WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Формирование селективной региональной политики социально-экономического развития проблемных регионов

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

СИДОРЕНКО Ольга Владимировна

ФОРМИРОВАНИЕ СЕЛЕКТИВНОЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

ПРОБЛЕМНЫХ РЕГИОНОВ

Специальность 08.00.05 - «Экономика и управление народным хозяйством

(региональная экономика)»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Иркутск 2011


Диссертация выполнена в ФГБОУ ВПО «Байкальский государственный университет экономики и права»

Научный консультант:         доктор экономических наук, профессор

Леонов Сергей Николаевич

Официальные оппоненты:       доктор экономических наук, профессор

Беляева Ирина Юрьевна

доктор экономических наук, профессор Рощина Ирина Викторовна

доктор экономических наук, профессор Соколова Лариса Георгиевна

Учреждение Российской академии наук

Ведущая организация:               Институт экономики и организации

промышленного производства Сибирского отделения РАН, г. Новосибирск

Защита состоится 29 марта 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.070.06 при Байкальском государственном университете экономики и права по адресу: 664003, г. Иркутск, ул. Карла Маркса, 24, корпус 9, зал засе­даний Ученого совета БГУЭП.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Байкальский государственный университет экономики и права» по адресу: 664003, г. Иркутск, ул. Ленина, 11, корпус 2, ауд. 101.

Объявление о защите и автореферат были отправлены в Минобрнауки РФ 23 де­кабря 2011 года для размещения на его сайте и размещены 23 декабря 2011 года на официальном сайте Байкальского государственного университета экономики и права: www.isea.ru

Отзывы на автореферат отправлять по адресу: 664003, г. Иркутск, ул. Ленина, 11, БГУЭП, ученому секретарю диссертационного совета Д 212.070.06 (факс 8-395-2-24-12-00).

Автореферат разослан «   »   ________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор экономических наук, профессор                               СВ. Чупров

2


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Для Российской Федерации вопрос выбора приоритетов регионального развития является наиболее актуальным, так как одной из негативных тенденций, сдерживающих развитие страны, является значительная межрегиональная дифференциация, неизбежным следствием кото­рой выступает рост числа проблемных регионов. Ухудшение социально-экономического положения проблемных территорий оказывает значительное влияние на структуру и эффективность экономики, уровень социально-экономического развития страны и её территориальную целостность. Нерешен­ность региональных проблем и их многообразие отрицательных проявлений и последствий обостряют межрегиональные противоречия и территориальные диспропорции. В этой связи возникает необходимость применения новых под­ходов к формированию региональной политики в Российской Федерации.



Вопросы теории и методологии формирования региональной экономиче­ской политики выступают предметом дискуссий, как на теоретическом, так и на практическом уровне в большинстве стран мира. Многообразие национальных особенностей наслаивается на одну из ключевых проблем современной регио­нальной экономической науки - отсутствие общепризнанной теории региональ­ной экономической политики государства.

Мировая практика показывает, что с целью сглаживания межрегиональных различий государство проводит селективную (избирательную) политику в отноше­нии, прежде всего, отстающих в развитии регионов. Однако общепринятого толко­вания термина «селективная политика» до сих пор не существует, по-прежнему в региональной науке не определена её роль в региональной экономической полити­ке государства. Проблема усложняется тем, что в практике реализации региональ­ной экономической политики объектами избирательного воздействия выступают не только отстающие в развитии регионы, но и перенаселённые ареалы, и развитые регионы, являющиеся «локомотивами роста». Таким образом, возникают вопросы о необходимости и целенаправленности селективного воздействия государства на ре­гиональное развитие.

В Российской Федерации процесс принятия избирательных решений в от­ношении проблемных регионов имеет зачастую бессистемный характер и ориен­тирован, прежде всего, на устранение отдельных чрезвычайных ситуаций. Не­решёнными остаются вопросы выбора наиболее нуждающихся территорий и оценки результативности селективного воздействия государства на социально-экономическое развитие этих территорий. В этой связи процесс формирования селективной региональной политики в Российской Федерации предполагает раз­работку не только теоретических и методологических положений избирательно­го воздействия государства на региональное развитие, но и методического инст­рументария оценки его результативности.

Проблема формирования селективной региональной политики социально-экономического развития проблемных регионов особенно важна для дальнево­сточных субъектов Российской Федерации, представляющих геостратегические интересы России в Тихоокеанском регионе, которые на протяжении 150 лет за­селялись и развивались под патронажем государства. Несмотря на это, регионы Дальнего Востока России остаются наиболее проблемными территориями, осо-

з


бенности которых связаны с суровыми природно-климатическими условиями, отдалённостью от центральных районов страны, приграничным расположением, высокими транспортными и энергетическими тарифами.

Нерешенность вышеуказанных проблем обусловлена непроработанностью ряда теоретико-методологических положений селективной региональной поли­тики государства и отсутствием методического обеспечения оценки её результа­тивности. Решение этих проблем предопределяет актуальность выбора темы ис­следования.

Степень научной разработанности проблемы. Рассматриваемая в диссер­тации проблема имеет богатую ретроспективу исследований в зарубежной и отече­ственной науке, по ряду направлений которой получены важные результаты.

Теоретическим и методологическим фундаментом исследования развития концепций государственного регулирования регионального развития являются труды X. Армстронга (Н. Armstrong), Д. Тейлора (J. Taylor), Н.Н. Баранского, И. Ю. Беляевой, В.Г. Введенского, А.Г. Гранберга, В.В. Кулешова, В.В. Котилко, В.В. Кистанова, О.В. Кузнецовой, А.В. Кузнецова, Е.А. Колодиной, Н.Н. Лари­ной, В.Н. Лексина, П.А. Минакира, Н.Н. Михеевой, Н.Н. Некрасова, О.С. Пче-линцева, В.Ю. Рогова, И.В. Рощиной, В.И. Самарухи, А.Б. Савченко, Л.Г. Соко­ловой, С.А. Суспицына, А.И. Татаркина, В.П. Чичканова, Б.С. Хорева, А.Н. Швецова, Б.М. Штульберга и других учёных.

Источником методологических и теоретических положений, полученных автором в области анализа проблем неоднородности экономического простран­ства и формирования проблемных регионов, послужили труды С.С. Артоболев­ского, М. К. Бандмана, А.Г. Гранберга, Б.Л. Корсунского, А.А. Климова, В.Н. Лексина,С.Н. Леонова, В.Е. Селиверстова, С.А. Суспицына и других исследова­телей.

На формирование научного базиса работы оказали влияние результаты, полученные в области исследования проблем развития регионов Дальнего Вос­тока России такими учеными, как Н.Е. Антоновой, В.И. Ишаевым, Н.В. Ломаки­ной, П.А. Минакиром, Н.Н. Михеевой, Е.Л. Мотрич, О.М. Прокапало, А.С. Шейнгаузом и других исследователей.

Анализ подходов отечественных и зарубежных учёных показал, что имеющиеся теоретические положения, а также методология формирования ме­ханизмов социально-экономического развития проблемных регионов, не рас­сматривают селективную региональную политику как самостоятельный тип ре­гиональной политики государства, не нашли достаточного отражения в научной литературе вопросы оценки результативности этого типа политики.

Рабочей гипотезой исследования является предположение о том, что значи­тельный рост межрегиональных различий и числа проблемных регионов в Россий­ской Федерации, в которых отмечается ухудшение уровня социально-экономического развития, обусловил необходимость и целесообразность разработ­ки теоретико-методологических положений и методического обеспечения процесса формирования селективной региональной политики государства, которые позволят повысить эффективность избирательного воздействия государства на региональное развитие и создадут условия для повышения уровня социально-экономического развития страны и обеспечения её территориальной целостности.

4


Целью исследования является разработка теоретических и методологи­ческих положений формирования и реализации селективной региональной поли­тики государства и методического инструментария оценки её результативности, обеспечивающих повышение уровня социально-экономического развития про­блемных регионов.

Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих задач исследования:

  1. уточнить понятийный аппарат и разработать теоретические и методоло­гические положения формирования селективной региональной политики как са­мостоятельного типа региональной политики государства;
  2. разработать классификацию инструментов реализации избирательного воздействия государства на региональное развитие, базирующуюся на теорети­ческих положениях формирования селективной региональной политики;
  3. обобщить зарубежные и отечественные методические подходы к типо­логии проблемных регионов как объектов региональной политики;
  4. обобщить и систематизировать зарубежный и отечественный опыт реа­лизации селективной региональной политики в части использования инструмен­тария и её видов;
  5. разработать методический подход к оценке результативности селектив­ной региональной политики, позволяющий оценить её влияние на динамику со­циально-экономического развития проблемных регионов в Российской Федера­ции;
  6. выявить особенности реализации селективной региональной политики в отношении регионов Дальнего Востока России в части использования её инстру­ментария;
  7. оценить ожидаемую результативность декларируемых мероприятий в рамках государственной «Стратегии социально-экономического развития Даль­него Востока и Байкальского региона на период до 2025 года», с точки зрения влияния на социально-экономическое развитие проблемных регионов в Дальне­восточном федеральном округе;
  8. оценить влияние видов селективной региональной политики на динами­ку социально-экономического развития проблемных регионов в Дальневосточ­ном федеральном округе в долгосрочной перспективе;
  9. разработать перспективные варианты развития Еврейской автономной области как проблемного дальневосточного региона и оценить их результатив­ность в части снижения проблемности данного субъекта Федерации.

Объектом исследования является социально-экономическое развитие проблемных регионов Дальнего Востока России.

Предметом исследования - процесс формирования и реализации селек­тивной региональной политики, направленной на социально-экономическое раз­витие проблемных регионов.

Теоретическую и методологическую базу работы составляют фундамен­тальные исследования отечественных и зарубежных учёных в области регио­нального управления, отражённые в соответствующих монографиях и публика­циях в периодической печати, а также в материалах и рекомендациях научных конференций и семинаров.

5


Основу методологии исследования составляет диалектика, предопреде­ляющая изучение явлений в постоянном развитии, взаимосвязи и противоречи­вости. Диссертационное исследование выполнено с использованием методоло­гии системного подхода к управлению развитием территорий. В работе приме­нялись методы системного и комплексного анализа, классификации, декомпози­ции, структуризации целей, предметно-логического и сравнительного анализа. В качестве специальных инструментов в работе использованы методы экономико-математического моделирования и метод структурно-динамического анализа хо­зяйственных систем.

Информационную базу исследования составили законодательные и нормативно-правовые документы Российской Федерации, регламентирующие содержание и методы региональной экономической политики, данные офици­альной статистики, материалы официальных сайтов сети Интернет, периодиче­ской экономической печати, сведения, приводимые в монографических исследо­ваниях отечественных и зарубежных ученых по данной проблеме. Кроме того, использовались результаты, полученные автором при выполнении научно-исследовательских работ.

Наиболее существенные научные результаты, полученные автором, со­стоят в следующем:

  1. Разработаны теоретические и методологические положения формиро­вания селективной региональной политики государства, включающие развитие понятийного аппарата, классификацию её видов, обоснование целей, объектов, методологических принципов и механизма формирования и позволяющие рас­сматривать селективную региональную политику как самостоятельный тип ре­гиональной политики государства, что развивает теорию и методологию избира­тельного воздействия государства на региональное развитие.
  2. Разработана двухкритериальная классификация инструментов реализа­ции селективной региональной политики, позволяющая, в отличие от известных классификаций, определить ограничивающий и стимулирующий характер изби­рательного воздействия государства на эндогенный и экзогенный тип регио­нального развития при разработке механизма реализации селективной регио­нальной политики государства.
  3. Выявлены закономерности реализации селективной региональной по­литики в развитых странах, позволяющие учитывать мировой опыт при разра­ботке механизмов избирательного воздействия государства на региональное раз­витие в Российской Федерации и заключающиеся в смене её видов и инстру­ментария: под воздействием глобализации мирового хозяйства сдерживающая политика в отношении городских агломераций сменяется стимулирующей; рост межрегиональных различий и распространение в обществе идеологии «государ­ства всеобщего благосостояния» привело к смене поляризованной политики на выравнивающую; в инструментарии реализации выравнивающей селективной политики отмечается смена акцентов с экзогенного развития проблемных терри­торий на стимулирование их эндогенного потенциала, что объясняется сокраще­нием государственных ресурсов, направляемых на развитие этих регионов.
  4. Разработан методический подход к оценке результатов селективной ре­гиональной политики, основанный на сопоставлении расчётных значений дина­мики межрегиональных различий и числа проблемных регионов с предложен­ными критериальными значениями, что позволяет проводить мониторинг её реа-

6


лизации и прогнозировать ожидаемые последствия избирательного воздействия государства на социально-экономическое развитие проблемных регионов.

5) Установлено, что рост межрегиональных различий и числа проблемных регионов в Российской Федерации, в большинстве которых отмечается ухудше­ние уровня социально-экономического развития с 1991 г. по 2009 г., обусловлен наличием несоответствия декларируемой выравнивающей региональной поли­тики и фактически реализуемой поляризованной селективной политики. Это обосновывает необходимость использования разработанных теоретико-методологических положений к формированию селективной региональной по­литики государства в Российской Федерации.

6) Показано, что реализация селективной региональной политики в отно­шении регионов Дальнего Востока России с конца 20-х гг. XX века по настоящее время базируется на использовании преимущественно экзогенных инструментов в рамках программно-целевого метода. Обоснована необходимость расширения инструментария избирательного воздействия государства на развитие дальнево­сточных регионов за счет использования инструментов, стимулирующих их эн­догенный потенциал, что позволит повысить результативность селективной ре­гиональной политики социально-экономического развития проблемных регио­нов Дальнего Востока России.

  1. Установлено, что в рамках декларируемой государством современной селективной региональной политики в отношении дальневосточных субъектов Российской Федерации не удаётся преодолеть процесс дивергенции, что приве­дёт к сохранению проблемных регионов в Дальневосточном федеральном округе в долгосрочной перспективе. Это подтверждает целесообразность использования разработанного методического подхода к оценке результативности избиратель­ного воздействия государства при формировании селективной региональной по­литики развития регионов Дальневосточного федерального округа.
  2. Разработаны и оценены варианты реализации селективной региональ­ной политики развития регионов Дальневосточного федерального округа в дол­госрочной перспективе, предусматривающие реализацию выравнивающего и поляризованного видов селективной региональной политики государства. Пока­зано, что предпочтительным вариантом является реализация выравнивающей се­лективной региональной политики, которая позволит преодолеть процесс дивер­генции и сократить число проблемных регионов в округе.
  3. Предложены и на основе структурно-динамического метода анализа хо­зяйственных систем оценены перспективные варианты развития Еврейской ав­тономной области как отсталого региона, предусматривающие наращивание объемов производства базовых отраслей или реструктуризацию экономики об­ласти. Установлена предпочтительность реструктуризации экономики Еврей­ской автономной области путём стимулирования её эндогенного потенциала и развития соевого и туристских межотраслевых комплексов.

Обоснованность и достоверность научных положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в работе, подтверждается изучением и использованием положений научных трудов отечественных и зарубежных ученых по исследуемой проблематике, анализом официальных статистических показателей, методических материалов, отчетной информации, подготовленных на федеральном и региональном уровнях, изучением законодательных и иных правовых актов РФ, субъектов РФ.

7


Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

  1. дополнена         теория         государственного         регулирования территориального развития, разработанная А.Г. Гранбергом, Н.Н. Михеевой, А.И. Татаркиным, П.А. Минакиром, Р.И. Шнипером, новыми теоретическими положениями формирования селективной региональной политики, позволяющими рассматривать её как самостоятельный тип региональной экономической политики государства;
  2. сформулированы и обоснованы методологические принципы формирования селективной региональной политики государства, а именно: целенаправленности, адресности, избирательности, альтернативности, рациональности, сохранения территориальной целостности, обеспечения экономической безопасности, формирующие методологические основы избирательного воздействия государства на региональное развитие;
  3. предложено авторское определение селективной региональной политики как избирательного воздействия органов государственного управления на определённые территории посредством рационального размещения экономической деятельности по территории страны с целью повышения уровня её социально-экономического развития и обеспечения территориальной целостности. Это определение углубляет теоретико-методологические представления об избирательном воздействии государства на региональное развитие за счёт отражения в нём целей, объекта и субъектов и основных методологических принципов селективной региональной политики государства;
  4. разработана классификация видов селективной региональной политики, которая по объекту воздействия подразделяется на выравнивающую и поляризованную, а по характеру воздействия на стимулирующую и сдерживающую, что дополняет теоретико-методологические положения избирательного воздействия государства на региональное развитие;
  1. усовершенствован методический подход к типологизапии проблемных регионов, разработанный П.А. Минакиром, С.Н. Леоновым, Б.Л. Корсунским, за счёт уточнения критериев отсталости и депрессивности социально-экономического развития регионов и введения новой шкалы сравнения, позво­ляющей оценивать состояние проблемных регионов не только относительно других территорий, но и своего ретроспективного состояния. Это даёт возмож­ность учитывать динамику социально-экономического развития отсталых и де­прессивных регионов при разработке стратегических направлений селективной региональной политики государства;
  2. обоснованы критериальные характеристики результативности избира­тельного воздействия государства на региональное развитие, учитывающие ди­намику межрегиональных различий и числа проблемных регионов, и позволяю­щие оценить результативность селективной региональной политики, как при проведении мониторинга, так и при прогнозировании ожидаемых последствий её реализации;
  3. адаптирован структурно-динамический метод анализа хозяйственных систем для изучения региональной экономики путём введения новых понятий пропорционального, непропорционального, положительного, отрицательного структурных сдвигов и разработки классификации видов экономического разви­тия региона, что даёт возможность научного обоснования реструктуризации экономики проблемных регионов в соответствии с целями государственной се­лективной региональной политики;

8


• обоснованы приоритетные направления социально-экономического развития Еврейской автономной области как отсталого региона с учётом её при­граничного положения и имеющихся конкурентных преимуществ, что может послужить моделью для других подобных территориальных образований Рос­сийской Федерации.

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая зна­чимость исследования состоит в разработке теоретических и методологических положений формирования селективной региональной политики государства и разработке методического инструментария оценки результативности её влияния на социально-экономическое развитие проблемных регионов.

Практическое значение исследования состоит в возможности прикладного использования полученных результатов, выводов и обобщений для разработки стратегических направлений социально-экономического развития регионов Даль­него Востока России. Теоретические положения и практические рекомендации, содержащиеся в диссертационной работе, могут быть использованы: в качестве информационно-аналитического руководства при обосновании направлений ре­гиональной политики федерального правительства и разработке межрегиональ­ных программ на уровне макрорегионов; органами исполнительной власти про­блемных регионов при разработке направлений их социально-экономического развития; в качестве учебного пособия по вопросам государственного регулиро­вания регионального развития в рамках дисциплин «Государственное и муници­пальное управление», «Региональная экономика и управление».

Соответствие диссертации паспорту научной специальности. В соот­ветствии с формулой специальности 08.00.05 - «Экономика и управление народ­ным хозяйством», охватывающей изучение экономических систем, методы и спо­собы управления этими системами и т.д., в диссертационном исследовании изуче­ны особенности формирования избирательного воздействия государства на разви­тие проблемных регионов, являющихся социально-экономическими системами, в которых концентрируются и реализуются интересы общества, его различных групп и слоев, происходят экономические и социальные процессы. Диссертаци­онная работа является законченным научным исследованием в области разработ­ки селективной региональной политики государства и оценки результативности её влияния на социально-экономическое развитие проблемных регионов.

Отраженные в диссертации научные положения соответствуют области ис­следования специальности 08.00.05 - «Экономика и управление народным хозяй­ством (региональная экономика)»: региональная экономическая политика и меха­низмы её реализации; разработка перспективных направлений развития экономи­ки отдельных регионов как структурных элементов национальной экономики.

Полученные результаты научного исследования соответствуют следую­щим пунктам паспорта специальности 08.00.05 - Экономика и управление на­родным хозяйством (региональная экономика)»: п. 3.12 «Региональные особен­ности социально-экономического развития; типы регионов (развитые и депрес­сивные, доноры и реципиенты и др.); методические проблемы классификации и прикладные исследования особенностей развития различных типов регионов», п. 3.16 «Региональная социально-экономическая политика; анализ особенностей и оценка эффективности региональной экономической политики в Российской Федерации, федеральных округах, субъектах Российской Федерации».

Апробация результатов исследования. Основные результаты диссерта­ционной работы докладывались на международных и всероссийских научно-практических  конференциях:   «Перспективы  развития  российских  регионов:

9


Дальний Восток и Забайкалье до 2010 года» (г. Хабаровск, 2001); «Экономика в координатах постиндустриального развития: региональный аспект» (Хабаровск, 2002); «Динамика пространственной структуры экономической системы Россий­ской Федерации» (Хабаровск, 2003); «Управление регионом: тенденции, законо­мерности, проблемы» (Горно-Алтайск, 2003); «Проблемы устойчивого развития регионов в XXI веке» (Биробиджан, 2004); «Дальний Восток России: плюсы и минусы экономической интеграции» (Хабаровск, 2004); «Теоретические и прак­тические аспекты индустриально-инновационного развития республики Казах­стан» (Алма-Аты, 2004); «Власть и проблемы укрепления российской государст­венности в Дальневосточном федеральном округе» (Хабаровск, 2005); «Пробле­мы экономики, транспорта, коммерции» (Хабаровск, 2007); «Стратегия развития Дальнего Востока России» (Хабаровск, 2007); «Актуальные проблемы развития местного самоуправления» (Биробиджан, 2007); «Современная российская эко­номическая модель. Проблемы и перспективы» (Магнитогорск, 2008); «Пробле­мы управления социально-экономическим развитием регионов» (Братск, 2008); «Система государственного и муниципального управления: проблемы и пер­спективы развития» (Москва, 2010); «Россия в процессе модернизации: социаль­но-политические аспекты» (Армавир, 2010); «Проблемы управления социально-экономическим развитием регионов Сибири» (Братск, 2010); «Долгосрочный прогноз социально-экономического развития мегарегионов (Тихоокеанская Рос­сия - 2050)» (Хабаровск, 2010), «Модернизация России: ключевые проблемы и решения» (Москва, 2010), «Современные тенденции развития научной мысли» (Лондон, Одесса, 2011), «Регионы России: стратегии и механизмы модерниза­ции, инновационного и технологического развития» (Москва, 2011).

Отдельные результаты диссертационного исследования использованы Правительством Еврейской автономной области при разработке «Стратегии со­циально-экономического развития Еврейской автономной области на период до 2020 г.», Министерством экономического развития и внешних связей Хабаров­ского края при разработке программы «Развитие и поддержка малого и среднего предпринимательства в Хабаровском крае на 2010 - 2012 годы», администраци­ей города Хабаровска в рамках реализации проекта «Содействие в развитии ма­лого и среднего бизнеса в МО г. Хабаровска», в аналитических материалах ап­парата Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Даль­невосточном федеральном округе и Межрегиональной ассоциации экономиче­ского взаимодействия субъектов Российской Федерации «Дальний Восток и За­байкалье», что подтверждается соответствующими справками о внедрении.

Теоретические положения и результаты исследования внедрены в учеб­ный процесс в ФГБОУ ВПО «Хабаровская государственная академия экономики и права» при подготовке специалистов, бакалавров и магистров по дисциплине «Региональная экономика и управление», а также в программы переподготовки и повышения квалификации государственных служащих.

Публикации автора. Основные положения диссертационного исследова­ния отражены в 70 публикациях, в том числе в 5 монографиях и 17 научных ра­ботах, опубликованных в рецензируемых научных журналах, определённых ВАК Минобрнауки РФ для публикации научных результатов кандидатских и докторских диссертаций. Общий объём научных трудов 82,0 п.л., авторский вклад составляет 59,9 п.л.

Структура и содержание работы обусловлены предметом исследования, целью, задачами и логикой работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав основного текста, заключения, списка использованной литературы, 5 приложе-

10


ний. Основной текст изложен на 312 стр., включает 12 рисунков и 54 таблицы. Список литературы включает 267 наименований.

В первой главе «Теоретико-методологические основы формирования и реализации селективной региональной политики государства» на основе обоб­щения и систематизации теоретико-методологических основ формирования го­сударственной региональной политики установлено, что селективная региональ­ная политика (наряду с общерегиональной) является одним из типов региональ­ной политики государства, цели и объекты которой зависят от стратегических приоритетов государства. Разработаны теоретические и методологические по­ложения формирования селективной региональной политики государства и ме­тодический инструментарий к оценке её результативности.

Во второй главе «Проблемный регион как объект селективной региональной политики государства» систематизированы основные теоретические подходы к пониманию сущности проблемного региона как категории региональной политики государства, обобщены отечественные и зарубежные методические подходы к ти-пологизапии проблемных регионов. Разработан авторский методический подход к типологизапии проблемных регионов в Российской Федерации, позволяющий учи­тывать динамику социально-экономического развития проблемных регионов при разработке селективной региональной политике государства.

В третьей главе «Закономерности и особенности реализации селективной региональной политики государства: зарубежный и отечественный опыт» на ос­нове предложенных теоретико-методологических положений к формированию се­лективной региональной политики выявлены закономерности и особенности реали­зации селективной региональной политики в зарубежных странах, СССР и Россий­ской Федерации. Выполнена апробация предложенного автором методического подхода к оценке результативности селективной региональной политики в Россий­ской Федерации в период трансформационного спада (1991 - 1998 гг.) и экономи­ческого развития (1999 - 2009 гг.). Проведён анализ объектов и инструментария реализации селективной региональной политики государства на современном эта­пе, выявивший наличие несоответствия декларируемой выравнивающей и фактиче­ски реализуемой поляризованной селективной региональной политики в Россий­ской Федерации.

В четвёртой главе «Селективная региональная политика развития регио­нов Дальнего Востока России: этапы, инструментарий, результаты» проведён анализ этапов реализации селективной региональной политики государства в развитии регионов Дальнего Востока России и установлено, что дальневосточ­ные субъекты Российской Федерации на протяжении длительного периода явля­лись объектами селективной региональной политики государства, направленной на стимулирование экзогенного типа развития территорий, преимущественно, с помощью программно-целевого метода.

В пятой главе «Формирование селективной региональной политики раз­вития регионов Дальнего Востока России» основе авторского методического подхода к оценке результативности селективной региональной политики выпол­нена оценка ожидаемых последствий реализации государственной стратегии -2025, предложены и оценены варианты селективной региональной политики развития Дальнего Востока России в долгосрочной перспективе. Обоснованы перспективные направления экономического развития Еврейской автономной области как отсталого региона, предполагающие повышение уровня её социаль­но-экономического развития путём структурной модернизации экономики ре­гиона.

и


П. ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Разработаны теоретические и методологические положения форми­рования селективной региональной политики государства, включающие развитие понятийного аппарата, классификацию её видов, обоснование це­лей, объектов, методологических принципов и механизма формирования и позволяющие рассматривать селективную региональную политику как са­мостоятельный тип региональной политики государства, что развивает теорию и методологию избирательного воздействия государства на регио­нальное развитие

В диссертационном исследовании установлено, что не существует обще­принятого толкования термина «селективная региональная политика», однако можно выделить два основных подхода к пониманию её роли и места в регио­нальной экономической политике государства: 1) отождествляется с региональ­ной экономической политикой государства; 2) рассматривается как составная часть региональной экономической политики государства. Автор считает, что первый подход не совсем корректен, так как круг вопросов, решаемых в рамках региональной экономической политики государства, значительно шире.

В рамках второго подхода автор исследования, развивая научный подход А.Н. Швецова , считает, что содержание региональной экономической политики государства заключается в согласованной реализации двух её самостоятельных типов: общерегиональной и селективной (рис. 1).

Однако автор данного исследования не согласен с термином «общесистемная политика», предложенным А.Н. Швецовым, так как не ясен критерий данного деления (общесистемная и селективная) и может возникнуть

1 Швецов А. Н. Общесистемная и селективная государственная региональная политика / А. Н. Швецов //Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. - 2009. - №2. - С.38.

12


мнение о несистемности селективной региональной политики, что является недопустимым при формировании региональной экономической политики государства.

Общерегиональная политика направлена на создание общих предпосылок регионального развития. Меры этой политики не имеют избирательного назна­чения и равномерно влияют на все регионы страны, формируя правовую, орга­низационную и экономическую среду их самостоятельной активности. В рамках общерегиональной политики осуществляется определение сферы самостоятель­ных и совместных действий, полномочия и ответственность органов власти по всем аспектам развития регионов; установление общефедеральных правил, про­цедур и норм федерально-регионального разделения собственности, природных ресурсов, финансов.

Селективная региональная политика избирательно воздействует на разви­тие регионов. В настоящем исследовании термин «селективность» понимается как свойство региональной экономической политики государства, имманент­ность которого обусловлена несостоятельностью рынка в тех или иных сегмен­тах рыночной системы.

В работе показано, что селективная региональная политика, являясь самостоятельным типом региональной экономической политики государства, формируется исходя из общественных целей и приоритетов, обозначенных в концепции территориального развития страны, которая задаёт стратегические ориентиры пространственного развития. Соответственно, процесс формирования и реализации селективной региональной политики имеет следующую последовательность: концепция - стратегия - политика - методы, инструменты.

В зависимости от объекта воздействия автором разработана классифика­ция видов селективной региональной политики (табл. 1).

Таблица 1

Сравнительная характеристика видов

селективной региональной политики государства_____________

Признаки

ПОЛЯРИЗОВАННАЯ

селективная политика

ВЫРАВНИВАЮЩАЯ селективная политика

Стимулирующая

Сдерживающая

Объекты

селективной

политики

Регионы, имеющие наибольший потенциал экономического роста

Отсталые и депрессивные регионы

Перегруженные

городские агломерации

- мегаполисы

Цель

селективной политики

Достижение

максимального

общенационального

благосостояния за счёт

эффективного

использования

экономического

потенциала регионов -

полюсов роста

Снижение

межрегиональных

различий путём

стимулирования роста

отсталых и депрессивных регионов

Снижение межрегиональных

различий путём

сдерживания роста

мегаполисов

Общие принципы

Принципы нодальной системы

Принципы социальной справедливости





Разработано автором

13


Поляризованная селективная политика направлена на стимулирование ре­гионов, имеющих наибольший экономический потенциал развития с целью мак­симизации национального дохода.

Целью выравнивающей селективной политики является сглаживание межрегиональных различий путём избирательного воздействия на проблемные регионы. Под проблемными регионами автор понимает такие регионы, которые не в состоянии самостоятельно, то есть без помощи со стороны государства, ре­шить свои обостряющиеся социально-экономические проблемы.

В работе автор установил, что единой классификации проблемных регионов в научной литературе не существует. К проблемным регионам автор относит депрес­сивные и отсталые регионы. Ключевым моментом в определении различий между депрессивными и отсталыми регионами является анализ динамики соответствующих процессов. Понятие «отсталый» предполагает, что регион развивался значительно медленнее остальных регионов, а понятие «депрессивный» связано со спадом произ­водства в ранее благополучных регионах. Автор считает, что объектами выравни­вающей селективной политики, прежде всего, являются депрессивные и отсталые регионы, имеющие геостратегическое значение для страны.

В диссертационной работе автор, используя системный подход, обосновал методологические принципы формирования селективной региональной полити­ки государства:

целенаправленности - означает, что избирательное воздействие государства на региональное развитие направлено на достижение чётко поставленной цели;

избирательности - означает, что селективная региональная политика воз­действует не на все регионы страны, а только на определённые территории, на­пример, проблемные регионы;

адресности - предполагает адресное воздействие на развитие экономики конкретного региона;

альтернативности - при формировании селективной региональной поли­тики государства возникает необходимость построения альтернатив, то есть оп­ределения возможных качественно различных сценариев преобразования внут­ренней структуры региональной системы страны;

рациональности - предполагает, что при формировании селективной регио­нальной политики должно быть достигнуто разумное сочетание (компромисс) целей реализации поляризованной и выравнивающей селективных региональных политик, которое обусловлено общественными приоритетами государства;

сохранения территориальной целостности - связан с пониманием терри­ториального пространства страны как экономической системы: содержание это­го принципа заключается в том, что селективная региональная политика направ­лена на сближение и сращивание региональных хозяйств в единую целостную систему, в условиях межрегиональной интеграции;

обеспечения экономической безопасности - означает, что селективная ре­гиональная политика направлена на создание условий для достижения устойчи­вого экономического роста в регионах и стране в целом, а также защиту эконо­мических интересов на национальном и международном уровнях.

Опираясь на методологические принципы избирательного воздействия государства  на  региональное  развитие,   автор   исследования   сформулировал

14


определение селективной региональной политики как избирательного воздействия органов государственного управления на определённые территории посредством рационального размещения экономической деятельности по территории страны с целью повышения уровня её социально-экономического развития и сохранения территориальной целостности.

2. Разработана двухкритериальная классификация инструментов реализации селективной региональной политики, позволяющая, в отличие от известных классификаций, определить ограничивающий и стимули­рующий характер избирательного воздействия государства на эндогенный и экзогенный тип регионального развития при разработке механизма реа­лизации селективной региональной политики государства

Исходя из предложенных теоретико-методологических положений фор­мирования селективной региональной политики, автор разработал классифика­цию инструментов её реализации (табл. 2). По характеру воздействия на объект селективной региональной политики, автор выделяет две группы инструментов: ограничивающие экономическое развитие региона и стимулирующие его разви­тие.

Таблица 2

Классификация инструментов селективной региональной политики государства

Стимулирующие инструменты

Ограничивающие инструменты

Экзогенное развитие региона

Государственное инвестирование в строительство объектов      промышленной      и социальной инфраструктуры Государственное субсидирование

Государственный                 заказ (государственные закупки)

Запреты         на         строительство         новых

промышленных   предприятий   и   расширение

существующих

Введение      «сертификатов     промышленного

развития»

Вынос     государственных     предприятий     за

пределы крупных городов

Ужесточение    правовых    норм    в    области

землепользования,       охраны       окружающей

среды, градостроительства

Субсидии              за              децентрализацию

промышленности

Эндогенное развитие региона

Создание                  специальных экономических                       зон, индустриальных                парков (площадок) Предоставление

предпринимателям          региона различного   рода   преференций (таможенных,             налоговых, административных),     льготных кредитов,      прав      ускоренной амортизации

Повышение    налоговых    ставок    за    аренду

земельных     участков      в      перенаселенных

агломерациях

Введение        налогов       на       строительство

предприятий

Повышение налогов за природопользование

Разработано автором

Стимулирующие инструменты регионального развития применяются в случае проведения как поляризованной,  так и выравнивающей селективной

15


политики. Разница состоит лишь в объектах избирательного воздействия: поляризованная региональная политика направлена на стимулирование развития территориальных «полюсов роста», при применении выравнивающей региональной политики объектом стимулирования выступают депрессивные и отсталые регионы.

Ограничивающие инструменты используются только при проведении вы­равнивающей политики, объектами которой выступают перенаселённые город­ские агломерации: Париж и Лион (Франция), Лондон и Бирмингем (Великобри­тания), Токио (Япония), Хельсинки (Финляндия) и др. К инструментам, ограни­чивающим экзогенное развитие региона, относятся преимущественно админист­ративные решения: запреты, штрафы, разрешения.

Инструменты, ограничивающие эндогенное развитие региона, направлены на косвенное сдерживание размещения предприятий в агломерациях, как прави­ло, это инструменты налоговой политики. Например, повышение налоговых ста­вок на землю, включая «штрафную»: чем ближе к центру Парижа, тем выше ставка; введение в Финляндии особого налога на инвестиции в строительство.

Необходимо отметить, что программы регионального развития выступают одним из наиболее активных стимулирующих методов селективной региональ­ной политики и представляют собой совокупность инструментов, направленных на стимулирование как эндогенного, так и экзогенного типа регионального раз­вития. Яркими примерами успешной реализации программного метода регио­нального развития в мировой практике являются: программы «Теннеси» и «Ап­палачи» в США, программа «Южный Лимбург» в Нидерландах, программа «Пилбара - 21» в Австралии.

Предлагаемая автором классификация инструментов селективной регио­нальной политики позволяет определить ограничивающий и стимулирующий характер избирательного воздействия государства на эндогенный и экзогенный тип регионального развития при разработке механизма реализации избиратель­ного воздействия государства на региональное развитие.

3. Выявлены закономерности реализации селективной региональной политики в развитых странах, позволяющие учитывать мировой опыт при разработке механизмов избирательного воздействия государства на регио­нальное развитие в Российской Федерации и заключающиеся в смене её видов и инструментария: под воздействием глобализации мирового хозяй­ства сдерживающая политика в отношении городских агломераций сменя­ется стимулирующей; рост межрегиональных различий и распространение в обществе идеологии «государства всеобщего благосостояния» привело к смене поляризованной политики на выравнивающую; в инструментарии реализации выравнивающей селективной политики отмечается смена ак­центов с экзогенного развития проблемных территорий на стимулирование их эндогенного потенциала, что объясняется сокращением государственных ресурсов, направляемых на развитие этих регионов

В диссертационном исследовании выявлено, что селективная политика как самостоятельный тип региональной политики большинства развитых стран начала формироваться в 20-х - 30-х гг. XX века (табл. 3).

16


Таблица 3 Этапы и особенности реализации селективной региональной политики

в развитых странах

Этапы

Цели и задачи

Объекты

Инструменты

Виды (на примере стран)

1этап конец 20-х-середина 50-х гг. XX века

Восстановление экономики регио­нов, наиболее по­страдавших от мирового эконо­мического кризи­са

Отсталые и де­прессивные регионы

Инструменты, стимулирующие экзогенное разви­тие проблемных регионов

ВЫРАВНИВАЮЩАЯ

стимулирующая политика - США, Германия, Нидерлан­ды, Швеция, Норвегия

II этап вторая половина 50-х гг-середина 70 -х гг. XX века

Выравнивание уровня социально-экономического развития регионов страны Эффективное размещение про­изводства в про­странстве с целью максимизации на­ционального до­хода

Отсталые, де­прессивные регионы Регионы - по­люса роста Перегруженные городские аг­ломерации

Стимулирующие инструменты, на­правленные на экзогенное и эн­догенное развитие регионов Ограничивающие инструменты

ВЫРАВНИВАЮЩАЯ

политика: стимулирующая -США, Канада, Шве­ция

сдерживающая -Франция, Великобри­тания

ПОЛЯРИЗОВАННАЯ политика - Япония

III этап середина 70-х гг. -начало 90 - х гг. XX века

Снижение межре­гиональных раз­личий.

Снятие ограниче­ний в городских агломерациях. Стимулирование эффективной про­странственной организации про­изводства

Сокращение числа проблем­ных регионов, выделение в них приоритет­ных ареалов помощи Регионы - по­люса роста

Инструменты стимулирующие, преимущественно, эндогенное разви­тие территорий Разработка ло­кальных программ развития регионов

ВЫРАВНИВАЮЩАЯ

политика: стимули­рующая - США, Швейцария сдерживающая - Ни­дерланды

ПОЛЯРИЗОВАННАЯ политика - Китай, Южная Корея, Япо­ния, Греция

IV этап начало 90 - х гг. XX века -настоящее время

Развитие интегра­ционных процес­сов с целью уст­ранения диспро­порций в про­странственном развитии Снижение межре­гиональных раз­личий

Внутренние ареалы круп­нейших агло­мераций. От­сталые и де­прессивные регионы (части регионов) Регионы - по­люса роста

Инструменты стимулирующие, преимущественно, эндогенное разви­тие регионов

ВЫРАВНИВАЮЩАЯ

политика: стимулирующая -страны ЕС, Южная Корея, Канада

Разработано автором

На первом этапе селективная региональная политика сформировалась как выравнивающая стимулирующая. Объектами такой политики являлись депрес­сивные регионы, основной целью - снижение межрегиональных различий. К числу наиболее удачных проектов начального периода относятся: программа развития региона долины реки Теннеси США, индустриальное развитие Рурской

17


области в Германии, создание польдеров на месте осушаемого залива Зёйдерзе в Нидерландах.

Второй этап реализации селективной региональной политики начинается во второй половине 50-х гг. XX века. Он характеризуется разнообразием выбора объектов и инструментария избирательного воздействия государства. Для дан­ного периода характерно применение не только стимулирующей (США, Канада, Швеция, Нидерланды и др.), но и сдерживающей селективной политики - Фран­ция и Великобритания.

Третий этап реализации селективной региональной политики характеризу­ется сменой акцентов выравнивающей селективной политики с экзогенного госу­дарственного регулирования территорий на стимулирование эндогенного потен­циала проблемных регионов. Эта закономерность проявляется и в настоящее время. Правительства большинства стран приняли решение отказаться от круп­номасштабных национальных и региональных программ и сосредоточить внима­ние на локальных программах обустройства территорий. В этот период основной акцент был сделан на всемерное развитие инновационных функций и сферы НИОКР проблемных регионов, которые в свою очередь могли привлечь предпри­ятия наукоёмких отраслей промышленности. Во всех развитых странах в этот пе­риод получила развитие практика создания научных парков или технополисов.

В диссертационном исследовании показано, что особенностью третьего этапа реализации селективной региональной политики является её наиболее активное формирование и реализация в азиатских странах (Японии, Южной Корее, Китае). Здесь широкое распространение получила поляризованная селективная региональная политика. Например, Южная Корея предпочла концепцию «полюсов роста», акцент был сделан на развитие Сеула и Пусана; в Китае в 1979 г. концепция «равномерного размещения производительных сил» официально была заменена концепцией «использования сравнительных преимуществ», предпочтение было отдано регионам, имеющим наибольший потенциал экономического роста (приморским регионам).

Четвёртый этап реализации селективной региональной политики ознаменовался подписанием Маастрихтских соглашений в 1993 г., что дало основу осуществления новой «наднациональной» региональной политики в рамках Европейского Союза и развитию интеграционных процессов (превращение «Европы национальных государств» в «Европу регионов»). Анализ четвёртого этапа, для которого характерны глобализация мировой экономики и усиление конкуренции между странами, то есть в основном между крупнейшими («глобальными») городами, позволил автору выявить вторую закономерность реализации селективной региональной политики - политика разгрузки городских агломераций стала противоречить национальным интересам, подрывая конкурентоспособность европейских стран в мире, поэтому произошёл переход к политике селективного стимулирования крупных городов. Весьма показательны примеры Нидерландов (Ранстадт), Великобритании (проект реконструкции лондонских доков).

Рост межрегиональных различий в зарубежных странах, а также расширение числа стран участников ЕС, способствовали распространению в обществе идеологии «государства всеобщего благосостояния», что привело к

18


возникновению третьей закономерности - к смене поляризованного вида селективной региональной политики на выравнивающий. Так, целью третьего национального плана территориального развития Южной Кореи (1990-е гг.) являлось сбалансированное развитие со ставкой на небольшие и средние города периферийных районов, в Японии была изменена основная идея создания технополисов - они стали носить социальную направленность с акцентом на развитие местных особенностей.

В работе показано, что современный инструментарий селективной региональной политики развитых стран значительно диверсифицировался за счёт расширения инструментов стимулирования эндогенного развития проблемных регионов.

В результате изучения зарубежного опыта реализации селективной региональной политики автором выявлены её общие черты и закономерности, которые позволяют учитывать мировой опыт при разработке системы мер избирательного воздействия государства на развитие регионов в Российской Федерации, прежде всего проблемных территорий.

4. Разработан методический подход к оценке результатов селективной региональной политики, основанный на сопоставлении расчётных значе­ний динамики межрегиональных различий и числа проблемных регионов с предложенными критериальными значениями, что позволяет проводить мониторинг реализации селективной региональной политики и прогнози­ровать ожидаемые последствия избирательного воздействия государства на социально-экономическое развитие проблемных регионов

В диссертации показано, что объективная оценка результатов селективной региональной политики является крайне сложной, так как общепринятых мето­дик в экономической литературе не существует. Анализ зарубежной и отечест­венной литературы позволил автору выделить четыре подхода к оценке резуль­тативности региональной политики государства: 1) оценка по состоянию от­дельных индикаторов; 2) сравнение действенных результатов политики с воз­можными результатами развития без осуществления политики; 3) соизмерение издержек и выгод региональной политики; 4) степень достижения поставленных целей.

Поскольку одной из главных проблем в оценке результативности государ­ственной региональной политики является учёт динамики межрегиональных различий и изменения числа проблемных регионов, то в качестве адекватного целям данного исследования автором был выбран первый из подходов, основан­ный на оценке отдельных экономических и социальных индикаторов, численно характеризующих результаты проведенных мероприятий.

В рамках первого подхода в научной литературе существуют исследова­ния, в которых в качестве критерия результативности селективной региональной политики государства выступает либо динамика межрегиональных различий, либо динамика числа проблемных регионов. Автор диссертационного исследо­вания, развивая подход академика А.Г. Гранберга о том, что неизбежным след­ствием усиления межрегиональной дифференциации является возникновение

19


проблемных регионов , делает вывод о существовании взаимосвязи между двумя этими параметрами. В работе автор вводит понятие «проблемность регионально­го развития», под которой понимает имманентное свойство межрегиональной дифференциации, которое характеризует степень влияния межрегиональных различий на динамику числа проблемных регионов.

Предложенный в работе методический подход к оценке результативности влияния селективной региональной политики государства на динамику уровня проблемности регионального развития включает три этапа (табл. 4).

Таблица 4

Этапы оценки результативности

селективной региональной политики государства__________

Критерии уровня проблемности ре­гионального развития

Уровень проблемности регионального развития

Оценка результа­тивности селектив­ной региональной политики

Динамика межре­гиональных разли­чий

Динамика числа проблемных ре­гионов

(I этап)

(II этап)

(III этап

)

Дивергенция

Рост

О

и

PQ

растущий

ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ III степени

Дивергенция

Нет динамики

снижающийся

ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ II степени

Дивергенция

Снижение

стабильный

ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ I степени

Конвергенция

Нет динамики

со

стабильный

ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ I степени

Конвергенция

Снижение

снижающийся

ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ II степени

Конвергенция

Отсутствие (устранение)

оптимальный

ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ III степени

Разработано автором

На первом этапе проводится анализ динамики межрегиональных разли­чий в рассматриваемый период; на втором - оценивается динамика числа про­блемных регионов; на третьем этапе осуществляется сравнение полученных значений с критериальными, определяется уровень проблемности регионального развития и делается вывод о результативности селективной политики.

Для анализа динамики межрегиональных различий в работе используются следующие расчётные индикаторы: отношение максимального значения показа­теля к минимальному с учётом и без учёта крайних значений, характеризующее масштаб различий; коэффициент вариации, который показывает долю средне-квадратического отклонения значений по регионам от среднего значения по стране.

Для оценки динамики числа проблемных регионов автор усовершенство­вала методический подход к типологизации проблемных регионов, разработан­ный в Институте экономических исследований Дальневосточного отделения

1 Гранберг А. Г. Региональное развитие: опыт России и Европейского Союза / А. Г. Гранберг. -М. : Экономика, 2000.

20


РАН , путём введения второй шкалы сравнения, позволяющей сравнивать про­блемные регионы не только с другими территориями, но и со своим прежним со­стоянием. Это позволяет при формировании селективной политики применять дифференцированный подход к проблемным регионам, ухудшившим своё соци­ально-экономическое положение в динамике.

В работе автор уточнил пороговые значения отсталости и депрессивности регионов (табл. 5) и предложил использовать в качестве критерия отсталости по­казатель «доля численности населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума» вместо показателя «реальные доходы населения (от­ношение среднедушевого дохода к стоимости потребительской корзины)».

Таблица 5 Пороговые значения показателей отсталости и депрессивности регионов

РФ в период 1994 - 2009 гг.

Показатели

Пороговые значения

Отсталость

ВРП надушу населения (индекс РФ = 100%), в среднем за период

1994 - 1998 гг.: менее 50% 7999 - 2004 гг.: менее 56 % 2005 - 2009 гг.: менее 65 % среднероссийского уровня.

Уровень общей безработицы в среднем за период

1994 - 1998 гг.: 14% и выше 7999 - 2004 гг.: 11% и выше; 2005 - 2009 гг.: 7 % и выше.

Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (в % от общей численности населения в регионе) в сред­нем за период

1994 - 2009 гг: выше среднероссийского показателя за анализируемый период.

Депрессивность

Уровень общей безработицы в среднем за период

1994 - 1998 гг.: 14% и выше; 7999 - 2004 гг.: 11 % и выше; 2005 - 2009 гг.: 7 % и выше.

Падение индекса промышленного производства за анализируемый период к уровню 1990 г.

1994 - 1998 гг.: менее 50%; 7999 - 2004 гг.: менее 60% 2005 - 2009 гг.: менее 70%

Объем промышленного производства на душу населения на начало периода (в ценах 1991 г.)

1994 - 1998 гг.: свыше 3500 рублей 7999 - 2004 гг.: свыше 11000 рублей 2005 - 2009 гг.: свыше 36000 рублей

Разработано автором

Применение показателя «реальные денежные доходы населения» является спорным, так как в настоящее время в большинстве регионов отмечается пре­вышение значения данного показателя над пороговым. Исходный методический подход не позволяет выявлять, за счёт каких источников складывается высокий уровень дохода в проблемных регионах.

Сопоставление критериальных характеристик, учитывающих динамику межрегиональных различий и числа проблемных регионов, с расчётными значе­ниями позволяет оценить результативность селективной региональной политики за анализируемый период.

1  Леонов С.Н. Типология проблемных регионов на основе оценки межрегиональных социально-экономических и финансовых различий // Известия РАН. Серия географическая. -2005. - № 2. - С.68 -76.

21


Разработанный автором методический подход к оценке результативности селективной региональной политики представляет собой инструмент мониторин­га и прогнозирования ожидаемых последствий реализации избирательного воз­действия государства на социально-экономическое развитие проблемных регио­нов. Апробация данного подхода позволила автору оценить результативность се­лективной региональной политики РФ в 1991 - 2009 гг. и ожидаемые последствия реализации селективной региональной политики развития регионов Дальнего Востока России до 2025 г.

5. Установлено, что рост межрегиональных различий и числа проблем­ных регионов в Российской Федерации, в большинстве которых отмечается ухудшение уровня социально-экономического развития с 1991 г. по 2009 г., обусловлен наличием несоответствия декларируемой выравнивающей регио­нальной политики и фактически реализуемой поляризованной селективной политики, что обосновывает необходимость использования разработанных теоретико-методологических положений к формированию селективной регио­нальной политики государства в Российской Федерации

На основе разработанного методического подхода в работе автор произвёл оценку результативности селективной региональной политики в Российской Фе­дерации в период трансформационного спада (1991 - 1998 гг.) и в период эконо­мического развития (1999 - 2009 г.).

Анализ динамики межрегиональных различий в РФ в 1991 - 2009 гг. пока­зал, что как для периода трансформационного спада, так и для периода экономи­ческого развития отмечается процесс межрегиональной дивергенции по основ­ным экономическим показателям: объёму промышленного производства на ду­шу населения и объёму ВРП на душу населения. Это подтверждается растущими показателями масштаба различий без учёта крайних значений и коэффициента вариации (табл. 6).

Таблица 6 Динамика межрегиональных различий субъектов РФ в 1991 - 2009 гг.

Показатель различий

1991

1995            2000

2005

2009

по объёму промышленного производства на душу населения (в ценах 1991 г.)

Масштаб различий:

с учётом крайних значений, раз

29,18

32,3

72,98

94,27

42,13

без учёта крайних значений, раз

15,67

16,73

22,94

16,92

17,01

Коэффициент вариации

0,15

0,16

0,19

0,24

0,25

по реальным среднедушевым денежным доходам населения

Масштаб различий:

с учётом крайних значений, раз

3,08

13,9

13,63

12,38

6,94

без учёта крайних значений, раз

2,55

6,22

6,5

8,10

5,60

Коэффициент вариации

0,08

0,49

0,25

0,24

0,18

по валовому региональному продукту на душу населения

Масштаб различий:

с учётом крайних значений

-

20,02

26,53

43,62

25,42

без учёта крайних значений

-

10,99

13,62

15,90

16,61

Коэффициент вариации

-

0,31

0,32

0,41

0,42

Рассчитано автором на основе данных Госкомстата РФ

22


Произошедшее в 2009 г. снижение масштаба различий с учётом крайних значений по объёму промышленного производства на душу населения обуслов­лено включением Агинского Бурятского автономного округа в состав Забай­кальского края, тогда как в 1991 - 2008 гг. этот регион имел самый низкий пока­затель промышленного производства на душу населения. Сокращение масштаба различий с учётом крайних значений по ВРП на душу населения в 2009 г. связа­но со значительным приростом ВРП на душу населения (83%) в 2007 г. по срав­нению с 2006 г. в Республике Ингушетия - регионе с самым низким значением этого показателя за весь анализируемый период.

В диссертационном исследовании показано, что с 2005 г. тенденция сни­жения межрегиональных различий по среднедушевым реальным денежным до­ходам наблюдается в результате повышения доходов работникам бюджетной сферы и военнослужащих, а также социальных выплат, в рамках реализации го­сударственной социальной политики.

На основе усовершенствованного методического подхода автором была произведена типологизация проблемных регионов в РФ (табл. 7). Анализ типо­логии проблемных регионов показал, что за период с 1994 г. по 2009 г. произош­ло увеличение числа проблемных регионов с 25 в 1994 - 1998 гг. до 28 в 1999 -2004 гг. и дальнейшим увеличением до 30 в 2005 - 2009 гг. На протяжении всего анализируемого периода рост числа проблемных регионов определялся увеличе­нием количества отсталых регионов: в 1999 - 2004 гг. с 10 до 14 по сравнению с предыдущим пятилетним периодом, и далее до 16 в 2005 - 2009 гг. Рост числа отсталых регионов объясняется ухудшением ситуации в депрессивных регионах и переходом ряда депрессивных субъектов Федерации в число отсталых. Крайне негативным следствием является то, что в большинстве отсталых регионов за период наблюдений в динамике отмечается тенденция ухудшения уровня соци­ально-экономического развития, при этом большинство из них являются пери­ферийными, приграничными регионами, имеющими геостратегическое значения для РФ.

Используя критерии, описанные в табл. 4, автор определил сложившийся уровень проблемности в РФ в 1991 - 2009 гг. как «высокий растущий», а резуль­тативность селективной региональной политики как «отрицательную III степе­ни», поскольку для рассматриваемого периода были характерны одновременно и межрегиональная дивергенция и рост числа проблемных регионов.

С целью выявления причин отрицательной результативности селективной региональной политики РФ автором был проведён анализ целей, объектов и ин­струментов декларируемой и фактически реализуемой селективной региональ­ной политики.

Анализ содержания правительственных документов, отражающих основ­ные положения селективной региональной политики Российской Федерации, по­казал, что в 1991 - 2009 гг. официально декларировалась выравнивающая селек­тивная региональная политика. Основной её целью являлось повышение уровня и качества жизни населения, обеспечение примерно равных условий экономиче­ского развития субъектов Федерации.

23


Типологизация отсталых и депрессивных регионов Российской Федерации в 1994 - 2009 гг. (разработано автором)


Таблица 7



1994 - 1998 гг.

1999 - 2004 гг.

2005 - 2009 гг.

Депрессивные регионы

Отсталые регионы

Депрессивные регионы

Отсталые регионы

Депрессивные регионы

Отсталые регионы

н я «

S3

а

« о

а

Я

я

В ч

5? >>

Еврейская    автономная область.

Читинская         область, Амурская область. Ива­новская область, Волго­градская   область,   Ал­тайский край, Псковская область,        Пензенская область,   Брянская   об­ласть, Республика Буря­тия.

10 регионов

Республики:     Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкарская,   Карачаево-Черкесская,      Северная Осетия -  Алания,   Ал­тай, Тыва, Адыгея, Кал­мыкия; Ставропольский край.

10 регионов

Рязанская область, Кур­ганская область, Пен­зенская область, Рес­публика Мордовия, Амурская область. Рес­публика Бурятия, Ал­тайский край.

7 регионов

Республики:      Ингуше­тия,              Кабардино-Балкарская,   Карачаево-Черкесская,      Северная Осетия -  Алания,   Ал­тай, Адыгея, Калмыкия, Ставропольский     край, Ивановская       область, Читинская область.

10 регионов

Рязанская        область, Курганская      область, Алтайский   край,   Ор­ловская область,  Там­бовская   область,   Рес­публика Марий Эл, Костромская область.

7 регионов

Республики:   Дагестан, Тыва,          Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская,      Алания, Бурятия;   Ставрополь­ский край; Ивановская, Читинская,    Еврейская автономная, Псковская области.

11 регионов

«

S3 а

« о

а

S*>

(D

Я

я

В я

1

Республики: Марий Эл, Мордовия.

Области: Омская Сара­товская, Ростовская.

5 регионов

Чувашская Республика. Области: Калининград­ская, Воронежская, Рос­товская, Камчатская, Брянская, Волгоград­ская.

Итого: 7 региона

Республики:     Дагестан, Тыва.

Еврейская    автономная область, Псковская об­ласть.

Итого:4 региона

Республики:      Чуваш­ская,   Мордовия.    Об­ласти:      Воронежская, Ростовская,       Пензен­ская,  Кировская,  Кур­ская.

Итого: 7региона

Республики     Ингуше­тия,   Адыгея,   Калмы­кия,   Алтай.  Амурская область.

Итого: 5 регионов

Примечание: 1) в период 2005 - 2009 Читинская область находится в составе Забайкальского края; 2) курсивом вьщелены регионы, которые находились в группе депрессивных в предыдущем периоде, и перешли в группу отсталых регионов в анализируемом периоде; 3) подчёркиванием вьщелены дальневосточные регионы.


к»

4^


Объектами выравнивающей селективной региональной политики были объявлены «отстающие в развитии регионы», инструментами реализации были определены: федеральные программы регионального развития, субсидии из Фе­дерального фонда регионального развития (ФРР) и Инвестиционного фонда, особые (специальные) экономические зоны.

С принятием Федерального закона «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития в РФ» в 1995 г. в стране на­чался бум региональных программ. Они послужили оперативным средством по­лучения финансовых ресурсов из федерального бюджета на инвестиционные проекты первоначально экономической, затем уже только социальной направ­ленности. В работе показано, что разрастание числа федеральных программ ре­гионального развития привело к исчезновению принципа селективности и имело оборотной стороной постоянно увеличивающееся недофинансирование про­граммных мероприятий.

С целью сокращения числа региональных программ и введения принципа селективности, была принята программа «Сокращение различий в социально-экономическом развитии регионов РФ до 2015 года», просуществовавшая с 2002 г. по 2006 г. Основным недостатком программы явилось противоречие между широтой поставленных задач и ограниченными ресурсами её решения, которые сводились, в сущности, к мерам поддержки коммунальной реформы. Выделяв­шиеся на финансирование программы средства федерального бюджета за годы её реализации в реальном выражении уменьшались и оказались недостаточными для реального сокращения межрегиональных различий.

С 2001 г. по 2007 г. источником финансирования федеральных целевых программ развития регионов были субсидии из Фонда регионального развития (ФРР). Но при этом основными получателями средств из ФРР в 2002 - 2006 гг. яв­лялись два субъекта Федерации - Республики Татарстан и Башкортостан (более 70% в общем объёме финансирования), не являющиеся проблемными регионами.

В 2008 - 2010 гг. федеральные инвестиционные приоритеты в отношении поддерживаемых регионов формально изменились. В работе показано, что от Vi до % средств федерального бюджета, предназначенных на финансирование ре­гиональных ФЦП в это время, направлялось на финансирование ФЦП «Экономи­ческое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на 1996 - 2005 гг. и на период до 2013 года». Большинство регионов Дальнего Востока и Забайкалья -это действительно периферийные регионы страны, но проблема в том, что факти­чески основные инвестиции (до 60% по данным Министерства финансов РФ) в рамках программы направлялись целевым образом на создание объектов инфра­структуры для проведения саммита стран АТЭС в г. Владивостоке в 2012 г., а не на решение региональных проблем.

Действенным инструментом селективной региональной политики могли бы стать субсидии из Инвестиционного фонда РФ, с 2008 года направляемые на создание инфраструктурных объектов регионального значения. В работе установ­лено, что из 21 региона, фактически получившего средства из фонда в 2008 - 2010 гг., лишь семь относятся к числу проблемных регионов: Республики Дагестан, Мордовия и Чувашская, Воронежская, Курганская, Тамбовская и Ростовская об­ласти (см. табл. 7).

25


С принятием Федерального закона «Об особых экономических зонах в Рос­сийской Федерации» в 2005 г. начался новый этап создания особых экономиче­ских зон (ОЭЗ) в РФ. За период 2006 - 2010 гг. были созданы 15 ОЭЗ, причём зо­ны вновь создавались преимущественно в благополучных регионах и только лишь в трех проблемных регионах страны: Республике Алтай, Республике Бурятия и Алтайском крае (см. табл. 7).

Таким образом, в работе автором установлено, что в РФ с 1991 г. по 2010 г. государство активно использовало инструменты селективной региональной поли­тики, но объектами избирательного воздействия государства выступали преиму­щественно относительно благополучные, а не проблемные регионы, что привело к ухудшению уровня социально-экономического развития проблемных регионов, большинство из которых имеют геостратегическое значение для РФ.

6. Показано, что реализация селективной региональной политики в отношении регионов Дальнего Востока России с конца 20-х гг. XX века по настоящее время базируется на использовании преимущественно экзоген­ных инструментов в рамках программно-целевого метода. Обоснована не­обходимость расширения инструментария избирательного воздействия го­сударства на развитие дальневосточных регионов за счет использования инструментов, стимулирующих их эндогенный потенциал, что позволит по­высить результативность селективной региональной политики социально-экономического развития проблемных регионов Дальнего Востока России

В диссертационной работе период избирательного воздействия российско­го государства на социально-экономическое развитие регионов Дальнего Восто­ка автором разделен на три этапа.

Особое отношение государства к Дальнему Востоку России (ДВР) стало формироваться с момента осознания геостратегической важности восточных ок­раинных территорий. Целями I этапа (начало XX века - 1913 г.) селективной ре­гиональной политики являлись военно-политическая необходимость заселения дальневосточных территорий и потребность в новых, свободных землях для пре­доставления их освободившимся из крепостной зависимости крестьянам. Основ­ными методами реализации селективной региональной политики в отношении ДВР в этот период стали программа аграрного переселения крестьян П. А. Сто­лыпина и программа С. Ю. Витте, содержащая идею строительства Транссибир­ской магистрали.

Особенность периода 1914 - 1927 гг. состояла в отсутствии осознанной селективной региональной политики государства в отношении дальневосточных регионов, обусловленное недостатком необходимых финансовых средств для её реализации в период Первой мировой войны, а далее Февральской и Октябрь­ской революций и Гражданской войны.

В работе автор показал, что на II этапе (1928 - 1990 гг.) селективной ре­гиональной политики советского государства в отношении дальневосточных ре­гионов были поставлены цели: развитие оборонных производств, инфраструкту­ры и ресурсоэксплуатирующих отраслей в регионе и создание условий по сти­мулированию притока населения. Установлено, что именно в этот период разви­тие ДВР было связано с реализацией программно-целевого метода селективной региональной политики государства. Первым программным документом этого

26


периода в отношении ДВР можно считать Постановление Политбюро ЦК ВКП(б), принятое в 1930 г., основной целью которого являлось создание эконо­мической базы армии и флота, оно было перевыполнено на 30% по сравнению с первоначальными объёмам инвестирования.

Далее применение программно-целевого метода в отношении регионов ДВР реализовалось в форме специальных программ, обозначенных в постанов­лениях ЦК КПСС и Правительства (1967 г. и 1972 г.), в которых были определе­ны мероприятия по развитию оборонного комплекса, социальной сферы и уси­лению комплексного характера экономики региона. Последним программным документом, принятым в отношении ДВР в советский период, стала «Долговре­менная государственная программа развития производительных сил Дальнево­сточного экономического района, Бурятской АССР и Читинской области на пе­риод до 2000 года», утвержденная в 1987 г.

Анализ программных документов, принятых в отношении ДВР в совет­ский период, позволил автору сделать вывод о том, что реализация программно-целевого метода осуществлялась с помощью инструментов, направленных на стимулирование преимущественно экзогенного типа развития дальневосточных территорий: государственное инвестирование, субсидирование, государствен­ный заказ, дотации.

В диссертационном исследовании установлено, что в период с 1991 г. по 1995 г. осознанной селективной региональной политики в отношении ДВР не проводилось. С началом радикальной экономической реформы в России полити­ка государственного патронажа над дальневосточными территориями сменилась на государственное дерегулирование в сфере региональных экономических от­ношений. Основным ударом по экономике региона стало разрушение сложив­шейся системы государственных гарантий поддержания равных условий функ­ционирования социально-экономической системы ДВР по сравнению с другими частями страны.

III этап (1996 г. - по настоящее время) селективной региональной полити­ки России по отношению к дальневосточным территориям начинается с момента принятия в 1996 г. «Федеральной целевой программы экономического и соци­ального развития Дальнего Востока и Забайкалья на 1996 - 2005 гг.» (ФЦП -1996). Генеральная цель программы заключалась в максимальном ослаблении влияния факторов, препятствующих адаптации региона к условиям рыночной экономики. В программе были предусмотрены инструменты селективной регио­нальной политики, направленные преимущественно на стимулирование экзогенно­го типа развития дальневосточных регионов: государственные субсидии, государ­ственный заказ для предприятий федерального значения, меры социальной защиты населения, прямые государственные инвестиции в программные проекты.

В работе автор показал, что ни одна из поставленных задач не была вы­полнена, а декларируемые инструменты на практике не были реализованы. Про­грамма оказалась несбалансированной по целям и ресурсам. По причине неудачи ФЦП - 1996 была осуществлена корректировка программы с продлением срока её действия до 2010 и далее до 2013 года (ФЦП - 13), основной целью, которой является формирование необходимой инфраструктуры и создание благоприятно­го инвестиционного климата для развития приоритетных отраслей экономики региона с учётом геостратегических интересов и обеспечения безопасности Рос-

27


сийской Федерации. В ФЦП - 13 обозначены основные инструменты селектив­ной региональной политики государства в отношении Дальнего Востока России: государственное инвестирование в объекты социальной и производственной ин­фраструктуры и освоение природных ресурсов. В диссертационном исследова­нии автор установил, что активная реализация ФЦП - 13 началась с 2008 года, о чём свидетельствует увеличение показателя удельного веса инвестиций в основ­ной капитал ДВР в общероссийском показателе.

Таким образом, анализ этапов реализации селективной региональной по­литики в отношении дальневосточных регионов позволил установить, что с на­чала XX по настоящее время основным методом избирательного воздействия го­сударства на развитие Дальнего Востока России является программно-целевой метод, основанный на использовании преимущественно экзогенных инструмен­тов селективной региональной политики, что не позволило в полной мере соз­дать условия для стимулирования внутреннего потенциала развития дальнево­сточных регионов.

7. Установлено, что в рамках декларируемой государством современ­ной селективной региональной политики в отношении дальневосточных субъектов Российской Федерации не удаётся преодолеть процесс диверген­ции, что приведёт к сохранению проблемных регионов в Дальневосточном федеральном округе в долгосрочной перспективе. Это подтверждает целесо­образность использования разработанного методического подхода к оценке результативности избирательного воздействия государства при формиро­вании селективной региональной политики развития регионов Дальнево­сточного федерального округа

Ориентиры долгосрочного развития регионов Дальневосточного феде­рального округа отражены в «Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года» (стратегия -2025). На основе разработанного автором методического подхода в работе была произведена оценка ожидаемой результативности селективной региональной по­литики, обозначенной в стратегии - 2025.

Оценка динамики межрегиональной дифференциации по показателю ВРП на душу населения в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) показала, что в случае реализации стратегии -2025 произойдёт снижение межрегиональных различий (табл. 8).

Таблица 8 Прогнозная динамика межрегиональных различий субъектов ДФО по показате-

лю ВРП на душу населения в случае реализации стратегии - 2025

Показатель различий

2015

2020

2025

Масштаб различий:

- с учётом крайних значений

4,19

3,99

3,50

- без учёта крайних значений

2,47

2,03

1,63

Коэффициент вариации

0,57

0,47

0,41

Рассчитано автором на основе стратегии - 2025

Согласно расчётам, в случае реализации стратегии - 2025 количество про­блемных регионов в Дальневосточном федеральном округе уменьшится. Если в

28


2009 г. на Дальнем Востоке было два проблемных субъекта Федерации (Еврей­ская автономная и Амурская области), то к 2015 - 2025 гг. в числе проблемных останется только один субъект - Еврейская автономная область (ЕАО) (табл. 9).

Таблица 9

Прогнозный уровень ВРП на душу населения дальневосточных регионов

к среднему значению по Дальнему Востоку в результате реализации

_____________________    стратегии - 2025________________________

Регион

2009 факт

2015

2020

2025

Республика Саха (Якутия)

1,53

1,15

1,11

1,08

Камчатский край

1,23

0,98

0,95

0,96

Приморский край

0,81

0,85

0,86

0,90

Хабаровский край

0,85

1,01

1,29

1,47

Амурская область

0,64

0,75

0,81

0,92

Магаданская область

1,31

1,08

1,14

1,15

Сахалинская область

3,38

2,50

1,95

1,97

Еврейская автономная область

0,60

0,57

0,46

0,45

Чукотский автономный округ

4,10

1,93

1,86

1,87

Рассчитано автором на основе стратегии - 2025

Примечание: жирным шрифтом отмечены проблемные регионы, в них отношение ВРП на душу населе­ния ниже 0,75 среднедальневосточного показателя

Автором установлено, что данная тенденция обусловлена отставанием темпов роста хозяйственного комплекса ЕАО от темпов роста других дальнево­сточных субъектов Федерации в 2015 - 2025 гг.

Выполненный анализ динамики межрегиональных различий и числа про­блемных регионов в Дальневосточном федеральном округе позволяет оценить ожидаемую результативность селективной региональной политики, обозначен­ную в стратегии - 2025, согласно введённой автором шкале оценок как «поло­жительную II степени» (см. табл. 4), то есть положительная результативность селективной региональной политики снижена в связи с тем, что полностью уст­ранить проблемные регионы в ДФО к 2025 г. не удастся. В долгосрочной пер­спективе проблемным регионом останется Еврейская автономная область (ЕАО). Учитывая приграничное положение области с Китайской народной республикой (КНР), данная тенденция может повысить угрозу экономической безопасности Российской Федерации.

8. Разработаны и оценены варианты реализации селективной регио­нальной политики развития регионов Дальневосточного федерального ок­руга в долгосрочной перспективе, предусматривающие реализацию вырав­нивающего и поляризованного видов селективной региональной политики государства. Показано, что предпочтительным вариантом является реали­зация выравнивающей селективной региональной политики, которая по­зволит преодолеть процесс дивергенции и сократить число проблемных ре­гионов в округе

В работе произведена оценка ожидаемых последствий реализации двух видов селективной региональной политики (поляризованной и выравнивающей)

29


на динамику уровня проблемности регионального развития ДФО в долгосрочной перспективе, которая осуществлялась в четыре этапа.

На первом этапе осуществлялся выбор объектов избирательного воздейст­вия государства для реализации поляризованной и выравнивающей селективной региональной политики. Автором установлено, что объектами поляризованной селективной региональной политики являются наиболее благополучные регионы - «локомотивы роста», для выбора которых был использован критерий: отношение показателя ВРП на душу населения к среднероссийскому на уровне выше или близко к 1. Согласно установленному критерию к регионам - «локо­мотивам роста» автором отнесены Республика (Саха) Якутия, Камчатский край, Магаданская область, Сахалинская область, Чукотский автономный округ. В ра­боте установлено, что регионы - «локомотивы роста» будут развиваться с тем­пом прироста 8% в год (максимальный среднегодовой темп прироста ВРП по стратегии - 2025). Все остальные регионы ДФО - с темпом прироста ВРП 3,8% (минимальное значение темпа прироста ВРП согласно стратегии - 2025).

Выравнивающая селективная региональная политика в отношении регио­нов ДФО была сформирована автором путём корректировки темпов прироста ЕАО, развитие всех остальных дальневосточных регионов соответствует Страте­гии - 2025. На основе расчётов автором определено, что для устранения про­блемных регионов в ДФО Еврейская автономная область должна развиваться с темпом роста не менее 6,5% в год с 2015 г. по 2020 г. (в стратегии - 2025 опре­делено 2,5%).

2 этап включал оценку ожидаемых межрегиональных различий в ДВО в долгосрочной перспективе. Расчёты показали, что в случае проведения феде­ральным центром поляризованной селективной региональной политики в отно­шении дальневосточных регионов в период до 2025 г. в округе будет наблюдать­ся процесс устойчивой дивергенции (табл. 10).

Таблица 10

Прогнозная динамика межрегиональных различий субъектов ДФО по

____ показателю ВРП на душу населения на период до 2025 года_____

Показатель различий

2015

2020

2025

Масштаб различий: а) с учётом крайних значе­ний

4.32 3,83

5.15

2,52

6.14 2,12

б) без учёта крайних значе­ний

3.35 2,44

4.02 1,82

4.80 1,18

Коэффициент вариации

0.73 0,57

0.84

0,32

0.91

0,22

Рассчитано автором

Примечание: числитель - поляризованная селективная региональная политика;

знаменатель - выравнивающая селективная региональная политика.

В работе установлено, что ожидаемым результатом реализации выравни­вающей селективной региональной политики будет процесс межрегиональной конвергенции. Следует отметить, что показатели межрегиональных различий в этом случае будут меньше чем, в случае реализации стратегии - 2025 .

3 этап предполагал оценку ожидаемого количества проблемных регионов в ДФО. Согласно расчётам, в случае реализации поляризованной селективной

30


региональной политики в ДФО произойдёт увеличение числа проблемных ре­гионов, к 2025 г. к ним будут относиться Еврейская автономная область, Амур­ская область, Приморский край, Хабаровский край (табл. 11).

Таблица 11 Прогнозный уровень ВРП на душу населения дальневосточных регионов к

среднему значению по Дальнему Востоку на период до 2025 г.

Регион

2015

2020

2025

Республика Саха (Якутия)

1,37 1,15

1,48 1,11

1,59 1,08

Камчатский край

1,06 0,98

1,15 0,95

1,24 0,96

Приморский край

0.65 0,85

0,59

0,86

0,53

0,90

Хабаровский край

0.81 1,01

0,73

1,29

0,65

1,47

Амурская область

0,61

0,75

0,59

0,81

0,53

0,84

Магаданская область

1.24 1,08

1.35 1,14

1.45 1,15

Сахалинская область

2.67 2,50

2.89 1,95

3.11 1,97

Еврейская автономная область

0,55

0,57

0,44

0,77

0,42

0,82

Чукотский автономный округ

2,21 1,93

2,39 1,86

2,58 1,87

Рассчитано автором

Примечание: 1) числитель - поляризованная селективная региональная политика; знаменатель - вырав­нивающая селективная региональная политика. 2) жирным шрифтом вьщелены проблемные регионы, в них отношение ВРП на душу населения ниже 0,75 среднедальневосточного показателя;

В результате реализации выравнивающей селективной региональной по­литики в отношении регионов ДФО к 2025 г. произойдёт устранение проблем­ных регионов (при заданном критерии 0,75 среднедальневосточного показателя).

4 этап - оценка и сравнение ожидаемой результативности реализации двух видов селективной региональной политики. Выполненный анализ критери­ев уровня проблемности (динамики межрегиональных различий и числа про­блемных регионов) позволяет оценить ожидаемую результативность поляризо­ванной селективной региональной политики как «отрицательную» наихудшей III степени. Кроме того, её реализация фактически может быть затруднена ограни­ченными возможностями экономического роста опорных регионов Дальнего Востока (Республика (Саха) Якутия, Камчатский край, Магаданская область, Са­халинская область, Чукотский автономный округ) в силу ряда причин: 1) терри­тория этих регионов характеризуется экстремальными климатическими усло­виями и относится к зоне неблагоприятной для жизни человека; 2) на огромной территории этих регионов (4,1 млн. кв. км) проживает менее 15% населения Дальнего Востока, что свидетельствует о низкой плотности населения и очаго­вом характере расселения; 3) основными факторами, сдерживающими реализа­цию экономического потенциала опорных регионов, являются их экономическая и инфраструктурная изоляция от остальной части России, низкая внутренняя

31


транспортная связь территории, высокая затратность и сезонность обеспечения завоза грузов для арктических и северных районов.

В работе установлено, что реализация выравнивающей селективной ре­гиональной политики приведёт к снижению межрегиональных различий и уст­ранению проблемных регионов, в связи с этим ожидаемую результативность её реализации можно оценить как «положительную III степени».

Представленные аргументы свидетельствуют о предпочтительности вы­равнивающей селективной региональной политики в Дальневосточном феде­ральном округе, так как её реализация приведёт к снижению межрегиональных различий и числа проблемных регионов при заданных критериях в долгосрочной перспективе.

9. Предложены и на основе структурно-динамического метода оцене­ны перспективные варианты развития Еврейской автономной области как отсталого региона, предусматривающие наращивание темпов роста базо­вых отраслей или реструктуризацию экономики области. Установлена предпочтительность реструктуризации экономики Еврейской автономной области путём стимулирования её эндогенного потенциала и развития со­евого и туристских межотраслевых комплексов

В рамках выравнивающей селективной региональной политики автором предложено два перспективных варианта обеспечения прогнозируемых ежегод­ных темпов прироста (6,5% в год) экономики ЕАО в период 2015 - 2020 гг.:

  1. ПЕРВЫЙ вариант - предполагает наращивание объемов производства базовых отраслей экономики, которые обозначены в стратегии - 2025 в качестве приоритетных отраслей: добывающая промышленность, строительство и транс­порт. Он предполагает развитие области на основе наращивания темпов освое­ния природных ресурсов: железнорудных и марганцево-рудных месторождений.
  2. ВТОРОЙ вариант - предусматривает развитие отраслей экономики, предусмотренных в стратегии - 2025, и дополнительно поиск новых «точек рос­та» экономики области.

В качестве методического инструментария для оценки вариантов сниже­ния проблемности ЕАО был использован структурно-динамический метод , ко­торый основывается на идее объяснения тенденции экономического развития за­кономерностями изменения экономических структур.

Диссертант в работе адаптировал структурно-динамический метод для анализа региональной экономики. В отличие от позиции Л.В. Дедова автор счи­тает, что структурный сдвиг не всегда является позитивной составляющей эко­номического развития, то есть он может быть отрицательным. Положительный структурный сдвиг возникает в том случае, если увеличивается доля части сово­купности с темпом роста больше единицы по сравнению с базисным периодом. Соответственно, отрицательный структурный сдвиг - это увеличение доли части совокупности с темпом роста меньше единицы по сравнению с базисным перио­дом. Он возникает в период экономического спада в регионе.

1 Дедов Л.А. Структурно-динамический анализ в экономике : монография / Л. А. Дедов. -Ижевск : Изд-во ИГТУД995.

32


Следовательно,

S = N + D,(1)

где S - темп роста ВРП (сумма валовой добавленной стоимости всех сек­торов экономики региона); N - величина инерционной составляющей темпа рос­та ВРП; D - величина структурной составляющей темпа роста ВРП.

Соотношение (1) позволяет оценить структурный сдвиг как фактора эко­номического развития региона. Если структурный сдвиг отсутствует, то D=0 и S=N. Уровень экономического развития региона по отношению к базисному пе­риоду можно оценить приростом объёма валовой добавленной стоимости AS в регионе. Получаем AS= AN+AD = S- 1= N- 1 + D -0 = AN + D , так как AS=S-1; AN=N-1; AD = D-0.

В работе автором введено понятие пропорционального структурного сдви­га Dp, который пропорционален по масштабу и порядку с инерционной состав­ляющей AN. Он возникает в случае, если увеличивается доля небазовых отрас­лей с темпом роста выше, чем темпы роста базовых отраслей экономики по сравнению с базисным периодом. Данная ситуация может возникнуть в резуль­тате переспециализации экономики, поэтому структурный сдвиг становится зна­чительной величиной.

По мнению автора исследования, непропорциональный структурный сдвиг Dn означает, что структурный сдвиг является величиной значительно меньшей величины инерционной составляющей экономического роста AN. Он возникает в том случае, если доля небазовых отраслей экономики региона с темпом роста выше базовых отраслей уменьшается по сравнению с базисным периодом. Не­значительный структурный сдвиг обусловлен структурными изменениями за счёт изменений в темпах роста базовых отраслей экономики региона.

Учитывая обозначенные выше положения, автор исследования предлагает классификацию видов экономического развития региона (табл. 12).

Таблица 12

Классификация видов экономического развития региона_______

Вид экономического развития региона

Значение показателей

Изменение показателя инерционной состав­ляющей экономическо­го развития AN

Показатель структур­ного сдвига D

Темп прироста ВРП

AS= AN + D

1. Сбалансированный рост

AN>0

Dp >0 и сопоставим по

масштабу и

порядку с AN

AS>0

2. Инерционный рост

AN>0

Dn>0mDn«AN

AS>0

3. Стагнация

AN*0

DM)

ASM)

4. Структурный кризис

AN>0

D<0

AS>0

5. Общий кризис

AN<0

D<0

AS<0

Разработано автором

Результаты оценки параметров экономического развития ЕАО на период до 2025 года (табл. 13), полученные структурно-динамическим методом, пока-

33


зывают, что в случае реализации первого варианта развития ЕАО будет нахо­диться в состоянии инерционного роста на фоне непропорционального струк­турного сдвига.

Таблица 13 Оценка вариантов развития Еврейской автономной области в 2015 - 2025 гг.

Период

Изменение

инерционной

составляющей

развития AN

Показатель

структурного

сдвига D

Среднегодовой

темп прироста

ВРП

AS

Вид экономического развития региона

Стратегия - 2025

2015-2020

0,0234

0,0016

0,025

Инерционный рост

2020 - 2025

0,0505

0,0015

0,052

Инерционный рост

Первый вариант

2015-2020

0,0631

0,0019

0,065

Инерционный рост

2020 - 2025

0,0544

0,0016

0,056

Инерционный рост

Второй вариант

2015-2020

0,0296

0,0354

0,065

Сбалансированный рост

2020 - 2025

0,0382

0,0298

0,068

Сбалансированный рост

Рассчитано автором

На основе расчётов установлено, что реализация первого варианта разви­тия ЕАО позволит повысить темпы прироста экономики области в 2015 - 2020 гг. до 6,5% (по стратегии 2,5%), в 2020 - 2025 до 5,6% (по стратегии 5,2%). Дан­ные темпы роста региона могут быть обеспечены среднегодовыми темпами при­роста базовых отраслей экономики: промышленности - не менее 9% (по страте­гии 7,8%), строительства - не менее 8,2 % (по стратегии 7,2%), транспорта - не менее 9,3% (по стратегии 8%).

По мнению автора, на увеличение темпов роста базовых отраслей эконо­мики ЕАО в 2015 - 2020 гг. могут оказать влияние такие сдерживающие факто­ры, как ограниченность региона в трудовых ресурсах и ограничение инвестици­онных возможностей для реализации проектов.

Авторская идея формирования второго варианта развития экономики ЕАО предполагает реализацию стратегии - 2025 в регионе и развитие новых «точек роста» в области. Анализ имеющихся ресурсов в регионе показал, что ос­новными конкурентными преимуществами развития региона являются: выгод­ное географическое положение, наличие транспортных сетей, уникальные при­родные рекреационные ресурсы (геологические, геоморфологические, климати­ческие, фаунистические, гидрологические, флористические), наличие значитель­ных площадей пахотных земель. Поэтому в качестве дополнительных «точек роста» в ЕАО могут выступить сельское хозяйство и туризм.

В структуре посевных площадей сельскохозяйственных культур в ЕАО соя занимает доминирующее положение - 60,1%. Автор считает, что соевое рас­тениеводство может стать перспективным направлением развития сельского хо­зяйства ЕАО. Развитие соевого растениеводства и формирование соевого ком­плекса позволят начать осуществление реиндустриализации экономики ЕАО и постепенное формирование высокотехнологичного комплекса в результате раз-

34


вития селекционирования, химизации, развития механизации, развития транс­портной системы, развития промышленной переработки сои.

Потребителями сои и продуктов её переработки являются регионы евро­пейской части России и страны АТР (Китай, Япония, Корея), что позволит рас­ширить межрегиональные и международные связи области.

В сфере туризма могут быть сформированы массовый и эксклюзивный сегменты. Массовый сегмент может быть связан с посещением туристами уни­кальных природных объектов, таких как заповедник «Бастак», заказников и кар­стовых пещер, минеральных источников, таких как Кульдурский, Стариковский, Нижнетуловчихинский, Верхнетуловчихинский, Венцелевский и Бирский, кото­рые являются не только лечебными ресурсами, но и памятниками природы. Спрос на массовый туризм ЕАО может быть представлен населением Дальнего Востока, России и стран АТР. Привлечение туристов из европейской части Рос­сии и жителей Дальнего Востока может достигаться за счёт повышения качества туристического продукта в регионе и пропаганды преимуществ внутреннего ту­ризма за счёт его ценовой привлекательности перед зарубежными турпоездками. Развитие приграничного взаимодействия позволит привлечь значительное число туристов из КНР, для которых особой ценностью обладают климатические усло­вия весенне-летнего сезона.

В качестве инструментов селективной региональной политики в отноше­нии ЕАО может выступить система налоговых льгот в рамках созданной на тер­ритории региона особой экономической зоны. Специализацией зоны могут стать вышеперечисленные направления: производство и промышленная переработка сои и различные виды туризма. Примерами подобного подхода в мировой прак­тике являются «приморские открытые зоны» Китая, созданные в сельскохозяй­ственных районах.

В случае создания в ЕАО к 2015 г. особой экономической зоны в 2015 -2025 гг. экономика региона будет находиться в состоянии сбалансированного роста на фоне пропорционального структурного сдвига (рис. 2). Достижение не­обходимых темпов прироста экономики региона (не менее 6,5% в год) возможно за счёт ежегодных темпов прироста производства продукции сельского хозяйст­ва не менее 8% и туристских услуг не менее 4%, что обеспечит реструктуриза­цию экономики ЕАО.

Сравнение вариантов развития ЕАО в долгосрочной перспективе демон­стрирует преимущества реструктуризации экономики, так как развитие соевого и туристско-рекреационного комплексов позволит дополнительно простимули­ровать внутренний потенциал региона и создаст условия для развития таких сфер экономики, как электроэнергетика, транспорт, строительный комплекс, торговля, малый бизнес, что в условиях ограниченных государственных инве­стиционных ресурсов является более рациональным.

35

III. ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

а) статьи, опубликованные в рецензируемых научных журналах, опреде­лённых ВАК Минобрнауки РФ:

  1. Сидоренко О.В. Структурные изменения в промышленности Дальневосточно­го региона и методы их оценки / О.В. Сидоренко // Вестник Дальневосточного отделе­ния РАН. - 2002. - №2. - С. 47 - 58. (1,25 п.л.).
  2. Сидоренко О.В. Методы стимулирования развития малого предпринимательства в регионе / О.В. Сидоренко, А. А. Осипова // Пространственная экономика. - 2007. - №2 (10). -С. 61 - 76. (1,1 п.л., авторских 0,5 п.л.).
  3. Сидоренко О.В. Типология проблемных регионов на основе оценки межре­гиональных различий / О.В. Сидоренко // Вестник Университета (Государственный университет управления). - 2008. - №6 (44). - С. 265 - 269. (0,69 п.л.).
  4. Сидоренко О.В. Селективная поддержка развития проблемных регионов / О.В. Сидоренко // Власть и управление на Востоке России. - 2008. - №4 (45). - С. 79 - 86. (0,69 п.л.).
  5. Сидоренко О.В. Диагностика проблемности развития российских регионов / О.В. Сидоренко // Вестник Университета (Государственный университет управления). -2009. - №22. - С. 188 - 191. (0,63 п.л.).

6.      Сидоренко О.В. Институциональная и селективная компоненты

государственной региональной политики / О.В. Сидоренко // Вестник Университета

(Государственный университет управления). - 2010. - №5. - С. 188 - 191. (0,81 п.л.).

  1. Сидоренко О.В. Зарубежный опыт селективной региональной политики / О.В. Сидоренко // Инициативы XXI века. - 2010. - №2. - С. 40 - 43. (0,77 п.л.).
  2. Сидоренко О.В. Виды селективной региональной политики: сравнительная характеристика / О.В. Сидоренко // Предпринимательство. - 2010. - №4. - С. 28 - 32. (0,44 п.л.).
  3. Сидоренко О.В. Трансформация селективной региональной политики в СССР / О.В. Сидоренко // Вестник Университета (Государственный университет управления). - 2011. - №6. - С. 149 - 152. (0,88 п.л.).

10.   Сидоренко О.В. Закономерности и особенности реализации селективной

региональной политики зарубежных стран / О.В. Сидоренко, С.Н. Леонов //

Пространственная экономика. - 2011. - №1. - С. 67 - 80. (1,1 п.л., авторских 0,7 п.л.).

  1. Сидоренко О.В. Особенности реализации программного подхода как метода селективной региональной политики в отношении Дальнего Востока России / О.В. Си­доренко // Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкаль­ский государственный университет экономики и права) (электронный журнал). - 2011. -№4.(0,5 п.л.)
  2. Сидоренко О.В. Селективная региональная политика как самостоятельный тип региональной политики государства / О.В. Сидоренко, С. Н. Леонов // Государственное управление. Электронный вестник. - 2011. - № 28. - С. 1 - 6.(0,8 п.л., авторских 0,4 п.л.).
  3. Сидоренко О.В. Методический подход к оценке результативности селективной региональной политики /О.В. Сидоренко // Известия Иркутской государственной эко­номической академии (Байкальский государственный университет экономики и права). -2011.-№5 .-С. 40 -43.(0,44 п.л.).

14.   Сидоренко О.В. Классификация инструментов селективной региональной

политики государства / О.В. Сидоренко // Известия Иркутской государственной эконо­

мической академии (Байкальский государственный университет экономики и права)

(электронный журнал). - 2011. - №5. (0,44 п.л.).

15. Сидоренко О.В. Долгосрочные стратегии снижения проблемности отсталого ре­

гиона: сравнительный анализ / О.В. Сидоренко, С.Н. Леонов // Известия Иркутской госу-

36


дарственной экономической академии (Байкальский государственный университет эконо­мики и права). - 2011. - №6. - С. 88 - 92 (0,8 п.л., авторских 0,4 п.л.).

  1. Сидоренко О.В. Оценка результативности селективной региональной поли­тики Российской Федерации / О.В. Сидоренко, С.Н. Леонов // Финансовая аналитика: проблемы и решения. -2011. - №43. - С. 23 - 30 (1,1 п.л., авторских 0,6 п.л.).
  2. Сидоренко О.В. Структурно-динамический анализ как инструмент для оцен­ки сценариев снижения проблемности регионального развития /О.В. Сидоренко // На­циональные интересы: приоритеты и безопасность. - 2011. - №38. - С. 63 - 71 (0,9 п.л.).

б) монографии, разделы в коллективных монографиях:

  1. Сидоренко О.В. Отраслевая структура производства как фактор экономиче­ской динамики в регионе: монография / О.В. Сидоренко. - Хабаровск : РИЦ ХГАЭП, 2005. -152 с. (8,84 п.л.).
  2. Сидоренко О.В. Государственная поддержка развития малого предприниматель­ства в регионе: теоретические и прикладные аспекты: монография / О.В. Сидоренко, В.Ф. Бадюков, О.В. Довгая, А.А. Осипова, Е.Н. Тумилевич. - Хабаровск : РИЦ ХГАЭП, 2007. -176 с. (10,2 п.л., авторских 1,8 п.л.).
  3. Сидоренко О.В. Зарубежный опыт регионального управления: монография / О.В. Сидоренко, С.Н. Леонов ; отв. ред. П.А. Минакир ; Рос. акад. наук, Дальневост. отд-ление, Ин-т экон. исследований, Хабаровская гос. акад. эконом, и права - Хаба­ровск : Хабаровская краевая типография, 2011. - 144 с. (8,37 п.л., авторских 4,2 п.л.).
  4. Сидоренко О.В. Селективная региональная политика государства: россий­ский и зарубежный опыт: монография / О.В. Сидоренко, С.Н. Леонов ; отв. ред. А.Н. Демьяненко. - Владивосток : Изд-во Дальневосточного федерального университета, 2011. - 168 с. (9,77 п.л., авторских 4,88 п.л.).
  5. Сидоренко О.В. Селективная региональная политика в развитии Дальнего Востока России: монография / О.В. Сидоренко; отв. ред. С.Н. Леонов. - Хабаровск: РИЦ ХГАЭП, 2011. - 180 с. (10,46 п.л. ).

в) статьи в других изданиях:

  1. Сидоренко О.В. Оценка влияния «Стратегии социально-экономического раз­вития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года» на динамику проблемности Дальневосточных регионов / О.В. Сидоренко, С. Н. Леонов // Регионы России: стратегии и механизмы модернизации, инновационного и технологического развития: мат-лы седьмой междунар. науч. конф. - М. : ИНИОН РАН, 2011. - С. 148 -151. (0,6 п.л., авторских 0,3 п.л.).
  2. Сидоренко О.В. Эффективность реализации селективной региональной по­литики в России в период 1999 - 2009 гг. / О.В. Сидоренко, С. Н. Леонов // Модерниза­ция России: ключевые проблемы и решения: мат-лы междунар. науч. конф. - М. : ИНИОН РАН, 2011. - С. 529-536. (1,1 п.л., авторских 0,6 п.л.).
  3. Сидоренко О.В. Методы реализации селективной региональной политики / О.В. Сидоренко // Вестник БИСТ (Башкирский институт социальных технологий). -2010. -№4.-С. 102-113. (0,9 п.л.).
  4. Сидоренко О.В. Региональная экономическая политика: сравнительный анализ рос­сийского и зарубежного опыта / О.В. Сидоренко // Вестник БИСТ (Башкирский институт со­циальных технологий). -2010. -№1. -С. 101 - 115. (1,1 п.л.).
  5. Сидоренко О.В. Методы государственного регулирования регионального разви­тия проблемных регионов / О. В. Сидоренко // Современные тенденции развития научной мысли : мат-лы П-ой междунар. науч.-практ. конф., Всеукраинская общественная организа­ция «Всеукраинский Академический Союз» : [сайт]. URL: http://www.icp-ua.com/ru/metody-gosudarstYeimogo-regulirovaniya-regionalnogo-razvitiya-problemnykh-regionov. (0,8 п.л.).

37


  1. Сидоренко О.В. Государственная региональная политика: модернизация пара­дигмы / О.В. Сидоренко // Россия в процессе модернизации: социально-политические ас­пекты : мат-лы всерос. науч.-практ. конф. - Армавир : РИЦ АГПУ, 2010. - С. 275 - 281. (0,62 п.л.).
  2. Сидоренко О.В. Селективная политика как особая составляющая государст­венной региональной политики / О.В. Сидоренко // Система государственного и муни­ципального управления: проблемы и перспективы развития : мат-лы четвёртой всерос. науч.-практ. конф. - М. : Изд-во ООО «ПКЦ Альтекс», 2010. - С. 358 - 363. (0,5 п.л.).
  3. Сидоренко О.В. Компоненты региональной политики / О.В. Сидоренко // Проблемы управления социально-экономическим развитием регионов Сибири : мат-лы I (VI) всерос. научно-практич. конф. - Братск : ГОУ ВПО «БрГУ», 2010. - С. 116 - 135. (0,8 п.л.).
  4. Сидоренко О.В. Селективная региональная политика и проблемные регионы Дальнего Востока России / О.В. Сидоренко // Транспортные энергетические проблемы России, Евразии и АТР : ежегодник 2010. -М. : ИВ РАН, 2010. - С. 151 - 158. (0,4 п.л.).
  5. Сидоренко О.В. Проблемный регион как объект региональной политики / О.В. Сидоренко // сб. науч. тр.: Сер.: Проблемы управления социально-экономическим развитием регионов Сибири. - Братск : БрГУ, 2009. - С. 58 - 64. (0,44 п.л.).
  6. Сидоренко О.В. Селективная региональная политика в отношении проблем­ных регионов Дальнего Востока России / О.В. Сидоренко // Роль Сибири и Дальнего Востока в глобальном развитии. Развитие транспорта Сибири и Дальнего Востока - не­обходимое условие экономического роста и сотрудничества регионов : сб. науч. ст. -М. : Совет Федерации Федерального Собрания РФ, 2010. - С. 256 - 260. (0,38 п.л.).
  7. Сидоренко О.В. Оценка интеграционных потенциалов международных взаи­модействий дальневосточных регионов Российской Федерации и приграничной про­винции Китайской Народной Республики Хэйлунцзян / О.В. Сидоренко // Российско-китайское региональное торгово-экономическое исследование : сб. науч. тр. ; под науч. ред. Сюй Линыпи, Го Джен. - Харбин : Изд-во Харбинского университета коммерции, 2007. -С.39-47. (0,8 п.л.).
  8. Сидоренко О.В. Объекты селективной поддержки регионального развития: зарубежный и отечественный опыт / О.В. Сидоренко, Т.Н. Бондаренко // Научно-технические проблемы транспорта, промышленности и образования : мат-лы всерос. науч. конф. - Хабаровск : Изд-во ДВГУПС, 2008. - С. 86 - 89. (0,4 п.л., авторских 0,2 п.л.).
  9. Сидоренко О.В. Методические подходы к выделению проблемных регионов в России / О.В. Сидоренко // Проблемы управления социально-экономическим развити­ем регионов Сибири : труды Братского государственного университета. - Братск : БрГУ, 2008. - С. 56 - 62. (0,44 п.л.).
  10. Сидоренко О.В. Состояние и перспективы развития малого предпринима­тельства в Хабаровском крае / О.В. Сидоренко // Стратегия развития Дальнего Востока России : мат-лы междунар. науч.-практ. конф. - Хабаровск : ИЭИ ДВО РАН, 2007. - С. 118-121.(0,4п.л.).

38.   Сидоренко О.В. Промышленность дальневосточных регионов: тенденции и

перспективы развития / О.В. Сидоренко, И.В. Ясеновская // Власть и проблемы укрепления

российской государственности в ДФО : мат-лы межрегион, науч.-практ. конф. - Хаба­

ровск : ДВАГС, 2005. - С. 81 - 83. (0,3 п.л., авторских 0,15 п.л.).

39.  Сидоренко О.В. Инновационная политика как инструмент экономического рос­

та в регионе /О.В. Сидоренко, И.В. Ясеновская // Теоретические и практические аспекты

индустриально-инновационного развития республики Казахстан : мат-лы междунар. науч­

но-практич. конф. - Алма-Аты, 2004. - С. 56 - 59. (0,4 п.л., авторских 0,2 п.л.).

38


  1. Сидоренко О.В. Внешнеэкономические связи регионов Дальнего Востока и их влияние на формирование внутрирегионального рынка / О.В. Сидоренко, И.В. Ясе-новская // Дальний Восток России: плюсы и минусы экономической интеграции: мат-лы междунар. науч. конф. - Хабаровск : ИЭИ ДВО РАН, 2004. - С. 222 - 228. (0,4 п.л., авторских 0,2 п.л.).
  2. Сидоренко О.В. Межрегиональные взаимодействия как фактор устойчивого развития региона / О.В. Сидоренко, И.В. Ясеновская // Управление регионом: тенден­ции, закономерности, проблемы : мат-лы пятой межрегион, научно-практич. конф. -Горно-Алтайск : РИО ГАГУ, 2003. - С. 156 - 160. (0,4 п.л., авторских 0,2 п.л.).
  3. Сидоренко О.В. Структурные циклы в промышленности Дальнего Востока / О.В. Сидоренко // Динамика пространственной структуры экономической системы РФ: мат-лы междунар. науч. конф. - Хабаровск : ИЭИ ДВО РАН, 2003. - С. 236 - 242. (0,4 п.л.).
  4. Сидоренко О.В. Формирование структурной политики в отношении дальне­восточных регионов / О.В. Сидоренко // Власть и управление на Востоке России. -2002. - №4 (21). - С.26 - 35. (0,98 п.л.).
  5. Сидоренко О.В. Трансформация отраслевой структуры промышленности Дальнего Востока / О.В. Сидоренко // Экономика в координатах постиндустриального развития: региональный аспект : мат-лы междунар. науч.-практ. конф. - Хабаровск : РИЦ ХГАЭП, 2002. - С. 124 - 129. (0,4 п.л.).
  6. Сидоренко О.В. Методические подходы к оценке структурных изменений в промышленности дальневосточных регионов / О.В. Сидоренко // Материалы четверто­го открытой конференции - конкурса научных работ молодых учёных и аспирантов Хабаровского края. - Хабаровск : ИЭИ ДВО РАН, 2002. - С. 140 - 146. (0,4 п.л.).
  7. Сидоренко О.В. Государственная политика как инструмент формирования региональной структуры производства / О.В. Сидоренко // Интеграция науки и образо­вания - ресурс развития региона: мат-лы регион, науч.-практ. конф. - Биробиджан : Изд-во БГПИ, 2002. - С. 56 - 62. (0,48 п.л.).
  8. Сидоренко О.В. Особенности экономического развития отраслей промышлен­ности дальневосточных регионов / О.В. Сидоренко // Перспективы развития российских регионов: Дальнего Востока и Забайкалья до 2010 года : мат-лы междунар. научно-практич. конференции. - Хабаровск : ИЭИ ДВО РАН, 2001. - С. 226 - 230. (0,4 п.л.).

СИДОРЕНКО Ольга Владимировна

ФОРМИРОВАНИЕ СЕЛЕКТИВНОЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ПРОБЛЕМНЫХ РЕГИОНОВ

Автореферат Подписано в печать 23.12.2011 г. Формат 60x90 1/16. Бумага офсетная. Печать трафаретная. Усл. печ. л. 2,5.

Тираж 100 экз. Заказ №     

Отпечатано в ИГО БГУЭП. 664003, г. Иркутск, ул. Лапина, 1

39

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.