WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Тенденции и перспективы формирования Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС)

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

                                                                    На правах рукописи

     ББК: 66.4 (051)

                                                                                        Ф17       

 

 

Файзуллаев Джахонгир Абиерович

 

ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

ФОРМИРОВАНИЯ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СООБЩЕСТВА (ЕВРАЗЭС)

 

 

08.00.14 – Мировая экономика

Автореферат

диссертации на соискание ученой

степени доктора экономических наук

Москва

2008 год

              

Работа выполнена на кафедре «Экономическая теория» в Самаркандском государственном университете им. А.Навои (Узбекистан)

Официальные оппоненты:                    

доктор экономических наук, профессор Паньков Владимир Степанович

доктор экономических наук, профессор Соловьев Вячеслав Александрович

доктор экономических наук, профессор Авдокушин Евгений Федорович

Ведущая организация                           

Институт экономики РАН

 

Защита состоится «___» _________ 2008г. в  14 часов  на заседании  диссертационного совета Д 505.001.01 при ФГОУ ВПО «Финансовая академия при Правительстве Российской Федерации» по адресу: 125468, г. Москва, Ленинградский проспект, д.49, аудитория 214.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Финансовая академия при Правительстве Российской Федерации» по адресу: 125468, г. Москва, Ленинградский проспект, д.49, комн. 203.

Автореферат разослан «_______»_________________________2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

к.э.н., профессор                                                                  М.Б. Медведева

 

 

 

 

 

 

 

I Общая характеристика диссертации.

Актуальность темы исследования.

Одним из важнейших проявлений глобализации мировой экономической системы является ее движение к интеграции, проявляющейся, в том числе, и в создании экономических интеграционных объединений. Эта тенденция типична и для постсоветских государств. Особенно активным в этой связи стал период 1990-х гг., когда на территории бывшего СССР возник целый ряд экономических блоков – СНГ, Союзное государство Беларуси и России, Единое экономическое пространство (ЕЭП), ГУАМ, Организация центральноазиатского сотрудничества (ОЦАС), Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС).

Процесс интеграции на постсоветском пространстве проходит достаточно сложно. Это объясняется, прежде всего, тем, что те или иные   интеграционные конфигурации формируются под влиянием многогранного комплекса разнонаправленных факторов (интеграционных и дезинтеграционных). При выработке эффективных концепций и стратегий развития интеграционных объединений необходимо учитывать весь комплекс факторов. Однако на практике оказывается, что сделать это достаточно сложно, поскольку сами факторы, представляющие собой явления политической и социальной действительности, чрезвычайно изменчивы.  

Несмотря на то, что в настоящее время экономисты и политологи проявляют огромный интерес как к феномену экономической и политической интеграции постсоветских государств, так и к деятельности вышеназванных организаций, многие вопросы теоретического и практического характера пока остаются нерешенными.

Количество фундаментальных исследований, посвященных данной проблематике, незначительно. Это объясняется, прежде всего, тем, что все экономические блоки на территории бывшего СССР в настоящее время находятся в стадии формирования. Следует при этом подчеркнуть, что  большая часть вышеназванных организаций фактически не развивается дальше институционального оформления и программных заявлений.

Причина этого кроется как в объективной неготовности государств к процессам экономической интеграции, так и в политической ангажированности руководства ряда независимых государств, сформировавшейся под воздействием внешних антиинтеграционных факторов, в частности, внешнеполитического курса США на постсоветском пространстве.

По признанию международных экспертов, самым динамично развивающимся интеграционным объединением на постсоветском пространстве в настоящий период является ЕврАзЭС. Значительная роль в этой динамике принадлежит России, ориентированной на экономическую интеграцию и поддержание политической стабильности на территориальном пространстве ЕврАзЭС. Прежде всего, это относится к наиболее взрывоопасному региону постсоветского пространства – Центральной Азии, характеризующейся наличием как внешней угрозы (близость к Афганистану), так и «очагов» внутренней дестабилизации (религиозные и территориальные конфликты народов, населяющих Ферганскую долину – узбеков, киргизов и таджиков).

Центральноазиатские государства, в свою очередь, видят в ЕврАзЭС перспективу как решения своих региональных проблем (делимитация границ, водные ресурсы,  территориальная принадлежность минеральных ресурсов, двухсторонние экономические отношения и др.), так и возможность развития своего экономического потенциала за счет привлечения значительных инвестиций, главным образом российских, и, таким образом, расширения собственной экономической специализации.

Однако даже для этой организации характерно отсутствие окончательно сформированной теоретической концепции и четкой реализации уже принятых программ и проектов.

Принимая во внимание отмеченные обстоятельства, становится понятным, почему значительная часть источников данного диссертационного исследования представлена в меньшей степени фундаментальными исследованиями и в большей степени научными статьями и публикациями в периодических изданиях.

Между тем многообразие, некоторая хаотичность, «наложение» и пересечение различных интеграционных и дезинтеграционных факторов на территории бывшего СССР, существование активного противодействия процессам интеграции постсоветского пространства, как вне этих государств, так и внутри них, а также отсутствие четкой концепции интеграции в  сформированных объединениях делают данную проблематику чрезвычайно актуальной и предоставляющей широкие возможности для научного поиска.

Принимая во внимание отмеченные обстоятельства, актуальность диссертационного исследования определяется:

- необходимостью теоретического обобщения развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве в целом и в рамках Евразийского экономического сообщества, в частности;

- недостаточной разработанностью указанных проблем в работах  экономистов стран СНГ;

- сохраняющейся нерешенностью комплекса проблем выработки концепции интеграционного сотрудничества стран СНГ.

Степень разработанности темы.  Специфика представленного диссертационного исследования состоит в том, что оно построено на обширной эмпирической базе. Большая часть работ, включенных в библиографию по данной теме, представляет собой практические исследования, в той или иной степени пересекающиеся с темой диссертации. Особо следует отметить работы таких известных российских экономистов, как Авдокушин Е.Ф., Барковский А.Н., Валовая Т.Д., Глинкина С.П., Годин Ю.Ф., Гринберг Р.С., Делягин М.Г., Дякин Б.Г., Зиядуллаев Н.С., Малышева Д.Б., Мацнев Д.А., Некипелов А.Д., Оболенский В.П., Паньков В.С,  Резникова О.Б., Рыбалкин В.Е., Ситарян С.А., Смитиенко Б.М., Соловьев В.А., Сотников А.В., Фаминский И.П., Федулова Н.Г., Хайтун А.Д., Хасбулатов Р.И., Чернявский С.И., Шагалов Г.Я., Шишков Ю.В., Шмелев Н.П. и др.

Значительный вклад в разработку концепции интеграции постсоветских государств внесли экономисты стран СНГ: Абдулло Р.Г. (Таджикистан), Исингарин Н.К. (Казахстан), Кенисарин М.М. (Казахстан), Лаумулин М.Т. (Казахстан), Мирзаев Р.С. (Узбекистан), Могилевский Р.И. (Кыргызстан), Парахонский Б.О. (Украина), Примбетов С.Д. (Казахстан), Рахматулина Г.Г. (Казахстан), Толипов Ф.Ф. (Узбекистан), Шаймергенов Т.Г. (Казахстан), Шумский Н.Н. (Беларусь), Язмурадов А.П. (Туркменистан) и др.

Тема сотрудничества Китая, России и центральноазиатских государств в Центральной Азии активно разрабатывается китайскими учеными (Бао И, Гуачен Син, Лифань Ли, Хуашэн Чжао, Шиу Дин). Исследования китайских ученых, так же как и практика реального сотрудничества вышеназванных государств в регионе, указывают на то, что в настоящее время  интересы Китая в Центральной Азии сосредоточены на  сотрудничестве с центральноазиатскими государствами в энергетической сфере и поддержании политической стабильности в регионе. В рамках первого направления Китай  поддерживает сотрудничество с центральноазиатскими государствами на двухсторонней основе. Второе направление представляет один из главных приоритетов деятельности Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и предполагает интеграционное взаимодействие государств-участников в данной сфере, которое, однако, не носит экономического характера. Таким образом, в настоящее время Китай не стремится к экономической интеграции с государствами Центральной Азии. 

Западные специалисты также проявляют большой интерес к исследуемой проблеме. Однако этот интерес достаточно специфичен, поскольку западные экономисты не занимаются прогнозированием развития процессов интеграции на постсоветском пространстве, а выдвигают собственные концепции вовлечения стран СНГ в мировую экономическую систему. Об этом свидетельствуют подробные тематические обзоры и доклады, опубликованные Организацией Объединенных Наций и Государственным Департаментом США,  известными общественно-политическими периодическими изданиями («Foreign Affairs», «Foreign Policy», «Journal of International Affairs», «Backgrounder», «Contemporary Review» «The Wall Street Journal», «World and I», «Chicago Tribune»), а также работы ведущих мировых экономистов и политологов (З.Бжезинский, Р.Баучер, А.Коэн, М.Олкотт, Ф.Старр, Дж. Стиглиц, Г.Фуллер и др.).

Объект и предмет исследования. В качестве объекта исследования выступает Евразийское экономическое сообщество на фоне общих интеграционных и дезинтеграционных процессов, развивающихся на постсоветском экономическом и политическом пространстве.

Предметом исследования в диссертации является общность проблем, противоречий и перспектив интеграционного взаимодействия стран СНГ в конце XX-го – начале XXI-го столетия.

Основная цель и задачи диссертации. Основная цель диссертации состоит в раскрытии основных факторов интеграционного процесса на постсоветском пространстве, выявлении реального интеграционного потенциала Евразийского экономического сообщества, а также прогнозировании перспектив развития этого объединения.

Цель работы конкретизируется в постановке следующих  задач:

  • выявить комплекс интеграционных и дезинтеграционных факторов, определяющих реальное существование процессов интеграции на постсоветском пространстве;
  • дать характеристику межгосударственным объединениям стран СНГ с точки зрения их интеграционной (или квазиинтеграционной) сущности;
  • выявить основные тенденции формирования геополитической сферы влияния ЕврАзЭС на современном этапе;
  • раскрыть основные направления создания единого экономического пространства ЕврАзЭС, а именно, направления и перспективы развития Таможенного Союза, Общего рынка, а также экономического и валютного союза Сообщества;
  • выявить топливно-энергетический потенциал государств ЕврАзЭС и основные направления создания общего энергетического пространства Сообщества;
  • раскрыть основные проблемы и противоречия формирования общего транспортного рынка ЕврАзЭС;
  • раскрыть проблемы и основные направления формирования системы коллективной безопасности государств ЕврАзЭС в контексте взаимодействия двух интеграционных объединений – ОДКБ и ЕврАзЭС;
  • определить перспективы развития ЕврАзЭС в связи с присоединением государств-членов Сообщества к ВТО.

Методологические основы исследования. Достоверность теоретических выводов и практических рекомендаций, содержащихся в диссертации, основана на применении диссертантом в качестве методологической базы общенаучных принципов познания экономических явлений – диалектического, конкретно–исторического, системного подходов, позволивших рассмотреть изучаемые процессы и явления в развитии, выявить противоречия, соотнести сущностные характеристики и формы их проявления. В исследовании были использованы такие научные методы, как  анализ и синтез, дедукция, индукция,  сравнение, обобщение, а также методы экономико – статистического анализа.

Диссертация выполнена в соответствии с пп. 9 и 24 Паспорта специальности 08.00.14 – «Мировая экономика».

В качестве информационной базы в работе также использовались диссертационные исследования, монографии, научные статьи, материалы периодической печати, информационные и аналитические материалы научно–исследовательских учреждений, информационных агентств, экспертные оценки и расчеты научных и практических работников, а также материалы, публикующиеся в электронных средствах массовой информации (сети INTERNET).

Значительный информационный материал получен из опубликованных отчетов Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Правительства Российской Федерации, Правительства Казахстана, Организации Объединенных Наций, Государственного Департамента США, Департамента торговых переговоров Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации.

Научная новизна диссертационного исследования определяется  тем, что в нем:

- раскрыт многоуровневый характер современных факторов экономики, характеризующих процесс глобализации в рамках СНГ, включая факторы интеграционной и дезинтеграционной направленности;

- выявлены особенности иерархии интеграционных факторов на экономическом пространстве СНГ, распределяющихся по трем основным уровням: глобальному (мировая экономическая система), зональному (постсоветское пространство) и региональному;

- установлена квазиинтеграционная сущность большей части межгосударственных объединений, возникших на постсоветском пространстве (СНГ, Единое экономическое пространство (ЕЭП), ГУАМ);

- раскрыты экономические причины, а также военно-политические предпосылки создания ЕврАзЭС;

- выявлен комплекс экономических и социо-культурных факторов, определяющих потенциал расширения ЕврАзЭС на современном этапе за счет присоединения государств Центральной Азии;

- предложен механизм более эффективной реализации значительного топливно-энергетического потенциала государств ЕврАзЭС, предусматривающий создание общего энергетического пространства Сообщества;

- показана определяющая роль развития международного транспортного коридора «Север – Юг» в формировании общего транспортного пространства ЕврАзЭС;

- определены перспективы взаимодействия государств-участников двух интеграционных блоков – ЕврАзЭС и ОДКБ (военное и военно-техническое сотрудничество, противодействие новым вызовам и угрозам – международному терроризму, экстремизму, наркоэкспансии) для обеспечения безопасности единого экономического пространства.

Практическая значимость исследования.  Представленный в работе комплексный анализ интеграционных и дезинтеграционных факторов, действующих на постсоветском пространстве; характеристика интеграционной и квазиинтеграционной сущности объединений государств СНГ; детальное изучение основных направлений формирования единого экономического пространства ЕврАзЭС, топливно-энергетического и транспортного потенциала Сообщества, проблем создания энергетического и транспортного рынка ЕврАзЭС, а также обеспечения безопасности функционирования данного объединения и сложного процесса вступления государств ЕврАзЭС в ВТО имеет большую практическую значимость для широкого круга специалистов, разрабатывающих теоретические и практические аспекты интеграции на  постсоветском пространстве, прежде всего, для межгосударственных институтов системы СНГ, ЕврАзЭС, Союзного государства Беларуси и России, ОДКБ.

Практическая значимость диссертационной работы заключается также в том, что целый ряд ее положений используются в деятельности Министерства внешних экономических связей, инвестиций и торговли Республики Узбекистан при разработке и осуществлении практических мер по развитию и повышению конкурентоспособности экономики республики и ее интеграции в мировую экономическую систему, содействию в реализации программ развития экспортного потенциала Узбекистана, обеспечению прав и интересов отечественных субъектов внешнеэкономической деятельности.

Данная работа может использоваться  в работе экономических факультетов высших учебных заведений России и других стран СНГ при изучении курса  «Международные экономические отношения» (темы «Интеграционные процессы в системе международных экономических отношений», «Экономические интеграционные процессы стран СНГ», «Регулирование мировой торговли международными организациями»), спецкурсов, затрагивающих широкий круг вопросов, связанных с интеграционными процессами на постсоветском пространстве, а также при разработке учебных пособий.

Апробация работы. Разработки соискателя используются в работе Секретариата Интеграционного Комитета Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) и Секретариата Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) при подготовке отдельных плановых работ и материалов для органов законодательной и исполнительной власти, что подтверждается справками, предоставленными из указанных учреждений.

Материалы исследования используются кафедрой  экономической теории Самаркандского государственного университета им. А.Навои в преподавании учебных дисциплин «Мировая экономика» и «Международные экономические отношения», а также ряда спецкурсов.

Диссертационная работа выполнена в рамках НИР Самаркандского государственного университета (Узбекистан), проводимых в соответствии с темой «Социально-экономическая жизнь (жизнедеятельность) и экономическое развитие. (№ государственной регистрации 6Ф-114)», разрабатываемой Самаркандским государственным университетом.

Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры мировой экономики и международных валютно-кредитных отношений ФГОУ «Финансовая академия при Правительстве РФ».

Основные положения и выводы диссертационной работы были представлены для обсуждения на шести конференциях:

-  VI-й международной научно–практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Страны c переходной экономикой в условиях глобализации» (март 2007 г., Москва), Российский университет дружбы народов,

- международной научно–практической конференции «Евразийский мир: многообразие и единство» (май 2007 г., Казань), Казанский институт экономики, управления и права,

- юбилейной X-й международной научно–практической конференции «Фундаментальные и прикладные проблемы приборостроения, информатики и экономики» (октябрь 2007 г., Сочи), Московский государственный университет приборостроения и информатики,

- X-й  международной научно–практической конференции «Интеграция экономики в систему мирохозяйственных связей» (октябрь 2007 г., Санкт-Петербург), Санкт-Петербургский государственный политехнический университет,

- IV-й всероссийской научно-практической конференции «Проблемы экономики и статистики в общегосударственном и региональном масштабах» (ноябрь 2007 г., Пенза), Пензенский государственный педагогический университет им. В.Г. Белинского,

- VI-й международной научно–практической конференции «Макроэкономические проблемы современного общества (федеральный и региональный аспекты)» (декабрь 2007 г., Пенза), Пензенский государственный педагогический университет им. В.Г. Белинского.

Публикации. Основные положения диссертации нашли свое отражение в тридцати восьми работах общим объемом 45,3 п.л. (весь объем авторский), в том числе в 2 авторских монографиях и 36 статьях в журналах и сборниках научных трудов. Из них 26 статей опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации по диссертациям, представляемым на соискание ученой степени доктора экономических наук, а именно, «Азия и Африка сегодня», «ЭКО», «Общество и экономика», состоявшем в вышеупомянутом списке до 2007 г.

Структура диссертации. Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования. Диссертационная работа состоит из введения, семи  глав, заключения и библиографии. Иллюстративно–справочный материал представлен таблицами и рисунками.

Список использованной литературы содержит 307 наименований источников по проблематике диссертации на русском и английском языке.

Структура диссертации

Введение

Глава 1. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве

    • Интеграционные и дезинтеграционные  факторы  на экономическом пространстве СНГ
    • Интеграционные и квазиинтеграционные объединения на постсоветском пространстве: перспективы развития

Глава 2. Тенденции и проблемы формирования Евразийского

экономического сообщества (ЕврАзЭС) на современном этапе

2.1 Экономические причины и военно-политические предпосылки

создания ЕврАзЭС

    • Этапы формирования ЕврАзЭС и перспективы расширения

Глава 3. Основные направления создания единого экономического

пространства ЕврАзЭС

3.1 Современные проблемы развития Таможенного союза

3.2 Современные тенденции и проблемы формирования Общего рынка

ЕврАзЭС

3.3  Перспективы создания экономического и валютного союза ЕврАзЭС

Глава 4. Энергетический союз ЕврАзЭС – основа евразийской

энергетической безопасности

4.1 Топливно-энергетический потенциал государств ЕврАзЭС

4.2 Современные проблемы формирования общего энергетического

пространства ЕврАзЭС

Глава 5. Формирование транспортного союза ЕврАзЭС на современном этапе

5.1 Транспортный рынок евроазиатских перевозок

5.2 Международный транспортный коридор  «Север – Юг» как основа

создания транспортного союза ЕврАзЭС

5.3 Основные проблемы интеграционного взаимодействия

транспортных комплексов государств ЕврАзЭС

5.4 Основные направления углубления интеграционного

сотрудничества государств ЕврАзЭС в транспортной сфере

Глава 6. ОДКБ и ЕврАзЭС: общее пространство взаимодействия

6.1 Формирование системы коллективной безопасности ОДКБ

6.2 Военное и военно-техническое сотрудничество в ОДКБ

6.3 Противостояние новым вызовам и угрозам

Глава 7. Проблемы и перспективы присоединения государств ЕврАзЭС

к Всемирной торговой организации

7.1 Особенности вступления государств ЕврАзЭС в ВТО

7.2 Последствия присоединения государств ЕврАзЭС к ВТО

Заключение

Библиография

II Содержание и основные проблемы исследования.

В диссертации рассмотрены семь групп проблем.

Первая группа проблем связана с выявлением комплекса интеграционных и дезинтеграционных факторов, определяющих процесс интеграции на постсоветском пространстве, а также анализом формирования, развития и функционирования межгосударственных объединений стран СНГ с точки зрения их интеграционной/квазиинтеграционной сущности.

Международная экономическая интеграция представляет собой одно из основных проявлений всемирной глобализации мирового хозяйства. Интеграционный процесс это сложное явление, определяемое множеством разнонаправленных тенденций и факторов. По своей сути процесс интеграции иерархичен, что означает возможность выделения нескольких уровней интеграции, объединяющих как интеграционные, так и дезинтеграционные факторы в зависимости от сферы их функционирования.  Таким образом, все факторы, определяющие интеграционный процесс, распределяются по трем уровням:

- глобальному, т.е. свойственны всей мировой экономической системе,

- зональному, т.е. типичны для исторически сложившейся общности ряда государств, поддерживаемой глубокими политическими и экономическими связями,

- региональному.

Каждый последующий уровень является более узким и специализированным относительно сферы функционирования интеграционных/дезинтеграционных факторов по сравнению с предыдущим.

Выделение понятия региональной интеграции связано с тем, что достаточно часто в ареале зональной интеграции выделяются субрегионы, где интеграционному процессу свойственны некоторые дополнительные черты, нехарактерные в целом для данной интеграционной зоны. Так, в интеграционной зоне постсоветского пространства можно выделить центральноазиатский субрегион.

Процесс интеграции на глобальном уровне  представляет собой закономерный результат интернационализации производства и капитала и отражает расширение мирохозяйственных связей национальных экономик в их движении к единому мировому рынку (объективный аспект глобализации).

В то же время глобализация мировой экономики выступает как форма определенной экономической политики, проводимой ведущими мировыми державами, транснациональными корпорациями и транснациональными банками, мировыми финансовыми центрами в своих собственных интересах (субъективный аспект глобализации) .

Зональный уровень интеграции, характеризующий постсоветское пространство, определяется функционированием двух групп разнонаправленных факторов – интеграционных и дезинтеграционных.

Интеграционные факторы реализуются на различных уровнях экономических систем стран СНГ, выделяемых согласно сфере действия данных тенденций. Это факторы, отражающие экономические и политические интересы стран СНГ, проблемы безопасности и аспекты социально-культурной общности постсоветского пространства.

Региональная интеграция рассматривается в диссертации на примере региона Центральной Азии, ряд государств которого являются участниками ЕврАзЭС. Региональной интеграции центральноазиатских государств способствует ряд специфических факторов, таких, как выгодное геополитическое положение государств региона, общие границы, наличие транспортных и других коммуникаций, связывающих центральноазиатские страны, богатейшие природно-сырьевые ресурсы, самообеспеченность региона всеми видами сырья, мощный совокупный производственный и экспортный потенциал, а также  низкая стоимость рабочей силы.

Кроме того, в качестве своеобразного фактора, также способствующего реализации интеграционных процессов на экономическом пространстве СНГ, выступает общность проблем социально-экономического развития этих стран.

Самой серьезной из них является проблема недостаточной обеспеченности  водными ресурсами и ее последствия, а именно недостаток выработки электроэнергии, осушение пахотных земель, засоление почвы, опустынивание.

Дезинтеграционные факторы, действующие на экономическом пространстве СНГ, по своей природе достаточно противоречивы и неоднозначны. Прежде всего, это собственно дезинтеграционные, а также антиинтеграционные факторы

Разница между ними существенна. Дезинтеграционные факторы представляют собой объективно сформировавшиеся направления в развитии событий и явлений постсоветской действительности, которые самим своим существованием способствуют дезинтеграции независимых государств. Эта группа факторов объединяет экономические и социально-политические явления разного уровня.

В качестве антиинтеграционных диссертант рассматривает совокупность определенных субъективных факторов, направленных именно против интеграции постсоветских государств.

Ряд антиинтеграционных факторов носит внутренний характер и отражает существование в 1990-х гг. определенных сил в странах СНГ, настроенных против интеграции постсоветских государств. Среди этих факторов выделяются противодействие правящих кругов бывших советских республик, опасение утраты семейственности и клановости как стиля руководства, недовольство определенных кругов в руководстве республик своей специализацией в рамках СССР.

Антиинтеграционные факторы имеют также и внешний импульс формирования. Здесь в качестве основного фактора выступает политика США в центральноазиатском и черноморско-каспийском регионах. США не просто не заинтересованы в появлении эффективного в политическом и экономическом смысле интеграционного объединения постсоветских государств. Американское руководство рассматривает вышеупомянутые регионы в качестве зоны своих национальных интересов и проводит крайне агрессивную политику как по противодействию интеграции постсоветских государств, так и по разработке собственных планов формирования региональных объединений постсоветских государств с ведущей финансовой и политической ролью США.

Таким образом, эффективность интеграционного процесса на постсоветском пространстве зависит от баланса множества тенденций факторов и предпосылок, зачастую характеризующихся противоположной направленностью.

Противоречивым (и во многом промежуточным) результатом сложившейся  к настоящему времени конфигурации факторов и предпосылок  стало создание ряда межгосударственных объединений постсоветских государств. Это Содружество Независимых Государств (СНГ), Союзное государство Беларуси и России, ГУАМ, Единое Экономическое Пространство (ЕЭП), Организация центральноазиатского сотрудничества (ОЦАС) и Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС).

Появление этих объединений, с одной стороны, является свидетельством стремления постсоветских государств к интеграции друг с другом, а, следовательно, и превалирования интеграционных процессов над антиинтеграционными и дезинтеграционными.

С другой стороны, анализ деятельности этих объединений на предмет соответствия классической сущности понятия экономической интеграции показал, что большая часть объединений пока носит квазиинтеграционный характер или же находится на первом, самом низком уровне интегрированности государств.

На этом уровне государства, участвующие в том или ином интеграционном объединении, осознают зависимость одного партнера от другого; используют эту зависимость для получения односторонних преимуществ; формально учитывают интересы партнера, а иногда и явно  игнорируют их; сопротивляются такому использованию партнерами по объединению; способны преодолеть подобное сопротивление силовым воздействием. Характер сотрудничества в таких объединениях крайне неустойчивый, причем, наблюдается преобладание отдельных соглашений о сотрудничестве по определенным вопросам.

Единственной организацией, которая достигла несколько более высокого уровня интегрированности по сравнению со всеми другими объединениями, является ЕврАзЭС.

Государства-участники ЕврАзЭС  осознают конкретные преимущества интеграции по каждому из направлений сотрудничества и в системе направлений в целом, а также взаимозависимость партнеров друг от друга; преодолевают  эгоцентрический характер взаимоотношений и вырабатывают взаимовыгодные условия сотрудничества; соблюдают долгосрочные соглашения о сотрудничестве, а также создают совместные органы, обеспечивающие координацию сотрудничества и решение спорных вопросов.

В диссертации отмечается, что хотя данный уровень интегрированности и нельзя считать высоким, но в целом ЕврАзЭС уже воспринимается как интеграционное объединение.

Вторая группа проблем посвящена анализу экономических причин и военно-политических предпосылок трансформации Таможенного Союза в Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) и   рассмотрению перспектив расширения  его геополитического влияния.

При разработке концепции интеграции постсоветских государств участники ЕврАзЭС учитывали  международный опыт формирования и развития экономических интеграционных объединений. Прежде всего, это опыт Европейского Союза (ЕС), где экономическая интеграция получила наиболее полное и эффективное развитие. Так, ЕврАзЭС опирается в своем формировании на базовую модель экономической интеграции, разработанную и реализованную в рамках ЕС. Эта модель включает достижение таких целей, как:

  • постепенное устранение всех ограничений в торговле между странами-участницами;
  • установление общего таможенного тарифа в торговле с третьими странами;
  • ликвидация ограничений для свободного передвижения рабочей силы,

 капиталов, услуг;

  • разработка и проведение общей политики в области транспорта и сельского хозяйства;
  • создание валютного союза;
  • унификация налоговой системы;
  • сближение законодательства;
  • разработка принципов согласования экономической политики.

Для реализации этих установок была создана комплексная структура наднациональных управленческих органов.

Воспринимая теоретические и организационные идеи развития интеграционного процесса в Западной, а затем Центральной и Восточной  Европе, ЕврАзЭС пришлось внести  в предлагаемую модель некоторые изменения, обусловленные спецификой экономической и политической ситуации в государствах-участниках Сообщества.

Во-первых, государства ЕврАзЭС характеризуются разным уровнем экономического развития. И в этом смысле существенное значение для выработки концепции интеграции Сообщества имеет как опыт развития ЕС во второй половине 1980-х гг. – начале XXI-го века, когда членами ЕС стали такие государства как Испания, Португалия, а также государства Восточной и Южной Европы, Прибалтики (Болгария, Кипр, Чешская Республика, Эстония, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Словения), что привело к обострению межстрановых диспропорций в ЕС; так и деятельность таких интеграционных объединений, как НАФТА и АСЕАН, где существенная разница экономического развития государств-участников была одним из начальных  условий создания объединений.

Во-вторых, одним из основных направлений деятельности ЕврАзЭС заявлено сотрудничество в энергетической сфере и создание единого энергетического пространства, что предполагает выработку совместной политики в сфере добычи, транспортировки и реализации энергоносителей как внутри Сообщества, так и за ее пределами.

В-третьих, большую часть государств ЕврАзЭС составляют государства Центральной Азии, где существенным фактором экономической интеграции является поддержание политической стабильности в регионе. В этой связи особенно важным представляется тесное сотрудничество таких интеграционных группировок, как ЕврАзЭС, ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности) и ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), что и обеспечивает достижение вышеназванной цели.

Евразийское экономическое сообщество стало правопреемником Таможенного Союза (ТС), созданного в 1995 г. и объединившего Россию, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан. Основной причиной трансформации ТС в ЕврАзЭС в 2000 г. стала неспособность ТС в полной мере выполнить поставленные перед ним экономические задачи.

Среди проблем функционирования ТС следует назвать:

- низкий уровень унификации таможенных тарифов, что не позволило сформировать Общий таможенный тариф,

- неспособность создания общей таможенной территории,

- отсутствие согласования позиций по присоединению к ВТО,

- неэффективность принятия решений консенсусом,

- отсутствие наднациональных функций,

- невыполнение или нарушение сторонами принятых решений,

- различие механизмов трансформации принятых ТС решений в национальные законодательства,

- отсутствие санкций к сторонам-нарушителям,

- недостаточно высокий статус организации.

Все вышеперечисленные проблемы было невозможно решить в рамках ТС, поэтому мотивы трансформации ТС в ЕврАзЭС очевидны.

Кроме непосредственных причин, повлиявших на создание ЕврАзЭС, существовала косвенная предпосылка подобной трансформации. Одновременно с развитием ТС проходило формирование еще одного интеграционного объединения – ГУАМ/ГУУАМ, объединившего государства, стремящиеся к внешнеполитическому «дистанцированию» от России, а именно, Грузию, Украину, Азербайджан, Молдову и Узбекистан (1999-2005 гг.).

В 2000 г. был признан международный статус ГУАМ, что послужило своеобразным стимулом преобразования ТС в ЕврАзЭС. Безусловно, ЕврАзЭС и ГУАМ не противопоставлены друг другу, но геополитическое «соперничество» объединений объективно и очевидно. Тем более, что к этому руководство стран ГУАМ фактически подталкивают США и, в определенной степени, ЕС. Таким образом, стремление к выравниванию международного статуса организаций послужило военно-политической предпосылкой создания ЕврАзЭС.

В настоящее время ЕврАзЭС является самым динамично развивающимся интеграционным объединением на постсоветском пространстве. Это проявляется, в том числе, и в расширении числа ее участников, а, следовательно, и сферы геополитического влияния.

В 2006 г. членом объединения стал Узбекистан, что обусловило согласованное слияние двух организаций – ЕврАзЭС и ОЦАС (Организации центральноазиатского сотрудничества). Таким образом, ЕврАзЭС в настоящее время представляет объединение двух векторов интеграционных процессов на постсоветском пространстве – европейского (Россия, Беларусь) и азиатского (государства Центральной Азии).

Значение присоединения Узбекистана к ЕврАзЭС невозможно переоценить. Несмотря на экономический профиль деятельности Сообщества, на первый план выходят геополитические последствия этого шага. Это расширение и укрепление российских позиций в Центральной Азии, а также провал американской идеи «экспорта демократии», а, фактически, получения США контроля над топливно-энергетическими ресурсами региона. Парадокс ситуации состоит в том, что как удавшаяся смена власти в Киргизии, так и неудавшаяся – в Узбекистане привели к усилению российского влияния в этих республиках и  соответственно – к ослаблению американского влияния в регионе в целом.

Кроме того, вступление Узбекистана в ЕврАзЭС предоставляет как данной республике, так и Сообществу очевидные экономические преимущества, обусловленные, прежде всего, привлечением значительных инвестиций в развитие ТЭК республики.

Однако, несмотря на интенсивное расширение ЕврАзЭС в последнее время, в перспективе этот процесс вряд ли будет столь активным. Увеличение участников организации, с одной стороны, предполагает ряд серьезных экономических преимуществ (расширение общего рынка, увеличение инвестиционного потенциала, транспортных возможностей участников и т.д.). С другой стороны, увеличение членов Сообщества само по себе замедляет интеграционные процессы внутри него. Тем более, когда членами Сообщества становятся государства с разным уровнем, а иногда и принципами экономического развития. В настоящее время ЕврАзЭС представляет собой неоднородное образование, в котором выделяются два субрегиона, согласно достигнутому уровню интеграции. Северный субрегион – Россия, Беларусь, Казахстан – и менее развитый в экономическом отношении южный субрегион – Киргизия, Таджикистан, Узбекистан. Для экономического выравнивания субрегионов  и ускорения интеграции необходимы серьезные инвестиционные вложения в экономику вышеперечисленных государств.

В ЕврАзЭС существует статус наблюдателя, которым сейчас обладают три государства – Украина, Молдова и Армения.

Молдавия подавала заявку на вступление в ЕврАзЭС еще в 2002 г., однако тогда ее заявка была отклонена. Официальная причина этого была следующей – несоответствие уровня экономического развития Молдавии общему уровню развития экономического пространства ЕврАзЭС и необходимость проведения в связи с этим «ряда экономических и юридических процедур». Молдове был предоставлен только статус наблюдателя. Представляется, что вышеназванная причина является формальной, так как уровень экономического развития ряда государств-членов Сообщества не выше, если не ниже, чем в Молдавии. Возможно, члены организации предпочитают не расширять Сообщество за счет принятия государств с невысоким уровнем развития экономики, если это не влечет за собой дополнительные политические или экономические преимущества. Но более реальной причиной кажется тот простой факт, что Молдавия не имеет общих границ ни с одним государством-членом ЕврАзЭС. Таким образом, принятие Молдовы в Сообщество разорвало бы реальное экономическое пространство организации, что отрицательным образом сказалось бы на интеграционных процессах внутри ЕврАзЭС.

В последнее время Молдавия уже не стремится к вступлению в Сообщество, а направляет свои интеграционные интересы на сотрудничество с государствами-соседями – Румынией, Украиной и Евросоюзом в целом.

Принятие Армении в ЕврАзЭС в ближайшее время маловероятно по той же причине – отсутствие общих границ. Кроме того, свою отрицательную роль играет членство Молдавии и Армении в ВТО соответственно с 2001 г. и 2003 г., что, как показывает пример Киргизии, представляет серьезную проблему для интеграционных процессов внутри Сообщества.    

Ситуация с Украиной совершенно иная. Уровень экономического развития Украины вполне сопоставим с уровнем государств северного субрегиона ЕврАзЭС. Более того, Украина могла бы стать важным звеном в создании общего транспортного и энергетического рынка Сообщества. Именно поэтому присутствие Украины среди членов организации желаемо, но в настоящее время нереально. Это связано с курсом украинского руководства, направленным на вступление в ЕС и НАТО.

Оценивая вероятность присоединения других государств к Сообществу, следует упомянуть Туркменистан. До 2007 г. Туркменистан придерживался курса изоляционизма, как в политике, так и экономике. Однако при определенных обстоятельствах это возможно. Во многом это будет зависеть от Узбекистана – какие реальные экономические преимущества получит Узбекистан от вступления в Сообщество, и каким образом членство в ЕврАзЭС поможет Узбекистану решить свои внешнеполитические проблемы. Это очень важно для Туркмении, поскольку внешнеполитическая и экономическая ситуация в Туркмении очень схожа с ситуацией в Узбекистане. Туркмения, также как Узбекистан, испытывает  трудности во внешнеполитическом общении с западными странами, особенно США, резко критикующими авторитарный стиль руководства в этих государствах. Кроме того, Туркмения, наряду с Узбекистаном, нуждается в привлечении значительных объемов иностранных инвестиций для развития экономики своих стран и, прежде всего, нефтегазовой отрасли. Узбекистан стремится решить свои проблемы путем вступления в ЕврАзЭС. Если результаты будут успешными, то это будет своеобразным сигналом Туркменистану.

Таким образом, наиболее вероятным представляется положительное решение о присоединении к ЕврАзЭС Туркменистана, если такое пожелание будет высказано.

Третья группа проблем характеризует основные направления создания единого экономического пространства ЕврАзЭС, а именно, проблемы и перспективы развития Таможенного Союза, Общего рынка, а также экономического и валютного союза Сообщества.

Основной целью интеграции государств ЕврАзЭС является формирование единого экономического пространства, которое предполагается создавать поэтапно, начиная с зоны свободной торговли и таможенного союза на территории Сообщества через формирование общего рынка объединения к созданию экономического и валютного союза ЕврАзЭС.

В настоящее время Сообщество находится на первом этапе этого процесса. В рамках ЕврАзЭС было продолжено формирование зоны свободной торговли, которое началось еще в эпоху существования Таможенного союза как отдельной организации.

Считается, что к настоящему моменту зона свободной торговли ЕврАзЭС сформирована и ее правовой основой являются двухсторонние соглашения об установлении режима свободной торговли (РСТ), заключенные между государствами Таможенного союза/ЕврАзЭС. В настоящее время ведутся активные переговоры по подписанию подобных соглашений с Узбекистаном. Однако официальный протокол об установлении РСТ в ЕврАзЭС в полном объеме и его соблюдении всеми государствами-участниками еще не подписан.

Сейчас идет активное формирование Таможенного союза ЕврАзЭС по трем направлениям: внешнеторговая политика, таможенная сфера и пограничная политика. Наибольшего согласования по всем многочисленным аспектам и проблемам создания единой таможенной территории пока удалось достичь трем государствам – России, Беларуси и Казахстану. В связи с этим, принимая во внимание идею разноуровневой и разноскоростной интеграции, положенную в основу объединения, в октябре 2007 г. на заседании Межгосударственного совета ЕврАзЭС были подписаны международные договоры, составляющие договорно-правовую базу таможенного союза на базе вышеупомянутых трех государств с последующим присоединением остальных участников Сообщества по мере согласования с ними всех необходимых вопросов. Кроме этого, был утвержден план действий по формированию таможенного союза в рамках ЕврАзЭС до 2010 г. Но, по мнению диссертанта, это следует рассматривать лишь как первый шаг к международной экономической интеграции государств постсоветского пространства в рамках ЕврАзЭС. Проведенный в диссертации анализ показал, что на том уровне интегрированности, на котором сейчас находится ЕврАзЭс, основное место в интеграционном сотрудничестве занимает взаимодействие в рамках отдельных направлений. Для ЕврАзЭС на данном этапе таковыми являются создание общего энергетического пространства, транспортного союза и формирование системы коллективной безопасности совместно с ОДКБ. 

 Четвертая группа проблем связана с определением основных направлений формирования общего энергетического пространства Сообщества.

 Топливно-энергетический потенциал Евразийского экономического сообщества является уникальным, как с точки зрения наличия топливно-энергетических ресурсов, так и возможностей транзита этих ресурсов в пределах Сообщества и на экспорт. Территория ЕврАзЭС позволяет организовать экспорт ресурсов во всех перспективных сейчас направлениях: западном, восточном и юго-восточном. Из шести государств Сообщества четыре обладают топливно-энергетическими ресурсами, имеющими мировое значение и крайне привлекательными для инвесторов: Россия, Казахстан, Таджикистан и Узбекистан. Все государства ЕврАзЭС соединены региональными трубопроводами в общую систему, позволяющую транспортировать ресурсы в рамках Сообщества. В то же время ряд государств, в частности, Узбекистан, Казахстан, Россия и Беларусь, соединены системой экспортных газопроводов «Средняя Азия – Центр», «Бухара – Урал», «Ямал – Европа», позволяющих поставлять природный газ стран Сообщества на экспорт.

Формирование общего энергетического пространства Сообщества проходит по трем направлениям:

- создание общего электроэнергетического рынка,

- реализация совместных проектов в области разведки и добычи нефтегазовых ресурсов,

- совместная транспортировка нефти и газа на экспорт в европейские страны.

Создание общего рынка электроэнергетики Сообщества осуществляется как путем реализации двухсторонних проектов (строительство Сангтудинской ГЭС-1 и Рогунской ГЭС в Таджикистане, а также Камбаратинских ГЭС-1 и 2 в Кыргызстане), так и на основе многостороннего сотрудничества. В частности, начиная с 2003 г., осуществляется транзит избыточной электроэнергии летней выработки из Киргизии и Таджикистана в Россию через сети Казахстана и Узбекистана. Тем самым также обеспечивается удовлетворение ирригационных потребностей Казахстана и Узбекистана в этот период. Такое комплексное решение создает предпосылки для развития интеграции в более сложном вопросе – общем регулировании водно-энергетических режимов бассейнов рек стран ЕврАзЭС с обеспечением баланса интересов всех стран.

Интеграционное сотрудничество в области нефтегазового сектора основывается на обеспечении баланса интересов всех стран Сообщества. При этом основное внимание уделяется решению таких ключевых вопросов как:

а) формирование основных критериев и принципов доступа к  транзитным мощностям,

в) проведение согласованной политики строительства и реконструкции трубопроводов для транспортировки энергоносителей,

с) эффективное использование транзитного потенциала Сообщества.    

Одним из приоритетных направлений энергетического сотрудничества государств ЕврАзЭС является транспортировка природного газа. Крупнейшим по объемам транспортировки газа направлением является магистральный газопровод «Средняя Азия–Центр» (САЦ), проходящий по территории таких государств ЕврАзЭС как Казахстан, Узбекистан и Россия.

  Важным условием обеспечения стабильности транзита газовых ресурсов является принятие странами Сообщества мер по модернизации и увеличению мощности газотранспортной системы, в частности, казахского и узбекского участков. Реконструкция системы осуществляется совместными усилиями вышеназванных государств. Так, модернизацию газотранспортной системы Узбекистана осуществила российская компания «Газпром», вложив в этот проект около 100 млн долл. инвестиций. В то же время страны ЕврАзЭС продолжают разрабатывать проекты по дальнейшему увеличению мощности САЦ.

В 2007 г. интеграционное сотрудничество государств ЕврАзЭС в газовой отрасли получило новый импульс в связи с подписанием Россией, Казахстаном и Туркменией Декларации о строительстве Прикаспийского газопровода, который предполагается провести вдоль каспийского побережья – 360 км по туркменской территории и 150 км по территории Казахстана с тем, чтобы соединиться с существующим газопроводом «Средняя Азия – Центр» в пункте Александров Гай на казахстанско-российской границе.

Значение сооружения этого трубопровода огромно. Появление нового газопровода в центральноазиатском регионе на ближайшее время определит транспортные направления каспийского газа (туркменского и частично казахского), а именно, его поставку на экспорт через газотранспортную систему России. Это будет способствовать как формированию общего энергетического рынка ЕврАзЭС, так и вовлечению Туркмении в более активное сотрудничество в регионе. Кроме того, Прикаспийский газопровод на некоторое время отодвинет на задний план идею сооружения Транскаспийского газопровода по дну Каспия в сторону Турции мимо Российской Федерации, идею которого уже на протяжении многих лет активно поддерживают США.

Очевидно, что создание единого экономического пространства ЕврАзЭС в значительной степени зависит от формирования общего энергетического рынка, вследствие чего проведение согласованной энергетической политики становится важным фактором для поддержания стабильности и устойчивого экономического роста государств Сообщества.

Реализация этой цели требует формирования соответствующего организационно-правовой механизма становления и развития общего рынка  энергоресурсов стран Сообщества. И здесь приоритетное значение, по мнению диссертанта, приобретает формирование согласованных принципов таможенной, налоговой, тарифной политики государств ЕврАзЭС, углубление взаимодействия электроэнергетических систем стран Сообщества, эффективное использование их транзитного потенциала, совместное строительство объектов электроэнергетики, создание благоприятных условий для активного привлечения инвестиций как самих государств ЕврАзЭС, так и других зарубежных партнеров.  

Пятая группа проблем определяет основные перспективы формирования общего транспортного рынка ЕврАзЭС.

Основой транспортного союза ЕврАзЭС должен стать международный транспортный коридор (МТК) «Север – Юг», активно формирующийся в настоящее время. МТК «Север – Юг» является, с одной стороны, российским транспортным коридором, предназначенным для транзитных, экспортно-импортных и внутренних перевозок. В то же время это и международный коридор, развивающий российскую магистраль на юг – в направлении Ирана и Индии – и на север, где он соединяется с европейскими транспортными коридорами.

Соглашение «О международном транспортном коридоре Север – Юг» было подписано в сентябре 2000 г. Россией, Ираном и Индией. Был определен следующий маршрут МТК:  из индийских портов до портов Ирана в Персидском заливе, далее по суше до Каспия, откуда грузы морским путем доставляются в российские порты Астрахань, Махачкала и Оля. Из российских портов грузы по железной дороге, внутренним водным путям с выходом в Балтийское и Черное море, а также при помощи автомобильных контейнерных перевозок отправляются в северном и западном направлениях.

Развитие МТК «Север – Юг» предполагает реализацию ряда ключевых проектов:

- доведение мощности морского порта Махачкалы до уровня 10 млн т в год для работы с транзитными наливными грузами, для чего в настоящее время там сооружается железнодорожно-паромный комплекс,

- строительство нового незамерзающего порта Оля на Каспии проектной мощностью до 8 млн т грузов в год с контейнерным терминалом и оборудованием для обработки паромов, а также железнодорожного подхода к нему,

- создание паромных комплексов на линиях, соединяющих Астрахань с иранскими и туркменскими портами, и на линиях, которые должны связать Махачкалу с Актау (Казахстан), Туркменбаши (Туркменистан) и Амирабадом (Иран).

Эти проекты в настоящее время находятся в стадии реализации.

Не возникает сомнения в рентабельности МТК «Север – Юг». Так в 1990-е гг. Россия несла значительные экономические потери в связи с сокращением транзита иностранных грузов через свою территорию. Среди основных причин сокращения грузооборота в этот период назывались плохое состояние российских транспортных магистралей, а также проблема безопасности транспортировки грузов. Иностранные грузоотправители полагали, что затраты на безопасное сопровождение и страховку грузов сводили к нулю всю экономию от более короткого маршрута. В связи с этим они предпочитали платить за более долгий и более дорогой транзит через Суэцкий канал.

В настоящее время МТК «Север – Юг» способен составить серьезную конкуренцию транзиту через Суэцкий канал. Выгода транспортировки грузов по МТК очевидна. Стоимость доставки снижается на 30% по сравнению с доставкой через Суэцкий канал и Средиземное море. Значительно сокращается и время доставки грузов. Путь через Суэцкий канал занимает 20 суток, в то время как по МТК - до 13 суток. Ожидается, что к 2010 г. грузооборот между странами Запада, Россией и прикаспийскими странами вырастет по сравнению с 2001 г. (25 млн т)  в 1,6 раза и достигнет 40 млн т.

Развитие МТК «Север – Юг» имеет важное значение не только для активизации евроазиатских транспортных, торговых и экономических связей в целом, но и служит базой для организации общего рынка транспортных услуг и единой транспортной системы ЕврАзЭС.

Сейчас членами МТК уже являются десять государств: Россия, Иран, Индия, Казахстан, Беларусь, Оман, Таджикистан, Азербайджан, Армения, Сирия. Заявки на участие в транспортном коридоре подали Болгария, Киргизия, Турция и Украина.

Однако фактически значительного роста транспортных перевозок по МТК «Север – Юг» пока не наблюдается. Это связано, прежде всего, с серьезными сомнениями по поводу реальной эффективности функционирования МТК, поскольку транспортировка экспериментальной партии грузов и регулярная деятельность коридора не всегда совпадают по всем параметрам.

Более того, Россия пока не может обеспечить надлежащую четкость работы (соблюдение графика транспортировки) в течение достаточно продолжительного времени не только по МТК «Север – Юг», но даже по Транссибу, самому качественному российскому международному коридору.

Одной из причин недостаточного роста перевозок по МТК является незначительный интерес российских компаний к освоению нового рынка перевозок. Так, на Каспии Россия представлена только одной полноценной компанией - "Совфрахт", специализирующейся на перевозке грузов в меридиональном направлении. Компания "Совфрахт" является стратегическим союзником иранской государственной компании IRISL, основная задача которой, определенная правительством Ирана, - обслуживание транспортного пути из Индии через Иран в Россию и далее в Европу. Но присутствие на Каспии только одной российской компании, даже такой крупной как «Совфрахт», недостаточно, учитывая рост торгово-экономических связей государств региона.

Кроме того, в настоящее время участие Ирана в деятельности МТК «Север – Юг» пока ограничивается Каспийским морем, что не позволяет увеличить поток иранских грузов. Пока в этот процесс не включатся крупные порты Волжско-Балтийского пути (Астрахань, Сызрань, Казань, Петрозаводск, Санкт-Петербург), а также порты на Балтийском море (Калининград, Клайпеда), деятельность МТК вряд ли будет эффективной. В этой связи очень показательно, что представительство иранской компании IRISL в Москве, недовольное низкой результативностью совместной деятельности, решило самостоятельно работать в Петербурге и портах Балтии. Очевидно, что российская сторона упускает немалые возможности в сфере перспектив развития транспортного бизнеса и получении значительных доходов.

Высокая эффективность функционирования международного  транспортного коридора «Север – Юг» не достижима, пока он существует как сугубо Каспийский проект. В настоящее время очень важно включить в этот проект российские порты на Балтийском море, финские порты, ориентированные на петербургский транспортный узел, а также активнее привлекать к сотрудничеству все государства, присоединившиеся к соглашению о создании МТК «Север – Юг».

Итак, создание общего транспортного пространства ЕврАзЭС проходит не гладко. Реализации этой задачи в настоящее время препятствует ряд объективно существующих реалий. К ним можно отнести:

- недостаточный уровень унификации транспортных законодательств государств Сообщества,

- отсутствие единых подходов к формированию железнодорожных тарифов на грузовые и пассажирские перевозки в рамках Сообщества,

- несогласованность таможенной политики государств ЕврАзЭС в области транспорта,

- наличие различных барьеров при осуществлении международных автомобильных перевозок в ЕврАзЭС,

- низкий уровень технического состояния транспортной инфраструктуры государств ЕврАзЭС,

- слабое информационное обеспечение транспортных перевозок.

В связи с этим основными направлениями в области создания единого транспортного пространства Сообщества, по мнению диссертанта, должны стать:

- формирование согласованных принципов тарифной, налоговой и таможенной политики государств в области транспорта,

- развитие сети международных транспортных коридоров, проходящих по территории стран ЕврАзЭС, с учетом основных тенденций развития международной транспортной системы,

- совершенствование и дальнейшее развитие транспортной инфраструктуры государств ЕврАзЭС,

- развитие транспортного машиностроения, создание совместных предприятий и финансово-промышленных групп (ФПГ),

- формирование единого информационного пространства государств в области транспорта.

В целом формирование единого транспортного пространства ЕврАзЭС, безусловно, станет важным звеном в повышении эффективности транспортных перевозок на евроазиатском континенте как в направлении «Север – Юг», так  и «Запад – Восток».

Шестая группа проблем характеризует основные проблемы и основные направления формирования системы коллективной безопасности государств ЕврАзЭС в контексте взаимодействия двух интеграционных объединений государств постсоветского пространства – ОДКБ и ЕврАзЭС.

 Связь деятельности этих двух организаций очевидна. Их состав практически одинаков – разница состоит только в том, что Армения имеет статус официального участника ОДКБ и наблюдателя в ЕврАзЭС. Направления деятельности организаций изначально были разграничены: в то время как ЕврАзЭС концентрирует свое внимание на экономическом сотрудничестве участников, ОДКБ формирует систему коллективной безопасности фактически на том же  территориальном пространстве.  В настоящее время ОДКБ и ЕврАзЭС активно переходят к более высокому уровню интеграции. Об этом свидетельствует проведение совместных саммитов организаций в 2005-2007 гг.

Необходимость более высокой интеграции ОДКБ и ЕврАзЭС не вызывает сомнений. Сегодня практически ни один проект, разрабатываемый в рамках Евразийского экономического сообщества - энергетический, транспортный или другой - не может обойтись без решения вопросов обеспечения безопасности. Так же, как и проекты ОДКБ немыслимы без участия ЕврАзЭС. В данном контексте, по словам Президента России В.В.Путина, «экономика является синонимом безопасности, в том числе  - и безопасности наших границ»

Сегодня экономическое сотрудничество государств осложняют такие явления, как попытки контрабанды, в том числе оружия и боеприпасов, наркотрафик, нелегальная миграция. Решение этих проблем в рамках Евразийского экономического сообщества невозможно, но именно этими вопросами занимается ОДКБ.

Главная цель взаимодействия двух организаций - обеспечение безопасности единого экономического пространства.

ОДКБ и ЕврАзЭС должны активно взаимодействовать в вопросах пограничной и таможенной политики (охрана внешних границ, борьба с наркотрафиком, организованной преступностью, контрабандой),  контроля за миграционными потоками и пресечении нелегальной миграции, обеспечения безопасности транспортных систем, противодействия легализации доходов, полученных преступным путем и финансировании терроризма, в области военно-технического и военно-экономического сотрудничества.

Формирование системы коллективной безопасности предполагается осуществить в три этапа. На первом этапе предстояло в основном завершить создание национальных вооруженных сил государств-участников, разработать программу военного и военно-технического сотрудничества и приступить к ее реализации, а также разработать и принять правовые акты, регламентирующие функционирование системы.

Второй этап предполагал создание нескольких объединенных группировок войск и совместной системы ПВО для отражения возможной агрессии, а также рассмотрение вопроса о создании объединенных вооруженных сил.

На третьем этапе создание системы коллективной безопасности предполагается осуществить создание объединенных вооруженных сил.

Первый этап формирования системы коллективной безопасности (1992-1999 гг.) оказался самым сложным периодом в развитии ОДКБ, несмотря на его преимущественно институциональный характер. Ряду государств-членов организации не удавалось преодолеть противоречия, возникшие между ними. Это касалось отношений между Азербайджаном и Арменией, которые не могли найти компромисс в вопросе определения статуса Нагорного Карабаха. Узбекистан высказывал недовольство действиями таджикского и киргизского руководства, допустивших в 1999 г. проникновение на узбекскую территорию боевиков религиозной организации «Исламское движение Узбекистана». Российско-грузинские отношения осложнялись разными взглядами Москвы и Тбилиси на политику Грузии в отношении Абхазии и Южной Осетии.

Все это привело к тому, что в 1999 г., когда пришел срок продления государствами своего участия в ОДКБ, Грузия, Азербайджан и Узбекистан решили покинуть организацию. Представляется, что все вышеперечисленные обстоятельства явились все-таки не причиной, а поводом для выхода из альянса. Истинной причиной этого стала переориентация внешнеполитического (Грузия и Узбекистан) и внешнеэкономического (Азербайджан) курса этих государств на более тесное сотрудничество с США и НАТО. Членство в ОДКБ государства посчитали при этом нежелательным.

Однако обоснованность принятых решений оказалась сомнительной для ряда из вышеназванных государств. В 2005 г. Узбекистан кардинально переориентировал собственный внешнеполитический курс периода 1996-2004 гг. и обратился с просьбой о восстановлении своего членства в ОДКБ, куда был вновь принят в июне 2006 г. Сотрудничество с НАТО не помогло Узбекистану, на территории которого находились две военные базы северо-атлантического альянса (в Карши-Ханабаде и Термезе), создать эффективную систему безопасности в республике.

Нынешнее тесное сотрудничество Грузии с НАТО пока также не приближает ее к разрешению региональных конфликтов с Абхазией и Южной Осетией.

Максимальную выгоду для себя из сложившейся ситуации извлек лишь Азербайджан. Этой стране удалось продуктивно использовать поддержку США для привлечения иностранных инвесторов, в том числе, американских компаний «Amoco», «Exxon», «Pennzoil», «Unocal», к разработке нефтегазовых ресурсов Каспия. США также оказали Азербайджану активную политическую и финансовую поддержку при реализации проектов сооружения нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан и газопровода Баку – Тбилиси – Эрзерум. При этом руководству Азербайджана удалось сохранить дружеские отношения и активно развивать сотрудничество со всеми государствами СНГ.

Сокращение количества участников ОДКБ хотя и привело к уменьшению сферы  геополитического влияния организации, однако больше сцементировало остальных, что послужило своеобразным стимулом к переходу в активную фазу формирования системы коллективной безопасности.

В 2000 г. начался второй этап в развитии ОДКБ. На Минской сессии 2000 г. была рассмотрена модель региональной системы коллективной безопасности, подразумевающая деление всей территории на три региона коллективной безопасности. В соответствии с этим выделялись три подсистемы внутри ОДКБ: европейская, кавказская и центральноазиатская.

На саммите в Бишкеке (октябрь 2000 г.) было принято решение о создании региональных сил коллективной безопасности. Предполагалось, что создаваемые региональные силы пока не будут иметь статуса постоянных воинских формирований. Подготовка и обучение личного состава будет производиться на местах, но, согласно Плану совместных мероприятий оперативной и боевой подготовки, национальные контингенты регулярно участвуют в проведении совместных учений.

Европейская и кавказская группировки были созданы в 2000 г. В европейскую группировку вошли российские и белорусские военные соединения, общая численность которых в настоящее время составляет 200 тыс. человек. В кавказской группировке численностью около 50 тыс. человек представлены российский и армянский контингенты.

Таким образом, две региональные группировки из трех были сформированы на двухсторонней основе. Таково было желание самих участников альянса – создавать систему коллективной безопасности пока на региональной основе. Такую систему пока сложно назвать коллективной, но представляется, что на данном, промежуточном, этапе это пока единственная возможность создания реально работающей системы безопасности, хотя бы на региональном уровне.

Элементы коллективности вырисовываются пока только в центральноазиатской региональной группировке, получившей название Коллективных сил быстрого развертывания (КСБР). Решение об их создании было принято на сессии ОДКБ в Ереване в 2001 г. Эта группировка отличается от двух других тем, что перед ней в качестве цели ставится отражение потенциальной внешней военной агрессии и проведение совместных контртеррористических операций. Признавая Центральную Азию регионом, находящимся под угрозой дестабилизации, ОДКБ тогда официально заявила, что основным направлением деятельности альянса является создание системы коллективной безопасности в первую очередь именно в этом регионе.

Одним из важнейших направлений взаимодействия государств ОДКБ является военное и военно-техническое сотрудничество. В этом заинтересованы все участники альянса и, прежде всего, Россия.

В производстве военной техники в СССР участвовали около 7 тыс. предприятий. Из них около тысячи находились за пределами Российской Федерации. Таким образом, России досталось в наследство около 80% производственных мощностей ВПК СССР. При этом уровень специализации предприятий был настолько высок, что в начале 1990-х гг. Россия была в состоянии самостоятельно производить только около 17% продукции, включенной в государственный оборонный заказ. Оставшаяся часть производилась с участием предприятий СНГ, в том числе, и участников ОДКБ.

Государства ОДКБ также заинтересованы в военно-техническом сотрудничестве с Россией. Большая часть вооружения в этих странах советского или российского производства, поэтому они испытывают необходимость в поставке запасных частей, военной техники для проведения перевооружения собственных армий, а также в подготовке специалистов для обслуживания этой техники.

 Причем, участники альянса заинтересованы в сотрудничестве с Россией  в этом направлении именно в рамках организации, поскольку Россия предоставляет коллегам по ОДКБ значительные преференции при покупке вооружения российского производства. В частности, с 1 января 2004 г. Россия поставляет вооружение в государства ОДКБ по минимальным внутрироссийским ценам. Такие льготы больше не предоставляются никому в мире. Поставляемое из России оружие и техника не подлежит реэкспорту в третьи страны.

Участники ОДКБ также проводят совместную подготовку военных кадров. В этом процессе участвуют 45 российских военных учебных заведений, 6 – белорусских, 3 – казахстанских и по одному учебному заведению Армении, Киргизии и Таджикистана.

Кроме этого, Россия активно использует ряд военных объектов, расположенных на территории участников ОДКБ. Это космодром «Байконур» в Казахстане, оптико-электронный комплекс космических войск «Нурек» («Окно») в Таджикистане,  станции предупреждения о ракетном нападении в Казахстане, Беларуси и Узбекистане, а также российские военные базы в Киргизии (Кант) и Таджикистане (Душанбе).

Седьмая группа проблем характеризует перспективы развития ЕврАзЭC в связи с присоединением государств-членов Сообщества к ВТО. Текущий период формирования ЕврАзЭC является определяющим для будущего организации, ее конфигурации и направлений развития. Это связано с активизацией переговорного процесса членов ЕврАзЭC по их вступлению в ВТО.

Преимущества вступления стран ЕврАзЭC в ВТО очевидны,  поскольку более 80% экспортных товаров  стран Сообщества потребляется вне организации. При этом главными торговыми партнерами участников ЕврАзЭC выступают США, Китай, страны ЕС, входящие в ВТО. В этой связи государства Сообщества постоянно сталкиваются с проблемой ограничения доступа на рынки своих основных торговых партнеров даже для товаров первичной стадии переработки сырья. Следовательно, возникает проблема равноправного партнерства.

Для государств ЕврАзЭC существенно, чтобы процесс их вступления в ВТО, проходящий индивидуально, был как можно более скоординирован, как по условиям вступления, так и по срокам. Это очень важно для эффективности интеграционного процесса в рамках ЕврАзЭC, поскольку неодновременное и с большим временным промежутком присоединение к ВТО даже при скоординированности позиций может создать значительные препятствия на пути интеграции экономик стран Сообщества.

Существовавшая возможность присоединения к ВТО в качестве единой организации государств, образовавших таможенный союз или сформировавших зону свободной торговли, осложнялась для ЕврАзЭС ввиду несогласованного вступления в ВТО Киргизии в 1998 г. Этот шаг создал определенные проблемы для ЕврАзЭС в целом. Они заключаются не только в блокировании возможности вступления в ВТО Таможенного союза ЕврАзЭС, но и в негативном воздействии на взаимную торговлю в рамках Сообщества, так как появилась возможность неконтролируемого проникновения товаров из третьих стран на территорию ЕврАзЭС через Киргизию.

Но наиболее негативное последствие поспешного и нескоординированного присоединения Киргизии к ВТО касалось перспектив вступления в эту организацию других участников Сообщества. Взятые Киргизией высокие обязательства перед ВТО, особенно в области либерализации доступа на свои рынки товаров из третьих стран  осложнили ход переговоров с ВТО других партнеров по ЕврАзЭС, так как создали прецедент, составляющий юридическую основу присоединения государств к ВТО.

В настоящее время государства ЕврАзЭC находятся на разных этапах переговорного процесса: Россия – на завершающем этапе, Казахстан и Беларусь – в процессе активных переговоров (хотя Казахстан продвинулся на этом пути гораздо дальше Беларуси), Таджикистан и Узбекистан – в самом начале переговорного этапа.

Вступление государства в ВТО представляет собой очень сложный, многогранный процесс, предусматривающий изменение правил экономических и торговых отношений в стране. Последствия присоединения к ВТО всегда неоднозначны. Среди них есть как положительные, так и отрицательные моменты.

С одной стороны, вступление стран Сообщества в ВТО будет способствовать более четкому выполнению партнерами по ЕврАзЭC своих обязательств в отношении друг друга, прекращению практики одностороннего введения отдельными странами Сообщества защитных мер во взаимной торговле. В целом присоединение к ВТО окажет «дисциплинирующее» воздействие на отношения в рамках интеграционных объединений на постсоветском пространстве, приведет их в соответствие с требованиями этой организации и позволит развивать их на более стабильной правовой основе.

С другой стороны, большинство экспертов сходятся во мнении, что индивидуальное вступление государств ЕврАзЭC в ВТО значительно осложнит реализацию всех проектов интеграции на постсоветском пространстве.

Участники ЕврАзЭC, стремясь стать членами ВТО, в то же время намерены сохранить преференциальные торговые отношения с партнерами по Сообществу. Однако неодновременное вступление стран в ВТО предполагает, что вся сложившаяся система торговли в рамках ЕврАзЭC и СНГ подвергнется значительной корректировке, поскольку двухсторонние прямые соглашения, являющиеся организационно-правовым механизмом согласования интересов и принятия решений в СНГ, не признаются ВТО в качестве основы преференциальных торговых отношений.

До 2006 г.  важнейшими преференциями, существовавшими в рамках ЕврАзЭС, были режим свободной беспошлинной торговли (при некоторых изъятиях) на основе двухсторонних соглашений и более низкие, чем в торговле с другими странами, цены на большинство топливно-сырьевых товаров (нефть и природный газ). Последняя из названных преференций рассматривается ВТО как субсидирование. В связи с этим одним из условий на переговорах России с ВТО стало приведение цен на топливно-сырьевые продукты в рамках ЕврАзЭС и СНГ в соответствие с мировыми ценами. В 2006-2007 гг. России удалось выполнить это требование ВТО.

Формирование общего экономического пространства ЕврАзЭС является важнейшим условием поддержания и развития торгово-экономических связей между ними. Рынки стран ЕврАзЭС необходимы друг другу как рынки сбыта значительной части их товаров и услуг, сбыт которых на рынках других стран встречает серьезные трудности. В России это касается продукции высокой степени переработки. Для многих отраслей российской промышленности (прежде всего, электротехнической) экспорт в страны ЕврАзЭС и СНГ является важнейшим каналом реализации продукции.

Отказ от преференциального режима в торговле с государствами ЕврАзЭС и СНГ приведет к заметному сокращению объема торговли, сделав неконкурентоспособной большую часть взаимопоставляемой продукции, усугубив несбалансированность взаимного обмена.

Единовременный переход во взаимной торговле к ценам, используемым в торговле с дальним зарубежьем, принес бы России существенную дополнительную экспортную выручку, но заметно увеличил бы затраты по импорту.

С другой стороны, введение средневзвешенных ставок таможенных пошлин на уровне 10-12% на товары из стран ЕврАзЭС и СНГ привело бы к их значительному удорожанию, что повлекло бы вытеснение этих товаров с российского рынка.

Полный и одномоментный отказ от существующих преференций и специфики расчетов в отношениях со странами ЕврАзЭC и СНГ может вызвать сокращение объема экспорта из России в эти страны примерно на 1/3, а из стран ЕврАзЭC и СНГ – на 50%, поскольку цены на готовую продукцию из ближнего и дальнего зарубежья сблизятся, что приведет к предпочтению потребителями и предприятиями-экспортерами товаров более высокого качества и технического уровня, производимых более развитыми странами.

В 2002 г. странами ЕврАзЭC было принято решение о координации усилий по вступлению в ВТО, что предполагает проведение регулярных конфиденциальных консультаций для обсуждения хода переговоров, а также принятие всеми участниками Сообщества условий присоединения к ВТО России за основу своего присоединения к этой организации.

Однако сейчас сложно сказать, осуществляется ли координация позиций в действительности, и насколько такая координация в принципе возможна.

Каждое из государств имеет свои собственные интересы, не всегда совместимые с интересами друг друга, так как по некоторым видам продукции государства ЕврАзЭC конкурируют друг с другом.

Серьезные трудности возникли с соответствием соглашений, заключенных в рамках ЕврАзЭC, нормам и требованиям ВТО. В связи с этим должны быть пересмотрены все действующие между странами соглашения по торгово-экономическому сотрудничеству на предмет их соответствия нормам ВТО. Представляется более целесообразным осуществить корреляцию соглашений после присоединения к ВТО части участников ЕврАзЭC для того, чтобы пересмотренные соглашения могли претендовать на статус окончательных.

Итак, в настоящее время ЕврАзЭC представляет собой «живой» экономический «организм» с огромным экономическим потенциалом, значительной сферой геополитического влияния и реальными перспективами развития, важными для каждого из участников Сообщества. Однако, по мнению диссертанта, формирование ЕврАзЭC будет представлять достаточно сложный и долгий процесс. Для эффективной деятельности любого экономического интеграционного объединения необходимо его встраивание в мировую экономическую систему, что невозможно, прежде всего, без функционирования в рамках ВТО. Это потребует определенного времени, но даст возможность почувствовать себя каждой из стран и интеграционному объединению в целом равноправными и все более активными участниками всемирного экономического взаимодействия.  

В заключении излагаются основные теоретические выводы и практические рекомендации диссертационного исследования.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

Монографии:

  1. Файзуллаев Д.А. Центральная Азия и единое экономическое пространство ЕврАзЭС. – М.: МГУП, 2007. - 12 п.л.
  2. Файзуллаев Д.А. Современные тенденции привлечения и использования    иностранных инвестиций в Республике Узбекистан. – М.: МГУП, 2004. – 8 п.л. 

Публикации в центральных журналах, рекомендованных ВАК:

  1. Файзуллаев Д.А. Туркменистан. Нефть и газ как основа инвестиционной политики // Азия и Африка сегодня. – М., 2003. - № 8. – 0,5 п.л.

4. Файзуллаев Д.А. Узбекистан. Условия для инвестиций – благоприятные  // Азия и Африка сегодня. – М., 2003. - № 9. – 0,5 п.л.

5. Файзуллаев Д.А. Узбекистан. Дружеские отношения «после развода» // Азия и Африка сегодня. – М., 2003. - № 12. – 0,5 п.л.

6. Файзуллаев Д.А.  Газовые ресурсы Узбекистана и Туркменистана // ЭКО. – Новосибирск, 2004. - №1. – 0,7 п.л.

7. Файзуллаев Д.А. Узбекистан. Принцип постепенности // Азия и Африка сегодня. – М., 2004. - № 3. – 0,5 п.л.

8. Файзуллаев Д.А. Газовый потенциал Узбекистана и Туркмении // Азия и Африка сегодня. – М., 2004. - № 9. – 0,5 п.л.

9. Файзуллаев Д.А. Узбекистан. Иностранные инвестиции помогают оздоровить экономику // Азия и Африка сегодня. – М., 2004. - № 12. – 0,6 п.л.

10. Файзуллаев Д.А. Туркменистан: стратегия и тактика освоения газовых ресурсов // Азия и Африка сегодня. – М., 2005. - № 1. – 0,5 п.л.

11. Файзуллаев Д.А. Российско–туркменское сотрудничество в газовой отрасли // Общество и экономика. – М., 2005. - №3. – 1 п.л.

12. Файзуллаев Д.А. Газовые кладовые Узбекистана // Азия и Африка сегодня. – М., 2005. - № 5. – 0,6 п.л.

13. Файзуллаев Д.А. Узбекистан – Киргизия: политико–экономические последствия территориальных проблем // Азия и Африка сегодня. – М., 2005. - № 7. – 1 п.л.

14. Файзуллаев Д.А. Россия – Киргизия: экономическое сотрудничество набирает обороты // Азия и Африка сегодня. – М., 2005. - № 10. – 1 п.л.

15. Файзуллаев Д.А. Российско-украинский газовый «тяни-толкай» // ЭКО. – Новосибирск, 2005. - №11. – 1 п.л.

16. Файзуллаев Д.А. Россия опять «медленно запрягает»? // Азия и Африка сегодня. – М., 2005. - № 12. – 1 п.л.

17. Файзуллаев Д.А. Россия и геополитическая перегруппировка сил в Центральной Азии // Азия и Африка сегодня. – М., 2006. - № 3. – 1 п.л.

18. Файзуллаев Д.А. Российско-китайское сотрудничество в газовой отрасли // Азия и Африка сегодня. – М., 2006. - № 5. – 1 п.л.

19. Файзуллаев Д.А. Российские интересы в Иране // Азия и Африка сегодня. – М., 2006. - № 6. – 1 п.л.

20. Файзуллаев Д.А. «Врата золотых кладовых» Узбекистана с трудом открываются для иностранных инвесторов // ЭКО. – Новосибирск, 2006. - №8. – 1 п.л.

21. Файзуллаев Д.А. Подводные камни «Голубого потока» // Азия и Африка сегодня. – М., 2006. - № 11. – 1 п.л.

22. Файзуллаев Д.А. В Туркмении аукнется, где откликнется? // Азия и Африка сегодня. – М., 2006. - № 12. – 1 п.л.

23. Файзуллаев Д.А. Турецкий омут «Голубого потока» // ЭКО. – Новосибирск, 2007. - №2. – 1 п.л.

24. Файзуллаев Д.А. Как делить «Каспийский пирог»? // Азия и Африка сегодня. – М., 2007. - № 2. – 1 п.л.

25. Файзуллаев Д.А. Россия-Таджикистан: сложный путь интеграции // ЭКО. – Новосибирск, 2007. - №8. – 1 п.л.

26. Файзуллаев Д.А. Таджикистан. В геополитических лабиринтах // Азия и Африка сегодня. – М., 2007. - №8. – 1 п.л.

27. Файзуллаев Д.А. «Золотой запас» узбекской экономики // Азия и Африка сегодня. – М., 2007. - №2. – 1 п.л.

28. Файзуллаев Д.А. Россия – США: геополитическое соперничество в Центральной Азии // Азия и Африка сегодня. – М., 2008. - №2. – 0,5 п.л.

Публикации в журналах и сборниках научных трудов:

29. Файзуллаев Д.А. Российские инвестиции в газовой промышленности Узбекистана // Страны СНГ в условиях глобализации: Материалы студенческой научной конференции. – М.: «ЭКОН – ИНФОРМ», 2003. – 0,2 п.л.

30. Файзуллаев Д.А. Участие Узбекистана и Туркменистана в региональной интеграции в СНГ и Центральной Азии  // Мировая экономика в ХХI веке: новые проблемы и решения (сборник статей). – М.: Финансовая академия, 2003. – 0,5 п.л.

31. Файзуллаев Д.А. Золотой фундамент узбекской экономики // Страны с переходной экономикой в условиях глобализации: Материалы VI Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. – М.:РУДН, 2007. – 0,5 п.л.

32. Файзуллаев Д.А. Российско-иранское экономическое сотрудничество // Иран сегодня  (приложение к журналу «Азия и Африка сегодня»). – М., 2007. - №1. – 1 п.л.

33. Файзуллаев Д.А. Проблемы и перспективы присоединения государств ЕврАзЭС к Всемирной торговой организации // Тенденции и перспективы развития внешнеэкономических связей РФ в свете вступления во Всемирную торговую организацию: Сборник статей. – М.: МАКС Пресс, 2007. – 0,6 п.л.

34. Файзуллаев Д.А. Формирование транспортного пространства Евразии // Научные труды юбилейной X Международной научно-практической конференции «Фундаментальные и прикладные проблемы приборостроения, информатики и экономики»: Экономика и  управление (часть II). – М.: МГУПИ, 2007. – 0,3 п.л.

35. Файзуллаев Д.А. Последствия присоединения участников ЕврАзЭС к Всемирной торговой организации // Интеграция экономики в систему мирохозяйственных связей: Труды Х Международной научно-практической конференции. СПб.: Изд-во Политехн.ун-та, 2007. – 0,25 п.л.

36. Файзуллаев Д.А. Интеграционные и дезинтеграционные тенденции на постсоветском пространстве // Евразийский мир: многообразие и единство: Материалы Международной научно-практической конференции. – Казань: «Таглимат», 2007. - 0,25 п.л.

37. Файзуллаев Д.А. Причины создания Евразийского экономического сообщества // Проблемы экономики и статистики в общегосударственном и региональном масштабах: сборник статей IV Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2007. - 0,15 п.л.

38. Файзуллаев Д.А. Вступление государств ЕврАзЭС в ВТО: проблемы и перспективы // Макроэкономические проблемы современного общества (федеральный и региональный аспекты): сборник статей VI Международной научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2007. – 0,15 п.л.

Послание Президента Российской Федерации Путина В.В. Федеральному Собранию Российской Федерации, 26.04.07. – www.kremlin.ru.

Смитиенко Б.М., Кузнецова Т.А. Противоречия глобализации мировой экономики. Современный антиглобализм и альтерглобализм.: Монография. – М.:МГУП, 2005. – С.19.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.