WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М.В. ЛОМОНОСОВА ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

На правах рукописи

ЧУБАРОВА Наталья Евгеньевна

УДК 551.521.17 УЛЬТРАФИОЛЕТОВАЯ РАДИАЦИЯ У ЗЕМНОЙ ПОВЕРХНОСТИ

25.00.30 – метеорология, климатология, агрометеорология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора географических наук

Москва 2007

Работа выполнена на кафедре метеорологии и климатологии географического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Официальные оппоненты:

доктор физико-математических наук, профессор, С. К. Гулев доктор физико-математических наук, профессор, И.К. Ларин доктор географических наук, с.н.с. А.Н. Золотокрылин

Ведущая организация:

Институт физики атмосферы им. А.М. Обухова Российской академии наук

Защита состоится «31» мая 2007 г. в «15» часов на заседании диссертационного совета Д-501.001.в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова по адресу: 119992, Москва, ГСП-2, Ленинские горы, МГУ, географический факультет, 18 этаж, аудитория 1801.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке географического факультета МГУ на 21 этаже.

Автореферат разослан « » апреля 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат географических наук С.Ф. Алексеева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Введение. Ультрафиолетовая радиация (УФР, 400 нм) составляет всего несколько процентов от потока солнечного излучения, приходящего на земную поверхность, однако ее воздействие на природную среду и здоровье человека очень велико. УФР действует на земные и водные экосистемы, влияет на качество воздуха, биогеохимические циклы и, в значительной степени, на здоровье человека.

Согласно рекомендациям ВМО, УФ радиацию принято подразделять на три спектральные области: область С (280 нм), которая полностью поглощается в верхних слоях атмосферы, область В (280-315 нм) и область А (315400 нм). Так называемая биологически активная УФР рассчитывается как интеграл произведения спектральной плотности энергетической освещенности на спектральную эффективность (иначе – спектр) биологического действия в диапазоне 280-400 нм. Спектр биологического действия характеризует эффективность излучения разных длин волн для данного объекта (например, кожи, глаз и т.п.) в относительных единицах. Одним из наиболее распространенных является спектр эритемного действия, который характеризует эффективность УФР в образовании эритемы – покраснения кожи человека. Последний и наиболее точный спектр эритемного действия был принят в 1993 г. международным комитетом по освещению. Он, как и большинство других спектров биологического действия, имеет максимум в области УФ-В и близок к спектральной эффективности некоторых других важных биологических реакций. В зависимости от дозы и типа кожи облучение может приводить к дополнительному образованию витамина D, к ожогу кожи (помимо собственно эритемы) и развитию рака кожи.

При описании воздействия УФР на здоровье человека часто используют понятие биологически активной эритемной радиации (Qэ), которая рассчитывается с использованием спектра эритемного действия. Для оценки степени опасности УФР для человека, согласно последним рекомендациям ВМО, ВОЗ и Программы ООН по окружающей среде, используются безразмерные УФ ин дексы, UVI, которые определяются путем нормирования Qэ на величину 0.025.

Актуальность проблемы исследования. Важная роль УФР в жизни биосферы и ее влияние на природную среду предопределяют необходимость ее всесторонних исследований. О серьезном внимании, уделяемом изучению УФР, свидетельствует большое число посвященных ей национальных и международных программ в рамках ВМО. Цель подписания в 1987 г. Монреальского протокола заключалась в предохранении биосферы от воздействия повышенных доз коротковолновой УФР, возможных при истощении озонового слоя Земли. В последние десятилетия обнаружены особенно сильные вариации УФР, обусловленные влиянием антропогенных факторов и изменениями глобального циркуляционного режима атмосферы. Вместе с тем, до самого последнего времени пространственные и временные закономерности поступления УФР к поверхности Земли, а также влияние на нее разнообразных факторов были изучены недостаточно полно как из-за методических сложностей, так и вследствие большой временной и пространственной изменчивости УФР. Этим и определяется актуальность представленной работы, в которой автор стремился восполнить ряд существующих пробелов в этой области знаний и дать некоторые оценки воздействия УФР на здоровье людей в различных географических регионах.

Цель и задачи. Основной целью работы являются экспериментальные и модельные оценки ультрафиолетовой радиации у поверхности Земли в различных условиях, выяснение роли различных факторов, влияющих на УФР, определение пространственных и временных закономерностей УФР, ее изменчивости и ее биологических ресурсов в глобальном и региональном масштабе.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

1. Усовершенствовать и адаптировать к реальным атмосферным условиям радиационную модель путем уточнения и расширения ее оптического блока.

2. Получить количественные оценки эффектов воздействия основных атмосферных факторов и альбедо поверхности на величину и спектральные особенности УФР у поверхности Земли.

3. Организовать мониторинг УФ-В радиации в Метеорологической обсерватории (МО) МГУ и на Звенигородской биостанции МГУ.

4. Оценить биологические ресурсы УФР в Московском регионе и роль антропогенных факторов в их распределении.

5. Разработать метод реконструкции УФ радиации и выполнить реконструкцию УФР в различных географических регионах.

6. На основании наземных измерений УФР определить погрешности расчетов УФР по спутниковым данным и предложить способы их коррекции.

7. Получить глобальные распределения УФ радиации и ее биологических ресурсов у поверхности Земли и выявить их пространственные и временные закономерности.

Основные методы и средства решения.

1. Для проведения модельных расчетов использовалась усовершенствованная автором радиационная модель атмосферы с применением метода дискретных ординат в восьмипотоковом приближении. На основе комплекса измерений была разработана оптическая модель атмосферы, являющаяся составной частью радиационной модели.

2. Для осуществления радиационного мониторинга в МО МГУ с 1994 г.

используется автоматизированная система сбора и регистрации радиационных данных SUN, разработанная и внедрённая автором совместно с инженерами и программистами из других институтов. С 1999 г. начат мониторинг УФ-В радиации в Москве и с 2000 г. – на территории Звенигородской биостанции МГУ с помощью специально разработанного программного обеспечения. В качестве средств измерения в УФ мониторинге используются приборы UVB-1 YES, которые неоднократно калибровались по международным стандартам в ходе международных сравнений.

3. При анализе многолетних рядов радиационных измерений в Москве и Звенигороде был использован электронный архив данных по солнечной радиации МО МГУ, подготовленный при методическом руководстве и участии автора. Использовались также данные измерений УФР, осуществленные с помощью УФ спектрометра МО МГУ при участии автора, а также спектральные данные национального научного фонда США и мирового архива данных по УФР и озону.

4. Для изучения аэрозольных свойств атмосферы в Москве автором был организован аэрозольный мониторинг с помощью солнечного фотометра CIMEL в рамках глобальной аэрозольной сети AERONET.

5. Для оценки качества спутниковых данных УФР были использованы ее измерения наиболее надежным американским прибором TOMS на спутниках Nimbus-7 и Earth Probe, обработанные по методике НАСА, и европейским прибором MVIRI – на спутнике METEOSAT, обработанные по методике Европейского Объединенного Научного Центра.

6. При анализе закономерностей распределения УФР по земному шару были использованы банки данных по озону и отражательной способности, полученные с 1979 по 2003 г. прибором TOMS (8 версия), а для характеристики глобального распределения аэрозольной оптической толщины – данные аэрозольной сети AERONET с 1994 г. по 2005 г.

7. Для реконструкции УФР был разработан и применен оригинальный метод, базирующийся на данных стандартных актинометрических и метеорологических наблюдений. Использовались архивы ВНИИГМИ-МЦД с середины 30-х гг. ХХ века.

8. Для анализа влияния малых газовых примесей на УФР использованы данные измерений концентраций газов в экологическом павильоне МО МГУ, организованном совместно с Институтом физики атмосферы РАН, данные Мосэкомониторинга, а также данные по приземному озону, полученные прибором 2B Technologies в МО МГУ при непосредственном участии автора.

Научная новизна 1. Впервые получены количественные оценки ресурсов ультрафиолетовой радиации области В, эритемной радиации и УФ индексов для условий Московского региона.

2. Выявлены особенности УФР в условиях крупного города-мегаполиса (на примере Москвы) на основании данных синхронных наблюдений в городе и пригороде.

3. Впервые получены климатические характеристики наиболее важных аэрозольных параметров атмосферы: аэрозольной оптической толщины, параметра Ангстрема, альбедо однократного рассеяния и фактора асимметрии индикатрисы рассеяния в УФ диапазоне спектра для условий Москвы.

4. На основании современных модельных и экспериментальных данных впервые оценено воздействие основных атмосферных факторов на УФ радиацию, в частности:

4.1 Получены количественные оценки ослабления УФР малыми газовыми примесями и предложен новый метод оценки эффективности их действия с помощью предложенного автором параметра чувствительности.

4.2 Выявлен спектральный характер изменения УФ радиации за счет альбедо поверхности и оценено влияние пространственных неоднородностей поверхности на величину альбедо в зимних условиях.

4.3 На базе многолетних измерений в МО МГУ получены характеристики пропускания УФР различными типами облаков, а также разорванной облачностью.

4.4 С помощью нового, разработанного автором метода оценены оптические толщины облаков разных типов в теплый и холодный период года и их межгодовая изменчивость с 1968 г.

4.5 Получены количественные оценки ослабления УФР разными видами аэрозоля, включая дымовой аэрозоль.

5. Разработан новый метод реконструкции УФР, позволяющий оценивать изменчивость УФ радиации с учетом различных биологических кривых действия в разных географических районах.

6. Впервые реконструированы вариации УФР с середины 30-х гг. за счет облачного фактора над территорией России.

7. Впервые с помощью метода реконструкции УФР выявлены причины ее межгодовой изменчивости в Московском регионе с 1968 г. и показана роль каждого из рассматриваемых атмосферных факторов.

8. Оценена роль облачного и озонного факторов в глобальной изменчивости УФР и выявлены регионы с преобладанием действия того или иного фактора.

9. Оценены мировые ресурсы УФР, определены районы УФ оптимума, УФ недостаточности и избыточности в разные сезоны года с учетом всех наиболее важных атмосферных параметров, отражательных свойств поверхности и высоты над уровнем моря.

Практическая значимость полученных результатов.

1. Выполненные автором количественные оценки влияния различных факторов (тропосферных газов, стратосферного озона, аэрозоля, облачности и отражательных свойств поверхности) на УФР позволяют определить вклад каждого фактора в изменение УФ радиации в разных географических регионах, что служит научной основой для разработки практических мер по снижению риска негативного воздействия УФР на окружающую среду и человека.

2. Полученные автором численные характеристики атмосферных параметров в УФ диапазоне спектра, а также результаты УФ мониторинга в Московском регионе, используются для проверки точности расчетов УФР в различных моделях, а также при оценке качества данных спутниковых измерений.

Так, например, были предложены способы коррекции спутниковых УФ алгоритмов TOMS и JRC METEOSAT и обоснована некорректность алгоритма TOMS для расчета УФР в зимний и переходные сезоны года вследствие погрешностей оценок отражательных свойств поверхности.

3. Предлагаемый метод определения оптических толщин облаков по данным наземных измерений УФР может быть использован для определения оптических толщин протяженной облачности в разных географических районах. Оценки оптических толщин облаков различных форм, полученные авто ром, требуются при параметризации радиационных процессов в моделях климата и общей циркуляции атмосферы.

4. Полученные временные и пространственные закономерности распределения УФР могут быть использованы при разработке рекомендаций по профилактике недостаточности и избыточности УФ облучения, при уточнении медицинских методик дозирования УФР в естественных условиях. Разработанные номограммы позволяют оценить время, необходимое для формирования витамина D у людей с разным типом кожи.

5. Разработанный метод реконструкции УФР дает возможность оценивать ее ресурсы в различных географических регионах. В частности, метод был использован сотрудниками института Арктики и Антарктики при оценках УФР на станции Беллинсгаузен в Антарктиде, а также внедрен в практику Лесной службы Департамента сельского хозяйства США.

6. Методические результаты работы могут использоваться в исследованиях аналогичного профиля, а также в учебном процессе по специальности «метеорология и климатология» и смежным специальностям.

Личный вклад. Основные научные результаты были получены непосредственно автором диссертации. Ряд экспериментальных и теоретических исследований, необходимых для получения этих результатов, был выполнен совместно с коллегами из МО МГУ и других институтов. В частности, разработка системы регистрации актинометрической информации SUN и некоторых видов программного обеспечения, создание электронного архива актинометрической информации проводились совместно с исследователями из МГУ и других организаций по инициативе и при активном участии автора. Мониторинг УФ-В радиации в Москве и Звенигороде был организован под непосредственным руководством и при участии автора. Автор является ответственным исполнителем с российской стороны международного договора с НАСА, в рамках которого ведется мониторинг аэрозольных свойств атмосферы в МО МГУ, а также международного договора с отделением Биомедицинской физики Медицинского университета в Инсбруке (Австрия), в рамках которого проводится тестирование и калибровка УФ приборов. Ряд исследований экспериментальных данных УФР в области 300-380 нм выполнен совместно с Е.И. Незваль. Оценки влияния разорванной облачности на УФР сделаны по модели А.Н. Рублева методом МонтеКарло при участии автора.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Количественные оценки влияния различных атмосферных факторов на УФ радиацию, полученные с помощью радиационной модели и по результатам наземных измерений УФР.

2. Новый метод реконструкции УФР, позволяющий учитывать различные биологические спектры действия УФР и количественно оценивать вклад разных атмосферных факторов в ее изменчивость. Определение с помощью этого метода вклада облачности и озона в вариации УФР на земном шаре.

3. Оценка ресурсов УФ-В радиации в Московском регионе, полученная на основании данных мониторинга, проводимого в Москве с 1999 г. и в Звенигороде с 2000 г. Оценка влияния антропогенных факторов на изменение уровня УФР в Москве по сравнению с пригородом.

4. Временные и пространственные закономерности распределения УФР и ее биологических ресурсов на земном шаре, полученные с учетом реальных полей озона, аэрозольного замутнения, облачности и альбедо поверхности.

Апробация работы. По теме диссертации было сделано более 40 докладов на российских и международных симпозиумах. Результаты работы докладывались на четырех международных радиационных симпозиумах (IRS), проводившихся в Эстонии (1992), США (1996), России (2000) и Южной Корее (2004), а также на четырех международных симпозиумах стран СНГ по атмосферной радиации МСАР в России в 1999, 2002, 2004 и 2006 гг. Результаты исследований были также представлены на VIII конференции по атмосферной радиации в США (1994), международной климатической конференции в Финляндии (1995), на международных симпозиумах SPARC в Австралии (1996) и в Аргентине (2000), на международной конференции по ультрафиолетовой радиации ECUV в Финляндии (1998), на VIII ассамблее IAMAS в Австрии (2001), на конференции «Естественные и антропогенные аэрозоли IV» в России (2003), на объединенном симпозиуме EGS-AGU во Франции (2003), втором международном конгрессе по экологии пожаров и их управлению IWFEF в США (2003), международной конференции по изменению климата в России (2003), на юбилейной конференции Географического факультета МГУ (2004), на международном озоновом симпозиуме QOS в Греции (2004) и др. Кроме того, результаты работы докладывались на семинарах в Годдардовском центре космических полетов НАСА в 2001 и 2003 гг., в Колорадском государственном университете в 1999 и 2004 гг., в научных институтах Лесной службы США в 1999, 2001 и в 2004 гг. и др.

По теме диссертации опубликовано более 90 работ, из них 51 в ведущих российских и международных рецензируемых журналах и изданиях, в том числе 21 – в журналах, соответствующих перечню ВАК для докторских диссертаций. Некоторые результаты диссертации опубликованы в монографии «Современные глобальные изменения природной среды» (2006), в «Справочниках эколого-климатических характеристик Москвы»(2003, 2005), в международных сборниках ВМО, в «Оzone Assessment 2006» и др.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения и трех приложений. Объем диссертации (без приложений) составляет 314 страниц машинописного текста, куда входят 128 рисунков и 26 таблиц.

Список литературы состоит из 319 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение посвящено состоянию изученности проблемы. В первой его части дается обзор современного состояния знаний о воздействии УФР на земные и водные экосистемы и, главным образом, на здоровье людей и живые организмы. Основным положительным действием умеренных доз УФР является формирование витамина D, в то время как избыточные дозы могут возбуждать различные заболевания кожи, зрения, ослаблять иммунную систему.

Для оценки степени опасности УФР для человека согласно последним рекомендациям ВМО предложены различные категории УФ индексов: низкая (UVI2), средняя (UVI=35), высокая (UVI=67), очень высокая (UVI=810), экстремально высокая (UVI11). По данным ВОЗ защита от Солнца необходима, начиная с UVI=3.

Во второй части введения описано состояние изученности УФР у поверхности Земли. Начало исследованиям УФ радиации в СССР положили работы 1930-х гг. Н.Ф. Галанина и А.Н. Бойко. Экспериментальные и теоретические работы профессора Географического факультета МГУ В.А. Белинского и его коллег послужили основой создания научной школы МГУ. В МО МГУ с 1968 г.

под руководством М.П. Гараджа, а позже – Е.И. Незваль, проводится мониторинг УФР 300-380 нм, давший самые длинные в мире ряды наблюдений. Однако спектральная кривая чувствительности уфиметра МГУ в значительной степени отличается от спектров биологического действия, что делает невозможным его использование для оценки биологически активной УФР.

В последние десятилетия в связи с проблемой истощения озонового слоя исследованию коротковолновой УФР уделялось особенное внимание. В изучении УФР большую роль играют программы наземного УФ мониторинга. Мониторинг УФР проводится примерно в 200 пунктах с помощью широкополосных приборов и примерно в 100 пунктах – приборами с хорошим спектральным разрешением. В результате получены новые, более качественные данные по УФР, обеспеченные современной метрологией. Они, в свою очередь, позволяют более точно оценить воздействие на УФР основных геофизических параметров:

общего содержания озона, тропосферных газов, аэрозоля, облачности, альбедо поверхности (Zerefos et al., 2002; Calbo et al., 2005; Cede et al., 2002; Jossefson, Landelius, 2000 и др.). В России измерения коротковолновой УФР ведутся лишь в очень ограниченном числе пунктов.

Большое внимание уделяется разработке численных методов расчета переноса солнечного излучения в атмосфере [Соболев, 1972; Joseph et al., 1976;

Лиоу, 1984; Stamnes et al., 1988; Ленобль, 1990; Сушкевич, 2006, и др.]. В последнее время активно разрабатываются модели в трехмерных средах на основе метода статистических испытаний, который, однако, требует довольно значи тельных ресурсов машинного времени.

При изучении УФР возникает ряд серьезных трудностей, вызванных сложностью проведения измерений и большим разнообразием географических условий, что приводит к неопределенности оценок атмосферных параметров и степени их воздействия на УФР. До последнего времени отсутствовали комплексные теоретические и экспериментальные оценки влияния газов, аэрозоля, облачности и альбедо на УФР, которые были бы основаны на данных многолетних измерений. Для европейского региона России отсутствовали статистически обеспеченные оценки самих геофизических параметров: в частности, аэрозольных и облачных характеристик в УФ области спектра.

Важной задачей является разработка методов реконструкции УФР в прошлом. Однако использование в большинстве существующих методов региональных эмпирических зависимостей [Krzyscin et al., 2004, den Outer et al., 20и др.] затрудняет их распространение в другие географические области и требует создания принципиально иного метода реконструкции УФР.

В последнее время активно развиваются спутниковые программы УФ мониторинга [Herman et al., 1999 и др.]. Однако оценка качества данных спутникового зондирования показывает их значительную погрешность в ряде географических регионов. Разница между спутниковыми и наземными УФ измерениями может достигать 40% [Fioletov et al., 2004]. Отдельными исследователями предпринимались попытки оценить причины расхождений с данными спутниковых измерений [Arola et al., 2005, Нерушев и др., 2001 и др.].

При характеристике УФР важно представлять ее глобальное распределение по земному шару. Однако существующие в настоящее время карты УФР или устарели или носят сугубо региональный характер (например, атлас УФР для территории Новой Зеландии [Bodeker et al, 2002]).

Таким образом, в области исследования УФР остается ряд важных проблем, решению которых и посвящена данная работа.

Глава 1 «Радиационная модель переноса солнечного излучения в земной атмосфере». Для выявления закономерностей влияния на УФР различ ных факторов, а также для определения ее пространственно-временных особенностей необходима радиационная модель, максимально адаптированная к естественным условиям. В качестве основы такой модели был использован стандартный программный комплекс TUV (Troposphere Ultraviolet Visible Model) [Madronich et al., 1998]. Автором были сделаны следующие важные модификации: включен программный модуль расчета радиационного переноса методом дискретных ординат в восьмипотоковом приближении с погрешностью менее 1%; изменен интерфейс входных данных; введен учет спектральной зависимости альбедо поверхности различных типов; введен учет зависимости силы тяжести от высоты для коррекции расчета давления на уровне моря; введена возможность расчета УФР в дополнительных спектральных диапазонах и с учетом других спектров биологического действия; изменены блоки учета молекулярного и аэрозольного ослабления по новым, более современным данным;

усовершенствован способ задания вертикального профиля аэрозоля и его радиационных свойств; значительно расширен блок, связанный с учетом поглощения малыми газовыми примесями: более адекватно задано их вертикальное распределение, а их содержание соотнесено с измеряемой приземной концентрацией газов; введена возможность коррекции длин волн излучения на рефракцию воздуха. Структура модифицированного программного комплекса TUV представлена на рис. 1. Спектральные распределения некоторых атмосферных параметров модели приведены в Приложении 1 диссертации.

Таким образом, была значительно усовершенствована радиационная модель атмосферы, позволяющая с высокой точностью оценивать спектральную плотность энергетической облученности у поверхности Земли и биологически активную УФР с учетом разных кривых биологического действия. Определен оптимальный набор задаваемых постоянных и переменных параметров, наилучшим образом отражающих реальную атмосферу. Новая организация входных параметров позволяет получать не только единичные оценки, но и рассчитывать глобальные поля УФР.

Переменные входные параметры:

широта, высота Солнца (или солнечное время), высота над уровнем моря, аэрозольная оптическая толщина а, параметр Ангстрема , общее содержание озона Х, альбедо однократного рассеяния а, фактор асимметрии gа, приземные концентрации SO2, NO2, O3, оптическая толщина облака с, альбедо поверхности А Вспомогательные под- Расчет релеевского рассеяния Задание сечений попрограммы интерпо- глощения O3, NO2, ляций, стандартизации SO2, O2, HCHO длин волн и др.

Расчет давления с учетом высоты Задание вертиОпределение над уровнем моря кальных рассвойств аэропределений золя и его температуры и Расчет характеристик , , g по профиля плотности возслоям, задание числа потоков духа Определение свойств и Основная программа Расчет вертивертикалькальных расного профипределений ля облаков газов O3, SO2, Расчет спекNO2, HCHO тральных Коррекция Задание внезависимостей на рефрак- атмосферного альбедо поцию воздуха распределеверхности ния излучения Расчет радиационного переВыдача результатов:

носа (программа DISORT) спектральное распределение суммарной, рассеянной, прямой радиации у поверхности Земли в диапазоне 280Задание спектров биологического дей700 нм, различные виды биологичествия и диапазонов интегрирования ски активной УФР, энергетические УФ и видимой радиации интегралы УФР и видимой радиации Рис. 1. Схема модифицированного программного комплекса TUV. Жирным шрифтом показаны полностью или частично модифицированные модули.

Глава 2 «Оценки влияния различных атмосферных факторов на УФР». При выяснении закономерностей поступления УФ радиации к земной поверхности и причин ее временных и пространственных изменений необходимо иметь надежные количественные оценки вариаций УФР за счет действия основных атмосферных факторов. Данная глава посвящена оценкам влияния основных геофизических факторов на величину и спектральные особенности УФР, полученным по экспериментальным и модельным данным.

В разделе 2.1 анализируется связь УФР с общим содержанием озона. На основании модельных расчетов и спектральных измерений национального научного фонда США, а также измерений, выполненных с помощью спектрометра МО МГУ, были рассчитаны значения радиационного фактора усиления Rx() за счет общего содержания озона (X) по выражению Rx()=(dQ()/Q())/(dX/X), где Q() – суммарная радиация на длине волны . Величина Rx() характеризует чувствительность УФР к озону. Показано, что с ростом длины волны абсолютная величина Rx() при высоте Солнца ho=40° уменьшается от 4.5 для 300 нм до 0.63 для 315 нм; при этом экспериментальные и модельные значения Rx() согласуются удовлетворительно.

Величина Rx() сложным образом зависит от ho: максимум чувствительности к озону наблюдается при ho10-20°. Однако для эритемной радиации Rx плавно меняется от -1.15 при ho=50° до -0.7 при ho=5°, что связано с ростом эффективной длины волны эритемной радиации при уменьшении ho.

В разделе 2.2 на основании результатов модельных расчетов и измерений реальных концентраций газов оценено ослабление УФР у поверхности Земли за счет содержания тропосферных газов (NO2, SO2, O3 и др.). В качестве характеристики влияния того или иного газа на УФР используется введенный автором параметр чувствительности AS, характеризующий чувствительность УФ радиации к изменению тропосферного содержания ( C ) того или иного поглощающего газа на 1 матм. см.: AS = (dQ()/Q()dС )100, (%/матм.см).

В табл. 1 приведены результаты расчетов AS, которые свидетельствуют о неодинаковой чувствительности УФР в различных диапазонах спектра к различным газам, меняющейся от нуля до приблизительно –3% / матм. см. Интересно, что все обычно рассматриваемые широкополосные УФ интегралы, включая эритемную радиацию, Qэ, наименее чувствительны к тропосферному озону. Для Qэ наблюдается наибольшая чувствительность к SO2 в теплый период, а к NO2 – в холодный.

Табл. 1. Параметр чувствительности AS для различных тропосферных газов в разные сезоны года. Полдень, 45°с.ш.* Тропосферные AS (%/матм.см) газы Июль / Январь O3 NO2 SOТип радиации Эритемная радиация -0.6 /- 0.4 -0.8/ -1.8 -1.0/ -0.УФ-В радиация -0.3/ -0.4 -0.8 / -1.5 -0.6 / -0.УФ-А радиация <<0.01 -1.6 / -3.0 <<0.УФ радиация А+В <<0.01 -1.6 / -2.9 <<0.*– общее содержание озона выше 2 км задавалось равным 300 матм.см.

На основе данных по приземным концентрациям газов были оценены потери УФР при разных типах загрязнения воздуха. В Москве наиболее значительное влияние на УФР оказывает NO2: в типичных ситуациях ее потери за счет NO2 составляют 2-3%, сильно увеличиваясь (до 10-15%) при адвекции воздуха из районов лесных пожаров.

В разделе 2.3 обсуждаются свойства аэрозоля и его воздействие на УФР.

Для условий Москвы впервые был создан банк данных спектральных аэрозольных характеристик атмосферы в диапазоне 340-1020 нм на основании измерений фотометром CIMEL за период 2001-2004 г. с дополнительной отбраковкой данных при облачных условиях. Распределение аэрозольных оптических толщин а близко к логнормальному. С уменьшением отмечается сдвиг в сторону больших значений а: медианные значения равны, соответственно, а500=0.15, а380=0.23 и а340=0.26. Условия, соответствующие низкому уровню замутнения атмосферы (а550<0.1), отмечаются в Москве довольно часто – более, чем в 35% случаев. Значения а380 <0.1 имеют место более, чем в 10%, а а340<0.1 – примерно в 8% случаев.

Наблюдается уменьшение величины параметра Ангстрема, , в коротковолновой области: медианные значения равны соответственно 440-870=1.6 и 340-380=1.1, что объясняется преобладанием субмикронной фракции аэрозоля.

На основании данных о распределении частиц по размерам и комплексному показателю преломления, полученных по измерениям CIMEL в видимом диапазоне спектра, и дополнительных расчетов по теории Ми были определены альбедо однократного рассеяния аэрозоля а и фактор асимметрии индикатрисы рассеяния gа в УФ диапазоне. Для типичного городского аэрозоля они равны соответственно 0.91±0.01 и 0.72±0.01.

Одновременные измерения аэрозольных характеристик и УФ радиации в МО МГУ позволили получить количественные оценки влияния аэрозоля на УФР. За счет типичного аэрозоля, наблюдаемого в Москве, потери суммарной УФР меняются в диапазоне 0-30%. В условиях дымового аэрозоля ее ослабление гораздо сильнее и достигает 60-70%, в то время как для интегральной радиации оно составляет лишь 30%.

Используя модельные расчеты с учетом реальных значений а, а и gа и экспериментальные данные, получены оценки ослабления солнечной радиации в различных участках спектра за счет аэрозоля различных типов, включая дымовой аэрозоль. На рис. 2 приведены сравнения вычисленных и измеренных значений Qэ. При относительно небольших оптических толщинах (а380<0.5), характерных для типичного городского аэрозоля, наблюдается удовлетворительное согласие между модельными и измеренными значениями Qэ в пределах ±10%. Сравнения в условиях дымового аэрозоля показали, что сильное ослабление УФР определяется не только большими оптическими толщинами, но газовым поглощением, и, самое главное, бльшими поглощающими свойствами аэрозоля в УФ диапазоне (а=0.91) в отличие от видимой области спектра (а=0.95). Причиной этого, вероятно, служит изменение комплексного показа теля преломления дымового 70% аэрозоля (роста его мнимой 50% части) в УФ диапазоне спек30% тра, который не определяет10% -10% ся CIMEL.

-30% В разделе 2.4 исследу-50% ется влияние свойств под012a3без учета газового поглощения стилающей поверхности на с газовым поглощением УФР. При ясном небе и при и a=0.с газовым поглощением отсутствии снега рост УФР Рис. 2. Отношение рассчитанных значений Qэ к изза счет различных типов меренным в зависимости от аэрозольной оптичеальбедо поверхности (трава, ской толщины а380. Расчеты сделаны без учета и с песок, бетон и др.) не преучетом содержания газов в атмосфере, а также с вышает 7%, в то время как а=0.91.

при снеге он может составлять более 50%. Для снежных условий по данным национального научного фонда США был выявлен спектральный характер роста УФР с максимумом в области 320-340 нм, подтвержденный и модельными расчетами. Этот максимум определяется особенностями спектрального хода релеевского рассеяния, поглощения озоном и эффектами многократного переотражения.

По оценкам, основанным на многолетних измерениях УФР в МО МГУ при ясном небе и при наличии и отсутствии снежного покрова, получена величина пространственного УФ альбедо Aп0.4 в зимний период. По данным спутника Ресурс-01 с пространственным разрешением 50 м показано, что влияние неоднородностей поверхности в радиусе 4 км незначительно: Aп меняется от 0.37 до 0.4 в зависимости от радиуса осреднения.

В облачных условиях за счет эффектов переотражения рост УФР при Ап 0.4 невелик: он несколько увеличивается с оптической толщиной облаков, с, но не превышает 45%. Однако при высоких значениях альбедо и больших э э (Q мод/Q изм)-1,% оптических толщинах облаков наблюдается значительный рост УФР (300% при Ап=0.8 и с60).

Раздел 2.5 посвящен влиянию облаков на УФ радиацию. Оно исследуется с помощью величины пропускания суммарной радиации, СQ, равной отношению радиации в облачных и безоблачных условиях.

На основании ежечасных измерений в МО МГУ суммарной УФР 300380 нм и данных об облаках за 1981-1990 гг. получены количественные оценки CQ для разных видов и баллов облачности. Показано, что потери УФР за счет сплошного покрова облаков нижнего яруса в среднем составляют 60-85%, среднего яруса – 30-25%, верхнего яруса – 4-5%. На основе разработанного автором метода оценен вклад УФР за счет переотражения от поверхности при разных типах облаков. При плотной облачности реальные значения СQ определяются комбинацией свойств облаков и альбедо поверхности: рост СQ за счет альбедо может составить от 25% до 70% при изменении Aп от 0.4 до 0.8.

Показано, что для облаков Cb и Sc различия СQ (при исключении вклада переотраженной радиации) между теплым и холодным периодом статистически незначимы с 95% вероятностью. Разница в пропускании УФР облаками Ns и St остается значимой, при этом Ns плотнее летом, а St – зимой.

По экспериментальным и модельным данным была выявлена зависимость CQ от длины волны с максимумом в области 320-330 нм. Показано, что уменьшение CQ при >330 нм определяется, главным образом, резким уменьшением релеевской оптической толщины, а уменьшение CQ при <320 нм связано с увеличением вероятности поглощения фотонов (за счет озона и аэрозоля) в оптически более плотном слое.

На рис. 3 приведена зависимость CQ от оптической толщины облака c.

Видно, что значения CQ в УФ-В области примерно на 8-12% выше, чем в УФ-А, и относительные различия несколько увеличиваются с ростом c.

При моделировании климатической системы необходимо правильное описание радиационных свойств облачности. Автором был разработан метод определения оптических толщин облаков с при разных типах подстилающей поверхности по данным о CQ.

20% 0.Величины с протяженных об10% 0.лаков нижнего яруса составля0% 0.5 ют порядка 50. Летом наименее -10% плотными являются слоистые 0.-20% (с_St30), а наиболее плотными 0.1 -30% 0 10 20 30 40 c – слоисто-дождевые облака CQ(УФ-А) CQ(УФ-В) (с_Ns70). Зимой оптические CQ(э) CQ(УФ-В) / CQ(УФ-А) -1,% толщины облаков разных видов Рис. 3. Величины CQ в зависимости от оптичеменяются незначительно: от ской толщины облака (левая ось) и относительдо 52.

ные различия в CQ (правая ось).

Влияние разорванной облачности на величину CQ имеет иной характер. Зависимость СQ от балла облаков N верхнего и среднего яруса практически отсутствует и значимое ослабление наблюдается лишь при сплошном покрытии облаками. Зависимость СQ от балла облаков нижнего яруса хорошо выражена и имеет нелинейный характер.

Обнаружен статистически значимый рост УФР при N=2 по сравнению с ясным небом даже при часовом осреднении данных. Учет второго фактора – продолжительности солнечного сияния – с помощью метода множественной регрессии позволил дополнительно повысить точность расчетов СQ (коэффициент детерминации R2=83.2% по сравнению с R2=79%, когда учитывается только N).

Сравнение результатов, полученных методом Монте-Карло по трехмерной модели с использованием стохастической модели облачности, с данными экспериментальных измерений, проведенное автором совместно с А.Н. Рублевым и И.В. Геогджаевым, показало удовлетворительное согласие при коэффициентах облачного рассеяния 10 30 км-1 и N>2.

Глава 3 «Реконструкции УФР у поверхности Земли». Для решения задач, связанных с долговременными оценками влияния УФР на биосферу, важно знать ее уровни в прошлом, когда измерения еще не проводились. В данной CQ отн. различия СQ,% главе приведены описание нового метода реконструкции УФР, оценка его точности по данным независимых измерений и результаты его применения. В основу метода были положены установленные зависимости между УФР и геофизическими параметрами, подробно описанные в главе 2.

Относительное изменение УФР в i-м году, Vi, можно представить как сумму относительных вариаций УФР за счет различных факторов:

Vi(а, X, c, Neff, A)= (W j (h) (v1ij(X) + v2ij(a, ) + Pcf, A (1) j + v3ij(Neff, A) + v4ij(c, ))/ Wj (h), Pov j где i – год, j – месяц, v1(X) – изменчивость УФР за счет общего содержания озона (X), v2(а,Pсf A) – за счет aэрозольной оптической толщины (а), v3(Neff,A), и v4(c, ) – за счет вариаций облачных параметров: эффективного балла обPov лачности Neff и оптической толщины облака (c), которые выражаются через величину пропускания облаками СQ. Величины Pcf и Pov – повторяемость малооблачных случаев и условий сплошного покрытия облаками, A – альбедо поверхности. Эффективный балл облаков Neff можно определить как балл, при котором величина CQ соответствовала бы рассчитанной с учетом повторяемости различных баллов облаков и нелинейной зависимости CQ(Nl) (см. ниже формулу 7).

Для учета сезонных вариаций УФР вводится весовая функция Wj, которая имеет степенную зависимость от высоты Солнца h: Wj(h)=hjb(eff), где eff – эффективная длина волны данного спектрального диапазона.

Для оценки изменений УФР за счет озона используется величина радиационного фактора усиления Rx:

v1ij (X)= (X ij, Rx)/Хj, Rx, (2) где Хj – среднее значение озона в рассматриваемый период.

Используя зависимость УФР от a550, полученную по многолетним измерениям в МО МГУ, и учитывая повторяемость малооблачных условий Pcf, альбедо A и коэффициент переотражения R, величину v2 можно рассчитать как:

v2ij(aij, Pcf,ij A)=Pcf,ij 0.103 (aj -a,ij )/(0.239-0.103a,i j)/(1– R Aij), (3), Оценка альбедо поверхности проводилась с учетом весовых коэффициентов wA, характеризующих относительную долю дней со снежным покровом для данного месяца j и года i:

Aij=wAij A1 +(1 – wAij ) A2, (4) где A1 – альбедо снега, A2 – альбедо травы.

Относительная изменчивость УФР за счет изменения балла облачности, v3(Neff, A), рассчитывается как:

CQ ij (N, A) - CQ j (N, A) eff eff (5) v3ij (N, A) = eff CQ j (N, A) eff В выражении (5) параметр CQ (Neff, A) определяется следующим образом:

CQ(Neff, A)=CQ(Neff, A=0) / (1-Aj (C-D CQ (Neff, A=0)), (6) где величины С0.9 и D0.6 получены по модельным данным.

Величина СQ(Neff, A=0), записанная для краткости без индексов i и j, определяется как:

CQ (Neff,0) = { [P(Nl) - P(Nl, N = 10) ]CQ (Nl) + P(Nl, N = 10) CQ (Nl) CQup} (7) Nl=где P(Nl) - повторяемость случаев с баллом облаков нижнего яруса (Nl) за рассматриваемый месяц j, P(Nl, N=10) – то же при балле общей облачности N=10;

CQ(Nl) – пропускание УФР нижней облачностью, CQup – среднее пропускание УФР сплошным 10-балльным покровом облаков верхнего и среднего яруса. Поскольку пропускание облаками верхнего и среднего яруса с баллом, отличным от 10, статистически незначимо отличается от условий ясного неба, то вводился только коэффициент CQup=0.93.

Изменчивость УФР за счет вариаций оптической толщины протяженной облачности учитывается отдельно:

C ( ) - CQij ( ) Q j c c v4ij (, Pov ) = Pov,ij (8) c C ( ) Q j c где CQ(c) – пропускание УФР в условиях сплошной облачности, а c рассчитывается по данным об интегральной радиации.

Достоинством данного метода является то, что в основе аппроксимаций лежат физически обусловленные зависимости, количественно описывающие влияние того или иного фактора, что позволяет легко адаптировать данную методику к различным регионам земного шара. Меняя чувствительность к тому или иному фактору, можно, кроме того, оценивать долговременные тренды УФР с учетом различных кривых биологического действия. Метод позволяет также получать количественные оценки вкладов различных факторов в изменчивость УФР в разных географических регионах. Единственное необходимое допущение – предположение об аддитивности и независимом влиянии факторов. Дополнительные модельные расчеты показали, что эта гипотеза работает практически во всех условиях, за исключением редко встречающихся случаев с высокими концентрациями сильно поглощающего аэрозоля (а<0.8) или при экстремально высоком содержании озона в нижних слоях тропосферы.

Предлагаемый алгоритм был успешно тестирован по многочисленным данным спектральных и широкополосных наземных и спутниковых измерений в различных географических районах. На рис. 4 приведены примеры сравнений модельных реконструкций УФР с результатами непосредственных измерений УФР 300-380 нм (Q380) в МО МГУ с 1968 г., демонстрирующие удовлетворительное согласие в вариаV,%20% циях УФР (коэффициент 10% 0% корреляции r 0.8).

-10% Для проверки раз-20% работанной методики исУФР 300-380нм пользовались также спутУФР 300-380нм, реконструкция никовые данные Qэ и Q380 для Москвы. ОтмеРис. 4. Изменчивость УФР 300-380 нм по модельной чается хорошая сходиреконструкции и по измерениям в Москве.

мость последних (с учетом коррекции на поглощающий аэрозоль) с результатами реконструкции УФР (рис. 5). Для Q380 коэффициент корреляции с данными TOMS составляет 0.94, 191919191919192020а с METEOSAT – 0.8; для Qэ он равен 0.96 и 0.83. Дополнительная проверка работы метода в других географических регионах также показала высокую корреляцию, превышающую 0.76 для всех регионов.

V,% Qэ, кДж/м2(э) 400 25% 15% 35% 2-5% 1-15% 0 -25% Qэ,кДж/м2, реконструкция вариации Qэ, реконструкция вариации Qэ по TOMS вариации Qэ по METEOSAT Рис. 5. Реконструкция эритемной радиации Qэ за период 1968-2003 гг. в кДж/м(левая ось) и вариации Qэ (в %) по результатам реконструкции и по спутниковым данным (правая ось). Москва, теплый период.

С помощью метода реконструкции оценены вклады различных факторов в межгодовую изменчивость УФР в Москве (рис. 6). Вклад эффективного балла облаков составляет ±1012%, вклады межгодовых вариаций оптических толщин облаков и аэрозольной оптической толщины не превышают ±2%. Для эритемной радиации вариации за счет общего содержания озона составляют (±78%). Таким образом, основными факторами, ответственными за межгодовые вариации Qэ, являются эффективный балл облаков и озон, а за вариации длинноволновой УФР – только эффективный балл облаков.

На основании данных ВНИИГМИ МЦД сделана реконструкция вариаций УФР за счет облаков с середины 30-х по 90-е гг. ХХ в. для территории бывшего СССР в теплый период и установлены их пространственно-временные закономерности. В среднем изменчивость УФР за счет облаков составляет ±7-16%. В Западной Сибири падение УФР наблюдалось в конце 40-х гг., а в муссонной области Дальнего Востока – в 50-х. В конце 30-х – начале 40-х гг. и в конце 70х отмечалось уменьшение УФР в Восточной Европе. Показана значимая отри 191919191919192020цательная связь УФР в этом регионе с циклоническими процессами, выделенными Л.В. Клименко [1999].

15% 10% 5% 0% -5% -10% -15% за счет эффективного балла облаков за счет опт. толщины облаков за счет аэрозольной опт. толщины за счет озона (для Qэ) Рис. 6. Реконструкция изменчивости УФР за счет различных атмосферных параметров. Москва, теплый период.

Для оценки изменчивости Qэ в Евразии в теплый период за счет озона и облачности привлекались наземные, а также спутниковые данные TOMS. В качестве характеристик изменчивости использовались величины Vcl =ts(l) (3) и VX = ts(l) (1), где 1 и 3 определяются из выражений (2) и (5), а ts (l) - квантили распределения Стьюдента при вероятности 95% и числе свобод l (ts(l)2).

Наблюдается удовлетворительная согласованность величин Vcl и VX полученных по наземным и спутниковым данным. Показано, что в целом преобладают вариации Qэ за счет облачности, составляющие в зависимости от региона ±316%. Изменения Qэ за счет озона составляют ±311%. Во многих географических районах Vcl и VX имеют значимую положительную связь (R2>30% для станций Ароза, Николаевск-на-Амуре, Иркутск и др.). В целом, изменчивость эритемной радиации над Евразией в теплый период составляет ±521%.

По данным TOMS были сопоставлены вариации эритемной радиации по земному шару, возникающие за счет облачности и озона. На рис. 7 показана разница этих вариаций D=Vcl-VX.

Наблюдается преобладание влияния облачности (D>0%), особенно в северном полушарии. При этом заметное преобладание ее влияния (D>5%) отме 191919191919192020чается в средних и высоких широтах северного полушария, в центральных районах Тихого океана и у берегов Юго-Восточной Азии. Отметим, что величина D в основном лежит в пределах ±5%, что соответствует незначительному преобладанию того или иного фактора в изменчивости Qэ.

a.

-30 % -20 % --150 -100 -50 0 50 100 115 % б.

10 % 5 % 0 % -5 % ----150 -100 -50 0 50 100 1долгота, градусы Рис. 7. Пространственное распределение разницы вариаций Qэ за счет облачности и озона. Май–сентябрь (a) и ноябрь–март (б).

Глава 4 «УФ радиация в Московском регионе». Мониторинг УФ радиации области В был организован под руководством автора в МО МГУ с 19г. и на Звенигородской биостанции МГУ с 2000 г. Используются широкополосные приборы UVB-1 фирмы YES с дискретностью измерений 1 мин; осуществляется постоянный контроль качества и стабильности работы приборов относительно международных стандартов. В МО МГУ измерения УФР проводятся с использованием аппаратно-программного комплекса SUN, который был разработан в начале 90-х гг. при участии автора и внедрен в работу актинометрического отдела МО МГУ (его описание дано в приложениях 2 и 3 диссертации).

Для более точной оценки эритемной радиации была усовершенствована методика, позволяющая уменьшать погрешности измерений, вызванные непол широта, градусы широта, градусы ным соответствием кривых спектральной чувствительности приборов UVB-1 и спектра эритемного действия. Для этого вводится дополнительная коррекция, полученная на основании модельных расчетов, в виде полиномов от высоты Солнца и общего содержания озона. Введение такой коррекции существенно уменьшает погрешность измерений Qэ.

По данным измерений УФР в области 300-380 нм (Q380) с 1968 г., а также данным, полученным за 5 лет измерений пиранометрами UVB-1, был исследован режим УФР в Москве.

Обнаружено, что месячные суммы Q380 изменяются в течение года примерно в 15 раз, а Qэ и УФ-В радиации – примерно в 40-60 раз. Такие значительные колебания УФР связаны с сезонными изменениями высоты Солнца и длины светового дня. Различия в величинах сезонных колебаний УФР указанных спектральных диапазонов определяются ростом суммарной оптической толщины атмосферы с уменьшением длины волны за счет релеевской и аэрозольной оптической толщины, а также за счет озона.

Для условий Московского региона выявлены периоды, когда необходима защита от Солнца, т.е. когда согласно международной классификации УФ индексов UVI>3. На основании результатов измерений показано, что при средних условиях облачности такие уровни радиации наблюдаются в течение пяти околополуденных часов в июне, 4.4.четырех – в июле и двух – в ав3.3.густе (рис.8). При определен2.2.ных условиях с апреля по сен1.1.тябрь УФ индексы могут не 0.0.только превышать указанный порог, но и достигать высокой январь февраль март апрель май июнь категории (UVI7), когда время июль август сентябрь октябрь ноябрь декабрь образования эритемы составляРис. 8. Средние часовые значения УФ ет в зависимости от типа кожи индексов в разные месяцы в Москве.

20-40 мин. Анализ экстремумов УФ индексы 0:2:4:6:8:10:12:14:16:18:20:22:Qэ показал, что более, чем в 50 % случаев они наблюдаются при наличии разорванной облачности и несколько пониженном содержании озона.

Согласно рекомендациям гигиенистов [Holick, Jenkins, 2003], время, необходимое для образования витамина D за счет УФР, может быть оценено на основании расчета порогового значения, соответствующего 25% от минимальной эритемной дозы (МЭД) для данного типа кожи. Используя эти оценки и данные наших измерений, мы получили, что при средних условиях облачности витамин D за счет УФР не образуется с октября по февраль. Этот период можно определить как период с УФ недостаточностью. С мая по август в околополуденные часы время образования витамина D составляет менее 30 мин для кожи 3 и типов и менее 15 мин – для кожи 1 и 2 типов, наиболее чувствительных к УФР.

В отдельные дни летом время его образования может сокращаться до 8 минут и менее.

Измерения суммарной УФР 300-380 нм и реконструкция эритемной радиации в Москве (см. рис. 4, 5) выявили заметное падение УФР в конце 70-х годов и ее рост в 90-е годы. Предложенная методика позволила четко определить, что заметное уменьшение УФР, начиная с 1976 г., было связано с ростом эффективного балла облаков (см. рис. 6), который, в свою очередь, был обусловлен изменением глобальных циркуляционных процессов в атмосфере. Начиная с середины 80-х гг., в различных географических пунктах Европы был зафиксирован рост Qэ как по данным измерений, так и по данным реконструкции. Показано, что положительный тренд Qэ в Москве за этот период определяется комбинацией действия следующих факторов: уменьшением эффективного балла облаков, содержания озона, а также заметным уменьшением аэрозольной оптической толщины, начиная с 1994 г.

Для выяснения пространственных вариаций УФР внутри города вне промышленных зон были проведены модельные расчеты УФР и специальные эксперименты в марте-октябре 2005 г. Установлено, что измерения УФР в МО МГУ в целом отражают уровень УФР в центральных районах города. При ясном небе пространственные вариации Qэ за счет аэрозоля составляют по мо дельным оценкам ±4%, а УФР 300-380 нм – ±3%.

Особое внимание уделялось сравнению УФР в городе и пригороде. Сопоставление данных измерений оптических толщин при ясном небе в Москве и Звенигороде выявило систематические различия (380=0.085±0.036), которые связаны с более высоким содержанием аэрозоля и NO2 в Москве. Модельные расчеты показали, что в среднем дополнительное ослабление Q380 в городских условиях увеличивается в зависимости от содержания NO2 от 3% до 8%, а Qэ – от 3 % до 5.3%.

Мониторинг эритемной и суммарной интегральной радиации, проводимый в течение нескольких лет в Москве и Звенигороде, показал, что в 72% случаев, более высокий уровень Qэ наблюдается вне города: разница достигает 18% зимой и 9% летом. При этом в некоторые месяцы превышение Qэ в Звенигороде наблюдалось даже при меньших значениях интегральной радиации в этом районе по сравнению с Москвой.

Глава 5 «Оценка качества спутниковых данных УФР по результатам наземных измерений». Поскольку наземная сеть УФ измерений недостаточно густа, то при характеристике УФР активно привлекаются данные спутникового мониторинга. При этом возникает проблема оценки точности спутниковых измерений УФР. В данной главе обсуждаются вопросы, связанные с оценкой качества двух основных спутниковых алгоритмов восстановления УФР: алгоритма НАСА для TOMS [Krotkov et al., 2002] и алгоритма JRC METEOSAT [Verdebout, 2000] Европейского Объединенного Научного Центра. В последнем используются данные измерений прибором MVIRI на борту METEOSAT, данные TOMS по озону, а также данные по дальности видимости с наземных метеорологических станций.

Показано, что при проведении сравнений наземных измерений с данными TOMS (размер пикселя которого ~100км) необходим период осреднения наземных данных не менее 2 часов и учет систематических различий, зависящих от положения центра пикселя, которые связаны с мезомасштабными процессами, определяющимися, в частности, особенностями рельефа. Именно этим вызваны, вероятно, значительные расхождения между данными TOMS и спектральными данными измерений на немецкой альпийской станции Хохен Пайсенберг [McKenzie et al., 2001].

В целом, результаты расчетов УФР по стандартным алгоритмам TOMS и JRC METEOSAT заметно отличаются от данных наземных измерений (рис. 9).

Модельные расчеты и сравнения с измерениями УФР в условиях ясного неба показали, что в теплый период указанные различия, главным образом, связаны с неучетом в алгоритме TOMS коррекции на поглощающий аэрозоль, а в алгоритме JRC METEOSAT – с погрешностями расчетов аэрозольных оптических толщин по дальности видимости.

Применение аэрозольной коррекции в алгоритме JRC METEOSAT заметно улучшает качество восстановлений УФР (для теплого периода r=0.77 по сравнению с r=0.54, для холодного – r=0.56 по сравнению с r=0.19).

Кроме того, обнаружено, что в алгоритме TOMS используется некорректный метод оценки отражательных свойств поверхности, ведущий к значительной недооценке УФР, особенно в период с нестабильным снежным покровом.

30% 20% 10% 0% -10% -20% -30% JRC METEOSAT, стандартный алгоритм TOMS,стандартный алгоритм JRC METEOSAT, с коррекцией на аэрозоль TOMS, с коррекцией на аэрозоль Рис. 9. Относительная разница между спутниковыми расчетами и наземными измерениями годовых сумм суммарной УФР 300-380 нм (Q380).

Нами рекомендовано использовать среднемесячные значения аэрозольных оптических свойств по данным AERONET вместо данных по дальности видимости в алгоритме JRC METEOSAT и учитывать поглощающий аэрозоль в алгоритме TOMS.

191919191919191919191920В табл. 2 приведено сопоставление между спутниковыми и наземными измерениями УФР. Видно, что скорректированные с учетом аэрозоля данные TOMS по Q380 несколько выше (+4%), а данные JRC METEOSAT несколько ниже (–3%) наземных данных в теплый период.

Табл. 2. Средние относительные различия между наземными измерениями Q380 и спутниковыми оценками с учетом (QTOMS_аэр и QMET_аэр) и без учета (QTOMS и QMET) коррекции на аэрозоль. N – число лет.

Виды различий Весь год (N) Теплый пе- Холодный период (N) риод (N) (QTOMS - Q380)/Q380,% 11±3% (21) 13±2% (21) -10±5% (21) (QTOMS_аэр -Q380)/Q380,% 2±3% (21) 4±2% (21) -15±4% (21) (QMET - Q380)/Q380,% -19±2% (15) -18±2% (17) -27±4% (16) (QMET_аэр -Q380)/Q380,% -2±2% (15) -3±2% (17) -5±5% (16) В холодный период года TOMS занижает УФР в среднем на 15%, и не согласуется с ее межгодовой изменчивостью, измеренной у поверхности Земли.

Данные JRC METEOSAT после аэрозольной коррекции в холодный период лучше согласуются с результатами наземных измерений как по абсолютной величине, так и по характеру межгодовой изменчивости УФР.

Глава 6 «Пространственное распределение УФР у поверхности Земли». Одной из важнейших задач является выяснение закономерностей пространственного распределения УФР и ее биологических ресурсов, а также причин их обуславливающих. Использование усовершенствованной радиационной модели атмосферы (см. главу 1) с привлечением реальных геофизических параметров позволило дать надежные количественные оценки УФР на земном шаре.

В разделе 6.1 дается характеристика пространственного распределения (по сетке 2.5°х2.5°) параметров, необходимых для расчета УФР. Для оценки общего содержания озона применялись данные TOMS (версия 8) за период 1979-2003 г. Для характеристики аэрозольной оптической толщины а исполь зовались данные сети AERONET за 1994-2005 г. Впервые построены карты распределения а на длине волны 380 нм, отражающие реальную картину пространственного распределения тропосферного аэрозоля и его сезонные особенности.

При расчете распределения УФ альбедо поверхности использовались данные о снежном покрове по Атласу снежно-ледовых ресурсов (1997) и спутниковые данные. Для оценки альбедо поверхности в горах учитывалась также высота снеговой линии.

Величина отражательной способности R на 331 нм, полученная по измерениям TOMS, использовалась для характеристики ослабления УФР облаками.

Для правильной оценки облачного пропускания предложен способ коррекции, основанный на учете поглощающего аэрозоля и спектральных особенностей пропускания.

Сравнение результатов расчетов и данных экспериментальных измерений УФР в разных географических регионах показало высокую корреляцию (R2>0.98) между ними и отсутствие систематических различий, что позволило применить данный подход для оценки УФР по всему земному шару.

Анализ пространственно-временного распределения УФР дан в разделе 6.2. Основное внимание уделялось исследованию сезонной изменчивости УФР, а также особенностям ее распределения по земному шару для ясных и облачных условий в зимний и летний сезоны. Были выполнены расчеты суммарной, рассеянной и прямой УФР нескольких длин волн (305, 315 и 380 нм), а также областей А и В, эритемной радиации и УФ индексов, по которым построены карты глобального распределения УФР.

Для оценки сезонных различий были рассчитаны околополуденные значения зонально-осредненной УФР на 15 число каждого месяца в условиях ясного неба и фонового аэрозоля. Выявлено некоторое смещение максимальных значений УФР в южное полушарие в зону 30°ю.ш. – 10°с.ш., а также отчетливые широтные и сезонные градиенты, связанные с изменением высоты Солнца, и их нарушения для коротковолновой УФР за счет влияния озона.

Анализ ослабления УФР области А и области В всей атмосферой Земли показал, что если УФ-А радиация уменьшается в 1.2–2.5 раза, то УФ-В – в 7– 250 раз, главным образом, благодаря озону, в чем и проявляются его защитные свойства.

Доля рассеянной УФР в суммарной, D/Qуф при ясном небе заметно варьирует с широтой и по сезонам, меняясь от 1 зимой в высоких широтах, до D/Qуф0.3 и D/Qуф-В0.5 - на экваторе.

А Для оценки времени D, необходимого для образования витамина D за счет УФР, были построены номограммы для разных типов кожи европейского населения (рис.10).

60 50 10 Условные обозначения:

----< 8 мин ------30 8-15 мин -30 -----15-30 мин ------60 30-60 мин -60 ----70 - > 60 мин ---80 -1 4 7 1 4 7 1 4 7 10 1 4 7 месяц месяц месяц месяц г в а б Рис. 10. Время образования витамина D в околополуденные часы, рассчитанное для четырех типов кожи: I(а), II(б), III(в), IV(г) при ясном небе как функция широты и месяца года.

Даже при ясном небе и фоновом содержании аэрозоля граница УФ недостаточности (D>60 мин) в зимние месяцы обоих полушарий может опускаться до 50° для первого, наиболее чувствительного к УФР, типа кожи, и до 44°– для четвертого типа кожи. Невозможность получения витамина D за счет УФР зимой в этих широтах согласуется и с данными клинических исследований [Holick, Jenkins, 2003].

широта Для контрастных месяцев года – января и июля – построены карты глобального распределения УФР на отдельных длинах волн и в некоторых спектральных диапазонах. Примеры таких карт для ясных и облачных условий приведены на рис. 11 и 12. Выявлены не только широтные, но и значительные высотные градиенты УФР; последние определяются уменьшением молекулярной толщины атмосферы, а также изменением содержания озона, аэрозоля и альбедо поверхности, что может вызывать удвоение УФР.

a.

0 --150 -100 -50 0 50 100 1б.

--150 -100 -50 0 50 100 1долгота, градусы Рис. 11. Распределение полуденных значений УФ индексов (а) и УФ-А радиации (Вт/м2) (б) при ясном небе. Июль.

Пространственная изменчивость озона приводит к ±25% изменениям УФ индексов в июле и к более чем ±50% – в январе. Влияние озона выражается также в усилении широтных градиентов UVI в средних широтах.

Аэрозоль также заметно влияет на распределение УФР: его вариации приводят к изменениям UVI до ±10-12% и меняют долю рассеянной радиации в суммарной.

широта, градусы широта, градусы В облачных условиях (см. рис.12) в распределении УФР проявляются и дополнительные черты, связанные, главным образом, с локализацией облачных полей. Отмечается заметное уменьшение УФР во внутритропической зоне конвергенции, в муссонных областях летних полушарий, а также ее значительное ослабление в зонах Алеутского и Исландского минимумов.

Летом северного полушария облачность приводит к увеличению градиента УФР по направлению к экватору: потери УФР за счет облаков уменьшаются от 38% до 23% для Qэ, и от 49% до 36% для УФР области А. Зимой то же самое происходит в южном полушарии; в северном – этот эффект не так выражен за счет преобладания условий малооблачной антициклональной погоды над континентами. Отметим, что в низких широтах эти потери примерно на 4% больше в «летнем» полушарии за счет более развитой конвекции.

a.

50 --150 -100 -50 0 50 100 1б.

--150 -100 -50 0 50 100 1долгота, градусы Рис. 12. Распределение полуденных значений УФ индексов (а) и суммарной УФ-А радиации (Вт/м2) (б) в облачных условиях. Июль.

Для выявления пространственно-временных закономерностей биоресурсов УФР были разработаны специальные карты. На них показаны области УФ недостаточности, где невозможно получить дозу УФР, необходимую для фор широта, градусы широта, градусы мирования витамина D, области УФ оптимума, в которых уровень УФР уже достаточен для формирования витамина D, но еще не является высоким, и области УФ избыточности. Область оптимума подразделяется на две подобласти:

подобласть а, где в околополуденное время создаются условия для формирования витамина D, но облучение не приводит к возникновению эритемы, и подобласть b, где наряду с формированием витамина D может возникать и слабая эритема, но значения УФ индексов не выходят за пределы умеренной категории (UVI5). Области избыточности подразделены на подобласти в соответствии с категориями УФ индексов; дополнительно выделена подобласть максимальных индексов (UVI>15). Данная классификация относится, главным образом, к европейскому населению со вторым типом кожи.

Пример распределения биологических ресурсов УФР при ясном небе и средних условиях облачности для лета северного полушария приведен на рис.13.

При ясном небе четко прослеживается широтная зональность, которая нарушается преимущественно в горных районах. В июле отмечается некоторое смещение областей с более низкими значениями к экватору из-за высоких концентраций аэрозоля над восточными побережьями Северной Америки и ЮгоВосточной Азии, а также над океанами примерно на 60°с.ш. за счет более высокого содержания озона.

В январе отклонения от широтной зональности за счет аэрозоля отмечаются в области Гвинейского залива, и за счет повышенного содержания озона над Тихим океаном и над северо-востоком Канады в зоне 50°-60°с.ш.

Области УФ оптимума при ясном небе летом северного полушария охватывают зону примерно от северного полюса до 58°-60°с.ш., заметно отклоняясь к северу в горных районах Кордильер, Гренландии и Восточной Сибири, где могут наблюдаться области УФ избыточности 1 и даже 2 степени. Летом южного полушария граница УФ оптимума смещена примерно на 5° к полюсу по сравнению с летней границей в северном полушарии.

a.

40 -20 -1 --150 -100 -50 0 50 100 1б.

6 20 4 --40 1 --150 -100 -50 0 50 100 1долгота, градусы - 0 - УФ недостаточность - 1 - УФ оптимум a - 2 - УФ оптимум b - 3 - УФ избыточность первой степени - 4 - УФ избыточность второй степени - 5 - УФ избыточность третьей степени - 6 - УФ избыточность четвертой степени Рис. 13. Биологические ресурсы УФР при ясном небе (а) и в условиях облачности (б).

Июль.

Зимой северного полушария при ясном небе области УФ оптимумов а и b также наблюдаются, соответственно, в зонах 25°-36°с.ш. и 36°-50°с.ш. Это означает, что в зимнее время даже в отсутствие облаков практически вся территория России, за исключением самого юга Европейской части и Дальнего Востока, находится в области УФ недостаточности.

В облачных условиях нарушения зональности в распределении биологических ресурсов УФР выражены гораздо сильнее и связаны с центрами действия атмосферы. Области УФ оптимумов по сравнению с ясным небом сдвигаются в сторону экватора. Смещение их границ в летнее время соответствующих полушарий составляет примерно 20°: от 60° до 40°с.ш. и от 65° до 46°ю.ш. В зимнее широта, градусы широта, градусы время в обоих полушариях сдвиг границ за счет облачности составляет примерно 5°: от 50° до 45° и от 25° до 20°.

В Заключении сформулированы основные выводы диссертации.

1. Разработаны новые методы исследования УФР:

1.1. Усовершенствована и адаптирована к реальным атмосферным условиям радиационная модель атмосферы.

1.2. Разработан новый метод реконструкции УФР, позволяющий не только восстанавливать УФ радиацию в прошлые эпохи, но и количественно оценивать вклады различных факторов в ее изменчивость.

1.3. Разработана система УФ-В мониторинга на базе широкополосных приборов, позволяющая определять эритемную радиацию.

2. Получены количественные оценки влияния различных атмосферных параметров на УФР:

2.1. По экспериментальным и модельным данным получены согласованные оценки влияния общего содержания озона на УФР и показана зависимость этого влияния от высоты Солнца.

2.2. С помощью предложенного автором параметра чувствительности показана бльшая чувствительность эритемной радиации к SO2 и NO2, особенно к NO2 в зимний период года (-1.8 %/матм.см) и меньшая – к тропосферному озону. Ослабление УФР за счет NO2 для условий Москвы в среднем составляет 2-3%, увеличиваясь до 10-15% при адвекции воздуха из районов лесных пожаров.

2.3. Оценены аэрозольные характеристики для условий Москвы в УФ диапазоне спектра: 3400.26, УФ 1.1, УФ 0.91, gУФ 0.72, служащие важными входными параметрами радиационной модели. Показано, что потери суммарной УФР за счет типичного аэрозоля меняются в диапазоне 0-30%, а ее ослабление за счет дымового аэрозоля достигает 60-70%.

2.4. Впервые по экспериментальным данным для условий ясного неба выявлен спектральный характер роста УФР за счет высокого альбедо снега с максимумом, превышающим 50% в области 320-340 нм, подтвержденный и модельными расчетами. Разработан метод оценки пространственного альбедо поверхности в УФ диапазоне, с помощью которого показано, что среднемноголетняя величина альбедо в Москве зимой равна 0.4.

2.5. Установлено, что потери УФР за счет облаков нижнего яруса составляют 60-85%, среднего яруса – 30-25%, верхнего яруса – 4-5%. При плотной облачности пропускание УФР растет на 25-70% при изменении альбедо в диапазоне 0.4-0.8. Оценены характеристики оптических толщин облаков разных форм для теплого и холодного периодов на основании разработанного метода определения оптических толщин облаков. Рассчитано ослабление УФР разорванной облачностью по данным экспериментальных измерений и моделирования; при балле облаков N>2 получено удовлетворительное согласие между этими оценками.

3. Оценены ресурсы эритемной и УФ-В радиации в Москве и Звенигороде.

Установлены большие изменения среднемесячных значений радиации – в 40-раз. Показано, что средние и высокие категории УФ индексов (3

4. Измерения Q380 и реконструкция эритемной радиации выявили заметное падение УФР в конце 70-х годов и ее рост в 90-е годы в Московском регионе.

Установлено, что заметное уменьшение УФР, начиная с 1976 г., связано с ростом эффективного балла облаков. Рост эритемной радиации в 90-е годы связан с действием нескольких факторов: уменьшением эффективного балла облаков, содержания озона и, начиная с 1994 г., – аэрозольной оптической толщины. В целом, в Москве межгодовая изменчивость эритемной радиации определяется вариациями эффективного балла облаков (±1012%), общего содержания озона (±78%), оптической толщины аэрозоля (±2%) и оптической толщины облаков (±2%).

5. С помощью разработанного метода реконструкции определена межгодовая изменчивость УФР за счет облачности на территории бывшего СССР с 30х гг. ХХ века; в среднем она составляет ±716%. Наблюдаются некоторые региональные тенденции изменчивости УФР, например, ее уменьшение в Восточной Европе в конце 30-х – начале 40-х и в конце 70-х гг.

6. Для всей территории Евразии оценены межгодовые вариации эритемной радиации за счет озона (±311%) и облачности (±316%). Сопоставление изменчивости Qэ за счет этих факторов в глобальном масштабе выявило преобладание влияния облачности на большей части земного шара, особенно заметное в средних и высоких широтах северного полушария, в центральных районах Тихого океана и у берегов Юго-Восточной Азии.

7. Оценено качество спутниковых восстановлений УФР. Предложены способы коррекции спутниковых данных на аэрозоль, приводящей к уменьшению погрешностей восстановления УФР по TOMS – с +11% – до +2%, по METEOSAT – с -19% до -2%.

8. На основании модельных расчетов определены характеристики широтного распределения и сезонных изменений зонально-осредненной УФР в разных спектральных интервалах при ясном небе и фоновых условиях аэрозоля. Обнаружено смещение максимальных значений УФР в южное полушарие, а также отчетливые широтные и сезонные градиенты и их нарушения для коротковолновой УФР.

9. Для летних и зимних условий получены основные закономерности глобального распределения УФР и разработаны карты биологических ресурсов УФР, на которых показано распределение зон УФ недостаточности, УФ оптимумов и УФ избыточности в безоблачных и облачных условиях. Летом соот ветствующих полушарий при ясном небе области УФ оптимумов распространяются от полюсов до 58-60°с.ш. и примерно до 65°ю.ш. за исключением горных районов. В зимний период области УФ оптимумов в обоих полушариях лежат в зоне 25-50°. В зимнее время даже в отсутствии облаков практически вся территория России, за исключением самого юга Европейской части и Дальнего Востока, находится в области УФ недостаточности. Облачность ответственна за смещение границ областей УФ оптимумов в сторону экватора в летнее время обоих полушарий примерно на 20°, а в зимнее – на 5°.

Таким образом, на основании современных экспериментальных данных и точных методов расчета получены оценки УФ радиации у поверхности Земли, выявлена роль различных факторов в изменчивости УФР и установлен ряд важных глобальных и региональных закономерностей пространственновременных изменений УФ радиации и ее биологических ресурсов.

Основные публикации по теме диссертации:

1. Незваль Е.И., Чубарова Н.Е. Спектральное распределение солнечной радиации в интервале длин волн 290-560 нм при сплошном покрове облаков верхнего яруса. В сб."Радиационные свойства перистых облаков", М. Наука, 1989, стр. 148-12. Абакумова Г.М., Евневич Т.В., Незваль Е.И., Чубарова Н.Е., Шиловцева О.А. Влияние облаков верхнего яруса на солнечную радиацию в различных участках спектра по данным наземных измерений. Радиационные свойства перистых облаков", М., Наука, 1989, стр. 130-148.

3. Абакумова Г.М., Изакова О.М., Незваль Е.И., Чубарова Н.Е. -Влияние облаков верхнего яруса на интегральную и ультрафиолетовую радиацию по данным наземных многолетних наблюдений в Москве.В сб. МГК при президиуме АН СССР 'Повторяемость и радиационные свойства облаков верхнего яруса', Москва,1990, стр. 25-42.

4. Абакумова Г.М., Незваль Е.И., Чубарова Н.Е. О связи пропускания рассеянной и суммарной радиации в различных участках спектра с оптической толщиной перистых облаков. Изв. АН СССР, Физика атмосферы и океана, 1991, № 9, стр. 967-972.

5. Незваль Е.И., Чубарова Н.Е. Радиационные свойства облаков верхнего яруса по данным спектральных измерений в интервале 310-560 нм. Изв. АН СССР, Физика атмосферы и океана, № 9, 1991, стр. 1015-1021.

6. Чубарова Н.Е. Влияние перистых облаков на ослабление суммарной ультрафиолетовой радиации по результатам моделирования. Изв. АН СССР, Физика атмосферы и океана, No 9, 1991, стр.1022-1027.

7. Nezval Ye.I., N.Ye. Chubarova. Radiative properties of upper level clouds according to the data of spectral measurements and calculations // Atmospheric Science Paper No.516, Department of Atmospheric Science, Colorado State University 1992, pp.109-125.

8. Abakumova G.M., Ye.I. Nezval', N.Ye. Chubarova, O.A. Shilovtseva, Ye.V.

Yarkho. Upper level cloud influence upon global radiation indifferent regions of the spectrum // Atmospheric Science Paper No.516, Department of Atmospheric Science, Colorado State University 1992, pp.78-107.

9. Чубарова Н.Е. Пропускание суммарной УФ радиации облаками разных типов // Изв. РАН. Физика атмосферы и океана т.29, № 5, 1993, стр.639-645.

10. Chubarova N. The determination of the cloud optical thickness from measurements of global UV radiation at ground / IRS’92: Current problems in the Atmospheric Radiation. A. DEEPAK Publishing, 1993, USA, pp. 93-95.

11. Тарасова Т.А., Чубарова Н.Е. Определение оптической толщины сплошной облачности среднего и нижнего ярусов по измерениям потоков излучения в трех интервалах солнечного спектра на поверхности Земли при отсутствии снежного покрова // Изв. РАН, Физика атмосферы и океана, 1994, №3, с. 267271.

12. Изакова О.М., Т.А.Тарасова, Н.Е.Чубарова, О.А.Шиловцева. Пропускание суммарной радиации слоисто-кучевыми облаками и оптические толщины облаков по данным многолетних измерений в различных участках спектра // Изв. РАН, Физика атмосферы и океана, 1994, №3, с. 378-382.

13. Волкова Е.В., Чубарова Н.Е. Влияние различных параметров на ультрафиолетовую и биологически активную радиацию // Изв. РАН, Физика атмосферы и океана, 1995, т.31, № 4, стр. 531-539.

14. Chubarova N.Ye., Nezval' Ye.I. Some results of long-term UV measurements and modelling in Moscow State University / Report of the WMO/STUK intercomparison of erythemally-weighted solar UV radiometers WMO-GAW, No. 112, WMO-TD No.781, 1995, pp.18-21.

15. Krotkov N.A., I.V. Geogdjaev, N.Ye. Chubarova, S.V. Bushnev, T.V.

Kondranin, V.U. Khattatov. A new database program for spectral surface UV measurements //J. of Atmospheric and Oceanic Technology, 1995, vol.13, N.6, pp.12911299.

16. Chubarova N.Ye. Variability of Cloud Optical Thickness Based on Ground Solar Irradiance Records in Moscow for 25 Years / IRS’96 Current problems in Atmospheric Radiation. A Deepak Publishing 1997, Hampton, Virginia USA, pp.214217.

17. Chubarova N.Ye., Krotkov N.A., Geogdzhayev I.V., Kondranin T.V., Khatattov, V.U. Spectral UV Irradiance: the Effects of Ozone, Cloudiness and Surface Albedo / IRS’96 Current problems in Atmospheric Radiation. A Deepak Publishing 1997, Hampton, Virginia USA, pp.881-885.

18. Geodzhaev, I.V., T.Kondranin, A.Rublev, N.Chubarova. UV radiation transfer through broken cloud fields. Modeling and comparison with measurements / IRS'96 Current problems in Atmospheric Radiation. A. Deepak Publishing 1997, Hampton, Virginia USA, pp.865-868.

19. Rublev A.N., A.N.Trotsenko, I.V.Geogdzhaev, N.E.Chubarova, T.V.Kondranin, P.Y.Romanov. The use of satellite data for determination of downwelling solar radiation / IRS'96 Current problems in Atmospheric Radiation. A. Deepak Publishing 1997, Hampton, Virginia USA, pp.488-491.

20. Chubarova N.Ye., Nezval’ Ye.I. Ozone, aerosol and cloudiness impacts on biologically effective radiation and UV radiation less 380nm / IRS’96: Current problems in Atmospheric Radiation. A. Deepak Publishing. Hampton, Virginia USA, 1997, pp.886-889.

21. Chubarova N.Ye. Ozone influence upon UV radiation and possible compensation of its impact by other atmospheric factors / WCRP-99 WMO/TD No 814, 1997, v.2. Stratospheric processes and their role in climate (SPARC), pp.521-524.

22. Геогджаев И.В. Т.В.Кондранин А.Н.Рублев, Н.Е.Чубарова. Моделирование переноса УФ радиации через разорванную облачность и сравнение расчетов с измерениями // Изв. РАН. Физика атмосферы и океана, 1997, т.33, № 5, стр. 680-686.

23. Абакумова Г.М., Е.В.Горбаренко, О.М.Изакова, Е.И.Незваль, В.А.Розенталь, Н.Е.Чубарова, О.А.Шиловцева. Пропускание суммарной солнечной радиации и оптические толщины облаков нижнего яруса по данным Звенигородского эксперимента 1994 г. // Изв. РАН. Физика атмосферы и океана, 1998, т. 34, №1, стр. 141-144.

24. Halthore R.N., V.V. Kozoderov, E.I. Nezval, N.Ye. Chubarova, L.A. Shliakova, B.L. Markham. Аtmospheric Optical Properties over the Russian Steppe during Summer // Remote Sensing Reviews, v.17, 1998, pp.221-238.

25. Абакумова Г.М., Е.В. Горбаренко, О.М. Изакова, Е.И. Незваль, Чубарова Н.Е., О.А.Шиловцева. О зависимости пропускания суммарной радиации в различных областях спектра от балла общей облачности // Изв. РАН. Физика атмосферы и океана, 1998, № 34, №1 стр. 141-144.

26. Чубарова Н.Е. Ультрафиолетовая радиация в условиях разорванной облачности по данным многолетних наземных наблюдений // Изв. РАН. Физика атмосферы и океана. 1998. т. 34. №1. стр. 145-150.

27. Розенталь В.А., Чубарова Н.Е., Изакова О.М., Шараев Г.А. Мониторинг радиационных потоков аппаратно-программным комплексом SUN // Оптика атмосферы и океана, 1999, т.12, №1, cтр. 82-86.

28. Чубарова Н.Е., Рублев А.Н., Троценко А.Н., Трембач В.В. Вычисление потоков солнечного излучения и сравнение с результатами наземных измерений в безоблачной атмосфере // Изв. РАН. Физика атмосферы и океана. 1999. т.

35. №2. стр. 222-239.

29. Chubarova N. and Ye. Nezval’. Thirty year variability of UV irradiance in Moscow // Journal of the Geophysical Research, Atmospheres, 105, 2000, 1252912539.

30. Chubarova N.Ye., A.Yu.Yurova, N.N.Uliumdzhieva, N.A.Krotkov, and J.R.Herman. Biologically active UV irradiance: Temporal and spatial variations based on satellite and ground measurements over Eurasia / IRS 2000: Current Problems in Atmospheric Radiation. A. Deepak Publishing, Hampton, Virginia. 2001, pp.1189-1192.

31. Chubarova N.Ye., A.Yu. Yurova, N.N. Uliumdzhieva, P.G. Toropov, G.M.

Abakumova, Ye.I. Nezval’, O.A. Shilovtseva, N.G. Prilepsky, P.Yu. Zhmylev, Ye.A.

Karpukhina, Ye.A. Kolesnikova, A.R. Riebau, and A.W. Schoettle. Variations of solar irradiance in different spectral regions and their possible effects on the phenological expression of forest plants (MSU Meteorological Observatory - Zvenigorod Biostation Experiment) / IRS 2000: Current Problems in Atmospheric Radiation. A.

Deepak Publishing, Hampton, Virginia, 2001, pp.1101-1104.

32. Chubarova N., A.Yurova, N.Krotkov, J.Herman, PK.Bhartia. Comparisons between ground measurements of broadband UV irradiance (300 – 380 nm) and TOMS UV estimates at Moscow for 1979-2000 // Optical Engineering, 2002, v. 41, No 12, pp.3070-3081.

33. Чубарова Н.Е., Мониторинг биологически активной УФ радиации в Московском регионе // Изв. РАН. Физика атмосферы и океана, 2002, т.38, №3, стр 354-365.

34. Незваль Е.И., Чубарова Н.Е. Ультрафиолетовая радиация / Справочник эколого-климатических характеристик Москвы, т. 1, под ред. А.А. Исаева, М., Издательство Московского университета, 2003 г. стр. 87-111.

35. Чубарова Н.Е. Биологически активная ультрафиолетовая радиация / Летопись погоды, климата и экологии Москвы 2001 год. Санкт-Петербург, Гидрометеоиздат, 2003, стр. 20-22.

36. Улюмджиева Н.Н., Чубарова Н.Е. Мониторинг аэрозольных свойств атмосферы по данным измерений солнечным фотометром CIMEL по программе AERONET / Летопись погоды, климата и экологии Москвы 2001 год. СанктПетербург, Гидрометеоиздат, 2003, стр. 26-29.

37. Юрова А.Ю., Чубарова Н.Е. Мониторинг приземного озона прибором фирмы 2B Technologies Inc. / Летопись погоды, климата и экологии Москвы 2001 год. Санкт-Петербург, Гидрометеоиздат, 2003, стр. 71-73.

38. Рублев А.Н., Н.Е.Чубарова, А.Н.Троценко, Г.И.Горчаков. Определение общего содержания NO2 по данным сети AERONET // Изв. РАН, Физика атмосферы и океана, т.40, 2004, №1, стр. 62-77.

39. Чубарова Н.Е. Влияние аэрозоля и атмосферных газов на ультрафиолетовую радиацию в различных оптических условиях, включая условия дымной мглы 2002 г. // Доклады Академии Наук, т.394, №1, 2004, стр.105-111.

40. Chubarova N., O. Dubovik. The sensitivity of aerosol properties retrievals from AERONET measurements to NO2 concentration over industrial region on the example of Moscow // Optica Pura y Aplicada, v.37, No. 3, 2004, 3315-3319.

41. Chubarova N., Rublev A., Holben B. Fires in Central Russia 2002 and their effects on optical properties of atmosphere and solar irradiance in different spectral regions // Optica Pura y Aplicada, v.37, No 3, 2004, pp.3321-3326.

42. Chubarova N.Y., Y.I.Nezval, J.Verdebout, N.Krotkov, and J.Herman. Longterm UV irradiance changes over Moscow and comparisons with UV estimates from TOMS and METEOSAT / Ultraviolet Ground- and Space-based Measurements, Models, and Effects V, ed. by G. Bernhard, J.R. Slusser, J.R. Herman, and W. Gao, SPIE, 2005, pp. 63-73.

43. Чубарова Н.Е., А.Ю.Юрова, Н.Н.Улюмджиева, П.А.Торопов, Е.В. Колесникова, В.А.Розенталь, Э.Рибау. Особенности метеорологического и радиационного режима в районе Звенигородской Биостанции МГУ в 2000-2001 г. / Труды Звенигородской биологической станции МГУ им. С.Н. Скадовского, т.4, М., Изд-во Московского университета, 2005, стр. 6-15.

44. Улюмджиева Н.Н., Н.Е.Чубарова, А.В.Смирнов. Аэрозольные характеристики атмосферы в Москве по данным солнечного фотометра CIMEL // Метеорология и Гидрология, 2005, №1, стр. 48-57.

45. Улюмджиева Н.Н., Н.Е.Чубарова, Б.Холбен. Оптические свойства атмосферного аэрозоля в период лесных пожаров 2002 г. в Московском регионе // Метеорология и гидрология, №3, 2005, стр. 45-52.

46. Чубарова Н.Е. Оптические и радиационные свойства дымового аэрозоля по данным AERONET / Справочник эколого-климатических характеристик Москвы, том 2, под ред. А.А. Исаева, М., изд-во Географического факультета МГУ, 2005 г., стр.127-132.

47. Чубарова Н.Е. Глобальные изменения аэрозоля, облачности и ультрафиолетовой радиации / Современные глобальные изменения природной среды.

Москва, Научный мир, 2006, т.1, стр. 55-67.

48. Суркова Г.В., Чубарова Н.Е. Азот, кислород и их соединения / Современные глобальные изменения природной среды. Москва, Научный мир, 2006, т.1, стр. 40-55.

49. Chubarova N.Y., G. M. Abakumova, E.V. Gorbarenko, E.I. Nezval’ and. O.

A. Shilovtseva, A.N. Rublev. The influence of forest and peatbog fires on the optical and radiative regimes of the atmosphere and radiative forcing over Central Russia / IRS 2004: Current Problems in Atmospheric Radiation. A. Deepak Publishing, Hampton, Virginia, 2006, p.439-443.

50. Чубарова Н. Е. О роли тропосферных газов в поглощении УФ радиации // Доклады Академии Наук, т.407, №2, 2006, стр. 294-297.

51. Bais A.F., D.Lubin, A.Arola, G.Bernhard, M.Blumthaler, N.Chubarova, C.Erlick, H.P.Gies, N.Krotkov, B.Mayer, R.L.McKenzie, R.Piacentini, G. Seckmeyer, J.R.Slusser. Surface Ultraviolet Radiation: Past, Present and Future / Chapter 7 in Scientific Assessment of Ozone Depletion, Geneva, 2007.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.