WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Структура архитектурного пространства

Автореферат докторской диссертации по архитектуре

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

ШУБЕНКОВ

Михаил Валерьевич

кандидат архитектуры

СТРУКТУРА

АРХИТЕКТУРНОГО

ПРОСТРАНСТВА

Специальность 18.00.01 - Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора архитектуры

Москва - 2006


2

Диссертация выполнена на кафедре «Градостроительство»

Московского архитектурного института

(Государственной академии)

Официальные оппоненты:

Доктор архитектуры, член-корреспондент РААСН            Г.В. ЕСАУЛОВ

Доктор архитектуры, профессор                                    К.В. КИЯНЕНКО

Доктор искусствоведения, профессор                              В.Л. ГЛАЗЫЧЕВ

Ведущая организация: Уральская архитектурно-художественная академия

Защита состоится «23» ноября 2006 г. в 12-00 часов на заседании Диссертационного совета Д212.124.02 Московского архитектурного института (Государственной академии)

по адресу: 107031, Москва, ул. Рождественка, д. 11, зал Ученого совета

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского архитектурного института (Государственной академии)

Автореферат разослан «20» октября 2006 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета                                     М.Н. ИМАНОВ


3

Актуальность исследования

Архитектура охватывает область материальной культуры, связанную с формированием искусственной среды. Одной из наиболее существенных функций архитектуры является реализации различных форм человеческой деятельности. Для этого архитекторы создают искусственные пространства и расчленяют их на части. «Все искусство и умение строить, - писал Леон Баттиста Альберти, - состоит в членении». В данной работе мы и будем рассматривать закономерности этого членения.

Традиционно решением задач формирования материальной среды занимается «строительная наука» во всем разнообразии своей деятельности. Но для того, чтобы дать задание строителю, необходима предварительная работа архитектора. Недостаточно создать концепцию эстетического образа объекта, информацию о применяемых строительных материалах, технологиях возведения здания и конструктивных приемах, обеспечивающих прочность и устойчивость строений. Необходимо эти строения (здания, комплексы, города) предварительно спроектировать как целое, а затем расчленить на составляющие, оснастив эти составляющие проемами, коридорами, лестницами, открытыми и изолированными пространствами и т.д. Архитекторы в своей профессиональной деятельности основную часть времени затрачивают на решение именно этих задач, действуя, главным образом, интуитивно, руководствуясь личным опытом и традиционными приемами, складывающимися тысячелетиями. Пришло время обобщить эти приемы в новых условиях развития профессии.

Исследования в области проектирования объектов архитектуры и дизайна, проведенные в России и за рубежом за последние тридцать лет , показывают, что сложилась некая теоретическая основа, касающаяся принципов расчленения и взаимодействия пространств искусственно создаваемого окружения. Однако полноценной теории, изучающей механизмы членения пространств, все еще не существует. Особенно ценна разработка теории членения пространства при переходе от традиционных методов проектирования к компьютерным. Наблюдаемые сегодня изменения в профессиональной сфере убеждают, что в ближайшем будущем именно компьютерные технологии проектирования станут основой архитектурной деятельности. Исследованию основ теории членения пространства и посвящена данная работа. В этом заключается ее актуальность.

Объектом исследования являются антропогенная среда и законы ее архитектурно-пространственного построения.

Предмет исследования - структурные закономерности пространственного        формообразования        архитектурных        объектов,

1 Исследования подобного рода не ограничиваются пространством, получившие распространение в области физических наук, в языкознании, музыке, экономике, психологии, социологии, географии и др. Их развитие была основана на развитии идей структурализма, определивших рождение кибернетики и генетики, и появлении цифровых полупроводниковых технологий.


4

определяющие их целостность и возможность существования в качестве архитектурно-пространственных систем.

Цель - обоснование нового направления архитектурно-теоретических

исследований         структурных         закономерностей,         определяющих

пространственное построение архитектурных объектов.

Гипотеза - предположение существования общих принципов структурной организации пространственной формы архитектурных объектов как системы дискретных пространственных элементов, соединенных по определенным правилам. Эти принципы можно развернуть в систему правил конструирования формы и отобразить в образах геометрии и топологии, что открывает доступ к компьютерным возможностям формообразования. Допускается возможность существования такого вида структур, которые, при неограниченном разнообразии вероятностных конфигураций, составлены из минимума элементарных составляющих.

Сформулированные цель и гипотеза определяют задачи исследования:

  1. выявление физических принципов построения пространственной формы архитектурных объектов;
  2. определение методов изучения физического строения пространственной формы архитектурных объектов;
  3. анализ геометрических условий пространственного формообразования архитектурных объектов с целью определения механизмов их проявления;
  4. исследование понятия пространственной связанности в ее взаимосвязи со структурной организацией архитектурных объектов;
  5. выявление          геометрических          и          структурно-топологических закономерностей пространственного построения архитектурных объектов;
  6. рассмотрение возможностей параметрического описания геометрических и топологических свойств пространственной формы архитектурных объектов в условиях внедрения в архитектурную деятельность компьютерных технологий;
  7. определение основных направлений применения структурных закономерностей строения архитектурного пространства при обучении основам архитектурной деятельности и в практическом проектировании.

Методологической базой исследования послужили работы в области языкознания (Ф. Де Соссюра, В.Я. Проппа), современной архитектурной теории (И.Г. Лежавы, И.Ш. Шевелева, В.Л. Глазычева, Ф. Стидмана, Л. Марча), современных методов компьютерного проектирования (Дж. Фрейзера, В. Митчелла).

Исследовательский подход определяется системно-структурным анализом пространственного строения архитектурных объектов с учетом взаимодействия элементов, составляющих объект. При этом сам архитектурный объект рассматривается как целостное образование.


5

Логика изложения данного исследования основана на методах изучения закономерностей естественного строя архитектурных объектов и использования синергетических методов исследования такого рода моделей. В диссертации показано, что архитектурных объект, сведенный к своей структурной сущности, может быть рационально понят с помощью законов структурализма.

Используемые методы исследования основаны на привлечении системно-структурного анализа, графоаналитического метода, методов формализации и моделирования, объединенных в рамках системно-структурного подхода.

Основные положения работы выносятся на защиту и включают:

1) разработку принципов формализации и моделирования пространственного

строения архитектурных объектов на основе вычленения в составе

целостного пространственного образования его составных частей и

определения условий их взаиморасположения и взаимосвязей;

2)   выявление и исследование геометрических условий пространственно-

планировочного формообразования и структурно-топологических

закономерностей циркуляционного взаимодействия пространственных

составляющих в составе целостных архитектурных образований;

определение продуктивных методов геометрического и топологического

анализа закономерностей пространственного строения объектов;

3) рассмотрение возможностей параметрического описания геометрических и

структурно-топологических        свойств         пространственной        формы

архитектурных объектов;

4)          формирование эвристической модели описания геометрического и

структурно-топологического строения пространственной формы

архитектурных объектов с целью использования выявленных

закономерностей архитектурного формообразования при компьютерных

методах решения задач архитектурного проектирования, обучении и

прикладных исследованиях.

Изложенные положения позволяют считать данное исследование

новым направлением в области архитектуры и градостроительства, которое

может быть охарактеризовано как естественнонаучное изучение структурно-

геометрических        и        структурно-топологических       закономерностей

архитектурного формообразования.

Практическая значимость диссертации определяется новым подходом к изучению структуры пространственной формы архитектурных объектов, определением новых способов параметрического описания, моделирования, анализа и синтеза пространственного формообразования, а также в определении направлений применения современных компьютерных технологий в архитектурном проектировании и обучении.

Внедрение и апробация работы. Теоретические положения диссертации внедрены в ряд практических проектных работ.  Отдельные     положения


6

вошли в программу обучения основам архитектурного проектирования, в курсовые и дипломные проекты студентов, магистерские и кандидатские диссертации, выполненные в Московском архитектурном институте. Основные положения исследования были опубликованы в учебном пособии, ряде статей и изложены на конференциях, семинарах и научных совещаниях в Москве, Токио, Эссене, Брауншвейге, Стамбуле, Белостоке, внедрены в программы целевых научных исследований НИИТАГ РААСН по темам: «Градостроительный потенциал» (2002-2005 гг.) и «Геометрические закономерности в архитектурном формообразовании» (2005-2006 гг.).

Границы    исследования    определены  рассмотрением    естественных

(физических)       характеристик       строения  пространственной       формы

архитектурных объектов и не касаются           культурологических аспектов

восприятия архитектуры.

Структура работы. Диссертация состоит из двух томов. Первый том включает текстовую часть диссертации и состоит из введения, трех глав, заключения, словаря терминов, списка используемой литературы. Второй том включает иллюстративную часть, состоящую из 36 таблиц.

Содержание работы

В главе 1 «Представления о принципах построения архитектурных объектов» содержится попытка выявления основных закономерностей, определяющих условия существования архитектурных объектов, и антропометрических требований к ним, определяемых задачами ориентации в пространстве и особенностями человеческой жизнедеятельности. В связи с этим рассматриваются вопросы понимания сущности архитектуры как искусственной, определенным образом структурированной системы.

Естественные свойства архитектуры

Для решения поставленных задач и достижения цели исследования необходимо предварительно уточнить основные свойства архитектуры как явления, связанного с жизнедеятельностью людей. Особенность изучения архитектуры заключается в двойственной природе ее существования как символической системы, обусловленной культурой, и как механизма утилитарного использования пространства. Эта двойственность сопряжена с уже сложившимися гуманитарным и естественнонаучным подходами к постижению сознания человека и окружающей действительности. Противоречие гуманитарного и естественнонаучного сложилось в эпоху становления физики как точной науки измерения свойств вещества и определяет до сегодняшнего дня фундаментальное разграничение Мира и Человека, введенное Р. Декартом . Сложившееся разделение было введено

2 Р. Декарт первым сформулировал основы философии рационализма, ставшего базой для развития научного естествознания. Введенное им понятие дуализма «расчленило» Мир на противопоставление души и тела, чувства и знания.


7

искусственно и, очевидно, будет преодолено в будущем. Но сегодня разведение разных сущностей бытия предопределяет развитие современных наук и продуктивность исследовательских методов, основанных на разных подходах.

На пути создания новой концепции стоит проблема определения механизмов, которые обеспечивают условия реального существования архитектурных явлений . Эта проблема присуща не только архитектуре, но и другим феноменам культуры: словесности, музыке, изобразительному искусству, дизайну. Они формируют духовный мир людей, но существуют в мире реальном и подчиняются его естественным законам. Пушкинский Сальери сформулировал эту проблему поэтически: «Звуки умертвив, музыку я разъял, как труп. Поверил азбукой гармонию». Другими словами, пытаясь анализировать наши духовные переживания по поводу воспринимаемого явления, мы, как правило, перестаем их испытывать, но взамен получаем объективное знание о причинах их возникновения . С этим связан и существующий сегодня «методологический разрыв» между инженерными и общеархитектурными науками, следствием которого являются не только терминологические разногласия, но и неадекватное понимание предмета деятельности, задач, методов их решения и роли разных специалистов в общей для них сфере формирования искусственной среды обитания.

Исследование обозначенной выше области актуально для выявления закономерностей построения архитектурных объектов, которые обусловлены прежде всего общими законами природы и не зависят от воли людей. Эти закономерности, как правило, проявляются скрыто. Особенности их действия могут учитываться людьми неосознанно, через процедуры многочисленных проб и ошибок, через естественный отбор или «априорные» (унаследованные) знания. Такого рода закономерности могут учитываться вполне осознанно как накопленное и передаваемое опытное знание, и тогда они формулируются людьми в виде неких советов, правил, норм и канонов, определяющих «оптимальные» приемы организации их пространственного окружения. В каждом случае главными физическими характеристиками такой пространственной организации являются приемы членения общего пространства на части и организация пространственных перемещений.

Таким образом, основным вопросом исследования является выявление в архитектурных объектах, с одной стороны, их геометрических и структурно-пространственных свойств, которые приданы им в силу действия общих, не зависящих от людей, естественных законов существования материальных  объектов  в  реальном  пространстве  и,  с  другой  стороны,

«Люди видят не вещи, а то, что они вообразили о них, приписывают им свою собственную сущность и не отличают предмет от своего представления о нем» - писал Л. Фейербах об отношени Человека к Миру.

4 В современной науке эту проблему наиболее продуктивно ставит синергетика, в рамках которой объединяются методы исследования строения живой и неживой природы, законов развития естественной природы и человеческой культуры. Синергетика определяется как новое междисциплинарное научное направление, основным предметом познания которого является самоорганизация системных образований как природного, так и антропогенного происхождения.


8

определение схем пространственной организации объектов архитектуры, обусловленных антропометрическими факторами социального бытия людей.

Поставленный вопрос определяет и основную проблему данной работы: в рамках традиционной архитектурной науки опирающейся, главным образом, на исторический и искусствоведческий методы, существует проблема объяснения явлений, которые сложились не только в рамках культуры, но и вне ее; объяснения того, что обусловлено не только волей людей, но и общими физическими законами существования материальных объектов.

Приступив к изложению основ концепции, следует уточнить аспект рассмотрения объекта исследования. Мы еще раз оговариваем особые условия данного исследования, связанные с исключением из рассмотрения художественной, поэтической составляющей архитектуры, т.е. всего индивидуального, личностного, творческого, что связывает человека с тем, как он воспринимает (интерпретирует, переживает, постигает) архитектурное окружение. Наше допущение основано на том, что целью изучения является одно из наиболее малоизученных, но существенных, свойств архитектуры, а именно - закономерности членения пространства на составляющие, находящиеся друг с другом в определенного вида структурных отношениях и образующие системные целостности.

Среда обитания

Следует обратить внимание на то, что наряду с искусственной средой человека существует искусственная среда, создаваемая животными, поскольку строительной деятельности человека предшествовала и сопутствовала обширная формотворческая деятельность других живых существ. Строительные формы животного мира весьма разнообразны. Птицы строят гнезда очень сложной конфигурации , грызуны устраивают системы нор с тоннелями и камерами , осьминоги и рыбы строят дома из камней для защиты своего потомства, муравьи, пчелы, термиты и другие коллективные насекомые возводят целые «города» с улицами двухстороннего движения, по сложности не уступающие человеческим. При этом любопытно, что по своей пространственной (пустотной) структуре сооружения животных мало отличаются от человеческих построек. В архитектуре людей, как и в «архитектуре» животных, заложены механизмы эволюционного выживания. При этом сопоставление приемов построения сооружений, созданных человеком и животными, убеждает в наличии определенных общих принципов их пространственной организации. Так, исследования образцов искусственно созданных «оболочек-жилищ» в животном мире указывают на

5 Птицы шалашники строит шалаши с внутренними подпорками, которые до недавнего времени

считали детскими постройками. Оказалось, что это даже не гнезда, а «храмы любви» для привлечения самок

(по данным Д. Аттенборо и П. Портогезе).

6 Организация лабиринтов нор имеет свои характерные особенности для разных видов животных и

насекомых. Такие лабиринты предусматривают помещения для хранения запасов корма, места спячки,

приема пищи, выведения потомства, туалеты.


9

инвариантность в организации их строения. Биологи, занимающиеся изучением живых организмов и их образа жизни, описывают и сопоставляют жилища животных по разным морфологическим признакам. Такого рода описания, сосредоточенные на особенностях строения жилищ, которые обеспечивают физическое выживание живых существ, представляют особый

7

интерес  .

Внимания заслуживает изучение большого наследия архаической архитектуры доисторических эпох. Стилистически эти сооружения существенно отличаются друг от друга, но в своей основе имеют лишь несколько стандартных схем пространственных решений, связанных с организацией пространств обитания людей. Наряду с этим постройки живых существ осуществляются по тем же пространственным законам, что и многие природные явления. Так, «центричные» структурные построения сходно проявляются в кругах на воде, в интерференционных кольцах, в годовых кольцах ствола дерева, в строении планетарной системы, в радиальной структуре улиц городов и даже в игрушке «матрешка». Линейные структуры повторяются в строении русла реки с притоками, в морозном узоре, в переплетениях ветвей растений, капиллярных системах, разломах земной коры, в иерархически организованных архитектурных объектах (жилище, дворцы, храмы, лабиринты). Очаговые (дискретные) структуры мы наблюдаем в организации островов, строении лишайников, звездном небе, пене, клеточном строении живой ткани, кристаллических образованиях, в системах расселения людей. Все это подтверждает идею существования некой универсальной пространственной геометрии, которой подчиняются многие происходящие в природе явления. При этом они связаны исключительно со структурой. Задачей данного исследования является изучение в границах области архитектуры такого рода природной пространственной геометрии и пространственных стереотипов, созданных человеком в виде искусственной среды обитания.



Рис. 1. Примеры естественных человеческих пространственных образований, демонстрирующих эволюционно сложившиеся структуры их построения: а - поселение в Алжире; б - г. Лима (Перу); в - г. Маракеш (Марокко); г - поселение в Северном Камеруне.

7 Работы А.А. Богданова, А.А. Любищева, Д. Томпсона, Д. Аттенборо и др.


10

Еще раз следует подчеркнуть, что человек следует общим законам формирования материального окружения. Сопоставление «биологических» описаний строения «животных» построек с архитектурными сооружениями убеждает в наличии общих приемов их пространственной организации. Эти общие закономерности построения пространственных образований человеком и животными в настоящее время изучены очень мало . Однако уже сейчас можно говорить о том, что основным пространственным свойством среды обитания является функция бытия пространственных вместилищ деятельности живых существ. В рамкой данной работы не ставится задача всестороннего выяснения всех явлений геометрического членения пространства в природных и искусственных образованиях - а внимание сосредоточено только на естественных законах пространственного строения архитектурных объектов.

Исторический опыт изучения проблемы

В истории развития направления исследований, касающихся изучения основ пространственного строения архитектурных объектов, были предшественники и в России, и за рубежом. Обобщая опыт их исследований в работе выделены четыре основные этапа.

Первый этап представлен работами, появившимися в 1920-е годы в связи с ревизией всех традиционных ценностей и поиском принципиально новых принципов построения архитектуры. В России сложились наиболее передовые школы, в рамках которых велись поиски выявления основ пространственного построения архитектурных объектов. Основные доктрины новых архитектурных течений: рационализма (Н. Ладовский, В. Кринский, Н. Докучаев) и конструктивизма (А. Веснин, М. Гинзбург , Н. Красильников) в СССР, теоретические обоснования своих творческих методов В. Гропиусом, Мис ван дер Роэ, Ле Корбюзье, Л. Саариненом, Ф.Л. Райтом и другими мастерами архитектуры содержали в той или иной степени положения, касающиеся концепций описания механизмов пространственного построения объектов архитектуры . Смена художественной системы в предвоенные годы не позволила развиться отечественным архитектурным исследованиям в области пространственного формообразования в полной

8 Богданов А.А. в своей книге «Всеобщая организационная наука: тектология» говорит об

относительной «бедности» организационных форм материи: «... при всем фантастическом разнообразии

явлений и процессов материального мира формы их организации весьма часто повторяются. Это открытие

демонстрирует единство окружающего нас мира, единство его организационных форм. Понимание этого

единства во многом помогает представить общую схему организации материи. Оно может иметь и чисто

практическое значение — ведь не случайно же в самых неожиданных областях материи встречаются схожие

организационные формы».

9 Следует отметить первую программную статью М. Гинзбурга «Новые методы понимания

архитектуры» в журнале «Современная архитектура», №1,1926.

10  В зарубежных исследованиях, связанных с изучением структурных характеристик построения

архитектурных объектов, часто ссылаются на русского архитектора Н.В. Красильникова, считающегося

родоначальником данного направления, забытого в своем отечестве. Основные положения его теории были

изложены в тезисах к дипломной работе (1928), выполненной во ВХУТЕМАСе под руководством М.

Гинзбурга, и статье «Метод исследования генерации формообразования», опубликованной в журнале

«Современная архитектура», №5, 1929.


11

мере и обобщить накопленный опыт. Однако именно в этот период была заложена основа нового подхода в оценке пространственной сущности архитектуры и ее роли в формообразовании окружающей среды, послужившая основой для последующих поисков в этом направлении.

Второй этап исследований начался в 1960-е годы в связи с новыми достижениями в области естественных наук, математике и вычислительной технике. В отечественной архитектурной науке шел интенсивный поиск «матриц проектного мышления», «проектного языка», разрабатывались программы «автоматизированных средств проектирования объектов строительства» (АСПОС), алгоритмы проектирования - «квартирографы», «системы автоматизированного проектирования» (САПР), нашедшие отражение в работах Л.Н. Авдотьина, Л.Д. Бронера, Э.П. Григорьева, А.Э. Гутнова, Н.Н. Ноткина, Е.П. Кастогаровой, В.И. Ретинского, А.П. Рома, Д.Н. Яблонского. Исследования объединялись в рамках популярного в это время системного подхода, связанного с поиском детерминированных систем, позволяющих управлять архитектурой как механизмом, построенны на основе строго сформулированных алгоритмов. За рубежом (прежде всего в Англии, США и Франции) проводились аналогичные исследования. Наиболее интересные их результаты были изложены в работах Ж. Хальфана, Д. Тисси, Ф. Тиля, К. Циллиха, Ч. Истмана, И. Веннинга, Кр. Александера, И. Фридмана, В. Митчелла, Н. Негропонте и др.). Поставленные цели до конца достигнуты не были, поскольку разработанные модели организации архитектурных объектов были громоздкими и сложными, с большим количеством оговорок и условий, и при этом с незначительным практическим результатом. Традиционные проектные методы, основанные на композиционных и инженерных приемах выработки проектных решений, в этот период сохранили большую эффективность в решении профессиональных задач, нежели предлагаемые алгоритмические. Однако именно проведенные в этот период исследования конструктивно-технологического и системотехнического характера послужили основой для разработки первых образцов программного обеспечения для компьютерного проектирования.

Третий этап исследований пространственного строения архитектурных объектов связан с популяризацией семиотических исследований, давших плодотворные результаты в области языкознания (Ф. де Соссюр, К. Леви-Стросс, В.Я. Пропп, Ю.М. Лотман, В.В. Иванов, А.И. Берг). В 1980-е годы и в архитектурной науке были предприняты исследования семиотического характера, в рамках которых сложились направления: «языковой» трактовки архитектурных явлений (А.И. Иконников, И.Г. Лежава, О.И. Явейн, Г. Станишев); знаково-символические исследования (В.Л. Глазычев, А.В. Боков, Ж.Х. Бонта, Р. Бродбент); социально-поведенческий подход к изучению построения обитаемого пространства (А.В. Крашенинников, К. Линч, Кр. Норберг-Шульц, У. Эко). Несмотря на то, что использование семиотических методов изучения архитектуры как знаковой (символической) системы  не  получило  самостоятельного  широкого  распространения,  они


12

послужили основой для выработки новых исследовательских методов, основанных на структуралистской методологии. Наряду с семиотическим направлением в этот период появились работы, связанные с попытками формулирования методологических основ архитектурной деятельности в связи с активным развитием смежных с архитектурой областей, занимающихся формообразованием (прежде всего развитием направлений дизайна - ландшафтного, городской среды, автомобильного, «товарного» и т.д.). Уточнение в новых условиях развития общества предмета архитектуры и границ области архитектурной деятельности наблюдается в работах Б.Г. Бархина, А. В. Степанова, В.Л. Хаита, И.А. Бондаренко, И.Г. Лежавы, А.В. Иконникова, А.В. Рябушина, И. Азизян, Г. Лебедевой, А.Г. Раппапорта. Это происходило и в работах при описании сущностных свойств архитектуры с точки зрения: особенностей психологии восприятия и распознавания образов (И.А. Галимов, А.Д. Логвиненко, Е.Л. Беляева); поисков естественно-природных основ архитектурного пропорционирования (И.Ш. Шевелев, М. Гика, А. Емельянов, Ф. Эткинс), бионических принципов в архитектуре (Ю.С. Лебедев), конструктивных закономерностей в построении архитектурных форм (О.М. Вартанян, В.Ф. Колейчук) и др.

С начала 1980-х годов стало набирать силу и другое - четвертое -направление исследований, касающееся прикладного изучения геометрического построения архитектурных объектов. В целом в архитектурной науке геометрические исследования сосредоточились в прикладных областях начертательной геометрии и архитектурной физике, практически не затронув сферы объемного и планировочного проектирования. Можно выделить лишь немногочисленные работы, обобщающие круг геометрических знаний в профессиональной сфере (И.Г. Лежава, И.А. Бондаренко, А.В. Боков, В.Л. Глазычев, А.Э. Гутнов, СО. Хан-Магомедов, И.Ш. Шевелев, Е.С. Пронин, Н.Д. Кострикин, Ж. Зейтун, Ф. Стидман, С. Эрль, Л. Марч, Р. Бон, Фр. Чинг). Это направление исследований сегодня нуждается в активной разработке, поскольку все проектирование архитектурных объектов неизбежно проходит через стадию геометризации. Повышение эффективности принимаемых проектных решений в условиях увеличивающихся объемов строительства и компьютеризации профессиональной деятельности выдвигает задачи разработки геометрических закономерностей архитектурного формообразования на первый план.

Однако до настоящего времени остались нерешенными вопросы построения архитектурных объектов с позиций их системной и геометрической организации, не сложилась и общая теория членения архитектурного пространства, которая бы объясняла единство принципов построения искусственных сооружений. В опоре на исследования предшественников, выполненные в России и за рубежом  , в диссертации

11 С середины 1990-х годов в России не публиковались переводные издания и практически не велись фундаментальные исследования в данном направлении. За этот период в Англии, США, Франции, Австралии и Бельгии исследования были достаточно эффективными, собирались конференции, издавались


13

предпринята попытка формулирования концепции описания строения архитектурных объектов в категориях системно-структурного подхода с использованием современных научных и технических достижений.

Утилитарные свойства пространства

Каждый архитектурный объект обладает особыми свойствами, обусловленными наличием пространств, вместилищ, помещений, комнат, вычлененных из общего пространственного континуума. Пространственная форма архитектурных объектов - это определенным образом взаимосвязанные пустотелые «оболочки обитания», призванные обеспечивать реализацию основных процессов жизни людей. Встает вопрос: с какой сущностью мы имеем дело, исследуя «внеэстетические» свойства архитектурного пространства? Можем ли мы считать обустроенную людьми «пустоту», которую архитекторы называют архитектурным пространством, утилитарным объектом, поддающимся изучению?



Рис. 2. Выявление формы архитектурного объекта: а - форма членения; б - форма субстанциальная: в - форма пространственная. Следует обратить внимание, что форма в каждом случае одна и та же, но способы ее описания принципиально различны

По сути архитектурное пространство есть условность. Оно существует только в голове людей и характеризует абстрактные свойства протяженности, непрерывности, размещенности чего-то в чем-то. Если обратить внимание на «пустотное» (пространственное) содержание архитектурных объектов, то можно отметить много общего в их строении. Всем архитектурным объектам присущи: входы и выходы; проходные (транзитные) пространства и тупиковые (конечные, камерные); темные (без доступа дневного света) и светлые; округлые и продолговатые (разной конфигурации); с входом снизу, сверху, сбоку; с определенными ограничениями объема и площади; с каналами, обеспечивающими вентиляцию, естественный свет, водостоки и т.п. При этом, в большинстве случаев, мы наблюдаем дискретный характер пространственной организации данных объектов, т.е. всегда можно «расчленить» такой объект на составные

монографии. Практические результаты этих исследований легли в основу разработки компьютерных программ, имитирующих пространственные ситуации в виртуальных средах (компьютерная мультипликация, кинематография, игры, проектирование и т.д.).


14

элементы: камеры; коридоры; помещения, обеспечивающие смену уровней, и т.д. Эти элементы, в свою очередь, отличаются характеристиками их индивидуального строения   .

Архитектурные объекты, как определенным образом организованные физические образования, способны оказывать обратное воздействие на формирование социальных моделей жизнедеятельности, которые без этих искусственно созданных пространственных условий существовать не могут. Другими словами, архитектурно-пространственные образования способны создавать условия для возникновения новых видов деятельности, становясь формой их существования и способом функционирования. Примером могут служить монастыри, военные городки, тюрьмы, фабрики, крупные общественные и торговые здания, большинство современных многофункциональных комплексов, где реализация деятельности невозможна без определенным образом структурированной материальной оболочки со сложной системой запретов и разрешений на проникновение и разной степени сосредоточения людских и материальных ресурсов.

Процессы построения архитектурных объектов сопряжены с требованиями естественной геометрии пространства, но архитектурными они становятся благодаря проявлению человеческих факторов. Главным из них является способность человека ориентироваться в пространстве и создавать искусственное окружение в соответствии с этой способностью . Обсуждая вопросы того, как человек ориентируется в пространстве, какие психические и физиологические способности позволяют ему адекватно воспринимать окружение и активно воздействовать на него, следует уточнить, как эти способности могут быть объяснены с позиций мышления человека и особенностей его физиологии.

Мыслительные механизмы, отвечающие за ориентационные способности в пространственном окружении, складывались на самых ранних стадиях развития живых существ. В равной степени это касается и человека. Они настолько глубоко «прошиты» в психике, что главная работа этих механизмов осуществляется на уровне бессознательных, врожденных способностей, а интеллект лишь частично вмешивается в их работу . Мы бы не смогли ориентироваться в окружении, использовать пространственные свойства, если бы не приняли некую систематизацию пространственных составляющих, обусловленную бессознательно принятым «соглашением». У людей   складывалось   общее   понимание   закономерностей   существования

12  Эти вопросы изучались в работах Фр. Д.К. Чинка, Р. Бона, Р. Крие, Кр. Норберг-Шульца, Ам.

Раппопорта, Ф. Тиля и др.

13  Исследованиям этих вопросов посвящены работы К. Линча, Э. Холла, Ф. Тиля, Ш. Шукурова, В.

Корнеева.

14  Человек, как правило, не задумывается, по каким формальным признакам он почти безошибочно

отличает на фотографии мужчину от женщины, узнает знакомые голоса, видит за цветными пятнами краски

на холсте объемные реальные предметы и т.д. В этом заключается особенность и уникальность именно

человеческого мышления. Модели ориентационного поведения человека в пространственном окружении

определяются также особенностями именно человеческого мышления.


15

окружающего мира - это обстоятельство имеет важное значение для научного исследования архитектурного феномена.

Архитектура связана с процессами, позволяющими ориентироваться в пространстве и «строить» пространственные взаимоотношения одного человека с другим: скрываться от кого-то или стремиться встретиться, уединяться или собираться вместе, интенсивно взаимодействовать с людьми и предметами, делать труднодоступным свое местоположение и многое другое. Для этого человеком создаваются искусственные пространственные системы, выполняющие роль своеобразных регуляторов. В данной работе именно эти архитектурные механизмы рассматриваются как центральные компоненты архитектурной системы. Благодаря таким механизмам отдельные пространственные акты связываются в осмысленную цепь архитектурно-пространственных событий.

Мы выделяем в мире окружающих нас явлений те или иные «ориентационные» категории - верх и низ, лево и право, далеко и близко, открыто и закрыто, тесно и просторно, горизонтально и наклонно, высоко и низко и т.д. - не потому, что они самоочевидны. Напротив, мир представлен нам калейдоскопом хаотичных впечатлений, которые должны быть организованы и упорядочены нашим сознанием, а значит, приведены в соответствие с некой системой, хранящейся в нашем сознании. Мы членим окружающий нас мир, мы организуем его в понятиях и распределяем значения так, а не иначе, в основном, потому, что мы все являемся участниками вышеупомянутого "соглашения", предписывающего подобную систематизацию. Это "соглашение" сложилось естественным путем, эволюционно и никак и никем сознательно не сформулировано, а лишь подразумевается, но мы все являемся вынужденными его участниками.

Таким образом, ориентация в пространстве, понимание назначения и связей составляющих ее элементов, а также умение пользоваться ими, представляют своеобразный алгоритм мышления, имеющий глубинную, подсознательную, врожденную, внекультурную психологическую основу. Следует осознавать неизбежность корректировки отдельных позиций «соглашения» в соответствии с условиями развития общества. Так, например, утрата некоторых ранее сложившихся моделей мышления приводит к тому, что современному человеку становится непонятен смысл и назначение архитектурных объектов доисторической эпохи . Однако ничего не зная о том, как использовался данный объект и каково его первоначальное назначение, мы, тем не менее, по разным признакам относим его к делам «рук человеческих», изучая характер расчлененности строения для того, чтобы понять его назначение. Таким образом, модели пространственной ориентации,   естественно   эволюционно   выработанные   и   заложенные   в

15 Стоунхендж в Англии, лабиринты и вавилоны в Скандинавии и Средиземноморье, пирамиды в Южной Америке и Северной Африке, на территории современных Лаоса и Таиланда, курганы в Китае, Индии, в Малой Азии, выложенные камнем огромные фигуры в Перу, алиньманы в Бретани (Франция) и многое другое. Культуры, их создавшие, давно исчезли, и мы лишь догадываемся об истинном назначении этих сооружений и мотивах создания.


16

человеческое сознание, определяют структурную основу организации искусственно создаваемых пространственных образований.

Общество выражает себя через символические системы - языки, музыку, экономические отношения, науки, религию, ремесла, в том числе и через архитектуру. Стремясь дать рациональное объяснение фактам, общим для разных культур, исследователи обращаются к объективным источникам их появления, располагающимся на уровне коллективного бессознательного . Этим можно объяснить, что мы обнаруживаем очевидное сходство в планировочной организации древних городов, которые строились с разрывом в тысячелетия в разные исторические эпохи, на разных континентах, в условиях разных культур: древнешумерский Ур, финикийский Угарит, индейское пуэбло Бонито, анатолийский Чатал-Хююк, месопотамский Вавилон, индийский Мохенджо-Даро, египетский Ахетатон и др. Все они имеют сходный масштаб членения пространства жилищ, ортогональность планировки, улицы и кварталы, укрепленный периметр. Это позволяет сделать предположение, что в самой форме искусственных объектов заложены некие естественно сложившиеся архетипы , характеризующие, независимо от культурной и исторической принадлежности, их человеческое происхождение. Другими словами, архетипы характеризуют факты проявления инвариантности в пространственном поведении людей, их деятельности и результаты этой деятельности по обустройству своего окружения. Опираясь на определение архетипа в аналитической психологии, пространственный архетип может быть охарактеризован как: во-первых, «врожденный» опыт человека, т.е. составную часть всякого опыта (будь то опыт пространственной ориентации или строительного созидания), которая априорно его определяет; во-вторых, первобытные формы постижения внешнего мира, определившие необходимость пространственного вычленения в окружении неких убежищ, укрытий, скрывищ, затулов, приютов и других видов пространственных вместилищ; в-третьих, коллективный «осадок» исторического прошлого, хранящийся в памяти людей и составляющий нечто всеобщее, имманентно присущее человеческому роду и определяющее сознательную или бессознательную "договорностъ " норм его бытия.

Достаточно широко известны примеры строительства традиционных форм жилищ, из века в век репродуцируемые людьми практически без каких-

16 В частности, этнолога интересует главным образом не то, что люди думают, как они понимают и

интерпретируют правила социальной жизни, а объективные бессознательные законы, управляющие

жизнью помимо того, осознают это сами деятели или нет. Именно законы бессознательного раскрывают

загадки функционирования норм человеческой жизни. Видимо, в проявлении этих законов следует искать

основу для объяснения формирования пространственно-планировочных стереотипов традиционных

"народных" форм жилища, инвариантных планировочных форм древних поселений.

17  В аналитической психологии К.Г. Юнга понятие архетип соотносится с бессознательной

активностью людей. Наряду с инстинктами архетипы являются врожденными психологическими

структурами, находящимися в глубинах "коллективного бессознательного" и составляют основу

общечеловеческой символики. В рассуждениях о врожденных качествах людей, нашедших отражение в их

созидательной строительной деятельности, важно отметить те основания для их появления, которые

способна предъявить современная наука.


17

либо существенных изменений: юрта, эскимосская иглу, индейский вигвам, японские деревянные синтоистские храмы, русская изба, зимовья тунгусов и др. В каждом из этих примеров мы можем говорить о наличии архитектурного архетипа, т.е. устойчивого во времени и целостного (законченного) по своему строению пространственного образования . Трудно определить период их появления, завершения формирования структуры строения, но с приобретением некой формы данные объекты уже не менялись и в дальнейшем репродуцировались подобно организму по некому заданному «генетическому» коду.

Таким образом, в работе подчеркивается, что утилитарные свойства формы архитектурного пространства обусловлены требованиями естественной геометрии пространства, врожденными психологическими (внекультурными) механизмами ориентации в пространстве и задачами регулирования людьми своих пространственных отношений друг с другом и предметным окружением.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.