WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ПРОМЫШЛЕННОГО РЫБОЛОВСТВА НА ОСНОВЕ РЕНТНЫХ ПОДХОДОВ

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

ТИТОВА Галина Дмитриевна

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

ПРОМЫШЛЕННОГО РЫБОЛОВСТВА

НА ОСНОВЕ РЕНТНЫХ ПОДХОДОВ

Специальность  08.00.05 - экономика и управление народным хозяйством

(экономика, организация и управление предприятиями, отраслями,

комплексами   промышленности)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук

Мурманск

2008


2

Диссертационная работа выполнена в Санкт-Петербургском Научно-исследовательском Центре экологической безопасности РАН

Научный консультант:

заслуженный работник высшей школы РФ, доктор экономических наук, профессор Кибиткин Андрей Иванович

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор Столбов Александр Григорьевич

доктор экономических наук, профессор Шевчук Анатолий Васильевич

доктор экономических наук, профессор Шпаченков Юрий Александрович

Ведущая организация:

ГНИУ Совет по изучению производительных сил Министерства экономического развития РФ и Российской академии наук

Защита диссертации состоится "17" ноября 2008 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 307.009.01 в Мурманском государственном техническом университете   по адресу:  183010, г. Мурманск, ул. Спортивная, 13.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Мурманского государственного технического университета

Автореферат разослан "    " октября 2008 года

Ученый секретарь диссертационного Совета,

кандидат экономических наук, доцент                                     А.Н. Савельев


3

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Рыболовство в прибрежных морях Мирового океана имеет повышенную социальную значимость, поскольку в пределах 60 км от береговой линии проживает более половины населения планеты, для малоимущей части которого рыбные промыслы зачастую являются единственным видом деятельности. Труд рыбака обеспечивает не только занятость для 7-12 человек в рыбохозяйственной инфраструктуре (сетевязание, рыбопереработка, судоремонт, судостроение, машиностроение и т.д.) и налоговые поступления, но во многих странах и продовольственную безопасность.

В середине XX столетия появились четкие тенденции истощения запасов водных биологических ресурсов (ВБР) в прибрежных морях, стали обостряться рыболовные конфликты между странами. Многие государства в одностороннем порядке объявили суверенитет над использованием ВБР в пределах от 12 до 200 миль от своих берегов. В целях противодействия этим явлениям в 1982 г. была принята Конвенция ООН по морскому праву, по которой прибрежные страны получили право устанавливать 200-мильные исключительные экономические зоны (ИЭЗ) и осуществлять в них суверенные права по разведке, добыче и сохранению живых и неживых ресурсов (ст. 56). В ИЭЗ, где добывается более 90 % мирового улова, был прекращен режим открытого доступа к ресурсам не только для иностранных судов, но и введены ограничения для собственного флота. Новый правовой режим создал благоприятную почву для развития рентных отношений и позволял прибрежным государствам взимать плату за право пользования ВБР. Наряду с этим рентные подходы могли использоваться в практике регулирования рыболовства для снятия избыточных промысловых нагрузок при добыче ВБР, пользующихся повышенным спросом на рыбных рынках. Однако новые возможности не дали ожидаемых результатов: в мировом рыболовстве продолжали нарастать признаки системного кризиса.

Не принесли ощутимых успехов и решения Конференции ООН по охране окружающей среды и развитию в Рио-де-Жанейро (1992), содержащие исчерпывающий перечень мероприятий для воплощения в практике регулирования рыболовства принципов устойчивого развития, а также Кодекс ответственного рыболовства (ФАО, 1995) и Соглашение по трансграничным и далеко мигрирующим рыбным запасам (1995), предписывающие использование в системе управления рыболовством экосистемных и предосторожных подходов и тоже направленные на повышение его устойчивости. Истощение запасов промысловых видов продолжается. Это происходит из-за неразработанности методов перевода разноплановых критериев устойчивости рыболовства в плоскость принятия управленческих решений. Серьезными препятствиями на пути перехода к экосистемному управлению является отсутствие действенного экономического механизма защиты сырьевой базы рыбной отрасли, а также неразвитость финансовых рычагов обеспечения устойчивости промышленного рыболовства.

Следует отметить, что под российскую юрисдикцию перешли ИЭЗ наиболее продуктивных морей Мирового океана: Баренцева, Берингова и Охотского. К тому же Россия стала правопреемником советского рыболовства, получив не менее 9/10 основных фондов, которым обладал рыбохозяйственный комплекс СССР. Но доставшееся богатство используется крайне нерационально.


4

Все присущие мировому рыболовству признаки системного кризиса в России имеют наиболее острые проявления. Несмотря на это, вместо формирования экономического механизма обеспечения устойчивого развития промышленного рыболовства сообразно национальным особенностям и интересам Россия предпочитает идти по пути некритического заимствования чужого опыта. В условиях глобализации подобная практика несет угрозу не только экологической и продовольственной, но и национальной безопасности.

Таким образом, существующее положение обусловливает необходимость и актуальность разработки экономических основ устойчивого развития промышленного рыболовства в зонах национальной юрисдикции.

Цель исследования — решение научной проблемы формирования механизма экономического обеспечения устойчивого развития промышленного рыболовства в зонах национальной юрисдикции на основе рентных подходов в условиях роста тенденций глобализации экономики и биоресурсных ограничений.

Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих задач:

  1. выявление корневых причин возникновения системного кризиса в мировом рыболовстве, негативных последствий глобализации и разработку рекомендаций по преодолению кризисных явлений в российском рыболовстве;
  2. раскрытие растущей роли биоэкономики и ее задач в обеспечении устойчивого развития системы промышленного рыболовства;
  3. обоснование методологии и методов защиты сырьевой базы рыболовства с использованием приемов стоимостной оценки услуг морских экосистем и запасов ВБР как природного капитала;
  4. обоснование: объективной необходимости использования рентных подходов в системе регулирования рыболовства; методов выявления рыбопромысловой ренты; целесообразности проведения налоговой реформы в рыболовстве и механизма переноса бремени налогов на рентные платежи за ВБР;
  5. обоснование методов моделирования при проведении биоэкономического анализа и выборе политики обеспечения устойчивого развития рыболовства;
  6. реформирование нормативно-правовой базы рыболовства с точки зрения обеспечения устойчивого развития рыбной отрасли и возможности перехода к рентным отношениям на рыбных промыслах.

Объект исследования система промышленного рыболовства в зонах национальной юрисдикции.

Предмет исследования — теория, методология и методы формирования механизма экономического обеспечения устойчивого развития промышленного рыболовства на основе рентных подходов в условиях глобализации экономических процессов.

Исследование выполнено в соответствии с п. 15.2 Паспорта специализаций ВАК (экономические науки) «Формирование механизмов устойчивого развития экономики промышленных отраслей, комплексов, предприятий».

Степень разработанности проблемы. Научные основы устойчивого развития в целом и устойчивого рыболовства, в частности, заложены в работах Ф.И. Баранова, Ф. Беркеса, В.Г. Горшкова, А.Г. Гранберга, В.И. Данилова-Данильяна,   В.В. Денисова, В.К. Донченко, Ю.И. Кокорева, К.Я. Кондратьева,

Далее в понятии «промышленное рыболовство» термин «промышленное» для краткости опускается.


5

К.С. Лосева, В.А. Мейснера, Н.Н. Моисеева, К. Фольке, С. Ханны, А.Д. Урсула, А. Чарльза, С. Юдичелло и др.

В области развития научных основ биоэкономики следует отметить труды Л.Р. Брауна, С.Н. Бобылева, Д.А. Диксона, В.В. Ивченко, Дж. Любченко, О.Е. Медведевой, СИ. Никонорова, Н.В. Осетровой, Л.Ф. Скуры, В.А. Теплицкого, В.В. Шевченко, Л.С. Шеховцевой и др.

Теория природной ренты, методология и практика стоимостной оценки богатств природы в системе национальных активов разрабатывалась многими авторами. В числе наиболее значительных отметим труды М. Блауга, Е.М. Бухвальда, Г.К. Войтоловского, Р.В. Гаврилова, И.П. Глазыриной, К.Г. Гофмана, М. Гэффни, П. Дасгупты, X. Дэйли, В.В. Ивченко, Л.В. Канторовича, Р. Костанзы, Н.Н. Лукьянчикова, Д.С. Львова, К. Маркса, А. Маршалла, Дж. Ст. Милля, В.А. Мурина, Л.И. Нестерова, В. Петти, А. Пигу, Д. Рикардо, Е.А. Романова, А. Смита, Дж. Стиглица, С.Г. Струмилина, И. фон Тюнена, Ф. Харри-сона, Дж. Хила, А.В. Шевчука, Л.С. Шеховцевой, Э.И. Ширкова, К. Эрроу, Ю.В. Яковца и др.

В области международно-правовых условий пользования ресурсами Мирового океана, а также при обосновании вызовов и угроз глобализации существенные результаты представлены в трудах А.П. Алхименко, Г.К. Войтоловского, АН. Вылегжанина, В.А. Корзуна, Н.А. Косолапова, В.П. Синецкого, М. Хадсона, Д. Картена и др.

Работы А.П. Алексеева, В.А. Дергачева, А.А. Елизарова, Б.Н. Котенева, Г.Г. Матишова, П.А. Моисеева, Т.С. Раса вносят существенный вклад в решение проблем морской биологии и биоэкономического районирования промысловых зон Мирового океана.

Проблемам информационного обеспечения и моделирования природопользования посвящены публикации Г. Гордона, В.В. Захарова, В.Ф. Крапивина, Д.Д. Недосекина, СВ. Прокопчиной, В.В. Растоскуева, Л.А. Петросяна, А. Дж. Родригеса, М. Шефера и др.

Однако, несмотря на наличие большого числа научных публикаций по отдельным направлениям экономики рыбной отрасли, проблема экономического обеспечения устойчивого развития промышленного рыболовства не исследовалась с системных позиций. Поэтому в диссертации обосновываются теоретические, методологические положения и методы использования в практике регулировании рыболовства рентных подходов, которые позволяют создать целостную завершенную систему знаний для комплексного решения проблем устойчивого развития рыболовства.

Информационной базой исследования являются: статистические данные ФАО, Всемирного банка (ВБ) и Госкомстата РФ, ИС «Рыболовство», международные договора и соглашения по устойчивому развитию, в области морского права и рыболовства, а также действующие в РФ законодательные, нормативно-правовые и инструктивно-методические документы по рыболовству.

Методика исследований. Природа исследуемого объекта и разнообразие направлений анализа обусловили необходимость использования различных методик проведения работы, которые включают: ретроспективный анализ развития научных теорий и областей знаний, относящихся к предмету исследования; системный анализ на основе междисциплинарных подходов; формирование методологических и методических принципов биоэкономического анализа


6

в рыболовстве; апробацию разработанных положений в научных, законодательных и управленческих организациях. Защищаемые научные положения:

  1. Устойчивое развитие промышленного рыболовства может быть обеспечено только путем выявления и устранения корневых причин системного кризиса в рыбной отрасли. Необходимость преодоления кризисных явлений в рыболовстве, а также нивелирования негативных последствий глобализации мировой экономики требуют разработки научных основ механизма экономического обеспечения устойчивого развития рыболовства сообразно национальным особенностям и традициям ведения рыбных промыслов.
  2. В становлении теоретических и методологических основ устойчивого развития промышленного рыболовства актуализируется значение биоэкономики, позволяющей не только исследовать на основе междисциплинарных подходов взаимодействие экономических, социальных и экологических подсистем рыболовства в самых широких аспектах устойчивости, но и поднять систему защиты сырьевой базы отрасли с микроэкономического уровня на уровень макроэкономического регулирования.
  3. Наиболее эффективным экономическим инструментом защиты от истощения сырьевой базы рыболовства является оценка услуг морских экосистем и ВБР как природного капитала в системе национальных счетов (СНС) в текущей и капитализированной формах. Это позволит в динамике отслеживать их состояние по рыночным критериям и принимать адекватные политические и управленческие решения для сохранения запасов ВБР на неистощительном уровне в необозримой перспективе.
  4. Полномасштабное использование рентных оценок и подходов в обеспечении устойчивого развития рыболовства позволяет: объективно оценить налогооблагаемый потенциал сырьевой базы, приблизить налоговую систему к специфике ведения рыбных промыслов и направить часть рентных доходов для решения задач развития отрасли; нивелировать огромные различия экономических результатов добычи ВБР в разных по природно-географическим характеристикам зонах промысла и тем самым снизить теневые обороты, уровень браконьерства и правонарушений; сохранить от перелова запасы ценных видов.
  5. Сложность системы рыболовства как объекта управления обусловливает необходимость использования методов графического и экономико-математического моделирования, позволяющих сблизить междисциплинарные знания при проведении биоэкономического анализа и обеспечить оптимальное равновесие экономических, социальных, экологических, технологических и иных целей и критериев устойчивости при формировании стратегии развития отрасли.
  6. Для обеспечения устойчивого развития рыболовства и создания эффективной системы защиты сырьевой базы рыболовства требуется устранить изъяны российского законодательства о рыболовстве, которые не позволяют реализовать рентные подходы в практике регулирования отрасли.

Научная новизна диссертации. В работе обоснованы теоретические и методологические подходы к созданию механизма экономического обеспечения устойчивого развития системы промышленного рыболовства России на основе рентных подходов. Для рыболовства наиболее эффективными являются составляющие этого механизма, базирующиеся на использовании рентных оценок и


7

подходов. Многие из них являются внешними для отрасли и требуют принятия стабилизирующих мер на макроэкономическом уровне: налоговая система и инструментарий приведения ее в соответствие со спецификой рыболовства; фонды поддержки отрасли; протекционизм при завоевании мировых рыбных рынков (по аналогии с развитыми странами); правовые гарантии обеспечения устойчивого социально-экономического развития; методы защиты сырьевой базы в условиях планируемой активизации морской деятельности и т.д.

Наиболее значимые научные результаты, полученные в ходе диссертационного исследования и определяющие вклад автора в науку, следующие:

•   выявлены признаки, подтверждающие нарастание проявлений систем

ного кризиса в мировом рыболовстве, и установлены его корневые причины.

Основные из них: несоответствие либеральных схем регулирования специфике

рыболовства (свободная торговля индивидуальными квотами ВБР и придание

им статуса ценных бумаг); возможность получения на промыслах сверхприбы

лей, не облагаемых налогами; преобладание геополитических мотивов при суб

сидировании рыболовства в развитых странах, приведшее к значительному

превышению промысловых мощностей над возможностями сырьевой базы;

  1. раскрыто принципиально новое предназначение биоэкономики в обеспечении устойчивого развития рыболовства. Сформулированы взаимосвязанные и взаимодополняющие направления биоэкономических исследований на микро- и макроэкономическом уровнях, позволяющие повысить эффективность экономического механизма защиты сырьевой базы рыболовства в условиях активизации морской деятельности и приблизить практику макроэкономического регулирования к специфике отрасли;
  2. предложены новые методологические принципы и методы стоимостной оценки ВБР и услуг экосистем как природного капитала в СНС с использованием рентных и других оценок по модели «выгоды - затраты», а также денежных оценок на основе косвенных приемов: имитаций в форме сконструированного рынка, аналогий по альтернативным методам производства ВБР и экологических услуг, методов гедонистического ценообразования и др. При невозможности применения денежных оценок предложены методы использования качественных характеристик, экспертных балльных оценок с ранжированием оценочных параметров по их весомости;
  3. обоснована несостоятельность попыток выявления рыбопромысловой ренты по либеральным схемам на аукционах квот ВБР. Предложены методы установления ее с использованием нормативных цен, нормативных издержек и посредством экономизации промысловых усилий. Обоснованы необходимость и этапы проведения налоговой реформы в рыболовстве, а также механизм переноса налогового бремени на рентные платежи за ВБР;
  1. показана возможность использования методов экономико-математического и графического моделирования в решении биоэкономических задач, в частности, при обосновании связи уровня промысловых усилий с уровнем ренты и другими доходами в рыболовстве;
  2. сформулированы предложения по законодательному закреплению в рыболовстве правовых гарантий   устойчивого развития и рентных отношений.

Практическая значимость диссертации. Результаты исследования позволяют поднять   на качественно новый уровень изучение и практическое ре-


8

шение социально-экономических проблем устойчивого развития промышленного рыболовства.

Исследования автора по налоговой политике в рыболовстве были использованы при подготовке доклада Госсовету при президенте РФ «Развитие и повышение конкурентоспособности рыбной промышленности России» (2004).

Предложения автора по совершенствованию правового механизма устойчивого развития рыболовства, воплощению рентных отношений на рыбных промыслах, необходимости проведения налоговой реформы включены в рекомендации парламентских слушаний в Совете Федерации ФС РФ (2003 и 2006) и Государственной Думе (1994, 1999, 2001).

Выводы и рекомендации работы по совершенствованию практики применения сборов за право пользования ВБР использованы Госкомрыболовством при подготовке предложений для Минфина РФ (2007).

Результаты изысканий нашли применение при разработке научно-исследовательского проекта, выполняемого СОПС Минэкономразвития РФ и РАН в рамках подпрограммы «Природа Мирового океана» Федеральной целевой программы «Мировой океан» (2003-2006), а также в проекте «Стратегия развития Приморского края до 2025 года» (2007).

Исследования автора по методологии биоэкономических оценок устойчивости социально-эколого-экономической системы рыболовства использованы при формировании Методологии глобальной оценки международных вод по проекту GIWA/UNEP/GEF, в рамках которого в 2000-2006 гг. проводилась комплексная эколого-экономическая диагностика тенденций изменения состояния 50-ти больших морских экосистем Мирового океана. Автор принимал участие в подготовке отчетов по обоснованию политики повышения устойчивости рыболовства в морях, прилегающих к территории России. Руководство ЮНЕП включило его в число научных консультантов, внесших наиболее значимый вклад в совершенствование Методологии GIWA.

Апробация работы:

Результаты исследований обсуждались на:

  1. «круглых столах» Экономического форума (Санкт-Петербург, 1997, 1998), 1-го и II-го Съездов по охране природы (Москва, 1995, Саратов, 1999);
  2. Всероссийских симпозиумах, конференциях и семинарах (Москва, 1995,1999, 2000, Санкт-Петербург, 1997, 1998;   Мурманск, 2005, 2008).
  3. международных научно-практических конференциях и симпозиумах (Владивосток, 2004; Москва, 1996, 1999, 2000;   Санкт-Петербург, 1998, 1999,
  1. 2002, 2004, 2005, 2008; Брайтон - Англия,  1997; Кальмар - Швеция, 2000,
  2. 2002; Оксфорд, 1998; Роскилд - Дания, 1995; Таллинн, 2001, 2002; Тром-се - Норвегия, 2003; Эдинбург, 2001; Петропавловск-Камчатский, 2007).

Предложения по совершенствованию рентной политики и налогового законодательства, законодательства о рыболовстве докладывались автором на парламентских слушаниях в Государственной Думе (1995, 1999; 2001) и Совете Федерации ФС РФ (2003 и 2006), а также обсуждались на «круглых столах» в Государственной Думе, Парламентском центре (1996, 1998, 1999, 2000) и Межпарламентской Ассамблее государств-участников СНГ (1995, 1999).

Публикации. По теме диссертации опубликовано более 100 работ, из них десять монографий и брошюр (4 - автора). Лично автором  подготовлены пуб-


9

ликации, объемом более 90 п.л. В изданиях, рекомендованных ВАК, опубликовано 8 статей.

Объем работы. Диссертация состоит из введения, трех частей, 11-ти глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 402 источников, в т.ч. 151 на иностранных языках, и 8 приложений. Работа изложена на 320 страницах, включая 12 таблиц и 23 рисунка.

Содержание диссертации

Введение

Часть I. Мировое рыболовство в условиях роста ресурсных ограничений и глобализации экономики

Глава 1. Кризис мирового рыболовства: причины и попытки преодоления

Глава 2. Угрозы глобализации

Глава 3. Переход рыболовства к устойчивому развитию

Глава 4. Сбои рыночных механизмов в рыболовстве и способы их нивелирования

Часть П. Биоэкономические   основы устойчивого развития промышленного рыболовства

Глава 5. Биоэкономика как междисциплинарная область знаний: методология и методы исследований

Глава 6. Методы биоэкономического моделирования в рыболовстве

Глава 7.   Рента   и рентные отношения

Часть III. Оценка последствий рыночных реформ в российском рыболовстве и механизм экономической стабилизации

Глава 8. Рыночные реформы и их последствия

Глава 9. Путь к экономической стабилизации рыболовства

Глава 10. Совершенствование налоговой политики на рыбных промыслах

Глава 11. Механизм перехода к рентоориентированному налогообложению рыболовства

Заключение

Литература

Приложения

  1. Перечень критериев устойчивого развития промышленного рыболовства
  2. Институты саморегулирования (соуправления) в мировом рыболовстве
  3. Права собственности и права пользования на рыбных промыслах
  4. Основные математические параметры поведенческой модели в рыболовстве
  5. Примерные параметры модели биоэкономической оптимизации
  6. Система мер по борьбе с выбросами в рыболовстве Норвегии
  7. Условия аренды рыболовных угодий согласно «Положению о порядке эксплуатации рыболовных угодий»   (от 25 августа 1921 года)
  8. Проект Технического задания Московского представительства Всемирного Банка по подготовке аналитического обзора на тему: «Оценка ренты от использования водных биоресурсов в России».

10

ОСНОВНОЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ,

ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Корневые причины системного кризиса мирового рыболовства в ИЭЗ и обоснование необходимости разработки теоретических и методологических основ экономического обеспечения его устойчивого развития

После перехода ИЭЗ под национальные юрисдикции прибрежные страны стали формировать политику управления рыболовством в них, которая была направлена на обеспечение приемлемого баланса двух разновекторных функций: (1) обеспечение продовольственной безопасности и занятости населения, создание стимулов к развитию промысла и росту уловов; (2) защита запасов ВБР от истощения (ограничение открытого доступа к ВБР, введение лимитов на пользование запасами основных промысловых видов, установление новых правил рыболовства и контроля промысловых усилий). Но, несмотря на ужесточение регулирующих правил, перелов популяций промысловых видов продолжает нарастать, проявления системного кризиса углубляются.

Выполненный в диссертации анализ позволяет утверждать, что основной причиной усиления кризисных тенденций стало нарушение баланса природоохранных и эксплуатационных целей в новой политике рыболовства в ИЭЗ в пользу последних. Это выразилось в росте субсидий, использовании льготных кредитов, ссуд и иных приемов государственной поддержки рыбных промыслов. Мотивацией для применения их были аргументы о важном социальном статусе рыболовства, необходимости повышения его конкурентоспособности на внешних рынках и вытеснения иностранных судов из ИЭЗ, а также направление национального флота в те районы Мирового океана, освоение которых отвечало не только экономическим, но и геополитическим интересам.

Однако для использования субсидий существуют и объективные причины, связанные с ухудшением условий промысла в традиционных зонах. Быстрый рост уловов в Мировом океане во второй половине XX века происходил за счет: освоения новых объектов промысла, зачастую менее ценных, чем прежние; расширения ареала рыболовства с перемещением его в экстремальные широты и воды с более разреженными популяциями ВБР; увеличения мощности и тоннажа промысловых судов и, как следствие, затрат на их содержание. Это привело к снижению экономической отдачи промысла.

По данным американских исследователей, в настоящее время суммарные ежегодные издержки на содержание мирового рыбопромыслового флота, составляющие более 90 млрд. долл. США, на 20 млрд. долл. превышают рыночную стоимость улова. Разница покрывается субсидиями. Альтернативой использованию субсидий может быть рост цен на рыбу-сырец примерно на 70% или же сокращение промысловых затрат на 43%. И тот, и другой варианты реализовать на практике в условиях постоянного роста цен на энергоносители и низкой платежеспособности большинства из потребителей морепродуктов весьма проблематично. Поэтому субсидирование рыболовства продолжается.





Вместе с тем субсидии привели к неуправляемому росту числа промысловых судов, суммарная мощность которых в настоящее время в 2 раза превышает возможности сырьевой базы. Подорвав запасы ценных ВБР в собственных ИЭЗ, развитые страны стали использовать субсидии для направления мощ-


11

ных судов к чужим берегам, включая Россию. Это несет экологические и социальные угрозы: практика свидетельствует, что рыбопромысловые ТНК, хищнически эксплуатируя чужие ресурсы, оставляют после себя истощенные морские экосистемы и социальный разлад.

Субсидии серьезно исказили условия честной состязательности на мировых рынках. Рыбная отрасль в странах, не использующих субсидии, к которым относится и Россия, существенно снижает возможности для расширенного воспроизводства, а рыболовство утрачивает конкурентоспособность.

Ошибки политики субсидирования усугублены изъянами в политике распределения прав пользования ВБР. Вследствие негативного отношения западных политиков к общественной собственности, которую, по сути, приобрели природные ресурсы в ИЭЗ, была сделана попытка наделить «рыбу в море» статусом частной собственности. Схема передачи ВБР в частную собственность строилась на распределении общих допустимых уловов (ОДУ) между рыбаками по историческому праву в виде индивидуальных квот и разрешении свободной торговли ими . Предполагалось, что подобный шаг: (1) создаст эффект единственного владельца для ВБР и положит конец их перелову; (2) позволит выявить истинную рыночную ценность ВБР, рентные доходы на промысле и уровень изъятия их в бюджет.

Однако в результате свободной торговли квотами возросли конфликты среди рыбаков за обладание рентоприносящими ВБР, увеличилось недоверие рыбацкого сообщества к действиям властей, расширились масштабы браконьерства, противоправных сделок и коррупции при одновременном росте затрат на содержание бюрократии. Был разрушен уклад жизни прибрежных рыбацких общин, ускорились тенденции деградации морских экосистем, рухнули такие ценности, как исторически сложившиеся традиции, культура рыболовства, чувство профессиональной солидарности рыбаков. Торговля квотами притянула к себе глобальные финансовые интересы. Произошла концентрация рентных доходов в руках меньшинства. Владельцы гигантских квот приобрели достаточную мощь в навязывании своей политики рыболовства не только в национальных границах, но и в глобальных масштабах.

Необходимость покупки квот стимулировала гонку за сверхприбылями при добыче одного вида и привела к росту выбросов за борт пищевой рыбы, не являющейся целевым объектом промысла или имеющей низкую рыночную ценность. В настоящее время в мире за борт выбрасывается пятая часть улова при белковом голоде, испытываемом миллиардами людей.

Рыночные схемы выявления рыбопромысловой ренты также не оправдались: рентный доход переместился в теневую сферу, поскольку рынки квот и добытой рыбы - это зачастую бартерные сделки. Затраты на добычу ВБР и доходы, отраженные в официальной отчетности, как правило, фиктивны и не дают качественной информации, необходимой для регулирования рыболовства.

Таким образом, практика лишь подтвердила, что специфика рыболовства существенно снижает рыночные ожидания, поэтому использование примитивных рыночных шаблонов в регулировании рыболовства лишь усугубляет кри-

2 Многие исследователи считают (автор придерживается аналогичной точки зрения), что в силу специфики объекта собственности, квоты ВБР все же носят форму квазичастной собственности (quasi-property right), что, однако, не меняет суть приватизации общих ресурсов.


12

зис. Это объясняется тем, что, во-первых, на рынках квот приходится иметь дело с виртуальными капитальными активами, т.к. никто не может владеть ВБР в истинном смысле понятий «владение» или «собственность». Во-вторых, иррациональность ситуации объясняется недостаточностью знаний о законах функционирования морских экосистем и, как следствие, низкой достоверностью научных прогнозов, на основе которых определяются ОДУ и количество прав на промысел, выставляемое на продажу.

И, наконец, зыбкость политики придания индивидуальным квотам ВБР статуса ценных бумаг обусловлена тем, что она вводилась на фоне четко выраженной тенденции истощения ресурсов, т.е. утрате ими рыночной ценности как капитальных активов и снижения окупаемости инвестиций в рыболовство. Поэтому квотовладелец не может быть уверен в получении устойчивых дивидендов от принадлежащей ему собственности так, как уверен в этом землевладелец. За квотами ВБР стоит лишь узаконенное право ожидания выловить установленный объем того или иного объекта промысла, хотя оплата этого права до вылова отвлекает немало средств из производственной сферы.

Тем не менее, как только началась торговля котами, появились опасные иллюзии относительно повышения устойчивости рыболовства. В их основе лежит доверие западного общества к банковским сертификатам и процентам, форму которых обрела «рыба в море». Квоты стали использоваться для получения кредитов под залог, а рыбаки на этой основе — выстраивать планы выживания на длительную перспективу, т.е. истощающиеся ресурсы начали играть новую роль в экономике: обесценивание природного капитала позволяло обновлять технические средства и увеличивать промысловые нагрузки.

Инициаторы торговли квотами проигнорировали известные положения экономической теории о «провалах рынка», причиной которых является неэластичность предложения товаров и услуг, т.е. неустранимый дефицит, при котором рынок перестает справляться с отведенной ему ролью регулятора оптимальной распределительной эффективности. Это вызывает ценовые деформации (явление, которое до недавнего времени приписывалось плановой экономике или экономике дефицита) и возрастание рентоориентированных мотиваций агентов рынка взамен честной состязательности. Но если в плановой экономике деформации цен корректировались «рукой государства» (в данном случае не столь важно, насколько успешно это делалось), то в рыночных условиях устранить их сложнее, т.к. при дефиците сырья ценами манипулирует «невидимая рука» теневой экономики (ТНК, естественные монополии, сырьевые спекулянты, коррумпированные чиновники и т.д.).

Особенно разрушительны последствия торговли квотами ВБР в российском рыболовстве, где изменения правового режима в Мировом океане, негативно сказавшиеся на результатах промысловой деятельности, усугубились ошибками рыночных реформ. В результате произошло снижение общего вылова рыбы и морепродуктов с 7,8 (1990) до 3,2 млн. т (2007) и перемещение России со второго места в конец десятки лидеров мирового рыболовства. Промысел из рентабельного стал убыточным. Быстрыми темпами стали расти кредиторская задолженность, моральное и физическое старение промыслового флота, снизились затраты на научный поиск и квалификация кадров. Была разрушена береговая перерабатывающая база. Наиболее рентабельные и высокотехнологичные виды деятельности сместились в соседние страны. Возрос экспорт


13

сырья притом, что уровень среднедушевого потребления рыбы и рыбопродуктов населением снизился с 23 до 12 кг/год (при среднемировом уровне в 15 кг, а в развитых странах — от 20 до 60 кг). Более 90 % экспорта составляют рыботовары низкой степени переработки, тогда как в соседних странах основная доля добавленной стоимости (и налоговых поступлений) формируется на циклах переработки сырья и реализации продукции. Рост уровня безработицы в рыбном секторе привел к депопуляции населения на морских побережьях.

Однако вместо того, чтобы повысить роль государства в регулировании рыболовства с целью выхода из системного кризиса и использовать для этого меры государственной поддержки, анлогичных тем, что применяются западными странами, российские политики пошли по пути дальнейшей либерализации рыночных отношений: в 2001 г. была введена торговля квотами ВБР на аукционах. Это произошло спустя 15 лет после того, как торговлю «рыбой в море» начали развитые страны, были известны негативные последствия торгов и   стали предприниматься попытки для их нивелирования.

К старту рыбных аукционов в России появились признаки того, что отрасль начала оживать от потрясений «шоковых» реформ. С 1995 г. стали прирастать уловы. В 1998-2000 гг. производство морепродуктов в целом стало рентабельным. Но с началом торгов квотами рост уловов прекратился, произошло снижение его с 4 млн. т в 2000 г. до рекордно низкого уровня - 2,9 млн. т. в 2004 г. Уровень рентабельности вновь обрел отрицательные значения.

Платежи за ВБР, введенные в дополнение к другим налогам, подняли налоговое бремя на промыслах до недопустимого уровня. За 2000-2004 гг. федеральный бюджет получил от платы за ВБР 47,5 млрд. руб., что в расчете на год составляет 9,5 млрд. руб. В отрасль же за рассматриваемый период возвращалось около 4 млрд. руб./год. Этих средств не хватает даже на оплату содержания органов государственного управления рыболовством и финансирование работ по изучению и охране ВБР, не говоря уже об использовании части поступлений от платы за ресурсы на цели стабилизации. Необходимость покупки квот побуждала рыбаков прибегать к кредитам, увеличила и без того огромный недостаток оборотных средств, что привело к чрезвычайному финансовому истощению отрасли.

Проведенный анализ позволил автору изъяны в политике свободной рыночной торговли квотами ВБР выразить в виде следующих вопросов:

  1. Как соблюсти баланс частных и общественных интересов при передаче общенациональных ресурсов в частные руки?
  2. Как преодолеть негативные социальные последствия закупки квот ВБР впрок и концентрации их в руках меньшинства, неизбежного роста монопольных проявлений и получения меньшинством не только экономической, но и политической власти?
  3. Насколько допустима «утечка» квот из отрасли и передача права владения банкам, нефтяным и прочим состоятельным в финансовом отношении корпорациям (по схемам финансового поглощения, распространенным в других секторах экономики)?

3 Другие налоги и социальные отчисления составляют в отрасли порядка 6 млрд. руб.

4 По расчетам специалистов, для модернизации флота и восстановления береговой инфраструктуры на

начальном этапе потребуется вкладывать в рыбохозяйственный комплекс порядка 20 млрд. долл. США.


14

  1. Почему в дискуссиях о передаче квот в частные руки проблема эффективности концентрируется на уровне логики судовладельца: максимальная частная выгода при минимальных затратах? Какие выгоды от передачи квот в собственность судовладельцам получат члены экипажей промысловых судов и как защитить их от произвола владельцев квот? Как быть с эффективностью рыбохозяйственного комплекса в целом? Что ждет прибрежные рыбацкие общины и местную экономику, жизнедеятельность которых полностью или в значительной мере зависит от рыболовства, при концентрации квот в руках крупных судовладельцев?
  2. Как в условиях огромного влияния на результаты промысловой деятельности природно-географических (включая природную цикличность и нестабильность сырьевой базы), экологических и внешних факторов снизить уровень риска и обеспечить гарантии для получения в рыбохозяйственном комплексе стабильных доходов?
  3. Как создать равные экономические условия при промысле разнокачественных ресурсов и исключить погоню за рыбопромысловой рентой?
  4. Каковы гарантии сохранения запасов ВБР от дальнейшего истощения при осуществлении политики, стержнем которой является «товаризация» квот? Что нужно сделать для обеспечения приемлемого баланса стремлений к получению сиюминутных выгод и сохранения выгод в необозримом будущем?
  5. Каковы возможности компенсации изъянов политики передачи квот в частные руки, если она войдет в противоречие с интересами большинства рыбаков?
  6. Не окажется ли быстрота распространения законов рынка в рыболовстве препятствием на пути поиска других (нерыночных) схем его регулирования, которые по сумме преимуществ (социальные, природоохранные выгоды, соображения этики и т.д.) могут оказаться более приемлемыми для перехода к устойчивому развитию рыболовства?

Стереотипный рыночный подход не позволяет дать ответ на перечисленные вопросы, поскольку предлагаемые неоклассической экономикой (НКЭ) методы и средства анализа не способны адекватно отражать тот факт, что рыбные промыслы - это специфический, высоко рискованный вид деятельности, своеобразно зафиксированной в пространстве, времени, внутренних и внешних связях, экономические результаты которой определяются состоянием деградирующей сырьевой базы и быстрой ее изменчивостью. Все это в совокупности ведет к низкой оправдываемости принимаемых решений.

В подобных условиях дальнейшая либерализация промысла в виде создания вторичного рынка квот ВБР и следование другим прописям рыночного фундаментализма, а также использование в регулировании рыболовства ограничительных мер биологического, организационного и технического характера не принесут ожидаемого эффекта. Возможность преодоления системного кризиса рыболовства автор связывает с полномасштабным переходом его на принципы устойчивого развития и созданием механизма экономического регулирования рыбных промыслов с использованием рентных оценок и подходов, а также с усилением роли государства в решении задач развития отрасли.


15

2. Роль и задачи   биоэкономики в   создании   научных   основ устойчивого развития промышленного рыболовства

Под устойчивым развитием понимается социально-экономическое развитие, не разрушающее природную среду, обеспечивающее непрерывный прогресс общества и не ставящее под угрозу возможность будущих поколений удовлетворять свои потребности в ресурсах природы. В основе парадигмы устойчивости лежит принципиальное различение понятий «развитие» и «рост». Неограниченный рост, отражающий количественную сторону экономических процессов, при накладываемых природой ограничениях не может быть устойчивым. Поэтому устойчивое развитие знаменует собой переход к управляемому, поддерживаемому, регулируемому развитию в пределах хозяйственной емкости природных экосистем при качественном совершенствовании технологий природопользования. При обсуждении проблем устойчивости рыболовства в ИЭЗ речь должна идти о том: (1) как функционировать рыбной отрасли при: наличии ресурсных ограничений, росте уровня антропогенного воздействия на морские экосистемы, ярко выраженной природной цикличности естественного базиса (урожайные и неурожайные годы), и (2) как снизить проявления системного кризиса, обусловленного изъянами в политике регулирования рыбных промыслов

До сих пор решение проблемы устойчивости рыболовства фокусируется на ОДУ и экосистемных подходах, т.е. на ограничении объемных показателей промысла. Это сводит систему государственного регулирования преимущественно к поиску ответа на вопрос: сколько рыбы можно выловить сегодня, чтобы не снизить уловы завтра. Подобная сосредоточенность не может обеспечить положительные социально-экономические изменения в отрасли.

Анализ содержания категории и целей устойчивого развития в нормативно-правовых документах и публикациях позволяет автору связать устойчивость рыболовства с тремя ключевыми компонентами: экологической, социально-экономической и институциональной устойчивостью.

Экологическая устойчивость объединяет проблему поддержания запасов промысловых ВБР на неистощительном уровне с проблемами сохранения биоразнообразия и здоровья морских экосистем.

Социально-экономическая — направлена на обеспечение долгосрочного социального и экономического благополучия рыбацкого сообщества и рыбной отрасли в целом в условиях нестабильности сырьевой базы и повышенной рискованности рыболовства как вида коммерческой деятельности. Она также включает проблемы проживания изолированных рыбацких сообществ и сохранения исторически сложившихся традиций, культуры и опыта ведения прибрежного рыболовства

Институциональная устойчивость предусматривает создание соответствующих специфике отрасли правовых, управленческих, организационных, экономических, финансовых, налоговых, научных, кадровых и иных предпосылок стабильности в долгосрочной перспективе, которые способны обеспечивать устойчивость двух названных выше компонентов. При огромном влиянии на экономические результаты рыболовства природно-географических факторов (природной цикличности естественного базиса, различий зон промысла по продуктивности, местоположению, рыночной ценности гидро-бионтов и т.д.) большое значение приобретает наличие    в отрасли инсти-


16

туционального механизма выравнивания условий добычи разных по качеству ВБР в различных зонах промысла и целевых финансовых фондов для защиты предпринимателей при форс-мажорных обстоятельствах.

В последнюю четверть века проблемы, связанные с поиском путей устойчивого развития, находятся в фокусе внимания формирующейся новой области знаний экологической экономики» или «экоэкономики» {«Ecological Economics», «Eco-economics»), одним из направлений которой является биоэкономика. Экоэкономика принципиально отличается от экономики природопользования {Environmental Economics), появившейся после Стокгольмской конференции ООН по охране окружающей среды (1972) и базирующейся на инструментарии НКЭ, механизм которой работает по формуле «загрязнитель -платит». В основе НКЭ лежат «рыночные ценности» и «рыночное поведение» экономических агентов, ориентирующихся на получение сиюминутной максимальной прибыли при игнорировании ценностей, не имеющих рыночной оценки, в разряд которых попадает подавляющее большинство из услуг естественных экосистем . В силу этого НКЭ не может противостоять дальнейшей деградации окружающей среды. Поэтому основное предназначение экоэкономики - устранение «провалов рынка», вызванных тем, что рыночные цены не отражают стоимость экологических услуг, являющихся общественно важными товарами. Новая дисциплина внесла коррективы в понятие природный капитал. Если до 1990-х под ним понималась «совокупность природных ресурсов, которые используются и могут быть использованы для производства товаров», то экоэкономика стала трактовать его как «совокупность природных активов, предоставляющих человечеству природные ресурсы и экологические услуги». Она строится на максимально возможной стоимостной оценке и учете внешних для производства природных факторов, направлена на интер-нализацию экстерналий {internalizing externalities), возникающих в процессе их использования, и призвана создать систему производства и потребления, находящуюся в состоянии устойчивого равновесия с окружающей средой.

Что касается биоэкономики, то, строго говоря, отсчет становления этих знаний в российском рыболовстве следует вести с теории рационального рыболовства, впервые и наиболее полно сформулированной в трудах Ф.И. Баранова (1918) и В.И. Мейснера (1925). В начале 1930-х под руководством академика Л.С. Берга на Северо-Западе страны были предприняты попытки кадастровых исследований промысловых водоемов с учетом экономической составляющей. На Дальнем Востоке результатом аналогичных работ явилась монография М.И. Чеснокова «Рента и арендные отношения в рыбном хозяйстве» (1933), где автор попытался изложить методологию использования рентных подходов при регулировании рыболовства. К сожалению, исследования рентных отношений приостановились в середине 1930-х гг. вместе с провозглашенным государством лозунгом о бесплатном пользовании дарами природы.

После Стокгольмской конференции ООН интерес к биоэкономическим проблемам вернулся. Существенный вклад в их решение внесли Г.К. Вой-толовский, В.О. Журавков, В.В. Ивченко, И.Б. Митяева, В.А. Мурин, Л.С.

Под услугами естественных экосистем или экологическими услугами понимается поток услуг жизнеобеспечения, в число которых наряду с используемыми природными ресурсами входят: подержание устойчивых состояний природных сред, обеспечение циклов питания, способность экосистем к ассимиляции загрязнений, рыбопродуктивность водоемов, биоразнообразие, генетическая библиотека, природные красоты и т.д.


17

Шеховцева и др. исследователи, пытавшиеся привлечь внимание руководства отрасли к необходимости экономизации сырьевых прогнозов и ведения кадастра промысловых зон Мирового океана на основе рентных оценок и подходов. К началу рыночных реформ эти знания еще не приобрели системного характера, больше отвечали реалиям плановой экономики и с 1992 г. прервались из-за очередной утраты к ним интереса со стороны государства.

Вместе с тем идеология устойчивого развития требует перехода биоэкономики на качественно новый уровень. Ее задачи выходят за рамки методов оценки вреда, причиняемого хозяйственной деятельностью запасам ВБР в локальных условиях, а также приведения в соответствие с ресурсным потенциалом мощностей промыслового флота, на чем в настоящее время акцентируется внимание российских ученых. За рубежом же исследователей все больше интересуют макроэкономические оценки водных экосистем и запасов ВБР как природного капитала и методы соотнесения локальных (микроэкономических) оценок причинения им вреда с макро- и мегаэкономическими последствиями.

В свете современных требований биоэкономика рассматривается как некое интеллектуальное поле, в котором на междисциплинарных подходах изучаются взаимодействие экономических, социальных и экологических систем. Она нацелена на понимание целостности законов системы природа-общество и обеспечение на этой основе оптимального равновесия геополитических, экономических, социальных, культурных, экологических, технологических и иных целей устойчивого использования ВБР. К базовым понятиям биоэкономики относят не только ОДУ, прибыль и экономическую эффективность промысла. Прибыль (и особенно сверхприбыль) принимается биоэкономикой при условии, что погоня за ней не ведет к деградации морских экосистем, разрушению уклада жизни прибрежных рыбацких сообществ и снижению среднедушевого потребления населением морепродуктов. Свободную конкуренцию и степень государственного вмешательства в частнопредпринимательскую деятельность биоэкономика рассматривает не в противоречии одна другой, а только как инструменты достижения цели сохранения ресурсов общенациональной собственности в ИЭЗ. Их относительное значение может меняться в пространстве и времени с учетом состояния запасов ВБР.

Анализ методологических основ экоэкономики позволил сформулировать ключевые проблемы биоэкономики в повышении устойчивости рыболовства и предложить в диссертации пути решения части из них. К этим проблемам можно отнести:

  1. Обеспечение оптимального баланса экономических, социальных и экологических целей использования ВБР в ИЭЗ для придания рыбохозяйственной деятельности устойчивости в долгосрочной перспективе.
  2. Денежную оценка гидробионтов и услуг морских экосистем как имеющих традиционную рыночную оценку, т.е. выставляемых на продажу, так и не имеющих ее, как природного капитала.
  3. Интернализацию экстерналий, т.е. введение природной среды по реальным ценам в сферу производства, финансово-кредитную и бюджетную системы. Изменение механизма ценообразования так, чтобы рыночные цены отражали социальную и экологическую реальность.
  4. Формирование экономического механизма защиты сырьевой базы рыболовства на основе рентных оценок и подходов.

18

    • Сближение целей и задач микро- и макроэкономических оценок использования ВБР для принятия экологически и социально выверенных политических и управленческих решений.
    • Поиск методов интегрирования пересекающихся экологических, экономических и социальных проблем в целях биоэкономической корректировки критериев экономического роста.
    • Создание эффективного механизма приведения в соответствие мощностей рыбопромыслового флота с объемами запасов ВБР.
    • Формирование институциональных условий, правовых норм и механизмов, обеспечивающих устойчивое развитие промышленного рыболовства, а также защиту национальных интересов при использовании ВБР в ИЭЗ.

    3. Методологические подходы и методы создания системы экономической защиты сырьевой базы рыболовства на основе оценки их как природного капитала в системе национальных счетов

    Морские экосистемы вместе с обитающими в них гидробионтами и возможностью оказывать разного рода услуги для обеспечения жизнедеятельности человека представляют своего рода капитал, дарованный природой, который при желании можно выразить в денежной форме. Доходы в виде процентов от этого капитала, т.е. рыбопромысловая рента, а также разнообразные выгоды, выражаемые в иных показателях, будут поступать до тех пор, пока есть сам капитал. При нерациональном или хищническом использовании природный капитал утрачивает свою ценность, а вместе с этим уменьшаются получаемые выгоды и возможности стабильного функционирования рыбной отрасли.

    Поэтому при быстрых темпах роста антропогенных нагрузок и в условиях рыночной экономики, где все и вся имеет свою цену, узловой проблемой био-экономики становится разработка методологии и методов: (а) динамической денежной оценки запасов ВБР и морских экосистем как природного капитала в СНС и (б) использования стоимостных оценок ВБР в практике регулирования рыбных промыслов в многоаспектных целях.

    О масштабности проблемы свидетельствуют оценки зарубежных аналитиков, согласно которым стоимость ежегодных услуг планетарных природных экосистем составляет порядка 33-54 трлн. долл. США, т.е. практически равна мировому валовому продукту, из которых на экосистемы прибрежных морей приходится 10,6 трлн. долл. Эти суммы иногда интерпретируется как косвенный показатель степени прошлого истощения природного капитала или роста его дефицита. Поскольку на компенсацию причиненного природе вреда у человечества нет средств, основная цель денежных оценок — иметь представление о реальных потерях от изъянов в политике природопользования и ошибочно принятых управленческих решений и использовать оценки услуг экосистем при выборе альтернатив развития.

    Требование более полного учета реальной стоимости природного капитала в рыночных ценах нашло отражение в «Повестке дня на XXI век» (гл. 8). По экспертным оценкам Всемирного банка, на начало 1994 г. на физический (т.е. рукотворный) капитал в мире приходилось 16 % от общей стоимости богатства, природный - 20 % и человеческий - 64 %.

    К сожалению, эти оценки не отражает истинной ценности богатств природы, поскольку, во-первых, природное сырье продается на мировых рынках по


    19

    демпинговым ценам и, во-вторых, значительная его часть добывается нелегально и браконьерскими способами. К тому же в оценках ВБ не нашли отражения ценность пресных вод, генетической библиотеки и большинства из услуг природных экосистем. Многие аналитики утверждают (автор придерживается подобной точки зрения), что на самом деле стоимость природного капитала в большинстве стран намного превышает стоимость капитала, созданного трудом человека. Поэтому перед исследователями стоит задача серьезной корректировки практики денежной оценки богатств природы и внесения терминологической определенности в основные оценочные понятия, в частности, в понятие природный капитал.

    Понятие природный капитал — синоним понятий национальное богатство или национальные активы. Экономическая теория рассматривает национальное богатство как результат постоянного накопления обществом результатов труда, знаний и других капитальных активов и определяет два способа их оценки. Первый — касается совокупной оценки накопленного (утраченного) богатства в форме капитальных активов по состоянию на какой-то период времени. Второй — направлен на ежегодную оценку экономической эффективности использования каждого из активов, т.е. на текущую оценку вновь созданного (или утраченного) богатства, выражаемого формулой: «вновь созданное богатство = доход на вложенный капитал (корпоративная прибыль) + заработная плата + природная рента».

    Исходя из этого, СНС предполагает учет всех национальных активов как в текущей, так и капитализированной формах. В качестве универсального интегрального измерителя природного капитала в СНС экономической теорией признается природная рента (а в условиях его истощения — антирента), посредством капитализации (дисконтирования) которой на основе устанавливаемых государством ставок процента производится перевод текущей формы природного капитала в форму капитальных активов.

    Однако вследствие неразвитости (или незнания) методов стоимостной оценки природного капитала, неправильной трактовки экономической сути природной ренты, наличия изъянов в статистической отчетности и, главное, отсутствия политического заказа на наведение порядка в сфере природопользования требование капитализации доходов от использования ВБР аналитиками, как правило, игнорируется, Так, при стоимостной оценке ВБР в качестве природного капитала в расчет принимается лишь рыночная стоимость добытого сырья и корпоративная прибыль, а природная рента и антирента (как истощение природного капитала), позволяющие оценить состояние запасов в динамике, остаются вне зоны анализа. Перечисленные изъяны характерны и для российской практики оценки ВБР в СНС.

    Это подтверждается на примере оценок ВБР в ИЭЗ в качестве «материальных непроизводственных активов», выполненных ФГУП «ВНИЭРХ» для Научно-методического совета Госкомстата РФ по отработке методов оценки национальных богатств в СНС. О методах оценки можно судить по сводным данным табл. 1, согласно которым стоимость ВБР в ИЭЗ России как капитальных активов, в 2004 г. составила 0,6 млрд. долл. США. Аналогичные оценки ВБР получены и в 2002-2003 гг.


    20

    Таблица 1

    Экономическая оценка ВБР по методике ВНИЭРХ

    ОДУ

    2004

    г., тыс. т

    Рыночная стоимость рыбопродуктов из добытых ВБР, (D), млн. долл. США*

    Нормативные затраты на добычу, (S), млн. долл.

    Экономическая оценка ВБР как «материальных непроизводственных активов», (Q) **, млн. долл.

    3366,4

    2915,3

    2309,9

    605,4

    Примечание: *  1 долл. США = 28 руб.;   **   Q = D - S

    К методу и результатам оценки возникают следующие претензии:

    (1) В качестве текущего дохода (вновь созданного национального богатства) принимается только прибыль (т.е. доход частного бизнеса) и не учитывается доход общества, т.е. платежи за ВБР и другие налоги от рыболовства. (2) В расчетах фигурирует стоимость рыбопродуктов из добытых ВБР, а не выручка от рыболовства по стоимости «продукции рыболовства в первом предъявлении», тогда как издержки относятся только к рыболовству. (3) Не ставится вопрос о необходимости совершенствования методов выявления рыбной ренты и об использовании иных более точных оценок. (4) При расчетах игнорируются теневые обороты, уровень которых оценивается в 1,5-2,5 млрд. долл., а значительная их часть приходится на рыбопромысловую ренту. (5) Не учитываются запасы, которые обеспечивают репродуктивное процветание популяций, в силу чего их балансовая стоимость несоизмеримо выше части, отражаемой в ОДУ и попадающей на палубу промыслового судна. В данном случае вполне уместна аналогия с племенным скотом в животноводстве, ценность которого на порядок (а иногда на несколько порядков) выше ценности животных, используемых для откорма на мясо. (6) Не оценивается утрата качеств природного капитала от разного рода антропогенных воздействий, включая браконьерство, выбросы прилова и т.д.

    При этом следует иметь в виду, что потенциально возможные уловы в российской экономической зоне оцениваются в 6-7 млн. т, а в расчетах фигурируют только 3,3 млн. т. Как быть с ВБР, которые сегодня недоиспользуются промыслом? И, наконец, надо ставить вопрос об оценке экономической и общественной эффективности/неэффективности решений политиков в сфере использования ВБР и гласном обсуждении ее результатов.

    Этот вопрос чрезвычайно актуален, поскольку позволяет обществу аргументированно влиять на политику в рыболовстве. По экспертным оценкам, ежегодный ущерб, причиняемый отрасли неэффективной схемой государственного регулирования, составляет порядка 4,5 млрд. долл. США, т.е. в 1,5 раза превышает ежегодный отраслевой продукт. При этом основные потери вызваны ростом браконьерства и нелегальных оборотов, практикой одновидо-вого промысла, ведущей к неполному освоению запасов ВБР, не пользующихся спросом на внешних рынках, и выбросам нецелевых объектов промысла, а также неразвитостью перерабатывающей базы и передачей за рубеж вместе с дешевым сырьем промысловой ренты и потенциальных налоговых поступлений от   добавленной стоимости в сфере рыбообработки.

    Явно заниженные оценки ВБР в СНС не позволяют принимать эффективные управленческие решения. При предлагаемым ВНИЭРХ методам оценки возобновляемые ресурсы прибрежных морей неизбежно проигрывают по сво-


    21

    ему макроэкономическому значению невозобновляемым (исчерпаемым) ресурсам (газ, нефть и т.д.), разведанные запасы которых оцениваются в 20,4, а потенциальные - в 130 трлн. долл. США. Естественно, что политики, дезинформированные относительно истинной ценности биологических ресурсов, не только делают выбор в пользу получения сиюминутных доходов от добычи углеводородного сырья, но и не пытаются выстроить адекватную систему защиты морских экосистем от  роста антропогенных нагрузок.

    Вместе с тем, если принять за рыбопромысловую ренту предполагаемый уровень теневых оборотов (2 млрд. долл.), то при капитализации ее по годовой ставке дисконтирования в 2% стоимость ВБР в СНС поднимется с 0,6 до 100 млрд. долл. Это минимальная сумма, поскольку наряду с добычей ВБР морские экосистемы приносят и другие выгоды. Отталкиваясь от этих сумм, можно делать опережающие прогностические оценки ущерба морским экосистемам от антропогенной деятельности, а не оценивать его постфактум, когда компенсация причиненного вреда будет или невозможна, или чрезвычайно дорога.

    В создании системы экономической защиты морских экосистем рекомендуется использовать и новую концепцию экологического долга, формируемую в рамках экоэкономики. Согласно этой концепции в прогностических расчетах предлагается применять не абсолютную величину накопленного долга, а его приращение в результате планируемой хозяйственной деятельности и на этой основе формировать задачи по минимизации долга. Основной характеристикой траектории устойчивого развития при этом становится неувеличение экологического долга (и даже снижение его абсолютной величины) при экономическом росте. Если этого не происходит, долг должен капитализироваться, вычитаться из оценочной стоимости природного капитала, а к субъекту хозяйственной деятельности могут применяться соответствующие претензии за вред, причиняемый природному капиталу.

    Изложенное позволяет утверждать, что переход к экосистемному управлению рыболовством вряд ли будет успешным без его экономизации, хотя решение этой задачи и связано с большими трудностями. Дело в том, что большинство из услуг морских экосистем не имеет рыночной ценности и при оценке их не могут применяться традиционные методы по модели «выгоды -затраты», рентные оценки или методы оценки по восстановительной стоимости. Однако в этом случае возможны оценки косвенными приемами, проанализировав которые, автор рекомендует применение при расчетах имитаций в форме сконструированного (суррогатного или гипотетического) рынка, методы оценки издержек замены, т.е. использование аналогий по альтернативным способам производства экологических товаров и услуг. В условиях недостатка информации названные методы можно дополнять методами гедонистического ценообразования и субъективной оценки, т.е. прямым опросом населения о готовности оплачивать использование или сохранение нетронутыми тех объектов и услуг природы, которые плохо поддаются стоимостной оценке.

    Но денежные оценки услуг экосистем - не единственное условие для выбора альтернатив по требованиям устойчивого развития. Оптимальное решение может приниматься исходя из  приоритета социальных и экологических

    6 Ставки дисконтирования для капитализации природных ресурсов принимаются, как правило, на уровне 0,6-2% , что значительно ниже, чем для основных фондов.


    22

    целей, весомость которых иногда не менее значима, чем сиюминутный доход. В случаях невозможности стоимостных оценок и отсутствии достоверной информации рекомендуется применение качественных характеристик с использованием балльных оценок и ранжирования оценочных параметров по весомости приоритетов.

    4. Рентные подходы в механизме обеспечения устойчивого развития рыболовства, методы выявления рыбопромысловой ренты и механизм переноса налогового бремени на рентные платежи за биоресурсы

    Спектр мотиваций о необходимости выявления рыбопромысловой ренты гораздо шире, нежели решение задачи адекватной денежной оценки ВБР как природного капитала в СНС. Воплощение рентных оценок и подходов в практике регулирования рыболовства позволяет: ввести в рыболовстве систему налогов, более всего соответствующую его специфике, создать равные экономические условия добычи ВБР в разных по природно-географическим параметрам промысловых зонах и тем самым исключить переэксплуатацию наиболее ценных из них вследствие погони за рентой; закрыть возможности для распродажи на мировых рынках рыбного сырья по демпинговым ценам; перераспределить рентный доход для стимулирования промысла в отдаленных районах Мирового океана, добычи недоиспользуемых в настоящее время видов, для поддержки прибрежного рыболовства, развития береговой инфраструктуры, насыщения внутреннего рынка морепродуктами по доступным для массового потребителя ценам и т.д. Перечисленное свидетельствует о том, что рыбная рента - это важная политэкономическая (воплощение принципов справедливости при распределении свердоходов от использования лучших по природным и рыночным качествам общенациональных ресурсов), географическая (нивелирование фактора местоположения при добыче и перемещении сырья к рынкам сбыта) и геополитическая (защита национальных интересов при добыче ВБР в ИЭЗ и обеспечение продовольственной безопасности) категория.

    Научными изысканиями в середине 1980-х гг. было доказано, что рентные доходы в рыболовстве огромны, поскольку 3/4 вариаций удельных издержек на промысле обусловлены заданными природой условиями: естественной продуктивностью, качественным составом уловов, наличием в них валютоемких видов, изъятием ВБР на единицу промыслового усилия, местоположением районов промысла относительно рынков сбыта и растущими экологическими ограничениями. Без учета этих различий невозможно обеспечить наиболее эффективное использование флота, трудовых, материальных и финансовых ресурсов в рыболовстве. Поэтому в СССР проводилась разработка методов районирования зон рыболовства на основе рентных подходов. По результатам оценок принимались практические решения по оптимизации размещения промыслового флота в Мировом океане. К сожалению, как уже отмечалось, накопленные знания при переходе к рыночным отношениям не были востребованы.

    Как отечественные, так и зарубежные исследователи на протяжении многих лет пытаются привлечь внимание политиков к важности использования рентных подходов в системе регулирования рыболовства. Именно переход к рентным отношениям назывался одной из основных целей передачи ИЭЗ под национальную юрисдикцию. К сожалению,   введение в практику  рентных от-


    23

    ношений превратилось в вялотекущий процесс, в результате   рента «рассеялась» в теневой экономике.

    Между тем за два с половиной века сформирован аналитический аппарат, позволяющий теории природной ренты найти широкое применение в практике. Для выявления рентных доходов требуется:

    1. сравнение экономических результатов добычи ресурсов в лучших и худших условиях в единой государственной системе их учета;
    2. обеспечение сопоставимости привлекаемых для расчета данных;
    3. периодически (чем чаще, тем лучше) переоценивать налогооблагаемый потенциал используемых ресурсов.

    Природная рента - это доход, который образуется сверх равных затрат частного капитала и труда в расчете на единицу добытого сырья. То есть в данном случае налогом облагается незаработанный сверхдоход, который обусловлен лишь «трудом» природы. Поэтому он должен изыматься государством через систему налогов.

    Для обоснования внедрения рентного налогообложения в практику государственных финансов приведем следующие доводы:

    Во-первых, изъятие ренты в пользу общества не нарушает принципов свободной торговли, является эффективным средством в борьбе с коррупцией и оборотами теневой экономики, поскольку при изъятии ренты государством устраняется питательная почва для этих явлений. Во-вторых, перенос бремени налогов с заработной платы и корпоративной прибыли на ренту (а в идеале -замещение всех деструктивных налогов сборами за ресурсы) позволяет: (а) выровнять экономические условия добычи ресурсов, (б) обеспечить рост благосостояния населения, (в) повысить уровень инвестиций в производство и смягчить проблему безработицы. В-третьих, осуществить изъятие ренты (в налоговой или неналоговой формах) можно с меньшими затратами, поскольку оценить налогооблагаемый потенциал используемых ресурсов легче, чем выявить прибыль или реальную заработную плату, которые без особого труда скрываются или искажаются. В дополнение к этому переход к рентному налогообложению позволяет избежать частых и унизительных проверок налоговых служб. И, в-четвертых, в отличие от налогов на труд и капитал, рентоориенти-рованная система налогов стимулирует ресурсосбережение.

    Что касается рыболовства, то воплотить рентные отношения в нем проще, чем в других видах природопользования, поскольку речь идет о ренте за сырые ресурсы природы, не преобразованные деятельностью человека, или о рикардианской ренте (более известной как дифференциальная рента I), принципиальные подходы к определению которой хорошо изучены. В данном случае можно реализовать идею о сведении всех налогов к единому налогу (правильнее сказать, сбору) - оплате права пользования ВБР, в чем собственно и состоит главная цель налоговой реформы в рыболовстве.

    С помощью графика (рис. 1) можно наглядно показать важность перенесения налоговой нагрузки в рыболовстве на рентные платежи за ВБР. Рентные доходы на промыслах расположены в треугольнике ABC (выделен жирными линиями), т.е. лежат вне зоны формирования цены производства (прямоугольник ОВСТ), которая наряду с издержками включает все прочие налоги и сборы. Именно поэтому изъятие ренты не может отрицательно повлиять на производственную деятельность и инвестиционную активность.


    24


    Рис. 1. Влияние формы налогообложения на занятость, инвестиционную активность на рыбных промыслах и уровень доходов государства

    Условные обозначения: AD -линия денежной массы; Ati и At2 - дополнительное налогообложение труда и капитала.


    ftт                   jj   f'wp jii'iiibijSaijniocTii,

    кнвйггицийынАя

    Точка Т отражает состояние промысла, когда все налоги сведены к рентным платежам. Но допустим, что фискальные потребности наряду с ними начинают удовлетворяться также и за счет налога на зарплату, или налога на прибыль, или посредством роста ставок других налогов. Не столь важно, «эффект» утяжеления какого из налогов анализируется. Важно то, что это вызывает адекватный рост «цены производства» и цен на сырье. И поскольку все деструктивные налоги, в конечном счете, изымаются из кармана потребителя, их рост снижает объем продаж.

    К примеру, введение налогов на заработную плату и прибыль на величину At] ведет к адекватному росту цены производства (прямоугольник OBjCjTj) и рыночных цен, вызывает сокращение объемов продаж и возможностей для оплаты труда и инвестиций. В результате происходит изменение предельных (или замыкающих) условий добычи ВБР и промысел перемещается из точки Т в точку Т], т.е. в зону с более высокой рыбопродуктивностью. Поскольку рыбак стремится получить улов, не меньший, чем ранее, происходит рост промысловых нагрузок. К предельным условиям промысла начинают относиться зоны, ранее приносившие ренту, а область сбора рентных платежей теперь размещается в границах треугольника АВ]С]. Однако, несмотря на ухудшение экономической ситуации в рыболовстве, фискальные потребности, как правило, растут, и государство прибегает к дополнительным сборам, которые, в свою очередь, вызывают рост налоговой нагрузки на At2 и сдвигают промысел в точку Т2. Область рентных сборов вновь сокращается и выражается площадью треугольника АВ2Сг-

    Таким образом, неправильно избранная налоговая политика приводит к нерациональному использованию всех факторов производства. Суммарный «эффект» смещения налогового бремени на труд и капитал выражается в том, что (1) происходит так называемое рассеивание рентного дохода, уменьшение объемов продаж и свертывание производства, в результате чего уменьшаются налоговые поступления; (2) снижается уровень оплаты труда, растет число безработных и социальная напряженность; (3) сокращаются возможности для инвестиций в рыболовство; (4) сужаются зоны промысла, и он сосредотачивается


    25

    на наиболее продуктивных участках и объектах, пользующихся повышенным спросом на мировых рынках, что провоцирует их перелов и создает питательную базу для роста конфликтов среди рыбаков за обладание ресурсами, приносящими ренту; (5) сокращаются источники финансирования сырьевых научных изысканий, охраны и воспроизводства ВБР.

    Исследуя проблемы природной ренты, следует отметить, что одним из рентообразующих факторов является рост ресурсных ограничений. Вместе с ними возрастает и актуальность регулирования рентных отношений. По экспертным оценкам, с 1960 по 2000 гг. мировая рента от использования сельскохозяйственных земель выросла в 16,3 раза, горнорудная и лесная - в 9,3 раза, топливная рента - в 45,5 раз. При этом мировой валовый продукт за тот же период вырос в 7 раз. Одновременно с ростом мировой природной ренты в 61,9 раза увеличилась и квазирента (сверхприбыль от технологических ноу-хау), стартовая финансовая база для роста которой во многом была создана за счет природной ренты. Поэтому страны, использующие сверхдоходы от собственных и особенно чужих природных богатств, получают решающие преимущества в завоевании мировых рынков.

    К тому же нельзя забывать, что современный мир живет в эпоху финансовых войн. От того, насколько действующая налоговая система соответствует налогооблагаемому потенциалу страны, а финансовая политика — задачам экономического роста, зависит величина ниши, отвоеванная на мировых рынках. Поэтому для защиты национальных интересов при использовании ВБР в ИЭЗ очень важно грамотно   регулировать рентные отношения в рыболовстве.

    Объявленной целью введения платы за ВБР в России было изъятие в бюджет рентных доходов на рыбных промыслах. Однако платежи, закрепленные с 2004 г. в Налоговом кодексе РФ в виде фиксированных ставок, учитывающих рыночную ценность тех или иных видов ВБР, способны улавливать лишь незначительную часть рентного дохода, обусловленную разницей рыночных цен на ВБР. По форме они более всего соответствуют понятию абсолютная рента, но никак не дифференциальная рента I, ради изъятия которой вводилась плата за ВБР. К тому же платежи полностью включаются в состав промысловых издержек, хотя согласно экономической теории их источником должна быть прибыль до налогообложения. Такой подход стал легальным способом уменьшения налогооблагаемой прибыли, привел к росту розничных цен на морепродукты и увеличил экспортную направленность промыслов.

    Введение платы за ВБР в дополнение к другим налогам, т.е. вне контекста налоговой реформы, привело к росту налогового бремени в рыболовстве до уровня, какого не знает ни одна развитая страна. Так, у одного из основных конкурентов России на мировых рыбных рынках — Норвегии — суммарное бремя налогов в рыболовстве в 2 раза ниже, чем у российских рыбаков.

    К причинам некорректного введения платы за ВБР   относятся:

    1. искажение экономической сути природной ренты, рентных платежей и целей рентного налогообложения;
    2. игнорирование в практике макроэкономического регулирования рыболовства природно-географических особенностей России, геополитических целей и цели создания равных возможностей доступа массового потребителя к рыбе и рыбопродуктам вне зависимости от места проживания;
    3. изъяны в системе учета и отчетности;

    26

    1. низкая платежеспособность населения в России, «накручивание» цен на морепродукты посредниками;
    2. изъяны в экспортной политике;
    3. сопротивление дельцов теневой экономики наведению порядка в рыболовстве.

    Изложенное свидетельствует о необходимости проведения налоговой реформы в рыболовстве, основная цель которой перенесение налоговой нагрузки на рентные платежи за ВБР и приближение системы налогов к специфике рыбных промыслов. Влияние рентообразующих факторов в рыболовстве по сравнению с другими видами природопользования усиливают подвижности ВБР в пространстве, относительно короткий жизненный цикла многих из них, сезонность и быстрая технологическая изменчивость условий промысла. Вследствие этого столь же динамично меняется и налогооблагаемая база. Поэтому для формирования ставок платы за ВБР более всего подходят динамические модели с подвижной (плавающей) системой корректировочных коэффициентов по каждому фактору.

    Модель функциональной зависимости ставок платежей за ВБР от рентообразующих факторов можно выразить следующим образом:

    гр   tyt \Pjt>  Cjt > Sjt > Q_jt> Јjt)t

    где: Tjt— ставка рентных платежей за ВБР на промысловом участке j в установленный период времени t; рр — потенциальная биопродуктивность промыслового участка; ср — улов с единицы площади в рыночных ценах; sp местоположение района промысла относительно рынков сбыта; qp изъятие ВБР в расчете не единицу промыслового усилия; ер — экологические ограничения.

    Переход к предлагаемым моделям установления рентных платежей в рыболовстве предполагает:

    1. определение влияния каждого из рентообразующих факторов на эффективность промысла и на основе этого расчет шкал поправочных коэффициентов по районам и объектам промысла;
    2. обоснование временной устойчивости, т.е. продолжительности действия корректировочных коэффициентов, их точности и надежности;
    3. обоснование гибкой системы кредитов, ссуд, скорости амортизации основных фондов, а при необходимости и уровня финансовых трансфертов, выполняющих выравнивающую функцию на промысловых участках разной продуктивности или разной удаленности от мест сбыта сырья.

    Динамические модели позволяют ежегодно с принятием ОДУ вносить коррективы в кадастровые оценки зон промысла и устанавливать ставки платы за ВБР (при необходимости с уточнением их на конкурсной основе). Постоянное внесение коррективов в ставки платы рассматривается как залог стабильности налоговых систем в длительной перспективе, а, следовательно, и устойчивости экономики.

    В рыболовстве часть из рентообразующих параметров легко определяема. К примеру, влияние на экономические результаты фактора местоположения. Расчет других параметров может производиться традиционными методами с использованием имеющейся информации по рыночным ценам, издержкам, уровню доходов и т.д.


    27

    Что касается поправочных коэффициентов к принятым за эталон базовым ставкам платы за ВБР (или ставкам платы для замыкающих условий), то они могут устанавливаться на основе специальных расчетов, а также с использованием экспертных оценок и других приемов, применяемых в экономическом анализе при недостатке информации.

    Расчет рентообразующих факторов и формирование на этой основе рентных платежей за ВБР можно проводить и на основе экономизации промысловых усилий, т.е. определения: улова в количественном и стоимостном выражении и совокупных нормативных издержек, а также базовой ставки платы на единицу промыслового усилия по типам судов, орудий лова, объектам, зонам и времени промысла. Представляется, что налогообложение промысловых усилий — наиболее доступный способ изъятия рентного дохода и выравнивания на этой основе экономических условий промысла. Однако при этом следует учитывать, что экономизация промысловых усилий — задача не столько экономическая, сколько техническая, т.к. для расчета экономических показателей требуется обоснование нормативных технологий промысла.

    При перенесении деструктивных налогов на рентные платежи за ВБР заменяемую сумму налогов можно распределить пропорционально общей сумме планируемых промысловых усилий на освоение ОДУ с последующим перераспределением рентных сборов по зонам и объектам промысла.

    Возможность перехода к рентоориентированной системе налогов в рыболовстве во многом сдерживается несовершенством учета и отчетности, иска-женностью рыночных цен из-за наличия огромных теневых оборотов. В подобных условиях установить истинный уровень издержек и цен на квоты ВБР и рыбное сырье можно только с применением нормативных издержек и нормативных цен, определяемых расчетных путем и иными косвенными приемами. Мировая практика подтверждает возможность изъятия сверхдоходов в природопользовании   нерыночными методами (Канада, Норвегия).

    Требуется тщательная подготовка реформы, т.к. очередные шоковые изменения налоговой политики могут окончательно парализовать финансовую и производственную системы в отрасли. До рыбаков следует донести цели и смысл предстоящих перемен, чтобы они осознали их преимущества и не противились   проведению реформы, что столь важно для успеха преобразований.

    В диссертации разработана концепция и примерная схема перехода к новой системе налогов, которая включает четыре этапа.

    Первый этап. Формирование заинтересованности рыбаков, структур законодательной и исполнительной власти в реализации на практике концепции налоговой реформы в рыболовстве. Уточнение методов расчета базовых ставок платы за ВБР и правил корректировки их с помощью поправочных коэффициентов. Разработка программы проведения налоговой реформы, включающей иерархию целей, задач и последовательности их решения.

    Второй этап. Подготовка нормативно-методической документации для апробирования новой системы налогов в границах одного из бассейнов промысла и согласование ее в соответствующих структурах государственной власти. Расчет базовых ставок платы за ВБР и схемы замены ими деструктивных налогов. Увязка кадастровых оценок рыбопромысловых угодий и ВБР с системой ссуд, кредитов, страхованием риска и иными рыночными регуляторами.


    28

    Обоснование направлений движения рентных потоков с учетом потребности масштабных инвестиций в рыболовство.

    Третий этап. Локальный эксперимент по внедрению рентного налогообложения в одном из бассейнов промысла. Анализ его результатов, уточнение методов расчета рентных платежей. Внесение соответствующих коррективов в законодательство, нормативно-методическую документацию, систему учета и отчетности в рыболовстве. Создание в штабе отрасли службы ведения гибкой системы учета и оценки налогооблагаемого потенциала ВБР во всех бассейнах промысла.

    Четвертый этап. Широкомасштабное внедрение рентоориентированной системы налогов в рыболовстве.

    5. Использование методов биоэкономического моделирования при выборе оптимальной политики   устойчивого развития рыболовства

    Система рыболовства чрезвычайно сложна в управлении. Она включает множество взаимозависимых подсистем, которые можно объединить в естественную (биофизическую) и социально-экономическую подсистемы (рис. 2).

    На жизнеспособность системы рыболовства огромное воздействие оказывает состояние внешней социально-экономической окружающей среды. Поэтому для проведения биоэкономического анализа рыболовства требуется привлечение огромного числа разноплановых и разнокачественных показателей, характеризующих динамику подсистем рыболовства, их взаимосвязи и взаимовлияния (табл. 2).

    При анализе развития рыболовства с точки зрения повышения устойчивости необходимо учитывать, что из-за огромного влияния на его результаты природной цикличности и растущих ресурсных ограничений не все экономически эффективные распределения производственных ресурсов устойчивы, точно также как не все устойчивые распределения экономически эффективны. Устойчивость рыболовства следует понимать как обеспечение устойчивого улова (что не адекватно стабильному или растущему по объему вылову) по периодам перспективы при неснижающемся объеме природного капитала и максимизации общественных выгод. Это обусловливает принятие социальных решений, не всегда соответствующих экономическому оптимуму.

    Специфика рыболовства к тому же предопределяют необходимость перехода от статического измерения общественной эффективности, применяемых НКЭ, к динамической оценке. Оптимальная комбинация эффективности с устойчивостью достигается выбором политики регулирования рыболовства, обеспечивающей неистощительную добычу ВБР при балансе социальных и экономических целей, меняющимся по периодам. Иными словами, эта политика должна строиться на максимизации эффекта от использования того или иного производственного ресурса во времени с учетом целей развития.

    Анализ моделей ФАО и опыта применения методов моделирования в рыболовстве показал, что биоэкономические модели делятся на поведенческие и оптимизационные. Назначение поведенческих моделей — предсказывать развитие системы рыболовства на перспективу на основе популяционной динамики и динамики трудовых ресурсов при заданной политике ведения промысла.

    Можно проследить, к чему ведет дальнейшей рост промысловых усилий в других точках на кривой TR. Так, в точке В рента достигает максимального уровня, что привлекает в рыболовство новых рыбаков, и уровень промысловых усилий вновь возрастает. И в точке В биологическое равновесие еще не является биоэкономическим равновесием. Промысел продвигается к точке С, где полные издержки ТС выше, но общий доход TRтакой же, как и в точке В. Рентный доход Rcздесь меньше, т.е. началось рассеивание ренты из-за разрежения запаса. Но, тем не менее, она положительна, общество получает рентные платежи, а рыбаки — прибыль и даже сверхприбыль в виде квазиренты. Рыболовство все еще конкурентоспособно для привлечения инвестиций в сравнении с другими отраслями, промысловые усилия продолжают расширяться вправо, постепенно достигая точки D. Эта точка характеризует так называемое биоэкономическое равновесие, вправо от которого рента не образуется.

    В точке Е уровень промысловых усилий возрастает настолько, что вправо от нее рыбаки уже не могут рассчитывать даже на получение нормальной прибыли, промысел становится убыточным, т.е. TR< ТС. Новые суда больше не появляются на промысле, а рыбаки начинают покидать его, т.к. другая экономическая деятельность становится предпочтительней. Однако это происходит там, где системный кризис не поразил экономику. В России межотраслевые миграции рабочей силы осложнены, поэтому заботу о занятости рыбаков должно взять на себя государство.

    Таким образом, простые графические построения позволяют понять, как при регулировании промысловых усилий могут оптимизироваться те или иные цели рыболовства. Например, ограничивая промысловые усилия разрешениями на вход или вводя квоты и иные лимитирующие меры, можно сохранить промысел в точке С, где образуется и рента, и нормальная прибыль.


    34

    Если же необходимо повысить уровень занятости рыбаков, то могут использоваться субсидии, чтобы сохранить рыболовство в точке Е, где состояние запасов позволяет еще вести устойчивый промысел.

    Научный и практический потенциал использования приемов математического моделирования в биоэкономических исследованиях огромен. Он помогает выбрать вектор устойчивого развития системы рыболовства. Для развития методов моделирования необходимо повышение точности измерения переменных параметров при одновременном совершенствовании учета и отчетности в рыболовстве. Расширение информационно-аналитической базы, использование формальных и неформальных методов в процессе поэтапного синтеза разрабатываемых моделей, а также активное подключение специалистов разных областей знаний к диалогу с компьютером со временем, безусловно, обеспечит создание эффективных технологий моделирования.

    6. Изъяны в правовом механизме обеспечения устойчивого развития промышленного рыболовства

    Рамочный закон РФ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (от 20.12.2004 № 166-ФЗ), подтвердив в ст. 4 необходимость следования принципам, закрепленным в международных договорах РФ в области рыболовства, не ответил на многие вопросы, решение которых позволяет повысить устойчивость рыбных промыслов и во многом смягчить негативное влиянии на экономические результаты рыбохозяйственной деятельности внешних для отрасли факторов. В нем, в частности, не нашли отражения нормы:

    1. По содержательной сути устойчивого развития промышленного рыболовства.
    2. О методах обеспечения государством устойчивости социально-эколого-экономической системы рыболовства.
    3. О правовом статусе квот ВБР.
    4. По принципам выравнивания экономических условий рыболовства в разных по природно-географическим параметрам зонах промысла.
    5. По социальным гарантиям обеспечения рыбой и рыбопродуктами населения России по медицински обоснованным нормам.
    6. Об информационно-аналитической поддержке системы учета и социально-экономической оценки ВБР в СНС.
    1. По принципам саморегулирования и соуправления на рыбных промыслах.
    2. Об экономических санкциях, направленных на сокращение посреднических цепочек при реализации рыбы-сырца и рыбопродуктов.
    3. О мерах по стимулированию сокращения выбросов в море прилова нецелевых объектов промысла.
    4. По стимулам снижения избыточных рыбопромысловых мощностей в прибрежных морях России.
    5. О государственной поддержке жизнедеятельности рыбацких поселений и прибрежного рыболовства.
    6. О правовой защите экипажей промысловых судов от произвола судовладельцев.

    35

    1. По порядку обработки промысловых судов в портах РФ и разбюрокра-чиванию системы контроля, направленные на значительное сокращение времени пребывания судов в портах.
    2. Об ответственности органов государственного управления за противоправные сделки при распределении ВБР (более строгие, чем они прописаны в действующем законе).

    В рамочном законе отсутствуют нормы, повышающие социальный статус и геополитическое значение рыбной отрасли. В нем нет норм, позволяющих со временем внести коррективы в налоговую и бюджетно-финансовую политику исходя из специфики отрасли. В данном случае должна найти отражение не сама налоговая политика, поскольку ее определяет законодательство иной области, а вменение в обязанность органов государственного управления рыболовством функции ведения системы информационно-аналитической поддержки не только формирования ставок рентных платежей, но и создания возможностей многоаспектного использования рентных подходов в практике регулирования рыбных промыслов.

    Основные выводы и рекомендации

    1. ВБР и экосистемы прибрежных морей России используются крайне нерационально. Рыбохозяйственный комплекс находится в состоянии системного кризиса. Социально, экономически и экологически сбалансированное ведение рыбных промыслов в российских ИЭЗ не может быть обеспечено в условиях господства либеральных схем регулирования экономики в силу: а) огромной пространственно-временной изменчивости условий рыболовства, обусловленной природными факторами, б) окраинного расположения основных видов рыбохозяйственной деятельности, которое ведет к обострению социальных проблем в рыбацком сообществе и экспортной направленности продукции рыболовства при недостаточной насыщенности в ней внутреннего рынка. Для снижения кризисных проявлений необходимо усиление роли государства в системе регулирования отрасли с использованием как рыночных методов (рентоориентированная система налогов), так и протекционистских мер по аналогии с практикой развитых стран.
    2. В России крайне мало внимания уделяется полномасштабному использованию в практике регулирования рыболовства принципов устойчивого развития. До сих пор научные исследования сосредоточены на экологических проблемах устойчивости, а практические решения сводятся к мерам биологического, организационного и технического плана. Экономические и социальные аспекты устойчивости, а также его нормативно-правовое обеспечение находятся вне зоны научного поиска.
    1. Новизна, сложность и междисциплинарность проблем повышения устойчивости промышленного рыболовства требуют соответствующего научного обеспечения. Наиболее эффективный путь к этому - решение их в рамках развития научных основ биоэкономики, ключевой задачей которой становится разработка методологии и методов стоимостной оценки ВБР и услуг морских экосистем как природного капитала в СНС.
    2. Проведенный анализ научных изысканий по биоэкономике и мер, предпринимаемых другими странами для повышения устойчивости рыбных промыслов, позволил автору сформулировать   направления биоэкономических

    36

    исследований для российского рыболовства на микро- и макроэкономическом уровне.

    Для ускорения решения проблем, связанных с повышением устойчивости рыболовства, целесообразно разработать долгосрочную программу биоэкономических исследований, привлечь к ее формированию специалистов разных областей знаний, как из отраслевой, так и академической науки, а также заинтересованных зарубежных исследователей или же изыскать возможности участия российских ученых в международных проектах по биоэкономике.

    1. Для стабилизации положения дел в рыболовстве требуется приведение системы налогов в соответствие со спецификой рыболовства, что целесообразно осуществить в рамках налоговой реформы, направленной на снижение бремени деструктивных налогов (налог на корпоративную прибыль, оплату труда, НДС и т.п.) и перенесение его на рентный доход. Это позволит снизить уровень конфликтов, браконьерства, коррупции и других противоправных явлений на промыслах, сформировать финансовую базу для развития отрасли, снизить переэксплуатацию валютоемких объектов промысла, а также повысить надежность системы защиты национальных интересов при использовании ВБР вИЭЗ.
    2. Действенной мерой для снижения кризисных явлений в рыболовстве, ускорения практической реализации положений концепции устойчивого развития, а также для устранения изъянов рамочного закона о рыболовстве может стать разработка и принятие следующих федеральных законов:
    1. Об устойчивом развитии промышленного рыболовства (или рыбного хозяйства) в Российской Федерации.
    2. О повышении социального статуса промышленного рыболовства (рыбного хозяйства) в Российской Федерации.
    3. О налоговой реформе в промышленном рыболовстве Российской Федерации.

    Основные публикации по теме исследования

    Монографии, книги и брошюры

    1. Титова Г.Д. Экономическая оценка интенсификации рыбного хозяйства. - М.: Легкая и пищевая пром-ть, 1985. - 103 с. - 6,5 п.л.
    2. Сборник нормативно-методических документов по введению платного природопользования в регионе. Раздел IV. Рыбные ресурсы (коллектив авторов). - М.: Министерство экологии и природопользования РСФСР, 1991.-70 с. - Лично 1,9 п.л.
    3. Харрисон Ф., Титова Г., Роскошная Т. «Мертвый» груз экономики (2-ое издание). —   СПб, 1999. —    62 с. — Лично 1,5 п.л.
    4. Гэффни М., Титова Г., Харрисон Ф. За кулисами становления экономических теорий. От теории — к коррупции. - СПб, 2000. - 304 с. - Лично: Книга Ш «Кризис социальной мысли». - С. 176-244 и Книга IV «Миссия России». - С. 235-295.-   8п.л.
    5. Титова Г.Д. Кризис мирового рыболовства: экономические и правовые проблемы. - СПб: НИЦЭБ РАН, 2003 -  78 с. - 5 п.л.
    6. Войтоловский Г.К., Киреев В.Е.. Корзун В.А., Раненко В.В., Титова Г.Д. Размышления о рыболовстве: поиск подходов к устойчивому развитию / Серия

    37

    научн. публикаций «Теория и практика морской деятельности». —   М.: ГНИУ СОПС, 2003. Выпуск 1. -   143 с. - Лично 3 п.л.

    1. Морехозяйственный комплекс России. - СПб: Русское географическое общество, 2005. -   250 с. - Лично 1,1 п.л.
    2. Титова Г.Д. Биоэкономика - наука устойчивого рыболовства. -Мурманск: ПИНРО, 2005. -  43 с. - 3 п.л.
    3. Титова Г.Д. Биоэкономические проблемы рыболовства в зонах национальной юрисдикции. -   СПб: ВВМ, 2007. -   368 с. - 23 п.л.

    Статьи в журналах, рекомендованных ВАК

    1. Титова Г.Д. Рыболовство и морские экосистемы в тисках финансовой фантасмагории // Рыбное хозяйство. - 2005. № 2. -   С. 12-14. - 0,5 п.л.
    2. Титова Г.Д. Анализ последствий торговли квотами биоресурсов в развитых странах// Рыбное хозяйство. -   2005. №3.-   С. 9-11. - 0,5 п.л.

    12.  Титова Г.Д. Возможен ли нормальный диалог власти и рыбаков? Опыт

    Норвегии свидетельствует: возможен // Рыбное хозяйство. - 2005. № 6. - С. 6-

    8. - 0,5 п.л.

    1. Титова Г.Д. Роль государства в практической реализации идей устойчивого развития рыболовства // Рыбное хозяйство. - 2006. № 2. - С. 12-14. - 0,5 п.л.
    2. Титова Г.Д. Стоимостная оценка водных биоресурсов как национальных активов: что под этим понимается // Рыбное хозяйство. - 2006. № 3. - С. 19-22. - 0,6 п.л.
    3. Титова Г.Д. Рыбопромысловая рента: от мифологий к общей пользе. Искажение экономической сути рентных платежей // Рыбное хозяйство. - 2006. №6.- С. 15-17.- 0,5 п.л.
    4. Титова Г.Д. Рыбопромысловая рента: от мифологий к общей пользе. Необоснованное утяжеление налогового бремени // Рыбное хозяйство. - 2007. №2.-С. 31-34.-   0,6 п.л.
    5. Титова Г.Д. Экономический механизм защиты сырьевой базы рыболовства в условиях активизации морехозяйственной деятельности // Вестник ИН-ЖЭКОНА. - 2008. № 3 (22). Серия «Экономика».   С. 18-19. - 0,3 п.л.

    Публикации монографий и брошюр в зарубежных изданиях

    1. Harrison, F. & G. Titova. Land-rent Dynamics and the Sustainable Society. -Cambridge Mass (USA): Lincoln Institute of Land Policy. 1997. - 60 p. - Лично 1,5 п.л.
    2. Matishov, G., Golubeva, N., Titova, G., Sydnes, A., Voegele, B. UNEP. ISSN 1651-940X. Global International Waters Assessment. Barents Sea (GIWA Regional assessment 11). - Sweden, Kalmar: Uneversity of Kalmar, 2004. - 118 p. -Лично 2,5 п.л.
    3. Tsyban, A., Titova, G., Shchuka, S., Ranenko, V. and Yu. Izrael. UNEP. ISSN 1651-940X. Global International Waters Assessment. Russian Arctic (GIWA Regional assessment la). - Sweden, Kalmar: Uneversity of Kalmar, 2005. - 105 p. - Лично 3 п.л.

    21.Laane, A., Kraav, E. and G. Titova. UNEP. ISSN 1651-940X. Global International Waters Assessment. Baltic Sea (GIWA Regional assessment 17). -Sweden, Kalmar: Uneversity of Kalmar, 2005. -    88 p. - Лично 1,5 п.л.

    22. Alekseev, A.V., Baklanov, P.J., Arzamastsev, I.S., Blinov, Yu.G., Kachur, A.N., Khrapchenkov, F.F., Medvedeva, LA., Minakir, P.A., Titova, G.D.,  Voronov,


    38

    В.A., Ishitobi, Н. UNEP. ISSN 1651-940Х. Global International Waters Assessment. Sea of Okhotsk (CTWA Regional assessment 30) Sweden, Kalmar: Uneversity of Kalmar. - 2006. - 72 p. - Лично 1 п.л.

    Публикации статей в   журналах и сборниках докладов научных

    конференций за рубежом

    1. Titova G. Rent and the solution of social, economic and ecological problems: a view from Russia // Proceedings of the 22nd Brighton IU for LVT Conference, 27 July - 3 August 1997. - England, Brighton, 1997. - P. 49-50. - 0,3 п.л.
    2. Titova G., Roskoshnaya T. Sustainable development & rental taxation // Proceedings of the Oxford International Conference: «Sharing our common heritage: resource taxes and green dividends», 14 May 1998, Oxford Centre for the Environment, Ethics and Society Mansfield College, University of Oxford. — England, Oxford: Rhodes House, South Parks Road, 1998. -P. 50-56. - Лично 0,6 п.л.
    3. Titova G., Roskoshnaya T. Russia: What prevents shifting towards rental taxation // Grandskild (Denemark). - 1999. №1. -   С 15-17. - Лично 0,3 п.л.

    26.Titova G. Rental Payments for Aqua Bioresources in the State Quotas' Management System. Part 1: An evaluation of Russia's state quota management system// Journal «Geophylos» (London). - 2001. No 01(2). - P. 116-128. - 0,6 п.л.

    1. Titova G. Rental Payments for Aqua Bioresources in the State Quotas' Management System. Part 2: The history of rental payments in Russia // Journal «Geophylos» (London). - 2002. No 03 (3). - P. 102-111. - 0,6 п.л.
    2. Titova G. The Sea's Resources: a Global Strategy for Sustainable Use // Proceedings of the 23rd Edinburgh IU for LVT Conference. - Scotland, Glasgow: Bell & Bain LTD, 2003. - P. 124-129. - 0,4 п.л.

    Статьи в журналах, газетах, сборниках научных трудов и докладов

    научных конференций

    29. Титова Г.Д. В основе — рубль и право // Рыбное хозяйство. — 1991. №

    10. -С. 7-9.- 0,3п.л.

    30.Титова Г.Д. Закон о рыболовстве // Зеленый мир. - 1991. № 37-38. - 0,3 п.л.

    31.Титова Г.Д. Новая методология экономической (стоимостной) оценки рыбохозяйственных водоемов // Вестник сельскохозяйственной науки. - 1991. № 10. -   С. 44-48. - 0,5 п.л.

    32.Титова Г.Д. Платежи за пользование рыбопромысловыми угодьями: сущность и методы исчисления // Рыбное хозяйство. - 1991. № 4. - С. 7-13. - 0,6 п.л.

    33.Титова Г.Д. Цена рыбохозяйственного водоема // Рыбное хозяйство. -1991. №4.-   С. 3-7.- 0,5 п.л.

    34.Титова Г.Д., Шестерюк А.С. Проект Положения о рыбном хозяйстве свободной экономической зоны «Сахалин» // Рыбак Сахалина. - 1991. № 42-43. -Лично 0,6 п.л.

    35.Титова Г.Д. Улучшить прогнозирование сырьевой базы // Рыбное хозяйство. - 1992. № 2. -    С. 9-10. - 0,4 п.л.

    36.Титова Г.Д. Кому принадлежат рыбопромысловые угодья // Рыбное хозяйство. -   1993. № 3. - С. 11-12. - 0,4 п.л.

    37.Титова Г.Д. Присягая Природе // Рыбное хозяйство. - 1994. № 4. - С. 14-15.-0,3 п.л.


    39

    38.Титова Г.Д. Проблемы собственности на объекты и ресурсы природы в системе природоохранного законодательства // Земля и собственность. - СПб: Экоград, 1995. - С. 77-102. - 1,1 п.л.

    39.Титова Г.Д. Экономико-правовые проблемы охраны и использования биоресурсов гидросферы // Региональная экология. - 1996. № 1-2. - С. 18-24. -0,7 п.л.

    40.Антонов А.Е., Титова Г.Д., Взаимосвязь долговременных биопродукционных и экономических циклов // Научно-информ. бюлл. «Экологическая безопасность». - 1998. № 1-2. -   С. 22-24. - 0,5 п.л. - Лично 0, 3 п.л.

    41.Титова Г.Д., Бровчак СВ. Технологии информационных измерений в налогообложении природопользования // Доклады Международной конференции по мягким вычислительным технологиям. - СПб, 1998. - С. 305-310. - 0,5 п.л. - Лично 0,4 п.л.

    42.Титова Г.Д., Прокопчина СВ. Динамические модели рентного налогообложения в природопользовании // Научно-информ. бюлл. «Экологическая безопасность». - 1998. № 1-2. -   С. 19-21. - 0,5 п.л. - Лично 0,3 п.л.

    43.Титова Г.Д. Совершенствование экономического механизма природопользования // Материалы СПб Экономического форума. - СПб: МПА государств-участников СНГ, 1998. - Вып. 1. - С. 245-248. - 0,4 п.л.

    44.Титова Г.Д. Рыбопромысловая рента: природоохранные и социально-экономические аспекты // Доклады Международной конференции «Экологическая безопасность на пороге XXI века» в МПА государств-участников СНГ. -СПб: ВСЕГЕИ, 1999. - С. 191-196. - 0,6 п.л.

    45.Титова Г.Д. Теория ренты на службе национальной безопасности // Природные ресурсы - национальное богатство России (сборник докладов парламентских слушаний в Госдуме на тему «Земельные отношения и оценка природных ресурсов России»). - М.: Госдума, 1999. - С. 153-165. - 1,2 п.л.

    46.Титова Г.Д., Никифоров СМ. Каким быть налогам у рыбаков // Документы научно-практического семинара «Нормативно-правовое и инструктивно-методическое обеспечение природоохранной деятельности». -М.: Изд-во НИА-Природа, 2000. - С. 10-22. - 0,8 п.л. -Лично 0,5 п.л.

    47.Титова Г.Д. Новые требования к методам оценки ущерба водным экосистемам // Доклады научно-практического семинара «Нормативно-правовое и инструктивно-методическое обеспечение природоохранной деятельности».-   М.: Изд-во НИА-Природа, 2000. -     С. 67-71. - 0,3 п.л.

    48.Титова Г.Д. Рента: на пути от теории к практике // Природные ресурсы в системе государственных финансов. - М.: Изд-во РУДН, 2000. - С. 134-143. -0,7 п.л.

    49.Титова Г.Д. Водные ресурсы: комплексная стоимостная оценка и налогооблагаемый потенциал // Доклады V Международной Конференции «Акватерра». -   СПб, 2002. -   С. 136-140. - 0,4 п.л.

    50.Титова Г.Д. Национальное богатство: природная составляющая // Налоги в гражданском обществе. - СПб, 2003. - С. 79-102. - 1 п.л.

    51.Титова Г.Д. О законодательном механизме изъятия природно-ресурсной ренты // Бюллетень отчественного товаропроизводителя. - 2003. № 6 (24). -С. 29-32. - 0,4 п.л.

    52.Титова Г.Д. Плох не человек - плох закон // Налоги в гражданском обществе. - СПб, 2003. - С. 137-159. - 1 п.л.


    40

    53.Войтоловский Г.К., Титова Г.Д. О принципах рентной оценки природно-ресурсного потенциала // Реферативный очерк. Теория и практика морской деятельности. -   М.: СОПС, 2004. - Вып. 2. - С. 114-129. - Лично 0,25 п.л.

    54.Титова Г.Д. Повестка дня XXI в России: совершенствование макроэкономических оценок устойчивого развития // Доклады VII Международной Конференции «Акватерра». - СПб, 2004. - С. 36-38. — 0,4 п.л.

    55.Титова Г.Д. Природная рента: кто «за» и кто «против» // Рентная экономическая политика государства в стратегии развития России. Парламентские слушания в Совете Федерации, 17.12.2003. - М.: Совет Федерации РФ, 2004. - Выпуск 4. - С. 35-42. - 0,5 п.л.

    56.Титова Г.Д. Рыболовство и рынок: проверка на совместимость // Рыбные ресурсы. - 2004. № 4 (9). - С. 20-23. - 0,4 п.л.

    57.Титова Г.Д. История рыбных сборов в России // Рыбные ресурсы. — 2005. №1.- С. 13-14.-0,4 п.л.

    58.Титова Г.Д. Сохранение морских биологических ресурсов: цена проблемы в глобализирующемся мире // Доклады VIII Международной Конференции «Акватерра». - СПб, 2005. - С. 61-65. - 0,4 п.л.

    59.Титова Г.Д. Соуправление — ключевое звено политики устойчивого рыболовства // Рыбные ресурсы. - 2005. № 4. - С. 15-18. - 0,4 п.л.

    60.Титова Г.Д. Глобализация: угрозы, которые она несет отечественному рыболовству//Рыбные ресурсы. - 2006. № 1. - С. 12-15. - 0,4 п.л.

    61.Титова Г.Д. Мировое рыболовство: экономическая наука о причинах и путях выхода из системного кризиса и повышении конкурентоспсобности национального рыболовства // О проблемах реализации Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностям. - М.: Издание Совета Федерации. 2007. - С. 85-88. - 0,4 п.л.

    62.Титова Г.Д. О закреплении в нормах законодательства о рыболовстве общепризнанных принципов устойчивого развития // О проблемах реализации Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностям. - М.: Издание Совета Федерации. 2007. - С. 88-93. - 0,5 п.л.

    63.Титова Г.Д. О методологии и методах стоимостной оценки биоресурсов гидросферы // Научно-информ. бюлл. «Экологическая безопасность». - 2007, № 1-2(17-18).-   С. 35-41.-0,5 п.л.

    64.Титова Г.Д. О критериях устойчивости рыболовства // Рыбные ресурсы. -

    2007.          №4. -С. 9-12. -0,5 п.л.

    65.Титова Г.Д. Механизм перехода к рентоориентированному налогообложению рыбных промыслов//Рыбное хозяйство. - 2008. № 1. - С. 35-40. - 0,8 п.л.

    66. Титова Г.Д. Водные биологические ресурсы и морские экосистемы как природный капитал // Государственное управление ресурсами. - 2008. №2. -0,4 п.л.

    67.Титова Г.Д. Роль и задачи биоэкономики в создании научных основ устойчивого развития промышленного рыболовства // Рыбное хозяйство. -

    2008.          №3.-С. 11-14  -0,6 п.л.

     





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.