WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

Российская Академия наук

Институт водных проблем

На правах рукописи

Кузьмина Жанна Вадимовна

воздействие низконапорных гидротехнических сооружений на динамику наземных экосистем

зоны широколиственных лесов

центральной и восточной европы

25.00.36  «Геоэкология»

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора географических наук

Москва 2007

Работа выполнена в Институте водных проблем РАН.

Научный консультант:

Доктор географических наук Нина Максимовна Новикова

Официальные оппоненты:

Доктор географических наук Алексей Сергеевич Викторов

Доктор географических наук Елизавета Алексеевна Востокова

Доктор географических наук Николай Иванович Коронкевич

Ведущая организация:

Кафедра биогеографии Географического факультета МГУ им. Ломоносова

Защита состоится 12  ноября 2007 г. в 13 часов на заседании Диссертационного Совета Д.002.040.01 при Институте водных проблем РАН по адресу: Москва, 119333, ул. Губкина, 3.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИВП РАН.

Отзывы на автореферат (в 2 экземплярах, заверенные печатью учреждения) просьба направлять ученому секретарю Диссертационного Совета Д.002.040.01 по адресу: Москва, 119333, ул. Губкина, 3, ИВП РАН,

факс (495) 135-54-15.

Автореферат разослан ………………………..2007 г.

Ученый секретарь Диссертационного Совета,

д.г.-м.н., профессор Р.Г. Джамалов

Актуальность темы. Гидротехническое строительство существенно изменяет экологические естественные взаимосвязи в пойменных экосистемах. Очень часто эти изменения (или нарушения) нельзя заметить сразу же, или диагностировать тотчас. Зарегулирование стока рек обычно постепенно, на протяжении многих десятилетий, является основным фактором разрушения типичных ландшафтов в пойменных и дельтовых областях. Следствием этих исторических экологических изменений является возникновение огромных экологических проблем (гибель пойменных дубовых и ивовых лесов, заболачивание и опустынивание, ухудшение лугов и пастбищ на Волге, Днепре, Дону, Каме, Сейме и других реках Центральной России). Часто они приводят к настоящим катастрофам, таким как Аральский кризис (Авакян, Салтанкин, Шарапов, 1987; Антропогенные воздействия на водные ресурсы …, 2003; Глазовский, 1990; Коронкевич, 1990; Коронкевич, Малик, 1992; Положенцев, Савин, 1976; Старцев, 1996; Шульга, 2002; Jahrling, 1995; Henrichfreise, 1996; Hochwasserschutzmassnahmen…, 1988; Hugin, Henrichfreise, 1992).

Сегодня известно, что в результате масштабных гидротехнических преобразований основательно нарушаются ландшафты не только в поймах, но и в долинах рек. Последствия этих влияний на долинные ландшафты крупных рек таких как Волга, Кама, Днепр, Дон, Шексна и др. отмечается на расстоянии до 100 км вдоль по течению и в полосе до 5-10 км вглубь обоих берегов реки (Авакян, Салтанкин, Шарапов, 1987; Hochwasser…, 1988).

Экологические изменения, вызываемые подобными нарушениями значительно понижают плодородие почв и продуктивность лугов, иногда влияют даже на здоровье населения (Глазовский, 1990; Ильина, 1997; Плисак, 1981; Плисак, Огарь, Султанова, 1989; Новикова, 2005). Поэтому сохранение типичной пойменной растительности во всем мире в последнее время рассматривается как международная проблема (The Plan-European Biological and Landscape Diversity Strategy, 1996; Mitlacher, 1997; Petersen et al., 2000; Novikova et al., 2001).

В то же время влияние на пойменные и дельтовые экосистемы низконапорных гидротехнических сооружений (НГС) с подпорами воды 2-7 м), которые значительно чаще распространены на европейском континенте, изучено недостаточно. И это связано с объективными причинами. Подобные нарушения в ландшафтах имеют неявновыраженный характер, они достаточно ограничены в пространстве (поймой), отличаются затяжными и длительнопротекающими процессами. Поэтому до сих пор не оценено их влияние на экосистемы. К этому следует добавить, что пойменные ландшафты на большей части Евразии менее исследованы, чем водораздельные территории, в силу их локального распространения и меньшей хозяйственной значимости. При этом очень велика их роль в сохранении разнообразия организмов и сообществ, в поддержании равновесия в круговороте вещества и энергии. Таким образом, актуальность темы заключается в том, что сегодня стало возможным изучение как начальных стадий процессов, так и их отдаленных во времени последствий, связанных с гидротехническими преобразованиями 30-50-х годов. Кроме того, во всем мире пришли к пониманию, что необходим новый подход к выделению и сохранению заповедных территорий в поймах и дельтах. Сегодня стало совершенно ясно, что простые меры охраны против прямого антропогенного воздействия, такого как вырубки, перевыпас, загрязнение, пожары и пр., не способны сохранить экосистемы пойм. При разработке и планировании различных гидротехнических мероприятий необходимо принимать во внимание, что пойменные экосистемы интразональны. Это означает, что в их развитии и функционировании главным является гидрологический фактор. В естественных природных условиях гидрологический режим полностью определяет режим грунтовых вод в пойме, формирование и функционирование экосистем (почвенного и растительного покровов, а так же животного населения). Факторы так называемого косвенного антропогенного воздействия (изменение гидрологического режима рек и обводненности прилегающих территорий), приводят к полной смене одних экосистем на другие, менее ценные, менее разнообразные и низкопродуктивные. Актуальность темы также определяется необходимостью выработки новых подходов к принципам выделения и поддержания функций именно пойменных заповедников.

В настоящее время сохраняется потребность регулирования рек. При этом требуется анализ и оценка развивающихся во времени и пространстве последствий для природной среды и экономики. На большей части территорий Центральной и Восточной Европы ландшафты речных долин трансформированы в связи со строительством гидротехнических сооружений, нанесен ущерб биоразнообразию, продуктивности и хозяйственной ценности экосистем. Возникла проблема трансформации экосистем речных пойм в условиях зарегулирования речного стока.

Новизна. Таким образом, впервые обозначена проблема существенного влияния низконапорных гидротехнических сооружений (НГС), отличающегося значительным запаздыванием во времени проявлений последствий преобразования стока в ландшафтах речных долин для решения которой разработана теория пространственно-временной динамики пойменных экосистем под влиянием НГС.

При создании низконапорных гидротехнических сооружений в пойменных ландшафтах происходят медленнотекущие (20-50 лет) изменения в цепи геоэкологических связей.

Инициирующими факторами преобразований ландшафтов пойм являются: изменения режима речного стока и режима уровня грунтовых вод (УГВ). Проявлением этого становятся изменения амплитуды колебания УГВ, что является ведущим фактором в цепи экологических изменений в пойме.

В почвенном и растительном покровах ведущими процессами можно считать изменение характера и интенсивности почвообразования, а также структурно-функциональные изменения в организации экосистем, особенно, их основного эдификатора – растительности (на разных экологических уровнях поймы).

Большое количество НГС и повсеместное их распространение приводит к полному преобразованию исходных природных ландшафтов речных долин. Ареалы преобразованных ландшафтов сливаются в единый сплошной контур в пределах отдельных регионов и природных зон. Таким образом, происходит расширение по площади (укрупнение или регионализация) локальных нарушений природной среды под влиянием НГС.

Объектами исследования являются экосистемы речных пойм Германии (средняя Эльба, средний Дунай) и Центральной России (бассейн р.Сейм).

Выбор объектов исследования обусловлен:

  1. ухудшением состояния пойменных заповедных экосистем Германии и России в последнее время;
  2. расположением речных пойм в пределах одной природной зоны (широколиственных лесов), что дает возможность сравнительного изучения природной среды;
  3. недостаточной изученностью пойменных экосистем вообще и в пределах зоны широколиственных лесов, в частности;
  4. интенсивным хозяйственным использованием поймы человеком.

Цель и задачи исследования. Целью работы является разработка методических основ и оценки последствий создания низконапорных гидротехнических сооружений для экосистем речных пойм широколиственной зоны Центральной и Восточной Европы.

В соответствии с поставленной целью в работе решались следующие задачи:

  1. Выявление и оценка характера антропогенных изменений речного стока и заливания поймы при создании НГС на фоне естественных гидрологических и климатических флуктуаций в пределах регионов исследования:
  1. анализ изменений водного режима (т.е. колебаний во времени среднегодовых, максимальных и минимальных уровней и расходов воды) за весь период инструментальных наблюдений;
  2. выявление многолетних и сезонных изменений основных климатических характеристик (атмосферных осадков и температуры воздуха: средней, максимальной и минимальной);
  3. определение особенностей заливания пойм при зарегулировании.
  1. Изучение закономерности трансформации природной среды во времени при зарегулировании:
  1. установление состава природных комплексов пойм и их естественной динамики;
  2. выявление механизмов трансформации природных комплексов;
  3. определение основных тенденций развития природных комплексов при зарегулировании.
  1. Разработка диагностики трансформаций природных комплексов речных долин на основе представлений о стадийности процессов:
  1. поиск видов растений-индикаторов;
  2. установление сообществ-индикаторов и/или индикационного изменения структуры сообществ;
  3. диагностика микроочаговых проявлений в растительности и почвах;
  4. построение эволюционно-динамических рядов природных комплексов для различных режимов функционирования пойм.
  1. Разработка научных основ рационального природопользования в поймах рек в условиях зарегулирования НГС:
  1. разработка метода оценки опасности нарушений экосистем от НГС и необходимости восстановительных мероприятий;
  2. разработка стратегии природопользования (долгосрочные мероприятия) в долинах рек при воздействии НГС;

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Воздействие НГС представляет серьезную опасность существованию пойменных наземных экосистем.

2. Алгоритм решения проблемы оценки влияния НГС на наземные пойменные экосистемы, разработанный для проведения оперативного мониторинга антропогеннотрансформированных пойменных ландшафтов, выявления степени нарушенности экосистем и обоснования необходимости восстановительных мероприятий.

2. Динамика пойменной растительности, вызванная строительством НГС имеет единые индикаторы и индицирующие процессы в пределах одной географической зоны.

3. Экосистемы, в течении длительного времени нарушенные в результате создания НГС, отличаются очень слабыми разногодичными изменениями состава растительных сообществ (флуктуациями) и пониженным видовым разнообразием по сравнению с естественными. 

4. Обоснованные экологические требования к управлению режимом речного стока, разработанные на основе всестороннего анализа зависимостей гидрологических и эколого-биологических показателей, а также природоохранной ценности территории и приоритетности выбора хозяйственной деятельности, позволяют решить проблему рационального природопользования при эксплуатации и создании НГС.

Научная и практическая значимость. Исследования позволили дать качественную оценку современного состояния растительности и почв пойменных территорий, находящихся на разных временных стадиях антропогенных (гидротехнических) нарушений.

Выявлены основные виды-индикаторы и индикационные изменения структуры сообществ под влиянием гидротехнического зарегулирования. Установлены эволюционно-динамические ряды природных комплексов для различных режимов функционирования пойм.

Обоснована система незамедлительных мер по сохранению пойменной растительности в среднем течении рек Эльбы, Дуная и их притоков, даны принципиальные рекомендации по рациональному использованию пойменных территорий и восстановлению растительности.

В работах по восстановлению пойменных экосистем необходимо учитывать общую схему динамики пойменной растительности для соответствующей географической зоны (в данном случае для зоны широколиственных лесов), а также частные схемы динамики ассоциаций, установленные в процессе исследований.

Выявленные тенденции изменения растительности позволяют прогнозировать состояние пойменных сообществ при существующем режиме поёмности и почвенно-грунтового увлажнения.

Апробация работы. Результаты исследований по теме докладывались на: научно-практическом семинаре “Водоохранные зоны: опыт практического применения и целесообразность развития” (Москва, 2006), III Международной научно-практической конференции “Экология речных бассейнов: ЭРБ-2005” (Владимир, 2005), XYII интернациональном Ботаническом конгрессе (Вена, 2005), Международной конференции “Научные основы сохранения водосборных бассейнов: междисциплинарные подходы к управлению природными ресурсами” (Улан-Удэ, 2004), Всероссийском конгрессе работников водного хозяйства (Москва, 2003), заседании комиссии биогеографии Московского центра Русского Географического общества (2003), Всероссийской конференции “Актуальные проблемы водохранилищ” (Борок, 2002), II Международной научно-практической конференции “Экология речных бассейнов” (Владимир, 2002), Международном конгрессе Экватек 2002 - Вода: экология и технология (Москва, 2002), на VII и VIII Интернациональном конгрессах экологов (Италия, Флоренция, 1998; Сеул, Корея 2002); IX международном симпозиуме по биоиндикаторам “Современные проблемы биоиндикации и биомониторинга” (Сыктывкар, 2001), международной конференции “Экологические проблемы бассейнов крупных рек -2” (Тольятти, Россия, 1998); VII интернациональном Дунайском конгрессе (Деггендорф, Германия, 1998) и других симпозиумах и конференциях, а также на расширенном заседании лаборатории Динамики наземных экосистем под влиянием водного фактора Института водных проблем РАН. Основные положения диссертации отражены в 48 статьях и разделах монографий, часть из которых приведена в автореферате, из них 5 опубликованы в журналах рекомендованных ВАКом.

Объём и структура работы. Диссертация состоит из введения, 6 глав, выводов и списка использованной литературы. Работа содержит 257 стр. основного (машинописного текста), а также 59 рисунков, 29 таблиц, 50 фотографий. Список литературы включает 325 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

ГЛАВА I. Физико-географические условия региона исследований.

В главе рассмотрены физико-географические условия территорий исследований (рис. 1), находящихся в бассейнах рек Дунай (4905′-

а)


Условные обозначения: a – гидрологические посты в населенных пунктах, б – плотины на реках, в – государственные заповедные территории (1 – Пфаттерау, 2–Гмюндерау, 3– Оберау-шляйфе, 4–Изармюнд, 5–Пильвайхс), г– планируемые государственные заповедники (6 –Мюльхам, 7–Винцер, 8 –Острова Вильсхофен), д – государственная граница, е – граница областей России, ж – существующие водо-хранилища, з – запланированные водо-хранилища, и – населен-ные пункты России.

б)

в)


Рис. 1. Районы полевых исследований в бассейнах: а) Эльбы, б) Сейма, в) Дуная.

4832′с.ш., 1210′-1310′в.д., Германия), Эльба (5205′-5145′ с.ш., 1155′-1215′ в.д., Германия) и Сейм (5200′-5120′с.ш., 3415′-3650′в.д., Россия), расположенных в зоне европейских широколиственных лесов и обладающих сходным типом интразональных экосистем. Подробно рассмотрены геолого-геоморфологическая характеристика, климатические особенности, а также соответствующий набор почв и типов растительности характерные для каждого из рассматриваемых бассейнов. Климатические особенности рассматривались на основе проведенного анализа метеорологических данных, взятых из климатических ежегодников, а также ежедневных климатических данных, поставляемых Россией и Германией во Всемирную Метеорологическую организацию. Особенности почвенного покрова проиллюстрированы многочисленными авторскими фотографиями почвенных разрезов.

Происхождение речных долин регионов исследования (Эльбы, Дуная и Сейма) связано с влиянием стока талых ледниковых вод, поэтому сверху плакорные равнины и речные террасы покрыты лессами (Дунай, Сейм) или покровными суглинками (Эльба, Сейм). Cреди рельефообразующих пород долин этих рек ведущую роль играют мела и мергели мезозоя, а также песчаники и известняки мезозоя и кайнозоя, поэтому почвообразующие материнские породы в долинах рек региона исследований обладают высокой карбонатностью.

Для всех регионов исследований характерны близкие значения многолетних средних и максимальных летних температур воздуха, среднемноголетних годовых значений относительной влажности воздуха (76-79%), среднемноголетнее количество годовых осадков (500-660 мм – бассейн средней Эльбы, 500-600 мм – Сейма, 600-800 – верхнего Дуная), а также преимущественное выпадение атмосферных осадков в летний период (53-65% для бассейна Эльбы; 55-68% – Дуная; 58-65% – Сейма).

Отличительной климатической особенностью зарубежной территории по сравнению с Российской являются значительно более теплые зимы. Среднемноголетние зимние температуры в бассейнах р. Дунай и р. Эльбы составляют +2.0 – +3.3°С, в то время как в бассейне р. Сейм они отрицательны (–3.3°С), причем абсолютные минимальные зимние температуры у нас на 10-13°С ниже. Исключительно более сильными зимними морозами объясняется обеднение видового состава древесного яруса широколиственных лесов Восточной Европы по сравнению с однотипными лесами Западной Европы.

В почвенном покрове бассейнов трех обследуемых рек довольно много различий, которые определяются большей частью разными климатическими характеристиками зимнего периода, а также абсолютно отличными типологией и классификацией почв, принятой в России и Германии. Общим для всех трех регионов исследований является интразональный характер почвенного покрова, который в той или иной степени наследует зональные почвенные черты. Основными зональными вариантами почв для бассейна Эльбы являются оподзоленные буроземы и фальбуроземы, для бассейна Дуная – собственно буроземы и парабуроземы, для бассейна Сейма – светло-серые лесные, а также оподзоленные и выщелоченные черноземы.

Интразональная растительность зоны широколиственных лесов бассейнов трех обследованных рек (Эльбы, Дуная и Сейма) имеет больше общих черт, чем зональная, поскольку влияние водного фактора заметно сужает круг видов растений, обладающих толерантностью к колебаниям УГВ и паводковым затоплениям. В целом, наряду с общей флористической бедностью древесного яруса в широколиственных лесах, Центральноевропейские пойменные леса обладают большим флористическим разнообразием древесного и кустарникового ярусов, по сравнению с Россией.

Глава II. Методология, методы и материалы исследования.

Методология исследования основывается на структурном и ландшафтно-экологическом подходах, отражающих взаимосвязь внутриландшафтных природных процессов (или внутрисистемных связей).

В основе метода структурного подхода лежит идея целостности изучения системы природных объектов  и их современной динамики. (Он обеспечивает возможность комплексного анализа всей совокупности процессов трансформаций природных комплексов).

Работа базируется на широком комплексе полевых исследований, с использованием инструментальной съемки, с закладкой топо-экологических трансект и профилей в верхних и нижних бьефах плотин, а так же в центральных частях зарегулированных участков рек, на которых проводятся комплексные повторные периодические исследования с использованием разнообразных методов полевого сбора данных и их последующей камеральной обработке (табл. 1).

Для того, чтобы оценить влияние НГС на экосистемы, работа выполнялась по двум направлениям: 1) оценивались многолетние изменения атмосферных осадков и речного стока в районах работ, в том числе особенности затопления пойм при зарегулировании и 2) изучались закономерности трансформации природной среды во времени при зарегулировании: определялись основные тенденции развития природных комплексов, устанавливались сообщества-индикаторы и индикационное изменение их структуры, строились эволюционно-динамические ряды природных комплексов для различных режимов функционирования пойм (Кузьмина, 1993; 1997б; 2003; 2005а,б; Кузьмина, Трешкин, 2001).

Исходными материалами являются результаты собственных полевых исследований с 1996-2001 год в России и Германии; собранные в архивах и библиотеках гидрологические и климатические данные; материалы, опубликованные в научной литературе; фондовые и картографические материалы Федерального агенства по охране природы Германии BfN и Комитета по землеустройству Курской области (табл. 2).

Исследования проводились в разные периоды по водности реки: в межень, в катастрофический летний паводок, при среднем многолетнем

Таблица 1. Методы исследования, обработки и анализа данных.

Сбор информации

Обработка информации

Анализ информации

Метод географических аналогов (при обосновании выбора участков наблюдений).

Систематизация архивных и полевых материалов и создание отдельных баз данных для:

  1. гидрологических характеристик:

--среднегод., среднемес., абс. макс. и абс. мин. расходы,

--среднегод., среднемес., абс. макс. и абс. мин. уровни;

  1. почв: --морфологическое описание почвенных горизонтов по профилям, -- количественные данные лабораторных анализов;
  1. геоботанических описаний, включающих данные:

--адреса, даты, географических координат,

--характеристика местообитаний (рельеф, почвы, УГВ),

--состав сообществ, обилие и высоту видов, проективное покрытие, ярусную структуру, и др.,

--характеристики локального антропогенного воздействия и др. 

Статистический анализ многолетних рядов гидрологических характеристик:

-метод скользящих средних;

-метод автокорреляций;

-разложение рядов среднегодовых характеристик на серии лет с положительными и отрицательными отклонениями (по отношению к норме).

Метод комплексного получения и регистрации данных современными техническими средствами.

Лабораторная (химическая) обработка почвенных проб для выявления а) кислотности и б) аморфного и несиликатного железа в почвенных профилях, а также наличия в них железо-марганцевых конкреций по методам:

-- Мера-Джексона, --Тамма, --Зайдельмана.

Картографические методы анализа:

--интерпретация,

--экстраполяция,

--сравнительный картографический,

--совмещенный анализ карт.

Методы полевого сбора данных на местности:

--рекогносцировочный,

--топо-экологических трансект (инструментальн.),

--ключевых участков;

--микрокартографирование,

Статистическая обработка геоботанических данных по методам:

--кластерного анализа (по методу средней связи);

-- по коэффициентам сходства и разнообразия (Чекановского, Жаккара, Евклидовой дистанции).

Сравнительный географический анализ: --оценка экологических изменений на основе сравнения участков поймы с ненарушенным и нарушенным водным режимом; --оценка экологических изменений по временным интервалам для нарушенных территорий.

--комплексный ландшафтный,

--геоботанической индикации.

Методика единого балльного перевода качественных данных обилия видов из разных геоботанических школ.

Методика выделения растительных индикаторов и их количественной оценки.

Сравнит.-морфолог. метод изучения почвенных профилей.

Ситематизация и установление таксономической принадлежности флористических сборов.

Методика индикации нарушений почв при изменении обводнения в поймах.

Таблица 2. Направления накопленной информации.












климат

гидрология

рельеф

почвы


УГВ


расти-тельность


карты

литера-тура






Температура, tC,

-среднегод.,

-средне-мес.,

- абс. максим.,

-абс. миним.

(1932-2001);

по 12 м/п

Расход, м3/c

-среднегодовой,

-среднемес.,

-абс. максим.,

-абс. минимальн.

(1852-2001);

по 42 г/п, из них за весь период

по 12 г/п

Нивелировоч-ные ходы:

-для площадей (ключевых участков),

-по профилю рельефа,

(1996-2000);

всего 37

Морфологи-ческие описания

(1996-2000);

190 почвенных профилей


Глубина залегания, м

(1997-2000);

93 промера


Геоботанические описания

(1996-2001);

1200 штук


Картированные выделы

всего 7


Научные отечест-венные публи-кации






Осадки, мм:

-средне-

годовые,

-средне-

  месячные

(1896-2002);

по  12 м/п

Уровень, м.абс.

-среднегодовой,

-среднемес.,

-абс. максим.,

-абс.минимальн.

(1852-2001),

по 46 г/п, из них за весь период по 15 г/п

Топо-экологические профили

(1996-2000),

всего 19, протяжен-ностью от 300 м до 2.0 км.


Почвенные образцы

(1997-2000),

800 образцов



Амплитуда колебания УГВ, м

для 44 точек


Гербарные сборы

(1996-2000),

650 листов


Топографич.: М 1:1000, М 1:5000, М 1:10000,

М 1:50000;

исторические М 1:2500;  почвенные:  М 1:500000; растительн.: М 1:500000.


Научные зарубеж-ные публи-кации









уровне воды, выше и ниже среднего многолетнего уровня воды в реках.

Для решения поставленных задач выбирались экологические профили, расположенные на участках реки с естественным (незарегулированным стоком) и при зарегулировании. Для реки Эльбы, которая в пределах исследования не имеет плотин и шлюзов, выбраны аналоги на притоке первого порядка – реке Саале, которая впадает в основное русло.

В ходе исследований использовались методы исторических, экологических, географических аналогов, методы геоботанической индикации, экологического профилирования, статистической обработки и др., которые успешно развиваются в Российской Академии наук и в Федеральном агентстве по охране природы Германии.

С 1996 по 2001 годы проводились натурные полевые исследования на постоянных заложенных инструментальных поперечных ландшафтных профилях с подробным описанием растительных сообществ, почвенных разрезов (шурфов) и измерением глубины залегания установившегося уровня безнапорных грунтовых вод (УГВ) и открытой (свободной) поверхности водных объектов (рек и каналов). Для выявления многолетней динамики водности рек использованы ряды многолетних данных постоянных наблюдений за уровнем и расходом воды рек и каналов, официально опубликованные в гидрологических ежегодниках (Государств…, 1936, …, 1990; Deutsches…(a), 1953, ..., 1996; Deutsches…(b), 1990, ..., 1997; Gewaesserkundliches…(a), 1951, ..., 1963; Gewaesserkundliches…(b), 1964, ..., 1992; Gewaesserkundliches…(c), 1949; Jahrbuch…(a), 1940, ..., 1943; Jahrbuch…(b), 1904, ..., 1938), а также некоторые гидрологические данные и фондовые материалы, предоставленные Федеральным институтом гидрологии (BfG, Кобленц, Германия), Региональным агентством водного хозяйства Баварии (BFLW, Мюнхен, Германия) и Всероссийским НИИ гидрометеорологической информации (ВНИИГМИ-МЦД, Обнинск, Россия).

Изучение влияния зарегулирования рек при создании и функционировании гидротехнических сооружений на состояние пойменных ландшафтов проводилась на основе: сравнения 19 постоянных ландшафтно-геоботанических модельных профилях, протяженностью от 300 м до 2 км, которые располагались в охраняемых заповедных территориях среднего течения реки Дунай, среднего течения реки Эльбы и на р. Сейм (рис. 1). Модельные профили выбирались на основе метода географических аналогов и были выполнены на разных участках речных долин; сравнивались естественные и /или “условно естественные” территории и подвергшиеся гидротехническим воздействиям в различные временные отрезки. Исследования включают: подробные описания ключевых участков (почвы, УГВ, растительность); повторные обследования модельных участков (бурение до УГВ, описание растительности, отбор почвенных проб для последующих химических анализов). Для характеристики изменения аллювиальных почв была применена оригинальная методика оценки на основе диагностики уровня влажности почв и интенсивности ее колебаний в сезонных и многолетних циклах по морфологическим, физико-химическим и химическим индикаторным свойствам самих почв (Kouzmina, Treshkin, Avetjan, Henrichfreise, 2005).

Для выявления и оценки изменений растительного покрова пойм как на зарегулированных, так и на незарегулированных реках была использована типология растительных сообществ, отражающая признаки растительных сообществ с обязательным учетом его экологических и географических связей (Кузьмина, 1993; 1997б; 1997д; Novikova et. al., 1998; 2001). При этом использовалась разработанная нами шкала перевода оценок обилия древесных, кустарниковых и травяных видов из различных геоботанических систем. Для сравнения использованы собственные и опубликованные геоботанические материалы, выполненные в период до зарегулирования рек, около 200 собственных почвенных разрезов и многочисленные бурения до УГВ.

Для изучения закономерностей трансформации природной среды во времени при зарегулировании НГС, были разработаны специальные методики оценки происходящих экологических изменений. Это прежде всего методика выделения растительных индикаторов и эталонных участков и методика индикации почвенных нарушений при изменении естественного режима обводнения в поймах (основана на морфологических признаках протекания окислительно-восстановительных реакций в почвах).

Накапливаемая информация вносилась в базы данных в виде многочисленных таблиц Excel и Word. Подготовлены: гидрологическая, климатическая, геоботаническая и почвенная базы данных (табл. 2).

Глава III. Естественные и антропогенные гидрологические и климатические изменения.

3.1. Изменение режима речного стока и мезоклимата за исторический период.

В связи с возникшей проблемой климатических изменений (Будыко, 1977; Кондратьев, 1987; Кононова, Харламова, 1982; Клиге, 2000; Jones, Mann, 2004), для более корректного определения влияния речного стока на динамику пойменных экосистем при создании низконапорных гидротехнических сооружений (НГС), анализировались изменения водного режима рек (колебание во времени уровней и расходов воды) за весь период инструментальных наблюдений как для зарегулированных рек, так и для участков-аналогов с “условно” естественным стоком, а так же годовое и сезонное изменение атмосферных осадков для соответствующих постов.

Участки рек аналогичным образом были разделены по длительности функционирования в зарегулированном режиме, что можно рассмотреть на примере реки Дунай, где обследуемый участок реки, длиной 146.17 км, от г.Регенсбург до г.Пассау (2376.49-2230.32 км Дуная) был разделен на 4 части:

  1. участок с “условно” естественным речным стоком реки от г. Пфеллинг до г. Вильсхофен (2305.53-2249.47 км Дуная) – 56.06 км;
  2. недавно (с 1994 г.) зарегулированный участок реки (2353.66-2321.25 км Дуная) между плотинами Гайслинг (с 1987 г.) и Штраубинг (с 1994 г.) – 32.41 км;
  3. давно (с 1987 г.) зарегулированный участок реки (2376.49-2353.66 км Дуная) между плотинами Швабельвайс (с 1965 г.) и Гайслинг (с 1987 г.) – 22.83 км;
  4. очень давно зарегулированный участок реки – подтопленный участок верхнего бьефа плотины Кахлет (с 1926 г.), расположенный между городами Вильсхофен и Пассау (2249.47-2230.32 км Дуная) – 19.15 км.

Были определены изменения водного режима и особенности затопления пойм при зарегулировании. Для каждой реки установлены изменения среднегодовых, максимальных и минимальных уровней воды после зарегулирования по сравнению с периодом до изменения стока.

На модельных участках поймы при неизмененном стоке рек, и на участках пойм различного времени зарегулирования были заложены инструментальные экологические профили, где с 1996 по 2001 год проводились ежегодные экологические наблюдения за изменением растительности, почв и УГВ.

Были выявлены три различных ситуации, характерные для разных бассейнов рек: Эльбы (раздел 3.1.а), Дуная (3.1.б) и Сейма (3.1.в).

Анализ трендов среднегодовых уровней и расходов воды по длиннорядным (60-100 лет) гидрологическим постам выявил сходные тенденции для бассейнов рек Эльбы и Сейма. За последнее столетие выявлено увеличение водности этих рек в меженный период, а так же понижение уровней и расходов весенних разливов, что приводит к снижению амплитуды колебания многолетних уровней и расходов воды (табл. 3, 4). Подобные изменения приводят к стабилизации УГВ в вегетационный период, вызывают увеличение глееобразования в верхних и средних почвенных горизонтах и способствуют утрате естественной древесно-кустарниковой растительности пойм.

Для бассейнов рек Эльбы и Сейма в ХХ столетии выявлена тенденция к перераспределению атмосферных осадков в сторону их увеличения в зимний период (рис. 2, табл. 5), что также способствует изменению сложившихся почвенно-грунтовых условий в поймах.

Наибольшие изменения за многолетний период выявлены для средних наибольших значений уровней и расходов воды (частых паводков/половодий) рек Эльбы и Сейма, которые существенно понизились.

Для бассейна верхнего Дуная установлено повышение водности реки (расходов и уровней), связанное с увеличением выпадения атмосферных осадков за многолетний период. При этом наиболее значимо повышаются годовые минимальные (меженные) расходы и уровни воды, что приводит к активизации процессов заболачивания на нижних и средних уровнях поймы в незарегулированных частях реки (Штраубинг-Пассау) и к заболачиванию всех уровней поймы в зарегулированных частях реки (Регенсбург-Штраубинг).

Для всех обследуемых бассейнов (средняя Эльба, верхний Дунай, Сейм) выявлено достоверно значимое стабильное повышение меженных расходов



Таблица 3. Анализ трендов многолетних изменений годовых значений расходов и уровней в бассейне р.Сейм за период инструментальных наблюдений.

 

 

 Значе-

Расход, м3/с

Уровень, м

Осадки, мм

Примечания

Река

Пост

ние

Период

Лет

Тренд

r

Период

Лет

Тренд

r

Значение

Период

Лет

Тренд

r

Наличие НГС

Сейм

Рыльск

Наиб.

1935-1990

53

-

0.26

1938-1990

46

-

0.31

Годовое

1918-1995*

73

+

0.44

Плотина выше

51.57С,

Сред.

1935-1990

53

+ (0)

0.09

1938-1990

46

+

0.35

Летнее

1918-1995*

73

+ (0)

0.12

поста в 80км.


34.7В

Наим.

1935-1990

53

+

0.67

1938-1990

46

+

0.42

Зимнее

1918-1995*

72

+

0.55

Сток не изменен.

Свапа

Старый город

Наиб.

1927-1990

63

-

0.38

1936-1990

50

- (0)

0.05



Плотина выше

52.11С,

Сред.

1927-1990

63

+ (0)

0.06

1936-1990

50

+

0.65




поста в 45 км.


35.07В

Наим.

1927-1990

63

+

0.80

1936-1990

50

+

0.72



Сток не изменен.

Сейм

Мутино

Наиб.

1926-1988

63

-

0.33

1936-1988

52

-

0.38

Годовое

1881-1995**

97

+

0.17

Сток не

51.40С,

Сред.

1926-1988

63

+ (0)

0.03

1936-1988

52

+ (0)

0.06

Летнее

1881-1995**

97

+ (0)

0.08

изменен


32.60В

Наим.

1926-1988

63

+

0.69

1936-1988

52

+

0.14

Зимнее

1881-1995**

96

+

0.25

 НГС.

Сейм

Зуевка

Наиб.

1932-1990

56

-

0.26

1936-1990

47

-

0.29



Плотина выше

51.38С,

Сред.

1932-1990

56

+ (0)

0.01

1936-1990

47

-

0.42




поста в 4.5 км.


36.78В

Наим.

1932-1990

56

+

0.56

1936-1990

47

+ (0)

0.07




Сток изменен.

Сейм

Рышково

Наиб.

1928-1990

61

-

0.34

1928-1990

61

-

0.59




Подпор от плотины

51.65С,

Сред.

1928-1990

61

-

0.17

1928-1990

61

-

0.57




(ниже поста в 0.5


36.18В

Наим.

1928-1990

61

+

0.43

1928-1990

61

+

0.06



км). Сток изменен.

Тус-

Курск

Наиб.

1925-1990

65

-

0.36

1936-1990

55

+ (0)

0.02

Годовое

1896-1995

96

+

0.22

Плотины ниже и

корь

51.80С,

Сред.

1925-1990

65

+ (0)

0.07

1936-1990

55

+

0.72

Летнее

1896-1995

98

+ (0)

0.10

выше поста.


36.20В

Наим.

1925-1990

65

+

0.67

1936-1990

55

+

0.84

Зимнее

1896-1995

93

+

0.20

Сток изменен.

* – осадки приводятся для г. Воронеж (51.7С, 39.1В);  ** – осадки приводятся для г. Василевичи (52.3С, 29.8В).

r – здесь и далее коэффициент корреляции линейного тренда с кривыми многолетних уровней, расходов или осадков;

жирным шрифтом выделены коэффициенты корреляции со значимостью (α) – от 0.1 до 0.001.

Таблица 4. Анализ трендов многолетних изменений годовых значений расходов, уровней и атмосферных осадков в бассейне реки Эльбы за период инструментальных наблюдений.


 

 

Значе-

Расход, м3/с

Уровень, м

Осадки, мм

Примечания

Река

Пост

ние

Период

Лет

Тренд

r

Период

Лет

Тренд

r

Значение

Период

Лет

Тренд

r

Наличие НГС



Наиб.

1900-2001

102

-

0.11

1901-2001

101

-

0.31

Годовое

1956-1994

38

+ (0)

0.01

 

Эльба

Барби

Сред.

1900-2001

102

+ (0)

0.01

1901-2001

101

-

0.50

Летнее

1956-1994

38

-

0.24

Нет



Наим.

1900-2001

102

+

0.26

1901-2001

101

-

0.58

Зимнее

1956-1994

38

+

0.30




Наиб.

1936-2001

66

-

0.14

1899-2001

103

-

0.33

Годовое

1956-1994

38

+ (0)

0.02

 

Эльба

Акен

Сред.

1936-2001

66

- (0)

0.05

1899-2001

103

-

0.26

Летнее

1956-1994

38

-

0.25

Нет



Наим.

1936-2001

66

+

0.10

1899-2001

103

+ (0)

0.03

Зимнее

1956-1994

38

+

0.30




Наиб.

1936-2001

66

-

0.23

1901-2001

101

-

0.28

Годовое

1956-1997

31

+

0.17

 

Эльба

Торгау

Сред.

1936-2001

66

- (0)

0.09

1901-2001

101

-

0.58

Летнее

1956-1997

31

-

0.35

Нет



Наим.

1936-2001

66

+

0.20

1901-2001

101

-

0.58

Зимнее

1956-1997

31

+

0.16




Наиб.

1852-2001

150

-

0.27

1852-2001

150

-

0.24

Годовое

1956-1995

40

+

0.12

 

Эльба

Дрезден

Сред.

1852-2001

150

+

0.11

1852-2001

150

-

0.43

Летнее

1956-1995

40

-

0.18

Нет



Наим.

1852-2001

150

+

0.40

1852-2001

150

-

0.58

Зимнее

1956-1995

40

+

0.44




Наиб.

1932-2001

70

+ (0)

0.07

1901-2001

101

- (0)

0.09

Годовое

1951-1994

44

+ (0)

0.05

Плотина выше поста в 0.5 км.

Саале

Гризене

Сред.

1932-2001

70

+

0.15

1901-2001

101

- (0)

0.08

Летнее

1951-1994

44

-

0.22

Сток изменен



Наим.

1932-2001

70

+

0.41

1901-2001

101

+ (0)

0.08

Зимнее

1951-1994

44

+

0.39

плотиной.

Рис. 2. Многолетнее сезонное изменение осадков в среднем течении р.Эльбы: а) гидропост г. Акен р.Эльба; б) гидропост г. Дрезден р.Эльба; в) гидропост г.Кальбе р.Саале. Условные обозначения. Сумма атмосферных осадков: 1-годовая, 3- летнего периода, 5- зимнего периода с их линейными трендами (2, 4, 6) и коэффициентами корреляции.

Таблица 5. Анализ трендов многолетних изменений годовых значений атмосферных осадков и температуры воздуха в зонах широколиственных лесов и лесостепи Европейской части России.

Станция

Значе-

Период

Осадки, мм

Средняя tС воздуха

Минимальная tС воздуха

Максимальная tС воздуха

ние


Лет

Тренд

r

α

Лет

Тренд

r

α

Лет

Тренд

r

α

Лет

Тренд

r

α

Василевичи

Годовое

1881-1995

97

+

0.17

0.10

95

+ (0)

0.10

н





52.3с.ш

Летнее

1881-1995

97

+ (0)

0.08

н

95

-(0)

0.12

н

84

+

0.22

0.05

61

-(0)

0.09

н

29.8в.д

Зимнее

1881-1995

96

+

0.25

0.05

96

+ (0)

0.09

н

84

+

0.28

0.05

60

-(0)

0.12

н

Курск

Годовое

1896-1995

97

+

0.22

0.05

99

+ (0)

0.11

н





51.8с.ш.

Летнее

1896-1995

98

+ (0)

0.11

н

99

-(0)

0.09

н

100

+

0.29

0.01

83

-

0.19

0.10

36.2в.д.

Зимнее

1896-1995

94

+

0.19

0.10

98

+

0.19

0.10

101

+ (0

0.07

н

82

-(0)

0.05

н

Воронеж

Годовое

1918-1995

76

+

0.47

0.001

77

+

0.19

0.10





51.7с.ш

Летнее

1918-1995

77

+ (0)

0.09

н

76

-(0)

0.07

н

77

+

0.36

0.01

77

-

0.14

н

39.1в.д.

Зимнее

1918-1995

73

+

0.57

0.001

75

+

0.36

0.01

75

+

0.17

н

75

-(0)

0.00

н

Тамбов

Годовое

1936-1995

59

+

0.37

0.01

60

+

0.31

0.05





52.7с.ш.

Летнее

1936-1995

60

+

0.17

н

60

-(0)

0.00

н

60

+

0.46

0.001

60

-

0.33

0.01

41.5в.д.

Зимнее

1936-1995

59

+

0.42

0.001

60

+

0.37

0.01

60

+

0.42

0.001

60

-(0)

0.04

н

Саратов

Годовое

1936-1995

60

+

0.29


60

+

0.44

0.001





51.5с.ш.

Летнее

1936-1995

60

+

0.16

60

+ (0)

0.12

н

60

+

0.38

0.001

60

-

0.34

0.01

46.0в.д.

Зимнее

1936-1995

60

+

0.32


60

+

0.52

0.001

60

+

0.50

0.001

60

+ (0)

0.10

н

Лубны

Годовое

1936-1993

58

+

0.37

0.01

58

+ (0)

0.14

н





50.0с.ш.

Летнее

1936-1993

58

+

0.34

0.01

59

+ (0)

0.15

н

57

+

0.37

0.01

59

-

0.30

0.05

33.0в.д.

Зимнее

1936-1993

56

+

0.22

0.10

58

+

0.32

0.05

57

+

0.37

0.01

57

+

0.26

0.05

воды в реках, что также характерно для всей Европейской части России (Шикломанов, Георгиевский, 2003).

3.2. Антропогенные преобразования речного стока.

В ходе исследований установлено, что искусственный подъем уровня воды в реках и их притоках, даже на небольшую величину (0.7-1.5 м от первоначального), а также незначительный подпор воды при строительстве низконапорных плотин и шлюзов приводит к стабилизации режима увлажнения, к изменению колебаний УГВ в поймах, что сопровождается изменением всех компонентов в экосистемах.

Для пойм, затронутых влиянием гидротехнического строительства, т.е. для измененной тенденции заливания верхней поймы как для бассейна р. Сейм, так и для бассейна р. Эльбы (табл. 6 а, б), начиная с 1960 года установлено нарушение в чередовании периодов повышенной и пониженной частоты затопления, которое связано с увеличением отбора воды и усилением гидротехнического строительства, начавшегося с 50-х годов ХХ века. Таким образом, выявлены четкие последовательно чередующиеся 15-летние периоды повышенной и пониженной частоты поемного затопления верхнего пойменного уровня в бассейнах рек Эльбы и Сейма, которые по своей временной периодичности и структурной организации полностью соответствуют друг другу (табл. 6 а, б).

Всесторонний анализ причин изменения режима речного стока в бассейне верхнего Дуная позволил установить, что на участке от г. Регенсбург до г. Вильсхофен помимо антропогенной, существует также естественная угроза экосистемам от сокращения амплитуды колебания расходов и уровней воды, а также повышения меженного расхода и уровня реки, что несомненно усугубит положение пойменных экосистем всех уровней при строительстве новых плотин на незарегулированном участке реки.

Среди последствий антропогенного преобразования речного стока от НГС, понижение максимальных (паводковых) расходов и уровней, повышение меженных расходов и уровней, а также нарушение в чередовании многолетних циклов пойменных затоплений являются наиболее существенными негативными факторами, способствующими деградации и уничтожению типичных естественных пойменных экосистем.

Полученный в процессе работы совокупный анализ экологических натурных данных и статистической обработки гидрологических и метеорологических характеристик позволил выявить различия процессов и характера их проявления в ландшафтах при эксплуатации высоконапорных (ВГС) и низконапорных (НГС) гидротехнических сооружений (табл. 7); установлено, что в поймах рек широколиственной зоны основной причиной деградации лесных, кустарниковых и луговых экосистем является изменение и стабилизация режима УГВ в вегетационный период, сопровождающиеся увеличением оглеения верхних почвенных горизонтов из-за повышения уровней воды в реке в период летне-осенне-зимней межени и снижения годовой амплитуды колебания УГВ в пойме.

Снижение жизненности древостоев верхней поймы (особенно дуба –


Таблица 6. Частота заливания верхнего уровня поймы и ее изменения с середины 70-х годов в бассейнах рек Сейма (а) и Эльбы (б).

(а) Годы

Период, лет

Количество лет заливания и тенденция

Естественная тенденция

Количество лет заливания и тенденция

Измененная тенденция

Река


Свапа

Тускорь

заливания

Сейм

заливания

Гидропост


Ст.Город

Курск

верхней

Рышково

Льгов

Рыльск

Мутино

верхней

Период

БС, м

153.3

159.1

поймы

157.5

148.0

142.0

127.4

поймы

1930 – 1944

15

3 –

4 –

2 –

4 –

2 –

4  –

1945 – 1959

15

8  +

10  +

+

7 +

7 +

6 +

6  +

+

1960 – 1974

15

4 –

4 –

2 –

4 –

4  –

3  –

1975 – 1988

15

8  +

10  +

+

0 –

1 –

3  –

1  –

– !!!

1989 – 2003

15

  –

  –

0 –

0 –

  –

– !!!

(б) Годы

Период,

лет

Количество лет заливания и тенденция

Естественная тенденция

Количество лет заливания и тенденция

Измененная тенденция

Река


Эльба

Саале

заливания

Саале

Эльба

заливания

Гидропост


Дрезден

Торгау

Виттенберг

Бернбург

верхней

Гризене

Барби

Акен

верхней

Период

БС, м

108.5

81.5

68

62.0

поймы

56.2

52.5

56.0

поймы

1856 – 1870

15

8 +




+





1871 – 1884

15

5 –








1885 – 1899

15

9 +




+





1900 – 1914

15

1  –

4  –

1 –

4 –

1 –

1  –

4  –

1915 – 1929

15

6 +

8  +

6  +

6  +

+

3  +

4  +

6  +

+

1930 – 1944

15

2 –

5  –

4 –

3 –

3  +

2  –

3  –

1945 – 1959

15

6 +

8  +

6 +

5  +

+

2  –

5  +

8  +

+

1960 – 1974

15

2 –

2  –

3 –

2 –

1  –

0  –

3  –

1975 – 1988

15

6 +

7  +

8  +

5  +

+

2  –

0  –

0  –

  – !!!

1989 – 2003

15

4 –

3  –

3 –

2 –

2  –

1  –

3  –

  – !!!

Таблица 7 . Основные различия процессов и характера их проявления в ландшафтах при эксплуатации высоконапорных (ВГС) и низконапорных (НГС) гидротехнических сооружений.

Процессы и их характер

При эксплуатации ВГС

(с уровнем подпора воды более 7 -10 м)

При эксплуатации НГС

(с уровнем подпора воды 2-7 м)

Затопление территорий

Затапливаются значительные территории по площади и протяженности (десятки и сотни км), обычно весь пойменный комплекс (от нижних до верхних пойменных уровней) и часть водораздельной территории

Затапливаются малые по площади (первые десятки мет-ров) и большие по протяженности территории (десятки и/или сотни км при создании каскадов НГС) в пределах пойменного комплекса (обычно 1-2 пойм. уровни)

Изменение уровня воды (УВ)

  • Значительный подъем УВ, обычно более 5-10 м от естественного;
  • Стабилизация УВ;
  • Сокращение амплитуды колебания УВ зависит от типа регулирования объекта (не всегда большое)
  • Незначительный подъем УВ, обычно не более 0.5-5.0 м от естественного;
  • Стабилизация УВ, повышение УВ в межень;
  • Значительное сокращение внутри- и межгодовой амплитуды колебания УВ (в 2-2.5 раза)

Время изменений

Видимые изменения в ландшафтах и экосистемах начинают отмечаться сразу после ввода в строй ВГС

Видимые изменения в ландшафтах и экосистемах отмечаются спустя 10-30 лет после ввода в строй НГС

Сгонно-нагонные явления

Значительные изменения амплитуды колебания УВ не связанные с регулированием запасов воды (до 2.5 м и более), возникновение прогрессиной абразии побережья и дна: незапланированные потери плодородных с/х угодий (до 500 и более га за 30 лет)

Возникающие небольшие изменения не влияют на характер обводнения наземных пойменных экосистем после ввода НГС в эксплуатацию

Изменение паводковых затоплений и др. процессов

  • Полное прекращение затоплений верхней и сокращение затопления средней и нижней поймы (если они осталист);
  • Возникновение иных процессов: с ледовыми явлениями, изменением засоления прилегающих территорий и др.)
  • Частичное прекращение затоплений верхней поймы;
  • Нарушение в чередовании периодов повышенной и пониженной частоты затопления верхней поймы;
  • Сокращение затопления средней поймы

Изменение уровня грунтовых вод (УГВ)

  • Повышение УГВ и активизация интенсивных оползневых процессов вблизи русла и быстрого заболачивания на низких уровнях поймы и в понижениях (если они остались);
  • Сокращение амплитуды колебания УГВ на средних и низких уровнях поймы (если они остались);
  • Понижение УГВ на верхних уровнях поймы, особенно удаленных от русла (осуходоливание лугов)
  • Повышение УГВ и постепенная активизация  медленных процессов заболачивания на нижних, средних и верхних уровнях поймы всего пойменного комплекса в целом;
  • Сокращение амплитуды колебания УГВ на всех уровнях поймы;

Проявления в верхних и нижних бьефах

Значительные отличия процессов в верхних и нижних бьефах: обсыхание и осуходоливание в верхних бьефах и подтопление и заболачивание в нижних

Незначительные различия процессов в верхних и нижних бьефах, осо-бенно с каскадами НГС

Quercus robur и вяза – Ulmus laevis, U. glabra, U. minor) связано как с изменением амплитуды колебания УГВ, так и с нарушением частоты затопления верхней поймы в последние десятилетия (табл. 6 а, б,). В тоже время установленное увеличение выпадения атмосферных осадков, особенно в зимний период, также способствует подъему УГВ и интенсификации процессов оглеения в корнеобитаемой толще и в верхних почвенных горизонтах.

Таким образом, зарегулирование НГС приводит к стабилизации режима увлажнения и изменению колебаний УГВ в пойме, вызывая изменение всех компонентов экосистем, смену почвенного и растительного покровов.

Для рек бассейнов Эльбы и Сейма выявлены четкие, последовательно чередующиеся 15-летние периоды максимальной и минимальной частоты затопления верхнего пойменного уровня; для деградирующих лесных экосистем верхней поймы которых установлено нарушение в чередовании периодов затопления их местообитаний с конца 70-х годов ХХ века.

Многолетние тренды водности рек в разных регионах имеют различную направленность и должны непременно учитываться при гидротехническом строительстве и планировании природоохранных мероприятий, поскольку в одних регионах они могут усугубить состояние охраняемых экосистем, а в других – поддерживать их сохранение.

Глава IV. Естественная растительность и ее динамика.

Основу растительного покрова и животного населения пойменных областей Эльбы, Дуная и Сейма составляют виды, имеющие значительную толерантность к колебаниям уровня воды в реке (ежедневным, сезонным, годичным) и к высоте разногодичных паводковых затоплений.

В главе представлена классификация пойменной растительности, выполненная на основании собственных полевых материалов, собранных в бассейнах рек Эльбы, Дуная и Сейма в полевые сезоны 1996-2001 годов.

Классификация была выполнена в программе Spss10.0 при помощи кластерного анализа по методу средней связи с использованием коэффициента Жаккара. В работе проанализированы более 800 собственных геоботанических описаний. Установлено, что классификация по коэффициенту Жаккара хорошо отражает внутриформационные связи сообщества, показывая направления сукцессионного развития или антропогенного преобразования сообществ, в то время как анализ геоботанических описаний на основании Эвклидовой дистанции дает хорошие результаты для выделения и классификации различных стадий антропогенных нарушений в растительном покрове. Сходство на основе коэффициента Чекановского лучше отражает связи внутри ассоциаций. 

Установлено, что основу пойменной растительности регионов Центральной Европы (бассейны Эльбы и Дуная) и Восточной Европы (бассейн Сейма) составляют одни и те же формации растительности. Для верхних и средних пойменных уровней это, прежде всего, вязово-дубовые (из Quercus robur, Ulmus glabra, U. laevis, U. minor) и ивовые леса (из Salix alba, S. fragilis, S. viminalis, S. triandra, S. purpurea), а также травяные сообщества из двукисточника тростниковидного (Phalaris arundinacea), пырея ползучего (Elytrigia repens), видов мятлика (Poa palustris, P. trivialis, P. pratensis и др.), ежи сборной (Dactylis glomerata), видов лисохвоста (Alopecurus pratensis, A. myosuroides). Самый низкий пойменный уровень занимают формации рогоза (Typha angustifolia), аира (Acorus calamus), тростника (Phragmites australis). При этом конечно, в растительном покрове имеются некоторые отличия, которые, однако, не носят принципиального значения при изучении влияния гидротехнических изменений на экосистемы.

Так, например, в лесных пойменных сообществах Центральной Европы помимо широко распространенного в России ясеня обыкновенного (Fraxinus excelsior), встречаются некоторые американские виды F. pennsylvanica и F. ornus. Они характерны только для облесенных вновь территорий или при самосеве с ранее облесенных участков. Эдификаторной роли в пойменных сообществах естественных заповедных территорий Эльбы и Дуная эти виды, практически, не играют. Существуют так же некоторые отличия в пойменной луговой флоре Центральной и Восточной Европы. Но и здесь, в основном, на уровне отдельных видов, которые не являются эдификаторами травостоя.

Установлено, что наиболее важным для функционирования естественных пойменных лесных и кустарниковых экосистем является характер и ритмы почво-грунтового увлажнения, определяющие протекание физико-химических процессов в пойменных почвах.

Естественные лесные и кустарниковые экосистемы верхнего, среднего и нижнего пойменного уровня (а также производные от них луговые экосистемы) хорошего и удовлетворительного состояния (рис. 3) характеризуются:

  • значительной амплитудой колебания уровня грунтовых вод в пойменных почвах (для верхних пойм не менее 4.5-5.5 м, для средних – не менее 3-3.5 м; для нижних – не менее 1-1.5 м), которое обеспечивается достаточно большой амплитудой колебания уровней воды в русле реки;
  • ненарушенной периодичностью паводкового затопления соответствующих местообитаний:
  • для верхних пойм – с постоянным чередование 15-летних периодов частого и редкого затопления верхней поймы (2-4 раза за 15 лет для периодов с редкими затоплениями и 6-10 раз за 15 лет для периодов с частыми затоплениями);
  • для средних пойм – почти ежегодное;
  • для нижней поймы – ежегодное;
  • прямым характером падения безнапорных грунтовых вод в меженный период – от водораздела к бортам русла;

значительной разногодичной (флуктуационной) изменчивостью сообществ, способствующей их большей устойчивости в изначально неустойчивых природных (интразональных) условиях: количество постоянно присутствующих видов в сообществе-ассоциации не должно

Рис. 3. Распределение уровней грунтовых вод в пойме и воды в реке Эльба за многолетние периоды на модельном экологическом профиле Акен правого берега (275 км реки), заповедника “Средняя Эльба”. Условные обозначения: 1 – рельеф (нивелир.); 2-8 – УВ и ГВ (измеренные и тренд), 2 – ГВ в межень (20.05.1998), 3 – ГВ при среднегодовом значении УВ (18.05.1999), 4 – ГВ в начальную фазу паводка (25.07.2001), 5 – УВ 20.05.1998 – 51.14 м (межень), 6 – УВ 18.05.1999 – 51.91 м (среднегод.), 7 – УВ 25.07.2001 – 52.68 м (начальная фаза паводка), 8 – наибольший (абсолютный максимальный) УВ в 1998 г. (54.23 м); 9-10 средние многолетние УВ за периоды 1896-1930 гг. (52.87 м) и 1967-2001 гг. (52.39 м); 11-12 – средние наибольшие УВ за многолетние периоды 1896-1930 гг. (55.79 м) и 1967-2001 гг. (53.9 м); 13-14 – наибольшие (абс. макс.) УВ за многолетние периоды 1896-1930 гг. (57.24 м) и 1967-2001 гг. (56.35 м). А – Рельеф: 1 – русло реки, 2-6 – первый пойменный уровень, 2 – песчаная коса, 3 – прирусловое понижение, 4 – пойменное понижение, 5 – выположенная пойма, 6 – притеррасное понижение, 7-11 – второй пойменный уровень, 7 – выположенная центральная (2-ая) пойма, 8 – русло обсохшего старичного понижения, 9 – песчаная грива, 10 – гривистая (2-ая) пойма, 11 – понижение (2-ой) поймы, 12-14 – третий (верхний) пойменный уровень, 12 – склон (третьей) поймы, 13 – пойменное понижение, 14 – выположенная (3-я) пойма; Б – почвы: 1 – аллювиальные слабосформированные, 2 – аллювиальные лугово-болотные, 3 – аллювиальные дерновые слоистые примитивные, 4 – аллювиальные дерновые, 5 – аллювиальные луговые, 6 – аллювиальные дерново-луговые (аллювиальный бурозем по немецкой классификации); В – растительность: 1 – прибрежно-водная – осоковая, 2 – луговая травяная (луг. трав.) – злаковая мятликовая, 3 – луг. трав. – злаковая двукисточниковая, 4 – древесная (древ.) – ивовая (ивы белой), 5 – луг. трав. – злаковая пырейная, 6 – луг. трав. – злаковая лисохвостовая, 7 – древ. – ясеневая, 8 – древ. – дубовая, 9 – луг. трав. – злаковая райграсовая; Г – номера ассоциаций (по таблице 4.1 в основном тексте диссертации). Обозначения растительности: 1 – Salix alba, 2 – Quercus robur, 3 – Fraxinus excelsior, 4 – Rubus caesius, 5 – Phalaris arundinacea, 6 – Elytrigia repens+Lolium perrene, 7 – Alopecurus pratensis+Poa palustris, 8 – Carex gracilis.

превышать 70% от ежегодной флоры сообщества, и 50% от общей (многолетней) флоры этого же сообщества  (табл. 8);

  • значительным видовым разнообразием и сложной структурной организацией сообществ (не менее 3-х – 4-х ярусов в сообществах).

Выполненное исследование показало, что естественная пойменная растительность зоны широколиственных лесов Центральной и Восточной Европы очень близка как флористически, так и формационно (таксономически). Этот вывод имеет большое значение при разработке мероприятий по реконструкции растительности в будущем, при использовании зарубежного опыта в условиях России, а также при моделировании гидрологических процессов в условиях недостатка статистических гидрологических данных на основе рек аналогов из России и зарубежной Европы.

Таблица 8. Изменение флористического состава экосистем постоянных модельных участков экологического профиля Банищанская дача (р. Сейм) в естественных условиях (без влияния регулирования стока) с 1996 по 2001 годы.

Название

экосистемы (ассоциации)

Недотро-гово-ежевико-вая с подрост. вяза,ясеня

Купено-во-ясе-нево-дубовый лес

Черемухо-во-кленово-ольховый снытьевый лес

Ракитово-кленовый ежевиково-снытьевый лес

Ивовое чередово-крапи-вово-мятовое

Ивовое маннико-во-дву-кисточ-никовое

Разно-травно-злаковое

Ежегодное кол-во видов в сообществе

15-19

17-21

21-38

15-29

14-24

20-24

20-42

Постоянные виды  от ежегодной флоры сообщ-ва, % (<70%)

64*

65

68

53

68

65

63

Постоянные виды от общей (многол.) фло-ры сообщ., % (<50%)

34

34

38

24

34

34

38

Сменяющиеся виды от общей (многол.) флоры сообщества, %

20

19

19

22

19

19

32

64* - здесь и далее указан средний процент за все годы.

Глава V. Индикационное значение смен растительности при зарегулировании речного стока.

При разработке диагностики трансформаций природных комплексов речных долин на основе представлений о стадийности процессов, были выявлены растения индикаторы изменений пойменного режима при зарегулировании НГС, установлено индикационное значение изменений структуры сообществ, а также оценена степень опасности нарушений в пойменных экосистемах и необходимость восстановительных мероприятий в поймах от воздействия НГС.

В бассейне верхнего Дуная (Западная Германия). На давно зарегулированных участках реки (с 1987 г.) все наземные экосистемы нижних уровней поймы исчезли, поскольку трансформировались в водные, исчезли также все околоводные животные и водоплавающие птицы, т.к. лишились специфических мест обитания из-за круглогодичного затопления территории.

В поймах недавно зарегулированных участков реки (с 1994 г.), уже спустя 2, 3, 4 и 5 лет после ввода в строй плотины Штраубинг установлено чрезвычайно сильное отрицательное воздействие зарегулирования на заповедные экосистемы, которое несомненно будет нарастать со временем. Почти полностью погибли (вымокли) кустарниковые и лесные сообщества из ивы (Salix alba, S. triandra, S. wiminalis, S. purpurea) и травяные тростниковые заросли (Phragmites australis) нижнего пойменного уровня. По повышениям идет активное внедрение гидроморфных и сорных видов растений: Polygonum amphibium, P. hydropiper, Cirsium arvense, Carduus crispus, C. personata, Rumex spp., Thalictrum spp., Filipendula ulmaria. Установился статичный режим колебаний УГВ не только по сезонам, но и по годам, даже несмотря на различия во флюктуациях водности реки Дунай (рис. 4). В связи с активизацией фильтрационного процесса значительно повысился УГВ в прирусловой части поймы, а направление потока УГВ в течении всего года – обратное естественному (рис. 4): от бортов русла к водоразделу. В почвах повсеместно наблюдается образование глеевых горизонтов в верхних частях почвенных профилей (с глубины 10-30 см) и их продвижение (рост) вверх по профилю. Сокращается обилие и видовое разнообразие растительности на типичных и суходольных лугах.

Выявлено начало антропогенно-обусловленного заболачивания (болотного процесса) и установлена чрезвычайно высокая скорость изменения почв и растительности в трех заповедниках: “Пфаттерау”, “Гмюндерау”, “Оберауершляйфе”. В случае полного зарегулирования последнего свободнотекущего участка реки Дунай при современной плавной тенденции повышения общей водности реки в ближайшие годы здесь исчезнут все типичные пойменные экосистемы, редкие сообщества, виды растений и животных.

В бассейне средней Эльбы (Восточная Германия). Условия функционирования экосистем в пойме р. Эльбы более всего близки к естественным. Установлено, что в пойме Саале – полностью зарегулированного притока реки Эльбы, отсутствует естественный ход направленной (долговременной) динамики растительности и почвенного покрова. Вследствие полного зарегулирования реки Сале, резко изменилась сезонная динамика уровней речной воды, что сильно повлияло на естественный поемный режим в долине реки Сале: в пойме зафиксирована

Рис. 4. Негативная тенденция постоянного уклона грунтовых вод (ГВ) в пойменном заповеднике на трансекте Оберауершляйфе (2329.175 км Дуная) в зоне влияния верхнего бьефа плотины Штраубинг. 1 – рельеф (нивелир.), 2 – ГВ в межень 1998 (измеренные значения и тренд), 3 – ГВ в паводок 1999 г., 4 – ГВ 2000 г. (в период среднегод. знач. УВ), 5 – ГВ 2001 г. (в период среднегод. знач. УВ), 6 – УВ в межень 1998 г., 7 – УВ в паводок 1999 г., 8 – УВ 2000 г. (в период среднегод. знач.), 9 – УВ 2001 г. (в период среднегод. знач.), 10 – абсолютный максимальный УВ 1999 г., 11 – абсолютный максимальный УВ 2000 г., 12-16 – обозначения растительности, 12 – ивовая, 13 – ясеневая, 14 – крупнотравная водно-болотная, 15 – луговая травяная, 16 – сорнотравная. А – рельеф: 1 – антропогенно-насыпная песчано-галечниковая противопаводковая дамба, 2 – межгривное понижение верхней поймы (ранее 3-ий, ныне 2-ой пойменный уровень), 3 – грива верхней поймы (р. 3-ий, н. 2-ой п. ур.), 4 – склон гривы верхней поймы на среднюю пойму (р. 2-3-ий, н. 1-2-ой п. ур.), 5 – межгривное понижение центральной (гривистой) поймы (р. 2-ой, н. 1-ый п. ур.), 6 – грива центральной поймы (р. 2-ой, н. 1-ый п. ур.), 7 – склон бывшей центральной поймы на нижнюю пойму (р. 2-ой, н. 1-ый п. ур.), 8 – русло реки; Б – почвы: 1 – аллювиальная дерновая поверхностно и грунтово средне оглеенная, 2 – аллювиальная луговая сильно оглеенная, 3 – аллювиальная лугово-дерновая грунтово средне оглеенная, 4 – аллювиальная болотная, 5 – аллювиальная лугово-болотная, 6 – аллювиальная дерновая сильно оглеенная; В – растительность: 1 – древесная (древ.) – бодяково-крапивово-ясенево-кленово-ивовая, 2 – древ. – мохово-крапивово-ивово-ясеневая погибающая, 3 – крупнотравная водно-болотная на месте погибающей древесной – крапивово-тростниковая в погибающем ивняке, 4 – кустарниковая (куст.) – чертополохово-крапивово-ивовая, 5 – куст. – крапивово-тростниково-ивовая разреженная, 6 – куст. – крапивово-тростниково-ивовая, 7 – луговая травяная (луг. трав.) – мохово-подмаренниково-крапивовая, 8 – куст. – двукисточниково-крапивово-ежевиковая с подростом клена американского, 9 – луг. трав. – разнотравно-злаковая, 10 – луг. трав. – разнотравно-сорнотравно-злаковая, 11 – луг. трав. – бодяково-подмаренниково-злаковая, 12 – луг. трав. – горцово-лапчатковая с участием бодяка, 13 – луг. трав. – тростниково-крапивовая, 14 – луг. трав. – горцово-хвощево-лапчатково-злаковая, 15 – луг. трав. – мохово-горцово-хвощево-злаковая, 16 – луг. трав. – разнотравно-сорнотравно-злаковая, 17 – луг. трав. – крапивово-бодяково-подмаренниково-ежовая, 18 – луг. трав. – злаково-горцово-лапчатковая, 19 – луг. трав. – горцово-бодяково-подмаренниково-злаковая.

малая амплитуда колебания УГВ как по сезонам, так и за многолетний период, а в ландшафтах отмечается активизация болотного процесса, что является причиной гибели типичных вязово-дубовых пойменных лесов, заболачивания лугов, сильного разрастания многолетних сорняков, возникновения и распространение глеевых почв по бывшим средним и верхним уровням поймы.

По сравнению с естественными условиями поемности реки Эльбы, в зарегулированной пойме Саале (профиль Типпельскирхен) относительные колебания УГВ в различные периоды исследования не превышали 1 -2 м. А максимальная амплитуда колебания между УГВ в паводок и осеннюю межень может составлять не более 2-2.4 м для повышенных элементов рельефа и 0.5-1 м – для понижений. В результате строительства НГС на р. Саале УГВ в пойме сократило амплитуду колебания с 4-4.5 м (до зарегулирования) до 2-2.4 м (в настоящее время – при зарегулировании).

Выявленные закономерности в изменении режима речного стока и мезоклимата для бассейна р. Сейм означают повышенные в настоящее время (по сравнению с началом века) уровни воды в реках бассейна р. Сейм в вегетационный период и резкое снижение обводнения верхней пойменной террасы в период весеннего половодья; увеличение годового количества выпадения атмосферных осадков и повышения среднегодовых температур воздуха за счет зимнего периода, наряду с уменьшением сильных морозов и летней жары, что способствует активизации процессов заболачивания в той или иной степени в зависимости от подстилающих пород на всех уровнях поймы, сокращению сезонной амплитуды колебания УГВ, т.е. его относительной стабилизации по сезонам и годам, а также повышению УГВ, особенно вблизи берега. Полевые исследования показали, что в бассейне р. Сейм отмечается тенденция сдвига поемного процесса в сторону заболачивания (рр. Сейм, Тускорь, Свапа, Прутище).

На пониженных частях поймы (нижняя пойма – первый пойменный уровень) ценные разнотравные луговые травостои сменились малоценными, плохопоедаемыми фитоценозами из Carex gracillis, Phalaroides arundinacea, Phragmites australis, Acorus calamus, Deschampsia caespitosa, а на повышенных частях поймы (средняя и верхняя пойма – второй и третий пойменный уровень) – сорными рудеральными маловидовыми сообществами. Основные негативные тенденции в развитии луговых сообществ – это заболачивание и обильное внедрение рудеральных, сорных видов: Cirsium arvense, C. vulgare, Carduus acanthoides, C. pannonicum, Xanthium strumarium, X. albinum, которые оптимально приспособлены к стабильному сезонно повышенному УГВ. В лесных сообществах ухудшилась жизненность основного эдификатора – Quercus robur (суховершинность, сильная пораженность насекомыми-древоточцами), происходит активное внедрение в древесный ярус подроста вяза и ясеня. В травяном ярусе лесов Quercus robur–Tilia cordata отмечается абсолютное доминирование Aegopodium podagraria, а так же большое обилие Equisetum hyemale, E. pratense, Impatiens parviflora, Alliaria pettiolata и Filipendula ulmaria, которые индицируют здесь полное отсутствие паводкового затопления при общем увеличении гидроморфности аллювиальных дерновых почв.

Полученный в процессе работы совокупный анализ экологических натурных данных и статистической обработки гидрологических и метеорологических характеристик позволил установить, что в пойме р. Сейм основной причиной деградации луговых экосистем является стабилизация режима УГВ в вегетационный период и увеличение оглеения верхних почвенных горизонтов из-за повышения уровней воды в реке в период летне-осенне-зимней межени и снижения годовой амплитуды колебания УГВ в пойме. Снижение жизненности древостоев дуба (Quercus robur) на участках высокой поймы связано как с изменением амплитуды колебания УГВ, так и с нарушением частоты затопления высокой поймы в последние 30 лет (табл. 6). Кроме того, увеличение выпадения атмосферных осадков и потепление в зимний период активизируют подъем УГВ и интенсификацию процессов оглеения в корнеобитаемой толще.

Установлено, что в пойме реки Сейм и ее притоков тенденция заболачивания имеет частично естественную природу, а процессы изменений в экосистемах сходны с таковыми на реке Сале (Восточная Германия), где они имеют чисто антропогенный характер. Поскольку в пойме Саале условия поемности сменились довольно резко еще в начале 50-х годов, то и последствия подобных изменений тоже более существенны: там полностью погибли последние ценнейшие пойменные древостои из Quercus–Ulmus, а луга утратили кормовую ценность в 3-4 раза.

На основе многолетних исследований в заповедных территориях речных долин в бассейнах рек Эльба, Дунай и Сейм выявлено, что более менее устойчивое (удовлетворительное) функционирование пойменных экосистем после зарегулирования стока возможно лишь при условии сохранения близкого к естественному характера флуктуаций (ежегодных изменений) в составе сообществ, а степень опасности нарушений от НГС можно оценить по проявлению индикаторных видов-растений в экосистемах (табл. 9)

Анализируя данные мониторинга, касающиеся состава и структуры пойменных экосистем, удалось подтвердить, что высокая флуктуационная изменчивость в растительном сообществе является индикатором сохранности и большей устойчивости для этих интразональных экосистем.

Присутствие постоянных видов растений в сообществах в размере менее 70% (в среднем 55-60%) от ежегодной флоры отдельной модельной площади и менее 50% от общей многолетней флоры сообщества указывает на удовлетворительное состояние наземной пойменной экосистемы и естественный характер флуктуаций в ней (табл. 8).

Если в пойменных сообществах процент постоянных видов растений превышает предельно допустимый уровень (70% от ежегодной флоры и 50% от многолетней флоры) – экосистемы следует считать антропогеннонарушенными, для них следует разрабатывать специальные меры реабилитации (табл. 10).

Глава VI. Антропогенные изменения пойменных экосистем и их охрана.

Антропогенное зарегулирование стока рек существенно изменяет функциональную взаимосвязь элементов рельефа, уровня воды в реке и УГВ в пойме. Бывшие высокие элементы рельефа поймы (третья пойменная терраса) подтапливаются и переходят в современный период (при зарегулировании) в ранг более низких экологических уровней поймы. Это дает начало динамическим изменениям почв и растительности в направлении возрастания гидроморфности.

Таблица 9. Оценка степени опасности нарушений в пойменных ландшафтах по ее проявлениям в экосистемах на основе распространения индикаторных видов растений (в том числе сорняков) в результате зарегулирования НГС в зоне широколиственных лесов.

Степень опасности нарушений в ландшафтах

Проявление индикаторных видов растений на лугах и в травяном ярусе лесов на площадках 10 м2

Степень нарушенности  поймен-ных экосистем и необходимость  восстановительных (рекультивационных) мероприятий

0 – не опасно

1-3 экземпляра вида (с обилием Un-sol)

Естественное состояние экосис-тем, восстановление не требуется

1 – очень слабая

Более 10 экземпляров вида (с обилием sp) и проективным покрытием вида до 20%

Очень слабо измененное состояние экосистем, необходим мониторинг за дальнейшим развитием процессов

2 – слабая

Появление не менее 5-7 микроочагов (куртин) вида диаметром 0.5-1 м с обилием sp gr – cop1

Слабо измененное состояние экосистем, необходимы локальные мероприятия по осушению поймы

3 – средняя

Образование не менее 10-15 микроочагов (куртин) вида диаметром 1-2 м с обилием sp gr – cop1

Средне измененное состояние экосистем, требуются локальные гидро- и лесотехнические мероприятия

4 – сильная

Полное слияние микроочагов и/или равномерное распростра-нение вида по площади с обилием sp3-сор1

Сильно измененное состояние экосистем, наряду с локальными (гидро- и лесотехническими) нужны мероприятия по изменению гидрологического режима реки

5 – очень сильная

Полное доминирование вида (с обилием cop2-cop3), вплоть до образования моно-доминантных сообществ

Полностью измененное состояние экосистем, требуются мероприятия по изменению гидрологического режима реки

Таблица 10. Изменение флористического состава экосистем экологического профиля Барятинский лес на антропогенно измененной пойме, в зоне влияния Курчатовского вдхр. (бассейн Сейма) с 1996 по 2001 годы.

Название

экосистемы (ассоциация)

Кленово-ясенево-то-полевый лес

Осоково-ясенево-дубовый лес

Недотрогово-вязово- дубовый лес

Снытьево-вязово-дубо-вый лес

Хвощево-липово-ду-бовый лес

Ежегодное кол-во видов в сообществе

22-32

16-18

19-26

18-25

19-23

Постоянные виды от ежегодной флоры сообщ-ва, % (<70%)

41

64

45

43

64

Постоянные виды от общей (многол.) фло-ры сообщ., % (<50%)

69

87

74

72

84

Сменяющиеся виды от общей (многолетней) флоры сообщества, %

19

10

16

18

12

Искусственное поднятие уровня воды в реках (каналах) или на их отдельных зарегулированных участках и его стабильное поддержание на определенном уровне в течение года активизирует антропогенный процесс, который не является аналогом природного.

Оглеение, возникающее в верхних горизонтах почвы (до 1-1.5 м) наиболее отрицательно влияет на древесные породы пойменной дубравы, вызывая угнетение и гибель деревьев и кустарников, глубокие корневые системы которых не в состоянии нормально функционировать в условиях круглогодичного стояния грунтовых вод на постоянном повышенном уровне.

В результате проведенных исследований установлено, что для зоны широколиственных лесов Центральной и Восточной Европы в результате гидротехнического воздействия отмечаются чрезвычайно близкие по характеру процессы деградации пойменных экосистем.

Установлено, что даже незначительное антропогенное изменение меженных и средних уровней воды в реках и каналах (повышение на 0.5-1 м), влечет за собой полную перестройку пойменных экосистем и наиболее сильно влияет на экосистемы нижних уровней пойм.

В ходе исследований для различных режимов функционирования поймы были выявлены эволюционно-динамические ряды природных комплексов, что позволило создать Динамическую модель формаций пойменных местообитаний зоны широколиственных лесов (рис. 5). Она отражает все возможные трансформации современной пойменной растительности в зависимости от расположения УГВ в пойме, характера оглеения и глубины залегания глеевого горизонта в почвах, а также режима паводкового затопления для разных уровней поймы (0, I, II, III; рис. 5); показывает направления и вид сукцессионных изменений; указывает характер образовния сообществ (естественный или антропогеннопроизводный, в том числе от воздействия НГС); дает представление о тенденции ареалов растительных формаций (с расширяющимся, неизменным и сокращающимся ареалом).

На основе построения эволюционно-динамических рядов природных комплексов для различных режимов функционирования поймы и диагностики микроочаговых проявлений в растительности и почвах составлена Прогнозная схема изменения растительности в поймах рек широколиственной зоны Восточной и Центральной Европы при изменении обводненности территории, в которой для различных экологических уровней пойм прослежены стадии изменения естественных сообществ в результате антропогенного зарегулировании рек НГС (табл. 11).

Обосновано выделение пойменных территорий, подвергшихся зарегулированию НГС в охраняемые зоны и включение их в водоохранные зоны водных объектов; разработаны критерии выделения водоохранных зон.

На основе всестороннего анализа зависимостей показателей режима речного стока с эколого-биологическими показателями состояния пойменных экосистем и экотонов, принимая за основу положение о сохранении устойчивого функционирования экосистем речных долин при зарегулировании стока, нами была разработана стратегия природопользования и обоснованы основные экологические критерии, ограничивающие регулирование режима речного стока (Кузьмина, 2005; Кузьмина и др,. 2000; Новикова, 1999, 2003; Новикова, Кузьмина, 2000; Novikova et at., 2001; Новикова, Кузьмина и др., 2005а, б; 2006а, б).

  • Наличие элементов первичного пойменного ландшафта (осередки, побочни). Формирование первичных форм пойменного ландшафта и развитие экосистем на молодом аллювии обеспечивается, если промежуток между максимальными расходами имеет длительность не менее 3-5 лет.
  • Устойчивое функционирование экосистем в условиях регулирования режима речного стока обеспечивается их ежегодной флуктуационной динамикой. Если стоит задача сохаранения пойменных экосистем в условиях зарегулирования НГС, должны быть выполнены необходимые условия: поддержание многолетней амплитуды колебания УГВ на уровне

Рис. 5. Модель динамических связей и характера современного состояния формаций гидроморфных местообитаний пойм рек зоны широколиственных лесов Центральной и Восточной Европы. Пойменные уровни: 0 – постоянно затопленные или длительнозатопляемые территории (на небольшую глубину 0-0.5 м), I – низкая пойма, II – средняя пойма, III – верхняя пойма. Направления сукцессий: 1 – естественные или “условно” естественные, 2 – антропогенные при зарегулировании НГС, 3 – антропогенные демутационные (восстановительные) при зарегулировании НГС.





  Повышение увлаж нения (поднятие УГВ, увеличение частоты паводков)






Nypheta luteae


Phragmiteta australiae














Typheta angustifoliae

Acoreta calames

Xanthineta albinae, X. strumariae

Polygoneta spp. (P. minus, P. lapati-folium, P. hydropiper)

























Sparghanieta erectis

Carexeta gracilles

Glycerieta maximae


Phalareta arundinaceae



















  Оглеение

Gleyization

Alneta glutinosae


Saliceta fragilis

Saliceta albae


Saliceta wiminales


Saliceta purpureae, S. triandrae

Задернение

Alluvization
















Potentil-lieta anserinae

Cirsieta arvenses

Poeta palustres


Poeta pratenses, P. triviales

Elytri-gieta repentes


Lolieta multiflorae, L.perrene


Brometa inermis

Calamag-rostideta epigeios























Impati-ens glan-dulifera


Urticeta dioicae


Alopecurideta pratenses, A. myosoroides

Dactileta glomeratii


Festuceta pratenses

3

Cardieta crispes

Arrhena-thereta elatiae









Sanguis-sorba officinalis

Populeta nigrae, P. canadenses, P. deltoides, P. albae

Alneta incanae


Fraxineta excelsae, F.ornae


Fraxineta pennsylvani-cae

Aesculeta hippocastaneae











Equise-t. hiemale

Impatiens parviflora

Tilieta cordatae, T. pubescens

Ulmeta minorae

Querceta roburae

1

Ulmeta glab-rae,U.laeviae

Carpineta betuleae



























2  Снижение  увлажнения (понижение УГВ, сокращение частоты паводков)


- антропогеннопроизводные;

- антропогеннопроизводные при зарегулировании


- расширяющие ареал;




- сокращающие ареал (имеют 2% от возможной площади);

- жизнеспособные

    Направления сукцессий

Таблица 11. Прогнозная схема изменения пойменной растительности широколиственной зоны при изменении обводнённости территорий.

Исходное состояние (сообщество )


Промежуточные стадии изменения растительности

(поймы рек: Ельбы, Дунай, Сейм)


Конечное состояние (сообщество)

1


2


3


4

II Пойменный уровень

Лесные угодья

Salix alba-Calystegia sepium-Phalaris arundinacea

Канареечниково-повоевые ивняки


П

о

в

ы

ш

е

н

и

е

Повышение УГВ на 1-1.5 м,

Сокращение паводков вдвое

Calystegia sepium+Galium palustre+ Stachys palustris

Суховершинность и выпадение древостоев ивы, увеличение проективного покрытия трав до 100% за счёт разрастания нижнего яруса (Solanum dulcamara, Calystegia sepium, Myosoton aquaticum) и внедрения более гидроморфных видов: Stachys palustris, Galium palustre, Phragmites australis.


П

о

в

ы

ш

е

н

и

е

Повышение УГВ на 0.5 м,

Паводки очень редкие и небольшие

Phalaris arundinacea- Iris pseudacorus

Образование неустойчивых травяных экотонных сообществ с покровом из мятлика болотного, канареечника, ириса, повоя, паслена сладко-горького (Poa palustris, Phalaris arundinacea, Iris pseudacorus,  Solanum dulcamara, Calystegia sepium, Lycopus europaeus).


П

о

в

ы

ш

е

н

и

е

Повышение УГВ на 0.3-0.5м, Формирование мелкого водоема, отсутствие паводков

Schoenoplectus lacustris +Bolboschoenus maritimus, Scirpus sylvaticus+Sparganium erectum

Камышевые и клубнекамышевые




Salix triandra+Salix purpurea+Salix viminalis-Calystegia sepium-Phalaris arundinacea

Канареечниково-повоевые смешан-ные кустарниковые ивняки

г

р

у

н

т

о

в

ы

х

Salix viminalis-Urtica dioica

Суховершинность и выпадение древостоев ивы, увеличение проективного покрытия трав до 100% за счёт разрастания нижнего яруса, внедрения крапивы и сорнотравья: Calystegia sepium, Urtica dioica, Cirsium arvense, Carduus personata, Phragmites australis.

г

р

у

н

т

о

в

ы

х

Salix viminalis-Phragmites australis

Формирование разреженных ивняков тростниковых.

г

р

у

н

т

о

в

ы

х

Повышение УГВ на 0.3-0.5м, Отсутствие паводков

Phragmites australis

Образование монодоминантных зарослей тростника.





II Пойменный уровень

Луговые угодья

Gramineae

(Elytrigia repens, Poa pratensis, Poa trivialis, Lolium multiflorum, Lolium perenne)

Пырейные, плевеловые и мятликовые луга, в том числе сеянные.

в

о

д

н

а

1

м

Повышение УГВ на 0.7-1 м,

Сокращение паводков вдвое

Gramineae+Cirsium arvense

Снижение обилия луговых злаков.

Появление индикаторов нарушения поемности в малом и среднем обилии: (Polygonum amphibium, Cirsium arvense, Sonchus asper, Deschampsia cespitosa, Potentilla anserina, Potentilla reptans, Taraxacum officinale).

в

о

д

н

а

0.5

-

0.8

м

Повышение УГВ на 0.5-0.8 м,

Паводки очень редкие и небольшие

Cirsium arvense+Potentilla anserina+Potentilla reptans-Polygonum amphibium

Смена злаковых сообществ на сорнотравные и более гидроморфные, увеличение обилия видов: Polygonum amphibium, Cirsium arvense, Potentilla anserina, Potentilla reptans.

в

о

д

н

а

0.3

-

0.5

м

Повышение УГВ на 0.3-0.5 м, Формирование стоячего мелкого водоема, отсутствие паводков

Glyceria maxima

Формирование монодоминантных сообществ манника большого.





III Пойменный уровень

Луговые угодья

Gramineae-Mixteherbosa

(Dactylis glomerata, Festuca pratensis, Arrhenatherum elatius, Phleum pratensis, Achillea millefolium)

Разнотравно-злаковые суходольные луга из ежи сборной, овсяницы луговой, райграса высокого.


П

о

в

ы

ш

е

н

и

е

Повышение УГВ на 0.7-1 м,

Сокращение паводков вдвое

  Alopecurus spp.+Poa palustris-Sanguisorba  officinalis-Mixteherbosa

Выпадение: Arrhenatherum elatius, Festuca pratensis; Уменьшение обилия суходольных видов (Achillea millefolium, Bromus hordeaceus и др.); Увеличение обилия гидроморфных видов (Ranunculus repens, Poa palustris, Sanguisorba officinalis и др.); Внедрение Polygonum amphibium, Achillea ptarmica, Glyceria maxima и зеленых мхов.

П

о

в

ы

ш

е

н

и

е

Повышение УГВ на 0.5-0.8 м,

Паводки очень редкие и небольшие

Sanguisorba officinalis+Poa palustris+ Ranunculus repens-Mixteherbosa+Musci

Снижение общей флоры в 2 раза;

Разрастание зеленых мхов, лютика ползучего (Ranunculus repens), мятлика болотного (Poa palustris).


П

о

в

ы

ш

е

н

и

е

Повышение УГВ на 0.5 м,

Стабилизация УГВ (с амплитудой менее 1 м)

Cirsium arvense+Gramineae- Mixteherbosa (Poa palustris, Phalaris arundinacea, Polygonum amphibium, Potentilla reptans)

Образование непоедаемых злаково-разнотравно-колюче- сорнотравных лугов.

III Пойменный уровень

Лесные угодья

Quercus robur -Acer spp.

Sambucus nigra-

Primula elatior, Circaea lutetiana , Paris quadrifolia, Asarum europaeum, Festuca gigantea.

Дубовый  лес с неморальным травяным покровом.

г

р

у

н

т

о

в

ы

х

Повышение УГВ на 1-1.5 м,

  Сокращение паводков вдвое

Quercus robur+ Fraxinus excelsior- Aegopodium podagraria-Mixteherbosa

Снижение жизненности дуба, внедре-ние ясеня, разрастание сныти; сниже-ние обилия и выпадение неморальных элементов - Hedera helix, Primula elatior, Paris quadrifolia, Circaea lutetiana , Asarum europaeum и др.; Внедрение гидроморфных элементов - Deschampsia cespitosa, Impatiens noli-tangere, Geum urbanum, Urtica dioica.

г

р

у

н

т

о

в

ы

х

Повышение УГВ на 0.7-1 м,

Стабилизация УГВ

Паводки очень редкие и небольшие

Fraxinus excelsior+Populus canadensis - Aegopodium podagraria+ Lamium maculatum + Glechoma hederacea -Musci

Ясенево-тополевые с травяным покровом из сныти, яснотки и мхов.

Гибель дубов; Внедрение ольхи клейкой; Разрастание зеленых мхов.

г

р

у

н

т

о

в

ы

х

Повышение УГВ на 0.3-0.5 м,

Стабилизация УГВ

Alnus glutinosa-Urtica dioica-Aegopodium podagraria

Образование чистых ольховников с покровом из крапивы и сныти.










Quercus robur +Ulmus laevis-Crataegus spp.+ Sambucus nigra

Вязово-дубовый  лес неморальный.

в

о

д

н

а

1

м

a) естественный вариант

Quercus robur +Fraxinus excelsior-Ulmus laevis-Urtica dioica+Aegopodium podagraria

Снижение жизненности дуба; Внедрение в древостой ясеня и вяза полевого; Выпадение неморальных кустарников Sambucus nigra, Cornus sanguinea, Rhamnus cathartica; Внедрение лещины, разрастание крапивы и сныти.

b) антропогенный - с насаждениями тополя: Quercus robur+Populus nigra+Ulmus laevis-Urtica dioica+Phalaris arundinacea

в

о

д

н

а

0.7

-

1

м

Fraxinus excelsior+F. pennsylvanica-Aegopodium podagraria +Urtica dioica

Ясеневые кранивово-снытьевые леса.

Гибель дубов и вязов;

Разрастание лещины Corylus avellana; 

Внедрение ольхи клейкой.

Выпадение неморальных элементов.

Fraxinus excelsior+Ulmus minor-Aegopodium podagraria +Urtica dioica

в

о

д

н

а

0.3

-

0.5

м

Alnus glutinosa+Fraxinus excelsior- Urtica dioica+Aegopodium podagraria

Ясенево-ольховые крапивово-снытьевые маловидовые леса.


III Пойменный уровень

Лесные угодья

Quercus robur -Ulmus laevis Acer campestre-Polygonatum multiflorum+ Circaea lutetiana

Кленово-вязово-дубовые леса с неморальным травяным покровом (Paris quadrifolia, Mercurialis perennis, Galium odoratum)

П

о

в

ы

ш

е

н

и

е

Повышение УГВ на 1-1.5 м,

Сокращение паводков вдвое

a) Quercus robur+ Fraxinus excelsior- Acer negundo- Euonymus europaea-Rubus caesius Кленово-ясенево-дубовые леса с ежевикой и бересклетом. Сокращение кустарников; Внедрение индикаторов оглеения - Impatiens parviflora, Lapsana communis, Alliaria petiolata, Equisetum hyemale.

б) Quercus robur+ Tilia cordata-Rubus caesius Липово-дубовые леса с ежевикой. Ухудшение жизненности дубов; выпадение кустарников Sam-bucus nigra, Cornus sanguinea; выпа-дение неморальных элементов - Paris quadrifolia, Glechoma hederacea, Scro-phyllaria nodosa и др.; редукция травя-ного яруса и разрастание ежевики;

П

о

в

ы

ш

е

н

и

е

Повышение УГВ на 0.7-1 м,

Стабилизация УГВ.

Паводки очень редкие и небольшие

Fraxinus excelsior +Tilia cordata - Musci

Липово-ясеневые моховые леса.

Гибель дубового древостоя; Исчезновение травяного порова и замена его на моховой;

П

о

в

ы

ш

е

н

и

е

Повышение УГВ на 0.3-0.5 м,

Стабилизация УГВ

Alnus glutinosa- Tilia cordata- Corylus avellana- Rubus caesius

Ольховый с участием липы ежевиково лещиновый мертвопокровный

Alnus glutinosa-Carex pilosa

Осоково-ольховые леса.


Коренная терраса (склон)

Лесные угодья

Pinus sylvestris+ Quercus robur - Acer spp. - Prunus padus- Polygonatum multiflorum+ Majanthemum bifolium-Pteridium aquilinum

Дубово-сосновые леса


г

р

у

н

т

о

в

ы

х

Переход в режим III Пойменного уровня. Повышение УГВ на 1-1.5 м,  Сокращение паводков

Quercus robur-Ulmus laevis-Padus borealis+ Corylus avellana-Circaea lutetiana+Paris quadrifolia+ Convallaria majalis

Вязово-дубовые леса с подлеском из чере-мухи и лещины с неморальным травостем.


г

р

у

н

т

о

в

ы

х

III Пойменный уровень

Повышение УГВ на 0.5-0.7 м,

Паводки очень редкие и небольшие

Quercus robur-Tilia cordata-Acer platanoides-Convallaria majalis+ Polygonatum multiflorum

Липово-дубовые леса с неморальным травяным покровом.


г

р

у

н

т

о

в

ы

х

Повышение УГВ на 0.3-0.5 м, Прекращение паводков Стабилизация УГВ,

Fraxinus excelsior+Tilia cordata+Alnus glutinosa-Rubus caesius-Aegopodium podagraria+Glechoma hederacea

Ольхово-липово-ясеневые леса ежевиково снытьевые.

в

о

д


в

о

д

в

о

д

Alnus glutinosa-Carex pilosa

Осоково-ольховые леса.

I - Пойменный уровень

Луговые угодья

Врезание реки на 0.5 м

Phalaris arundinacea-Iris pseudacorus

Канареечниковые луга с участием ириса.


П

о

н

и

ж

е

н

и

е

У

Г

В

Переход в режим II Пойменного уровня

Понижение УГВ на 0.7-1 м

Постоянное паводковое затопление

Salix alba-Calystegia sepium-Phalaris arundinacea Salix alba-Rubus caesius-Urtica dioica+Cirsium arvense

Появление древостоев из ивы белой.


П

о

н

и

ж

е

н

и

е

У

Г

В

II Пойменный уровень

Понижение УГВ на 0.7-1 м

Fraxinus excelsior-Rubus caesius-

Urtica dioica+ Phalaris arundinacea-Glechoma hederacea

Ежевиково ясеневые леса с травяным покровом из крапивы, канареечника и будры.

Выпадение ивы белой; Внедрение ясеня и неморатьных травяных элементов - Festuca gigantea, Lamium purpureum, L.maculatum Glechoma hederacea, Chaerophyllum spp.


П

о

н

и

ж

е

н

и

е

У

Г

В

Переход в режим III Пойменного уровня

Заглубление УГВ на 3.5-5м

Quercus robur-Sambucus nigra-Urtica dioica+Festuca gigantea+Lamium maculatum.

Дубравы восстановленные пойменные.



Подтопленный II пойменный уровень

Антропогенная демутация

Оголенная поверх-ность песчаного гранулометрического состава


Стабилизация УГВ

Паводки очень редкие и небольшие

Salix viminalis- Calamagrostis epigejos Mixteherbosa

Вейниковые ивняки (разреженные кустарниковые)

Стабилизация УГВ

Паводки очень редкие и небольшие

Fraxinus excelsior+F. ornus-Ulmus laevis+U.minor-Poa palustris+ Dactylis glomerata

Вязово-ясеневые ежово-мятликовые

Стабилизация УГВ

Паводки очень редкие

Quercus robur+ Ulmus laevis- Aegopodium podagraria+ Festuca gigantea+ Brachypodium sylvaticum

Вязово-дубовые восстанов-ленные с покровом из сныти.

70% от первоначальной естественной нормы и сокращение объема стока не более чем на 15% от естественного уровня; поскольку устойчивое развитие естественной экотонной системы речной поймы обеспечивается сохранением достаточного заливания различных экологических уровней с разной частотой и длительностью, а также близкой к естественной амплитудой колебания УГВ, при этом экологически недопустимо сокращение внутригодовой и многолетней амплитуд колебания (стабилизации) уровня воды и глубины залегания грунтовых вод.

  • Сохранение основного биологического разнообразия на всех уровнях его организации определяется наличием не менее 75% экосистем от общего числа наименьших таксономических единиц (например ассоциаций) из полного состава сообществ динамической системы региона в пределах бассейна зарегулированного водного объекта, а также наличием ежегодной флуктуационной изменчивости видового состава пойменных сообществ не менее 30% от ежегодной флоры и не более 50% от многолетней флоры, что обеспечивает сохранение основного спектра биологических видов и сообществ.
  • Сохранение основного спектра биотопического разнообразия экосистем речных пойм или наличие достаточного количества незарегулированных участков реки определенной протяженности (как правило, не менее 100 км для крупных и средних рек), которые будут обеспечивать основной спектр видового и биотопического разнообразия экосистем речного бассейна. Экологически недопустимо слияние зон воздействия каскадов ГЭС и их водохранилищ в речном бассейне – необходимы участки с «условно-естественной» (непреобразованной) речной долиной, обеспечивающие сохранение биоразнообразия и пути традиционных миграций видов через водные артерии.

В настоящее время основными территориями сохранения оставшихся естественных и условно естественных пойменных экосистем являются водоохранные зоны, а также пойменные заповедники и заказники.

Главным биологическим критерием пределов допустимости антропогенной нагрузки на водоохранные зоны является сохранение биологического разнообразия и биологической продуктивности экосистем на всех уровнях их организации, которое невозможно без поддержания естественной структуры и устойчивого функционирования этих экосистем в бассейне реки. Сегодня очевидно, что сохранение абсолютно всех экосистем в естественном виде при антропогенном регулировании стока (на объектах с измененным гидрологическим режимом) невозможно. Поэтому разработка количественных и качественных пределов допустимости нарушений в водоохранных – экотонных зонах, где осуществляется максимальное взаимодействие двух сред вода-суша, необходима для того, что бы предотвратить катастрофические необратимые изменения их экосистем. Исходя из этих позиций, для водоохранных зон были разработаны биологические критерии допустимых масштабов изменений, которые включают в себя (Новикова, Кузьмина и др., 2005а, б; 2006а, б):

  • сохранение речных пойм и частей долин, играющих роль магистральных экологических коридоров и участвующих в межрегиональном обмене элементами флоры и фауны;
  • сохранение основных миграционных путей наземных животных в местах их пересечения с водными объектами (речными поймами, долинами, озерами и т.д.);
  • сохранение основного разнообразия интразональных и экстразональных экосистем на участках пойм в верхних и нижних бьефах гидроузлов;
  • сохранение в пределах бассейнов зарегулированных рек основного спектра биологических видов, особенно пойменных и надпойменных террас;
  • сохранение популяций, находящихся вблизи границ видовых ареалов;
  • сохранение допустимой естественной многолетней изменчивости пойменных экосистем выше и ниже водохранилищ (и других искусственных водоемов).

Экологическое обоснование размеров водоохранных зон (наземных участков) водных объектов должны определяться для каждого конкретного случая отдельно и не только в зависимости от длины реки или площади водного зеркала водоема, а с учетом, как всех перечисленных выше биологических критериев, так и разной географической типизации водных объектов (Новикова, Кузьмина и др., 2005а, б; 2006а, б), основанной не только на их различиях их по величине, геоморфологической приуроченности, местоположению и природно-климатической зональности, но и с учетом разной степени зарегулированности (естественные и с измененным гидрологическим режимом в разных степенях), наличия разных трендов многолетней динамики водности (т.е. для водоемов находящихся в условно стабильных или резко изменяющихся условиях), разного характера и степени сельскохозяйственного освоения территорий.

Приоритетным экологическим критерием при обосновании и выделении водоохранных зон, особенно, при установлении их размеров, не превышающих сегодня, как правило, 100 м от уреза воды, является природоохранная ценность пойменных и прибрежных территорий (Подольский и др., 2004; Новикова, Кузьмина и др., 2005а, б; 2006а, б), определяющаяся по наличию:

  • ООПТ (особо охраняемых природных территорий),
  • реликтовых видов и сообществ,
  • редких и исчезающих видов и сообществ,
  • генетически ценных для селекции видов флоры и фауны (генофонд).

Таким образом, при разработке экологического обоснования выделения водоохранной зоны и нормирования режимов использования ее территории последовательно решаются несколько задач:

  • установление механизмов воздействия различных видов антропогенной деятельности на режим речного стока, на компоненты наземных экосистем и на всю территорию предполагаемой водоохранной зоны в целом;
  • выявление лимитирующих факторов и их значения для устойчивого развития экосистем и экотонов речных пойм в соответствии с многоступенчатой географической типизацией, различной природоохранной ценностью территорий и биологических критериев допустимых масштабов антропогенных изменений;
  • комплексный анализ и оценка биологических и географических критериев и факторов устойчивости экосистем и экотонной системы водных объектов.

Установлено, что в поймах рек с естественным (незарегулированным) гидрологическим режимом нецелесообразно проводить озеленение видами Populus spp. Тополя (P. nigra, P. deltoides, P.canadensis и др.) погибают в возрасте 15-60 лет, не выдерживая длительного паводкового затопления от редких высоких (катастрофических) паводков, проходящих на реках раз в 15-50 лет. В то же время аборигенные пойменные виды деревьев и кустарников Salix alba, S. triandra, S. viminalis, Quercus robur, Tilia cordata, T. platyphyllos, Ulmus laevis, U. glabra, Crataegus spp., и др.) исторически полностью адаптированы к резким колебаниям увлажнения в пойме и переносят длительные затопления практически без последствий. На целесообразность исключения непоймостойких пород из ассортимента при лесовосстановлении естественных пойменных лесов, утраченных в результате зарегулирования стока рек Волги, Дона и Терека указывал также В.Д.Шульга (2002).

Поскольку уже зарегулированные реки практически невозможно вернуть к исходному естественному режиму функционирования, в настоящее время основным способом частичного улучшения состояния лесных пойменных экосистем в зоне широколиственных лесов, подвергшихся деградации в результате зарегулирования НГС, нужно считать специальные лесохозяйственные методы, такие как безвершинное хозяйство и климаксовое лесоводство, успешно применяемые сотрудниками ВНИАЛМИ (Шульга, 2002).

ВЫВОДЫ

1. Разработан алгоритм решения проблемы оценки влияния НГС на наземные пойменные экосистемы, антропогеннотрансформированные вследствие регулирования стока (Кузьмина и др., 2000; 2006; Novikova, Kuz’mina et al., 2001; Кузьмина, 2003; 2005а; 2005б; Kouzmina, 2004; Kouzmina et al., 2004; 2005; Новикова, Кузьмина и др., 2005а; 2005б; 2006), включающий в себя следующие этапы:

  • анализ изменений водного режима за весь период инструментальных наблюдений (колебание во времени среднегодовых, макс. и мин. уровней и расходов воды) и выявление направленных достоверно значимых трендов (или их отсутствия);
  • выявление аналогичных и сезонных изменений атмосферных осадков и температуры воздуха для обследуемых регионов с определением достоверно значимых трендов (или их отсутствия);
  • сравнения характеристик водного режима для зарегулированных и незарегулированных (условно “ естественных”) рек и их участков;
  • выявления частоты затопления поймы и нарушения этих ритмов (повторяемость затоплений для биотопов различных экологических уровней);
  • выявления кризисных значений амплитуды колебания УГВ, на основе сравнения таковой для естественных и нарушенных сообществ;
  • выявления нарушения в распределении глеевых горизонтов и характера ожелезнения в почвенном профиле на основе методики индикации почвенных нарушений по морфологическим признакам протекания окислительно-восстановительных реакций;
  • построения эволюционно-динамических рядов природных комплексов для различных режимов функционирования пойм;
  • выявления растений-индикаторов и индикационной роли структуры сообществ при различных изменениях водного режима.

2. На основе анализа динамики среднегодовых уровней и расходов воды по длиннорядным (60-100 лет) гидрологическим постам на обследуемых реках выявлено существенное влияние естественной многолетней изменчивости водности рек на состояние растительности в поймах.

3. Оценены масштабы негативного влияния низконапорных гидросооружений и небольших водохранилищ на экосистемы пойм, которое достоверно проявляется спустя несколько десятилетий.

4. Зарегулирование стока при строительстве НГС (плотин, шлюзов или их каскадов) приводит к уменьшению естественной амплитуды колебания уровней воды по сезонам и годам и вызывает ряд идентичных последствий в ландшафтах и экосистемах зоны Европейских широколиственных лесов:

  1. происходят существенные трансформации в свойствах аллювиальных пойменных почв в сторону грунтового заболачивания и возникновения несвойственного внутрипочвенного и грунтового редуцированного оглеения в верхних частях почвенного профиля, которое наиболее токсично для древесных и кустарниковых видов;
  2. в условиях зарегулирования существенно ухудшается состояние используемых лугов (биоразнообразие и продуктивность) как на верхних, так и на нижних уровнях поймы по сравнению с естественными условиями функционирования пойменных экосистем: в 3-4 раза снижается продуктивность лугов, обильно внедряются и разрастаются околоводные и рудеральные виды растений, особенно Polygonum amphybium, Cirsium arvense, С. vulgare, Equisetum arvense, Xanthium strumarium, Potentilla anserina, P. reptans, Carduus crispus, C. personata, Crepis biennis, C. tectorum, Urtica dioica, Rumex spp., появление которых даже в среднем обилии (sol gr-sp) на лугах средних и высоких уровней пойм уже следует считать индикаторами начальных стадий повышения и стабилизации почвенно-грунтового увлажнения, т.е. антропогенного заболачивания;
  3. устанавливается равное положение УГВ под лесными и луговыми сообществами, а колебания УГВ по сезонам значительно сокращаются, и часто не превышают амплитуды в 1-2 м, что абсолютно недопустимо для средних и верхних пойм;
  4. происходит ухудшение состояния популяций пойменных дубрав и их полная гибель; ценнейшие, типичные и наиболее разнообразные вязово-дубовые леса (из Quercus и Ulmus) планомерно исчезают с Европейской равнины из-за возникновения токсичного глея в верхних (менее 1-1.5 м) горизонтах почв;
  5. на всех элементах рельефа пойм возникает нетипичный процесс формирования новых сообществ переувлажненных местообитаний.

5. Современная динамика пойменных экосистем зоны широколиственных лесов Центральной и Восточной Европы имеет много общего в естественных и в антропогенных сменах и определяется в основном региональными антропогенными изменениями, связанными с гидротехническими сооружениями и зарегулированием речного стока. Для пойменных экосистем наиболее негативными проявлениями влияния НГС являются: стабилизация режима УГВ в поймах из-за выравнивания УВ в реках, изменение паводкового влияния, повышение общей обводненности поймы, изменение характера и интенсивности почвообразования, изменения структурно-функциональной организации экосистем. Возникающий сукцессионный процесс зависит от интенсивности и продолжительности антропогенного воздействия, скорости протекания процессов, а так же от степени зарегулированности реки.

6. Основными биологическими показателями-индикаторами устойчивости экосистем и экотонной системы водных объектов с измененным гидрологическим режимом, которые могут быть выражены количественными характеристиками, являются:

-наличие первичных сукцессий на первичных формах пойменного ландшафта;

-наличие различий в составе и структуре экосистем на разных экологических (пойменных) уровнях;

-наличие ежегодной изменчивости (флуктуаций) видового состава сообществ;

-наличие основного видового разнообразия экосистем (не менее 75% от общего числа наименьших таксономических единиц) и их продуктивности в пределах географически зональных норм.

7. Установлено, что индикаторами антропогенных преобразований речного стока становятся единые почвенные процессы и одни и те же виды растений, имеющие обширный евразийский ареал. Это может привести в будущем к нивелировке растительного и почвенного покровов пойм, сокращению биоразнообразия, исчезновению индивидуальности пойменных ландшафтов различных регионов.

8. Начальные изменения в экосистемах при зарегулировании НГС выявляются по высокой скорости сукцессионных (необратимых) смен растительности и по быстрому изменению флористического состава в первые годы антропогенных нарушений. При этом чем, ближе (пространственно) расположен участок к НГС, тем выше скорость необратимых изменений в сообществах. В зависимости от удаления от НГС в первые 3-5 лет каждый год меняется более 50% общего видового состава сообществ.

9. Анализ сравнения экосистем малонарушенных участков и территорий, измененных под влиянием НГС, позволил выявить их различия во флуктуационной изменчивости сообществ. Пойменные экосистемы, близкие к естественым, отличаются значительными разногодичными изменениями растительных сообществ и большим видовым разнообразием. Экосистемы, в течении длительного времени сильно нарушенные в результате НГС и зарегулирования стока, отличаются очень слабой флуктуационной изменчивостью и меньшим видовым разнообразием: доля постоянных видов растений здесь обычно превышает предельно допустимый уровень (70% от ежегодной флоры и 50% от многолетней флоры); для этих экосистем следует разрабатывать специальные меры реабилитации.

10. При зарегулировании стока рек НГС невозможно сохранить пойменные и дельтовые экосистемы даже в охраняемых природных резерватах, поскольку коренным образом меняются эдафические условия и режим безнапорных грунтовых вод. Поэтому наиболее эффективной мерой спасения оставшихся пойменных экосистем широколиственной зоны мог бы стать полный мораторий на строительство новых НГС. Для решения проблемы деградации пойменных экосистем уже находящихся под воздействием НГС необходимы в первую очередь следующие основные мероприятия и экологические требования к управлению режимом речного стока:

а) максимально возможное приближение к естественному режима регулирования стока: снижение межсезонного выравнивания уровней воды в реках, особенно в вегетационный период и в осеннее-зимнюю межень; осуществление попусков по экологическим показателям на период и в сроки, близкие к естественным паводковым затоплениям поймы (предотвращение несвойственных сбросов воды в осеннее-зимний период, и обеспечение весенне-летних паводков);

б) поддержание многолетней амплитуды колебания УГВ в пойме на уровне не менее 70% от первоначальной естественной нормы, а сокращения стока реки не более чем на 15% от естественного уровня;

в) включение в водоохранную зону рек с наличием НГС не только всего комплекса пойменных экосистем, являющихся целостной экотонной системой “вода-суша”, или склонов надпойменных террас (как это иногда делается сейчас), но и большей части коренных (т.е. надпойменных) террас, на которых со временем, при помощи человека, смогут образоваться близкие к естественным аналоги пойменных древесно-кустарниковых экосистем;

г) применение особого способа ведения лесного хозяйства на участках, подверженных средней и сильной степени деградации экосистем в результате воздействия НГС, который успешно опробован во ВНИАЛМИ для степной и полупустынной зоны.

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации

В рецензируемых изданиях:

журналах

  1. Кузьмина Ж.В. Оценка последствий изменения режима речного стока для пойменных экосистем при создании малых гидротехнических сооружений на равнинных реках // Метеорология и гидрология. 2005а. №8. С.89-103.
  2. Кузьмина Ж.В., Трешкин С.Е. Современное состояние флоры и растительности заповедника “Бадай-Тугай” в связи с изменением гидрологического режима // Ботанический журнал. т.86. №1. 2001. С.73-84.
  3. Кузьмина Ж.В., Трешкин С.Е. Засоление почв и динамика пойменной - тугайной растительности // Почвоведение. 1997. №6. С.726-735.
  4. Кузьмина Ж.В. Классификация растительности дельты Амударьи // Ботанический журнал. 1997б. Т.82. №1. С.86-101.
  5. Панкова Е.И., Кузьмина Ж.В., Трешкин С.Е. Влияние грунтовых вод на состояние почвенного и растительного покрова в оазисах Южной Гоби Монголии и перспективы рационального использования земель // Водные ресурсы. 1994. 21. № 3. С.358-364.
  6. Kouzmina J.V., Treshkin S.Y., Avetjan S.A., Henrichfreise A. Assessment of consequences change of river flow regime for floodplain ecosystems under building small and middle hydrotechnical constructions // Journal of Hydrology and Hydromechanics, 2005. Vol. 53. №1. pp. 3-16.
  7. Kouzmina J.V. The impact of natural and human-induced changes in the river flow and the climate on flood plain ecosystems in the middle Elbe river basin // Ecological Engineering and Environment Protection. №2. 2004. pp.5-15.
  8. Kouzmina J., Treshkin S., Henrichfreise A. The Monitoring Comparative Results of the Floodplain Ecosystems in Regulated and Natural Part of the Danube River (Geisling-Passau) // Korean Journal of Ecology. 2004. Vol. 27. № 4. pp. 211-216.

монографиях

  1. Кузьмина Ж.В. Последствия изменения режима речного стока для пойменных экосистем при создании малых (низконапорных) гидротехнических сооружений на равнинных реках // Оценка влияния изменения режима вод суши на наземные экосистемы. М.: Наука, 2005б. С.134-163.
  2. Кузьмина Ж.В., Трешкин С.Е. Прогнозная оценка изменения экосистем при создании крупного коллектора в бассейне Амударьи // Оценка влияния изменения режима вод суши на наземные экосистемы. М.: Наука, 2005. С.316-341.
  3. Kuz’mina Zh.V., Treshkin S.Y. Assesment of Effects of Disharged waters upon Ecosystems // Ecology and Ecosystems. Ed. By Igor S.Zektser. Springer science, 2006. pp. 149-160.
  4. Kouzmina J.V. Soil Salinization and floodplain Ecosystems of South-West Turkmenistan // Sabkha Ecosystems. Vol. 2. West and Central Asia. Ed. By M. Ajmal Khan et al. Springer science, 2006. pp.99-111.

В других изданиях:

  1. Кузьмина Ж.В. Анализ многолетних метеорологических трендов на Юге России и Украины (от лесостепи до пустынь)// Аридные экосистемы. Т. 13. № 32. 2007. С. 47-61.
  2. Кузьмина Ж.В., Новикова Н.М., Подольский С.А. Использование экотонной концепции для обоснования водоохранных зон прибрежных территорий // Аридные экосистемы. Том 12. №30. 2006. С.104-108.
  3. Новикова Н.М., Кузьмина Ж.В., Балюк Т.В., Подольский С.А. Обоснование водоохранных зон на основе экотонной концепции организации прибрежных территорий//Водоохранные зоны: опыт практического применения и целесообразность развития.  Федеральное агенство водных ресурсов: НИА-ПРИРОДА, 2006. С.19-23.
  4. Новикова Н.М., Кузьмина Ж.В., Подольский С.А., Балюк Т.В. Экологическоe обоснованиe подходов к нормированию регулирования режима речного стока // Поволжский экологический журнал. №3. 2005. С.227-240.
  5. Новикова Н.М., Браславская Т.Ю., Кузьмина Ж.В., Подольский С.А. Методология и методы изучения и оценки трансформаций экосистем в условиях изменения водного режима территорий // Оценка влияния изменения режима вод суши на наземные экосистемы. М.: Наука, 2005. С.27-40.
  6. Новикова Н.М., Кузьмина Ж.В., Подольский С.А., Балюк Т.В. Критерии, ограничивающие регулирование режима речного стока по экологическим показателям // Аридные экосистемы. Том 11. №28. 2005. С.26-38. 
  7. Кузьмина Ж.В., Трешкин С.Е. Экологические последствия строительства Южно-Каракалпакского магистрального коллектора//Проблемы освоения пустынь. 2004. 1. С.13-16.
  8. Кузьмина Ж.В., Трешкин С.Е., Мамутов Н.К. Влияние климатических изменении и полива на формирование растительности опытным путем в обсохшей части Аральского моря // Аридные экосистемы. Том 9. №21. 2004. С.82-94.
  9. Кузьмина Ж.В. Оценка влияния изменений водного режима на динамику наземных экосистем в долинах европейских рек // Биогеография. №11. 2003. С.99-109.
  10. Кузьмина Ж.В., Трешкин С.Е. Оценка влияния Южно-Каракалпакского магистрального коллектора на заповедник Бадай-Тугай // Аридные экосистемы. Т.9. №19-20. 2003. С.93-105.
  11. Кузьмина Ж.В., Трешкин С.Е., Хенрихфрайзе А. Микроочаговые процессы в связи с локальным изменением обводненности территорий // Микроочаговые процессы-индикаторы дестабилизированной среды. М., 2000. С.26-34.
  12. Кузьмина Ж.В., Трешкин С.Е. Особенности развития и сохранения тугайных лесов в связи с цикличностью катастрофических паводков // Сохранение и защита горных лесов. Ош, 1999. С.38-44.
  13. Кузьмина Ж.В. Зависимости показателей структуры растительных сообществ от факторов среды // Экосистемы речных пойм. М., 1997а. С.544-550.
  14. Кузьмина Ж.В. Сохранение генетического разнообразия флоры пойм Юго-Западного Туркменистана // Аридные экосистемы. Т.3. №5. 1997в. С.102-117.
  15. Кузьмина Ж.В. Структура и динамика пойменных экосистем сухих субтропиков Западного Туркменистана // Экосистемы речных пойм. М., 1997г. С.328-419.
  16. Кузьмина Ж.В., Новикова Н.М. Эколого-динамическая характеристика растительных сообществ в дельтах рек Амударья и Сырдарья//Экосистемы речных пойм. М., 1997. С.472-543.
  17. Панкова Е.И., Кузьмина Ж.В., Трешкин С.Е. Состояние тугайной растительности в оазисах Южной Монголии и перспективы их восстановления // Аридные экосистемы. Т. 2. № 2-3. Москва, 1996. С.131-144.
  18. Бахиев А., Трёшкин С.Е., Кузьмина Ж.В. Современное состояние тугаев Каракалпакстана и их охрана. Нукус: Каракалпакстан. 1994. 72 с.
  19. Трешкин С.Е., Кузьмина Ж.В. Современное состояние пойменных лесных экосистем рек Амударьи и Сумбара в связи с антропогенным воздействием // Проблемы освоения пустынь. Ашхабад, 1993. № 2. С.14-19.
  20. Бахиев А.Б., Трешкин С.Е., Кузьмина Ж.В. Формирование и развитие тугайной растительности Средней Азии в условиях антропогенного воздействия // Вестник ККО АН Узбекистана. Нукус, 1992. № 4. С.8-15.
  21. Неронов В.М., Кузьмина Ж.В. Об охране генофонда эндемичных видов флоры Монголии // Проблемы освоения пустынь. 1989. № 5. С.45-51.
  22. Novikova N.M., Kuz'mina J.V., Dikareva T.V. et. al. Preservation of the tugai biocomplex diversity within the Amu-Darya and Syr-Darya river deltas in aridization conditions // Ecological research and monitoring of the Aral sea deltas. Boock 2. UNESCO: Pronting Sagraphic, Barcelona, 2001. pp.155-188.
  23. Novikova N.M., Kust G.S., Kuzmina J.V., et. al. Contemporary plant and soil cover changes in the Amu-Dar'ya and Syr-Dar'ya river deltas // Ecological Research and Monitoring of the Aral Sea Deltas. UNESCO: Paris, 1998. pp.55-80.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.