WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Механизм интеграционного взаимодействия региональных социально-экономических систем в пространстве макрорегиона

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

 

 

Ахполова Виктория Борисовна

 

МЕХАНИЗМ ИНТЕГРАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

РЕГИОНАЛЬНЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ

В ПРОСТРАНСТВЕ МАКРОРЕГИОНА

 

Специальность 08.00.05 – экономика и управление

народным хозяйством:                          

региональная экономика

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

 

 

Майкоп  -  2008


Работа выполнена в ГОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»

Научный консультант                      доктор экономических наук, профессор

Керашев Анзаур Асланбекович

Официальные оппоненты:       доктор экономических наук, профессор

Ермоленко Александр Александрович

доктор экономических наук, профессор

Тяглов Сергей Гаврилович

доктор экономических наук, профессор

Слепаков Сергей Семенович

Ведущая организация:               Воронежский государственный университет

Защита  состоится 20 июня 2008 года в 12 часов   на   заседании диссертационного совета Д. 212.001.06   по  экономическим   наукам   при     ГОУ ВПО «Адыгейский государственный  университет» по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке АГУ.

Автореферат разослан  «__»  _________ 2008 года

Ученый секретарь

диссертационного совета, 

доктор экономических наук, профессор                                           Е.Н. Захарова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования.  Потребность в разработке и обосновании подходов к исследованию, концептуальных теоретических и практических аспектов комплексной научной проблемы  интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов Российской Федерации в пространстве макрорегиона обусловлена следующими обстоятельствами.

Во-первых, пространственные трансформации становятся одной из специфических характеристик современного хозяйственного процесса. Если в предыдущем столетии преобладала политическая компонента процесса преобразования пространства общественного развития, что находило свое проявление в многочисленных столкновениях различных государств, сепаратизме и националистических движениях, то в новом веке начинает доминировать качественно иная – социально-экономическая компонента данного процесса, которая находит свое проявление в преобразовании функционального содержания пространства общественного развития без изменения его административно-политической формы.

Во-вторых, тенденция к интеграции относится к числу доминирующих тенденций современного социально-экономического развития, поскольку она охватывает субъектов, функционирующих практически на всех уровнях организации общественного хозяйственного процесса – от домохозяйства до межгосударственных экономических объединений. В современном мире сложно найти таких субъектов экономических отношений, которые не были бы вовлечены в интеграционное взаимодействие.

В-третьих, региональный аспект интеграционного взаимодействия имеет особое значение для современной России, поскольку барьеры, существующие между социально-экономическими системами соседних регионов РФ, обрекают национальную экономику на разрастание неоправданных трансакционных издержек, снижение инвестиционной привлекательности, закрепление рентно-сырьевой ориентации и общее торможение развития.

В-четвертых, тенденция к укреплению вертикали государственной власти, последовательно утверждающаяся в современной России, в расширенном пространстве макрорегиона находит свое проявление в формировании особого звена структуры государственной власти и управления. При этом существование такого звена оправдывается его вкладом в рациональное размещение производительных сил регионов, реальную интеграцию их систем и ускорение социально-экономического развития всего расширенного пространства макрорегиона. В противном случае мы имеем дело с новым проявлением процесса бюрократизации экономики.

В пятых, имеет место объективный процесс увеличения региональной составляющей развития национальной экономики России. В условиях глобальной интеграции экономических отношений в огромном социально-экономическом пространстве страны становятся жизненно необходимыми рациональная структуризация и установление оптимальных форм интеграционного взаимодействия между региональными системами. Более того, любые проявления дезинтеграции между регионами России несут с собой угрозы целостности и дальнейшему существованию страны, ресурсы которой привлекают заинтересованное внимание многих субъектов мирового хозяйства.

Реализация совместных масштабных инвестиционных  проектов, комбинирование и переплетение потенциалов социально-экономического развития тяготеющих друг к другу регионов, укрепление их конкурентных позиций в глобальном экономическом пространстве на основе интеграционного взаимодействия обретают статус принципов эффективной организации современной общественно-хозяйственной жизни. Классический тезис о том, что Россия сильна своими регионами, обретает в современных условиях качественно новое звучание – Россия сильна интеграцией своих регионов.

Отмеченные обстоятельства в своей совокупности обеспечивают актуализацию углубленной разработки научной проблемы  интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов Российской Федерации в пространстве макрорегиона.

Степень разработанности проблемы в научной литературе. Различные аспекты  комплексной научной проблемы интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов Российской Федерации в пространстве макрорегиона нашли отражение в ряде работ российских и зарубежных исследователей. Необходимо выделить следующие направления разработки указанной проблемы:

- общие теоретические основы развития социально-экономических систем разработаны в фундаментальных трудах М. Вебера, В. Вернадского, Дж. Ст. Милля, К. Маркса, А. Маршалла, Дж. Кейнса, Н. Кондратьева, Я. Корнаи, В. Ленина, А. Смита, Д. Рикардо, М. Туган-Барановского, Р. Харрода, Дж. Хикса, Й. Шумпетера, и др.;

- стратегические аспекты интеграционного взаимодействия современных сложных и многофункциональных социально-экономических систем раскрыты в работах Р. Абдеева, И. Ансоффа, О. Богомолова, Х. Вольфганга, Л. фон Берталанфи, Н. Винера, П. Дракера, И. Липсица, Г. Мюрдаля, А. Печчеи,  Р. Пайпса, Т. Парсонса, Ю. Осипова, М. Портера, Г. Попова, Ф. Хайека, Ю. Яковца и др.;

- особенности пространственных трансформаций и развития региональных социально-экономических систем  в условиях рыночных преобразований экономики России нашли отражение в работах Л. Абалкина, П. Акинина, О. Белокрыловой, А. Бузгалина, В. Белоусова. И. Буздалова, А. Гранберга, А. Ермоленко, В. Зарубина, В. Золотарева, В. Ивантера, А. Илларионова, В. Игнатова, Т. Игнатовой, Ю. Колесникова, Н. Кетовой, Г. Клейнера, Н. Колесова, Д. Львова, О. Мамедова, И. Новиковой, В. Овчинникова, О. Пчелинцева,  И. Рисина, С. Слепакова, С. Тяглова, Ю. Яременко и др.;

- глобальные аспекты трансформации хозяйственного пространства и интеграции региональных социально-экономических систем исследованы в работах Дж. Арриджи, С. Амира, В. Белолипецкого, И. Бестужева-Лады, В. Вертхейма, С. Глазьева, М. Кастельса, А. Колганова, В. Коллонтая, К. Омаи, Р. Райха, Дж. Сороса, Дж. Стиглица, Г. Томпсона, О. Тоффлера, С. Хантингтона, Ф. Фукуяма, Н. Хомски, Х. Шуманн, Д. Хелда, В. Чекмарева, Н. Раскова, К. Эклунда и др.;

- функциональные характеристики, структурные особенности и механизмы интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов России, в том числе и в пространстве отечественных федеральных округов, нашли отражение в работах Н. Агафонова, И. Акперова, С. Анесянца, М. Боровской, С. Валентея, А. Ионова,  Н. Лебедевой, А. Керашева, А. Кокина, А. Куклина, Л. Матвеевой, В. Назаренко, Е. и И. Ветровых, О. Романова, А. Скопина, А. Татаркина, А. Семина, И. Солдатовой, А. Чешева, Г. Шмелева, М. Шарапова и др.;

- институциональные и эволюционные аспекты интеграционного взаимодействия различных социально-экономических систем исследованы в работах В.Автономова, М. Алле, И. Афанасенко, Е. Балацкого, О. Бессоновой, В. Быченкова, Дж. Бьюкенена, В. Волконского, В. Гребенникова, В. Дементьева, Б. Ерзикяна, В. Зотова, О. Иншакова, Р. Капелюшникова, С. Кирдиной, Я. Кузьминова,  Д. Львова, В. Маевского, В. Макарова, А. Нестеренко, Р. Нуреева, Д. Норта, М. Олсона, А. Олейника, В. Попова, В. Полтеровича, А. Радыгина, В. Рязанова, С. Сорокиной, В. Тамбовцева, З. Удаловой, О. Уильямсона, Дж. Ходжсона, Э. де Сото, А. Шаститко и др.

Вместе с тем анализ отечественных и зарубежных исследований, посвященных интеграционному взаимодействию социально-экономических систем регионов Российской Федерации в пространстве макрорегиона, позволяет утверждать о наличии мало разработанной совокупности взаимосвязанных проблем  указанного взаимодействия. К указанной совокупности следует, прежде всего, отнести проблемы функционального содержания региональных систем, принципов и механизма интеграционного взаимодействия регионов РФ в пространстве макрорегиона. Эти обстоятельства определили выбор темы исследования, постановку его цели и конкретных задач.   

Цель и задачи исследования. Цель диссертационной работы состоит в обосновании интеграционного подхода к развитию  социально-экономической системы региона РФ, определении функционального содержания данной системы, установлении базовых принципов, разработке механизма и инструментов интеграционного взаимодействия социально-экономических систем субъектов РФ применительно к условиям современного этапа развития экономики России.

Данная цель обусловила решение комплекса взаимосвязанных задач:

- определение сущности и основных форм социально-экономической системы региона;

- раскрытие функционального содержания социально-экономической системы региона РФ;

- обоснование интеграционного подхода к развитию социально-экономической системы региона РФ;

- анализ особенностей пространственных экономических трансформаций на современном    этапе развития России;

- установление специфических характеристик процесса  формирования единого хозяйственного пространства макрорегиона;

- обоснование принципов организации единого хозяйственного пространства макрорегиона;

- определение социально-экономического потенциала развития пространства макрорегиона на современном этапе развития экономики России;

- оценка ресурсов и результатов развития социально-экономических систем КБР и РСО – Алания;

- установление объектных и субъектных предпосылок развития интеграционного взаимодействия социально-экономических систем КБР и РСО - Алания;

- определение основных факторов интеграционного взаимодействия социально-экономических систем КБР и РСО - Алания;

- оценка институциональных параметров интеграционного взаимодействия КБР и РСО - Алания;

- обоснование концепции интеграционного взаимодействия регионов РФ в пространстве макрорегиона;

- определение основных инструментов интеграционного взаимодействия.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступает процесс интеграционного взаимодействия региональных социально-экономических систем в расширенном пространстве макрорегиона на современном этапе развития экономики России.

Предметом исследования стали экономические отношения и механизмы хозяйствования, складывающиеся в процессе интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов РФ в пространстве макрорегиона.

Область исследований соответствует паспорту специальности 08.00.05 - региональная экономика:

5.5. Пространственные экономические трансформации; интеграция и дезинтеграция в территориальном аспекте. 5.15. Региональная социально-экономическая политика; анализ особенностей и эффективности экономической политики на различных уровнях территориальной организации (национальном, в крупных экономических районах, субъектах Федерации, муниципальном). 5.16. Управление экономикой регионов на национальном, региональном и муниципальном уровнях, функции и механизм управления.

Теоретико- методологические основы исследования  представлены методологическими подходами, концептуальными положениями  теории региональной экономики (хозяйственное пространство, пространственные трансформации, интеграция экономических отношений, механизмы и инструменты взаимодействия региональных систем, субъектно-объектное взаимодействие, согласование региональных интересов, функциональное содержание отношений системы региона, принципы интеграции, организационная структура регионального взаимодействия), политической экономии (воспроизводство, система социально-экономических отношений, экономические интересы, власть и собственность, обобществление, экономические противоречия),  неоклассической экономической теории (частное и общественное блага, локальные рынки, либерализация), институциональной теории (распределение прав собственности, институциональная среда, институции, институциональные соглашения, трансакционные издержки), теории транзитивной экономики (системная трансформация экономических отношений, становление, устойчивость системы отношений).

Инструментарно-методический аппарат исследования включает принципы,   обеспечивающие возможность применения системного и институционального подходов к разработке проблемы интеграционного взаимодействия регионов. При определении функционального содержания социально-экономической системы и факторов интеграционного взаимодействия регионов РФ использовались функциональный и структурный анализ, общеэкономический и финансовый анализ, экономико-статистические группировки.

Принципы организации единого хозяйственного пространства макрорегиона обоснованы с использованием интеграционного подхода. Механизм и инструменты интеграционного взаимодействия социально-экономических систем субъектов РФ разработаны с использованием методов прогнозирования, стратегического планирования, организационного проектирования.

Информационно-эмпирической и нормативно-правовой базой обеспечения доказательности концептуальных положений, достоверности выводов и рекомендаций исследования стали труды российских и зарубежных ученых по проблемам интеграции экономических отношений, теории региональной экономики, стратегическому  управлению; законодательно-нормативные акты в виде федеральных законов, указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, законов субъектов РФ, отраслевых актов министерств и ведомств РФ; источники различного характера: материалы научных конференций, официальные статистические данные РФ, субъектов РФ, входящих в состав ЮФО, финансовая отчетность ряда предприятий, действующих на территории ЮФО, экспертные оценки, ресурсы Интернет.

Рабочая гипотеза исследования исходит из совокупности следующих предположений:

- о том, что противоречие между социально-экономическим содержанием и административной формой организации систем регионов современной России обусловливает углубление пространственной поляризации страны;

- о возникновении в расширенном пространстве макрорегиона качественно новых возможностей развития региональных систем, реализация которых связана с интеграционным взаимодействием между данными системами;

- о необходимости формирования качественно нового механизма интеграционного взаимодействия между регионами-субъектами РФ, адаптированного к ресурсам, факторам и институциональным ограничениям, имеющимся в едином пространстве макрорегиона;

- о доминирующей роли институциональных инструментов в составе предлагаемого механизма интеграционного взаимодействия между регионами-субъектами РФ.

Положения диссертации, выносимые на защиту.

1. Позиция и статус социально-экономической системы региона заданы следующими объективными обстоятельствами: непосредственным вхождением ее в состав национальной социально-экономической системы и опосредствованным участием в составе систем более высокого уровня организации; обособлением и территориальной локализацией организованной совокупности отношений в пространстве региона, обладающей системным качеством элементов и собственным потенциалом функционирования и развития, который включает ресурсную базу территории, функционирующий капитал региона, устойчивую региональную общность субъектов отношений, пространственную инфраструктуру.

2. Детерминантами функционального содержания социально-экономической системы региона-субъекта выступают: размеры и качественное многообразие национального богатства, локализованного в региональном пространстве; размеры и качественное многообразие потребностей населения региона; масштабы регионального пространства; соотношение между достигнутым уровнем развития и потенциалом дальнейшей эволюции региона; способ включения региона в состав национальной экономики; способ локализации ресурсов, факторов хозяйственного процесса и общественных потребностей в пространстве региона; симметрия хозяйственной и социальной составляющих системы региона.

3. Применение интеграционного подхода к развитию социально-экономической системы региона обусловлено ее позиционированием на одном из мезоуровней глобальной хозяйственной системы. Применительно к регионам современной России интеграционный подход дополнительно актуализирован: потребностью перехода от этапа восстановительного роста к этапу устойчивого инвестиционного развития региональных систем; необходимостью осуществления эффективных пространственных трансформаций в структуре национальной экономики.

4. Пространственные трансформации в структуре национальной экономики современной России обусловлены переплетением двух взаимосвязанных процессов: продолжающихся рыночных преобразований; интеграции отечественной экономики в состав глобального мирового хозяйства. Результирующий вектор пространственных трансформаций формируется с участием базового вектора дифференциации, превращенной формой которой выступает распад пространственной целостности, а также базового вектора интеграции, превращенной формой которой выступает реставрация административно-командного способа организации хозяйственного пространства.

5. Процесс формирования макрорегиона относится к роду пространственных трансформаций в структуре национальной экономики современной России и обладает видовыми отличиями, которые детерминированы следующими факторами: выделением качественно нового мезоуровня организации экономических отношений, позиционированного между уровнем национальной экономики и уровнем традиционного региона; интеграцией пространственных систем нескольких регионов в систему макрорегиона; наличием в расширенном пространстве существенных барьеров между региональными системами; противоречием между административной формой и социально-экономическим содержанием организации единого пространства макрорегиона.

6. Принципы организации единого пространства макрорегиона отражают глобальные тенденции формирования всеобщего мирового хозяйства и специфические потребности структурной реорганизации пространства национальной экономики России. Они обеспечивают достижение следующих объективных целей интеграционного процесса: формирование  системного качества элементов воспроизводственного процесса в расширенном  пространстве макрорегиона; консолидацию интересов региональных субъектов социально-экономических отношений; преодоление барьеров, сложившихся между интегрирующимися региональными системами; становление качественно новых субъектов отношений в расширенном пространстве макрорегиона.      

7. Оценка социально-экономического потенциала пространства макрорегиона на современном этапе развития экономики России обусловлена сменой условий восстановительного роста условиями устойчивого инвестиционного развития, формирующего качественно новые факторы эволюции данной пространственной системы: базу высоких технологий; накопленный и включенный в хозяйственный оборот человеческий капитал; финансовый рынок, адекватный инвестиционным потребностям расширенного пространства;  социально-экономическую инфраструктуру, обеспечивающую конкурентные позиции макрорегиона в глобальной хозяйственной системе.

8. Ресурсы и результаты развития социально-экономических систем регионов, интеграционное взаимодействие которых формируется в пространстве макрорегиона, необходимо оценивать с помощью производственной функции,  разграничивая следующие элементы функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры взаимодействующих региональных систем: гомогенные; гетерогенные, обладающие потенциалом синергии; гетерогенные, не обладающие потенциалом синергии.  

9. В процессе анализа интеграционного взаимодействия различных региональных систем, позиционированных в расширенном пространстве макрорегиона, необходимо разграничивать следующие группы факторов, определяющих результаты данного взаимодействия: организационно-экономические; административно-политические; социально-коммуникационные.  

10. Институциональные параметры процесса интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов, функционирующих в расширенном пространстве макрорегиона, представлены: институциональной средой интеграционного пространственного взаимодействия; контрактными соглашениями между региональными субъектами данного взаимодействия; институциями как способами социального закрепления эффективных и устойчивых форм экономического поведения и статусов участников данного взаимодействия.

11. Механизм интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов в расширенном пространстве макрорегиона формируется на основе согласования интересов сторон в целях извлечения синергетического эффекта от соединения, комбинирования и переплетения элементов региональных систем. Вертикальная составляющая механизма интеграционного взаимодействия представлена кластером отношений власти и производных от нее отношений управления и регулирования; горизонтальная составляющая механизма интеграционного взаимодействия представлена кластером отношений собственности и производных от нее отношений воспроизводства. Основным результатом деятельности данного механизма выступает системное качество социально-экономических отношений в пространстве макрорегиона.    

12. Комплекс инструментов интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов в расширенном пространстве макрорегиона обеспечивает реализацию потребностей в таком взаимодействии и соответствует интеграционным потенциалам регионов, факторам данного процесса и его институциональным параметрам. Поскольку интеграционное взаимодействие современных региональных систем обеспечивается на основе упорядочивания, организации и развития отношений финансового рынка и инвестиционного процесса,  то доминирующую роль в указанном комплексе играет группа институциональных инструментов финансово-инвестиционного характера.  

Научная новизна исследования заключается в адаптации и реализации интеграционного подхода к развитию взаимодействия между социально-экономическими системами регионов, определении основных элементов функционального содержания региональной системы, обосновании базовых принципов, разработке механизма и институциональных инструментов интеграционного взаимодействия региональных социально-экономических систем в расширенном пространстве макрорегиона применительно к условиям современного этапа развития России.

Приращение научного знания, полученное в диссертационном исследовании, представлено следующими основными элементами:

- адаптирован интеграционный подход к развитию взаимодействия между социально-экономическими системами регионов, ориентированный на  реализацию объективной потребности в интеграции и извлечение синергетического эффекта от взаимодействия региональных систем, позволяющий обеспечить модернизацию функционирующего капитала, инфраструктуры и ресурсной базы воспроизводства, интенсификацию эволюционного процесса в расширенном пространстве, а также институционализацию интеграционного взаимодействия между социально-экономическими системами регионов;

- уточнена сущность социально-экономической системы региона - единство противоположностей отношений власти и собственности, локализованное в исторически сложившемся и относительно обособленном в структуре национальной общественно-хозяйственной системы пространстве, масштабы и организация которого обусловлены: институциональной организацией национальной общественно-хозяйственной системы; социально-экономическим потенциалом территории; уровнем обобществления отношений, локализованных в данном пространстве; 

- на основе использования классификационного признака масштаба пространственной локализации разграничены основные формы проявления социально-экономической системы региона: микрорегион как пространство жизнедеятельности местного сообщества; регион, выступающий в качестве базового элемента экономического районирования и административной структуры национальной общественно-хозяйственной системы; субрегион, эволюционно локализованный в пределах системы региона, а также обладающий потенциалом административного обособления; макрорегион как результат процесса интеграции нескольких взаимодействующих между собой регионов; указанная классификация лежит в основе организации и управления развитием региональных системам;

- уточнены основные функции социально-экономической системы современного региона России: воспроизводственная; субординации по отношению к вертикали государственной власти; социально-коммуникационная; инновационная; интеграционная, обеспечивающая системное качество остальных функций и создающая новые возможности их реализации; знание указанных функций позволяет обеспечивать потребности стратегического планирования и оперативного управления  социально-экономической системой региона;

- раскрыты основные императивы  процесса формирования расширенного пространства макрорегиона в структуре национальной экономики России: модернизации и ускорения развития социально-экономических отношений; глобальной интеграции; укрепления вертикали власти; институционального упорядочивания и эффективной реструктуризации национальной экономики; знание указанных императивов позволяет проектировать основные стратегии развития пространства макрорегиона; 

- обоснованы принципы организации пространства макрорегиона: опора на естественные предпосылки интеграции и силы социально-экономического притяжения, действующие в расширенном пространстве; создание «центра ответственности» процесса интеграции; формирование «ядра развития» макрорегиона; развитие субъектного потенциала пространства макрорегиона; последовательное преодоление социально-экономических барьеров между регионами-участниками интеграционного взаимодействия; адекватность социально-экономического содержания и административной формы организации системы макрорегиона;

- установлены предпосылки развития интеграционного взаимодействия социально-экономических систем КБР и РСО – Алания в пространстве Южного макрорегиона России: исторически сложившаяся симметрия региональных систем; социально-культурная и институциональная комплементарность регионов; совместные потребности в восстановлении и развитии горно-металлургического, туристско-рекреационного комплексов, а также подсистемы электронной промышленности; возможность комбинирования имеющихся элементов и формирования новых элементов региональных социально-экономических инфраструктур совместного использования; общая потребность в снижении уровня финансовой зависимости регионов от федерального центра; наличие масштабных невостребованных региональными системами трудовых ресурсов и сбережений;

- выявлены основные поддерживающие факторы интеграционного взаимодействия социально-экономических систем КБР и РСО – Алания в пространстве Южного макрорегиона: представительность комбинируемых ресурсов и элементов функционирующего капитала; совместимость региональных социально-экономических инфраструктур; одинаковая ориентация векторов реализуемых стратегий развития региональных  систем; знание указанных факторов позволяет обеспечить эффективность интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов;

- выявлены основные противодействующие факторы интеграционного взаимодействия социально-экономических систем КБР и РСО – Алания в расширенном пространстве Южного макрорегиона: пространственная поляризация региональных систем; рентная стратегическая ориентация развития национальной экономики России; бюрократизация региональных систем; знание указанных факторов позволяет обеспечить необходимую устойчивость интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов;

- обоснованы функциональные задачи и принципы формирования механизма интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов РФ, разработана его структура: вертикальная компонента данного механизма представлена элементами совместной деятельности региональных ветвей законодательной и исполнительной власти, формирующими государственный «центр ответственности» интеграционного взаимодействия; горизонтальная компонента данного механизма представлена совместной деятельностью региональных бизнес сообществ, профессиональных ассоциаций и объединений участников рынка, формирующими «поле согласования» социально-экономических интересов субъектов интеграционного взаимодействия; 

- разработан комплекс институциональных инструментов, обеспечивающих активизацию интеграционного взаимодействия региональных социально-экономических систем, включающий в свой состав: общую программу межрегиональной интеграции; общий бюджет развития взаимодействующих регионов; фонд поддержки межрегиональных инициатив и инноваций; локальные инвестиционные программы межрегиональной интеграции; договора интегрирующихся регионов с крупнейшими инвесторами о вкладе в программы интеграции; совместные облигационные займы регионов; программу развития инфраструктуры межрегионального взаимодействия; интеграционную форму частно-государственного партнерства; 

- обоснован новый институциональный инструмент, специфицированный к условиям интеграционного взаимодействия регионов современной России – межрегиональный интеграционный кластер; предложены алгоритм его формирования и конкретная форма данного кластера применительно к взаимодействию региональных систем КБР и РСО – Алания – электронный интеграционный кластер.

Теоретическая значимость результатов исследования   заключается в том, что полученные соискателем положения, выводы и предложения развивают и дополняют ряд существенных аспектов теории социально-экономических систем и теории региональной экономики, относящихся к формированию интеграционных образований, расширению хозяйственного пространства, обеспечению перехода региональных систем к инновационному типу воспроизводства, преодолению межрегиональных барьеров, обусловленных рыночной трансформацией экономических отношений.

Основные теоретические результаты исследования могут стать концептуальной основой для дальнейшего развития механизма и инструментов интеграции региональных социально-экономических систем, оптимизации объектной структуры и способов субъектной организации экономических отношений в регионе, а также для эффективного согласования интересов субъектов системы региона.

Отдельные результаты исследования могут быть использованы в целях совершенствования содержания, структуры и методики преподавания дисциплины высшей школы: «Региональная экономика», «Стратегический менеджмент», «Социально-экономическая политика», «Стратегическое планирование», «Институциональная экономика», а также спецкурса по проблемам интеграции социально-экономических систем в пространстве макрорегиона.

Практическая значимость работы.  Основные выводы и рекомендации, содержащиеся в работе, могут быть использованы при разработке концепции, функционального содержания и структуры региональной социально-экономической политики, а также механизма интеграции региональных хозяйственных систем, институциональной структуры современных региональных интеграционных образований, региональных программ развития хозяйственной и социальной инфраструктуры, комплекса стратегий и инструментов региональной социально-экономической политики.

Разработанные в диссертации механизм и конкретные инструменты интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов использованы в Программах социально-экономического развития РСО – Алания и КБР. Отдельные выводы и рекомендации нашли применение в учебном процессе АГУ, СКГМИ и Южного института менеджмента.

Апробация результатов исследования. Методологические и теоретические положения и выводы, а также практические рекомендации, полученные в ходе исследования, были апробированы в ходе докладов и выступлений соискателя на международных, общероссийских межрегиональных, межвузовских научно-теоретических и научно-практических конференциях в г. Ростове-на-Дону, Волжском, Краснодаре, Сочи, Владикавказе, Нальчике (2002–2007 годы).

Публикации результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования нашли свое отражение в 35 публикациях соискателя, в том числе в индивидуальной и коллективной монографиях, брошюре, статьях в центральных и региональных научных журналах по списку ВАК, материалах научных конференций. Объем публикаций 40,4/32,1 п.л.

Структура диссертационной работы обусловлена целью, задачами, методологией, а также характером предмета и объекта исследования. Работа состоит из введения, четырех глав, включающих четырнадцать параграфов, заключения, списка использованных источников, содержит 22 таблицы и 12 рисунков.

Структура работы

Введение

Глава 1. Теоретические и методологические основы исследования интеграции социально-экономических систем регионов Российской Федерации

1.1. Сущность и формы социально-экономической системы региона РФ

1.2. Функциональное содержание социально-экономической системы региона РФ

1.3. Интеграционный подход к развитию социально-экономической системы региона Российской Федерации

Глава 2. Процесс формирования пространства макрорегиона

2.1. Пространственные экономические трансформации на современном    этапе развития России

2.2. Специфические характеристики процесса  формирования пространства макрорегиона

2.3. Принципы организации пространства макрорегиона

2.4. Социально-экономический потенциал развития пространства макрорегиона на этапе восстановительного роста экономики России

Глава 3. Анализ интеграционного потенциала и результатов взаимодействия социально-экономических систем КБР и РСО - Алания в пространстве Южного макрорегиона

3.1. Ресурсы и результаты развития социально-экономических систем КБР и РСО – Алания

3.2. Предпосылки развития интеграционного взаимодействия социально-экономических систем КБР и РСО - Алания

3.3. Основные факторы интеграционного взаимодействия социально-экономических систем КБР и РСО - Алания

3.4. Оценка институциональных параметров интеграционного взаимодействия

Глава 4. Формирование механизма интеграционного взаимодействия региональных социально-экономических систем

4.1. Концепция механизма интеграционного взаимодействия

4.2. Комплекс институциональных инструментов интеграционного взаимодействия

4.3. Формирование интеграционных кластеров

Заключение

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

  Первая группа рассмотренных проблем посвящена исследованию методологических и теоретических аспектов интеграции социально-экономических систем субъектов РФ на современном этапе развития экономики России.

Процесс формирования глобальной хозяйственной системы обусловливает активизацию интеграционного взаимодействия между различными структурными уровнями пространственной организации социально-экономических отношений. К одному из таких уровней относится система региона, эффективное и устойчивое развитие которой имеет особое значение в огромном пространстве национальной экономики России. 

Обобщение встречающихся в современной научной литературе концептуальных представлений о системе региона позволяет сделать вывод о фундаментальном противоречии данной формы территориальной организации общественно-хозяйственной жизни. Отношения, объективно существующие в пространстве региона,  консолидированы, определенным способом упорядочены и организованы в систему, которая обладает следующими противоположными характеристиками:

- с одной стороны, она выступает в качестве элемента, встроенного в вертикаль глобальной хозяйственной системы, то есть включена в состав национальной экономики, межгосударственных интеграционных образований и других более сложных форм пространственной организации;

- с другой стороны, она обособлена и территориально локализована, поскольку обладает системным качеством входящих в нее элементов и собственным потенциалом функционирования и развития.

Можно следующим образом квалифицировать элементы указанного выше потенциала системы региона:

- ресурсная база территории, в которую входят еще не вовлеченные в реальный общественно-хозяйственный процесс компоненты регионального богатства;

- функционирующий в пространстве региона капитал (вещественный, финансовый, человеческий и др.);

- общность субъектов, вовлеченных в процессы взаимодействия на данной территории (население, коммерческие и общественные организации и др.);

- пространственная инфраструктура, обеспечивающая многообразие социально-экономических взаимодействий субъектов на территории региона.

В исследовании элементов системы региона следует исходить из взаимодействия институтов власти и собственности. Отметим также, что указанное взаимодействие характеризует наиболее глубинные, сущностные аспекты имеющих отношение к институту государственной власти форм пространственной организации социально-экономических отношений – от региона до всей национальной общественно-хозяйственной системы.

С учетом приведенного выше положения сущность социально-экономической системы региона может быть определена следующим образом -  единство противоположностей отношений власти и собственности, локализованное в исторически сложившемся, объективно обусловленном и относительно обособленном в структуре национальной экономики пространстве, масштабы и способ организации которого детерминированы: институциональной организацией национальной общественно-хозяйственной системы; социально-экономическим потенциалом территории; достигнутым уровнем обобществления отношений, локализованных в региональном пространстве.

Институт власти представлен в системе региона, прежде всего, соответствующим уровнем государственной власти. Институт собственности представлен в данной системе многообразием отношений присвоения и отчуждения. В анализе взаимодействия обоих институтов в пространстве региона необходимо учитывать коренную характеристику социально-экономической системы России – устойчивое доминирование института власти и подчиненную интересам власти, служебно-инструментальную роль института собственности. Указанная характеристика лежит в основании феномена пространственной поляризации структуры отечественной экономики.

Сущность системы региона разворачивается в совокупность различных форм проявления, которые могут быть отнесены к одной из двух ветвей данной системы: хозяйственной и социальной. Разграничение указанных ветвей достаточно условно; проводя его, мы абстрагируемся от их комбинирования, переплетения и интеграции.

В свою очередь, необходимо разграничивать различные формы, которые принимает социально-экономическая система региона в структуре национальной экономики. В работе рассмотрены различные способы классификации указанных форм, показаны свойственные им возможности и ограничения. На основе использования классификационного признака масштаба пространственной локализации основные формы социально-экономической системы региона могут быть разграничены следующим образом:

- микрорегион как пространство жизнедеятельности местного сообщества и минимально возможная форма региональной системы (сюда относятся системы городов и районов в составе традиционного региона);

- традиционный регион, выступающий базовым элементом экономического районирования и административной структуры национальной общественно-хозяйственной системы России; это основная форма организации системы региона, в которой социально-экономическое содержание и административная оболочка составляют конкретное единство противоположностей (например, КБР, РСО – Алания, Краснодарский край и др.);

- субрегион, эволюционным образом локализованный в пределах региона и обладающий потенциалом административного обособления (например, Дигория в составе РСО – Алания, Большой Сочи в составе Краснодарского края);

- макрорегион как результат интеграции нескольких регионов (например, Южный макрорегион, формирующийся в административных границах ЮФО).

Данная классификация позволяет сформировать подходы к организации и управлению развитием различных форм региональных систем.

Любая общественная система располагает различными и, в то же время, взаимосвязанными функциями, совокупность которых составляет содержание отношений системы. Применительно к социально-экономической системе региона указанная совокупность функций задана объективно сложившимися внутренними и внешними детерминантами.

Анализ места, роли и взаимосвязей региональной системы, позиционированной на одном из важнейших мезоуровней глобальной системы социально-экономических отношений, позволяет следующим образом определить  детерминанты ее функционального содержания:

- размеры и качественное многообразие национального богатства, имеющегося в пределах регионального пространства; данная детерминанта задает потенциал и вектор развития системы региона и, в то же время, обусловливает потребность в том или ином многообразии форм собственности и способов организации хозяйственного процесса;

- размеры и качественное многообразие потребностей населения региона; необходимо учитывать, что население выступает в качестве исходной формы субъектной организации регионального пространства;

- масштабы региона; данная детерминанта задает степень локализации региона в социально-экономической системе страны и характер соответствующих межрегиональных связей, а также способ управления регионом;

- соотношение между достигнутым уровнем развития и потенциалом дальнейшей эволюции региона; указанное соотношение предопределяет траекторию дальнейшей эволюции региональной системы: вхождение ее в трансформационный кризис, продолжение поступательного развития, застой, ускорение социально-экономического развития и др.; 

- способ включения региона в состав национальной экономики, который задает институциональные возможности и ограничения развития региональной системы, а также характер интеграционного взаимодействия с ее участием;

- способ локализации ресурсов, факторов хозяйственного процесса и общественных потребностей в пространстве региона, который определяет основные параметры отношений собственности и воспроизводственного процесса;

- симметрия хозяйственной и социальной составляющих системы региона; асимметричность строения обрекает данную систему не только на дополнительные трансакционные издержки, но и на изменение характера развития.

Обобщение результатов анализа указанных выше детерминант дает возможность определить основные функции социально-экономической системы современного российского региона. Данные функции следует квалифицировать следующим образом:

- воспроизводственная функция, ориентированная на удовлетворение потребностей функционирования и развития субъектов, существующих в пространстве региона, а, следовательно, и на эволюцию региональной системы в целом;

- функция субординации по отношению к вертикали государственной власти, обеспечивающая «встраивание» системы региона в общую социально-экономическую систему страны на основе взаимодействия федерального центра и властей региона;

- социально-коммуникационная функция, которая ориентирована на развитие специфически общественного (некоммерческого) взаимодействия субъектов в пространстве региона;

- интеграционная функция, обеспечивающая переплетение и интеграцию различных региональных систем, а также интеграционное взаимодействие с другими уровнями глобальной хозяйственной системы;

- инновационная функция, ориентированная на модернизацию социально-экономической системы региона и развитие ее технологической основы и человеческого фактора.

Интеграция становится императивом современной экономики, поскольку она обеспечивает синергетический эффект в процессе комбинирования, переплетения и сращивания потенциалов развития хозяйственного процесса на всех уровнях его организации. Можно утверждать о формировании особого интеграционного подхода к развитию, который объединяет представителей различных направлений современной экономической науки: неоклассического, неокейнсианского, институционального и др. Вместе с тем указанный подход специфицирован природой, функциональными и структурными особенностями социально-экономических систем, к которым он применяется.

Адаптация интеграционного подхода к развитию социально-экономической системы региона обусловлено рядом обстоятельств:

- локализацией региональной системы на одном из мезоуровней формирующейся всемирной хозяйственной системы;

- необходимостью поиска ресурсов модернизации и ускорения развития региональной системы;

- потребностью в эффективной пространственной реорганизации национальной экономики, усиливающейся в условиях глобальной интеграции.

Оценивая возможности и ограничения интеграционного подхода, необходимо учитывать исторические особенности развития региональной структуры национальной экономики. В современной России данный подход актуализирован двумя обстоятельствами:

- потребностью перехода от этапа восстановительного роста к этапу устойчивого инвестиционного развития;

- необходимостью осуществления эффективных пространственных трансформаций в структуре самой протяженной в мире и обремененной пространственной поляризацией национальной экономики.

С учетом указанных выше обстоятельств можно следующим образом определить специфические цели применения интеграционного подхода к развитию социально-экономической системы региона:

- модернизация воспроизводственного процесса в расширенном пространстве межрегионального взаимодействия;

- умножение потенциала развития социально-экономических систем взаимодействующих между собой регионов;

- снижение межрегиональных барьеров на пути потоков факторов и результатов производства;

- гармонизация социальной среды взаимодействующих регионов;

- формирование качественно новых институтов, обеспечивающих развитие расширенного пространства межрегионального взаимодействия.

Обобщая сформулированные выше цели, можно сделать вывод о том, что интеграционный подход стратегически ориентирован на повышение эффективности социально-экономического развития системы региона, оптимизацию пространственной организации национальной экономики России и нахождение рациональной траектории ее вхождения в состав глобальной хозяйственной системы. Указанная стратегическая ориентация предполагает обоснование соответствующего способа и институциональных условий применения интеграционного подхода к развитию социально-экономической системы региона.

Вторая группа рассмотренных проблем посвящена анализу процесса формирования макрорегиона как расширенного пространства интеграционного взаимодействия региональных систем, позволяющего адекватно реализовать потенциал такого взаимодействия.

Анализ эволюции национальной экономики России, осуществленный в координатах пространства и времени, позволяет сделать вывод об особой значимости пространственных преобразований для самой протяженной и масштабной экономики современного мира. Можно согласиться с квалификацией отечественной экономики как «экономики пространства» (Ф. Бродель, О. Мамедов, О. Иншаков и др.), в которой конфигурация, пространственная организация и межрегиональное взаимодействие имеют особое значение.

Вместе с тем территориальные преобразования, изменяющие региональную структуру отечественной экономики, обусловлены конкретными потребностями исторического времени, заданы императивами текущего этапа развития страны в контексте межгосударственного социально-экономического взаимодействия. Анализ указанных потребностей и императивов позволяет сделать вывод о том, что пространственные трансформации в структуре национальной экономики современной России обусловлены переплетением двух взаимосвязанных процессов:

- продолжающихся рыночных преобразований;

- вхождения отечественной экономики в состав глобального хозяйства.

Данные процессы различным образом направлены, но взаимосвязаны и предполагают согласование с целью формирования совместного результата. При этом результирующий вектор пространственных трансформаций формируется с участием двух базовых векторов:

- вектора дифференциации, превращенной формой которой в особой общественной ситуации выступает распад пространственной целостности и разрушение системного качества элементов хозяйственного процесса и социальных коммуникаций в пределах территории региона;

- вектора интеграции, превращенной формой которой в особой общественной ситуации выступает реставрация прежнего административно-командного способа организации хозяйственного пространства, то есть способа построения воспроизводственного процесса и социальных коммуникаций региона на основе абсолютного господства института власти.

Указанные выше превращенные формы дифференциации и интеграции социально-экономических отношений складываются в процессе пространственных трансформаций в следующих случаях:

- при наличии неадекватной институциональной среды;

- при несоразмерном возможностям адаптации переносе институтов;

- при применении некорректных стратегий преобразований.

Типичными примерами указанных форм в пространстве бывшего СССР могут служить дезинтеграция пространства в ряде регионов Северного Кавказа, Республики Грузия, а также тенденции восстановления административно-командного способа организации хозяйственного пространства, проявляющиеся в развитии Республики Беларусь. 

Становление социально-экономических систем макрорегионов в укрупненном административном пространстве созданных в 2000 году семи федеральных округов выступает в качестве ведущей формы пространственных преобразований социально-экономической системы современной России. Формирование макрорегиона как специфическая пространственная трансформация в структуре национальной экономики современной России обладает видовыми отличиями, которые детерминированы следующими факторами:

- выделением качественно нового мезоуровня организации экономических отношений, позиционированного между уровнем национальной экономики и уровнем традиционного региона (табл. 1);

Таблица 1 – Позиция макрорегиона в формирующейся

глобальной системе

Уровни организации социально-экономических отношений

Характеристика уровней организации социально-экономических отношений и форм пространств

L1 Глобальный мегауровень

Воспроизводство валового продукта и системы отношений всего мирового хозяйства, глобальное социально-экономическое пространство

L2 Мезоуровень 1

(мега-микро)

Воспроизводство  продукта и отношений в рамках ТНК, группы стран, пространство интернациональной интеграции социально-экономических отношений

L3 Макроуровень

Воспроизводство ВНП и общественно-хозяйственной системы отдельной страны, социально-экономическое пространство национальной экономики

L4 Мезоуровень 2

(мета- региональный)

Воспроизводство ВМРП и общественно-хозяйственной системы отношений в рамках расширенного (метарегионального) пространства интеграционного взаимодействия региональных систем

L5 Мезоуровень 3

(региональный)

Воспроизводство продукта и общественно-хозяйственной системы отношений в рамках ФПГ, регионального или отраслевого комплекса, местного хозяйства, локальное социально-экономическое пространство интеграции

L6 Микроуровень

Воспроизводство совокупного продукта и системы отношений в масштабах отдельного предприятия, социально-экономическое пространство собственности

L7 Мезоуровень 4

(микро – мини)

Воспроизводство отдельного продукта и соответствующей ему подсистемы общественно-хозяйственных отношений, социально-экономическое пространство отдельного продукта

L8 Миниуровень

Воспроизводство совокупности общественно-хозяйственных отношений в рамках подразделения предприятия, частичное социально-экономическое пространство предприятия

L9 Мезоуровень 5

(мини – нано)

Воспроизводство совокупности (кластера) свойств продукта, социально-экономическое пространство профессиональной группы (локального совокупного работника)

L10 Наноуровень

Воспроизводство в масштабах рабочего места, социально-экономическое пространство работника

- интеграцией пространственных систем нескольких регионов в единую систему макрорегиона; при этом каждый региональный субъект интеграционного процесса изменяет свое качество и становится подсистемой макрорегиона;

- необходимостью длительного, включающего ряд этапов процесса преодоления межрегиональных социально-экономических барьеров, сложившихся как в условиях советского периода, та и в условиях рыночных преобразований;

- противоречием между административной формой и социально-экономическим содержанием организации единого пространства макрорегиона.

Обобщение результатов исследования указанных выше специфических факторов позволяет раскрыть основные императивы  процесса формирования расширенного пространства макрорегиона в структуре национальной экономики России:

- модернизации и ускорения развития социально-экономических отношений, поскольку для эффективного обновления большинства региональных систем современной России необходима консолидация инвестиционных ресурсов и общественных сил на важнейших направлениях преобразований;

- глобальной интеграции, поскольку для сохранения целостности огромного пространства России в процессе вхождения страны во всемирное хозяйство необходимо формирование мощных, устойчивых и конкурентоспособных элементов территориальной структуры;

- укрепления вертикали власти, поскольку более мощная и утяжеленная в социально-экономическом отношении вертикаль власти нуждается в опоре на укрупненные и обладающие высоким экономическим потенциалом региональные звенья;

- институционального упорядочивания, поскольку кризис административно-командной системы и рыночные преобразования привели к возникновению зон хаоса и дестабилизации во многих регионах России, с которыми не в состоянии справиться ни федеральный центр, ни власти существующих регионов-субъектов РФ;

- эффективной реструктуризации национальной экономики, поскольку существующая структура во многом архаична и обусловливает не только сохранение, но и расширенное воспроизводство пространственной поляризации.

Приведенные выше императивы схематически отображены на рис. 1.

Рисунок 1 -  Основные  императивы процесса формирования пространства

макрорегиона

Принципы экономического исследования или созидательной хозяйственной деятельности представляют собой преломление соответствующих объективных законов в формах экономического мышления, поведения, организации и управления хозяйственным процессом. Обоснование принципов организации пространства макрорегиона обусловлено потребностями институционального упорядочивания и эффективного развития данной новой формы территориальной организации социально-экономических отношений.

Принципы организации единого пространства макрорегиона соответствуют взаимодействию всеобщего, особенного и единичного, поскольку они отражают глобальные тенденции формирования всеобщего мирового хозяйства, специфичны для структурной реорганизации огромного пространства национальной экономики России и могут найти применение в каждом из формирующихся макрорегионов.

Указанные принципы обеспечивают достижение следующих перспективных целей интеграционного процесса:

- во-первых, формирование  системного качества элементов воспроизводственного процесса в расширенном  пространстве макрорегиона, поскольку изначально в данном пространстве внешним образом взаимодействуют элементы обособленных друг от друга региональных воспроизводственных процессов;

- во-вторых, консолидацию интересов различных региональных субъектов социально-экономических отношений; указанные интересы изначально не обладают необходимыми механизмами и формами согласования;

- в-третьих, преодоление социально-экономических барьеров, сложившихся между интегрирующимися региональными системами; при этом необходимо учитывать двойственную природу указанных барьеров - административную и рыночную трансформационную; 

- в-четвертых, становление качественно новых субъектов в расширенном пространстве макрорегиона; природа таких субъектов соответствует интеграционному характеру социально-экономических процессов.

Обобщение результатов анализа указанных перспективных целей интеграционного процесса и конкретизация общих принципов территориальной структуризации общественно-хозяйственного процесса позволяет обосновать следующий комплекс принципов организации пространства макрорегиона:

- опора на естественные предпосылки интеграции и силы социально-экономического притяжения, действующий в пространстве интеграционного взаимодействия, какова бы ни была природа таких сил; попытка выйти за пределы данных предпосылок и сил притяжения оборачивается потерей ранее обеспеченных рубежей и бесплодной растратой сил участников интеграции;

- создание адекватного «центра ответственности» процесса интеграции, обладающего необходимым созидательным потенциалом, а также способностью реализовать необходимые стратегии и инструменты;

- формирование «ядра развития» макрорегиона, консолидирующего в своем составе наиболее ценные в стратегическом отношении ресурсы, факторы и элементы хозяйственной и социальной инфраструктуры;

- развитие субъектного потенциала пространства макрорегиона, то есть формирование и обеспечение эволюции таких интегральных субъектов социально-экономических отношений, которые адекватны возможностям и потребностям новой формы пространственной организации;

- последовательное (поэтапное) преодоление социально-экономических барьеров между регионами-участниками интеграционного взаимодействия в расширенном пространстве макрорегиона; необходимо учитывать двойственную природу указанных барьеров и то обстоятельство, что практически все они используются в качестве условий извлечения доходов определенными социальными группами, функционирующими как в регионах-участниках интеграционного взаимодействия, так и за их пределами;

- адекватность социально-экономического содержания и административной формы организации системы макрорегиона; изначально такая форма отчуждена от своего содержания, поскольку административное объединение различных субъектов РФ в один федеральный округ функционально и структурно не обеспечено реальным интеграционным взаимодействием региональных социально-экономических систем. Длительное отчуждение административной формы от социально-экономического содержания чревато возникновением угрозы социальной дискредитации и блокирования интеграционного процесса в формально расширенном пространстве макрорегиона.

Необходимо четко разграничивать следующие аспекты сложного понятия «макрорегион»:

- формально расширенное пространство рыночного и социально-политического взаимодействия, в котором имеют место такие же, как и в обычном региональном пространстве, трансакции, властные и управленческие решения и действия, социальные коммуникации и т.п.;

- результат административного объединения нескольких соседних регионов страны без учета возможностей их реальной интеграции, а также комплементарности их институциональных параметров (реализованная бюрократическая инициатива);

- складывающееся интеграционное взаимодействие нескольких обладающих соответствующим потенциалом регионов-субъектов (качественно новая система в процессе своего становления);

- завершившая свое становление, вполне сложившаяся социально-экономическая система, в которой сформировались соответствующие субъекты, кластеры отношений, институциональные параметры общей среды, контрактов, статусов, поведения и др. 

Последовательность приведенных выше аспектов понятия отражает определенный алгоритм становления макрорегиона, этапы которого приведены на рис. 2. Завершение процесса становления открывает дорогу эволюционному развитию макрорегиона. Представляется, что в настоящее время в России имеет место переход от этапа административного объединения нескольких регионов в составе одного федерального округа к этапу налаживания реального интеграционного взаимодействия региональных социально-экономических систем.

 

Рисунок 2 – Последовательность этапов процесса становления

макрорегиона, открывающих дорогу эволюции его социально-экономической системы

Оценка социально-экономического потенциала макрорегиона на современном этапе развития экономики России специфицирована сменой целей и инструментов восстановительного роста целями и инструментами устойчивого инвестиционного развития, формирующего качественно новые факторы эволюции пространства, объединенного в составе федерального округа:

- инновационный капитал (комплекс факторов, обеспечивающих создание и распространение высоких технологий);

- финансовый капитал, интегрирующий воспроизводственные процессы в реальном и виртуальном секторах складывающейся социально-экономической системы макрорегиона;

- человеческий капитал, включающий креативный потенциал людей в состав эффективно функционирующего общественного капитала;

- социально-экономическую инфраструктуру межрегионального взаимодействия в расширенном пространстве макрорегиона.

Индексы развития указанных новых факторов характеризуют конкурентные позиции, занимаемые макрорегионом в глобальной системе.

Третья группа рассмотренных проблем посвящена анализу процесса интеграционного взаимодействия двух соседних регионов – КБР и РСО – Алания в условиях формирования единого пространства Южного макрорегиона.

В условиях общей поляризации пространства макрорегиона обобщающие рейтинговые оценки данных регионов достаточно близки (табл. 2), однако данное обстоятельство весьма абстрактно характеризует потенциал их интеграции. Необходимо учесть характер эволюционной динамики соответствующих социально-экономических систем.

Если система КБР относится к числу региональных систем, обладающих слабой динамикой выхода из кризисной ситуации, то система РСО – Алания демонстрирует более динамичный восстановительный рост. Отметим, что данное обстоятельство корреспондируется с параметрами финансовой самодостаточности – зависимость КБР от финансовой помощи из федерального бюджета выше, чем соответствующая зависимость РСО – Алания.

Таблица 2 – Рейтинговая оценка регионов-субъектов ЮФО

по основным социально-экономическим индикаторам, 2006 г.

Регионы-субъекты в составе ЮФО

ВРП на душу

населения

Инвестиции в основной капитал на душу населения

Финансовый потенциал

региона

Бюджетная обеспеченность на душу населения

Денежные доходы на душу населения

Место региона в рейтинге

1. Астраханская область

2

5

6

2

2

4

2.Волгоградская область

4

2

3

4

3

3

3. КБР

10

7

8

7

6

8-9

4. КЧР

9

8

9

11

7

10

5. Краснодарский край

1

1

1

1

4

1

6. Республика Адыгея

11

9

11

9

8

8-9

7.Республика Дагестан

8

11

5

12

11

11

8. Республика Ингушетия

12

12

12

10

12

12

9. Республика Калмыкия

3

6

10

5

9

6

10. РСО - Алания

7

10

7

8

5

7

11. Ростовская область

5

3

2

3

1

2

12.Ставрополь-

ский край

6

4

4

6

5

5

Отмеченная корреспонденция вполне понятна – высокий (более 50% всех доходных источников) уровень зависимости регионального бюджета от финансовой помощи из федерального бюджета выступает в качестве естественного замедлителя процесса социально-экономического развития региона, поскольку субъекты региона начинают планировать свои действия не в расчете на рост их экономических результатов (ВРП, сальдированного финансового результата региона, корпоративной или частной прибыли и т.п.), а в расчете на рост полученной из федерального бюджета финансовой помощи. Образно говоря, протянутая за получением помощи рука протягивается еще дальше, и региональная система входит в режим устойчивого расширенного воспроизводства своей зависимости от федерального центра. Регион-реципиент прочно закрепляет за собой свой институциональный статус.

Региональные системы локализованы в пространстве, поэтому обобщающие результаты и факторы хозяйственного процесса в системах КБР и РСО – Алания целесообразно измерить с помощью коэффициентов локализации, исчисленных по отношению к соответствующим параметрам в пространстве ЮФО (табл. 3).

Локализация ВРП и факторов хозяйственного процесса КБР и РСО – Алания в пространстве ЮФО свидетельствует о существенной асимметрии в развитии обеих региональных систем. В частности, масштабы функционирующего капитала и трудового потенциала данных регионов несоразмерны их вкладу в создание валового макрорегионального продукта, соответственно, отдача базовых факторов производства в КБР и РСО – Алания ниже, чем у других участников интеграционного взаимодействия в Южном макрорегионе.

Таблица 3 – Локализация ВРП и факторов хозяйственного процесса КБР и РСО – Алания в пространстве ЮФО, 2006г., %

Параметры локализации

КБР

РСО–Алания

1. ВРП

5,1

4,2

2. Основной капитал промышленности

5,8

4,3

3. Среднегодовая численность занятых

6,3

5,7

4. Основной капитал рекреационно-туристического комплекса  

4,4

3,1

5. Основной капитал АПК 

2,3

2,0

6.Количество компьютеров на душу населения

4,4

3,9

7. Финансовый капитал региона 

2,6

2,5

8. Основной капитал в сфере образования

2,8

2,7

9. Основной капитал в объектах инфраструктуры

4,4

4,1

В то же время, указанная несоразмерность между масштабами труда, капитала и величиной ВРП свидетельствует о наличии более крупной, чем в других регионах, «теневой» сферы, активно использующей факторы хозяйственного процесса, но не отражающей в статистических данных создаваемых продуктов и услуг. В ряде работ даются экспертные оценки указанной сферы в КБР и РСО – Алания – до 30-35% по реальному вкладу в ВРП. Представляется, что необходимо учитывать и реальную асимметрию, и скрытую «теневизацию» рассматриваемых региональных систем.

По локализации таких факторов современного хозяйственного процесса, как финансовый капитал и человеческий капитал, инфраструктура интеграционного взаимодействия, обе рассматриваемые региональные системы существенно отстают от других участников интеграционного взаимодействия в Южном макрорегионе.

ВРП, создаваемый в системах КБР и РСО – Алания, является результатом малоэффективного использования (экстенсификации) факторов хозяйственного процесса, относящихся к предкризисному периоду. Конкурентоспособность субъектов хозяйственного процесса, применяющих такие факторы, не соответствует требованиям современного рынка, а многие виды хозяйственной деятельности продолжают существовать в данных регионах лишь благодаря наличию высоких межрегиональных барьеров, затрудняющих перелив капитала, рабочей силы и потребительских товаров.

Локализация основного капитала в АПК и сфере образования является катастрофической, поскольку она в 2 раза ниже, чем локализация ВРП. Это обстоятельство создает масштабные угрозы дальнейшей эволюции обеих региональных систем. В какой-то мере данная ситуация была скорректирована с помощью реализации национального образовательного проекта (2006 – 2008 гг.), однако такую корректировку нельзя рассматривать как перелом стратегически негативных тенденций.   

Данная выше оценка взаимосвязей между обобщающим результатом и факторами хозяйственного процесса в анализируемых регионах позволяет соотнести между собой системы КБР И РСО – Алания, а также определить их позиции в ЮФО. Однако такая оценка все же недостаточна для ответа на вопрос о возможностях интеграционного взаимодействия двух региональных систем.

Для получения корректного ответа на вопрос, о том, на какие силы притяжения опирается интеграционный процесс, в котором участвуют две автономные по отношению друг к другу региональные системы, необходимо учитывать следующие обстоятельства:

- синтетический, обобщающий по отношению к рассмотренным выше силам притяжения, характер интеграционного взаимодействия;

- субъектность каждой из региональных систем, наличие в них своих собственных центров власти и собственности, контролирующих и регулирующих движение факторов, ресурсов и инфраструктуры хозяйственного процесса.     

Силы притяжения интеграционного характера формируются между двумя региональными системами только в том случае, когда:

- элементы объектной структуры региональных систем могут сложиться в обладающую потенциалом синергии комбинацию, то есть, обладают способностью принести субъектам, обладающим ими, существенное приращение дохода (назовем его интеграционным доходом);

- субъекты, обладающие указанными выше элементами, действуют в такой институциональной среде, которая предоставляет им возможности выявить и реализовать свой интерес к извлечению синергетического эффекта, подготовить и заключить соответствующие контракты, а также проявить наиболее эффективные в данной ситуации формы экономического поведения и статусы (назовем перечисленные выше возможности институциональным потенциалом интеграционного взаимодействия).   

Если первое из двух сформулированных выше условий может быть установлено в процессе анализа объектного состава и структуры региональных систем, то установление второго условия требует проведения специального институционального анализа. Тем самым мы выделили две «ветви» анализа возможностей интеграционного взаимодействия между двумя автономными региональными социально-экономическими системами.

Оценку потенциала синергии (возможности извлечения интеграционного дохода), которым обладают интересующие нас региональные системы, можно произвести на основе разграничения имеющихся в обеих региональных системах элементов функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры по признакам: однородности или разнородности (гомогенности или гетерогенности); комбинируемости. Указанные признаки позволяют выделить те элементы, которые могут быть включены в интеграционное взаимодействие.

Использование предложенных классификационных признаков приводит к выделению трех групп элементов в составе региональных систем:

- гомогенных элементов функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры; данные элементы принадлежат к однородным в технологическом и организационном отношении отраслям, комплексам (например, к АПК, добывающей промышленности, энергетическому комплексу, строительному комплексу и т.п.); 

- гетерогенных комбинируемых элементов функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры; данные элементы принадлежат к различным отраслям, комплексам и региональным подсистемам, не отличающимся технологической и организационной однородностью   (например, к электронной промышленности и энергетике, транспортной инфраструктуре и рекреационному комплексу и т.п.), однако они могут быть объединены в составе некоторой хозяйственной мета- системы (например, на основе формирования вертикально интегрированной корпорации, ФПГ, консорциума и других видов интеграционных объединений); 

- гетерогенных не комбинируемых элементов функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры; данные элементы, так же, как и в предыдущем случае,  принадлежат к различным отраслям, комплексам и региональным подсистемам, не отличающимся технологической и организационной однородностью, но не могут быть объединены в составе некоторой хозяйственной мета- системы.

Проведенное нами разграничение носит относительный характер и изменяется в процессе эволюции региональных систем, поскольку:

- гомогенность или гетерогенность тех или иных элементов обусловлена уровнем развития социально-экономических отношений, а также имеющимся научно-технологическим потенциалом. Границы отраслей, комплексов и региональных подсистем изменяются, причем динамика данного процесса нарастает;

- состав различных комбинаций элементов функционирующего капитала, ресурсных баз и социально-экономической инфраструктуры также представляет собой функцию от многих аргументов: состояния институциональной среды, уровня развития финансового рынка, наличия сильной вертикали власти и т.п.

Входящие в первую группу гомогенные элементы функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры предполагают конкуренцию однородных или близких по технологическим и организационным параметрам хозяйствующих субъектов, а следовательно, и создание тех или иных форм концентрации экономической власти в пространстве взаимодействующих регионов (ассоциаций, пулов, технологически однородных корпораций и т.п.). Указанная концентрация означает интеграцию элементов региональных систем по горизонтали; обозначим ее как интеграцию первого рода.

Вторая группа включает гетерогенные не комбинируемые элементы функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры. Она бесперспективна в отношении интеграционного взаимодействия региональных систем, поскольку:

- с одной стороны, ввиду технологической и организационной разнородности своего состава эта группа не предполагает активного конкурентного взаимодействия хозяйствующих субъектов или их интеграции по горизонтали;

- с другой стороны, невозможность формирования эффективных комбинаций с участием ее элементов обусловливает отсутствие необходимого синергетического эффекта при попытках интеграции по вертикали.

Наличие в составе региональных систем множества элементов, входящих во вторую группу, предполагает слабость сил взаимного притяжения между данными системами.

Третья группа, состоящая из гетерогенных комбинируемых элементов функционирующего капитала, ресурсной базы и социально-экономической инфраструктуры, обладает потенциалом формирования синергетического эффекта на основе:

- комбинирования;

- переплетения;

- субординации данных элементов, то есть, включения их в систему контроля вертикали хозяйственной власти: холдинга, сетевой структуры и т.п.

Обилие данных элементов во взаимодействующих региональных системах предполагает наличие необходимых сил взаимного притяжения и существенного потенциала интеграционного взаимодействия.Способ формирования и реализации синергетического эффекта  в этом случае соответствует природе и организации общественно-хозяйственной системы России – вертикаль комбинирования, переплетения и подчинения элементов региональных систем находит опору в мощной вертикали государственной власти. Отсюда – естественное доминирование процессов вертикальной интеграции над процессами горизонтальной интеграции в общественно-хозяйственной системе России.

Обозначим  интеграцию элементов региональных систем по вертикали как интеграцию второго рода. Интеграция первого рода преимущественно ориентирована на снижение издержек за счет расширения масштабов хозяйственного процесса, использования конкурентных преимуществ крупного капитала; концентрация собственности и хозяйственной власти при соединении однородных в технологическом и организационном отношении элементов дает возможность повысить отдачу каждого элемента без их комбинирования с качественно иными элементами другой природы.

Интеграция второго рода преимущественно ориентирована на переход к новому качеству взаимодействия элементов, обладающих различной природой и представляющих разные в технологическом и организационном отношении процессы производства; комбинирование, переплетение и подчинение данных элементов задачам развития единой вертикали интеграционного образования позволяет перейти к качественно новым технологиям, новой продукции, выйти на новые рынки, применить новые схемы и технологии управления и т.п. По своим социально-экономическим последствиям интеграция второго рода стоит «выше», нежели интеграция первого рода.

Потенциал интеграции первого и второго рода, заложенный в системах КБР и РСО – Алания,  может быть оценен на основе анализа структуры их ВРП (табл. 4):

- отраслевые структуры ВРП обеих региональных систем близки;

- доля промышленности в ВРП не позволяет квалифицировать обе региональные системы как индустриальные, в особенности это касается РСО – Алания, где трансформационный кризис наиболее болезненно сказался на комплексе предприятий электронной промышленности и горно – добывающем комплексе;

- в структуре ВРП обеих систем доминируют отрасли сферы услуг, что обусловливает одно из направлений поиска потенциала интеграционного взаимодействия, но само по себе еще не свидетельствует о прогрессивных тенденциях развития регионов.

Таблица 4 – Структура ВРП РСО - Алания и КБР, 2006 г., %

Показатели

КБР

РСО - Алания

ВРП

100

100

в том числе добавленная стоимость по отраслям:

 

 

промышленность

19,3

13,2

сельское хозяйство

23,7

19,6

строительство

9,2

9,8

транспорт и связь

8,2

8,7

торговля и общепит

13,1

18,9

рекреация и другие отрасли

22,7

26,1

чистые налоги на продукты

3,8

3,7

Выделим места локализации гомогенных, гетерогенных не комбинируемых и гетерогенных комбинируемых элементов обеих региональных систем в рамках решения задачи установления интеграционного потенциала (табл. 5).

Таблица 5 -  Качественный состав интеграционного потенциала в региональных системах КБР и РСО – Алания, %

Вид элементов потенциала

Локализация данных элементов в региональных системах КБР и РСО - Алания

Гомогенные элементы ресурсной базы, функционирующего капитала и инфраструктуры

Горно-добывающий промышленный комплекс, цветная металлургия, энергетика 

Гетерогенные не комбинируемые элементы ресурсной базы, функционирующего капитала и инфраструктуры

АПК, легкая промышленность

Гетерогенные комбинируемые элементы ресурсной базы, функционирующего капитала и инфраструктуры

Комплекс предприятий электронной промышленности, транспортная инфраструктура, туристско-рекреационный комплекс, сфера гостиничного бизнеса, связь

Результаты анализа, приведенные в табл. 5, свидетельствуют о наличии в пространстве двух регионов необходимых сил притяжения, причем:

- если в случае с гомогенными элементами речь идет об интеграции первого рода, в которую по горизонтали вовлекаются факторы хозяйственного процесса, находящиеся только в поле интересов взаимодействующих регионов, то в случае с гетерогенными комбинируемыми элементами речь идет об интеграции второго рода, в которую по вертикали вовлекаются факторы хозяйственного процесса, по своей значимости выходящие за рамки поля интересов указанных регионов и относящиеся к полю интересов субъектов национальной экономики и мега- пространства;

- развитие туристско-рекреационных комплексов КБР и РСО – Алания, а также связанных с этими комплексами элементов инфраструктуры, систем связи, сферы гостиничного дела и индустрии гостеприимства и др., предполагает формирование рекреационно-туристической интеграционной вертикали с участием субъектов и инвестиционных ресурсов регионального, федерального и глобального уровней. «Ростки» такой интеграционной вертикали в настоящее время формируются в традиционных для обеих региональных систем рекреационных зонах (Приэльбрусье, Цей);

- развитие комплексов электронной промышленности КБР и РСО – Алания, а также связанных с этими комплексами элементов систем связи, научно-технического потенциала (КБНЦ РАН, КБГУ, СКГМИ и др.), предполагает формирование альтернативной – высокотехнологичной – интеграционной  вертикали с участием субъектов и инвестиционных ресурсов регионального, федерального и глобального уровней;

- бессмысленно в поиске потенциала интеграционного взаимодействия двух региональных систем опираться на соединение физически изношенных и морально устаревших элементов, формируя из них масштабные, но принципиально неэффективные технологические и организационные структуры; интеграция не может пойти по пути обеспечения отрицательного синергетического эффекта, в основе которого – умножение издержек, рисков и угроз в пространстве взаимодействия;

- обе предложенные вертикали задают генеральное направление развития интеграционного взаимодействия рассматриваемых региональных систем и их участия в интеграционных процессах более высокого уровня. 

Предпосылки развития интеграции двух региональных систем реализуются с учетом влияния различных факторов. Анализ влияния данных факторов на интеграционное взаимодействие региональных систем, позиционированных в расширенном пространстве макрорегиона, предполагает их классификацию. Положив в основу такой классификации признак характера влияния, можно выделить следующие группы факторов:

- организационно-экономическую, ориентированную на регулирование интеграции региональных общественно-хозяйственных процессов с помощью ресурсов института собственности;

- административно-политическую, ориентированную на регулирование интеграции региональных общественно-хозяйственных процессов с помощью ресурсов института власти;

- социально-коммуникационную, ориентированную на регулирование интеграции региональных общественно-хозяйственных процессов с помощью ресурсов института общественных некоммерческих организаций.

Результаты анализа выделенных выше трех групп факторов приведены в табл. 6.

Таблица 6 - Характер влияния трех групп факторов на основные

компоненты интеграционного взаимодействия региональных систем КБР и РСО – Алания

(+ положительное; - отрицательное; * нейтральное)

Компоненты интеграционного взаимодействия региональных систем

Организационно-экономические факторы

Административно-политические факторы

Социально-коммуникационные факторы

Совместные бизнес-проекты на межрегиональном уровне

_

*

*

Совместные бизнес-проекты на национальном и глобальном уровнях

_

*

*

Совместные инвестиции в развитие человеческого фактора

*

_

*

Оптимальная стратегия интеграционного взаимодействия

*

_

*

Общая хозяйственная инфраструктура

*

+

*

Общая социальная инфраструктура

*

_

*

Общая финансовая инфраструктура

*

_

*

  Обобщение результатов оценки, приведенных в табл. 6, позволяет следующим образом определить основные поддерживающие факторы интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов в расширенном пространстве макрорегиона:

- представительность комбинируемых элементов капитала, элементов инфраструктуры и ресурсов;

- совместимость региональных социально-экономических инфраструктур;

- одинаковая ориентация векторов реализуемых стратегий развития региональных  систем.

Установление поддерживающих факторов позволяет определить инструменты, обеспечивающие необходимую эффективность интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов.

Обобщение результатов анализа позволяет следующим образом определить основные противодействующие факторы интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов в расширенном пространстве макрорегиона:

- пространственная поляризация региональных систем;

- рентная стратегическая ориентация развития национальной экономики России;

- бюрократизация системы макрорегиона, обусловливающая не только разрастание трансакционных издержек, но и отрицательную эффективность региональной социально-экономической политики и межрегионального взаимодействия.

Установление указанных факторов позволяет обеспечить необходимую устойчивость и защиту от наиболее масштабных рисков и угроз интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов.

Институциональные параметры процесса интеграционного взаимодействия социально-экономических систем КБР и РСО - Алания в расширенном пространстве Южного макрорегиона представлены следующим образом:

- на верхнем уровне институционального анализа (уровне всеобщего) – как общая институциональная среда интеграционного взаимодействия;

- на среднем уровне институционального анализа (уровне особенного) – как устойчивые формы контрактных соглашений между конкретными субъектами данного взаимодействия;

- на низшем уровне  –  как институции, устойчивые формы экономического поведения и статусов участников взаимодействия.

Институциональная среда интеграционного взаимодействия КБР и РСО – Алания характеризуется постепенным разрешением противоречий между федеральным и региональным законодательством. Вместе с тем в ней отсутствуют общий порядок и конкретные нормы, регулирующие развитие самого процесса межрегиональной интеграции. Более того, не создана конституционная основа для развития интеграционных процессов в пространстве ЮФО, где полномочное представительство Президента РФ в ряде случаев вынуждено функционировать за пределами правового поля, поскольку макрорегион и федеральный округ до сих пор «не прописаны» в российской Конституции.

Формы контрактных соглашений между субъектами межрегионального взаимодействия, относящимися к системам КБР и РСО – Алания, нельзя квалифицировать как устойчивые. На данном уровне преобладают единичные и случайные формы контрактов, что обусловлено двумя факторами:

- недостаточной представительностью самих контрактов (уровнем развития практики инвестиционных, эмиссионных, кредитных, страховых, концессионных и других договоров). После завершения советского периода оба региона практически полностью свернули свою деятельность в области заключения прямых договоров и соглашений; действующий между КБР и РСО – Алания договор был заключен в июне 1995 года, соответственно, его основные положения были сформированы условиями трансформационного кризиса;

- слабой нормативной и сервисной (консультационной) поддержкой со стороны властей и общественных организаций региона и макрорегиона.

Институции участников межрегиональной интеграции должны фиксировать и социально закреплять (посредством механизмов стимулирования) наиболее рациональные формы типизации функций отдельных участников данного процесса, способов их экономического поведения, статусов и др. В работе обоснован вывод о том, что отсутствие или слабое закрепление таких форм типизации функций фактически выключает из воспроизводственного процесса участников межрегионального взаимодействия, принадлежащих к общественным системам КБР и РСО – Алания, локализует и отчуждает от общественной практики полученные ими частные результаты.

Четвертая группа рассмотренных проблем посвящена разработке механизма и конкретных инструментов интеграционного взаимодействия участников региональных социально-экономических систем в расширенном пространстве макрорегиона.

Столь сложный процесс, как интеграционное взаимодействие социально-экономических систем регионов в расширенном пространстве макрорегиона, не может быть устойчивым и эффективным на основе стихийной адаптации и рыночного саморегулирования и нуждается в разработке адекватного его потенциалу механизма упорядочивания складывающихся новых форм отношений, согласования интересов и стратегического управления взаимодействием региональных систем.

Центральная идея механизма интеграционного взаимодействия обусловлена природой, предпосылками, целями данного процесса и обладает синтетическим характером. Она определена посредством выделения следующих функциональных задач и инструментов их решения:

А. Задача подготовки интеграционного взаимодействия – ей соответствуют инструменты снижения и преодоления межрегиональных барьеров, сложившихся в условиях предшествующих этапов развития.

Б. Задача запуска процесса интеграционного взаимодействия – ей адекватны инструменты организационной поддержки и активизации элементов естественно сформировавшегося в региональных системах потенциала интеграционного взаимодействия.

В. Задача развития процесса интеграционного взаимодействия – для ее решения требуются инструменты инвестирования части полученного синергетического эффекта в целях расширенного воспроизводства потенциала интеграционного взаимодействия региональных систем. 

Концепция указанного механизма включает следующую совокупность взаимосвязанных принципов:

- интеграционное взаимодействие региональных систем нуждается в разработке специального конституирующего порядка, исходным пунктом которого выступает легитимизация федерального округа и макрорегиона в российской Конституции, кодексах, а также Уставах субъектов РФ;

- любые формы интеграционного взаимодействия региональных систем создаются на основе согласования интересов сторон, в процессе которого реализуются возможности комбинирования и переплетения элементов региональных систем с целью извлечения синергетического эффекта;

- процесс интеграционного взаимодействия региональных систем нуждается в особом центре институционального упорядочивания пространства макрорегиона, нормативного обеспечения и стратегического управления. При этом потребности интеграционного взаимодействия вышли за рамки возможностей надстроечного по своему характеру постоянного представительства Президента РФ и могут быть обеспечены на основе формирования разветвленной структуры встроенных в макрорегион специфицированных институтов;

- функции и структура механизма интеграции региональных систем обусловлены взаимодействием соответствующих институтов власти, собственности и некоммерческих общественных организаций;

- вертикальная составляющая механизма интеграционного взаимодействия представлена кластером отношений власти и производных от нее отношений управления и регулирования;

- горизонтальная составляющая механизма интеграционного взаимодействия представлена кластером отношений собственности и производных от нее отношений воспроизводственного процесса;

- характер институциональной среды интеграционного взаимодействия региональных систем и масштабы расширенного пространства макрорегиона обусловливают доминирование института власти над институтом собственности в рассматриваемом механизме, а также соответствующее распределение социальной ответственности;

- миссия института некоммерческих общественных организаций в механизме интеграционного взаимодействия состоит в обеспечении его дебюрократизации и необходимой социально-экономической эффективности, а также в поддержке социальной инициативы в пространстве макрорегиона; 

- основным результатом деятельности механизма интеграционного взаимодействия выступает системное качество социально-экономических отношений в пространстве макрорегиона.

Механизм интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов-субъектов РФ должен учитывать особенности взаимодействия институтов власти и собственности в структуре национальной экономики, характер интеграционного взаимодействия и масштабы пространства макрорегиона. Его структура может быть представлена следующим образом:

- вертикальная компонента данного механизма представлена структурными элементами совместной деятельности региональных ветвей законодательной и исполнительной власти, формирующими государственный «центр ответственности» интеграционного взаимодействия;

- указанный «центр ответственности» встроен в вертикаль государственной власти, в которой выделен качественно новый мезоуровень - макрорегиональный; функции данного уровня соотнесены с функциями федерального центра и регионов-субъектов РФ; 

- горизонтальная компонента данного механизма представлена совместной деятельностью региональных бизнес сообществ, профессиональных ассоциаций и объединений участников рынка, формирующими «поле согласования» социально-экономических интересов субъектов интеграционного взаимодействия;

- «центр ответственности» и «поле согласования» социально-экономических интересов образуют, соответственно, ядро и периферию процесса эволюции социально-экономической системы макрорегиона.

Обобщение функциональных задач интеграционного взаимодействия и инструментов их решения, принципов формирования механизма интеграционного взаимодействия, а также результатов анализа факторов интеграции КБР и РСО – Алания позволило определить функциональные звенья механизма интеграционного взаимодействия региональных систем (рис. 3).

Рисунок 3 – Основные функциональные звенья механизма

интеграционного взаимодействия региональных систем

Способ структурной организации элементов, входящих в механизм интеграционного взаимодействия региональных систем, задан детерминантами социально-экономической системы современной России:

- мощной вертикалью государственной власти;

- рентной ориентацией развития;

- доминированием института власти над институтом собственности.

Учитывая приведенные выше детерминанты, необходимо выделить в структурно - пространственной организации механизма интеграционного взаимодействия региональных систем две компоненты (ветви) – доминирующую вертикальную и подчиненную горизонтальную.

Вертикальная компонента данного механизма представлена структурными элементами совместной деятельности ветвей законодательной и исполнительной власти обеих региональных систем, формирующими государственный «центр ответственности» интеграционного взаимодействия.

конфигурацию интересующего нас «центра ответственности»:

- созданная совместным решением глав (губернаторов) регионов интеграционная комиссия, обладающая необходимым комплексом полномочий (уровень исполнительной власти);

- сформированные в структуре региональных законодательных собраний специальные депутатские группы, занимающиеся подготовкой региональных законов, обеспечивающих развитие интеграционного взаимодействия.        

Предлагаемый «центр ответственности» должен быть встроен в вертикаль государственной власти на ее мета- региональном уровне. Это означает, что при формировании государственного бюджета, инвестиционного фонда, целевых программ социально-экономического развития и других важнейших институциональных инструментов на уровне Южного макрорегиона России будут планомерно учитываться финансово-инвестиционные потребности межрегиональной интеграции входящих в его пространство регионов, в том числе КБР и РСО – Алания.

Соответственно, регионы-участники интеграционного взаимодействия, получившие целевые государственные финансово-инвестиционные ресурсы из государственного бюджета, инвестиционного фонда, целевых программ социально-экономического развития, должны будут отчитаться перед властями макрорегиона за полученные результаты.   

Отметим коренную проблему  формирования вертикальной компоненты механизма интеграционного взаимодействия региональных систем – необходимость четкого позиционирования качественно нового уровня организации власти – мета- регионального. Функции и полномочия данного уровня должны быть разграничены с функциями и полномочиями федерального центра и регионов-субъектов РФ. Именно неопределенность функций и полномочий федеральных округов современной России выступает в качестве главного институционального ограничения возможностей интеграции входящих в них регионов.

Комплекс институциональных инструментов интеграционного взаимодействия социально-экономических систем регионов-субъектов РФ в расширенном пространстве макрорегиона отвечает следующим требованиям:

- адекватен реализуемой стратегии интеграции и ее доминирующей ветви – вертикальной интеграции;

- институционально обеспечивает реализацию интересов субъектов интеграционного взаимодействия, представляющих различные региональные системы;

- соответствует интеграционным потенциалам регионов, факторам данного процесса и его институциональным параметрам.

Комплекс основных инструментов интеграционного взаимодействия региональных социально-экономических систем определен следующим образом:

А. Общая программа межрегиональной интеграции, которая очерчивает круг основных задач данного процесса, определяет его структуру, функциональное содержание, начальные и конечные параметры, состав участников и распределение полномочий и обязанностей между ними.

Б. Общий бюджет развития взаимодействующих регионов, консолидирующий в своем составе инвестиционные ресурсы, необходимые для реализации принятой программы межрегиональной интеграции; такой бюджет изначально складывается как форма финансово-информационного объединения региональных инвестиционных ресурсов и в дальнейшем последовательно разворачивается в особый институт финансово-инвестиционного характера.

В. Внебюджетный фонд поддержки межрегиональных инициатив и инноваций, который обусловлен потребностью в обособлении данной потребности от жестко регулируемого государственного бюджетного процесса.

Г. Локальные инвестиционные программы межрегиональной интеграции, конкретизирующие общую программу взаимодействия региональных систем; при этом каждая локальная программа должна иметь подтвержденные источники реализации: эмиссию ценных бумаг, инвестиционные кредиты, прямое вложение средств участников в проект и др.  

Д. Договора интегрирующихся регионов с крупнейшими инвесторами о вкладе в программы интеграции и преференциях, получаемых инвестором; круг участников такого соглашения соответствует уровню задач интеграционного взаимодействия и инвестиционной привлекательности имеющихся ресурсов, факторов и элементов инфраструктуры. При этом особое значение имеет виртуальная составляющая – инвестиционный имидж субъектов, взаимодействующих в пространстве интеграции.

Е. Совместные облигационные займы регионов, формируемые в целях инвестиционного использования имеющихся на их территориях сбережений, недоступных для обычного привлечения субъектами, функционирующими за пределами той или иной региональной системы. Речь идет об одном из наиболее эффективных инструментов снижения межрегиональных социально-экономических барьеров.

Ж. Формирование и развитие инфраструктуры межрегионального взаимодействия, материально обеспечивающей расширение и углубление интеграционных процессов. Указанная инфраструктура может быть квалифицирована как «несущая конструкция» процесса интеграции региональных систем, в которой соразмерны и сбалансированы между собой социальная и хозяйственная составляющие. 

З. Интеграционное частно-государственное партнерство. В мета- региональном пространстве интеграционного взаимодействия возможности ЧГП раскрываются по-новому. Выделим среди них:

- создание специализированного инвестиционного фонда государственной поддержки интеграционных проектов, ориентированных на привлечение частного бизнеса;

- создание интеграционных особых экономических зон, объединяющих пространство, ресурсы, элементы капитала и инфраструктуры обеих региональных систем, а также рассчитанных на привлечение внешнего частного капитала; инвестиционная привлекательность таких зон будет обладать синергетическим эффектом, во многом за счет прироста имиджевой компоненты;

- контракты на управление государственным имуществом в обеих региональных системах с единой управляющей компанией, интегрирующей данное имущество в состав коммерческого системного образования;     

- концессии, предоставляемые обоими регионами единому стратегическому инвестору на разработку, добычу и переработку однородных запасов ресурсов, расположенных в смежных для данных регионов зонах.

В работе предложена качественно новая форма интенсификации взаимодействия региональных систем в пространстве макрорегиона – межрегиональные интеграционные кластеры. В структуре современных кластеров целесообразно выделять некоторую «ядерную» ячейку, обладающую наибольшей силой притяжения по отношению к остальным участникам. Такой «ядерной» ячейкой в инновационной экономике становится, как правило, компания-лидер в области технологических инноваций или технопарк. При этом кластеризация ориентирована на модернизацию регионального пространства, технологический прорыв и интеграцию имеющихся частных потенциалов развития региона.

Функциональная ориентация предложенного интеграционного кластера обусловлена тем обстоятельством, что КБР и РСО – Алания располагают потенциалом региональных подсистем электронной промышленности, в советское время работавших по заказам ВПК, а в 90-х гг. ХХ века вошедших в длительный и глубокий трансформационный кризис. Оба региона обладают уникальной возможностью формирования интеграционного кластера электронного профиля, опираясь на следующие инновационные элементы:

- научный потенциал физического факультета КБГУ (г. Нальчик, КБР) и факультета электронных приборов СКГМИ (г. Владикавказ, РСО – Алания), обладающих научными школами, входящими в состав ста ведущих научных школ современной России (в частности, школой проф. Е.Н. Козырева);

- образовательный потенциал КБГУ и СКГМИ;

- создаваемые в обоих регионах (в автономном режиме) центры инноваций и трансфера технологий (технопарки);

- попытки практического освоения рядом предприятий обоих регионов конкурентоспособных продуктов электронного характера (элементной базы для тепловизоров, многоканальных пластин и т.п.). 

Первым шагом в направлении формирования интеграционного кластера может стать создание межреспубликанского центра инноваций и трансфера технологий, ориентированного на развитие электронной промышленности. Деятельность такого центра целесообразно соотнести с реализуемым в России общенациональным научно-технологическим проектов в сфере нано- технологий, а, по возможности – интегрировать ее в данный проект.

Далее, необходимо сформировать холдинговую структуру научно-образовательного профиля с участием тех ВУЗов и научных организаций обеих республик, которые способны и заинтересованы принять участие в научном обеспечении деятельности кластера и подготовке его кадров. В данную структуру интегрируются КБГУ, СКГМИ и КБНЦ РАН.

Третьим шагом алгоритма формирования интеграционного кластера должно стать создание его несущей конструкции - научной, хозяйственной и социальной инфраструктуры, среди элементов которой должны доминировать межрегиональные электронные научные библиотеки, информационные сети, банки данных, центры здоровья.

Завершающим шагом алгоритма формирования интеграционного кластера должно стать объединение предприятий электронной промышленности обоих регионов в состав холдинга.

Основные положения и выводы диссертационного исследования опубликованы соискателем в следующих научных работах:

Монографии, брошюры

1. Ахполова В.Б. Механизм интеграционного взаимодействия социально-экономических систем субъектов Российской Федерации в пространстве макрорегиона. Ростов – на – Дону: СКНЦ ВШ, 2007. 11,5 п.л.

2. Керашев А.А., Ахполова В.Б. Интеграционное взаимодействие в пространстве макрорегиона. Майкоп: АГУ, 2007. 11,6 / 5,8 п.л. 

3. Ахполова В.Б. Проблемы интеграционного взаимодействия российских регионов. Владикавказ: Олимп, 2004. 1,5 п.л.

Статьи в реферируемых журналах, рекомендованных ВАК

4. Ахполова В.Б., Бакшеев С.Л. Человеческий капитал как фактор развития социально-экономической системы // Научная мысль Кавказа. 2006. Специальный выпуск №2. 0,8/0,4 п.л.

5. Ахполова В.Б., Дейнега В.Н. Силы притяжения в рыночном пространстве региона // Научная мысль Кавказа. 2006. Специальный выпуск №2. 0,8/0,4 п.л.

6. Ахполова В.Б. Пространственные экономические трансформации: интеграция и дезинтеграция // Научная мысль Кавказа. 2006. Специальный выпуск № 2. 0,6 п.л.

7. Ахполова В.Б.  Особенности социально-экономического развития в условиях дезинтеграции пространства // Научная мысль Кавказа. 2006. Специальный выпуск № 7. 0,4 п.л.

8. Ахполова В.Б., Баликоев А.А. Основные силы экономической интеграции // Научная мысль Кавказа. 2006. Специальный выпуск №7. 0,8/0,4 п.л.

9. Ахполова В.Б., Брацлавская Е.Я. Культура региональной социально-экономической политики // Человек. Общество. Управление. 2006. № 4. 0,6/0,3 п.л.

10. Ахполова В.Б. Детерминанты социально-экономической системы России // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2007. Т.5. №2.Ч.3. 0,5 п. л.

11. Ахполова В.Б., Ермоленко В.В. Природа, сущность и формы человеческого капитала // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2007. Т.5. №3.Ч.1.  0,7/0,4 п. л.

12.Ахполова В.Б., Киргуев А.Т. Социально-экономическая система региона под углом зрения интеграции // Региональная экономика: теория и практика. 2007. №15. 0,8/0,4 п.л.

13. Ахполова В.Б., Хашева З.М. Функциональное содержание социально-экономической системы региона // Региональная экономика: теория и практика. 2007. №10. 0,8 /0,4 п.л.

Статьи в научно-тематических сборниках и материалы научных

конференций

14. Ахполова В.Б. О понятии экономической интеграции // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 9. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,4 п.л.

15. Ахполова В.Б. Межрегиональные барьеры интеграции // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 9. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,3 п.л.

16. Ахполова В.Б. Некоммерческие организации в пространстве развития региона // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 9. Краснодар: ЮИМ, 2006. 0,3 п.л.

17. Ахполова В.Б.  Пространство социально-экономической интеграции // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 10. Краснодар: ЮИМ, 2007. 0,3 п.л.

18. Ахполова В.Б. Параметры межрегиональной интеграции // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 10. Краснодар: ЮИМ, 2007. 0,3 п.л.

19. Ахполова В.Б. Актуальность исследования межрегиональной интеграции // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 10. Краснодар: ЮИМ, 2007. 0,4 п.л.

20. Ахполова В.Б. Концепция межрегиональной интеграции // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 11. Краснодар: ЮИМ, 2007. 0,3 п.л.

21. Ахполова В.Б. Механизм интеграционного взаимодействия // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 11. Краснодар: ЮИМ, 2007. 0,4 п.л.

22. Ахполова В.Б. Детерминанты системы современной России // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 11. Краснодар: ЮИМ, 2007. 0,3 п.л.

23. Ахполова В.Б. Особенности межрегиональной интеграции // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 12. Краснодар: ЮИМ, 2007. 0,3 п.л.

24. Ахполова В.Б. Сущность и формы региональной системы // Социально-экономические проблемы развития Южного макрорегиона. Выпуск 12. Краснодар: ЮИМ, 2007. 0,4 п.л.

25. Ахполова В.Б. Теоретические проблемы изучения уровня жизни населения // Проблемы развития международных экономических взаимосвязей: сборник научных трудов / Под ред. Л.Л. Игониной. Владикавказ: СОГУ, 2001. 0,4 п.л.

26. Ахполова В.Б. Доходы и благосостояние населения Республики Северная Осетия – Алания // Уровень жизни населения регионов России. 2001. №2. 0,5 п.л.

27. Ахполова В.Б. Мотивация и ее влияние на уровень жизни населения // Уровень жизни населения регионов России. 2002. №3. 0,5 п.л.

28. Ахполова В.Б. Проблема повышения уровня жизни населения Северного Кавказа // Глобализация и проблемы экономического развития России / Материалы ХХШ всероссийской научной конференции. Ч.3. Краснодар: КубГАУ, 2003. 0,2 п.л.

29. Ахполова В.Б. Влияние мотивации на уровень и качество жизни населения // Экономика РСО – Алания: региональная специфика глобальных тенденций: Сборник научных трудов / Под ред. С.С. Галазовой. Владикавказ: СОГУ, 2003. 0,5 п.л.

30. Ахполова В.Б. Проблемы оценки уровня и качества жизни населения Республики Северная Осетия – Алания / Проблемы развития международных экономических взаимосвязей: Сборник научных трудов / Плод ред. Л.М. Цаллаговой. Владикавказ: СОГУ, 2003. 0,5 п.л.

31. Ахполова В.Б. Возможные пути для стабилизации и повышения уровня и качества жизни населения РСО – Алания // Проблемы и пути активизации экономического роста: Сборник научных трудов / Под ред. Н.Х. Токаева. Владикавказ: СОГУ, 2004. 0,5 п.л.

32. Ахполова В.Б. Реформирование отдельных структур управления для повышения уровня и качества жизни // Налоговый механизм регулирования экономического роста: Сборник научных трудов / Под ред. А.Н. Зангионова. Владикавказ: СОГУ, 2005. 0,5 п.л.

33. Ахполова В.Б. Уровень жизни населения – как он понимается сегодня // Актуальные проблемы бухгалтерского учета, анализа и аудита в России: Сборник научных трудов / Под ред. А.Х. Поповой. Выпуск 2. Владикавказ: СОГУ, 2005. 0,5 п.л.

34. Ахполова В.Б. Теоретические проблемы изучения уровня и качества жизни населения // Реконструкция экономических и социальных систем: Сборник научных трудов / Под ред. Н.Г. Каберты. Выпуск У1. Владикавказ: СОГУ, 2005. 0,5 п.л.

35. Ахполова В.Б. Стратегическое управление в международном бизнесе. Владикавказ: СОГУ, 2005. 1 п.л.

Рассчитано автором по данным МЭРТ КБР и РСО – Алания.

Составлено автором по данным: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2006: Стат. Сб./ Росстат. М., 2007.

Составлена автором на основе анализа данных Программ социально-экономического развития КБР и РСО – Алания на 2005-2008 гг. и на 2007-2010 гг.

Предложена автором на основе конкретизации моделей Ф. Перру, О. Иншакова, А. Керашева.

Рассчитано по данным: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2006. М.: Росстат, 2007. Данные по Чеченской Республике исключены из анализа.

Рассчитано автором по данным: Регионы России. 2006. М.: Росстат, 2007, а также по данным МЭРТ КБР и РСО – Алания.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.