WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Иванов Анатолий Иннокентьевич

Золотоносность

Байкало-Патомской металлогенической провинции

Специальность 25.00.11 – геология, поиски и разведка твердых полезных

ископаемых, минерагения

Автореферат

Диссертации на соискание ученой степени

доктора геолого-минералогических наук

Москва - 2010

Работа выполнена в закрытом акционерном обществе «Сибирская геологическая компания» (ЗАО СибГК)

Официальные оппоненты:  доктор геолого-минералогических наук, профессор

Ручкин Георгий Владимирович

  доктор геолого-минералогических наук, профессор

  Филонюк Виталий Андреевич

 

доктор геолого-минералогических наук, профессор

  Старостин Виктор Иванович

Ведущая организация - Федеральное агентство по недропользованию Министерства природных ресурсов и экологии РФ (Роснедра)

Защита состоится 27 апреля 2010 г. в 13 час. 30 мин. на заседании Диссертационного совета Д.216.016.01 при Федеральном государственном унитарном предприятии Центральном научно-исследовательском геологоразведочном институте цветных и благородных металлов (ФГУП ЦНИГРИ) по адресу: Москва, 117545, Варшавское шоссе, 129, корпус 1.

С диссертацией можно ознакомиться в геолфонде ФГУП ЦНИГРИ.

Автореферат разослан _____________________2010 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета,

доктор геолого-минералогических наук С.Ф. Стружков

ВВЕДЕНИЕ



Актуальность работы

Байкало-Патомская металлогеническая провинция выделена в се­верной и северо-западной частях Байкальской складчатой области («Схема металлогенического районирования России масштаба 1:5 000 000», 2002 г.) и является одним из старейших горноруд­ных районов Восточной Сибири: в ХIХ веке здесь началась интен­сивная отработка золота (ведущее полезное ископаемое) из россыпей, а с первых лет советской власти - добыча слюды-мусковита. Кроме этих традиционных полез­ных ископаемых в районе разведаны месторождения свинца и цинка, урана, установлены перспективные рудопроявления железа, олова, вольфрама, свинца и цинка, молибдена, меди и никеля, ниобия и редкозе­мельных элементов, проявления магнезита, фосфора. Сформировались эти полезные ископаемые, преимущественно, в течение рифейско-палеозойского тектоно-магматического цикла (Докембрий…, 1995).

Основные, известные в настоящее время, золоторудные месторождения (рис. 1) были выявлены в  50-е – 80-е годы ХХ века - Сухой Лог, Высочайшее, Вернинское, Невское. В той или иной степени были изучены месторождения Чертово Корыто, Кавказ, Копыловское, Догалдынская Жила, Красное, Ходоканское. Эти успехи во многом связаны с исследованиями В.Б. Аминева, М.М. Баженова, В.А. Боброва, В.А. Буряка, В.Ф. Дубинина, Т.П. Жадновой, Ю.П. Казакевич, В.В. Коткина, В.А. Лисий, В.А. Назарьева, Н.П. Попова, Л.И. Салопа, Н.А. Суслова, В.К. Черепанова, С.Д. Шера, и многих других геологов (Ленский…, 1971; Буряк, Попов, Дорофеев и др., 1986; Докембрий…, 1995; Иванов, 2008).

За последние годы месторождения Высочайшее, Чертово Корыто, Вернинское, Невское доизучены и подготовлены к эксплуатации. Проведена оценка и защищены запасы месторождений Копыловское и Кавказ, оценены рудные зоны Ходоканского рудного поля (Ланда и др., 2005; Тюленева и др., 2005). Выявлены и оценены новые золоторудные месторождения Ожерелье и Ыканское (Иванов, 2004), установлена, в результате проведения поисковых работ на золото по Федеральной Программе, промышленная золотоносность Светловского и Верхне-Угаханского рудных полей (Иванов, 2008).

Важная обобщающая работа по переоценке месторождения Сухой Лог проведена ЦНИГРИ (Мигачев и др., 2008), что позволило не только обосновать более высокий потенциал месторождения, но и по новому взглянуть на этот уникальный объект (Карпенко и др., 2008).

В настоящее время проводятся эксплуатационные работы на месторождениях Западное (западный фланг месторождения Сухой Лог), Высочайшее, Невское.

Актуальность работы определяется необходимостью укрепления минерально-сырьевой базы золоторудной промышленности в районе действующих предприятий, в совершенствовании критериев и признаков прогнозирования площадей, перспективных на выявление месторождений рудного золота и других рудных полезных ископаемых, что особенно важно в связи с переводом золотодобывающей промышленности региона с истощающихся запасов россыпного золота на коренные объекты и разворотом поисковых и оценочных работ в регионе по Федеральной Программе на золото, олово, вольфрам и другие виды минерального сырья.

Цель работы

Установление закономерностей формирования и размещения месторождений золота и других рудных полезных ископаемых в процессе эволюции пассивной континентальной окраины и создание научно-методической основы прогнозирования и поисков новых месторождений в Байкало-Патомской металлогенической провинции (далее – Байкало-Патомской провинции или БППр).

Основные задачи исследований 

1. Определить рудообразующую роль конседиментационных и коллизионных процессов в рифейско-палеозойской истории развития БППр, приведших к формированию месторождений золота и ассоциирующих с ними в пространстве рудных месторождений редких, цветных и черных металлов.

2. Определить комплекс критериев и признаков для прогноза и поисков золоторудных месторождений и выявить типовые геологические обстановки нахождения рудных полей и месторождений золота в пределах БППр.

3. Выявить латерально-вертикальную металлогеническую зональность золотой минерализации и ассоциирующихся с ним в пространстве рудных месторождений и проявлений редких, цветных и черных металлов (применительно к обстановкам их нахождения в структурно-вещественных комплексах) и на ее основе провести металлогеническое районирование БППр.

4. Определить роль различных этапов рудообразования в БППр в формировании золоторудной минерализации и взаимосвязь ее масштабов с особенностями проявления каждого из них.

5. Создать комплексные прогнозно-поисковые модели рудных районов, рудных узлов, рудных полей и месторождений, усовершенствовать на их основе методические приемы поисков новых месторождений золота и выделить площади для проведения геологоразведочных работ.

Фактический материал и методы исследований

Основой работы является фактический материал, собранный автором в процессе проведения с 1973 г. геологосъемочных, поисковых, оценочных, разведочных, тематических работ в Байкало-Патомском нагорье, Западном Прибайкалье и Присаянье. Кроме того, использованы опубликованные и фондовые материалы по проблемам геологии и металлогении Байкало-Патомского нагорья.

При проведении исследований использовался обширный комплекс системно связанных методов, включающий полевые работы (картирование, опробование и т.д.), аналитические исследования (пробирный, спектральный, минералогический и др. анализы и методы), методы регионального обобщения, систематизации и анализа геологической и металлогенической информации (построение геологических, палеофациальных, металлогенических, прогнозно-поисковых  и других карт и разрезов; составление моделей месторождений, рудных узлов и районов и т.д.).

Научная новизна

1. Установлена вертикально-латеральная рудная зональность для золота и ассоциирующих с ним в пространстве месторождений и рудопроявлений редких, цветных и черных металлов, на основе чего разработана схема металлогенического районирования БППр.

2. Проведена типизация структурно-вещественных обстановок нахождения золоторудных месторождений  в пределах конкретных структур БППр. 

3. Обоснована связь образования минерализации золота и других рудных полезных ископаемых (Pb-Zn, Fe, Sn, W, Mo, Cu-Ni, Nb-TR, P, слюда-мусковит, магнезит) в БППр с конседиментационными и коллизионными процессами.

4. Установлено, что золотоносная минерализация формировалась длительно - в течение четырех этапов, а масштабы промышленной золотоносности определяются  интенсивностью и спецификой проявления  процессов на каждом из них.

5. Обоснована перспективность БППр на выявление новых золоторудных месторождений, в том числе в зонах высокого метаморфизма и разработаны критерии их прогнозирования и поисков в условиях закрытых территорий и многолетней мерзлоты.

Основные защищаемые положения:

1. Байкало-Патомская провинция сложена структурно-вещественными комплексами, сформировавшимися в рифее – позднем палеозое в условиях последовательной смены палеотектонических режимов от окраинно-континентального осадконакопления (ранний рифей – венд) до коллизионных процессов (кембрий – ранний карбон), что предопределило комплексную металлогению провинции,  при ведущей роли золота с зональным (латерально-вертикальным) размещением месторождений и рудопроявлений Au, Pb-Zn, Fe, U, Sn, W, Mo, Cu-Ni, Nb+TR, слюды мусковита, магнезита, фосфора.

2. Основная золоторудная минерализация Байкало-Патомской провинции сформировалась в структурно-вещественных обстановках, различающихся приуроченностью оруденения к стратоуровням флишоидных углеродистых толщ, положением в геологических структурах региона, а также характером проявления складчатости, метаморфизма, гранитообразования и метасоматоза. Эти обстановки  отвечают следующим сочетаниям геологических образований:

- складчато-разрывных пограничных (фундамент-чехол) комплексов в породах раннепротерозойского фундамента и раннерифейских отложениях на периферии реоморфических гранито-купольных структур;

- линейных складчато-разрывных комплексов в верхнерифейско-вендских толщах с проявлением регионально-метаморфических, тектонических и вещественных преобразований на периферии гранито-гнейсовых куполов, в надинтрузивных и околоинтрузивных зонах палеозойских гранитных массивов;

- линейных складчатых комплексов в среднерифейских и средне-верхнерифейских отложениях  в надкупольных зонах реоморфических гранитоидных куполов;

- складчато-разрывных «пришовных» комплексов в среднерифейско-вендских отложениях и палеозойских гранитоидах в зоне деформаций в связи с глубинным разломом, разделяющим структуры Байкало-Патомской провинции и Байкало-Муйского пояса.

3. Формирование скоплений руд золота обусловлено конседиментационными и коллизионными процессами, проявленными с различной интенсивностью в выделенных структурно-вещественных обстановках.

С конседиментационными условиями раннего рифея – венда связано накопление металлоносных золотоносных углеродистых флишоидных отложений в бассейне седиментогенеза, а с синхронными проявлениями эффузивного и интрузивного магматизма (ранний, средний и верхний рифей) ассоциируют руды Fe, Pb-Zn, Sn, W, U.

Диагенез и катагенез продуктов седиментогенеза сопровождались перераспределением продуктов (включая и золото) конседиментацинного рудонакопления.

Коллизионные кембрийско – раннекарбоновые рудообразующие процессы, связанные с этапами линейного складкообразования (кембрий-раннесилурийский), регионально-метаморфических преобразований (позднесилурийский-раннедевонский), становлением гранитоидов конкудеро-мамаканского комплекса граносиенит-диорит-гранодиорит-гранитовой формации (среднедевонский-раннекарбоновый) и реоморфических гранитоидных куполов, привели к формированию месторождений и проявлений Au, Pb-Zn, U, Fe, Sn, W, слюды-мусковита и др.

4. Сочетания коллизионных и конседиментационных процессов определяют  полигенность и полихронность золоторудных объектов, а также – масштабы и качественные характеристики продуктов рудогенеза.

Седиментационные процессы обусловили первичное накопление золота в углеродистых флишоидных толщах, а также его частичное перераспределение при их диагенезе и катагенезе.

Линейное складкообразование сопровождалось формированием рудоконтролирующих зон рассланцевания с развитием интенсивной железо-магнезиально-кальциевой карбонатизации (бурошпатизации) и сульфидизации и обогащением золотом и мышьяком.

С региональным метаморфизмом золотоносных пород связывается высвобождение золота из бурых шпатов (анкерит, сидерит) и сульфидов, а также формирование кварц-сульфидных и кварцевых жильно-прожилковых золоторудных зон.

Гидротермально-метасоматическая переработка обогащенных золотом пород, в связи с внедрением гранитоидных комплексов и формированием реоморфизованных гранитных куполов, сопровождалась дополнительным привносом золота в надинтрузивно-околоинтрузивные и надкупольно-околокупольные зоны.

Максимальные концентрации золота локализованы в тех структурно-вещественных комплексах, где проявлены все этапы рудонакопления золота, а масштабы его зависят от интенсивности их проявления.

5. Содержание прогнозно-поисковых моделей золоторудных районов, узлов, полей и месторождений учитывает выявленный комплекс факторов контроля золотоносности, на основе которых разработана и реализована в практике эффективная методика выбора направлений ГРР и ведения поисков.

Практическое значение

Установленные в БППр к концу 80-х годов ХХ века месторождения и рудопроявления золота в физико-географическом плане расположены на водоразделах или близводораздельных частях склонов, являющихся обычно наиболее обнаженными, и практически все как рудопроявления золота были известны с конца XIX - начала ХХ века. В связи с преобладанием «закрытых» ландшафтов в бассейнах большинства золотоносных рек на значительных потенциально золотоносных площадях углеродистых флишоидных комплексов коренные источники россыпных месторождений золота не были выявлены и золотое оруденение прогнозировалось только на флангах известных объектов.

В результате работ автора:

1. Обоснована перспективность БППр на выявление новых золоторудных месторождений, в том числе на территориях, где развиты высоко метаморфизованные углеродистые терригенные и карбонатно-терригенные породы.

2. На основе проведенных исследований автора в БППр созданы прогнозно-поисковые модели золоторудных районов, рудных полей и месторождений, адаптированные к условиям ведения геологоразведочных работ на золото в геологических обстановках нахождения сложнодислоцированных углеродистых флишоидных толщ БППр. На этой основе создан комплекс критериев прогноза и поисков золоторудных месторождений БППр, что позволило пересмотреть перспективность региона на рудное золото и прирастить его промышленные запасы.

Реализация результатов

На основе рекомендаций автора и его прогнозных оценок территорий на комплекс рудных полезных ископаемых во второй половине 80-х годов ХХ века проводилось планирование крупномасштабных геологосъемочных и поисковых работ в Патомском нагорье, как и все производственные тематические, поисковые и поисково-оценочные работы, проведенные под руководством автора.

В процессе производственных работ лично автором или под его непосредственным руководством выявлены:

- золоторудные месторождения Ожерелье и Ыканское (защищены запасы) в Бодайбинском рудном районе (р.р.);

- золоторудное месторождение Аройское (защищены запасы) и потенциально-промышленные проявления в Монкрес-Хайламинском рудном узле (р.у.);

- золоторудные объекты (четыре рудных зоны) в Светловском рудном поле в Бодайбинском рудном районе (защищен отчет и оценены прогнозные ресурсы как потенциально крупного месторождения);

- потенциально-промышленное золотое оруденение в Хомолхинском, Накатаминском и Энгажиминском р.у. Бодайбинского р.р.; в Верхне-Ленском р.р.

- Витимский железорудный район (шесть объектов);

- Тонодский олово-вольфраморудный район (четыре объекта);

- перспективные вольфрамовые и молибденовые проявления в Муйском р.р. (Яковлевское, Купольное, Нагикта); молибден-урановое – в Нечерском р.р. (Юсюряхское); комплексное олово-вольфрамово-серебро-золотое – в Бодайбинском р.р. (Юдовое).

На момент написания настоящей работы на 10-ти участках проводятся геологоразведочные работы на рудное золото на основе прогнозных оценок автора и с использованием разработанной им применительно к «закрытым» территориям Южного обрамления Сибирской платформы методики поисков.

По результатам производственных геологоразведочных работ при участии автора написано 22 отчета – по геологической съемке, тематическим работам, поискам и оценке (с подсчетом запасов), по подготовке ТЭО кондиций (в 17 отчетах – ответственный исполнитель и основной автор).

Апробация работы

Основные положения и результаты работы представлялись и докладывались на: Всесоюзном научно-техническом семинаре «Использование аэро-космоматериалов при региональных геологических исследованиях и прогнозной оценке полезных ископаемых» (Москва, 1980); II-м всесоюзном совещании «Металлогения докембрия» (Иркутск, 1981); Всесоюзном совещании «Проблемы метаморфогенного рудообразования в докембрии» (Киев, 1982); Всесоюзном совещании «Гранитогнейсовые купола» (Иркутск, 1983); IV-м Восточно-Сибирском региональном петрографическом совещании «Петрология, рудоносность и корреляция магматических и метаморфических образований, флюидный режим эндогенных процессов», (Иркутск, 1985); научном совещании «Геология, тектоника, петрология и рудоносность докембрия Сибирской платформы и ее обрамления. Геохронология»  (Иркутск, 1987); XI-м Всесоюзном металлогеническом совещании «Металлогения Сибири» (Новосибирск, 1987); II-й Всесоюзной школе «Структурный анализ кристаллических комплексов» (Москва, 1988); XVI-й сессии Научного Совета СО АН СССР по тектонике Сибири и Дальнего Востока «Тектоника и минеральные ресурсы докембрия Сибири и Дальнего Востока» (Иркутск, 1988); Первом Всесоюзном совещании по сдвиговой тектонике «Роль сдвиговой тектоники в образовании и размещении месторождений полезных ископаемых» (Ленинград, 1988); Всесоюзном совещании «Эндогенные процессы в зонах глубинных разломов» (Иркутск, 1989); II-м Всесоюзном совещании «Докембрий в фанерозойских складчатых областях» (Фрунзе, 1989); научной конференции «Благородные и редкие металлы Сибири и Дальнего Востока: рудообразующие системы месторождений комплексных и нетрадиционных типов руд» (Иркутск, 2005); Всероссийской научной конференции «Проблемы геологии и разведки месторождений полезных ископаемых» (Томск, 2005); научно-практической конференции «Прогноз, поиски и оценка рудных и нерудных месторождений – достижения и перспективы» (Москва, 2008); теоретическом семинаре при секции геологии Ученого Совета ЦНИГРИ (Москва, 2009) и др.

Публикации

Результаты исследований по теме диссертации опубликованы в 60 работах, среди которых две монографии и 8 статей в реферируемых журналах.

Структура и объем диссертации

Диссертация состоит из 5 глав, введения и заключения общим объемом текста 348 страниц, 65 рисунков, 8 таблиц. Список использованной литературы включает 305 наименований.

Благодарности

Работа выполнена в ЗАО «Сибирская геологическая компания». В полевых работах и обработке материалов вместе автором участвовали С.Н. Рожок, Т.М. Страхова, И.Н. Байбородин, А.Н. Потороченко, В.Г. Кардонов, Ю.Л. Агеев, Д.И. Калинина, Ю.В. Коробцов, В.М. Калугин, Е.Г. Куликов и другие геологи. В процессе работы в регионе многие вопросы геологии и полезных ископаемых обсуждались с А.Е. Беляевым, В.А. Бобровым, Ю.Г. Гарником, А.П. Кочневым, А.М. Лариным, В.Д. Мацем, Г.Л. Митрофановым, В.А. Назарьевым, А.Л. Неймарком, О.В. Переваловым, Н.П. Поповым, Н.А. Сусловым, В.В. Шевелевым, М.С. Учителем, Б.В. Яблоновским и другими геологами. За время подготовки диссертации автор ряд вопросов обсуждал с А.Н. Барышевым, А.Л. Галямовым, В.Д. Конкиным, М.М. Константиновым, А.И. Кривцовым, М.И. Кузьминым, Н.К. Курбановым, Ф.А. Летниковым, В.А. Нарсеевым, консультации которых позволили уточнить окончательные формулировки отдельных положений. Автор считает своим долгом выразить всем упомянутым геологам и коллегам свою искреннюю признательность. 

    1. ГЛАВА 1. ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ БАЙКАЛО-ПАТОМСКОЙ МЕТАЛЛОГЕНИЧЕСКОЙ ПРОВИНЦИИ, РУДОНОСНОСТЬ, МЕТАЛЛОГЕНИЧЕСКАЯ ЗОНАЛЬНОСТЬ

Первое защищаемое положение: Байкало-Патомская провинция сложена структурно-вещественными комплексами, сформировавшимися в рифее позднем палеозое в условиях последовательной смены палеотектонических режимов от окраинно-континентального осадконакопления (ранний рифей венд) до коллизионных процессов (кембрий ранний карбон), что предопределило комплексную металлогению провинции, при ведущей роли золота с зональным (латерально-вертикальным) размещением месторождений и рудопроявлений Au, Pb-Zn, Fe, U, Sn, W, Mo, Cu-Ni, Nb+TR, слюды мусковита, магнезита, фосфора.

    1. 1.1. Основные черты геологического развития.

БППр представляет собой дугообразную в плане северную и северо-западную часть Байкальской складчатой области (миогеосинклинальную по Л.И. Салопу, 1967), с юга глубоко вдающуюся в Сибирскую платформу и образующую входящий угол (рис. 1). В современной структуре от Приленской и Причарской зон Сибирской платформы она отделяется краевыми глубинными разломами (Салоп, 1967; Замараев, 1967; Наумов, 1974) - Жуинским (на востоке) и Акиткано-Джербинским (на западе и северо-западе). С юга и юго-востока БППр по сложно построенному Право-Мамаканскому (Докембрий…, 1995) разлому граничит с Байкало-Муйским поясом (эвгеосинклинальная зона Байкальской складчатой области по Л.И. Салопу, 1967).

Современные представления о геологическом строении и развитии региона сложились в последние десятилетия в результате работы многих исследователей (Иванов, 1984, 1987, 1989; Гусев и др., 1988; Зоненшайн, Кузьмин, Натапов, 1990; Рундквист, 1990; Гусев, Хаин, 1995; Докембрий…, 1995, Парфенов и др., 1996; Ручкин, Конкин, 1998; Станевич, Переляев, 1997; Булгатов, Гордиенко, 1999; Розен, 2001; Кузьмин и др., 2006 и др.). Современная геологическая структура БППр сформировалась в течение рифейско-палеозойского тектоно-магматического цикла в результате эволюции пассивной континентальной окраины, заложившейся в раннем рифее на опустившейся окраине Сибирского палеоконтинента в связи с образованием Байкало-Витимского палеокеана (Песков, 1990). Пассивная континентальная окраина просуществовала до середины венда и в верхнем венде была преобразована в задуговой бассейн. Окраинно-континентальное осадконакопление происходило в условиях шельфа и континентального склона, с отчетливо проявленной фациальной зональностью – как поперечной (суша – шельф – континентальный склон), так и продольной (с северо-востока на юго-запад вдоль береговой линии). Это обусловило различие состава и строения одновозрастных стратиграфических подразделений в разных частях региона и, зачастую, выделение их под разными названиями в различных структурно-фациальных зонах. Их корреляция (табл. 1) проведена по собственным данным и материалам других исследователей (Мац, 1965, 1966, 1983, 1986; Мац, Таскин, 1973; Иванов, 1983; Перевалов, Иванов, Лифшиц, 1983; Дольник и др., 1986, 1987; Немеров, 1988, 1989; Станевич и др., 1990, 1997; Докембрий…, 1995; Хоментовский и др., 1998, 2004; Дольник, 2000; Немеров, Станевич, 2001; Хоментовский, 2002 и др.).

В кембрии – раннем карбоне территория окраинно-континентального бассейна была охвачена коллизионными процессами. В результате складкообразования, метаморфизма и гранитообразования  в его пределах была сформирована складчатая область, «спаянная» в единую структуру с сопредельной с юго-востока территорией Байкало-Муйского пояса (БМП). С рифейско-позднепалеозойским тектоно-магматическим циклом связано образование большей части полезных ископаемых в пределах БППр.

1.2. Современная структура БППр

БППр представляет собой складчатую область (рис. 1), состоящую из Байкало-Патомского и Мамско-Бодайбинского синклинориев (БПС и МБС) и разделяющего их Чуйско-Нечерского антиклинория (ЧНА). Со стороны Сибирской платформы к складчатой области примыкают Приленская и Чарская зоны складок. Регион характеризуется отчетливым двухъярусным строением: на архейско-раннепротерозойском фундаменте залегает рифейско-палеозойский складчатый чехол. Акиткано-Джербинский и Жуинский разломы имеют различное простирание и ограничивают входящий угол складчатой области в платформу. Формирование складчатой структуры в северо-восточной части региона в условиях входящего угла обусловило дугообразное в плане расположение основных структурных элементов и линейных складок. В ЮЗ части территории дугообразная структура складчатости сменяется линейной северо-восточной.

Чуйско-Нечерский антиклинорий. Породы раннего протерозоя в пределах ЧНА обнажаются в Чуйском, Тонодском, Быстринском и Нечерском поднятиях, занимающих около 80% площади антиклинория. В остальных участках они перекрыты чехлом нижне- и среднерифейских отложений. Ограничивают антиклинорий крупные разломы фундамента, непосредственно картируемые в нижнепротерозойских образованиях, а там, где они перекрыты рифейским чехлом - фиксируемые по продольным флексурам. Антиклинорий имеет форму дуги длиной в 950-1000 км при ширине 60-80 км, сокращающейся до 35-40 км между Тонодским и Нечерским поднятиями. Наиболее крупным поднятием является Чуйское, протянувшееся в ЮЗ направлении от р. Витим до западного берега оз. Байкал. Вертикальные амплитуды разломов фундамента, отделяющих антиклинорий от синклинориев, достигают 5-8 км.

Байкало-Патомский синклинорий выполнен рифейско-нижнепалеозойской толщей осадков, смятых в линейные складки. Глубина залегания поверхности фундамента в его северо-восточной части составляет 6-10 км. Он занимает краевую часть складчатой области и в северо-восточной части (Патомо-Жуинская, Чарская и Чайская структурно-фациальные зоны) имеет форму треугольника с дугообразным основанием длиной 320 км и довольно прямолинейными "сторонами" длиной 250-270 км, а в юго-западной - в виде узкой структуры шириной 20-30 км продолжается до Западного Прибайкалья (Прибайкальская структурно-фациальная зона). Общая длина синклинория составляет 1150-1200 км.

Мамско-Бодайбинский синклинорий занимает внутреннюю часть складчатой области и выполнен рифейско-вендскими отложениями. Глубина залегания поверхности фундамента достигает 8-10 км. Размеры синклинория в пределах северо-восточной дугообразной в плане его части (северо-восточная часть Мамско-Бодайбинской зоны, Додыхтинская и Чаяндринская структурно-фациальные зоны – рис. 1) составляют (200-250) х (200-250) км, в юго-западном направлении в виде узкой полосы шириной 30-50 км (юго-западная часть Мамско-Бодайбинской зоны и Олокитская зона) он прослеживается до оз. Байкал еще на 350 км.

Основу его структуры также составляют линейные складки. Линейные складки в северо-восточной и северо-западной частях синклинория преобразованы приразломной и купольной складчатостью. Общая структура синклинория, кроме того, усложнена в результате внедрения гранитоидов конкудеро-мамаканского комплекса, сформировавших многочисленные интрузивные тела различных форм и размеров.

Приленская и Чарская зоны складок Сибирской платформы примыкают к складчатой области и отделены от нее Нюйско-Джербинским и Жуинским глубинными разломами (см. рис. 1). В их пределах вскрываются нижнепалеозойские (Приленская зона) или вендско-нижнепалеозойские (Чарская зона) отложения, которые смяты в слабо сжатые линейные складки. Ориентировка складок аналогична таковой в

Условные обозначения к рис. 1.

1-4 – основные структуры БППр: 1,2 – Чуйско-Нечерский антиклинорий: 1 – выступы дорифейского фундамента (Н – Нечерский, Т – Тонодский, Ч – Чуйский, П – Прибайкальский), 2 – часть антиклинория, где фундамент перекрыт рифейскими отложениями; 3, 4 -  синклинории: 3 – Мамско-Бодайбинский, 4 – Байкало-Патомский; 5 - выходы образований дорифейского фундамента в краевых частях синклинориев; 6-8 – Сибирская платформа: 6,7 - зоны линейных складок, сформированные в краевой («шельфовой») части пассивной континентальной окраины: 6 – Приленская, 7 – Причарская; 8 – слабо деформированная в рифей-вендское время часть Сибирской платформы; 9 – дорифейские образования Алданского щита и Становой зоны; 10 – разновозрастные образования Байкало-Муйского пояса; 11 – верхнепалеозойские гранитоиды (Ангаро-Витимский батолит); 12 – главные разломы, разделяющие крупные литосферные блоки; 13,14 – главные внутриблоковые разломы: 13 – сформированные на стадии седиментации и активизировавшиеся во все последующие этапы, 14 – сформированные при линейной складчатости и активизировавшиеся в последующие этапы; 15 - номера разломов (1 – Ленско-Нюйский, 2 – Акиткано-Джербинский, 3 - Алекано-Мало-Туюканский, 4 – Чуйский, 5 – Абчадский, 6 – Право-Мамаканский, 7 – Жуинский, 8 – Чарский, 9 – Ничатский); 16 – границы рудных районов; 17-32 – рудные районы: 17 – Тонодский уран-оловянно-вольфрамово-золотой, 18 – Чуйский железо-уран-вольфрамовый, 19 – Акитканский уран-вольфрамово-золотой, 20 – Нечерский молибден-уран-золотой, 21 – Витимский железорудный, 22 – Мамский слюдоносный, 23 – Бодайбинский оловянно-вольфрамовый-золотой, 24 – Патомо-Нечерский золотоносный,  25 - Синюгинский оловянно-вольфрамово-золотой, 26 – Нечеро-Жуинский редкометально-редкоземельно-слюдоносный, 27 – Додыхтинско-Уряхский оловянно-вольфрамово-золотой, 28 – Мало-Чуйский свинцово-цинково-фосфорито-магнезитовый, 29 – Джелиндинский свинцово-цинковый, 30 – Олокитский свинцово-цинково-железорудный, 31 – Прибайкальский свинцово-цинковый, 32 – Верхне-Ленский ураново-золотой; 33 – рудные узлы и их номера (1 – Кропоткинский, 2 – Мараканский, 3 – Тунгусский, 4 – Хомолхинский, 5 – Артемовский, 6 - Верхне-Аунакитский, 7 – Томиловский, 8 – Кулибряникский, 9 – Бодайбоканский, 10 – Энгажиминский, 11 – Нирундинский, 12 – Молвинский, 13 - Больше-Таймендринский, 14 – Валюхтинский, 15 – Баллаганахский, 16 – Туюкано-Илигирский, 17 – Туюканский, 18 – Хайвергинский, 19 – Кевактинский, 20 – Челонченский, 21 – Бульбухтинский, 22 – Ствотахский, 23 – Додыхтинский, 24 – Чаяндринский, 25 – Уряхский, 26 – Бестякский, 27 – Тыйский, 28 – Абчадский, 29 – Холоднинский, 30 – Миндей-Кулькуттинский); 34 – промышленные месторождения золота (1 – Сухой Лог, 2 – Высочайшее, 3 – Вернинское, 4 – Невское, 5 – Чертово Корыто, 6 – Ожерелье, 7 – Ыканское, 8 – Копыловское, 9 – Кавказ, 10 – Догалдынская Жила); 35 – перспективные рудопроявления золота (11 – Красное, 12 – Уряхское, 13 - Светловское, 14 – Верхне-Угаханское, 15 – Ходоканское) и слабо изученные рудопроявления (16 – Гольцовое, 17 – Ровнинское, 18 – Атырканское, 19 – Георгиевское; 20 – Палычи; 21 – Чаяндринское и Догалдынское; 22 – Мало-Миндейское); 36 – перспективные рудопроявления железистых кварцитов (1-7 – Витимского железорудного района: 1 - Язовское, 2 – Гремучее, 3 – Сухое, 4 – Максимихинское, 5 – Чистое, 6 – Быстринское, 7 – Мало-Туюканское; 8, 9 – Абчадского и Тыйского рудных узлов); 37 – промышленные месторождения и перспективные рудопроявления свинца и цинка (1 – Холоднинское, 2 – Овгольское, 3 – Среднее, 4 – Таборное, 5 – Луговое, 6 – Ново-Анайское); 38 – месторождения и рудопроявления урана (1 – Чепок, 2 – Туюканское); 39 – месторождения слюды мусковита; 40-44 – рудопроявления слабо изученные: 40 – свинца и цинка (7 – Одинокое, 8 – Бестяк, 9 – Оттах); 41 – магнезита (1 – Малочуйское, 2 -  Малотуюканское); 42 – ниобий-фосфор-редкометальные (Атычахское и Усть-Бираинское); 43 – олова (1 – Находка, 2 – Сентябрьское, 3 – Серебристое, 4 – Юдовое), 44 – вольфрама (1 - Кварцевое, 2 – Догалдынское, 3 – Марининское, 4 – Яковлевское, 5 - Синюгинское); 45 – фосфоритов (1 - Сарминское, 2 - Межвежевское, 3 - Мало-Калайское, 4 - Челонченское, 5 – Бестякское, 6 - Молвинское, 7 - Урикское); 46 – меди и никеля (с МПГ); 47 - линия разреза (для рис. 2 и 3)

Таблица 1

Стратиграфическая схема и рудовмещающие уровни (для конседиментационной минерализации) БППр

Воз-раст

Мамско-Бодайбинский синклинорий и Чуйско-Нечерский антиклинорий

Байкало-Патомский синклинорий

Мамско-Бодайбинская зона

Олокитская зона

Додыхтинская зона

Чаяндринская зона

Чайская зона

Патомо-Жуинская зона

Чарская зона

Прибайкальская зона

Сви-та

Местор., проявл.

Сви-та

Местор., проявл.

Свита

Местор., проявл.

Сви-та

Местор., проявл.

Сви-та

Местор., прояв.

Сви-та

Местор., проявл.

Сви-та

Местор., проявл.

Сви-та

Местор., проявл.

V2

il 

(17,18)

hl

sn

?

sm

nh1

nh1

nh1

dg 

(6,8-10)

tn

tn

tn

kr

us

an

V1

vc

as

?

-

zr

zr

zr

ul2+

kc

au 

(3,4,7)

(11,13)

R3

im

(1,13)

it

?

-

cn

cn

tr

nk

nk

hm 

(1,2)

(13) •

on2

(1,2)

dlg

(3)

vl

(7)

• (2,3)

vl

• (4,6,7)

sn

(8,9)

• (5)

gl2+

ul1

(4-6)

• (1)

R2-3

uh

on1

cj

ur+

uu+

vd

(12,21, 22)

br

br

br

gl1

bh

(14)

dg

dg

dg

R2

bd

av

bd

mr

mr

bg

md+vr+dd

(20)

bg

bg

bg

hv

sp

hv

hv

hv

hr

(19)

tl

(20)

hr

hr

hr

R1

 

(1-4)

ilv+ts+ab

(8,9)

dn

md

(4-7)

(16)

md

pp

(15)

ok

pp

pp

an

PR1

mh

(5)

il

(23)





Условные обозначения к таблице 1:

-  месторождения золота (1 – Сухой Лог, 2 – Высочайшее, 3 – Вернинское, 4 – Невское, 5 – Чертово Корыто, 6 – Ожерелье, 7 – Ыканское, 8 – Копыловское, 9 – Кавказ, 10 – Догалдынская Жила)

- перспективные рудопроявления золота (11 – Красное, 12 – Уряхское, 13 - Светловское, 14 – Верхне-Угаханское, 15 – Ходоканское) и слабо изученные рудопроявления (16 – Гольцовое, 17 – Ровнинское, 18 – Атырканское, 19 - Георгиевское, 20 - Палычи, 21 - Догалдынское, 22 – Джелагунское, 23 – Мало-Миндейское

- перспективные рудопроявления железистых кварцитов: 1-7 – Витимского железорудного района (1 - Язовское, 2 – Гремучее, 3 – Сухое, 4 – Максимихинское, 5 – Чистое, 6 – Быстринское, 7 – Мало-Туюканское); 8, 9 – Абчадского и Тыйского рудных узлов

- месторождения и перспективные рудопроявления свинца и цинка (1 – Холоднинское, 2 - Овгольское, 3 – Среднее, 4 – Таборное, 5 – Луговое, 6 – Ново-Анайское)

- рудопроявления свинца и цинка (7 – Одинокое, 8 – Бестяк, 9 – Оттах)

• - проявления фосфоритов (1 – Сарминское, 2 – Медвежевское, 3 – Мало-Калайское, 4 – Челонченское, 5 – Бестякское, 6 –Молвинское, 7 - Урикское)

• - фосфатоносные породы

Названия свит, структурно-фациальные зоны:

-  Мамско-Бодайбинская: mh – михайловская, pp – пурпольская, md – медвежевская, hr – хорлухтахская, hv – хайвергинская, bg – бугорихтинская, bd – бодайбоканская, bh – бужуихтинская, uh – угоханская, hm – хомолхинская, im – имняхская, au – аунакитская, vc – вачская, an – анангрская, dg – догалдынская, il – илигирская;

- Олокитская: ilv – иловирская, ts – тыйская, ab – абчадская, av – авкитская, on – ондокская, it – итыкитская, as – асектомурская, sn – сыннырская, hl – холоднинская;

- Додыхтинская: tl – таличская, sp – спасская, md – мадакачская, vr – веренская, dd – додыхтинская;

- Чаянгринская: dn – даннинская,ur – уряхская, uur – усть-уряхская, vd – водораздельная, dlg – джелагунская, sm – шумнинская;

- Чайская: ok – окуньская;

- Патомо-Жуинская: mr – мариинская, dg – джемкуканская, br – боракунская, vl – валюхтинская, nk – никольская, cn – ченчинская, zr – жербинская, tn – тинновская, nh – нохтуйская (остальные – см. Мамско-Бодайбинскую зону);

- Чарская: sn – сеньская, tr – торгинская (остальные – см. Патомо-Жуинскую зону);

- Прибайкальская: il – иликтинская, an – анайская, gl – голоустнинская, ul – улунтуйская, kc – кочергатская, us – ушаковская, kr – куртунская.

прилегающих участках Байкало-Патомского синклинория.

1.3. Рудоносность БППр

В БППр кроме традиционных полез­ных ископаемых (золото, мусковит) установлены месторождения и рудопроявления свинца и цинка, железа, олова, вольфрама, молибдена, меди и никеля, магнезита, редких и редкоземельных элементов. Сформировались эти полезные ископаемые, в основном, в течение рифейско-палеозойского тектоно-магматических цикла (Докембрий…, 1995).

Золото. В БППр выявлены золоторудные месторождения (рис. 1): Сухой Лог, Высочайшее, Вернинское, Невское, Чертово Корыто, Кавказ, Копыловское, Догалдынская Жила, Ожерелье, Ыканское, Ходоканское. Установлена промышленная золотоносность на рудопроявлениях Красное, Светловского и Верхне-Угаханского рудных полей (Иванов, 2008). Слабо изучены рудопроявления Баллаганахского, Чаяндринского, Уряхского, Додыхтинского, Нирюндинского и других рудных узлов.

Свинец и цинк. Свинцово-цинковое оруденение (рис. 1) в БППр представлено двумя рудно-формационными типами – стратиформным в карбонатных породах и колчеданно-полиметаллическим в углеродистых терригенно-флишоидных породах (Ручкин, Конкин, 1998). Оруденение первого типа было установлено в Западном Прибайкалье (месторождения Таборное, Луговое, Ново-Анайское), в бассейнах р. Чары (рудопроявлении Бестяк, Оттах) и Мал. Чуи (Одинокое). Колчеданно-полиметаллическое оруденение установлены в Олокитском районе (месторождения Холоднинское и Овгольское) и на левобережье р. Витим (рудопроявление Среднее).

Железо. Основные перспективы железорудных месторождений БППр связано с формацией железистых кварцитов (Докембрий…, 1995). Они установлены в СЗ (Витимский железорудный район) и ЮЗ (Тыйский и Абчадский рудные узлы Олокитского р.р.) частях региона (рис. 1). Горизонты железистых кварцитов залегают в разрезах одновозрастных (Ручкин, Конкин, 1998) раннерифейских вулканогенно-терригенных отложений: в Витимском железорудном районе - медвежевской свиты, в ЮЗ части БППр - тыйской и абчадской свит (табл. 1., рис. 2).

Олово. Рудопроявления касситерит-силикатной формации установлены в Тонодском поднятии (рудопроявления Находка, Сентябрьское и Серебристое) и локализованы в породах раннепротерозойского фундамента (Докембрий…, 1995). В МБС в вендских отложениях в надинтрузивной зоне верхнепалеозойских гранитоидов конкудеро-мамаканского комплекса выявлено рудопроявление олова Юдовое кварц-касситеритового рудно-формационного типа (Иванов, 2004).

Вольфрам. Основные перспективы (Докембрий…, 1995) связаны с рудопроявлениями в экзоконтактах и надинтрузивных зонах массивов верхнепалеозойских гранитоидов нескольких рудно-формационных типов (рис. 1): скарново-шеелитового (Яковлевское и Синюгинское), кварц-шеелитового (Кварцевое, Догалдынское), кварц-берилл-вольфрамитового (Марининское).

Молибден. В регионе выявлены многочисленные рудопроявления молибдена кварц-молибденитового рудно-формационного типа в верхнепалеозойских гранитоидах, большая часть которых не изучалась.

Медь и никель. Проявления меди и никеля (с присутствием платины) связаны с довыренским базит-ультрабазитовым комплексом.

Урановое оруденение выявлено в Тонодском, Нечерском и Акитканском поднятиях ЧНА. Локализуется оно в породах раннепротерозойского фундамента. Промышленное оруденение установлено в месторождениях Туюканское и Чепок (Голубев и др., 2008; Тюленева и др., 2005).

Магнезит и доломит. В северо-западной части рассматриваемого региона установлены Малочуйское и Малотуюканское рудопроявления магнезита, представляющими собой жилы высококачественного магнезита мощностью до 10-15 м в горизонте доломитов.

Мусковит. Промышленная мусковитоносность в регионе связана с пегматитами Мамского слюдоносного района и, в меньшей мере, Нечеро-Жуинского. В первом выявлены многочисленные промышленные месторождения (Великославинский и др., 1963), разрабатываемые и в настоящее время.

Ниобий-фосфор-редкоземельное оруденение гидротермально-метасоматической формации в карбонатитах (по Д.В. Рундквисту) установлено в Нечеро-Жуинском рудном районе на Атычахском и Усть-Бираинском рудопроявлениях (Докембрий…, 1995, Черников и др., 1994).

Фосфориты. Промышленные месторождения в регионе не выявлены, но проявления выявлены в верхнерифейских отложениях северной части БППр (Немеров, Станевич, 2001).

1.4. Металлогеническая зональность БППр

Сформированная в результате проявления полихронного рудогенеза металлогеническая зональность (рис. 1) изучалась ранее в основном с точки зрения золотоносности (Ленский…, 1971; Шер, 1974; Коткин, 2005 и др.), слюдоносности (Великославинский и др., 1963 и др.), свинцово-цинкового рудообразования (Синчук, Кичко, 1981; Ручкин, Конкин, 1998 и др.). Открытие в регионе большой группы нетрадиционных полезных ископаемых и выяснение основных закономерностей их локализации позволяет комплексно подойти к металлогеническому районированию, учитывающему не только виды полезных ископаемых, но и связь их с теми или иными геологическими процессами и геологическими формациями – полигенность и полихронность рудообразования, приведших к формированию вертикально-латеральной металлогенической зональности (Кривцов, 1989; Курбанов и др., 1992).

В БППр основные геологические процессы в рифейско-палеозойской истории развития, с которыми связан рудогенез, – седиментация, метаморфизм, структурообразование, эффузивный и интрузивный магматизм (от основного и ультраосновного до гранитоидного), обусловили неравномерность его проявления во времени и пространстве и формирование вертикально-латеральной металлогенической зональности (Иванов, 1987; Докембрий…, 1995). Вертикальная ее составляющая для рудных полезных ископаемых обусловлена приуроченностью к тем или иным стратиграфическим уровням (для Au, Pb-Zn, Fe, P), положением в конкретных зонах метаморфической зональности (слюда-мусковит, Au, Nb-TR, Fe) и тех или иных частях

Условные обозначения к рис. 2: 1 – нерасчлененные формации докембрийского основания; 2,3 – ранний рифей, свиты: 2 – пурпольская, 3 – медвежевская (нижнеталичская), 4 – ранний рифей объединенный; 5-8 – средний рифей, свиты: 5 – хорлухтахская (верхнеталичская), 6 – хайвергинская (нижнеспасская), 7 – бугорихтинская свита (верхнеспасская + мадакачская), 8 – мариинская (бодайбоканская, веринская); 9,10 – средне-верхний рифей, свиты: 9 – джемкуканская (бужуихтинская, додыхтинская), 10 – баракунская (угаханская, чаяндринская); 11,12 – верхний рифей, свиты: 11 – валюхтинская (хомолхинская, нижнеджелагунская, сеньская), 12 – никольская + ченчинская (имняхская, верхнеджелагунская); 13 – ранний венд, жербинская свита (аунакитская + вачская); 14 – среднерифейские – ранневендские отложения объединенные; 15 – верхний венд, тинновская + нохтуйская свиты (анангрская + догалдынская + илигирская, шумнинская); 16-28 – фации осадконакопления: 16 – песчано-конгломератовые, 17 – конгломерато-песчаные, 18 – алеврито-песчаные флишоидные углеродистые, 19 – гравелито-алеврито-песчаные флишоидные углеродистые, 20 – глинисто-алеврито-песчаные флишоидные углеродистые, 21 - песчано-алеврито-глинистые флишоидные углеродистые, 22 - алеврито-глинистые флишоидные углеродистые, 23 – карбонатные рифогенные (биогермные), 24 – известняковые, 25 – известняковые углеродистые, 26 – глинисто-известняковые флишоидные углеродистые, 27 – песчано-глинисто-известняковые флишоидные углеродистые, 28 – карбонатные конглобречии; 29 – отдельные карбонатные пласты и горизонты; 30-34 – конседиментационная минерализация: 30 – горизонты железистых кварцитов, 31 – пачки железистых конгломератов, 32 – марганцовистые горизонты, 33 – колчеданные залежи и вкрапленная свинцово-цинковая минерализация, 34 – высокоглиноземистые (каолинитовые) глинистые отложения; 35 – установленные проявления золоторудной минерализации; 36-40 – породы магматических комплексов: 36 – базиты чайского, 37 – граниты язовского, 38 – базиты довыренского и муйского, 39 – гранитоиды муйского, 40 – граниты лесного и малоякорного; 41 – конседиментационные разломы (номера разломов см. рис. 1).

Сокращения: БПС – Байкало-Патомский синклинорий, ЧНА – Чуйско-Нечерский антиклинорий, МБС – Мамско-Бодайбинский синклинорий, БМП – Байкало-Муйский пояс.

магматических тел или околоинтрузивных зон (Au, Sn, W, Mo, Cu-Ni). В связи с обычно наклонным пространственным положением границ метаморфогенных и магматогенных образований, связанная с ними металлогеническая зональность имеет и горизонтальную составляющую. Последняя в «чистом виде» проявлена в осадочном рудогенезе (Fe-Mn, Au-Pb-P, магнезит), а из-за различного эрозионного среза геологических образований в разных структурах вертикальная зональность рудообразования в ряде случаев выражается и в горизонтальной (Au, Pb-Zn, P).

Основные геологические факторы, определяющие положение в пространстве и во времени металлогенических площадей, в общем виде сводятся к следующему.

Факторы зональности осадконакопления. Эти факторы являются основополагающими для золота, железистых кварцитов, свинца и цинка и определяют перспективные территории. Для золота предполагается, что благоприятными для образования его сверхкларковых концентраций (Ермолаев, Созинов, 1986; Юдович, Кетрис, 1988 и др.) в целом являются относительно глубоководные области осадконакопления – «глубоководная» часть шельфа, континентальные склон и подножие, где отлагаются относительно более тонкозернистые и более углеродистые терригенные и терригенно-карбонатные осадки. В связи с этим нами в качестве благоприятных для золотого рудообразования уровней выделяются все углеродистые песчано-сланцевые пачки рифейско-вендского разреза БППр, подтверждением чего является приуроченность к большинству из них месторождений или рудопроявлений золота (табл. 1).

Для железистых кварцитов перспективными являются конкретные железосодержащие уровни, фиксирующие периоды поступления железа в бассейн осадконакопления в результате вулканической деятельности, благоприятные для миграции железа и осаждения его в оксидной форме физико-химическими условиями бассейна осадконакопления (Докембрий…, 1995; Ручкин, Конкин, 1998).

Для свинца и цинка, месторождения и рудопроявления которых локализованы в одновозрастных стратиграфических подразделениях, рудное осадконакопление связано с конкретным верхнерифейским этапом, когда в бассейн поступали по конседиментационным разломам обогащенные этими элементами флюиды. Отложение же рудных компонентов происходило непосредственно вблизи рудоносного глубинного разлома, в том числе когда эти разломы контролировали образование рифогенных структур в переходной зоне шельф - континентальный склон (Синчук, Кичко, 1981; Ручкин, 1984; Ручкин, Конкин, 1998; Докембрий…, 1995). Одновременно в это время на континентальном склоне продолжали формироваться и золотоносные углеродистые песчано-глинистые осадки (хомолхинская и валюхтинская свиты).

Метаморфические факторы. Для золота метаморфические факторы весьма важны и нами выделено три этапа их проявления – синхронный линейной складчатости, региональный и сингранитный (рудного этапа для золота). Эти факторы во многом определяют границы рудных районов.

Метаморфизм, синхронный линейной складчатости, восстановлен достаточно уверенно по участию метаморфических минералов в структурно-вещественных парагенезисах складчатости (Иванов, 1984; Иванов, Рязанов, 1992; Докембрий…, 1995). На этом основании выделяются зоны зеленосланцевого метаморфизма, в том числе и зона биотита. Нами установлено (Иванов, 2004, 2008), что золотоносные зоны бурошпатизации формировались в РТ-условиях зоны хлорита зеленосланцевой фации. Поэтому определение положения в пространстве метаморфизованных в условиях этой зоны пород при линейной складчатости во многом определяет перспективную на рудное золото территорию. Это положение нашло отражение в предлагаемом металлогеническом районировании и ряд перспективных рудных узлов и, частично, рудных районов (Патомо-Нечерский) выделены, прежде всего, на основании проявления там соответствующего синскладчатого метаморфизма, что, соответственно, обусловливает возможность образования золотоносных зон рассланцевания и бурошпатизации. В железистых кварцитах в зонах развития «сквозного» кливажа в «зоне хлорита» при общей перекристаллизации пород происходит преобразование первичного вишневого тонковкрапленного в кварце гематита в черный пластинчатый (Иванов, 1984). В свинцово-цинковых «рифогенных» рудах внешней зоны происходило перераспределение рудного вещества с его локализацией в рудные тела (Иванов, 1984; Докембрий…, 1995), а в колчеданных рудах внутренней зоны на фоне интенсивных складчатых деформаций происходит перераспределение рудного вещества (Ручкин, 1984; Дистанов и др., 1982; Ручкин, Конкин, 1998).

Региональный зональный метаморфизм, наложившийся на линейную складчатость (Салоп, 1967; Ленский…,1971; Петров, Макрыгина, 1975; Иванов, 1984 и др.), интенсивно проявился в Мамской и Верхне-Жуинской зонах. В этих районах он достигал амфиболитовой фации, привел к формированию гнейсовых и гранито-гнейсовых куполов, деформации линейных складок (Салоп, 1974; Шаров и др., 1978; Иванов, 1984). В пределах «зоны хлорита» преобразования этого этапа проявились только в активизировавшихся зонах рассланцевания, в которых, в ряде случаев, в связи с повышенной флюидопроницаемостью (Летников, 1999) устанавливается «затекание» изограды биотита вверх на значительное расстояние. Заметные минеральные преобразования пород в этот этап происходили за изоградой биотита, где сидерит и анкерит в ранее сформированных зонах бурошпатизации и сульфидизации замещались кварцем, биотитом и другими минералами, а пирит переходил в пирротин (Салоп, 1967; Петров, Макрыгина, 1975; Иванов, 1984 и др.). В подобных золотоносных зонах происходило перераспределение золота и его укрупнение (Иванов, 2004, 2008). В железистых кварцитах за изоградой граната осуществлялся переход гематита в магнетит (Иванов, 1984), окончательно сформировались колчеданные свинцово-цинковые руды внутренней зоны (Ручкин, 1984; Ручкин, Конкин, 1998; Дистанов, 1982). В участках гранитообразования в пределах гранито-гнейсовых куполов пластические деформации становились так велики, что золотоносные линейные зоны рассланцевания и бурошпатизации значительно деформировались. Поэтому становилась невозможной их последующая («диафторическая») активизация как деформационных структур и в их пределах не могли сформироваться месторождения золота. По этой причине «эпицентры» купольной деформации не включаются в перспективные на золото территории как на уровне земной поверхности, так и на глубине. Промышленно-мусковитоносные пегматиты локализуются в высокотемпературной части амфиболитовой фации (Великославинский и др., 1963).

Сингранитный метаморфизм характеризовался своей отчетливо выраженной зональностью (Докембрий…,1995) и для значительной части территории БППр относительно предшествующего регионального метаморфизма был более низкотемпературным (не считая собственно контактового метаморфизма). Наиболее продуктивными для формирования золоторудных месторождений являлись РТ-условия «зоны хлорита», когда в пределах ранее сформированных золотоносных зон рассланцевания при их активизации не только происходило «рудное» преобразование ранее сформированных концентраций, но и отлагалось «дополнительное» золото из сингранитных флюидов. Поэтому выделение территорий, где сингранитный метаморфизм соответствует этим условиям, во многом определяет границы перспективных на выявление золоторудных месторождений рудных узлов и рудных полей. Для рудных объектов, связанных с собственно гранитами – вольфрама, олова, молибдена, уровень сингранитного метаморфизма вмещающих толщ обусловливал тип

Условные обозначения к рис. 3: 1-4 – образования раннепротерозойского фундамента: 1 – гранитоиды, 2 – гранитоиды, реоморфизованные в верхнем палеозое, 3 – осадочно-метаморфические породы, 4 – нерасчлененные образования раннепротерозойского фундамента; 5-7 – отложения рифея: 5 – раннего, 6 – среднего, 7 – средне-верхнего; 8 – верхнерифейско-ранневендские отложения; 9 – верхневендские отложения; 10-15 – породы магматических комплексов: 10 – базиты чайского, 11 – граниты язовского, 12 – базиты довыренского и муйского, 13 – гранитоиды муйского, 14 – граниты лесного и малоякорного; 15 – гранитоиды конкудеро-мамаканского; 16 – разновозрастные образования Байкало-Муйского пояса; 17 – интенсивно гранитизированные образования; 18,19 – главные внутриблоковые разломы: 18 – сформированные на стадии седиментации и активизировавшиеся во все последующие этапы, 19 – сформированные при линейной складчатости и активизировавшиеся в последующие этапы (номера разломов см. рис. 1); 20 – геологические границы (пунктиром – предполагаемые выше уровня земной поверхности); 21 – зоны рассланцевания этапа линейной складчатости с проявлением золотоносного С-флюидного метасоматоза, активизировавшиеся при региональном метаморфизме и в сингранитный (конкудеро-мамаканский) этап; 22 – изограда биотита регионального метаморфизма (пунктиром – предполагаемая выше уровня земной поверхности); 23-26 – месторождения и рудопроявления золота Кевактинской (23), Бодайбинской (24), Дальнетайгинской (25) и Додыхтинско-Уряхской (26) обстановок; 27-34 – месторождения и перспективные рудопроявления: 27 – железистых кварцитов, 28 –свинца и цинка, 29 –слюды мусковита, 30 –магнезита, 31 –ниобий-фосфор-редкометальные, 32 –урана, 33 – олова, 34 – вольфрама.

Цветными скобками над разрезом и римскими цифрами обозначены структурно-вещественные обстановки формирования золоторудных объектов: I - складчато-разрывных пограничных (фундамент-чехол) комплексов,  II - линейных складчато-разрывных комплексов, III - линейных складчатых комплексов, IV - складчато-разрывных «пришовных» комплексов.

рудных тел (Докембрий…, 1995), а границы перспективных металлогенических единиц определяются областью проявления рудогенных процессов этого этапа.

Структурные и магматические факторы. Эта группа факторов весьма обширна и разнорангова. Часто именно они определяют границы выделенных рудных районов и рудных узлов (рис. 1). Основные структурные элементы БППр (антиклинорий, синклинории и т.д.), согласно современным представлением о металлогеническом районировании (Кривцов, 1989; Гусев и др., 2002), обусловливают границы металлогенических зон и рудных районов.

Границы рудных узлов с золоторудной минерализацией определяют структуры второго порядка – рудоконтролирующие зоны продольных (для линейной складчатости) разломов фундамента – участки их деформации или узлы их пересечения с секущими разломами, зоны влияния (в РТ-условиях зоны хлорита) интрузий конкудеро-мамаканского комплекса и реоморфических гранитных куполов.

Для рудных полезных ископаемых, связанных с гранитоидами конкудеро-мамаканского комплекса, определяющими структурами для рудных узлов являются надинтрузивные и контактовые зоны, секущие позднемагматические разломные зоны, провесы кровли и крупные ксенолиты вмещающих пород. Для верхнерифейского оловянного и вольфрамового оруденения рудные узлы локализуются в пределах разломных зон, контролирующих и гранитоидный магматизм этого возраста (рис. 3).

Металлогеническое районирование в БППр осуществлялось, таким образом, не только исходя из расположения установленных проявлений и месторождений рудных полезных ископаемых, но и, главное, из распространения установленных факторов латерально-вертикальной металлогенической зональности – то есть значительная часть металлогенических единиц по существу являются прогнозными. В БППр нами выделены рудные районы и рудные узлы. Многие из них характеризуются наличием комплексного оруденения - совмещением в пространстве различных руд. Это обусловлено как связью их с долгоживущими рудоконтролирующими структурами, которые меняют во времени металлогеническую специализацию или в их пределах в пространстве меняются РТ-условия формирования рудной минерализации, так и зональностью рудообразования.

Оконтуривание рудных районов осуществлялось, прежде всего, на основе анализа распространения на площади тех или иных факторов металлогенической зональности, то есть определялись границы возможного комплексного рудообразования. Выделение рудных узлов осуществлялось в пределах структур, контролирующих различные руды, с учетом поисковых признаков (при достаточной изученности). Всего выделено 15 рудных районов, в пределах которых определено 30 наиболее изученных рудных узлов (рис. 1).

ГЛАВА 2. ОБСТАНОВКИ ФОРМИРОВАНИЯ ЗОЛОТОРУДНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ И ПРОЯВЛЕНИЙ 

Второе защищаемое положение: Основная золоторудная минерализация Байкало-Патомской провинции сформировалась в структурно-вещественных обстановках, различающихся приуроченностью оруденения к стратоуровням флишоидных углеродистых толщ, положением в геологических структурах региона, а также характером проявления складчатости, метаморфизма, гранитообразования и метасоматоза. Эти обстановки  отвечают следующим сочетаниям геологических образований:

- складчато-разрывных пограничных (фундамент-чехол) комплексов  в породах раннепротерозойского фундамента и раннерифейских отложениях на периферии реоморфических гранито-купольных структур;

- линейных складчато-разрывных комплексов в верхнерифейско-вендских толщах с проявлением регионально-метаморфических, тектонических и вещественных преобразований на периферии гранито-гнейсовых куполов, в надинтрузивных и околоинтрузивных зонах палеозойских гранитных массивов;

- линейных складчатых комплексов в среднерифейских и средне-верхнерифейских отложениях в надкупольных зонах реоморфических гранитоидных куполов;

- складчато-разрывных «пришовных» комплексов в среднерифейско-вендских отложениях и палеозойских гранитоидах в зоне деформаций в связи с глубинным разломом, разделяющим структуры Байкало-Патомской провинции и Байкало-Муйского пояса.

Различие обстановок формирования золотого оруденения БППр обусловлено его приуроченностью к тем или иным стратоуровням размещения (из двенадцати установленных - от раннего протерозоя и раннего рифея до венда включительно), положением в геологической структуре региона, характером проявления процессов складчатости, метаморфизма, гранитообразования и спецификой проявления рудноподготовительного и рудного метасоматоза (рис. 3).

Выделение различных обстановок основывается, прежде всего, следующих параметрах:

- приуроченностью к тем или иным уровням рифейско-вендского разреза или другим вмещающим породам;

- расположением в различных структурно-фациальных зонах рифейско-вендского седиментационного этапа (грабен-структуры, различные части континентального склона);

- положением в сформированных в результате рифейско-палеозойского тектоно-магматического цикла основных структур региона – антиклинория, синклинориев, пограничных вертикальных (граница фундамент – чехол) и горизонтальных структур.

Соответственно, эти участки различаются между собой характером проявления деформаций фундамента и складчатого чехла, метаморфизма, эффузивного и интрузивного магматизма.

Выделение разных обстановок формирования золотого оруденения позволяет впервые обосновать перспективность значительной территории БППр на выявление промышленных месторождений рудного золота и определить специфику проведения прогнозных и поисковых работ в их пределах.

2.1. Обстановка складчато-разрывных пограничных (фундамент-чехол) комплексов

Особенностью этой обстановки является приуроченность ее рудных объектов либо к породам фундамента в непосредственной близости к нижней «поверхности рифейского чехла (Тонодский, Верхне-Ленский рудные районы - месторождения Чертово Корыто, Миндей-Кулькуттинский рудный узел), либо к породам основания рифейского чехла (Нечерский рудный район - месторождение Ходоканское). Располагаются на периферии реоморфических гранитных куполов. Подобные объекты некоторыми исследователями относятся к месторождениям «типа несогласия».

Установлено оруденение жильно-прожилкового и прожилково-вкрапленных типов. Наиболее изученными объектами этого типа являются месторождения Чертово Корыто и Ходоканское, характеристика которых приведена в главе.

2.2. Обстановка линейноскладчато-разрывных комплексов

Эта обстановка свойственна золоторудным месторождениям и проявлениям Бодайбинского и Синюгинского рудных районов, расположенных в Мамско-Бодайбинском синклинории. Бодайбинский рудный район является наиболее изученным и вмещает большинство известных месторождений золота, в том числе крупнейшее в России – Сухой Лог.

В Бодайбинском рудном районе оруденение установлено в породах бужуихтинской, хомолхинской, имняхской, аунакитской и догалдынской свит. Имеются предпосылки выявления оруденения в бугорихтинской и илигирской свитах (табл. 1). В период рифейско-вендского осадконакопления эта территория развивалась унаследовано – отложения формировались в условиях континентального склона пассивной окраины или задугового бассейна. В связи с этим они характеризуются относительно повышенной углеродистостью. От других эта обстановка отличается проявлением высокотемпературного регионального метаморфизма и гранито-гнейсового куполобразования, наличием многочисленных слабо эродированных интрузий гранитоидов конкудеро-мамаканского комплекса и их надинтрузивных зон.

Оруденение представлено жильно-прожилковым и прожилково-вкрапленным типами руд. Известные в настоящее время месторождения рудного золота сосредоточены в нескольких рудных узлах: Кропоткинском (Сухой Лог, Вернинское, Невское), Хомолхинском (Высочайшее), Мараканском (Ожерелье, Ыканское), Тунгусском (Светловское рудное поле), Артемовском (Кавказ, Копыловское, Догалдынская жила). Характеристика этих объектов приведена в главе.

2.3. Обстановка линейноскладчатых комплексов

Эта обстановка свойственна Нечеро-Жуинскому рудному району, выделенному в пределах Байкало-Патомского синклинория и перекрытой рифейскими отложениями части Чуйско-Нечерского антиклинория.

Эта территория и, соответственно, рассматриваемая обстановка золотого рудообразования приурочена к околошельфовой (относительно более мелководной) зоне континентального склона при рифейско-вендском осадконакоплении. При линейном складкообразовании здесь сформирована «однопорядковая» складчатость, представленная складками второго порядка, осложненными только мелкими формами. Кроме складок характерными элементами структуры этой территории являются продольные флексуры и поперечные перегибы зеркала складчатости, формирующие "структурные ступени" (Иванов, 1984; Иванов, Рязанов, 1992; Докембрий…, 1995). Они фиксируют уступы в поверхности раннепротерозойского фундамента, обусловленные крупными разрывными нарушениями с вертикальной амплитудой перемещений, близкой к амплитуде этих структур. Эти разломы в пределах зоны однопорядковой складчатости формируют продольную и поперечную относительно складчатости сеть, "нарезая" блоки с различным положением зеркала складчатости. Внутри блоков шарниры складок субгоризонтальны, тогда как на их границах в зонах поперечных перегибов зеркала складчатости погружаются под углами до 10-20°. Морфология линейных складок значительно меняется по простиранию.

Резким отличием этой обстановки от других является и отсутствие на уровне денудационного среза интрузий гранитоидов и гранито-купольных структур. Они здесь предполагаются на значительной глубине, на уровне земной поверхности выявляются по характерным кольцевым структурам.

Здесь установлены рудопроявления золота кварцевого типа в Баллаганахском (Георгиевское), Туюкано-Илигирском (Гольцовое)  и Нирундинском (Петровское) рудных узлах и нами прогнозируются промышленные месторождения золота в пределах выделенных рудных перспективных узлов.

2.4. Обстановка складчато-разрывных «пришовных» комплексов

Эта обстановка выделена в участках, где образования Мамско-Бодайбинского синклинория располагаются среди гранитоидов Ангаро-Витимского батолита, граничащих через Право-Мамаканский глубинный разлом с образованиями Байкало-Муйского (Додыхтинско-Уряхский рудный район).

Эта территория отличается от остальных обстановок прежде всего приуроченностью в период рифейско-ранневендского осадконакопления к наиболее глубоководной части континентального склона. В верхнем венде эта территория была наиболее приближена к островодужным постройкам и к Байкало-Муйскому поясу, где в это время начались коллизионные процессы, протекали деформационные и метаморфические процессы, формировались интрузии, в том числе гранитоидные.

Здесь также раньше территорий других обстановок золотого рудообразования начались деформации коллизионного этапа развития БППр, а при батолитовом гранитообразовании (конкудеро-мамаканский комплекс) эта территория оказалась «внутри» его.

Все это обусловило особенности формирования золотого оруденения – здесь в отличие от других обстановок основными типами оказались жильный, «березитовый» (как в гранитоидах конкудеро-мамаканского комплекса, так и более древних плагиогранитах), штокверковый прожилковый в кварц-карбонатных метасоматитах и вторичных кварцитах.

Здесь выявлены рудопроявления Уряхское, Догалдынское, Джелагунское, рассмотренные в главе.

ГЛАВА 3. СТРУКТУРНО-ВЕЩЕСТВЕННЫЕ КОМПЛЕКСЫ БППр И

ЭВОЛЮЦИЯ РУДОГЕНЕЗА

Третье защищаемое положение: Формирование скоплений руд золота обусловлено конседиментационными и коллизионными процессами, проявленными с различной интенсивностью в выделенных структурно-вещественных обстановках.

С конседиментационными условиями раннего рифея венда связано накопление металлоносных золотоносных углеродистых флишоидных отложений в бассейне седиментогенеза, а с синхронными проявлениями эффузивного и интрузивного магматизма (ранний, средний и верхний рифей) ассоциируют руды Fe, Pb-Zn, Sn, W, U.

Диагенез и катагенез продуктов седиментогенеза сопровождались перераспределением продуктов (включая и золото) конседиментацинного рудонакопления.

Коллизионные кембрийско раннекарбоновые рудообразующие процессы, связанные с этапами линейного складкообразования (кембрий-раннесилурийский), регионально-метаморфических преобразований (позднесилурийский-раннедевонский), становлением гранитоидов конкудеро-мамаканского комплекса граносиенит-диорит-гранодиорит-гранитовой формации (среднедевонский-раннекарбоновый) и реоморфических гранитоидных куполов, привели к формированию месторождений и проявлений Au, Pb-Zn, U, Fe, Sn, W, слюды-мусковита и др.

3.1. Конседиментационнные рудообразующие процессы

Рифейско-вендский седиментогенез, включающий осадконакопление и диагенез-катагенез, обусловил металлогеническую специализацию углеродистых флишоидных толщ на золото.

3.1.1. Осадконакопление

Рифейско-вендское осадконакопление происходило в осадочном бассейне пассивной континентальной окраины (Докембрий…, 1995). Фациальная зональность от береговой линии до континентального склона при отложении осадков определила степень их обогащения золотом.

Ранний рифей. В это время, после раннепротерозойского орогенеза и последующей стабилизации тектонического режима на территории БППр заложилась пассивная континентальная окраина. Береговые линии бассейна контролировались Акиткано-Джербинским (на западе) и Жуинским (на востоке) глубинными разломами (рис. 1, 2). Пурпольское время знаменовало начало в регионе рифейско-палеозойского осадконакопления (табл. 2) в условиях относительно «плавного» прогибания фундамента и формирования осадков каолинит-кварцевого типа при переотложении размываемых на суше продуктов выветривания (табл. 1). В наиболее глубоких участках бассейна отлагались углеродистые золотоносные глинисто-алевритовые осадки.

Медвежевское время рядом исследователей (Мац, 1966; Иванов, 1988; Гусев и др., 1988; Митрофанов, 1988; Боголепов и др., 1988 и др.) рассматривается в качестве рифтогенного этапа развития рифейской пассивной континентальной окраины, когда была сформирована система грабенов (Докембрий…, 1995). В течение всего медвежевского времени осадконакопление происходило в условиях обширного окраинно-континентального морского бассейна, береговые линии которого контролировались Акиткано-Джербинским и Жуинским глубинными разломами.

Медвежевский рифтогенез сопровождался подводной вулканической деятельностью, в процессе которой в бассейн осадконакопления поступало железо либо в растворе, либо в виде коллоидных соединений оксидов и гидроксидов. Осаждение его происходило хемогенным путем (Страхов, 1980; Петтиджон, 1981). Относительная обогащенность отложений этого возраста железом выражается как в повышенных содержаниях хлорита (за счет сингенетичных шамозита и глауконита), так и в формировании железистых кварцитов, образующих потенциально промышленные объекты в Витимском железорудном районе, Тыйском и Абчадском рудных узлах соответственно в медвежевской, тыйской, абчадской свитах (Крапивин, 1970; Шобогоров, 1977; Иванов и др., 1981; Докембрий…, 1995).

В швах магмоподводящих разломов в это время сформировались дайковые тела, дайковые пояса или зоны развития силлоподобных интрузий базитов комплекса. Углеродистые золотоносные осадки формировались на очень ограниченных относительно более стабильных участках.

Средний, поздний рифей и ранний венд. В это время на всей территории нагорья продолжал развиваться единый окраинно-континентальный бассейн в условиях пассивной континентальной окраины (рис. 2, табл. 2). Его границы в среднем рифее расширились в сторону платформы и контролировались Ленско-Нюйским и Чарским глубинными разломами (рис. 1). В позднем рифее началась миграция морского бассейна на Сибирскую платформу, которая в это время почти целиком была покрыта морем (Бобров, 1979). Фациальная зональность для всего среднерифейско-вендского времени обусловлена сменой обстановки шельфа, господствовавшей во внешней зоне региона, на обстановку континентального склона во внутренней зоне (Докембрий…, 1995). Выражена она в постепенной смене прибрежно-морских отложений (относительно более грубозернистых и светлоокрашенных терригенных пород, доломитов, в том числе строматолитовых) на все более глубоководные с увеличением роли высокоуглеродистых глинистых или (на отдельных стратиграфических уровнях) карбонатно-глинистых осадков (рис. 2). В то же время уверенно восстанавливаются участки довольно резких фациальных переходов (в том числе появление рифогенных фаций) и изменения мощностей осадков в зонах конседиментационных разломов (Докембрий…, 1995; Ручкин, Конкин, 1998 и др.), наиболее активными из которых являлись Ленско-Нюйский, Чарский, Акиткано-Джербинский, Жуинский (рис. 1, 2). Этими процессами, кроме «обычной» латеральной зональности осадконакопления, в том числе обусловлено и существование различных структурно-фациальных зон, имеющих свои местные стратиграфические подразделения (табл. 1). По швам конседиментационных разломов происходил подток рудоносных растворов непосредственно в морской бассейн, обуславливая отложение металлоносных осадков

Таблица 2

Рифейско-палеозойские (конседиментационные и коллизионные) рудоносные процессы в БППр

Эпохи

Этапы

(млн. лет)

Процессы

Структуро-образование

Осадконакопле-ние

Магматизм

Метаморфизмх

Гидротермально-метасоматические

Рудогенез

1

2

3

4

5

6

7

8

Консе-димента-ционная

R1

(1650-1350)

Окраинно-кон-тинентальный рифтогенез (гра-бенообразова-ние); образова-ние системы сбросов, конт-ролирующих береговую линию бассейна

Груботерриген-ные фации, в том числе углеродистые

Основной вулканизм и магматизм

Контактовый метаморфизм вблизи интрузий

В разломных швах кварцево-жильная минерализация

Седиментационная минерализация:

железистые кварциты и марганцовистые песчаники, каолинитовые высокоглиноземистые глины, углеродистые песчано-глинистые золотоносные осадки

R2

(1350-1030)

Образование си-стемы сбросов, контролирую-щих береговую линию бассейна; унаследованные деформации по разломам, конт-ролирующим размещение фаций

Терригенные, в верхней части – карбонатно-терригенные в условиях шельфа и континенталь-ного склона, в том числе углеродистые

В породах фунда-мента (Нечерское поднятие ЧНА) перидотиты дорос-ского комплекса (1055); х х

На сопредельной территории БМП - метабазальты нюрундуканской толщи (1050)

В породах фундамента в швах конседиментацион-ных разломов образование  метасоматитов, в т.ч. кварц-биотит-флогопитовых

Седиментационная минерализация:

углеродистые и высокоуглеродистые песчано-глинистые золотоносные осадки. Эндогенная минерализация:

уран-молибденовая и урановая в породах фундамента (1200).

Продолжение табл.2

1

2

3

4

5

6

7

8

Консе-димента-ционная

R3

(1030-600)

Унаследованные деформации по разломам, кон-тролирующим размещение фаций с прояв-лением «кратко-временной»
тектоно-магматической активизации

Терригенные, карбонатно-терригенные, терригенно-карбонатные осадки в условиях шельфа и континентального склона, в том числе углеродистые

В швах конседимен-тационных разло-мов – гранитоиды язовского комплек-са (726); в близи БМП – горизонты базальтов (700);

в БМП – базиты довыренского (700) и граниты муйского (630-730) комплек-сов; цирконы Константиновского штока (613-648)

Контактовый метаморфизм вблизи интрузий

В зонах разломов, контролирующих гранитные интрузии – грейзенизация, мусковитизация, турмалинизация, жильно-прожилковое окварцевание

Седиментационная минерализация: углеродистые и высокоуглеродистые песчано-глинистые золотоносные осадки;

свинцово-цинковая колчеданная (750) и вкрапленная; фосфорная

V1

(600-570)

Унаследованные деформации по разломам, контролирую-щим размеще-ние фаций

Терригенные, кар-бонатно-терриген-ные осадки в ус-ловиях шельфа и континентального склона, в том чис-ле углеродистые

В БМП – базитовый магматизм чая-нюрундуканского комплекса (630-585)

Нет данных

Седиментационная минерализация: углеродистые и высокоуглеродистые песчано-глинистые золотоносные осадки с В, Мо

V2

(570-535)

Унаследованные деформации по разломам, контролирую-щим размещение фаций

Терригенные, кар-бонатно-терриген-ные осадки в условиях шельфа и континенталь-ного склона, в том числе углеродистые

В близи БМП –  горизонты базальтов.

В БМП – основной и средне-основной вулканизм,

гранитоиды лесного (556) и малоякорного (537) комплексов

Региональный метаморфизм вблизи БМП (650-500)

В близи БМП – окварцевание в разломных зонах

Седиментационная минерализация: углеродистые и высокоуглеродистые песчано-глинистые золотоносные осадки.

Синметаморфическое преобразование Pb-Zn руд (620-510) Олокитского рудного района

Продолжение табл.2

1

2

3

4

5

6

7

8

Коллизи-онная

Є1-S1

(535-424)

Линейное складкообразо-вание

Карбонатное осадконакопление в пределах мигрирующего в сторону платформы бассейна

Базиты додыхтинского и жаровского комплексов.

В БМП – кислый вулканизм падрин-ской свиты (496)

Синскладча-тый метаморфизм зеленосланце-вой фации

Синскладчатое разно-стадийное окварцева-ние; в зонах расслан-цевания – золотонос-ная бурошпатизация с серицитизацией и хл-оритизацией (439-447)

Формирование золотоно-сных рудоконтролирующих зон рассланцевания;

деформация и переотложе-ние Pb-Zn минерализации;

формирование жил магнезита в доломитах

S1-D2

(424- 392)

Гранито-гнейсовое куполообразова-ние

Морское осадконакопление прекратилось

Гранитоиды мамского комплекса (430),

В БМП - тоналит-плагиогранит-гранодиориты

Зональный региональный метаморфизм (405-430)

Окварцевание жильно-прожилковое.

В регрессивную стадию – мусковитизация, карбонатизация

В золотоносных зонах бу-рошпатизации за изоградой биотита метаморфические преобразо-вания бурых шпатов и пирита с «высво-бождением» золота в само-родном виде.

Преобразование гематито-вых железистых кварцитов в гематит-магнетиновые.

Формирование Nb-P-TR карбонатитов.

Преобразование с переотложением Pb-Zn руд.

D2-C2

(392-300?)

Формирование гранитоидных массивов (Байкало-Витимский батолит), гранитных реоморфическихкуполов

Морское осадконакопление прекратилось

Гранитоиды конкудеро-мамаканского (320), сыннырского (320), опорогского комплексов,

дайковые компле-ксы лампрофиров (кадали-бутуинский - 314) и гранит-порфиров (аглан-янский)

Контактовый, для региональ-но-метамор-физованных пород – регрессивный.

Реоморфизм с образованием гранито-купольных структур в фундаменте.

Мусковитизация, в зонах  диафтореза – окварцевание, мусковитизация (серицитизация), хлоритизация, сульфидизация, бурошпатизация (380-320)

Формирование руд золота при низкотемпературной активизации рудоконтро-лирующих зон расслан-цевания в надинтрузивных зонах и на периферии реоморфических куполов.

В зонах экзо-эндоконтактов гранитных интрузий - руды золота (321), вольфрама, олова, молибдена.

В телах гранитных пегмати-тов – мусковит (350-320).

х Диагенез и катагенез проявился во все этапы осадконакопления;  х х  Возраст в млн. лет

как вблизи их, так и в целом на всей территории осадконакопления (Ручкин, 1984; Кэрри, Сигурдсон, 1987; Курбанов и др., 1994; Рундквист, 1997; Ручкин, Конкин, 1998 и др.).

На фоне достаточно стабильного по условиям осадконакопления средне-рифейско - ранне-вендского этапа в позднем рифее в первой половине имняхско-никольского времени произошло временное изменение тектонического режима. Оно «зафиксировано» в осадках имняхской свиты и выразилось в появлении источника терригенного материала, расположенного южнее (Докембрий…, 1995). Установленные в южных разрезах имняхской свиты достаточно «зрелые» кварцево-слюдистые песчаники свидетельствуют о появлении с юга суши, расположенной на значительном расстоянии и на которой вскрывались кварц-содержащие породы (Докембрий…, 1995). Это был либо Баргузинский микроконтинент (Зоненшайн и др., 1990), либо, вероятнее, островная дуга, появление которой было обусловлено «кратковременной» сменой обстановки растяжения обстановкой сжатия из-за возникновения зоны субдукции в Байкало-Витимской зоне (Гусев и др., 1988; Рундквист, 1990, 1997; Конников и др., 1999 и др.). Этот рубеж (нижняя граница имняхской и итыкитской свит - табл. 1) является «реперным», фиксирующим верхнерифейский этап проявления магматизма и гидротермально-метасоматических преобразований в зонах разломных деформаций и выделенный нами в качестве этапа тектоно-магматической активизации. Возраст этого рубежа может быть достаточно уверенно определен (около 730 млн. лет) на основе изотопных датировок формировавшихся в это время магматических пород (рис. 2): в пределах БППр - гранитоидов язовского комплекса (Иванов, Рожок, 1985; Докембрий…, 1995; Ларин и др., 2006), в Байкало-Муйском поясе – гранитов и базитов муйского комплекса (Цыганков и др., 1998). В этот же период (около 700 млн. лет) формировались габбро довыренского комплекса (Рундквист, 1990; Неймарк и др., 1990).

С формирующимися в зонах глубинных разломов в породах фундамента и рифейского чехла малыми интрузиями гранитоидов язовского комплекса связано проявление гидротермально-метасоматических рудогенных процессов для олова, вольфрама, молибдена, урана, золота (Докембрий…, 1995), а с базитами и ультрабазитами довыренского комплекса - Cu-Ni проявления (Рундквист, 1990 и др.)

Процесс тектоно-магматической активизации начался, вероятно, еще в валюхтинско-хомолхинское (сеньско - верхнеголоустненско-улунтуйско - ондокско - джелагунское – табл. 1) время, характеризующееся широким проявлением свинцово-цинковой стратиформной первично-осадочной минерализации (Ручкин и др., 1975; Синчук, Кичко, 1981; Дистанов и др., 1982; Докембрий…, 1995 и др.), изотопный возраст которой (Неймарк и др., 1991) составляет 740-760 млн. лет. В этот период, очевидно, изменился состав гидротермальных растворов, поступающих в бассейн осадконакопления по конседиментационным разломам, и возросло их количество, что обусловило появление значительных концентраций рудного вещества как в зонах барьерных рифов в породах карбонатного состава, так и в наиболее глубоководных «застойных» условиях в породах углеродистой терригенно-флишоидной толщи (Ручкин, Конкин, 1998).

Поздний венд. В середине венда произошла резкая смена тектонического режима региона: растяжение сменилось сжатием и этап развития региона как пассивной континентальной окраины завершился. В БМП проявились субдукционные процессы (Гусев и др., 1988, 1992; Рундквист, 1990; Конников и др., 1999 и др.), сформировалась островная дуга, в связи с чем БППр  стала развиваться как активная континентальная окраина тихоокеанского типа. В пределах Байкало-Муйского пояса проявились метаморфизм и гранитообразование (Рундквист, 1990; Конников и др., 1999  и др.) - здесь были сформированы интрузии (табл. 2) гранитоидов лесного и мало-якорного комплексов (Срывцев и др., 1992), муйских гранитов (Неймарк и др., 1995) и произошло частичное осушение его территории. С нее терригенный материал стал поступать в пределы БППр в задуговой морской бассейн, образовавшийся на месте «открытого» моря (рис. 2). В его пределах отлагались терригенные осадки (табл. 1), сменяемые в приплатформенной части терригенно-карбонатными (Дольник и др., 1986; Докембрий…, 1995; Немеров, Станевич, 2001; Хоментовский и др., 2004). Началась миграция морского бассейна на Сибирскую платформу, произошло «отмирание» Ленско-Нюйского и Чарского глубинных разломов, ранее контролирующих бассейн осадконакопления (Докембрий…, 1995).

В пределах БППр в связи с тем, что  основные дислокации, связанные с субдукционноыми процессами (Конников и др., 1999 и др.), были сосредоточены в БМП, во внутренних «окраинных» частях БППр (Олокитская, Додыхтинская, Чаяндринская зоны) проявились восходящие движения, часть ранее сформированных рифейско-ранневендских отложений была выведена выше уровня моря и размыта (рис. 2). Поэтому верхневендские отложения на этих территориях залегают на нижележащих породах с размывом и угловым несогласием. При этом в Олокитской зоне метаморфические процессы захватили и породы БППр, в том числе свинцово-цинковые руды (Неймарк и др., 1991).

В целом же в пределах БППр деформации носили дискретный характер и выразились в тектоно-магматической активизации  глубинных разломов. Наиболее отчетливо активизация разломов в это время установлена в породах раннепротерозойского фундамента и нижней части рифейско-вендского чехла – в Тонодском поднятии согласно изотопным исследованиям формировались оловоносные метасоматиты (Губанов и др., 1989), а в Нечерском – близкий возраст имеют золотоносные метасоматиты (Ланда и др., 2005). Вероятно, в это время проявилось и гранитообразование на глубоких горизонтах земной коры - в палеозойских гранитоидах Константиновского массива установлены цирконы с возрастом 613-648 млн. лет (Неймарк и др., 1993).

3.1.2. Золотоносность флишоидных углеродистых отложений

Золото и другие элементы. Вопросы металлоносности флишоидных углеродистых отложений достаточно хорошо разработаны и большинство исследователей считает, что их обогащение в процессе осадконакопления происходило в результате подтока рудоносных растворов непосредственно в морской бассейн по швам конседиментационных разломов, обуславливая отложение металлоносных осадков как вблизи их, так и в целом на всей территории осадконакопления (Ручкин, 1984; Кэрри, Сигурдсон, 1987; Курбанов и др., 1994; Рундквист, 1997; Ручкин, Конкин, 1998 и др.). Обогащение пород золотом в осадочном процессе обосновывается многими авторами (Нарсеев и др. 1984, 2001; Курбанов 1999; Константинов, 1988, 1991; Ермолаев и др., 1999; Сафонов, 2006 и др., Юдович, Кетрис, 1988 и др.). М.М. Константинов (2008) провел анализ этих материалов и выделил несколько групп золотоносных формаций. В условиях пассивной окраины это группы формаций шельфа  (шельфовая) и континентального склона (турбидитовая и флишоидная). Согласно исследований Я.Э. Юдович (2009), сингенетичное накопление золота в черных сланцах на аномальном уровне могло быть гидрогенным, терригенным или вулканогенным.

Применительно к рассматриваемому региону ситуация не совсем определенная. По данным С.Д. Шера (1984), в БППр осаждение золота при седиментации происходило в резко восстановительных условиях, а его повышенные содержания связаны с участками выделения глобулярного пирита. Подобной точки зрения придерживаются и многие другие исследователи (Буряк, 1997; Гапон, Гапеева,1969; Гапеева, 1971; Коткин, 1984; Немеров, 1989; Вуд, Попов, 2006 и др.). По данным В.А. Буряка (1997, с. 51), содержания золота в углеродистых сланцах и алевролитах составляют 2-4 мг/т золота в «безпиритовых» разностях и 3-8 мг/т в содержащих рассеянную вкрапленность пирита.

По данным других исследователей средние содержания золота в углеродистых породах более высокие – 7,5 мг/т (Юдович, 2009) или даже 12,2 – 14,7 мг/т (Нарсеев и др., 1996). И по мнению Я.Э. Юдович (2009) к золотоносным можно относить только черные сланцы, содержания золота в которых составляют более 35 мг/т. В БППр относительную обогащенность золотом высокоуглеродистых пород не удается доказать и площадными геохимическими методами (поисками по вторичным ореолам рассеяния - ВОР) из-за недостаточной чувствительности на этот элемент применяемых при производственных работах массовых спектральных анализов. В то же время по некоторым другим элементам (молибден,  бор) наиболее высокоуглеродистые толщи БППр (вачская и аунакитская свиты) по материалам ВОР выделяются резким повышением фоновых содержаний (Иванов, 2004).

И все же, исходя из фактов установленной приуроченности проявлений золоторудной минерализации к углеродистым песчано-сланцевым и карбонатно-сланцевым пачкам пород (табл. 1), наличия в этих толщах сингенетичного золотоносного сфероидального пирита (Шер, 1984; Вуд, Попов, 2006 и др.), а также имеющихся геохимических материалов по другим регионам, мы считаем, что обогащение золотом углеродистых пород в осадочном процессе было проявлено. А так как, в «глубоководной» части шельфа, на континентальных склоне практически в течение всего рифейско – вендского периода осадконакопления формировались углеродистые отложения, то все они принципиально благоприятны для образования золоторудной минерализации при последующих гидротермально-метасоматических процессах. Свидетельством в пользу такой точки зрения является факт приуроченности золоторудных месторождений и рудопроявлений в БППр к различным стратиграфическим уровням от раннего рифея до позднего венда (табл. 1, рис.2).

Важным в этой связи представляется выделение стратиграфических уровней, где процесс седиментационного обогащения золотом был интенсивнее относительно других. Выделение таких уровней, как это показано В.А. Нарсеевым, Н.К. Курбановым, М.М. Константиновым и др. (1989), может иметь большое значение при прогнозировании золоторудных месторождений - в их пределах, при прочих равных условиях (проявлении последующих золотоносных процессов), образование промышленных месторождений более вероятно.

Повышенная золотоносность углеродистых флишоидных формаций может быть связана с конседиментационным проявлением магматизма (как толеитового основного, так среднего и кислого) как непосредственно в пределах пассивной окраины, так и на сопредельных территориях единого морского бассейна.

В течение рифейско-вендского осадконакопления проявления базитового толеитового эффузивного и интрузивного магматизма установлены:

- в раннем рифее в медвежевское время (эффузивы медвежевской свиты);

- в конце среднего – начале позднего рифея в бужуихтинское время - ультрабазиты доросского комплекса (Докембрий…, 1995), базальты нюрундуканской толщи (Неймарк и др., 1995);

- в верхнем рифее в хомолхинское время - базальты ондокской и джелагунской свит (Ручкин, Конкин, 1998), базит-ультрабазитовые интрузии довыренского комплекса (Рундквист, 1990), гранитоиды язовского комплекса (Докембрий…, 1995; Ларин и др., 2006);

-  в раннем венде в аунакитское время - базиты чая-нюрундуканского (Конников и др., 1999) или чайского (Рундквист И.К. и др., 1992) комплекса;

- в верхнем венде в догалдынское время - гранитоиды малоякорного, лесного, муйского комплексов (Срывцев и др., 1992; Булдыгеров и др., 1995; Неймарк и др., 1995).

В медвежевское время углеродистые глинистые и песчано-глинистые осадки формировались в ограниченных объемах, в связи с чем эта свита не является особо перспективной на выявление золоторудных месторождений. А бужуихтинская, хомолхинская, аунакитская, догалдынская свиты и их возрастные аналоги являются наиболее благоприятными для формирования промышленных месторождений золота (табл. 1).

Следует отметить, что хомолхинское время, выделяющееся накоплением значительных осадочных концентраций свинца, цинка и фосфора, поступающих с гидротермальными растворами по конседиментационным разломам, по-видимому, особо благоприятно для образования пород с повышенной золотоносностью. Сформированные в это время в северной части БППр углеродистые осадки хомолхинской свиты вмещают гигантское месторождение рудного золота Сухой Лог, месторождение Высочайшее и часть рудных зон Светловского рудного поля.

3.1.3. Диагенез и катагенез

Вопросы диагенеза и катагенеза морских осадков изучаются длительное время, в том числе с использованием данных глубокого бурения (Страхов, 1960; Петиджон, 1981; Лидер, 1986 и др.). М.Р. Лидером (1986) выделено шесть зон преобразования осадка в породу, из которых первые четыре (до глубины 2,5 км) представляют диагенез, пятая (2,5 - 7 км) – катагегез, в шестой зоне (свыше 7 км) начинаются низкотемпературные метаморфические преобразования пород. Дегидратация пород (выжимание поровых вод), по его мнению,  в основном происходит до глубины 2,5 км, где пористость пород уменьшается до 21 %. Минеральные преобразования до глубины 100 м (зоны 1 и 2) выражаются в формировании новообразований минералов (в том числе конкреционных их форм) - пирита, кальцита, доломита, возможно фосфатов. В третьей зоне (глубина до 1 км) формируются высокожелезистые карбонаты (кальцит, доломит, анкерит, сидерит), в четвертой зоне (до 2,5 км) – сидерит. В пятой зоне, где диапазон температур составляет 70 - 1900 С, происходит дегидратация глинистых минералов.

Таким образом, очевидно, что процессы диагенеза и катагенеза значительно растянуты во времени и осадки верхнего венда, по существу, были окончательно литифицированы уже в условиях начинающихся складчатых деформаций в коллизионный этап.

Важными вопросами являются вопросы перераспределения рудных элементов в процессе диагенеза и катагенеза. По мнению Н.М. Страхова (1960) и Ф.Д. Петтиджона (1981) основные глинистые минералы не претерпевают заметных преобразований, некоторые обломочные зерна (полевые шпаты и т.п.) могут изменяться с образованием по ним вторичных глинистых минералов. При диагенезе, особенно в его первые стадии, происходит перераспределение некоторых элементов внутри пластов или в соседние пласты с формированием конкреций. Н.М. Страхов (1963) считает, что диагенез «оформляет» минералого-петрографические признаки любого высокопроцентного накопления, катагенез только продолжает эти изменения. С точки зрения концентрирования рудного вещества при диагенезе он выделяет три группы. Первая группа накоплений (в нашем регионе – железистые кварциты) создана целиком в осадочном процессе. Вторая группа (фосфориты, вкрапленные руды свинца и цинка) характеризуется облагораживанием руд с возникновением повышенных концентраций рудного компонента. Третья группа представляет собой диагенетические руды, примером которых являются сидеритовые руды, образующиеся в результате привноса в рудный слой вещества  из соседних по горизонтали и (или) вертикали слоев. То есть значительной миграции рудных элементов (не рассматривается уран) не происходит. О изохимическом характере минеральных изменений пишет Ф.Д. Петтиджон (1981, с. 350). Аналогичные описания приводит М.Р. Лидер (1986).

В БППр установлено, что в железистых кварцитах сколь-либо заметное перераспределение минералов железа отсутствовало (Докембрий…, 1995), свинец и цинк перераспределялись только в пределах рудоносных горизонтов (Ручкин, Конкин, 1998; Дистанов и др., 1982; Докембрий…, 1995). Фосфориты также локализованы в определенных фосфатоносных горизонтах, в пределах которых и перераспределялись в процессе диагенеза.

Золото в черных сланцах связано с углеродистым веществом (Ермолаев, 1999; Развозжаева и др., 1981, 2002, 2005) или сульфидами (Буряк, 1997) и в процессе катагенеза и метаморфизма, по мнению этих исследователей, может легко мигрировать. В то же время, по мнению Н.П. Ермолаева и др. (1999), в дометаморфических условиях происходит внутрислойное перераспределение компонентов породы и происходит предрудная стадия концентрирования благородных металлов. По нашему мнению, этот вопрос в регионе требует дополнительного изучения с учетом проявления интенсивных деформаций и гидротермально-метасоматических процессов в золотоносных частях региона.

3.2. Коллизионные рудообразующие процессы

В коллизионный период, основные события которого происходили в течение кембрия – раннего карбона, была в основном сформирована современная структура региона (табл. 2). Процесс осуществлялся в условиях столкновения Сибирского континента с Баргузинским микроконтинентом (Зоненшайн и др., 1990) или Хамардабано-Баргузинским блоком (Гусев, Хаин, 1995). Он состоял из трех основных этапов, последовательно сменявших друг друга – линейной складчатости (кембрий ранний силур), регионального метаморфизма и купольной складчатости (поздний силур ранний девон), становления «батолитовых» гранитоидов (средний девон ранний карбон).

Кембрий ранний силур. На фоне нарастания субдукционных и коллизионных процессов в зоне БМП (Кузьмин и др., 2006), где в это время уже начался орогенез и формировались баргузинские граниты, кислые вулканиты падринской свиты, габброиды витимского комплекса (Неймарк и др., 1993; Срывцев и др., 1992; Булдыгеров и др., 1995), в обстановке тангенциального сжатия происходила миграция деформационных процессов с юга на север и северо-запад на территорию БППр («бывшей» пассивной континентальной окраины). В ее пределах в начале этапа в мелководных условиях еще продолжалось терригенно-карбонатное осадконакопление (Беличенко, 1977), граница которого также постепенно мигрировала на север и северо-запад в сторону платформы.

Тангенциальное сжатие, проявленное в верхней части земной коры, обусловило  активизацию конседиментационных разломов, линейное складкообразование рифейско-вендских отложений БППр (чехол складчатой области) и одновременные деформации дорифейского фундамента (Иванов, 1981, 1984, 1992, 1995). В первую половину силура складчатость еще не «достигла» внешних окраин региона, где в мелководных условиях вплоть до раннего силура продолжалось карбонатно-терригенное осадконакопление (Малич, 1975; Беличенко, 1977).

В условиях общего тангенциального сжатия во входящем угле складчатой области в платформу на уровне фундамента складчатой области произошла переориентировка максимальных сжимающих напряжений в веерообразную систему. При этом активизировались более древние разломы фундамента и в северной части региона сформировалась дугообразная система разломов. В результате произошла деформация фундамента и чехла, сформировались дугообразные в плане линейные складки, антиклинорий и синклинории (Иванов, 1981, 1984).

Значительную роль в "сокращении пространства" играла дискретная пластическая деформация в зонах продольных разломов (Иванов, 1984; Иванов, Рязанов, 1992; Докембрий…, 1995), выразившаяся в формировании в фундаменте и чехле зон рассланцевания. Эти структуры являлись наиболее проницаемыми для глубинных  флюидов и гидротерм (Летников, 1999), что приводило к формированию в РТ-условиях «зоны хлорита» зон железо-магнезиально-кальциевого карбонатного метасоматоза (бурошпатизации) с повышенной золотоносностью бурых шпатов (Иванов, 2004). Изотопный возраст таких метасоматитов в БППр определен в 439-447 млн. лет (Лаверов и др., 2000; Ланда и др., 2005; Чугаев, 2007; Русинов и др., 2008). Одновременно с золотом, по данным ряда исследователей (Развозжаева и др., 2002; Дистлер и др., 2004; Митрофанов, 2006 и др.), происходило обогащение углеродсодержащих метасоматитов металлами платиновой группы.

Во внешней зоне БПС, где вскрываются неметаморфизованные породы верхней части чехла, в зонах глубинных разломов формировались зоны трещиноватости и дробления, в которых при гидротермальных низкотемпературных процессах происходила частичная мобилизация и переотложение первично-осадочных концентраций рудных компонентов с формированием полиметаллического оруденения и магнезитовых тел (Докембрий…, 1995).

Поздний силур ранний девон. Поступление мантийных гранитизирующих флюидов по главнейшим поддвигам (Докембрий…, 1995) МБС привело к формированию  в породах раннепротерозойского фундамента и рифейско-вендского чехла гранито-гнейсовых куполов с линейно-дискретным характером распространения, высокотемпературным метаморфическим преобразованиям пород. Увеличение объема при гранитизации приводило к «дефициту масс», (Летников, 1999; Летников и др., 2000; Салоп, 1967; Шаров и др., 1978) и проявлению купольных деформаций в «зоне влияния» всплывающего купола. Это привело к деформации линейных складок, искривлению их осевых поверхностей и шарниров. Изограды регионального метаморфизма на периферии гранито-гнейсовых куполов заняли секущее положение к осям линейных складок (Докембрий…,1995). Возраст этого процесса определяется изотопными датировками синметаморфических плагиопегматитов в 405-430 млн. лет и данными Н.М. Чумакова о том, что в тяжелой фракции терригенных пород среднего девона Вилюйской синеклизы, источником материала для которых являлся рассматриваемый регион, представлен комплекс метаморфических минералов - гранат, амфибол, ставролит (Докембрий…, 1995). То есть на рубеже 390 млн. лет уже происходил размыв регионально-метаморфизованных пород. В БМП в это время формировались тоналит-плагиогранит-гранодиоритовые плутоны (Неймарк и др., 1993).

При метаморфизме гематитовых железистых кварцитов это привело к формированию промышленно значимых магнетит-гематитовых и гематит-магнетитовых кварцитов. Метаморфизм зон золотоносных метасоматитов привел к высвобождению золота, его укрупнению и частичному перераспределению.

Изменение состава флюидов в регрессивно-метаморфический этап привело к проявлению в зонах корово-мантийных разломов углекислого метасоматоза с формированием карбонатитов (Летников, 1999) с ниобий-фосфор-редкоземельной минерализацией (Черников и др., 1994; Докембрий…, 1995; Конев и др., 2005).

В наиболее высокотемпературных частях гранито-гнейсовых куполов формировались мусковитоносные плагиопегматиты (Докембрий…, 1995).

Средний девон ранний карбон. В пределах БППр завершающий этап орогенеза происходил «на спаде» регионального метаморфизма при формировании Ангаро-Витимского гранитоидного батолита (Кузьмин и др., 2006), интрузии северной и северо-западных частей которого (конкудеро-мамаканский комплекс) внедрялись на ее территории. Металлогеническая специализация гранитоидов конкудеро-мамаканского комплекса на Au, Sn, W, Mo обусловило формировалось минерализации этих элементов (Иванов, 1984, 1987; 2008; Иванов, Страхова, 1988, 1989; Докембрий…, 1995).

Возраст рудоносных гранитоидов конкудеро-мамаканского комплекса определен многочисленными изотопными датировками, дающими в пределах БППр среднее значение в 320 млн. лет (Рундквист, 1990, 1997; Неймарк и др., 1993; Докембрий…, 1995).  Возраст секущих гранитоиды и золотоносные кварцевые жилы (Ленский…, 1971) лампрофиров определен в 313 млн. лет (Рундквист, 1990; Неймарк и др., 1993). Возраст золотоносных кварцевых жил  определен в 321 млн. лет (Русинов и др., 2008).

Становление гранитоидов в БППр также было достаточно длительным (390-320 млн. лет), в связи с чем и гидротермально-метасоматические процессы проявлялись в течение всего этого периода. В это время (377-385 млн. лет) происходила переработка раннепротерозойских урановых руд (Голубев, Макарьев, Былинская, 2008), продолжалось (365-380 млн. лет) формирование золотоносных околорудных метасоматитов (Вилор и др., 1991).

В породах раннепротерозойского фундамента во внешней метаморфической зоне в процессе привноса глубинных гранитообразующих флюидов сформировались «глубокие» очаги конкудеро-мамаканских гранитоидов и «над ними» проявились процессы реоморфизма гранитов фундамента с регенерацией (Летников, 2000) раннепротерозойских гранитных куполов. Они обусловили купольную деформацию вмещающих пород и проявление гидротермально-метасоматических процессов в их «гидро-термальных» ореолах, особенно интенсивное под «экраном» рифейских отложений в раннепротерозойских породах и в породах основания рифейского чехла (пурпольская и медвежевская свиты). В результате в зоне «несогласия» в пределах ранее сформированных рудоконтролирующих структур  были сформированы месторождения золота и урана (рис. 3, табл. 2).

ГЛАВА 4. СТАДИЙНОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ ЗОЛОТОГО

РУДООБРАЗОВАНИЯ

Четвертое защищаемое положение: Сочетания коллизионных и конседиментационных процессов определяют  полигенность и полихронность золоторудных объектов, а также масштабы и качественные характеристики продуктов рудогенеза.

Седиментационные процессы обусловили первичное накопление золота в углеродистых флишоидных толщах, а также его частичное перераспределение при их диагенезе и катагенезе.

Линейное складкообразование сопровождалось формированием рудоконтролирующих зон рассланцевания с развитием интенсивной железо-магнезиально-кальциевой карбонатизации (бурошпатизации) и сульфидизации и обогащением золотом и мышьяком.

С региональным метаморфизмом золотоносных пород связывается высвобождение золота из бурых шпатов (анкерит, сидерит) и сульфидов, а также формирование кварц-сульфидных и кварцевых жильно-прожилковых золоторудных зон.

Гидротермально-метасоматическая переработка обогащенных золотом пород, в связи с  внедрением гранитоидных  комплексов и формированием реоморфизованных гранитных куполов, сопровождалась дополнительным привносом золота в надинтрузивно-околоинтрузивные  и надкупольно-околокупольные зоны.

Максимальные концентрации золота локализованы в тех структурно-вещественных комплексах, где проявлены все этапы рудонакопления золота, а масштабы его зависят от интенсивности  их проявления.

Длительность формирования золотого оруденения в БППр, принципиально обоснованная автором в 80-е годы (Иванов, 1984, 1987; Докембрий…, 1995), в дальнейшем подчеркивалась рядом исследователей (Рундквист, 1990; Рундквист и др., 1992; Неймарк и др, 1993; Кузьмин и др., 2006). В последние годы был получен фактический материал, позволяющий обосновать четыре основных этапа золотого рудообразования (Иванов, 2004, 2005, 2008).

Первый этап – седиментационный. Как уже отмечалось, корректные данные по обогащению высокоуглеродистых глинистых толщ БППр золотом в осадочном процессе  отсутствуют, но исходя из фактов широкого проявления в черносланцевых толщах, слагающих практически весь рифейско-вендский разрез (табл. 1, рис. 2), сингенетичной сульфидной минерализации и имеющихся геохимических материалов по другим регионам и по современному осадконакоплению в океанах (Ермолаев, Созинов, 1986; Ручкин, Конкин, 1998 и др.), нами этот этап выделяется.

Второй этап – формирование рудоконтролирующих структур. Основные рудоконтролирующие разломные структуры, определяющие в дальнейшем возможность золотого рудообразования в их пределах, сформировались на заключительных этапах линейного складкообразования рифейско-вендских отложений (рис. 3). Они представляют собой субсогласные простиранию пород зоны рассланцевания с проявлением интенсивных метасоматических процессов – бурошпатизации и сульфидизации (пирит + пирротин). В их пределах при переработке золотоносных пород последующими процессами (Иванкин и др., 1983; Летников, 1999; Иванов, 2004 и др.) образовывались месторождения рудного золота.

Третий этап. Линейная складчатость завершилась образованием зон гранитизации, проявлением регионально-метаморфических преобразований пород, формированием гранито-гнейсовых куполов и проявлением купольной складчатости (Шаров 1978; Докембрий, 1995). При этом происходила активизация, особенно во фронтальных частях гранито-гнейсовых куполов, соскладчатых зон рассланцевания с бурошпат-сульфидной золотоносной минерализацией. В зонах рассланцевания, являющихся относительно более проницаемыми структурами для метаморфизующих флюидов, интенсивность метаморфических процессов была выше и изограда биотита по таким зонам поднималась в слабо метаморфизованные породы (рис. 3).

Установлено, что при региональном метаморфизме уже на изограде биотита происходило практически полное метаморфическое преобразование бурых шпатов и переход пирита в пирротин (Салоп, 1967; Петров, Макрыгина, 1975). Это приводило к тому, что в золотоносных бурых шпатах при минеральных превращениях субмикроскопическое золото укрупнялось (Иванов, 2004, 2005, 2008). Имеющиеся материалы позволяют нам предполагать, что значительной миграции золота (за пределы рудоконтролирующей структуры) в этот этап не было. В то же время, в условиях активизации тектонических движений в зонах рассланцевания, начали формироваться жильно-прожилковые зоны (на месторождении Ожерелье – кианит-кварцевые жилы) и в некоторой степени происходило перераспределение золота.

Четвертый этап. Внедрение гранитоидов конкудеро-мамаканского комплекса привело к окончательному формированию золоторудных месторождений. Их послерегионально-метаморфический возраст установлен на примере месторождений Ыканское и Ожерелье, а также рудных зон Светловского рудного поля, рудные тела которых располагаются среди пород, метаморфизованных в условиях эпидот-амфиболитовой и амфиболитовой фаций. Локализованы они в сформированных при линейной складчатости золотоносных зонах рассланцевания, активизировавшихся в сингранитный этап в качестве зон диафтореза с ярко проявленными мусковитизацией, серицитизацией, окварцеванием, с развитием новообразованных пирита, сидерита и с «исчезновением» всех высокотемпературных минералов. Наиболее ярко рудоносные процессы этого этапа протекают в узлах пересечения зон рассланцевания и зон секущих сингранитных зон разломов в тех частях надитрузивных зон, где температурные условия («зона хлорита») благоприятствовали концентрации золота. В более высокотемпературных условиях формировалось оловянное, вольфрамовое, висмутовое (в том числе с золотом) оруденение, сопровождающееся более высокотемпературными гидротермально-метасоматическими процессами – турмалинизацией, грейзенизацией. Секущие зоны разломов не только «распределяли» сингранитные рудоносные флюиды, но и деформировали рудовмещающие структуры с образованием изгибов осей и шарниров линейных складок или флексурных (складчатых) деформаций рудоконтролирующих зон рассланцевания, образуя структурные рудовмещающие ловушки (Иванов, 2008).

Окончательное формирование золоторудных месторождений происходит в пределах рудоконтролирующих зон рассланцевания при наложении на них низкотемпературных процессов сингранитного этапа, наиболее интенсивно проявленных в секущих тектонических зонах на периферии надинтрузивных зон. Золото частично поступает с сингранитными флюидами, а основная масса – заимствуется из вмещающих обогащенных золотом пород в пределах рудоконтролирующих структур при их новой тектонической активизации и гидротермально-метасоматической переработке (Иванов, 2004, 2008; Лишневский, Дистлер, 2004).

Таким образом, формирование золоторудной минерализации протекало длительно и каждый этап вносил свой вклад в ее локализацию и концентрирование. Для формирования промышленных месторождений необходимо проявление всех четырех этапов, а масштабы месторождений определяются спецификой и интенсивностью процессов на каждом из них. Непромышленные рудные объекты, зоны с бедным оруденением или рассеянной минерализацией формируются в условиях недостаточности проявления процессов всех этапов или тех или иных из них (табл. 3).

ГЛАВА 5. ПРОГНОЗНО-ПОИСКОВЫЕ МОДЕЛИ ЗОЛОТОРУДНЫХ РАЙОНОВ, УЗЛОВ, ПОЛЕЙ И МЕСТОРОЖДЕНИЙ БАЙКАЛО-ПАТОМСКОЙ ПРОВИНЦИИ

Пятое защищаемое положение: Содержание прогнозно-поисковых моделей золоторудных районов, узлов, полей и месторождений учитывает выявленный  комплекс факторов контроля золотоносности, на основе которых разработана и реализована в практике эффективная методика выбора  направлений ГРР и ведения поисков.

К концу 80-х годов на территории БППр месторождения рудного золота прогнозировались только на флангах известных объектов, в пределах которых и имелись апробированные прогнозные ресурсы. Из прогнозной оценки на золотое оруденение были исключены бассейны большинства золотоносных рек, где в связи с преобладанием «закрытых» ландшафтов коренные источники россыпных месторождений не были выявлены. Были исключены из прогнозной оценки и территории,  на которых развиты высоко метаморфизованные углеродистые терригенные и карбонатно-терригенные породы, а имеющиеся там россыпи золота признавались дальнеприносными (рр. Маракан, Тунгуска и др.) из-за преобладания точки зрения о приуроченности золоторудной минерализации только к «зоне хлорита» (Буряк, 1969, стр. 125; Буряк, Хмелевская, 1997, стр. 45 и др.).

Исследования автора (Иванов, 1984, 1987; Докембрий…, 1995) позволили обосновать длительность формирования золотого оруденения, определить нетрадиционные для региона критерии его прогноза, на основании которых были выделены новые перспективные на выявление месторождений территории (рис. 1). Проведенные в последние 10 лет по руководством автора поисковые работы в Бодайбинском рудном районе позволили выявить новые месторождения рудного золота «Ожерелье» и «Ыканское» (Мараканский рудный узел), ряд золоторудных зон с промышленными параметрами на Светловском рудном поле (Тунгусский рудный узел),

Таблица 3

Условия формирования разномасштабных месторождений и рудопроявлений золота в БППр

Этапы золотого рудообра-зования

Основные рудоконтролирующие геологические образования и процессы

Масштабы объектов

Месторождения

Рудопроявления и зоны с бедным оруденением

Крупные

Средние и мелкие

Конседиме-нтационный

Флишоидные углеродистые толщи

Свиты: михайловская, бу-жуихтинская, хомолхинская, догалдынская

Все стратиграфические подразделения  R1 – V2 и михайловская, иликтинская, ходоканская свиты (РR1)

Все стратиграфические подразделения  R1 – V2 и михайловская, иликтин-ская, ходоканская свиты

Линейного складко-образования

Зоны рассланцевания и бурошпатизации над продольными разломами фундамента

Вертикальная амплитуда разломов фундамента более 2-3 км

Вертикальная амплитуда разломов фундамента 0,5-2 км

Вертикальная ампли-туда разломов фунда-мента менее 0,5 км

Секущие разломы фундамента

Амплитуда перемещений более 1-2 км

Амплитуда перемещений менее 1 км

Разломы слабо выражены

Синскладчатый метаморфизм «зоны хлорита»

Обязателен

Обязателен

Может быть более высоким или более низким

Региональ-ного метамор-физма

Периферия гранито-гнейсовых структур с активизацией рассланцевания в рудоконтролирующих зонах бурошпатизации

Обязательна

Отдаленная периферия и слабо проявленная активизация

Не обязательна

Уровень регионального метаморфизма

От «зоны хлорита» до амфиболитовой фации (до зоны гранитизации)

От «зоны хлорита» до амфиболитовой фации (до зоны гранитизации)

От «зоны хлорита» до амфиболитовой фации (до зоны гранитизации)

Гранитоид-ного магматизма

Активизация зон рассланцевания с усилением складчато-разрывных деформаций в зонах крупных продольных разломов фундамента или в деформируемом чехле над ними

Очень интенсивная с образованием зон смятия мощностью до 100-500 м

Интенсивная с мощностью таких зон до 100 м

Слабо проявлена

Активизация секущих разломов фундамента, деформирующих линейные складки и контролирующих гранитоидный магматизм и гидротермально-метасоматические процессы

Проявлена значительным искривлением осей складок и шарниров, жилами и прожилками

Проявлена искривлением осей складок и шарниров, иногда прожилками кварца

Проявлены зонами трещиноватости

Периферия надинтрузивных зон (в т.ч. реомор-фических гранитных куполов) с проявлением гидротермально-метасоматических процессов

Установленных по геолого-геофизическим данным

Предполагаемых по геофизическим данным

Отчетливая связь только для объектов в апикалях массивов

Уровень сингранитного метаморфизма

РТ-условия «зоны хлорита»

РТ-условия «зоны хлорита»

-

Зоны березитизации в апикалях массивов

-

-

Могут вмещать рудопро-ния

Примеры месторождений: крупные - Сухой Лог, Вернинское (с Невским), Высочайшее и Чертово Корыто (оба - с учетом эродированности), Ожерелье и Светловское (потенциальные); средние – Ыканское, Копыловское, Кавказ, Догалдынская жила, Ходоканское, Гольцовое, Атырканское и др.

а также несколько перспективных рудопроявлений в Артемовском, Энгажиминском рудных узлах, на которых в настоящее время проводятся поисковые и оценочные работы (Иванов, 2004, 2005, 2008).

В процессе проведения прогнозно-металлогенического анализа рудные районы выделялись по установленным критериям (табл. 4). Рудные узлы и поля выделялись не только в участках имеющейся рудной информации, но и на основе выделения рудоконтролирующих зон рассланцевания с проявлением интенсивных золотоносных метасоматических процессов с учетом специфики их проявления в пределах каждой из четырех структурно-вещественных обстановок. В их пределах, в свою очередь, выделялись участки, где происходила дополнительная переработка пород в последующие этапы и могли сформироваться месторождения золота. Значительная роль при выделении перспективных территорий на выявление россыпеобразующих типов золоторудных объектов отводилась традиционному анализу материалов по россыпной золотоносности (Иванов, 2004, 2008). В результате проведения в регионе прогнозно-металлогенического анализа определены основные рудоконтролирующие структуры разных стадий рудообразования и (с учетом данных по метаморфизму, литологии, гранитоидному магматизму и реоморфизму - табл. 4) границы рудных районов, рудных узлов и рудных полей (рис. 1), часть из которых выделена впервые.

Анализ геолого-геофизической и геохимической информации осуществлялся исходя из признания того факта, что отрицательные результаты поисков рудных объектов предшествующими работами на ряде участков обусловлены преимущественно двумя факторами - «закрытостью» территории (и, прежде всего, рудных зон) и постановкой «во главу угла» при прогнозировании рудных объектов «поверхностных» вторичных ореолов рассеяния золота. Поэтому участки, где вторичные ореолы золота отсутствовали или были слабо контрастными, обычно не считались перспективными. С учетом этого автором была предложена и апробирована новая технология проведения поисковых работ в условиях «закрытых» территорий.

Поисковые работы проводились в три стадии. На первой стадии в комплекс работ входили кроме традиционных методов - геологических маршрутов, площадных геофизических и геохимических (по потокам рассеяния – ПР и ВОР) работ, нетрадиционные виды работ - проходка шурфов глубиной 1 м (и более) с комплексом опробования (шлиховое, точечное, литохимическое по первичным ореолам - ПО и ВОР), бульдозерных расчисток на «моховых» склонах глубиной 0,5 – 1,5 м с последующей проходкой шурфов с комплексом опробования, пневмоударного бурения для изучения золотоносности мощного чехла делювиально-солифлюкционных отложений (до 10-20 м) и оконтуривания выхода на «поверхность» коренных пород золотоносных зон. Шлиховое опробование делювия являлось одним из ведущих методов при поисках рудоносных зон, а применение полевого минералогического экспресс-анализа позволяет выявлять шлиховые ореолы золота в рыхлых отложениях в течение короткого периода времени и оперативно определять места для вскрытия и изучения минерализованных зон (Иванов, 2004, 2008). 

Оценочные работы. На этой стадии работ наряду с применением стандартных методик на месторождении «Ожерелье», руды которого характеризуются крайне неравномерным гнездовым распределением золота с преобладанием крупных золотин,

Таблица 4

Прогнозно-поисковые модели золоторудных районов, узлов, полей и месторождений БППр

Объект

прогноза

Прогнозно-поисковые критерии

Рудный район

  1. Наличие флишоидных углеродистых песчано-сланцевых или карбонатно-песчано-сланцевых отложений.
  2. В глубинном строении:

– система корово-мантийных разломов, активизировавшихся во все этапы рифейско-палеозойского развития региона и характеризующихся проявлением С-флюидного (бурошпатового) метасоматоза;

- система гранитоидных верхнепалеозойских магматических очагов, в том числе обус-ловивших процессы регенерации раннепротерозойских гранито-купольных структур.

  1. Метаморфические критерии:

- синхронный линейной складчатости метаморфизм в условиях зон хлорита и биотита;

-  региональный метаморфизм в условиях зеленосланцевой, эпидот-амфиболитовой и амфиболитовой (до «зоны гранитизации») фаций;

- ретроградных сингранитный метаморфизм в условиях зоны хлорита.

  1. Проявления золоторудной минерализации
  2. Геофизические критерии – формирование в этап линейного складкообразования линейных отрицательных магнитных аномалий (зон пирротинизации)

Рудный узел

  1. Участок пересечения крупных зон (1-го и 2-го порядков) продольных (относительно линейной складчатости) и секущих разломов фундамента.
  2. Наличие надинтрузивных, околоинтрузивных зон гранитоидов конкудеро-мамаканского комплекса или связанных с ними реоморфических гранитных куполов.
  3. Участок развития золотоносных россыпей, ПР и ВОР золота и мышьяка.
  4. Месторождения и проявления золоторудной минерализации (не обязательный пункт для слабо изученных перспективных рудных узлов)
  5. Геофизические критерии – наличие отрицательных аномалий гравитационного поля, отождествляемых с надинтрузивными зонами гранитоидов

Рудное поле

  1. Участок пересечения продольных рудоконтролирующих зон рассланцевания (зон разломов 3-го порядка) с проявлением интенсивного золотоносного бурошпатового метасоматоза, синхронного линейной складчатости, и секущих сингранитных разломов фундамента, выраженных в складчатом чехле в деформации элементов складок и, соответственно, в искривлении (деформации) зон синскладчатого рассланцевания.
  2. Близость надинтрузивных, околоинтрузивных зон гранитоидов конкудеро-мамаканского комплекса или связанных с ними реоморфических гранитных куполов.
  3. Преобладание развития в пределах продольных рудоконтролирующих зон рассланцевания низкотемпературных хлорит-серицитовых (мусковитовых) сингранитных преобразований пород, в том числе наложенных на высокотемпературные регионально-метаморфические парагенезисы.
  4. Наличие «головок» россыпей золота или участков их резкого обогащения.
  5. Геохимические аномалии золота и мышьяка по ВОР (где проведены такие работы), трассирующих рудоконтролирующие зоны рассланцевания.
  6. Проявления золоторудной минерализации (не обязательный пункт для слабо изученных перспективных рудных полей).
  7. Геофизические критерии:

-  магнитном поле: наличие секущих отрицательных аномалий, границ раздела различных полей, срывов корреляции аномалий;

- в материалах АГСМ-съемки: наличие секущих зон повышенных содержаний K (+ Th, U)

- участок ослабления или «распада» магнитного  поля

Место-рожде-ние

  1. Участок деформации рудоконтролирующей зоны рассланцевания и бурошпатизации («зоны смятия») в сингранитный рудный этап с формированием различной сложности флексурных изгибов (как продольных, так и секущих).
  2. Кварц-хлорит-серицитовые изменения вмещающих пород в пределах рудоносной зоны рассланцевания, сопровождающиеся бурошпатизацией и сульфидизацией (пирит и пирротин в различных соотношениях).
  3. Делювиальные шлиховые ореолы золота, ВОР золота в нижних и средних горизонтах делювиально-солифлюкционных отложений.
  4. Первичные ореолы золота (обычно – только в нижних и средних горизонтах делювиально-солифлюкционных отложений)

было применено крупнообъемное валовое опробование. Для отбора проб, изучения внутреннего строения рудной жильно-прожилковой зоны, проведения определения достоверности бороздового и кернового опробования, объективной оценки среднего содержания золота в рудах был пройден специальный разведочный карьер. Валовые пробы общим весом 5000 т обработаны на гравитационно-обогатительном комплексе, получено 15 кг золота, средние содержания которого составили 3,0 г/т. Установлено, что 70 – 75 % золота имеет размерность золотин более 1 мм. Сопоставление данных опробования предварительно пробуренных скважин на месте пройденного карьера с валовым и бороздовым опробованием показало недостоверность кернового опробования при диаметре керна 61-63 мм, что предопределяет использование данных такого бурения только для определения границ рудных зон по геологическим признакам и фоновым (0,2-0,4 г/т) содержаниям золота (Иванов, 2005, 2008).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенных исследований выполнено научное обоснование значительных перспектив выявления месторождений золота в крупной рудоносной провинции. В БППр известно уникальное месторождение Сухой Лог и ряд крупных, средних и мелкий месторождений (Высочайшее, Вернинское, Невское, Чертово Корыто, Кавказ, Копыловское, Догалдынская жила). Перспективы связаны с «закрытыми» частями известных рудных узлов (Кропоткинского, Артемовского, Хомолхинского) и рудными узлами, в качестве перспективных выделенных автором (Мараканского, Тунгусского, Верхне-Аунакитского, Томиловского, Кулибряникского, Бодайбоканского, Энгажиминского, Нирундинского, Молвинского, Больше-Таймендринского, Баллаганахского, Туюкано-Илигирского).

Обоснованием того, что потенциал БППр далеко не исчерпан, является  выявление и оценка в последние годы на основе разработок автора под его руководством (и им лично) новых золоторудных месторождений Ожерелье и Ыканское, минерализованных зон Светловского рудного поля (прогнозные ресурсы Р1 и Р2 соответствуют крупному месторождению). Также выявлены и изучаются перспективные рудопроявления золота в пределах Артемовского, Энгажиминского, Кропоткинского, Миндей-Кулькуттинского рудных узлов. Все эти открытия сделаны на территориях, не считающихся перспективными и не имеющих апробированной ресурсной оценки. Дальнейший прогноз намечен с учетом научных разработок автора: прогнозно-поисковых моделей рудных узлов, полей, месторождений, стадийности рудообразования, латеральной и вертикальной зональности рудообразования на всех этапах. Эти разработки базируются на следующих выводах. Установлено, что металлогеническая специализация БППр на золото определена всей длительной историей геологического развития – от «первичного» обогащения песчано-сланцевых углеродистых горизонтов в отложениях от раннего рифея до позднего венда и формирования в их пределах в зонах рассланцевания золотоносных «бурошпатовых» метасоматитов, до гидротермально-метасоматических преобразований этих золотоносных пород при региональном метаморфизме и гранитообразовании. Сравнительный анализ золоторудных месторождений показал, что к их образованию привело совмещение разновременных продуктивных ассоциаций, обусловленных этапностью их формирования.

Образование уникальной по продуктивности золоторудной провинции обусловлено ее приуроченностью к рифейско-ранневендской пассивной континентальной окраине Сибирской платформы, преобразованной в позднем венде – верхнем палеозое в результате проявления колиззионных процессов в горно-складчатое сооружение. Этот факт объясняет сходство БППр с многими «черносланцевыми» золотоносными районами мира и, в том числе, складчатого обрамления Сибирской платформы.

Список основных опубликованных работ по теме диссертации:

Монографии:

1. Иванов А.И., Рязанов Г.В. Структурно-кинематический анализ Патомского
прогиба. - Новосибирск: Наука. - 1992.- 88 с.

2. Иванов А.И., Лифшиц В.И., Перевалов О.В. и др. Докембрий Патомского нагорья. - М.: Недра. – 1995.  – 352 стр.

Научные статьи, опубликованные в научных реферируемых журналах, входящих в перечень ВАК:

1. Кузьмин М.И., Ярмолюк В.В., Спиридонов А.И., Немеров В.К., Иванов А.И., Митрофанов Г.Л. Геодинамические условия формирования золоторудных месторождений Бодайбинского неопротерозойского прогиба // Доклады Академии наук. - 2006. - Т. 407. - № 6. - С. 793-797.

2. Иванов А.И., Агеев Ю.Л. Геохимические методы поисков золоторудных месторождений на закрытых территориях в условиях вечной мерзлоты // Разведка и охрана недр. – 2008. - № 4-5. – С. 103-108.

3. Иванов А.И. Основные черты геологического строения и золотоносность Бодайбинского рудного района // Руды и металлы. 2008. - № 3. - С 43-61.

4. Иванов А.И. Месторождение «Ожерелье» - новый тип коренных месторождений  золота в Бодайбинском рудном районе // Известия Сиб. отд-ния секции Наук о Земле РАЕН., Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2008 г. - Вып. 6. – С. 14-26

5. Иванов А.И. Месторождение Ыканское – новый тип коренных месторождений золота сульфидного типа в Бодайбинском рудном районе // Известия Сиб. отд-ния секции Наук о Земле РАЕН., Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2009 г. -  Вып № 1 (34) – С 27-37.

6. Иванов А.И., Агеев Ю.Л. Геологическое строение и золотоносность Светловского рудного поля (Бодайбинский рудный район) // Известия Сиб. отд-ния секции Наук о Земле РАЕН., Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2009 г. - Вып. 2 (35). – С 18-27.

7. Иванов А.И. Рифейско-палеозойское рудообразование в Байкало-Патомской золоторудной провинции // Разведка и охрана недр. – 2009. - № 12. – С. 3-10.

Научные статьи, опубликованные в других журналах и изданиях:

1. Иванов А.И. Активизация нижнепротерозойского фундамента Патомского нагорья в период формирования голоморфной складчатости чехла // Тектоника областей активизации Сибири и Дальнего Востока. – Иркутск, 1981 г. – С. 84-92.

2. Перевалов О.В., Потороченко А.Н., Шамес П.И., Яблоновский Б.В., Иванов А.И. Ранний докембрий северной части Байкальской складчатой области // Геология и минерагения докембрия региона Байкало-Амурской магистрали: Труды ВСЕГЕИ. – Новая серия. – Том 278. – Л., 1981 г. – С. 61-75.

3. Перевалов О.В., Иванов А.И., Лифшиц В.И. Границы и объем байкальского мегакомплекса Патомского нагорья // Тектоника байкальского (рифейского) мегакомплекса Сибири. – Новосибирск, 1981. -  С. 63-73.

4. Перевалов О.В., Потороченко А.Н., Шамес П.И., Яблоновский Б.В., Иванов А.И. Тектоно-магматические циклы северной части Байкальской складчатой области // Магматизм и метаморфизм зоны БАМ и их роль в формировании полезных ископаемых. – Новосибирск: Наука, 1982 г. – С. 63-73.

5. Перевалов О.В., Иванов А.И., Лифшиц В.И. О границе и структурных соотношениях рифея и нижнего протерозоя в Патомском нагорье // Стратиграфия докембрия региона Средней Сибири. – Л.: Наука, 1983. – С. 22-36.

6. Иванов А.И., Полетаев И.А., Рожок С.Н. Оловоносные площади Байкало-Патомского нагорья, Восточного Саяна и Хамар-Дабана // Геология оловорудных месторождений СССР. – Т. 2: Оловорудные месторождения СССР, кн. 2. – М., Недра, 1986. – С. 182-190.

7. Иванов А.И. Раннепротерозойские комплексы северной части Байкало-Патомского нагорья // Проблемы стратиграфии раннего докембрия Средней Сибири. – М.: Наука, 1986. – С. 90-99.

8. Васильев Е.П., Иванов А.И. Структурная зональность полифациальных метаморфических комплексов юга Восточной Сибири // Доклады АН СССР. – 1987. – Т. 296 -  № 5. – С.1180-1183.

9. Васильев Е.П., Иванов А.И. Структурная зональность в метаморфических комплексах южного обрамления Сибирской платформы // Геология и геофизика. -1988. - № 5. – С. 48-54.

10. Иванов А.И., Страхова Т.М., Рожок С.Н. Использование шлихового опробования для решения различных геологических задач // Разведка и охрана недр. – 1988. - № 6. – С. 54-57.

11. Иванов А.И. Закономерности формирования золоторудных месторождений Бодайбинского рудного района и новые аспекты их поисков // Разведка и охрана недр. – 2004. - № 8-9. – С. 17-23.

12. Иванов А.И. Закономерности формирования золоторудных месторождений Бодайбинского рудного района // Известия Сибирского отделения секции Наук о Земле РАЕН. Геология, поиски и разведка рудных месторождений. - Иркутск: ИрГТУ, 2005 г. -  Выпуск 2. – С. 37-49.

13. Мигачев И.Ф., Карпенко И.А., Иванов А.И. и др. Золоторудное месторождение Сухой Лог – переоценка и оценка прогноза рудного поля и района // Отечественная геология. – 2008. - № 2. – С. 55-67.

14. Иванов А.И. Опыт прогнозирования, поисков и оценки новых золоторудных месторождений в Бодайбинском районе // Отечественная геология. 2008. – № 6. – С.11-16.

15. Иванов А.И., Агеев Ю.Л. Геохимические методы поисков золоторудных месторождений на закрытых территориях в условиях многолетней мерзлоты (Бодайбинский рудный район) // Прикладная геохимия. – Вып. 8: Проблемы поисковой геохимии. – Т. 2. – 2008. - С. 76-85.

Тезисы докладов на научных совещаниях, конференциях, семинарах и т.п.:

1. Иванов А.И. Этажность складчатости и ее возможные причины // Тезизы докладов к VIII конференции молодых научных сотрудников по геологии и геофизике Восточной Сибири – Иркутск, 1978 г. – С. 29-30.

2. Иванов А.И. Специфика проявления трещиноватости при сдвиговых деформациях в породах с различными реологическими свойствами // Тезисы докладов к VIII конференции молодых научных сотрудников по геологии и геофизике Восточной Сибири – Иркутск, 1978 г. – С. 31.

3. Иванов А.И. Применение метода мегатрещиноватости на основе дешифрирования АФМ  для выявления хрупко-пластичных деформаций в складчатых районах и при прогнозных оценках // Всесоюзный Научно-технический семинар «Использование аэро-космоматериалов при региональных геологических исследований и прогнозной оценке полезных ископаемых: Тезисы докладов – М., 1980 г. – С. 4-5.

4. Иванов А.И., Рожок С.Н., Страхова Т.М., Яковлев В.П.  Новый железорудный район Восточной Сибири // Тезисы докладов II Всесоюзного совещания по металлогении докембрия. – Иркутск, 1981 г. – С. 247-248.

5. Иванов А.И., Рожок С.Н., Страхова Т.М., Яковлев В.П., Байбородин И.Н. Железистые кварциты Витимского железорудного района // Геология, алмазоносность и металлогения Сибирской платформы и ее обрамления (Тезисы докладов). – Иркутск, 1981 г. – С. 92-93.

6. Иванов А.И., Рожок С.Н., Страхова Т.М. Роль метаморфизма и складчатости в преобразовании железистых кварцитов Витимского железорудного района // Проблемы метаморфогенного рудообразования в докембрии (Тезисы докладов). – Киев, 1982 г., С. 34-35.

7. Иванов А.И., Рожок С.Н., Страхова Т.М., Бессонов В.К. Временные соотношения куполообразования и линейной складчатости на примере Саталахской купольной структуры // Тезисы докладов всесоюзного совещания «Гранитогнейсовые купола». – Иркутск, 1983. – С. 114-115.

8. Иванов А.И., Рожок С.Н. Рудоносность нижнерифейского гранитоидного магматизма Байкало-Патомского нагорья // Петрология, рудоносность и корреляция магматических и метаморфических образований, флюидный режим эндогенных процессов: Тезисы докладов к IV Восточно-Сибирского регионального петрографического совещания – Иркутск, 1985. – С. 62-63.

9. Иванов А.И., Рожок С.Н, Сипатин А.А. Основные типы вольфрамового оруденения Северной части Байкальской складчатой области // Новые типы вольфрамовых месторождений и перспективы их использования: Тезисы докладов всесоюзного совещания «Комплексное использование вольфрамовых месторождений в СССР». – Л., 1986. – С. 13-14.

10. Перевалов О.В., Иванов А.И., Лифшиц В.И., Яблоновский Б.В. Некоторые особенности развития северной части Байкальской складчатой области в рифейско-палеозойском тектоно-магматическом цикле // Геология, тектоника, петрология и рудоносность докембрия Сибирской платформы и ее обрамления. Геохронология. : Тезисы докладов к совещанию «Геология и геохронология докембрия Сибирской платформы и ее обрамления». – Иркутск, 1987. – С. 161-162.

11. Иванов А.И. Структуры вращения северной части Байкало-Патомского нагорья и их рудоносность // Геология, тектоника, петрология и рудоносность докембрия Сибирской платформы и ее обрамления. Геохронология.: Тезисы докладов к совещанию «Геология и геохронология докембрия Сибирской платформы и ее обрамления». – Иркутск, 1987. – С. 166-168.

12. Иванов А.И. Рифейско-палеозойское эндогенное рудообразование северной части Байкало-Патомского нагорья // Геология, тектоника, петрология и рудоносность докембрия Сибирской платформы и ее обрамления. Геохронология.: Тезисы докладов к совещанию «Геология и геохронология докембрия Сибирской платформы и ее обрамления». – Иркутск, 1987.  - С. 182-183.

13. Иванов А.И. Основные этапы рудообразования и металлогеническое районирование северной части Байкало-Патомского нагорья // Металлогения Сибири (тезисы докладов XI Всесоюзного металлогенического совещания). Т.II. Новосибирск, 1987. С. 87-88.

14. Иванов А.И. Рифейско-палеозойское эндогенное рудообразование северной части Байкало-Патомского нагорья // Геология, тектоника, петрология и рудоносность докембрия Сибирской платформы и ее обрамления. Геохронология.(Тезисы докладов к совещанию «Геология и геохронология докембрия Сибирской платформы и ее обрамления). Иркутск, 1987. С. 182-183.

15. Иванов А.И. Структурный анализ линейной складчатости северной части Байкало-Патомского нагорья // Структурный анализ кристаллических комплексов: тезисы докладов II всесоюзной школы – М., 1988. – С. 29-30.

16. Иванов А.И., Страхова Т.М. Скарны Северной части Байкало-Патомского нагорья и их рудоносность // Геология и полезные ископаемые Восточной Сибири: Тезисы докладов научной конференции – Иркутск, 1988. – С.94-95.

17. Иванов А.И., Рожок С.Н, Губанов С.К., Рудых Н.В. Оловоносные метасоматиты Тонодского рудного района // Геология и полезные ископаемые Восточной Сибири: Тезисы докладов научной конференции – Иркутск, 1988. – С.96-97.

18. Иванов А.И. Основные черты металлогении и рудоконтролирующие структуры северной части Байкало-Патомского нагорья // Тектоника и минеральные ресурсы докембрия Сибири и Дальнего Востока (Тезисы докладов XVI сессии Научного Совета СО АН СССР по тектонике Сибири и Дальнего Востока). Иркутск, 1988. С. 147-149.

19. Иванов А.И. Роль сдвиговых дислокаций в локализации оруденения северной части Байкальской складчатой области // Роль сдвиговой тектоники в образовании и размещении месторождений полезных ископаемых: Вып. III. Тезисы докладов Первого Всесоюзного совещания по сдвиговой тектонике – Л., 1988. – С.127-129.

20. Иванов А.И. Раннерифейские грабены Северной части Байкальской складчатой области и их роль в локализации оруденения // Тектоника и минеральные ресурсы докембрия Сибири и Дальнего Востока: тезисы докладов – Иркутск, 1988. – С. 39.

21. Иванов А.И. Рудоносность глубинных разломов Байкало-Патомского нагорья // Эндогенные процессы в зонах глубинных разломов: Тезисы докладов Всесоюзного совещания – Иркутск, 1989, С. 222-224.

22. Иванов А.И. Эволюция глубинных разломов северной части Байкальской складчатой области в рифее и палеозое // Эндогенные процессы в зонах глубинных разломов: Тезисы докладов всесоюзного совещания – Иркутск, 1989. – С. 99-101.

23. Иванов А.И. К геодинамике и металлогении рифейско-палеозойского этапа развития северной части Байкальской складчатой области // Докембрий в фанерозойских складчатых областях: Тезисы докладов II Всесоюзного совещания – Фрунзе, 1989. – С. 92.

24. Губанов С.К., Иванов А.И., Рожок С.Н. Рифейский оловорудный процесс в докембрии северо-запада Байкало-Патомского нагорья // Докембрий в фанерозойских складчатых областях: Тезисы докладов II всесоюзного совещания – Фрунзе, 1989. – С. 115.

25. Иванов А.И., Рожок С.Н. Формационная принадлежность оловянных руд Тонодского поднятия // Геология и полезные ископаемые юга Восточной Сибири: Тезисы докладов к конференции, ч. I. - Иркутск, 1989. – С. 83-84.

26. Страхова Т.М., Иванов А.И. Основные закономерности становления интрузий палеозойских гранитоидов  конкудеро-мамаканского комплекса Байкало-Патомского нагорья // Корреляция, петрология и рудоносность магматических и метаморфических комплексов, эндогенные процессы в литосфере: Тезисы докладов к пятому Восточно-Сибирскому региональному петрографическому совещанию – Иркутск, 1989. – С. 112-114.

27. Иванов А.И., Страхова Т.М. Петрологические особенности гранитоидных интрузивных комплексов северной части Байкальской складчатой области // Корреляция, петрология и рудоносность магматических и метаморфических комплексов, эндогенные процессы в литосфере: Тезисы докладов к пятому Восточно-Сибирскому региональному петрографическому совещанию – Иркутск, 1989. – С.  120-121.

28. Страхова Т.М., Иванов А.И., Рожок С.Н., Губанов С.К. Раннерифейский вулканизм северной части Байкало-Патомского нагорья // Вулканизм (эволюция, геодинамика, рудоносность): тезисы докладов VIII Всесоюзного палеовулканологического симпозиума: Хабаровск, 1989. – С. 147-148.

29. Иванов А.И. Эволюция складчатости в процессе орогенеза в северной части Байкальской складчатой области // Структурный анализ кристаллических комплексов и геологическое картирование: Тезисы докладов III Всесоюзной школы, ч. I. – Киев, 1990. – С. 27-28.

30. Иванов А.И. Новые типы коренных месторождений золота в Ленской золотоносной провинции и основные закономерности рудообразования // Благородные и редкие металлы Сибири и Дальнего Востока: рудообразующие системы месторождений комплексных и нетрадиционных типов руд: Материалы научной конференции (Иркутск, 3 – 7 октября 2005 г.). Иркутск: Издательство Института географии СО РАН. -  2005 г. – Т. 1 – С. 7 - 10.

31. Иванов А.И. Проблемы выявления месторождений рудного золота в Бодайбинском рудном районе и новые подходы к их поискам и оценке // Благородные и редкие металлы Сибири и Дальнего Востока: рудообразующие системы месторождений комплексных и нетрадиционных типов руд: Материалы научной конференции (Иркутск, 3 – 7 октября 2005 г.). Иркутск: Издательство Института географии СО РАН. -  2005 г. – Т. 1 - С. 137 - 139.

32. Иванов А.И. Стадийность формирования золоторудных месторождений и опыт прогнозирования новых объектов в Бодайбинском рудном районе // Проблемы геологии и разведки месторождений полезных ископаемых: Труды Всероссийской научной конференции (с международным участием). – Томск, 2005. – С. 259-263.

33. Иванов А.И. Опыт прогнозирования, поисков и оценки новых золоторудных месторождений в Бодайбинском рудном районе // Прогноз, поиски и оценка рудных и нерудных месторождений – достижения и перспективы: Сборник тезисов докладов научно-практической конференции 20-22 мая 2008 г. – М., ЦНИГРИ. – 2008. - С. 90-91.

34. Иванов А.И., Агеев Ю.Л. Роль новых моделей рудообразования при поисках золоторудных месторождений в южном складчатом обрамлении Сибирской платформы // Прогноз, поиски и оценка рудных и нерудных месторождений – достижения и перспективы: Сборник тезисов докладов научно-практической конференции 20-22 мая 2008 г. – М., ЦНИГРИ. – 2008. - С. 91-92.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.