WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ПЕТРИЩЕВ Вадим Павлович

СОЛЯНОКУПОЛЬНЫЙ ЛАНДШАФТОГЕНЕЗ:

МОРФОСТРУКТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ГЕОСИСТЕМ И

ПОСЛЕДСТВИЯ ИХ ТЕХНОГЕННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ

Специальность

25.00.23. – физическая география и биогеография,

география почв и геохимия ландшафтов

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

доктора географических наук

Воронеж - 2012

Работа выполнена в

Учреждении Российской академии наук  Институт степи РАН 

Научный консультант:        член-корреспондент РАН,

доктор географических наук

ЧИБИЛЁВ Александр Александрович

Официальные оппоненты:  доктор географических наук, профессор

ЧИСТЯКОВ Кирилл Валентинович

доктор географических наук,

старший научный сотрудник

ТИМАШЕВ Игорь Евгеньевич

доктор геолого-минералогических наук,

профессор

КУЗНЕЦОВА Светлана Васильевна

Ведущая организация  - Институт географии Российской академии наук

Защита состоится 17 февраля 2012г. года в 13-30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.038.17 при Воронежском государственном университете по адресу: 394006, г.Воронеж, Университетская пл. 1, ауд.303.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Воронежского государственного университета.

Автореферат разослан  «____» января 2012г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор географических наук, профессор  Куролап  С.А.



Актуальность темы

Закономерности формирования ландшафтов под воздействием длительно текущих тектонических процессов относятся к числу наименее исследованных проблем физической географии и ландшафтоведения. Одним из примеров наиболее контрастного проявления тектонических движений в ландшафтной сфере являются природные комплексы, образованные под воздействием соляной тектоники. Соляная тектоника относится к категории псевдотектонических процессов, связанных с подъемом соляных масс к поверхности в результате сочетания гравитационных и тангенциальных напряжений, инициируемых общерегиональной геотектоникой.

Соляная тектоника как один вариантов псевдотектогенеза обладает важной особенностью – прорывая надсолевые породы, соляные диапиры преобразуют ландшафтную структуру, активизируя межкомпонентные взаимодействия за счет включения в процесс ландшафтогенеза как соляного ядра, так и всего комплекса глубоко залегавших геологических пород, оказавшихся на поверхности.  Геологические аномалии, которыми по существу являются солянокупольные поднятия, инициируют целый комплекс прочих аномалий, которые могут взаимодействовать и взаимообуславливаться. К их числу следует отнести гидрогеологические и гидрологические, геоморфологические, климатические, гео- и гидрогеохимические аномалии, аномалии почв и растительности, которые складываются в динамические комплексы природных компонентов, именуемых солянокупольными ландшафтами.

Анализ морфоструктуры солянокупольных ландшафтов показывает, что соляной тектогенез дестабилизируя природные компоненты, является ведущим фактором ландшафтогенеза Прикаспийской и Примексиканской низменностей, равнин Приуралья и Восточного Техаса, гор Южного Ирана (Загрос) и Таджикистана (Кулябская долина). Более 5% земной поверхности относится к солянокупольным бассейнам, в пределах которых располагается около 5 тыс. соляных структур.

Солянокупольные структуры являются одним из наиболее важных объектов недропользования и играют большую роль в формировании природно-ресурсного потенциала. Многообразие использования соляных структур в качестве месторождений каменной и калийных солей, гипсов, строительных материалов, различных минералов, хранилищ топлива и радиоактивных отходов, а также их значение в качестве коллекторов для залежей нефти и природного газа обусловливает значительное количество аварий и катастроф на горных выработках, образование глубоко нарушенных техногеосистем, воздействие на городские территории. Вместе с тем солянокупольные ландшафты концентрируют высокий рекреационный и бальнеологический потенциал за счет формирования геосистем с уникальными свойствами литофациальных образований (минеральные грязи), природных вод (природные рассолы), а также воздушной среды в подземных выработках (спелеотерапия). 

Велико значение солянокупольных ландшафтов в формировании охраняемых природных территорий – национальных парков и памятников природы, в первую очередь за счет проявления на поверхности соляного и сульфатного карста, минеральных источников и выхода на поверхность разнообразных надсолевых отложений.

Соляная тектоника выполняет мелиорирующую роль по отношению к сельскохозяйственным угодьям – в результате тектонического подъема происходит рассоление солонцов и солончаков (Прикаспийская низменность), осушение ранее заболоченных земель (Примексиканская низменность).

Объектом исследования являются природно-антропогенные геосистемы солянокупольных областей мира.

Предмет исследований – процесс солянокупольного ландшафтогенеза с участием разнообразных природных и антропогенных факторов.

Цель исследования состоит в выявлении закономерностей формирования и развития ландшафтных комплексов, образованных солянокупольным тектогенезом.

В соответствии с целью исследования решались следующие задачи:

- разработка концептуальных основ понятия о солянокупольном ландшафте и солянокупольном ландшафтогенезе;

- обобщение сведений о солянокупольных геосистемах мира, сопоставление особенностей и картографирование областей их проявления;

- моделирование процесса солянокупольного ландшафтогенеза;

- разработка феноменологической концепции формирования солянокупольных геосистем;

- выявление закономерностей морфологической организации солянокупольных геосистем на основе анализа геоаномалий, межкомпонентных градиентов;

- классифицирование солянокупольных геосистем;

- анализ формирования техногеосистем в условиях разработки месторождений соли купольного типа, выявление причин аварий и катастроф.

Теоретическую и методологическую основу исследования составили разработки отечественных и зарубежных авторов в области формирования ландшафтных геосистем под воздействием тектонических процессов, в т.ч. соляной тектоники. Концептуальной основой работы стали положения, разработанные ведущими отечественными ландшафтоведами – Л.С.Бергом, Ф.Н.Мильковым, Н.А.Солнцевым, А.Г.Исаченко, Д.Л.Армандом, В.Б.Сочавой, В.А.Николаевым. При проведении исследований использованы труды ведущих отечественных ученых по проблематике:

- механизмов солянокупольного тектогенеза и типизации соляных структур – (В.Я.Авров, Г.Е.-А. Айзенштадт, В.С.Конищев, В.И.Китык, Ю.А.Косыгин, К.А.Маврин, Е.М.Люткевич и др.);

- соляного карста и формирования соляных озер (А.И.Дзенс-Литовский, В.Г.Короткевич, Г.А.Максимович);

- геоморфологического проявления солянокупольных структур (Л.Б.Аристархова,  В.С.Журавлев, Ю.А.Мещеряков);

- инженерно-геоэкологических аспектов воздействия соляных структур (В.Н.Синяков, В.С.Кузнецова). 

Среди зарубежных исследователей важное значение при изучении механизмов солянокупольного ландшафтогенеза имели работы В.Аутина, М.Джексона, К.Джонсона, Д.Купфера, А.Лобека, С.Сени, К.Талбота.

Фактический материал и основные методы исследований. Основой для написания работы послужили материалы, собранные автором в результате полевых ландшафтных исследований в Приуралье и Прикаспийской низменности в 1996-2010 гг. Экспедиционные маршруты охватили Оренбургскую, Астраханскую, Волгоградскую области Российской Федерации, Западно-Казахстанскую и Атыраускую области Республики Казахстан. Использованы также многочисленные научные публикации, картографические материалы и фондовые материалы различных библиотек и организаций.

В работе использован комплекс методов, позволяющих определить как степень трансформации отдельных природных компонентов под воздействием соляной тектоники, так и морфодинамические особенности развития и функционирования солянокупольных геосистем. При анализе изменения морфологической структуры геосистем в процессе солянокупольного ландшафтогенеза использовались расчеты индексов сложности, разнообразия и неоднородности ландшафтного рисунка. Анализ почвенных образцов проводился на атомно-абсорционном спектрофотометре МГА-915 и системе капиллярного электрофореза в лаборатории Института степи УрО РАН. При формировании картограмм и морфометрических расчетах использованы возможности ГИС MapInfo 9.5. В основе типизации форм геоморфологического проявления соляной тектоники положена разработка цифровых моделей поверхностей в ПП Surfer 8.0. Классификация сложных форм проявления соляной тектоники (в форме неотектонических морфоструктур и нозогеографических полей) проводилась на основе кластерного анализа с помощью ПП STATISTICA 6.0. Также при формировании картосхем и рисунков использованы программы Adobe Illustrator CS5 и Adobe Photoshop CS5.

Научная новизна работы заключается в том, что:

- разработаны основные положения и этапы солянокупольного ландшафтогенеза;

- сформулировано и обосновано понятие «солянокупольный ландшафт»;

- рассмотрено мировое разнообразие солянокупольных ландшафтов на основе изучения крупнейших солянокупольных областей – Прикаспийской, Предуральской, Примексиканской (бассейн Голфа), Южно-Иранской (Загрос), Северо-Германской, Трансильванской (Закарпатской), Донецко-Днепровской, Таджикистанской (Кулябской);

- доказана феноменологическая концепция функционирования солянокупольных геосистем как системы многоуровневых градиентов (аномалий);

- изучены особенности формирования техногеосистем месторождений каменной соли купольного типа.

Апробация и практическое применение.

По теме имеется 50 публикаций, в т.ч. 13 статей в журналах, утвержденных ВАК. Основные теоретические положения и практические результаты докладывались на международных и всероссийских конференциях и съездах – I, II, III, IV международных симпозиумах «Степи Северной Евразии» (Оренбург, 1997, 2000, 2003, 2006); региональной конференции "Геология и полезные ископаемые Западного Урала" (Пермь, 1997); межведомственной научной конференции "Геология и геоэкология Урала и Поволжья" (Саратов, 1998); научно-практической конференции "Оптимизация природопользования и охрана окружающей среды Южно-Уральского региона" (Оренбург, 1998); всероссийской научной молодежной конференции "Стратегия природопользования и сохранения биоразнообразия в XXI веке" (Оренбург, 1999); V горно-промышленном съезде (Оренбург, 1999), XI Международной ландшафтной конференции «Ландшафтоведение: теория, методы, региональные исследования, практика» (Москва, МГУ, 2006), Международной школе-конференции «Ландшафтное планирование: общие основания. Методология, технология» (Москва, 2006), Международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию Западно-Казахстанского географического общества (Казахстан, Уральск, 2006), всероссийской научно-практической конференции «Развитие университетского комплекса как фактор повышения инновационного и образовательного потенциала региона» (Оренбург, ОГУ, 2007), Международной научно-практическая конференция, посвященная 70-летию академика Зулкарнай Алдамжар (Казахстан, Костанай, 2007), межрегиональной научной конференции «Современное состояние, антропогенная трансформация и эволюция ландшафтов востока Русской равнины и Урала в позднем кайнозое» (Киров, 2008), V съезде Всероссийского общества почвоведов им. В.В.Докучаева (Ростов-на-Дону, 2008), XXX Пленуме Геоморфологической комиссии РАН «Отечественная геоморфология: прошлое, настоящее, будущее» (Санкт-Петербург, 2008), IV Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы Южного Урала» (Оренбург, ОГУ, 2009), XIV съезде Русского географического общества (Санкт-Петербург, 2010).

Результаты изучения процессов солянокупольного ландшафтогенеза вошли в перечень важнейших результатов научных исследований Уральского отделения РАН в 2005 г. Исследования по данной теме были поддержаны грантом Президента РФ (МК-3055.2005.5, 2005-2006 гг), грантами Российского фонда фундаментальных исследований»: «Ландшафтная индикация процессов тектогенеза предгорных и низкогорных территорий Южного Урал» (02-05-64692-а, 2002-2003 гг), «Роль солянокупольного тектогенеза в формировании ландшафтов Прикаспийско-Предуральского субрегиона» (04-05-65213-а, 2004-2006 гг), «Изучение эндогенных факторов формирования ландшафтных геосистем Южного Приуралья» (04-05-97509-р_офи, 2004-2006 гг).

Результаты исследований были использованы при выполнении государственных контрактов Министерства природных ресурсов, экологии и имущественных отношений Оренбургской области: «Разработка электронного кадастра памятников природы Оренбургской области» (2006-2007 гг), «Оценка ландшафтно-экологических последствий освоения недр для нужд Оренбургской области» (2007-2009 гг), «Оценка, паспортизация и разработка мероприятий по охране и рациональному использованию родниковых вод Оренбургской области» (2007-2009 гг).

В Оренбургском государственном университете автор является руководителем НИР «Солянокупольный ландшафтогенез Прикаспийско-Предуральского региона» (№ гос. регистрации 01200902652). Материалы диссертации используются на кафедре географии и регионоведения для чтения лекций и проведения занятий по курсам «Ландшафтоведение», «Геоморфология», «Методы географических исследований».

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, 7 глав, заключения, списка литературы.  В работе 368 страниц текста, 83 рисунка, 42 таблицы, литература включает 398 источников, в том числе 52 на иностранных языках.

ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ

НА ЗАЩИТУ

1. Воздействие солянокупольной тектоники на ландшафтную среду определяется процессом солянокупольного ландшафтогенеза. Солянокупольный ландшафтогенез представляет собой процесс воздействия солянокупольного тектогенеза на ландшафтную оболочку и имеет восходящий, кульминационный и нисходящий этапы. Кульминационный этап связан с формированием и развитием солянокупольных ландшафтов.

Сущность солянокупольного ландшафтогенеза заключается в изменении свойств природных геосистем под воздействием соляной тектоники. В зависимости от соотношения между скоростью роста соляного поднятия и процессами осадконакопления, камуфлирующими его выраженность, меняется степень дифференциации геосистем за счет усложнения/упрощения морфологической структуры  и повышения/снижения ландшафтного разнообразия.

Процесс формирования солянокупольных ландшафтов может быть разделен на три этапа и 5 подэтапов. К числу этапов относятся восходящий (доэкстуризвный), экструзивный и нисходящий (постэкструзивный). Подэтапы включают:

1 – ранний восходящий (доэкструзивный) подэтап – формирование под давлением поднимающихся соляных поднятий слабовыраженных возвышенностей с усиливающимся эрозионным врезом. На раннем подэтапе восходящей стадии ландшафтогенеза соляные купола представляют собой криптоструктуры – малоамплитудные брахиантиклинали («соляные подушки») и криптодиапиры (Косыгин, 1950).

2 – поздний восходящий (доэкструзивный) подэтап – образование крупных четко очерченных возвышенностей и гряд. Ландшафтообразующее воздействие на данном подэтапе оказывают купола и антиклинали с неразрушенным сводом.

3 – кульминационный (экструзивный) подэтап – выход эвапоритов на поверхность, образование соляных экструзий (глетчеров). Основную роль в течение кульминационного этапа играют открытые соляные поднятия.

4 – ранний нисходящий (постэкструзивный) подэтап – образование крупных карстовых впадин, закарстованных возвышенностей, структурных гряд. Ведущее значение в течение данного подэтапа имеют купола с закарстованными соляными штоками.

5 – поздний нисходящий (постэкструзивный) подэтап – формирование древних карстовых мульд (синклиналей), заполненных мощной толщей надсолевых (постэвапоритовых) отложений. Солянокупольные поднятия представлены структурами с разрушенным сводом.

Следует отметить те отличия, которые делают несхожими модель развития солянокупольного диапиризма К.Талбота и М.Джексона (1987) и модель солянокупольного ландшафтогенеза. В первую очередь, это касается скорости развития и степени равномерности развития обоих процессов. Процесс формирования солянокупольного ландшафта существенно ускоряется на стадии «зажигания», его динамика достигает кульминации на экструзивной стадии. В дальнейшем процесс развития солянокупольного ландшафта замедляется и на поздней стадии постэкструзивного развития его скорость сравнивается с процессом диапиризма (рис. 2 и 3).

В отличие от процесса развития соляного диапира формирование солянокупольного ландшафта не возможно описать только соотношением скорости роста соляного купола и интенсивности процессов осадконакопления. Важнейшими показателями, характеризующими солянокупольный ландшафтогенез, являются степень сложности и разнообразия морфологической структуры геосистем. Сопоставление морфологии солянокупольного ландшафта с особенностями развития соляного диапира, а также – вторичных (диагенетических) по отношению к солянокупольному тектогенезу образований, позволяет сформировать модель солянокупольного ландшафтогенеза, которая, очевидно, окажется сложнее моделей развития соляного диапира. 

Сопоставление динамики показателей ландшафтной сложности и разнообразия солянокупольных геосистем, соответствующих различным стадиям соляного тектогенеза, показывает, что: 1) изменение показателей морфологической сложности и разнообразия не совпадает на различным этапах формирования солянокупольного ландшафта со стадиями соляного тектогенеза; 2) на определенном этапе морфологическая сложность и разнообразие солянокупольных геосистем становятся выше общепровинциальных и общезональных значений этих показателей.

Анализ схем, иллюстрирующих процесс солянокупольного ландшафтогенеза, позволяет сделать ряд важных выводов. В частности, сопоставление геосистем на схеме геоморфологической выраженности соляных поднятий на различных стадиях солянокупольного тектогенеза отражает следующую их дифференциацию: 1) по положению на левой (начальной) и правой (конечной) половинах кривой; 2) по расположению в нижней и верхней частях кривой.

В левой части кривой расположены солянокупольные геосистемы в стадии активного роста соляных диапиров, когда скорость их воздымания (на рисунке обозначено -  R) превышает воздействие экзогенных процессов, растворяющих соляное ядро или перекрывающими его делювиальными отложениями (на рисунках обозначено - A). Поэтому, соляные поднятия имеют прямое выражение в рельефе и, соответствующие этому, особенности формирования ландшафтного комплекса. Правой части кривой, описывающей солянокупольный ландшафтогенез,  соответствуют обращенные солянокупольные морфоструктуры и соляные поднятия. Рост соляного диапира теперь существенно ниже  активности экзогенных процессов.

В нижних частях кривой располагаются солянокупольные геосистемы либо на начальной стадии роста, либо на завершающих этапах активности солянокупольного тектогенеза. В связи с этим выраженность в рельефе у геосистем, расположенных в этой части графике, наименьшая. Напротив, геосистемы в верхней части кривой на поверхности представлены разнообразными и сложными формами рельефа. При этом в верхней правой части – это ландшафтные комплексы, основу которых составляют резко контрастирующие формы рельефа, т.е. сформировавшиеся эрозионно-тектонические и карстово-тектонические впадины, и сохранившиеся или вновь образовавшиеся возвышенности и гряды.

В качестве примера на рисунке 1 представлены ландшафтные схемы, иллюстрирующие степень разнообразия и сложности морфологической структуры солянокупольных геосистем Примексиканского и Прикаспийско-Предуральского бассейнов. Ландшафты солянокупольных «островов» Луизианы соответствуют первому этапу солянокупольного ландшафтогенеза с высокой активностью процессов диапиризма, преобладанием прямых морфоструктурных форм и нарастающей интенсивностью карстовых и эрозионных процессов. Солянокупольные геосистемы Предуралья в основном представлены обращенными морфоструктурами с ярко выраженными кепроками и карстовыми формами различной величины.

Последовательность стадий солянокупольного ландшафтогенеза может быть проиллюстрирована усложнением межкомпонентных взаимодействий с переходом их в качественно новый этап – этап появления и развития нового природного комплекса – солянокупольного ландшафта.  На начальном этапе роста соляного поднятия (т.н. этап «вспышки») взаимодействия происходят на двух уровнях: 1) соляное ядро – околосолевые подземные воды (рассолы) – гипсово-ангидритовая толща - надсолевые отложения (т.е. система литогенных взаимодействий) и 2) надсолевые отложения – грунтовые и поверхностные воды – циркуляция атмосферного воздуха – почвы – растительность – животный мир (т.е. природный комплекс в пределах солянокупольного поднятия). В начале позднего этапа восходящей стадии, когда растущий соляной диапир входит в систему межкомпонентных связей ландшафтной сферы и становится ведущим ландшафтообразующим фактором, т.е. обе системы взаимодействий объединяются, появляется новый природный комплекс солянокупольного генезиса.

Подытоживая изложенную модель солянокупольного ландшафтогенеза, следует отметить, что трансформация структуры солянокупольного ландшафта в соответствии с выше описанным изменение его сложности и разнообразия не всегда представляет собой процесс прямолинейный или однонаправленный. Под воздействием неотектоники, имеющей омолаживающее значение для соляных поднятий, вторичной соляной тектоники (образования штоков или компенсационных мульд, например) и изменения климатических условий, формирование солянокупольной геосистемы может возвращаться на ранее пройденные стадии. Поэтому процесс солянокупольного ландшафтогенеза, очевидно, имеет вид вибрирующей кривой.

Рисунок 1 – Изменение разнообразия (Р) и сложности (С) морфологической структуры ландшафтных геосистем на стадиях соляного тектогенеза. Сплошными стрелками обозначено изменение степени ландшафтного разнообразия солянокупольных геосистем. Пунктирными стрелками обозначено изменение степени ландшафтной сложности солянокупольных геосистем. Обозначены на схеме: 1 – купол Кот Бланш Айленд (Примексиканская низменность, Луизиана) (Аутин, 2002); 2 - купол Уикс-Айленд (Примексиканская низменность, Луизиана) (Аутин, Мак-Куллох, 1987); 3 - Илецкий купол (Предуральский прогиб); 4 - Боевогорский (Мертвосольский) купол (Предуральский прогиб); 5. Надеждинская (Яковлевская) антиклиналь (Предуральский прогиб); 6. Букобайская антиклиналь (Предуральский прогиб).

На рисунке 2 продемонстрировано усложнение межкомпонентных взаимодействий в течение этапов солянокупольного ландшафтогенеза, которое завершается образованием солянокупольных ландшафтов.

Рисунок 2 – Динамика межкомпонентных взаимодействий в процессе солянокупольного ландшафтогенеза.

На раннем этапе восходящей стадии, т.е.на этапе т.н. «зажигания» солянокупольного диапиризма, растущий соляной диапир воздействует только на подземные воды и надсолевые геологические отложения. Ландшафты над растущим соляным куполом функционируют совершенно независимо от него.  Такие природные комплексы получили название «ландшафты солянокупольной области», т.е. сюда включены все природные комплексы в пределах территории с проявлением соляной тектоники. На позднем этапе восходящей стадии, когда соляной диапир достигает зоны субаэрации и в сферу его влияния попадают как грунтовые, так и отчасти поверхностные воды, а также почвы, образуются природные комплексы, отдельные компоненты, которых трансформированы под влиянием солянокупольного тектогенеза. Вместе с этим отдельные компоненты остаются не затронутыми воздействием растущего соляного диапира, поэтому такие природные комплексы получили название «ландшафты, находящиеся под воздействием соляной тектоники».





В течение кульминационного этапа соляной купол выходит на дневную поверхность.  По нашему мнению, формирование ландшафтов, сформированных под воздействием соляной тектоники, может быть связано только при условии выхода соляного ядра на поверхность, т.е. при образовании соляной экструзии. Только в этом случае все межкомпонентные взаимодействия трансформируются под непосредственным воздействием соляного купола, включая сюда свойства атмосферного воздуха (климат), растительный покров и животный мир. На раннем этапе нисходящей стадии происходит разрушение соляного ядра и формируется кепрок. Несмотря на то, что непосредственный контакт соленосных отложений с такими компонентами как атмосферный воздух теряются, солянокупольные ландшафты продолжают существовать за счет опосредованного воздействия через связи с другими компонентами. Наконец, когда соляное тело погружается ниже зоны субаэрации и взаимодействие его с большинством ландшафтных компонентов теряется, вновь образуются ландшафты, не связанные с солянокупольными процессами, т.е. ландшафты солянокупольных областей. 

2. Солянокупольные геосистемы функционируют на основе сложно построенных градиентов, формирующих разнотипные и разномасштабные аномалии геологические, гидрогеологические, геоморфологические,  микроклиматические, геохимические и гидрогеохимические, почвенные и растительные, нозогеографические (геопатогенные). В процессе солянокупольного ландшафтогенеза происходит включение/исключение градиентов, отражающееся в изменении уровня организации солянокупольных геосистем («ландшафт солянокупольной области» - «ландшафт, находящийся под действием соляной тектоники» - «солянокупольный ландшафт» - «ландшафт, находящийся под действием соляной тектоники» - «ландшафт солянокупольной области»).

Ведущим ландшафтообразующим фактором формирования солянокупольных геосистем является соляная тектоника, а точнее подъем (рост) соляных структур к поверхности. В результате внедрения толщи эвапоритов в надсолевые отложения создается один из самых важных градиентов – структурно-геологический, который также фиксируется вследствие разности плотности удельных весов каменной соли и несолевых пород в виде геофизического градиента. Взаимодействие соляного ядра с пресными подземными водами формирует еще один важный для солянокупольных геосистем градиент – структурно-гидрогеологический, который фиксируется по соляному зеркалу. Снижение уровня околосолевых рассолов приводит к обнажению соленосных пород и быстрому разрушению соляного ядра с кардинальными и быстрыми изменениями в структуре геосистемы. Третий по важности градиент связан с взаимодействием соленосной толщи с поверхностными водами и атмосферными осадками, в результате чего образуются один из доминирующих морфологических элементов солянокупольных ландшафтов – урочища поверхностных карстовых форм, а также эрозионные формы в надсолевых отложениях. Все компоненты солянокупольных ландшафтов испытывают существенную трансформацию в зависимости от активности проявления указанных градиентов.

Рисунок 3 – Уровневая система трансформации природных компонентов (аномалии) при формировании солянокупольного ландшафта. Условные обозначения: 1 – каменная соль (галит); 2 . – гипсы и ангидриты; 3. – подсолевые отложения; 4. – гипсово-брекчиевые  кепроковые отложения; 5-6.- надсолевые отложения; 7.- карстовые отложения; 8. – современные соленосные коры выветривания.

Зависимость между многоуровневой системой формирования аномалий природных компонентов и развитием процессов солянокупольного ландшафтогенеза продемонстрирована на рисунке 3. На начальном этапе роста соляного купола он играет дисгармоничную роль по отношению к региональным геотектоническим структурам. Прорываясь к поверхности, соляное поднятие вторгается в пределы надсолевого тектонического этажа, нарушая как залегание геологических формаций, так и разнообразных надсолевых водоносных горизонтов. Тем самым глубоко погруженные геологические слои выводятся на поверхность, а, как правило, горизонты пресных или слабосоленых вод метаморфизируются под действием рассолов. В итоге формируются геологические  и гидрогеологические аномалии. При вхождении соляного ядра в субаэральную зону, начинается активное его растворение с образованием кепроковых отложений, складываются инверсионные формы рельефа, деформируются речные долины. Все это ведет к развитию разнообразных геоморфологических аномалий (Сладкопевцев, 1979). В результате усложнения рельефа происходит формирование экспозиционно и циркуляционно обусловленных градиентов температуры и влажности, а за счет образования соленых озер, солончаков, а также соляных глетчеров происходят существенные микроклиматические изменения, например, термические инверсии. Таким образом, проявляются микроклиматические аномалии. С выходом эвапоритов на поверхность в виде соляных штоков и шипов, а также гипсово-брекчиевого кепрока, резко усиливаются процессы выщелачивания, что ведет к развитию крупных геохимических аномалий. Формирование последних тут же сказывается на почвах и растительности. Причем это влияние связано как с образованием крупных массивов засоленных почв, в первую очередь солончаков, и растительных сообществ, состоящих из галофитов, так и с трансформацией пространственной структуры почвенных группировок и флористических сообществ. Тем самым происходит формирование почвенных и растительных аномалий.

Уровни формирования ландшафтных аномалий достаточно четко отражают последовательность формирования солянокупольного ландшафта. Развитие геологических и гидрогеологических аномалий не ведет к образованию специфических геосистем, и какому либо проявлению в ландшафтной среде, поэтому данному уровню соответствует понятие «ландшафты солянокупольных областей», сущность которого была объяснена выше. Геоморфологические аномалии сопровождаются существенными изменениями в морфологической структуре геосистем, что приводит к образованию ландшафтов, находящихся под воздействием соляной тектоники. Наконец, геохимические аномалии, сопровождающиеся трансформацией почв и растительности, ведут вместе с совокупностью выше обозначенных ландшафтных аномалий к организации солянокупольных ландшафтов. Таким образом, только общая совокупность взаимодействий между всеми ландшафтными компонентами, проявляющаяся через разнотипные и разномасштабные аномалии, приводит к формированию солянокупольного ландшафта. Выход одного из ландшафтных компонентов из сферы воздействия соляного ландшафтогенеза приводит к исчезновению градиента, и, следовательно,  ведет к изменению уровня организации солянокупольных геосистем.

Понятие о солянокупольном ландшафте может быть дано как в широком, так и в узком смысле.

В узком понимании: солянокупольный ландшафт – это сложившаяся под непосредственным воздействием соляной тектоники геосистема, все компоненты которой трансформированы под воздействием данного ландшафтообразующего фактора.

В широком смысле: солянокупольные ландшафты – это геосистемы, расположенные в пределах солянокупольных поднятий различных типов, в т.ч. платформенных складок (брахиантиклиналей) или крипотодиапиров, без ясно выраженной трансформации морфологической структуры и динамики ландшафтных комплексов.

Таким образом, в первом случае солянокупольные ландшафты – это самостоятельная категория природных комплексов, сформировавшиеся под действием солянокупольного ландшафтогенеза и являющаяся его результатом. Во втором случае к солянокупольным геосистемам отнесены любые ландшафты, испытывающие или не испытывающие воздействие соляной тектоники, но располагающиеся в пределах солянокупольных структур. В связи с этим предлагается разделить данные понятия, оставив в первом случае понятие солянокупольные ландшафты, а для второго ввести понятие - ландшафты солянокупольных областей, куда войдут наряду с геосистемами, попадающими в пределы криптоструктур, также и межкупольные зоны.

Существуют отличия между ландшафтными комплексами, сложившимися образовавшимися в результате взаимодействия соляного ядра с другими ландшафтными компонентами, и ландшафтными комплексами, испытывающими воздействие соляной тектоники, в результате, чего их морфологическая структура трансформируется, но не в такой степени, когда количественные изменения переходят в качественные. Очевидно, что в последнем случае соляное ядро не взаимодействует со всеми ландшафтными компонентами и не оказывается системообразующего воздействия на ландшафт. Такие ландшафты образуют промежуточное звено между ландшафтами соляных криптодиапиров и солянокупольными ландшафтами. Подобные геосистемы достаточно часто встречаются в пределах солянокупольных областей. Можно привести следующие примеры: а) пойменные ландшафты с аномальными излучинами и спрямленными руслами, образовавшимися под влиянием разломных деформаций соляного купола (Прикаспийская, Примексиканская, Северо-Германская низменности); б) невысокие денудационные поверхности, подчеркнутые аномальными эрозионными врезами (Прикаспийская низменность, Предуралье); в) группы озер и отдельные озера, оконтуренные валами (лиманные озера Прикаспийской низменности); г) массивы бугристых песков и псаммитовые ландшафты (Прикаспийская низменность).

На рисунке 4 отображены выше описанные уточнения к понятию «солянокупольный ландшафт».

Рисунок 4 – Модели ландшафтов, связанных с солянокупольной тектоникой.

Условные обозначения: 1. – солянокупольное поднятие; 2. – литогенная основа; 3. – природные воды; 4. – атмосферный воздух; 5. – почвы; 6. – растительность; 7. – животный мир; 8. – межкомпонентные взаимодействия, непосредственно связанные с солянокупольных тектогенезом; 9 – межкомпонентные взаимодействия, косвенно (опосредованно) связанные с солянокупольным тектогенезом; 10. – уровень земной поверхности; 11.- нижний уровень зоны субаэрации; 12. – ландшафты в пределах солянокупольных ландшафтов; 13. – ландшафты, образованные солянокупольным тектогенезом (солянокупольные ландшафты). 

Ландшафты криптодиапиров (I и V) не связаны прямым или косвенным образом с солянокупольными поднятиями и функционируют в качестве геосистем несолянокупольного происхождения. Они могут быть обозначены в качестве ландшафтов солянокупольных областей и практически ничем не отличаются от природных комплексов, находящихся в межкупольных зонах. Солянокупольные ландшафты (III и IV) формируются при прямом или опосредованном воздействии соляной структуры на все природные компоненты. В случае воздействия соляного купола лишь на часть природных компонентов (II) происходит трансформация морфодинамических свойств природных комплексов. В то же время такие изменения не приводят к качественному изменению ландшафта. Такие природные комплексы получили наименование ландшафтов под воздействием соляной тектоники.

3. Одна из черт солянокупольного ландшафтогенеза заключается в феноменологическом проявлении воздействия соляной тектоники на ландшафтную оболочку. Сущность феноменологичности солянокупольных ландшафтов выражается в:

- проявлении специфических черт соляной тектоники в региональной дифференциации ландшафтов через развитие различных аномалий и образование уникальных ландшафтов («феноменов»);

- неоднозначности изменения степени сложности и разнообразия морфологической структуры ландшафта в связи с глубиной залегания эвапоритовых отложений;

- отклоняющем воздействии соляного ландшафтогенеза на различные природные границы и рубежи;

- фрактальности («самоподобии») в проявлении соляной тектоники в различных регионах мира.

Солянокупольные ландшафты – феноменальны по степени проявления в ландшафтной среде. В основе феноменологической концепции солянокупольного ландшафтогенеза лежит положение о том, что дисгармоничный прорывной характер соляных складок определяет формирование редких и уникальных урочищ, которые несут черты, не свойственные вмещающей природной зоне. Разрывной характер соляных дислокаций по отношению к геологической среде определяет и соотношение солянокупольных ландшафтов с зональными геосистемами. Как на Прикаспийской впадине, так и в Предуралье соляные структуры формируют геоморфологические аномалии, резко контрастирующие с аккумулятивным или денудационным рельефом. Изучение геоморфологических аномалий, формируемых соляным тектогенезом показывает, что чем контрастнее выражено соляное поднятие, тем активнее инициируемые ею локальные неотектонические процессы. Скорость подъема наиболее активных структур - купола Шалкар составляет 0,25 мм/год, купола Баскунчак 0,5 мм/год. В геоморфологическом отношении подобные структуры являются наиболее контрастными (по Ю.А.Мещерякову – структуры богдинского типа). Своеобразными минианалогами данного типа в Предуралье являются Илецкая, Боевогорская (Мертвосольская) и Дедуровская структуры, также ярко выраженные в рельефе структурными грядами, гипсовыми кепроками и озерными впадинами.

Феноменологическая концепция солянокупольного ландшафтогенеза может быть проиллюстрирована с помощью сильно различающихся, иногда абсолютно противоположных свойств озер, являющихся одним из важных морфологических элементов солянокупольных ландшафтов. Озерные впадины появляются на переходном этапе от кульминационной фазы в нисходящую, и относятся к факторам стабилизации морфодинамических условий в пределах солянокупольной геосистемы. В условиях, когда межкомпонентные и внутрисистемные взаимодействия в ландшафте резко усложняются с появлением как диагенетических, так и эпигенетических элементов, образуются формы вторичной соляной тектоники – соляные штоки, карнизы, компенсационные впадин в соляном ядре, а также карстово-брекчиевые кепроковые отложения, проявляются существенные различия внутри самого ландшафта. Образующиеся при этом озерные впадины приобретают черты этих отличий. Кроме того, процесс формирования обращенных морфоструктур в пределах солянокупольных поднятий растянут во времени, что также сказывается на внутриландшафтной дифференциации. Таким образом, морфогенетические, термические, геохимические,  лимностратиграфические особенности озер многих солянокупольных ландшафтов, которые иногда приобретают прямо противоположные свойства, могут быть объяснены усложнением структуры солянокупольной геосистемы в течение переходных этапов.

Морфологические особенности солянокупольных ландшафтов оказываются чрезвычайно сходными в различных солянокупольных областях. Свойство самоподобия позволяет обнаруживать сходные черты у соляных поднятий, возникших в различных тектонических условиях, и определять аналогии для солянокупольных ландшафтов, сформировавшихся под воздействием различных факторов ландшафтной дифференциации. Фрактальность природы солянокупольных ландшафтов связана с рисунком ландшафтной структуры, характерным для определенных типов этих ландшафтов. С другой стороны фрактальная природа солянокупольных поднятий подчеркивается сложным ламинарным рисунком солянокупольных областей, которые представляют собой совокупность солянокупольных поднятий, погруженных на различную глубину, и межкупольных зон, полностью или частично лишенных эвапоритовых пород.

Дисгармоничный прорывной характер соляных складок определяет формирование редких и уникальных урочищ, которые несут черты, не свойственные вмещающей природной зоне. Данное положение является основой феноменологической концепции формирования солянокупольных ландшафтов по отношению к вмещающим зональным природным комплексам. Принципиальные подходы феноменологической концепции заключаются в следующем:

1) принцип обусловленности структуры солянокупольных ландшафтов тектоническими особенностями соляных поднятий -  региональная дифференциация типологических сочетаний соляных структур по форме и степени открытости соляного ядра, по сложности дислоцирования и разнообразия надсолевого комплекса пород, по развитию сингенетических и диагенетических структур (штоков, карнизов, кепроков), сопровождающих процессы соляной тектоники;

2) принцип коррелятивной зависимости между активностью соляных поднятий и морфологической структурой ландшафтов соляных куполов – дифференциация уровней организации солянокупольных ландшафтов  по сложности, разнообразию и неоднородности организации горизонтальной морфоструктуры солянокупольных ландшафтов; по особенностям парагенетических сопряжений ландшафтных уровней (ярусов), образующихся в результате пространственной неравномерности тектонической активности толщи эвапоритовых пород;

3) принцип дисгармоничности солянокупольных геосистем по отношению к зональным ландшафтам - соотношение структурных форм соляного тектогенеза с геоморфологическими, геоботаническими, геохимическими и почвенно-морфологическими аномалиями; соотношение зональных и азональных ландшафтообразующих факторов в формировании геосистем солянокупольного генезиса – развитие ландшафтных «феноменов» солянокупольной тектоники.

Таким образом, феноменологичность солянокупольного ландшафтогенеза заключается в проявлении сторон необычных в целом для процесса формирования природных геосистем. Эта необычность, очевидно, связана не только с тем, что соляные диапиры разрывают толщу вышележащих отложений, образуя вертикальные и радиальные деформации, но и в связи с резкой дисгармоничностью соляных экструзий или разнообразных проявлений соляных диапиров на поверхности с окружающими геосистемами. Однако, это лишь одна сторона вопроса. Условия формирования каждой солянокупольной структуры уникальны и одновременно форма многих соляных диапиров, расположенных в разных частях света необычайно сходны. Поэтому фрактальность (самоподобие) соляных поднятий проявляется также через феноменологию солянокупольного ландшафтогенеза.

4. Мировое разнообразие солянокупольных геосистем включает около 90 солянокупольных областей, охватывающих почти 5% площади суши. Крупнейшими ландшафтными областями солянокупольных ландшафтов являются Прикаспийская, Примексиканская, Иранская, Приуральская, Северо-Германская, Трансильванская, Донецко-Днепровская, Таджикистанская.

Воздействие солянокупольной тектоники на дифференциацию ландшафтной структуры проявляется в двух направлениях: 1) образовании солянокупольных ландшафтов различных уровней организации (районов, местностей, урочищ); 2) изменении границ физико-географических провинций, а также почвенно-ботанических рубежей. Формирование солянокупольных геосистем различных иерархических рангов определяется различными причинами. Уровень организации солянокупольных геосистем определяется в первую очередь размерами и типом солянокупольных поднятий, степенью их активности.

Наиболее крупные солянокупольные области – Прикаспийская, Примексиканская и Северо-Германская низменности (рисунок 5) представляют собой испытывающие длительное погружение синклинальные структуры, которым в ландшафте соответствуют низменные равнины, сложенные молодыми морскими отложениями, перекрытыми преимущественно зональными почвами с высокой долей участия гидроморфных почв. Другим вариантом физико-географической принадлежности солянокупольных геосистем являются предгорные эрозионно-денудационные равнины – Предуральская, Закарпатская. Еще одним вариантом является солянокупольные области платформенных впадин – Восточно-Техасская, Донецко-Днепровская. Четвертый вариант – горные области (Загрос (Иран), Гиссар (Таджикистан)).

Рисунок 5  – Солянокупольные бассейны мира (Джексон, Талбот, 2001):

(I) Гигантские: (2) Свердруп, (4) Джин д/Арк, (5) Гранд Банки, (10) Парадокс, (11) Восточный Техас, (12) Северная Луизиана, (14) побережье Мексиканского залива, (18) Салинас, (22) Зипакуэйра, (31) Кабинда (32) Габон (47) Аквитания, (55) Южно Североморский, (56) Северо-Западный Германский, (57) Северный Североморский, (58) Тромсе (61) Днепровско-Донецкий, (62) Прикаспийско-Предуральский, (68) Загрос, (70) Суэц, (71) Арабский, (72) Восточный Красноморский,  (74) Оман.

(II) Субгигантские: (6) Шотландия, (13) Миссисипи (16) Сабинас, (19) Петенчиапас, (23) Такуту, (25) Ориенте-Укаяли, (26) Эспириту-Сан, (27) Кампос, (30) Кванза, (39) Эссаэйра, (40) Атлас, (41) Морской, (46) Кантабриан, (49) Ионийский, (50) Южная Адриатика, (51) Карпаты, (52) Трансильванский, (63) Деште-Кевир, (77) Бохайского залива, (79) Бонапарт, (80) Северо-Запад Австралии, (81) Амадеус.

(III) Мелкие: (1) Чукотское, (3) Монктон, (7) Жорж банка, (8) Балтимор-Каньон, (9) Каролина, (15) Саут-Техас, (17) Сигсби, (20) Куба, (21) Хайтиан, (24) Барререинас, (28) Атакама, (29) Нейкуин, (33) Либерия, (34) Сенегал, (35) Коморские острова, (36) Западное Сомали, (37) Данакили, (38) Желтое море, (42) Алжиро-Альборан, (43) Балеарский, (44) Эбро, (45) Хака, (48) Левантийский, (53) Лигурийский, (54) Родания, (59) Нордкапп, (60) Енисей-Хатангский, (65) Северо-Иранский, (66) Йезд, (67) Северный Керман, (69) Мертвое море, (73) Хадрамаут, (75) Соляной хребет, (76) Квайдам, (78) Цзянхань, (82) Вулнаф, (83) Офицер, (84) Флиндерс.

Учитывая, что в формировании солянокупольных ландшафтов ведущую роль играет солянокупольная тектоника и сопровождающие ее вторичная тектоника и образование карстово-тектонического кепрока, несомненно, что особое значение в развитии данной категории геосистем играет площадь, находящаяся непосредственно под воздействием соляного ядра. В зависимости от этого происходит образование солянокупольных урочищ и ландшафтов, районов округов и провинций солянокупольных ландшафтов (таблица 1).

Таблица 1 .Основные группы критериев, учитывающиеся при физико-географическом районировании солянокупольных областей. 

Провинция

Округ

Район

Ландшафт

Урочище

Солянокупольный тектогенез

Геоморфологическое выражение

Геохимические аномалии природных вод и почв

Трансформация почв и растительности

Отдельные элементы геосистемы, выделяющиеся своеобразием одного (или нескольких) компонентов

Солянокупольный тектогенез

Геоморфологическое выражение

Геохимические аномалии природных вод и почв

Трансформация почв и растительности

Солянокупольный тектогенез

Геоморфологическое выражение

Геохимические аномалии природных вод и почв

Солянокупольный тектогенез

Геоморфологическое выражение

Солянокупольный тектогенез

На локальном уровне организации геосистем выделяются следующие формы проявления солянокупольного ландшафтогенеза:

1. Физико-географические (солянокупольные) районы, образованные при ведущей роли солянокупольной тектоники.

2. Содоминирующие солянокупольные урочища, составляющие 10-30 % площади ландшафтных районов.

3. Редкие и уникальные солянокупольные урочища, составляющие 1-10% площади ландшафтных районов.

4. Солянокупольные геосистемы не сформированы, а солянокупольная тектоника проявляется лишь в форме отдельных морфологических элементов геосистем (урочищ, местностей, ландшафтов). 

5. Региональные особенности солянокупольного ландшафтогенеза проявляются через формирование разнообразных типов солянокупольных геосистем, многообразие которых прослежено в  пределах Примексиканского, Восточно-Техасского и Южно-Иранского солянокупольных бассейнов.

Большинство из солянокупольных ландшафтов Восточного Техаса соответствуют нисходящим (постэкструзивным) стадиям солянокупольного ландшафтогенеза. На этой раннем этапе этой стадии глубина залегания солянокупольной структуры все еще не велика, однако, процессы аккумуляции практически свели на нет воздействие соляного ядра на ландшафт, и лишь по окраинам солянокупольного поднятия отмечается повышение сложности разнообразия ландшафтного рисунка за счет склонов различной экспозиции и эрозионных процессов. Сюда относятся солянокупольные ландшафты куполов Батлер, Гранд Салин, Брукс (рисунок 6). 

1  2

3  4

Рисунок 6 - Геоморфологическое проявление куполов Восточно-Техасского бассейна (Джексон, Сени, 1984): 1. - Батлер, 2. – Стен, 3. – Брукс, 4. – Маунт Сильвен.  (красными изолиниями показана глубина залегания соляного штока).

Другую группу образуют ландшафты, относящиеся к куполам, находящимся на позднем этапе постэкструзивной стадии. Для них характерно глубокое залегание соляного ядра и кепроковых пород, но вместе с этим уровень ландшафтного разнообразия у них несравненно выше, поскольку ведущую роль в их формировании играют уже не солянокупольная тектоника, а общерегиональные ландшафтообразующие процессы. Среди соляных куполов в данном случае следует отметить Ист Тейлор, Маунт Сильвен, Уайтхаус. Единственным исключением является ландшафт купола Стен. У него при близком к поверхности залегании соляного штока и кепрока отмечается самый высокий уровень ландшафтного разнообразия среди изученных солянокупольных поднятий. Таким образом, ландшафт купола Steen относится все еще к кульминационной стадии солянокупольного ландшафтогенеза, когда соляная тектоника активно воздействует на морфоструктуру природных геосистем. 

1  2

3 4 

5 6

Рисунок 7 – Геоморфологическое выражения соляных куполов Примексиманской низменности (по: Аутин, 2002; Валден, Якаби, 1981; Купфер, 1981): 1. - Дэймонд Маунд; 2. – Биг Хилл; 3. – Хоскинс Маунд; 4. – Матагорда; 5. - Эвери Айленд, 6. – Кот Бланш.

В отличие от ландшафтов соляных куполов Восточного Техаса купола Примексиканской низменности обладают ярко контрастной выраженностью как в геологическом строении и в рельефе, так и в отношении почвенного покрова и растительности. В рельефе они выражены в основном двумя способами. Наиболее ярко проявляются в ландшафте округлые в плане сильно расчлененные поднятия, возвышающиеся над прилегающей заболоченной равниной, образуя так называемые «острова». Сюда в первую очередь относятся знаменитые пять островов Луизианы - Эвери Айленд (Avery Island), Джефферсон Айленд (Jefferson Island), Кот-Бланш Айленд (Cote Blanche Island), Уикс Айленд (Weeks Island), Белль Иль (Belle Isle), а также отдельные купола в Техасе - Хиг Айленд (Higt Island) – рисунок 7. Другой тип представлен в основном в Техасе. Это пологие всхолмления, т.е. так называемые «холмы» и «маунды», также выделяющиеся над террасовыми равнинами -  Биг Хилл (Big Hill), Хокинс Маунт (Hockins-Mound), Дэймонд Маунт (Damond Mound). В основном все солянокупольные геосистемы Примексиканской низменности соответствуют нисходящей стадии солянокупольного ландшафтогенеза. Причем, большая часть соляных диапиров практически никак не выражена на поверхности, т.е. относится к поздней стадии постэкструзивного этапа. Характерно, что сходные особенности имеют солянокупольные геосистемы Прикаспийской низменности.

Солянокупольные ландшафты Ирана представлены крупнейшими в мире соляными глетчерами (namakiers) горных хребтов Загрос-Ормузского региона. Общее число соляных глетчеров и диапиров в регионе Персидского залива достигает 200 (рисунок 8).

Распределение морфологических типов солянокупольных ландшафтов Южного Ирана по стадиям и этапам солянокупольного ландшафтогенеза свидетельствует как о последовательности морфодинамических изменений геосистем, так и об их обратимости. Тип А соответствует позднему этапу  восходящей стадии, начинающейся после этапа «вспышки» - быстрого роста соляного диапира. Морфотип представлен положительными формами рельефа, отражающими подъем соли к поверхности. Тип В соответствует началу кульминационной (экструзивной) стадии, связанной с образованием соляного глетчера. Купола, относящиеся к типу С представляют собой собственно кульминационную стадию, в связи с чем в пределах морфотипа можно выделить несколько разновидностей солянокупольных ландшафтов. В частности, наряду с прямыми морфоструктурами, выделяются полупрямые и даже полуобращенные, что свидетельствует об обратимости солянокупольного ландшафтогенеза. Для типа характерно обособление соляных «фонтанов» и развитие поверхностного карста, особенно карровых форм.  Тип D относится к верхнему этапу нисходящей (постэкструзивной) стадии. В отличие от предыдущих, представлен обращенными морфоструктурами и характеризуется активным образованием как поверхностных, так и глубинных карстовых форм. Тип Е соответствует более позднему времени развития постэкструзивной стадии и, очевидно, предшествует стадии окклюзии.  Карстовые процессы практически прекращаются. В рельефе доминируют обращенные морфоструктуры. Последний тип F представлен линейными морфоструктурами (линеаменты), связанными преимущественно с доэкструзивной стадией солянокупольного ландшафтогенеза.

Рисунок 8 - Размещение ландшафтно-геоморфологических типов выражения соляных куполов Южного Ирана (составлено по данным: Джахани, Калло, Фризон де Ламотт, Летози, Леторми, 2007). Условные обозначения: 1. – тип А; 2. – тип B; 3. – тип С; 4. – тип D; 5. – тип Е; 6. – тип F; 7. – горные хребты (антиклинали палеогеновых отложений); 8 – населенные пункты.

Анализ мирового распространения солянокупольных геосистем показывает, что большая их часть соответствует последней стадии нисходящего (постэкструзивного) этапа и ранней стадии восходящего этапа, т.е. слабо выражена на поверхности. Следующее место по количеству геосистем составляет ранняя стадии постэкструзивного этапа, которая включает подавляющее большинство солянокупольных ландшафтов. Наименьшее количество геосистем относится к кульминационной стадии солянокупольного ландшафтогенеза, поскольку требует определенных физико-географических условий развития данного процесса.

6. Крупнейшие соляные купола Прикаспийской впадины являются ведущим фактором формирования солянокупольных ландшафтов, которые представляют собой сложные парадинамические сопряжения солянокупольных возвышенностей и гряд, с озерными впадинами, соответствующих компенсационным мульдам.

Прикаспийская впадина является крупнейшей в мире областью развития соляного псевдотектогенеза. Своды соляных поднятий, общее число которых в регионе достигает 3000,  образуют сложную ламинарную структуру, обусловленную перетеканием соли под давлением вышележащих пород из нижних тектонических этажей в верхние.

Особенность проявления солянокупольных поднятий на Прикаспийской низменности заключается в существенных различиях в морфологической структуре ландшафтов соляных куполов-гигантов. Эти различия привели к следующим последствиям (таблица 1):

- формирование крупных денудационных возвышенностей с активным карстопроявлением в Богдинско-Баскунчакском и Индерском ландшафтных районах, по сравнению с Шалкарским (Челкарским) и Эльтонским;

- развитию более крупных по площади озерных впадин в Челкарском (200 км2) и Эльтонском (170 км2) ландшафтных районах по сравнению с Богдинско-Баскунчакским (113 км2) и Индерским (112 км2);

-  образование более значительных по площади денудационных и денудационно-карстовых возвышенностей солянокупольного происхождения в Богдинско-Баскунчакском (100 км2) и Индерском (250 км2) ландшафтных районах;

- вскрытию более древних геологических пород и, соответственно, формированию большего геологического разнообразия в Богдинско-Баскунчакском и Индерском районах.

Необходимо особо подчеркнуть значение трансгрессионных отложений в проявлении соляной тектоники. В первую очередь, они способствовали нивелированию неотектонических движений и, следовательно, уменьшению степени выраженности соляного тектогенеза. Вместе с тем мощность отложений каспийских трансгрессий увеличивается с севера на юг и поэтому давление всей их толщи на ядра соляных структур также усиливается в этом направлении, что повышает скорость восходящего движения соленосной толщи, тем самым усиливает ее проявление на поверхности. Связь морфологической структуры ландшафтов соляных куполов-гигантов с общерегиональными процессами погружения Прикаспийской впадины была подмечена С.С.Журавлевым (1979), который отмечал прижатость вдавленных компенсационных мульд Индера, Баскунчака и Эльтона к южным бортам соляных массивов.

Представление о соотношении морфологических элементов солянокупольных ландшафтов Прикаспийской низменности дают следующие данные, представленные в таблице 2:

Таблица 2. Площадные показатели морфологических элементов крупнейших  солянокупольных ландшафтов Прикаспийской низменности.

Озерная впадина, км2

Денудационная возвышенность, км2

Денудационно-карстовая возвышенность, км2

Богдинско-Баскунчакский

113

17 (гора Богдо)

83 (Северо- и Южно-Баскунчакские)

Индерский

112

21 (Жамантау)

229 (Индерские горы)

Эльтонский

178

42 (Улаган и Преснолиманская)

42

Челкарский

200

51 (Сасай и Сантас)

51

Аралсор

97

36

36

Необычная для региона активность склоновых процессов, овражной эрозии и проявлений карста, в сочетании с пресными по составу грунтовыми и поверхностными водами денудационной равнины обусловили сложность и разнообразие экотопических условий для флоры и фауны. Разнообразие современных экологических условий и палеогеографические особенности формирования солянокупольных ландшафтов, определили как в целом большое разнообразие видов растений, так и высокую долю среди них редких и уникальных видов. Учитывая, что солянокупольные возвышенности  вследствие высокой скорости роста соляного купола, длительное время оставалась островом среди морских трансгрессий Каспия, этот ландшафт следует рассматривать как убежище (рефугиум) для многих видов растений. Как известно, флора Богдинско-Баскунчакского заповедника включает 401 вид (Лактионов, 2004, 2009), относящихся к 41 семейству. Чрезвычайно разнообразны лишайники, насчитывающие свыше 60 видов. Таким образом, значение флористического разнообразия при пересчете на площадь заповедника (18478 га) составит 2,16 вид/км2. 25 видов растений занесены в Красную книгу Астраханской области, а 30 – рекомендованы во второе издание. Для сравнения в природном парке «Эльтонский» значение флористического разнообразия составляет 0,56 вид/км2 (около 500 видов на площади 880 км2). Из 24 видов растений Астраханской области, включенных в Красную книгу РФ, 10 встречаются на горе Большое Богдо (Бармин, Ермолина, Иолин, Шуваев, 2010). 

Анализ солевых профилей ландшафтных катен крупнейших солянокупольных ландшафтов Прикаспийской низменности (рисунки 9, 10, 11) позволяет сделать следующие выводы:

1) наибольшим сходством обладают аккумулятивная и в меньшей степени трансаккумулятивная фации, в то время как элювиальные фации существенно различаются по химическим свойствам почв;

2) наиболее значимые широтно обусловленные почвенно-геохимические особенности солянокупольных ландшафтов связаны с аккумулятивными и трансаккумулятивными фациями. Отмечается закономерное увеличение концентрации хлоридов в пойменном аллювии с севера на юг, и в то же время относительно стабильное их содержание в почвах террас.

3) содержание катионов и анионов в  почвах элювиальных фаций солянокупольных ландшафтов обнаруживает высокую вариативность и пространственную изменчивость в зависимости от характера почвообразующих отложений. В связи с преобладанием азональных геолого-геоморфологических (литоморфных) факторов широтная дифференциация практически не прослеживается.

Рисунок  9 - Ландшафтная катена «гора Большое Богдо (северо-восточный склон) - озеро Баскунчак».

Условные обозначения к рисунку:

Геологические породы: 1 – известняково-глинистая пачка (бодинская свита нижнего триаса); 2 - пестроцветно-глинистая пачка (богдинская свита нижнего триаса); 3 - красноцветная глинистая пачка (тананыкская свита нижнего триаса); 4 - конгломератово-песчаниковая пачка (бузулукская свита татарского яруса перми); 5 - красноцветная песчаниковая пачка (бережанская свита татарского яруса перми); 6 - красноцветная глинистая пачка (сарминская свита татарского яруса перми); 7 - каменная соль и гипсы кунгурского яруса нижней перми; 8 - четвертичные озерные отложения (самосадочная соль и глинистые илы);

Почвы: 9 - солонцы бурые среднезасоленные мелкие легкосуглининстые на элювиальных темноцветных засоленных глинах; 10 - аллювиаль­ные слоистые карбонатные супесчаные почвы на современных аллювиальных слоистых песках; 11 – светло-каштановая супес­чаная среднещебенчатая почва на элювиально-делювиальных супесях; 12 - солончаки корковые гидроморфные легко­суглинистые на современных аллювиальных слоистых тяжелых суглинках; 13 - смыто-намытые почвы;

Растительность: 14 - бескильницево-сарсазановое  сообщество; 15 -житняково-грудницево-кермековое сообщество; 16 - нитрозовополынно-тырсовое сообщество; 17 - нитрозовополынно-житняковое сообщество; 18 - полынково-житняковое  сообщество; 19 - груднициевое сообщество; 20 - разнотравно-житняковое  сообщество; 21 - сообщество мордовника; 22 - сообщество солероса европейского.

Рисунок 10 – Ландшафтно-морфологическая схема Индерского солянокупольного ландшафта.

Условные обозначения: 1.  – соляное самосадочное озеро; 2. – озерная сорово-солончаковая пойма с солянково-галофитной растительностью (солерос, сарсазан); 3. – приозерная надпойменная супесчаная  терраса с преобладанием бурых солонцеватых почв с кокпеково-биюргуновой растительностью; 4. – приозерная  надпойменная суглинистая терраса с солонцами  с житняково-белополынной растительностью; 5. – древнеморская легкосуглинистая равнина с преобладанием бурых карбонатных почв с кокпеково-биюргуновой растительностью; 6. – балки с смыто-намытыми почвами с лугово-галофитной растительностью (солерос, солянки); 7. – карстово-денудационные элювиальные равнины, сложенные гипсами, суглинками и песчаниками с бурыми карбонатными слабосмытыми почвами с терескеново-белополынной растительностью; 8. – эрозионно-денудационные гряды, сложенные ожелезненными песчаниками и галечниками с бурыми среднесмытыми сильнощебенчатыми почвами с сарсазаново-кокпековой растительностью; 9. - карстово-денудационные гряды («кургантау»), сложенные гипсами и глинами; 10. – карьеры и отвалы с техноземами; 11. – пойма р.Урал с аллювиальными почвами и древесно-луговой растительностью; 12. – русло р.Урал.

Рисунок – 11 Схема Индерской ландшафтной катены.

Условные обозначения: Геологическое строение: 1- гипсы (белые, серые, голубые), красноцветные глины кунгурского яруса нижней перми; 2 – ожелезненные песчаники  с конкрециями средней юры; 3 – желтые суглинки хвалынской трансгрессии верхнего плейстоцена; 4 – современные озерные отложения. Почвы: 5 – бурые среднесмытые сильнощебенчатые среднесуглинистые и гумусово-солонцеватые засоленные гипсовые; 6 – бурые карбонатные слабосмытые легкосуглинистые на делювиально-элювиальных суглинках; 7 – бурые карбонатные легкосуглинистые на древнеаллювиальных суглинках;  8 – бурые солонцеватые супесчаные на древнеаллювиальных суглинках и супесях;  9 – солончаки корковые гидроморфные среднесуглинистые на современных озерных слоистых глинах. Растительность: 10 – терескеново-белополынные сообщества; 11 – сарсазаново-кокпековые сообщества; 12 – кокпеково-биюргуновые сообщества; 13 - житняково-белополынные сообщества; 14 - сообщества солероса европейского и сарсазана.

Определенный интерес при изучении геохимических сопряжений вызывает динамика содержания тяжелых металлов в почвах при переходе от элювиальных фаций к аккумулятивным в ландшафтных катенах солянокупольных геосистем. Если на приозерной террасе озера Баскунчак отмечается повышение значения коэффициента отношения фактического содержания к фоновому к нижним горизонтам почвенного разреза, то на северном склоне горы Богдо отмечается прямо противоположная ситуация. Кроме того, триасовые красноцветы, обнажающиеся на северо-восточном склоне горы, обогащают почву значительным количеством Cd. При этом подобный Приэльтонью геохимический градиент, оконтуривающий озерную впадину, на Баскунчаке не обнаружен. Сравнение  распределения концентрации тяжелых металлов на парадинамическом сопряжении г.Богдо – оз.Баскунчак, показывает, что несмотря на отсутствие геохимических аномалий по тяжелым металлам, их содержание в пределах солянокупольных ландшафтов является более высоким по сравнению с вмещающими их полупустынными ландшафтами. При этом в озерных впадинах отчетливо прослеживается аккумуляция тяжелых элементов, достигающих максимума на уровне горизонта С2 (га глубине 1,2-1,5 м), а возвышенности играют роль поставщика тяжелых металлов. В результате сравнения установлена более тесная связь в парадинамической системе Улаган-Эльтон, в отличие от системы Богдо-Баскунчак. Особенно это проявляется в тесноте корреляции содержания Pb, Cd и Zn. При этом содержание суммы тяжелых металлов  в системе Улаган-Эльтон – 180-300 мг/кг, а в системе Богдо-Баскунчак – 70-190 мг/кг. Нами предполагаются две причины -  существенная разница в сумме осадков (300 мм против 200 мм) и различия в литогенной основе геосистем (геохимически агрессивные морские породы - юрские известняки на г.Улаган и сравнительно инертные триасовые красноцветы на г.Богдо) в сочетании с различиями с механическим составом грунта (солонцово-каштановые комплексы приозерных террас оз.Эльтон, для которых характерен геохимический градиент на уровне горизонта В2 и супесчаные бурые почвы террас оз.Баскунчак).

7. Солянокупольные ландшафты концентрируют разнообразные виды природных ресурсов минеральные (неметаллические, нефте-газовые, строительные материалы), туристско-рекреационные, используются в качестве резервуаров топлива и отходов. В результате хозяйственного использования солянокупольных ландшафтов формируются сложные многоуровневые техногеосистемы, которые отличаются крайне высокой подвижностью процессов межкомпонентных взаимодействий.

Ландшафты, связанные с солянокупольной тектоникой, относятся к категории интенсивно используемых в хозяйственной деятельности. Спектр их вовлечения в сферу недропользования охватывает как непосредственную разработку разнообразных полезных ископаемых, связанных с эвапоритовой толщей – каменной соли, гипса, калийных солей, боратов, так и минеральных ресурсов, месторождения которых контролируются соленосной толщей – нефти и природного газа, различных строительных материалов, выведенных на поверхность в результате подъема соляного тела к поверхности и вскрытия надсолевых отложений. Специфическим видом использования соляных куполов является формирование в их толще резервуаров для хранения нефти и природного газа (Дайзетта, Уикс-Айленд в США, Дедуровское подземное хранилище газа (ПХГ) в Оренбургской области, в Астраханской области), а также ядерных отходов (Горлебен в Германии, Азгир в Казахстане) (Синяков, Старовойтов, Полянинов, Кузнецова, Беляева, 2001).

Велико значение ландшафтов солянокупольных поднятий в рекреационной и бальнеологической сферах, поскольку с ними связаны крупные озера с высокоминерализованными рассолами (Мертвое море в Израиле, Баскунчак в Астраханской области, оз.Развал в Оренбургской области, Солотвинские озера на Украине), залежи минеральных грязей, соляные пещеры (Южный Иран, Таджикистан), многокилометровые шахты (г.Величка в Польше), а также различные уникальные природные объекты, представляющие туристический интерес. Достаточно велика роль ландшафтов солянокупольных структур в формировании природоохранных каркасов. Наиболее значительными охраняемыми природными территориями (ОПТ), ядром которых служат солянокупольные ландшафты, являются – государственный заповедник «Богдинско-Баскунчакский» и одноименный природный парк, природный парк «Эльтонский», геопарк на острове Кешм в Иране. С солянокупольными ландшафтами связаны многочисленные памятники природы в России (Астраханская, Волгоградская, Оренбургская области), на Украине (Закарпатье, Донецко-Днепровский бассейн), в Западном Казахстане, в США (Южная Луизиана и Восточный Техас), в Северной Германии, в Иране (Ормузский регион). Вместе с этим следует отметить, что высокая хозяйственная ценность солянокупольных геосистем является существенным препятствием, как для организации, так и для сохранения существующих охраняемых природных территорий. Поэтому, несмотря на большую роль, которую вносят данные геосистемы в формирование природного разнообразия, по той или иной причине они не включены в национальный или региональный природоохранный каркас.

На рисунке 12 отражены основные формы природопользования в пределах солянокупольных геосистем, ведущие к наибольшему изменению их пространственной структуры. Экологическое равновесие в пределах геосистем соляных куполов зависит от баланса между разнородными техногеосистемами, связанными в основном с добычей минеральных ресурсов, ландшафтно-рекреационными системами, экологически оптимальным использованием солянокупольных геосистем, формированием сети ОПТ, играющих стабилизирующую и восстановительную функцию. Помимо разнообразного использования следует отметить и высокую опасность недропользования в условиях активности соляной тектоники. Известны многочисленные примеры катастроф на соляных рудниках.  В настоящее время аварийные ситуации и катастрофические процессы в наибольшей степени возможны на Илецком (Южное Приуралье), Славянском (Донецко-Днепровский бассейн) и Солотвинском (Закарпатье) соляных куполах (Кошин, Мустель, Куриленко, 1976).

Одним из наиболее известных в России месторождений каменной соли является Илецкое, добыча соли в пределах которого ведется уже более двух столетий. Поверхность его представляет собой крупную впадину с системой озер карстово-антропогенного происхождения, обрамленную по окраинам сохранившимися остатками соляного ядра (гора Туз-Тюбе) и гипсового кепрока (Гипсовая гора), Соленосная толща по всему контуру покрыта системой камер на двух уровнях (+18 м и -160 м). При этом верхний уровень в настоящее время частично затоплен в результате катастрофы, случившейся в марте 1979 года. 

Причины катастрофы, очевидно, были следующими:

- недостаточно глубокое для существовавшего на Илецком соляном куполе гидрогеологического режима заложение «Старой камеры» и шахты №1;

- крутое падение соли (75-800) и наличие в надшахтном целике кавернозного ангидрита и глинистых солей, имеющих высокую водопроницаемость;

- частичное вскрытие зоны трещинноватости камерами шахты №1 с постоянным притоком капиллярных вод как из зоны аэрации, так и рассолов озера Развал;

- постоянное воздействие агрессивных пресных вод речки Песчанки на поверхность северной части соляного купола.

Рисунок 12 – Оценка процессов формирования техногеосистем солянокупольных бассейнов мира.

Рисунок 13 – Различные виды использования солянокупольных геосистем и основные техногенные процессы их трансформации. Условные обозначения: 1 – каменная соль (галит); 2 . – гипсы и ангидриты; 3. – подсолевые отложения; 4. – гипсово-брекчиевые  кепроковые отложения; 5-6.- надсолевые отложения; 7.- карстовые отложения; 8. – современные соленосные коры выветривания; 9. техногенные катастрофы и аварии.

В настоящее время отработка Илецкого месторождения ведется камерным способом, для которого требуется соблюдение устойчивости целиков. При этом наряду со старым горизонтом (-160 м, глубина от поверхности по почве 310 м) введен в эксплуатацию новый горизонт (– 215 м), что естественно усилило геодинамическую напряженность соленосной толщи. Именно ведение нового горизонта по времени совпало с активизацией карстовых явлений. Усугубило проблему также и то, что северная и северо-западная части шахтного поля оказались сложены крупно- и среднекристаллическим галитом и, следовательно, прочность соли оказалась здесь ниже, что необходимо было учитывать при формировании конструктивных элементов. Поэтому проложенные здесь камеры №3 и 4 для предупреждения их деформации были заложены блоками соли объемом 500 тыс.т.

Выведение горных разработок из зоны высокодинамичных процессов взаимодействия компонентов ландшафтов после катастрофы 1979 г., как известно,  положительно сказалось не только на экологическом равновесии внутри ландшафтных комплексов, так и рационализации использования природно-ресурсного потенциала месторождения. Причем как на добыче каменной соли, так и рекреационном использовании территории Илецких озер. Разумеется, добыча соли на глубоких горизонтах значительно дороже, чем открытая разработка месторождения или эксплуатация шахт с близким к поверхности расположением камер. Однако, учитывая опыт аварийного затопления этих разработок с уничтожением горного оборудования, с затратами на противокарстовые мероприятия и перекачку вод, а также исходя из структурно-тектонических особенностей месторождения, становится очевидной эффективность подземной добычи соли на глубоких и сверхглубоких (750 -1000 м) горизонтах.

В целях предотвращения техногенной катастрофы на Илецком месторождении, на наш взгляд, следует выполнить следующие мероприятия: 1) изменить русло р.Песчанки, вынеся его за пределы контура соляного купола, т.е. северо-западнее Гипсовой горы; 2) объединить два озера – Развал и Малое Городское в одно тем самым исключив формирование пресного водоема в пределах соляного купола; 3) сформировать систему контурного дренажа поверхности соляного купола со сливом в его южной части; 4) устройство бетонной барражной завесы вокруг всего периметра озерной впадины.

Обладая высоким природно-ресурсным потенциалом, солянокупольные ландшафты во многих случаях следует рассматривать еще в качестве техногеосистем. Восходящие движения эвапоритовой толщи, как известно, ведут к продвижению к поверхности не только собственно пород соленосной формации, но и выводят на поверхность разнообразные надсолевые отложения, слои которых располагаются под различным углом и зачастую располагаются последовательно от наиболее молодых к древним, залегающим непосредственно на эвапоритах. Таким образом, надсолевые отложения становятся зачастую доступными к разработке месторождениями строительных материалов. На примере Предуралья и Прикаспийской низменности, известно, что недостаток ресурсов строительных материалов компенсируется их разработкой на солянокупольных возвышенностях. С другой стороны солянокупольных структуры служат коллекторами (накопителями) для нефтегазовых месторождений, являясь важнейшим типом нефтегазоносных структур. Геоморфологическая и ландшафтная индикация солянокупольных поднятий служит одним из поисковых признаков нефтегазоносности (Аристархова, 1979).

По расположению относительно структурно-тектонических этажей месторождения минерального сырья можно разделить на три группы: 1) подсолевые (нефтяные и газовые месторождения); 2) относящиеся к галогенно-сульфатной кунгурской толще (месторождения каменной и калийных солей, гипса); 3) относящиеся к надсолевым отложениям (месторождения бурого угля, мела, известняков, глин, песков, фосфоритов и др.).

Другая проблема использования солянокупольных структур связана с формированием резервуаров-хранилищ нефти и газа, а также с захоронением отходов. Последними исследованиями (В.Н.Синяков, С.В.Кузнецова и др.) установлено, что, во-первых, вследствие подвижности соленосной толщи объемы резервуаров могут быть не постоянными, что приводит к потерям хранящегося топлива, с другой стороны, значительная тектоническая дислоцированность солянокупольных структур способствует активному водообмену между глубокими водоносными горизонтами и грунтовыми водами, что ведет к утечке топлива или отходов. В связи с этим в качестве более перспективных в настоящее время рассматриваются межкупольные зоны.

Таким образом, в пределах солянокупольных ландшафтов складываются четырехуровневые горно-промышленные техногеосистемы: 1) карьерно-отвальные месторождения строительных материалов, связанные с комплексом надсолевых пород; 2) карьерные техногеосистемы пород, генетически связанных с кепроком соляных куполов (гипсы, бораты и месторождения других пород и минералов); 3) шахтные и карьерные техногеосистемы месторождений каменной соли, вскрывающие собственно соляное ядро куполов; 4) техногеосистемы месторождений, связанных с подсолевыми отложениями (в первую очередь месторождения нефти и природного газа).

По экологическому состоянию техногеосистемы, сформировавшиеся в пределах солянокупольных ландшафтов могут быть разделены на следующие группы: 1) техногеосистемы соляных месторождений, сложившиеся несколько столетий назад, эксплуатирующиеся вплоть до последнего времени и ныне находящиеся в критическом (Соль-Илецк, Артемовск) или кризисном состоянии (Солотвино) в связи с антропогенно инициированными карстовыми процессами; 2) техногеосистемы законсервированных шахтных разработок каменной соли, сформировавшиеся без нарушения гидродинамического равновесия между поверхностными водами и эвапоритовым водоупорным слоем и существующие в относительно стабильном состоянии; 3) формирование двух- и более уровневых техногеосистем, приведшее к нарушению экологического равновесия и катастрофическим последствиям (катастрофа на озере Пеньер – купол Джефферсон-Айленд; карстовые процессы на нефтяных полях на куполах Саратога и Дайзетта в Техасе); 4) техногеосистемы хранилищ нефти, природного газа и ядерных отходов в соляных камерах, обладающие высокой потенциальной опасностью в связи с подвижностью соленосной толщи и слабой предсказуемости формирования трещинноватости и подземных пустот (купол Горлебен в Северной Германии, купола Южного Техаса). В целом, необходимо признать, что в качестве хранилищ подходят пассивные солянокупольные поднятия со слаборазвитым или отсутствующим кепроком (Джексон, Сени, 1984). Степень развитости кепрока является индикатором активного в прошлом или настоящем взаимодействия эвапоритовой толщи с экзогенными процессами, что повышает как оценку современной неотектонической активности купола, так и вероятную проницаемость соленосной толщи. Особенности формирования техногеосистем в пределах солянокупольных ландшафтов определяются как через техногенную трансформацию их морфологической структуры, так и спецификой внутриландшафтных взаимодействий, изменяющихся в соответствии с этапами солянокупольного ландшафтогенеза.

ВЫВОДЫ:

1. Солянокупольный ландшафтогенез представляет собой многоэтапный процесс формирования солянокупольных геосистем под воздействием соляной тектоники. В результате воздействия солянокупольной тектоники на ландшафтную оболочку происходит активизация межкомпонентных взаимодействий в результате включения в их сферу соляного тела.

2. В процессе солянокупольного ландшафтогенеза происходит формирование многоуровневой системы градиентов, порядок развития которых соответствует степени включения соляного тела в систему ландшафтных взаимодействий.

3. Солянокупольный ландшафт возникает на определенном (кульминационном) этапе солянокупольного ландшафтогенеза. Следует отличать солянокупольный ландшафт в качестве нового ландшафтного комплекса от ландшафтов солянокупольных областей, генетически не связанных с соляной тектоникой, и от ландшафтов, морфологические элементы которых изменены под воздействием соляной тектоники.

4. Анализ мирового распространения солянокупольных геосистем показывает, что большая их часть соответствует последней стадии нисходящего (постэкструзивного) этапа и ранней стадии восходящего этапа, т.е. слабо выражена на поверхности. Следующее место по количеству геосистем составляет ранняя стадии постэкструзивного этапа, которая включает подавляющее большинство солянокупольных ландшафтов. Наименьшее количество геосистем относится к кульминационной стадии солянокупольного ландшафтогенеза, поскольку требует определенных физико-географических условий развития данного процесса.

5. В пределах солянокупольных ландшафтов складываются многоуровневые антропогенные геосистемы, которые усиливают интенсивность межкомпонентных взаимодействий и ускоряют процессы солянокупольного ландшафтогенеза, в особенности в условиях открытой или шахтной добычи соли.

6. Природоохранное значение солянокупольных геосистем определяется этапами солянокупольного ландшафтогенеза – формированием уникальных природных комплексов соляных экструзий, гипсово-брекчиевого кепрока, выведенных на поверхность надсолевых пород различных формаций, вследствие чего существенно повышается геологическое разнообразие и под его влиянием увеличиваются общие показатели ландшафтного разнообразия в целом. 

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

Статьи в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК:

  1. Петрищев В.П., Чибилёв А.А. Солянокупольные ландшафты Оренбургского Приуралья // Известия Русского географического общества. 2001. Т.133, вып. 5. С. 1-12. (вклад автора 90%)
  2. Петрищев В.П., Чибилёв А.А. Новые данные о рельефообразующей роли соляных структур Оренбургского Приуралья // География и природные ресурсы. 2002. № 2. С. 80-84. (вклад автора 90%)
  3. Естественные выходы подземных вод Южного Предуралья: связь гидрогеохимической дифференциации с типами местности / Ж.Т.Сивохип, В.П. Петрищев, А.А.  Чибилёв // Известия Русского географического общества. 2003. Т.135,  вып. 3. С. 42-50. (вклад автора 30%)
  4. Петрищев В.П. Солянокупольный ландшафтогенез Прикаспийско-Предуральского региона // Вестник Оренбургского гос. университета. 2007. № 3. С. 143-149.
  5. Петрищев В.П. Ландшафтные феномены соляной тектоники Прикаспийско-Предуральского региона // Вестник Оренбургского гос. университета.  2007. № 67 (спец. выпуск). С. 61-65.
  6. Петрищев В.П. Роль соляной тектоники в формировании геопатогенных зон в Оренбургской области // Вестник Оренбургского гос. университета. Материалы IV Всерос. науч.-практ. конф. «Проблемы Южного Урала». 2009. Ч.II. -С. 315-319.
  7. Петрищев В.П. Солянокупольные морфоструктуры Южного Приуралья // Геоморфология. 2010. № 1. С. 86-94.
  8. Петрищев В.П., Чибилёв А.А. Особенности моделирования процессов солянокупольного ландшафтогенеза // Известия Русского географического общества. 2011. Т. 143, вып. 2. С. 44-52. (вклад автора 90%).
  9. Особенности формирования ландшафтов Индерского солянокупольного района / В.П. Петрищев, А.А.Чибилев, К.М.Ахмеденов, С.К. Рамазанов // География и природные ресурсы. 2011.  2. С. 78-84. (вклад автора 70%).
  10. Петрищев В.П., Чибилев А.А. Феноменологическая концепция солянокупольного ландшафтогенеза // Вестник Воронежского гос. университета. Сер.: География. Геоэкология. 2011.  1. С. 7-12 (вклад автора 90%).
  11. Петрищев В.П. О понятии «солянокупольный ландшафт»  // Вестник Оренбургского гос. университета.  2011.  6. С. 160-165.
  12. Петрищев В.П. Классификация техногеосистем месторождений каменной соли // Вестник Оренбургского гос. университета. 2011.  6. С. 166-172.
  13. Петрищев В.П., Чибилев А.А. Техногенная трансформация солянокупольных ландшафтов на месторождениях каменной соли // Проблемы региональной экологии. 2011.  4. С. 55-62 (вклад автора 90%).

Другие публикации:

  1. Петрищев В.П. Полезные ископаемые Соль-Илецкого района Оренбургской области. // Наука, образование и воспитание в ВУЗе и школе. Мат-лы XVIII преподава­тельской и XXXVI студенческой науч.-практ. конф. - Орен­бург: ОГПИ, 1994. – С.73.
  2. Мусихин Г.Д., Петрищев В.П., Павлейчик В.М. Открытый карст на соляных куполах Оренбуржья // Геология и полезные ископаемые Западного Урала. - Пермь: ПГУ, 1997. - С.222-225. (вклад автора 30%).
  3. Петрищев В.П. Геоморфологическая выраженность солянокупольных структур в пределах Оренбургского Приуралья // Степи Евразии: сохранение природного разнообразия и мониторинг состояния экосистем. – Оренбург, 1997. – С.36-38.
  4. Катков М.Б., Петрищев В.П. Выявление особенностей тектоники солянокупольных структур Оренбургского Приуралья на основе их ландшафтного анализа // Материалы XXI преподавательской и XXXIX студенческой науч.-практ. конф. – Оренбург: ОГПУ, 1997. – С. 116-118. (вклад автора 80%).
  5. Геолого-геоморфологические факторы формирования структуры ландшафтов степной зоны Заволжья и Урала / А.А.Чибилев, Г.Д.Мусихин, В.М.Павлейчик, В.П. Петрищев // Структура, функционирование и эволюция природных и антропогенных ландшафтов. – М.-СПб, РГО, 1997. – С. 60-62. (вклад автора 20%).
  6. Петрищев В.П. О роли проявления карста как индикатора солянокупольных структур (на примере Оренбургского Приуралья) // Тез. докл. регион. конф. молодых ученых и специалистов.– Оренбург: ОГАУ, 1997. -  Ч.II. – С. 22-24.
  7. Петрищев В.П. Объекты солянокупольной тектоники как геологические памятники природы Оренбургской области // Оптимизация природопользования и охрана окружающей среды Южно-Уральского региона. – Оренбург, 1998. – С. 150-152.
  8. Петрищев В.П. Антропогенное изменение характера рельефа на примере Илецкого месторождения соли // Геология и геоэкология Урала и Поволжья. – Саратов: СГУ, 1998. – С. 50-51.
  9. Петрищев В.П. О влиянии соляных структур на структуру рельефа Оренбургского Приуралья // Тез. докл. региональной конф. молодых ученых и специалистов.– Оренбург, 1998. - Ч. 3. – С. 172-174.
  10. Петрищев В.П. К вопросу о геоморфологической выраженности соляных структур в Оренбургском Приуралье // Вопросы степеведения. – Оренбург, 1999. – С. 80-83.
  11. Петрищев В.П., Грошев И.В. Роль соляных структур в формировании ландшафтных систем Оренбургского Приуралья (на примере Боевогорского штока) // Вопросы степеведения. – Оренбург, 1999. – С. 83-87. (вклад автора 90%).
  12. Чибилев А.А., Мусихин Г.Д., Петрищев В.П. Проблемы экологической гармонизации горнотехнических ландшафтов Оренбургской области // Горный журнал. – 1999. – № 5-6. – С. 99-103. (вклад автора 30%).
  13. Чибилев А.А., Мусихин Г.Д., Петрищев В.П. Геологические памятники природы  в Оренбургской области: опыт выявления, паспортизации и составления кадастров // Горный журнал. – 1999. – № 5-6. – С. 115-118. (вклад автора 30%).
  14. Петрищев В.П., Чибилев А.А. Соляные структуры // Географический атлас Оренбургской области. – М., 1999. – С. 29. (вклад автора 80%).
  15. Петрищев В.П. Ландшафтообразующая роль солянокупольной тектоники и ее значение в формировании природоохранного каркаса Оренбургского Приуралья: Автореф. дис. … канд. геогр. наук:  11.0011. - Оренбург, 2000. – С. 22.
  16. Геологические памятники природы Оренбургской области. / А.А. Чибилев, Г.Д. Мусихин, В.П. Петрищев, В.М. Павлейчик, Ж.Т. Сивохип. – Оренбург, 2000. – 400 с. (вклад автора 20%).
  17. Петрищев В.П. Воздействие солянокупольных дислокаций на структуру степных ландшафтов Оренбургского Приуралья // Степи Северной Евразии: стратегия сохранения природного разнообразия и степного природопользования в XXI веке: Мат-лы межд. симпоз. – Оренбург, 2000. – С. 306-307.
  18. Петрищев В.П., Чибилёв А.А. Солянокупольные ландшафты Оренбургского Приуралья //Ландшафтная экология: Межвуз. сб. науч. тр. /Отв. ред. З.И.Гордеева.– М.: РИЦ «Альфа», 2001. - Вып. 2 – С. 50-62. (вклад автора 90%)
  19. Петрищев В.П., Чибилёв А.А. Особенности проявления соляных поднятий в структуре ландшафтов Западного Предуралья // Вопросы степеведения. Влияние экспозиции на структуру и динамику пастбищно-степных ландшафтов.– Оренбург, 2002. - Вып.III. – С. 6-12. (вклад автора 90%)
  20. Петрищев В.П. Морфоструктурный анализ солянокупольных ландшафтов Южного Приуралья //Степи Северной Евразии. Эталонные степные ландшафты: проблемы охраны, экологической реставрации и использования. Мат-лы III междунар. симпоз. – Оренбург: ИПК «Газпромпечать» ООО «Газпромсервис», 2003. – С. 395-397.
  21. Петрищев В.П. Солянокупольные ландшафты // Геоэкологические проблемы степного региона / Под ред. А.А.Чибилёва. – Екатеринбург: УрО РАН, 2005. – С. 56-82.
  22. Petrischev V.P. Krajobrazy kopul solnych w poludniowej czesci Przyurala // Geographia. Studia Et Dissertationes. T.27. – Katowice, 2005. – p. 139-147.
  23. Рычко О.К., Петрищев В.П., Журавлев А.А. Микроклиматические факторы дифференциации ландшафтных комплексов Южного Приуралья // Аридные экосистемы. – 2005. – Т.11, № 28 – С. 51-58. (вклад автора 60%).
  24. Петрищев В.П. Солянокупольный ландшафтогенез Прикаспийско-Предуральского региона //Степи Северной Евразии: Мат-лы IV междунар. симпоз. – Оренбург: ИПК «Газпромпечать» ООО «Оренбурггазпросервис», 2006. – С. 559-562.
  25. Петрищев В.П. Феноменологическая концепция солянокупольного тектогенеза //Известия. Оренб. гос. аграр.  ун-та. – 2006. – № 3 (11). – С. 148-151.
  26. Петрищев В.П. Роль солянокупольных структур в формировании ландшафтов Прикаспийско-Предуральского региона // Ландшафтоведение: теория, методы, региональные исследования, практика: Мат-лы XI Междунар. ландшафтной конф. – М.: МГУ, 2006. – С. 222-224.
  27. Петрищев В.П. Пространственный анализ структуры ландшафтов солянокупольных ландшафтов // Ландшафтное планирование: общие основания. Методология, технология: Тр. междунар. школы-конф. «Ландшафтное планирование». – М., 2006. – С. 208-213.
  28. Петрищев В.П. Ландшафтообразующее значение соляных структур Прикаспийско-Предуральского региона // Горизонты географии (мат-лы междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 60-летию Западно-Казахстанского геогр. о-ва). – Уральск, 2006. – С. 64-67.
  29. Петрищев В.П. Новые данные о формировании ландшафтов солянокупольных структур Южного Предуралья // Алдамжарские чтения: междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 70-летию академика З.Алдамжар (Костанай, 23-25 мая 2007 г.). – Костанай, 2007. – С. 602-606.
  30. Петрищев В.П. Феномен солянокупольного ландшафтогенеза // Современное состояние, антропогенная трансформация и эволюция ландшафтов востока Русской равнины и Урала в позднем кайнозое: мат-лы межрегион. науч. конф. 13-15 мая 2008 г. – Киров: Изд-во ВятГУ, 2008. – С. 196-198.
  31. Петрищев В.П. Особенности миграции тяжелых металлов в почвах солянокупольных ландшафтов //Мат-лы V съезда Всероссийского общества почвоведов им. В.В.Докучаева. – Ростов н/Д, 2008. – С. 248.
  32. Петрищев В.П. Геоморфологическое выражение солянокупольной тектоники на Южном Урале //Отечественная геоморфология: прошлое, настоящее, будущее: Мат-лы XXX Пленума Геоморфологической комиссии РАН (Санкт-Петербург, СПбГУ, 15-20 сентября 2008 г.). – СПб., 2008. – С. 80-82.
  33. Петрищев В.П. Новые данные о солянокупольных ландшафтах Предуральско-Прикаспийского субрегиона // Комплексные географические исследования: теория, практика, образование. Сб. науч. статей. – Москва-Смоленск: Универсум, 2008. – С. 171-178.
  34. Соль-Илецкий район Оренбургской области: краеведческий атлас. / А.А. Чибилев, В.П. Петрищев, И.Г. Яковлев, А.А. Соколов, С.В. Богданов – Оренбург: ООО «Союз-реклама», 2008. – 35 с. (вклад автора 40%).
  35. Петрищев В.П. Ландшафтообразующая роль солянокупольной тектоники и ее значение в формировании природоохранного каркаса Оренбургского Приуралья // Проблемы геоэкологии и степеведения. Т. II. / Под ред. чл.-корр. РАН А.А. Чибилёва. – Екатеринбург: УрО РАН, 2010. – С. 79-89.
  36. Петрищев В.П. Моделирование процессов солянокупольного ландшафтогенеза // XIV съезд Русского географического общества: сб. науч. работ. – СПб., 2010. – С. 26-29.
  37. Петрищев. В. П. Солянокупольный ландшафтогенез: морфоструктурные особенности и последствия техногенной трансформации геосистем. Екатеринбург: УрО РАН, 2011. - 310 с.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.