WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Потахин Сергей Борисович

Традиционное природопользование

Восточной фенноскандии: ИСТОРИКО-

ландшафтные факторы развития

Специальность 25.00.25 —

Геоморфология и эволюционная география

       

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора географических наук

Санкт-Петербург

2008

Работа выполнена на кафедре географии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Карельский государственный педагогический университет»

Официальные

оппоненты:

Доктор географических наук,  профессор,

заслуженный деятель науки РФ

Чистобаев Анатолий Иванович

Доктор исторических наук, профессор

Погодин Сергей Николаевич

Доктор географических наук, профессор

Манаков Андрей Геннадиевич

  Ведущая

организация:

Институт истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН 

Защита диссертации состоится  ________________  2009 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.199.26 при Российском государственном педагогическом университете имени А. И. Герцена по адресу: 191186, Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, корп. 12, ауд. 5.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена.

Автореферат разослан «___» _______________2008 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета И. П. Махова

I. Общая характеристика работы

Фундаментальной основой развития человеческой цивилизации на всех этапах ее исторического существования было и остается природопользование во всем многообразии региональных проявлений его особенностей, характера и эффективности. В  наши дни, в условиях стремительно развивающейся глобализации всех сфер жизни и деятельности людей, природопользование превращается в важнейший фактор самого выживания человечества.

Природопользование как сложный многокомпонентный и многоуровневый природно-общественный феномен является объектом внимания большого числа научных дисциплин и, следовательно, всесторонне и глубоко может быть изучено только в рамках междисциплинарных исследований. Значительным потенциалом реализации междисциплинарных идей при исследовании природопользования располагает географическая наука с органически присущем для нее комплексным видением сложных системных образований разного ранга.

Это в полной мере относится к исторической географии, генеральная научная задача которой может быть определена как исследование разного рода взаимосвязей и взаимодействий между природными и общественными территориальными системами в процессе их непрерывного развития, как в пространстве, так и во времени.

В настоящей работе методологические и методические разработки исторической географии использованы для исследования традиционного природопользования Восточной Фенноскандии. При этом наряду с естественными (природными), социально-экономическими и политическими факторами, определяющими характер северного природопользования, особое внимание уделено этническим особенностям населения, сформировавшимся в ходе длительного исторического времени в своеобразных зональных и азональных природных условиях.

Цель исследования — адаптация методологических основ историко-ландшафтного исследования пространственно-временной структуры общественно-природных территориальных систем к особенностям традиционного природопользования в пределах восточной части Фенноскандинавской физико-географической страны (Фенноскандии).

Объектом исследования являются территориальные природно-общественные системы восточной части Фенноскандии, выделяемые на основе различий регионального традиционного природопользования.        Предмет исследования — эволюция природопользования этнических хозяйственных систем Восточной Фенноскандии (рис. 1).

Рис. 1. Территория исследования

В качестве критериев выделения систем рассматривается сочетание этнических и ландшафтных условий, изменчивых во времени, поэтому аспект исследования — пространственно-временнй.

В пределах Восточной Фенноскандии Карелия является территорией многочисленных этноконтактных зон и может рассматриваться как эталонный полигон для исследований процессов природопользования на границах государств, этнических и конфессиональных ареалов, т.е. в ареалах наиболее активного межэтнического взаимодействия и взаимовоздействия.

Поставленная цель исследования предполагает решение конкретных задач, а именно:

  • определение методологических основ историко-географического исследования традиционного природопользования различных этнических групп;
  • исследование ландшафтных предпосылок формирования систем природопользования;
  • выявление этногеографических условий формирования традиционного природопользования, адаптивных навыков населения к вмещающему ландшафту;
  • установление структуры и закономерностей пространственного размещения населения, выявление зависимости положения и форм поселений от ландшафтных особенностей территории;
  • разработка периодизации процесса формирования систем природопользования на территории Карелии;
  • выявление исторического опыта финно-угорского и русского этносов в области рационального (неистощительного) природопользования;
  • проведение историко-природно-хозяйственного районирования Карелии.

Настоящее исследование в той или иной степени касается обширной территории, рассматриваемой с традиционной природно-ландшафтной точки зрения как целостного региона Восточная Фенноскандия, являющегося частью Фенноскандинавской физико-географической страны. Эту площадь объединяет тектоническая структура второго порядка — Фенноскандинавский (Балтийский) щит, природная зональность и традиционный ареал финно-угорского и русского этносов.

Проведенное исследование концентрирует внимание на  историческом природопользовании, что позволяет вполне обоснованно рассматривать Восточную Фенноскандию в качестве единой территории с точки зрения заселения и освоения природных ландшафтов в течение длительного времени. Главное внимание уделено истории природопользования в пределах современной территории Республики Карелия, что сопровождается сопоставлением с сопредельными территориями Ленинградской, Мурманской, Архангельской и Вологодской областей, а также Финляндии.

Под руководством или при непосредственном участии автора диссертационного исследования выполнен ряд научных проектов, а также были проведены ежегодные полевые историко-географические исследования в период 1985-2006 гг., собраны и проанализированы фондовые материалы различных архивов.

Информационная обеспеченность исследования. Из историко-литературных источников широко использовались отчеты, дневниковые и литературные записи путешественников и исследователей, в частности Н. Я. Озерецковского, Г. Р. Державина, Э. Лённрота, И. С. Полякова, М. М. Пришвина, В. В. Никольского и других.

Наряду с исторической и другой литературой, использовались материалы периодической печати (газеты «Олонецкие губернские ведомости», «Архангельские губернские ведомости», «Охотничья газета), краеведческие и научные журналы: «Карело-Мурманский край», «Karjalan heimo», «Fennia», «Faravid» и др.

К статистическим материалам относятся разновременные «Списки населенных мест Олонецкой губернии», «Обзоры Архангельской губернии», «Таблицы учета земель», ежегодные губернские отчеты и другие источники.

Из картографических источников использовались: Атлас Карельской АССР (1989), Атлас Мурманской области (1971), Экологический атлас Мурманской области (1999), статистический атлас Финляндии (Gebhard, 1908), дореволюционные карты и планы межевания, планы селений, современные отечественные и финские средне- и крупномасштабные топографические карты.

Из фондовых материалов привлекались документы Национального архива Республики Карелия (НА РК), Государственного архива Архангельской области (ГОАО), Российского государственного исторического архива (РГИА), Рукописного фонда музея этнографии (РФМЭ), Архива Русского географического общества (Архив РГО), включающие текстовую, статистическую и картографическую информацию.

Большое количество информации по теме исследования получено в ходе проведения ежегодных полевых историко-ландшафтных исследований на территории Республики Карелия, Мурманской, Архангельской (Каргопольский район), Вологодской (Вытегорский район) и Ленинградской (Приозерский и Подпорожский районы) областей, а также Республики Финляндия (провинция Северная Карелия).

В ходе полевых исследований в ареалах расселения различных этнических групп проводилось историко-географическое анкетирование, материалы которого также использованы в работе.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые для территории восточной части Фенноскандии традиции природопользования финно-угорского и русского населения рассмотрены с применением методов как естественных, так и гуманитарных наук через связи в системе «этнос — ландшафт»; пространственно-временной анализ и синтез проведен на основе сочетания историко-географических периодизации и районирования.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Этнообусловленные типы традиционного природопользования имеют ландшафтную приуроченность. Конкретный ресурсный потенциал ландшафта обусловливает основные виды хозяйственной деятельности населения. Интенсивность традиционного природопользования определяется особенностями ландшафтной дифференциации на региональном уровне, которая влияет на размещение этнических групп со специфическими природопользовательскими предпочтениями.

2. Традиционное природопользование, основанное на использовании лесных, болотных и аквальных природных комплексов, не подрывало природно-ресурсный потенциал территории.

3. Доминирование традиционного природопользования на территории Восточной Фенноскандии продолжалось до конца первой четверти XX в., до момента изменения этногеографической ситуации, вызванного политическими и экономическими причинами.

4. Процессы заселения и системы расселения, а также формы поселений отражают сложившуюся систему традиционного природопользования и обусловлены ландшафтными особенностями территории.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности использования материалов государственными органами, в частности Комитетом по национальной политике Республика Карелия, при формировании новых систем муниципальных образований, особенно в районах компактного проживания коренного населения (Калевальского, Олонецкого, Прионежского, Беломорского, Медвежьегорского), а также при выборе наиболее экологичных отраслей экономики в локальных ландшафтных системах. Исследование может быть использовано для разработок междисциплинарных изысканий в области природного и культурного наследия, культурных ландшафтов. Возможно использование отдельных глав диссертации при подготовке лекционных курсов географического, исторического, экологического и экономического направлений.

Диссертационные материалы используются автором при чтении курсов «Историческая география», «Краеведение» и «Геоэкология с основами природопользования» на естественно-географическом и историко-филологическом факультетах Карельского государственного педагогического университета и эколого-биологическом факультете Петрозаводского государственного университета.

Апробация результатов исследования и публикации

Отдельные положения работы докладывались в ходе работы X и XII съездов Русского географического общества, на международных научных конференциях в Петрозаводске (1998, 1999, 2002, 2004), Смоленске (1999), Архангельске (2001, 2004), Пскове (2001), Москве (2006), Санкт-Петербурге (2007), Великом Новгороде (2007), а также научно-практических конференций в Пскове (1996, 2000), Петрозаводске (2002, 2005, 2008), Кондопоге (2005), Санкт-Петербурге (2006).

По теме диссертационного исследования опубликовано 80 научных работ  (включая 4 монографии и 2 учебных пособия) общим объемом 49,45 печатных листов. Материалы диссертационного исследования легли также в основу ряда статей в энциклопедии «Карелия».

Работы по теме диссертационного исследования проводились при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (региональный конкурс «Карелия»), Российского гуманитарного научного фонда, Федеральной целевой программы «Интеграция», грантов Конкурса Министерства образования РФ по фундаментальным исследованиям в области естественных и точных наук, проектов Программы TACIS, договоров с Центром окружающей среды Финляндии и Министерством стран Северной Европы, а также хоздоговоров с Министерством сельского хозяйства и продовольствия, Министерством природных ресурсов Республики Карелия и государственным историко-архитектурным музеем-заповедником «Кижи».

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении работы указаны цель, задачи, предмет и объект исследования, защищаемые положения, практическая значимость  и информационная обеспеченность диссертационного исследования.

Глава I. Теория и методология историко-ландшафтных исследований пространственно-временной структуры природопользования

Историческая география, рассматривая вопросы взаимодействия природных и общественных территориальных систем, выполняет объединительную функцию между естественными и гуманитарными науками.

Определяя место исторической географии в системе наук, можно утверждать, что она — специфическое научные направления, возникшее в недрах географии и истории. Несомненно, что она появилась на стыке с геологией (геологией четвертичного периода), поскольку рассматривают наряду с пространственными и временные аспекты изменения природной среды. Оказали влияние на развитие исторической географии (в первую очередь физической исторической географии и исторического ландшафтоведения) биология и экология.

Объектом является система «общество (человек) — природа (ландшафт)». Аспект исследования, или «угол зрения», под которым рассматривается объект, можно определить как «пространственно-временнй». Методы и подходы исследования — как общенаучные (например, системный подход), так и особые, во многом схожие с методами физической и экономической географии, ландшафтоведения и палеогеографии и др. Целью же историко-географических изысканий является познание изменяющейся во времени системы «человек — ландшафт».

В исторической географии существует несколько терминов, определяющих процесс взаимодействия общества и природы. Наиболее установившимся является термин «хозяйственно-культурный тип» (ХКТ), который, согласно определению М. Г. Левина и Н. Н. Чебоксарова (1955), означает исторически сложившиеся комплексы особенностей хозяйства и культуры, характерные для народов, обитающих в определенных естественно-географических условиях, при определенном уровне их социально-экономического развития.

«Освоение» чаще всего трактуется как процесс включения новых площадей в сферу хозяйственной деятельности населения (Космачев, 1970). Более широко дает определение процессу освоения Н. Б. Култашев (1972). По его мнению, освоение есть сложный исторический процесс взаимодействия природы и общества на данной территории со времени появления на ней человека и по настоящее время. В научной литературе XIX — начала XX в. процесс освоения понимался как «колонизация» (Любавский 1909, 2000).

Определение термина «природопользование» изначально заключается в самом значении этого слова. Во-первых, это процесс. Во-вторых, процесс пользования природой, процесс использования природы. Уточним: как всей природы в целом, так и ее отдельных частей, включая происходящие в них процессы. В-третьих, пользование не абстрактно «природой», а ее потенциалом, потенциалом каждого ее элемента и компонента. Таким образом, природопользование — это процесс потребления человеком естественного (ландшафтного) потенциала территории. Интенсивность природопользования определяется не только человеческим обществом, но и самой природой, поскольку она, обладая конкретными свойствами и особенностями, обусловливает направления хозяйственной деятельности населения.

Традиционное природопользование подчиняется в первую очередь зональному фактору. Каждой природной зоне характерен, как правило, свой набор направлений хозяйственной деятельности населения. Дополнительные виды деятельности обусловлены азональными факторами, как-то: наличием горных систем, водоемов, месторождений полезных ископаемых и др.

Следует выделять термин «тип природопользования», означающий определенное направление использования потенциала конкретной территории какой-либо группой населения.

Любой этнос может находиться в двух основных пространственно-временных ситуациях. В первом случае, он находится в точке своего территориального (ландшафтного) оптимума. Его устраивает качество и количество окружающих природных объектов (т. е. природный потенциал), он  находится в состоянии относительного экологического комфорта. Во втором случае, под давлением какого-нибудь отрицательно воздействующего значительного фактора ситуация может измениться. Таким фактором может стать изменение природной обстановки на этническом пространстве, связанное с естественными причинами, как-то: климатические флуктуации, морская трансгрессия, усиление сейсмичности и активизация вулканических процессов и т. д. Другой случай — «съедание» (уничтожение) этносом вмещающего ландшафта, связанное с усилением антропогенного прессинга. Классическим примером является ситуация, возникшая на территории Средиземноморья в античное время: под воздействием нерегулируемого выпаса скота произошла деградация естественных ландшафтов. Третья причина нарушения ландшафтного оптимума этноса — политическая (войны или экономическая экспансия).

В случае выхода этноса из состояния ландшафтного оптимума наблюдается три варианта реакции:

  1. полное исчезновение этноса или его ассимиляция (коренное население Тасмании);
  2. миграция этноса (саамы);
  3. смена этносом типа природопользования или расширение спектра типов природопользования (появления земледелия у охотничьих племен).

Тип природопользования формируется этносом на протяжении длительного промежутка времени в определенных ландшафтных условиях. Поэтому при изменении ландшафта, как по естественным, так и по антропогенным причинам, этнос, как правило, перемещается в условия, близкие к привычным. Быстрая смена природопользования какой-либо этнической группировки довольно редкое явление, возникающее чаще всего насильственным путем.

Этнические традиции природопользования четко выражаются в фольклоре, топонимике, местных географических терминах, культуре поведения и культовых обрядах. Иногда они проявляются в самоназваниях народностей, именах и фамилиях. Народный опыт в области охраны окружающей среды также является отражением этнических традиций природопользования.

Глава II. Ландшафтные предпосылки формирования систем природопользования Восточной Фенноскандии.

Природные (ландшафтные) особенности территории во многом предопределяют возникающие системы хозяйствования, расселения, а также культурно-исторические и социальные особенности населения.

Согласно «Физико-географическому атласу мира» (1964), территория Фенноскандии подразделяется на две области: Скандинавские горы и область низких плоскогорий и равнин. Последняя включает в себя Кольскую, Норландскую, Приботническую, Маанселькскую, Прибеломорскую, Центрально-Озерную и Южно-Шведскую подобласти. В пределах Фенноскандии представлены зональные структуры субарктического и умеренного поясов: мохово-лишайниковые (типичные) тундры,  темнохвойные редколесья и темнохвойная тайга умеренно континентального климата, западно-приокеанические хвойные и смешанные леса, а также западно-приокеанические широколиственные постоянно влажные леса.

В главе дана характеристика изменений природной обстановки на протяжении позднего ледниковья и голоценового периода, рассмотрены схемы физико-географического районирования на территории, входящие в состав Восточной Фенноскандии, приведены примеры локальной ландшафтной структуры.

Глава III. Этно-географический фактор природопользования восточной части Феноскандии.

Коренными народами тундровой и таежной зон восточной части Фенноскандии являются представители русского и финно-угорского этносов (карелы, финны, вепсы, саамы). На Кольском полуострове уже на протяжении более сотни лет укоренились группы коми-ижемцев и ненцев (рис. 2).

Рис. 2. Финно-угорский и русский ареалы расселения Фенноскандии

Каждый из этих этносов, как правило, состоит из этнолокальных, или локально-территориальных этнических групп. Так, среди русского населения Карелии выделяются заонежане, водлозеры, выгозеры, поморы и другие, более мелкие группы. Карелы подразделяются на ливвиков, людиков и собственно карелов. В пределах Карелии сформировалась изолированная группа прионежских (шелтозерских) вепсов (рис. 3).

Каждая из этих групп, проживая в определенных природных условиях, имела в прошлом свои специфические черты природопользования.

Рис. 3. Локальные этнические группы территории Карелии

В течение сотен лет по ряду причин (в первую очередь в ходе миграционных процессов, вызванных как природными, так и политическими факторами) происходила дифференциация этносов. Так, в пределах Карелии сформировались этнические группы северных и ладожских карелов, карелов-ливвиков и карелов-людиков.  Выражена также дифференциация саамского населения, среди которого четко выделяются четыре группы с различными ХКТ. Те же причины послужили причиной возникновения русских групп: заонежан, поморов, русских Пудожского и  Выгозерского краев. Обособились и северные (прионежские) вепсы. На ранних этапах перемещение этносов происходило в основном по природным причинам. Тому пример — движение саамов на север и северо-запад. Перемещение русских на Север было инициировано монголо-татарским нашествием и давлением Тевтонского и Ливонского орденов, что в свою очередь было спровоцировано холодно-влажными условиями малого ледникового периода. Особенности природной среды — зональные факторы и рельеф, привели к тому, что различные этносы пришли к практически единому природопользованию. Различия природных условий на уровне ландшафтных районов обусловили некоторую специфику, как  расселения, так и природопользования: большую роль рыболовства у выгозеров и водлозеров, доминированием пашенного земледелия у русских Заонежья, наличием горнопромышленного производства у северных вепсов, приладожских карелов и карелов-людиков и т.д.

В XX столетии этническая обстановка в Карелии стала резко меняться. В первую очередь это связано со значительными миграциями населения. Отметим некоторые из них, происходившие на территории Карелии. Так, на территорию Карелии отмечается три притока финского населения: «красных финнов» после гражданской войны 1918 г. в Финляндии, канадских и американских финнов в 30-е годы и финнов-ингерманландцев в послевоенное время. В послевоенные годы произошло переселение в Карелию части тверских (калининских) карел. Но наибольший приток (как сельскохозяйственный, так и лесопромышленный) отмечался после советско-финляндской и Великой отечественной войн. Именно он привел к значительной ассимиляции карелов и вепсов, нарушению самобытности русских этнических групп. Сказались и миграции «сельская местность — город». По данным Е. И. Клементьева и А. А. Кожакова (1988), к началу 1959 г. в сельской местности Карелии образовалось 37 этнических сред, наиболее крупными из которых являлись преимущественно русская (37 % сельского населения), преимущественно карельская (21 %), русско-белорусская (16,5 %), преимущественно белорусская (4,6 %), карельско-русская (3,1 %), русско-карельская (около 2,5 %). Подобная картина естественно наблюдалась и на Карельском перешейке, и в Мурманской области.

Наиболее значительные изменения произошли на Карельском перешейке и в Северном Приладожье.  По окончанию Второй мировой войны здесь полностью был изменен этнический состав населения.

На территории Кольского полуострова изменения этнической обстановки происходили также постоянно. Можно выделит потоки русских, осваивавших с XII в. побережья Белого и Баренцева морей, коми-ижемцев, прибывших на полуостров, спасаясь от эпизоотий. И, конечно же, значительные изменения этническая ситуация изменилась в советский период, что в первую очередь было связано с транспортно-промышленным освоением территории.

В пределах территории Финляндии этнический состав практически не изменялся. Исключением являются заключительные годы XX столетия, когда в страну был направлен поток мигрантов из развивающихся стран, а также из России.

Глава IV. Расселение как отражение ландшафтных особенностей Восточной Фенноскандии.

Поселения являются одним из важных объектов историко-географического изучения. Первые попытки классификации российских поселений относятся к XVIII в. Но серьезный научный интерес к сельским поселениям проявился значительно позже — во второй половине XIX в. В 60-х годах XIX столетия П. П. Семенов-Тян-Шанский высказал несколько мыслей о влиянии географической среды и экономических факторов на размещение поселений и психический склад их обитателей. Основными традиционными типами поселений карелов, вепсов и русских являлись деревня и село, на юго-западе изучаемой территории имели место хутора (аналог на других территориях — выселок), У саамского населения центральные поселения назывались погостами — «сыйтами». Однако они имели сезонный характер. Так, зимний погост находился в лесотундровой или таежной зоне, а летние погосты располагались на морских побережьях.

Густая озерно-речная сеть определила повсеместное доминирование у всех этнических группа речного и озерного типов заселения (рис.4), однако у вепсов, части ливвиков и людиков довольно широко был  распространен сележный тип.

Типы расселения отражают особенности группировки поселений. Для Восточной Фенноскандии характерен гнездовой тип расселения. При этом типе поселения, расположенные по соседству, образуют группу, гнездо. Под «гнездом» обычно понимается группа расположенных поблизости друг от друга населенных пунктов, имеющих самостоятельные названия. В тоже время, эти деревни, объединяемые рекой, озером, заливом и другими природными объектами, имеют и общее наименование.

       Глава V. Историко-географическая периодизация природопользования Восточной Фенноскандии.

Согласно М. И. Белову (1971), историю освоения любой территории следует подразделять на основные этапы, соответствующие социально-экономическим формациям и отличающиеся друг от друга способом производства. Однако большое влияние на ход освоения оказывают и другие факторы, например, смена этносов, имеющих различный хозяйственный уклад. Поэтому целесообразнее, составляя историко-географическую периодизацию, крупные этапы подразделять на периоды, связанные со сменой этносов или с другими какими-либо изменениями природы и общества на исследуемой территории. Стоит также отметить, что отдельные части изучаемой территории могли в некоторые исторические периоды принадлежать разным государствам, что, без сомнения, сказывалось на ходе хозяйственного освоения.

История хозяйственного освоения территории Карелии, с учетом экономических, политических, демографических, этнических и природных особенностей территории разбита на семь основных этапов, ограниченных определенными временными рамками: древний (первоначальное освоение); второй половины I тыс. н.э. — начало II тыс. н.э.; XII–XV вв.; XV–XVII вв.; XVIII — середина XIX  в.; конец  XX — начало XX  в.; XX в.

Рис. 4. Речной тип заселения

(деревня Средняя Улялега, 1902 г., по: НА РК Ф. 2. Оп. 50. Д. 579/126)

Глава VI. Основные отрасли природопользования.

Каждая из локальных этнических групп, проживая в относительно изолированных ареалах и в определенных природных условиях, выработало свои специфические черты природопользования. Однако в условиях тундровой зоны основным занятием населения было оленеводство и охотничий промысел, в лесной — таежное земледелие (сочетание подсечно-огневого и пашенного) и скотоводство при наличии охоты и рыболовства. Специфическими видами хозяйственной деятельности являлись охота на морского зверя, солеварение, добыча жемчуга, железоделательное производства, добыча и обработка каменного материала, а также различные отхожие промыслы.

Использование силы ветра и водных потоков в крестьянских хозяйствах на севере России было распространено довольно широко. Вызвано оно было наличием северного земледелия, частично обеспечивающего население сельскохозяйственной продукцией. Развитию мельничного хозяйства способствовало наличие густой речной сети и многокилометровых обдуваемых побережий, отразившееся на количественных показателях различных территорий (рис. 5).

Основными мелиоративными мероприятиями в условиях таежной зоны являлись: удобрение почв,  осушение, сброс озерных вод, очистка полей от кустарника и камней

В ходе сельскохозяйственного освоения происходило постоянное преобразование всех компонентов ландшафта, что в результате привело к образованию аграрных геокомплексов. Отличительными чертами северного мозаичного агроландшафта, формировавшегося на протяжении веков в районах старого освоения, были островное размещение очагов земледелия, мелкоконтурность и разбросанность возделываемых угодий, устойчивость подсечно-огневой системы.

Рис. 5. Водяные и ветряные мельницы Олонецкой губернии, 1916 г. 

(Потахин и др., 2003, с. 62)

К основным промыслам, практикуемым населением Фенноскандии, были : охота, рыболовство, солеварение, добыча жемчуга, собирательство. Часть местного населения была занята в металлургии и горнопромышленном производстве (рис. 6).

Глава VII. Комплексное историко-географическое районирование территории Карелии.

Учет природных, исторических, этнических особенностей, направлений природопользования учитываются при комплексном подходе — историко-природно-хозяйственном районировании. По особенностям традиционного природопользования на территории  Карелии (Карельской историко-природно-хозяйственной области) нами выделяются три историко-природно-хозяйственные провинции. При проведении историко-природно-хозяйственного районирования мы учитывали ландшафтные особенности территории исследования, пространственную структуру расселения локальных этнических групп населения и, главное, направления природопользования в различных частях Карелии.

Каждая из провинций подразделяется на отдельные историко-природно-хозяйственные районы (рис. 7). В основе выделения районов лежит этнический признак, поскольку локальные группы населения несколько отличались по направлениям хозяйственной деятельности и ландшафтным условиям проживания.

Рис. 6. Основные направления хозяйственной деятельности населения.

К первой провинции — Северной, относится север современной территории республики. Эта территория отличается суровыми климатическими  условиями и находится севернее среднегодовой изотермы 1 С, в северной агроклиматической зоне Карелии, в пределах северотаежной подзоны. В провинции выделяются Прибеломорский и Беломорско-Карельский районы.

Прибеломорский район располагается в пределах Северо-Прибеломорского и Южно-Прибеломорского северотаежных ландшафтных районов Карелии, для которых характерны широкое распространение денудационно-тектонического рельефа, преобладание сосновых лесовна заболоченных почвах, значительная заболоченность, наличие Белого моря и нижних течений крупных рек Карелии. Исторически эта территория заселена русскими Поморья — поморами. Основными видами хозяйственной деятельности поморов были речное и морское рыболовство и зверобойный промысел при наличии оленеводства, слаборазвитого земледелия и соляного промысла. Преобладающим типом заселения является приустьевой. К настоящему времени черты поморского быта частично сохранились, о чем свидетельствует, например, функционирование рыболовецких колхозов.

Рис. 7. Комплексное историко-природно-хозяйственное районирование Карелии

Беломорско-Карельский историко-природно-хозяйственный район расположен в Куусамском, Северном Западно-Карельском, Пяозерско-Топозерском и Тунгудозерском северотаежных ландшафтных районах. В ландшафтном плане разительно отличается Куусамский район, где представлен низкогорный рельеф и по площади преобладают еловые леса. Для всей остальной территории характерно господство сосновых лесов, густая озерно-речная сеть и преобладание малоплодородных подзолов. Район заселен северными карелами. Для всей территории характерны единые направления природопользования: озерно-речное рыболовство и охота. Животноводство наряду с разведением крупного и мелкого рогатого скота было представлено и оленеводством. Куусамский ландшафтный район отличается более благоприятными агроклиматическими особенностями, в течение длительного времени он был заселен финнами и поэтому являлся более освоенным в сельскохозяйственном плане. В настоящее время здесь функционирует национальный парк «Паанаярви».

Центральная провинция располагается на южной окраине северной тайги, в средней агроклиматической зоне Карелии. Она подразделяется на два историко-природно-хозяйственных района: Сегозерский и Выгозерский. Они находятся в пределах Центрального Западно-Карельского северотаежного и Сегозерско-Выгозерского северотаежного ландшафтных районов.

Сегозерский историко-природно-хозяйственный район заселен собственно карелами (паданской и поросозерской подгруппами). Густая озерно-речная сеть и сосновые леса обусловили доминирование рыболовства и охоты, а также подсечно-огневого земледелия. Поселения — малодворные деревни,  располагались в основном по берегам озер.

Выгозерский историко-природно-хозяйственный район был заселен русскими Выгозерья, а также старообрядцами Выгорецкого края. Этот район отличаются значительной ролью в хозяйственной деятельности охотничьего промысла, озерно-речного рыболовства, а также относительно развитым земледелием с большой долей подсечно-огневого хозяйства. Из промыслов было широко развито железоделательное производство. Близость к Белому морю и развитие в Беломорье лесопиления послужило причиной того, что часть населения занималась лесозаготовкой и выгонкой (сплавом) древесины. Наиболее широко представлен приозерный тип заселения.

Южная провинция (ареалы проживания русских Заонежья и Водлозерья, южных групп карелов и прионежских вепсов), ограничена с севера плавным переходом от северотаежных к среднетаежным ландшафтам, находится в южной и юго-западной агроклиматических зонах, отличается относительно высокой степенью развития сельскохозяйственной деятельности.

В пределах Южной провинции выделяются Пудожский, Заонежский, Ливвиково-Людиковский, Северо-Вепсский и Ладожско-Карельский историко-природно-хозяйственный районы.

Пудожский историко-природно-хозяйственный район располагается в Водлозерском, Восточно-Онежском и Южно-Онежском среднетаежных ландшафтных районах. Для этих территорий характерно преобладание еловых лесов с участием лиственничных и сосновых насаждений, значительная заболоченность и густая озерно-речная сеть. Коренное население — локальные группы русского этноса: водлозеры, челмужане и шаляне. Эту территорию отличает интенсивное развитие рыболовства (со специализацией в зависимости от особенностей водоема) и охоты, как на пушного зверя, так и на боровую дичь. Земледелие было развито лишь на пойменных площадях бассейна реки Водла. Наличие кварцевых песков явилось причиной появления здесь заводов по производству стеклянных изделий. Основными типами заселения являлись приречной и приозерной.

Заонежский историко-природно-хозяйственный район находится в восточной и центральной частях Заонежья. Для него характерны денудационно-тектонический (грядовый) и водно-ледниковый рельеф, обилие островов и заливов, наличие плодородных шунгитовых почв. Заонежье — район компактного проживания локальной этнической группы — заонежан. Относительно благоприятные условия: рельеф, климат, почвы, способствовали развитию земледелия, а обилие водных объектов — рыболовству. Основным типом расселения являлся приозерный. Удобное географическое положение послужило причиной появления в Заонежье сезонных торговых центров — Шуньгской и Толвуйской ярмарок.

Ливвиково-Людиковский историко-природно-хозяйственный район находится в пределах западной части Заонежского, большей части Онежского-Ладожского, Сямозерского и Восточно-Ладожского среднетаежных ландшафтных районов Карелии. Здесь преобладают флювиогляциальные и озерные четвертичные отложения, холмисто-грядовый рельеф, супесчаные и песчаные почвы. Район заселен южными группами карел: ливвиками и людиками. Основные направления природопользования — земледелие (как подсечно-огневое, так и пашенное) и рыболовство. Наличие мраморных месторождений явилось причиной появление у людиков горнопромышленного производства. В этом районе довольно широко представлен сележный (водораздельный) тип заселения, в южной части — приречной, включая приустьевой.

Северо-Вепсский историко-природно-хозяйственный район находится в пределах Шокшинского денудационно-тектонического ландшафта Онежско-Ладожского среднетаежного ландашфтного района. Вся территория лежит в Южной агроклиматической зоне Карелии, показатель среднегодовой температуры превышает 2 С. Для Шокшинского ландшафта характерно значительное распространение площадей, представленных выходами коренных пород. Северо-Вепсский район — территория компактного проживания северных (прионежских, шелтозерских) вепсов. Основными видами природопользования являлись земледелие и животноводство, лесохозяйственная деятельность — лесозаготовки и углежжение, из промыслов — добыча и обработка природного камня (кварцито-песчаника и габбро-диабаза), а также рыболовство в Онежском озере. Водораздельный (сележный) заселения преобладает. Населенные пункты по побережью Онежского озера отсутствуют из-за непригодности территории к сельскохозяйственной деятельность: береговая линия представлена чередованием песчано-галечниковых пляжей и скальных полуостровов.

Ладожско-Карельский историко-природно-хозяйственный район занимает Северо-Приладожский и частично Сайменский и Южный Западно-Карельский среднетаежные ландшафтные районы. Большая часть района находится в Юго-западном агроклиматическом районе со среднегодовой температурой 3 С. На территориях, расположенных вблизи Ладожского озера, преобладает денудационно-тектонический рельеф, на севере кристаллический фундамент перекрыт флювиогляциальными и гляциальными четвертичными отложениями. В пределах района представлены все типы заселения, отличительной чертой района является присутствие хуторского типа расселения. До середины 40-х гг. XX  столетия район был частью Финляндии и заселен в основном православными ладожскими карелами. В настоящее время здесь проживают в основном переселенцы из Европейской части России, Белоруссии и Украины. Ладожско-Онежский район — маргинальная территория, относившаяся в разные временные периоды к различным государствам: Швеции, Великому княжеству Финляндскому в составе Российской империи, Финляндской Республике, Советскому Союзу (России). Благоприятные климатические условия способствовали развитию сельскохозяйственной деятельности (включая садоводство), наличие гранитов и мраморов — горнопромышленному производству. Отличительной чертой являлось развитие с конца XIX — начала XX вв. на территории района рекреационной деятельности.

Дальнейшее подразделение — историко-природно-хозяйственные центры, или ядра освоения. Они, как и при историко-географическом районировании, будут соответствовать чаще всего волостным центрам, а на более ранние периоды — центрам погостов. На вторую половину XIX — начало XX в. в Ладожско-Карельском районе Южной провинции, например, выделяются Куркиёкское, Сортавальское, Салминское, Суоярвское и Хийтольское ядра освоения, в Заонежском районе той же провинции — Шунгское, Великогубское, Типиницкое, Толвуйское, Сенногубское и Кондопожское ядра. В Северо-Вепсском районе, расположенном в пределах Шелтозерско-Бережной волости, целесообразнее выделять ядра освоения соответствующие крупным сельским центрам: Шокшинское, Шелтозерское и Рыборецкое.

Заключение

В проведенном диссертационном исследовании, посвященном сложившимся традициям природопользования в пределах территориальных природно-общественных систем восточной части Фенноскандии, рассмотрены  следующие основные положения:

- теория и методология исторической географии;

- методика историко-географических исследований системы «человек — природа»;

- периодизация процесса природопользования;

- историко-природно-хозяйственное районирование;

- формирование систем расселения и их этно-географические особенности;

- виды хозяйственной деятельности населения в восточной части Фенноскандии и их влияние на структуру ландшафтов;

- опыт финно-угорского и русского населения в области рационального природопользования.

В результате проведенных исследований  впервые был предложен ряд направлений научного поиска, имеющих немаловажное теоретическое и прикладное значения историко-географическго изучения северного природопользования. В ходе исследований выработаны необходимые теоретические и методические подходы к объяснению исторического функционирования системы «этнос — ландшафт» применительно к территории Восточной Фенноскандии, а также:

1. Разработаны основные положения историко-географического (пространственно-временного) исследования, сопровождающегося выделением основных этапов хозяйственного освоения таежных геосистем и составлением схемы историко-природно-хозяйственного районирования территории Карелии. С этой целью в истории хозяйственного освоения территории Карелии выделены семь основных этапов, ограниченных определенными временными рамками: древний; второй половины I тыс. н.э. — начало II тыс. н.э.; XII–XV вв.; XV–XVII вв.; XVIII — середина XIX  в.; конец  XX — начало XX  в.; XX в. В Карельской историко-природно-хозяйственной области выделено три провинции (Северная, Центральная и Южная), включающих 9 районов (Беломоро-Карельский, Прибеломорский, Сегозерский, Выгозерский, Пудожский, Заонежский, Ливвиково-Людиковский, Северо-Вепсский и Ладожско-Карельский), состоящих из историко-природно-хозяйственные центров (ядер освоения).

2. Разработана методика исследования традиционного природопользования различных этнических групп таежной зоны, позволившая  определить этнические особенности направлений хозяйственной деятельности населения.

3. Установлены структура и закономерности размещения этнических групп, а также зависимость систем расселения от региональных и локальных ландшафтных особенностей территории Восточной Фенноскандии.

4. Составлена комплексная характеристика ландшафтной структуры изучаемой территории с учетом ее влияния на ход процесса природопользования.

5. Выявлены и охарактеризованы природные  факторы, способствующие или препятствующие развитию землепользования в тундрово-таежной зоне Восточной Фенноскандии.

6. Установлена история формирования и специфические черты систем природопользования этнических групп русского и финно-угорского населения, заселяющих территорию Карелии, адаптационных навыков населения к вмещающему ландшафту.

7. Определено влияние на ландшафтную структуру территории различных видов хозяйственной деятельности населения, прежде всего,  основных мелиоративных мероприятий, способствовавших расширению площади сельскохозяйственных угодий и повышению плодородия почв в условиях таежных ландшафтов Фенноскандии. 

10. Изучен исторический опыт финно-угорского и русского этносов в области охраны окружающей среды, в том числе природоохранные мероприятия, проводимые в XIX — начале XX столетия.

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:

1. Традиционное природопользование повсеместно подчиняется в первую очередь природно-зональным факторам. Для каждой природной зоны и подзоны характерен свой набор направлений хозяйственной деятельности местного населения. Некоторые своеобразные виды деятельности людей в таежной зоне восточной части Фенноскандии связаны с наличием морских акваторий, месторождений полезных ископаемых и других факторов. К ним относятся  солеварение и охота на морского зверя поморов, камнеобработка северных вепсов, карелов-людиков, ладожских карелов, добыча жемчуга северных карелов и т. д.

2. В течение длительного исторического времени, как по природным, так и социально-экономическим и политическим причинам происходила дифференциация этносов. В пределах Российской Карелии карельский этнос стал основой формирования этнических локальных групп северных и ладожских карелов, карелов-ливвиков и карелов-людиков; возникали русские аморфные группы: заонежане, поморы, русские Пудожского (водлозеры, шаляне, челмужане) и  Выгозерского краев; обособились северные (прионежские) вепсы. На ранних этапах перемещение этносов происходило в основном по природным причинам. Перемещение русских на Север было инициировано монголо-татарским нашествием и давлением Тевтонского и Ливонского орденов.

3. В настоящем исследовании выявлено довольно частое совпадение границ ареалов расселения локальных этнических групп населения и границ ландшафтных районов или ландшафтов.

4. Интенсивность природопользования в первую очередь определяется природной средой, обладающей конкретными ландшафтными свойствами, и, вследствие этого, способствующей выбору хозяйственной деятельности населения, а также формированию соответствующей системы расселения.

5. Для всего населения восточной части Фенноскандии до первой четверти XX столетия было характерно доминирование сельско- и лесохозяйственных направлений хозяйственной деятельности при наличии охоты и рыболовства, не вносивших значительных изменений в ландшафтную структуру территории.

6. Изменение структуры ландшафтов происходит в ходе исторического процесса взаимодействия и взаимовоздействия изменяющейся природной среды и развивающегося человеческого общества, что проявляется в смене типов природопользования, характерным для каждого конкретного региона; на территории восточной части Фенноскандии традиционно доминировали зональные типы природопользования: таежное земледелие, тундрово-таежное животноводство и лесопользование. Наибольшие нагрузки из всех ландшафтных компонентов и элементов испытывали лесные геокомплексы. Особенно заметно их структура начала изменяться        с 30-х гг. XX в., со времени интенсивного развития лесозаготовительной деятельности.

7. Типичная территориальная структура хозяйственных угодий, приуроченных к населенным пунктам носила радиальный характер. Первый «радиус» землепользования (ландшафтопользования) — это жилые и хозяйственные постройки с огородами. Затем следовал «радиус» пашенных угодий, за которыми  или среди них размещались сенокосы. Все замыкалось лесными пространствами, используемыми крестьянами как подсечно-огневые участки и охотничьи угодья. Радиальная структура землепользования отражала типы расселения, которые, в свою очередь зависящих от орографических и гидрографических объектов.

8. К настоящему времени черты традиционного природопользования на всей рассматриваемой территории практически исчезли. Причинами их исчезновения в Карелии стали преобразования в аграрной сфере (коллективизация, укрупнение сельскохозяйственных предприятий, функционирование совхозов и др.), резкое возрастание роли лесозаготовительной и деревообрабатывающей промышленности, послевоенные миграционные процессы, разительно изменившие этническую ситуацию в республике, урбанизация и др.

Разработанная методика историко-ландшафтных исследований применима при проведении научных изысканий в области природного и культурного наследия, изучении культурных ландшафтов, планировании рекреационно-туристской деятельности, формировании сети природоохранных территорий. Проведенный историко-географический анализ может быть также реализован при возможной экспертизе территории Карелии с точки зрения оптимизации современного природопользования.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ

ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Основные положения диссертации опубликованы в 190 работах автора, главные из которых следующие:

Научные монографии, учебные пособия.                

  1. Потахин С. Б. Свод опасных и неблагоприятных природных процессов и явлений на территории Олонецкой губернии XIX века. Петрозаводск: Изд-во КГПУ, 1999. 148 с.         (9,25 п. л.).
  2. Potakhin S. B. Blomberg T., Yakovlev.E.B. T he Biosphere Reserve concept in the Nordic countries and their cross-border regions // Tema Nord 1999 : 522. 146 p. (Nordic Council of Ministers, Copenhagen, 1999). (
  3. Потахин С. Б. Куликов В. С., Громцев А. Н. и др. Великий Андомский водораздел. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2000. 40 с.
  4. Потахин С. Б., Антрианова Е. В., Антонова Р. Ф и др. География Карелии. Лекции. Петрозаводск: КГПУ, 2000.
  5. Потахин С. Б., Громцев А. Н., Кравченко А. В. и др. Скальные ландшафты Карельского побережья Белого моря: природные особенности, хозяйственное освоение, меры по сохранению.Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2008.
  6. Потахин С. Б., Гриппа С. П. Моя Карелия. Петрозаводск: Карелия, 2008

Статьи и материалы конференций

  1. Потахин С. Б. Вампилова Л. Б., Гриппа С. П. История природопользования Южной Карелии // История природопользования в условиях Севера Европейской части СССР: Межвуз. сборник. Вологда, 1988. С.25-33.
  2. Потахин С. Б. Методические аспекты комплексного ландшафтного анализа территории        // Проблемы рационального природопользования и экологическая экспертиза: Тез. докл. научно-практ. конф. (Краснодар, 22-24 октября 1990 г.). Краснодар, 1990. С. 111-112.
  3. Потахин С. Б., Щеколдина И. В. Особенности функционирования островных природно-культурных комплексов // Культура и политика в современном мире: Тез. докл. II Соловецкого обществ.-полит. форума. (9-13 сентября 1990 г.). Архангельск Соловки, 1990. С. 93-95.        
  4. Потахин С. Б. Ретроспективный анализ изменений хозяйственной деятельности в деревнях Южной Карелии // Методика и опыт изучения сельских поселений Нечерноземья: Мат. научной конф. (Тверь, 28-30 октября 1991 г.). М., 1991. С.133-134.
  5. Потахин С. Б., Рюмин В. В. Проблемы исторического ландшафтоведения  // География и природные ресурсы. 1992. № 2. С. 175-176.
  6. Потахин С. Б. Дневники Элиаса Лённрота как историко-географический источник // Изв. РГО. 1993. Т. 125. Вып. 1. С. 90-93.        
  7. Потахин С. Б. Хозяйственная деятельность и структура земель полуострова Бараний Берег (южная Карелия) в конце XIX начале XX вв. // Изв. РГО. 1993. Т. 125. Вып. 4. С. 82-86.
  8. Потахин С. Б. Природные особенности и функциональное зонирование ландшафтного заказника «Заозерский» (Южная Карелия) // География и природные ресурсы. 1994. № 3. С.107-112. (В соавт. с Р. Ф. Антоновой и др.)
  9. Историко-географические материалы по Олонецкой губернии в работах И.С. Полякова // Изв. РГО. 1994. Т. 126. Вып. 4. С.78- 84. (В соавт. с В. Н. Семеновым).
  10. Потахин С. Б. Геоэкология - новое направление научного познания // К 150-летию Русского географического общества: Программа и тезисы научной конф. Секция географии, Петрозаводск, 18-19 апреля 1995 г. Петрозаводск, КГПИ, 1995. С.10-11.        
  11. О применении метода опроса в историко-географических исследованиях // Изв. РГО. 1995. Т. 127. Вып.1. С. 89-91.        
  12. Потахин С. Б. Познание традиций природопользования карельского населения во второй половине XIX начале XX вв. // Географические аспекты взаимодействия общества с природой: Тез. докл. X съезда РГО (С.-Петербург, август, 1995 г.). СПб: РГО, 1995. С. 85-86.        
  13. Потахин С. Б.Природопользование поморского населения Карелии в XIX — начале XX вв. // Проблемы изучения, рационального использования и охрана природных ресурсов Белого моря: Материалы докл. конф. СПб., 1995. С. 183.        
  14. Потахин С. Б. Хозяйственное состояние Задне-Никифорской пустыни в начале XX века  // Экология человека: будущее культуры и науки Севера: Тез. докл. VII Международного  Соловецкого форума. Архангельск, 1995. С.212-213.        
  15. Потахин С. Б., Шелехов А. М., Антонова Р. Ф. Пегремский комплексный заказник // Экология человека: будущее культуры и науки Севера: Тез. докладов VII Международного  Соловецкого форума. Архангельск, 1995. С. 243. (В соавт. с А. М. Шелеховым и др.)
  16. Потахин С. Б. А. И. Иванов – исследователь природы, населения и хозяйства Олонецкой губернии // Проблемы экологии и рационального природопользования Северо-Запада России: Тез. докл. научно-практ. конф. Псков, 1995. С.82-83.        
  17. Потахин С. Б. Карелы-ливвики: исторический опыт природопользования // Экологический опыт человечества: прошлое в настоящем и будущем. М.: Отд. Эколого-информац. систем МАИ, 1995, С. 90-92
  18. Потахин С. Б. Природа и хозяйство Олонецкой губернии в поэме Ф. Н. Глинки «Карелия» // Изв. РГО. 1996. Т. 128. Вып. 1. С. 81-88.        
  19. Потахин С. Б., Гриппа С. П. Дендрохронологические исследования района трассы «Осударева дорога» // Историко-географические исследования и краеведческая работа в вузе и школе: Программа, доклады и тезисы научной конф. (Петрозаводск, 16-17 апреля 1996 г.). Петрозаводск: КГПУ, 1996. С.29-30. (В соавт. с С.П. Гриппой)        
  20. Потахин С. Б. О состоянии рыбного промысла в деревнях Оланга и Варталамбина в 60-х годах прошлого столетия // Историко-географические исследования и краеведческая работа в вузе и школе: Программа, доклады и тезисы научной конф. (Петрозаводск, 16-17 апреля 1996 г.).  Петрозаводск: КГПУ, 1996. С.46-48.        
  21. Потахин С. Б. Этапы преобразования ландшафтов современной территории города Петрозаводска // Материалы по исторической географии Севера Европы. Вып. 1. Петрозаводск: КГПИ, 1996. С.27-32.        
  22. Потахин С. Б., Потахина А. В. Использование топонимического материала при изучении истории природопользования // Северо-Запад России: проблемы экологии и устойчивого развития: Материалы научно-практ. конф. (Псков, 27-29 ноября 1996 г.): Ч. 1. Тезисы и статьи. Псков: ПГПИ, 1996. С.84-85.
  23. Потахин С. Б., Шелехов А. М. Национальные и природные парки Финляндии // География и природные ресурсы. 1997. № 4. С.195-197.
  24. Потахин С. Б., Антонова Р. Ф. Ландшафтное районирование Карелии // Геосистемы Севера: Программа и тезисы научно-практ. конференции (Петрозаводск, 21-22 апреля 1998 г.). Петрозаводск: КГПУ. С.9-17.
  25. Потахин С. Б., Антонова Р. Ф., Шелехов А. М. Шокшинская гряда как памятник природного и культурного наследия // Проблемы и перспективы сбалансированного развития в бассейне Псковско-Чудского озера: Материалы международной обществ.-научной конф. (Псков, 18–20 ноября 1998 г.): Ч. 1. Тезисы и статьи. С. 104–105.
  26. Потахин С. Б., Антонова Р. Ф. Комплексные ландшафтно-экологические исследования островных геосистем Онежского озера // Региональные проблемы прикладной экологии: Материалы (доклады, тезисы докладов, статьи и краткие сообщения) пятой международной открытой межвузовской конференции (Белгород, 22–25 сентября 1998 г.) Белгород, 1998. С. 13-14.
  27. Потахин С. Б., Антонова Р. Ф., Гриппа С. П. Ландшафтно-дендрохронологические исследования островных геосистем (на примере острова Волкостров, южное Заонежье) // Биотическая регуляция окружающей среды: Тез. научн. междун. сем. (Петрозаводск, ПГУ, 12–16 октября 1998 г.). Гатчина, 1998. С. 286–289.
  28. Потахин С. Б., Антонова Р. Ф.Ландшафтная структура острова Волкостров // Труды Карельского НЦ РАН. Серия Б. «Биогеография Карелии». Вып. 1. «Острова Кижского архипелага. Биогеографическая характеристика». Петрозаводск: Изд-во КарНЦ РАН, 1999. С. 42–47.
  29. Потахин С. Б., Антонова Р. Ф., Гриппа С. П. Результаты дендрохронологических исследований на территории острова Волкостров        // Труды Карельского НЦ РАН. Серия Б. «Биогеография Карелии». Вып. 1. «Острова Кижского архипелага. Биогеографическая характеристика».  Петрозаводск: Изд-во КарНЦ РАН, 1999. С. 28–31.
  30. Потахин С. Б. Опасные и неблагоприятные природные процессы и явления на территории Южного Заонежья в XIX - начале XX века // Труды Карельского НЦ РАН. Серия Б. «Биогеография Карелии». Вып. 1. «Острова Кижского архипелага. Биогеографическая характеристика». Петрозаводск: Изд-во КарНЦ РАН, 1999. С. 28–31.
  31. Потахин С. Б .Толваярви — туристический центр будущего // III Царскосельские чтения: Научно-теоретическая межвуз. конф. (26–27 апреля 1999 г.) Т. III. Материалы конф. СПб., 1999. С. 159–160.
  32. Потахин С. Б., Вага Т. В. Особенности расселения и землепользования карелов-ливвиков // Н. М. Пржевальский и современное страноведение: Мат. международной научно-практ. конф. (13–14 апреля 1999 г.): Ч.II. Смоленск: Изд-во СГУ, 1999. С.24–26.
  33. Потахин С. Б. Основные этапы и направления освоения таежных геосистем Карелии // Коренные леса таежной зоны Европы: современное состояние и проблемы сохранения. Тез. международной научно-практ. конф. (Петрозаводск, 6–8 июля 1999 г.). Петрозаводск, 1999. С.159.
  34. Потахин С. Б. Хозяйственная деятельность населения Водлозерья во второй половине XIX начале XX столетия // Изв. РГО. 1999. Т. 131. Вып. 6. С. 5862.
  35. Потахин С. Б. Природа Карелии в послеледниковое время // Экологические исследования наземных экосистем Карелии. Петрозаводск: КРИПКРО, 2000. С.83–85.        Потахин С. Б. Экстремальные природные процессы на территории Карелии: исторический очерк // Экологические исследования наземных экосистем Карелии. Петрозаводск: КРИПКРО, 2000. С. 9– 95.
  36. Потахин С. Б. «Колхозные» миграции в Карелию в послевоенный период // Миграции населения в стратегии региональной безопасности и регионального развития: Мат. Межд. научно-практ. конф. Смоленск, 16–17 мая 2000 г. Ч. 2. Смоленск: Изд-во СГУ, 2000. С.128–130.
  37. Потахин С. Б. Население и хозяйство колхозов Суоярвского района в послевоенный период (на примере Корписельгского сельского совета) // Суоярвский район (Республика Карелия): экономика, ресурсы, охрана природы. Петрозаводск, 2000. С. 10–14.
  38. Потахин С. Б. Этнические традиции природопользования // Изв. РГО. 2000. Т. 132. Вып. 4. С.7679.
  39. Леса Андомской возвышенности и история их освоения // Труды XI съезда Русского географического общества. Т. 8. Материалы международной научно практической конференции «Лесоводство Севера на рубеже столетий» (II  Мелеховские чтения). СПб., 2000. С. 273–276. (В соавт. с А. М. Шелеховым и А. В. Кравченко)
  40. Потахин С. Б., Антонова Р. Ф. Комплексные историко-ландшафтные исследования Заонежья (Южная Карелия) // Тезисы докладов XI съезда РГО. Т. 5. Научное познание окружающего мира, динамики географической среды (природа, общество, политика). СПб., 2000. С.170-172. (В соавт. с Р. Ф. Антоновой).
  41. Потахин С. Б. Из истории Лоухского сельскохозяйственного опытного участка // Социальные и экологические проблемы Балтийского региона: Материалы общ.-научной конф. (Псков, 2-4 декабря 2000 г.). Доклады и тезисы. Псков: ПГПИ, 2000. С.79-80.
  42. Потахин С. Б. , Шелехов А. М. Ландшафтный заказник «Толвоярви» как центр познавательного туризма // Особо охраняемые природные территории: Мат. II  международной конф. (СПб., 2000). СПб.: РГО, 2000. С.173-174.
  43. Потахин С. Б., Антонова Р. Ф. Национальный парк «Паанаярви» как уникальный ландшафтный и историко-культурный центр // Особо охраняемые природные территории: Мат. II международной конф. (Спб., 2000). СПб.: РГО, 2000. С.175-176. (В соавт. с Р.Ф. Антоновой)
  44. Потахин С. Б., Гриппа С. П., Шелехов А. М. Некоторые результаты комплексных физико-географических исследований трассы «Осударева дорога» // Изв. РГО. 2001. Т. 133. Вып. 2. С. 53-58.
  45. Потахин С. Б. Ретроспективный анализ развития туризма в Северном и Северо-Западном Приладожье // Комплексные географические исследования природоохранных территорий Карелии. Петрозаводск: КГПУ, 2001. С. 13-20.
  46. Потахин С. Б. , Антонова Р.Ф. Ретроспективный анализ региональной системы природопользования (на примере Заонежья, Южная Карелия) // XIII Ломоносовские международные чтения. Состояние и проблемы непрерывного экологического образования и охраны окружающей среды: Тез. докладов  III  научно-практ. конф. 13-15 ноября  2001 г. Архангельск: Поморский гос. ун-т, 2001. С.105-106.
  47. Потахин С. Б. Ровницы как элемент культурного ландшафта // Северо-Запад России: Взаимодействие общества и природы: Материалы общ.-научной конф. межд. участием (Псков, 29-30 ноября, 2001 г.). Докл. и тезисы. Псков: ПГПИ, 2001. С.45-46.
  48. Потахин С. Б. , Антонова Р.Ф. Сельскохозяйственное освоение ландшафтов Карелии: ретроспективный анализ // Карелия и РФФИ: Тез. докл. научной конф. Петрозаводск: Кар НЦ РАН, 2002. С. 67.
  49. Потахин С. Б. Сельскохозяйственная перепись Олонецкой губернии 1916-1917 гг. // История и развитие идей П. П. Семенова-Тян-Шанского в современной науке и практике школьного образования: Мат. Всерос. научно-практ. конф., посвященной 175-летию со дня рождения П. П. Семенова-Тян-Шанского. (16-18 мая 2002 г.). Т. 1. География. Природопользование. История. Липецк, 2002. С. 178-179.
  50. Потахин С. Б. , Антонова Р.Ф. Сельскохозяйственное освоение и система расселения в пределах современной территории национального парка «Паанаярви» (ретроспективный анализ) // Труды КарНЦ РАН. Серия Б. «Биология». Вып. 3. «Природа национального парка «Паанаярви». Петрозаводск: КНЦ РАН, 2003. С. 164-170.
  51. Потахин С. Б. , Слободчикова Н. В. Валазминский завод: историко-географический очерк // Материалы по исторической географии Севера Европы. Вып. 2. Петрозаводск: КГПУ, 2003. С. 3-40 (4,5/2,25 п.л.).
  52. Потахин С. Б. , Вага Т. В., Гурьянова И. В. Результаты сельскохозяйственной переписи Олонецкой губернии. 1916-1917 гг. // Материалы по исторической географии Севера Европы. Вып. 2. Петрозаводск: КГПУ, 2003. С. 41-68 (4/2 п.л.). Мельничное хозяйство на территории Фенноскандии (финно-угорский и славянский ареалы расселения): историко-географический анализ // Восточная Европа: вопросы исторической, общественной и политической географии: Сб. научных статей. Псков: Изд-во ПГПИ, 2003. С. 70-73.
  53. Потахин С. Б. Исторический опыт населения Карелии в области охраны природы // Экологическое образование и экологическая наука: Проблемы сотрудничества: Мат. IV международной научно-практ. конф. (17-19 ноября 2004 г., Архангельск). Архангельск: ПГУ, 2004. С. 124-126
  54. Потахин С. Б. Ретроспективный анализ традиционного природопользования населения восточной части таежной Фенноскандии (финно-угорский и русский ареалы расселения) // Антропогенная трансформация таежных экосистем Европы: экологические, ресурсные и хозяйственные аспекты: Материалы международной научно-практ. конференции (Петрозаводск, 23-25 ноября 2004 г.). Петрозаводск: Ин-т леса КарНЦ РАН, 2004. С. 344-351.
  55. Potakhin S. B. Retrospective analysis of traditional nature use by the population of eastern taiga Fennscandia (finno-ugrian and russian habitat areas) / Antropogenic Transformation of Taiga Ecosistems in Europe: Environmental, Resource and Economic Implication: Proceedings of International Conference (Petrozavodsk, 23-25 November 2004). Петрозаводск: Ин-т леса КарНЦ РАН. С. 182-184.
  56. Потахин С. Б. , Антонова Р.Ф. Комплексные историко-ландшафтные исследования на территории музея-заповедника «Кижи» // 10 лет экологическому мониторингу музея-заповедника «Кижи». Итоги, проблемы, перспективы (материалы научно-практического семинара). Петрозаводск, 2005. С. 15-30.
  57. Потахин С. Б. Состояние охотничьего и рыболовного промыслов в Кондопожской волости на конец XIX — начало XX столетия // Кондопожский край в истории Карелии и России: Мат. IV краевед. чтений, посвященных памяти А. И. Шошина (23-24 марта 2005 года). Петрозаводск — Кондопога, 2005. С. 80-83.
  58. Потахин С. Б. Этнические традиции природопользования северных вепсов // География экология регионов России: Мат. Всероссийской научной конф. 9-10 декабря 2004 г.  Великий Новгород: НГУ, 2005.  С. 357-359.
  59. Потахин С. Б. Специфика и исторические традиции хозяйственного освоения территории // Природные комплексы Вепсской волости: особенности, современное состояние, охрана и использование. — Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2005. С. 209-215.
  60. Потахин С. Б. Сельское хозяйство // Природные комплексы Вепсской волости: особенности, современное состояние, охрана и использование. — Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2005. С. 225-230.
  61. Потахин С. Б. , Антонова Р.Ф. Особенности освоения и современное состояние геокомплексов ландшафтного заказника «Толвоярви» // История природопользования и влияние деятельности человека на природу Суоярвского района. Петрозаводск: ЕС, 2005, С. 22-26.
  62. Потахин С. Б. , Богданова М. С. Использование карт межевания в историко-ландшафтных исследованиях (на примере о. Кижи) // Актуальные проблемы развития музеев-заповедников: Тез. докладов Всероссийской научно-практ. конф. (Петрозаводск — Кижи, июнь 2006 г.). Петрозаводск, 2006. С. 167–169
  63.   Потахин С. Б. Ландшафтные особенности природопользования и расселения локальных этнических групп Карелии (ретроспективный анализ) // Ландшафтоведение: теория, методы, региональные исследования, практика: Мат.XI международной ландшафтной конференции. М.: МГУ, 2006. С. 562–564.
  64. Потахин С. Б. Спуск озер и осушение болот на территории восточной части Фенноскандии как мелиоративные мероприятия (ретроспективный анализ) // Современные экологические проблемы Севера (к 100-летию со дня рождения О. И. Семенова-Тян-Шанского): Мат. международной конф. Ч. 2. Апатиты: Изд-во Кольского научного центра РАН, 2006. С.
  65. Потахин С. Б. , Вага Т. В. Историческое природопользование сямозерских карел // Сямозерские чтения: доклады и материалы первой и второй научно-практ. конференций. Петрозаводск: Карелия, 2006. С.  34–48. (в соавт. с Т. В. Вага)
  66. Потахин С. Б. , Из истории Улялеги // Сямозерские чтения: доклады и материалы первой и второй научно-практ. конференций. Петрозаводск: Карелия, 2006. С. 49–54.
  67. Потахин С. Б. Историко-природно-хозяйственное  районирование Карелии // Теория, методы и инновации в исторической географии: Мат. III международной конф. СПб, 2007.  С. 85–88.
  68. Потахин С. Б. Потахина А. В. Традиционное природопользование коренного населения Карелии и его черты в современном быту // Экологические проблемы. Взгляд в будущее: Сб. трудов IV научно-практ. конф. с международным участием (5–8 сент. 2007 г. СОЛ «Лиманчик»). Ростов-на-Дону, 2007, с. 275–280
  69. Потахин С. Б. Историко-географический анализ развития оленеводства в Восточной Фенноскандии / География, природные ресурсы и туристско-рекреационный потенциал Балтийского региона: Мат. научно-практ. конф. (11–13 октября 2007 г., НовГУ). Великий Новгород, 2007. С. 141–145.
  70. Потахин С. Б. Беломорская Карелия // Карелия: Энциклопедия: в 3 т. / гл. ред. А. Ф. Титов. Т. 1: А — Й. Петрозаводск: ИД «ПетроПресс», 2007. С. 154.
  71. Потахин С. Б. Рец.: К. К. Логинов. Этнолокальная группа русских Водлозерья. М.: Наука, 2006 // Известия Русского географического общества. 2008. № 5. С. 6970.
  72. Потахин С. Б. , Потахина А. В. Древесные и кустарниковые породы в традиционном природопользовании коренного населения Карелии  // Экологические проблемы. Взгляд в будущее: Сб. Международной научно-практической конференции (7–10 сентября 2008 г. СОЛ «Лиманчик»). Ростов-на-Дону, ЮФУ, 2008. С.389–393. 

Структура диссертации

Введение

Глава 1. Теория и методология историко-ландшафтных исследований пространственно-временной структуры природопользования

1.1. Методология историко-географического изучения территориальных общественно-природных систем

1.2. Теоретические основы изучения этнических традиций природопользования

1.3. Методы исследования традиционного природопользования

1.3.1. Метод исторических срезов и историко-географическая        Ошибка! Закладка не определена.

периодизация

1.3.2. Метод историко-географического районирования

1.3.3. Картографический  метод

1.3.4. Метод ландшафтного картографирования

1.3.5. Метод ландшафтной индикации

1.3.6. Топонимический метод

1.3.7. Метод опроса

1.3.8. Естественно-исторические методы

Глава 2. Ландшафтные предпосылки формирования систем природопользования восточной Фенноскандии

2.1. Азональные факторы дифференциации Восточной Фенноскандии

2.2. Зональные факторы дифференциации Восточной Фенноскандии

2.3. Ландшафтная структура Восточной Фенноскандии

2.3.1. Реконструкция геосистем в послеледниковое время

2.3.1. Региональная дифференциация геосистем восточной части Фенноскандии геосистем

2.3.1. Локальная дифференциация геосистем

Глава 3.  Этно-географическая фактор природопользования  в Восточной Фенноскандии

3.1. Карелы

3.1.1. Карелы-ливвики

3.1.2. Карелы-людики

3.1.3. Северные (собственно) карелы

3.1.4. Ладожские (финские) карелы

3.2. Северные (прионежские, шелтозерские) вепсы

3.3. Русские

3.3.1. Русские Заонежья

3.3.2. Русские Пудожского края (пудожане)

3.3.2.1. Водлозёры

3.3.2.2. Шаляне

3.3.2.3. Челмужане

3.3.3. Русские Выгозера

3.3.4. Поморы

3.4. Старообрядцы-даниловцы Выгореции

3.5. Этнические группы сопредельных территорий

3.6. Изменения этнической обстановки Восточной Фенноскандии в историческое время

Глава 4. Расселение как отражение ландшафтных особенностей Восточной Фенноскандии

4.1. Ландшафтная основа расселения

4.2. Типы поселений

4.3. Типы заселения

4.4. Типы расселения

4.5. Формы поселений

Глава 5. Историко-географическая периодизация традиционного природопользования Восточной Фенноскандии

5.1. История изучения этапов природопользования

5.2. Основные этапы хозяйственного освоения

5.2.1.  Первоначальное освоения

5.2.2.  Вторая половина I тыс. н.э. — начало II тыс. н.э.

5.2.3.  XII–XV вв.

5.2.4.  XV–XVII вв.

5.2.5. XVIII — середина XIX  в.

5.2.6.  Конец XX — начало XX  в.

5.2.7. Современное хозяйственное освоение.

Глава 6. Основные отрасли природопользования.

6.1. Лесопользование

6.2. Сельское хозяйство

6.2.1. Земледелие в таежной зоне

6.2.2. Скотоводство  в таежной зоне

6.2.3. Сельскохозяйственные мелиоративные мероприятия

6.2.4. Воздействие сельскохозяйственной деятельности на ландшафтную структуру территории

6.3. Охота

6.4. Рыболовство

6.5. Собирательство

6.6. Промыслы и другие виды хозяйственной деятельности

6.6.1. Солеварение

6.6.2.  Добыча жемчуга

6.6.3. Металлургия

6.6.4. Горнопромышленное производство

6.6.5. Судостроение

6.7. Опыт населения Карелии в области рационального природопользования

Глава 7. Комплексное историко-географическое районирование территории Карелии

7.1. Формирование системы регонов Карелии в XIX-XX вв.

7.2. Историко-природно-хозяйственное районирование

Заключение

Литература

Архивные материалы

Приложение I

Приложения II




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.