WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


ГРОЗНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НЕФТЯНОЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. АКАДЕМИКА М.Д. МИЛЛИОНЩИКОВА УДК 911.2

На правах рукописи

ЗАУРБЕКОВ Шарпутди Шамсутдинович

СОВРЕМЕННЫЕ КЛИМАТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ЛАНДШАФТНУЮ СТРУКТУРУ РЕГИОНА (НА ПРИМЕРЕ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА)

25.00.23 — физическая география и биогеография, география почв и геохимия ландшафтов АВ Т О РЕ Ф Е Р АТ диссертации на соискание ученой степени доктора географических наук

Грозный, 2011

Работа выполнена на кафедре «Экология и природопользование» Грозненского государственного нефтяного технического университета им. акад. А.Д.Миллионщикова

Научный консультант: доктор географических наук, доцент Братков Виталий Викторович (МИИГАиК, Москва)

Официальные оппоненты: доктор географических наук, доцент Погорелов Анатолий Валерьевич (КубГУ, Краснодар) доктор географических наук, профессор Настинова Галина Эрднеевна (КалмГУ, Элиста) доктор географических наук, профессор Бармин Александр Николаевич (АГУ, Астрахань)

Ведущая организация: НИУ «Белгородский государственный университет»

Защита состоится «____» марта 2012 года в 13.00 на заседании диссертационного совета Д 212.101.15 по географическим наукам при Кубанском государственном университете по адресу: 350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149, ауд. 211.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского государственного университета (читальный зал).

Автореферат разослан «____» ___________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат географических наук Т.А. Волкова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. В настоящее время вопросы, связанные с изменением глобального климата, стали выходить за рамки научной проблематики и привлекают к себе внимание и общественности, и различных управленческих структур. Это связно с тем, что климатические изменения оказывают непосредственное влияние на жизненные потребности населения и экономики. В рамках научной проблематики это явление активно обсуждается как минимум в двух направлениях: во-первых, с точки зрения причин климатических изменений, а вовторых, с точки зрения их последствий для природной среды и человека. В географии наибольший интерес представляет отклик на изменения глобального климата региональных природных комплексов (Будыко и др., 1999; Величко, 1991; Гитарский, Карабань, 2001; Груза, Ранькова, 2001; Залиханов и др., 1985; Залиханов, Коломыц и др., 2011; Кокорин, Минкин, 2001; Кобак и др., 2002; Коломыц, 1985; Лурье, 2000, 2002; и др.). Практический интерес представляет анализ влияния изменений климата на развитие экономики (Альпийский и др., 1999; Бедрицкий, 1999; Израэль, 2000, 2005; Материалы к стратегическому прогнозу изменения климата…, 2005; Мещерская, 2002; и др.).

Реальность изменения глобального климата подтверждается в первую очередь данными инструментальных наблюдений. По данным «Оценочного доклада об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации» (2008), за 1907-2006 гг. температура в России увеличилась на 1,29 при среднем глобальном потеплении 0,74. Увеличилось также годовое количество осадков. В результате в бассейне Волги сток за 1978-2005 гг. увеличился на 15-40% по сравнению с периодом 1946-1977 гг. Авторы доклада отмечают, что в разных районах России этот процесс протекает неодинаково. В этой связи сейчас активно обсуждается проблема, насколько и как климатические изменения скажутся на природной среде конкретных регионов, в частности, на их ландшафтной структуре.

Кавказ как физико-географическая страна входит в число 200 регионов мира, где, по мнению Всемирного Фонда Дикой Природы (WWF), наиболее велико биологическое и ландшафтное разнообразие (The Global 200). Поэтому климатические изменения, протекающие здесь, не могут не отразиться на ландшафтной структуре этого региона. Российскую часть Кавказа принято называть Северным Кавказом, и, хотя это понятие не совсем корректно отображает сложившуюся систему таксономических единиц, оно прочно вошло в обиход.

Северный Кавказ в современной России занимает особое положение, поскольку это один из наиболее комфортных для проживания с точки зрения природных условий регионов страны. Он довольно давно заселен и в настоящее время здесь сложилась сельскохозяйственная и рекреационная специализация хозяйства, имеющая значение для всей России. Поэтому оценка влияния климатических изменений на ландшафтную структуру региона представляет не только теоретический, но и большой практический интерес.

Цель работы — разработка теоретико-методических и практических основ для анализа реакции ландшафтов Северного Кавказа на изменение современных климатических условий, а также выявление последствий этого процесса для ландшафтной структуры.

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

1) проанализировать существующие представления о роли климата в формировании ландшафтов, его влиянии на функционирование и динамику ландшафта, и выбрать критерии для оценки влияния на него современных климатических изменений;

2) на основе обобщения имеющихся к настоящему времени ландшафтных карт охарактеризовать современную ландшафтную структуру Северного Кавказа;

3) проанализировать современные климатические условия основных типов ландшафтов изучаемого региона и выявить тенденции их изменения;

4) систематизировать и обобщить имеющиеся материалы и охарактеризовать временную структуру основных типов ландшафтов Северного Кавказа;

5) выявить влияние современных климатических изменений на временную структуру ландшафтов и оценить ее устойчивость к данному внешнему воздействию.

Объектом исследования являются ландшафты Северного Кавказа.

Предмет исследования — временная структура ландшафтов Северного Кавказа как отражение современных климатических условий.

Теоретическая и методическая база исследований. Работа основывается на современные представления, сложившиеся в комплексной физической географии. При выработке теоретических и методических подходов автор опирался на труды Д.Л. Арманда, Л.С. Берга, Н.Л. Беручашвили, Н.А. Гвоздецкого, А.А. Григорьева, К.Н. Дьяконова, Н.Н. Иванова, А.Г.

Исаченко, С.В. Калесника, Э.Г. Коломыца, А.А. Крауклиса, И.И. Мамай, Ф.Н. Милькова, В.А. Николаева, В.С. Преображенского, Н.А. Солнцева, В.Б. Сочавы и др.

Исходная информация и методы исследований. В основу работы положены собственные исследования автора на территории Северного Кавказа в период 1995-2011 гг. Использовались также фондовые материалы, имеющиеся в Грозненском государственном нефтяном техническом университете им. акад. М.Д. Миллионщикова, Чеченском государственном университете. Исследования природных условий и ландшафтов региона проводились с использованием традиционных методов, применяемых в географии и смежных науках (сравнительный, картографический, полустационарный, статистический и др.). Для анализа современных климатических условий использовались данные, имеющихся в территориальных подразделениях Росгидромета, а также сведения, имеющиеся в открытом доступе в Интернете (www.meteo.ru и др.). Для систематизации собранных материалов использовался стандартный пакет MS-Excel, на основе которого создавались алгоритмы обработки данных. В результате были созданы банки данных, характеризующие основные параметры климата.

Далее они послужили основой для анализа климатических изменений и временной структуры природно-территориальных комплексов (ПТК).

Научная новизна работы заключается в том, что:

– предложен новый подход для оценки влияния на ландшафты климатических изменений, опирающийся не только традиционные климатические параметры (температура, осадки, коэффициент увлажнения), но учитывающий изменения временной структуры ландшафтов, находящей свое отражение во внутригодичном наборе состояний ПТК;

– уточнена и детализирована ландшафтная карта Северного Кавказа с учетом анализа временной структуры ландшафтов;

– выявлены основные тенденции современных климатических изменений в пределах наиболее широко распространенных на территории Северного Кавказа типов ландшафтов;

– детально охарактеризована временная структура наиболее широко распространенных типов ландшафтов Северного Кавказа и установлен вклад различных групп состояний в ее формирование;

– установлены современные тенденции изменения временной структуры ландшафтов Северного Кавказа под влиянием климатических изменений, что позволило оценить ее устойчивость;

Все материалы, использованные в диссертации, переведены в электронную форму и хранятся в электронном виде, что облегчает их доступ, обработку и использование. Созданные подпрограммы позволяют обновлять и расширять имеющуюся информационную базу, а также использовать ее для целей картографирования и создания ГИС.

Теоретическая и практическая значимость. Теоретический интерес представляют результаты анализа климатических изменений в пределах современных ландшафтов Северного Кавказа, характеристика их временной структуры, вклад различных групп состояний в ее формирование. Эти данные позволяют провести оценку устойчивости ландшафтов исследуемой территории к изменению климата и выявить возможные тенденции их изменения. В этой связи возможна разработка конкретных мероприятий по охране, оптимизации и рациональному использованию природных ресурсов Северного Кавказа и его отдельных районов.

Анализ изменения климатических условий, имеющих территориальные особенности, позволяет адаптировать отдельные отрасли хозяйства (сельское и лесное), водопользование, структуру особо охраняемых природных территорий к изменяющимся условиям.

На основании проведенного исследования сформулированы и выносятся на защиту следующие положения:

1. Анализ влияния климатических изменений на ландшафтную структуру проводится на основе выявления изменения таких показателей, как температура, осадки и увлажнение (ГТК или Ку). Последнее обычно осредняется для всего периода активной вегетации, что не дает полного представления о спектре изменения его условий, а условия холодного периода вообще не учитываются.

2. Для оценки влияния климатических изменений на ландшафты необходим не только анализ изменения величин температуры, осадков и увлажнения (годовых и сезонных), но также учет продолжительности единых тенденций (длительности отрезков потепления/ похолодания, усиления/ослабления увлажнения).

3. Для равнинных и предгорно-холмистых ландшафтов Северного Кавказа характерны единые тренды изменения климатических условий в 1966-2010 гг. Отмечается рост температуры воздуха (преимущественно за счет увеличения температуры холодного периода), наиболее отчетливо фиксируемый при осреднении по пятилетним отрезкам. Количество осадков изменяется разнонаправлено, в результате этого увлажнение характеризуется чередованием в разной степени выраженности сухих и влажных периодов.

4. Более стабильными климатическими условиями характеризуются зональные типы ландшафтов Северного Кавказа на равнине и высотно-зональные — в горах. Предгорнохолмистые ландшафты на равнине и горные умеренные семиаридные и семигумидные в горах отличаются более значительными колебаниями климатических параметров.

5. Для каждого крупного ландшафтного выдела (ранга типа или подтипа ландшафтов) характерными являются инвариантные наборы групп внутригодичных состояний, отражающие их временную структуру. Изменение соотношения этих групп состояний, а также появление во временной структуре циркуляционных состояний под влиянием колебаний климата могут являться индикаторами ландшафтных трендов.

6. В целом современная ландшафтная структура Северного Кавказа довольно стабильна, а современные климатические изменения находят свое отражение преимущественно в изменении не столько набора, сколько соотношения групп сезонных состояний.

Область исследования. Работа выполнена в рамках специальности 25.00.23 — физическая география и биогеография, география почв и геохимия ландшафтов (п.10. Временная и пространственная организация ландшафтов горных и равнинных территорий).

Апробация и публикации. Основные теоретические положения и практические результаты докладывались автором и обсуждались на семинарах Комплексного научноисследовательского института (КНИИ) РАН (2006-2010 гг.), на ежегодных научных конференциях преподавателей Грозненского государственного нефтяного института; на международных конференциях: «Инновационные технологии в производстве, науке и образовании» (Грозный, 2010), «Современные проблемы в экологии» (Москва, 2010); на всероссийских конференциях: «Наука. Образование и производство», посвященная 95-летию со дня рождения академика М.Д. Миллионщикова (Грозный, 2008), «Всероссийская научная конференция, посвященная 85-летию Н.А. Карцева» (Москва, 2010), «Всероссийская научно-практическая конференция, посвященная 10-летнему юбилею со дня основания КНИИ РАН» (Грозный, 2011); на региональных конференциях: «Региональная научно-практическая конференция, посвященная 80-летию ГГНИ» (Грозный, 2000); в работе XXIX и XXX Российской школы (Миасс, 2009-2010). Отдельные положения диссертации использовались при выполнении договорных НИР (Геоэкологический атлас Чеченской Республики, 2008; Экологическое состояние и медико-экологические проблемы Чеченской Республики, 2008; Разработка системы экологического мониторинга на территории Чеченской Республики, 2010). По теме диссертации и району исследования опубликовано более 50 работ, в том числе 11 статей в журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, 5 глав, заключения и списка литературы (264 источника) и 3 приложений. Текст диссертации изложен на 306 страницах и иллюстрирован 38 таблицами и 84 рисунками.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

ГЛАВА 1. КЛИМАТ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ, ДИНАМИКИ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЛАНДШАФТОВ Теоретической базой исследований являются современные представления, сложившиеся в комплексной физической географии, в частности, о структуре географического ландшафта. Устоявшимися можно считать представления о пространственной структуре ландшафта. Эти представления сложились к концу 1960-х годов и нашли свое отражение в работах С.В. Калесника, Д.Л. Арманда, Н.А. Солнцева, Н.А. Гвоздецкого, А.Г. Исаченко, В.Н.

Николаева, Ф.Н. Милькова и др. Их результатом явилось представление о ландшафте как об узловой единице в ряду геосистем, в том числе и в системе территориальных физикогеографических единиц.

Природный ландшафт определяется как генетически однородный природнотерриториальный комплекс, имеющий одинаковый геологический фундамент, один тип рельефа, одинаковый климат и состоящий из свойственного только данному ландшафту набора динамически сопряженных и закономерно сочетающихся урочищ (Солнцев, 1962).

Ландшафт формируется в результате действия различных факторов и процессов. Н.А.

Солнцев (1960) отмечал, что ландшафтообразующие факторы по своей структуре сложны и разнообразны и в порядке убывания «силы» подразделяются три группы: 1) литогенную (геологическое строение, литология поверхностных пород и рельеф); 2) гидроклиматическую (климат, воды); 3) биогенную (почвы, растительность, животный мир). В «Энциклопедическом словаре географических терминов» (1968) под ландшафтообразующими факторами понимаются климат, геологическое строение, рельеф, почвы, растительность и другие компоненты ландшафта, принимающие участие в формировании географического комплекса.

Ф.Н.Мильков (1970) отмечает, что в качестве важнейшего ландшафтообразующего фактора, в значительной степени определяющего природу географических зон, является соотношение тепла и влаги.

Из приведенных определений видно, что климат, наряду с геологическим строением и рельефом, является одним из важнейших факторов формирования ландшафта и определяется его пространственную структуру.

А.Г.Исаченко (1991) отмечает, что первоначальное представление сводилось к тому, что под структурой понималось взаимное расположение составных частей, то есть к пространственному аспекту структуры. При дальнейшем развитии понятия возник его функциональный аспект, который требует обращать внимание на внутренние системообразующие связи. Однако представление о структуре ландшафта оставалось статичным, пока не появился третий, динамический, или временной, аспект, т.е. структура ландшафта стала рассматриваться не только как некоторая организованность его составных частей в пространстве, но и как упорядоченность смены его состояний во времени.

Динамическая составляющая ландшафта проявляется через совокупность процессов перемещения, обмена и трансформации вещества и энергии, или функционирование ландшафта — интегральный природный процесс, включающий в себя трансформацию солнечной энергии, влагооборот и биогеоцикл. Характеристика функционирования ландшафта обычно основывается на средних или суммарных годовых показателях, так как год — это минимальный отрезок времени, в течение которого выявляются все типичные процессы функционирования и для которого может быть составлен полный баланс вещества и энергии в геосистеме. Годичный интервал — это минимальное время выявления всякой геосистемы.

Функционирование геосистем имеет циклический характер и подчинено цикличности поступления солнечной энергии. Цикличность процессов функционирования геосистемы сопровождается определенными изменениями ее вертикальной структуры. Годичный цикл с его сезонными фазами, таким образом, может быть «разложен» на более дробные временные составляющие.

В ландшафтах различаются два основных типа изменений, которые Л.С. Берг назад назвал обратимыми и необратимыми. К первым он относил сезонные смены, которые не вносят ничего нового в установившийся порядок вещей, а также изменения катастрофического характера (землетрясения, сильные пожары и т. п.), после которых ландшафт восстанавливается до состояния, бывшего до катастрофы. При необратимых, или прогрессивных, сменах возврата к прежнему состоянию не происходит: изменения идут в одну сторону, в определенном направлении.

Изменения первого типа не приводят к качественному преобразованию ландшафта, они совершаются, как отметил В.Б.Сочава (1978), в рамках одного инварианта, в отличие от изменений второго типа, которые ведут к трансформации структур, т.е. к смене ландшафтов.

Все обратимые изменения ландшафта образуют его динамику, тогда как необратимые смены составляют сущность его развития. Динамика, таким образом, входит в понятие инварианта ландшафта, в ней выражается временная упорядоченность состояний ландшафта как его структурных элементов. Поэтому динамику можно определить как смену состояний геосистем в рамках одного инварианта, в то время как развитие есть смена самого инварианта.

Под состоянием геосистемы подразумевается упорядоченное соотношение параметров ее структуры и функций в определенный промежуток времени. Состояние геосистемы находится в соответствии с входными (внешними) воздействиями (например, потоком лучистой энергии Солнца, атмосферными осадками). Устойчивую смену состояний в пределах суточных и годовых циклов называют режимом функционирования геосистемы.

Н.Л. Беручашвили (1986) в зависимости от продолжительности подразделяет состояния на кратковременные (до 1 суток), средневременные (от 1 сут. до 1 года) и длительновременные (более 1 года). На практике чаще всего приходится иметь дело со средневременными состояниями ландшафта и подчиненных ему геосистем. Они связаны, прежде всего, с сезонной динамикой (фазы годового цикла), а также с различными погодными ситуациями преимущественно циркуляционного происхождения.

Основными причинами, приводящими к смене состояний ПТК, является изменение поступления тепла и влаги (гидротермического режима) в течение сезона или года. Показатели тепло- и влагообеспечения в ландшафте характеризуются величинами температуры и осадков за определенный промежуток времени (сутки, сезон или года). эти же показатели рассматриваются в относятся также и к климатическим, по которым выявляются его изменения.

Наиболее важными климатическими параметрами, используемыми как индикаторы изменения климата, являются температура воздуха у поверхности земли и атмосферные осадки. Характер связи между климатом и ландшафтным обликом территории определяется посредством коэффициент увлажнения (Ку) Н.Н. Иванова (1949). Он представляет собой осредненное за вегетационный период отношение осадков к испаряемости. Наряду с коэффициентом увлажнения, для установления связи между климатическими условиями и ландшафтным обликом или ее сельскохозяйственной специализацией используется еще целый ряд коэффициентов и индексов, основанных на типичных климатических параметрах.

В современных исследованиях, как отмечают Г.В. Груза и Э.Я. Ранькова (2003), термин «климат» используется также вместо термина Глобальный Климат, который характеризуется набором состояний Глобальной Климатической Системы в течение заданного интервала времени. Это определение климата позволяет использовать в качестве климатических переменных любые статистические характеристики любых параметров состояния климатической системы для некоторого заданного интервала времени.

В целом под климатическими изменениями понимаются длительные (свыше 10 лет) направленные или ритмические изменения климатических условий на Земле в целом или в ее крупных регионах (Хрусталев, 2000). К климатическим изменениям относятся: колебания климата на протяжении геологического времени (связанные, как правило, с покровными оледенениями); исторические (охватывающие периоды времени в несколько тысячелетий) и современные (в десятки и сотни лет). Климатические изменения обусловлены космическими, астрономическими, геологическими и другими факторами, а современные изменения — также и деятельностью человека (Щукин, 1980).

Изменение климата для заданной области характеризуется разностью между некоторыми климатическими переменными для двух заданных интервалов времени (Абрамова и др., 1983). Для оценки климатических изменений могут использоваться любые климатические переменные, а для оценки отклонений от средних — любые базовые периоды. В качестве стандартного периода для оценивания климатических переменных, характеризующих текущий или современный климат, Всемирная Метеорологическая Организация рекомендует использовать период в 30 лет.

Помимо величины отклонения параметра от средней, для оценки воздействия климатических изменений на ландшафты необходим также учет длительности этого воздействия. Как отмечает В.П. Воронина (2009), слабая форма климатического опустынивания может развиваться при длительности засушливого периода 3-4 года подряд, средняя — при 5-6 годах, сильная — 7 и более лет, когда показатель Ку меньше средней величины. Очевидно, что это положение применимо не только к опустыниванию, но также и к другим тенденциям, проявляющимся в том или ином ландшафте.

На основе изменения температуры, осадков и различных климатических коэффициентов и индексов, проводятся анализ ландшафтных границ или границ сельскохозяйственных зон. В.Д. Панов и др. (2002) на основе изменения коэффициента увлажнения дают прогноз изменения границ ландшафтов Ростовской области. С.А. Антонов (2009) прогнозирует изменение границ агроландшафтов на территории Ставропольского края на основе изменения величины гидротермического коэффициента (ГТК). Г.Л. Каплан (2010) приводит прогностические карты ландшафтной структуры и агроклиматического районирования Ставропольского края также на основе величины ГТК.

Недостатком такого подхода для оценки пространственной структуры ландшафтов является то, что оцениваются лишь условия теплого времени года, хотя для ПТК не меньшее значение имеют также условия перезимовки растительности, а также геоморфологические и почвенные процессы, протекающие в холодное время года.

На это несоответствие, а также на роль динамических факторов в формировании ландшафтов Большого Кавказа, обратил внимание В.В. Братков (2002). Им была предложена методика анализа временной структуры ландшафтов, основанная на концепции пространственно-временного анализа и синтеза ПТК, разработанной Н.Л. Беручашвили. Удобство этой методики связано с тем, что она позволяет увязать климатические изменения с временной структурой ландшафтов с учетом не только теплого, но и холодного времени года.

Для анализа временной структуры ландшафтов Северного Кавказа были использовали методические подходы, разработанные В.В. Братковым и реализованные на их основе результаты моделирования сезонной динамики ландшафтов Северного Кавказа (Братков, 2002;

Братков, Мокроусов, Салпагаров, 2005; Бурым, 2005; Джандубаева, 2008; Дышеков, 2008;

Гаджибеков, 2009; Байрамкулова, 2010; Атаев, Братков, 2011; Атаев, Братков, Гаджибеков, 2011; и др.).

В качестве узловой единицы при изучении сезонной динамики выступает суточное состояние ПТК — стекс, существование которых обусловлено сезонной ритмикой, погодными условиями и динамической тенденцией развития (Беручашвили, 1982).

Основными критериями для выделения стексов являются тенденции изменения вертикальной структуры ПТК, температурный режим и режим увлажнения. Для выражения годового цикла ландшафтов использовалась следующая иерархия состояний: сезон — фаза — циркуляционное состояние — стекс (Беручашвили, 1986).

Сезонные состояния объединяют 2 и более фазы годового цикла, фактически это тривиальные сезоны (зима, весна, лето, осень). Фазы годового цикла включают в себя 2 и более циркуляционных состояния и представляют собой подсезоны года. Циркуляционные состояния выделяются по преобладающему стексу, и связаны с циркуляционными процессами в атмосфере, то есть вторжениями теплых или холодных масс. Циркуляционные состояния могут быть как традиционными, связанными с сезонной, преимущественно широтной циркуляцией атмосферы на данной территории, так и формироваться в результате прорыва воздушных масс из климатических поясов. Последнее явление не носит закономерный характер, но, как показали результаты наших исследований, может быть индикаторами возможных изменений ландшафтов под влиянием климатических факторов.





С учетом того, что термическая градация стексов позволяет привязывать их к сезонам и фазам годового цикла, стексы группируются на основе одинаковой тенденцией изменения вертикальной структуры, общности протекающих процессов функционирования и продолжительности (встречаемости) в следующие группы: G — гумидные; GS — семигумидные; S — семиаридные; A — аридные; U — переходные; Z — бесснежные состояния холодного периода; H — нивальные; K — криотермальные (Братков, 2002; и др.).

Наиболее многочисленными группами состояний характеризуются зимний и летний сезоны. Это связано с тем, что в умеренных широтах, несмотря на господство западного переноса, довольно большую роль играет меридиональный перенос воздушных масс, а также их трансформация, особенно в зимнее и летнее время. Поэтому, если весной и осенью эти процессы лишь удлиняют или укорачивают соответствующие структурные состояния, то зимой и летом часто проявляются новые.

Таким образом, временная структура ландшафта представляет собой набор и соотношение состояний и их групп за определенные промежуток времени (месяц, сезон или год).

ГЛАВА 2. ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ И ЛАНДШАФТЫ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА Понятие «Северный Кавказ» прочно укоренилось в географической литературе. Традиционно под ним понимается территория, расположенная между Черным и Азовским морями на западе и Каспийским — на востоке. Побережья этих морей составляют западную и восточную границы Северного Кавказа. Северная граница в восточной части пролегает по КумаМанычской впадине, а в западной части — по линии устье Дона — р.Маныч. Южной границей служит Главный Кавказский, или Водораздельный хребет. В указанных границах регион занимает площадь 270692 км2.

В этих границах территория относится к двум физико-географическим областям: полностью к Предкавказью и частично — к Большому Кавказу, его северному склону. Поэтому с физико-географической точки зрения Северный Кавказ, как отмечал Н.А. Гвоздецкий (1952), не представляет собой единой таксономической единицы районирования. Однако эта территория характеризуется едиными энергетическими и вещественными потоками, что и позволяет считать ее единым природным комплексом. Обширность территории, ее своеобразное географическое положение и рельеф обусловили исключительное разнообразие природных условий и ландшафтов.

Для всей территории Северного Кавказа имеется несколько ландшафтных карт. Среди обзорных можно отметить Ландшафтную карту СССР (1:4000000) под редакцией А.Г. Исаченко (1986). Более подробную ландшафтную карту Северного Кавказа (1:2500000) составил В.А. Шальнев (2004, 2007 и др.). Н.Л. Беручашвили и др. составили ландшафтную карту Кавказа в масштабе 1:1000000 (1979). Несколько позже, в 1996 г. им был подготовлен электронный вариант данной карты (Беручашвили, 1996; Перспектива окружающей среды Кавказа, 2002; Atlas gopolitique du Caucase, 2010). Эта карта, как наиболее крупномасштабная, с нашими изменениями и дополнениями, была использована для характеристики ландшафтов Северного Кавказа (табл.1, рис.1) и выявления изменений климатических условий в пределах ландшафтов.

Таблица Систематика ландшафтов Северного Кавказа Классы Типы Подтипы А. Равнинные умеренные арид- А1. Низменные и равнинные полупустынные и пусные (32246 км2) тынные Б. Равнинные и холмистые теплоумеренные и умеренные се- Б1. Равнинные и холмистые степные Равнинные и миаридные (109809 км2) предгорноВ1. Предгорные лугостепные, луговые, кустарникохолмистые В. Предгорно-холмистые тепловые и лесостепные (13054 км2) (198654 км2) умеренные и умеренные семигумидные (23454 км2) В2. Предгорные лесостепные и лесные (10400 км2) Г. Гидроморфные и субгидро- Г1. Низменные дельтовые и пойменные морфные (33145 км2) Д. Горные умеренные гумидные Д1. Нижнегорно-лесные (10305 км2) (23425 км2) Д2. Среднегорно-лесные (13120 км2) Е1. Низкогорные лесо-кустарниково-лугово-степные (2803 км2) Е. Горные умеренные семигу- Е2. Среднегорные луговые, степные, лугостепные, мидные (11798 км2) шибляковые и фригановые (7000 км2) Е3. Горно-котловинные лесо-кустарниково-луговостепные (1995 км2) Ж. Горные умеренные семи- Ж1. Горно-котловинные степные и шибляковые аридные (1551 км2) Горные З1. Среднегорные лесные темнохвойные (2441 км2) (71998 км2) З. Горные холодноумеренные З2. Верхнегорные лесные сосновые и березовые (8898 км2) (6457 км2) И1. Высокогорные субальпийские кустарниковолуговые (15691 км2) И. Высокогорные луговые И2. Высокогорные альпийские кустарниково(25958 км2) луговые (7669 км2) И3. Высокогорные субнивальные (2598 км2) К. Гляциально-нивальные К1. Ледники (368 км2) В классе равнинных и предгорно-холмистых ландшафтов, которые получили распространение на территории Предкавказья, представлено 4 типа и 5 подтипов ландшафтов, среди которых гидроморфные и субгидроморфные являются интразональными. В классе горных ландшафтов, которые представлены на северном макросклоне Большого Кавказа, выделяется 6 типов и 12 подтипов ландшафтов.

Равнинные аридные ландшафтами начинают ряд зональных ландшафтов на севере и северо-востоке. Они распространены на 32,2 тыс. км2 (11,9% общей площади) и приурочены к Терско-Кумской низменности и побережью Каспийского моря, а также к Кума-Манычской долине. Они занимают особое место в ряду ПТК Юга России, что связано с их переходным положением между степями на севере и северо-западе и пустынями на юге и юго-востоке.

Здесь характерен низменно-равнинный рельеф с большим набором аккумулятивных и эоловых форм. Средняя годовая температура воздуха составляет 9,5-11,5, годовое количество осадков колеблется от 200-250 мм на побережье до 350-400 мм на границе со степями. В соответствии с такими условиями изменяется Ку — от менее 0,20 на побережье до 0,35-0,Рис. 1. Ландшафты Северного Кавказа (обозначения см. в табл.1) при переходе к степям. Почвенно-растительный покров характеризуются комплексностью:

здесь сочетаются фрагменты смежных ландшафтов — пустынных и степных; значительную площадь в пределах данного типа ландшафтов занимают опустыненные степи в сочетании с полупустынными группировками. Зональным типом почв, по которому традиционно диагностируются эти ландшафты, являются каштановые. Морфологическая структура данного ландшафта довольно монотонная и однообразная.

Равнинные и холмистые теплоумеренные и умеренные семиаридные ландшафты являются наиболее типичными на территории Северного Кавказа, и занимают 109809 км(40,6%). Наиболее широко они представлены в Западном и Центральном Предкавказье, а в Восточном тянутся узкой полосой между полупустынными ландшафтами на побережье Каспия и низкогорными хребтами Большого Кавказа. Для них характерен равнинный рельеф с сочетанием аккумулятивных и денудационных форм. Годовые температуры здесь изменятся от 8,0-9,0 в предгорьях и наиболее возвышенных частях до 10,0-10,5 на побережье Черного моря. Годовое количество осадков изменяется от 350 до 500 мм. Ку=0,35-0,55. Степная растительность представлена рядом группировок, пространственное распределение которых обусловлено местными условиями: от богато-разнотравных дерновинно-злаковых степей в Западном и Центральном, до дeрновинно- и корневищно-злаковых в Восточном Предкавказье. При переходе к предгорьям Большого Кавказа и в понижениях развиваются разнотравнозлаковые и злаково-разнотравные луговые степи в сочетании с остепненными лугами. Зональным типом почв являются черноземы. Морфологическая структура данных ландшафтов, также как и полупустынных, не отличается большой сложностью и разнообразием, так как доминантные ПТК занимают довольно большие площади.

Предгорно-холмистые теплоумеренные и умеренные семигумидные ландшафты занимают площадь 23454 км2 (8,7%) и наиболее широко представлены в Западном Предкавказье. Они являются переходной полосой между собственно горным сооружением Большого Кавказа и Предкавказскими равнинами. В пределах Центрального Предкавказья они занимают район Кавказских Минеральных Вод, а также фрагментарно представлены в Дагестане.

Отличительной особенностью рельефа этих ландшафтов является то, что здесь представлены как пологонаклонные равнины, так и останцовые массивы (например, Сычевы горы с высотами до 850 м). Такое положение накладывает отпечаток на климат: в связи с приближением к горам здесь отмечается незначительное уменьшение температуры воздуха и увеличение количества выпадающих осадков. Средняя годовая температура воздуха составляет около +10, годовое количество осадков до 600 мм, а величина Ку> 0,60, что соответствует лесостепным условиям. Растительность представлена фрагментами лесов (дубовых и грабовых), которые ранее имели гораздо более широкое распространение, а также разнотравнозлаковыми и злаково-разнотравными мезофитными и ксеромезофитными разнотравными луговыми степями и остепненными лугами. В почвенном покрове представлены типичные и выщелоченные черноземы, фрагментарно встречаются серые лесные почвы и аллювиальные.

Данный тип ландшафтов характеризуется наибольшим разнообразным элементарных ПТК среди равнинных ландшафтов.

Гидроморфные и субгидроморфные ландшафты являются азональными; их существование связано с нижними течениями наиболее крупных рек Кавказа: Кубани и Терека. Эти ландшафты занимают довольно обширные площади (33145 км2, или 12,2%), особенно в восточной части. Они слагаются наносами данных рек, а основное отличие от смежных зональных ландшафтов (степных и полупустынных) заключается в том, характер растительности определяется не климатом, а уровнем залегания грунтовых воды: в результате формируются ряды луговой растительности, а в наиболее пониженных местах — болота и солончаки. В поймах сформировалась лесная растительность.

Горные умеренные гумидные ландшафты представлены почти на всем северном макросклоне Большого Кавказа от подножья до высоты 1500–1600 м, занимая на склонах Скалистого, Пастбищного, Лесистого хребтов и их отрогов 23425 км2 (8,7%). Встречаются они также на склонах хребтов, опоясывающих Внутренний Дагестан (Андийском, Салатау и Гимринском). Для них характерным является карстовый и эрозионно-денудационный рельеф. Район распространения этих ландшафтов характеризуется умеренно-теплым и достаточно влажным климатом. Среднегодовая температура воздуха изменяется от 8–9° на нижней границе до 6–7° на верхней. Годовое количество осадков колеблется от 500-600 до 800–9мм. По мере продвижения с запад на восток происходит усиление континентальности климата, при этом Ку уменьшается от 1,15 до менее 1,0. Типичными являются широколиственные леса, в древостое которых преобладают дубы (черешчатый и скальный), бук, граб, липа, ясень, вяз и др. В Дагестане, в связи с иссушением климата и вырубкой лесов, появляются заросли колючих кустарников и луговые ПТК. Для такой растительности типичными являются бурые горно-лесные и перегнойно-карбонатными почвы.

Горные умеренные семигумидные и горные умеренные семиаридные ландшафты, несмотря на довольно ограниченное распространение (4,4% и 0,6% площади изучаемой территории), являются наиболее своеобразными в горной части, так как осложняют высотный ряд ландшафтов. Различия между ними сводятся к набору элементарных ПТК.

Горные умеренные семигумидные ландшафты неодинаково представлены в пределах Большого Кавказа: на Западном Кавказа они приурочены к котловинам между наиболее низкими хребтами, на Центральном — к котловинам и склонам среднегорий, на Восточном — к передовым хребтам, среднегорьям и наиболее широким частям долин крупных рек. Несмотря на разницу в положении, наборах форм и типов рельефа, эти ландшафты объединяют общие климатические условия, в частности, увлажнение здесь соответствует лесостепям (Ку=0,6-0,9). В результате природные комплексы формируют довольно длинные ряды по местоположениям: от лесных на наиболее влажных до степных на наиболее сухих.

Горные умеренные семиаридные ландшафты распространены в интервале высот от 600–700 до 1100–1300 м и встречают исключительно в котловинах. В пределах Западного и Центрального Кавказа они встречаются между Боковым и Скалистым хребтами (СевероЮрская депрессия), а на востоке, во Внутреннем Дагестане — также и в речных широких долинах. Характерным является эрозионно-аккумулятивный рельеф. Климат характеризуется более высокими, по сравнению с зональными ландшафтами, температурами, но меньшим количеством осадков. В результате орографической изоляции здесь отмечается сокращение осадков по сравнению со склонами (Ку=0,4–0,6), поэтому здесь широко представлены фриганы и фриганоиды, шибляки, горные степи, хотя на циркуляционных склонах имеются и фрагменты лесов. Здесь характерны горно-степные и перегнойно-карбонатные почвы.

Горные холодноумеренные ландшафты распространены в интервале высот от 1000– 1200 до 2200–2400 м и занимают 8898 км2 (3,3%). Здесь характерным является эрозионноденудационный, карстовый и, частично, палеогляциальный рельеф. Ареал распространения этих ландшафтов характеризуется умеренно-холодным и довольно влажным климатом.

Среднегодовая температура составляет +5–6°, а годовое количество осадков изменяется от 1000 мм на западе до 800 мм в центре и 600 мм на востоке. Увлажнение достаточное и избыточное (Ку до 1,3). Типичной является лесная растительность: на западе представлены буково-темнохвойные леса, которые переходят в хвойные, а на верхней границе леса — в мелколиственные (березовые и смешанно-березовые). Хвойные леса исчезают на территории Центрального Кавказа и вновь появляются в Дагестане. В пределах континентального (восточного) сектора темнохвойные леса отсутствуют. Леса, располагающиеся на границе лесной и луговой зон, имеют облик криволесий и низколесий. Типичными под лесами являются горнолесные почвы, часто оподзоленные и подзолистые.

Высокогорные луговые ландшафты располагаются в высокогорной части, где занимают 25958 км2 (9,6%) в интервале высот от 1800–2000 до 3200–3400 м. Они распространены повсеместно на склонах Главного, Передового и Бокового, а также Скалистого хребтов. Эта часть слагается целым комплексом пород, в результате чего здесь представлен вулканический, денудационный, эрозионный и карстовый рельеф. Мощное оледенение на Западном и Центральном Кавказе обусловило здесь наличие большого числа форм современного и древнего ледникового рельефа. Климат характеризуется коротким прохладным летом и продолжительной холодной и снежной зимой. Средняя годовая температура колеблется от +2–2,5° в субальпах до -2,5° и ниже в альпах. Количество осадков изменяется от 600 до 1800 мм в год, с увеличением высоты растет их доля, выпадающая в твердом виде. Растительность представлена преимущественно лугами (субальпийскими и альпийскими), которые сочетаются с кустарниковыми заросли стланникового типа (рододендрон кавказский и можжевельники).

Под лугами развиты горно-луговые почвы; в относительно сухих местообитаниях, под луговыми степями формируются черноземовидные почвы.

Помимо перечисленных типов ландшафтов, в наиболее возвышенных частях Большого Кавказа имеется современное оледенение.

Ландшафты Северного Кавказа характеризуются разной степенью хозяйственной освоенности. В пределах равнинных ландшафтов наиболее полно освоены равнинные и холмистые теплоумеренные и умеренные семиаридные ландшафты, а также предгорно-холмистые теплоумеренные и умеренные семигумидные ландшафты. Например, на территории Ставропольского края до 90% территории, занимаемой этими ландшафтами, вовлечены в сельскохозяйственный оборот (Шальнев, 2004). То есть наиболее сильной трансформации подвергся растительный покров. В пределах Большого Кавказа в наибольшей степени освоены горные умеренные семиаридные и горные умеренные семигумидные ландшафты (Заурбеков и др., 2010). Нагрузка на остальные горные ландшафты существенно ниже, особенно в последние время.

ГЛАВА 3. СОВРЕМЕННЫЕ КЛИМАТИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ЛАНДШАФТОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА Для оценки современных климатических условий использовались данные инструментальных наблюдений существующей метеорологической сети. Сведения о климате северного Кавказа за 1931-1960 гг. были опубликованы в серии «Справочник по климату СССР» (19661968), которые использовались при характеристике региональных климатических условий.

При анализе климатических характеристик ландшафтов были учтены данные 157 метеостанций, большая часть их которых располагались в пределах равнинных и предгорнохолмистых ландшафтов. В настоящее время существовавшая ранее метеорологическая сеть существенно сократилась, а наибольшее сокращение произошло в горной части. Помимо того, что часть метеостанций была закрыта, в отдельные периоды, особенно в 1990-е годы наблюдения проводились не регулярно, что также сократило количество исходных данных.

Приуроченность базовых метеостанций к ландшафтам иллюстрирует рис.1.

Для выявления современных климатических условий в пределах типов ландшафтов были проанализированы данные за 1965-2010 гг. Данный временной отрезок был выбран потому, что в 1966 г. практических на всей территории Северного Кавказа отмечались экстремальные значения температуры воздуха.

Изменения внутриландшафтных климатических условий в сравнении с предшествующим периодом (1931-1960 гг.) иллюстрирует табл.2.

Средняя годовая температура воздуха увеличилась в пределах всех ландшафтов Северного Кавказа. Ее прирост составил 0,7 в равнинных умеренных аридных, а также в равнинных и холмистых теплоумеренных и умеренных семиаридных ландшафтах, 0,5 в предгорно-холмистых теплоумеренных и умеренных семигумидных, 0,3 в горных умеренных гумидных, а также в горных умеренных семигумидных и горных холодноумеренных; 0,2 в горных умеренных семиаридных и 0,4 в горных в высокогорных луговых. Наиболее заметное потепление произошло в равнинной, предгорной и среднегорной частях, и в меньшей степени — в котловинах и высокогорьях. Основной вклад в потепление внесло увеличение температуры в холодное время года, тогда как термические условия периода активной вегетации или почти не изменились, или улучшились крайне незначительно.

Годовое количество осадков также возросло почти во всех рассматриваемых ландшафтах Северного Кавказа, за исключением высокогорных луговых. В классе равнинных ландшафтов наибольший прирост (59-66 мм, до 12%) отмечается в пределах равнинных и холмистых Таблица 2.

Изменения климатических условий в ландшафтах Северного Кавказа Ландшафты Т01 Т07 Тгод Rгод Rвег Ку -2,8 24,7 10,7 355 204 0,Равнинные умеренные аридные -1,6 24,7 11,4 385 249 0,-3,8 23,5 9,9 481 290 0,Равнинные и холмистые теплоумеренные и умеренные семиаридные -2,4 23,6 10,6 540 359 0,Предгорно-холмистые теплоумеренные и -3,0 21,7 9,4 547 348 0,умеренные семигумидные -1,8 21,9 9,9 613 426 0,-4,6 20,5 8,3 751 504 0,Горные умеренные гумидные -3,1 20,1 8,6 883 524 0,-4,3 16,9 6,6 565 400 0,Горные умеренные семигумидные -3,4 16,9 6,9 609 413 0,-3,2 20,3 8,9 481 379 0,Горные умеренные семиаридные -2,3 20,1 9,1 540 428 0,-4,5 15,8 6,1 1068 544 1,Горные холодноумеренные -4,0 16,3 6,4 1094 566 1,-9,9 8,5 -0,8 10Высокогорные луговые -9,5 9,0 -0,4 10Примечание: Тгод — средняя годовая температура воздуха, Т01 — средняя январская температура воздуха, Т07 — средняя июльская температура воздуха, R — годовая сумма осадков, Rвег — сумма осадков вегетационного периода, Ку — коэффициент увлажнения. В числителе приведены средние величины за 1931-1960 гг., в знаменателе — за 1965-2010 гг.

теплоумеренных и умеренных семиаридных, а также в предгорно-холмистых теплоумеренных и умеренных семигумидых ландшафтах, в то время как в равнинных аридных ландшафтах они возросли в меньшей степени (30 мм, или 8%). В горной части наибольший прирост осадков отмечается в пределах горных умеренных гумидных ландшафтов (132 мм, или 17,5%), а также горных умеренных семиаридных (12,3%). Что касается осадков вегетационного периода, то они в большей степени увеличились в равнинных ландшафтах (до 12-14%), и в меньшей — в горной части.

Коэффициент увлажнения, несмотря на рост температуры и количества выпадающих осадков, изменились крайне незначительно: его прирост нигде не достигает 0,10. В предгорно-холмистых теплоумеренных и умеренных семигумидных ландшафтах величина Ку превысила граничные значения, разделяющие степные и лесостепные ландшафты. Однако для данного ландшафта характерна несколько большая амплитуда колебаний климатических параметров, обусловленная положением на стыке между равнинной и горной частями.

Изменения средней годовой температуры воздуха в ландшафтах Северного Кавказа за 1965-2010 гг. иллюстрирует рис.2. Для выявления трендов были использованы линейная и полиноминальная аппроксимации. Первая наиболее точно отражает изменения в начале и конце ряда, вторая позволяет выявить циклическую составляющую. Как и при сопоставлении температур с предыдущим периодом, для всех ландшафтов проявляется единая тенденция — увеличение годовой температуры воздуха, которая наиболее ярко проявляется в равнинных ландшафтах и ослабевает при переходе к высокогорьям. Другая общая особенность изменения температур — цикличность этого процесса. Температура в наибольшей степени среди других климатических показателей, подвержена цикличности. Еще одной общей особенностью изменения годовой температуры воздуха в ландшафтах Северного Кавказа является синхронность этого процесса. Она проявляется в том, что в 1966 г. повсеместно отмечался максимум температуры воздуха, который был превышен в равнинной и, частично, горной части лишь в последние годы рассматриваемого отрезка. Довольно синхронно отмечается минимум 1993 г. Наконец, для всех опорных метеостанций характерна большая межгодовая изменчивость температуры воздуха. Периоды, когда температура на протяжении более лет стабильно возрастала или снижалась, отмечаются крайне редко. Чаще всего отмечается чередование более теплых или более холодных лет; иногда отмечаются периоды постепенного снижения или роста температуры воздуха.

13,0 11,12,10,12,11,9,11,10,8,10,9,7,9,0 1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2010 1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 20а) равнинные умеренные аридные (Рощино) б) равнинные и холмистые теплоумеренные и умеренные семиаридные (Александровское) 12,0 11,11,10,11,10,10,9,10,9,9,8,9,8,8,7,8,7,5 7,1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2010 1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 20в) предгорно-холмистые теплоумеренные и умерен- г) горные умеренные гумидные (Владикавказ) ные семигумидные (Невинномысск) 10,5 10,10,10,9,9,9,9,8,8,8,7,8,7,7,6,7,6,0 1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 201965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 20е) горные умеренные семиаридные (Шатой) д) горные умеренные семигумидные (Кисловодск) 6,0 1,5,5 1,5,0 0,4,5 0,4,0 -0,3,5 -1,3,0 -1,2,5 -2,2,0 -2,1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2010 1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 20ж) горные холодноумеренные (Клухорский пере- з) высокогорные луговые (Сулак, в/г) вал) Рис.2. Изменения средней годовой температуры воздуха в ландшафтах Северного Кавказа за 19652010 гг. (здесь и далее пунктирная линия — линейный тренд, сплошная — полиноминальный) Изменения годового количества осадков в ландшафтах Северного Кавказа за 1965-20гг. иллюстрирует рис.3. В равнинной части тенденция увеличение осадков относительно хорошо проявляется в равнинных и холмистых теплоумеренных и умеренных семиаридных ландшафтах, а также в предгорно-холмистых теплоумеренных и умеренных семигумидных.

Равнинные умеренные аридные ландшафты характеризуются более стабильным режимом увлажнения. В горной части слабо выражена тенденция увеличения осадков в пределах горных умеренных семигумидных и семиаридных ландшафтов. Заметно увеличение осадков в полосе распространения горных умеренных гумидных и горных холодноумеренных ландшафтов, а в высокогорьях отмечается тенденция их сокращения.

650 8600 7756564545343423231965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 201965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 20а) равнинные умеренные аридные (Рощино) б) равнинные и холмистые теплоумеренные и умеренные семиаридные (Александровское) 800 14750 13700 12650 11600 10550 9500 8450 7400 6350 51965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2010 1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 20в) предгорно-холмистые теплоумеренные и умерен- г) горные умеренные гумидные (Владикавказ) ные семигумидные (Невинномысск) 1100 10109988776655400 41965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2010 1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 20д) горные умеренные семигумидные (Кисловодск) е) горные умеренные семиаридные (Шатой) 2400 16152214201318121116101491281000 71965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2010 1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 20ж) горные холодноумеренные (Клухорский пер.) з) высокогорные луговые (Сулак, в/г) Рис.3. Изменения годового количества осадков в ландшафтах Северного Кавказа за 1965-2010 гг.

Как и в случае изменения температуры воздуха, более отчетливо проявляется разногодичная изменчивость, тогда как относительно длительные единые тренды отмечаются гораздо реже (например, стабильно высокое увеличение осадков в равнинных умеренных аридных ландшафтах в 1980-1985 гг.).

Изменения величины коэффициента увлажнения в ландшафтах Северного Кавказа за 1965-2010 гг. иллюстрирует рис.4. В целом характер увлажнения практически во всех ландшафтах Северного Кавказа характеризуется относительно стабильностью, что иллюстрирует линейный тренд. Наиболее четко выраженные изменения величины Ку отмечается лишь в западной части Северного Кавказа, что можно связать с усилением влияния Черного моря. В восточной и центральной части рассматриваемой территории условия увлажнения гораздо более стабильные. Как и в предыдущих случаях, крайне редко отмечаются относительно выраженные периоды усиления или ослабления увлажнения.

0,0,0,0,0,0,40 0,0,0,0,0,0,1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2010 1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 20а) равнинные умеренные аридные (Рощино) б) равнинные и холмистые теплоумеренные и умеренные семиаридные (Александровское) 0,90 1,1,0,80 1,1,0,70 1,1,0,60 1,0,0,50 0,0,0,40 0,1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 2010 1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 20в) предгорно-холмистые теплоумеренные и умерен- г) горные умеренные гумидные (Владикавказ) ные семигумидные (Невинномысск) 1,20 1,1,1,1,1,0,0,0,0,0,0,0,0,0,0,0,1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 201965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 20е) горные умеренные семиаридные (Шатой) д) горные умеренные семигумидные (Кисловодск) 5,4,4,3,3,3,2,2,1,1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000 2005 20ж) горные холодноумеренные (Клухорский пер.) Рис.4. Изменения величины коэффициента увлажнения в ландшафтах Северного Кавказа за 19652010 гг.

Для более детального анализа изменения климатических параметров внутри ряда применяется осреднение климатического параметра по временным отрезкам разной длительности. С точки зрения влияния климата на растительность признается, что минимальным временем, за которое она может отреагировать на эти изменения, является 5 лет (Джандубаева, 2008).

Изменение климатических условий по пятилетиям в пределах равнинных степных ландшафтов (базовая метеостанция «Александровское») иллюстрирует табл.3.

Таблица Изменения климатических условий по пятилетиям в пределах равнинных степных ландшафтов (базовая метеостанция «Александровское») Т01 Т07 Тгод Rгод Rвег Ку -3,2 22,5 9,6 550 352 0,1966-190,0 -0,3 0,0 13 16 0,-6,0 23,1 9,6 444 285 0,1971-19-2,8 0,3 0,0 -92 -52 -0,-5,6 22,6 9,2 542 302 0,1976-19-2,4 -0,2 -0,4 5 -34 0,-1,7 22,4 8,6 511 353 0,1981-191,5 -0,4 -1,0 -26 17 -0,-2,5 22,4 9,4 558 340 0,1986-190,8 -0,4 -0,2 22 4 0,-1,8 21,9 9,1 574 343 0,1991-191,4 -0,9 -0,5 38 7 0,-2,7 23,6 10,0 617 420 0,1996-200,5 0,8 0,4 81 84 0,-0,6 23,0 10,3 548 358 0,2001-202,6 0,2 0,7 11 22 0,-4,3 23,7 10,7 499 290 0,2006-20-1,1 0,9 1,1 -38 -46 -0,Примечание: в числителе приводится средняя температура за пятилетие, в знаменателе — отклонение от средней величины за весь рассматриваемый период Близкая к средней многолетней годовая температура воздуха была в 1966-1970, 19711975 и 1986-1990 гг. Наиболее холодными были 1981-1985 и 1991-1995 гг. А в остальные годы температура была выше средней, при этом в 2006-2010 гг. отмечался ее наиболее существенный рост за весь рассматриваемый период (1,1). Еще одной интересной особенностью изменения температуры воздуха является характер ее изменения по сезонам: например, в 2001-2005 гг. отмечается заметное потепление холодного периода, когда средняя температура января была близка к 0. Интересной особенностью 2006-2010 гг. является то, что при максимальном приросте годовой температуры воздуха отмечается ее понижение зимой и повышение летом.

Годовое количество осадков, близкое к среднему, отмечалось лишь в 1966-1970, 19761980 и 2001-2005 гг. В 1971-1975 и 2006-2010 гг. их количество было существенно ниже средней многолетней величины, в 1986-1990 и 1991-1995 гг. — выше. Изменение количества осадков периода активной вегетации в целом согласуется с общим количеством осадков: то есть растет или сокращается в соответствии с ними, хотя в отдельные годы отмечаются незначительные отклонения от данной тенденции (1976-1980 гг.).

Характер внутриландшафтного увлажнения, выраженный через Ку, несмотря на колебания год от года, также остается довольно стабильным и соответствует преимущественно степным условиям. Однако в 1991-1995 и 1996-2000 гг. увлажнение было стабильно выше величины, характерной для степей. Последний временной отрезок, для которого характерен наибольший рост температуры воздуха и некоторое сокращение осадков, тем не менее характеризуется величиной Ку, соответствующим степным условиям.

В целом как для данного ландшафта, как и для остальных ландшафтов Северного Кавказа, характерно чередование относительно холодных и сухих периодов (например, 19711975 гг.) с относительно теплыми и влажными (2001-2005 гг.) (Джандубаева, 2008; Гаджибеков, 2009; Байрамкулова, 2010; и др.), однако для последнего пятилетия типичными являются теплые и относительно сухие условия. Наряду с такими сочетаниями, встречаются также периоды, когда температура близка к норме, а количество осадков выше или ниже.

Важной особенностью современных климатических условий является то, что на фоне описанных выше трендов отмечается существенная изменчивость метеорологических параметров от года к году, которая и приводит к снижению влияния климата на ландшафтную структуру региона. Несмотря на общие тенденции увеличения температуры, гораздо лучше проявляется короткопериодическая (2-3-летняя) изменчивость. Относительно более длительные отрезки с устойчивым повышением или понижением температуры воздуха отмечались крайней редко.

Таким образом, общие климатические изменения в пределах большинства ландшафтов Северного Кавказа проявляются в виде тенденции роста температуры воздуха и некотором увеличении количества выпадающих осадков; при этом увлажнение, оказывающее наибольшее влияние на формирование ландшафтов, кардинально не меняется.

ГЛАВА 4. ВРЕМЕННАЯ СТРУКТУРА ЛАНДШАФТОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА Равнинные умеренные аридные ландшафты характеризуются максимальной продолжительностью основных сезонов — летнего и зимнего, и довольно короткими весной и осенью (рис.5). Зимой преобладающими являются нивальные состояния в континентальной, более холодной части ареала распространения этих ландшафтов, которые при продвижении к Каспийскому морю замещаются бесснежными состояниями холодного периода. Летом наиболее часто встречающими группами состояний являются семигумидные и семиаридные, при этом первые более характерны для северо-западной части ареала полупустынных ландшафтов, а вторые — для юго-восточной. Доля гумидных состояний больше в континентальном секторе, а аридных — в приморском.

7 0 6 23 13 5 8 22 8 6 1 14 16 13 4 11 21 5 5 7 18 10 11 4 13 20 4 4 3 22 10 11 7 15 16 3 3 3 20 11 12 10 16 12 3 2 6 22 8 11 10 14 13 3 1 4 24 8 11 12 12 14 3 0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 1K H Z U+ G GS S A UРис. 5. Временная структура равнинных умеренных аридных ландшафтов ПТК: 1. Злаково-полынные полупустыни на светло-каштановых солонцеватых почвах с солончаками (Дивное).

2. Полынно-злаковые и злаково-полынные опустыненые степи в сочетании с бурунами на светло-каштановых почвах (Рощино). 5. Солянковые и полынные полупустыни на светло-каштановых солонцевато-солончаковых почвах (Южно-Сухокумск). 6. Солянковые, солянково-полынные пустыни и полупустыни на светлокаштановых почвах (Махачкала). 7. Злаково-полынные и солянковые полупустыни на светло-каштановых почвах (Дербент) Временную структуру полынно-злаковых и злаково-полынных опустыненых степей на светло-каштановых почвах за 1965-2010 гг. (Рощино) иллюстрирует табл. 4.

Таблица Временная структура полынно-злаковых и злаково-полынных опустыненых степей на светло-каштановых почвах 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Год H 83 74 20 0 0 0 0 0 0 0 7 78 S 0 0 0 0 28 33 35 46 52 0 0 0 GS 0 0 0 0 46 39 37 22 33 0 0 0 U- 0 0 0 0 0 0 0 0 0 100 59 0 U+ 0 0 26 100 9 0 0 0 0 0 0 0 Z 4 13 50 0 0 0 0 0 0 0 35 17 G 0 0 0 0 17 24 17 17 4 0 0 0 A 0 0 0 0 0 4 11 15 11 0 0 0 K 13 13 4 0 0 0 0 0 0 0 0 4 Нивальные состояния являются наиболее представленными в годовом спектре — 22%.

Они отмечаются, помимо зимы, также в ноябре и марте, при этом на их долю в указанные месяцы приходится 16 и 26%. В течение зимы на эту группу состояния приходится 74-84%.

Характерным является криотермальный стекс зимней стабилизации нивальный структуры (12%), который доминирует в январе и является преобладающим в зимние месяцы. На долю субнивальных состояний приходится 7% в годовом спектре, однако он ни в один из месяцев не является преобладающим. Стексы, связанные с фазами типичной и суровой зимы, представлены довольно узко, при этом последние носят исключительно циркуляционный характер.

Семиаридные состояния, годовая встречаемость которых составляет 16%, минимально представлены в июне (16%), а максимально — в августе (52%). Макротермальные стексы более характерны в мае-июне, а мегатермальные — в июле и августе.

Семигумидные состояния отмечаются с мая по сентябрь, а их доля в годовом спектре составляет 15%. В мае-июле их встречаемость составляет 39%, а в августе и в сентябре немногим ниже 30%. Как и в случае группы семиаридных состояний, макротермальных стексы наиболее часто представлены в мае-июне, а мегатермальные — в августе и сентябре.

Осенние и весенние состояния абсолютно господствуют лишь в разгар весеннего и весеннего сезонов, но осень длится несколько больше весны — доля соответствующих стексов составляет 13 и 11%. Основная часть стексов этих групп приходится на мезотермальные, а доля микротермальных не превышает 5-6%. Как весной, так и осенью отмечаются довольно значительные колебания условий увлажнения. В разгар весны на гумидные условия приходится 48%, а осенью — 39%, то есть преобладают состояния, связанные с общим недостатком влаги.

Бесснежные состояния холодного периода, на долю которых приходится 10%, отмечаются с ноября по март, но, отличие от других ландшафтов Северного Кавказа, представлены также и в календарные зимние месяцы, хотя носят в это время циркуляционный характер. Их максимум приходится на март и ноябрь, однако ни в один из этих месяцев они не доминируют.

Гумидные состояния, встречаемость которых в годовом спектре составляет 7%, отмечаются на всего протяжении летнего периода. В это время их доля существенно меняется: от 13-16% в мае и августе до 39% в июне, а в сентябре они связаны с циркуляционными процессами. Как и в случае семигумидных и семиаридных стексов, макротермальные условия более характерны для первой половины лета, а мегатермальные — для второй.

Аридные состояния, как и криотермальные, минимально представлены во временной структуре. С циркуляционными процессами они связаны лишь в июне, когда на их долю приходится 4%; в июле и августе на их долю приходится соответственно 11 и 15%, когда они представлены мегатермальными стексами.

Криотермальные состояния составляют в годовом спектре 3% и отмечаются исключительно в зимние месяцы. Несмотря на столь небольшую долю в годовом спектре, в январе и феврале их встречаемость составляет по 13%, то есть они являются структурными, а в марте и декабре — циркуляционными.

Равнинные и холмистые теплоумеренные и умеренные семиаридные ландшафты характеризуются наибольшей длительностью основных сезонов, причем лето чаще всего продолжительнее зимы: доля летних состояний в среднем составляет 37-41%, а зимних — 35-38% (рис.6). Осень при этом немного продолжительней весны. Летом в западной и центральной частях Северного Кавказа (типичные степи и лугостепи) основной группой состояний являются гумидые, а в восточной — семигумидные, при этом встречаемость семиаридных состояний лишь немногим уступает этим группам. Зимой наиболее часто отмечаются нивальные и бесснежные состояния холодного периода. Криотермальные состояния также являются структурными практически во всем ареале степных ландшафтов.

2 21 10 12 11 16 12 2 4 20 10 12 13 17 10 1 8 20 11 13 16 11 10 0 4 24 10 13 16 13 7 2 2 21 11 14 18 11 9 2 5 22 9 12 9 14 15 2 4 24 10 18 11 9 10 2 6 4 25 9 14 15 11 7 2 5 2 20 11 13 19 12 9 1 4 2 22 11 13 18 13 8 1 3 2 20 11 13 19 12 9 1 2 1 14 14 14 17 13 8 3 1 3 18 13 11 15 11 12 3 0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 1K H Z U+ G GS S A UРис. 6. Временная структура равнинных и холмистых теплоумеренных и умеренных семиаридных ландшафтов Северного Кавказа ПТК: 1. Богато-разнотравные и дерновинно-злаковые степи на черноземах (Приморско-Ахтарск); 2. Разнотравно-злаковые, луговые степи и пойменные леса на черноземах выщелоченных (Краснодар); 3. Злаковые и злаково-разнотравные степи на черноземах (Армавир); 4. Ковыльно-типчаково-разнотравные степи на черноземах южных (Новоалександровское); 5. Разнотравно-злаковые степи на обыкновенных малогумусных и южных черноземах (Красногвардейское); 6. Разнотравно-типчаково-ковыльные степи на черноземах южных (Ставрополь);

7. Дерновинно-злаковые и дерновинно-разнотравные степи на черноземах южных (Гигант); 8. Ковыльнотипчаковые сухие степи на темно-каштановых почвах (Буденновск); 9. Ковыльно-типчаково-полынные степи на черноземах (Изобильный); 10. Разнотравно-типчаково-ковыльные степи на черноземах (Александровское);

11. Луговые и богаторазнотравно-дерновинно-злаковые степи в сочетании с злаково-разнотравными остепненными лугами на черноземах южных (Минеральные Воды); 12. Разнотравно-злаковые степи и лугостепи на черноземах южных (Грозный); 13. Разнотравно-дерновинно-злаковые и дерновинно-разнотравные степи на черноземах южных и обыкновенных (Гудермес) Временную структуру разнотравно-типчаково-ковыльных степей на черноземах (Александровское) за 1965-2010 гг. иллюстрирует табл.5.

Нивальные состояния могут отмечаться с ноября по март, а их доля в годовом спектре достигает 24%. Доминирует эта группа состояний в календарные зимние месяцы; в ноябре на них приходится 13%, а в марте — 37%. Основным стексом данной группы является криотермальный нивальный. Встречаемость стекса, связанного с фазой типичной зимы, в январе и феврале его составляет 13 и 19% соответственно, что позволяет отнести его структурным.

Фаза суровой зимы связана исключительно с циркуляционными процессами, которые наблюдаются в лишь январе. Субнивальный стекс в ноябре носит циркуляционный характер, а в остальные месяцы его доля колеблется от 10 до 32%.

Гумидные состояния являются структурными с мая по сентябрь, на их долю в годовом спектре приходится 16%, но лишь в июне на них приходится более 50%. Типичным стексом этой группы является макротермальный гумидный летней стабилизации фитогенной структуры. Доля мегатермального стекса в годовом спектре достигает 3%; его участие увеличивается с 6% в июне до 23% в августе.

Таблица Временная структура разнотравно-типчаково-ковыльных степей на черноземах 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Год H 78 76 37 0 0 0 0 0 0 0 13 83 G 0 0 0 0 30 57 41 35 24 0 0 0 GS 0 0 0 0 24 35 33 28 33 0 0 0 U+ 0 0 13 100 37 0 0 0 0 0 0 0 U- 0 0 0 0 0 0 0 0 20 100 28 0 Z 2 11 46 0 0 0 0 0 0 0 54 11 S 0 0 0 0 9 4 22 24 22 0 0 0 K 20 13 4 0 0 0 0 0 0 0 4 7 A 0 0 0 0 0 4 4 13 2 0 0 0 Семигумидные состояния лишь немного уступают гумидным, на них приходится 13% в годовом спектре, они также являются структурными во все летние месяцы. На долю макротермальных стексов этой группы приходится 9%, а мегатермальных — 5%. Мегатермальный семигумидный стекс летней стабилизации фитогенной структуры в июле практически вытесняет макротермальный стекс, поэтому может рассматриваться как один из стексов фазы жаркого лета.

Весенние состояния отмечаются с третьей декады марта до начала второй декады мая.

Первая фаза типичной весны — создание фитогенной структуры, завершается в конце первой декады апреля, после чего начинается процесс активной вегетации. Он протекает в условиях переменного увлажнения, так как на долю гумидных, семигумидных и семиаридных стексов приходится соответственно 24, 40 и 13%.

Осенние состояния, на долю которых приходится 12%, отмечаются с начала октября по середину ноября. Для первой фазы осени, которая длится до второй декады октября, типичными являются условия увлажнения, близкие к достаточным, так как семиаридные и аридные состояния связаны с циркуляционными процессами.

Бесснежные состояния холодного периода отмечаются на протяжении с ноября по март, а на их долю в годовом спектре приходится 10%. Эти состояния наиболее типичных в ноябре и марте, однако их встречаемость довольно высока в декабре и феврале (по 11)%, лишь в январе они являются циркуляционными.

Семиаридные состояния, как и остальные летние, отмечаются с мая по сентябрь, их доля в годовом спектре достигает 7%. Доля макро- и мегатермальных стексов примерно равна — 5 и 4% соответственно. При этом вторые отмечаются лишь во время календарного лета, а первые в июне являются циркуляционными.

Криотермальные состояния, доля которых в годовом спектре составляет 4%, структурными являются в январе и феврале, когда на них приходится 20 и 13% соответственно, в остальное время они связаны с циркуляционными процессами.

Аридные состояния при годовой встречаемости 2%, циркуляционными являются в июне, июле и сентябре, а в августе их доля составляет 13%, что позволяет отнести их к обязательным во временной структуре ПТК.

Таким образом, для этих ландшафтов характерными являются наиболее контрастные условия летнего сезона, когда отмечается большое разнообразие групп состояний. Зимние условия здесь более монотонные, с частыми переходы температуры через 0.

Предгорно-холмистые теплоумеренные и умеренные семигумидные ландшафты, как и остальные равнинные ландшафты, характеризуются довольно близкой длительностью основных сезонов, при этом если в западной части Северного Кавказа зима немного продолжительнее лета, то в восточной части наоборот (рис.7). Отличительной чертой зимних условий является чередование всех групп зимних состояний, что не всегда благоприятно для биоты. Летние условия характеризуются тем, что в целом доля гумидных состояний почти в раза выше, чем семигумидных, а аридные условия либо не отмечаются вообще, либо связаны с циркуляционными условиями. Что касается крайней восточной части ареала этих ландшафтов, то здесь, в связи с более континентальными условиями доля гумидных и семигумидных состояний почти близка, а встречаемость семиаридных соответствует остальным частям.

5 5 18 11 14 16 15 6 1 4 2 28 10 15 18 9 4 0 3 4 24 10 15 17 11 5 0 2 5 23 10 14 21 11 6 1 1 6 23 10 15 20 9 4 0 0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 1K H Z U+ G GS S A UРис. 7. Временная структура предгорно-холмистых теплоумеренных и умеренных семигумидных ландшафтов Северного Кавказа ПТК 1. Предгорные остепненные луга и луговые степи на аллювиальных и лугово-черноземных почвах (Черкесск); Луговые степи в сочетании со злаково-разнотравными остепненными лугами и кустарниками на черноземах (Невинномысск); 3. Луговые степи с дубово-грабовыми лесами на черноземах и серых лесных почвах (Пятигорск); 4. Луговые степи с грабово-дубовыми и дубовыми лесами на черноземах и серых лесных почвах (Ставрополь, Ботанический сад); 5. Дерновинно-злаковые степи в сочетании с шибляками и смешано-дубовыми лесами на черноземах и серых лесных почвах (Буйнакск) Горные ландшафты в целом характеризуются гораздо более прострой временной структурой по сравнению с равнинными. Здесь увеличивается доля зимних состояний, а летние условия более монотонные по сравнению со всеми равнинными ландшафтами. Еще одной особенностью временной структуры всех горных ландшафтов является то, что аридные состояния здесь могут отмечаться лишь в котловинных ландшафтах, и чаще всего, связаны с циркуляционными процессами.

Временную структуру отдельных ПТК горных ландшафтов иллюстрирует рис.8.

4 3 28 10 19 19 4 1 3 6 22 11 15 25 5 2 2 9 21 9 19 19 4 1 1 3 25 11 16 25 4 2 0 10 20 30 40 50 60 70 80 90 1K H Z U+ G GS S UРис. 8. Временная структура горных ландшафтов Северного Кавказа ПТК: буково-грабовые и грабово-буковые леса на бурых горно-лесных почвах (Владикавказ, горные умеренные гумидные ландшафты); 2. Остепненные горные луга остепненными горными лугами, участки горных степей и фргаментами дубово-грабовых лесов на черноземах (Кисловодск, горные умеренные семигумидные ландшафты); 3. Горные степи, шибляки в комплексе с аридными редколесьями фриганой на горно-степных почвах (Шатой — горные умеренные семиаридные ландшафты); 4. Сосновые и сосново-березовые леса на горно-лесных почвах (Теберда — горные холодноумеренные ландшафты).

Ландшафты с лесной растительностью — горные умеренные гумидные и горные холодноумеренные, отличаются тем, что для последних период активной вегетации начинается при температурах более низких. В остальном временная их структура отличается лишь встречаемостью основных групп состояний: в широколиственных леса летом долю гумидных состояний достигает 25%, в хвойный — 19%, при этом нивальные состояния чаще отмечаются в хвойных. Криотермальные и семигумидные состояния имеют близкую встречаемость, а семиаридные связаны с циркуляционными процессами.

Горные умеренные семигумидные и горные умеренные семиаридные ландшафты имеют более сложную временную структуру. Во-первых, зимой здесь выше криотермальных состояний. Во-вторых, для лета наиболее часто встречающимися являются гумидные состояния, и лишь на востоке увеличивается доля семигумидных. Как в высотно-зональных ландшафтах, семиаридные состояния отмечаются не каждый год и не оказывают существенного влияния на процессы, протекающие в ПТК. Следовательно, большее влияние на процессы, протекающие в полосе распространения данных ландшафтов, оказывает не дефицит влаги летом, а слабо выраженный снежный покров зимой (Братков, 2002).

Таким образом, каждый тип ландшафтов характеризуется своей временной структурой, для которой типичными являются определенные соотношения групп состояний. Именно по этому параметру — соотношению групп состояний, можно судить о том, как будет перестраиваться временная, и, потенциально, пространственная структура ландшафта при разных сценариях изменения климатических условий.

ГЛАВА 5. ВЛИЯНИЕ СОВРЕМЕННЫХ КЛИМАТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ НА ВРЕМЕННУЮ СТРУКТУРУ ЛАНДШАФТОВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА Для оценки влияния современных климатических изменений на временную структуру ландшафтов и представленных в них типичных ПТК были сопоставлены традиционные климатические параметры с набором групп состояний, осредненные по 5-летним отрезкам.

Влияние климатических изменений на временную структуру равнинных аридных ландшафтов иллюстрирует табл.7.

Таблица 7.

Встречаемость групп состояний полынно-злаковых и злаково-полынных опустыненых степей на светло-каштановых почвах в зависимости от климатических условий Ку H S GS U- U+ Z G A K Т R 1966-1970 23 13 22 15 10 7 7 0 3 -0,2 -13 0,1971-1975 23 17 20 13 8 10 2 3 3 -0,3 -27 0,1976-1980 23 22 8 13 15 5 7 3 3 -0,6 12 0,1981-1985 20 10 13 10 10 15 15 2 5 -0,3 43 0,1986-1990 28 18 15 12 12 5 7 2 2 -0,1 5 0,1991-1995 22 13 12 13 10 12 10 5 3 -0,5 0 0,1996-2000 20 17 12 12 12 15 7 5 2 0,5 -15 0,2001-2005 18 18 15 17 13 7 3 5 3 0,8 -4 0,2006-2010 18 15 15 15 12 12 5 7 2 1,0 16 0,Среднее 22 16 15 13 11 10 7 3 3 11,0 380 0, Нивальные состояния, среднегодовая встречаемость которых составляет 22%, характеризуются существенной вариабельностью. Минимально они отмечались в 2001-2005 и 20062010 гг., то есть в период максимального потепления, когда их встречаемость была 18%.

Наиболее широко эти состояния отмечались в 1986-1990 гг., то есть в условиях, близких к средним, когда на них приходилось 28%. В остальные годы их доля составляла 20-23%.

Семиаридные состояния, на долю которых приходится 16%, испытывают существенные колебания от года к году. Наиболее часто они были представлены в 1986-1990 гг. (18%), когда климатические условия соответствовали нормальным, а менее всего — в 1981-1985 гг.

(10%), во время относительно холодных и влажных условий. В последнее время, несмотря на рост температуры воздуха, их участие во временной структуре ПТК стабильно.

Семигумидные состояния, норма которых составляет 15%, чаще были представлены во временной структуре ПТК в 1966-1970 и 1971-1975 гг., когда на их долю приходилось 2022%. Минимум их отмечается в 1976-1980 гг. — 8%, но начиная с 1980-х годов, несмотря на колебания климатических параметров, участие этой групп состояний во временной структуре ПТК становится стабильным и составляет 12-15%.

Осенние состояния, доля которых в годовом спектре составляет 13%, довольно стабильны. Максимально они отмечались в начале и конце рассматриваемого периода — 1517%, а минимально — в 1981-1985 гг.

Весенние состояния, как осенние, довольно стабильно представлены во временной структуре. При средней многолетней встречаемости 11% в 1971-1975 гг. этот показатель опускался до 8%. Наиболее широко они отмечались в 1976-1980 и 2001-2005 гг. — 13-15%.

Бесснежные состояния холодного периода, доля которых составляет в годовом спектре 10%, весьма существенно изменяются во времени. Меньше всего их было в 1976-1980 и 1986-1990 гг. — 5%. Максимальная их встречаемость отмечалась в 1981-1985 и 1996-2000 гг.

и составляла 15%. Участие во временной структуре этих состояний довольно слабо связано с изменением климатических условий.

Гумидные состояния, годовая встречаемость которых составляет 7%, в 1971-1975 гг.

были связаны преимущественно с циркуляционными процессами (2%). Наиболее часто они отмечались временной структуре ПТК в 1976-1980 и 2001-2005 гг., когда их встречаемость составляла 15 и 13% соответственно. Данная группа состояний в целом отражает изменение климатических условий, так как их наиболее низкая и наиболее высокая доля во временной структуре согласуется с изменениями коэффициента увлажнения.

Аридные состояния, встречаемость которых составляет 3%, в 1966-1970 гг., когда отмечались относительно холодные и сухие условия, не были представлены во временной структуре ПТК. До конца 1980-х годов их встречаемость была близка к средней многолетней, а после роль этой группы состояний начинает стабильно возрастать, и в 2006-2010 гг.

достигает максимума — 7%. В целом данная группа состояний находится в большей зависимости от температурных условий, чем от количества осадков и увлажнения.

Криотермальные состояния характеризуются изменчивостью по сравнению с другими группами состояний. При средней годовой встречаемости 3%, они наиболее часто отмечались в 1981-1985 гг. (5%), а реже — в 1986-1990, 1996-2000 и 2006-2010 гг. Тем не менее, эта группа состояний постоянно присутствует во временной структуре ПТК данного ареала полупустынных ландшафтов.

Как видно из приведенных в табл.7 данных, величина коэффициента увлажнения не дает адекватного представления о внутриландшафтных климатических условиях. Так, в 19861990 и 2006-2010 гг., когда величина Ку=0,36 отмечалось разное соотношение летних групп состояний: в первом случае оно было близко к среднемноголетнему, а во втором отмечалась одинаковая встречаемость семиаридных и семигумидных состояний при некотором сокращении гумидных и аридных. При этом климатические условия 1986-1990 гг. были близки к средним, а в 2006-2010 гг. отмечалось максимальное потепление при небольшом росте осадков. В 1976-1980 и 1981-1985 гг., когда величины Ку=0,40-0,41, также заметна существенная разница в структуре летнего сезона. Первый отрезок характеризовался максимальным падением температуры при количестве осадков, близком к среднему, при этом отмечалась максимальная встречаемость семиаридных состояний при минимуме семигумидных и нормальной — гумидных и аридных. В 1981-1985 гг. были относительно холодные и сухие условия, но при этом доля гумидных состояний была выше семигумидных и семиаридных, то есть гумидизация была выражена отчетливо. В целом в это время условия были более благоприятными для степных группировок, а не для полупустынных.

Таким образом, временная структура равнинных аридных ландшафтов довольно стабильна, а климатические изменения отражаются преимущественно на изменении продолжительности отдельных состояний.

Влияние климатических изменений на временную структуру равнинных и холмистых теплоумеренных и умеренных семиаридных ландшафтов иллюстрирует табл.8.

Таблица 8.

Встречаемость групп состояний разнотравно-типчаково-ковыльных степей на черноземах в зависимости от климатических условий Ку H G GS U+ U- Z S K A Т R 1966-1970 23 20 13 8 13 12 7 3 0 0,0 13 0,1971-1975 27 17 13 8 12 8 8 5 2 0,0 -92 0,1976-1980 22 20 12 12 13 12 3 5 2 -0,4 5 0,1981-1985 23 17 15 8 13 8 5 8 2 -1,0 -26 0,1986-1990 28 13 15 18 12 3 2 5 3 -0,2 22 0,1991-1995 27 13 12 15 13 12 5 2 2 -0,5 38 0,1996-2000 27 18 10 12 12 12 5 2 3 0,4 81 0,2001-2005 18 12 15 17 12 8 10 7 2 0,7 11 0,2006-2010 22 10 10 15 12 15 13 0 3 1,1 -38 0,Среднее 24 16 13 13 12 10 7 4 2 9,6 537 0, Нивальные состояния, среднегодовая встречаемость которых составляет 24%, представлены во временной структуре довольно стабильно. Их минимум составлял 18% в 20012005 гг., а наиболее часто они отмечались в 1986-1990 гг. — 28%. В целом доля данной группы состояний довольно слабо связана с изменениями климатических условий.

Гумидные состояния, средняя годовая встречаемость которых составляет 16%, испытывают более значительные колебания. Максимально они отмечались в 1976-1980 гг. (20%).

Менее всего они были представлены в 2001-2005 и 2006-2010 гг., то есть в годы с максимальным ростом температуры воздуха, тогда как изменения осадков и увлажнения слабо сказываются на участии данной группы состояний во временной структуре ПТК.

Семигумидные состояния, средняя многолетняя встречаемость которых составляет 13%, более стабильно, по сравнению с гумидными, представлены во временной структуре ПТК. Реже всего они отмечались в 1996-2000 и 2006-2010 гг. (10%), а чаще всего — в 19811985, 1986-1990 и 2001-2005 гг. — 15%. В целом данная группа состояний чаще шире представлена во временной структуре ПТК при значениях Ку выше средних.

Переходные состояния довольно стабильно представлены во временной структуре. Более вариабельны весенние состояния, увеличение доли которых отмечалось в 1986-1990 и 2001-2005 гг., когда коэффициент увлажнения был выше средней величины.

Бесснежные состояния холодного периода минимально отмечались в 1986-1990 гг., когда их участие во временной структуре ПТК в большей степени было связано с циркуляционными процессами (3%). Наиболее часто они отмечались в последнее рассматриваемое пятилетие, когда их участие во временной структуре достигло 15%.

Семиаридные состояния, на долю которых приходится в среднем 7%, по сравнению с гумидными и семигумидными состояниями, более вариабельны. Это проявляется в том, что в 1986-1990 и 1976-1980 гг. они их встречаемость составляла 2-3%, то есть они носили циркуляционный характер. Наиболее часто они отмечались во временной структуре ПТК в последнее рассматриваемое десятилетие — до 10-13%. Это позволяет считать, что увеличение доли семиаридных состояний связано с потеплением, тогда как количество осадков оказывает не столь значительное влияние.

Криотермальные состояния, при средней годовой встречаемости 4%, лишь в последний рассматриваемый период отсутствовали во временной структуре ПТК. Максимально они отмечались в 1981-1985 гг., когда отмечались холодные и сухие условия, а также в 2001-20гг. при теплых и относительно влажных условиях. На протяжении 1990-1995 и 1996-2000 гг.

эти состояния были связаны с циркуляционными процессами.

Аридные состояния, средняя годовая встречаемость которых составляет лишь 2%, вообще отсутствовали во временной структуре ПТК в 1966-1970 гг. В остальные годы их участие было стабильным и составляло 2-3%.

Наиболее низкое значение Ку отмечалось в 1971-1975 гг., когда климатические условия характеризовались нормальными температурными условиями, но максимальным падением количества осадков. Тем не менее, в этом время отмечалось близкая к средней встречаемость групп летних состояний, то есть падение осадков в целом не привело к ксерофитизации климата степных ландшафтов. Эта тенденция наиболее ярко проявилась в последнее рассматриваемое десятилетие, когда доля семиаридных состояний была максимальна, а встречаемость гумидных состояний — минимальной. Парадокс заключается в том, величина Ку осталась соответствующей степным условиям, несмотря на повышение температуры и сокращение осадков, а также то, что временная структура 2000-2010 гг. была ближе к таковой в полупустынях. Еще одной интересной особенностью этого периода является то, что семиаридные условия чаще отмечались во вторую половину лета, тогда как в полупустынях — в начале и середине лета. В 1986-1990 гг. также отмечалась ситуация, когда доля гумидых состояний была ниже, чем семигумидных, но к существенным изменениям ландшафтной структуры эти изменения не привели.

Таким образом, временная структура равнинных аридных ландшафтов довольно стабильна, а климатические изменения отражаются преимущественно на изменении продолжительности отдельных состояний.

Влияние климатических изменений на временную структуру горных умеренных семиаридных ландшафтов иллюстрирует табл.10.

Таблица 10.

Встречаемость групп состояний горных степей, шибляков в комплексе с аридными редколесьями и фриганой на горно-степных почвах в зависимости от климатических условий Ку G H U+ U- Z K GS S Т R 1966-1970 25 20 13 17 12 8 5 0 0,0 69 0,1971-1975 25 18 15 12 12 12 5 2 -0,3 -27 0,1976-1980 23 20 15 17 8 10 3 3 -0,4 -16 0,1981-1985 27 20 13 12 12 10 5 2 -0,4 -16 0,1986-1990 18 27 15 15 8 5 10 2 -0,1 -19 0,1991-1995 22 23 15 13 13 5 8 0 -0,5 -33 0,1996-2000 28 27 15 15 10 2 0 3 0,4 -38 0,2001-2005 32 25 18 12 8 2 3 0 0,5 59 0,2006-2010 25 20 17 10 13 3 7 5 1,0 40 0,Среднее 25 22 15 14 11 6 5 2 8,9 694 0, Гумидные состояния, средняя встречаемость которых составляет 25%, лишь в 19861990 гг. сокращались до 18%. Максимально они отмечались в 2001-2005 гг. — 32%, то есть в период, когда отмечались теплые и влажные условия. В целом их участие во временной структуре довольно стабильно и не подвержено значительным колебаниям.

Нивальные состояния, доля которых лишь немного меньше гумидных, также не испытывают существенных колебаний от периода к периоду. Минимально они отмечались в 19711975 гг., когда отмечались относительно холодные и сухие условия (18%), а максимально — в 1986-1990 и 1996-2000 гг. (27%).

Весенние состояния, на долю которых приходится 15%, наиболее часто отмечались в последнее рассматриваемое десятилетие — 17-18%, то есть в период максимального потепления. В остальное время их участие во временной структуре не испытывает существенных колебаний.

Осенние состояния наиболее часто отмечались в 1966-1970 и 1976-1980 гг., когда на них приходилось 17%. В последнее рассматриваемое пятилетие их участие во временной структуре ПТК было минимальным — 10%. Тем не менее, в целом их участие во временной структуре ПТК довольно стабильно.

Бесснежные состояния холодного периода, средняя встречаемость которых составляет 11%, в 1976-1980, 1986-1990 и 2001-2005 гг. отмечались реже — 8% в годовом спектре. В остальное время их доля была близка к средней.

Криотермальные состояния, по сравнению с уже рассмотренными группами, изменяются в гораздо более широких пределах. Наиболее часто они отмечались в с 1971 по 1985 гг., когда их доля составляла 10-12% в годовом спектре. Циркуляционный характер они стали приобретать с конца 1990-х годов и по настоящее время, когда их встречаемость составляла 2-3%.

Семигуимидные состояния, среднегодовая доля которых составляет 5%, в отличие от уже рассмотренных групп состояний в отдельные годы может вообще отсутствовать во временной структуре данных ландшафтов (1996-2000 гг.). Их максимум отмечался в 1986-19гг., (10%), а в 1976-1980, 1996-2000 и 2001-2005 гг. их участие во временной структуре было связано с циркуряционными процессами.

Семиаридные состояния также не всегда отмечаются во временной структуре горных умеренных семиаридных ландшафтов. в отдельные годы они обусловлены циркуляционными процессами, и лишь в последнее рассматриваемое пятилетие их доля достигала максимума — 5%, то есть их можно считать одним из индикаторов увеличения температуры воздуха.

Изменение климатических условий не вносит принципиальных изменений во временную структуру ландшафтов: во все рассматриваемые отрезки зимой сохраняется преобладание нивальных состояний, а летом — гумидных. За весь рассматриваемый период условия увлажнения остаются соответствующими лесостепным, что также позволяет утверждать, что изменение современных климатических условий не оказывает существенного влияния на временную структуру этих ландшафтов и может расцениваться как естественная флуктуация.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы.

1. Применение традиционных климатических показателей (температуры воздуха, количества осадков и характера увлажнения) для оценки их влияния на ландшафтную структуру региона не дает адекватного представления о возможных тенденциях изменения ландшафтной структуры. Величина коэффициента увлажнения, на основе которой оценивается возможное изменение ландшафтных границ, дает представление лишь об общем характере увлажнения вегетационного периода, а условия холодного периода полностью игнорируются.

Последние имеют важное ландшафтообразующие значение, так как встречаемость соответствующих этому периоду состояний в ландшафтах Северного Кавказа составляет не менее 25%.

2. Для оценки влияния климатических изменений на ландшафтную структуру региона необходим анализ временной структуры ландшафтов, которая представляет собой набор и соотношение внутригодичных состояний. При данном подходе учитываются процессы функционирования ПТК в конкретные месяцы, сезоны и годы, которые складываются под влиянием климатических условий. В результате возможно сопоставление данных не по осредненным условиям, например, периода активной вегетации, а по набору и соотношению сезонных или внутригодичных состояний, которые интегрально отражают процессы, протекающих внутри ландшафта.

3. Современные климатические изменения (1965-2010 гг.) на территории Северного Кавказа характеризуются ростом температуры воздуха и количество выпадающих осадков по сравнению с предыдущим периодом (1931-1960 гг.). Однако этот прирост по-разному выражен в пределах равнинных и горных ландшафтов.

Наиболее существенные климатические изменения отмечаются в равнинной части, где наблюдается рост годовой температуры воздуха (до 0,5-0,7), обусловленный ее существенным увеличением в холодное время года и менее значительным — в теплое. В горных ландшафтах прирост температуры был не столь существенным (до 0,2-0,4). Годовое количество осадков в пределах равнинных ландшафтов увеличилось повсеместно (на 8-12%), в зоне контакта равнинных и горных ландшафтов отмечается максимальный прирост осадков (более 10%), а при переходе к высокогорьям он сокращается. В отличие от температуры воздуха, количество осадков подвержено также циклическим колебаниям, и проявляется чередованием сухих и влажных периодов. В целом прирост температур и осадков очень мало отразился на характере увлажнения ландшафтов, так как коэффициент увлажнения изменился за это время крайне незначительно.

4. Для всех ландшафтов Северного Кавказа в бльшей степени выражено изменение температур и осадков от одного года к другому, а устойчивые однонаправленные тенденции их изменения (повышения или понижения) на протяжении последовательного ряда лет отмечаются крайне редко. В результате современные климатические условия, несмотря на выявленные изменения, в целом не выходят за граничные показатели, которые принимались за основу при составлении ландшафтных карт.

5. Временная структура ландшафтов, выраженная через конкретные для каждого ландшафта наборы и соотношения групп состояний, позволяет оценивать их вклад в формирование того или иного ландшафта. Для всех равнинных ландшафтов характерно преобладание летних состояний над зимними, а для горных — наоборот.

Для равнинных аридных ландшафтов типичными являются семиаридные и семигумидные состояния, при обязательном участии гумидных, при этом аридные состояния отмечаются гораздо реже. Для равнинных и предгорно-холмистых семиаридных ландшафтов характерно незначительное преобладание гумидных состояний над семигумидными и семиаридными при обязательном участии аридных состояний. Для предгорно-холмистых теплоумеренных и умеренных ландшафтов характерно явное преобладание гумидных состояний над семигумидными и семиаридными, а аридные состояния отмечаются эпизодически. В зимнее время для равнинных ландшафтов характерными являются нивальные и бесснежные состояния холодного периода. Криотермальные состояния также являются структурными во всех равнинных ландшафтах, но реже они отмечаются в степях.

В пределах горного сооружения Большого Кавказа во всех ландшафтах основная роль во временной структуре принадлежит гумидным состояниям летом и нивальным — зимой.

Лишь в ареалах распространения горных умеренных семигумидных и горных умеренных семиаридных ландшафтов значительная роль принадлежит также криотермальным состояниям зимой и семигумидным — летом.

6. Климатические изменения, проявляющиеся в изменении температуры воздуха (годовой и сезонной), осадков и увлажнения, относительно слабо влияют на временную структуру ландшафтов. В периоды экстремального изменения температур или осадков не отмечается значительных изменений в наборе групп состояний, хотя отмечаются изменения в их соотношении. В целом не выявлено достоверного влияния современных климатических изменений на временную структуру ландшафтов Северного Кавказа.

7. Анализ временной структуры ландшафтов Северного Кавказа показал, что она характеризуется довольно высокой стабильностью. Предпосылкой для изменения ландшафтной структуры региона может быть устойчивое изменение ее временной структуры. Например, увеличение доли семиаридных состояний летом в степных ландшафтах до величины, характерной для полупустынь. Как показал анализ, эти явления хотя и отмечаются в некоторых локальных ПТК равнинных ландшафтов Северного Кавказа в отдельные периоды, но они являются эпизодическими и связаны с циркуляционными процессами.

Поэтому в целом можно констатировать, что современные климатические изменения не привели к изменению временной структуры ландшафтов изучаемого региона. Следовательно, значимых предпосылок для изменения пространственной структуры ландшафтов Северного Кавказа также нет.

Список опубликованных работ по теме диссертации и району исследования Публикации в рецензируемых журналах из списка ВАК РФ 1. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р. О динамике температурного режима на территории Чеченской Республики за период с 2001 по 2006 г. // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Естественные науки. — Ростов-на-Дону, 2008, №1. — С.124-129.

2. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р. О закономерностях изменений гидрометеорологических характеристик Чеченской Республики в период с 1961 по 2006 годы // Естественные и технические науки. — М., 2008, №2. — С. 298-306.

3. Заурбеков Ш.Ш., Уздиева Н.С. Самовосстановление растительного покрова на нефтезагрязнённых участках на примере Старогрозненского месторождения. // Научнотехнический и производственный журнал «Нефтяное хозяйство». — М., 2008, №5. — С.

112-114.

4. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р., Батукаев А.А. Подверженность ландшафтов Чеченской Республики опасным природным процессам и явлениям // Естественные и технические науки. — М., 2009. №6. — С. 355-363.

5. Атаев З.В., Заурбеков Ш.Ш., Галачиева Л.А., Керимов И.А., Кравченко И.В., Мищенко А.А. Соответствие существующей федеральной сети особо охраняемых природных территорий ландшафтному разнообразию Северного Кавказа // Доклады Адыгской (Черкесской) Международной академии наук. Т.11, №2. Нальчик, 2009. — С. 115-121.

6. Заурбеков Ш.Ш., Атаев З.В., Братков В.В. Современная селитебная освоенность ландшафтов Северо-Восточного Кавказа// Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. — Махачкала, 2010, №1(10). — С. 71-74.

7. Заурбеков Ш.Ш., Братков В.В., Бекмурзаева Л.Р. Геоэкологическая оценка антропогенной модификации ландшафтов Чеченской Республики // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. — Махачкала, 2010. №1(10). — С. 86-91.

8. Атаев З.В., Заурбеков Ш.Ш., Братков В.В. Балгуев Т.Р. Оценка геоэкологических последствий современных изменений климата полупустынных ландшафтов Северного Кавказа // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. — Махачкала, 2010. №2 (11). — С. 89-94.

9. Атаев З.В., Заурбеков Ш.Ш., Корецкий А.В. Сравнительный анализ временнй структуры лесостепных ландшафтов Центрального и Восточного Предкавказья. // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Естественные и точные науки. — Махачкала, №4 (13), 2010. — С. 105-108.

10. Заурбеков Ш.Ш. Некоторые морфометрические особенности рельефа территории Чеченской Республики // Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета. — Ставрополь, 2011. — №2 (27). — С.66-70.

11. Братков В.В., Заурбеков Ш.Ш., Клюшин П.В., Марьин А.Н. Дистанционное зондирование территории Северного Кавказа // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. — М., 2011. №4 (76). — С. 69-80.

Монографии 12. Региональные аспекты перехода Чеченской Республики к устойчивому развитию: монография / Х.Э. Таймасханов, Ш.Ш. Заурбеков, М.Л. Алибасов и др. — Ставрополь: Сервисшкола, 2009. — 160 с.: ил.

13. Экологическое состояние и медико-экологические проблемы Чеченской Республики: монография / Х.Ш. Забураева, Ш.Ш. Заурбеков. — Ставрополь: Сервисшкола, 2009. — 1с.

14. Геология и нефтегазоносность фанерозоя Восточного Предкавказья: монография / Ш.Ш.

Заурбеков Ш.Ш., М.А. Хасанов, А.А. Шаипов и др. — Ставрополь: Сервисшкола, 2010.

— 143 с.

15. Опасные природные процессы в ландшафтах Чеченской Республики: монография. / Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р., Батукаев А.А., Братков В.В. — Грозный: Изд-во ГГНТУ, 2011. — 183 с.

Публикации в других изданиях:

16. Заурбеков Ш.Ш. Термобарическая характеристика продуктивных отложений НепскоБоутбинской антеклизы и внешней зоны Вилюйской синеклизы // Тезисы докладов Республиканской научно-технической конференции МУиС. — Грозный, 1985. — С.15.

17. Заурбеков Ш.Ш. Геотермические условия подсолевых пород восточного борта Прикаспийской впадины в связи с нефтегазоносностью // Тезисы докладов 5-го Всесоюзного семинара «Нефтегазообразование на больших глубинах». — Москва, 1986. – С. 23-24.

18. Заурбеков Ш.Ш. Методика и основные результаты по изучению теплового поля на востоке Прикаспийской впадины// Деп. В ВИНИТИ 1987, №7134.

19. Заурбеков Ш.Ш., Масленников А.И. К вопросу о палеотемпературах осадочного чехла Северного Кавказа // Тезисы докладов региональной конференции. — Грозный,1988. — С. 25.

20. Заурбеков Ш.Ш., Керимов И.А. Экологическое образование в Чеченской Республике // Тезисы докладов регион. Научно-практической конференции. — Грозный: ЧГУ, 1997. — С. 100-101.

21. Заурбеков Ш.Ш., Керимов И.А. Состояние геологической среды Чеченской Республики в послевоенный период // Тезисы докладов регион. Научно-практической конференции. – Грозный: ЧГУ, 1997. — С. 101-102.

22. Заурбеков Ш.Ш., Оздоева Л.И. Характеристика экологической обстановки на территории Чеченской Республики и меры по её улучшению // Тезисы докладов регион. научнопрактической конференции, посвященной 80-летию ГГНИ. — Грозный, 2000. — С. 179.

23. Заурбеков Ш.Ш., Керимов И.А. Системная методология геоэкологии // Сборник статей.

— Грозный: ЧГУ, 1997. — С. 13.

24. Заурбеков Ш.Ш., Байраков И.А. Геоэкологические аспекты деградации полупустынных ландшафтов Чеченской Республики и меры по их восстановлению и охране // Тезисы докладов региональной научно-практической конференции «Мир, согласие и сотрудничество» посвященной 60-летию Чеченского государственного университета. – Джохар, 1998. — С.85-86.

25. Заурбеков Ш.Ш. Необходимый комплекс работ по нормализации экологической обстановки в Чеченской Республике. Сборник трудов. — Грозный: ГГНИ, 2001. — С.264-259.

26. Заурбеков Ш.Ш., Керимов И.А., Даукаев А.Н. и др. Полезные ископаемые Чеченской Республики // Сборник трудов. — Грозный: ГГНИ, 2003.

27. Заурбеков Ш.Ш. Основные направления организации мониторинга на территории ЧР // Сборник трудов. — Грозный: ГГНИ, 2004. Вып.4. — С.193-197.

28. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р. О динамике атмосферных осадков на территории Чеченской Республики. Труды Грозненского государственного нефтяного института имени акад.М.Д. Миллионщикова. Выпуск 4. — Грозный: ГГНИ, 2006. — С. 46-51.

29. Заурбеков Ш.Ш., Степанисян Э.С., Потапенко Д.В. Геоэкологические аспекты решения проблемы утилизации твердых бытовых отходов на территории Чеченской Республики в районах боевых действий // Материалы международной конференции. — Азов, 2006. — С.135-137.

30. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р. Экологическая оценка влияния нефти и нефтепродуктов на загрязнения ОС Чеченской Республики // Материалы межвузовской студенческой научно-практической конференции, посвященной 85-ю ГГНИ им. акад. М.Д. Миллионщикова, г. Грозный, 23 декабря 2005 г. — Грозный, 2006. — С. 89-94.

31. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р. О необходимости дальнейшего расширения гидрометеорологической сети на территории Чеченской Республики // Материалы межвузовской студенческой научно-практической конференции, посвященной 85-ю ГГНИ им.

акад. М.Д. Миллионщикова, г. Грозный, 23 декабря 2005 г. — Грозный, 2006. — С.95-98.

32. Заурбеков Ш.Ш., Орцухаева З.Ш. Состояние водных ресурсов Чеченской Республики и причины их истощения // Сборник трудов. — Грозный: ГГНИ, 2005. — С.141-151.

33. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р. О масштабности ущербности некоторых стихийных явлений на территории Чеченской Республики // Труды Грозненского государственного нефтяного института имени академика М.Д. Миллионщикова. Выпуск 4. – Грозный:

ГГНИ, 2006. — С. 39-45.

34. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р., Забураева Х.Ш. О социально-демографических особенностях ЧР // Труды Грозненского государственного нефтяного института имени академика М.Д. Миллионщикова. Выпуск 8. — Грозный: ГГНИ, 2008. — С. 65-71.

35. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р., Батукаев А.А. Опасные природные явления на территории ЧР // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Наука.

Образование и производство», посвященная 95-летию со дня рождения академика М.Д.

Миллионщикова (Грозный, 29.02-1.03 2008 г.) — Грозный: ГГНИ, 2008. — С. 73-81.

36. Заурбеков Ш.Ш., Алибасов М.Л., Бекмурзаева Л.Р.Особенности применения принципов устойчивого развития к условиям ЧР // Труды Грозненского государственного нефтяного института имени академика М.Д. Миллионщикова. Выпуск 8. – Грозный: ГГНИ, 2008. — С.59-64.

37. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р., Таймасханов Х.Э. Зонирование территории Чеченской Республики по характеру социально-экономических и экологических условий // Историко-культурное и природное наследие народов Юга России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Историко-культурное и природное наследие народов Юга России: состояние, перспективы сохранения и развития» (г. Грозный, 25-июня 2009 г.). Том II. — Грозный, 2009. — С. 165-171.

38. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р., Батукаев А.А. Опасные гидрологические процессы и возможные климатические изменения водного режима рек бассейна Терека // Сборник научных трудов. Вып. 2. — М.: «Комтехпринт», 2009. — С. 246 -252.

39. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р., Батукаев А.А. Анализ экологической ситуации в Чеченской Республике на современном этапе // Историко-культурное и природное наследие народов Юга России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Историко-культурное и природное наследие народов Юга России: состояние, перспективы сохранения и развития» (г. Грозный, 25-26 июня 2009 г.). — Том II. — Грозный, 2009. — С. 157-164.

40. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р.Опасные природные процессы в ландшафтах Чеченской Республики // Наука и технологии. Тезисы докладов XXIX Российской школы, посвященной 85-летию со дня рождения академика В.П. Макеева. — Миасс: МСНТ, 2009.

— С.138.

41. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р., Батукаев А.А. Об опыте создания геоэкологического атласа Чеченской Республики // Инновационные технологии в производстве, науке и образовании: Материалы юбилейной международной научно-практической конференции: в 2 т. Т. 1. — Грозный: Изд-во «Издательский дом Парнас», 2010. — С.164-166.

42. Заурбеков Ш.Ш., Таймасханов Х.Э., Забураева Х.Ш. Роль государственной поддержки в решении экологических проблем агропромышленного комплекса // Современные проблемы в экологии: сборник материалов IV Международной научно-практической конференции Российский аграрный заочный университет. — Москва, 2010. — С.95-98.

43. Заурбеков Ш.Ш., Сианисян Э.С.Гидрогеологические проблемы нефтеперерабатывающих районов Чеченской Республики // Материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 85-летию Н.А. Карцева. — Москва: РАН, 2010. — С. 75-79.

44. Заурбеков Ш.Ш., Айдамирова З.Г., Шаипов А.А., Бигун П.В. Особенности палеографии и условий образования понт-мэотических отложений северного борта ЗападноКубанского прогиба // Материалы Всероссийской научно-практической конференции посвященной 10-летнему юбилею со дня основания КНИИ РАН. — Грозный, 2011. — С.287-290.

45. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р., Батукаев А.А. Анализ проявления лавинных процессов в ландшафтах Чеченской Республики с применением ГИС-технологий // Инновационные технологии в производстве, науке и образовании: Сборник тезисов Международной научно-практической конференции. – Грозный: Изд-во «Грозненский рабочий», 2010. — С. 58-59.

46. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р.Оценка изменчивости климата Восточно-Кавказских семигумидных низкогорно-котловинных ландшафтов Чеченской Республики // Наука и технологии. Тезисы докладов XXX Российской школы, посвященной 65-летию Победы.

— Миасс: МСНТ, 2010. — С.73.

47. Заурбеков Ш.Ш., Бекмурзаева Л.Р. Анализ геоморфологических предпосылок развития оползневых процессов на территории Чеченской Республики // Материалы Всероссийской научно-практической конференции посв.10-летнему юбилею со дня основания КНИИ РАН. — Грозный, 2011. — С.347-349.

48. Заурбеков Ш.Ш., Забураева Х.Ш. Некоторые аспекты медико-экологической обстановки в Чеченской Республике // Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посв. 10-летнему юбилею со дня основания КНИИ РАН. — Грозный, 2011. — С.287-290.

49. Заурбеков Ш.Ш., Алибасов М.Л., Бекмурзаева Л.Р. Анализ временной и сезонной динамики ландшафтов Чеченской Республики для целей сельского хозяйства // Современные проблемы геологии, геофизики и геоэкологии. Материалы Всероссийской научнотехнической конференции. — Грозный: Академия наук Чеченской Республики, 2011. — С. 402-408.

50. Заурбеков Ш.Ш., Джайрханов А.М., Алибасов М.Л., Бекмурзаева Л.Р. Экологическое и природоохранное значение озер Майорское и Генеральское // Современные проблемы геологии, геофизики и геоэкологии. Материалы Всероссийской научно-технической конференции. Грозный: Академия наук Чеченской Республики, 2011. — С. 399-401.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.