WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Устойчивое развитие социально-экономической системы региона: методология исследования, модели, управление

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

 

Киселёва Наталья Николаевна

 

устойчивое развитие социально-экономической системы региона: методология исследования, модели, управление

 

Специальность: 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством:

региональная экономика

          

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

Ростов-на-Дону  –  2008


Диссертация выполнена в ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Научный консультант:

доктор экономических наук,

заслуженный деятель науки РФ, профессор

Белокрылова Ольга Спиридоновна

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор

Рыбаков Феликс Федорович

доктор экономических наук, профессор

Попов Ринад Алексанрович

доктор экономических наук, профессор

Тяглов Сергей Гаврилович

Ведущая организация:

ФГОУ ВПО «Сибирский федеральный университет»

Защита состоится «14» октября 2008 года в  13-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.03 по экономическим наукам в ФГОУ ВПО «Южный Федеральный университет» по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону,

ул. Пушкинская, 160, ИППК, ауд. 34.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке ФГОУ ВПО «Южный Федеральный университет» по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская 148.

Автореферат разослан «    »                          2008 г.

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим направлять по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160, к. 105 диссертационный совет Д 212.208.03.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

д-р экон. наук, профессор                                                        И.П. Красовская


общая характеристика работы

Актуальность темы исследования.  Наличие фундаментальных подходов к обоснованию концепции устойчивого развития на мега- и макроуровнях в настоящее время сочетается с практическим отсутствием системных теоретико-модельных представлений о механизмах управления устойчивым развитием социально-экономической системы мезоуровня. Концептуальные основы управления устойчивым развитием социально-экономических систем отдельных регионов, хотя и учитывают общероссийские подходы к управлению устойчивым развитием, тем не менее, формируются  под влиянием особенностей системной организации экономики конкретного региона. Общемировые процессы глобализации и регионализации, с одной стороны, и процессы рыночной трансформации экономики, модернизации федеративных отношений в России, с другой, детерминируют их разнонаправленное и противоречивое воздействие на устойчивость развития региональных социально-экономических систем в рамках единого национального рыночного пространства. В этой связи возникает объективная необходимость разработки региональных моделей управления устойчивым развитием с целью их последовательного системного агрегирования в межрегиональную модель эмерджентного типа, а затем в национальную.

Проблема обеспечения устойчивого развития на мега- и макроуровнях рассматривается преимущественно с позиции антропоцентрического подхода, акцентирующего внимание на согласовании целей социально-экономического развития с ограниченной емкостью экологической системы.  Не принижая значимости экологической составляющей устойчивого развития, отметим, что особая роль региона как его субъекта, прежде всего, обусловлена тем, что региональное хозяйство представляет собой целостную воспроизводственную систему, в рамках которой осуществляется  воспроизводство самой социально-территориальной общности, совокупного регионального продукта, удовлетворяющего общественные потребности, а также факторов его производства. Воспроизводственный подход к устойчивому развитию социально-экономической системы региона позволяет представить ее как целостную систему во всей многогранности экономических, инновационных, социальных и экологических особенностей развития, обеспечивает реализацию принципа системности в изучении проблем устойчивого развития.

Переход к новой парадигме управления устойчивым развитием социально-экономической системы региона требует изучения внутреннего механизма ее устойчивого развития,  определения его движущих сил и императивов, построения пространственно-временных моделей комплексной оценки устойчивого развития социально-экономической системы региона с учетом восприимчивости сложившейся экономической среды к инновациям, сбалансированности развития системообразующих элементов регионального хозяйства, стабильности динамики его показателей.

В российских условиях воспроизводственный подход к устойчивому развитию региональных социально-экономических систем представляет повышенный интерес. Это связано с тем, что основной причиной, обусловливающей неустойчивый тип развития региональных социально-экономических систем в России, выступает разбалансированность воспроизводственных механизмов, проявляющаяся в деформации воспроизводственных пропорций в сфере материального производства, процессах депопуляции и отсутствии эффективного механизма распределения трудовых ресурсов, углублении межрегиональной дифференциации в уровнях социально-экономического развития территорий.  Особенно глубокие диспропорции в системе общественного производства характерны для периферийных регионов Юга России, которым имманентны низкая адаптивная способность отраслевой структуры экономики, дисбаланс пропорций распределения факторов производства по различным отраслям и сферам деятельности, несоответствие между потребностями региона в финансовых ресурсах и фактическим уровнем ресурсной обеспеченности, между их инвестиционным потенциалом и инвестиционной активностью, аномальный уровень социально-экономической дивергенции регионов.

В условиях противоречивости, неравномерности развития Юга России в пространстве и во времени процесс перевода региональных социально-экономических систем в режим устойчивого развития требует отказа от унификации отношений с субъектами экономической деятельности региона, проведения структурной политики, адекватной специфике общественно-экономических укладов южно-российских регионов – доиндустриального, сохраняющегося в рамках традиционной хозяйственной деятельности, характерных для этнических регионов; индустриального, базирующегося на вторичном секторе экономики; а также зарождающегося постиндустриального. Необходимость обеспечения взаимодействия этих укладов обусловливает значимость активизации интеграционного ресурса южно-российских регионов и, прежде всего, таких его форм, как создание единого программно-целевого пространства на основе согласования интересов всех входящих в него субъектов, развитие межрегиональных кластеров на основе интеграции усилий власти и бизнеса, формирование межрегиональных институтов инвестиционно-инновационной системы.

Степень разработанности проблемы. Анализ научных трудов в области устойчивого развития показывает, что ученые на протяжении почти двух столетий с различных теоретико-методологических позиций обращались к проблемам равновесности социально-экономических систем. Существование траектории устойчивого развития обосновано в фундаментальных работах классиков экономической мысли - В. Леонтьева, Р. Солоу, Дж. Стиглица, Дж. Хартвика, а также ряда современных зарубежных ученых: Е. Барбиера, Т. Гильфасона, Х. Дейли, И. Квернера, А. Маркандиа, К. Ренингса,  В. Хуберта, А. Эндерса и других.

Региональные факторы экономического роста и устойчивого развития, а также подходы к моделированию устойчивого развития территорий различного уровня разработаны в трудах отечественных экономистов: И.Ю. Блам, В.С. Бильчака, А.Г. Гранберга, Т.Н. Губайдуллиной, В.И. Гурмана, В.И. Данилова-Данильяна, И.И. Думовой, Г.Б. Клейнера, К.С. Лосева, В.Е. Минакира П.А. Селиверстова, А.И. Татаркина и других. Методологические основы исследования устойчивого развития региональных социально-экономических систем с позиций воспроизводственного подхода выявлены О.В. Иншаковым, А.А. Керашевым, О.А. Ломовцевой, И.Н. Олейниковой, О.С. Пчелинцевым.

В качестве общей методологии устойчивого развития социально-экономической системы региона выступает теория экономической динамики, получившая развитие в трудах Н. Кондратьева, Й. Шумпетера, Р. Харрода, Ф. Кюдланда, Э. Прескотта, С. Меньшикова, Л. Клименко, Ю. Яковца. Синергетическая парадигма развития региональных социально-экономических систем основывается на выводах, представленных в трудах И. Пригожина, И. Стенгерса, Т. Вага. Концепция перехода от «экономики пространства» к «экономике времени» как условия инновационного воспроизводства получила развитие в работах Р.С. Бекова, О.Ю. Мамедова, О.В. Иншакова, Ю.М. Осипова.

Особое внимание выявлению центробежных и центростремительных векторов в территориальной организации общества на Юге России, обоснованию региональных и субрегиональных факторов, особенностей и приоритетов социально-экономического развития южно-российских регионов уделяют В.М. Белоусов, А.Г. Дружинин, Н.П. Иванов, В.Г. Игнатов, Н.П. Кетова, Н.Н. Лебедева, В.Н. Овчинников, Л.И. Ушвицкий, И.В. Шевченко.

В ходе реформ заметно активизировались исследования проблем структурной трансформации социально-экономической системы, в том числе и на региональном уровне, в которых проводится анализ влияния динамики структурных пропорций на устойчивое развитие региона. Фундаментальные исследования закономерностей структурной эволюции экономических систем представлены в работах классиков – К. Кларка, Д. Белла, и получили широкое развитие в трудах современных отечественных экономистов: О.С. Белокрыловой, Л.А. Дедова, А.В. Евченко, Э.Н. Кузьбожева, Е.В. Самофаловой, Ю.В. Яковца и др.

В последние годы ведется оживленная дискуссия о допустимости поляризации экономического пространства страны, основой которых выступают теории регионального роста Дж. Бортса, Х. Ричардсона, Х. Зиберта, теории полюсов роста и диффузии инноваций Ф. Перроу, Г. Мюрдаля, Т. Хегерстранда.  Факторы и динамика межрегиональной дифференциации выявлены в работах С. Баранова, Б. Лавровского, А. Полынева, Т. Скуфьиной, С. Суспицина.

Позитивные и негативные эффекты воздействия процессов глобализации и локализации, а также социокультурных и этноэкомических факторов на  устойчивость  развития  региональных  систем выявлены А.И. Бузгалиным, Ю.С. Колесниковым, Э.Г. Кочетовым, Дж. Стиглицем, А.Х Тамбиевым.

Механизмы организации и управления региональными системами на основе сочетания рыночных механизмов и инструментов государственного регулирования, алгоритм формирования стратегии регионального развития обоснованы  В.Г. Алиевым, А.Н. Алисовым, В.Г. Введенским, А.Л. Гапоненко,  Б.С. Жихаревичем, М.М. Гузевым, О.В. Кузнецовой, В.Н. Княгининым, В.Н. Лексиным, А.П. Панкрухиным, Р.А. Поповым, Д.С. Львовым, Ф.Ф. Рыбаковым, Е.В. Рюминой, С.Г. Тягловым, А.Н. Швецовым, Р.И. Шнипером, Б.М. Штульбергом.

Предложенные в научной литературе идеи создания новых институтов инновационного развития региона агрегируются по трем направлениям:

  • формирование концепции  сетевой экономики и региональных кластеров экономического подъема  (В. Галайда, Ф. Ингельман, А. Орешенков, М. Портер);
  • полиаспектное исследование эволюции и перспектив функционирования особых экономических зон (Е. Александров, А. Архипов, И. Белозеров, С. Белозерова, Р. Зименков, С. Нарышкин, П. Павлов);   
  • разработка теоретико-модельных представлений и концептуальных основ инновационного инвестирования (Н. Климова, Р. Мельников, Я. Сергиенко, Д. Турчановский, А. Фоломьев, А. Френкель).

Несмотря на значительный вклад вышеназванных и других авторов в решение актуальных задач в пространстве очерченной проблематики, многие теоретические и методологические проблемы управления устойчивым развитием региональных социально-экономических систем требуют дальнейшего исследования. Это связано с неразработанностью ряда проблем методологии исследования устойчивого развития, построения адекватной современному этапу экономического роста воспроизводственной модели управления устойчивым развитием социально-экономической системы региона. До сих пор идет дискуссия о системе идентификации вектора и характера развития региона или иной территориальной социально-экономической системы (например, округа) в условиях перехода к устойчивому развитию, позволяющая разрабатывать и корректировать стратегию регионального развития. Несмотря на многообразие теоретических разработок в области регионального управления устойчивым развитием, используемые сегодня концепции, инструменты и технологии региональной экономической политики нуждаются в серьезной модернизации.

Недостаточная разработанность концептуальных и методологических подходов, потребность учета многообразия новых факторов, которые ранее не включались в исследовательский арсенал при моделировании устойчивого развития, обусловили выбор темы исследования, постановку его цели и задач.

Цель и задачи исследования.  Цель диссертационной работы состоит в теоретико-методологическом обосновании и концептуальном описании модели устойчивого развития социально-экономической системы региона с позиции воспроизводственного подхода и разработке механизма ее реализации в практике управления.

Алгоритм достижения поставленной цели предусматривает решение ряда этапных задач, агрегированных в пять блоков:

  • Формирование теоретико-методологической основы исследования устойчивого развития социально-экономической системы региона:
  • выявить категориальное содержание устойчивого развития с позиций ресурсного, биосферного, эколого-экономического и воспроизводственного подходов;
  • обобщить методологические основы исследования устойчивого развития социально-экономической системы региона;
  • охарактеризовать регион как воспроизводственную систему, устойчивость развития которой определяется взаимодействием ресурсных подсистем и их элементов.
  • Разработка инструментария диагностики устойчивости развития социально-экономической системы региона:
  • обосновать систему индикаторов оценки устойчивого развития региональной социально-экономической системы;
  • сконструировать модельную версию оценки устойчивости регионального развития с учетом тенденций изменения состояния социально-экономической системы региона, а также степени сходства (различия) воспроизводственных пропорций регионов.
  • Оценка условий и особенностей системной организации экономики Юга России в контексте устойчивого развития:
  • осуществить мониторинг условий и особенностей воспроизводства ресурсного потенциала и материальных благ в южно-российских регионах;
  • обосновать на теоретико-методологическом уровне причины и факторы воспроизводства межрегиональной социально-экономической дифференциации Юга России и оценить уровень межрегиональных различий;
  • конкретизировать влияние этноэкономических факторов и процесса глобализации на устойчивость социально-экономического развития южно-российских регионов.
  • Разработка концептуальных основ управления устойчивым развитием социально-экономической системы региона:
    • выявить значимость интеграционного ресурса метарегиональных образований в формировании и реализации стратегии устойчивого развития;
    • смоделировать алгоритм стратегического планирования устойчивого социально-экономического развития метарегиона;
    • идентифицировать ключевые направления оптимизации структуры экономики региона, исходя из условия ограниченности ресурсов и эффективности их использования;
    • выявить направления рационализации использования природно-ресурсного потенциала территории с учетом долгосрочных целей социально-экономического развития региона.
  • Обоснование подходов к формированию новых институтов, адекватных требованиям расширенного инновационного воспроизводства:
  • разработать предложения по развитию сетевой экономики и региональных кластеров;
  • обобщить зарубежный опыт и российскую практику создания особых экономических зон и оценить возможности использования их потенциала в устойчивом развитии социально-экономических систем южно-российских регионов;
  • смоделировать теоретико-концептуальные составляющие региональной инвестиционно-инновационной системы.

Объектом исследования выступает сложно-структурированная и пространственно-локализованная региональная социально-экономическая система, обеспечивающая воспроизводство социально-территориальной общности, совокупного регионального продукта, удовлетворяющего общественные потребности, а также факторов его производства.Предметом исследования являются экономические условия, факторы и структурные пропорции устойчивого воспроизводства региональных социально-экономических систем, модели, инструменты и механизмы управления воспроизводственными процессами на мезоуровне национального хозяйства.

Теоретико-методологические основы исследования. Междисциплинарный, многоаспектный и многоуровневый характер проблемы устойчивого развития региональных социально-экономических систем обусловил необходимость использования в процессе ее исследования совокупности следующих теоретико-методологических подходов:

- антропоцентрический подход, согласно которому устойчивое развитие предполагаетсбалансированное ре­шение задач социально-экономического развития на перспективу и сохранение благоприятного состояния окружающей среды и при­родно-ресурсного потенциала в целях удовлетворения жизненных потребностей населения территории;

- эволюционно-циклическая теория и теория динамического неравновесия, обладающие высокими разрешающими способностями исследования трансформации, динамики, интеграции и дифференциации региональных систем в системе развивающихся общественных отношений;

- общая теория систем, в рамках которой социально-экономическая система изучается как сложная многослойная, полиструктурная, иерархическая система, состоящая из множества разнокачественных компонент (подсистем, структур, элементов), связанных между собой различными видами отношений и связей, а также эффектами синергии;

- неоклассические и институциональные теории, расставляющие различные акценты в выборе движущих сил развития регионов, анализирующие многообразные аспекты причинно-следственных связей в пространственной экономике;

- теории и концепции регионального развития – теории размещения производства, концепция «полюсов роста», теория сравнительных преимуществ, - которые обосновывают особенности развития территориальных социально-экономических систем.

Инструментарно-методический аппарат исследования. При разработке проблемы использован широкий гносеологический инструментарий, в том числе методы системного, структурно-функционального и сравнительного анализа; экономико-математического (методы векторной алгебры) и информационного моделирования, феноменологический анализ, статистические методы (частного ранжирования, корреляционного анализа, индексные методы), средства программирования. Сочетание и адресно-селективное использование аналитико-эвристического потенциала каждого из этих частных приемов при решении этапных задач диссертационного исследования, упорядоченное единым алгоритмом достижения цели, обеспечило надежность, аргументированность оценок и достоверность полученных выводов. 

Информационно-эмпирическая база исследования формировалась на основе официальных данных Федеральной службы государственной статистики, ведомственных докладов и отчетов, а также материалов монографических исследований отечественных и зарубежных ученых. Информационной основной для формирования математической модели устойчивого развития социально-экономических систем регионов Юга России послужили региональные эмпирико-фактологические данные, собранные, обработанные и введенные в научный оборот автором. Репрезентативная совокупность использованных статистических данных, соответственно обработанных, проанализированных, обобщенных, экономически интерпретированных и прокомментированных, обеспечила достоверность результатов исследования и аргументированную обоснованность практических рекомендаций.

Логика исследования состоит в движении от формирования абстрактной дефиниции устойчивого развития социально-экономической системы региона с позиции воспроизводственного подхода и выявления имманентных ему системообразующих элементов и факторов, через исследование и обоснование динамики и структурных пропорций социально-экономического развития южно-российских регионов, особенностей системной организации Юга России в контексте обеспечения расширенного инновационно-ориентированного воспроизводства, к конструированию и верификации на конкретном региональном эмпирико-фактологическом материале концепции управления устойчивым развитием региона на основе  стимулирования развития его внутреннего воспроизводственного потенциала.

Концепция исследования базируется на воспроизводственной парадигме устойчивого развития региона и состоит в разработке концептуальной модели перехода экономики Юга России с имманентными ей инерционной структурой производства, селективной инвестиционной привлекательностью, высокой межрегиональной асимметрией, значительной этноэкономической составляющей и низким уровнем включенности в глобальную геоэкономику на траекторию устойчивого развития на основе укрепления системообразующих производственно-экономических, институциональных и инфраструктурных связей  и взаимодействия субъектов Федерации южно-российского метарегиона, формирования стратегически ориентированной на модернизацию экономики его воспроизводственной структуры как за счет внутренних факторов экономического развития и рационального использования ресурсов в рамках совмещения стратегий государственной поддержки регионов-«локомотивов» и механизмов выравнивания уровней социально-экономического развития регионов, так и глобальных факторов и условий, интегрирующих южнороссийский регион в мирохозяйственные связи.

Основные положения, выносимые на защиту:

  • Устойчивое развитие региональной хозяйственной системы как процесс расширенного воспроизводства элементов производительных сил и всей среды жизнеобеспечения территории обеспечивается устойчивостью кругооборота факторов производства и производимых с их использованием материальных благ в процессе бесперебойной смены общеэкономических стадий воспроизводственного процесса – производства, распределения, обмена и потребления. В условиях устойчивого развития социально-экономической системы региона каждый этап воспроизводственного цикла включает инновационную составляющую, поскольку последние не только создаются как продукт цикла, но и участвуют в изменении его функционального содержания и организационной структуры.
  • Необходимой предпосылкой устойчивого развития социально-экономической системы полиэтничных регионов выступает сложившийся социально-экономический генотип как информационно-связывающий механизм социального наследования и социальных изменений, обеспечивающий воспроизведение структуры, принципов функционирования, процессов регламентации, обучения и взаимосвязи поколений. Основой структуры социально-экономического генотипа выступают системы социально-экономических интересов и культуры общества, определяющие режим воспроизводства населения (постоянное его возобновление в результате естественного, миграционного (передвижение между регионами) и социального (перемещение из одних социальных групп в другие) движения), стимулы к инновациям, предпочтения этноспецифической структуры потребления материальных и духовных благ. Социально-экономический генотип на поверхностном уровне общественных отношений проявляется в структуре элементов социального и хозяйственного механизма. Несоответствия и противоречия между элементами генотипа свидетельствуют о нарушении устойчивости всей социально-экономической системы региона.
  • Комплексная оценка устойчивого развития социально-экономической системы региона включает три аспекта: инновационность процесса воспроизводства; сбалансированность развития системообразующих элементов социально-экономической системы региона, т.е. такого ее состояния, когда положительные изменения в рамках одной системы не приводят к ухудшению параметров другой, и скорость изменения региональных показателей. Это предполагает построение трех  матриц в двухмерной системе координат: матрица инновационности воспроизводства (уровень развития региона – инновационность); матрица Парето-оптимальности (уровень развития региона – Парето-оптимальность); матрица скорости изменения соотношения значений базовых индикаторов (уровень развития региона – скорость изменения показателей). Уровень развития региона и интегральные показатели, характеризующие состояние региональных подсистем, измеряются длиной (модулем) вектора, компонентами которого являются индикаторы устойчивого развития региона. Скорость изменения значений базовых показателей определяется углом между  векторами, характеризующими развитие регионов: чем больше угол между векторами, отображающими положение региона для двух различных моментов времени, тем больше изменений за этот период происходит в соотношении характеристик региона и тем интенсивнее осуществляются сдвиги в пропорциях сравниваемых показателей.
  • В соответствии со значениями коэффициента структурной эластичности, определяемого отношением реконструктивной и инерционной компонент нормы роста и отражающего динамику объема выпуска продукции в результате изменения отраслевой структуры Юга России в целом, а также его регионов, выделяются 5 фаз хозяйственного цикла: инновационный рост; экстенсивный рост; фаза компенсирующего замещения; стагнация и структурный кризис. Стагнация и структурный кризис обусловливают необходимость структурных преобразований в экономике регионов, поэтому за этими фазами следуют фазы компенсирующего замещения или инновационного роста.              Однако при отсутствии региональных механизмов и институтов, стимулирующих инновационное развитие,  инновационный рост носит неустойчивый, непродолжительный характер и трансформируется в экстенсивный тип роста, сохранение которого в долгосрочном периоде приводит к  ухудшению условий воспроизводства и последующей стагнации экономического развития региона.
  • Неэффективность политики приоритетной государственной поддержки регионов-«локомотивов роста» (политики «поляризованного развития») как альтернативы политике выравнивания  уровней социально-экономического развития регионов обусловлена отсутствием реальных механизмов обеспечения диффузии инноваций в другие регионы России, действием эффектов региональной конкуренции, углубляющих асимметрию уровней развития территорий. В этих условиях в опорные регионы устремится поток квалифицированных кадров из проблемных территорий, а также усилится межрегиональный перелив капитала в регионы-«точки роста». Нарастающие потери человеческого и производственного капитала обширной периферии, ограничение внутреннего рынка межрегиональным обменом между регионами-«локомотивами роста» при символическом участии периферии могут превысить экономические выгоды от реализации эффекта агломерационной экономики в  регионах-«локальных центрах», углубить воспроизводственные диспропорции и нарушить устойчивость национальной социально-экономической системы в целом. Аргументом против политики поляризованного развития выступает отсутствие объективных технологий отбора регионов-«точек роста», нарушение принципов федерализма и игнорирование социального эффекта, снижающих устойчивость регионального развития.
  • Как наиболее устойчивый к различным внешним воздействиям вековой уклад хозяйственной жизнедеятельности, этноэкономика (особенно ее аграрная составляющая) в кризисной фазе циклическо-волновой макродинамики выполнила роль амортизационно-буферного, демферного устройства в механизме реформационных преобразований, смягчившего разрушающее воздействие рыночно-трансформационных преобразований. Однако сохранение  доминанты традиционной составляющей этноэкономики в долгосрочной перспективе приводит к тому, что высокая инерционность воспроизводственной структуры региона не позволяет своевременно реагировать на изменившиеся потребности общества. Вследствие этого   этноэкономика играет двоякую роль в обеспечении устойчивого развития социально-экономической системы региона: с одной стороны, обладает потенциалом антикризисной защиты; а с другой – закрепляет инерцию социально-экономического развития, замедляет инновационное время.
  • Гармонизация позиционированных на различных уровнях интересов требует перераспределения властных прерогатив между федеральным центром и субъектами РФ в пользу последних, а также их региональной совокупности - федеральных округов. Федеральные округа как государственный институт реализации региональной политики могут быть включены в процесс обеспечения диффузии инноваций и формирования конкурентоспособного метарегионального хозяйственного комплекса на основе ускоренного развития отраслей общероссийской специализации и стимулирования экономической интеграции расположенных в их границах субъектов Федерации.
  • С точки зрения обеспечения устойчивого развития социально-экономической системы региона оптимальной является воспроизводственная структура, обладающая потенциалом максимально возможного (при прочих равных условиях) удовлетворения общественных потребностей за счет внутренних факторов экономического развития, рационального использования ресурсов и преимуществ от включения в систему межрегионального и международного товарообмена. В связи с этим при исследовании качественной стороны сдвигов в воспроизводственной структуре региона предлагается применять интегральный показатель структурной эффективности воспроизводственной системы, который включает:
  •  коэффициент эффективности использования ресурсов, характеризующий  воспроизводственную структуру с точки зрения технологических изменений, происходящих в условиях сложившегося хозяйственного уклада и позволяющий оценить ресурсно-технологическое равновесие системы воспроизводства;
  • коэффициент эффективности удовлетворения потребностей населения региона, показывающий насколько полно структурные звенья системы воспроиз­водства обеспечивают удовлетворение потребностей населения в то­варах и услугах определенных отраслей экономики;
  • коэффициент интегрированности региона в систему межрегионального и международного товарообмена. 
  • Одним из механизмов повышения устойчивого развития социально-экономических систем регионов выступает межрегиональная экономическая интеграция. Отрасли, способные стать локомотивом социально-экономического развития таких регионов, становятся основой формирования под патронажем федеральных округов межрегиональных кластеров. В этом смысле «отрасли, аффилированные с кластером», включают те приоритетные отрасли экономики регионов, которые при помощи научно обоснованного инструментария регулирования регионального развития могут интегрироваться в соответствующие специализированные межрегиональные кластеры, обладающие конкурентными преимуществами. С позиций развития экономики Юга России перспективно создание агропромышленного и туристско-рекреационного кластеров, обеспечивающих максимально полное использование потенциала этноэкономической составляющей южно-российской экономики и генерирующих мультипликативный эффект для всей социально-экономической системы региона.
  • Формирование необходимых предпосылок устойчивого развития социально-экономических систем регионов Юга России обеспечивается реализацией концепции «полюсов роста», в том числе на основе создания осо­бых экономических зон (ОЭЗ) в южно-российском метарегионе и их интеграции в мировую экономику, стимулирующих развитие внутреннего потенциала региона, генерирующих инновации, которые затем распространяются на всю территорию региона, содействуя оптимизации региональной воспроизводственной структуры.

Научная новизна работы заключается в обосновании методологического подхода к исследованию устойчивого развития социально-экономической системы на основе комбинирования воспроизводственного, ресурсного и институционального подходов, а также использования методов системного анализа и теории экономической динамики в исследовании факторов, тенденций и моделей развития территориальных социально-экономических систем Юга России, выявлении функционального содержания управления устойчивым развитием региона и разработке алгоритма институционализации инновационных процессов воспроизводства на мезоуровне. Конкретное приращение научного знания  состоит в следующем:

  • Разработана методология исследования проблемы устойчивого развития социально-экономической системы региона путем синтеза следующих подходов и теорий:

- методологии институциональных изменений, исходящей из детерминированности экономических процессов и позволяющей моделировать управление устойчивым развитием социально-экономической системы региона как реализацию функций планирования, организации, мотивации и контроля при разрешении противоречий интересов его экономических субъектов;

- воспроизводственного подхода, в рамках которого устойчивое развитие региона характеризуется как органическое единство инновационных процессов производства, распределения, обмена и потребления, имеющих свои региональные особенности;

- системного подхода, трактующего устойчивое развитие и обеспечение условий расширенного воспроизводства ресурсного потенциала как системообразующую функцию социально-экономической системы региона и предлагающего методы исследования сложноорганизованных объектов;

- синергетического подхода, выделяющего в качестве источников развития нестабильность и неустойчивость и изучающего движение как неравновесный процесс с результатом, отличным от простого сложения предполагаемых эффектов отдельных элементов системы;

- теории экономической динамики, в соответствии с общеметодологической составляющей которой в любом процессе следует выделять постоянную составляющую или тренд, а также колебательную компоненту или волну.

  • Предложена авторская версия содержания категории «устойчивое развитие социально-экономической системы региона» как управляемого процесса расширенно-инновационного воспроизводства факторов производства и производимых с их помощью материальных благ за счет сбалансированного развития системообразующих элементов социально-экономической системы региона. На эмпирическом уровне устойчивое развитие характеризуется монотонным изменением региональных показателей либо их изменением в рамках нормальных рыночных циклов, динамика значений которых достаточно предсказуема в кратко- и среднесрочной перспективе. Это позволило обосновать комплекс методов анализа пространственного развития, включающий авторскую методику мониторинга устойчивого развития региона с использованием методов векторной алгебры, и выполнить феноменологический анализ устойчивого развития социально-экономической системы регионов Юга России, выявивший неустойчивость его траектории и позволивший обозначить императивы их устойчивого развития.
  • Идентифицированы особенности и проблемы системной организации экономики Юга России, формирующие неустойчивый тип развития региональной социально-экономической системы и проявляющиеся в циклическом характере развития отраслевой структуры региональной экономики и ее низких адаптивных возможностях;   перераспределении занятых из первичного и вторичного секторов экономики в четверичный; деформации отраслевых и территориальных  инвестиционных пропорций; депопуляции и дисбалансе между профессионально-квалификационными характеристиками трудовых ресурсов и императивами формирующейся инновационной экономики южно-российских регионов; низкой насыщенности инновационного времени (доминировании экономики пространства над экономикой времени); преобладании энтропийных процессов.
  • Проведена эмпирическая верификация теорий регионального экономического роста  применительно к социально-экономическим системам Юга России, показавшая, что положения теории Х. Зиберта об обусловленности межрегиональных различий запасами и скоростью накопления капитала, а также частотой технических инноваций находят эмпирическое подтверждение в регионах Юга России, однако наличие тенденции к выравниванию межрегиональных различий путем перемещения капитала из высокоразвитых районов с пониженной прибыльностью инвестиций в менее развитые, отличаю­щиеся большей доходностью капиталовложений, является наиболее дискуссионным моментом данной теории. Уровень заработной платы, наоборот, ниже в менее развитых регионах, поэтому трудовые ресурсы перемещаются в высокоразвитые регионы. В силу этого переход к региональной политике поляризованного развития в российских условиях увеличит степень межрегионального неравенства. Показана высокая корреляция между степенью включенности южно-российских регионов во внешнеэкономическую деятельность и индикаторами их социального прогресса, что согласуется с выводами теории экспортной базы.
  • На основе динамики индикаторов включенности регионов Юга России в глобальную экономику классифицированы модели регионального развития, включающие: воспроизводственно-инвестиционную модель, характерную для регионов с высоким уровнем включенности экономики в современные глобальные сетевые взаимодействия (Краснодарский край); инновационно-развивающуюся модель, свойственную регионам, в которых активно осуществляются экспортно-импортные операции и формируется эффективная инновационно-восприимчивая структура промышленного производства, создающая основу для развития международной кооперации производства и других форм инвестиционного сотрудничества (Ростовская и Волгоградская области); структурно-консервирующую модель, имманентную регионам с относительно невысоким уровнем внешнеэкономической активности и инерционностью сложившейся структуры производства, феномен глобализации в которых проявляется главным образом в выходе на внешние рынки отдельных наиболее крупных и устойчивых предприятий (Астраханская область и Ставропольский край); торгово-посредническую модель, которая свойственна для регионов с высокой зависимостью количественных и качественных показателей экспорта от осуществления разовых экспортных поставок, в значительной степени детерминирующих характер экспорта данных регионов (Ингушетия, Калмыкия); импортоориентированную модель, описывающую ситуацию в регионах с незначительным объемом экспорта при достаточно высокой импортозависимости и отсутствии иностранных инвестиций и компаний с участием иностранного капитала (Дагестан и Северная Осетия-Алания); модель локализованного развития, которая тестируется в южно-российских республиках с крайне низким значением индикаторов включенности в глобальную экономику (Адыгея, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия). Идентифицирован геоэкономический вектор устойчивого развития региональных социально-экономических систем в рамках каждой модели, в соответствии с которым сформулированы предложения по модернизации и реструктуризации региональных хозяйственных комплексов.
  • Обосновано в качестве необходимого условия устойчивого развития социально-экономической системы метарегиона функционально-структурное сращивание в системную целостность прежде обособленных региональных хозяйственных комплексов на основе развития таких интеграционных сетевых межрегиональных хозяйственных структур, как территориально-производственные кластеры, особые экономические зоны, логистические межрегиональные центры, институты общего сервисного обслуживания, а также расширения по мере формирования условий экономико-регулирующих функций округов, формирования единого межрегионального программно-индикативного пространства. Предложена принципиальная схема стратегического планирования метарегионального устойчивого развития, включающая прогнозно-аналитический, целевой, концептуальный, инструментальный блоки, блок контроллинга и коррекции.
  • Предложен новый методологический подход к выбору потенциального экономического ядра устойчивого развития социально-экономической системы региона, основанный на построении трех матриц в двухмерной системе координат: матрицы производственной эффективности, в рамках которой осуществляется позиционирование анализируемых отраслей

в системе координат «индекс производства – продолжительность финансового цикла»; матрицы социальной и бюджетной эффективности  «доля занятых в отрасли – доля в поступивших налогах»; матрицы экологической эффективности «ресурсоемкость – уровень антропогенной нагрузки отрасли». Выявленные потенциальные экономические ядра устойчивого развития необходимо интегрировать в соответствующие специализированные межрегиональные кластеры, а реализуемые в них проекты должны получить приоритетную поддержку со стороны Агентства инвестиций и развития Юга России и закрытого паевого инвестиционного фонда «Развитие Юга России».

  • Обоснованы механизмы разрешения складывающихся  противоречий экономических интересов в сфере природопользования и обеспечения расширенного воспроизводства природных ресурсов, включающие восстановление в регионах экологических фондов на новой орга­низационной основе, совершенствование региональной нормативно-правовой базы, системный подход к процедуре формирования и реализации экологических программ с учетом мотивации экологической деятельности, активизацию потенциала финансово-кредитной системы (прежде всего, банковского сектора) в формировании эффективной системы природопользования. Это позволило обозначить контуры, структуру и императивы развития южно-российских агропромышленного и туристско-рекреационного кластеров, в качестве которых особо выделены эффективность действия формальных и неформальных механизмов интеграции участников кластера и преодоления фрагментарности экономики Юга России.  Определены формы участия в развитии кластеров федеральных, региональных и муниципальных органов власти, механизмы консолидации инвестиционных ресурсов его участников.
  • Разработан механизм воздействия субъектов Федерации, входящих в ЮФО, на структурные сдвиги в экономике, основанный на использовании такого эффективного инструмента трансформации свободных денежных ресурсов в инвестиции как региональные целевые займы. При этом региональные органы управления выступают эмитентом, а роль генерального агента отводится фонду прямых инвестиций Юга России. С учетом инвестиционных и бюджетных параметров южно-российских регионов предложено использование трех схем заимствований, применение которых может осуществляться как интегрировано в контурах одного займа, так и индивидуально в различных моделях и типах заимствований.

Теоретическая значимость исследования состоит в теоретико-методологическом обосновании и концептуальном описании модели устойчивого развития социально-экономической системы региона с позиции воспроизводственного подхода и разработке механизма управления ее устойчивым развитием. Полученные в ходе диссертационного исследования положения, выводы и предложения развивают  и дополняют ряд разделов экономической теории  и регионоведения и могут служить теоретической базой  для совершенствования системы управления региональным развитием. Теоретические выводы диссертационного исследования могут быть использованы также в учебном процессе при совершенствовании программ учеб­ных курсов «Эконо­мическая теория», «Региональная экономика и управление», «Территориальная организация населения», «Экономика природопользования», «Государственное регулирование экономики» и разработке специальных теоретических курсов «Управление пространственным развитием территории», «Стратегическое планирование социально-экономического развития территории» и др.

Практическая значимость работы заключается в разработке положений, методик и рекомендаций, обеспечивающих повышение эффективности и согласованности управленческих решений по устойчивому развитию  регионов. Теоретические выводы, разработанные модели, предложенный методолого-методический инструментарий диагностики и оценки устойчивости региональных социально-экономических систем могут быть использованы при разработке стратегий регионального и межрегионального развития.

Апробация работы осуществлена в процессе докладов и обсуждений ее результатов более чем на 30 международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях и форумах в гг. Москва (2005, 2006 гг.), Сочи (2005, 2007 гг.), Тамбов (2004 г.), Тольятти (2004 г.), Ростов-на-Дону (1995, 1999, 2001, 2002, 2003, 2005, 2006 гг.), Новочеркасск (2007 г.), Пятигорск (2002, 2003, 2004, 2006, 2007, 2008 гг.) и др.

Материалы диссертационного исследования использованы автором при выполнении фундаментальной НИР по теме «Устойчивое развитие региона», зарегистрированной в ВИНИТИ №. 01.20.03 01753-, хоздоговорных тем в рамках краевой целевой программы «Экология и охрана окружающей среды Ставропольского края», научно-прикладного исследования по теме: «Межрегиональная социально-экономическая дифференциация и её влияние на содержание целевых программ развития субъектов ЮФО» по заказу ОАО «Международный центр социально-экономических исследований «Леонтьевский Центр» (г. Санкт- Петербург), при разработке программ повышения квалификации государственных служащих.

Основные положения диссертационной работы выступают основой читаемого автором на факультете управления  филиала ФГОУ ВПО «Северо-Кавказская академия государственной службы» курса «Региональная экономика и управление», а также специализированных курсов на факультете повышения квалификации и переподготовки кадров «Управление пространственным развитием территории», «Стратегического планирование социально-экономического развития территории» и др.

Теоретические и методические разработки автора диссертационного исследования доведены до уровня конкретных научно-прикладных мероприятий, осуществляемых Министерством экономического развития и торговли Ставропольского края, по анализу возможностей и определению направлений социально-экономического развития региона, отдела федеральных целевых программ и развития региональной инфраструктуры Министерства регионального развития РФ.

Публикации результатов исследования.

Основное содержание диссертационного исследования изложено в 52 научных работах, в том числе 3 монографиях, 9 статьях в научных журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации результатов диссертационных исследований, а также статьях в межвузовских сборниках научных трудов, в тезисах докладов и выступлений, общим объемом 52,75 п.л., в том числе авторских – 46,1 п.л.

Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, объединяющих 15 параграфов, заключения, списка использованных источников, насчитывающего 305 наименований, 2 приложений. Работа включает 46 таблиц, 25 рисунков.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1 Воспроизводственная парадигма устойчивого развития региона

1.1 Устойчивое развитие социально-экономической системы региона: базовые категории, принципы, подходы

1.2 Методологические основы исследования устойчивого воспроизводства региональной экономики

1.3 Системообразующие элементы и факторы устойчивого развития социально-экономической системы региона

2 Методический инструмент диагностики устойчивого развития социально-экономической системы региона

2.1 Основные индикаторы устойчивости социально-экономического развития региона

2.2 Моделирование устойчивости воспроизводства южно-российских регионов

3 Особенности системной организации экономики Юга России в контексте императивов устойчивого развития

3.1 Динамика и пропорции воспроизводственного развития Юга России

3.2 Социально-экономическая дивергенция регионов Юга России: факторы, тенденции, последствия

3.3 Этноэкономические и геоэкономические составляющие системной организации Юга России

4 Концептуальные основы управления устойчивым развитием социально-экономической системы Юга России

4.1 Интеграционный ресурс метарегиональных образований в формировании и реализации стратегии устойчивого развития Юга России

4.2 Стратегическое планирование устойчивого метарегионального развития

4.3 Оптимизация отраслевой структуры регионов Юга России как условие его устойчивого развития

4.4 Управление воспроизводством окружающей среды в южно-российских регионах

5 Функциональная роль новых институциональных образований в обеспечении инновационно-ориентированного устойчивого развития Юга России

5.1 Формирование сетевой экономики и кластеров устойчивого развития социально-экономической системы региона

5.2 Использование потенциала особых экономических зон для обеспечения устойчивого развития региона

5.3 Новые институты инвестиционно-инновационной системы и их роль в стимулировании устойчивого развития Юга России

Заключение

Список использованных источников

Приложения

Основное содержание работы

Первая группа проблем, рассматриваемых в диссертации, посвящена обоснованию концептуальных представлений об устойчивом развитии социально-экономической системы региона как процессе расширенного воспроизводства элементов производительных сил и среды жизнеобеспечения населения территории. В этой связи в первой главе работы – «Воспроизводственная парадигма устойчивого развития региона» – классифицированы концептуальные подходы к  устойчивому развитию; обоснована парадигма устойчивого развития, базирующаяся на  воспроизводственном подходе и признании ведущей роли регионов в обеспечении устойчивого развития посредством организации воспроизводства качественных ресурсов и экономических благ; сформированы методологические основы воспроизводственного подхода к исследованию устойчивого развития социально-экономической системы региона; выявлены системообразующие элементы и факторы устойчивого развития региональных систем.

Предпринятое исследование сущностных сторон устойчивого развития социально-экономической системы региона с позиций ресурсного, биосферного, технократического, эколого-экономического и воспроизводственного подходов позволяет  идентифицировать его в качестве наиболее адекватного  инструмента методологии регионоведения. С позиций воспроизводственной парадигмы предлагается авторская трактовка устойчивого развития социально-экономической системы региона как управляемого процесса инновационного воспроизводства факторов производства и материальных благ за счет сбалансированного развития системообразующих элементов социально-экономической системы региона, обеспечивающего его социальный прогресс. При этом устойчивое развитие социально-экономической системы региона дефинируется как динамический процесс, характеризуемый плавным, монотонным изменением региональных показателей либо их изменением в рамках нормальных рыночных циклов, динамика параметров которых достаточно достоверно предсказуема в кратко- и среднесрочной перспективе.

Методологические основы воспроизводственного подхода к исследованию устойчивого развития региональной социально-экономической системы базируются на  комбинировании, переплетении и синтезе комплементарных элементов методолого-теоретического потенциала различных подходов к исследованию устойчивого развития социально-экономических систем разного уровня (рис.1): методологии институциональных изменений, системного и синергетического подходов, теории экономической динамики. Методология экономической динамики углублена в работе с позиций использования циклически-волновых представлений в исследовании устойчивого развития социально-экономической системы региона и позволяет выявить множественность вариантов регионального развития, определить вектор развития системы и ее отклонения от траектории устойчивого развития, тестировать прогрессивные и тормозящие факторы для каждого эволюционного витка, соответствие производительных сил региона тому или иному технологическому укладу.

Методологическим ключом к исследованию проблемы устойчивого развития социально-экономической системы региона является анализ способов организации его хозяйственного пространства и экономического времени региона, в рамках которого разграничивается стабильное время, выявляющее устойчивость и упорядоченность протекания экономических процессов и их взаимообусловленность, и инновационное время, измеряющее скорость развития экономической системы.

Доказано, что адекватность исследования проблемы устойчивого развития социально-экономической системы региона обеспечивается на основе интеграции свойств времени и пространства. Это обусловлено тем, что, во-первых, развитие элементов экономического пространства осуществляется с различной скоростью, т.е. в различное инновационное время, что приводит к асимметричности самого пространства; во-вторых, локализованные в пространстве региона ресурсы, факторы и условия классифицируются с учетом их ориентации во времени, т.е. по критерию взаимодействия пространства и времени.

Подпись: Методология институциональных измененийПодпись: Системный подход    Подпись: Методология экономической динамики    Подпись: Синергетический подходПодпись: Методологическая основа концепции устойчивого развития социально-экономической системы региона 


Рисунок 1 - Методологические основы воспроизводственного подхода

к исследованию устойчивого развития региональной социально-экономической  системы

Далее в работе показано, что регион как субъект устойчивого развития выступает как воспроизводственная система, характеризуемая взаимодействием ресурсных подсистем: экологической, социальной, экономической и инновационной, единство которых обеспечивается сложной системой прямых и обратных связей (рис. 2).

Подпись: Продукты  потребления  Подпись:  Трудовые  ресурсы  Подпись: Природные  ресурсы  Подпись: Производственные  отходы  Подпись: Финансовые ресурсыПодпись: Человеческий капитал,  технологии   

 

 

 

 

 

 

 

 


Рисунок 2 – Взаимодействие ресурсных подсистем региона

Устойчивое развитие региона как субъекта специфических социально-экономических отношений, связанных с территориальной организацией общественного производства и представляющих собой особый структурный  элемент (мезоуровень) общенациональной системы производственных отношений, означает сбалансированность четырех важнейших групп факторов:

  1. экономических, среди которых ключевыми являются динамизм и эффективность воспроизводственной структуры региона, состояние производственной и рыночной инфраструктуры, степень пространственной дифференциации территории, глобализация и экономическая интеграция;
  2. экологических,  включающих темпы воспроизводства природных ресурсов и качества среды, ассимиляционный потенциал региона;
  3. политико-правовых, включающих геополитическую составляющую регионального развития, эффективность политических институтов и структур гражданского общества,  политическую культуру, баланс между политическими полномочиями центра и регионов;
  4. социо-культурных, отражаемых в социально-экономическом генотипе, основу структуры которого составляет система социально-экономических интересов и система элементов культуры данного общества.

Выделенные факторы в своем единстве оказывают влияние на устойчивость социально-экономической системы региона, что характеризует их взаимообусловленность.

Вторая группа проблем, исследуемых в диссертации, связана с выявлением факторов, детерминирующих устойчивость социально-экономического развития региона путем тестирования и мониторинга его состояния на основе адекватных индикаторов устойчивого развития. В этой связи во второй главе – «Методический инструментарий диагностики устойчивости развития социально-экономической системы региона» – осуществлено конструирование модельной версии оценки устойчивости регионального развития с учетом изменений состояния социально-экономической системы региона, а также степени сходства (различия) воспроизводственных пропорций регионов.

Социально-экономические процессы, характеризующие воспроизводственную динамику региональной хозяйственной системы, детерминируются значительным числом временных и пространственных переменных, а также  параметрами, которые их характеризуют. Один из возможных спосо­бов наиболее полного сохранения сведений об объекте, состояние кото­рого оценивается по большому набору признаков, заключается в том, чтобы исходный набор признаков преобразовать в другой набор, который бы обеспечил минимальную потерю информации и при этом привёл к снижению размерности задачи.

Пусть, например, регион Ri, где  i =  характеризуется n количествен­ными показателями (xi1, xi2, … , xin). Тогда упорядоченная со­вокупность этих n действительных чисел может рассматриваться как неко­торый вектор  (xi1, xi2, … , xin) n-мерного векторного пространства. Сужде­ние об однородности объектов в таком пространстве основывается на по­нятии «метрика», определяемом как обычное евклидово расстояние между точками

Rk (xk1, xk2, … ,xkn) и Rm (xm1, xm2, … , xmn) по формуле:

.                (1)

В соответствии с аксиомами n-мерного векторного пространства оп­ределяются разность между векторами  и  как вектор:

                                     (2)

и сумма векторов  и  как вектор:

.                             (3)

Очевидно, если задана метрика (функция) E (Rk, Rm), то близкие с точки зрения этой метрики объекты считаются однородными, принадлежащими к одному классу. Поэтому метрика выступает в качестве некоторого инте­грального показателя близости этих объектов.

Через скалярное произведение векторов определяется длина (мо­дуль)  вектора  и угол   между векторами  и  по фор­мулам:

                                                            (4)

и

                   (5)

Значение  может быть определено для любого объекта в любой момент времени. Значение косинуса может быть определено для угла между векторами и , которые характеризуют состояние любых двух регионов kи mв некоторый момент времени, а также отдельного региона для двух различных моментов времени t1 и t2. Для этого достаточно в формуле (5) полагать, что  - это набор характеристик региона в момент времени t1, то есть , а  - вектор-состояние того же региона в момент времени t2, то есть .

Экономический смысл формул (1) – (5) заключается в следующем. По формуле (1) оценивается уровень дифференциации регионов: чем меньше значение E (Rm, Rk), тем ниже степень межрегиональных различий и наоборот. Результаты анализа по формуле (1) наглядно представляются графически как для отдельных моментов времени, так и в динамике. С помощью формулы (2) создается массив данных (матриц), числовые значения которых для отдельных «слоев» (номеров показателей) отражают различие в уровнях показателей для регионов по годам. По значению элементов таких матриц можно оценить степень однородности как всей совокупности объектов (регионов) в определенный момент времени, так и динамику отдельно взятого субъекта в различные моменты времени. Аналогично формула (3) при принятых выше ограничениях позволяет получить матрицу, элементы которой характеризуют значение сово­купного для двух (или более) регионов показателя в год t0, или для одного региона в различные моменты времени.

Экономическая интерпретация формулы (4), трансформируемой в  , где R0 = (0, 0, …, 0) и оцениваемой меру близости социально-экономических показателей региона Ri к нулевым значениям, заключается в том, что модуль вектора – это интегральная характеристика уровня развития социально-экономической системы региона на данный момент времени по показателям (x1, х2, … , хn). Высокое значение модуля характерно для развитых регионов. Представляется возможным изучение динамики и темпов изменения модуля вектора во вре­мени и его сравнение с соответствующими модулями для других субъектов.

Существенным для анализа является также определение изменения социально-экономических пропорций в развитии региона во времени или определение расхождения этих пропорций для различных регионов друг относительно друга в отдельные моменты времени. Например, для регионов Rk и Rm, ха­рактеризуемых векторами  и , уровень различий для всех одноименных показателей можно оценить одним числом – углом между векторами, рассчитанным по формуле (5). Таким образом, экономический смысл значения косинуса по формуле (5) отражает расхождение в пропорциях учитываемых индикаторов. По данному коэффициенту, рассчитанному для одного региона, но для разных моментов времени можно судить о динамике структуры экономики региона. Если коэффициенты расхождения (5) рассчитываются для различных регионов, то по их значениям можно получить представление о степени сходства (различия) экономических пропорций сравниваемых регионов. Высказанные нами предположения о смысле формул (1) – (5) выполняются при верификации на реальных объектах лишь в том случае, если предлагаемая формализация региона как объекта в виде вектора описывается при помощи некоторого конечного набора характеристик (показателей) с достаточной для практических целей общностью. Иногда причиной неадекватности реальной системы и математической модели оказывается неудачно выбранный набор характеристик. Показатели x1, х2, … , хn должны быть выбраны или сконструированы таким образом, чтобы при увеличении их зна­чений они коррелировали с качественной шкалой «хуже – лучше», при этом большему значению показателя хi, i = 1, 2, …, n соответствовал бы более высокий уровень развития региона по данному показателю. В этом случае более высокому значению модуля вектора будет соответствовать более высокий уровень развития региона в целом.

Разработанная методика использована в работе для анализа устойчивости развития Юга России и составляющих его регионов.

Как было показано выше, уровень развития отдельного региона оценивается модулем вектора-состояния региона с помощью формулы (4). По изменениям этого показателя, рассчитанного по совокупности четырех групп индикаторов, характеризующих инновационную, экономическую, социальную и экологическую подсистемы региона, южно-российские ре­гионы чётко дифференцируются на две группы – с высоким и низким относительно ЮФО уровнем развития.

На рис. 3а представлена динамика уровня развития регионов, превысивших среднее значение для ЮФО. Их развитие характеризуется сход­ными с РФ темпами и направлением развития.  Менее однородная картина наблюдается среди республик ЮФО (рис. 3б). Крайне низкий уровень развития отмечается в республиках Ингушетия и Калмыкия. За шесть лет существенно меняются не только темпы, но и характер тренда этих регионов (в системе учитываемых показателей). Рассматриваемый нами инте­гральный показатель для республик ЮФО в 2005 году составлял не более 58% (Республика Северная Осетия – Алания) от уровня РФ, а для Республики Ингушетия  – 47%.

Наряду с оценкой уровня развития региональных социально-экономических систем, реализация обоснованного нами воспроизводственного подхода к устойчивому развитию предполагает его исследование в трех аспектах: сбалансированности развития системообразующих элементов социально-экономической системы региона; инновационности процесса воспроизводства; скорости изменения региональных показателей.Совмещение двух критериев – уровня социально-экономического развития региона и степени его сбалансированности – позволяет построить матрицу Парето-оптимальности, в соответствии с которой регионы Юга России классифицированы на 4 группы (табл. 1).

 

а) – регионы с уровнем развития выше ЮФО

 

 

б) – регионы с уровнем развития ниже ЮФО

Рисунок 3 –  Динамика уровня развития  регионов ЮФО и РФ (длина вектора)

Таблица 1 – Матрица Парето-оптимальности социально-экономических систем регионов Юга России

         Уровень

             развития

Парето-оптимальность

Высокий

по сравнению с ЮФО

Низкий

по сравнению с ЮФО

Свойственна

-

Кабардино-Балкарская республика

Несвойственна

Астраханская область, Волгоградская область, Краснодарский край, Ростовская область

Ставропольский край, Республика Северная Осетия – Алания, Карачаево-Черкесская Республика, Республика Дагестан, Республика Адыгея, Республика Калмыкия, Республика Ингушетия

Вторым аспектом исследования устойчивого развития социально-экономической системы региона выступает оценка инновационности процесса регионального воспроизводства. Анализ значений интегрального индикатора инновационности регионального воспроизводства позволяет сделать вывод о низком инновационном потенциале южно-российских регионов, составляющим  лишь 63% от уровня РФ, и  построить матрицу инновационности воспроизводства для южно-российских регионов (табл. 2).

Таблица 2 - Матрица инновационности воспроизводства

для южно-российских регионов

                        Уровень

                           развития

Инновационность

Высокий

 по сравнению с ЮФО

Низкий

по сравнению с ЮФО

Высокая

по сравнению с ЮФО

Волгоградская область, Краснодарский край,

Ростовская область

Кабардино-Балкарская Республика

Низкая

по сравнению с ЮФО

Астраханская область

Ставропольский край, Республика Северная Осетия – Алания, Карачаево-Черкесская Республика, Республики Дагестан, Адыгея,  Калмыкия, Ингушетия

Третьим аспектом исследования устойчивого развития выступает оценка скорости изменения основных региональных показателей. Показателем скорости изменения значений базовых индикаторов является угол между  векторами, характеризующими уровень развития регионов. Для отдельно взятого региона по направлению вектора, который его характеризует, прослеживается динамика соотношений его индикаторов, то есть уровень устойчивости (сохранение сходства пропорций). Чем больше угол между векторами, отображающими положение региона для двух различных моментов времени, тем больше изменений за этот период происходит в соотношении характеристик региона и тем интенсивнее осуществляются сдвиги в пропорциях сравниваемых показателей. Для коллинеарных векторов (совпадающих или параллельных) сохраняются одинаковые соотношения для компонентов. В этом случае отношение угла между векторами двух последующих лет к предыдущим равно нулю; пропорции в показателях, характеризующих состояние региональной системы, остаются неизменными, т.е. ее состояние оценивается как устойчивое. Устойчивость системы наблюдается также в случае, когда отношение угла между векторами последующего года к предыдущему равно единице. Это означает наличие постоянных, прогнозируемых сдвигов в пропорциях сравниваемых показателей. Наиболее близкими к подобным региональным социально-экономическим системам на Юге России являются Краснодарский край, Астраханская и Ростовская области (табл. 3). Для остальных регионов Юга России характерна ситуация колебательного режима, когда  отношение между углами вектора, характеризующего уровень развития региона, может быть как больше, так и меньше единицы (табл. 3), что свидетельствует о неустойчивости социально-экономической системы региона.

Таблица 3 – Темпы изменения показателей, характеризующих

направление развития региона по годам

(отношение углов между векторами двух последующих лет к предыдущим)

Год

Регионы

2001-2002 к

2000-2001

2001-2002 к

2002-2003

2002-2003 к

2003-2004

2003-2004 к

2004-2005

Республика Адыгея

1.1

0.4

1.4

1.1

Республика Дагестан

2.2

0.9

0.8

0.4

Республика Ингушетия

1.8

0.3

2.9

0.5

Кабардино-Балкарская Республика

0.8

0.6

1.1

1.3

Республика Калмыкия

0.7

3.2

0.7

0.6

Карачаево-Черкесская Республика

1.2

0.5

1.2

1.7

Республика Северная Осетия-Алания

0.5

1.0

1.9

0.5

Краснодарский край

0.6

0.8

1.0

1.0

Ставропольский край

1.5

1.2

0.7

0.9

Астраханская область

1.1

0.7

1.0

1.0

Волгоградская область

1.2

0.7

0.9

1.9

Ростовская область

0.7

1.0

1.0

1.0

В этих условиях взаимодействие элементов системы  противоречиво, несбалансировано, имеет нелинейный, немонотонный характер, параметры системы периодически претерпевают изменения в связи с присутствием генетических точек роста отдельных технологических укладов и колебательных процессов с различными фазами и амплитудами при наличии бифуркации, многие процессы лишь частично детерминированы.

Позиционирование южно-российских регионов в двухмерной матрице «уровень развития региона – темпы изменения показателей, характеризующих направление развития региона по годам» представлено в таблице 4.

Таблица 4 – Матрица скорости изменения соотношения значений

базовых индикаторов

                    Уровень                               

                        развития

Скорость

Высокий

по сравнению с ЮФО

Низкий

по сравнению с ЮФО

Низкая

Ростовская область,

Краснодарский край,

Астраханская область

-

Высокая

Волгоградская

область

Ставропольский край, Республика Северная Осетия – Алания, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская Республики, Республики Дагестан, Адыгея, Калмыкия, Ингушетия

Предложенная логика исследования может применяться также в отношении двух векторов, которые характеризуют два различных региона. Совмещение трех матриц демонстрирует неустойчивое развитие социально-экономических систем Юга России (табл. 5).

Таблица 5 – Оценка устойчивости развития региональных

социально-экономических систем Юга России

Критерии  УР

Регион

Оптимум Парето

Высокая инновационность

Монотонность изменения показателей и их соотношения

Высокий уровень развития

Республика Адыгея

-

-

-

-

Республика Дагестан

-

-

-

-

Республика Ингушетия

-

-

-

-

Кабардино-Балкарская

Республика

+

+

-

-

Республика Калмыкия

-

-

-

-

Карачаево-Черкесская

Республика

-

-

-

-

Республика Северная

Осетия-Алания

-

-

-

-

Краснодарский край

-

+

+

+

Ставропольский край

-

-

-

-

Астраханская область

-

-

+

+

Волгоградская область

-

+

-

+

Ростовская область

-

+

+

+

Тем не менее, в некоторых южно-российских регионах сложились предпосылки перехода к устойчивому развитию. Так, мы полагаем, что Парето-оптимальность социально-экономической системы Кабардино-Балкарской Республики и наблюдающийся рост инновационности ее воспроизводства выступают факторами ускорения темпов развития региона. Императивом устойчивого развития региона является скорость изменения  показателей и их соотношения. В этой связи приоритетным направлением совершенствования системы управления региональным развитием является определение миссии, целей и задач развития региона и их отражение в конкретных количественных показателях, а также формирование эффективной системы контроля за их реализацией.

Наиболее благоприятные условия перехода к устойчивому развитию сформировались в Краснодарском крае и Ростовской области. В качестве императива устойчивого развития этих регионов выступает обеспечение Парето-оптимальности социально-экономической системы. Поэтому при разработке программных документов необходимо обеспечить увязку параметров экономической, социальной и экологической подсистем. Аналогичная задача стоит и перед Астраханской и Волгоградской областями. Однако для Волгоградской области, как и для Кабардино-Балкарской Республики,  приоритетным направлением является совершенствование систем целеполагания, контроллинга и коррекции в рамках программно-целевого управления региональным развитием.

Императивом устойчивого развития Астраханской области выступает совершенствование инновационного процесса посредством создания рациональной сбалансированной системы управления инновационным процессом, соответствующей складывающейся структуре экономики, ее целям и задачам. Это способствует повышению эффективности воспроизводственного процесса, насыщению инновационного времени, переходу от «экономики пространства» к «экономике времени» и, в конечном итоге, обеспечению устойчивого развития региональных социально-экономических систем. Достижение устойчивости развития обеспечивается определением инновационного потенциала в каждом из составных элементов воспроизводственного потенциала и его использовании в гармонии с другими компонентами потенциала. Например, модернизация и обновление основных фондов без соответствующих процессов в других элементах потенциала не даст ожидаемых результатов, а приведет к потере значительной части инвестиционных ресурсов.

Выход на траекторию устойчивого развития остальных южно-российских регионов возможен лишь в долгосрочной перспективе и требует поэтапного решения целого комплекса задач.

Третья группа проблем сопряжена с необходимыми и достаточными императивами обеспечения устойчивого развития южно-российских регионов. В этой связи в третьей главе – «Особенности системной организации экономики Юга России в контексте императивов устойчивого развития» – предложены и верифицированы на эмпирическом материале Юга России подходы и технологии геоинформационного моделирования структурных сдвигов в воспроизводственном развитии региональных социально-экономических систем, исследованы факторы, тенденции и последствия межрегиональной социально-экономической поляризации в ЮФО, этноэкономические и геоэкономические составляющие системной организации Юга России и их влияние на устойчивость регионального развития.

Основной акцент в третьей главе работы сделан на исследовании динамики и пропорций воспроизводственного развития социально-экономических систем регионов. В работе обосновано, что ключевым императивом устойчивого развития выступает упорядоченное соотношение воспроизводственных элементов, взаимодействие которых обусловливает динамическое развитие системы. Показано, что потенциал устойчивого развития социально-экономической системы региона во многом определяется общеэкономическими пропорциями и, в первую очередь, сбалансированностью основной пропорции рыночной экономики – между предложением товаров и услуг, выраженной через произведенный валовой региональный продукт, и внутренним спросом, исчисляемым через сумму конечного потребления и валового накопления. На эмпирико-фактологическом материале доказано, что в большинстве южно-российских регионов величина спроса в рассматриваемый период превышала величину предложения товаров и услуг. Более того, на Юге России в целом прослеживается тенденция наращивания этого превышения. Таким образом, основная пропорция рыночной экономики – между спросом и предложением – свидетельствует о неустойчивом развитии Юга России.

Анализ характера и динамики структурных пропорций регионов ЮФО,  проведенный в работе с использованием методики выявления циклических колебаний на основе совместного анализа структурных и динамических характеристик валового выпуска по отраслям региональной экономики, свидетельствует о цикличности развития отраслевой структуры экономики Юга России (рис.4) и позволяет выделить пять его фаз:

  • инновационный рост, при котором в экономической системе обеспечи­ваются существенные приросты выпуска на основе активной адаптации производства к потребностям, что проявляется через интенсивные структурные изменения;

а) Республики, входящие в состав ЮФО

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


б) Края и области, входящие в состав ЮФО

Рисунок 4 – Фазы развития экономики регионов ЮФО*

  • экстенсивный экономический рост, который характеризуется высокими темпами и превалированием инерционной составляющей, что говорит о невыраженных усилиях по согласованию производства и по­требностей и слабом использовании инноваций;
  • фаза компенсирующего замещения определяется тем, что рост на традиционной основе снижается, но со­храняется рост на базе структурных изменений;
  • фаза стагнации означает, что спад производства в традиционных отраслях перестает компенсироваться одновремен­ным ростом на базе реконструктивной составляющей;
  • структурный кризис, проявляющийся в сворачивании традиционных производственных возможностей в связи со сложностью изменения технологии и ассортимента.

Стагнация и структурный кризис 1997-1999 гг. обусловливают необходимость структурных преобразований в экономике регионов. Поэтому за этими фазами следуют фаза компенсирующего замещения или инновационного роста. Наиболее динамичные структурные преобразования наблюдались в регионах округа в 1999-2001 гг. Однако инновационный рост в субъектах ЮФО носит неустойчивый, непродолжительный характер из-за отсутствия региональных механизмов и институтов, стимулирующих инновационное развитие, и с 2002 г. в большинстве субъектов ЮФО трансформируется в экстенсивный рост, сохранение которого в долгосрочном периоде приводит к  ухудшению условий воспроизводства и последующей стагнации.

В работе обосновано, что наряду с деформацией структурных пропорций, наблюдаются негативные тенденции в динамике социально-экономических пропорций, прежде  всего, пропорций между платежеспособным спросом и насыщением регионального потребительского рынка товарами и услугами на Юге России, что обусловлено изменением  режима потребления домохозяйств при инерционной структуре производства.

На эмпирико-фактологическом массиве данных по Югу России показано, что  характер процесса воспроизводства трудовых ресурсов обусловлен депопуляцией, снижением миграционного прироста населения, дисбалансом между его профессионально-квалификационными характеристиками и требованиями экономики южно-российских регионов, отсутствием координации между предложением специалистов учебными заведениями и реальными потребностями экономики региона, нарушением воспроизводственной и стимулирующей функций заработной платы, наличием экономико-экологических диспропорций, характеризующих соотношение между емкостью природного потенциала экосистемы и уровнем социально-экономического развития региона.

Показано, что особенностью системной организации Юга России является существенное влияние этноэкономики на систему регионального воспроизводства, которое возрастает на периферийных этнических территориях под влиянием рентоориентированного поведения этнических элит; высоких этносоциальных барьеров, закрепляющих сегментацию хозяйственного пространства регионов, неэффективное расщепление пучка прав собственности.

Теоретически обоснована и эмпирически показана двоякая роль этноэкономики в обеспечении устойчивого развития социально-экономической системы региона. С одной стороны, как наиболее устойчивый к различным внешним воздействиям вековой уклад хозяйственной жизнедеятельности, в кризисной фазе циклического развития она способствовала повышению степени устойчивости социально-экономических систем южно-российских регионов, смягчив разрушающее воздействие кризисно-деструктивных явлений. Однако сохранение  доминанты традиционной составляющей этноэкономики в долгосрочной перспективе приводит к тому, что высокая инерционность воспроизводственной структуры регионов Юга России не позволяет своевременно реагировать на изменившиеся потребности общества. В конечном итоге, экономический рост вырождается в застой, создается инерция социально-экономического развития, замедляется инновационное время.

В связи с этим ключевой задачей развития Юга России является переход от традиционной этноэкономики, связанной с наследованием этносом исторически сложившихся типов, форм и способов хозяйствования, к новационной, обусловленной ее адаптационными способностями; создание институциональных условий по модернизации этноэкономической компоненты и ее интеграции в региональный воспроизводственный процесс.

Солидаризируясь с мнением А.Г. Дружинина и А.Ч. Ионова, следует  подчеркнуть необходимость совмещения самоопределения той или иной общности с требованиями модернизации и глобализации, которая «знаменует собой специфический, инновационный по природе регионоформирующий процесс» . Динамика индикаторов включенности регионов Юга России в глобаль­ную экономику последних лет (табл. 6) дает основание для выделения шести моделей.

 

Таблица 6 – Индикаторы включенности регионов Юга России

в глобальную экономику

Регион

Накопленные иностранные инвестиции в экономику за 1996 – 2006 гг., долл. США на 1 жителя

Накопленный объем экспорта за 2000 – 2006 гг., долл. США на 1 жителя

Накопленный объем импорта за 2000 – 2006 гг., долл. США на 1 жителя

Республика Адыгея

38

396.7

194.5

Республика Дагестан

3.2

20.8

855.1

Республика Ингушетия

-

3040.5

295.9

Кабардино-Балкарская Республика

65.4

121.4

84.9

Республика Калмыкия

-

2409.4

1285.4

Карачаево-Черкесская Республика

7.4

132.3

149

Республика Северная Осетия-Алания

20.8

66.7

598.3

Краснодарский край

914.3

1647.3

1288

Ставропольский край

132.8

995.2

389

Астраханская область

249.9

1795.4

762.8

Волгоградская область

313.6

3739.1

931.4

Ростовская область

391.7

2020.7

1901

ЮФО

345.9

1546.9

909.4

Воспроизводственно-инвестиционная модель характерна для Краснодарского края,  имеющего высокий уровень включенности экономики в современные глобальные сетевые взаимодействия. Геоэкономическим вектором устойчивого развития в рамках данной модели является концентрация ресурсов одновременно на освоении новых объектов внешнеэкономических отношений и новых рынков, обеспечение взаимосвязи образовательных и корпоративных структур с целью развития инновационно-инвестиционного потенциала региона, совершенствование транспортной системы в направлениях ее мобильности  и гибкости, экологизация промышленности и внедрение экологосберегающих технологий и экологических стандартов.

Инновационно-развивающаяся модель свойственна Ростовской и Волгоградской областям, в которых активно осуществляются экспортно-импортные операции и формируется эффективная инновационно-восприимчивая структура промышленного производства, создающая основу для развития международной кооперации производства и других форм инвестиционного сотрудничества. Стратегическим приоритетом для этих регионов является развитие международной кооперации производства и других форм инвестиционного сотрудничества, создание брэндинга, обеспечивающего повышение их имиджевой привлекательности.

Динамику внешнеторговых и производственных показателей регионов, развивающихся в рамках воспроизводственно-инвестиционной и инновационно-развивающейся моделей определяет влияние среднесрочных циклов Жуглара (циклов деловой активности, бизнес-циклов), продолжительность которых составляет в среднем 10 лет - нормативный срок эксплуатации основных производственных фондов. Подобный тип цикличности характерен для более развитых и мощных экономик, располагающих мощной индустриальной базой, развитой рыночной инфраструктурой и нечувствительных к незначительным случайным колебаниям цен и изменениям рыночной конъюнктуры, характерным для циклов Китчина.

Структурно-консервирующая модель имманентна регионам с относительно невысоким уровнем внешнеэкономической активности и инерционностью сложившейся структуры производства, феномен глобализации в которых проявляется главным образом в выходе на внешние рынки отдельных наиболее крупных и устойчивых предприятий (Астраханская область и Ставропольский край). Перспективы этих регионов в условиях глобализации связаны с упрочнением позиций традиционно экспортируемой продукции на мировом рынке и поиском новых ниш, формированием благоприятного инвестиционного имиджа, т.е. с последовательным переходом от структурно-консервирующей к инновационно-развивающейся, а затем к  воспроизводственно-инвестиционной модели.

Торгово-посредническая модель свойственна для регионов с высокой зависимостью количественных и качественных показателей экспорта от осуществления разовых экспортных поставок, в значительной степени детерминирующих характер экспорта данных регионов (Ингушетия, Калмыкия). Процессы, протекающие во внешней торговле и промышленном секторе этих республик, имеют «скачкообразный», неравномерный характер и могут быть отнесены к «взрывному» типу экономического развития, колебания которого объясняются в большей степени воздействием случайных, непрогнозируемых факторов, нежели объективных причин.

Импортоориентированная модель описывает ситуацию в регионах с незначительным объемом экспорта при достаточно высокой импортозависимости и отсутствии иностранных инвестиции и предприятий с участием иностранного капитала (республики Дагестан и Северная Осетия-Алания). Оценивая перспективы интенсификации включения в процессы глобализации этих регионов, прежде всего, необходимо учитывать их особое географическое положение, которое исторически предопределило движение транзитных грузопотоков по этим территориям.

Модель локализованного развития просматривается для южно-российских республик с крайне низким значением индикаторов включенности в глобальную экономику (Республики Адыгея, Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской Республик). Интенсификация включения в мирохозяйственные процессы этих регионов должна основываться на использовании преимуществ сырьевой структуры хозяйственного комплекса (ориентация на зерновое и лесное хозяйство), стратегии кооперации товаропроизводителей, информатизации экономических субъектов и осуществлении проектов, связанных с облегчением получения хозяйствующими субъектами современной релевантной информации о рынках, товарах, ресурсах, контрагентах, конкурентах, инвесторах. Слабое воздействие глобализации, свойственное регионам в рамках  импортоориентированной и локализованной моделей, обусловливает низкий уровень транзита высоких технологий и, соответственно, низкий уровень модернизации и реструктуризации региональных хозяйственных комплексов, не обеспечивает соединения и комбинирования элементов ресурсной базы и факторов производства.

Четвертая группа проблем, решаемых в диссертации, связана с теоретическим обоснованием и эмпирико-прикладной верификацией приоритетов и способов управления устойчивым развитием социально-экономической системы Юга России. В этой связи в четвертой главе – «Концептуальные основы управления устойчивым развитием социально-экономической системы Юга России» – выявлен потенциал метарегиональных образований в обеспечении устойчивого регионального развития. Закономерным результатом дихотомии «глобализация-локализация» стали современные метарегиональные интеграционные образования как процесс  функционального и структурного сращивания в системную целостность ранее обособленных региональных хозяйственных комплексов, обеспечивающий взаимосвязанность, взаимообусловленность и устойчивое развитие макро- и мезоуровневых систем. Однако федеральные округа как форма организации и функционирования метарегиональных образований предстают скорее как конгломераты региональных экономик с общими предпосылками совершенствования условий воспроизводства на основе укрепления кооперационных связей хозяйствующих субъектов различных сфер, сегментов, секторов и уровней. В работе предлагается стратегический подход к процессу активизации интеграционного ресурса этих конгломератов на основе перераспределения властных прерогатив между федеральным центром и субъектами РФ в пользу федеральных округов, расширения их экономических функций. Полагаем, что федеральные округа должны являться особым институтом региональной политики, которым с федерального уровня следует передать такие атрибуты экономической власти как контроль за реализацией и финансированием федеральных целевых программ развития округа, распределение федеральных трансфертов между субъектами РФ, входящими в округ, формирование государственных заказов. Экономические функции федеральных округов должны носить системообразующий характер. Среди таких функций, прежде всего, следует выделить создание единого программно-индикативного пространства, развитие межрегиональной инфраструктуры и формирование товарных и финансовых межрегиональных рынков с перспективой их интеграции в общероссийский рынок; управление структурными сдвигами и оптимизация отраслевой структуры хозяйства; рационализация использования природно-ресурсного потенциала территории с учетом долгосрочных целей социально-экономического развития  и обеспечение экологической безопасности (рис. 5). Реализация экономических функций метарегиональных образований обеспечит синергетический эффект на основе создания условий для более тесного управленческого, экономического и социокультурного взаимодействия регионов.

Основой управления метарегиональным образованием выступает стратегическое планирование его развития, принципиальная схема которого предложена в работе и включает пять функционально-содержательных блоков: прогнозно-аналитический, целевой, концептуальный, инструментальный; блок контроллинга и коррекции, в рамках которого определяется называемый коридор устойчивого развития, границами которого могут выступать характеристики векторов (длина и угол), построенных для пессимистичного и оптимистичного сценариев развития.


 


Рисунок 5 – Концептуальные основы управления устойчивым развитием социально-экономической системы

Юга России на основе активизации интеграционного ресурса метарегиональных образований


Учитывая поляризацию в уровне социально-экономического развития регионов Юга России, различия  в менталитете, культуре, традициях, обусловленные полиэтничностью населения округа, наиболее сложной задачей стратегического планирования развития метарегионального образования нам видится определение желаемого с консолидированной точки зрения всех входящих в него регионов его будущего состояния. Для ее реализации в работе предлагается создать Совет по стратегическому планированию при Администрации полномочного представителя президента, который бы включал представителей органов власти и управления субъектов РФ, входящих в округ, занимающихся непосредственно разработкой концепции социально-экономического развития региона, представителей гражданского общества, экспертов-регионоведов.

В качестве генерального направления повышения эффективности использования хозяйственного пространства территории и обеспечения ее устойчивого развития выступает формирование оптимальной воспроизводственной структуры, обладающей потенциалом максимально возможного удовлетворения общественных потребностей как за счет внутренних факторов экономического развития и рационального использования ресурсов в рамках совмещения стратегий государственной поддержки регионов-«локомотивов» и механизмов выравнивания уровней социально-экономического развития регионов, так и глобальных факторов и условий, интегрирующих южнороссийский регион в мирохозяйственные связи.

С целью оптимизации структурных пропорций в работе предлагается построение трех матриц в двухмерной системе координат: производственной эффективности, в рамках которой осуществляется позиционирование анализируемых отраслей в системе координат «индекс производства – продолжительность финансового цикла»; социальной и бюджетной эффективности –  «доля занятых в отрасли – доля в поступивших налогах»; экологической эффективности – «ресурсоемкость – уровень антропогенной нагрузки отрасли».

В качестве критериев оценки оптимальности структурных сдвигов рассматриваются:

  1. эффективность использования ресурсов, оцениваемая на основе соотношения показателей производительности труда, фондоотдачи и ресурсоотдачи региона со средними по стране;
  2. эффективность удовлетворения потребностей населения, определяемая как соотношение фактического конечного потребления в регионе со среднероссийским значением;
  3. интегрированность региона в систему межрегионального и международного товарообмена, оцениваемая на основе соотношения вывоза производимых в регионе товаров в рамках межрегионального и международного товародвижения.

На базе этих коэффициентов рассчитывается интегральный показатель структурной эффективности воспроизводственной системы. Анализ его динамики в ЮФО за период с 2000 по 2005 гг. позволил сделать вывод о наличии положительных структурных сдвигов в экономике метарегиона, проявляющихся в повышении эффективности использования ресурсов, рациональном сочетании производства товаров и услуг для конечного потребления, росте благосостояния населения. При этом обозначилась тенденция снижения уровня интегрированности региона в систему межрегионального и международного товарообмена.

В работе показано, что экологический императив, приобретая социальную функцию, является регулирующим началом воспроизводственного процесса, обеспечивающим условия осуществления расширенного воспроизводства и устойчивого развития региона. В связи с этим, важным компонентом системы управления устойчивым развитием социально-экономической системы региона является управление воспроизводством окружающей среды.

Ключевым направлением совершенствования процесса воспроизводства окружающей среды является разработка организационного механизма управления как совокупности органов управления природоохранной деятельностью и организационно-распорядительных методов, позволяющих организовать их взаимодействие в процессе выработки и принятия управленческих решений. Предлагаемый в работе механизм взаимодействия между субъектами управления воспроизводством окружающей среды представлен на рис.6.

В рамках пятой  группы проблем, рассмотренных в пятой главе диссертации – «Функциональая роль новых институциональных образований в обеспечении инновационно-ориентированного устойчивого развития Юга России» – излагается концептуальная схема адаптивной (учитывающей локальную специфику) институциональной модернизации Юга России

Императивы территориальной адаптации, а также ориентации на приоритетное решение развивающих задач, требуют формирования сетевой экономики путем создания вертикально интегрированных систем, реализующих полный воспроизводственный цикл, и развития горизонтально интегрированных структур в виде интегрировано-межотраслевых кластеров. Данная задача решается  в работе с учетом преимущественно аграрной и рекреационной специфики регионов Юга России, интересов развития его периферии. В ФЦП «Юг России (2008-2012)» и проекте Концепции совершенствования региональной политики Российской Федерации, разработанной Министерством регионального развития РФ, развитие агропромышленного и туристско-рекреационного комплексов определено в качестве федерального приоритета на Юге России.

 


                         - существующие органы;                    - предлагаемые

 

Рисунок 6 – Субъектно-институциональная определенность системы

управления воспроизводством окружающей среды

Теоретическое обоснование необходимости формирования интегрированных структур в АПК и его кластеризации представлено в работах Алиева В.Г., Ковалевой И.В., Кузнецова Н.И., Сагдиев М.А., Стукач В.Ф. и других авторов. Обобщение основных положений этих работ позволило представить схематично модель южно-российского кластера АПК (рис. 7) и оценить мультипликативный эффект от развития агропромышленного кластера Юга России.


Подпись: финансовый капиталПодпись: средства производстваПодпись: товарыПодпись: сопутствующиеПодпись: с/х сырьё 


Рисунок 7 – Структура южно-российского кластера АПК


В условиях развивающейся экономики Юга России толчком к совершенствованию инфраструктуры и рассредоточению экономической деятельности может стать развитие туристического кластера, представляющего собой совокупность взаимосвязанных отраслей и производств региональной экономики, единой функциональной задачей которых является деятельность по удовлетворению потребностей людей в различных видах отдыха и путешествий при рациональном использовании всех имеющихся туристских ресурсов региона.

В качестве основного императива развития южно-российского туристического кластера выступает эффективность действия формальных и неформальных механизмов сведения воедино участников кластера. В условиях кластера видоизменяются формы сетей, выходя за традиционные границы их иерархических структур и превращаясь в решетки многочисленных перекрывающихся и подвижных взаимосвязей между участниками кластера . Однако исследование туристско-рекреационной сферы Юга России показывает, что связи между существующими в этой сфере фирмами и институтами развиты слабо.

Таким образом, ключевым фактором, сдерживающим развитие кластеров в южно-российских регионах, является фрагментарность экономики Юга России. Основой предлагаемой концептуальной модели развития сетевой структуры южно-российских кластеров являются следующие составляющие:

  1. определение формы участия в развитии кластера федеральных, региональных и муниципальных органов власти. В качестве таких форм могут выступать: организация исследовательской работы в местных вузах по разработке связанных с кластером технологий; улучшение транспортной, коммуникационной и другой инфраструктуры; спонсирование форумов для сбора участников кластера; поощрение направленных на интересы кластера усилий по привлечению поставщиков и провайдеров из других регионов; организация департамента, координирующего деятельность участников кластера;
  2. консолидация инвестиционных ресурсов его участников: формирование банка данных инвестиционных проектов и банка данных потенциальных инвесторов, разработка схемы инвестиционного сотрудничества турфирм и средств размещения, когда за определенными турфирмами на долгосрочный период закрепляются блоки номеров в реконструируемой гостинице (базе отдыха) по льготной цене при условии авансирования ими инвестиционных ресурсов в реконструкцию и развитие соответствующей гостиницы; создание благоприятных условий для поощрения кооперации туристских и гостиничных структур со страховыми компаниями не только с точки зрения разработки и продвижения туристского продукта, организации страхования туристов, а с точки зрения возможных инвестиций в развитие туристского комплекса;
  3. создание системы маркетинга регионального продукта как системы действий участников кластера, целью которой является совместное продвижение продукта региона на национальный и мировой рынок;
  4. развитие отраслей новационной экономики, которые должны пронизывать кластеры, существенно повышая эффективность экономической деятельности на уровне корпоративного управления, на уровне рыночных взаимодействий, снижая трансакционные издержки и открывая новые информационные возможности.

В развивающейся экономике инструментом, способствующим росту кластеров, является создание особых экономических зон, которые формируют благо­приятные условия для привлечения капиталов как отечественных, так и зарубежных инвесторов в развитие региональных кластеров, способствуя тем самым повышению устойчивости социально-экономической системы региона. Помимо туристско-рекреационных зон, создаваемых на территории Краснодарского и Ставропольского краев, и портовых зон, возможность формирования которых предусмотрена законодательством РФ, для формирования предпосылок устойчивого развития проблемных регионов, к которым относится большинство южно-российских регионов, следует обратиться к опыту США по созданию так называемых пред­принимательских зон, которые используются как инструмент региональной политики, направленной на оживление мелкого и сред­него бизнеса в депрессивных районах, за счёт предоставления пред­принимателю большой свободы деятельности и значительных фи­нансовых льгот. Такие зоны целесообразно развивать в наиболее отсталых южно-российских регионах с высоким уровнем безработицы.

В работе показано, что при нынешнем состоянии российской финансовой системы в качестве ос­новного механизма по доведению финансовых средств до реального сектора экономики и обеспечения подъёма инвестиционной активности выступают такие новые институты региональной инвестиционно-инновационной системы как Агентство инвестиций и развития (АИР) Юга России (2005 г.) и фонд прямых инвестиций (ФПИ) (2007 г.). Следует отметить, что в ряде регионов России тестируется и более ранняя практика создания подобных институтов. Так, в марте 2002 г. был образован Фонд инвестиционного развития Центрального федерального округа, а в ноябре 2004 г. - государственная некоммерческая организация «Инвестиционно-венчурный фонд Республики Татарстан». Однако в основу этих структур положена модель бюджетно-ориентированных фондов, не приемлемая для преимущественно дотационных южно-российских регионов. Новые институты региональной инвестиционно-инновационной системы Юга России основаны на модели государственно-частного партнерства преимущественно между федеральными органами исполнительной власти и крупным российским банковским капиталом. При этом органы исполнительной власти субъектов Федерации, входящих в ЮФО, недостаточно позиционированы как активные участники инвестиционного процесса в силу ограниченности финансовых ресурсов. Одним из действенных механизмов преодоления складывающейся ситуации является, на наш взгляд, использование системы региональных целевых займов для долевого финансирования инвестиционных проектов с высоким уровнем инвестиционных рисков и трансакционных издержек, длительным сроком окупаемости, а также существенным превышением региональной эффективности над коммерческой эффективностью проекта. При этом региональные органы управления выступают эмитентом, а роль генерального агента отводится фонду прямых инвестиций Юга России. С учетом инвестиционных и бюджетных параметров южно-российских регионов предлагается использование трех схем заимствований, применение которых может осуществляться как интегрировано в контурах одного займа, так и индивидуально в различных моделях и типах заимствований.

Первая схема исключает возникновение финансовых потоков на первом уровне заимствований и предполагает их возникновение в момент погашения долговых бумаг. В ее рамках перелив денежных средств осуществляется непосредственно из фонда прямых инвестиций Юга России (генерального агента) компании, реализующей инвестиционный проект. Вторая схема предполагает прямой перелив из фонда прямых инвестиций Юга России (генерального агента) эмитенту путем покупки долговых обязательств и их последующей передачи на конкурсной основе заемщикам под гарантированные обязательства последнего для финансирования инвестиционных проектов. Третья модель представляет собой классическую андеррайтинговую схему, когда долговые обязательства выкупаются андеррайтером (фондом прямых инвестиций) для последующего размещения среди инвесторов.

Главным положительным моментом предложенного механизма привлечения инвестиций является то, что его использование будет способствовать реализации принципа субсидиарности, снижению иждивенческих тенденций в регионах, ускорит переход социально-экономической системы региона от  простого типа воспроизводства к расширенному, основанному на тесном взаимодействии всех хозяйствующих субъектов региона, внедрении научно-технических разработок, повышении  инновационной активности.

В заключении диссертационной работы приведены наиболее существенные концептуально-методологические, теоретико-эмпирические, расчетно-аналитические и практико-прикладные результаты, полученные в процессе исследования избранной научной проблемы.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Монографии

    1. Малашихина Н.Н. Управление рисками в агросфере как фактор устойчивого развития региона. – Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 2003 (6,5 п.л.).
    2. Киселёва Н.Н., Дорошенко О.Н. Социально-экономическая дифференциация и стимулирование развития проблемных регионов Южного федерального округа. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2004 (7,5/5 п.л.).
    3. Киселёва Н.Н. Устойчивое развитие социально-экономической системы региона: методология исследования, модели, управление. – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2007 (17,0 п.л.).

Статьи в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК

    1. Киселёва Н.Н. Траектории изменения территориально-экономической системы хозяйства // Философия хозяйства: Альманах Центра общественных наук и экономического факультета МГУ. – М., 2005. № 3 (39) (0,5 п.л.).
    2. Киселёва Н.Н., Кулешов А.М. Институциональные подходы к развитию аграрной сферы в условиях становления рынка // Экономический вестник Ростовского госуниверситета. 2005. Приложение № 9 (0,5/0,3 п.л.).
    3. Киселёва Н.Н. Социально-экономический эффект от включенности субъектов Южного федерального округа в международную торговлю // Экономический вестник Ростовского госуниверситета. 2005. Т3. № 3 (0,5 п.л.).
    4. Киселёва Н.Н. Циклические колебания в отраслевой структуре Южного федерального округа // Экономический вестник Ростовского госуниверситета. 2006. № 2 (0,5 п.л.).
    5. Киселёва Н.Н. Структурная эластичность экспорта регионов Южного федерального округа // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2006. № 3 (0,5 п.л.).
    6. Киселёва Н.Н. Социально-экономический эффект от включенности регионов Юга России в процессы глобализации // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2006. № 4 (0,5 п.л.).
    7. Киселёва Н.Н., Хубулова В.В. Структурная динамика хозяйства регионов Юга России // Экономический вестник Ростовского госуниверситета. 2007. № 2. Ч. 2 (0,5/0,3 п.л.).
    8. Киселёва Н.Н., Пелевина Н.Н. Проблемы формирования, распределения и использования туристской ренты в регионе Кавказские Минеральные Воды // Экономический вестник Ростовского госуниверситета. 2007. № 3. Ч. 3 (0,5/0,3 п.л.).
    9. Киселёва Н.Н. Методический инструментарий диагностики устойчивости развития социально-экономической системы региона // Известия российского государственного педагогического университета им. А.Г. Герцена. Общественные и гуманитарные науки. 2007. №9 (47) (0,8 п.л.).

Статьи и тезисы докладов в научно-тематических сборниках

    1. Малашихина Н.Н. Теория рисков как экономическая основа рынка страховых услуг // Теория и практика переходной экономики в России: Материалы XVI научной сессии экономического факультета РГУ. – Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 1995 (0,2 п.л.).
    2. Малашихина Н.Н., Белокрылова О.С. Есть ли выгоды от гражданского страхования? // Сельские зори. 1997. № 5-6 (0,5/0,3 п.л.).
    3. Малашихина Н.Н. Неопределенность в производстве // Антикризисное регулирование экономики: принципы, направления и инструменты: Материалы XIX научной сессии экономического факультета РГУ. – Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 1999 (0,2 п.л.).
    4. Малашихина Н.Н. Формирование адаптивной к риску системы производства в АПК России // Молодые ученые экономисты о тенденциях развития экономики: Материалы XIX научной сессии экономического факультета. - Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 2001 (0,3 п.л.).
    5. Малашихина Н.Н. Экономическая безопасность как условие реализации национальных интересов // Проблемы интересов и стимулирования на современном этапе развития российской экономики (Коллективный монографический сборник научных работ). Деп. в ИНИОН РАН № 57165 17.04.02 (0,5 п.л.)
    6. Малашихина Н.Н., Киселёв В.В., Сибирёв Ю.В., Николаев В.П. Критерии развития Российского федеративного государства // Взаимодействие уровней власти в условиях федерализации (опыт России и Германии). – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2002 (0,3/0,1 п.л.).
    7. Малашихина Н.Н., Киселёв В.В. Концепция устойчивого развития региона // Дни науки. Научные труды №16: Материалы III региональной научной конференции. – Пятигорск: ПГТУ, 2002 (0,3 п.л.).
    8. Малашихина Н.Н. Показатели устойчивости регионального развития // Кавказские Минеральные Воды: проблемы и перспективы развития. – Пятигорск: Изд-во СКАГС, 2003 (0,5 п.л.).
    9. Малашихина Н.Н., Киселёв В.В., Молчанов Г.И. Информационные технологии при разработке экологического мониторинга системы эколого-экономических отношений КМВ // Кавказские Минеральные Воды: проблемы и перспективы развития. – Пятигорск: Изд-во СКАГС, 2003 (0,5/0,3 п.л.).
    10. Малашихина Н.Н. Согласование экономических интересов в процессе обеспечения устойчивого развития // Вопросы согласования и реализации экономических интересов в условиях формирования цивилизованного рынка (Коллективный монографический сборник научных работ). Деп. в ИНИОН РАН №58017 от 23.05.03 (0,5 п.л.).
    11. Малашихина Н.Н. Экологический мониторинг и устойчивое развитие региона // Экономические и институциональные исследования. 2003. Вып. 2(6). (0,5 п.л.).
    12. Малашихина Н.Н. Ключевые проблемы построения корпоративных интегрированных структур в российской промышленности // Экономические и институциональные исследования. – Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 2003.

      Вып. 4(8) (0,5 п.л.).

    13. Малашихина Н.Н., Киселёв В.В. Методический инструментарий мониторинга устойчивости регионального развития // Устойчивое развитие Юга России: состояние, проблемы, перспективы. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2003 (0,3 п.л.).
    14. Малашихина Н.Н. Устойчивое развитие региона (на материалах Ставропольского края) // 23 научная сессия экономического факультета РГУ. – Ростов н/Д, 2003 (0,2 п.л.).
    15. Малашихина Н.Н.Оценка устойчивости социально-экономического развития ЮФО // Экономика развития региона: проблемы, поиски, перспективы: Ежегодник. Вып. 4. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2004 (0,5 п.л.).
    16. Малашихина Н.Н., Крылова М.А. Моделирование регулирования и стимулирования рационального природопользования в регионе // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: Материалы международной научно-практической конференции. Ч. 2. – Тольятти: Волжский университет, 2004 (0,5/0,3 п.л.).
    17. Малашихина Н.Н., Крылова М.А. Проблема повышения эффективности регулирования и стимулирования процессов природопользования в регионах // Проблемы экологии в современном мире. – Тамбов, 2004 (0,2/0,1 п.л.).
    18. Киселёва Н.Н., Киселёв В.В. Ранговое распределение как метод интегральной оценки уровня развития региона // Стратегическое управление социально-экономическими и политическими процессами в регионе: история, современность, перспективы. – Ростов н/Д – Пятигорск: Изд-во СКАГС, 2004 (0,4 п.л.).
    19. Киселёва Н.Н., Киселёв В.В. Экономико-математическое моделирование социального развития ЮФО // Стратегическое управление социально-экономическими и политическими процессами в регионе: история, современность, перспективы. – Ростов н/Д – Пятигорск: Изд-во СКАГС, 2004 (0,5/0,3 п.л.).
    20. Киселёва Н.Н. Структурная динамика региональной экономической системы (на примере Ставропольского края) // Экономическая теория в XXI веке. Вып. 3 (10). – М.: Экономистъ, 2005 (0,5 п.л.).
    21. Киселёва Н.Н. Экономические пропорции Юга России: динамика и управление // Экономическая политика государства на Юге современной России. – Сочи, 2005 (0,5 п.л.).
    22. Киселёва Н.Н., Киселёв В.В. Проблемы и перспективы развития малых городов Юга России // Инновации в местном самоуправлении: Юг России в контексте национального и европейского опыта. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2005 (0,3 п.л.).
    23. Киселёва Н.Н., Панасенко Н.С. Экономические потребности и интересы в аспекте эколого-экономического взаимодействия // Экономические интересы и предпочтения трансформационного периода. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2005 (0,3 п.л.).
    24. Киселёва Н.Н. Формирование экономического ядра роста в экономике региона // Факторы и приоритеты социальной политики. – Ростов н/Д: Изд-во СКАГС, 2005 (0,3 п.л.).
    25. Киселёва Н.Н., Иванов Н.П. Методологические аспекты формирования качественной системы инновационного развития региона // Модернизация социоприродохозяйственной системы региона в интересах обеспечения экономического роста. – Ростов н/Д – Пятигорск: Изд-во СКАГС, 2006 (1,0/0,5 п.л.).
    26. Киселёва Н.Н., Киселёв В.В., Донев Д.Д. Экономико-математическое моделирование степени неоднородности экономического пространства макрорегиона // Модернизация социоприродохозяйственной системы региона в интересах обеспечения экономического роста. – Ростов н/Д – Пятигорск: Изд-во СКАГС, 2006 (0,6/0,4 п.л.).
    27. Киселёва Н.Н., Киселёв В.В., Донев Д.Д. Сравнительный анализ степени неоднородности экономического пространства Юга России // Модернизация социоприродохозяйственной системы региона в интересах обеспечения экономического роста. – Ростов н/Д – Пятигорск: Изд-во СКАГС, 2006 (0,6/0,4 п.л.).
    28. Киселёва Н.Н., Тележинская А.К. Мониторинг региональной экономической динамики с использованием информационных технологий // Модернизация социоприродохозяйственной системы региона в интересах обеспечения экономического роста. – Ростов н/Д – Пятигорск: Изд-во СКАГС, 2006 (0,5/0,3 п.л.).
    29. Киселёва Н.Н. Структурные циклы в экономике Южного федерального округа // Социально-экономические и правовые аспекты развития ЮФО. – М. – Пятигорск, 2006 (0,5 п.л.).
    30. Киселёва Н.Н., Кулешов А.М. Институциональные подходы к развитию аграрной сферы в условиях становления рынка // Стратегия обеспечения конкурентоспособности экономики: Материалы III международной Интернет-конференции экономического факультета РГУ. – Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 2006 (0,3/0,2 п.л.).
    31. Киселёва Н.Н. Методы сравнительной интегральной оценки уровня социально-экономического развития регионов // Материалы Международной научной конференции «Ломоносов – 2006». – М.: Изд-во МГУ,2006 (0,1 п.л.).
    32. Киселёва Н.Н. Методические инструменты исследования социально-экономической дифференциации субъектов Южного федерального округа // Институциональное проектирование и его роль в повышении эффективности государственной экономической политики: Материалы IV международной Интернет-конференции экономического факультета РГУ. – Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 2006 (0,3 п.л.).
    33. Киселёва Н.Н. Этноэкономическая составляющая системной организации Юга России // Успехи современного естествознания. 2007. №11 (0,3 п.л.).
    34. Киселёва Н.Н., Киселёв В.В. Региональная парадигма устойчивого развития социально-экономической системы региона // Успехи современного естествознания. 2007. №11 (0,3/0,2 п.л.).
    35. Киселёва Н.Н. Использование потенциала особых экономических зон в целях устойчивого развития региона Кавказских Минеральных Вод // Научная мысль Кавказа. 2007. Спец. выпуск (0,8 п.л.).
    36. Киселёва Н.Н., Киселёв В.В., Донев Д.Д. Математическое моделирование устойчивости регионального развития // Методы и алгоритмы прикладной математики в технике, медицине и экономике: Материалы VII Междунар. Науч.-практ. конф. – Новочеркасск: ЮРГТУ, 2007. Ч. 2 (0,3/0,2 п.л.).
    37. Киселёва Н.Н. Киселёв В.В., Донев Д.Д. Моделирование устойчивости развития южно-российских регионов // Ученые записки СКАГС. 2008. №1 (0,75/0,5 п.л.).
    38. Киселёва Н.Н., Тележинская А.К. Информационное моделирование пространственно-временной динамики отраслевой структуры Юга России // Информационные технологии, модели и методы исследования экономических, социальных и экологических систем. – Ростов н/Д – Пятигорск: Изд-во СКАГС, 2008 (0,5/0,3 п.л.).
    39. Киселёва Н.Н., Киселёв В.В., Донев Д.Д. Методический инструментарий диагностики уровня межрегиональной экономической дифференциации // Информационные технологии, модели и методы исследования экономических, социальных и экологических систем. – Ростов н/Д – Пятигорск: Изд-во СКАГС, 2008 (0,5/0,3 п.л.).
    40. Киселёва Н.Н., Киселёв В.В., Донев Д.Д. Оценка поляризации регионов Юга России с помощью методов экономико-математического моделирования // Информационные технологии, модели и методы исследования экономических, социальных и экологических систем. – Ростов н/Д – Пятигорск: Изд-во СКАГС, 2008 (0,5/0,3 п.л.).

Составлено автором  на основе исследования субъектной структуры системы управления воспроизводством окружающей среды

См.: Портер М. Конкуренция: Пер. с англ. – М.: Издательский дом «Вильямс», 2005.  С.291.

* Расчеты и графическое построение проведены с помощью разработанного на языке программирования Delphi приложения для работы с базами данных

Дружинин А.Г., Ионов А.Ч. Концептуальные основы регионализации экономики. – Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ, 2001. – С. 27.

Рассчитано по данным: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2002: Стат.сб./ Госкомстат России. – М., 2002. С.822-823, 852-853; Регионы России. Социально-экономические показатели. 2005: Стат. сб. / Росстат. – М., 2006. С. 20, 940-941, 976-977; Социально-экономическое положение Южного федерального округа в 2006 году: Стат.сб./Росстат. – М., 2007. С. 36, 37, 46.

Составлено автором на основе исследования кругооборота ресурсов между  различными подсистемами общества

Составлено автором на основе верификации разработанной методики оценки уровня развития региональных социально-экономических систем.

Здесь и далее составлено автором на основе оценки Парето-эффективности региональных социально-экономических систем Юга России.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.