WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЗЫКИН Владимир Сергеевич

ВЕРХНИЙ КАЙНОЗОЙ ЮГА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

(стратиграфия, эволюция природной среды и климата)

25.00.02 – палеонтология и стратиграфия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора геолого-минералогических наук

НОВОСИБИРСК – 2009

Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институте геологии и минералогии им. В.С. Соболева Сибирского отделения РАН

Официальные оппоненты:

доктор геолого-минералогических наук

Ахметьев Михаил Алексеевич

доктор геолого-минералогических наук

Уфимцев Геннадий Феодосьевич

доктор географических наук

Чепалыга Андрей Леонидович

Ведущая организация Учреждение Российской академии наук

Палеонтологический институт РАН (г. Москва)

Защита состоится «4» февраля 2010 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 003.068.01 при Учреждении Российской академии наук Институте нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А.Трофимука СО РАН, в конференц-зале.

Адрес: 630090, Новосибирск 90, проспект академика Коптюга, 3

Факс: (8-383) 330-25-13

e-mail: ObutOT@ipgg.nsc.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИНГГ СО РАН.

Автореферат разослан «15» декабря 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

к.г.-м.н.  О.Т. Обут

ВВЕДЕНИЕ



Актуальность темы. Изучение глобальных и региональных изменений природной среды и климата в геологическом прошлом относится к основным фундаментальным проблемам наук о Земле. Среди исследований природной среды и климата геологического прошлого для экологического прогноза наибольшее внимание уделяется исследованию верхнекайнозойских отложений, которые позволяют проводить достаточно достоверные реконструкции природной среды и климата и осуществлять корреляцию геологических, биотических и климатических событий с относительно высокой степенью точности. Многие особенности природной среды и климата, сложившиеся в позднем кайнозое, определяют их развитие и в настоящее время. Он является переходной эпохой от теплого относительно стабильного климата раннего кайнозоя к более холодному четвертичному типу климатического режима с резкими кратковременными колебаниями климата. В это время произошло резкое изменение рельефа Земли, связанное с геодинамической эволюцией. Существенная роль в формировании глобальной климатической системы принадлежит Азии – огромному массиву суши с высоко поднятым и сильно расчлененным рельефом, оказывающему значительное влияние на крупные планетарные изменения атмосферной циркуляции. История становления климата и природной среды этой территории в кайнозое записана в геологических разрезах, представляющих собой уникальные архивы, содержащие огромную информацию об их изменении. Одними из наиболее полных разрезов среди континентальных отложений верхнего кайнозоя являются разрезы Западной Сибири.

Цель работы. Разработка детальной стратиграфической шкалы верхнего кайнозоя Западной Сибири для проведения сравнительного анализа последовательных состояний природной среды и климата, установление взаимосвязи изменений климата, биоты, осадконакопления и тектонической эволюции и выявление в нем глобальных и региональных геологических и климатических событий.

Задачи исследований:

1. Комплексное детальное изучение ключевых опорных разрезов, включая ревизию всех стратотипов стратиграфических подразделений верхнего кайнозоя Западно-Сибирской равнины, Горного Алтая и Казахского мелкосопочника с выделением конкретных геологических тел и их последовательностей и выяснением их взаимоотношений.

2. Уточнение проведения положения границ общих стратиграфических подразделений с выделением региональных стратотипов границ.

3. Изучение систематического состава фауны пресноводных моллюсков верхнего кайнозоя Западной Сибири и сопредельных территорий, их стратиграфического распространения и выделение характерных комплексов.

4. Усовершенствование стратиграфических шкал верхнего кайнозоя Западно-Сибирской равнины, Горного Алтая и Казахского мелкосопочника.

5. Анализ обстановок осадконакопления и реконструкция природной среды и климата.

6. Создание детальной последовательности геологических, биотических и климатических событий позднего кайнозоя Западно-Сибирской равнины и ее южного обрамления и их корреляция с глобальными событиями.

7. Последовательный анализ состояний природной среды и климата позднего кайнозоя, рассматриваемых регионов, выявление тренда их изменений, причинно-следственных связей и закономерностей изменений климата Западно-Сибирской равнины и южного горного обрамления с оценкой влияния тектонической эволюции Центрально-Азиатского горного пояса на формирование современного климата.

Исходный фактический материал и личный вклад. В основе диссертации лежат геологические и палеонтологические материалы, полученные автором в 1971–2008 гг. при исследовании кайнозоя Западно-Сибирской равнины, Монголии, Северного Казахстана, Тургая, Алтая, Мугоджар, Приаралья, Забайкалья и Зайсана. Автором было детально изучено более 300 геологических разрезов, проведен анализ их обстановок осадконакопления. Основное внимание при исследовании этих территорий было уделено детальному комплексному изучению палеонтологически охарактеризованных разрезов. Обнаружено 30 новых местонахождений мелких млекопитающих и 22 местонахождения пресноводных моллюсков. За время полевых исследований автором собрана обширная коллекция раковин кайнозойских пресноводных моллюсков более чем из 50 местонахождений, расположенных в естественных разрезах и в скважинах. Кроме материалов, полученных в результате собственных полевых исследований, обрабатывались коллекции остатков моллюсков из скважин, полученные в результате геологических съемок А.А.Бобоедовой, В.А.Мартыновым, И.Г.Зальцманом, а также коллекции остатков пресноводных моллюсков, собранные И.А.Волковым и М.Г.Горбуновым. В работе также обобщено большинство опубликованных материалов, полученных различными исследователями при изучении кайнозоя рассматриваемого региона. Во время работы изучены монографические коллекции пресноводных моллюсков В.В.Богачева, В.А.Линдгольма, Г.Г.Мартинсона, Н.В.Толстиковой, У.Н.Мадерни хранящиеся в ЦГМ им. Ф.Н.Чернышова, и коллекции Зоологического института РАН. Кроме того автор ознакомился с коллекциями, любезно предоставленными П.Ф.Гожиком (ИГН НАНУ), А.Л.Чепалыгой (ИГ РАН) и С.М.Поповой (ЛИН СО РАН).

Методы исследований включали в себя комплексные детальные исследования ключевых опорных разрезов литолого-генетическим, палеонтологическим, палеопедологическим и палеомагнитным методами. При полевых исследованиях проводилось послойное изучение разрезов, сопровождаемое описанием текстурных и структурных особенностей отложений. Особое внимание уделялось описанию и анализу обстановок осадконакопления, прослеживанию границ геологических тел и их обоснованию. Реконструкция природной среды и климата осуществлялась сопряженным анализом литолого-генетических и палеонтологических материалов. Региональная и глобальная корреляция геологических, биотических и климатических событий выполнялась комбинацией биостратиграфических, палеомагнитных, палеогеографических и климатостратиграфических данных при установлении достаточно полной последовательности событий в районах.

Основные защищаемые положения.

1. Границы общих стратиграфических подразделений, основанные на выделении в континентальных отложениях их региональных стратотипов, составляют жесткий пространственно-временной каркас стратиграфической схемы верхнего кайнозоя Северной и Центральной Азии. Граница олигоцена и эоцена, проводимая между тавдинским и атлымским горизонтами Западно-Сибирской равнины, зафиксирована под карачумской свитой Горного Алтая, буранской свитой Зайсанской впадины и свитами шанд-гол и бэгэр Монголии. Рубеж олигоцена и миоцена в Западной Сибири установлен между абросимовской и омбинской свитами, граница миоцена и плиоцена между новостаничной и рытовской свитами Омского Прииртышья, рубеж плиоцена и четвертичной системы на уровне около 1,8 млн. лет т.н. над барнаульской свитой Предалтайской равнины и в нижней части карагашской свиты Северного Казахстана.

2. Динамика выявленного таксономического разнообразия (214 видов 69 родов) пресноводных моллюсков и изменения состава их комплексов в переходной зоне между Сино-Индийской и Палеарктической областями отчетливо отражают глобальные и региональные изменения климата и природной среды в позднем кайнозое Западной Сибири. Рубежи похолодания климата около 33,7; 5,4; 3,2 и 2,6 млн. лет т.н. отмечены вымиранием многих таксонов моллюсков. В потепления климата происходило увеличение систематического разнообразия за счет миграции теплолюбивых синоиндийских таксонов. С поднятием Центрально-Азиатского горного пояса связана изоляция малакофаун Сино-Индийской и Палеарктических областей.

3. Разработанная стратиграфическая шкала верхнего кайнозоя Западно-Сибирской равнины и северного склона Казахстанского мелкосопочника, включающая 12 региональных горизонтов в составе 38 местных стратиграфических подразделений, и Горного Алтая, состоящая из 8 местных стратиграфических подразделений, наиболее полно отражает строение континентальной толщи, эволюцию осадконакопления, биоты и климата. Каждое стратиграфическое подразделение характеризуется неповторимым сочетанием обстановок осадконакопления, комплексов фауны и флоры и особенностями климатического режима. Границы местных и региональных стратиграфических подразделений совпадают с рубежами изменения климата.

4. Реконструируемая последовательность климатических, биотических и геологических событий на юге Западной Сибири в позднем кайнозое отчетливо отражает глобальные изменения природной среды и климата, обусловленные увеличением площади высокоподнятых территорий. Выявленные основные рубежи изменения климата в сторону похолодания на границе эоцена и олигоцена, олигоцена и миоцена, в первой половине среднего миоцена, в конце позднего миоцена и в позднем плиоцене Западной Сибири совпадают с глобальными уровнями изменения климата в сторону похолодания и соответствуют интервалам горообразования в южном горном обрамлении Западно-Сибирской равнины. Наиболее значительные изменения климатического режима относятся к рубежу раннего и позднего плиоцена, соответствующему наиболее интенсивному воздыманию горных систем.

Научная новизна. Выполненная работа является первым крупным обобщением по комплексному всестороннему изучению стратиграфической последовательности верхнего кайнозоя Западно-Сибирской равнины и примыкающих к ней горным сооружениям Алтая и Казахского мелкосопочника, основанном на тщательном детальном изучении геологических разрезов, их биостратиграфических характеристик и обстановок осадконакопления, позволившим выявить взаимоотношения между конкретными геологическими телами и составить наиболее полную последовательность осадконакопления этих обширных регионов. В ней впервые выделено 10 местных и 3 региональных стратиграфических подразделения. Совместно с В.С.Зажигиным разработана принципиально новая стратиграфическая шкала верхнего миоцена и плиоцена юга Западно-Сибирской равнины. Впервые детально проанализированы особенности стратиграфии континентальных отложений кайнозоя и показано, что границы местных и региональных стратиграфических подразделений в верхнем кайнозое Западной Сибири совпадают с рубежами изменения климата. Проведенная ревизия стратиграфических последовательностей на рубежах основных общих стратиграфических подразделений во внутриконтинентальных районах Северной и Центральной Азии позволила впервые достаточно точно обозначить эти границы в конкретных разрезах и выделить их региональные стратотипы. Это дало возможность значительно уточнить их проведение в верхнем кайнозое Северной и Центральной Азии и создало жесткий пространственно-временной каркас для совершенствования и детализации стратиграфической последовательности и внутрирегиональных корреляций. В результате проведенных исследований значительно расширились представления о систематическом составе позднекайнозойских пресноводных моллюсков Западной Сибири и их стратиграфическом и пространственном распространении. Впервые установлено 10 малакофаунистических комплексов, характеризующих разновозрастные стратиграфические подразделения. Выделено новое для науки семейство Starobogatoviconchidae. Открытие на Горном Алтае морского верхнего мела позволило значительно уточнить стратиграфическую последовательность и геологическую историю этой горной страны. Новизна исследований состоит во впервые проводимых комплексных реконструкциях природной среды, климата, осадконакопления и тектонической эволюции в позднем кайнозое, основанных на достаточно полной стратиграфической последовательности и вновь полученном палеонтологическом и геологическом материале. На основании находок ветрогранников и растрескавшихся в результате солнечной инсоляции крупных галек впервые реконструирована в позднем олигоцене самая древняя в кайнозое Азии пустыня современного типа. Новым в работе является установление взаимосвязи между региональными и глобальными климатическими и геологическими событиями в крупных примыкающих друг к другу внутриконтинентальных регионах - Западно-Сибирской равнине, где наиболее четко фиксируются изменения климата, и горных сооружениях Алтая и Казахского мелкосопочника, где наиболее отчетливо фиксируются тектонические события, а также выявление наиболее полной последовательности климатических событий в регионе.

Теоретическое и практическое значение. Проблемы, рассматриваемые в диссертации, объединяет не только тематическое содержание, связанное с реконструкцией региональных и глобальных изменений природной среды и климата и установления закономерностей их развития, но и прикладная направленность задач, связанных с региональным прогнозом последствий глобального потепления и предсказанием конкретных обстановок природной среды при определенном термическом режиме. Полученные закономерности эволюции глобальных и региональных изменений климата и природной среды в позднем кайнозое юга Западной Сибири послужат уточнению общей картины развития потеплений, выявлению регионального отклика природной среды на изменения климата, позволят установить пространственно-временную неоднородность этих изменений и будут способствовать углубленному пониманию всего спектра возможных изменений климата. Новые данные и основанные на них уточненные региональные стратиграфические схемы верхнего кайнозоя могут служить базой при разработке легенд к геологическим картам Западной Сибири различного масштаба. Результаты исследования используются автором при чтении им в Новосибирском государственном университете лекционных курсов «Палеоклиматология», «Палеоэкология» и «Палеобиогеография».

Апробация работы. Результаты исследований опубликованы в 120 работах, в том числе в трех монографиях, 78 статьях, из которых 24 - в ведущих российских рецензируемых журналах по перечню ВАК. Основные положения и результаты работы обсуждались на XIII и XIV конгрессах ИНКВА (Пекин, 1991, Берлин, 1995), международных совещаниях: “Стратиграфия и корреляция четвертичных отложений Азии и Тихоокеанского региона” (Находка, 1988), “Четвертичная стратиграфия и события Евразии и Тихоокеанского региона” (Якутск, 1990), “Континентальная рифтовая тектоника и эволюция осадочных бассейнов” (Новосибирск, 1996), “Эволюция в древних озерах: ключ к пониманию биоразнообразия, эндо- и экзогенный механизм контроля в Байкальской рифтовой системе” (Берлин, 1998), “Активная тектоника континентальных бассейнов” (Гент, 1998), “Древние озера: видообразование, развитие во времени и пространстве, естественная история” (Иркутск, 2002), “Лесс и древняя окружающая среда ” (Москва, 2003), “Стратиграфия, палеонтология и палеосреда плиоцен-плейстоцена Забайкалья и межрегиональные корреляции” (Улан-Уде, 2006), III (Улан-Батор, 2005), VI (Иркутск, 2007) и VII (Хатгал) конференциях «Изменения природной среды в Центральной Азии», на VI и VII всесоюзных (Кишинев, 1986, Таллинн, 1990) и Всероссийских (Москва, 1994, 2007, 2009) совещаниях по изучению четвертичного периода, на Всесоюзных совещаниях: “Зональные и инфразональные шкалы бореального мезозоя и кайнозоя СССР” (Новосибирск, 1986), “Глобальные изменения природной среды и климата в аридных областях” (Алма-Ата, 1991), “Экосистемные перестройки и эволюция биосферы в настоящем и геологическом прошлом” (Москва, 1992), Всесоюзных совещаниях по изучению моллюсков (Ленинград, 1983, 1991, 2006), пленумах неогеновой комиссии МСК СССР (Москва, 1987, 1989, 1992, 2009), совещаниях, организованных Сибирской секцией Комиссии по изучению четвертичного периода и Сиб.РМС (Новосибирск, 1982, 1983, 1988, Тюмень, 1976), Каз.РМСК (Алма-Ата, 1986), Всероссийском совещании “Меловая система России и ближнего зарубежья” (Новосибирск, 2008), 26 (Барнаул, 2001) и 28 (Новосибирск, 2004) пленумах Геоморфологической комиссии и других.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, шести глав и заключения, изложена на 734 страницах машинописного текста, из них 5 страниц составляет приложение, в котором описаны новые таксоны. Она иллюстрирована 54 рисунками и 7 таблицами. Список литературы включает 1137 наименований.

Благодарности. В полевых исследованиях совместно с автором в разные годы участвовали М.М.Буслов, И.А.Вислобокова, И.А.Волков, А.П.Деревянко, Д.Дельво, В.Д.Ермиков, В.С.Зажигин, В.С.Зыкина, Р.Ланца, А.Ю.Казанский, С.В.Маркин, И.С.Новиков, В.А.Присяжнюк, М.В.Сотникова, Е.К.Сычевская, Р.А.Терещенко, А.С.Тесаков, Ж.Ш.Томас, К.А.Чиркин, М.В.Шуньков творческое сотрудничество с которыми способствовало получению важных результатов. Весьма полезны были консультации и обсуждение многих проблем исследований с С.А.Архиповым, М.М.Бусловым, В.С.Волковой, И.А.Волковым, П.Ф.Гожиком, М.Г.Горбуновым, Е.В.Девяткиным, В.Д.Дергачевым, А.П.Деревянко, Н.Л.Добрецовым, А.Е.Додоновым, И.Г.Зальцманом, В.А.Захаровым, Т.А.Казьминой, М.И.Кузьминым, У.Н.Мадерни, В.А.Мартыновым, Г.Г.Мартинсоном, Б.И.Пинхасовым, С.М.Поповой, В.А.Присяжнюком, В.Н.Саксом, Я.И.Старобогатовым, С.Л.Троицким, А.Л.Чепалыгой, С.Б.Шацким. Благодаря В.Д.Дергачеву автор получил возможность работать с керновым материалом скважин в Омской области. А.П.Деревянко, С.В.Маркин и М.В.Шуньков предоставили возможность проводить исследования на археологических объектах Горного Алтая. Остатки остракод по сборам автора определяла Т.А.Казьмина, мелких млекопитающих - В.С.Зажигин, наземных моллюсков - В.А.Присяжнюк, морских двустворок - Б.Н.Шурыгин, меловых динофлагеллат, спор и пыльцы - Н.К.Лебедева, меловых фораминифер и остракод - В.А.Маринов. Большую техническую помощь в оформлении работы оказал К.А.Чиркин. Всем названным выше исследователям автор искренне и глубоко признателен. Особую признательность и благодарность автор выражает В.С.Зажигину и В.С.Зыкиной, плодотворное многолетнее сотрудничество с которыми имело существенное значение для получения многих результатов работы.

Глава 1. РОЛЬ СТРАТИГРАФИИ ДЛЯ РЕКОНСТРУКЦИЙ ИЗМЕНЕНИЯ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ И КЛИМАТА ВЕРХНЕГО КАЙНОЗОЯ ВНУТРИКОНТИНЕНТАЛЬНЫХ РАЙОНОВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

Достоверность и точность геодинамических, палеогеографических, палеоклиматических исследований, связанных с выделением определенных временных срезов для обширных пространственных реконструкций и выявлением времени проявления различных глобальных и региональных событий и их корреляции, определяется состоянием стратиграфии и хронологии реконструируемых интервалов. Уровень развития стратиграфии обусловливает дробность расчленения и точность стратиграфических и палеоклиматических корреляций и, следовательно, возможность выявлять периодичность геологических, биотических и климатических событий.





1.1. Верхний кайнозой и состояние его стратиграфической шкалы, важнейшие стратиграфические рубежи

В предлагаемой работе к верхнему кайнозою отнесены олигоценовый отдел палеогеновой системы, неогеновая и четвертичная системы. Рубеж эоцена и олигоцена делит кайнозойскую эру почти на две одинаковых части, соответствующие резкому климатическому сдвигу на этой границе. Эта граница является рубежом между длительными этапами развития климата – сибирской термоэрой, длительностью около 200 млн. лет и лавразийской гляциоэрой [Величко и др., 1994]. В главе рассмотрено становление Международной стратиграфической шкалы верхнего кайнозоя и состояние ее изученности. Одной из основных проблем, возникающей при разработке шкалы любого стратиграфического интервала и поддержании стабильности в стратиграфической классификации является проблема проведения и корреляции хроностратиграфических границ. Показано, что к началу XXI века состояние стратиграфии и хронологии кайнозоя существенно изменилось. Значительные достижения в стратиграфии, высокая насыщенность позднего кайнозоя различными событиями, хорошо распознаваемыми современными методами исследования, позволяют достаточно подробно расчленять и коррелировать не только морские, но и континентальные отложения и проводить достоверные и точные сопоставления глобальных и региональных палеоклиматических, геологических и биотических событий. Современная методика детальных геологических и палеоклиматических реконструкций, а также хроностратиграфических корреляций, при получении достаточно полной последовательности геологических, климатических, биотических и магнитных событий различного ранга в конкретных регионах, обеспечивает выделение и глобальное прослеживание в неогене событий длительностью в первые сотни тысяч лет, и практически изохронно отдельных корреляцинных уровней, в виде рубежей значительных изменений климата и геодинамических перестроек.

1.2. Особенности строения и стратиграфии континентальных отложений кайнозоя

Стратиграфия континентальных отложений имеет существенные особенности, обусловленные условиями их образования в разнообразных часто сменяющихся обстановках осадконакопления воздушной и водной среды. Формирование континентальных отложений в большей степени, чем морских зависит от изменений климата, тектоники и рельефа. Часто маломощные толщи, формирующиеся при господстве процессов денудации и выветривания, отражают как длительные интервалы стратиграфической шкалы, так и продолжительные этапы развития региона. Применения местных стратиграфических подразделений должно отвечать возможностям и необходимости реконструкции геосистем геологического прошлого региона. Наиболее подходящим для стратиграфического расчленения континентальных отложений стратиграфическим подразделением в этом случае является свита, которая является более определенным стратоном, отражающим распределение вещественных особенностей разреза на данном участке поверхности земной коры. Использование палеонтологического метода для континентальных отложений облегчается большей чувствительностью континентальной среды на тектонические и особенно климатические изменения, проявляющейся в одновременном и часто существенном реагировании на эти изменения осадконакопления, ландшафтов и биоты и, следовательно, возможном совпадении границ геологических тел и перестроек биоты. Высокая чувствительность континентальной среды осадконакопления и биоты на тектонические и климатические изменения способствует отчетливому проявлению этапов осадконакопления и развития биоты, резкости границ геологических тел и возможности их распознавания. Восстановление характера геосистемных перестроек позволяет достаточно надежно сопоставлять удаленные друг от друга разрезы и стратиграфические шкалы отдельных районов. Совместное комплексное применение литолого-генетического, магнитостратиграфического, палеогеографического, палеоклиматического и биостратиграфического методов при достаточно полном изучении конкретных разрезов и строгой обоснованности выделения местных стратонов позволяет составить исчерпывающее представление о строении осадочной толщи любого внутриконтинентального региона, построить в нем полную последовательность осадконакопления и выявить геологические биотические и климатические события локального и регионального характера.

Глава 2. ОСНОВНЫЕ СТРАТИГРАФИЧЕСКИЕ РУБЕЖИ В ПОЗДНЕМ КАЙНОЗОЕ СЕВЕРНОЙ И ВНУТРЕННЕЙ АЗИИ

Границы общих стратиграфических подразделений, установленные по рубежам в развитии морских групп фауны, трудно сопоставить с изменениями континентальных фаун и флор из-за различного отклика морских и континентальных экосистем на одни и те же климатические и геологические события. Комплексное применение литологических, палеонтологических, палеомагнитных, геохронологических и палеоклиматических данных позволяет наметить в некоторых разрезах определенные уровни, приближенные к границам общих подразделений кайнозоя. Для обеспечения лучшего распознавания границ в других фациях или в других палеобиогеографических областях могут использоваться вспомогательные стратиграфические уровни – вспомогательные стратотипические точки, являющиеся подчиненными по отношению к точке глобального стратотипа границы. Разрезы, в которых удается наметить уровни, соответствующие границам общих стратиграфических подразделений на обширных территориях, удаленных от стратотипов границ и обладающих другим типом осадконакопления, следует принимать за региональные стратотипы границ стратиграфических подразделений Общей стратиграфической шкалы. Анализ всех геологических разрезов кайнозоя Северной и Центральной Азии позволил наметить конкретные разрезы, где, используя принцип хронологической взаимозаменяемости признаков, можно провести достаточно точно рубежи между подразделениями Общей шкалы кайнозоя и где имеются стратиграфические признаки, обладающие в настоящее время наибольшим корреляционным потенциалом, позволяющие прослеживать эти рубежи на значительные расстояния в регионе. Такие разрезы приняты за региональные стратотипы границ стратиграфических подразделений Общей шкалы кайнозоя для Северной и Центральной Азии.

В качестве регионального стратотипа границы между эоценовым и олигоценовым отделами на уровне 33,7 млн. л.н предлагается последовательность эоценовых и олигоценовых отложений в бассейне р. Тацин-Гол в Долине Озер Монголии. Граница эоцена и олигоцена в бассейне Тацин-гол практически совпадает с границей свит эргилин-дзо и шанд-гол. Она отчетливо прослеживается в Северной и Центральной Азии и проходит под свитой бэгер (Монголия), карачумской (Горный Алтай), буранской (Зайсанская впадина) и атлымской (Западно-Сибирская равнина) свитами. Отчетливое проявление и прослеживание границы эоцена и олигоцена обусловлено ее совпадением со значительными глобальными изменениями климата в сторону похолодания и его аридизацией во Внутренней Азии на этом рубеже.

В качестве регионального стратотипа границы олигоцена и миоцена принимается разрез возвышенности Алтыншокысу Северного Приаралья, хорошо охарактеризованный остатками млекопитающих. Анализ состава раннеаральского подкомплекса млекопитающих Алтыншокысу позволил В.А.Лопатину [1996] датировать его зоной MN 1, что дает возможность помещать нижнюю границу миоцена под аральской свитой. Она отчетливо прослеживается по кровле кайдагульской (Тургай), абросимовской (Западно-Сибирская равнина) свит и под акжарской свитой Зайсанской впадины. Существенное значение для идентификации границы олигоцена и миоцена в Западной Сибири имеет выявление рубежа в изменении растительности, связанного с резким похолоданием климата в начале миоцена.

За региональный стратотип границы миоцена и плиоцена принят составной разрез стратотипов новостаничной и рытовской свит. Учитывая принадлежность фауны млекопитающих новостаничной и рытовской свит к заключительной стадии туролия (верхи зоны MN 13), наличие в новостаничной и черлакской фаунах двух близких видов рода Prosomys, более архаичного, чем Promimomys [Зыкин и др., 2006], существенное потепление климата вблизи нижней границы рытовской свиты, которое принимается, за глобальное потепление климата на границе миоцена и плиоцена, эту границу в Западной Сибири следует проводить между новостаничной и рытовской свитами.

Нижняя граница четвертичной системы на уровне 1,8 млн. л.н., принятая в верхней части субхрона Олдувей в Италии, проведена на основании идентификации палеомагнитной субзоны Олдувей в хорошо охарактеризованном палеонтологически разрезе муккурской и карагашской свит в долине р. Битеке, который принят в качестве ее регионального стратотипа. Она фиксируется в нижней части карагашской свиты похолоданием климата, проявившимся в обеднении систематического состава фауны пресноводных, наземных моллюсков и остракод. По биостратиграфическим и палеомагнитным данным граница неогена и квартера фиксируется на Предалтайской равнине над барнаульской свитой.

Проведенная ревизия стратиграфических последовательностей на рубежах основных общих стратиграфических подразделений во внутриконтинентальных районах Северной и Центральной Азии позволила достаточно точно обозначить границы общих стратиграфических подразделений в конкретных разрезах и принять их за региональные стратотипы. Установление региональных стратотипов границ общих стратиграфических подразделений позволило значительно уточнить проведение этих границ в верхнекайнозойской толще Северной и Центральной Азии и создало жесткий пространственно-временной каркас для совершенствования и детализации стратиграфической последовательности и внутрирегиональных корреляций.

Глава 3. ЗНАЧЕНИЕ ПРЕСНОВОДНЫХ МОЛЛЮСКОВ ДЛЯ СТРАТИГРАФИИ И РЕКОНСТРУКЦИИ ОБСТАНОВОК ОСАДКОНАКОПЛЕНИЯ И КЛИМАТА

Пресноводные моллюски - одна из ведущих групп организмов, используемых для расчленения и корреляции континентальных отложений кайнозоя, а также палеогеографических и палеоклиматических реконструкций.

3.1. Распространение современных моллюсков

По фауне пресноводных моллюсков в Евразии в настоящее время выделяются две зоогеографические области – Палеарктическая и Сино-Индийская [Старобогатов, 1970], различающиеся по климатическим особенностям и систематическому составу их обитателей. Сино-Индийская область характеризуется преимущественно субтропическим климатом. Палеарктической области присущ умеренный, умеренный бореальный климат. Анализ географического распространения современных пресноводных моллюсков показывает, что среди них имеется целый ряд систематических групп, приуроченных только к одному из климатических поясов. Фауна высокогорных водоемов, находящихся на высотах от 1000 до 2000 м над ур. м. очень бедна по систематическому составу, в ней во много раз преобладают легочные гастроподы, полностью отсутствуют униониды и вивипариды. Наиболее богатой фауной пресноводных моллюсков, является фауна водоемов низкогорий, распространенных на абсолютных высотах от 500 до 1000 м.

3.2. Позднекайнозойская фауна пресноводных моллюсков Западной Сибири

Местонахождения кайнозойской пресноводной малакофауны распространены неравномерно как по территории Западной Сибири и прилегающей к ней территориям, так и по разновозрастным интервалам кайнозойской толщи.

3.2.1. Систематический состав пресноводной малакофауны позднего кайнозоя Западной Сибири

Пресноводная фауна брюхоногих и двустворчатых моллюсков позднего кайнозоя Западной Сибири включает как современные, так и вымершие виды, относящиеся преимущественно к ныне живущим родам и семействам. В результате многолетних исследований кайнозойской малакофауны Западной Сибири существенно уточнен ее систематический состав. В ней установлено 214 видов 69 родов и подродов, относящихся к 20 семействам и подсемействам двустворчатых и брюхоногих моллюсков. Установлены новые роды Troitskinaia, Pseudolanceolaria, Starobogatoviconcha и новое семейство Starobogatoviconchidae.

3.2.2. Комплексы пресноводных моллюсков Западно-Сибирской равнины

Остатки пресноводных моллюсков достаточно часто встречаются в неогене юга Западно-Сибирской равнины. Изучению их систематического состава, выяснению стратиграфического значения посвящены работы Э.Мартенса, В.В.Богачева, В.А.Линдгольма, В.А.Николаева, Г.Г.Мартинсона, С.М.Поповой, Я.И.Старобогатова, У.Н.Мадерни. Полученный автором новый обширный материал по строению, условиям залегания и биостратиграфической характеристике верхнего кайнозоя равнины позволил более детально рассмотреть историю позднекайнозойской малакофауны, установить этапы ее развития и выделить малакофаунистические комплексы, последовательно сменяющие друг друга. В позднем миоцене и плиоцене юг равнины представлял собой переходную зону между Палеарктической и Сино-Индийской зоогеографическими областями (экотон), на которой обитали представители как палеарктической, так и сино-индийской малакофауны.

Наличие экотона на юге равнины позволяет отчетливо фиксировать изменения климата, связанные с перемещением ассоциаций и отдельных таксонов, обладающих разной чувствительностью к термическому режиму. В периоды похолоданий в раннем плиоцене на юге Западной Сибири элементы палеарктической малакофауны распространялись на территорию обитания теплолюбивой западносибирской малакофауны, уменьшалась численность теплолюбивых сино-индийских и западносибирских эндемичных видов и родов, которые перемещались на юг или вымирали. Во время потеплений малакофауна обогащалась теплолюбивыми видами, мигрировавшими из Юго-Восточной Азии, количество палеарктических видов сокращалось. В стратиграфической последовательности равнины выделено 11 малакофаунистических комплексов (табл. 2, 3), отличающихся содержанием сино-индийских, эндемичных и палеарктических видов, появлением новых и вымиранием сино-индийских и эндемичных видов. Стратиграфическая позиция выделенных комплексов контролируется четким положением местонахождений моллюсков в конкретных разрезах, взаимоотношениями содержащих их геологических тел, совместно встречающимися остатками млекопитающих, а также палеомагнитными и другими данными.

3.2.3. Пресноводные моллюски Горного Алтая

Неогеновая пресноводная малакофауна Горного Алтая была впервые описана С.М.Поповой с соавторами [1970]. Она встречается в среднемиоценовой туерыкской верхнемиоценовой-нижнеплиоценовой кызылгирской и нижнеплиоценовой бекенской свитах Чуйской впадины. В кызылгирской свите они образуют самостоятельный кызылгирский малакофаунистический комплекс, состоящий из 41 вида гастропод и 19 видов двустворок, относящихся к 21 роду и подроду. Большинство видов (56) является вымершими. Большая часть видов принадлежит к сино-индийским и алтайским эндемичным родам и подродам, имеющим восточноазиатское происхождение. Характерным свойством малакофауны является высокий уровень эндемизма и наличие в ней многочисленных рядов близкородственных эндемичных видов.

3.3. История развития пресноводной фауны кайнозоя Западной Сибири

Эволюция пресноводной малакофауны Западной Сибири осуществлялось на фоне прогрессивного глобального похолодания с периодическими флуктуациями климата, а также тектонической эволюции, сопровождаемой перестройками рельефа. В ее развитии отчетливо выделяются четыре этапа – палеоцен-эоценовый, олигоцен-позднемиоценовый, позднемиоцен-раннеплиоценовый и позднеплиоцен-четвертичный.

Наиболее древняя фауна пресноводных моллюсков сохранилась в палеогене Зайсанской котловины, где она образует последовательный ряд комплексов от палеоцена до верхнего миоцена. В палеоцене и эоцене малакофауна была сложена видами субтропических и тропических родов. На границе эоцена и олигоцена происходит самое значительное в кайнозое вымирание видов теплолюбивых родов. С олигоцена до позднего миоцена на юге Западной Азии обитала теплолюбивая малакофауна, сложенная преимущественно видами сино-индийских родов с небольшим содержанием эндемичных элементов и незначительным количеством палеарктических компонентов. В конце миоцена на юге Западно-Сибирской равнины произошли значительные изменения в структуре малакофауны, отмеченные широким распространением палеарктических видов. С этого времени здесь сформировался экотон, в котором развитие малакофауны контролировалось изменениями климата. Теплый климат в позднем миоцене – раннем плиоцене способствовал широкому расселению на юге равнины теплолюбивой малакофауны с достаточно высокими темпами формообразования. Видообразование в раннем плиоцене на юге равнины происходило только среди представителей теплолюбивой малакофауны. На рубеже раннего и позднего плиоцена на юге Западной Сибири произошла коренная перестройка пресноводной биоты, связанная с похолоданием. Вымирают почти все теплолюбивые виды более 10 родов, малакофауна приобретает палеарктический облик. С этого времени фаунистический обмен между югом равнины и Сино-Индийской областью прекратился, что связано с поднятием горных систем Внутренней Азии. Дальнейшее похолодание, около 2,6 млн. л. н. привело к окончательному вымиранию всех раннеплиценовых реликтов. В муккурское время появляются виды теплолюбивых родов, мигрировавших на юг Западной Сибири из Средней Азии. Похолодания климата и поднятие горных систем Центральной Азии в позднем плиоцене привело к изоляции пресноводных фаун Внутренней Азии и формированию ее современной зоогеографической структуры.

Обладая большим эндемизмом, чем морские фауны, пресноводная малакофауна позволяет надежно проводить внутрирегиональные и реже межрегиональные корреляции. Являясь чутким индикатором изменений природной среды и климата, она отчетливо маркирует рубежи их изменений, что позволяет использовать ее для климатостратиграфических корреляций и палеогеографических реконструкций.

Глава 4. РАСПРОСТРАНЕНИЕ, СТРАТИГРАФИЯ, СТРОЕНИЕ И ОБСТАНОВКИ ОСАДКОНАКОПЛЕНИЯ КОНТИНЕНТАЛЬНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ОЛИГОЦЕНА И НЕОГЕНА ЗАПАДНО-СИБИРСКОЙ РАВНИНЫ

Территория исследований представляет обширную область в центре крупнейшего Евразиатского континента. Она включает юг Западно-Сибирской равнины и ее южное обрамление, в которое входят Горный Алтай и Казахский мелкосопочник, очень контрастные по геоморфологическому положению, тектоническому режиму, гипсометрии, условиям залегания кайнозойских отложений и истории геологического развития.

4.1. Континентальные кайнозойские отложения Западно-Сибирской равнины

Континентальные отложения сложены олигоценом, неогеном и четвертичными образованиями, формировавшимися в едином, огромном бассейне седиментации. Они представлены многометровой, сложно построенной, вертикально и латерально стратифицированной толщей озерных, речных, субаэральных и других образований.

4.2. Состояние изученности кайнозойских континентальных отложений Западно-Сибирской равнины

Из всех регионов распространения континентального кайнозоя Азии стратиграфия Западно-Сибирской равнины исследовалась наиболее интенсивно. В главе рассмотрено последовательное становление стратиграфической схемы верхнего кайнозоя и состояние его изученности, а также проблемы его расчленения и корреляции. Значительный вклад в изучение стратиграфии и строения континентального кайнозоя внесли О.М.Адаменко, С.А.Архипов, И.А.Волков, Н.К.Высоцкий, М.Г.Горбунов, И.Г.Зальцман, В.В.Лавров, В.А.Мартынов, К.В.Никифорова, В.А.Николаев, С.Б.Шацкий и многие другие геологи. Существенное значение для установления возраста стратиграфических подразделений имело изучение различных групп фауны и флоры, проведенное В.В.Богачевым, Э.А.Вангенгейм, В.С.Волковой, П.И.Дорофеевым, М.Г.Горбуновым, В.С.Зажигиным, Т.А.Казьминой, И.А.Кульковой, В.А.Линдгольмом, К.А.Меркуловой, В.П.Никитиным, П.А.Никитиным, Л.А.Пановой и другими исследователями. Большое значение для корреляции кайнозойских отложений и определения их возраста приобрели палеомагнитные исследования, начатые в 70-х годах прошлого века З.Н.Гнибиденко и Г.А.Поспеловой. Несмотря на уже более чем столетнюю историю исследований кайнозойских отложений, многие проблемы стратиграфии до сих пор остаются нерешенными. Они связаны со слабым изучением конкретных разрезов и почти полным отсутствием результатов их комплексного изучения.

4.3. Стратиграфия, обстановки осадконакопления и закономерности строения континентальных отложений кайнозоя Западно-Сибирской равнины

В сводном стратиграфическом разрезе детальная последовательность геологических тел установлена на основании их взаимоотношения в конкретных геологических разрезах, возрастных оценок основных этапов развития ископаемых организмов, а также палеоклиматических и палеомагнитных данных.

4.3.1. Олигоцен

Олигоцен представлен преимущественно континентальными песчано-глинистыми сероцветными отложениями. В нем выделяется четыре стратиграфических горизонта – атлымский, новомихайловский и журавский и абросимовский (табл. 1). Строение, условия залегания, состав и текстурные особенности атлымского горизонта отражают преимущественно аллювиальные обстановки осадконакопления. Глубокий и неравномерный размыв более древних отложений в окрайных и центральных районах равнины, наличие вреза глубиной более 200 м вблизи северной окраины равнины свидетельствует о значительном выносе рыхлого материала за пределы равнины и, следовательно, о наличие стока в океан в северном направлении и поднятии Западно-Сибирской плиты относительно уровня океана в начале атлымского времени. Большая мощность новомихайловского горизонта, слабый размыв в его основании свидельствут о значительном прогибании центральных частей равнины, а ее трансгрессивное залегание в краевых предгорных районах о расширении бассейна озерной седиментации и опускании этих частей. Журавский горизонт распространен на территории равнины на значительно меньшей площади, чем новомихайловский. Широкое распространение в туртасском бассейне пресноводных диатомовых водорослей и преемственность туртасского комплекса диатомей от пресноводного комплекса новомихайловской свиты служит доказательством пресноводного характера водоема. По палинологическим данным возраст абросимовский горизонта устанавливается на основании сопоставления его спорово-пыльцевых спектров и верхнебайгубекского подгоризонта Приаралья и Северного Устюрта [Бойцова, Панова, 1967]. При проведении границы олигоцена и миоцена в Приаралье и Северном Устюрте под аральской свитой абросимовскую свиту следует относить к верхнему олигоцену.

4.3.2. Неоген

В основании неогена выделяется омбинский горизонт (табл. 2), сложенный озерными, речными и озерно-болотными отложениями. Его стратиграфическое положение в последовательности олигоцена и неогена, наличие значительного рубежа в изменении флоры между абросимовской и омбинской свитами, отождествляемого с похолоданием климата на границе олигоцена и миоцена позволяет относить его к низам миоцена. Анализ распространения свит бещеульского горизонта (табл. 2) показывает, что их фрагменты приурочены к довольно разветвленной речной сети, имеющей сток на север. Обстановки осадконакопления таволжанского (калкаманский) горизонта характерны для низменной, аккумулятивной равнины с большим количеством мелководных озер. Его возраст определяется преимущественно по фауне млекопитающих, соответствующих зонам MN 9 и 10 неогена Евразии. Нижняя часть павлодарского горизонта представлена речными отложениями, приуроченными к палеодолинам. Верхняя часть состоит из красновато-коричневых, карбонатных глин, плащеобразно перекрывающих неровности древнего рельефа и частично заполняющих древние долины. Время формирование коричневато-красных глин связано с эпохой красноцветного эолового осадконакопления и аридизации климата во Внутренней Азии, начавшейся 7-8 млн. лет.

По составу, строению, условиям залегания и осадконакопления, а также биостратиграфической характеристике терминальный миоцен и плиоцен (табл. 3) отчетливо делится на два надгоризонта - прииртышский и кокчетавский, отражающие отчетливые этапы геологического развития равнины [Зыкин и др., 1991]. Прииртышский надгоризонт имеет отчетливое циклическое строение и преимущественно латеральную стратификацию. Фауна млекопитающих надгоризонта соответствует терминальному туролию и русцинию. Малакофауна характеризуется широким распространением теплолюбивых сино-индийских и западносибирских эндемичных родов. Ее значительную часть (около 40%) составляют палеарктические элементы. Между накоплением павлодарской и новостаничной свит фиксируется резкий палеогеографический рубеж, выраженный в смене аридных условий осадконакопления на более гумидные. Кокчетавский надгоризонт объединяет отложения верхнего плиоцена и включает селетинский и иртышский горизонты. Граница между прииртышским и кокчетавским надгоризонтами фиксируется сменой условий осадконакопления, русцинийской фауны млекопитающих на виллафранкскую, вымиранием теплолюбивой сино-индийской и западносибирской малакофауны и широким расселением палеарктической, а также аридизацией и резким похолоданием климата. Наличие в горизонте ранне- и средневиллафранкской фауны млекопитающих позволяет сопоставлять его с пьяченцким и геллазским ярусами Европы.

Подводя итог рассмотрению стратиграфической последовательности олигоцена и неогена равнины, следует заключить, что уточненная в результате комплексных, детальных исследований их стратиграфическая шкала наиболее полно отражают ее геологическое строение, эволюцию природной среды и климата.

Глава 5. СТРАТИГРАФИЯ, СТРОЕНИЕ И ОБСТАНОВКИ ОСАДКОНАКОПЛЕНИЯ КОНТИНЕНТАЛЬНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ОЛИГОЦЕНА И НЕОГЕНА ЮЖНОГО ОБРАМЛЕНИЯ ЗАПАДНО-СИБИРСКОЙ РАВНИНЫ

В южное возвышенное обрамление Западно-Сибирской равнины входят разнородные в геоморфологическом и структурном отношении территории.

5.1. Центрально-Казахстанский мелкосопочник

Кайнозой выполняет обособленные друг от друга котловины, долины и различные понижения рельефа. На непосредственно примыкающей к равнине части мелкосопочника детальная стратиграфическая последовательность выявлена в немногих речных долинах. Наиболее полный разрез верхнего кайнозоя, хорошо охарактеризованный палеонтологически, сохранился в древней не выраженной в современном рельефе долине, вскрываемой реками Битеке, Муккур, Иман-Бурлук. В геологическим разрезе, вскрытом р. Битеке, выявлена наиболее полная в Северной Азии стратиграфическая последовательность плиоцена и эоплейстоцена и фаун млекопитающих и моллюсков [Зыкин и др., 1987], включающая пять самостоятельных аллювиальных свит, имеющих четкие эрозионные границы, разделенных перерывами в осадконакоплении, занимающих определенное положение в разрезе и обладающих отчетливой палеонтологической характеристикой (табл. 3). Их границы совпадают с рубежами изменения климата и тектонического режима. Осадконакопление в долине отражает неравномерный характер тектонических движений, с рубежами перестройки около 5; 3,2 и 1,8 млн. л. н.

5.2. Горный Алтай

Примыкающий к юго-восточной части Западно-Сибирской плиты Горный Алтай, возникший в результате кайнозойского внутриконтинентального орогенеза, является северным краевым фрагментом Центрально-Азиатского горного пояса. История его формирования, отражающего эволюцию всего Центрально-Азиатского горного пояса, дает возможность связать последовательность его орогенеза с этапами становления климата и природной среды Западной Сибири, что позволяет показать роль тектоники на становлении современной климатической системы.

5.2.1. Краткая история изучения кайнозойских отложений

В разделе рассмотрено последовательное становление стратиграфической схемы кайнозоя Алтая и состояние его изученности. Существенный вклад в изучение строения континентальной толщи и стратиграфии кайнозоя внесли А.В.Аксарин, Б.М.Богачкин, Е.В.Девяткин, В.С.Ерофеев, Г.Ф.Лунгерсгаузен, О.А.Раковец, А.А.Свиточ, Е.Н.Щукина и другие исследователи.

5.2.2. Стратиграфия и обстановки осадконакопления

Кайнозойские отложения (табл. 4), выполняющие Чуйскую и другие впадины Горного Алтая, залегают на пенепленизированной и сильно размытой поверхности дислоцированных пород палеозоя, мезозоя и коре выветривания. Плащеобразно залегающие в основании кайнозоя Чуйской, Курайской, Джулукульской и Тархатинской субаэральные, преимущественно коричневато-красные глины карачумской свиты. Ее грубообломочный состав позволяют рассматривать ее как континентальную молассу, фиксирующую начальный этап горообразования Алтая. По строению, внешнему облику, составу, условиям залегания и формирования карачумская свита идентична хорошо охарактеризованным палеонтологически свитам шанд-гол и бэгер раннего олигоцена Монголии и, по-видимому, представляет их возрастной аналог.

Широкое распространение литологически сходных, преимущественно тонкозернистых, озерно-болотных отложений кошагачской свиты мощностью до 250 м в Чуйской, Курайской, Джулукульской и Самахинской впадинах отражает замкнутость территории юго-восточного Алтая в пределах этих котловин и отсутствие здесь магистрального стока, обеспечивающего вынос рыхлого материала. На основании палеоботанических данных свита относится преимущественно к позднему олигоцену. Отсутствие грубозернистых отложений вдоль Курайского и Катунского хребтов свидетельствует о их слабом влиянии на осадконакопление. Трансгрессивное залегание свиты на субаэральной карачумской свите отражает медленное слабое прогибание этой территории.

Туерыкская свита, локализованная в пределах Чуйской и Курайской впадин, формировалась в крупном озерном бассейне. У бортов впадины присутствует базальный горизонт, состоящий из неокатанных обломков коренных пород, что позволяет предполагать подъем Курайского хребта. Отсутствие приемственности между туерыкской и кызылгирской малакофаунами свидетельствует о длительном перерыве между их формированием. Кызылгирская свита, распространенная в пределах тех же впадин, формировалась в крупном озерном бассейне с обрывистыми скальными берегами, что соответствует активному тектоническому режиму. Богатство фауны, состоящей в основном из теплолюбивых видов, позволяет предполагать, что ее формирование происходило в озере в интервале абсолютных высот от 500 до 1000 м. Наличие в кызылгирской малакофауне видов новостаничного комплекса позволяет синхронинизировать ее образование со временем формирования новостаничной свиты верхнего миоцена Западно-Сибирской равнины. Палеонтологические данные позволяют рассматривать время формирования свиты в интервале - конец позднего миоцена - ранний плиоцен.

Бекенская свита, распространенная только в Чуйской впадине, представляет собой сложно построенную толщу, состоящую из мелководных озерных, пролювиальных и склоновых отложений. Наличие в бекенской свите раковин вивипарид показывает, что ее возраст древнее позднего плиоцена. Залегающая стратиграфически выше грубообломочная, молассовая толща Горного Алтая расчленяется на две свиты – красновато-коричневую терекскую и коричневато-желтую башкаусскую свиты, образовавшихся в различных климатических условиях. Терекские отложения соответствуют этапу красноцветного субаэрального осадконакопления, проявившемуся в Южной Сибири в первой половине позднего плиоцена в интервале около 3–2,6 млн. л. н. К башкаусской свите относятся преимущественно речные, коричневато-желтые галечники, валунники с прослоями и линзами песка. Ее широкое распространение в большинстве впадин и речных долин Алтая свидетельствует о том, что в это время сформировались основные элементы современной гидросети и рельефа. Начальный этап ее формирования соответствует смене красноцветных субаэральных образований на желтоцветные на уровне около 2,6 млн. л. н. Стратиграфически выше залегает впервые выделяемая караминская свита, выявленная при археологических исследованиях в долине р. Ануя [Деревянко и др., 1992]. Красноцветность отложений, наличие слитоземных почв, 3 видов рода Gibbulinopsis и 4 видов рода Gastrocopta в наземной малакофауне, свидетельствующих о явном плиоценовом возрасте, присутствие значительного количества экзотических элементов в палинофлоре, сближающих ее с барнаульской флорой Западной Сибири, положительная намагниченность позволяют относить свиту к терминальному верхнему плиоцену.

5.2.3. История геологического развития

Полученные в последние годы новые данные по стратиграфии, составу, строению, структурному положению и палеонтологической характеристике меловых и кайнозойских отложений, существенно уточняют геологическую историю Алтая. В конце позднего мела в пределах Горного Алтая произошло опускание территории и проникновение в этот регион Западно-Сибирского эпиконтинентального морского бассейна. После его регрессии, в конце мела – раннем палеогене, произошла деформация и денудация слабо консолидированных отложений мезозоя. На поднятой территории Алтая до начала накопления карачумской свиты, в обстановке относительного тектонического покоя, происходило формирование поверхности выравнивания и коры выветривания. В позднем кайнозое в геологическом развитии Алтая выделяются три стадии усиленного воздымания – начало олигоцена, начало среднего миоцена, поздний плиоцен, разделенные эпохами относительно стабильного тектонического режима. На Предалтайской равнине им соответствует формирование уступов, отделяющих структурные террасы. Наиболее интенсивное горообразование приходится на поздний плиоцен.

Глава 6. ПРИРОДНАЯ СРЕДА И КЛИМАТ ПОЗДНЕГО КАЙНОЗОЯ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ И ИХ РАЗВИТИЕ

В течение кайнозоя климат Западной Сибири, как и всей Земли, претерпел сложную эволюцию. В его развитии отчетливо выделяются два этапа – раннекайнозойский и позднекайнозойский. Рубеж между ними совпадает с границей эоцена и олигоцена на уровне 33,7 млн. лет. Климат раннего кайнозоя являлся непосредственным продолжением теплого не ледникового климата мезозоя. Палеогеографические условия в раннем кайнозое отражали особенности тектонической обстановки всей планеты – наличие обширных мелководных эпиконтинентальных морей на значительных пространствах современной суши. Площадь платформ занятых эпиконтинентальными морями в эоцене была в три раза больше чем в настоящее время [Ронов, 1994]. Существование на континентах относительно мелководных, хорошо прогреваемых морей в условиях теплого климата приводило к сильному испарению с их поверхности и значительному содержанию паров воды в атмосфере.

Начавшееся в конце эоцена – начале олигоцена горизонтальное сжатие южных и срединных частей Евразийской плиты привело к созданию сложного ансамбля орографических форм, выразившееся в создании в Азии важнейших орографических элементов в виде системы широтных хребтов, явившимися естественными климатическими барьерами. Коренные изменения климата и природной среды на рубеже эоцена и олигоцена произошли и в Западной Сибири (табл. 5). Регрессия эпиконтинентального морского бассейна, связанная с подъемом Западно-Сибирской плиты, отмечена заложением на ней гидрографической сети со стоком на север. Похолодание на границе эоцена-олигоцена во Внутренней Азии фиксируется вымиранием субтропических и тропических родов пресноводных моллюсков в Зайсанской впадине. Во всей Внутренней Азии в это время началась аридизация климата, отмеченная широким распространением эоловых и субаэральных красноцветных глин. Особенно важное значение для изменения климата имели резкие изменения в распределении суши и моря во второй половине эоцена и увеличение площади высокоподнятых территорий, связанные с геодинамической эволюцией. Площадь платформ, занимаемых эпиконтинентальными морями, в олигоцене по сравнению с эоценом сократилась в 2,5 раза и приблизилась к современному [Ранов, 1994]. Начало красноцветного осадконакопления в субаэральных условиях во Внутренней Азии свидетельствует о смене восстановительных обстановок осадконакопления на окислительные. Эти данные позволяют заключить, что резкое сокращение эпиконтинентальных морей привело к значительному сокращению одной из составляющих парникового эффекта - паров воды в атмосфере, которые, являются одним из основных парниковых газов.

В новомихайловское время на огромных пространствах Западно-Сибирской равнины при слабом прогибании ее территории осадконакопление осуществлялось в едином бассейне седиментации. Усиление тектонических движений в журавское время привело к обособлению на равнине туртасского и журавского бассейнов, разделенных сформировавшейся в это время широтно ориентированной сушей. Дальнейшая дифференциация озерных бассейнов продолжалась в абросимовское и омбинское время. Климат этого времени на Западно-Сибирской равнине был относительно стабильным, умеренно-теплым и гумидным. Южнее, во Внутренней Азии прогрессирующая с начала олигоцена аридизация климата привела к образованию пустыни современного типа в начале позднего олигоцена Зайсанской котловины. Потепление в конце олигоцена, установленное по палинологическим материалам на Западно-Сибирской равнине и по малакофаунистическим данным в Зайсане совпадает с глобальным потеплением в конце олигоцена, установленным в глубоководных осадках океана. Похолодание начала неогена отчетливо фиксируется и на юге равнины изменением растительности на рубеже формирования абросимовской и омбинской свит. В начале среднего миоцена, в бещеульское время на равнине происходит возникновение магистрального стока на север. Значительная тектоническая активизация имела место в позднем миоцене и плиоцене. Возрастает площадь высоко поднятых территорий. В конце павлодарского времени во всей Внутренней Азии фиксируется этап сильнейшей аридизации климата.

Отчетливое похолодание и увлажнение климата на юге равнины произошло в новостаничное время. Похолодание проявилось в появлении большого количества палеарктических видов моллюсков. Увлажнение климата вызвало затопление замкнутых межгорных котловин, возникновению в них длительно существующих озерных бассейнов (Чуйская, Курайская, Убсунурская впадины, Котловина Больших озер) и широкое расселение в горном поясе Внутренней Азии теплолюбивой сино-индийской малакофауны. Ранний плиоцен юга равнины характеризуется относительно устойчивым континентальным осадконакоплением в речных, озерных и субаэральных условиях. В это время существовала достаточно развитая, не глубоко врезанная гидросеть со стоком на север, на абсолютных высотах значительно выше уровня современных рек. Положение разновозрастных аллювиальных горизонтов на близких гипсометрических уровнях, преимущественно латеральная стратификация нижнего плиоцена свидетельствует об относительно стабильной тектонической обстановке на юге равнины в это время. Незавершенный характер аллювиальных циклитов в битекейское, ливенское и селетинское время связан с началом интенсивного горообразования на Алтае и в складчатых сооружениях Южной Сибири, вызвавшего подъем южного края Западно-Сибирской плиты

Совместное существование в раннем плиоцене теплолюбивой сино-индийской и палеарктической малакофауны, по-видимому, было возможным, когда зимние температуры не опускались ниже -5С или даже +3,+5С. Режим летних температур был близок современному. Колебания термического режима в раннем плиоцене Западно-Сибирской равнины, фиксируемые в основном в изменении зоогеографической структуры малакофауны, имели небольшую амплитуду и частоту. На рубеже раннего и позднего плиоцена около 3,2-3,1 млн. лет т.н. произошло существенное похолодание климата, проявившиеся в коренной перестройке биоты, - вымирают почти все теплолюбивые виды пресноводных моллюсков, малакофауна приобретает палеарктический облик. Впервые климатические условия близкие современным в Сибири возникли около 2,6 млн. лет т.н. и сопровождались значительным похолоданием климата в начале иртышского времени. Около 2,1 млн. л. н. (муккурское время) произошло потепление климата, выразившееся в появлении в малакофауне видов среднеазиатских теплолюбивых родов. Последовательный анализ зоогеографической структуры малакофауны плиоцена показывает, что фаунистический обмен между Западной Сибирью и Юго-Восточной Азией прекратился около 3,2 млн. л. т.н., что, по-видимому, связано с поднятием горных систем Внутренней Азии.

Реконструируемая последовательность климатических, биотических и геологических событий в позднем кайнозое на юге Западной Сибири отчетливо отражает глобальные изменения природной среды и климата, обусловленные увеличением площади высокоподнятых территорий. Выявленные основные рубежи изменения климата в сторону похолодания на границе эоцена и олигоцена, олигоцена и миоцена, в первой половине среднего миоцена, в конце позднего миоцена и в позднем плиоцене Западной Сибири совпадают с глобальными уровнями изменения климата в сторону похолодания и соответствуют интервалам горообразования в южном горном обрамлении Западно-Сибирской равнины. Наиболее значительные изменения климатического режима относятся к рубежу раннего и позднего плиоцена, соответствующему наиболее интенсивному воздыманию горных систем.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Разработанный в последнее время подход к изучению кайнозойских отложений, применяемый автором работы, заключается в комплексном, сопряженном применении литостратиграфических, циклостратиграфических, биостратиграфических, магнитостратиграфических, климатостратиграфических данных. Их совместное комплексное применение при достаточно полном изучении конкретных разрезов и строгой обоснованности выделения местных стратонов позволяет составить исчерпывающее представление о строении осадочной толщи любого сколь угодно обширного внутриконтинентального региона, построить в нем полную последовательность осадконакопления и выявить геологические, биотические и климатические события локального и регионального характера. Сопоставление ряда таких полных последовательностей позволяет различать события как регионального, так и глобального характера. При расчленении осадочных образований на естественные пространственно обособленные стратиграфические комплексы, отвечающие последовательным этапам развития соответствующих территорий, основным местным стратиграфическим подразделением является свита. Использование палеонтологического метода для континентальных отложений облегчается большей чувствительностью континентальной среды на тектонические и особенно климатические изменения, проявляющейся в одновременном и часто существенном реагировании на эти изменения осадконакопления, ландшафтов и биоты и, следовательно, к возможному совпадению границ геологических тел и перестроек биоты.

Анализ всех детально изученных естественных геологических разрезов кайнозоя Северной и Центральной Азии позволил наметить конкретные разрезы, где, используя принцип хронологической взаимозаменяемости признаков, можно провести достаточно точно рубежи между подразделениями Общей шкалы кайнозоя и где имеются стратиграфические признаки, обладающие в настоящее время наибольшим корреляционным потенциалом, позволяющие прослеживать эти рубежи на значительные расстояния в регионе. Эти разрезы приняты за региональные стратотипы границ общих стратиграфических подразделений для Северной и Центральной Азии. Для границы эоцена и олигоцена предложен разрез в долине р. Тацин-Гол (Долина Озер, Монголия). Для границы олигоцена и миоцена выбран разрез в юго-западном склоне возвышенности Алтыншокысу в Северном Приаралье. Для границы миоцена и плиоцена в качестве стратотипа рассматривается разрезы у пос. Новая Станица и Черлак в Омском Прииртышье. Для границы плиоцена и четвертичной системы принят разрез в долине р. Битеке. Границы общих стратиграфических подразделений, основанные на выделении в континентальных отложениях их региональных стратотипов, составляют жесткий пространственно-временной каркас стратиграфической схемы верхнего кайнозоя Северной и Центральной Азии. Граница олигоцена и эоцена, проводимая между тавдинским и атлымским горизонтами Западно-Сибирской равнины, зафиксирована под карачумской свитой Алтая, буранской свитой Зайсанской впадины и свитами шанд-гол и бэгэр Монголии. Рубеж олигоцена и миоцена в Западной Сибири установлен между абросимовской и омбинской свитами, граница миоцена и плиоцена между новостаничной и рытовской свитами Омского Прииртышья, рубеж плиоцена и четвертичной системы на уровне около 1,8 млн. л. т.н. над барнаульской свитой Предалтайской равнины и в нижней части карагашской свиты Северного Казахстана.

В результате проведенных исследований значительно расширились представления о систематическом составе позднекайнозойских пресноводных моллюсков Западной Сибири и их стратиграфическом и пространственном распространении. В стратиграфической последовательности неогена Западно-Сибирской равнины установлено 12 эволюционно приемственных малакофаунистических комплексов, характеризующих разновозрастные стратиграфические подразделения. Выделено новое для науки семейство Starobogatoviconchidae и три новых рода. Динамика выявленного таксономического разнообразия (214 видов 69 родов) пресноводных моллюсков и изменения состава их комплексов в экотоне между Сино-Индийской и Палеарктической областями отчетливо отражают глобальные и региональные изменения климата и природной среды в позднем кайнозое Западной Сибири. Рубежи похолодания климата около 33,7; 5,4; 3,2 и 2,6 млн. лет т.н. отмечены вымиранием многих таксонов моллюсков. В потепления климата происходило увеличение систематического разнообразия за счет миграции теплолюбивых сино-индийских таксонов. С поднятием Центрально-Азиатского горного пояса связана изоляция малакофаун Сино-Индийской и Палеарктических областей.

Комплексное детальное изучение геологических разрезов Западно-Сибирской равнины и примыкающим к ней горным сооружениям Горного Алтая и Казахского мелкосопочника, их биостратиграфической характеристики и обстановок осадконакопления позволило выявить взаимоотношения между конкретными геологическими телами и составить наиболее полную последовательность осадконакопления этих обширных регионов. В основу расчленения разрезов положено выделение циклически построенных геологических тел континентального осадконакопления, имеющих отчетливую палеонтологическую характеристику, прослеживающихся на значительных площадях и отражающих определенные палеогеографические этапы развития территории. Разработанная стратиграфическая шкала верхнего кайнозоя Западно-Сибирской равнины и северного склона Казахстанского мелкосопочника, включающая 12 региональных горизонтов в составе 38 местных стратиграфических подразделений, и Горного Алтая, состоящая из 8 местных стратиграфических подразделений, наиболее полно отражает строение континентальной толщи этих территорий, эволюцию осадконакопления, биоты и климата. Каждое стратиграфическое подразделение характеризуется неповторимым сочетанием обстановок осадконакопления, комплексов фауны и флоры и особенностями климатического режима. Границы местных и региональных стратиграфических подразделений совпадают с рубежами изменения климата.

Стратиграфическая последовательность олигоцена Западно-Сибирской равнины включает атлымскую, каспаранскую (атлымский горизонт), новомихайловскую, реженскую (новомихайловский горизонт), журавскую, туртасскую, лагернотомскую, крутихинскую (журавский горизонт), абросимовскую (абросимовский горизонт) свиты, Горного Алтая - карачумскую и нижнюю часть кошагачской свиты. К миоцену равнины относятся омбинская, киреевская, сузунская (омбинский горизонт), бещеульская, каськовская, таганская (бещеульский горизонт), таволжанская, калкаманская, рубцовская, горская, ишимская (таволжанский горизонт), павлодарская (павлодарский горизонт), новостаничная (новостаничный горизонт) свиты. Миоцен Алтая представлен верхней частью кошагачской свиты, туерыкской свитой и нижней частью кызылгирской свиты. Нижний плиоцен равнины объединяет рытовскую, исаковскую, пешневскую, крутогорскую, битекейскую, ливенскую свиты, верхний плиоцен – селетинскую, аксорскую, иртышскую, муккурскую и барнаульскую свиты. В нижнем плиоцене Алтая обособлены кызылгирская и бекенская свиты, в верхнем – терекская, башкаусская и караминская свиты. В речных долинах северного склона Казахского мелкосопочника залегают кускольская, битекейская (нижний плиоцен), селетинская, муккурская (верхний плиоцен) и карагашская (верхний плиоцен-нижний эоплейстоцен) свиты. По уровню расчлененности и полноте отражения геологических, палеобиологических и климатических событий разработанная стратиграфическая шкала верхнего миоцена и плиоцена Западно-Сибирской равнины является одной из наиболее полных континентальных стратиграфических шкал этого интервала.

Сопряженный анализ литолого-генетических, палеопедологических, палеоботанических, палеофаунистических и геологических материалов на основании интерпретации конкретных обстановок осадконакопления позволил выявить условия образования разновозрастных геологических тел, климатические условия их формирования и уточнить геологическую историю исследуемых территорий. Открытие на Горном Алтае морского верхнего мела позволило значительно детализировать стратиграфическую последовательность и геологическую историю этой территории. Чередование бассейнового (новомихайловско-омбинское и таволжанское время) и долинного (атлымское, бещеульское, начало павлодарского времени, кокчетавское время - ныне) осадконакопления отражало различный тектонический режим Западно-Сибирской равнины, соответствующий прогибанию и воздыманию плиты. Преимущественная латеральная стратификация речных свит (ранний плиоцен) была связана с эпохами стабилизации тектонического режима.

Реконструируемая последовательность климатических, биотических и геологических событий на юге Западной Сибири отчетливо отражает глобальные изменения природной среды и климата, обусловленные увеличением площади высокоподнятых территорий. Выявленные основные рубежи изменения климата в сторону похолодания на границе эоцена и олигоцена, олигоцена и миоцена, в первой половине среднего миоцена, в конце позднего миоцена и в позднем плиоцене Западной Сибири совпадают с глобальными уровнями изменения климата в сторону похолодания и, в основном, соответствуют интервалам горообразования в южном горном обрамлении Западно-Сибирской равнины. На основании находок ветрогранников и растрескавшихся в результате солнечной инсоляции крупных галек показано, что самая древняя в кайнозое Внутренней Азии пустыня современного типа сформировалась в начале позднего олигоцена. Значительные изменения природной среды и климата, обусловленные существенными изменениями структуры поверхности планеты, произошли на рубеже эоцена и олигоцена. Похолодание климата близ этого рубежа представляет одно из наиболее значительных преобразований климата в истории Земли. Площадь платформ, занимаемых эпиконтинентальными морями, в олигоцене по сравнению с эоценом сократилась в 2,5 раза и приблизилась к современному [Ранов, 1994], значительно увеличилась площадь высокоподнятых территорий. Это привело к значительному сокращению одной из составляющих парникового эффекта - количества паров воды в атмосфере, которые являются одним из основных парниковых газов. Это событие отмечено широким распространением субаэральных преимущественно эоловых красноцветов и формированием пустынь современного типа во Внутренней Азии. Следующие наиболее значительные изменения климатического режима относятся к рубежу раннего и позднего плиоцена, соответствующему наиболее интенсивному воздыманию горных систем.

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации

1. Зыкин В.С. Битекейский комплекс пресноводных моллюсков эоплейстоцена юга Западной Сибири и Северного Казахстана // Плейстоцен Сибири и смежных областей. - М.: Наука, 1973. - С. 103–108.

2. Зыкин В.С. Новое местонахождение позднеплиоценовых пресноводных моллюсков на юге Западно-Сибирской равнины // Геология и геофизика. – 1974. - № 1. - С. 127–129.

3. Зыкин В.С. Комплексы пресноводных моллюсков плиоцена юга Западной Сибири и Северного Казахстана // Геология и геофизика. – 1974. - № 2. - С. 132-134.

4. Зыкин В.С. Стратиграфия и униониды плиоцена юга Западно-Сибирской равнины. - Новосибирск: Наука, 1979. - 135 с.

5. Зыкин В.С. Новые униониды из плиоцена Западно-Сибирской равнины // Палеонтологический журн. – 1980. - № 3. - С. 34–42.

6. Зыкин В.С. Новые данные о разрезе неогеновых отложений у г. Павлодара // Проблемы стратиграфии и палеогеографии плейстоцена Сибири. - Новосибирск: Наука, 1982. - С. 66-72.

7. Зажигин В.С., Зыкин В.С. К стратиграфии плиоцена юга Западно-Сибирской равнины (Омское Прииртышье) // Геология и геофизика. – 1983. - № 10. - С. 42-48.

8. Девяткин Е.В., Зажигин В.С., Зыкин В.С., Малаева Е.М., Сычевская Е.К. Новые местонахождения неогеновых фаун Северо-Западной Монголии // Изв. АН СССР. Сер. геол. - 1984. - № 3. - С. 79–90.

9. Зыкин В.С., Зажигин В.С. О выделении пешневской свиты в плиоцене юга Западно-Сибирской равнины // Геология и геофизика. – 1984. - № 2. - С. 46-51.

10. Зажигин В.С., Зыкин В.С. Новые данные по стратиграфии плиоцена юга Западно-Сибирской равнины // Стратиграфия пограничных отложений неогена и антропогена Сибири. - Новосибирск: ИГиГ СО АН СССР, 1984. - С. 29-53.

11. Зыкин В.С. Значение пресноводных моллюсков для стратиграфии плиоцена юга Западно-Сибирской равнины // Биостратиграфия и палеоклиматы плейстоцена Сибири. - Новосибирск: Наука, 1986. - С. 94-102.

12. Зыкин В.С., Зажигин В.С., Присяжнюк В.А. Стратиграфия плиоценовых и эоплейстоценовых отложений в долине р. Битеке (Северный Казахстан) // Геология и геофизика. - 1987. - № 3. - С.12-19.

13. Зыкин В.С. Плиоценовые озера юга Западной Сибири // История озер позднего мезозоя и кайнозоя.- Л.: Наука, 1988.- С. 214-222.

14. Зыкин В.С., Зажигин В.С., Присяжнюк В.А. Стратиграфия плиоцена юга Западно-Сибирской равнины // Кайнозой Сибири и Северо-Востока СССР. - Новосибирск: Наука, 1989. - С. 9-18.

15. Зыкин В.С., Зажигин В.С., Присяжнюк В.А. Статус новостаничной свиты и нижняя граница плиоцена на юге Западно-Сибирской равнины // Геология и геофизика.- 1989. - № 8. - С. 18-24.

16. Зыкин В.С. Изменение климата в позднем миоцене и плиоцене на юге Западно-Сибирской равнины // Эволюция климата, биоты и человека в позднем кайнозое Сибири. - Новосибирск: ОИГГМ СО АН СССР, 1991. - С. 5-17.

17. Зыкин В.С., Зажигин В.С., Казанский А.Ю. Поздний неоген юга Западно-Сибирской равнины: стратиграфия, палеомагнетизм, основные климатические события // Геология и геофизика. – 1991. - №1. - С. 78-86.

18. Архипов С.А., Волкова В.С., Зыкин В.С. Календарь биотических и абиотических событий позднего кайнозоя Западной Сибири // Стратиграфия. Геологическая корреляция. – 1993. – Т. 1. - № 6. – С. 53-58.

19. Зыкин В.С., Зажигин В.С., Зыкина В.С. Изменение природной cреды и климата в раннем плиоцене юга Западно-Сибирской равнины // Геология и геофизика. – 1995. - Т. 36. - № 8. - С. 40-50.

20. Зыкин В.С., Казанский А.Ю. Стратиграфия и палеомагнетизм кайнозойских (дочетвертичных) отложений Чуйской впадины Горного Алтая // Геология и геофизика. – 1995. - Т. 36. - № 10. - С. 75–90.

21. Зыкин В.С., Лебедева Н.К., Буслов М.М., Маринов В.А. Открытие морского верхнего мела на Горном Алтае // Докл. РАН. – 1999. - Т. 336. - № 5. - С. 669-671.

22. Буслов М.М., Зыкин В.С., Новиков И.С., Дельво Д. Структурные и геодинамические особенности формирования Чуйской межгорной впадины Горного Алтая в кайнозое // Геология и геофизика. – 1999. - Т. 40. - № 12. - С. 1720–1736.

23. Зыкин В.С. Развитие рельефа Юго-Восточного Алтая в позднем мезозое и кайнозое // Геоморфология Центральной Азии. Материалы XXVI  Пленума Геоморфологической комиссии РАН и международного совещания. - Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2001. - С. 87-89.

24. Thomas J.C., Lanza R., Kazansky A., Zykin V., Semakov N., Mitrokhin D., Delvaux D. Paleomagnetic study of Cenozoic sediments of the Zaisan basin (SE Kazakhstan) and the Chuya depression (Sibirien Altai): tectonic implications for central Asia // Tectonophysics – 2002. - Vol. 351 (1-2). – P. 119-137.

25. Зыкин В.С. Закономерности развития рельефа и климата Внутренней Азии в позднем мезозое и кайнозое // Геоморфология гор и предгорий – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2002. – С. 96-101.

26. Зыкин В.С. Стратиграфия, изменения климата и природной среды в позднем кайнозое Северо-Западной и Центральной Азии // Геология, геохимия и геофизика на рубеже XX и XXI веков. – Иркутск: ИЗК СО РАН, 2002. - С. 46-48.

27. Зыкин В.С., Зажигин В.С., Зыкина В.С., Чиркин К.А. О выделении регионального стратотипа границы неогеновой и четвертичной систем для Северной и Центральной Азии // Вестник Томского государственного университета, серия «Науки о Земле» (геология, география, метеорология, геодезия). – 2003. - № 3(II). – С. 77-80.

29. Зыкин В.С., Зажигин В.С. Новый биостратиграфический уровень плиоцена Западной Сибири и возраст стратотипа нижне-среднемиоценового бещеульского горизонта // Докл. РАН. – 2004. - Т. 398. - № 2. - С. 214-217.

30. Зыкин В.С., Зыкина В.С., Чиркин К.А., Смолянинова Л.Г. Геологическое строение и стратиграфия верхнекайнозойских отложений в районе раннепалеолитической стоянки Карама в верхнем течении р. Ануй (Северо-западный Алтай) // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2005. - № 3. – С. 2-20.

31. Зыкин В.С. Новые данные о верхнемеловых отложениях Горного Алтая // Рельеф и природопользование предгорных и низкогорных территорий. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2005. - С. 106-108.

32. Зыкин В.С., Зыкина В.С. Эпохи аридизации климата и формирования эолового рельефа в умеренных широтах Внутренней Азии в кайнозое // Рельеф и природопользование предгорных и низкогорных территорий. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2005. - С. 108-112.

33. Зыкин В.С., Зыкина В.С., Зажигин В.С. Основные проблемы стратиграфии верхнего кайнозоя юга Западно-Сибирской равнины // Палинологические, климатостратиграфические и геоэкологические реконструкции. - СПб.: Недра, 2006. - С. 251-279.

34. Зыкин В.С., Зыкина В.С., Зажигин В.С. Проблемы расчленения и корреляции плиоценовых и четвертичных отложений юга Западной Сибири // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2007. - № 2. – С. 24-40.

35. Зыкин В.С. Новые данные о систематическом положении и происхождении пресноводных двустворчатых моллюсков надсемейства Pisidioidea // Моллюски: морфология, таксономия, филогения, биогеография и экология. – СПб.: ЗИН РАН, 2007. - С. 109-111.

36. Деревянко А.П., Кузьмин М.И., Ваганов Е.А., Зыкин В.С., Гольдберг Е. Л., Калугин И.А., Дучков А.Д., Грачев М.А. и др. Глобальные и региональные изменения климата природной среды позднего кайнозоя в Сибири. - Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2008. – 511 с.

37. Зыкин В.С., Лебедева Н.К., Шурыгин Б.Н., Маринов В.А., Смирнова Т.Н. Палеонтологические свидетельства присутствия морского верхнего мела на Горном Алтае // Меловая система России и ближнего зарубежья. - Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2008. – С. 90-92.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.