WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Романов Матвей Тихонович

ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ХОЗЯЙСТВА

СЛАБО ОСВОЕННЫХ РЕГИОНОВ

(на примере российского Дальнего Востока)

Специальность 25.00.24 – Экономическая, социальная и

политическая география

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора географических наук

Владивосток – 2007

Работа выполнена в Тихоокеанском институте географии ДВО РАН

Научный консультант:  академик РАН

Бакланов Петр Яковлевич

Официальные оппоненты:  доктор географических наук, профессор

Михайлов Юрий Петрович;

доктор географических наук, профессор

Бабурин Вячеслав Леонидович;

доктор географических наук, профессор

Раднаев Баир Лубсанович

Ведущая (оппонирующая) Институт экономических исследований

организация:  ДВО РАН (Хабаровск)

Защита диссертации состоится 1 ноября 2007 г. в 9 часов на заседании диссертационного совета по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора географических наук Д 003.010.02 при Институте географии им. В.Б. Сочавы СО РАН по адресу: 664033, Иркутск, ул. Улан-Баторская, 1.

Факс: (3952) 42-27-17

E-mail;  postman@irigs.irk.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института географии им. В.Б. Сочавы СО РАН

Автореферат разослан  "___" 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат географических наук Заборцева Т.И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Проблема территориальной организации хозяйства (ТОХ) и населения традиционно выступает как ведущая научная проблема в экономической и социальной географии. Однако в течение последних 15 лет в России кардинально изменились политико-экономические условия. Многие принципы, методы и механизмы ТОХ предыдущего периода оказались невостребованными в новых условиях, в сложном положении оказались слабо освоенные восточные территории страны.

Территориальная организация хозяйства слабо освоенных регионов, как правило, с исторически коротким периодом освоения, имеет свои особенности. В отличие от районов пионерного освоения здесь уже создана опорная база дальнейшего социально-экономического, демографического развития, однако последующее развитие происходит крайне медленно. От старо освоенных регионов их отличает сравнительно низкий уровень инфраструктурной обустроенности, экономической и демографической плотности при высоком, как правило, природно-ресурсном потенциале.

Проблемы ТОХ Дальнего Востока - самого молодого и слабо освоенного региона России, - отягощенные экстремальными природными условиями на большей его части, а также сложностями переходного периода и спецификой географического, геополитического положения, представляются особо актуальными. Они еще не получили своего теоретического осмысления. В связи с этим важно изучить факторы, принципы, формы и механизмы ТОХ слабо освоенных регионов в новых политико-экономических условиях, определить долгосрочные направления развития территориальной структуры хозяйства Дальневосточного региона, учитывая его экономико-географическое, геополитическое положение в динамично развивающемся Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

Объект исследования – территориальная организация хозяйства слабо освоенного Дальнего Востока в новых политико-экономических условиях.

Предмет исследования – факторы, принципы, формы и механизмы территориальной организации хозяйства и населения в слабо освоенных регионах в новых политико-экономических условиях.

Целью исследования является разработка теоретико-методологических основ совершенствования территориальной организации хозяйства в наименее освоенном и проблемном регионе России – Дальнем Востоке в новых политико-экономических условиях.

Для достижения цели исследования в данной работе были поставлены и решены следующие задачи:

  • Выявить принципы территориальной организации хозяйства в слабо освоенном регионе в условиях переходного периода;
  • Рассмотреть и оценить основные факторы развития и территориальной организации хозяйства российского Дальнего Востока;
  • Сформулировать новые принципы экономического районирования России;
  • Провести многоуровневое экономическое районирование России и российского Дальнего Востока;
  • Разработать схему нового административно-территориального устройства Дальнего Востока и Приморского края;
  • Определить направления развития полимагистральных транспортных сетей, территориального развития хозяйства и населения на перспективу с учетом экономико-географических, геополитических, ресурсных факторов;
  • Оценить предпосылки и особенности развития смешанных локальных хозяйственных структур как наиболее самодостаточной и устойчивой в рыночных условиях формы ТОХ на низовом уровне в слабо освоенных регионах;

Теоретико-методологическую основу исследований составляют труды классиков советской (российской) школы экономической географии: Н.Н. Баранского, Н.Н. Колосовского, К.И. Иванова, В.Т. Крючкова, А.А. Недешева, И.В. Никольского, А.Н. Ракитникова, Ю.Г. Саушкина, Н.Т. Агафонова, Э.Б. Алаева, И.И. Белоусова, В.В. Воробьева, Т.М. Калашниковой, О.А. Кибальчича, С.А. Ковалева, К.П. Космачева, В.А. Кротова, В.Г. Крючкова, С.Б.Лаврова, И.М. Маергойза, Б.С. Хорева, А.Т. Хрущева и др. В своих исследованиях автор опирался и на труды успешно продолжающих исследования в этой области известных российских ученых: П.Я. Бакланова, В.Л. Бабурина, В.К. Бугаева, Б.М. Ишмуратова, В.В. Кистанова, В.А. Колосова, В.Н. Лаженцева, Г.М. Лаппо, Н.С. Мироненко, К.Н. Мисевича, Ю.П. Михайлова, Б.Л. Раднаева, Б.Б. Родомана, И.Л. Савельевой, В.С. Тикунова, А.А. Ткаченко, А.И. Чистобаева, М.Д. Шарыгина, В.Е. Шувалова и др.

Специфика исследований обусловила обращение и к трудам крупнейших экономистов-регионалистов: Н.Н. Некрасова, А.Е. Пробста, А.Г. Аганбегяна, М.К. Бандмана, А.Г. Гранберга, В.В. Кулешова, П.А. Минакира, В.И. Ишаева, В.П. Чичканова и других, затрагивавших в своих исследованиях общие вопросы территориально-отраслевой организации хозяйства, а также к исследованиям экономики ДВ Е.Н. Галичанина, А.Н. Демьяненко, С.Н. Леонова, Р.Г. Леонтьева, Н.Н. Михеевой, Е.Л. Мотрич, А.Д. Нестеренко, С.В. Раевского, О.В. Рензина, В.В. Савалея, В.И. Сыркина и др.

Результаты исследования. Наиболее важные научные результаты, полученные в ходе проведения данного диссертационного исследования:

  • Выявлены и оценены основные факторы развития и территориальной организации хозяйства и населения российского Дальнего Востока;
  • Определены теоретические аспекты территориальной организации хозяйства слабо освоенных регионов в условиях переходного периода, выявлена роль объективных и субъективных факторов, географических свойств территорий в данном процессе;
  • Обоснованы принципы территориальной организации хозяйства в слабо освоенном регионе в рыночных условиях;
  • Сформулированы новые принципы экономического районирования, проведено многоуровневое экономическое районирование России и российского Дальнего Востока;
  • Разработана схема нового административно-территориального устройства Дальнего Востока и Приморского края;
  • Определены направления развития магистральных транспортных сетей, основные тенденции долгосрочного территориального развития хозяйства и населения с учетом экономико-географических, геополитических и ресурсных факторов;
  • Установлены предпосылки и особенности развития смешанных локальных хозяйственных структур как наиболее самодостаточной и устойчивой в рыночных условиях формы территориальной организации хозяйства на низовом уровне в слабо освоенных регионах;

Научная новизна настоящего диссертационного исследования заключается в следующем:

    1. Выявлены новые принципы территориальной организации хозяйства в слабо освоенном регионе с замедленным структурным развитием в рыночных условиях (такие как принцип экономической эффективности и самодостаточности формируемых территориально-хозяйственных единиц, опережающего развития транспортных сетей, приоритетного развития ключевых участков в прибрежных, приграничных и ресурсонасыщенных зонах и др.), отражающие изменившуюся политико-экономическую ситуацию в стране и изменения значимости факторов развития;
    2. Обоснованы направления развития полимагистральных транспортных сетей региона как основных хозяйственных осей, определяющих долгосрочные направления территориального развития хозяйства и населения с учетом экономико-географических, геополитических, ресурсных и др. факторов;
    3. Предложены новые принципы экономического районирования России (приближение к финансово-экономической, ресурсной самодостаточности, равновесности, учет новых черт геополитического положения и др.), которые более адекватны сложившимся политико-экономическим условиям в стране; на этой основе проведено многоуровневое экономическое районирование России, Дальнего Востока и Приморского края;
    4. Выделены новые критерии (обеспечение субъектам выхода к морю, самодостаточности, равновесности и др.) и разработана схема нового административно-территориального устройства Дальнего Востока и Приморского края на перспективу;
    5. Впервые в качестве эффективной и наиболее самодостаточной и устойчивой в рыночных условиях формы территориальной организации хозяйства на низовом уровне в слабоосвоенных регионах выделены и изучены локальные смешанные хозяйственные структуры: город-пригород.

Практическая значимость и реализация результатов. Содержащиеся в работе теоретические положения, научные обоснования по развитию дальневосточного региона, совершенствованию территориальной организации хозяйства и населения доведены до конкретных предложений, рекомендаций и представлены в Министерство экономического развития и торговли РФ, Представителю Президента РФ в ДВФО, в Администрацию Приморского края и Амурской области, г. Владивостока и других муниципальных образований Приморского края, руководителям отдельных структурных подразделений территориальных органов управления.

Основные из них использованы при разработке Концепций, Стратегий, Программ развития Приморского края, Генсхемы развития г. Владивостока, проекта «Большой Владивосток», стратегических планов социально-экономического развития Владивостока и его агломерации, отдельных низовых районов, а также при социально-экологическом обосновании проектов линейных сооружений (нефте- и газопровода, линии ЛЭП от Бурейской ГЭС). Полученные в ходе выполнения данной работы идеи, практические результаты использовались и в ряде региональных, международных проектов, в которых участвовал автор.

Результаты исследования использовались в предыдущий период также при разработке авторского спецкурса по АПК, отдельных разделов спецкурса по теоретическим вопросам экономической географии в ДВГУ.

Апробация результатов исследования осуществлена в докладах и выступлениях на международных, всероссийских и региональных конференциях по географическим, социально-экономическим проблемам развития территорий, природопользования, хозяйственного освоения (Методологические проблемы комплексного хозяйственного освоения океана и прибрежных районов, Владивосток, 1978; Системные исследования социально-экономических процессов, Воронеж, 1980; Природная среда и территориальная организация хозяйства…., Кишинев, 1982; V и XVI российско-японский симпозиумы экономистов, Владивосток, 1991 и Осака, 2001; X, XII Cовещания географов Сибири и ДВ, Иркутск, 1999 и Владивосток 2003 и др.), при защите отчетов, в т.ч. и по международным проектам (Чаньчунь, КНР, 1998; Улан-Батор, Монголия, 2001 и др.). Апробированы также на конкурсе научных проектов по разработкам Концепций и стратегий развития регионов России на средне – и краткосрочную перспективу, организованную Уральским отделением РАН в 2000 г (лауреат конкурса), конкурсе научных проектов, организованных губернатором Приморского края в 2000 г. (грант Губернатора). В составе авторского коллектива в 2001 году стал лауреатом правительственной премии в области образования за создание комплекта учебно-методических пособий. Результаты по экономическому районированию включены в годовой отчет РАН за 2006 г.

Публикации. По теме диссертации опубликовано около 200 работ, в т.ч. 2 авторские монографии, 15 коллективных, 2 учебных пособия в соавторстве. 7 работ опубликовано в журналах, учитываемых ВАКом. Автор участвовал также в подготовке 3 географических атласов, 4 экономических карт (в т.ч. 1 – по международному проекту).

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, 6 глав, заключения и списка литературы из 393 наименований. Основной текст диссертации содержит 324 страницы текста, 52 таблицы, 40 рисунков.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ

Положение 1. Для слабо освоенных регионов, которые в силу их специфических географических свойств и сложностей переходного периода отличаются замедленным структурным развитием, необходима разработка адекватных принципов, форм и механизмов территориальной организации хозяйства, отличных и от районов пионерного освоения, и старо освоенных.

Территориально-отраслевая структура хозяйства восточных регионов страны к переходному периоду во многом оставалась однобокой, со слабо развитой производственной и социальной инфраструктурой, ориентированной преимущественно на добычу природных ресурсов и, в силу этого, недостаточно эффективной для рыночных условий. В перспективе, в целях адаптации слабо освоенных территорий к новым условиям, необходимы существенные изменения территориальной организации хозяйства (ТОХ).

ТОХ во многом определяется географическими свойствами территорий: географическим положением, рельефом, инфраструктурой и др. Именно совокупность свойств территории как природного, так и антропогенного происхождения определяет ее ценность для общества. Природно-хозяйственное содержание территории проявляется в совместной «работе» естественных сил природы, производительных сил и производственных отношений, которые реализуются в пределах территории в соответствии с ее свойствами и в многообразных формах. Поэтому в более адекватном использовании территории в соответствии с ее различными географическими (пространственно выраженными) свойствами прежде всего и заключается совершенствование ТОХ. Особенно это важно для слабо освоенного ДВ – эффективное использование территории, всех ее конкурентных преимуществ и устранение конкурентных недостатков.

При решении вопросов дальнейшего совершенствования ТОХ такой огромной страны, как Россия, необходимо учитывать, что свойства ее регионов весьма различаются - как первичные (природные, природно-ресурсные), так и вторичные, привнесенные человеком. Из вторичных свойств регионов определяющим для целей ТОХ является их освоенность (К.П. Космачев, Ю.П. Михайлов, Б.М. Ишмуратов и др.). Освоенность – показатель уровня освоения рассматриваемой территории - характеризуется как относительными, в сравнении с другими территориями, так и абсолютными значениями насыщения данной территории объектами хозяйственной деятельности, сложившейся плотностью населения.

Важными характеристиками освоения территорий в целом являются: тип освоения, период освоения и уровень освоенности. Весь цикл освоения территорий и развития в их пределах территориально-хозяйственных структур (ТХС) укладывается в 4 стадии (табл. 1)1

. Для каждой стадии характерны свои отличительные, в т.ч. структурные особенности и, исходя из этого, - свои проблемы развития и формы ТОХ. Однако необходимо иметь в виду, что каждый регион является частью единого экономического пространства страны и к тому же в новых политико-экономических условиях – активным элементом международного сотрудничества. Поэтому структурные особенности стадий развития могут нести в себе, и несут, признаки последующих, в связи с этим возникают и возможности более ускоренного прохождения стадий развития.

Таблица 1. Стадии (этапы) освоения территорий

Стадии

осво-

ения

Дифференциа-

ция территорий

по времени

освоения

Структурные

особенности

стадий освоения

Тип

освоения

территории

Территори

альная форма

освоения

Уровни

освоен-

ности


1

Территории

пионерного

(первичного)

Освоения

Формирование ресурсно-информаци

онных баз террито-

рий и возникнове-ние первичных элементов хозяйст

венных структур гомогенного,

преимущественно ресурсодобывающего

типа

Ресурсоисследовательский,

ресурсодобывающий, сельскохозяйственный и

первично-нфраструктурный

(мозаичное, выборочное использование территории преимущественно в природо-

пользовательских целях, формирование опорных баз освоения)

Очаговая

Очень

низкий

или низкий


2

Территории

с исторически

коротким

периодом

освоения

Становление

(количественный рост, территориаль

ная диверсифика-

ция, формирование блока специализа-

ции) хозяйственных структур, преиму-

щественно, гомоген

ного индустриаль-

ного типа

Ресурсодобывающе-

обрабатывающий и

инфраструктурный

(дальнейшее развитие

ресурсодобычи и

инфраструктурного

обустройства территории,

усложнение ТХС

за счет отдельных обрабатывающих

производств)

Преимущест-

венно

линейно-

узловая

Ниже

среднего

или

средний


3

Старо

освоенные

территории

Формирование широкоразветвлен-

ных ЭПЦ, зрелость, полнота ТХС гетерогенного, преимущественно индустриального типа

Многоотраслевой со сложной территориаль-

ной структурой (с

широким распространением

обрабатывающих производств и элементов инфраструктуры, сферы услуг и сокращением доли ресодобывающих пр-в)

Линейно-

узловая и

ареальная

Высокий


4

Преобразование

гетерогенных ТХС в структуры также гетерогенного, но преимущественно постиндустриального типа

Многоотраслевой со сложной территориальной структурой (с высоким развитием сферы услуг, комму

никаций и обрабатывающих производств и дальнейшим сокращением доли ресурсо-

добывающих)

Ареальная

и линейно-

узловая

Высокий

Структурной особенностью первичной (пионерной) стадии освоения территории, которая включает в себя и информационную стадию, является формирование ресурсно-информационных баз, возникновение первичных элементов хозяйственных структур гомогенного, преимущественно ресурсодобывающего типа. Этой стадии характерна оценка ресурсного потенциала, заселение и организация элементарной сельскохозяйственной деятельности, предварительное инфраструктурное обустройство (прежде всего, транспортное и энергетическое), создание ресурсодобывающих производств.

Для староосвоенных регионов России характерны 3-я или 4-я стадии освоения территории. Здесь, в соответствии со стадией освоения, происходит или формирование широкоразветвленных ЭПЦ со сложной территориальной структурой, достигается зрелость, полнота ТХС гетерогенного, преимущественно индустриального типа, или – на 4-й стадии, - их преобразование в структуры преимущественно постиндустриального типа. В случае, если по каким-то причинам не происходит преобразования ТХС в структуры постиндустриального типа, то возможно их регрессирование.

На 3-ей стадии экономика региона находится «на подъеме» - в этот период отмечаются наиболее высокие экономико-демографические, инфраструктурные характеристики, показатели уровня освоенности. Формирование транспортного каркаса территории к этому периоду практически завершено, освоение территории многоотраслевое со сложной территориальной структурой хозяйства, при широком развитии элементов инфраструктуры, в целом сферы услуг, преобладающая форма ТОХ – ареальная. На этой стадии отмечается также некоторое снижение доли ресурсодобывающих производств в структуре хозяйства. На 4-й стадии эти процессы еще более значительны и качественные изменения структур хозяйства более очевидны – происходит замещение первичных, ресурсодобывающих и даже отдельных обрабатывающих элементов хозяйства более наукоемкими отраслями производства, сферы услуг.

В отличие от районов пионерного освоения и староосвоенных, в регионах с исторически коротким периодом освоения специфической особенностью является становление (количественный рост, территориальная диверсификация, формирование блока специализации и др.) хозяйственных структур, преимущественно, гомогенного индустриального типа. Это следует рассматривать как вторую стадию освоения территории. На таких территориях происходит дальнейшее развитие ресурсодобычи, создаются отдельные перерабатывающие производства и звенья инфраструктуры. Очаговые формы ТОХ, характерные районам пионерного освоения, в регионах на 2-й стадии освоения последовательно преобразуются в линейно-узловые. Уровень освоенности и заселенности, инфраструктурной подготовки территорий в таких регионах более высокий, чем в районах пионерного освоения, но в целом невысокий в сравнении со староосвоенными (табл. 2).

Специфические свойства антропогенного происхождения, по сути, являются характеристикой соответствующей стадии освоения. В соответствии с предложенной выше схемой дифференциации территорий по стадиям, давности освоения, юг ДВ сейчас находится на 2-й стадии, его следует относить к регионам с исторически коротким периодом освоения, в пределах которого сейчас происходит становление ТХС. Однако это становление, в силу характерных данной стадии освоения конкурентных недостатков и посткризисных экономических условий, происходит крайне замедленно.

Таблица 2. Балльная оценка хозяйственной освоенности и заселенности регионов России2

*

Федеральные

округа

Плотность

населения

Плотность

населен-

ных

пунктов

Плотность

городов

Плотность

ВРП

Плотность

ОПФ

Сельско

хозяйств.

освоен

ность

Плотность

дорог

(ж/д и

авто)

Средне

статис-

тическое

значение

Центральный

5

5

5

5

5

4

5

4.9

Сев.-Западный

3

3

3

3

2

2

3

2.7

Южный

4

3

4

3

4

5

4

3.9

Приволжский

4

4

4

3

4

4

4

3.9

Уральский

2

2

3

3

3

2

2

2.4

Сибирский

2

1

1

2

2

2

2

1.7

Дальневосточ.

1

1

1

1

1

1

1

1.0

в т.ч. южный

субрегион ДВ

2

1

2

2

2

2

2

1.9

* Примечание: При интегральной балльной оценке уровня освоенности и заселенности регионов РФ количественные значения учитываемых показателей переводились в соответствующие баллы по пятибальной равномерной шкале и определялось среднестатистическое значение по всей их совокупности.

Наиболее очевидным и масштабным конкурентным недостатком слабо освоенных территорий, прежде всего, является низкий уровень инфраструктурной обустроенности, что, не смотря на имеющиеся столь же очевидные конкурентные преимущества (например, выгодное ЭГП, высокий уровень ресурсообеспеченности и пр.), не позволяет региону успешно конкурировать со старо освоенными территориями. Устранение основных конкурентных недостатков слабо освоенных территорий обусловит их более ускоренную эволюцию.

Свойства территорий обусловливают и механизмы ТОХ. Под механизмами нами понимаются процессы формирования важнейших структурных звеньев регионов - хозяйственных, административно-управленческих, правовых и пр., - определяющих направления развития и территориальной организации всего их хозяйственного комплекса и населения. На слабо освоенных территориях, также как и в районах пионерного освоения, такими механизмами являются строительство дорог и энергетических сетей, экономическое районирование, корректировка сетки АТД. Достаточно эффективным механизмом ТОХ является и формирование смешанных хозяйственных систем «город-пригород», обусловливающее направленность развития территориальных структур хозяйства и населения на низовом уровне.

С учетом этого, для слабо освоенных территорий ДВ основными задачами ТОХ сегодня являются:





  1. дальнейшее развитие полимагистральных (сочетаний железнодорожных, автодорожных, трубопроводных) транспортных артерий и завершение создания целостного транспортного каркаса региона;
  2. формирование сетки экономических районов и АТД с учетом изменившихся геополитических, политико-экономических условий, свойств территорий;
  3. формирование в комплексе с транспортной сетью системы населенных мест, прежде всего, в «контактных зонах» (прибрежных и приграничных) и на пересечениях транспортных магистралей - как каркаса расселения;
  4. создание сети мощных и эффективных энергоисточников, системы электропередач с учетом перспектив развития регионов;
  5. дальнейшее развитие ресурсодобычи и планомерное создание на ее основе верхних звеньев энергопроизводственных циклов;
  6. планомерное развитие прочих обрабатывающих производств (машиностроительных, пищевых, производств легкой промышленности);
  7. формирование современной сферы услуг, в т.ч. информационной инфраструктуры и др. элементов постиндустриальной фазы развития.

Эффективность ТОХ, общества в целом зависит не только от свойств территории (т.е. объективных факторов развития) – она, как отмечает П.Я. Бакланов (2001), содержит в себе и объективные, и субъективные начала. Говоря о субъективных факторах ТОХ, я имею в виду, прежде всего, фактор управления. Проблемы соотношения объективного и субъективного в ТОХ всегда были актуальными, но недостаточно разрабатываемыми.

Оценка географических свойств территории для целей совершенствования ТОХ и населения предполагает изучение ее природно-географических особенностей, ресурсообеспеченности, инфраструктурной обустроенности (прежде всего, уровня развития транспортных сетей), экономического и демографического потенциала. Наряду с этим, необходим также адекватный учет других объективных факторов развития, например, политико-экономических условий в стране, геополитической обстановки в соответствующем регионе мира, уровня интегрированности регионов в межрайонное или международное экономическое пространство и т.п.

При формировании концепции ТОХ для слабо освоенного региона в сложных условиях переходного периода исходным моментом должна стать разработка ее принципов, адекватных свойствам региона и историческому этапу развития страны. Специфика новых условий, прежде всего, заключается в переходе к рыночной экономике, изменении в 1990-е годы финансового положения в стране и весьма своеобразного отношения федерального центра в этот период к развитию восточных территорий.

Изучение капиталистического опыта позволяет отметить, что в условиях конкуренции на всех уровнях определяющим становится принцип "экономической эффективности" (или принцип «наибольшей прибыли» – А. Леш) с тем, чтобы каждая территориально-хозяйственная единица стала финансово самодостаточной. Все другие принципы не должны противоречить этому - основному. Более того, вся совокупность принципов должна быть внутренне непротиворечивой.

В новых политико-экономических условиях в ТОХ слабо освоенных регионов важным принципом должен стать также принцип «ключевых участков». То есть, на 2-й стадии освоения, на которой сегодня находится южный субрегион ДВ, осложненной экономическим кризисом, особенно важно «не размазывать» дефицитные финансовые средства по всей территории, а концентрировать их на небольшом количестве наиболее важных территорий – ключевых участков. В дальнейшем, по мере их развития и выхода из экономического кризиса, более актуальным может стать принцип оптимальных территориальных и отраслевых пропорций3

. Однако и после этого действие принципа ключевых участков не должно прекращаться - они должны выступать своеобразными «полюсами роста» для окружающей территории.

На слабо освоенных территориях важно изначально задать (и это здесь еще возможно) правильные географические направления их развития с учетом переоценки значимости факторов в новых условиях. Проведенная нами оценка перспективности районов для экономического развития показала, что в новых условиях ведущими факторами развития Тихоокеанской России становятся экономико-географическое (ЭГП) и геополитическое (ГПП) положения в совокупности с инфраструктурным (в самом широком смысле, в т.ч. и с постиндустриальными ее элементами) и внешнеэкономическим факторами. И среди ресурсодобывающих территорий в новых условиях финансово более благополучными оказываются районы с выгодным ЭГП и высокой транспортной и пр. инфраструктурной освоенностью. В числе важных новых следует отметить также фактор собственности.

В этой связи следует отметить, что для сопредельных стран – Японии и Южной Кореи, впоследствии и Китая, важным принципом организации хозяйства стала «экспортная ориентация», которая обусловливает такие соотношения цены и качества продукции, которые обеспечивают ей мировой рынок. Новая схема ТОХ Тихоокеанской России должна развиваться с учетом ее встраивания в систему мирохозяйственных связей. Географическая направленность экономических связей должна быть, прежде всего, на сопредельные страны АТР. В то же время ДВ – это часть России и только связи с другими ее регионами обеспечат его сохранение в едином экономическом пространстве страны. Поэтому необходимо, чтобы территориальные структуры России и АТР были в известном смысле приспособлены друг к другу через структурные звенья ДВ. В этом отчасти заключается реализация «контактной функции» региона. В связи с этим актуальным становится «принцип взаимодополнения» структур соседних регионов и стран.

Отсюда следует, что многие основные ключевые участки ДВ следует формировать в контактных зонах - приграничных и прибрежно-морских. Их формирование должно начинаться с прокладки дорог, отвечающих новым геополитическим и экономическим задачам, у выхода их к морю и пограничным переходам, а также на пересечениях дорог широтного и меридионального направлений.

Территориально-отраслевая структура ключевых участков должна формироваться последовательно, на принципах цепной реакции и экспортоориентированности с учетом внутренних их свойств, в т.ч. и местоположения. Например, стратегически важные производства не следует включать в хозяйственные структуры контактных зон – принцип ТОХ «Укрепление оборонного потенциала на основе правильного размещения производительных сил», действовавший в плановой экономике, сохраняет свое значение и в рыночных условиях. На наш взгляд, этот принцип будет сохраняться, пока сохраняются границы и государства, а, следовательно, и их противоречия.

Для слабо освоенной Тихоокеанской России особенно актуально обеспечение определенного уровня ресурсной и финансовой самодостаточности. Здесь необходимо поддерживать также достаточный уровень самообеспеченности социально и экономически значимой продукцией, прежде всего продовольствием, топливно-энергетическими ресурсами и т.п.

Многие из вышерассмотренных принципов ТОХ применимы и для любого субъекта РФ и страны в целом, например, принципы экономической эффективности, самодостаточности, адаптации к изменившимся условиям. В то же время другие принципы, например, - территориальных приоритетов, ключевых участков, цепной реакции - более важны для слабо освоенных территорий, развивающихся в кардинально изменившихся политико-экономических условиях.

Таким образом, основными принципами ТОХ слабо освоенного Дальнего Востока в новых условиях должны стать:

  1. принцип экономической эффективности (экономической целесообразности);
  2. принцип определенной самодостаточности формируемых территориально-хозяйственных единиц региона;
  3. принцип приоритетов, приоритетного развития ключевых участков в контактных зонах, прежде всего, в прибрежных и приграничных;
  4. принцип цепной реакции в формировании хозяйственных структур;
  5. принцип структурного взаимодополнения территориально-хозяйственных таксонов;
  6. принцип усиления экспортной ориентации территориально-хозяйственных единиц;
  7. принципы оптимальных территориальных и отраслевых пропорций;
  8. принцип обеспечения безопасности (военно-политической, экономической, продовольственной и пр.);

Каждый из этих принципов ТОХ в сложившихся условиях важен для ДВ. В то же время их нельзя рассматривать как равнозначные. Для данного исторического периода, уровня развития региона, его хозяйственной освоенности определяющими являются принципы экономической эффективности, самодостаточности территориально-хозяйственных единиц и приоритетного развития ключевых направлений, сфер экономики.

При ТОХ необходимо исходить из факта дискретности хозяйственного пространства, неравнозначности отдельных территорий по факторам развития и целям. Такой подход становится наиболее приемлемым для восточных территорий – Западной и Восточной Сибири, ДВ. Существенная неравнозначность территорий в пределах этих регионов по факторам развития обусловливает и соответствующие формы хозяйственного и селитебного их использования, изменяющиеся от локальных «очаговых» хозяйственных пунктов (центров), дисперсно размещенных в северных регионах, до «линейно-узловых» в условно средней зоне и «ареальных» в южной, притранссибовской полосе. Здесь достаточно очевиден процесс территориальной диверсификации хозяйственных образований - возрастания сложности их компонентных структур с севера на юг. В этом же географическом направлении прослеживаются изменения форм, масштабов ТХС. Эти два явления (и процесса) – возрастание сложности компонентных структур и изменение форм, масштабов территориальной организации – происходят одновременно и взаимосвязано.

Локальные «очаговые» хозяйственные образования в масштабе карты – это, по сути, точечная форма ТОХ. Связывающие хозяйственные узлы транспортные и прочие коммуникации имеют линейную форму организации. А для отдельных, наиболее освоенных, территорий юга характерны площадные формы организации хозяйства. Используя представления П.Я. Бакланова о территориально-хозяйственных структурах, эволюцию форм ТОХ можно представить так (рис. 1). Рассеянное (дисперсное) размещение локальных «очаговых» хозяйственных структур, как отмечал Э.Б. Алаев (1983), правомерно рассматривать как начальную стадию ареального размещения, хотя в экстремальных природно-климатических условиях они бесконечно долго могут оставаться в этой «начальной» стадии. ТХС локальных «очаговых» форм в условиях Севера, как правило, размещены на таком расстоянии один от другого, при котором существенно затрудняются или полностью исключаются взаимодействия между ними. Значительная удаленность здесь дополняется другим лимитирующим фактором - отсутствием дорог, железных, а зачастую и качественных автомобильных. То есть, отсутствуют или сильно ограничены условия для проявления закона контактного взаимодействия.

Как вторую стадию развития территориальных форм организации хозяйства правомерно рассматривать линейно-узловые структуры. Линейно-узловые ТХС – это, по сути, совокупность локальных узловых структур, объединенных в единую систему устойчивыми во времени и пространстве связями по существующим транспортным магистралям. В данной зоне возможны и отдельные территориально изолированные хозяйственные узлы. В сравнении с территориально изолированными очаговыми ТХС линейно-узловые структуры являются более развитой формой ТОХ. Плотность хозяйственного наполнения территории здесь уже значительно выше, чем в зонах формирования очаговых ТХС. Многие из хозяйственных узлов полифункциональны. Такие формы ТОХ являются доминантными в условно средней зоне восточных территорий страны, где экстремальность климатических условий в сравнении с северными районами снижается и плотность локальных хозяйственных центров (узлов) возрастает.

При благоприятной совокупности факторов развития на географических пространствах хозяйственного освоения со временем возникают ареальные формы ТОХ, которые характерны и для отдельных территорий юга ДВ, например, юга Приморского края, Зейско-Буреинской равнины. Уровень заселенности и хозяйственной освоенности территории – промышленной, аграрной, транспортной, - здесь наиболее высокий. Хотя период освоения этих территорий, в сравнении с северными, значительно короче - даже наиболее крупные хозяйственные узлы здесь – Благовещенск, Хабаровск, Владивосток, Уссурийск, - образованы лишь в 1858-1866 гг.

Пространственным каркасом в зонах ареальной формы ТОХ являются линейно-узловые, но уже не только промышленные, а промышленно-аграрные структуры. Здесь они более сконцентрированы, пространство между ними имеет высокий уровень сельскохозяйственной, транспортной или лесохозяйственной, туристско-рекреационной и пр. освоенности. То есть, линейно-узловые структуры здесь дополняются хозяйственными структурами, имеющими площадную форму и заполняющими пространство между ними.

Территориальная концентрация хозяйства при такой пространственной форме его организации достигает наибольших значений.

Положение 2. В условиях интенсивного наращивания геополитического потенциала в сопредельных странах - США, Китае, Японии, Республике Корея, а также в КНДР, - геополитические факторы, включая геополитическое положение, геополитический потенциал и др., остаются одними из ведущих факторов развития и территориальной организации хозяйства и населения Дальнего Востока.

В ряду факторов развития для дальневосточного региона очень важным, но менее изученным, является его геополитическое положение. Под геополитическим положением страны (или ее крупного региона) нами понимается ее положение по отношению к другим странам, их блокам с учетом соотношения их геополитических потенциалов, отражающих соотношение сил, а также - сходств и различий политических систем, наличия или отсутствия взаимных интересов и проблем.

Геополитическое положение ДВ определяется, прежде всего, его собственным геополитическим потенциалом (в сопоставлении с потенциалами сопредельных стран, в своем большинстве являющихся мировыми «центрами силы»), определяющим его место и роль в Азиатско-Тихоокеанском регионе. ДВ обладает уникальным географическим положением в контактной зоне крупнейшего материка и крупнейшего океана вблизи крупнейших стран мира – США, Японии, Китая с их наибольшими на данный исторический период геополитическими потенциалами. Геополитический потенциал сопредельных стран, признак «соседства», их политические системы, наличие взаимных претензий, проблем – несомненно, определяющие геополитическое положение страны, региона факторы. Учет «непосредственности» границ особенно важным становится, если соседом I-го порядка является такая нарождающаяся «сверхдержава» как Китай (рис. 2). Поэтому при оценке геополитического положения помимо общности границ необходимо учитывать и наличие или отсутствие значительных естественных рубежей - они в определенной мере могут выполнять «буферные» функции, подобно малым государствам между крупными. Страны-соседи 1-го порядка, видимо, следует подразделять на страны, непосредственно граничащие с ДВ - КНР и КНДР и граничащие по морским акваториям – Япония, США (соответственно, по проливам Лаперуза, шириной 43 км и Берингову - 86 км). С другой стороны Республика Корея, формально относящаяся к группе стран-соседей 2-го порядка, удалена от Приморского края по морю всего на 500 км. Поэтому именно эта группа стран должна представлять наибольший геополитический интерес для России в АТР.

Другим важным моментом, определяющим геополитическое положение ДВ (и России в целом), является соотношение его геополитического потенциала и стран-соседей 1-го и 2-го порядка4

. Вся история человечества показывает, что определяющим фактором развития стран и регионов, условием национальной безопасности является «весомость» геополитических потенциалов. При этом геополитические потенциалы стран рассматриваются не только как обязательное условие национальной безопасности, но и как механизм давления на других, в т.ч. и силовыми методами. Даже новейшая история, при всей кажущейся «цивилизованности» современного человечества, подтверждает неизменность значимости данного фактора для развития стран, их военно-политических блоков, для формирования адекватных геополитическим потенциалам отношений между ними.

Для нашей страны, чей геополитический потенциал в результате развала СССР и политико-экономического кризиса 1990-х годов значительно уменьшился, и давление на нее извне сразу же стало весьма ощутимым по многим направлениям, восстановление докризисного «статус-кво» в этой сфере сегодня особо актуально. В связи с этим устойчивое развитие сегодня для России в принципе невозможно без обеспечения ее национальной безопасности, без обеспечения паритетных соотношений геополитических потенциалов с лидерами мирового развития и военно-политическими блоками.

Механизм влияния геополитических факторов на ТОХ проявляется через развитие и размещение основных составляющих геополитического потенциала страны, региона (экономического, демографического, военного и др. потенциалов) с учетом геополитических потенциалов сопредельных стран, лидеров мирового развития и географического положения относительно них.

Геополитические гегемонии, по Тейлору (Колосов, Мироненко, 2002), заключаются в практически абсолютном доминировании одного из государств в международной системе отношений в трех сферах жизни: экономической, политической и идеологической. Рассматривая экономическую составляющую геополитического потенциала России в сравнении с сопредельными странами АТР можно отметить, что экономическое превосходство трех стран-соседей 1-го порядка (США, Китая и Японии) из пяти на начало 2000-х годов бесспорно (рис.3). В целом страны-соседи 1-го порядка – США, Китай, Япония, Республика Корея и КНДР, – в 2006 г. произвели 44% мирового ВВП.

Соотношение в экономической мощи трех основных центров мирового хозяйства – Северной Америки, Западной Европы и АТР (без США и Канады) довольно быстро меняется в пользу АТР. Удельный вес АТР возрастает и в производстве ВВП, в международной торговле, резко увеличились его позиции в мировой финансовой системе. В течение 90-х годов объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в страны Восточной Азии возрос существенно - в среднем за 1994-1999 гг. - 58,5 млрд. долл./год. А в 2000-2005 гг. объемы ПИИ в эти страны еще больше возросли – в среднем 93 млрд. долл./год. Доля Китая в них составляла 35-61%. По международной инвестиционной позиции (по размерам активов) США, Китай и Япония также в числе «пятерки» мировых лидеров. Налицо признаки крупного геоэкономического сдвига.

Кардинальное изменение соотношений геополитических «весов» стран-соседей 1-го порядка (табл. 3) лежит в основе наблюдаемых в наши дни изменений политических, военно-политических отношений. Геополитическое положение стран фактически является основой взаимодействия их силовых полей. Учитывая геополитическую ситуацию в АТР, в ближайшей перспективе необходимо ускоренное экономическое и демографическое развитие тихоокеанского региона России. Эта необходимость обусловливается тем, что ДВ (и, прежде всего, его приграничные районы) – один из ключевых регионов России, стратегическое значение которого многократно возрастает в связи с активно происходящими на сопредельных территориях, экономическими, демографическими, военно-политическими процессами.

Таблица 3. Геополитические «веса» России и стран-соседей в АТР

(2002 г., расчетные условные величины)

Страны

Индексы основных показателей*

ПРП,

включая

терри

торию

ВВП

(по паритету покупательной способности)

Демографии

ческого

потенциала

Военного

потен

циала

Геополитический вес

Индекс

% от США

Россия

2,0

1,0

1,0

1

5,0

40,3

США

1,14

7,4

1,88

2

12,4

100

Китай

1,12

5,2

2,9

0,7

9,9

79,8

Япония

0,04

3,0

0,87

0,2

4,11

33,1

Респ.Корея

0,01

0,6

0,32

0,2

1,13

9,1

Тайвань

0,004

0,3

0,15

0,2

0,7

5,6

Составлено с использованием материалов:

Россия в цифрах. 2005: Крат. стат. сб./Росстат России.-М., 2005.-477с.

U.S. Census Burean. USA statistics in Brief. Last Revised: 12 apr. 2003.

ДВ, в силу своего географического положения выполняет (и в перспективе должен выполнять еще в больших масштабах) общегосударственные стратегические функции (оборонные, внешнеэкономические, интеграционные, транспортно-транзитные). Эффективность их выполнения во многом определяется его собственным экономическим и демографическим5 потенциалами. Только высокий собственный потенциал могут обеспечить стране и региону необходимый уровень безопасности и самодостаточности. Под самодостаточностью стран или их союзов, ассоциаций мы понимаем определенный уровень их обеспеченности внутренними ресурсами развития и обороны (территорией, природными ресурсами, финансово-экономическим, демографическим, научно-техническим и военным потенциалом), которые позволяют им устойчиво функционировать как в обычных условиях, когда внешнеэкономическое сотрудничество выступает важным фактором развития, так и в условиях вынужденной изоляции и давления извне.

Следует признать, что проблема безопасности здесь достаточно масштабная. И обусловливается она, прежде всего, крайне малыми собственными экономическим и демографическим потенциалами на фоне активно развивающихся сопредельных стран (со своими территориальными претензиями и интересами) и недооценкой центральными властями в отдельные периоды геополитических интересов в АТР.

В связи с крайней «полярностью» в плотности населения регионов мира, которая еще более очевидна на смежных территориях, возникают, как отмечает Б.М. Ишмуратов (2003 г.), идеи о «необходимости «справедливого» перераспределения территорий в соответствии с численностью (или плотностью) населения». Далее он убедительно отмечает, что идеями о перераспределении территорий дело не оканчивается – «… на востоке России в той или иной форме ведут активную деятельность по освоению территории десятки тысяч иностранных специалистов». И поэтому «… вывод о начале «отбора» Сибири у России ее южными соседями не должен казаться большим преувеличением: ясно же, что главное еще впереди» (там же, стр. 55).

Принципиально важным для ДВ сегодня, как слабо освоенного региона, является то, что в концепции обеспечения его экономической и демографической безопасности должна быть нацеленность и на количественное, и на качественное развитие одновременно - в отличие от старо освоенных регионов, где основные оценки и критерии сегодня уже должны переноситься на качественный уровень.

Положение 3. Совокупность географически дифференцированных структурообразующих факторов Дальнего Востока в рыночных условиях обусловливает приоритетное территориальное развитие хозяйства и населения в контактных зонах приморских и приграничных, а также в районах с высоким уровнем ресурсообеспеченности.

В новых условиях, как показывает проведенный нами анализ, определяющими факторами развития и территориальной организации хозяйства Тихоокеанского региона России являются:

  • уникальное экономико-географическое положение (ЭГП);
  • достигнутый экономический потенциал, его структурная взаимодополняемость с сопредельными территориями;
  • геополитический потенциал;
  • ресурсный потенциал, его структурная взаимодополняемость со смежными регионами;
  • инфраструктура, в т.ч. транспортная, энергетическая;
  • внешнеэкономический фактор.

Все эти факторы взаимозависимы и взаимообусловлены. Геополитический и ресурсный факторы были основными мотивами для движения России к Тихому океану и развития региона на начальных этапах его освоения. Таковыми фактически они остаются и сегодня. К настоящему времени, т.е. ко второй стадии освоения региона, не менее значимыми стали созданные здесь экономический потенциал и инфраструктура, а также ЭГП, и внешнеэкономический фактор. Наиболее быстро возрастает роль внешнеэкономического фактора – за 1990-е годы внешнеторговый оборот ДВ возрос вдвое. Продолжает он нарастать и в начале 2000-х гг. – если в 1998 г. внешнеторговый оборот ДВ составлял 4300 млн. долл., то в 2003 г. – уже 6200 млн., в 2004 г. – 8650 млн. Большинство экономических связей региона осуществляется с сопредельными странами 1-го порядка - Китаем, США, Республикой Корея, Японией.

Наиболее благоприятное сочетание этих факторов, как показывает проведенный нами анализ, складывается в приморских, приграничных и ресурсонасыщенных районах. Однако все эти факторы начинают «работать», когда ключевые районы получают выход к магистральным транспортным сетям. Сложившаяся на предыдущем этапе хозяйственного освоения транспортные сети сегодня во многом задают направления территориального развития региона. Поэтому и на данном этапе развитие транспортных сетей в соответствии со стоящими сегодня геополитическими, экономическими задачами и географически дифференцированными свойствами территорий может стать наиболее эффективным инструментом организации хозяйства.

Задача укрепления геостратегического положения России в АТР на данном этапе обусловливает дальнейшее развитие ее Тихоокеанского региона с учетом следующих требований:

1. Обеспечить дополнительные железнодорожные, автодорожные, трубопроводные "выходы" к Тихому океану (строительство портовых населенных пунктов у выхода новых железнодорожных магистралей к морю, железнодорожно-портовых, топливно-энергетических комплексов).

2. Обеспечить дополнительные транспортные переходы через российско-китайскую границу (создание современной инфраструктуры в зоне транспортных переходов, строительство соединительных участков дорог).

3. Создать опорную сеть населенных мест с соответствующими производствами во внутренних районах региона и в транспортных узлах "контактной зоны".

4. Увеличить экономическую плотность приграничных территорий Тихоокеанской России до уровня сопредельных стран. При этом хозяйственная направленность освоения должна обеспечивать выполнение ДВ, с одной стороны, геостратегических функций, с другой - специфичных производственно-экономических, в рамках международного и межрайонного разделения труда.

Основой развития дорожной сети слабо освоенного ДВ на данном этапе должна стать концепция формирования укрупненной сетки административно-территориальных единиц с учетом их геополитического и экономико-географического положения. Идея заключается в том, что на слабо освоенных территориях административно-территориальные единицы должны формироваться в «связке» с дорожной сетью - строительство дорог является одним из наиболее эффективных механизмов ТОХ на таких территориях. Целью такой концепции является транспортно-инфраструктурное обеспечение ускоренного и территориально диверсифицированного экономического и демографического развития региона с учетом фактора АТР. Это диктуется как экономической целесообразностью, так и геополитической необходимостью.

В контексте долгосрочных интересов России в АТР наряду с опережающим строительством транспортных сетей, географически ориентированных на прибрежные, приграничные и ресурсонасыщенные районы, необходима также система крупных портовых городов как полюсов роста. ДВ в целом является приморским регионом – многие его субъекты выходят к морскому побережью. Он имеет конкурентные преимущества в развитии внешних связей, использовании ресурсного, транспортного потенциала Мирового океана и пр. В силу этого приморское положение ДВ выступает важнейшим фактором его развития и специализации. В настоящее время в прибрежной зоне имеется лишь 4 сравнительно крупных портовых города: Владивосток, Находка, Петропавловск-Камчатский, Магадан.

При определенных усилиях можно обеспечить превращение еще ряда прибрежных населенных мест в весомые центры международного сотрудничества, например, п. Зарубино в экономической «связке» с китайской провинцией Цзилинь и обеими корейскими республиками. Реально превращение и п. Ольги в крупный центр сотрудничества, при создании здесь глубоководного порта и обеспечении прямой железнодорожной и автодорожной связи с Харбином.

В силу особенностей своего ЭГП и ресурсообеспеченности ДВ располагает потенциальными возможностями привлечения капитала и товарных потоков не столько с Запада, сколько из АТР для развития собственных центров международного сотрудничества. Использование этих возможностей, например, во Владивостоке, Находке, Ольге, Зарубино, Южно-Сахалинске, возможно, в Самарге, должно находиться не только в сфере стратегических интересов соответствующих субъектов ДВ, но и в сфере основных геостратегических интересов России на столетия вперед. Опорную сеть населенных мест, наряду с существующей сетью городов, должны составлять: 1) центры внешнеэкономического сотрудничества в "контактных зонах" - на морском побережье и транспортных переходах на российско-китайской границе; 2) населенные пункты за пределами контактных зон, на пересечениях транспортных артерий. Исходя из такой посылки, наиболее соответствующими современному этапу транспортно-инфраструктурного освоения территории, обеспечивающими более активную внешнеэкономическую и иную деятельность России в АТР являются следующие проекты транспортного строительства (рис. 4):

1. Строительство (на некоторых участках реконструкция) железной и автодорог Пограничный – Сибирцево – Ольга. Это позволит напрямую выйти от морского побережья в районе п. Ольга на Харбин через транспортный переход «Пограничный - Суйфеньхэ». Со строительством этой дороги одновременно могут быть решены следующие задачи:

  • на обоих концах этой дороги могут быть созданы центры международного сотрудничества: в "контактной" зоне на границе с Китаем (п. Пограничный) и на побережье Японского моря (п. Ольга);
  • будет обеспечен высокий уровень транспортной доступности из центральных районов Приморского края в "контактные" зоны в обоих направлениях - к российско-китайской границе и побережью Японского моря;
  • прокладка транзитных полимагистралей через слабо освоенные, но ресурсонасыщенные районы позволит обеспечить им новый импульс хозяйственного развития.

2. Строительство железной дороги широтного направления непосредственно от Хабаровска до побережья с выходом к морю в районе п. Самарга. Эта магистраль станет кратчайшей, которая соединит все расположенные западнее Хабаровска регионы страны с тихоокеанским побережьем, что будет «работать» на наращивание экономического и демографического потенциалов стратегически важной зоны ДВ и объемов транзитных грузов. По мере создания собственного весомого потенциала, значение полимагистрали еще более возрастет. Реализация данного транспортного проекта позволит создать на побережье новый центр внешнеэкономического сотрудничества, от которого до Хоккайдо всего 300 км.

3. Учитывая важность стратегической ориентации территориального развития ДВ «на море», можно считать оправданным строительство железной и автодорог вдоль морского побережья от Владивостока до Советской Гавани, тем самым, соединив их с БАМом в единую транспортную систему.

4. Стратегически и экономически важной трассой дальнейшего освоения ДВ может стать железная дорога, соединяющая Находку с Комсомольской группой городов. С ее строительством, а также автомагистрали «Чита-Находка», нефтепровода «Тайшет-Находка», нефтеперегрузочного терминала и созданием свободной экономической зоны, Находка получит новый импульс развития, возрастет ее экономическое, геополитическое значение. Возникнут также возможности вовлечения в хозяйственный оборот новых территорий, месторождений ресурсов. Строительство этой дороги обусловливается также и перегруженностью Транссибирской магистрали уже в 1980-е годы, и лишь кризис 1990-х годов снизил нагрузки на нее. Эти районы и по природно-климатическим условиям - одни из наиболее благоприятных на ДВ.

5. Важным фактором дальнейшего хозяйственного освоения Тихоокеанской России, совершенствования территориальной организации экономики, расселения может стать реализация двух международных транспортных проектов – «японского» и «корейского». Международная политическая обстановка, внешнеэкономические интересы стран этого региона (Японии, Республики Корея, КНДР) сегодня таковы, что представляются реальными оба эти проекта.

Уже в ближайшей перспективе целесообразно строительство железной дороги, соединяющей Японские острова, Сахалин и материк. Реализация данного проекта обеспечит наземную связь Японии (как через Транссиб, так и БАМ) с европейскими странами по схеме: Токио – Москва - Амстердам. В той же мере важным сегодня представляется проект соединения железнодорожных путей Республики Корея и КНДР с Транссибом по схеме: Пусан – Сеул – Пхеньян - Хасан. Соединение путей сообщения обеих корейских республик с Транссибом обеспечит не только усиление их внешнеэкономических связей с Россией, но и транзитный железнодорожный выход на страны Европы. Здесь возникает также возможность соединения железнодорожных путей обеих корейских республик с японскими через ДВ в единую транспортную сеть.

    1. Интересным представляется международный проект меридиональной железной дороги, соединяющей провинцию Хэйлунцзян КНР с «Малым БАМом» и Севером ДВ по маршруту: «Цицикар– ст. БАМ – Тында – Нерюнгри – Якутск. В настоящее время уже строится участок дороги до Якутска. В этих условиях представляется необходимым соединение китайской и российской дороги на этом маршруте и продление ее до Магадана.
    2. Достаточно реальным представляется другой международный железнодорожный и автодорожный проект меридионального направления «Харбин – Благовещенск – Белогорск – Февральск – Магадан - Петропавловск-Камчатский. Часть этой дороги (на участке Харбин-Белогорск, без ж/д моста через Амур в районе Хейхэ-Благовещенск) уже имеется.

Реализация этих международных железнодорожных проектов, несомненно, обеспечит новый импульс экономического развития дальневосточных территорий, явится важным фактором усиления внешнеэкономических связей, оздоровления политической обстановки в регионе.

Положение 4. Многоуровневое экономическое районирование, адекватно отражающее изменившиеся политико-экономические условия в стране и ее географически дифференцированные свойства, является эффективным инструментом территориальной организации хозяйства и населения, основой упорядочения административно-территориального устройства с целью их приближения к ресурсной, финансовой самодостаточности и экономической, демографической равновесности.

Формулируя подходы к экономическому районированию в изменившихся политико-экономических условиях в стране автор исходил из того, что новая сетка должна обеспечивать приближение к финансовой, ресурсной, структурной самодостаточности территорий в целях устойчивого их функционирования и повышения уровня жизни населения. Она должна быть унифицированной и обеспечивать интегральную «равновесность» формируемых в их пределах субъектов по основным характеристикам: размерам занимаемой территории, экономическому и демографическому потенциалам.

К настоящему времени в стране сложилась громоздкая и неупорядоченная схема АТД, не обеспечивающая политико-экономического равенства субъектов РФ и АТЕ других иерархических уровней. В статусе субъектов РФ на январь 2005г. насчитывалось: 21 республика, 6 краев, 49 областей, 1 автономная область, 10 автономных округов, 2 города федерального значения, которые существенно различаются как по правовым ресурсам, так и основным параметрам.

Фактическое приведение к единому статусу субъектов страны, сближение их основных параметров в целях устойчивого развития в будущем возможно на основе формирования сетки более равновесных и укрупненных экономических районов на мезоуровне. Укрупнение субъектов в отдельных случаях необходимо для обеспечения их самодостаточности в рыночных условиях. Анализ показывает, что наиболее самодостаточными являются субъекты с высоким экономическим потенциалом и населением свыше 4 млн. человек (табл. 4). Такие субъекты в нынешних условиях являются «донорами».

Таблица 4. Группировка субъектов РФ по соотношению доходов и расходов консолидированных бюджетов в 2000-2002 гг.

Группы субъектов

РФ по численности

Населения

Численность населения,

млн. чел.

Количество субъектов данной группы, ед.

Среднее значение превышения (+) доходов

над расходами (-), млн. руб.

1

Более 4

7

+1361.3

2

3 – 4

4

+1.5

3

2 – 3

14

-1137.9

4

1 – 2

30

-552.6

5

до 1

34

-255.1

Сравнительно благополучная ситуация в 1-й группе субъектов объясняется более развитой хозяйственной структурой. Положительное сальдо в эти годы имели и субъекты с численностью населения от 3 до 4 млн. чел. В целом по группе субъектов с населением менее 3 млн. человек расходы превышали доходы. Из малых по демографическому потенциалу субъектов в число финансово самодостаточных входят лишь территории со стратегически важными ресурсами (нефтью, газом, цветными и черными металлами).

В основе административно-территориального переустройства России в новых условиях может лежать новая, унифицированная6 сетка многоуровневого экономического районирования, в большей мере отвечающая изменившейся политико-экономической ситуации, а также – адекватно отражающая географически диверсифицированные свойства территорий, специфику их экономико-географического, геополитического положения. В отдельных случаях по каким-то определенным мотивам сетка АТД может отклоняться от схемы экономического районирования – например, по национальным или др. элементам государственного устройства. При разработке варианта новой многоуровневой схемы экономического районирования нами использовались следующие, по сути «сквозные» для всех уровней, принципы:

  1. Приближение к финансово-экономической, ресурсной самодостаточности;
  2. Выравнивание и унификация административно-территориального устройства страны (установление единообразия, приведение к единому статусу и равновесности субъектов);
  3. Исторический принцип, учитывающий общий ход развития страны и регионов, их перспективы развития в рыночных условиях;
  4. Учет новых черт геополитического, экономико-географического, транспортно-географического положения и районообразующей роли магистральных транспортных сетей;
  5. Достижение территориальной компактности, относительной равнодоступности всех окраинных территорий района;
  6. Принцип природно-географической целостности, предполагающий совмещение в меру целесообразности экономических, административно-территориальных границ с естественными границами бассейнов рек, морей и др.;
  7. Обеспечение сбалансированности, хозяйственной комплексности, диверсификации и достаточной производственно-экономической специализации;

Экономическое районирование как разделение территории в соответствии с вышеприведенными принципами уже само по себе является составляющей территориальной организациии хозяйства – оно определяет общие контуры географического разделения труда и специализации, основные черты межрайонных связей выделяемых экономических районов.

Имеющиеся разработки и наши исследования показали, что в пределах России целесообразны 3 уровня районирования:

  • генеральный уровень, с выделением крупных экономических районов;
  • мезоуровень, с выделением экономических районов краевого уровня;
  • низовой уровень, с выделением низовых экономических районов.

Первый (генеральный) уровень макрорайонирование. На генеральном уровне к настоящему времени осуществлено членение России на федеральные округа (ФО) и крупные экономические районы. ФО – это по сути политико-административные территориальные единицы макроуровня, а крупные экономические районы, в отличие от них, это экономические территориальные единицы. Границы их не всегда совпадают, что неизбежно ведет к снижению функциональной эффективности такого членения территории. Границы ФО и крупных экономических районов должны быть идентичны, это должны быть единые политико-экономические таксоны. В таком случае генеральный уровень районирования станет основой выполнения обобщенных региональных экономических и политико-административных функций управления.

Сохраняющаяся на настоящий момент сетка крупных экономических районов для восточных территорий России в целом оправдана, однако в европейской части отмечается чрезмерная дробность. Здесь, на территории в 1,5 раза меньшей ДВ выделено 8 районов. В 2001 году была введена также система Федеральных округов – создано 7 ФО, в среднем в 1,6 раза больших по площади, чем крупные экономические районы. Такое количество таксонов на генеральном уровне представляется оптимальным.

Однако необходимы определенные уточнения их границ и «увязка» с крупными экономическими районами для обеспечения функциональной эффективности. Например, Тюменская область – типично сибирский субъект РФ, и нет оснований включать его в состав Уральского ФО. В то же время Западная и Восточная Сибирь – объективно сформировавшиеся экономические районы генерального уровня со своей специализацией, организацией хозяйства, социумом. А по основным количественным характеристикам (занимаемой площади, численности населения, объемам ВРП) даже превышают отдельные округа европейской части страны.

Уральский округ без Тюменской области недостаточно крупный. При этом его субъекты в экономическом и, особенно, в социальном плане более ориентированы на западные регионы. Поэтому правомерно объединить его с восточной частью Приволжского ФО. В то же время правобережные субъекты Приволжского округа в большей мере «завязаны» на Центральный, который в настоящее время по территории также недостаточно велик.

Рекомендуемый нами вариант экономического районирования и идентичного ему окружного деления представляется оправданным, т.к. он в большей мере обеспечивает перспективы развития районов, их «равновесность» (табл. 5) и учитывает естественные рубежи, бассейновый принцип, комплексность хозяйства, тесноту экономических и социальных связей.

Таблица 5. Количественные характеристики федеральных округов и крупных экономических районов по рекомендуемой сетке

Рекомендуемая сетка районов генерального уровня (федеральные округа и идентичные

им крупные экономические районы)

Территория,

тыс. кв. км

Численность

населения,

тыс. чел.

1. Центральный

2. Северо-Западный

3. Южный

4. Волжско-Уральский

5. Западно-Сибирский

6. Восточно-Сибирский

7. Дальневосточный

838,5

1677,9

589,2

1203,9

2427,2

4122,8

6215,9

44560

14229

21471

32782

14944

8976

7068

Составлен по: Российский статистический ежегодник. 2002: Стат. сб./Госкомстат России. – М., 2002. – 690 с.

Второй уровень выделение экономических районов мезоуровня следует рассматривать как основу формирования сетки АТД на уровне субъектов РФ. В рыночных условиях экономическое районирование, если оно не лежит в основе АТД и, в силу этого, не является объектом территориального управления, может стать не востребованным, и наоборот, идентичность границ экономических и административно-территориальных районов делает такую схему членения территории более функциональной и эффективной.

АТЕ мезоуровня – это основной уровень экономического, политического, административно-территориального деления страны и управления социально-экономическим, демографическим развитием территорий. Поэтому для данного иерархического уровня субъектов особенно важна их финансово-экономическая и ресурсная самодостаточность, равновесность, высокая диверсификация и комплексность хозяйства.

С учетом уровня освоенности территорий в целях обеспечения самодостаточности и равновесности субъектов на перспективу нами выделены следующие количественные критерии: в Центральном, Южном и Волжско-Уральском экономических районах занимаемая субъектом площадь должна ограничиваться 70-120 тыс. кв. км. В западной части Северо-Западного и в южных частях Западно-Сибирского, Восточно-Сибирского и Дальневосточного - 200-400 тыс. кв. км. В восточной части Северо-Западного и северных частях Западно-Сибирского, Восточно-Сибирского и Дальневосточного регионов площадь субъекта Федерации может доходить до 1 млн. кв. км и более. Такие количественные критерии обусловят образование в России 45–46 АТЕ мезоуровня. С учетом размеров территории страны и нынешнего уровня хозяйственной освоенности, заселенности, такое их количество представляется близким к оптимальному.

Учитывая специфику самой холодной страны мира, Россия должна подразделяться, прежде всего, на южные (по российским меркам, где возможно и допустимо интенсивное хозяйственное и селитебное освоение территории), и северные территории (где наиболее приемлемыми формами освоения являются очаговые, узловые и вахтовые). Границей северной и южной частей РФ могла бы рассматриваться граница «вечной» мерзлоты или линия нулевой среднегодовой изотермы. Но в таком случае территории, пригодные на востоке России для постоянного проживания, были бы крайне незначительными – вся Восточная Сибирь и даже значительная часть юга ДВ находятся в зоне распространения многолетнемерзлых пород.

Приемлемым в российских условиях вариантом разграничения северной и южной частей может быть линия, проходящая на западе по широте административной границы между Ленинградской областью и Карелией, и по широте Станового хребта (граница Амурской области и Якутии) – на востоке (рис. 5). Эта линия фактического разграничения территорий с резко различающимися уровнями хозяйственной, селитебной освоенности России. Она сохранится и в обозримой перспективе. Территории к северу от этой условной разделительной линии по природной дискомфортности правомерно называть районами Крайнего Севера. А территории, расположенные между данной линией и южной границей распространения «вечной» мерзлоты, следует рассматривать как районы, «приравненные к Крайнему Северу».

При формировании новой сетки экономических районов мезоуровня в приграничных регионах обязательным должен быть учет также геополитической ситуации в сопредельных странах и обусловленных этим тенденций долгосрочного экономического и демографического развития. Формирование новой сетки экономического районирования должно стать эффективным «инструментом» стабилизации геополитической ситуации здесь, через ускоренное экономическое и демографическое развитие приграничных и прибрежных территорий Тихоокеанской России.

Третий уровень микроэкономическое районирование, - может быть положено в основу экономико-географического обоснования границ низовых административных районов и городских округов. На этом уровне также необходимо определенное упорядочение, унификация, формирование единых подходов к экономическому районированию и соответствующему АТД. Эта задача на низовом уровне сегодня может успешно решаться в связи с реализацией Закона о местном самоуправлении – сетка низовых экономических районов может быть положена в основу формирования муниципальных районов и муниципальных городских округов.

При определении целесообразной дробности районов на перспективу необходимо учитывать, что здесь осуществляется непосредственная жизнедеятельность человека, реализуются потребности населения в труде, учебе, отдыхе, обеспечиваются многие социальные потребности. Поэтому одним из возможных критериев районирования на низовом уровне может быть 1.5-часовая доступность райцентра от любого села. Другой критерий при определении размерности низовых районов – приближение к самодостаточности. В настоящее время в районах зачастую нет крупных предприятий и других, сопоставимых с ними хозяйствующих субъектов, в силу чего они находятся в сложном финансово-экономическом положении. Объединением средних или малых городов и прилегающих сельских районов, административным подчинением городам их фактических пригородных зон можно частично решить и финансовые проблемы.

Корректировку АТД в порядке эксперимента следует провести первоначально в Дальневосточном регионе – здесь, на слабо освоенных, не отягощенных национальными проблемами, территориях такая процедура пройдет эффективней и менее болезненно. Корректировка АТД, обеспечивающая всем его субъектам выход к морю (рис. 6) и укрупнение наиболее «маловесных» из них, и приближение их через это к ресурсной, финансовой самодостаточности, экономической, демографической равновесности, может стать, наряду с транспортным, энергетическим строительством и экономическим районированием, действенным механизмом совершенствования ТОХ в новых условиях.

В большинстве случаев на ДВ не стоит задача укрупнения таксонов по занимаемой площади – для Тихоокеанской России, как слабо освоенного, но стратегически важного региона, более актуальна задача «наполнения» территорий хозяйственными структурами и населением. Укрупнение необходимо лишь крайне «маловесных» субъектов, для приближения их к самодостаточности, равновесности и эффективности хозяйства.

С учетом свойств территорий идея обеспечения всем дальневосточным субъектам выход к морю реальна и оправдана. Это обеспечит относительно равную их доступность к ресурсам и транспортным возможностям Мирового океана и, через создание морехозяйственных и др. высокодоходных структур, высокооплачиваемых сфер занятости, приблизит их к финансовой самодостаточности, экономической, демографической равновесности.

Новую схему АТД необходимо формировать «в связке» с рекомендуемой сетью магистральных дорог. Исходя из того, что в основе корректировки границ и укрупнения наименее «маловесных» (по экономическому и демографическому потенциалам) субъектов Тихоокеанской России должно лежать новое экономическое районирование, при проведении данной процедуры учитывались также и такие его принципы как сходство географического и геополитического положения объединяемых территорий (как, например, положение Камчатской области и Чукотского АО относительно США), районообразующая роль транспортных сетей, компактность, оптимальность конфигурации субъектов, их природно-географическая, экономическая целостность, комплексность хозяйства.

В результате корректировки АТД по предложенной нами схеме все субъекты ДВ станут приморскими регионами. При этом, Приморский, Хабаровский, Амурский, Сахалинский, Охотский (Магаданский), Камчатско-Берингийский края будут иметь достаточно широкие выходы к морям Тихого океана (от 680 км до 4250 км), и лишь Якутия - к морям Северного Ледовитого. В этих условиях приморское географическое положение для всех субъектов станет одним из важнейших факторов экономического развития. Предложенная схема АТД ДВ обеспечит также каждому его субъекту выход к морю, несколько большую «равновесность», компактность, более совершенную конфигурацию и, в «связке» с рекомендуемой сетью дорог, - высокую транспортную доступность ресурсов, экономических партнеров, прямые внешнеэкономические связи. Тем самым, будут обеспечены более благоприятные условия функционирования и дальнейшего хозяйственного освоения каждой АТЕ, управления их социально-экономическим развитием. В конечном итоге будет обеспечена большая экономическая эффективность функционирования каждого субъекта и ДВ в целом.

Корректировка АТД на уровне муниципальных образований проведена на примере Приморского края, - одного из ключевых геополитически значимых регионов страны (рис. 7). Поэтому особенно важно обеспечить его районам устойчивое и эффективное развитие. В настоящее время лишь отдельные из них функционируют сравнительно устойчиво и являются территориями-донорами. А большинство районов остаются дотационными. Это обусловлено тем, что они не имеют достаточной ресурсной и (или) хозяйственной основы. Укрупнение районов, объединение их с соответствующими городами может быть эффективным механизмом решения таких проблем и на этом уровне.

В основу нового АТД ДВ на низовом уровне положена концепция взаимосвязанного формирования укрупненной (в отдельных случаях) сетки муниципальных районов и магистральной сети дорог. Наряду с развитием сети магистральных дорог, во многом задающим направления корректировки границ муниципальных районов, необходимо взаимосвязано с этим развивать и опорную сеть населенных мест. Опорную сеть поселений, наряду с существующими городами, должны образовывать населенные пункты в "контактных зонах" и на пересечениях транспортных артерий. Они должны стать каркасом всей системы расселения.

В результате реализации рекомендуемых транспортных проектов и развития опорной сети населенных мест будет создана линейно-узловая форма территориальной структуры хозяйства и населения, в наибольшей мере отвечающая задачам наращивания собственного экономического, демографического потенциалов в слабо освоенном регионе и укрепления геополитического положения России в АТР. В целях обеспечения финансовой самодостаточности укрупненных муниципальных образований и более успешного их развития важным представляется формирование «узлов» как полюсов роста для окружающей территории. Функции полюсов роста могут выполнять города с высоким собственным производственно-экономическим и социальным потенциалом. Следовательно, при корректировке АТД края необходимо в состав укрупненных АТЕ включать и города, имеющиеся на смежных территориях. В случае отсутствия таковых - их необходимо целенаправленно формировать в транспортных узлах.

Существенные различия в масштабах производства районов края обусловливают и их дифференциацию по уровню доходов консолидированного бюджета, объемам расходов на социально-культурные мероприятия, по уровню жизни населения. В маловесных районах собственного бюджета зачастую не хватает даже на выплату зарплаты бюджетникам - в 2001 г. в крае насчитывалось 13 муниципальных образований с долей дотаций и субсидий от 65 до 40%. В то же время в крае сохраняется чрезмерно большое количество муниципальных районов (24) и городских округов (10), в некоторых из них не насчитывается и 20 тыс. чел. населения. Доходы консолидированного бюджета в них различаются в десятки раз, а среднедушевые доходы в отдельных случаях более чем 3-кратные. Даже между районами (без городских округов) различия в доходах консолидированного бюджета достигают 4-кратного значения.

При корректировке сложившейся сетки АТД было рассмотрено несколько вариантов дробности районов и возможные при этом экономические и социальные последствия. В частности, была рассмотрена и сетка «дробных природно-хозяйственных районов», делящая территорию края на 7 единиц. Площадь одного низового района в среднем при этом (условно 1-м) варианте АТД края будет равна около 24 тыс. кв. км. При таких площадях районов станут затруднительными внутрирайонные социальные связи.

При 2-м (среднем по степени укрупнения районов) варианте в пределах Приморского края может быть выделено 16 районов и 2 закрытых административно-территориальных образования (ЗАТО): Средняя площадь низового района в этом случае будет равна 11 тыс. кв. км. Такой вариант АТД полностью увязывается с предлагаемой схемой развития магистральной сети дорог. 3-й вариант предполагает наименьшие изменения в сложившейся сетке АТД. Суть его заключается в основном в объединении в единые АТЕ лишь городов с прилегающими к ним, как правило, одноименными районами.

Из рассмотренных трех вариантов наиболее целесообразным представляется 2-й. При этом варианте районы становятся сравнительно самодостаточными - в большинстве случаев значительно возрастают их демографические и экономические потенциалы, собственные финансовые ресурсы, возникают более реальные перспективы развития. В то же время в большинстве случаев райцентры остаются в пределах 1,5-часовой транспортной доступности от наиболее удаленных сел.

Положение 5. Локальные хозяйственные структуры смешанного типа «город-пригород», объединенные транспортными артериями в линейно-узловые и ареальные структуры - наиболее самодостаточная и устойчивая в рыночных условиях форма территориальной организации хозяйства на низовом уровне в слабо освоенных регионах.

Взаимосвязи крупных городов с прилегающими к ним населенными пунктами (малыми городами, поселками, селами), складывающиеся на производственно-экономическом, социальном и ресурсно-экологическом уровнях, формируют особый тип достаточно целостных систем, названных нами локальными хозяйственными структурами (ЛХС) смешанного типа. Фактически они являются локальными системами «Город-пригород» (рис. 8).

В слабо освоенных регионах такие структуры особенно характерны и даже получают организационное оформление в виде муниципальных городских округов. Как целостные социально-экономические образования ЛХС смешанного типа возникают на основе функционального и пространственного развития города-ядра и соответствующего усиления его воздействия на окружающую территорию и среду в целом. Поэтому их можно рассматривать как двузвенные структуры “город-пригород”.

Локальные хозяйственные структуры (ЛХС) смешанного типа образуются во всех урбанизированных зонах, где основным видом деятельности является промышленное производство, а сельскохозяйственная, а также туристско-рекреационная сфера и пр. в основном выполняют обслуживающую население функцию. Развитие города, рост его населения в данном случае служит не только фактором-доминантой, но и исходным звеном развития данного типа территориально-хозяйственных структур. Для слабо освоенных территорий ДВ, особенно северных, восточных и северо-восточных, ЛХС по сути становятся основной формой территориально-хозяйственных структур.

Данные образования в функциональном отношении являются четырехблочными и включают: 1) группу основных промышленных предприятий города, представляющую собой блок специализации; 2) блок всех остальных структурных элементов хозяйства города, в т.ч. и сферы услуг; 3) сельскохозяйственный блок; 4) рекреационный блок. Размеры пригородной сельской зоны находятся в тесной зависимости от людности городского поселения и потребностей его жителей в малотранспортабельной продукции, территории для труда и отдыха. С учетом этого нами предлагается обобщенная формула определения размеров пригородной сельскохозяйственной зоны:

R = / t , где R - средний радиус зоны; - количество условной сельскохозяйственной продукции, которое необходимо произвести в пригородной зоне для полного удовлетворения нормативных потребностей населения ЛХС; ρ - приведенная продуктивность эталонного участка; κ - коэффициент сельскохозяйственной освоенности территории; t - коэффициент товарности продукции, - постоянная величина, равная 3.14.

Такая форма территориальной организации хозяйства является наиболее самодостаточной в сложившихся условиях для низового уровня в слабоосвоенных районах. Финансовая самодостаточность преимущественно обеспечивается хозяйственными структурами города, продовольственная и рекреационная – сельскими пригородами. Так, в сельских районах сейчас объемы производства крайне малы - в Приморском крае, например, во многих районах в 2004 г. было произведено лишь по 0,04-0,07% промышленной продукции края, продукция сельского хозяйства в них в валовом региональном продукте края составила от 0,06% до 0,5%. При таких объемах производства формируются и соответствующие объемы налоговых поступлений. В результате в структуре балансового дохода большинства районов доля дотаций и субсидий составила от 40% до 65%. Объединение городов с прилегающими к ним сельскими районами в единые административно-территориальные образования – городские округа - обусловит сокращение числа дотационных муниципальных образований и увеличение в целом уровня их самодостаточности. Это подтверждается опытом объединения ряда городов и примыкающих к ним одноименных сельских районов Приморского края.

В условиях Дальнего Востока локальные хозяйственные системы преимущественно представлены моноцентрическими структурами с одним городом-ядром, который намного превосходит по своему размеру и экономическому, демографическому потенциалу все остальные поселения, расположенные в его пригородной зоне (или в так называемой внешней, периферийной зоне таких систем), и подчиняет их своему воздействию. Полицентрические локальные хозяйственные системы, имеющие несколько взаимосвязанных городов-центров, отличаются высокой степенью территориальной концентрации промышленности, инфраструктурных объектов, научных и учебных заведений, а также высокой плотностью населения, оказывают сильное преобразующее воздействие на окружающую территорию, видоизменяя ее экономическую структуру и социальные аспекты жизни населения, характеризуются высокой степенью комплексности хозяйства и взаимосвязанности расселения населения.

Экономической предпосылкой относительно быстрого развития локальных хозяйственных структур являются преимущества, присущие данной форме размещения производства и населения, вызываемые эффектом ближних связей, или агломерационным эффектом, агломерационной экономией. В целях предотвращения гипертрофированного развития ЛХС и обусловленных этим негативных последствий, политика управления такими структурами должна включать меры целенаправленного планирования выполняемых ими функций и их масштабов. В новых условиях большое значение необходимо придавать градостроительным и планировочным методам.

В формирующихся сегодня рыночных условиях экономическое и социальное тяготение к крупному городу прилегающих к нему малых городов, поселков и сел оказывается даже более выражено, чем в предыдущие периоды. Наметившуюся в последний период тенденцию организационного объединения городов с прилегающими к ним сельскими районами следует учесть в связи с корректировкой АТД на низовом уровне. Это естественные, закономерные процессы. В основе такого административного объединения городов и их фактически пригородных зон, как показывает проведенный нами анализ в южных районах ДВ, лежат усиливающиеся между ними экономические, социальные и прочие связи. По сути, это процесс формирования городских агломераций, производственно-экономическим каркасом которых являются смешанные хозяйственные системы локального типа. Города в них выступают «полюсами роста» для всей прилегающей территории.

Высокая плотность связей в ЛХС в сравнении с другими территориально-хозяйственными образованиями обусловливается, прежде всего, более высоким, чем на прочих территориях, совокупным производственно-экономическим и социальным потенциалом города и пригорода, высокой их структурной взаимодополняемостью, и обеспечивается более высокой плотностью автодорог в пригородных зонах (рис. 9).

Здесь плотность дорог достигает 70-80 км/1000 кв. км, а в отдельных случаях даже превышает 200 км/1000 кв. км (Владивостокский, Артемовский и др. муниципальные городские округа), в то время как в отдаленных от городов местностях плотность снижается до 3-4 км/1000 кв. км и даже меньше 1/1000. При этом, плотность автодорог определяется такими факторами, как удаленность от города и его размеры – в первом случае частный линейный коэффициент корреляции равен 0,53, во втором 0,51, а совокупный коэффициент корреляции равен 0,67. Отсюда можно заключить, что чем территория ближе к городу и чем крупнее этот город, тем плотность автодорог в ее пределах выше, выше и возможности осуществления экономических и социальных связей.

Поэтому в рыночных условиях ЛХС становятся наиболее устойчивыми и самодостаточными структурами, в которых наилучшим образом решаются финансовые, ресурсные, социально-инфраструктурные, продовольственные, трудовые, рекреационные проблемы.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии, разделы в монографиях

  1. Локальные промышленно-аграрные системы юга Дальнего Востока.- Владивосток: ДВО АН СССР, 1987.- 152 с.
  2. Стратегия территориальной организации хозяйства Приморского края. – Владивосток: ДВО АН СССР, 1991. – 260 с. /Соавторы: Бакланов П.Я., Мошков А.В., Степанько А.А. и др.
  3. Приморский край: основные положения концепции и стратегии развития. Владивосток: ТИГ ДВО РАН, 2000. - 79 с. /Соавторы: Бакланов П.Я., Мошков А.В., Созинов В.А., Ларин В.Л.
  4. Стратегия развития топливно-энергетического потенциала Дальневосточного экономического района до 2020 г. - Владивосток: Дальнаука, 2001г.- 112 с. /Соавторы: Авдейко Г.П., Бакланов П.Я., Мошков А.В., Сорокин А.П. и др.
  5. Региональное природопользование: методы изучения, оценки, управления. Учебное пособие.- М.: Логос, 2002.- 160 с. /Соавторы: Бакланов П.Я., Каракин В.П., Мошков А.В. и др.
  6. Экологический туризм в Приморском крае. Ресурсы и маршруты. – Владивосток: Дальнаука, 2002.- 32с. /Соавторы: Преловский В.И., Короткий А.М. и др.
  7. Природопользование в прибрежной зоне: (Проблемы управления на Дальнем Востоке России). - Владивосток: Дальнаука, 2003.- 251 с. /Соавторы: Арзамасцев И.С., Бакланов П.Я. и др.
  8. Основные положения Концепции формирования туристско-рекреационного комплекса и зоны проживания повышенной комфортности на о. Русском. – Владивосток: «Русский остров», 2003. 34с. /Соавторы: Бакланов П.Я., Преловский В.И. и др.
  9. Остров Русский. – Владивосток: «Русский остров», 2003. 19 с. /Соавторы: Бакланов П.Я., Преловский В.И. и др.
  10. Тихоокеанская Россия. Стратегия социально-экономического развития Приморского края на 2004-2010 гг. Владивосток, 2003. 45 с. /Соавторы: Дарькин С.М., Бакланов П.Я., Авдеев Ю.А., Мошков А.В. и др.
  11. Территориальное устройство хозяйства и населения на российском Дальнем Востоке. Владивосток: Дальнаука, 2004. - 232 с.
  12. Перспективы социально-демографического развития Приморского края до 2025 года. - Владивосток: Дальнаука, 2004. - 170 с. /Соавторы: Авдеев Ю.А., Сидоркина З.И., Цициашвили Г.Ш. и др.
  13. Теоретико-методологические основы экономической интеграции России в Азиатско-Тихоокеанский регион. – Владивосток: Дальнаука, 2005. – 216 с. /Соавторы: Бакланов П.Я., Белкин В.Г., Ганзей С.С., Савалей В.В. и др.
  14. Ecotourism Opportunities and their Impacts on Transboundary Biodiversity and International Water Resources Sector Report, TumenNET. - Ulaanbaatar, 2001. - 102 p. (In English). /Соавторы: Badarch. M., Kachur A., Kherlenbat Ch., Orkhon. R., Zhong Lingsheng.
  15. Diagnostic Analysis of the Lake Xingka/Khanka basin (People’s Republic of China and Russian Federation). UNEP, Nairobi, Kenya, 2001. - 136 p. ISBN No: 92-807-2124-0. /Соавторы: Takehiro Nakamura, Jin Xiangcan, Kachur A. and others.

Статьи:

  1. Экономико-географические аспекты стратегии развития Приморского края // Методологические проблемы биологии и экологии. - Владивосток: Изд-во ДВГУ, 1989. - С. 172-182. Соавторы: Мошков А.В., Богданова Л.П.
  2. О политике природопользования и критериях его рациональности // Природопользование и география (методологические аспекты). - Владивосток: ДВО АН СССР, 1989. - С. 34-44. Соавтор Мошков А.В.
  3. Приморские города Дальнего Востока. Проблемы и перспективы развития.- География и природные ресурсы, 1990, №2. - С. 111-119. Соавторы: Бурилова В.С., Мошков А.В.
  4. Географические аспекты организации хозяйства юга Дальнего Востока // Вестник Дальневосточного отделения Академии наук СССР, №4 (37), 1990. - С. 3-11.
  5. Об управлении природопользованием в Сихотэ-Алинском природно-хозяйственном районе в связи с разработкой стратегии экономического развития. - Сихотэ-Алинский биосферный район: производственно-природные отношения.- Владивосток: ДВО АН СССР, 1991. - С. 5-13. Соавтор Качур А.Н.
  6. Экономическая политика и благосостояние народа.- 1993 г. Деп. В ИНИОН РАН №48055 от 21. 05. 1993 г..- 1,35 п.л.
  7. Опыт разработки концепции территориальной организации социально-экономического комплекса бассейна р. Рудной (Приморский край).- География и природные ресурсы.- Иркутск, 1994, №2.- С.!57-162. Соавторы: Бакланов П.Я., Мошков А.В. и др.
  8. О роли доминантных линий в укреплении геостратегического положения России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.- География и региональная политика. Материалы международной научной конференции, в 2-х частях. Ч.1.- Смоленск: Издательство СГУ, 1997. - С. 114-116.
  9. Основные цели и направления региональной политики в развитии российского Дальнего Востока.- География и региональная политика. Материалы международной научной конференции, в 2-х частях. Ч.1.- Смоленск: Издательство СГУ, 1997. - С. 116-119.
  10. Романов М.Т., Изменения в территориальных пропорциях экономики региона (на примере Приморского края).- География и природные ресурсы.- Иркутск-Новосибирск, 1998, №3.- С 12-18. Соавтор Мошков А.В.
  11. Десять основных принципов организации хозяйства на российском Дальнем Востоке в новых условиях.- Кораблестроение и океанотехника. Проблемы и перспективы. /Материалы международной конференции. Ч.II.- Владивосток: Изд-во Дальневосточного технического университета, 1998.- С.257-262.
  12. Проблемы устойчивого развития российского Дальнего Востока в геополитической динамике в АТР.- Вестник Дальневосточной государственной академии экономики и управления.- Владивосток: Изд-во ДВГАЭУ, -1999, № 2.- C.11-24.
  13. Факторы устойчивого развития низовых районов.- Устойчивое развитие дальневосточных регионов: эколого-географические аспекты.- Владивосток: Дальнаука, 1999.- С.229-235. Соавтор Медведева И.А.
  14. Перспективы хозяйственного освоения российского Дальнего Востока с учетом фактора АТР // Исторический опыт освоения Дальнего Востока. Вып. первый: Экономические и социально-демографические проблемы.- Благовещенск: АмГУ, 2000.- С.42-50.
  15. Baklanov P.Ya., Romanov M.T., Stepanko A.A. Agriculture in Primorski Krai and Northeast Asia // Erina Report.- Niigata City (Japan): Economic Research Institute for Hortheast Asia, 2000, v 36.- P.30-42.
  16. Романов М.Т. Изменения в сельском хозяйстве Дальневосточных районов России в 1990-е годы // Материалы Шестнадцатого Японо-Российского научного симпозиума по проблемам Дальнего Востока. - Осака (Япония), 2001. - С.37-43 и 118-123 (На японском и русском яз.).
  17. Основные положения концепции социально-экономического и территориального развития г. Владивостока и агломерации. // Города и городские агломерации в региональном развитии. - Москва: ИГ РАН, 2003. - С. 190-195. Соавторы: Бакланов П.Я., Мошков А.В., Мельников Е.М., Преловский В.И., Чудинов Ю.Е.
  18. Рыбохозяйственный комплекс Дальнего Востока России. – Рыбное хозяйство, 2003, №1. – С. 9-13. Соавторы: Жук А.П., Арзамасцев И.С.
  19. Проблемы экономического районирования и административно-территориального устройства России в новых условиях // Вестник ДВГАЭУ, №2 (30). – Владивосток: Изд-во ДВГАЭУ, 2004. - С. 29-46.
  20. Стратегия развития дорожной сети Приморского края до 2025 года // Вестник ДВГАЭУ, №3 (31). Владивосток: Изд-во ДВГАЭУ, 2004. - С. 5-17. Соавтор: Бакланов П.Я.
  21. Оценка социально-экономических условий в районах строительства линейных объектов // Эколого-географическая оценка зон влияния строящихся линейных сооружений в Азиатской России. – Владивосток: Дальнаука, 2005. – С. 5-25. Соавторы: Степанько А.А., Мошков А.В.
  22. Проблемы экономического районирования и административно-территориального устройства России в новых условиях – Известия РАН. Серия географическая, 2006. № 3. С. 57-66.
  23. Мониторинг инвестиционной привлекательности региона: основные принципы организации и структура (на примере Дальневосточного Федерального округа). - Вестник ТГЭУ. – Владивосток: Издательство Тихоокеанского государственного экономического университета, 2006, № 2. – С. С. 51-62. Соавторы: Бакланов П.Я., Медведева И.А.

26. Современные теоретические и прикладные проблемы экономической географии.- Географические исследования на Дальнем Востоке. Итоги и перспективы. 2001-2005. К 35-летию Тихоокеанского института географии ДВО РАН. – Владивосток: Дальнаука, 2006. – С. 89-101. Соавторы: Бакланов П.Я., Мошков А.В.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение ……………………………………………………………………………4

Глава 1. Территориальная организация хозяйства и населения слабо

освоенных регионов в переходный период….…………………………….……..14

    1. Теоретические аспекты территориальной организации…….………………………………..14
    2. Объективные и субъективные факторы развития и территориальной организации

хозяйства слабо освоенных регионов………………………………………….………..………….35

1.3. Принципы территориальной организации хозяйства ………………………………………..44

1.4. Формы территориальной организации хозяйства ……………………………………………54

Глава 2. Факторы развития и территориальной организации хозяйства

и населения Дальнего Востока …….……………………………………….……..61

2.1. Объективные факторы развития, территориальной организации хозяйства

и населения российского Дальнего Востока ……………………………………………………….61

2.2. Экономико-географическое положение субъектов российского Дальнего Востока

как фактор их развития и территориальной организации ……………………………………..72

2.3. Экономические и демографические факторы развития и территориальной

организации хозяйства ..……………………………………………………………………………..90

2.4. Геополитические факторы развития и территориального устройства

хозяйства региона………………………………………………………………………110

Глава 3. Перспективы хозяйственного освоения и территориальной

организации Дальнего Востока с учетом фактора АТР …………………………120

3.1. Механизмы совершенствования территориальной организации хозяйства

в слабо освоенных регионах в новых условиях..……………………………………………………120

3.2. Политика освоения и территориальной организации российского Дальнего

Востока на новом этапе с учетом Азиатско-Тихоокеанского фактора ……………………………125

3.3. Оптимальные территориальные пропорции как основа устйчивого развития

страны и регионов …………………………………………………………………………………….134

3.4. Изменения в территориальных пропорциях хозяйства региона в 1990-е годы

(на примере Приморского края) ……………………………………………………………………..142

Глава 4. Территориально-хозяйственные системы локального уровня

и особенности их организации…..………………………………………………….155

4.1. Особенности и предпосылки формирования локальных хозяйственных систем…….............155

4.2. Формы интеграции города и пригорода …………………………………………………………160

4.3. Сущность локальных хозяйственных структур смешанного типа …………………………….165

4.4. Сельскохозяйственный блок локальных хозяйственных структур и особенности

его взаимоотношений с промышленным …………………………………………………………….176

4.5. Территориально-хозяйственные структуры локального уровня как единый объект

управления ……………………………………………………………………………………………..193

4.6. Территориальная организация локальных хозяйственных структур (на примере

Владивостокской агломерации) ..…………………………………………………………………………….199

Глава 5. Экономическое районирование как основа и инструмент территориальной организации хозяйства ………  …………….…………..221

5.1. Теоретические аспекты экономического районирования………………………………………221

5.2. Многоуровневое экономическое районирование России……………………………………….244

5.2.1. Макрорайонирование………………………………………………………………………245

5.2.2. Мезорайонирование ……………………………………………………………………….250

5.2.3. Микрорайонирование………………………………………………………………………266

5.3. Критерии, этапы и приемы микрорайонирования ………………………………………………269

Глава 6. Административно-территориальное устройство дальневосточного

региона России………..…………………………………………………………287

6.1. Административно-территориальные единицы Дальнего Востока в системе

административно-территориального устройства России……………………………………………287

6.2. Административно-территориальное устройство российского Дальнего Востока

на перспективу …………………………………………………………………………………………294

6.3. О новом административно-территориальном устройстве Приморского края ………………..307

Заключение……….…………………………………………………………………..322

Литература……….………………………………………………..…………………..327

Приложение…………….……………………….…………………………………….346


1 Разумеется, реальное развитие регионов не заканчивается 4-й стадией, по-видимому, оно продолжится другими его типами в рамках постиндустриального общества, основные черты которого отмечались Б.М. Ишмуратовым (2003), Н.С. Мироненко (2004), А.В. Федорченко (2004).

2 Затемненным фоном в таблице представлены регионы, имеющие по результатам нашей оценки среднестатистические значения уровней освоенности-заселенности ниже 3 баллов, т.е. ниже среднего значения по РФ. Эти регионы правомерно рассматривать как слабо освоенные. Однако на Дальнем Востоке, даже в сравнении с другими слабо освоенными регионами России, уровень освоенности-заселенности значительно ниже – в 1, 7 раза в сравнении с Сибирским ФО, в 2,4 раза  - с Уральским, в 2,7 раза – с Северо-Западным.

3 Под территориальными пропорциями мы понимаем определенные количественные отношения между территориями, обеспечивающие устойчивое и эффективное функционирование экономики региона или страны в целом. При этом исходим из того, что основные экономические показатели территорий пропорциональны, если количественные отношения между ними соответствуют количественным отношениям их внутренних потенциалов развития.

4 Сопоставимые интегральные значения индексов геополитических потенциалов стран получены нами путем перевода количественных значений учитываемых показателей: экономического, демографического, военного и природно-ресурсного потенциалов (включая территорию) в частные индексы  и их суммирования.

5 Население в данном случае одновременно рассматривается и как основная производительная сила, и как потребитель (как фактор востребованности) производимой на предприятиях региона продукции, и как фактор демографического контроля над собственной территорией.

6  Под унифицированной сеткой многоуровневого экономического районирования понимается приведенная на всех территориальных уровнях к единой форме, единообразию система равновесных и соподчиненных по вертикали таксонов с равными статусами.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.