, как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Дифференцированный подход к региональному развитию обстоятельно разрабатывался, прежде всего, российскими географами и экономистами. Но эта проблематика, в основном, замыкалась на развитии производительных сил  и  трудовых  ресурсов  и  относилась  к советскому  периоду  истории.

Что касается демографических процессов, то они рассматривались, в основном, на уровне    отдельных    регионов,    что    позволяло    характеризовать    лишь индивидуальную   специфику,   оставляя   вне   поля   зрения   типологические особенности. Таким образом, целостной картины регионального демографического развития России, тем более, относящейся к её современным условиям, по сути, до сих пор не было.

Во второй главе «Территориальные особенности рождаемости» – проводится анализ региональных проблем рождаемости в современной России; показывается, что наряду со снижением рождаемости изменяется ее возрастная модель, прослеживаются территориальные различия рождаемости по реальным поколениям, изменения брачной и внебрачной плодовитости.

В работе отмечается, что за среднероссийскими показателями рождаемости скрываются существенные типологические и региональные различия. Однако в научных исследованиях и публикациях, посвященных рождаемости в современной России, их анализу уделяется явно недостаточное внимание.

Коэффициент вариации, отражающий территориальные различия общего коэффициента рождаемости, составлял в России в 2005 г. 24,9%. В значительно меньшей степени от особенностей возрастного состава населения зависит специальный коэффициент рождаемости, рассчитываемый на 1000 женщин 15-49 лет. Так же как и общий коэффициент, специальный коэффициент рождаемости был заметно выше в Южном федеральном округе (41,6‰), а самый низкий отмечался в Центральном федеральном округе (32,9‰).

Наилучшим показателем, характеризующим уровень рождаемости в целом, является суммарный коэффициент рождаемости, который служит и характеристикой типа воспроизводства населения. Величина суммарного коэффициента рождаемости в России (2006 г. – 1,30 ребенка на 1 женщину) означает, что  длительное его сохранение приведет к тому, что каждое новое поколение россиян не будет превышать 60% от численности предыдущего.

Согласно исследованию, в 2005 г. в 21 регионе суммарный коэффициент рождаемости не достигал 1,2. Наименьшим он был в Москве (1,14), Санкт-Петербурге (1,10), Воронежской (1,14), Ленинградской (1,04) и Тульской (1,10) областях, и только в Чеченской Республике обеспечивал расширенное воспроизводство населения (2,9). Коэффициент межрегиональной вариации суммарного коэффициента рождаемости в России в 2005 г. составлял 22,5% и практически совпал с этим показателем по специальному коэффициенту рождаемости.

Расчеты показали, что одновременно со снижением рождаемости в России изменялась и ее возрастная модель, то есть  рождения смещались к более старшим возрастам. Одним из индикаторов этого процесса, как одной из стадий демографического перехода,  является соотношение показателей рождаемости в возрастных группах 20-24 года, 25-29 лет и 30-34 года. Начиная с 1994 г., в России неуклонно сближаются показатели рождаемости у женщин в возрастах 20-24 года и 25-29 лет. Если в 1994 г. первый показатель был в 1,9 раза выше второго, то в 2005 г. разница между ними составляла всего 10,3%.

Трансформация возрастной модели рождаемости более всего проявилась в Северо-Западном федеральном округе, где показатель рождаемости у 25-29-летних женщин в 2005 г. составлял 98,6% от уровня рождаемости в возрасте 20-24 года, а у 30-34-летних женщин – 58,2%. Несколько ниже эти  цифры в Центральном федеральном округе – соответственно, 93,0% и 54,7%.

Если почти во всех регионах пик рождаемости приходится на возрастную группу 20–24 года, то в 6-ти территориях в 2005 г. коэффициент рождаемости у 25-29-летних женщин был выше, чем у 20-24-летних. Среди них три региона с относительно высокой рождаемостью (республики Ингушетия, Карачаево-Черкессия и Северная Осетия-Алания), и три региона с низкой рождаемостью (Москва и Санкт-Петербург, Томская область).

Для углубленной характеристики  детности автором были произведены расчеты рождаемости в реальных поколениях женщин, поскольку они точнее показывают, в какой степени происходит замещение поколения родителей поколением детей. Наименьшее среднее число рожденных детей у женщин в реальных поколениях (по данным переписи населения 2002 г.) было в Москве и Санкт-Петербурге. Самые высокие показатели рождаемости в реальных поколениях отмечались  в Республике Ингушетия. Во всех регионах России среднее число рожденных детей сокращается при переходе от более старших (рождения 1932 г. и ранее) к  более молодым поколениям (1958-1962 гг. рождения).

Важно отметить, что если у женщин, родившихся в 1932 г. и ранее, рождаемость была ниже уровня простого воспроизводства населения в 24-х регионах России, то у родившихся в 1958-1962 гг. – в 72-х регионах. Таким образом, от поколения к поколению сглаживаются различия между регионами в среднем числе рожденных женщиной детей. Разница между максимальным и минимальным показателями у женщин, родившихся в 1933-1937 гг., составляла – 4,0 ребенка, у родившихся в 1943-1947 гг. – 3,5, у родившихся в 1948-1952 гг. – 3,0, у родившихся в 1953-1957 гг. – 2,7, у родившихся в 1958-1962 гг. – 2,2 ребенка. У женщин 1963-1977 гг. рождения коэффициент вариации по этим показателям невелик, что свидетельствует о переходе к малодетности и  высокой однородности  уровня рождаемости – 1-2 ребенка –  у этих женщин, живущих в различных регионах России. Результаты исследования также  показали, что существующая  дифференциация во многом (но далеко не полностью) связана с различиями в национальном составе населения.

Кризис семьи, снижение официально зарегистрированной брачности, рост  разводов и числа нерегистрирумых, гражданских браков,  снижение ценности семьи привело к увеличению внебрачной рождаемости в России с 15% в 1990 г. до 30% в 2005-2006 гг. Стоит отметить, что при общем снижении брачной рождаемости, число родившихся у женщин, не состоящих в официально зарегистрированном браке, постоянно повышалось.

Согласно данным  исследования, наименьшая доля рождений вне зарегистрированного брака наблюдается в ряде республик Северного Кавказа (Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская) и областей Центрального федерального округа (Белгородская, Воронежская, Липецкая, Тамбовская), а также в Республике Мордовия. Самые высокие показатели внебрачной рождаемости традиционно отмечаются в восточных и северных территориях, например, в Иркутской области (46,1%), Республике Бурятия (46,8%), Пермском крае (47,2%) и др. Коэффициент вариации, отражающий межрегиональные различия в доле родившихся в незарегистрированном браке, составлял в 2005 г. 30,1% и был заметно больше, чем приведенные выше коэффициенты вариации по другим показателям рождаемости.

Таким образом, при формировании направлений и мероприятий федеральной и региональной демографической политики необходимо учитывать различия в последствиях существующих тенденций общей, повозрастной и внебрачной рождаемости. Снижение общей рождаемости приводит к депопуляции, а рост внебрачной рождаемости – к увеличению числа неполных семей.

В третьей главе «Региональные особенности смертности населения России» – осуществляется оценка стабильности регионального профиля продолжительности жизни населения России и выделение групп устойчиво благополучных и неблагополучных регионов; определяется сбалансированность формирования возрастного профиля смертности населения в 1980-2005 гг. в регионах России, прежде всего, в трудоспособном возрасте;  выявляются факторы, определяющие региональные особенности смертности населения России.

Медико-демографическая ситуация в России периода реформ оказалась предметом пристального внимания как отечественных, так и зарубежных исследователей, однако парадоксальным образом среди многочисленных работ, посвященных анализу смертности в нашей стране, региональные аспекты затрагиваются в единичных исследованиях. Между тем, именно региональный анализ позволяет выявить факторы, определяющие особенности российской смертности, а также понять универсальность и специфику этих факторов в разные периоды новейшей истории России.

В целом за 25 лет (1980-2005 гг.) российское региональное распределение продолжительности жизни менялось достаточно существенно, однако на разных этапах эти изменения происходили за счет различных групп территорий: если в результате процессов 80-х годов (антиалкогольная кампания) наиболее выиграли аутсайдеры (как территории Европейского Севера и Северо-Запада, так и зауральские территории), то в первые годы реформ они больше всего и потеряли. Однако наиболее тревожным итогом первой половины 90-х годов являются значимые потери наиболее благополучных и в экономическом, и в демографическом плане регионов Центральной России и Поволжья. Стабилизация общероссийских показателей смертности в  2002-2005 гг. также оказалась следствием разнонаправленных процессов: примерно на 1/3 территорий ситуация практически не изменилась, еще на 1/3 – продолжительность жизни мужчин продолжает снижаться, у женщин – в лучшем случае стагнирует. Сколько-нибудь ощутимо (за исключением Москвы и Дагестана) ситуация улучшилась только на ? российских территорий.

В работе подробно анализируется, что российский региональный профиль смертности имеет существенную возрастную специфику. Для ее исследования все российские территории были поделены на 6 групп по критерию потерь в основных возрастах. В итоге мы смогли обосновать, за счет каких возрастов формируется выигрыш или отставание в продолжительности жизни в той или иной группе российских территорий.

В работе показано, что региональный профиль смертности в России формировался под воздействием нескольких факторов: во-первых, это социально-экономическое развитие региона; во-вторых, это его эколого-географическое положение; в-третьих, поведенченские привычки (алкогольные пристрастия) населения данного региона. Российская специфика комплекса этих признаков заключается в том, что они проявляются внутри одного государства, по размерам и гетерогенности своих характеристик сопоставимым с целым континентом.

Второй фактор, влияющий на продолжительность жизни – это эколого-географический, характеризующийся географическим положением региона и отличающей его экологической обстановкой: при прочих равных условиях, продолжительность жизни на юге, как правило, выше, чем на севере. Под экологическими факторами следует понимать не конъюнктурные эффекты, но устойчивые,  столетиями складывающиеся негативные или позитивные воздействия, определяющие здоровье населения, проживающего на той или иной территории.

Третий фактор –  поведенческий или алкогольные привычки – выделен, в силу российской специфики, из существенно более широкого контекста – образа жизни в том или ином регионе.

Региональное распределение продолжительности жизни населения России формировалось под воздействием всех трех факторов, влияние каждого из которых в разные периоды становилось более или менее интенсивным. Первый и основополагающий – это эколого-географический фактор, определивший устойчивый вектор «благополучный Запад – неблагополучный Восток». При этом следует учитывать, что данный вектор был многократно усилен и экономической составляющей: исторически Россия развивалась с запада на восток, и негативное влияние резко континентального климата Восточной Сибири существенно усугубилось крайней неразвитостью социальной инфраструктуры этих территорий.

Однако антиалкогольная кампания, приведшая к основательному протрезвлению всей страны, в значительной мере сгладила второй вектор, вследствие чего северо-западные территории, а также наиболее экономически успешные сибирские регионы (Тюменская область) вошли в число благополучных территорий, что гораздо более соответствует социально-экономическому  статусу этих территорий.

Таким образом, существенная минимизация алкогольной составляющей  привела к тому, что российский региональный профиль смертности в конце 1980-х годов стал в значительной мере складываться под влиянием социально-экономических факторов. Однако в ходе реформ 1990-х годов  произошло крайне выраженное расслоение населения с резким обнищанием его большинства, безработицей и ростом потребления суррогатов алкоголя.

Период стабилизации, а затем и экономического роста, не мог не привести к актуализации экономического фактора, вследствие чего в число наиболее благополучных регионов России, но с гораздо большим, чем в советский период, выигрышем, не только вернулась Москва, но и вошли наиболее успешные в социально-экономическом плане сибирские территории – Алтайский край, Тюменская, Новосибирская, Томская области. При этом различия в экономическом потенциале территорий приводят к возрастанию региональных различий в смертности, не сравнимых с таковыми даже в пик советского демографического неблагополучия (1980 г.). Таким образом, региональный профиль смертности в России формировался под воздействием трех универсальных факторов, с разной интенсивностью и в различных сочетаниях проявлявшихся в разные исторические периоды.

На основании вышеприведенного анализа, была проведена типологизация групп территорий по  показателям продолжительности жизни всего населения. В группу  устойчивых аутсайдеров (продолжительность жизни на 3-4 года ниже среднероссийского уровня) вошли 15% российских территорий, в основном это регионы Дальнего Востока и Восточной Сибири. Республика Тыва рассматривается нами отдельно, так как в течение периода исследования разрыв в ОПЖ со среднероссийскими показателями составлял более 6-7 лет жизни.

В группу незначительного отставания от российского уровня (1-1,5 года) вошла четверть российских территорий. Это – Европейский Север, включающий некоторые территории Северо-Западного округа, северного Поволжья и севера Центрального округа.

Наиболее многочисленной (31% всех территорий) и гетерогенной в географическом плане является четвертая группа, включающая весь Уральский округ, некоторые сибирские и южные  территории, ряд районов Северного и Центрального Поволжья, широкий спектр областей Центрального округа. Продолжительность жизни на территориях этой группы  варьирует около среднероссийского уровня.

К пятой группе (19% всех российских территорий) относятся стабильно благополучные территории Поволжья и юга Центрального округа. Сюда же входит и Санкт-Петербург. Продолжительность жизни в этой группе территорий превышала российский уровень в пределах 1-1,5 лет, причем этот разрыв был минимальным в самый благополучный 1989 год, но затем, с 1994 года  он стал  нарастать.

В последнюю, шестую группу входит только 9% российских территорий – это Москва, Белгородская область, северо-кавказские республики (Дагестан, Кабардино-Балкария, Северная Осетия) и Татарстан. На этой совокупности территорий продолжительность жизни, как правило, значительно  превышала российский уровень (на 3 и более года). К несомненным достижениям данной группы относятся опережающие темпы роста продолжительности жизни с середины-конца 1990-х гг., вследствие чего выигрыш в показателях увеличивался в течение всего периода реформ и достиг максимума к настоящему времени.

Таким образом, в полюсных группах российских территорий развиваются разнонаправленные тенденции в процессах смертности, в ходе которых в неблагополучных территориях нарастает отставание, в наиболее благополучных – выигрыш в продолжительности жизни. В диссертации обосновано, что в период стабильного и выраженного экономического роста на продолжительность жизни в том или ином регионе влияют в первую очередь социально-экономические факторы, причем важным является не только общий рост экономического потенциала того или иного региона, но и многократно усиливающая его влияние адекватная социальная политика.

В четвертой главе «Специфика миграционных процессов и их типология по регионам страны» – определяется,  что в России миграция является мощным фактором регионального развития, который увеличивает свое значение в условиях депопуляции; с точки зрения формирования целей демографической и миграционной политики в регионах России необходимо выделение межгосударственных и внутрироссийских потоков мигрантов; обосновывается, что в основу проведения миграционной политики должны быть положены региональные, в том числе типовые, программы, базирующиеся на единой миграционной концепции.

В работе отмечается, что существуют два основных варианта результатов взаимодействия естественного и миграционного движения населения. Первый вариант – миграция усиливает результаты естественного движения населения, т.е. усиливает убыль населения или увеличивает прирост. Второй вариант – миграция корректирует (компенсирует или уменьшает) величину естественного прироста (убыли) населения территорий. По итогам 2001-2005 гг. в России оказались достаточно широко представлены оба типа такого взаимодействия, но при этом каждое из них имеет свою типовую доминанту и особенности распространения на российском пространстве по причине региональных различий в характеристиках естественного и миграционного движения населения.

Сужение зоны тяготения внутрироссийских межрайонных потоков и снижение объемов переселений стали  причиной достаточно резкого расширения в 2000-е годы группы территорий, сочетающих в своей демографической динамике естественную и миграционную убыль населения.

По данным статистики, абсолютные масштабы внутренних миграционных потоков в России продолжают сокращаться. Если в 1994 г. оборот внутренних миграций (сумма прибытий и выбытий) составил более 7,8 млн. человек, то по итогам 2005-2006 гг. – всего по 3,8 млн., т.е. сократился в 2 раза.

В настоящее время территория России по показателю результативности внутренней миграции разделилась на две зоны. Первая зона объединила регионы, притягивающие мигрантов, т.е. имевшие положительное сальдо миграции, к ней относятся Центральный и Северо-Западный федеральные округа. Вторая зона – территории, отдающие мигрантов, т.е. имевшие отрицательное сальдо миграции – Южный, Приволжский, Уральский, Сибирский и Дальневосточный федеральные округа.

Территория России в разрезе субъектов отличается значительной поляризацией. Нередко в пределах федеральных округов, имеющих положительное сальдо миграции, «погоду делают» две-три территории, активно притягивающие мигрантов. При этом большинство территорий имеют отрицательное сальдо миграции. Наиболее ярким примером может служить Центральный федеральный округ, в целом имеющий положительное сальдо внутрироссийской миграции, но при этом отличающийся огромной неоднородностью в разрезе субъектов. Здесь мощнейшим «миграционным магнитом» общероссийского масштаба являются Москва и Московская область, которые за счет российских регионов получили в 1991-2006 гг. в общей сложности более 791 тыс. человек «чистого» миграционного прироста. Несмотря на притяжение Центра, постепенно на его территории увеличивается число областей с миграционной убылью населения.

Таким образом, основной тенденцией современной миграционной ситуации внутри России можно считать расширение зоны миграционного оттока населения, сокращение зоны миграционного притока и постепенное усиление поляризации территории страны по результативности миграционных потоков. Так, за период с 1995 по 2006 гг. количество регионов с положительным миграционным приростом населения во внутрироссийском обмене сократилось с 55-ти до 22-х (табл. 1).

Таблица 1

Количество регионов России с положительным и отрицательным сальдо внутрироссийской миграции населения в 1995-2006 гг.

Годы

Экономические районы/

федеральные округа

Субъекты федерации

«+»

«-»

«+»

«-»

1995

7

4

55

34

1997

8

3

53

36

1999

7

4

41

48

2000

3

4

36

53

2001

3

4

26

63

2002

2

5

28

61

2003

3

4

29

60

2004

2

5

25

64

2005

2

5

20

68

2006

2

5

22

66

Международная миграция в России характеризуется значительными региональными отличиями. Основными центрами притяжения мигрантов являются Центральный, Приволжский и Уральский федеральный округа, которые в общей сложности приняли порядка 80% миграционного прироста. Меньшая доля  зарубежных мигрантов приходится на Северо-Западный и Сибирский федеральный округа. Наконец, положительный, но едва заметный миграционный прирост отмечается на Дальнем Востоке.

В 2005 г. практически половина (45%) всего миграционного прироста России в обмене с зарубежными государствами приходилась на Центральный федеральный округ. В пределах региона основным центром притяжения мигрантов является Москва, на которую в 2005 г. пришлось около 16% всего миграционного прироста страны за счет международной миграции. Также крупным реципиентом международных мигрантов является Московская область, которая в 2005 г. приняла более 26% международных мигрантов.

Вторым и третьим регионами в стране по приему иммигрантов являются Приволжский и Уральский федеральный округа. На Приволжский округ приходится до 19%, а на Уральский округ – около 10% миграционного прироста. Четвертую часть всех мигрантов в Приволжском регионе принимает Самарская область.

Подобную результативность миграции в российских регионах обусловливают следующие факторы. Во-первых, неравномерный уровень социально-экономического развития регионов страны приводит к неодинаковой привлекательности территорий для мигрантов. Столица и экономически развитые регионы с диверсифицированными рынками труда, ярко выраженными потребностями в рабочей силе, возможностями трудоустройства и заработков, более высоким уровнем зарплаты, развитой социальной инфраструктурой притягивают мигрантов. Напротив, регионы с неэффективной экономикой, отсутствием рабочих мест и низким уровнем зарплаты выталкивают население.

Во-вторых, различия в транспортно-географическом положении регионов. Удобство расположения к транспортным магистралям, близость к крупным городам и государственной границе привлекают мигрантов, поскольку в таких регионах проще реализовать предпринимательский потенциал в сфере челночной торговли, найти работу.

В-третьих, дифференциация природно-климатических условий всегда предопределяла масштабы и характер миграционных потоков внутри страны. Очевидно, что привлекательность регионов Юга России обусловлена помимо прочих обстоятельств также благоприятным климатом, что позволяет развиваться многим отраслям экономики – сельскому хозяйству, торговле, курортному бизнесу, общественному питанию. Многие из них характеризуются быстрым оборотом средств, обеспечивают достаточно стабильные заработки населению, в том числе мигрантам.

В-четвертых, наличие родственных и исторических связей становятся основой для возвратных миграций. Подобное положение дел свойственно миграции из регионов Севера, куда в свое время выезжали многие жители регионов Центра и Юга России.

В-пятых, подходы к реализации миграционной политики региональных властей могут существенно отличаться и отчасти влиять на характер и масштабы миграционного притока населения. Протекционистская миграционная политика в некоторых регионах в сочетании с рядом других факторов способна привлекать мигрантов.

Главная проблема России заключается не столько в низкой миграционной подвижности, сколько в существенных негативных последствиях, к которым приводит внутренняя миграция. Традиционно  внешнюю миграцию в России рассматривают как компенсаторную компоненту естественной убыли, тогда как  внутренняя миграция приводит к колоссальным сдвигам в размещении населения – деформации структуры расселения, складывавшейся десятилетиями.

Поэтому,  в основу проведения миграционной политики должны быть положены региональные, в том числе типовые, программы, базирующиеся на единой и четко проработанной миграционной концепции. Необходимо  скоординировать региональные подходы к управлению миграцией на уровне федеральной концепции, предусматривающей учет геополитических особенностей регионов страны.

Следует кардинально пересмотреть подход к регулированию внутренней миграции, во главу угла должны быть поставлены не столько административные меры управления (ограничение регистрации), сколько экономические. Отток из неблагополучных регионов продолжится до тех пор, пока не будут уменьшены диспропорции в социально-экономическом развитии регионов России. Необходимо  увязывать региональные миграционные программы с другими направлениями социально-экономической политики, прежде всего с поддержкой молодежи при обеспечении жильем, создании рабочих мест и повышении уровня заработной платы.

В пятой главе «Опыт проведения региональной демографической политики в России» – обосновываются методические подходы к типологии российских регионов по особенностям демографической динамики; рассматривается эволюция научных взглядов на возможность проведения дифференцированной демографической политики; обосновывается необходимость дифференциации демографической политики в разрезе регионов; анализируются программы улучшения демографической ситуации, проводимые в регионах России; предлагаются методические подходы к регионализации демографической политики как по особенностям демографической ситуации в целом, так и по отдельным видам демографической динамики.

Для России в последние пятнадцать лет характерно сокращение численности населения, называемое «депопуляцией». Само понятие «депопуляция» далеко не однозначно трактуется в научной литературе. Наиболее подробное и профессиональное определение этого понятия содержится в Демографическом энциклопедическом словаре. В нем под депопуляцией понимается уменьшение абсолютной численности населения какой-либо страны или территории, либо суженное воспроизводство, при котором численность последующих поколений меньше предыдущих. Депопуляция в социально-экономической литературе понимается как одна из форм демографического кризиса. По нашему мнению, под депопуляцией можно понимать устойчивое (на протяжении ряда лет) сокращение численности населения территории, т.е. нисходящую демографическую динамику.

В Российской Федерации сокращение численности населения происходит за счет превышения естественной убыли населения над миграционным приростом. Естественная убыль за период с 1992 г. по 2006 г. в сумме составила 11,8 млн. человек. За эти же годы положительный миграционный прирост оказался равным  5,5  млн. человек. В  результате население страны сократилось на 6,3 млн. человек, составив на 1 января 2007 г. 142,2 млн человек.

Если в целом для России характерно сокращение численности населения, то в региональном разрезе ситуация не выглядит столь однозначно. Как было показано в работе, каждый субъект Российской Федерации уникален по многим своим, в том числе и геополитическим характеристикам: местоположению, природным условиям, ресурсам, хозяйственной освоенности и развитости экономики, расселению и структуре населения. Но вместе с тем, по вполне определенным параметрам многие районы сходны и образуют те или иные типы территорий. Сходство районов не умаляет их оригинальности, но позволяет, вычленяя общие, родовые черты, разрабатывать для них единую стратегию развития.

Очевидно, что типологические группы регионов по демографическим характеристикам могут быть сформированы в зависимости от уровней рождаемости, продолжительности жизни, результатов миграционного обмена, значимости компонентов динамики населения и характера демографической динамики в целом. В каждой из подобных групп будут регионы, имеющие собственные индивидуальные отличия, специфическую, присущую лишь им демографическую ситуацию.

По итогам 2006 г. сокращение численности населения наблюдалось в 71 субъекте Российской Федерации. Главным образом это происходит по причине отрицательного естественного и миграционного прироста – подобная динамика свойственна для 39 территорий, в 25 регионах – отмечается естественная убыль населения, но сохраняется положительным миграционный прирост, а в 7 территориях – естественный прирост положителен, но отмечается миграционный отток. Таким образом,  была проведена типология по показателям демографической динамики (см. табл. 2).

Первый тип регионов – территории «абсолютной демографической депрессии», в которых как естественный, так и миграционный прирост отрицательны. К их числу относятся регионы Дальнего Востока, южной части Сибири, Северного Кавказа, Поволжья и Центральной России.  Для многих приграничных территорий страны имеет огромное значение сохранение численности и состава российского населения, что связано напрямую с геополитической безопасностью и территориальной целостностью страны.

Второй тип – районы «относительной демографической депрессии», которая может быть обусловлена одним из демографических компонентов. В группе регионов с миграционным притоком отмечается значительная естественная убыль населения. К данному типу территорий относятся относительно благополучные в экономическом отношении регионы Северного Кавказа, Центральной России, Северо-Запада, Урала и Поволжья.

Для части регионов депопуляцию обуславливает миграционный отток при положительном естественном приросте населения. По итогам 2006 г. таких было всего семь  – это национальные административные образования, расположенные на Северном Кавказе и в Сибири.

Таблица 2

Типология регионов Российской Федерации по показателям

демографической динамики по итогам 2006 г.

Результаты

совокупного движения

Результаты

естественного движения

Результаты

миграционного движения

 

Субъекты Российской Федерации

Сокращение численности населения

(71 регионов)

Естественная убыль

Миграционная убыль

Всего 39 регионов, в т.ч. Башкортостан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Удмуртия, Хакасия, Чувашия, Алтайский край, Красноярский край, Пермский край, Приморский край, Хабаровский край, Амурская, Архангельская, Брянская, Волгоградская, Ивановская, Иркутская, Камчатская, Кировская, Костромская, Курганская, Курская, Магаданская, Мурманская, Новгородская, Омская, Оренбургская. Орловская, Пензенская, Псковская, Ростовская, Сахалинская, Смоленская, Тамбовская, Ульяновская и Читинская области, Еврейская авт. обл., Корякский АО.

Естествен-

ная убыль

Миграционный прирост

Всего 25 регионов, в том числе Адыгея, Карелия, Татарстан, Ставропольский край, Астраханская, Владимирская,  Воронежская, Калининградская, Калужская, Кемеровская,  Ленинградская, Липецкая,  Нижегородская,  Новосибирская, Орловская, Рязанская, Самарская, Саратовская, Свердловская, Тверская, Томская, Тульская, Ярославская, Челябинская области, Санкт-Петербург.

Естественный прирост

Миграционная убыль

Всего 7 регионов, в том числе Бурятия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия, Ненецкий АО, Чукотский АО.

Рост чис-

ленности

населения

(15 регионов)

Естественный прирост

Миграционный прирост

Всего 5 регионов, в т.ч. Алтай, Ингушетия, Тюменская обл., Агинский Бурятский АО, Ямало-Ненецкий АО.

Естественный прирост

Миграционная убыль

Всего 6 регионов, в том числе Дагестан, Тыва,

Чеченская республика. Ненецкий АО, Ханты-Мансийский АО, Усть-Ордынский Бурятский АО.

Естественная убыль

Миграционный прирост

Всего 4 региона, в том числе Москва, Московская, Белгородская области, Краснодарский край.

Подобная дифференциация демографических показателей обусловлена особенностями этнического состава населения данных территорий. В большинстве своем территории испытывают миграционный отток, в первую очередь, русского населения. Особенно актуальной остается данная проблема для регионов Северного Кавказа. Потенциально данный тип регионов может перейти к позитивной демографической динамике при сокращении масштабов  миграционного оттока.

Третий тип – районы «абсолютного демографического благополучия», в которых отмечается положительный миграционный и естественный прирост населения. Заметим, что ареал подобной динамики имеет тенденцию к постоянному сокращению – по итогам 2006 г. насчитывалось всего пять таких территорий. На Северном Кавказе в данную группу вошла Ингушетия – республика, которая приняла значительное количество вынужденных мигрантов из Чечни и сохраняет достаточно высокие показатели рождаемости. Остальные территории располагаются в Сибири – это Агинский Бурятский и Ямало-Ненецкий автономные округа, республика Алтай и Тюменская область.  Большинство из сибирских регионов остаются привлекательными в миграционном отношении из-за высокого уровня социально-экономического развития. Вместе с тем следует отметить, что даже в этих регионах, казалось бы с достаточно благополучной демографической ситуацией, сохраняется масса проблем как в области рождаемости и смертности, так и в миграционной сфере.

Четвертый тип регионов – территории «относительного демографического благополучия» – здесь в целом позитивная положительная демографическая динамика обусловлена одним из факторов демографического развития. В  шести территориях сохраняются высокие показатели рождаемости на фоне общероссийских – это Дагестан и Чечня, а также Тыва, Ханты-Мансийский, Усть-Ордынский Бурятский и Ненецкий автономные округа. В Москве и Московской области, Краснодарском крае и Белгородской области отмечается высокий миграционный прирост, но при этом существует естественная убыль населения. Все  территории являются наиболее развитыми в экономическом отношении и привлекательными для жизни, обладают диверсифицированными рынками труда, активно стягивают мигрантов.

Таким образом, существующие типологические (групповые) и индивидуальные (присущие лишь данной территории) различия обязательно  должны учитываться при определении подходов к формированию региональной стратегии демографического развития, а также всего комплекса социально-экономических мер, необходимых для улучшения демографической ситуации. Поскольку федеральные округа включают в себя различные по демографическим параметрам регионы, постольку их демографические стратегии должны наряду с выделением общих целей и задач, включать также специфические стратегии, приуроченные к типологическим группам регионов, входящих в округ.

Частично дифференцированная демографическая политика проводилась и в дореформенный период. К числу последних для советского времени мероприятий, дифференцирующих демографическую политику, относятся принятые в начале 80-х годов меры помощи семьям, имеющим детей. Они вводились в течение трех лет, постепенно, начиная с восточных регионов страны. Это, кстати, придало демографической волне, возникшей во многом в результате подъема рождаемости, более плавный характер.

В настоящее время в России дифференциация демографической политики в разрезе регионов получила широкое распространение, чему способствовало принятие в 2001 г. Концепции демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года. Это обусловливается различными факторами: возникновение многоукладной экономики, получение регионами большей самостоятельности, распространение внебюджетного финансирования и др.   

Помимо объективных факторов, влияющих на дифференциацию демографической политики, немаловажное значение имеют субъективные факторы. Как показывает анализ мер региональной демографической политики, неблагополучие или бедность регионов часто играют решающую роль в усилении федеральных мер. Но многое зависит и от понимания администрацией конкретных регионов сложности демографической ситуации. И поэтому часто даже  в небогатых  областях проводится более затратная, по сравнению с богатыми регионами, демографическая политика.

Особенно значительный размах получило в регионах проведение различных мер демографической политики, направленной на повышение рождаемости. Комплексный стратегический подход к решению этой проблемы находит свое отражение, прежде всего, в концепциях (Москва, Республика Саха (Якутия), Брянская, Ленинградская, Липецкая, Саратовская, Свердловская, Смоленская и Тульская области, Ханты-Мансийский автономный округ – Югра и др.) и программах (Липецкая, Омская, Ульяновская области, Ханты-Мансийский автономный округ – Югра и др.). В ряде регионов действуют планы мероприятий по реализации как Концепции демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года (например, Удмуртская Республика, Алтайский край), так и региональных программных документов (например, Республика Башкортостан, Республика Саха (Якутия), Приморский край, Ленинградская, Саратовская, Тульская области).

Одной из наиболее важных мер социально-экономического характера, направленной на повышение рождаемости, является содействие семьям в улучшении жилищных условий. В августе 2002 г. постановлением Правительства Российской Федерации была утверждена подпрограмма «Обеспечение жильем молодых семей», входящая в состав федеральной целевой программы «Жилище» на 2002-2010 годы.

Основной формой поддержки, способной повлиять стимулирующим образом на повышение рождаемости, является списание части долга (погашение кредита) у молодой семьи при рождении детей, которое осуществляется разными способами, в том числе  предоставлением субсидии. В некоторых регионах размер списания долга зависит от очередности рождения (например, республики Башкортостан, Мордовия, Саха (Якутия) и Удмуртская, а также Калужская, Рязанская, Сахалинская области, Москва).

В значительной части субъектов Российской Федерации выплачиваются дополнительные единовременные пособия при рождении детей. При этом, как правило, размер пособия  увеличивается в зависимости от очередности рождения ребенка, что имеет определенное стимулирующее влияние. Кроме того, в некоторых регионах многодетным семьям выплачивается более высокое ежемесячное пособие на несовершеннолетних детей (например, республики Башкортостан, Бурятия, Карелия и Мордовия, Калужская, Липецкая, Мурманская, Омская, Орловская, Саратовская, Свердловская и Ярославская области).

Проведенный анализ показал, что во многих субъектах Российской Федерации в той или иной форме проводится демографическая политика, направленная на повышение рождаемости. Одновременно обращает на себя внимание то, что практически отсутствует какое-либо научное обоснование выбора реализуемых мер. Кроме того, практически совсем не разработан механизм оценки эффективности реализуемой демографической политики.

Разработка долгосрочной политики по охране здоровья и увеличению продолжительности жизни населения для любой страны предполагает наличие двух взаимосвязанных составляющих. Первая из них – это наличие адекватного представления об истории формирования и современном состоянии тенденций смертности и здоровья населения в разрезе возрастно-половых групп и причин заболеваемости и смертности, как в целом, так и по отдельным территориальным, социальным, этническим и иным совокупностям (ситуационный анализ). От степени детализации  данной картины во многом зависит правильность выбора приоритетных долгосрочных и краткосрочных мероприятий. Второй составляющей политики в области смертности и здоровья населения является концепция, обобщающая в рамках поставленной цели приоритетные направления предполагаемой политики. В свою очередь, на этой основе может быть разработана конкретная программа действий.

Смысл ситуационного анализа заключается в выявлении «проблемных зон» в области смертности, поэтому анализ ситуации и тенденций ее развития на территории необходимо вести в сравнительном ключе. Для регионов России таким «фоном» могут служить как общероссийские закономерности, так и закономерности той типологической группы, в которую территория входит. Дополнительный уровень сравнения полезен как для территорий, которые относятся к относительно благополучной, так и неблагополучной группе. Это позволяет анализировать ситуацию в более однородной совокупности и, следовательно, оценивать имеющиеся резервы в сравнении с территориями, имеющими сходные условия.

Формулирование цели и задач региональной программы осуществляется на основе выводов ситуационного анализа. Для территорий с неблагополучной ситуацией в области смертности, ориентирами продолжительности жизни могут служить среднероссийские уровни смертности. В свою очередь, сложившееся неблагополучие определяется высоким уровнем  внешних – социально зависимых причин и, одновременно, значительным вкладом хронической неинфекционной патологии преимущественно в молодых возрастах, что ведет к дополнительным потерям. В этой ситуации стратегия достижения в качестве целевого ориентира среднероссийских показателей, может рассматриваться лишь как двухуровневая стратегия с выделением тактических и стратегических целей и задач.

Для территорий со сравнительно благополучной ситуацией по тенденциям смертности, ориентирами повышения  продолжительности жизни могут служить средние показатели для группы стран Центральной и Восточной Европы,  страны  ЕС.

Основные различия в региональной  демографической политике относятся к сфере рождаемости, в меньшей мере – к сферам здоровья и  продолжительности жизни, а также – к сфере миграции, поскольку меры в этой  области более жестко регламентируются федеральным законодательством. Тем не менее, и здесь имеется ряд региональных различий. Так, Государственной программой по оказанию содействия  добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, предусмотрено установление трех категорий вселения: А) преимущественно стратегически важные для России приграничные территории, характеризующиеся сокращением численности населения; Б) территории, где реализуются крупные инвестиционные проекты, требующие массового привлечения переселенцев в связи с отсутствием соответствующего предложения рабочей силы на территориальном рынке труда;    В) территории с устойчивым социально-экономическим развитием, на которых в течение последних трех  и более лет наблюдаются сокращение общей численности населения и (или) миграционный отток. 

В диссертации обосновано, что политика в сфере миграции в основном регулируется документами федерального уровня. До настоящего времени не разграничены в полном объеме полномочия между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере регулирования миграции, особенно трудовой. Тем не менее, на протяжении 1990-х-2000-х гг. в регионах было принято значительное количество нормативно-законодательных актов регионального и муниципального уровня по вопросам регулирования миграции населения. Их можно разделить на три типа.

Первый тип – документы, регулирующие общие вопросы миграции, а также предупреждающие или ликвидирующие негативные последствия миграции. Миграционные программы или концепции регулирования миграции приняты в Москве, Самарской, Смоленской и Свердловской областях, Красноярском и Ставропольском краях и некоторых других регионах России.

Второй тип – документы, регулирующие вопросы привлечения и использования иностранной рабочей силы в регионах России. В ряде субъектов приняты специальные нормативно-законодательные акты: Иммиграционный кодекс Ставропольского края, Закон о привлечении и использовании иностранной рабочей силы на территории Краснодарского края, постановление Правительства Москвы о порядке привлечения и использования иностранных работников в городе. Во многих регионах России созданы и работают межведомственные комиссии, занимающиеся вопросами определения потребности в иностранной рабочей силе.

В настоящее время открыто несколько представительств Российской миграционной биржи, в том числе в Москве, Московской области, Иркутской области, Новосибирской области, Санкт-Петербурге, Ханты-Мансийском автономном округе – Югре, Ростовской области, за рубежом – в Узбекистане. Расширение сети подобных посреднических организаций и инфраструктуры трудовой миграции является актуальным направлением регулирования миграционных процессов, как на федеральном, так и региональном уровнях.

Третий тип – документы, регулирующие вопросы внутрироссийской миграции населения в интересах демографического и социально-экономического развития страны и регионов. В России достаточно остро стоят проблемы неравномерного распределения населения по территории государства и интенсивного миграционного оттока населения из регионов  Севера, а также некоторых районов Дальнего Востока и Сибири. В условиях современной экономической ситуации регулируемая и организованная миграция из районов  Севера может стать реальной мерой, способной снять нагрузку с социальной сферы этих регионов, обеспечить благоприятные условия жизни для людей, отработавших значительное время в суровых климатических условиях, а также частично удовлетворить потребности в рабочей силе ряда соседних регионов.

В ЗАКЛЮЧЕНИИ дается краткое изложение основных выводов и положений, полученных в результате диссертационного исследования. На основании многостороннего анализа процессов воспроизводства и миграции населения России разработаны концептуальные методические подходы к типологии российских регионов как по особенностям демографической ситуации в целом, так и по отдельным видам демографической динамики: рождаемости, смертности и миграции; определены стратегические направления по совершенствованию региональной демографической политики в плане повышения рождаемости и ожидаемой продолжительности жизни, укрепления семьи, рационализации миграционных потоков.

Цели, задачи и приоритеты, определяемые ими меры, включаемые в типовые региональные демографические программы, должны:

– определяться общим состоянием демографического развития страны и спецификой региона, его местом в общероссийском демографическом пространстве и необходимостью повышения вклада в преодоление Россией демографического кризиса;

– способствовать осуществлению приоритетных национальных проектов в сфере образования, здравоохранения, жилищной политики, развития АПК и, в конечном счете, обеспечивать рост и оздоровление народонаселения России;

– соответствовать целям и задачам, поставленным в Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации в октябре  2007 года;

– обеспечивать комплексное решение демографических проблем субъекта РФ, охватывая все компоненты воспроизводства и миграции населения;

-определять направленность мер на рост рождаемости и укрепление института семьи, снижение смертности и рост продолжительности жизни населения, регулирование миграции и повышение её вклада за счет переселения, главным образом, соотечественников;

-способствовать ускорению социально-экономического развития региона, вести к сокращению бедности и улучшению материального благосостояния семей с детьми, улучшению качественных характеристик населения и т. д.;

– быть направлены на снижение материнской  и младенческой смертности, укрепление репродуктивного здоровья населения, здоровья детей и подростков;

– обеспечивать усиление государственной поддержки семей, имеющих детей, включая поддержку семьи в воспитании детей, в т.ч. и после достижения ребенком возраста полутора лет, расширять поддержку неполных семей с детьми и многодетных семей с низкими доходами, а также семей, принимающих на воспитание детей, оставшихся без попечения родителей;

– предусматривать в связи с начавшимся сокращением численности трудоспособного населения и ожидаемым уменьшением к 2015 году количества женщин репродуктивного возраста принятие дополнительных мер, направленных на стимулирование рождений второго и третьего ребенка при одновременном содействии занятости женщин, имеющих детей.

Реализация изложенных рекомендаций, по мнению автора, будет способствовать более успешному осуществлению мер эффективной демографической политики по всем трем направлениям для выполнения целей, изложенных в Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах:

Монографии

1. Демографические особенности как фактор экономического развития регионов России. – М.: ЗАО Изд-во «Экономика», 2007. – 19,0 п.л.

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах

и изданиях, входящих в перечень ВАК Минобрнауки РФ

2. Демографический подход к региональному развитию // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. – 2007. – № 4. – 1,1 п.л.

3. Региональные особенности внутрироссийской миграции населения // Экономика и управление. – 2008. – № 1. – 0,7 п.л.

4. Региональные особенности как категория и их специфика в демографических процессах // Вестник Университета (ГУУ). – 2007. – № 6 (6). – 0,4 п.л.

5. Проблемы региональной дифференциации демографической политики // Социальная политика и социальное партнерство. – 2007. – № 9. –  0,4 п.л.

6. Проблемы регулирования миграции в регионах России // Социальная политика и социальное партнерство. – 2007. – № 11. – 0,5 п.л.

7. Окружающая среда как фактор, влияющий на демографическую ситуацию в регионах // Гуманизация образования. – 2007. – № 3. – 0,5 п.л.

8. Территориальные особенности рождаемости в Российской Федерации // Известия Кабардино-Балкарского научного центра РАН. – 2007. – №4. – 0,7 п.л.

9. Демографические процессы и окружающая среда как факторы устойчивого развития // Вестник Университета (ГУУ). – 2007. – № 8(8). – 0,5 п.л.

10. Рождаемость как фактор влияния на демографическую ситуацию в России // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2007. - № 6. – 0,4 п.л.

Публикации в других печатных изданиях

11. Ищенко А.Н. Капля и камень долбит // Российская Федерация сегодня. – 2004. – № 16. – 0,4 п.л.

12. О законодательном обеспечении экологического контроля // Экология производства. – 2005. – № 12. –  0,5 п.л./0,3 п.л.

13. Сохранение окружающей среды – необходимое условие устойчивого развития // Международный Экологический форум «Природа без границ», Владивосток, 7-9 июня 2006. – Пленарные доклады (тезисы) – Владивосток. – 2006. –  0,3 п.л.

14. Регулирование качества окружающей среды в условиях развития экономических реформ // Экологическая экспертиза и оценка воздействия на окружающую среду. – 2006. – № 6 (64). – 0,6 п.л.

15. Регионализация демографической политики России // Материалы Международной научно-практической конференции «Настоящее и будущее демографии России через призму переписей населения. 20 апреля 2007 г.». – М., 2007. – 0,3 п.л.

16. Вопросы стимулирования рождаемости в концепциях демографической политики некоторых регионов России // Материалы Международной научно-практической конференции «Настоящее и будущее демографии России через призму переписей населения. 20 апреля 2007 г.». – М., 2007. – 0,2 п.л./0,1 п.л.

17. Особенности миграции в Российской Федерации // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2007. – № 52. – 0,5 п.л.

18. Качество окружающей среды и демографическая ситуация – неотъемлемые факторы устойчивого развития // Экологическая экспертиза и оценка воздействия на окружающую среду. – 2007. – № 3(67). – 0,6 п.л.

19. Дышать на земле станет легче. Экология требует серьезного внимания законодателей // Российская Федерация сегодня. – 2008. – № 1. – 0,4 п.л.


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

ИЩЕНКО Александра Николаевича

 

Тема диссертационного исследования:

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО

ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ

 

 

Изготовление оригинал-макета

Ищенко А.Н.

 

Подписано в печать ___ . Тираж 100 экз.

 

Усл.п.л. ____.

ФГОУ ВПО «РАГС при Президенте РФ»

 

 

Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ № ___

119606, г. Москва, пр. Вернадского, 84.

Урланис Б.Ц. Проблемы динамики населения СССР. М., 1974.  С.303; Демографическая политика. М., 1974.  С.82.

Советское государство и право. 1978. № 1. С.135.

Миграция населения: прогнозы, факторы, политика. М., 1987. С.165.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.