WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Совершенствование механизма взаимодействия налогового и амортизационного регулирования в стимулировании инвестиционных процессов

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

СОКОЛОВ Михаил Михайлович

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕХАНИЗМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

 НАЛОГОВОГО И АМОРТИЗАЦИОННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

В СТИМУЛИРОВАНИИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

Специальность – 08.00.10

Финансы, денежное обращение и кредит

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Москва- 2011

Работа выполнена в Центре финансовых исследований и Центре исследований реального сектора экономики Учреждения Российской Академии наук Институт экономики РАН.

Научный консультант

доктор экономических наук, профессор,

заслуженный экономист РФ, академик РАЕН

Сенчагов Вячеслав Константинович

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор

Пансков Владимир Георгиевич

доктор экономических наук, профессор

Кашин Владимир Анатольевич

доктор экономических наук

Малышев Валерий Львович

Ведущая организация

Институт проблем рынка РАН

Защита состоится 4 октября 2011 г. в 12 часов на заседании Диссертационного совета Д002.009.01 Института экономики РАН по адресу: 117218, Москва, Нахимовский проспект, д. 32.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института экономики РАН.

Автореферат разослан 21 июня 2011 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета Д. 002.009.01.

кандидат экономических наук, доцент Потапов В. А.

 

Актуальность темы исследования. Повышение инвестиционной активности одна из центральных экономических проблем России. Инвестиционная сфера прямо определяет темпы экономического и социального развития страны, технический уровень и эффективность производства, его модернизацию, конкурентоспособность на мировых рынках.

Обобщенные статистические данные по многим странам показывают, что возрастание доли инвестиций в ВВП на 1% обеспечивает увеличение темпов экономического роста на 0,2 процентного пункта, занятости – на 0,3 и сокращение инфляции на 1 процентный пункт . Чем большая часть производимого сегодня ВВП общество инвестирует, тем богаче оно окажется завтра, и, наоборот, чем большее количество ресурсов потрачено на потребление сегодня, тем меньше будет шансов на увеличение потребления в будущем. Вот почему государство должно быть заинтересовано в поддержании необходимого уровня инвестиций и оптимального их вложения по отраслям экономики.

Среднегодовые темпы прироста инвестиций в основные фонды в России за 2001-2009 гг. составили 8,2% и, хотя они опережали темпы роста ВВП за эти же годы - в 4,3% , т. е. почти в 2 раза, однако их уровень был явно недостаточен, чтобы преодолеть некоторые негативные тенденции в развитии экономики. По ежегодному валовому накоплению основного капитала на душу населения Россия в 2007 г. отставала от США в 7,7 раза, от основных стран европейского экономического сообщества - в 5 раз, от Японии - в 7,4 раза . Необходимость повышения инвестиционной активности в России диктуется не только относительно низким объемом инвестиций в основные фонды, но и их возрастающим износом (с 39,3% в 2000 г. до 45,3% к 2009 г.), преобладающей направленности инвестиций в сырьевые отрасли, сферу торговли, недвижимости и финансов. Все это сдерживает достижение стратегических целей по модернизации экономики страны, структурной ее перестройке, переходу к инновационному социально ориентированному типу экономического развития, намеченному в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. Требуется, как минимум, удвоение темпов роста инвестиций в основные фонды с повышением их доли в ВВП с 20,3% в 2009 г. до 35-40%.

В большинстве стран, добившихся высоких показателей в развитии экономики и общества, одним из самых действенных направлений активизации инвестиционной деятельности и повышения ее эффективности в последние десятилетия стала модернизация налогового регулирования, направленная на расширение использования ускоренной амортизации и целевых налоговых льгот. В США, начиная с 1954 г. было осуществлено пять крупных амортизационных реформ, в результате чего объем амортизационных отчислений, потраченных на инвестиции в основные фонды в 3 раза превысил использование на эти цели прибыли хозяйствующих субъектов и банковские кредиты.

В целях преодоления последнего финансово-экономического кризиса в США планируется дальнейшее усиление роли амортизационных отчислений в инвестиционной деятельности. В 2009 г. по инициативе Президента Б. Обамы принят закон «Американский акт восстановления и реинвестиций 2009», под который Конгрессом выделено 787 млрд долл., в том числе 40% на целевые налоговые льготы. Согласно закону в первый год после приобретения имущества разрешается единовременно списывать в виде амортизационных отчислений по корпоративному сектору 50% от цены его приобретения, а по малому и среднему бизнесу – все 100% .

В последние годы Правительство РФ в целях стимулирования инвестиционной активности проводило довольно активную политику, направленную на снижение налоговой нагрузки на хозяйствующие субъекты. В 2002 г. был снижен налог на прибыль с 28 до 24%, а с 2008 г. до 20%, в 2003 г. НДС сокращен с 20 до 18%, а в 2005–2009 гг. ЕСН – с 36,5% до 26%, введены амортизационные премии. Однако все это, как показывает статистическая отчетность Росстата, не привело к существенному росту инвестиционной активности в стране, обновлению основных фондов и структуры экономики. В отличие от большинства промышленно развитых государств, в России предпочтение в инвестиционной деятельности отдается не амортизационным отчислениям и целевым налоговым льготам, а кредитным ресурсам и бюджетным средствам. В 2008г. в общих инвестициях в основные фонды на амортизацию приходилось всего 17,3%.

Проводимую в настоящее время в России инвестиционную и налоговую политику можно охарактеризовать как пассивную, не создающую стимулов для прямых инвестиций. Пассивность ее состоит в том, что остающаяся у хозяйствующих субъектов дополнительная прибыль после снижения налоговых ставок не приобретает целевого характера, а по начисленным амортизационным отчислениям отсутствует контроль за их целевым расходованием, в результате чего около 40% из них не участвуют в инвестиционном процессе.

До настоящего времени в налоговой политике страны преобладает фискальный подход. Порядок взимания налогов, их ставки, методы стимулирования инвестиционной деятельности рассматриваются исключительно сквозь призму налоговых поступлений в бюджет. В результате налоговое и амортизационное регулирование довольно слабо воздействуют на развитие экономики, ее структурную перестройку, на повышение уровня развития отсталых в экономическом плане районов и территорий страны.

К основным проблемам налогового и амортизационного регулирования в России, необходимо отнести:

– создание эффективного механизма взаимодействия налогового и амортизационного регулирования, направленного на активизацию инвестиционной деятельности в целях ускорения обновления основных фондов, внедрения современных технологий, реализации инновационных проектов, модернизации экономической системы;

– преодоление в налоговой политике и налоговом регулировании фискального подхода;

– повышение уровня исследований исчисления налоговой нагрузки в разрезе отраслей, хозяйствующих субъектов и физических лиц;

– излишняя унификация налогообложения по отраслям, хозяйствующим субъектам и физическим лицам без учета величины дохода налогоплательщика, структуры затрат, оборачиваемости оборотных средств, капиталоемкости производства и т. д.;

– ориентация бюджетно-налоговой политики на максимальную концентрацию наиболее собираемых налогов в федеральном бюджете, в то время как финансирование расходов в большей степени осуществляется территориальными бюджетами;

Степень разработанности проблемы. Основные подходы к налоговому регулированию выработаны в первой половине ХХ в., хотя вопросы рационального налогообложения затрагивали в своих исследованиях по роли финансов в жизни государства многие видные экономисты и ученые, творившие в ХVI - ХIХ веках. Среди них Ж. Боден, В. Петти, А. Смит, А. Г. Вагнер и др. В ХХ веке свой вклад в освещение регулирующей роли налогов в рамках экономического цикла внесли И. Шумпетер, А. Маршалл, М. Калецкий, А. Лаффер, Дж. М. Кейнс и др.

Само понятие «налоговое регулирование» связано с кейнсианской концепцией «налоги – регулятор экономики». Ее основоположник Дж. М. Кейнс (1883-1946) считал налоги инструментом государственного регулирования и средством обеспечения стабильного экономического роста. Его взгляды на роль финансов в государственном регулировании экономики позволили рассматривать налоги не только со стороны фискальной их функции, но и придать им регулирующую и стимулирующую роль, путем их прямого использования на инвестиционную деятельность со стороны государства и перераспределения с целью повышения совокупного спроса со стороны населения.

Вместе с тем, предложения Дж. М. Кейнса, направленные на активное участие государства в инвестиционной деятельности, в такой постановке противоречили рыночным отношениям, ибо в этом случае основным регулятором макроэкономической стабильности выступал не рынок, а государство. Дж. М. Кейнс сам признавал, что его теория повышения инвестиционной активности гораздо больше соответствует практике тоталитарного государства, чем условиям свободной конкуренции . В 30-е годы он не смог предложить приемлемый выход из этого противоречия. Решение было найдено позже, после того как государство стало активно использовать ускоренную амортизацию и целевые налоговые льготы для стимулирования инвестиций. Использование новых налоговых инструментов со второй половины ХХ в. позволило существенно сократить инвестиционную деятельность непосредственно со стороны государства и вернуть ее в рыночное русло, путем ее активного стимулирования и контроля за ней.

Необходимо отметить, что вклад Дж. М. Кейнса в налоговое регулирование связан не только с его предложениями по усилению инвестиционной деятельности со стороны государства, но и через сформулированную им концепцию «встроенных налоговых стабилизаторов», в основе которой должно лежать перераспределение налогов, способствуя тем самым достижению равновесия между совокупным спросом и совокупным предложением в результате увеличения инвестиционной деятельности. Все это в дальнейшем привело к заметному расширению направлений налогового регулирования. Оно теперь вобрало в себя не только выстроенную систему налогообложения, но и рациональную систему использования налоговых поступлений. При этом, одним из важнейших направлений использования налоговых поступлений стало финансирование ускоренной амортизации и налоговых льгот, ибо для того чтобы стимулирование инвестиций на этой основе привести в действие, государство вначале должно выделить на это соответствующие средства, правда довольно своеобразным путем - сокращением налоговых поступлений по налогу на прибыль. Хозяйственная практика в дальнейшем наглядно показала, что такое сокращение налоговых поступлений позволяет не только ускорить развитие экономики и повысить благосостояние общества, но и с небольшим лагом по времени увеличить само поступление налоговых сборов.

Большой вклад в теорию налогового регулирования внесла российская наука в лице таких ученых-экономистов как Н. И. Тургенев, Г. И. Болдырев, Д. П. Боголепов, В. А. Тривус, И. Х. Озеров, А. А. Исаев, И. М. Кулишер, А. А. Соколов и др.

Среди современных исследователей налоговой политики и налогового регулирования в целях интенсификации инвестиционных процессов необходимо выделить А. В. Брызгалина, И. В. Грибкову Н. Б., В. К. Сенчагова, И. В. Горского, И. В. Караваеву, Л. Н. Лыкову, И. С. Букину, Д. И. Черника, А. Б. Паскачева, Н. А. Новицкого, В. А. Кашина, Л. П. Павлову, В. Г. Панскова, Т. Ф. Юткину и др. Взаимодействие налогового и амортизационного регулирования непосредственно затрагивалось в многочисленных статьях В. Г. Панского, А. В. Сысоева, в книгах - Н. С. Косова (Макроэкономический механизм активизации инвестиционных процессов. М. 2001.) и И. И. Веретенниковой (Амортизация и амортизационная политика. М. 2004).

Вместе с тем в имеющихся исследованиях целый ряд теоретических и методологических вопросов по проблемам налогового и амортизационного регулирования не нашли своего отражения. В частности, недооценено влияние на развитие экономики на макроуровне, такого налогового инструмента, как амортизационные отчисления, ставшими в налоговом регулировании большинства развитых стран, с одной стороны, своеобразной скрытой косвенной формой финансирования инвестиционной деятельности из бюджета государства, с другой, основным источником расширенного воспроизводства. Далее, нет глубокого теоретического осмысления новой роли налога на прибыль, сменившей в значительной мере в условиях активного использования ускоренной амортизации и целевых налоговых льгот, свое фискальное назначение на стимулирующее по отношению к инвестиционной деятельности. Фактически отсутствуют исследования по налоговой нагрузке на физических и юридических лица, а также влияние структуры налоговых поступлений от них на налоговое регулирование и развитие экономики. Не предложены практические подходы к более широкому использованию амортизационных отчислений и других целевых налоговых льгот для активизации инвестиционной деятельности в России.

Актуальность изложенных проблем и их недостаточная научная проработка предопределили выбор цели, задач и предмета исследования.

Цель настоящей диссертационной работы - теоретико-методологическое обоснование совершенствования механизма взаимодействия налогового и амортизационного регулирования в стимулировании направления свободных денежных средств хозяйствующих субъектов на интенсификацию инвестиционных процессов, повышения темпов развития, структурную перестройку и модернизацию экономики России.

Для достижения поставленной цели потребовалось решение следующих научно-исследовательских задач:

- разработать основные положения концепции и практические предложения по совершенствованию налоговой политики и взаимодействия налогового и амортизационного регулирования для стимулирования инвестиционных процессов в России;

- обосновать теоретико-методологические основы эффективности амортизационных отчислений как источника расширенного воспроизводства по отношению к использованию для этой же цели прибыли хозяйствующих субъектов и банковских кредитов;

- исследовать влияние современной структуры финансирования инвестиционной деятельности в промышленно развитых странах на формирование цикличности и кризисных явлений;

- обосновать основные параметры алгоритма эффективной налоговой политики и налогового и амортизационного регулирования в промышленно развитых странах;

– изучить влияние увеличения доли подоходного налога в общих налоговых поступлениях на налоговое регулирование инвестиционных процессов;

– исследовать воздействие действующего налогообложения на уровень налоговой нагрузки в целом на экономику и в разрезе отраслей промышленности, юридических и физических лиц;

– изучить влияние ускоренной амортизации на повышение инвестиционной активности и развитие экономики на макроуровне;

– оценить положительные и отрицательные факторы налоговой политики и налогового регулирования в России, осуществляемые с начала перестройки ее экономики на рыночные отношения;

-исследовать и обосновать возможности использования рентных доходов от деятельности топливно-энергетического комплекса России для стимулирования инвестиционной деятельности посредством ускоренной амортизации и целевых налоговых льгот;

Объектом диссертационного исследования является налоговая политика, налоговое и амортизационное регулирование современной России и промышленно развитых стран;

Предмет диссертационного исследования - совершенствование механизма взаимодействия налогового и амортизационного регулирования в стимулировании инвестиционных процессов, эволюция и закономерности их развития.

Область исследования. Тема диссертационного исследования и ее содержание соответствуют области исследования паспорта специальности ВАК 08.00.10 «Финансы, денежное обращение и кредит» п.2.9. «Концептуальные основы, приоритеты налоговой политики и основные направления реформирования современной российской налоговой системы», п. 3.24. «Принципы, особенности и инструменты амортизационной политики».

Теоретической и методологической основой исследования послужили законодательные акты РФ, труды отечественных и зарубежных ученых и практиков в налогообложении, финансах, социальной политике. В исследовании использовались системный подход к анализу экономических процессов и явлений, эмпирико-статистические методы комплексного, нормативного и сравнительного анализа, прогнозирование и экспертные оценки, принципы системного подхода и др.

Научная новизна проведенного диссертационного исследования заключается в следующем:

1. Обоснован концептуальный подход и сформулированы основные положения концепции по модернизации налоговой политики РФ с усилением в ней стимулирующей роли налогов, направленной на активизацию инвестиционной деятельности с использованием механизма ускоренной амортизации и целевых налоговых льгот, обязательным сокращением сроков обновления основных фондов, проведением начисления амортизационных отчислений с первоначальной, а не с остаточной стоимости основных фондов, восстановлением в бухгалтерской отчетности экономической категории «амортизационный фонд» при одновременном установлении жесткого контроля за его расходованием , отменой взимания НДС по капитальным вложениям в период строительства . Более активное использование стимулирующей функции налогов может позволить увеличить долю инвестиций в ВВП с 21% (2008 г.) до 32–35%, а годовые темпы его прироста в реальном выражении до 9–10%.

2. Сформулирована авторская концепция подхода к формированию эффективной налоговой политики, основными характерными признаками которой являются:

– прогрессивная шкала подоходного налога по физическим лицам с максимальной налоговой ставкой в размере 50-60%;

– снижение налоговой нагрузки на юридические лица в обмен на целевое увеличение с их стороны инвестиций в основные фонды;

– сохранение на относительно высоком уровне налога на прибыль в размере 30-35% в сочетании с проведением политики ускоренной амортизации и использования других целевых налоговых льгот, позволяющих в этом случае существенно ускорить темпы инвестиционной деятельности и повысить ее эффективность;

– активное использование налоговых поступлений, как от физических лиц, так и от других источников на стимулирование инвестиций в основные фонды посредством целевых налоговых льгот.

Страны, берущие на вооружение эту концепцию, показывают наиболее устойчивые темпы экономического развития и повышения жизненного уровня населения.

3. Обоснована совокупность современных теоретико-методологических положений концептуального характера, в том числе разработан целостный комплексный подход по взаимодействию налоговых инструментов с амортизационными отчислениями в целях усиления их совместного влияния на инвестиционные процессы путем введения обязательного контроля за целевым использованием амортизационных отчислений, сокращением сроков обновления основных фондов, переориентации фискальной функции налога на прибыль на стимулирующую.

Дано комплексное обоснование факторов, благодаря которым амортизационные отчисления стали основным источником финансирования расширенного воспроизводства:

– исследовано влияние амортизационных отчислений на уровень и динамику основных макроэкономических показателей, в условиях активного использования политики ускоренной амортизации;

– выявлено, что активное использование ускоренной амортизации в целях обновления основных фондов и финансирования расширенного воспроизводства, является одной из форм косвенного субсидирования развития экономики из бюджета государства. При этом приращение инвестиций обычно многократно превышает объем субсидий, выделяемых для этого. Так, объём инвестиций по отношению к выделенным денежным средствам на их стимулирование со стороны государства при налоговой ставке на прибыль в 20 % увеличивается в 5 раз, а при налоговой ставке в 33% - в 3 раза;

– доказано на основе расчетов проведенных автором, что амортизационные отчисления сегодня стали наиболее эффективным инвестиционным ресурсом. Сравнение внутренней нормы прибыли (IRR) трех вариантов источников финансирования инвестиций выявило, что эффективность использования для этих целей амортизационных отчислений в 2 раза выше, чем использование прибыли и в 4 раза по сравнению с банковским кредитом;

4. Научно обосновано и доказано расчетами автора, что снижение налоговых ставок является пассивным и менее эффективным методом стимулирования инвестиционной деятельности. Российская и международная статистика показывают, что только 30% дополнительных средств, получаемых бизнесом в результате снижения налоговых ставок, тратится на инвестиции в основные фонды. Наиболее эффективный метод стимулирования инвестиций - целевые налоговые льготы. Эффект от их использования многократно превышает эффект от снижения налоговых ставок.

5. Доказано на основе последних преобразований в налоговой политике развитых стран, активно использующих для стимулирования инвестиционной деятельности ускоренную амортизацию и целевые налоговые льготы, что государству в этом случае стало выгоднее не снижать налоговую ставку по прибыли, а сохранять ее на относительно высоком уровне и не для того, чтобы собрать больше налогов, а потому что она начинает проявлять себя как более сильный стимул, побуждающий к инвестиционной деятельности.

6. Установлены новые закономерности в динамике налоговой нагрузки, рассчитываемой по ВВП и раздельно по юридическим и физическим лицам. Анализ статистической отчетности по промышленно развитым странам, начиная с середины прошлого века, показал, что налоговая нагрузка в них, рассчитанная по доли налогов в ВВП, повышается при одновременном снижении ее по юридическим и физическим лицам. Выявлено, что увеличение доли налогов в ВВП, когда основная масса поступлений по ним падает на физические лица, свидетельствует не о росте налоговой нагрузки на экономику, а о повышении эффективности ее функционирования. Низкая доля налогов в ВВП – это не достоинство, а недостаток, который указывает на низкий уровень доходов населения, когда основная масса налогов, как это имеет место в России, вынужденно собирается с юридических лиц. Данное обстоятельство - тормозом развития и модернизации экономики.

7. В целях активизации инвестиционной деятельности в России, в диссертации научно обосновано предложение о создании специального «реинвестиционного фонда» на базе рентных доходов, получаемых от деятельности топливно-энергетического комплекса страны. Основное назначение финансовых средств этого фонда должно быть направлено на стимулирование использование прибыли хозяйствующих субъектов через амортизационные отчисления и целевые налоговые льготы на ускорение обновления основных фондов и расширенное производство. Доказано, что при соответствующей корректировке налогового законодательства , каждый рубль, потраченный из этого фонда должен обеспечить увеличение инвестиций на 5 рублей.

8. На основе анализа налогообложения в топливных отраслях России проведена оценка объема рентных доходов, формирующихся от реализации нефти, нефтепродуктов и природного газа, разработана новая классификация рент, в зависимости от факторов и условий их формирования. Особо выделены такие категории рент как институциональная, инновационная и антирента .

На базе новой классификации рент научно обоснованы и сформулированы основные принципы распределения ренты, получаемой в зависимости от факторов ее сформировавших, между государством, как единоличным собственником природного ресурса, и бизнесом. Разработана доведенная до практического применения авторская методика определения рентных доходов и оптимального их распределения с учетом интересов государства и бизнеса. Методика представляет собой программу последовательного нахождения оптимальной пропорции распределения прибыли на основе анализа действующего налогообложения, показателей производственной деятельности компании с учетом технико-экономических показателей разработки ею эксплуатируемых месторождений.

9. Выявлено на основании изменений, произошедших в налоговой политике промышленно развитых стран, что формирование коротких циклов в развитии капиталистической экономики в последние десятилетия (1980–2008 гг.) связано не с технологическими, а с институциональными факторами. Преобладающее влияние на цикличность стали оказывать:

– активная политика государства по стимулированию инвестиционной деятельности посредством амортизационных отчислений и целевых налоговых льгот с выделением на эти цели значительных финансовых средств из его бюджета;

– минимизация участия сбережений населения, корпоративного сектора и накопленных средств банков в обновление основных фондов и расширенное воспроизводство;

– существенное снижение налоговой нагрузки на налогоплательщиков с высокими доходами в форме физических лиц;

– более высокая эффективность операций на финансовых рынках по отношению к инвестиционной деятельности;

Все эти изменения периодически способствуют надуванию «пузырей» на финансовых рынках с одновременным замедлением инвестиционной деятельности. В определенный момент эти «пузыри» лопаются, что вызывает еще большее замедление инвестиционной деятельности и, в конечном счете, ведет к падению темпов роста экономики.

Практическая значимость. Теоретические положения и выводы диссертации могут быть использованы в качестве методологической основы при совершенствовании налогового законодательства Российской Федерации.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется возможностью использования теоретических и методологических разработок по совершенствованию налогового регулирования во взаимодействии с амортизационной политикой, а также при выработки стратегии по активизации инвестиций в обновление основных фондов и расширенное их воспроизводство, модернизации экономики и структурной ее перестройки, при выработке более рациональной налоговой политики во взаимоотношениях между федеральным центром и регионами.

Результаты проведенного исследования по теме диссертации могут быть использованы при изучении следующих дисциплин: «Налоги и налогообложение», «Финансовая политика государства и предприятия», «Анализ хозяйственной деятельности предприятий», «Экономика инвестиционной деятельности».

Апробация работы. Основные положения диссертационной работы докладывались и получили одобрение на Ученом Совете Института экономики РАН (июнь 2009 г.), в Торгово-промышленной палате РФ (2008 г.), в Совете Федерации (2010 г), в Государственной Думе (2011 г.) на Российском Экономическом конгрессе в декабре 2009 г. Рекомендации по распределению ренты были апробированы в Счетной палате РФ и компании «Лукойл». По материалам диссертации Дирекцией Института экономики РАН в октябре 2010 г. была подготовлена записка «Использование возможностей амортизационных отчислений в целях модернизации экономики», с последующим направлением ее в Совет безопасности РФ, Государственную Думу, Совет Федерации, Торгово-промышленную палату, Министерство экономического развития РФ, Счетную палату РФ, Президиум РАН.

Публикации. Основные положения диссертации отражены в монографии, в 4 книгах и в 21 других научных книгах и статьях, в том числе в 9 статьях в журналах, определенных ВАК РФ, включая две статьи в иностранных журналах. Общий объем публикаций автора составляет более 80 п.л., в том числе по теме диссертации - более 30 п.л.

Структура и объем диссертационной работы. Диссертационное исследование состоит из четырех глав объемом 292 стр., включает 42 таблицы и список литературы из 144 наименований.

Введение

Глава 1. Налоговое регулирование в экономике

1.1. Развитие теории налогов и налогового регулирования

1.2. Сущность амортизации, амортизационных отчислений и их функции, взаимодействие с системой налогообложения

1.3. Структура налоговых поступлений как фактор модернизации налогового регулирования

1.4. Налоговая нагрузка в контексте налогового регулирования

1.5. Сравнительная эффективность налоговых инструментов в стимулировании инвестиционной активности

Глава 2. Амортизация и возрастание ее роли в налоговом  регулировании и инвестиционной деятельности

2.1. Эволюция амортизации как инструмента учета и износа основных фондов

2.2. Ускоренная амортизация и ее влияние на инвестиционную  деятельность и развитие экономики

2.2.1. Амортизационные реформы в США – признание за амортизацией приоритета в инвестиционной деятельности и ускорении развития экономики

2.2.2. Формирование новой цикличности в развитии экономики США как результат амортизационной и налоговой реформ

2.2.3. Ускоренная амортизация как фактор налогового регулирования и расширенного воспроизводства

Глава 3. Основные направления налоговых реформ в России и их влияние на инвестиционные процессы

3.1. Налоговая политика в начальный период перестройки ее экономики

3.2. Налоговая реформа конца 90-х годов и современная налоговая политика

3.3. Амортизационная политика и потенциальные возможности роста инвестиционной деятельности в стране за счет внутренних источников

3.4. Проблемы налогового регулирования в межбюджетных отношениях

Глава 4. Совершенствование налогообложения и использование рентных платежей в целях усиления инвестиционной деятельности в стране

4.1. Определение ренты, ее виды и рентообразующие факторы

4.2. Налогообложение в ТЭК России

4.3. Оценка объема ренты в ТЭК и возможное оптимальное ее распределение между государством и бизнесом

4.4. Налоговые и рентные платежи по деятельности ТЭК как потенциальный источник стимулирования инвестиционных процессов

Заключение

Список использованной литературы


ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Об эволюционных преобразованиях в налогообложении и налоговом регулировании. При анализе истории налогообложения и налогового регулирования диссертант выделил в ней три различных качественных периода: первый растянулся на тысячелетия, начиная с древних времен до ХVII в., второй примерно на три века – XVII–XIX и начало ХХ в., становление третьего периода началось с середины 30-х годов прошлого века и продолжается в наши дни.

Первый период, самый длительный по времени, отличался обилием налогов и отсутствием в них системности, главной задачей для большинства государств было собрать больше налогов. При этом, несмотря на обилие налогов и отсутствие в них системности, из четырех принципов, сформулированных Адамом Смитом в ХVIII веке (соразмерность, справедливость, определенность, удобство для налогоплательщика), часть из них уже присутствовала в налоговой практике некоторых государств древнего мира. Хотя в те времена и не было науки о налогах, однако иногда мудрый правитель на основе здравого смысла устанавливал такие налоги, которые позволяли одновременно содержать государство и не разорять его подданных. Но поскольку такие чисто эмпирические находки не анализировались и не обобщались, то со сменой властителей, эти прогрессивные начинания в налогообложении забывались и уходили в небытие.

Второй период. Для полноты картины его следует разделить на два этапа.

На первом этапе, вплоть до ХХ в. шло осмысление налога как экономического явления в деятельности государства. В это время финансовая и экономическая наука благодаря целому ряду великих экономистов и ученых своего времени (У. Петти, Ф. Кене, А. Смиту, Д. Рикардо, А. Вагнеру, Ф. Нитте, Н. Тургеневу и др.) определила основные функции налогов, выделила среди них наиболее приоритетные и эффективные по их влиянию на развитие экономики и общества, обосновала и сформулировала главные принципы постулаты рационального налогообложения. Эти изыскания ученых позволили к началу ХХ века подойти к созданию относительно рациональной налоговой системы, обеспечивающей одновременно высокие темпы развития экономики и определенную сбалансированность интересов различных слоев общества. Как понятие «налоговая система» стало включать в себя науку о налогообложении и о рациональном использовании налогов.

По мнению диссертанта основными принципами постулатами, позволившими в последующем построить рациональную налоговую систему были следующие:

1. «Государство с помощью налогообложения должно преследовать не только фискальные интересы, но и социальные, смягчая, таким образом, неравенство путем перераспределения налоговых доходов и установления налога сообразно способности налогоплательщика нести его бремя» (А. Вагнер - 1880 г., Германия).

2. «Налог никогда не должен взиматься с той части дохода, которая необходима для сохранения и приращения этого дохода» (Ж. Сисмонди – 1819 г., Франция).

3. «Из всех применяемых налогов наибольшим достоинством обладает подоходный налог на физические лица, он является последней и самой современной формой, потому что он охватывает только чистый доход» (Э. Селигмен – 1908 г., США; М.И. Фридман – 1910 г., Россия).

4. «Тяжесть налогообложения должна приходиться на тех налогоплательщиков, доходы которых значительно превышают средний уровень, тогда как лица с минимальными доходами должны быть освобождены от налога» (Ф. Эджуорт – 1898 г., Англия).

5. Прогрессия по подоходному налогу должна обязательно расти с ростом дохода, но не превращаться в его конфискацию» (А. Вагнер - 1880 г.– Германия).

6. «Тяжесть налогообложения физических лиц должна измеряться не долей средств, изымаемых из их доходов, а величиной средств, остающихся у них после выплаты налога» (Н.И. Тургенев – 1818 г., Россия; М.И. Фридман – 1910 г., Россия).

7. «Косвенные налоги должны взиматься не с предметов первой необходимости для населения, а в основном с предметов роскоши, возбуждающих напитков, табака» (Д.С. Милль – 1848 г., Англия).

На втором этапе, который по срокам насчитывает всего четыре десятилетия (1900 - 1930-е гг.) все эти изыскания ученых были внедрены в жизнь. Их быстрому внедрению помогла Первая мировая война и ухудшение в результате ее экономического положения большинства стран, принимавших в ней участие. Война заставила, несмотря на сопротивление правящих классов в этих странах, коренным образом пересмотреть структуру взимаемых налогов. При этом среди семи выделенных нами принципов, наибольшее предпочтение было отдано прогрессивному подоходному налогу с физических лиц .

В чем же достоинства индивидуального подоходного прогрессивного налога, если все страны почти одновременно в трудное для себя экономической ситуации стали вводить его в хозяйственную практику? На первый взгляд, нет особой разницы, из какого источника собирать налоги, поскольку подоходный налог с физических лиц, налог на прибыль и акцизы одинаково уменьшают прибыль производителя.

Во-первых, наиболее существенное преимущество по отношению к другим видам налогов состоит в том, что по физическим лицам государство может устанавливать прогрессивную шкалу по ставкам налогообложения от 0 до 70-80% в зависимости от уровня дохода налогоплательщиков, без особых последствий для совокупного спроса населения страны и уровня жизни налогоплательщиков и развития экономики. Использовать такую систему налогообложения, например, по налогу на прибыль или налогу на добавленную стоимость нереально ввиду того, что это дезорганизует конкуренцию на рынке, а при превышении ставки налога сверх определенного предела (30–40%) вообще подорвет процесс воспроизводства.

Во-вторых, собирая налоги с физических лиц по прогрессивной шкале, государство получает возможность перераспределять часть доходов в пользу наименее малообеспеченных граждан страны и тем самым повышать совокупный спрос на товары и услуги и одновременно с этим решать социальные задачи.

В-третьих, в результате активного перераспределения части доходов, полученных в первую очередь от наиболее состоятельных налогоплательщиков, в пользу малообеспеченных граждан средняя цена рабочей силы существенно возрастает, что заметно усиливает стимулы производителей к внедрению новой техники в целях экономии расходов на заработную плату и содействует ускорению темпов развития экономики и росту доходов населения.

В-четвертых, при прогрессивной шкале налогообложения физических лиц и при росте доходов населения возникает структурный эффект увеличения объема собираемых налогов без какого-либо роста ставок по налогу, а в некоторых случаях и при их снижении.

Способность налогоплательщика платить налоги является одним из основных принципов налогообложения. Этот принцип, как показывает практика налогообложения всех развитых стран, решается наиболее полно и безболезненно для общества и развития экономики при налогообложении физических лиц. Справедливость здесь проявляется не только по отношению к уровню дохода, получаемого работником, но и идет гораздо дальше. Объем взимаемого налога учитывает и привходящие обстоятельства налогоплательщика — его семейное положение, наличие иждивенцев, состояние здоровья и т. д.

При оценке преимуществ подоходного налога по отношению к другим налогам следует остановиться еще на одном важном обстоятельстве. Если при налогообложении прибыли предприниматель при любой представившейся возможности готов свести прибыль до нуля, чтобы не платить налог, то по заработной плате, с которой взимается подоходный налог, возможности предпринимателя уменьшить ее заметно ограничены. Во-первых, государство обычно устанавливает определенный минимум оплаты труда, ниже которого нельзя опускаться, во-вторых, в обществе, как правило, складывается определенный уровень оплаты труда людей разных профессий и если предприниматель не будет выдерживать его, то он или не найдет для себя работников, или их потеряет. Кроме того, жесткий контроль за уровнем оплаты труда осуществляют профсоюзы, если, конечно, они не являются в государстве «карманными».

В силу изложенных доводов подоходный налог на физические лица для большинства развитых стран стал наиболее надежным и крупным источником бюджетных доходов. Необходимо отметить, что надежность поступлений по подоходному налогу заметно возрастает, когда социальные и страховые платежи по доходам налогоплательщика выплачиваются в равных пропорциях между производителем и наемным работником. И наоборот, она ослабевает, когда предприниматель полностью выплачивает все налоги по социальному налогу. В данном случае предприниматель не несет ответственности перед работником, у него появляется соблазн выплатить часть зарплаты «черным налом» и сэкономить на налоге. При этом выигрывают и предприниматель, и работник, а государство проигрывает.

Важное достоинство подоходного налога с физических лиц - еще и то, что он представляет собой наиболее безболезненный вид налога для экономики и общества, так как его взимание в наименьшей степени по отношению к другим налогам затрагивает производство и позволяет государству получить дополнительные средства в бюджет путем изъятия части доходов у наиболее состоятельных граждан страны, не подрывая при этом их покупательной способности и заинтересованности в расширении бизнеса. Прогрессия по этому налогу может выстраиваться так, что с увеличением налоговой ставки в зависимости от роста дохода тяжесть налогообложения не увеличивается, а сокращается. Это происходит вследствие того, что у налогоплательщика с высокой ставкой налога свободных средств всегда остается гораздо больше по сравнению с более низкой ставкой налога .

Еще одно преимущество подоходного налога связано с тем, что он позволяет ввести необлагаемый минимум по доходам налогоплательщиков. Государство, отказываясь от сравнительно небольшого объема налоговых поступлений, затем многократно от этого выигрывает ввиду увеличения совокупного спроса и стимулирования на этой основе развития экономики.

Можно утверждать, что с внедрением в практику прогрессивного подоходного налога государство «набрело» на неиссякаемый источник пополнения казны. Таким источником является страсть человека к обогащению. И если государство начинает разумно эксплуатировать эту данную страсть, забирая у него часть ее результата, то в конечном счете от этого выигрывают все, так как поступления от подходного налога позволяют государству не только увеличить его перераспределение в пользу наименее обеспеченных слоев населения, но и уменьшить налоговую нагрузку на производителей, создавая тем самым более благоприятные условия для удовлетворения все той же страсти человека к обогащению и наживе.

Следует заметить, что введение крутой шкалы налогообложения физических лиц имеет существенные особенности по странам:

1. Эту задачу нельзя решить без повышения нравственного уровня общества и особенно, находящейся у власти его элиты. Что толку будет от крутой шкалы, если большинство налогоплательщиков будут скрывать свои доходы и уходить от выплаты налогов?

2. Крутая шкала тогда в полной мере реализует свое предназначение, когда доля состоятельных налогоплательщиков достаточно велика, как, например, в США, где их количество с годовым доходом свыше 50 тыс. долл. составляет 43 млн человек. Поэтому, если в США, чтобы поправить дефицит бюджета, достаточно проявить политическую волю, повысив налогообложение состоятельных налогоплательщиков, как это делалось в период Великой депрессии или войн , то для России одной политической воли будет мало - надо сначала добиться того, чтобы хотя бы треть населения стали состоятельными гражданами, с одновременным повышением их нравственного уровня.

Анализ хозяйственной практики стран, использующих в своих налоговых системах семь выделенных принципов налогообложения, показал, что отсутствие хотя бы одного из них в налоговой системе, как правило, делает ее менее эффективной по своему воздействию на развитие экономики и общества.

Третий период в эволюции налогообложения начал формироваться с середины 30-х г. ХХ в. Внедрение в хозяйственную практику подоходного налога, налога на прибыль, ускоренной амортизации и целевых налоговых льгот коренным образом трансформировали налогообложение, заметно усложнив налоговую систему, существенно увеличив и расширив в ней использование налоговых поступлений.

Во-первых, произошло резкое увеличение использования налогов на социальные нужды общества.

Во-вторых, на стимулирование развития экономики путем сокращения налоговой нагрузки на прибыль на юридические лица в обмен на увеличение инвестиционной деятельности с их стороны. Фискальная функция по юридическим лицам стала утрачивать свое прежнее значение, основным направлением налоговой политики по отношению к ним стало экономическое стимулирование их к инвестиционной деятельности. Налог на прибыль в этом процессе оказался гениальной находкой, но не в смысле наполнения казны за счет него, а в связи с тем, что он стал выступать рычагом, с помощью которого можно наращивать инвестиционную деятельность в стране путем освобождения от этого налога части совокупной прибыли, и направления ее посредством амортизационных отчислений и других целевых налоговых льгот на инвестиционную деятельность. В конечном счете амортизационные отчисления и целевые налоговые льготы стали основным источником финансирования инвестиций в основные фонды во всех промышленно развитых странах. В этой связи теория Дж.М. Кейнса о решающем влиянии сбережений на инвестиционную деятельность примерно с 60-х г. прошлого века потеряла свое прежнее значение.

В-третьих, произошло обособление налоговых функций по физическим и юридическим лицам. По физическим лицам фискальная функция налога не только сохранилась, но и усилилась путем его дифференциации в зависимости от получаемого дохода. По юридическим лицам она все в большей степени стала приобретать чисто вспомогательный характер, помогающей государству увеличить их инвестиционную активность.

Расширение направлений использования налогов в налоговой системе связано с тем, что как показала хозяйственная практика, увеличение поступления налоговых сборов, ускорение развития экономики и повышение благосостояния общества зависит не только от выстроенного налогообложения, но и от рационального использования уже собранных налогов. В дополнение к фискальной функции у них появились еще и такие функции, как перераспределительная, стимулирующая, социальная, проявляющие себя через бюджетное регулирование. В силу этого налоговая система стала неотъемлемой составной частью бюджетной политики государства. В данный период государство окончательно отказалось от идей А. Смита о том, что государство не должно вмешиваться в регулирование экономических процессов, за государством должно быть закреплено только выполнение таких базовых функций, как оборона, поддержание правопорядка и других мер, необходимых для процветания рынка .

Структурная перестройка налоговых поступлений как фактор модернизации налогового регулирования. Наиболее существенная трансформация налоговой системы в мире произошла под влиянием жесточайшего экономического кризиса, разразившегося сначала в США под названием «Великая депрессия», а затем затронувшего и другие страны. Страх перед революцией заставил большинство капиталистических стран ввести «крутую» прогрессию по налоговым ставкам подоходного налога на физические лица. По наиболее высоким доходам налоговые ставки стали составлять 60 - 90%.

Кроме того, на физические лица был введен еще один налог в виде социальных и страховых платежей, которые стали носить целевой характер и не могли быть потрачены на другие цели. Все это привело к тому, что, начиная примерно с середины ХХ в., во всех развитых странах темпы роста поступлений от физических лиц стали многократно превышать аналогичный показатель по юридическим лицам. Так, в США, объем поступлений по налогу на прибыль с юридических лиц за 1960–2007 гг. вырос в 18,8 раза – с 22,8 до 426,3 млрд долл., а по физическим лицам по подоходному налогу за эти же годы он увеличился в 32,4 раза – с 46,1 до 1492,8 млрд долл., по социальным и страховым платежам, соответственно, в 58,8 раза - с 16,4 до 965,1 млрд долл.

Опережающий рост налоговых поступлений, связанных с обложением доходов физических лиц, позволил резко увеличить в бюджетах государств расходы на социальные цели. Если в 1923 г. в США на социальные цели тратилось около 1% от всех расходов в консолидированном бюджете, то к 1950 г. этот показатель уже составлял 20%, а к 1970 г. достигла 37%, а к 2008 г. 71,1% г. . Государственные социальные расходы стали трактоваться как один из важнейших элементов формирования агрегированного спроса в экономике.

Структурная перестройка налогообложения и использования налогов позволила развитым странам осуществить поворот от рыночного фундаментализма к социально ориентированному капитализму, что выразилось в значительном перераспределении налоговых поступлений от наиболее состоятельной части общества в сторону наиболее обездоленных путем увеличения расходов государства на социальные цели через пенсии, пособия по безработице, переобучение, бесплатное образование, медицинское обслуживание и т.д. В результате социальная политика перестала ассоциироваться с «социальной благотворительностью», она стала трактоваться как эффективные «социальные инвестиции в человеческий капитал». Расходы государства на социальные цели стали выполнять роль «столпа», который не дает рыночной стихии, особенно в период кризисов, «уронить» экономику.

Превращение налогов с физических лиц в главную статью доходов бюджета государства отразилось не только на росте социальных расходов государства, но и привело к существенному изменению роли налога на прибыль в системе налогообложении. Бюджет государства образно можно представить в виде сосуда, наполняемого из разных источников из разных налогов и если какой-либо лучше других наполняет этот сосуд, то у государства появляется возможность в интересах развития экономики и общества, сократить поступления некоторых из них.

Претендентом на сокращение стал налог на прибыль в силу постулата, сформулированного Ж. Сисмонди: «налог не должен взиматься с той части дохода, которая необходима для сохранения и приращения этого дохода». При этом уменьшение поступлений от налога на прибыль, как правило, осуществляется не путем простого снижения налоговых ставок по нему, а только в обмен на увеличение амортизационных отчислений и целевых налоговых льгот. В результате этого дополнительные средства, получаемые хозяйствующим субъектом из собственной совокупной прибыли, приобретают целевой характер и могут тратиться исключительно на инвестиции в обновление основного капитала или его расширенное воспроизводство.

Средства, выделяемые государством на освобождение прибыли от налогообложения можно охарактеризовать как своеобразную «денежную бартерную» сделку с производителем (деньги в обмен на инвестиции), в результате которой предприниматели получают дополнительные денежные средства из собственной прибыли, отягощенные инвестиционными обязательствами, а государство, в итоге выполнения этих обязательств - соответствующий прирост инвестиционной деятельности.

Анализ изменений в налоговой политике развитых стран за последние десятилетия показал, что во многих странах постепенно, пока стихийно, начал складываться алгоритм эффективного налогообложения. Этот алгоритм можно назвать эффективным только тогда, когда в нем присутствуют две стадии: первая связана с налогообложением и присутствием в нем семи основных его принципов-постулатов, вторая – с рациональным использованием налоговых поступлений. Страны, берущие на вооружение этот алгоритм, показывают высокие темпы развития и повышения жизненного уровня населения, экономика их меньше подвержена кризисным явлениям. К таким странам относятся: Швеция, Финляндия, Дания, Австрия, Норвегия, США в период 1950–1980-х гг.

Формирование указанного алгоритма происходит пока эмпирическим путем. Первоначально это произошло в результате введения социальных и страховых платежей со стороны работодателей и наемных работников в бюджет государства и прогрессивной шкалы по подоходному налогу на физические лица. После существенного увеличения налоговых поступлений от физических лиц наступает вторая стадия воздействия данного алгоритма на экономику. С появлением дополнительных средств в бюджете государства начинают их расходовать по двум основным направлениям: первое связано с увеличением социальных расходов государства на пенсионное обеспечение, медицину, образование и т.д., второе – с сокращением налоговой нагрузки на юридические лица с целью увеличения с их стороны инвестиционной активности.

При этом наибольшего эффекта по второму направлению страны добиваются не путем снижения налоговых ставок, а с помощью целевых налоговых льгот. К ним можно отнести ускоренную амортизацию, налоговый кредит и др., которые можно рассматривать как экономическое принуждение к инвестиционной деятельности с помощью так называемых «наживки», или «морковки». Для того чтобы юридические лица лучше заглатывали эту «наживку», налог на их прибыль не должен быть низким, чтобы при сопоставлении эффективности от использования, освобожденных от налога денежных средств на инвестиционную деятельность с выплатой налога на прибыль, первый вариант всегда был прибыльнее второго.

Изложенный алгоритм эффективной налоговой политики пока представляет грубую схему и ждет своих исследователей, которые должны будут на основе добротного статистического материала по странам вывести количественные зависимости между развитием экономики и уровнем налоговых ставок для физических лиц, долей амортизационных отчислений в общих инвестициях государства, затратах на целевые налоговые льготы, эффективной налоговой нагрузкой на юридические лица, расходах на социальные цели.

Макмиллан Ч. Японская промышленная система. М., 1988. С. 58.

Рассчитано на основе Российского статистического ежегодника. М., 2010. С. 319, 671.

Рассчитано на основе статистического сб. «Инвестиции в России». М., 2009. С. 320.

Абрамов М.Д. Кризис наступает, но не все резервы еще задействованы // Журнал новой экономической ассоциации. 2009. № 3–4. С. 239.

Кейнс Дж. М. Общая теория занятости процента и денег. М., 2002. С. 7, 346.

Начиная с 1992 г., в бухгалтерской отчетности отсутствует накопительный счет по амортизационным отчислениям и контроль за их целевым использованием.

В России, в отличие от большинства развитых стран, НДС взимается по капитальным расходам в виде приобретения основных средств, нематериальных активов, строительно-монтажных работ в период строительства и подлежит зачету в пользу налогоплательщика только в момент сдачи объекта в эксплуатацию (См.. Грибкова Н.Б. Налоги в системе государственного регулирования экономики России. М., 2004. С. 229.)

Реинвестиции означают целенаправленное использование части совокупной прибыли, получаемой от деятельности хозяйствующих субъектов и освобожденной от налога на прибыль, на обновление основных фондов, расширение производства и увеличение собственного оборотного капитала.

В корректировку законодательства обязательно должны войти: активизация в стране политики ускоренной амортизации и использования целевых налоговых льгот, введение обязательного контроля за целевым использованием амортизационных отчислений, отмена взимания НДС с амортизационных отчислений, которые сегодня являются одним из элементов вновь созданной стоимости.

Антирента это сверхприбыль хозяйствующих субъектов, получаемая в результате нарушения действующих экологических стандартов, недофинансирования обновления основных фондов за счет нецелевого использования амортизационных отчислений, нарушения регламентов извлечения топливных ресурсов и т.д.

Во Франции индивидуально подоходный налог был введен буквально за насколько месяцев до начала войны. К 1928 г., спустя 14 лет после его введения, на долю этого налога приходилось 14% всех налоговых сборов.

В Англии к 1928 г. доля подоходного налога по отношению к 1913 г. выросла в 1,5 раза - с 29 до 44,7%, в Японии - в 2,6 раза с 7,7% до 19, 9%.

В США причиной введения подоходного прогрессивного налога в 1913 г. тоже послужила Первая мировая война, в результате которой резко сократился поток американских товаров в Европу и импорт из нее, что привело к существенному сокращению таможенных сборов и акцизов, обеспечивавших 95% всех налоговых поступлений в бюджет государства. В 1916 г., в связи с необходимостью вступления США в военные действия на стороне Антанты, в стране были многократно повышены все ставки по подоходному налогу, с максимальной ставкой в 67%. Все это позволило буквально за один год увеличить поступления по налогам в бюджет страны в 3,5 раза –  с 360 до 1250 млн долл., а спустя три года к 1919г. в 14 раз и довести их до 5 млрд долл. К 1928 г. США стали лидером по доле, приходящейся на подоходный налог с физических лиц в общих налоговых поступлениях, она составила 56,2% и превышала соответствующий показатель в Англии в 1,3 раза, Франции – в 4 раза, в Германии – в 1,5 раза.

Из всех европейских стран в первой четверти ХХ в. только Италия продолжала ориентироваться в своем налогообложении на косвенные налоги: на подоходный налог в 1926 г. приходилось всего 0,1%, а на косвенные налоги в виде акцизов, таможенных пошлин и промыслового налога около 80%. Задержка с реформированием налоговой системы в Италии, по-видимому, явилась одной из важных причин, что эта страна на протяжении первой половины ХХ в. заметно отставала в своем развитии как в промышленном, так и в социальном плане от других развитых стран Европы.

При ставке подоходного налога в 13% с месячного дохода налогоплательщика в 15 000 руб. свободных средств у него останется 13 050 руб., а при ставке в 50% с дохода в 150 000 руб. останется 75 000 руб., т.е. в 6 раз больше.

Повышение налоговой нагрузки, действовавшей в США в 2008г., на 43 млн налогоплательщиков с годовым доходом свыше 50 тыс. долл. в 2 раза должно увеличить поступления по подоходному налогу примерно на 850 млрд долл. в год. В принципе, это почти не отразится на покупательной способности этой группы налогоплательщиков, если учесть, что ставка налога по доходу в 50 тыс. долл. составит 18%, соответственно, в 75 тыс. – 20%, в 100 тыс. – 26%, в 200 тыс. – 40%, в 500 тыс. долл. – 46%.

А. Смит утверждал: «что каждый человек, сообразуясь с местными условиями, может гораздо лучше, чем это сделал бы вместо него любой государственный деятель или законодатель, судить о том, к какому именно роду отечественной промышленности приложит свой капитал и продукт какой промышленности может обладать наибольшей стоимостью» (Смит А.. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1962. С. 332).

Statistical Abstract of the U. S. 2010., Table 526, Economic Report of the President. 2010. Table B-82.

Проблемы оценки налоговой нагрузки в контексте налогового регулирования. В современной отечественной и зарубежной экономической литературе, довольно редко рассматриваются проблемы налогообложения раздельно и в их взаимосвязи по двум основным группам налогоплательщиков — юридическим и физическим лицам. Между тем исследование показывает, что за последние десятилетия в политике налогообложения юридических и физических лиц произошли существенные изменения по задачам, возлагаемым на них, по объему собираемых налогов и их соотношению в доходах бюджета. Все это заставило диссертанта по-новому посмотреть на существующие оценки уровня налоговой нагрузки и ее динамики по отдельным странам.

В большинстве стран за последние 100 лет доля налогов в ВВП возросла примерно в 3–4 раза. Если в начале ХХ в. она не превышала 8–10%, в середине его – 20–30%, то сегодня составляет 30–50%. Можно ли считать этот рост доли налогов в ВВП повышением налоговой нагрузки на экономику и налогоплательщиков? С формальной точки зрения налоговая нагрузка увеличилась, в действительности же это не соответствует ощущениям налогоплательщиков в лице хозяйствующих субъектов и граждан развитых стран.

Доля собираемых налогов в ВВП по разным странам, находящихся примерно на одинаковом уровне развития, сильно разнится между собой. Так, по состоянию на 2008 г. в Швеции она составляла 47,1%, в Дании – 48,2%, в Финляндии – 43,1%, в Великобритании – 37,3%, в США – 28,2%., в Румынии – 28,0%. По этим показателям, можно сделать вывод, что налоговое бремя в Швеции гораздо выше, чем в Великобритании, а в США такое же, как в Румынии и многие экономисты такой вывод делают. Представляется, что суждение, основанное на соотношении объема собираемых налогов и валового внутреннего продукта, весьма поверхностно и далеко от истины.

Исследование показало: чтобы более досконально разобраться в этой проблеме, необходимо налогообложение рассматривать отдельно по двум крупным группам налогоплательщиков – юридическим и физическим лицам. Это связано с тем, что изменения, произошедшие в налогообложении в последние десятилетия, привели к кардинальным различиям между ними по критериям и принципам налогообложения и по динамике налоговых поступлений.

По юридическим лицам в новых экономических условиях, когда государство в целях стимулирования инвестиционной деятельности стало предоставлять им широкую гамму целевых налоговых льгот, позволяющих сократить налогообложение прибыли до минимума, оптимальность налоговой ставки по налогу на прибыль теперь состоит не в том, чтобы собрать больше налогов, а в том, чтобы с помощью относительно высокой налоговой ставки, принудить предпринимателей к использованию целевых налоговых льгот.

Статистические данные по большинству стран мира показывают, что особенно за последние десятилетия налоговая нагрузка на юридические лица в динамике постоянно снижается. В целом это снижение является результатом проведения активной политики по стимулированию инвестиционной деятельности, которое осуществляется по трем основным направлениям.

Первое направление снижения налоговой нагрузки на юридические лица связано со снижением ставок по налогу на прибыль. В США в 1986 г. эта ставка была снижена с 46 до 34%, в Германии за 1990–2008 гг. – с 56 до 29,8%, в Великобритании за 1983–2008 гг. – с 52 до 30%, Франции за 1985–2008 гг. – с 50 до 34,4%, в России за 1991–2009 гг. – с 45 до 20%.

Второе направление обусловлено использованием ускоренной амортизации и сокращением амортизационных сроков эксплуатации основных фондов. Так как амортизационные отчисления являются одновременно элементом издержек и свободными средствами целевого назначения, то вполне естественно, что любое их опережающее увеличение по отношению к прибыли уменьшает относительную величину налогооблагаемой прибыли, а вместе с этим и налоговую нагрузку на производство. В США в период 1950–2007 гг. объем амортизационных отчислений вырос в 114 раз, а налог на прибыль – только в 25 раз.

Третье направление снижения налоговой нагрузки на юридические лица связано с предоставлением налоговых льгот при осуществлении инвестиционной деятельности. Такие налоговые льготы принято называть «целевыми» и они имеют самый разнообразный характер: инвестиционный налоговый кредит, включение всех расходов на НИОКР в издержки, вычитание из облагаемой налогом прибыли затрат по инвестиционной деятельности и т.д.

В результате указанных мероприятий, в США в корпоративном секторе эффективная налоговая ставка по отношению к совокупной прибыли (прибыль + амортизационные отчисления) снизилась с 33,6% в 1950 г. до 14,7% к 2008 г. Аналогичные процессы наблюдаются и в других странах.

Таким образом, в результате снижения номинальных ставок по налогу на прибыль, прогрессивной амортизационной политики, активного применения целевых налоговых льгот в большинстве развитых стран произошло заметное сокращение эффективной налоговой нагрузки на юридические лица с одновременным нарастанием темпов инвестиционной деятельности. В результате в целом по развитым странам объем налогов, собираемых с юридических лиц, к началу ХХI в. примерно в 5–6 раз стал уступать поступлению налогов от физических лиц.

По физическим лицам, в отличие от юридических, главное назначение налоговых ставок теперь связано не с побуждением налогоплательщиков к инвестиционной активности, а с наполнением бюджета. Важнейшей функцией налоговых ставок по ним по-прежнему выступает фискальная их роль на основе справедливого налогообложения.

Справедливость в налогообложении физических лиц в большинстве стран все больше понимается не по тому, сколько платит налогоплательщик налогов, а по тому, сколько средств у него остается после их выплаты. То есть с повышением доходов физических лиц налогообложение строится так, что после выплаты налогов у налогоплательщика с более высокими доходами, доля в них расходов на удовлетворение основных нужд (питание, одежда, жилье) должна сокращаться, а доля свободных средств увеличиваться. При чем ориентиром при установлении этих долей является соотношение доходов между 10% самых богатых и 10% самых бедных. Данный ориентир сегодня задают скандинавские страны – он составляет шести кратную величину.

Формирование налогообложения на таких принципах социальной справедливости оправданно и рационально не только с нравственных позиций, но и с точки зрения эффективности функционирования экономики.

Во-первых, изымая излишки доходов у наиболее богатой прослойки общества с помощью прогрессивных ставок по подоходному налогу, государство не подрывает их способности к потреблению, оно, несмотря на высокие налоги, остается выше среднего уровня. Кроме того, не страдает от такой налоговой политики и инвестиционная деятельность, поскольку она теперь в решающей степени зависит не от средств, остающихся после выплаты налогов у физических лиц, а от политики государства по поддержке ее через целевые налоговые льготы за счет сокращения налоговых поступлений в бюджет от юридических лиц.

Во-вторых, изъяв излишки средств у наиболее состоятельных граждан, государство часть их использует на повышение доходов низкооплачиваемых и неимущих граждан и тем самым повышает совокупный спрос на потребительские товары и услуги, стимулируя через это развитие экономики.

В-третьих, как показывает практика, государство более рационально и более эффективно распоряжается излишком изъятых средств, чем частные лица, ибо только 30% от дополнительных доходов, не обремененных обязательствами, предприниматели тратят на инвестиционные цели, остальное идет на удовлетворение личных потребностей. Государство же тратит эти средства на образование, здравоохранение, инфраструктурные объекты и стимулирование инвестиционной деятельности.

При прочих равных условиях, страны, имеющие наиболее высокие уровни душевых доходов и проводящие активную социальную политику, направленную на сокращение разрыва в доходах между бедными и богатыми, получают от проводимой ими налоговой политики и большую отдачу в виде поступления налогов, нежели те страны, где душевые доходы низки, основная масса налогов вынужденно должна собираться с юридических лиц и разрыв между бедными и богатыми не уменьшается, а увеличивается.

Сокращение относительной доли налогов, поступающих от юридических лиц, и наоборот, быстрый рост этой доли со стороны физических лиц, в конечном счете, накладываясь друг на друга, дают нам обобщающий, постоянно растущий в динамике, показатель по налоговой нагрузке на основе доли налогов в ВВП.

В целом изложенное позволяет сделать вывод о том, что увеличение доли налогов в ВВП, когда главную нагрузку по ним несут физические лица, свидетельствует не о росте налоговой нагрузки в экономике стран, а о повышении эффективности ее функционирования. А низкая же доля налогов в ВВП — скорее не достоинство, а недостаток. Это свидетельство низкого уровня доходов населения, когда основную массу налогов приходится собирать с юридических лиц. Данное обстоятельство является тормозом развития экономики, ибо налоговая нагрузка на них всегда будет больше по сравнению со странами, где основная масса налогов поступает от физических лиц.

И когда исследователи начинают судить о налоговой нагрузке по доле налогов в ВВП, не учитывая при этом структуру налоговых поступлений, то они всегда приходят к превратным выводам. Так, многие экономисты, ориентируясь на относительно невысокую долю налогов в ВВП России, делают вывод о низкой налоговой нагрузке в экономике страны, забывая о том, что преобладающая часть налогов собирается не с физических, а с юридических лиц.

Возрастание роли амортизации в налоговом регулировании и инвестиционной деятельности. В диссертации автор исследуя амортизационную политику, проводимую в промышленно развитых странах, начиная с начала ХХ в., выявил ее роль в стимулировании инвестиционной деятельности, влияние на устойчивость экономического развития, обновление основных фондов, формирование спадов в экономике.

Амортизация основного капитала – сложный, многогранный, динамично развивающийся процесс. Начиная, примерно с середины прошлого века, амортизация в большинстве промышленно развитых стран из пассивного инструмента, призванного фиксировать износ основных фондов с переносом его стоимости в издержки производства, постепенно превратилась в один из важнейших инструментов регулирования расширенного воспроизводства основных фондов, в решающий фактор экономического роста, заметно потеснив при этом прибыль и заемные средства.

Процесс возрастания роли амортизации в экономике связан как с ее целевой функцией, так и с тем, что она стала выступать своего рода катализатором, ускоряющим темпы экономического роста, развитие науки и техники. В США, начиная со второй половины ХХ в., регулярно примерно раз в 10 лет проводились крупные амортизационные реформы. Как правило, после каждой из них наблюдалось ускорение инвестиционной деятельности и увеличение амортизационных отчислений в общих инвестициях. Их доля в них в целом по стране за 1950–2008 гг. увеличилась с 18 до 74,2%. Предпоследняя амортизационная реформа была проведена в 2002 г. и была направлена в основном на стимулирование развития малого и среднего бизнеса. Спустя семь лет – в 2009 г. в целях преодоления экономического и финансового кризиса амортизационная политика подверглась новой модернизации.

Активное использование ускоренной амортизации США в течение последних 60 лет явилось одной из важнейших причин, позволивших ей занять передовые позиции в мире в техническом, технологическом, информационном отношении.

Экономические расчеты показывают, что амортизационные отчисления сегодня стали наиболее эффективным инвестиционным ресурсом. Так, сравнение внутренней нормы прибыли (IRR) трех вариантов источников финансирования инвестиций свидетельствует, что эффективность использования для этих целей амортизационных отчислений в 2 раза выше, чем использование прибыли, и в 4 раза больше по сравнению с банковским кредитом.

Преобладающая доля амортизации в инвестициях позволяет выпускать продукцию более низкую по цене по сравнению с предпринимателями, использующими для инвестиций заемные средства или собственную прибыль. При чем данное правило действует не только на уровне отдельных предприятий, но и государства в целом. Так же как Китай, опираясь на свою дешевую рабочую силу, завоевывает рынки других стран с помощью низких цен на свою продукцию, то многие государства добиваются тех же целей, используя ускоренную амортизацию.

Использование ускоренной амортизации для обновления основных фондов и финансирования расширенного воспроизводства, необходимо рассматривать как одну из форм косвенного субсидирования развития экономики из бюджета государства. Результатом ускоренной амортизации является своеобразная трансформация недополученных поступлений в бюджет государства от налога на прибыль в инвестиции. При этом приращение инвестиций обычно многократно превышает недополученный государством объем налоговых поступлений, например, при налоговой ставке на прибыль в 20% в 5 раз, а при налоговой ставке в 33% в 3 раза.

Кроме того, налоговые «потери» государства в результате использования ускоренной амортизации при наличии контроля за целевым использованием амортизационных отчислений многократно компенсируются с лагом в 2-3 года посредством увеличения темпов развития экономики, роста производительности труда, качества продукции, расширения базы налоговых поступлений.

Внедряя ускоренную амортизацию в экономику страны и увеличивая ее долю в общих инвестициях, государство тем самым не только стимулирует инвестиционную деятельность, но и в силу целевого характера амортизационных отчислений усиливает свой контроль за этой деятельностью.

Характеризуя амортизационные отчисления, как самый эффективный из всех источников инвестиционной деятельности, следует сказать еще о некоторых их гранях, благотворно влияющих на развитие экономики.

Во-первых, амортизационные отчисления, в отличие от прибыли и заемных средств, являются наиболее стабильным источником поступления денежных средств для хозяйствующих субъектов, так как на них гораздо меньшее влияние оказывают спады производства, повышение ставок по кредитам, изменение цен и т.д. Во время кризисных явлений в экономике объем прибыли может существенно сократиться, а амортизационные отчисления, как правило, сохраняются на докризисном уровне или даже растут, что можно было наблюдать в США в период Великой депрессии и последнего экономического кризиса 2008–2009 гг.

Во-вторых, поскольку амортизационные отчисления имеют целевую функцию и их можно потратить только на инвестиционную деятельность, то предприниматели, воспользовавшись налоговыми льготами, освобождающими их от налога на прибыль, одновременно с этим получают в свое распоряжение «горячие деньги». Если эти средства не будут потрачены на инвестиции, то по ним необходимо заплатить налог на прибыль.

На первых этапах ускоренного списания основных фондов, амортизационные отчисления активно тратятся на замену устаревших машин и оборудования на более новые и современные. Затем, когда произошло насыщение основных фондов последними достижениями науки и техники, бизнес поневоле начинает расходовать амортизационные отчисления не на приобретение, имеющихся в продаже средств, а на создание новых и более производительных, т. е. на НИОКР.

В целом, можно констатировать, что амортизационные отчисления в промышленно развитых странах сегодня превратились в один из важнейших системных факторов модернизации экономики и ее расширенного воспроизводства.

К сожалению, ни одно государство в своей статистической отчетности сегодня не разделяет амортизационные отчисления, потраченные на восполнение износа основных фондов и на расширенное воспроизводство. Скорее всего, это связано с тем, что такое разделение трудно осуществить, поскольку новые машины и оборудование, замещающие изношенные, как правило, по своей производственной мощности, производительности намного лучше старых, а это уже само по себе способствует расширенному воспроизводству.

Поэтому представляется, что сегодня назрела необходимость отказаться от трактовки амортизации как «восполнение износа основных фондов», а считать ее целевым источником для инвестиционной деятельности, в котором учет износа основных фондов будет лишь одним из его элементов. Нечто подобное уже замечается в американской статистической отчетности по корпоративному сектору. Все чаще финансовые средства после налогообложения, включая амортизационные отчисления и прибыль после налогообложения, проходят по одной строке «внутренние финансовые средства» (Cash flow). Определение чистых инвестиций в виде разницы между общими инвестициями и амортизацией, в сущности, носит формальный характер и требуется для аналитических целей.

Необходимо отметить, что изменение функциональной сути амортизации заставляет по-новому посмотреть на расчет национального дохода. Один из его вариантов осуществляется на базе ВВП за минусом амортизационных отчислений. Это было вполне справедливо и обоснованно до тех пор, пока амортизация отражала износ основных фондов, т.е. потерю ими потребительной стоимости и последующее ее возмещение. Но поскольку начисляемые сегодня амортизационные отчисления только в какой-то мере отражают износ, а главным образом выполняют функцию чистых инвестиций и тем самым способствуют расширенному воспроизводству, то в этих условиях вычитание из ВВП полного объема амортизационных отчислений ведет к искажению расчета национального дохода.

О проблемах налогообложения и налоговом регулировании в России. Налоговая система России создавалась в 90-е годы прошлого века в большой спешке, налоги устанавливались без какого-либо экономического обоснования, довольно непродуманно и непрофессионально. В итоге шоковое воздействие на экономику, связанное с отпуском цен в свободное плавание, было еще более усилено. Вновь созданная налоговая система, наряду с рядом других непродуманных мер, привела к беспрецедентному спаду производства в условиях мирного времени – ВВП за 1991–1998 гг. сократился на 40%, что привело к сокращению примерно на порядок самих налоговых поступлений в бюджет государства.

Из семи названных нами выше основных принципов-постулатов рационального налогообложения, ни один из них в этот период в России не выполнял в полной мере присущие ему функции. В результате внедрения новой налоговой системы налоговая нагрузка на производителей возросла настолько, что при выплате налогов в полном объеме большинство из них становились убыточными. Выживали те, кто ухитрялся не платить налоги, и те отрасли экономики, которые поставляли свою продукцию на экспорт или работали с наличными деньгами и имели высокую оборачиваемость оборотных средств.

Расчет налоговой нагрузки по отраслям производственного сектора исходя из фактических затрат за 1995 г. и расчетной валовой прибыли в 20% (по отношению к этим затратам) показали, что в случае выплаты только трех основных налогов (НДС, ЕСН и налога на прибыль), налоговая нагрузка при заданной довольно высокой рентабельности, составила бы по нефтегазовому комплексу 81,8%, по угольной промышленности – 175%, по черной металлургии – 112,4%, по химической и нефтехимической – 97%, машиностроению и металлообработке – 131,8%, по легкой промышленности – 132%, по пищевой – 88,2% .

Из-за двойного налогообложения заработной платы (НДС и ЕСН) наиболее высокая налоговая нагрузка (более 100%) наблюдалась в тех отраслях, где в составе затрат довольно велика доля заработной платы. Это, прежде всего, угольная промышленность, машиностроение и легкая промышленность. Если в дополнение к основным налогам в расчеты включить федеральные, региональные и местные налоги, действовавшие на протяжении всех 1990-х гг., налоговая нагрузка будет еще больше.

В период 1999–2002 гг. налоговая система России была реформирована, особенно в части сокращения количества налогов, снижения налоговых ставок по налогу на прибыль, НДС, социальных выплат, что привело к некоторому снижению налоговой нагрузки. Однако в целом, за исключением упорядочения налогообложения и улучшения налогового администрирования, позволивших заметно повысить собираемость налогов, реформа не решила многих серьезных проблем, присущих налоговой системе, введенной в начале 90-х годов.

Проведенные в диссертации расчеты показали, что по-прежнему, особенно в отраслях с высокой добавленной стоимостью, налоговая нагрузка на прибыль составляет 70-100% . При такой нагрузке выживают только те производства, которые поставляют продукцию на экспорт, имеют дело с наличными деньгами и у которых оборачиваемость денежных средств значительно превышает среднеотраслевые показатели. А такие отрасли, как легкая промышленность, машиностроение, металлообработка продолжают деградировать.

Наряду с большой налоговой нагрузкой, особенно в отраслях с высокой добавленной стоимостью, в действующей в России налоговой системе нет нацеленности на стимулирование инвестиционной деятельности, развитие наиболее прогрессивных отраслей производства, обновление основных фондов, внедрение в практику новейших достижений науки и техники. Основы налоговой политики, проводимой сегодня в России, базируются на устаревших и ошибочных концептуальных положениях, без пересмотра которых вряд ли возможно выстроить в стране эффективную налоговую политику.

Первое концептуальное положение связано с утверждением, что налоговая нагрузка на экономику России является относительно невысокой и гораздо ниже по сравнению с другими промышленно развитыми странами.

Расчеты показывают, что номинальная налоговая нагрузка в России, исчисляемая по доле налогов в ВВП, составляет 33–34%, в то время как в большинстве развитых стран колеблется в пределах 40–50%. Казалось бы, Россия имеет здесь преимущество по налоговой нагрузке, однако это преимущество мнимое. Эффективность налоговой системы тесно связана со структурой собираемых налогов. В большинстве развитых стран до 60% всех собираемых налогов поступает от физических лиц, а в России 60% всех налогов приходится на юридические лица. Это свидетельствует о том, что предприятия развитых стран, при прочих равных условиях, всегда будут иметь относительно меньшую налоговую нагрузку по сравнению с российскими, а в результате этого и более эффективную экономику.

Исходя из этого, перед налоговой политикой в России должна стоять насущная задача переориентации налогового бремени с юридических лиц на физические, что невозможно сделать без повышения заработной платы и доходов населения, без внедрения прогрессивной системы их налогообложения. Структурная перестройка налоговой систем России в сторону сокращения налоговой нагрузки на товаропроизводителей и соответствующего увеличения ее на физические лица является, пожалуй, одной из самых сложных задач, стоящих перед российской экономикой. Без движения в этом направлении Россия не сможет преодолеть постоянно увеличивающееся отставание от развитых стран ни в технологическом развитии, ни в повышении жизненного уровня населения, ни в сокращении огромного разрыва в доходах между бедными и богатыми.

Законодательная и исполнительная ветви власти в стране должны четко осознать, что повышение оплаты труда – это не столько борьба с бедностью, сколько необходимое условие повышение эффективности экономики и ускорения темпов ее развития.

Второе концептуальное положение, которым руководствуются разработчики налогового законодательства в России, является утверждение о необходимости унификации налоговых ставок и повышение их нейтральности по отношению к налогоплательщикам. При этом нейтральность в налоговой политике ими понимается не как способность налогоплательщиков выплачивать налоги, как это справедливо записано в п. 1. Ст. 3. Налогового кодекса РФ, а как способность выживать в рыночных условиях при одних и тех же ставках налогов.

Порочность такой трактовки нейтральности налоговой системы состоит в том, что в экономике никто не отменял отраслевые различия в доле расходов на заработную плату в общих издержках производства, в расходах на обновление основных фондов, в затратах на сырье и материалы, в сроках оборачиваемости оборотных средств и т.д. И конечно, налоговая система обязана учитывать эти отраслевые особенности, иначе в Росси, несмотря на прилагаемые усилия по другим направления экономической политики, будут по-прежнему преимущественно развиваться сырьевые отрасли с экспортным уклоном.

Наши расчеты показали, что на тех предприятиях, где доля заработной платы в издержках производства превышает 25%, то даже при рентабельности в 20%, эти предприятия при условии полной выплаты всех налогов становятся убыточными. Дело в том, что заработная плата по действующему законодательству облагается налогом дважды: один раз в составе валовой добавленной стоимости в размере 18%, второй раз единым социальным налогом.

В результате за годы перестройки почти во всех отраслях наблюдается существенное сокращение доли заработной платы в общих издержках производства, и не потому, что их работникам стали меньше платить, а в связи с тем, что хозяйствующие субъекты при любой возможности стремятся сократить официальные выплаты по заработной плате за счет вознаграждения в «конвертах». В 1995–2003 гг. доля заработной платы в общих издержках производства сократилась в угольной промышленности с 40,1 до 29%, в черной металлургии – с 19,1 до 14,6%, в цветной металлургии – с 19,5 до 17,9%, в легкой промышленности – с 25,4 до 20,6%. На каждый выплаченный «черным налом» рубль на налогах сегодня экономится примерно 50 коп.. Таким образом, например, в черной металлургии снижение доли заработной платы в общих издержках производства на 4,5 процентного пункта способствовало снижению налоговой нагрузки на 16,6 млрд руб. при чистой прибыли в последний год указанного периода в 26, 4 млрд руб.

Сам по себе этот наглядный факт свидетельствует, что нельзя всех «стричь» под одну «плоскую налоговую гребенку». При такой налоговой нагрузке предприятия, где высока доля обработки и квалифицированного труда, обречены на убыточность или укрывательство прибыли от налога. Именно это обстоятельство явилось одной из главных причин сильнейшего упадка в перестроечные годы обрабатывающих отраслей и легкой промышленности, где традиционно высока доля заработной платы в затратах.

Третье концептуальное положение, формирующее налоговую систему России, связана с утверждением Минфина России, что «налоговая политика должна в первую очередь обеспечивать решение фискальных задач».

Анализ налоговой политики большинства промышленно развитых стран показывает, что фискальная функция сохранилась по физическим лицам, а по юридическим лицам важнейшей функцией налоговой политики стало стимулирование развития. В России же, как и прежде, основное назначение налоговой системы как по физическим, так и по юридическим лицам – это наполнение бюджета.

Четвертое концептуальное положение в налогообложении России связано с проводимой политикой повышения инвестиционной активности главным образом через снижение налоговых ставок. Такое направление повышения инвестиционной активности, как показывает международная, да и российская практика, весьма устаревший и малоэффективный метод стимулирования инвестиций.

Существующие в мире методы воздействия на инвестиционные процессы в экономике, условно можно разделить на два вида – пассивные и активные целевого назначения. В России в основном используются пассивные мероприятия.

К пассивным методам стимулирования инвестиционной деятельности относится простое снижение ставок по налогам — таким, как налог на прибыль, налог на добавленную стоимость, социальные и подоходные налоги и т.д. Недостаток этих методов состоит в следующем: снижая ставки налогов, государство предоставляет налогоплательщикам заранее до получения результата «подарок» в виде дополнительной прибыли, надеясь на их добрую волю, на пресс конкуренции, на то, что они потратят на инвестиции дополнительную прибавку к чистой прибыли. Если же у предпринимателей такой воли нет, а конкуренция явно недостаточна, то дополнительных инвестиций не будет.

Так, статистические наблюдения Росстата, проводимые после каждого снижения налоговых ставок в России, показывают, что только третья часть из дополнительной прибыли тратится на инвестиции, остальное идет в основном на личное обогащение предпринимателей и другие цели. Стоит отметить, что подобное использование эффекта от снижения налоговых ставок характерно не только для России, но и для других стран.

Следовательно, в тех случаях, когда государство просто снижает налоги и не стимулирует инвестиционную деятельность посредством целевого льготного налогообложения, можно смело говорить, что от такой налоговой политики выигрывает самая богатая прослойка общества (предприниматели), ибо 70%, остающейся в их распоряжении дополнительной прибыли от снижения налогов они тратят на личные потребности и только 30% работает на общество.

К активным методам целевого налогового стимулирования инвестиционной деятельности относятся: политика ускоренной амортизации, частичное вычитание из налогооблагаемой прибыли затрат на инвестиции, предоставление инвестиционного налогового кредита, полный вычет из облагаемой прибыли всех затрат на проведение НИОКР плюс дополнительный поощрительный вычет в виде бонуса до 20% от сумм, направленных на эти цели, активное использование налоговых льгот целевого назначения для предприятий, работающих в экономически отсталых и дотационных районах, а также для вновь образуемых малых и средних предприятий и холдингов, полное освобождение от налога на прибыль в случае ее реинвестирования для малых предприятий с оборотом менее определенной величины в год и числом занятых менее 50–100 человек.

В условиях активного применения приведенных выше целевых налоговых льгот тем или иным государством, у предпринимателей отпадает необходимость освобождаться от налога на прибыль путем уклонения по его оплате, поскольку государство само предлагает им освободиться от этого налога путем предоставления льгот целевого назначения.

Таким образом, государство, жертвуя сокращением поступлений по налогу на прибыль путем «скармливания» предпринимателям «пряников» в виде целевых налоговых льгот, заставляет их осуществлять инвестиции в тех направлениях, которые ускоряют развитие экономики, делают ее более эффективной и в конечном счете с лихвой окупают его потери от сокращения поступлений по налогу.

В целом данное направление в экономическом развитии можно охарактеризовать как «льготы за инвестиции после их осуществления», а налоговая ставка по прибыли напоминает теперь «кнут», с помощью которого государство подталкивает предпринимателя к использованию целевых налоговых льгот. В таких условиях прибыль предпринимателей превратилась в полном смысле этого слова в инструмент развития.

Можно сказать, что в системе налогообложения без предварительного теоретического обоснования произошла тихая революция. Налоговая система распалась на две сферы с разными функциональными задачами. Через первую сферу государство путем установления налоговых ставок по видам налогов изымает определенную часть валового внутреннего продукта в целях формирования бюджета. Через вторую сферу, наоборот, посредством налоговых льгот оно предоставляет предпринимателям возможность сократить это изъятие при условии выполнения им задач, поставленных государством, прежде всего по инвестиционной деятельности.

Важным достоинством стимулирования инвестиционной деятельности с помощью перечисленных активных методов льготного налогообложения является то, что оно осуществляется за счет «обратного финансирования».

Суть его состоит в том, что предприниматель получает дополнительные финансовые средства не извне, а из собственной прибыли за счет сокращения выплат налога по ней или, если речь идет об амортизационных отчислениях, перевод ее в размере этих отчислений в издержки. В этом случае можно сказать, что инвестиционная деятельность косвенно финансируется из бюджета государства и становится для предпринимателей более эффективной, например, по сравнению с использованием на эти цели кредитных ресурсов, по которым надо выплачивать проценты или по сравнению со свободным остатком прибыли, отягощенным налогом на прибыль.

Для государства же важным достоинством активных методов целевого налогового стимулирования инвестиционной деятельности, является то, что оно расплачивается по льготам только после осуществления этой деятельности. Если же нет инвестиций, то нет и льгот. Или,, если речь идет об амортизационных отчислениях и они потрачены не на инвестиционные цели, по ним должен быть выплачен в полном объеме налог на прибыль.

В этих условиях государству становится выгоднее не снижать ставку налога на прибыль в целях стимулирования инвестиционной деятельности, а сохранять ее на относительно высоком уровне. Причем не для того, чтобы собрать больше налогов, а потому, что она в этом случае начинает проявлять себя как более сильный стимул к освобождению от данного налога.

Пятое концептуальное положение связано с введением плоской (единой) ставкой налога на физические лица в размере 13%. Минфин России считает это «успешным мероприятием налоговой политики России».

Если Россия хочет построить эффективную налоговую систему и эффективную экономику, то одним из приоритетов налоговой политики должно стать сокращение в уровнях доходов между бедными и богатыми, а это в значительной мере можно сделать только через установление прогрессивных ставок налогов на доходы физических лиц. Эффект здесь проявляется через увеличение перераспределения налогов в сторону менее обеспеченных слоев населения и повышения на этой основе спроса, через снижение налоговой нагрузки на юридические лица в целях стимулирования их к инвестициям в обновление основных фондов и их расширенное воспроизводство.

Шестое концептуальное положение связано с идентификацией и одновременно противопоставлением мероприятий по снижению налоговых ставок и введения целевых налоговых льгот с обязательными потерями бюджетных поступлений.

Такое противопоставление затрат государства на стимулирование инвестиционной деятельности в корне неверно. Если встать на эту точку зрения, то все амортизационные отчисления и стимулирование НИОКР надо отменить, потому что это тоже вычет из бюджета страны. Стимулирование инвестиционной деятельности – это не потери бюджета, а инструмент поступательного развития экономики, это временное отвлечение денежных средств, которые многократно с небольшим лагом по времени потом компенсируются в бюджете. Если же этот процесс идет постоянно, а экономика развивается темпами в 4-7%, то ни о каких потерях вообще говорить не приходится, так как за счет роста экономики эти отвлечения (потери) будут компенсироваться без ущерба для бюджета.

Седьмое концептуальное положение связано с распределением налоговых доходов между Центром и регионами.

Проводимая сегодня Федеральным центром бюджетно-налоговая политика сориентирована на максимальную концентрацию наиболее собираемых налогов в федеральном бюджете, в то время как расходы в большей степени финансируются территориальными бюджетами.

Статистика показывает, что в доперестроечный период на союзный бюджет в 1990 г. приходилось 44,6% всех доходов, а на бюджеты республик – 55,4%. В России соотношение стало обратным: в общей величине собираемых сегодня налогов доля, приходящаяся на субъекты РФ, на протяжении последних 10 лет постоянно сокращается. Так, если в 1997 г. она составляла 55,8%, то в 2009 г. – только 44,7%, т.е. сократилась более чем на 11 процентных пунктов . По этому же году 85% субъектов РФ были дотационными.

Во всех крупных по территории странах существуют отсталые в экономическом отношении районы и, как правило, для исправления этой «отсталости» во главу угла ставят не трансферты, а налоговые послабления и налоговые льготы целевого назначения, т.е. стимулы к тому, чтобы можно было самим добиваться повышения своего уровня жизни.

В этой связи России следует боле внимательно присмотреться к опыту США, где благодаря разумной политике разделения налоговых доходов между федеральным центром и штатами, например, в штате Аляска, доля безвозмездных субсидий из федерального бюджета от общих доходов штата сократилась за 1965-2008 гг. с 45 до 8,3%, а уровень душевого дохода на одного жителя за этот период стал на 9% превышать средний уровень по стране .

От проводимой сегодня в Российской Федерации межбюджетной налоговой политики страдают все — и федеральный бюджет, и регионы-доноры, и регионы-получатели трансфертов. Сохранение такой политики — это путь в никуда.

Во-первых, существующая практика выделения трансфертов не стимулирует регионы на развитие, а нарастающий их объем и прохождение денежных средств по длинной цепочке из федерального центра до нижестоящих территориальных образований постоянно подпитывает коррупцию в стране.

Во-вторых, выделяемые трансферты подпитывают инфляционные процессы в территориальных образованиях. Как правило, они тратятся не на развитие, а на поддержание основных властных и социальных функций, т.е. идут главным образом в те сферы (содержание аппарата управления, здравоохранение, социальные нужды, образование и т.д.), которые не создают вновь созданной стоимости и слабо увеличивают налогооблагаемую базу территорий.

В-третьих, увеличение трансфертной составляющей в общих расходах федерального бюджета начинает отрицательно сказываться на выполнении Центром своих функций по обороноспособности, развитию науки, образованию, здравоохранению, модернизации инфраструктуры государства и т.д.

В-четвертых, использование устаревших методов налогового регулирования в межбюджетных отношениях, даже при постоянно увеличивающихся объемах помощи отсталым территориям со стороны Центра, не приближает Россию к уровню жизни развитых стран, а наоборот, несмотря, на высокие темпы роста экономики, постоянно удаляет.

Что же нужно сделать, чтобы уйти от действующей порочной налоговой политики в межбюджетных отношениях?

  1. Необходимо по каждому территориальному образованию разработать долгосрочную программу развития, учитывая в ней национальные особенности и уклад жизни в регионе, наличие природных ресурсов, трудовых ресурсов, инфраструктуру в виде транспортных путей, генерирующих мощностей и других особенностей территории.
  2. Ориентируясь на долгосрочную программу развития региона, разработать экономические методы ее осуществления, которые должны включать в себя льготное целевое налогообложение и целевые трансферты под инвестиционную деятельность.
  3. Предоставить территориальным образованиям большую самостоятельность в проведении налоговой политики, в основном направленной на осуществление целевой инвестиционной деятельности, а не на простое манипулирование налоговыми ставками.
  4. Ввести прогрессивный налог на доходы физических лиц. В регионах это позволит примерно в 2 раза увеличить объем средств, собираемых по этому налогу, например по 2009 г. с 1665,8 до 3000 млрд руб. при общих доходах за этот год в 5926,6 млрд руб.
  5. Часть сборов по таможенным платежам и налогам за пользование природными ресурсами передавать в те регионы и территории, где эти ресурсы разрабатываются.
  6. Параллельно с проведением мероприятий по означенным выше

    направлениям создать образовательный центр по подготовке и повышению квалификации территориальных кадров, которые будут призваны выполнять собственные долгосрочные планы развития в новых экономических условиях.

Потенциальные возможности роста инвестиций в России за счет совершенствования амортизационной политики. Амортизационная политика в России, несмотря на ряд нововведений в последние годы по амортизационным премиям, в целом слабо выполняет свое основное назначение – повышение инвестиционной активности и ускорение обновления основных фондов. Степень износа основных фондов увеличилась с 39,3% в 2000 г. до 45,3% к 2009 г. Доля инвестиций, осуществляемых без учета субъектов малого предпринимательства и параметров неформальной деятельности, по отношению к ВВП составляла в 2008 г. всего 16,1%, причем 60% из них приходилось на здания и сооружения. Если доля инвестиций в ВВП будет и дальше сохраняться на этом уровне, то все разговоры об уходе от сырьевой зависимости и модернизации останутся просто благими пожеланиями.

Taxation trends in the European. 2010. Р. 233.

Внутренняя норма прибыли (рентабельности) позволяет с учетом фактора времени с использованием дисконтирования потоков затрат и прибыли сопоставить эффективность различных инвестиционных проектов с одним и тем же сроком осуществления.

Рассчитано на основе системы таблиц «Затраты - Выпуск». Стат. сб. М., 2000. С. 16.

Примерно аналогичные показатели по налоговой нагрузке на прибыль по основным сферам производства были получены в Институте проблем рынка РАН. (См. Сайфиева С. Н., Налоговая нагрузка на российскую экономику. М., 2010. С. 132.

Рассчитано на основе системы таблиц «Затраты - Выпуск» за 2003 г. Стат. сб. М., 2006. С. 16.

Российский статистический ежегодник. М., 2010. С. 594.

Рассчитано на основе Statistical Abstract of the U. S. за разные годы.

Российский статистический ежегодник. М., 2010. С. 594.

Структура российских инвестиций по их источникам финансирования, носит весьма затратный характер, с преобладанием в них прибыли и заемных средств. С начала перестройки изменения в этой структуре имеют негативный характер. Если в СССР в середине 1980-х годов в общей сумме всех источников финансирования капитальных вложений, на долю амортизационных отчислений приходилось около 40%, то к 2009 г., она сократилась более чем в 2 раза до 17,3%. Для сравнения: доля амортизационных отчислений в США в 2008 г. в общих инвестициях в основные фонды, в 4,3 раза превышала этот показатель по России. Такое отставание по использованию амортизационных отчислений, с преобладанием в инвестициях заемных средств, серьезно удорожает производство товаров в России и отрицательно сказывается на их конкурентоспособности на внутреннем и внешних рынках и прежде всего по готовой продукции.

Начиная с середины 90-х годов в России, несмотря на опережающие темпы роста инвестиций по отношению к ВВП, коэффициент обеспечения последнего основными фондами показывает четкую тенденцию к его сокращению. За 1995–2008  гг. он уменьшился в 2,7 раза – с 2,2 до 0,83. Основная причина такой динамики связана с медленным обновлением основных фондов, высоким процентом их изношенности и с тем, что ВВП России в преобладающей степени стал формироваться за счет экспорта сырьевых товаров. Можно сказать, что в основе воспроизводства в стране теперь находится не основные фонды, а конъюнктура мировых цен на сырье на мировых рынках. Россия постепенно идет по пути «проедания» своих основных фондов, иначе говоря, фундамент ее экономики неуклонно истончается.

Можно ли переломить в России сырьевую направленность экономики и ускорить ее развитие? Наш анализ показал, что для этого у России есть колоссальные внутренние резервы по наращиванию инвестиционной деятельности. Данные таблицы 1 демонстрируют, что российская экономическая система лишь ограниченно выполняет функцию развития. Основная масса свободных и заемных средств хозяйствующих субъектов работает не на развитие, а уходит на приобретение новых непрофильных активов, спекулятивные операции, личное обогащение и т.д. В 2008 г. из общей суммы денежных средств в 33,1 трлн руб., потраченных корпоративным сектором страны, на инвестиции в основные фонды было израсходовано только 25,4% (6,7 трлн руб.), остальные средства в размере 26,4 трлн. руб. представляли финансовые вложения.

Как заинтересовать корпоративный сектор России расходовать преобладающую часть используемых им денежных средств не на финансовые операции, а на инвестиции в основные фонды? В настоящее время еще не изобретено более надежного метода привлечения денежных средств на эти цели, чем обеспечение для них высокой прибыльности.

Наиболее действенными способами достижения этого являются, с одной стороны, повышение налогообложения финансовых операций, чтобы деятельность на финансовом рынке стала менее прибыльной по отношению к инвестициям в основные фонды, с другой стороны, активное внедрение в хозяйственную практику активной амортизационной политики и целевых налоговых льгот. Учитывая высокую степень износа основных фондов в стране, России сегодня необходима не просто ускоренная амортизация, а «агрессивная» амортизационная политика с элементами экономического принуждения к инвестиционной деятельности, которая должна включать в себя следующие мероприятия:

– введение обязательного контроля со стороны налоговых органов за использованием амортизационных отчислений. Во-первых, это диктуется тем, что государство сознательно отказывается от части налоговых поступлений, чтобы увеличить инвестиционную деятельность хозяйствующих субъектов, во-вторых, инвестиционная деятельность, осуществляемая на базе амортизационных отчислений, во всех странах стала сегодня важнейшим фактором национальной безопасности и роста благосостояния граждан;

– сокращение сроков обновления основных фондов с доведением нормативов по ним до уровней промышленно развитых стран, а по малым и средним предприятиям, по аналогии с США, введение системы «амортизационных вычетов», дифференцированных в зависимости от величины вводимых фондов;

– восстановление в бухгалтерской отчетности накопительного счета по амортизационным отчислениям. В случае нецелевого их использования в течение определенного срока, ввести взимание с этой части амортизационных отчислений налога на прибыль, увеличенного дополнительно на 10 процентных пунктов к основной его ставке;

– обязать хозяйствующие субъекты при износе основных фондов свыше 30%, отчислять в амортизационный фонд, независимо от нормативных амортизационных ставок, от 60 до 80% полученной прибыли. Чем выше износ, тем большая доля прибыли должна быть отчислена в амортизацию;

– при износе основных фондов до 30% при начислении амортизации использовать установленные нормативы по обновлению основных фондов. В целях успешного проведения предлагаемой в диссертации амортизационной реформы целесообразно создать специальный «реинвестиционный фонд» на базе рентных доходов, получаемых от экспорта топливно-энергетических ресурсов страны. Средства этого фонда должны быть направляться на стимулирование использования прибыли хозяйствующих субъектов через амортизационные отчисления и целевые налоговые льготы на ускорение обновления основных фондов и расширенное воспроизводство.

На осуществление амортизационной реформы может потребоваться около 900 млрд руб. с расходованием их в течение трех лет по 300 млрд руб. в год. Необходимо отметить, что это вполне «подъемная» сумма денежных средств для экономики страны, учитывая, что она составит всего 12% от общего объема валютных резервов России по состоянию на 2009 г., и что окупаемость этих вложений может наступить уже на 4-ый год после начала реформы за счет ускорения темпов роста ВВП и повышения на этой основе налоговых поступлений в бюджет страны.

Кроме того, использование этих средств на стимулирование инвестиционной деятельности будет являться прямым выражением самой сути Стабилизационного, Резервного и Фонда благосостояния будущих поколений, ибо будет способствовать повышению стабильности развития экономики страны, повышению благосостояния будущих поколений через ускорение обновления основных фондов и их расширенное воспроизводство.

 Таблица 1

Динамика и соотношение инвестиций в основные фонды  и финансовых вложений организаций в России,  млрд. руб., в текущих ценах

2000

2004

2005

2006

2007

2008

Рост

2008 г. к 2000 г.,

в разах

1.Сальдированный финансовый

результат (прибыль – убыток)

1191

2485

3226

5722

6041

3801

 3,2

2.Инвестиции в основной капитал

а) в т. ч. за счет: - прибыли

б) - амортизации

1054

246,4

190,6

2247

432,3

512,0

2893

587,3

605,5

3809

759,6

729,6

5217

1010

920,0

6706

1232

1159

 6,3

5,0

6,1

3.Финансовые вложения*

а) в т. ч.: - долгосрочные

б) - краткосрочные

в) в т. ч.- собственные средства

г) из них: - за счет накопленной прибыли

д) - за счет амортизации

е) – привлеченные средства

ж) из них: - заемные средства

1245

283,6

961,4

 -

 -

-

-

-

4868

853,5

4014

3318

2275

101,1

1550

1047

9209

1849

7360

 -

 -

-

-

-

14395

2278

12117

12093

 6324

305,0

2372

1224

18779

4432

14348

 -

 -

-

-

-

26402

4545

21887

17433

9451

580,5

8970

6419

 21,2

16,0

22,8

 -

 -

-

-

-

4. Амортизация, начисленная

312,7

843,3

1043

1270

1542

1908

 6,1

5. Общие собственные финансовые средства (2а + 3г + 4)

а) из них: - израсходованные на инвестиции (2а+2б):5, в %

б) в т. ч.: - за счет прибыли  (2а:5), в %

в) - за счет амортизации (1б: 5), в %

г) Общие собств. фин. средства  без амортизации (5 – 4)

 -

-

 -

-

 -

4594

 20,6

 9,4

 11,1

3751

 -

-

 -

 -

 -

8353

 17,8

 9,1

 8,7

7083

 -

 -

 -

 -

-

12591

 19,0

 9,8

 9,2

10683

 -

 -

 -

 -

 -

6. Из амортизации на инвестиции расходуется (2б:4), в %

 61,0

 60,7

 58,1

 57,5

 59,7

 60,7

 -

7. Из накопленных финансовых средств (без амортизации) на  инвестиции расходуется  2а: (5 – 4), в %

 -

 11,5

 -

 10,7

 -

 11,5

 -

*) К финансовыми вложениями Росстат относит приобретение ценных бумаг, вклады в уставной фонд прочих организаций, предоставление займов и др.

Источник: Инвестиции в России. М., 2005. С. 133; М., 2007. С. 14, 140; М., 2009. С. 16, 45, 139, 217, 230.

Внедрение в практику «агрессивной» амортизационной политики вместе с введением контроля за использованием амортизационных отчислений, а также повышение налогообложения финансовых операций могли бы привести примерно к удвоению инвестиций в основные фонды в стране, исходя из объема потраченных на эти цели средств за 2008 г.

Во-первых, за счет более полного использования амортизационных отчислений. Из таблицы 1 видно, что в 2008 г. в корпоративном секторе России из всей начисленной амортизации в 1908 млрд руб. на инвестиции расходовалось 1159 млрд руб., остальные тратились на цели не связанные с обновлением основных фондов и наращиванием их объема. В частности, 580,5 млрд руб. было потрачено на чисто финансовые вложения.

Во-вторых, за счет выведения из «тени» доходов, которые сегодня утаиваются от налогообложения. Косвенно о высокой доли доходов, уходящих от налогообложения, свидетельствует превышение из года в год денежных средств, потраченных корпоративным сектором из накопленной прибыли на финансовые вложения (2008 г. – 9,5 трлн. руб.), над официально декларируемой прибылью для налогообложения (2008 г. – 3,8 трлн руб.) (см. таблицу строки 1 и 3г).

В-третьих, повышение эффективности инвестиционной деятельности в основные фонды посредством ускоренной амортизации будет активно способствовать направлению привлекаемых сегодня корпоративным сектором страны денежных средств со стороны не на финансовые операции, а на инвестиции в основной капитал (9 трлн руб. в 2008 г.).

В-четвертых, российские компании по оценке их активов на мировых финансовых рынках по состоянию на начало 2010 г. являются самыми недооцененными, проигрывая по этому показателю Китаю и Индии в 2,5 раза.

Проведение «агрессивной» амортизационной политики покажет, что Россия не на словах, а на деле, настроена на модернизацию и диверсификацию ее экономики. Это приведет к восстановлению доверия к экономической политике страны, сделает более привлекательными как прямые, так и портфельные инвестиции для иностранного капитала. Если допустить, что оценка активов российских компаний на мировых рынках достигнет показателей Китая и Индии, то это может привести к удвоению притока иностранного капитала в страну с 103,8 в 2008 г. до 200 млрд. долл.

Внедрение «агрессивной» амортизационной политики и ряда других мероприятий, позволил бы увеличить инвестиции в основные фонды, ориентируясь на статистику 2008 г., не менее чем на 10 трлн руб., что вместе с уже имевшими место инвестициями равнялось бы сумме равной 18,8 трлн руб. Данный объем инвестиций в основные фонды мог бы составить около 35% по отношению к ВВП. Более чем двукратное увеличение инвестиций в основные фонды позволило бы довести годовой прирост ВВП до 8–10%.

Стимулирование инвестиционной деятельности в России с помощью проведения политики «агрессивной» ускоренной амортизации не должно привести к сокращению поступлений в бюджет государства по налогу на прибыль. Это связано с тем, что увеличение объема инвестиций в основные фонды в преобладающей степени будет происходить за счет средств, по которым государство не собирает налогов. Теневые доходы должны выйти из тени и стать целевыми инвестиционными средствами, в результате чего налоговая база в стране не сократится, а увеличится.

Активное стимулирование инвестиционной деятельности в России на основе совершенствования механизмов взаимодействия налогового и амортизационного регулирования будет способствовать оздоровлению всей экономической обстановки в стране, ибо в результате уменьшится потребность изобретать и пользоваться всевозможными схемами по уходу от налогообложения на грани преступления. Зачем «прятать» прибыль, если государство само гарантирует освобождение ее от налога в обмен на инвестиции. В таких условиях помыслы предпринимателей направляются на модернизацию и расширение производства, на разорение конкурента, который «прячет» прибыль, на увеличение массы прибыли за счет сокращения ее нормы, а это прямой путь к снижению цен. Следовательно в экономике страны возникнут совсем другие психологические и экономические установки.

Можно сказать, что государство в данных обстоятельствах начинает вести «честную игру» с хозяйствующими субъектами. Оно предоставляет предпринимателям дополнительные средства за счет бюджета, а взамен требует только одно — потратить эти средства на инвестиции. В итоге государство получает рост эффективности экономики, ускорение ее развития, создание новых рабочих мест, повышение производительности труда, качества продукции и т.д. И, конечно, полную компенсацию отвлеченных из бюджета средств, в виде возросшего объема собираемых налогов и улучшения их структуры.

Проблемы налогообложения в ТЭК России, рентные платежи по его деятельности как потенциальный источник стимулирования инвестиционных процессов. Так сложилось, что топливные отрасли в постперестроечный период приобрели в России решающее влияние на развитие экономики. Из общей величины налоговых поступлений в бюджет страны доля, приходящаяся на нефть, природный газ и нефтепродукты за 2000–2008 гг. возросла с 25 до 50%, а в выручке от экспорта с 30 до 65%. Учитывая значимость топливных отраслей в развитии экономики страны, диссертант посчитал своим долгом рассмотреть проблемы налогообложения и распределение рентных доходов между государством и бизнесом в этих отраслях.

Диссертантом была разработана собственная классификация рент в зависимости от факторов и условий их формирования, с учетом последних изменений, связанных с разработкой природных ресурсов. В этой классификации представлены такие ренты как институциональная, инновационная и антирента, представляющая собой сверхприбыль, образованную в результате сокращения издержек и инвестиций за счет нарушения законодательства, технологических регламентов, загрязнения окружающей среды и т.п.

За период с 2000 г. рассчитаны налоговые поступления в бюджет от топливно-энергетических отраслей с выделением доходов от ренты. Выявлены направления воздействия налогообложения на развитие ТЭК, на доходность и структуру финансовых источников инвестиционной деятельности. Отдельно проведена оценка влияния рентных платежей на развитие ТЭК, сделан вывод о дестимулирующей существующей практике изъятия ренты.

В диссертации показано, что в налогообложении в топливных отраслях присутствуют те же системные недостатки, которые характерны для всей налоговой политики страны.

В диссертации разработана и предложена практическая схема алгоритма определения рентных доходов и их оптимального распределения с учетом интересов государства и бизнеса. В качестве апробации алгоритм был предложен нефтедобывающей компании «Лукойл». Выполненные в этой компании расчеты показали, что алгоритм с успехом можно использовать для анализа хозяйственной деятельности добывающих предприятий и распределения рентных доходов между государством и бизнесом.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Монографии и книги:

1. Соколов, М.М. Некоторые современные тенденции в политике налогообложения и их отражение в налоговой политике России / М.М. Соколов. М.:ИЭ РАН, 2010. – 9 п.л.

2. Соколов, М.М. Основные направления стимулирования инновационного развития России. - 1,5 п.л. // В книге «Взаимодействие государства и бизнеса в системе инновационного развития российской экономики» / М.М. Соколов. М.: ИЭ РАН, 2007. – 12,2 п. л.

3. Соколов, М.М. Активизация амортизационной политики. – 0,8 п. л. // В книге «Модернизация финансовой сферы России» / Под ред. В.К. Сенчагова / М.М. Соколов, В.К.Сенчагов, Б.В.Губин и др. М., СПб.: Нестор-История, 2001. – 12 п.л.

4. Соколов, М.М. Бюджет начального этапа модернизации» (по материалам независимой экспертизы 2011-2013гг.) / Под ред. В.К. Сенчагова / М.М. Соколов, В.К.Сенчагов, Б.В.Губин и др.  М.: ИЭ РАН, 2011. – 9,8 п.л.

5. Соколов, М.М. О концептуальных подходах к формированию государственной политики цен в Российской Федерации / М.М Соколов и др.  М.: Российская академия наук, Отделение общественных наук – Секция экономики, Национальный Институт развития, 2009. – 6 п.л.

Статьи в журналах и изданиях, определенных ВАК

для  публикаций результатов научных исследований

  1. Соколов, М.М. Роль амортизации в накоплении / М.М. Соколов // Экономист. 2010. № 7. С. 36-57. (1,8 п.л.)
  2. Соколов, М.М. Потенциальные возможности использования активной амортизационной политики в целях ускорения развития и модернизации экономики России / М.М. Соколов //Экономика в промышленности. 2011. № 3. (0,8 п.л.)
  3. Соколов, М.М. Внутренние цены ТЭК не должны зависеть от внешних / М.М. Соколов // Экономист. 2009. № 12. С. 32–46. (1,5 п.л.)
  4. Соколов, М.М. Налоговая нагрузка и ее регулирование / М.М. Соколов  // Экономист. 2008. № 3. С. 54–63. (1,0 п.л.).
  5.  Соколов, М.М. Основные системные пороки налоговой политики России / М.М. Соколов  // Вестник научной информации. Институт экономики РАН. 2007. № 2. С. 5–24. (1,0 п.л.).
  6. Соколов, М.М. Амортизационная политика и диверсификация экономики / М.М. Соколов  // Экономист. 2010. № 10. С. 20–24. (0,6 п.л.).
  7. Соколов, М.М. Современные изменения в налогообложении и их влияние на развитие экономики и общества //Электронный ресурс// Российский экономический конгресс. Сб. докладов участников конгресса. / М.М. Соколов. М.:ИЭ РАН, 2009. 1.СД-РОМ. Регистр. № - ISBN, в Книжной палате РФ. (0.6 п.л.).
  8. Соколов, М.М. Современные тенденции в политике налогообложения физических и юридических лиц, взаимосвязь социальных и экономических аспектов» / М.М. Соколов // Экономика Украины (научный журнал). ISSN 0131-7741. Киев. 2009. № 8. С. 30–41 (0,8 п.л.).
  9. Соколов, М.М. Фантом в теории налогообложения (О кривой Артура Лаффера)» / М.М. Соколов //Экономика Украины (научный журнал). ISSN 0131-7741. Киев. 2010. № 7. С. 50–58 (0,7 п.л.).

Научные публикации в других изданиях:

  1. Соколов, М.М. Эволюционные изменения в амортизационной политике как особой форме налогового воздействия на развитие экономики / М.М. Соколов// Все о налогах (научно-практический журнал). 2010. № 10, 11 (2 п.л.).
  2. Соколов, М.М. Критический взгляд на кривую Артура Лаффера / М.М. Соколов // Все о налогах (научно-практический журнал). 2008. № 12 (0,9 п.л.).
  3. Соколов, М.М. Основные направления налоговых реформ в России и их результаты / М.М. Соколов // Все о налогах (научно-практический журнал). 2008. № 5. (1,1 п.л.).
  4. Соколов, М.М. Налог на добычу полезных ископаемых / М.М. Соколов  // Налоговое планирование. 2008. № 1 (0.6 п.л.).
  5. Соколов, М.М. О взаимосвязи налогообложения физических и юридических лиц / М.М. Соколов // Все о налогах (научно-практический журнал). 2009. №4 (1,0 п.л.).
  6. Соколов, М.М. К вопросу об органическом строении капитала / М.М. Соколов  // Известия АН СССР. Серия экономическая. 1983. № 1 (0,8 п.л.).
  7. Соколов, М.М. О механизме роста цен в капиталистических странах / М.М. Соколов  // Известия АН СССР. Серия экономическая. 1980. № 2 (1,0 п.л.).
  8. Соколов, М.М. Тенденции развития мирового топливно-энергетического рынка и движение цен / М.М. Соколов  // МЭ и МО. 1973. № 12 (0,9 п.л.).
  9. Соколов, М.М. О механизме ценообразующих факторов на мировых капиталистических рынках / М.М. Соколов  //Вопросы ценообразования. 1972. вып. 6. (0,8 п.л.).
  10. Соколов, М.М. Влияние фактора овеществленного труда на формирование затрат и цен / В книге «Факторы динамики цен в развитых капиталистических странах / М.М. Соколов. М., 1978. 1,2 п. л.
  11. Соколов, М.М. Обоснование концепции развития ТЭК в системе развития народного хозяйства / В книге «Экономические проблемы развития топливно-энергетического комплекса СССР» / М.М. Соколов. М.: ВНИИКТЭП, 1979. Вып. 4. (2,0 п.л.)
  12. Соколов, М.М. Триллионы для инвестиций в стране найдены / М.М. Соколов // Конъюнктура. 2011. № 1 (0,5 п.л.).

Прецедент такой агрессивной амортизационной политики с элементами принуждения к инвестиционной деятельности существовал в США в 1962–1972 гг. Проведение ее на этом отрезке времени позволило стране ликвидировать отставание от СССР в освоении космоса и некоторых других отраслях.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.