WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Шишлов Сергей Борисович

ПОЗДНЕПАЛЕОЗОЙСКИЕ ЭПИКОНТИНЕНТАЛЬНЫЕ ФОРМАЦИИ СЕВЕРА РОССИИ (СТРУКТУРНО-ГЕНЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)

Специальность: 25.00.06 – литология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук

Екатеринбург 2009

Работа выполнена в Санкт-Петербургском государственном горном институте (техническом университете)

Официальные оппоненты:

доктор геолого-минералогических наук, профессор Алексеев Валерий Порфирьевич доктор геолого-минералогических наук Беленицкая Галина Александровна доктор геолого-минералогических наук Бородкин Владимир Николаевич

Ведущая организация: Всероссийский нефтяной научно-исследовательский геологоразведочный институт (ВНИГРИ)

Защита состоится 13 мая 2009 г. в 14 часов на заседании Диссертационного совета Д 004.021.02 при Институте геологии и геохимии им. академика А.Н. Заварицкого Уральского отделения Российской академии наук по адресу: 620075, г. Екатеринбург, Почтовый пер., д. 7.

С диссертацией можно ознакомится в библиотеке Института геологии и геохимии им.

академика А.Н. Заварицкого Уральского отделения Российской академии наук.

Автореферат разослан 27 марта 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета И.С. Чащухин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Возникновение формациологии, новой дисциплины, направленной на изучение надпородного уровня организации стратисферы, можно считать одним из важнейших итогов развития геологии XX века. Это направление появилось в связи с тем, что «в иерархическом ряду фундаментальных геологоминералогических наук совершенно определенно обнаружился разрыв между элементарно-петрографическим уровнем (геохимия, минералогия, петрография) и структурно-геологическим (структурная геология, тектоника, региональная геология)» (Шванов, 1992). Формациология должна заполнить этот вакуум знанием о составе, строении и происхождении естественных геологических тел надпородного уровня организации. При этом следует ожидать достижения принципиально нового уровня понимания законов строения осадочных комплексов. По оценке В.И. Драгунова (1988) «Проблема геологических формаций, как естественных тел, равна по своему значению проблемам объектов почвоведения и биогеохимии, а ее появление относится к числу тех редких событий, примером которых служит возникновение новых крупных отраслей естествознания». Ее развитие тормозит отсутствие удовлетворительной процедуры выделения объектов исследования, без четкого определения которой «трудно ожидать решающих успехов в развитии теории и практики формационного анализа» (Драгунов и др., 1974). Следовательно, для дальнейшего прогресса формациологии необходимо: установить иерархическую систему объектов формационного уровня организации, определить понятия и ключевые термины, разработать методологию последовательного выделения и описания иерархически соподчиненных геологических тел и начать планомерные исследования конкретных геологических объектов.

Попытка решения этих проблем предпринята автором при изучении верхнего палеозоя Таймырского, Тунгусского и Печорского бассейнов. Эти толщи мощностью от 500 до 10000 метров формировались в условиях умеренно-теплого гумидного климата на шельфах эпиконтинентальных морей и примыкающих к ним аккумулятивных равнинах.

Они представляют собой сложно построенные иерархические системы геологических тел, с которыми связаны гигантские запасы угля и перспективы обнаружения крупных нефтегазоносных площадей. Выявление структурно-вещественных характеристик этих образований, их генезиса и закономерностей изменений в разрезе и на площади весьма актуально, т.к. способно повысить качество корреляционных построений, палеогеографических реконструкций, стратиграфических схем, геологических карт и достоверность прогноза месторождений полезных ископаемых.

Целью работы является выявление генезиса, закономерностей строения и композиции, иерархически соподчиненных надпородных геологических тел позднепалеозойских эпиконтинентальных формаций Севера России.

Основные задачи:

- сформулировать теоретическую базу и разработать методологию исследования иерархической системы надпородных геологических тел;

- выявить закономерности композиции литолого-генетических типов пород в слоях и, дав их генетическую интерпретацию, создать структурно-генетическую систематику слоев;

- установить закономерные трансгрессивно-регрессивные системы слоев (литомы), формирующиеся в эпиконтинентальных бассейнах с гумидным типом литогенеза, дать их описание, генетическую интерпретацию и типизацию;

- выделить и описать региональные трансгрессивно-регрессивные системы литом (геоформации), установить закономерности их латеральных изменений;

- выявить закономерности композиции геоформаций в геогенерациях, возникающих в течение полного цикла развития бассейна осадконакопления.

Научно-методическая основа и ключевые понятия. Теоретической основой работы является концепция уровней организации геологических объектов (Драгунов и др. 1974). В ней формационный уровень организации рассматривается как иерархический ряд естественных геологических тел, которые являются системами объектов предшествующего уровня. Из этого следует, что объекты более высокого уровня могут быть выделены и адекватно охарактеризованы только после всестороннего исследования тел предыдущего. Используя это положение, мы интегрируем методические подходы структурно-вещественного (Шванов, 1992) и генетического (Фролов, 1984) направлений формациологии, рассматривая следующий иерархический ряд надпородных геологических тел: слой – система литолого-генетических типов пород, элементарное геологическое тело; литома – трансгрессивно-регрессивная система слоев; геоформация – трансгрессивно-регрессивная система литом; геогенерация – система геоформаций, высшая единица формационного уровня организации.

Фактический материал собран автором в период с 1984 по 2006 г. при выполнении исследований по тематическим планам ВСЕГЕИ, хоздоговорам с Таймыргеолкомом и ОАО «Полярноуралгеология», грантам РФФИ. Полевые работы в Таймырском, Тунгусском и Печорском бассейнах позволили по керну скважин и естественным обнажениям изучить разрезы, суммарной мощностью более 30 тыс. м (рис. 1). Камеральная обработка материалов включала комплекс минералогопетрографических и химико-аналитических исследований. При описании шлифов (около тысячи) уточнялись вещественный состав и структурно-текстурные характеристики пород. Термические, рентгеноструктурные и химические анализы карбонатных конкреций выполнили сотрудники химико-аналитической лаборатории ВСЕГЕИ. Химикопетрографическое изучение углей проведено сотрудниками отдела геологии угольных месторождений ВСЕГЕИ Г.М. Волковой, О.И. Гавриловой и М.В. Богдановой. Обширная палеонтологическая коллекция изучалась Н.Г. Вербицкой и С.К. Пухонто (флора), В.Г. Ганелиным и Г.В. Котляр (брахиоподы), Г.П. Прониной (мелкие фораминиферы), А.С. Бяковым (морские двустворки) и О.А. Бетехтиной (неморские двустворки). Кроме собственных материалов, в работе использованы публикации и фондовые материалы, посвященные процессам осадконакопления и геологии верхнего палеозоя.

Рис. 1. Схема расположения разрезов верхнего палеозоя Севера России, изученных автором.

Таймырский бассейн: 1 – реки Ефремова, Крестьянка и мыс Бражникова, 2 – бассейн р. Сырадасай, 3 – низовья р. Пясина, 4 – бассейн р. Тарея, 5 – район бухты Ледяная, 6 – бассейн р. Черные Яры; северо-запад Тунгусского бассейна (Норильский район): 7 – водораздел рек Хенюлях и Иенче, 8 – Нералахская площадь;

Печорский бассейн: 9 – о. Колгуев; 10 – р. Табью; 11 – р. Воркута; 12 – р. Кожим.

Защищаемые положения:

1. Трансгрессивные и регрессивные сценарии развития процессов осадконакопления в зонах глубоководья, мелководья и береговой аккумуляции палеобассейнов обусловили образование закономерных систем родственных литологогенетических типов пород – слоев.

2. Седиментационные системы глубоководного шельфа, открытого мелководья, изолируемого мелководья, лагуны, дельты и флювиального потока формировали особые закономерно меняющиеся по латерали трансгрессивно-регрессивные слоевые последовательности – литомы.

3. Эвстатические циклы колебания уровня моря формировали трансгрессивнорегрессивные системы литом – геоформации, состоящие из градаций, которые образуют закономерные латеральные ряды, отражающие последовательную смену ландшафтов в палеобассейне.

4. Структурно-генетический анализ иерархического ряда «слой литома геоформация» обеспечивает получение новой информации для палеогеографических, стратиграфических и минерагенических построений. Его применение показало, что верхний палеозой Таймыра сформировали 7 региональных циклов седиментации в бассейне с эволюционирующей конфигурацией и субмеридиональной дифференциацией ландшафтов. Это позволило обосновать новую стратиграфическую схему, в которой горизонты соответствуют геоформациям, а местные стратоны – градациям, и уточнить контуры площадей перспективных для поисков месторождений угля.

Научная новизна. Разработанная автором методология структурно-генетического анализа позволила впервые получить унифицированную характеристику позднепалеозойских эпиконтинентальных формаций Севера России, как объектов одного типа, которые представляют собой системы иерархически соподчиненных естественных геологических тел слоевого, литомного, геоформационного и геогенерационного уровней организации. Впервые разработаны: систематика литолого-генетических типов пород, систематика структурно-генетических типов слоев, структурно-седиментологические модели литом глубоководного шельфа, открытого мелководья, изолируемого мелководья, лагуны, дельты и флювиального потока. Предложена новая методика выявления региональных трансгрессивно-регрессивных циклов седиментации, основанная на анализе изменений слоевой стуктуры циклотем в разрезах. Установлены закономерности строения геоформаций, которые представлены как латеральные ряды градаций, сложенных литомами одного или нескольких типов. Реконструированы процессы осадконакопления в эпиконтинентальных бассейнах с гумидным типом литогенеза, эволюция которых обеспечивала формирование закономерно структурированных сероцветных терригенных геогенераций. Заложена научно-методическая и терминологическая основа нового структурно-генетического направления формациологии.

Практическое значение. Полученные результаты могут быть использованы для разработки местных и региональных стратиграфических схем, серийных и полистных легенд геологических карт масштаба 1:50 000, 1:200 000 и 1: 1000 000, при проведении геологической съемки, прогнозе, поиске, разведке, эксплуатации месторождений угля и углеводородов. Благодаря формализации, разработанные типизации пород, слоев и литом пригодны для компьютерной обработки материалов. Структурно-седиментологические модели, отражающие закономерности латеральных изменений литом и геоформаций, органично дополняют методологию секвентного анализа, детализируя внутреннее строение парасеквенсов и секвенсов, и обеспечивают ее применение для расчленения и корреляции разрезов, составленных по естественным обнажениям и керну скважин.

Реализация результатов работы осуществлена: в статьях и монографиях; в отчетах по научно-исследовательским работам ВСЕГЕИ, хоздоговорам, грантам РФФИ; в листах S-47-VII,VIII; S-47-IX,X; S-47-XI,XII; S-47-XV,XVI ГГК РФ масштаба 1:200 000; в легендах ГГК–200 Таймырской серии, ГГК–1000 Таймырско-Североземельской серии, геологической карты Таймырского автономного округа масштаба 1:1000 000; в лекциях и практических занятиях по курсам «Историческая геология», «Литология», «Методы стратиграфических исследований», «Формационный анализ», «Современные проблемы литологии и стратиграфии» для студентов геологоразведочного факультета СанктПетербургского государственного горного института.

Методика структурно-генетического анализа показала свою эффективность при решении проблем литологии, стратиграфии и геологического картирования венда, среднего девона, каменноугольной и пермской систем Восточно-Европейской платформы, палеозоя Урала и Пай-Хоя, прогнозе морфологии раннемеловых коллекторов углеводородов Южно-Ягунского месторождения Западной Сибири.

Апробация работы. Основные положения и отдельные результаты диссертации докладывались автором на всесоюзной конференции "Современные проблемы геологии и геохимии твердых горючих ископаемых" (Львов, 1991 г.); Всероссийских литологических совещаниях «Проблемы литологии, геохимии и рудогенеза осадочного процесса» (Москва, 2000 г.), «Генетический и формационный анализ осадочных комплексов фанерозоя и докембрия» (Москва, 2003 г.), «Типы седиментогенеза и литогенеза и их эволюция в истории Земли» (Екатеринбург, 2008 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Геологическая служба и минерально-сырьевая база России на пороге XXI века» (Санкт-Петербург, 2000 г.); Уральском региональном литологическом совещании «Литологические аспекты геологии слоистых сред» (Екатеринбург, 2006 г.);

Всероссийской конференции «Верхний палеозой России: стратиграфия и палеогеография» (Казань, 2007 г.). Кроме того, в 2003 и 2004 годах содержание диссертации обсуждалось на заседаниях кафедры исторической геологии Санкт-Петербургского государственного университета, а в 2008 г. на расширенном заседании кафедры исторической и динамической геологии Санкт-Петербургского государственного горного института.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 45 работ, в т.ч. две коллективные монографии, методические рекомендации, лист S-47-VII,VIII Таймырской серии ГГК РФ масштаба 1: 200 000, 7 статей в журналах перечня ВАК, статьи в других журналах, материалы конференций и совещаний, тезисы докладов.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, 11-и глав, сгруппированных в три части, и заключения общим объемом 340 стр., 165 рис., графических приложений, списка литературы из 311 наименований. В первой части анализируется современное состояние формациологии (гл. 1) и формулируются научнометодические основы структурно-генетического анализа (гл. 2). Вторая часть посвящена верхнему палеозою Таймырского, Тунгусского и Печорского бассейнов. Здесь представлена характеристика объектов исследования (гл. 3), рассмотрены первичные признаки пород и возможности их генетической интерпретации (гл. 4), даны описания и генетическая интерпретация: литолого-генетических типов пород (гл. 5), структурногенетических типов слоев (гл. 6), литом (гл. 7), геоформаций и геогенераций (гл. 8). В третьей части показаны возможности применения результатов структурно-генетического анализа для решения задач региональной геологии верхнего палеозоя Таймыра:

реконструкция палеогеографической ситуации (гл. 9), обоснование региональной стратиграфической схемы (гл. 10) и прогноз перспектив угленосности (гл. 11).

Благодарности. На выбор направления исследований и становление взглядов автора огромное влияние оказала работа под руководством А.Б. Гуревича и теоретические концепции В.И. Драгунова, В.Т. Фролова, В.Н. Шванова. В процессе работы автор консультировался и обсуждал проблемы осадочной геологии с В.В. Беззубцевым, Г.А. Беленицкой, А.Я. Бергером, А.С. Бяковым, Н.Г. Вербицкой, В.М. Власовым, В.Г. Ганелиным, В.Г. Гором, А.В. Журавлевым, Е.О. Ковалевской, В.Г. Колокольцевым, Г.В. Котляр, Н.С. Маличем, Г.А. Мизенсом, А.Е. Могилевым, В.М. Никольским, И.А. Одесским, Ю.Е. Погребицким, Э.Н. Преображенской, Г.П. Прониной, С.К. Пухонто, С.И. Романовским, А.С. Таракановым, В.И. Устрицким, В.В. Черныхом, С.В. Шипуновым.

Большое содействие в сборе фактического материала оказали сотрудники Тунгусской и Таймырской партий ВСЕГЕИ, Диксонской партии ГСЭ ПГО «Красноярскгеология», Полярной ГПП Норильской КГРЭ, партии ПГО «Торфгеология» и ОАО «Полярноуралгеология». При работе над диссертацией в докторантуре СПбГУ неоценимую помощь оказали консультации профессора В.А. Прозоровского и замечания сотрудников кафедры исторической геологии. Завершение диссертации было бы невозможно без помощи профессоров СПГГИ М.А. Иванова и Ю.Б. Марина. Всем перечисленным лицам автор выражает глубокую и искреннюю благодарность.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

1-е защищаемое положение: Трансгрессивные и регрессивные сценарии развития процессов осадконакопления в зонах глубоководья, мелководья и береговой аккумуляции палеобассейнов обусловили образование закономерных систем родственных литолого-генетических типов пород – слоев.

В верхнем палеозое Таймырского, Тунгусского и Печорского бассейнов установлены многократно повторяющиеся сочетания первичных признаков (структура, текстура, включения, новообразования, ориктоценозы, ихнофоссилии), которые позволяют выделить 32 литолого-генетических типа пород (табл. 1).

Таблица Литолого-генетические типы пород позднего палеозоя Севера России Ин- Краткая характеристика Условия формирования декс 1 2 Аргиллит серовато-черный массивный с тонкой Равномерное осаждение в застойной, xa-вкрапленностью сульфидов, мелким детритом восстановительной, нормально соленой морского бентоса, единичными остатками цефалопод. водной среде. Зона X.

Алевритистый аргиллит темно-серый Прерывистое осаждение в низко xa-горизонтальнослойчатый с единичными следами динамичной, обедненной кислородом, илоедов и детритом морского бентоса. нормально соленой водной среде. Зона X.

Градационное чередование (2-5 см) аргиллитов Осаждение пелитов, иногда прерываемое (преобладают), алевролитов и песчаников. накоплением алевро-псаммитов из xb-Присутствует детрит морского бентоса. гравитационных потоков. Зона X.

Градационное (2-5 см) чередование аргиллитов, Накопление алевро-псаммитов из алевролитов (преобладают) и песчаников. гравитационных потоков, прерываемое xb-Присутствует детрит морского бентоса. осаждением пелитов. Зона X.

Песчаник тонкозернистый светло-серый, Накопление тонкого псаммитового известковистый градационно-сортированый, материала из гравитационных потоков.

xc-содержащий мелкий детрит морского бентоса. Зона X.

Песчаник мелко-среднезернистый светло-серый, Накопление псаммитового материала из xc-известковистый градационно-сортированый, гравитационных потоков. Зона X.

содержащий крупный детрит морского бентоса.

Слабосгруженный конгломерат. Полуокатанные Перлювий, образовавшийся ниже базы фрагменты местных известковистых глинисто- волнового воздействия, благодаря выносу xc-алевритовых пород и крупный детрит морского бентоса тонкого материала высоко динамичными погружены в песчано-глинистый матрикс. турбулентными потоками. Зона X.

Тонкое (5-10 см) линзовидно-полосчатое чередование Дифференцированное накопление алевроаргиллитов (преобладают) и тонкозернистых пелитов и псаммитов в условиях слабого yb-песчаников. Присутствуют следы илоедов, морской волнового воздействия и нормальной бентос, углефицированный растительный детрит. солености. Зона Y.

Тонкое (5-10 см) линзовидно-полосчатое чередование Дифференцированное накопление алевротонкозернистых песчаников (преобладают) и пелитов и псаммитов в условиях yb-аргиллитов. Присутствуют следы илоедов, морской умеренного волнового воздействия и бентос, углефицированный растительный детрит. нормальной солености. Зона Y.

Песчаник тонко-мелкозернистый светло-серый с Накопление псаммитов, под действием yc-волнистой слойчатостью. Присутствуют следы илоедов волнений нормально соленых придонных и морской бентос. вод. Зона Y.

Песчаник тонко-мелкозернистый светло-серый с Накопление псаммитов, под действием yc-волнистой слойчатостью, знаками ряби и волнений опресненных придонных вод.

углефицированными фрагментами растений. Зона Y.

Таблица 1 (продолжение) 1 2 Песчаник мелко-среднезернистый светло-серый, с Накопление псаммитов, под действием yc-косой разнонаправленной слойчатостью и сильных волнений опресненных углефицированными фрагментами растений. придонных вод. Зона Y.

Песчаник мелко-среднезернистый серый с текстурами Быстрое непрерывное накопление под yc-взмучивания, детритом морского бентоса и действием сильных волнений нормально уплощенной галькой глинисто-алевритовых пород. соленых придонных вод. Зона Y.

Песчаник средне-крупнозернистый с текстурами Быстрое непрерывное накопление под yc-взмучивания, углефицированным детритом растений, действием сильных волнений галькой глинисто-алевритовых пород и экстракластов. опресненных придонных вод. Зона Y.

Аргиллит серовато-черный горизонтальнослойчатый с Прерывистое осаждение в застойной, za-углефицированным детритом растений. опресненной водной среде. Зона Z.

Аргиллит алевритистый горизонтальнослойчатый Прерывистое накопление в низко za-темно-серый с остатками наземных растений, динамичной, опресненной водной среде.

эвригалинными двустворками и лингулами. Зона Z.

Алевролит глинистый с пологоволнистой Накопление в низко динамичной, слойчатостью, намечаемой намывами алевролита, опресненной водной среде под действием za-остатками растений, двустворок и лингул. волновой зыби. Зона Z.

Тонкое (5-10 см) волнистое чередование алевритистых Дифференцированное накопление алевроаргиллитов (преобладают) и тонкозернистых пелитов и псаммитов в условиях слабого zb-песчаников. Присутствуют остатки растений, волнового воздействия и опреснения. Зона эвригалинные двустворки и лингулы. Y.

Тонкое (5-10 см) волнистое чередование глинистых Дифференцированное накопление алевроалевролитов и тонкозернистых песчаников пелитов и псаммитов в условиях zb-(преобладают) Присутствуют остатки наземных умеренного волнового воздействия и растений, эвригалинные двустворки и лингулы. опреснения. Зона Y.

Песчаник тонкозернистый серый глинистый с Накопление у уреза воды опресненного zc волнистой слойчатостью и многочисленными водоема под действием слабого волнового углефицированными фрагментами наземных растений. наката. Зона Y.

Биотурбированная смесь аргиллита (преобладает), Донные илы, переработанные морским bb алевролита и песчаника. Присутствуют остатки бентосом при прекращении седиментации морского бентоса. (биотурбиты).

Биотурбированная смесь песчаника (преобладает) Донные пески, переработанные морским bc алевролита и аргиллита. Присутствуют остатки бентосом при прекращении седиментации морского бентоса. (биотурбиты).

Тонкое (до 1см) чередование глинистых алевролитов Быстрое накопление материала из (преобладают) и глинистых разнозернистых насыщенного разноразмерными fb песчаников. Присутствуют гравий экстракластов и обломочными компонентами углефицированные фрагменты наземных растений. пресноводного потока. Зона К.

Песчаник тонко-среднезернистый плохо Накопление материала, влекомого fc-сортированный, зеленовато-серый с волнистой умеренно динамичным пресноводным слойчатостью и отпечатками фрагментов растений. аэрируемым потоком. Зона К.

Песчаник средне-грубозернистый светло-серый с Накопление материала, влекомого высоко зеленоватым оттенком, косой однонаправленной динамичным однонаправленным fc-слойчатостью, гравием интра- и экстракластов, пресноводным аэрируемым потоком. Зона отливками стволов и отпечатками растений. К.

Экстракластовый конгломерат или гравелит с косой Перлювий, образовавшийся благодаря однонаправленной слойчатостью, отливками стволов и выносу материала однонаправленным fc-отпечатками растений. пресноводным потоком. Зона К.

Уголь Торфяной горизонт гидроморфной почвы.

sg Алевритистый аргиллит углистый, серовато-черный с Разрушение минерального субстрата и буроватым оттенком, комковатой отдельностью, накопление растительной органики под sa скоплениями углефицированных фрагментов растений действием процессов гидроморфного и корневыми системами in situ. почвообразования (гумусовый горизонт).

Алевролит глинистый серый с зеленоватым оттенком, Разрушение минерального субстрата рудиментами текстуры чередования и процессами гидроморфного sb углефицированными остатками корневых систем. почвообразования (глеевый горизонт).

Песчаник глинистый серый, с рудиментами волнистой Слабое изменение процессами слойчатости, углефицированными фрагментами гидроморфного почвообразования sc растений и корневыми системами in situ. (материнская порода).

Таблица 1 (продолжение) 1 2 Аргиллит алевритистый пестроцветный (серовато- Разрушение субстрата процессами зеленый с сургучно-красными пятнами) с комковатой субаэрального почвообразования ea отдельностью, отпечатками растений и корневых (гумусовый, элювиальный и систем in situ. иллювиальный горизонты).

Алевролит глинистый песчанистый зеленовато-серый с Слабое изменение минерального eb рудиментами текстуры чередования, отпечатками субстрата процессами субаэрального растений и корневых систем in situ. почвообразования (материнская порода).

По структуре литотипы объединены в алевро-пелитовую, алтернитовую (alternys – чередующийся) и псаммито- псефитовую группы. В особую группу гумолитов выделены угли. Реконструкция условий седиментации (динамика среды, глубина, соленость, Eh и Ph) позволила увязать литолого-генетические типы с зонами эпиконтинентального бассейна осадконакопления (рис. 2). Породы, накопившиеся на шельфе, разделены на комплекса: глубоководного шельфа (зона X), открытого мелководья (зона Y), изолированного мелководья (зона Z) и биотурбитов (в системе профиля Ирвина занимают интерзональное положение). Породы континентального генезиса (зона К) разделены на комплекса: флювиальный, гидроморфных и субаэральных почв.

Рис. 2. Идеализированная модель эпиконтинентального бассейна с гумидным типом литогенеза.

По М. Ирвину (1965) с дополнениями.

Группировка литолого-генетических типов пород по структуре и генезису обеспечивает их систематику, матричная форма которой представлена в табл. 2.

Анализ строения разрезов показал, что родственные литолого-генетические типы пород образуют устойчивые сочетания, ограниченные межслоевыми швами. На этой основе выделено 23 структурно-генетических типа слоев, каждый из которых Таблица Систематика литолого-генетических типов пород позднего палеозоя Севера России Группа Комплекс Гумолиты (g) Пелиты и алевриты (a) Алтерниты (b) Псаммиты и псефиты (c) Глубоководного шельфа - xa-1, xa-2 xb-1, xb-2 xc-1, xc-2, xc-(x) Открытого мелководья - - yb-1, yb-2 yc-1, yc-2, yc-3, yc(y) 4, yc-Изолированного - za-1, za-2, za-3 zb-1, zb-2 zc мелководья (z) Биотурбитов (b) - - bb bc Флювиальный (f) - - fb fc-1, fc-2, fc-Гидроморфных почв (s) sg sa sb sc Субаэральных почв (e) - ea eb охарактеризован особой вертикальной последовательностью пород (табл. 3). Строение слоев каждого типа отражает структурная формула, в которой представлена вертикальная последовательность литотипов (например, xc-2 xc-1 bc). В случае если литотипы многократно повторяются, образуя циклиты, структурная формула имеет вид (yc-1 yb2 yb-1) n. По последовательностям литотипов удается различать трансгрессивные, трансгрессивно-регрессивные и регрессивные слои.

Таблица Структурно-генетические типы слоев позднего палеозоя Севера России Ин- Краткая характеристика Структурная формула Ход процесса декс слоенакопления 1 2 Алевро-пелитовый слой с общим увеличением xa-1 xa-2 Регрессивный ГА-гранулометрии от подошвы к кровле.

Алевро-пелитовый слой с гранулометрическим bb xa-2 xa-1 xa- ТрансгрессивноГА-минимумом в средней части. 2 bb регрессивный Алтернитовый слой с общим увеличением (xc-1 xb-2 xb-1) n Регрессивный ГБ-гранулометрии от подошвы к кровле.

Алтернитовый слой с общим уменьшением (xc-1 xb-2 xb-1) n Трансгрессивный ГБ-гранулометрии от подошвы к кровле.

Псаммитовый слой с градационным xc-2 xc-1 bc Регрессивный ГВ-уменьшением гранулометрии от подошвы к кровле.

Псаммито-псефитовый слой с градационным xc-3 xc-2 Регрессивный ГВ-уменьшением гранулометрии от подошвы к кровле.

Алтернитовый слой с общим увеличением (yc-1 yb-2 yb-1) n Регрессивный МБ-гранулометрии от подошвы к кровле.

Алтернитовый слой с общим уменьшением (yc-1 yb-2 yb-1) n Трансгрессивный МБ-гранулометрии от подошвы к кровле.

Псаммитовый слой с общим увеличением xc-2 yc-1 bc Регрессивный МВ-гранулометрии от подошвы к кровле.

Псаммитовый слой с гранулометрическим yc-4 yc-1 bc Трансгрессивный МВ-максимумом в основании и минимумом у кровли.

Псаммитовый слой с гранулометрическим yc-2 yc-3 yc-2 ТрансгрессивноМВ-максимумом в средней части. регрессивный Псаммитовый слой с гранулометрическим yc-5 yc-3 yc-2 sc Регрессивный МВ-максимумом в основании и минимумом у кровли.

Алевро-пелитовый слой с общим увеличением za-1 za-2 za-3 Трансгрессивный ЗА-гранулометрии от подошвы к кровле.

Алевро-пелитовый слой с гранулометрическим za-3 za-2 za-3 Регрессивный ЗА-минимумом в средней части.

Таблица 3 (продолжение) 1 2 Алевро-пелитовый слой с общим сокращением za-3 za-2 sb sa Регрессивный ЗА-гранулометрии от подошвы к кровле.

Алтернитовый слой с общим увеличением (zb-1 zb-2 yc-2 zb- Трансгрессивный ЗБ-гранулометрии от подошвы к кровле. 2 zb-1) n Алтернитовый слой с общим сокращением (zb-1 zb-2 yc-2 zb- Регрессивный ЗБ-гранулометрии от подошвы к кровле. 2 zb-1) n Псаммитовый слой с общим сокращением zc sc sa Регрессивный ЗВ гранулометрии от подошвы к кровле.

Слой угля sg Регрессивный ПГ Алтернитовый слой с общим уменьшением fb sb sa Регрессивный ПБ-гранулометрии от подошвы к кровле.

Алтернитовый слой с общим уменьшением eb ea Регрессивный ПБ-гранулометрии от подошвы к кровле.

Псаммитовый слой с гранулометрическим fc-1 fc-2 fc-1 Регрессивный ПВ-максимумом в средней части.

Псаммитовый слой с гранулометрическим fc-3 fc-2 fc-1 sc Регрессивный ПВ-максимумом в основании и минимумом у кровли.

Реконструкция процессов седиментации позволила установить комплексы слоев глубоководного шельфа, открытого мелководья, закрытого мелководья и прибрежной равнины (табл. 4).

Таблица Систематика структурно-генетических типов слоев позднего палеозоя Севера России Комплекс Группа Гумолиты (Г) Пелиты и Алтерниты Псаммиты и алевриты (А) (Б) псефиты (В) Глубоководного шельфа (Г) - ГА-1, ГА-2 ГБ-1, ГБ-2 ГВ-1, ГВ-Открытого мелководья (М) - - МБ-1, МБ-2 МВ-1, МВ-2, МВ-3, МВ-Изолированного мелководья (З) - ЗА-1, ЗА-2, ЗА-3 ЗБ-1, ЗБ-2 ЗВ Прибрежной равнины (П) ПГ - ПБ-1, ПБ-2 ПВ-1, ПВ-2-е защищаемое положение: Седиментационные системы глубоководного шельфа, открытого мелководья, изолируемого мелководья, лагуны, дельты и флювиального потока формировали особые закономерно меняющиеся по латерали трансгрессивно-регрессивные слоевые последовательности – литомы.

Для исследования строения литом реализованы следующие операции: а) в разрезах выделены трансгрессивно-регрессивные последовательности слоев – циклотемы, которые являются случайными вертикальными сечениями трехмерных литом; б) проведен анализ слоевой структуры циклотем, и они объединены в близкие по морфологии группы; в) для каждой группы установлена полная последовательность слоев, т.е. идеальная циклотема;

г) разработаны седиментологические модели формирования циклотем каждой группы, позволяющие выявить закономерности латеральных изменений слоевой структуры литом.

В разрезах выделено несколько тысяч циклотем мощностью от 3 до 40 м. По особенностям слоевой структуры они разделены на 6 групп. На актуалистической основе показано, что выявленные группы являются результатом функционирования седиментационных систем глубоководного шельфа, открытого мелководья, изолируемого мелководья, лагуны, дельты и флювиального потока. Каждая из них в течение трансгрессивно-регрессивного цикла продуцировала литому особого типа.

Литомы глубоководного шельфа образуются ниже базы волнений. Полный набор слоев отражает идеальная циклотема (рис. 3). В начале трансгрессии у берегового склона гравитационные потоки формировали градационные псаммито-алевро-пелитовые циклиты, образующие слой ГБ-2. Сокращение континентального стока приводило к расширению области накопления алевро-пелитовых осадков слоя ГА-2. При падении уровня моря континентальный сток возрастал, и у прибрежного склона возобновлялось накопление градационных псаммито-алевро-пелитовых циклитов слоя ГБ-1.

Рис. 3. Идеальная циклотема глубоководного шельфа.

1 – песчаники, 2 – чередование алевролитов и песчаников, 3 – аргиллиты и алевролиты, 4 – угли, 5 – галька местных пород, 6 – галька экзотических пород, 7 – морская фауна, 8 – солоноватоводная фауна, 9 – «постройки» Zoophycos и Rhizocorallium, 10 – следы илоедов,11 – мелкие растительные остатки, 12 – остатки стволов, 13 – корневые системы, 14 – пестроцветность.

На структурном профиле (рис. 4) видно, что слоевая структура проксимальной части литомы близка к идеальной. По направлению к бровке шельфа псаммиты выклиниваются, и трансгрессивно-регрессивному циклу соответствует только один алевро-пелитовый слой ГА-2. Это позволяет разделить литому глубоководного шельфа на два пояса: дистальный Х-1 и проксимальный Х-2.

Рис. 4. Элементарная литома глубоководного шельфа.

А – слоевая структура, Б – схема деления на пояса. Условные обозначения на рис. 3.

Литомы открытого мелководья. Идеальная циклотема этого типа (рис. 5) могла формироваться у приглубого берега или на фронте барового поля. При подъеме уровня моря у уреза воды накапливались пески слоя МВ-2. Развитие трансгрессии приводило к сокращению континентального стока, и ниже базы волнений кровлю слоя МВ-перекрывали пелиты слоя ГА-1. С развитием регрессии континентальный сток увеличивался. У берегового склона, ниже базы волнений, гравитационные потоки формировали градационные псаммито-алевро-пелитовые циклиты слоя ГБ-1. В прибрежной зоне накапливались пески пляжа или островного бара (слой МВ-4).

Рис. 5. Идеальная циклотема открытого мелководья. Условные обозначения на рис. 3.

Слоевую структуру литомы открытого мелководья отражает профиль, представленный на рис. 6. Сечения дистальной части литомы (пояс XY) близки идеальной циклотеме. По направлению к берегу слой ГА-1 выклинивается, а слой ГБ-1 замещается слоем МБ-1 (пояс Y-1). Проксимальную часть (пояс Y-2) образует редуцированная последовательность, состоящая из песчаных слоев МВ-2, МВ-4.

Рис. 6. Элементарная литома открытого мелководья.

А – слоевая структура, Б – схема деления на пояса. Условные обозначения на рис. 3.

Литомы изолируемого мелководья характеризуются идеальной циклотемой, представленной на рис. 7. Ее особенности можно связать с таким наклоном поверхности дна, который оказывался достаточно пологим для формирования в течение регрессии побережий закрытого типа, но еще слишком крутым для их сохранения при трансгрессии.

В этой ситуации регрессия приводила к образованию песчаного бара (слой МВ-3), который изолировал лагуну. В ней накапливались алевро-пелиты слоя ЗА-2. У уреза воды, благодаря действию слабых волнений, концентрировался песчаный материал слоя ЗВ, Рис. 7. Идеальная циклотема изолируемого мелководья. Условные обозначения на рис. 3.

который становился субстратом гидроморфных почв и перекрывался торфяником (слой ПГ). Подъем уровня моря, начинавший следующий седиментационный цикл, приводил к заиливанию торфяников пелитовым материалом слоя ЗА-1. Затем бар разрушался, и пески слоя МВ-2 образовывали пляж.

В течение трансгрессивно-регрессивного цикла формировалась литома, изображенная на рис. 8. Сечения ее дистальной части (пояс XY) мало отличаются от циклотем открытого мелководья. В поясе XYZ представлена слоевая последовательность, близкая к идеальной. Ближе к берегу (пояс YZ) отсутствуют алевро-пелиты глубоководного шельфа, а в поясе ZK, формировавшимся у уреза воды, представлены редуцированные циклотемы, сложенные парой слоев ЗВ, ПГ.

Рис. 8. Элементарная литома изолируемого мелководья.

А – слоевая структура, Б – схема деления на пояса. Условные обозначения на рис. 3.

Литомы лагуны. Идеальная циклотема лагуны (рис. 9) описана А.В. Македоновым Рис. 9. Идеальная циклотема лагуны. Условные обозначения на рис. 3.

(Угленосные формации…, 1961), как «элементарный цикл» продуктивноугленосных отложений Печорского, Кузнецкого и Тунгусского бассейнов. Такая последовательность возникала при очень пологом уклоне донного профиля, который обеспечивал сохранение изолированного побережья во время трансгрессии. При этом бар мигрировал в сторону берега, но не разрушался, продолжая защищать лагуну от действия вод открытого бассейна. В результате, образовавшиеся ранее торфяники последовательно перекрывали пелитовые (слой ЗА-1), алтернитовые (слой ЗБ-1) и псаммитовые (слой МВ-3) осадки. На регрессивной фазе лагуну заполнял алтернитовый (слой ЗБ-2) и пелитовый (слой ЗА-3) материал, а площадь накопления торфяников (слой ПГ) расширялась в сторону бара.

На структурном профиле (рис. 10) видно, что дистальную часть литомы (пояс Y) образуют песчаники слоя МВ-4, которые накапливались в течение всего трансгрессивнорегрессивного цикла на тыловом склоне бара. Ближе к берегу располагается пояс YZ-1,в котором кроме баровых песчаников (слой МВ-4) присутствуют алтернитовые отложения подвижного мелководья лагуны (слои ЗБ-1 и ЗБ-2). Далее следует пояс YZ-2, в котором появляются пелитовые слои ЗА-1 и ЗА-3. Слоевая последовательность пояса YZ-3 близка к идеальной. В поясе Z, формировавшемся у берега, отсутствуют баровые песчаники.

Проксимальную часть литомы (пояс ZK) образуют редуцированные последовательности, возникающие благодаря трансгрессивному затоплению (слой ЗА-1) и регрессивному осушению (слои ЗА-3, ПГ) заболоченного берега.

Рис. 10. Элементарная литома лагуны А – слоевая структура, Б – схема деления на пояса. Условные обозначения на рис. 3.

Литомы дельты возникают в зоне взаимодействия флювиального потока с водами приемного бассейна (открытое море или лагуна). Их слоевую структуру определяют миграция дельтовых проток, переработка поступающего материала волнениями и погружение дельтовых лопастей при уплотнении осадков. Идеальная циклотема дельты открытого побережья представлена на рис. 11. Пески слоя МВ-2 накапливались у берега при подъеме уровня моря, за счет переработки волнениями отмершей дельтовой лопасти.

Более подвижный алевро-пелитовый материал осаждался на глубине, образуя нижнюю Рис. 11. Идеальная циклотема дельты открытого побережья. Условные обозначения на рис. 3.

часть слоя ГА-1. Прорыв речного потока на участке с максимальным уклоном начинал формирование регрессивной серии слоев новой дельтовой лопасти. По мере удаления от устья последовательно осаждались псаммитовая, алевритовая и пелитовая фракции твердого стока. Алевро-пелиты накапливались ниже базы волнений, образуя авандельту (верхняя часть слоя ГА-1). Ближе к берегу возникал склон дельты, по которому плотностные потоки перемещали алевро-псаммитовый материал, формируя слой ГБ-1.

Далее располагалась дельтовая платформа, сложенная переработанными волнениями песками (слой МВ-1). Речная протока размывала эти отложения, формируя русло, в котором концентрировался перлювиальный псефитовый материал, образующий основание слоя МВ-4. За счет увеличения протяженности и уменьшения угла наклона скорость потока снижалась, и русло заполняли пески (средняя часть слоя МВ-4). Под действием волнений из песчаных наносов формировался приустьевой бар (верхняя часть слоя МВ-4), который подпруживал протоку. На хорошо аэрируемом дне поселялся морской бентос, который биотурбировал пески прикровельной части слоя МВ-1.

Субаэральная часть дельтовой платформы заболачивалась, и в верхней части слоя МВ-формировался профиль гидроморфной почвы, венчаемый торфяниками слоя ПГ.

Уплотнение осадков приводило к погружению и началу нового цикла седиментации.

Так формировалась литома дельты открытого побережья (рис. 12). В ее дистальной части (пояс XY) представлена редуцированная слоевая последовательность, в которой отсутствуют отложения дельтовой протоки, приустьевого бара и торфяников. Максимуму регрессии здесь соответствует поверхность ненакопления в кровле слоя МВ-1. Слоевая структура пояса XYZ близка идеальной.

Рис. 12. Элементарная литома дельты открытого побережья.

А – слоевая структура, Б – схема деления на пояса. Условные обозначения на рис. 3.

Если река впадала в лагуну, то образовывалась литома дельты изолированного побережья, которую отличает отсутствие морской фауны и грубозернистых разностей, плохая сортировка и повышенная глинистость осадков. Эти особенности связаны с опреснением и низкой динамикой вод лагуны, которые слабо перемещали и плохо сортировали принесенный рекой материал.

Литомы флювиального потока залегают с размывом на подстилающих отложениях и характеризуются однонаправленным уменьшением гранулярного состава пород снизу вверх (рис. 13). Эти особенности являются следствием миграции и изменения динамики однонаправленного пресноводного потока. Начало формирования этой слоевой последовательности связано с падением уровня моря, которое стимулировало донную эрозию. При этом «тонкие» частицы уносились в приемный бассейн, а гравийно-галечный материал образовывал перлювий нижней части слоя ПВ-2. Приближение уклона русла к профилю равновесия приводило к развитию боковой эрозии и формированию Рис. 13. Идеальная циклотема флювиального потока. Условные обозначения на рис. 3.

флювиальной долины, в пристрежневой части которой накапливались псаммиты слоя ПВ2. Их перекрывали алтернитовые отложения плесов и поймы (слой ПБ-1). На заболоченных участках осадки изменялись процессами гидроморфного почвообразования (прикровельная часть слоя ПБ-1) и перекрывались торфяниками (слой ПГ).

На рис. 14 видно, что слоевая структура флювиальной литомы меняется не только в продольном сечении, но и вкрест простирания флювиальной долины. В дистальной части (пояс К-1), формировавшейся у устья, в условиях приповерхностного стояния грунтовых вод, представлены «гидроморфные» циклотемы. Здесь, в осевой части долины, возникали слоевые последовательности, близкие к идеальной. По направлению к бортам выклиниваются русловые отложения и торфяная залежь. В проксимальной части (пояс К2), образовавшейся выше по течению, в связи с низким стоянием уровня грунтовых вод, представлены безугольные отложения, измененные процессами субаэрального почвообразования (слой ПБ-2). Породы имеют зеленоватый оттенок или пеструю окраску и не содержат углефицированной органики. В поперечном сечении от центра к бортам долины последовательно выклиниваются русловые отложения.

Рис. 14. Элементарная литома флювиального потока.

А – продольное сечение, Б – деление на пояса, В, Г – поперечные сечения. Условные обозначения на рис. 3.

Следует ожидать, что рассмотренные типы литом образуют закономерные латеральные ряды (рис. 15), поскольку, формировавшие их седиментационные системы могли группироваться вкрест береговой линии всего пятью основными способами:

1) глубоководный шельф открытое мелководье;

2) глубоководный шельф изолируемое мелководье;

3) глубоководный шельф дельта открытого побережья флювиальный поток;

4) глубоководный шельф бар (открытое или изолируемое мелководье) лагуна;

5) глубоководный шельф бар (открытое или изолируемое мелководье) лагуна дельта изолированного побережья флювиальный поток.

Рис. 15. Латеральные ряды литом глубоководного шельфа (Ш), открытого мелководья (О), изолируемого мелководья (И), лагуны (Л), дельты открытого (Д1) и изолированного (Д2) побережья, флювиального потока (Ф), формирующиеся в эпиконтинентальных бассейнах с гумидным типом литогенеза.

3-е защищаемое положение: Эвстатические циклы колебания уровня моря формировали трансгрессивно-регрессивные системы литом – геоформации, состоящие из градаций, которые образуют закономерные латеральные ряды, отражающие последовательную смену ландшафтов в палеобассейне.

Для выявления в геологических колонках трансгрессивно-регрессивных последовательностей литом использованы закономерности латеральных изменений их слоевой структуры. Они позволяют идентифицировать представленные в разрезе последовательности с поясами литом и, таким образом, установить положение анализируемого разреза относительно береговой линии на момент формирования каждой циклотемы. Наглядность этой операции обеспечивают модели латеральных рядов литом (рис. 15), которые имеют вид прямоугольников. Их длина (рис. 16) остается постоянной и символизирует «ширину» бассейна осадконакопления, а высота соответствует мощности циклотемы. Располагая эти прямоугольники относительно линии разреза, в соответствии с поясом литомы, к которому отнесена данная циклотема, мы моделируем взаимное положение литом в пространстве. Такая модель легко трансформируется в график изменения положения береговой линии палеобассейна, который отражает колебания уровня моря более высокого порядка, чем те, с которыми связано формирование литом.

При сопоставлении кривых колебания уровня моря, построенных для разрезов верхнего палеозоя Таймыра, установлено 7 трансгрессивно-регрессивных циклов.

Рис. 16. Пример выделения геоформаций, по трансгрессивно-регрессивным последовательностям литом. Фрагмент разреза верхнего палеозоя бассейна реки Сырадасай (Западный Таймыр).

По палеонтологическим данным, первый цикл имеет раннесреднекаменноугольный, второй – позднекаменноугольный, третий – раннепермский (ассельско-раннеартинский), четвертый – раннепермский (позднеартинско-кунгурский), пятый – ранне-среднепермский (уфимско-раннеказанский), шестой – среднепозднепермский (позднеказанско-северодвинский), седьмой – позднепермский (вятский) возраст. Аналоги Таймырских циклов, удается обнаружить в Тунгусском, Печорском и Верхоянском бассейнах (рис. 17). Поскольку в позднем палеозое они имели разный геотектонический режим, можно предположить эвстатическиую природу этой цикличности, а, следовательно, ее глобальный корреляционный потенциал.

Рис. 17. Схема сопоставления кривых колебания уровня моря в позднепалеозойских эпиконтинентальных бассейнах Севера России.

Каждый такой цикл является крупным геоисторическим этапом развития палеобассейна, в течение которого образуется трансгрессивно-регрессивная система литом, т.е. геоформация.

Позднепалеозойские геоформации Таймырского, Тунгусского и Печорского бассейнов имеют мощность от 100 до 1000 м и протяженность в сотни км. По латерали их удается расчленить на относительно однородные по составу и структурно-генетическим особенностям части – градации: глубоководного шельфа, открытого мелководного шельфа, открытого и изолируемого побережья, барового поля, лагуны, лагунного побережья и флювиальной равнины.

Градация глубоководного шельфа образована одноименными литомами, которые формировались ниже базы волнений в зоне X. Здесь доминируют аргиллиты и глинистые алевролиты (слои ГА-1, ГА-2), встречаются градационные чередования тонкозернистых песчаников, аргиллитов и алевролитов (слои ГБ-1, ГБ-2), маломощные (менее 1 м) градационные псефито-псаммитовые слои ГВ-1, ГВ-2.

Градация открытого мелководья сложена дистальными частями литом открытого мелководья и дельт (пояс XY). Здесь доминируют линзовидно-полосчатые чередования аргиллитов, алевролитов и песчаников (слои МБ-1, МБ-2), присутствуют слои песчаников (МВ-1, МВ-2, МВ-3) и глинистых алевролитов (ГА-1, ГА-1).

Градация открытого и изолируемого побережья образована проксимальными частями литом открытого мелководья (пояса XY, Y), дельт открытых побережий (пояс XYZ) и литомами изолируемого мелководья (пояса XYZ, YZ). Второстепенную роль играют литомы лагун (пояса Z, ZK), дельт изолированных побережий (пояс ZK) и флювиальных потоков (пояс K-1). Для градации типичны мощные (15-20 м) слои разнозернистых песчаников (МВ-2, МВ-3, МВ-4), линзовидно-полосчатые чередования аргиллитов, алевролитов и песчаников (слои МБ-1, МБ-2), глинистые алевролиты (слои ЗА-3), невыдержанные слои угля, которые иногда достигают рабочей мощности.

Градация барового поля состоит из литом открытого мелководья (пояса XY, Y), изолируемого мелководья (пояса XYZ, YZ) и дистальных частей литом лагуны (пояса Y, YZ). Второстепенную роль играют литомы дельт открытых (пояс XYZ) и изолированных (пояс Z) побережий, лагун (пояса Z, ZK) и флювиальных потоков (пояс K-1). Характерны мощные (5-10 м) слои песчаников (МВ-2, МВ-3), линзовидно-полосчатые чередования алевролитов и песчаников (слои МБ-1, МБ-2). Присутствуют песчаные слои МВ-1 и МВ4, волнистые чередования аргиллитов, алевролитов и песчаников (слои ЗБ-1, ЗБ-2), алевритистые аргиллиты (слои ЗА-2, ЗА-3), маломощные (до 50 см) пропластки угля.

Градация лагуны состоит из лагунных отложений пояса YZ. Второстепенную роль играют отложения поясов Z и ZK литом лагун и дельт изолированного побережья. Иногда присутствуют флювиальные отложения пояса K-1. Характерны выдержанные слои угля, достигающие рабочей мощности (более 0,6 м), волнистые чередования глинистых алевролитов и песчаников (слои ЗБ-1, ЗБ-2), песчаники типов МВ-3, МВ-4. Подчиненное значение имеют аргиллиты и глинистые алевролиты (слои ЗА-1, ЗА-2, ЗА-3).

Градация изолированного побережья сложена проксимальными частями литом лагун и дельт изолированных побережий (пояс ZK). Обычны флювиальные отложения пояса K-1. Подчиненное значение имеют отложения поясов Z, YZ литом лагуны и пояса K2 флювиальных литом. Характерны алевро-пелитовые слои ЗА-1, ЗА-3, песчаные слои ЗВ, песчаники с прослоями гравелитов и конгломератов (слои МВ-4, ПВ-2), неотчетливые чередования алевролитов и песчаников (слои ПБ-1), горизонты палеопочв, невыдержанные слои угля, которые иногда достигают рабочей мощности.

Градация флювиальной равнины образована одноименными литомами. Здесь доминируют отложения пояса K-2. Присутствуют флювиальные отложения пояса K-1 и проксимальные части литом дельт изолированных побережий (пояс ZK). Характерны песчаники с прослоями гравелитов и конгломератов (слои ПВ-1, ПВ-2), чередования зеленовато-серых песчаников, алевролитов и пестроцветных аргиллитов (слои ПБ-1).

На рис. 18 видно, что градации образуют закономерные латеральные ряды, отвечающие ландшафтной зональности палеобассейна. Границы смежных градаций имеют сложную конфигурацию и представляют собой зоны замещения шириной в десятки километров, которые в трансгрессивной части разреза смещаются к периферии палеобассейна, а в регрессивной – мигрируют к его центру. По набору градаций удается выделить два типа эпиконтинентальных геоформаций. Геоформации первого типа состоят из градаций глубоководного шельфа, открытого мелководья, открытых и изолируемых побережий, флювиальной равнины. Очевидно, такая последовательность формировалась в палеобассейне с приглубыми побережьями. В геоформациях второго типа представлены градации глубоководного шельфа, открытого мелководья, барового поля, лагун, изолированного побережья и флювиальной равнины. Возникновение этой последовательности, по-видимому, определяли отмелые побережья. Изменения положения градаций в геоформациях Таймыра (рис. 18) намечают два крупных трансгрессивно-регрессивных цикла. Нижнему, раннекаменноугольно-раннепермскому, соответствуют первая – четвертая, а верхнему, ранне-позднепермскому, отвечают пятая – седьмая геоформации.

Рис. 18. Субширотный профиль позднепалеозойской геогенерации Таймыра.

1 – границы и номера геоформаций; градации: 2 – глубоководного шельфа, 3 – открытого мелководья, 4 – открытых и изолируемых побережий, 5 – барового поля, 6 – лагуны, 7 – изолированных побережий, 8 – флювиальной равнины.

В целом, позднепалеозойские геоформации Таймыра образуют асимметричную трансгрессивно-регрессивную последовательность, в которой первая геоформация соответствует трансгрессии, а вышележащие (вторая – седьмая) – регрессии. Таким образом, верхний палеозой Таймыра представляет собой геогенерацию – закономерно структурированную систему 7-и геоформаций, которая сформировалась в результате полного цикла развития эпиконтинентального бассейна с гумидным типом литогенеза в условиях умеренно-теплого климата.

4-е защищаемое положение: Структурно-генетический анализ иерархического ряда «слой литома геоформация» обеспечивает получение новой информации для палеогеографических, стратиграфических и минерагенических построений. Его применение показало, что верхний палеозой Таймыра сформировали 7 региональных циклов седиментации в бассейне с эволюционирующей конфигурацией и субмеридиональной дифференциацией ландшафтов. Это позволило обосновать новую стратиграфическую схему, в которой горизонты соответствуют геоформациям, а местные стратоны – градациям, и уточнить контуры площадей перспективных для поисков месторождений угля.

Методология структурно-генетического анализа базируется на концепции уровней организации геологических тел (Драгунов и др. 1974), следствием которой является необходимость описания объектов более высокого иерархического уровня, как закономерно структурированных систем тел предыдущего уровня. Исследование геологических тел осуществляется на основе интеграции структурно-вещественного и генетического направлений формациологии. Реализация алгоритма структурногенетического анализа (табл. 5), при изучении позднепалеозойской геогенерации Таймыра, позволила уточнить и детализировать представления о палеогеографии эпиконтинентального бассейна, разработать новую региональную стратиграфическую схему и дать прогноз перспектив угленосности.

Палеогеография Таймыра в позднем палеозое. Верхнепалеозойская терригенная геогенерация сформировались в результате семи региональных трансгрессивнорегрессивных седиментационных циклов.

I ранне-среднекаменноугольный цикл (позднее визе – московский век). В начале цикла мелководные карбонатные обстановки сменились более глубоководными ландшафтами с терригенной седиментацией. На максимуме трансгрессии весь Таймыр стал частью глубоководного шельфа. На регрессивной фазе площадь открытого мелководья увеличилась, а глубоководье сохранилось только восточнее оз. Таймыр.

Таблица Алгоритм структурно-генетического анализа осадочных формаций № Объект Действия Результаты этапа Осадочная Выявление устойчивых сочетаний Описание и систематика литологопорода первичных признаков пород и их генетических типов пород.

генетическая интерпретация.

Выявление устойчивых Описание и структурноСлой последовательностей литолого- генетическая систематика слоев.

генетических типов пород, ограниченных межслоевыми швами и реконструкция направленности процесса слоеобразования.

Выделение трансгрессивно-регрессивных Описание литом (идеальная последовательностей слоев – циклотем. циклотема, седиментологическая Литома Анализ их слоевой структуры и модель, эталонный профиль, объединение в близкие по морфологии разделенный на пояса, по группы. Седиментологическое особенностям слоевой структуры) и моделирование для выявления причин их закономерных латеральных латеральной изменчивости циклотем. рядов.

Выявление по последовательностям литом Описание геоформаций, как региональных трансгрессивно- трансгрессивно-регрессивных регрессивных циклов осадконакопления и систем литом, которые по латерали Геоформация выделение геоформаций. Латеральное закономерно группируются в расчленение геоформаций на однородные градации. Типизация геоформаций по структурно-вещественным признакам по набору градаций.

градации.

Анализ изменений набора и Описание геогенерации, как пространственного положения градаций в системы геоформаций, которая Геогенерация смежных геоформациях для выявления образовалась в течение крупного общих закономерностей развития завершенного этапа эволюции палеобассейна. палеобассейна.

II позднекаменноугольный цикл (касимов, гжель). На трансгрессивной фазе глубоководный шельф занял большую часть Таймыра. Ландшафты открытого мелководья сместились к юго-западной окраине региона. В течение регрессии (рис. 19) большая часть Восточного Таймыра стала открытым мелководьем. На Западном Таймыре возникли дельты, открытые и изолируемые побережья, которые к юго-западу сменяла флювиальная равнина «Енисейской суши».

III раннепермский цикл (ассель – первая половина артинского века). Трансгрессия привела к расширению глубоководного шельфа, который занял почти весь Восточный Таймыр. На Западном Таймыре открытое мелководье к юго-западу сменяли ландшафты пляжей, дельт и небольших лагун. На регрессивной фазе восточная часть региона стала открытым мелководьем. Огромные территории заняли бары, дельты и пляжи. На Западном Таймыре образовались лагуны с интенсивно заболачивающимися побережьями, а юго-запад стал частью «Енисейской суши».

IV раннепермский цикл (вторая половина артинского века – кунгур). При трансгрессии северо-восток Таймыра стал глубоководным шельфом. Зона открытого мелководья сузилась. На Западном Таймыре сформировалось баровое поле, Рис. 19. Палеогеография позднепалеозойского эпиконтинентального бассейна Таймыра.

Ландшафты: 1 – глубоководный шельф, 2 – открытое мелководье, 3 – открытые и изолируемые побережья, – баровое поле, 5 – акватория лагуны и субаквальные части внутрилагунных дельт, 6 – побережье лагуны и субаэральные части внутрилагунных дельт, 7 – заболоченная флювиальная равнина, 8 – дренируемая флювиальная равнина; 9 – область денудации; 10 – основное направление поступления терригенного материала; 11 – региональные надвиги, по которым позднепалеозойские отложения перекрыты более древними комплексами.

простиравшееся с северо-запада на юго-восток. За ним располагалась гигантская лагуна с интенсивно заболачивающимися побережьями. Береговая линия «Енисейской суши» отступила к юго-западной окраине региона. Регрессия (рис. 19) привела к расширению флювиальной равнины до оз. Таймыр. Опресненная лагуна, в которую выдвигались дельты, сместилась на северо-восток, а баровое поле оказалась за пределами региона.

V ранне-среднепермский цикл (уфа – ранняя казань). В результате трансгрессии (рис. 19) большая часть территории Восточного Таймыра стала глубоководным шельфом.

К западу и северу от оз. Таймыр существовали обстановки открытого мелководья. Баровое поле занимало северо-восток Западного Таймыра. За ним располагалась интенсивно заболачивающаяся лагуна, ограниченная с юго-запада прибрежной равниной. Регрессия привела к палеогеографической перестройке, в результате которой, кроме юго-западной «Енисейской суши», на севере образовалась новая «Карская суша». Между ними возникла низменная сильно обводненная равнина. Гигантская опресненная лагуна сместилась на территорию Восточного Таймыра и простиралась с юго-запада на северо-восток. Большая часть барового поля оказалась за пределами региона.

VI средне-позднепермский цикл (поздняя казань – северодвинский век). На трансгрессивной фазе открытый мелководный шельф занял восточную часть Таймыра, а лагуны, окружавшие «Енисейскую» и «Карскую» суши, разделил узкий мелководный пролив. Регрессия привела к образованию единой «Енисей-Карской суши», на юго-западе и северо-востоке которой существовали эродируемые возвышенности. Их окружала аккумулятивная равнина, которая занимала весь Западный Таймыр и северо-запад Восточного Таймыра. Вдоль суши, с юго-запада на северо-восток, простиралась лагуна, отчлененная от открытой акватории широким баровым полем.

VII позднепермский цикл (вятский век). На трансгрессивной фазе открытый шельф занял восточную часть Таймыра. В районе оз. Таймыр с юго-запада на северо-восток простиралось баровое поле. За ним располагалась лагуна, которая вновь разделила «Енисейскую» и «Карскую» суши. В результате регрессии (рис. 19) большую часть Восточного Таймыра заняла гигантская опресненная лагуна с интенсивно заболачивающимися побережьями. С севера, запада и юго-запада к ней примыкала аллювиальная равнина «Енисей-Карской суши». В конце вятского века тектоническая активизация привела к прекращению терригенного осадконакопления, неравномерной эрозии территории и началу формирования туфолавовой толщи пермотриаса.

Представленная модель эволюции позднепалеозойского эпиконтинентального бассейна Таймыра позволяет заключить, что до конца ранней перми он открывался к северо-востоку, а питающая провинция – «Енисейская суша», располагалась на югозападе. После среднепермской трансгрессии на северо-востоке возникла «Карская суша».

В поздней перми образовалась единая «Енисей-Карская суша» и юго-восток Таймыра стал лагуной «Верхоянского моря».

Региональная стратиграфическая схема верхнего палеозоя Таймыра.

Стратиграфическое районирование территории опирается на палеогеографические построения, которые выявляют субмеридиональную дифференциацию ландшафтов Таймырского бассейна. На этой основе Западно-Таймырский стратиграфический район разделен на Сырадасайскую и Пясинскую площади, а в Восточно-Таймырском районе выделены Фадью-Кудинская, Таймыроозерская и Чернохребетнинская площади (рис. 20).

Рис. 20. Схема стратиграфического районирования верхнего палеозоя Таймыра.

1 – Западно-Таймырский стратиграфический район, 2 – Восточно-Таймырский стратиграфический район, – границы стратиграфических площадей. Стратиграфические площади: I – Сырадасайская, II – Пясинская, III – Фадью-Кудинская, IV – Таймыроозерская, V – Чернохребетнинская.

Установленные в результате структурно-генетического анализа геоформации (продукт трансгрессивно-регрессивных эвстатических циклов развития палеобассейна), рассматриваются нами в качестве горизонтов, а их градации (продукт латеральной дифференциации ландшафтов в течение регионального цикла седиментации) используются в качестве стратонов местных схем (табл. 6).

Макаровский горизонт (С1-2) соответствует первой геоформации. В составе горизонта установлены макаровская и оленьинская свиты.

Макаровская свита (C1-2mk) соответствует градации открытого мелководья и распространена по всему Западно-Таймырскому стратиграфическому району. Основные диагностические признаки: циклотемы открытого мелководья; преобладание тонких градационных чередований аргиллитов, алевролитов и песчаников; остатки морской фауны и разнообразные следы беспозвоночных. Мощность 100-500 м.

Оленьинская свита (C1-2ol) выделена впервые для Восточно-Таймырского стратиграфического района в объеме градации глубоководного шельфа. Основные Таблица Региональная стратиграфическая схема верхнего палеозоя Таймыра диагностические признаки: циклотемы глубоководного шельфа; абсолютное преобладание темно-серых алевритистых аргиллитов; редкие захоронения морской фауны, единичные ихнофоссилии. Мощность 500-1000 м.

Турузовский горизонт (C3) соответствует второй геоформации. Его образуют эвенкская и турузовская свиты.

Эвенкская свита (C3ev) соответствует градации открытого мелководья.

Распространенна по всему Западному Таймыру и на Фадью-Кудинской площади Восточного Таймыра. Основные диагностические признаки: доминирование циклотем открытого мелководья; единичные циклотемы глубоководного шельфа и дельт открытого побережья; преобладание тонких чередований аргиллитов, алевролитов и песчаников;

мощные слои песчаников и аргиллитов; многочисленные ихнофоссилии и морская фауна;

в прикровельной части первые в разрезе пропластки угля. Мощность 150-500 м.

Турузовская свита (C3tr) соответствует градации глубоководного шельфа.

Распространена на Таймыроозерской и Чернохребетнинской площадях ВосточноТаймырского стратиграфического района. По комплексу диагностических признаков близка к оленьинской свите, от которой, кроме возраста, отличается: присутствием циклотем открытого мелководья, большей долей тонких градационных чередований аргиллитов, алевролитов и песчаников; присутствием единичных слоев мелкозернистых песчаников в верхней части. Мощность 500-900 м.

Быррангский горизонт (P1) соответствует третьей геоформации. Он объединяет ефремовскую и быррангскую свиты.

Ефремовская свита (P1ef) соответствует градации открытых и изолируемых побережий. Распространена по всему Западному Таймыру. Основные диагностические признаки: сочетание циклотем открытого и изолируемого мелководья с единичными циклотемами лагун и дельт; преобладание тонких чередований глинистых алевролитов и песчаников; многочисленные слои песчаников; прослои гравелитов и конгломератов у кровли; сочетание захоронений морской фауны и углефицированной континентальной флоры; продуктивная угленосность верхней половины разреза. Мощность 80-400 м.

Быррангская свита (P1br) соответствует градации открытого мелководья.

Распространена по всему Восточному Таймыру. По комплексу диагностических признаков близка эвенкской свите, от которой, кроме возраста, отличается: присутствием многочисленных растительных остатков, которые сочетаются с редкими захоронениями морской фауны; отсутствием пропластков угля. Мощность 100-1000 м.

Соколинский горизонт (P1) соответствует четвертой геоформации. В составе горизонта установлены рогозинская, убойнинская и соколинская свиты.

Рогозинская свита (P1rg) выделена впервые в объеме градации изолированного побережья. Распространена на Сырадасайской площади Западного Таймыра. Основные диагностические признаки: циклотемы дельт изолированных побережий и флювиальных потоков; мощные (до 10 м) слои разнозернистых песчаников с прослоями гравелитов и конгломератов; тонкие чередования алевролитов и песчаников с «облачными» включениями гравия; невыдержанные пласты угля, достигающие рабочей мощности;

углефицированные растительные остатки. Мощность 100-150 м.

Убойнинская свита (P1ub) соответствует градации лагуны. Распространена на Пясинской площади Западного Таймыра. Основные диагностические признаки:

циклотемы лагун и дельт; преобладание тонких пологоволнистых чередований алевролитов и песчаников; высокая доля глинистых алевролитов; присутствие разнозернистых песчаников с прослоями гравелитов и конгломератов; углефицированные растительные остатки; продуктивная угленосность. Мощность 150-400 м.

Соколинская свита (P1sk) Соответствует градации барового поля четвертой геоформации. Распространена по всему Восточному Таймыру. Основные диагностические признаки: преобладание циклотем открытого и изолируемого мелководья; высокая доля тонких линзовидно-полосчатых чередований аргиллитов, алевролитов и песчаников; в верхней части мощные слои песчаников с линзами конгломератов; единичные пропластки угля; углефицированные растительные остатки. Мощность 400-800 м.

Байкурский горизонт (P1-2) соответствует пятой геоформации. В его составе на Западном Таймыре выделены крестьянская и контарактинская свиты, а на Восточном Таймыре – кыйдинская толща и байкурская свита.

Крестьянская свита (P1-2kr) соответствует градации изолированного побережья.

Распространена на Сырадасайской площади Западного Таймыра. Основные диагностические признаки: редуцированные, накопившиеся у уреза воды, циклотемы лагун и дельт изолированных побережий; сочетание сероцветных и зеленовато-серых пород; преобладание тонких неотчетливых чередований аргиллитов, алевролитов и песчаников, захоронения остатков континентальной флоры; слабая и падающая к верху угленосность. Мощность 250-450 м.

Контарактинская свита (P1-2kn) соответствует градации лагуны. Распространена на Пясинской площади Западного Таймыра. Диагностические признаки: циклотемы лагун;

преобладание глинистых алевролитов и тонких волнистых чередований аргиллитов и песчаников; растительные остатки; продуктивная угленосность. Мощность 450-500 м.

Кыйдинская толща (P1-2kd) соответствует градации барового поля пятой геоформации. Распространена на Фадью-Кудинской площади Восточного Таймыра. Здесь чередуются захоронения морской фауны и континентальной флоры, присутствуют мощные пачки тонко-мелкозернистых известковистых песчаников и единичные пропластки угля. Мощность 500-600 м.

Байкурская свита (P1-2bk) соответствует градации открытого мелководья пятой геоформации. Распространена в пределах Таймыроозерской и Чернохребетнинской площадей Восточного Таймыра. Основные диагностические признаки: циклотемы открытого мелководья; преобладание тонких линзовидно-полосчатых чередований аргиллитов, алевролитов и песчаников; захоронения морской фауны, обилие ихнофоссилий, редкие углефицированные растительные остатки. Мощность 600-800 м.

Ледянский горизонт (P2-3) выделен впервые и соответствует пятой геоформации.

В составе горизонта на Западном Таймыре установлены макаревичская и северошахтинская свиты, а на Восточном Таймыре – ледянская свита и осиповская толща.

Макаревичская свита (P2-3mk) соответствует градации изолированного побережья.

Распространена на Сырадасайской площади Западного Таймыра. Диагностические признаки: накопившиеся у уреза воды циклотемы лагун и дельт изолированных побережий, единичные флювиальные циклотемы; слабоугленосные сероцветные породы в нижней части, безугольные зеленовато-серые и пестроцветные породы в верхней части;

остатки континентальной флоры. Мощность 200-300 м Северошахтинская свита (P2-3sv) выделена впервые и соответствует градации лагуны. Распространена на Пясинской площади Западного Таймыра. Основные диагностические признаки: циклотемы лагун и дельт изолированных побережий;

преобладание глинистых алевролитов и тонких пологоволнистых чередований аргиллитов, алевролитов и песчаников, присутствие в верхней части мощных слоев песчаников с прослоями гравелитов и конгломератов; углефицированные растительные остатки; продуктивная угленосность. Мощность 300-400 м.

Ледянская свита (P2-3ld) выделена впервые и соответствует градации барового поля. Распространена на Фадью-Кудинской и Таймыроозерской площадях Восточного Таймыра. Основные диагностические признаки: циклотемы лагун и открытого мелководья; преобладание тонких линзовидно-полосчатых чередований аргиллитов, алевролитов и песчаников; высокая доля мощных слоев мелко-среднезернистых песчаников; чередование захоронений морских двустворчатых моллюсков и континентальной флоры; слабая угленосность большей нижней части разреза и нескольких пластов угля рабочей мощности у кровли. Мощность 400-1000 м.

Осиповская толща (P2-3pr) выделена впервые. Соответствует градации открытого мелководья шестой. Распространена на Чернохребетнинской площади Восточного Таймыра. В этой безугольной толще преобладают линзовидно-полосчатые чередования аргиллитов, алевролитов и тонкозернистых известковистых песчаников, присутствуют мощные слои тонко-мелкозернистых песчаников; породы содержат ихнофоссилии и захоронения морской фауны. Мощность 1000-600 м.

Куликовский горизонт (P3) выделен впервые. Соответствует седьмой геоформации. В его состав на Западном Таймыре входят бражниковская и озерская свиты, а на Восточном Таймыре – куликовская свита и прончищевская толща.

Бражниковская свита (P3br) соответствует градации флювиальной равнины.

Распространена на Сырадасайской площади Западного Таймыра. Основные диагностические признаки: циклотемы флювиальных потоков и дельт изолированного побережья; преобладание чередований пестроцветных алевритистых аргиллитов, зеленовато-серых алевролитов и тонкозернистых песчаников; мощные слои зеленоватосерых разнозернистых песчаников с прослоями гравелитов и конгломератов, отпечатки континентальной флоры. Мощность 80-200 м.

Озерская свита (P3oz) выделена впервые. Соответствует градации изолированного побережья. Распространена на Пясинской площади Западного Таймыра. Основные диагностические признаки: циклотемы лагун и дельт изолированных побережий, накопившиеся у уреза воды; в нижней половине разреза слабоугленосные сероцветные породы с углефицированными остатками флоры; в верхней половине – безугольные зеленовато-серые и пестроцветные породы с отпечатками флоры. Мощность 200-300 м.

Куликовская свита (P3kl) выделена впервые. Соответствует градации лагуны.

Распространена на Фадью-Кудинской и Таймыроозерской площадях Восточного Таймыра. Основные диагностические признаки: циклотемы лагун; сероцветные алевропелитовые породы с многочисленными углефицированными растительными остатками;

продуктивная угленосность. Мощность 300-400 м.

Прончищевская толща (P3pr) выделена впервые. Соответствует градации барового поля. Распространена на Чернохребетнинской площади Восточного Таймыра. Здесь доминируют тонко-мелкозернистые известковистые песчаники, присутствуют единичные пропластки угля (менее 50 см), чередуются захоронения морской фауны и континентальной флоры. Мощность 400-900 м.

Перспективы угленосности верхнего палеозоя Таймыра. Основная масса пластов угля рабочей мощности локализуется в градациях лагун. Градации открытых и изолируемых побережий, барового поля и изолированных побережий, за редким исключением, содержат только маломощные (менее 50 см) пропластки угля, т.е. слабо угленосны. Градации глубоководного шельфа, открытого мелководья и флювиальной равнины – безугольны. С юго-запада на северо-восток происходит «омоложение» продуктивно угленосных отложений (рис. 23). На Сырадасайской площади они приурочены к верхней части быррангского (ефремовская свита), соколинскому (рогозинская свита) и нижней части байкурского горизонта (крестьянская свита). В пределах Пясинской площади продуктивно угленосными являются соколинский (убойнинская свита), байкурский (контарактинская свита) и большая нижняя часть ледянского горизонта (северошахтинская свита). На Фадью-Кудинской и Таймыроозерской площадях основная масса пластов угля рабочей мощности локализуется в куликовском горизонте (куликовская свита). К востоку от озера Таймыр на Рис. 23. Субширотный профиль угленосности позднепалеозойской геогенерации Таймыра.

1 – безугольные отложения шельфа, 2 – слабоугленосные отложения шельфа, 3 – продуктивноугленосные отложения лагун, 4 – слабоугленосные отложения берегов лагун и флювиальной равнины, 5 – безугольные отложения флювиальной равнины, 6 – границы и номера геоформаций, 7 – границы градаций, обозначенных на рис. 19.

Чернохребетнинской площади продуктивно-угленосные отложения выклиниваются, и эту обширную территорию (учитывавшуюся ранее при подсчетах ресурсов углей) следует признать малоперспективной в отношении промышленной угленосности.

Установленные особенности распределения угленосности позволили, по геологической карте Горного Таймыра масштаба 1:500 000 (В.В. Беззубцев и др. 1986), уточнить контуры площадей распространения продуктивных отложений, и оценить прогнозные ресурсы углей по категории Р3. В результате расчетов, общие ресурсы Таймырского каменноугольного бассейна до глубины 600 м оцениваются в 82 663 млн. т.

Таким образом, выявленные в результате структурно-генетического анализа закономерности локализации продуктивной угленосности, приводят к необходимости сократить общие ресурсы бассейна на 102 911 млн. т или на 55 %, по сравнению с оценками 1998 года, которые выполнялись стандартными методами (табл. 7).

Таблица Ресурсы углей Таймырского бассейна (сопоставление результатов подсчетов) Авторский вариант, млн. т Ресурсы, Изменение Показатели Западный Восточный Всего утвержденные количества ресурсов, Таймыр Таймыр в 1998 г., млн. т млн. т (%) Общие ресурсы 63162 19501 82663 185574 - 102911 (- 55) Прогнозные ресурсы 63073 19501 82572 185485 - 102911 (- 55) В том числе:

Р1 505 94 599 599 0 (0) Р2 4231 5335 9566 9566 0 (0) Р3 13429 16677 72409 175350 - 102911 (- 59) ЗАКЛЮЧЕНИЕ Выполненные исследования показывают, что геогенерации, образовавшиеся в эпиконтинентальных бассейнах с гумидным типом литогенеза, являются закономерно структурированными иерархическими системами слоев, литом и геоформаций. Слои представляют собой комплексы литолого-генетических типов пород, которые формировались в единой зоне палеобассейна за счет трансгрессивных и регрессивных сценариев развития процесса осадконакопления. Литомы – трансгрессивно-регрессивные последовательности слоев, возникали благодаря эволюции ландшафтов со специфическими чертами процессов поступления, сортировки, накопления и первичной переработки осадков, что определило существование литом глубоководного шельфа, открытого мелководья, изолируемого мелководья, лагуны, дельты и флювиального потока. Геоформации – системы литом, сформированные региональными трансгрессивнорегрессивными циклами седиментации, представлены латеральными рядами градаций, которые отражают последовательную смену палеоландшафтов. По набору градаций различаются два типа эпиконтинентальных геоформаций. Геоформации первого типа формировалась в палеобассейне с приглубыми побережьями, и состоят из градаций глубоководного шельфа, открытого мелководья, открытых и изолируемых побережий, флювиальной равнины. В геоформациях второго типа, возникавших в бассейне с отмелыми побережьями, представлены градации глубоководного шельфа, открытого мелководья, барового поля, лагун, изолированного побережья и флювиальной равнины.

Эпиконтинентальные геоформации образуют геогенерацию, которая соответствует завершенному этапу эволюции осадочного бассейна.

Разработанная автором методология структурно-генетического анализа базируется на последовательном исследовании иерархического ряда: слой литома геоформация.

При этом объекты более высокого уровня, рассматриваются как структурированные системы тел предыдущего уровня организации. Исследование каждого иерархического уровня осуществляется на основе интеграции структурно-вещественного и генетического направлений формациологии. Методика располагает четко определенной понятийнотерминологической базой и алгоритмом выделения, характеристики и типизации объектов исследования.

Структурно-генетический анализ верхнего палеозоя Таймыра позволил детализировать представления о конфигурации и палеогеографии бассейна осадконакопления, разработать новую региональную стратиграфическую схему и существенно скорректировать прогноз перспектив угленосности. Показано, что Таймырский бассейн до конца ранней перми открывался к северо-востоку, а питающая провинция – «Енисейская суша», располагалась на юго-западе. После среднепермской трансгрессии на северо-востоке возникла «Карская суша». В поздней перми образовалась единая «Енисей-Карская суша», а юго-восток Таймыра стал лагуной «Верхоянского моря». Палеогеографические реконструкции выявили субмеридиональную дифференциацию ландшафтов верхнепалеозойского бассейна и стали основой стратиграфического районирования территории. В новой региональной стратиграфической схеме верхнего палеозоя Таймыра объем горизонтов соответствует геоформациям (продукты трансгрессивно-регрессивных этапов развития палеобассейна), а объем стратонов местных схем – градациям (продукты субмеридиональной дифференциации ландшафтов в течение регионального цикла седиментации).

Установлено, что основная масса пластов угля рабочей мощности локализуется в градациях лагун. С юго-запада на северо-восток происходит «омоложение» продуктивноугленосных отложений. К востоку от озера Таймыр они выклиниваются, и эта обширная территория является малоперспективной в отношении промышленной угленосности. Выявленные закономерности позволили уточнить контуры перспективных площадей и выполнить переоценку прогнозных ресурсов углей региона.

СПИСОК ОСНОВНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Монографии, геологические карты, методические рекомендации:

1. Восточная Сибирь // Геология и полезные ископаемые России. В шести томах. Т. 3.

Редактор Н.С. Малич. СПб.: Изд-во ВСЕГЕИ, 2002, 396 с. (коллектив авторов).

2. Геологические памятники Республики Татарстан / под ред. И.А. Ларочкиной; науч.

ред. В.В. Силантьев. Казань: Акварель-Арт, 2007, 297 с. (коллектив авторов).

3. Государственная геологическая карта Российской Федерации масштаба 1: 200 0Серия Таймырская. Лист S-47-VII,VIII (устье р. Гравийная). Объяснительная записка. СПб.:

Изд-во СПб картфабрики ВСЕГЕИ, 2001, 123 с. (соавторы А.Н. Онищенко, В.В.

Межубовский, С.В. Макаров).

4. Прогноз качества углей в бассейнах с широким проявлением магматизма (методические рекомендации). ВСЕГЕИ, СПб., 1992, 74 с. (соавторы О.И. Гаврилова, А.Б.

Гуревич, В.Г. Шевелев).

Статьи в журналах, перечня ВАК:

5. Граница отделов перми в разнофациальных отложениях Севера России: событийнoсратиграфический подход. // Стратиграфия. Геологическая корреляция. № 5, 2004. С. 29-(соавторы Г.В. Котляр, О.Л. Коссовая, А.В. Журавлев).

6. Циклостратиграфия верхнепалеозойской терригенной толщи Таймыра. // Стратиграфия. Геологическая корреляция. № 2, 2003. С. 38-53.

7. Поздневизейско-раннебашкирская кременская толща верхнепечорского района Северного Урала. // Региональная геология и металлогения. № 16, 2002. С. 34-42 (соавторы А.В. Журавлев, Е.О. Ковалевская, В.Г. Колокольцев).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.
8. Строение и обстановки накопления пограничных отложений нижнего и верхнего отделов пермской системы в разрезе по р. Кожим (Приполярный Урал). // Литология и полезные ископаемые. № 13, 2001. C. 296-303 (соавтор А.В. Журавлев).

9. О девонско-каменноугольных радиоляриях из обломков кремнистых сланцев в конгломератах пермских угленосных отложений Западного Таймыра Деп. в ВИНИТИ ред. ж.

"Геология и геофизика" СО АН СССР, Новосибирск, 1991. (Соавтор В.С. Руденко).

10. К стратиграфии верхнепермских угленосных отложений Западного Таймыра. // Сов. геология. № 7, 1990. С. 52-59 (соавтор Н.Г. Вербицкая).

11. Методика прогноза качества углей в бассейнах с интенсивным проявлением интрузивного магматизма. // Сов. геология. № 7, 1987. С. 3-11 (соавторы А.Б. Гуревич, О.И.

Гаврилова).

Статьи:

12. Элементарные литомы сероцветных эпиконтинентальных формаций. // Литология и геология горючих ископаемых. Вып. II (18). Екатеринбург: Изд-во Уральского. гос. горного ун-та 2008. С. 169 – 183.

13. В развитие представлений В.Н. Шванова об элементарных литомах как единицах структуры осадочных формаций. // Сборник научных трудов, посвященных 75-летию профессора Валентина Николаевича Шванова. СПб.: Изд-во С.-Петерб. гос. ун-та, 2008. С. 2536 (Литология и палеогеография. Вып. 6).

14. Секвенс-стратиграфия верхнего палеозоя острова Колгуев // Нефтегазовая геология. Теория и практика: электр. науч. журн. ВНИГРИ. 0420800064\0003.

http://www.ngtp.ru/rub/2/3_2008.pdf СПб.: ВНИГРИ, 2008 (3). 24 с.

15. Литолого-генетические типы верхнепалеозойских отложений острова Колгуев. // Геолого-геофизические характеристики литосферы Арктического региона. Вып. 5. СПб, ВНИИОкеангеология, 2004. С. 235-247.

16. Строение и генезис циклотем слабоугленосной табьюской свиты (пермь СевероВосточного Пай-Хоя). // Геология угольных месторождений. Вып. 13. Екатеринбург. 2003, С.

119 – 130 (соавтор А.В. Журавлев).

17. Перспективы угленосности Таймырского бассейна. // Недра Таймыра, Вып. 3., Норильск, 1998. С. 180-196.

18. Западная часть Таймырского каменноугольного бассейна. // Комплексный формационный анализ угленосных площадей Восточно-Сибирского, Дальневосточного и Уральского регионов Российской Федерации с целью прогноза перспективных площадей и качества углей для постановки поисковых работ. Ежегодник ВСЕГЕИ, 1998. С. 45-48. (соавтор Г.М. Волкова).

19. Стратиграфия и районирование верхнепалеозойской терригенной толщи Таймырского полуострова. // Недра Таймыра, Вып. 2. Норильск, 1997. С. 60-72 (соавторы А.Н.

Онищенко, В.В. Межубовский).

20. Обоснование расчленения верхнепалеозойской толщи листа S-47 XV, XVI Госгеолкарты масштаба 1:200000 (Таймырская серия) // Ежегодник ВСЕГЕИ, 1996. С. 29-(соавтор Г.М. Волкова).

21. Paleogeoraphical and biostratigraphical analysis of the Kazanian (Middle Permian) conodonts of the east Russian Platform – preliminary results. // Permopiles. 2006. № 48. P. 15-19.

(соавторы А.В. Журавлев, Г.В. Котляр) 22. Integrated approach to mid-Artinskian correlation. Carboniferous and Permian of the world L.V. Hills, C.M. Henderson, E.W. Bamber eds. // Canadian Society of Petroleum Geologists.

Memoir 2002. P. 753-775 (соавторы О.Л. Коссовая, Г.В. Котляр, А.В. Журавлев).

23. Key events in the evolution of the Permian sedimentary basin in the Taimyr Peninsular. // Permopiles. 2000. № 37. P. 18.

Материалы конференций и совещаний, тезисы докладов:

24. Седиментационные системы эпиконтинентальных бассейнов с гумидным типом литогенеза. // Материалы 5-го Всероссийского литологического совещания «Типы седиментогенеза и литогенеза и их эволюция в истории Земли». Том 2. Екатеринбург: ИГГ УрО РАН, 2008. С. 442 – 445.

25. Природа пустотного пространства в нижнемеловых нефтяных коллекторах ЮжноЯгунского месторождения (Западная Сибирь) по результатам стадиального анализа. // Материалы 5-го Всероссийского литологического совещания «Типы седиментогенеза и литогенеза и их эволюция в истории Земли». Том 1. Екатеринбург: ИГГ УрО РАН, 2008. С.

328 – 330. (соавторы В.Г. Колокольцев, А.И. Ларичев, К.Г. Скачек) 25. Структура и генезис элементарных литом терригенных эпиконтинентальных формаций // Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Литологические и геохимические основы прогноза нефтегазоносности». СПб.: ВНИГРИ.

2008. С. 582-589.

26. Палеогеография Таймыра в каменноугольном и пермском периодах. // Материалы Всероссийской конференции «Верхний палеозой России: стратиграфия и палеогеография».

Казань: Изд-во Казанского государственного университета, 2007. С. 373-377.

27. Фации и биостратиграфия визейско-серпуховских отложений в разрезе Полотняный Завод (Юго-запад Московской синеклизы). // Материалы Всероссийской конференции «Верхний палеозой России: стратиграфия и палеогеография». Казань: Изд-во Казанского государственного университета, 2007. С. 51-54 (соавторы Я.А. Вевель, А.В.

Журавлев).

28. Разрезы казанского яруса бассейна р. Немда (Волго-Вятский район). // Материалы Всероссийской конференции «Верхний палеозой России: стратиграфия и палеогеография».

Казань: Изд-во Казанского государственного университета, 2007. С. 162-170 (соавторы Г.В. Котляр, А.В. Журавлев, О.Л. Коссовая).

29. Структурно-генетический анализ осадочных формаций (концепция, алгоритм, результаты). // Материалы 4-го Всероссийского литологического совещания «Осадочные процессы: седиментогенез, рудогенез, (эволюция типизация, диагностика, моделирование)».

Том 1. М.:ГЕОС, 2006. С. 229 – 231.

30. Методика структурно-генетического анализа осадочных формаций (концепция, алгоритм, результаты). // Материалы 7 Уральского регионального литологического совещания «Литологические аспекты геологии слоистых сред». Екатеринбург: ИГГ Уро РАН, 2006. С.

295-297.

31. Седиментационные системы верхнепалеозойских эпиконтинентальных осадочных бассейнов Севера России. // Сборник докладов конференции «ТЭК России – основа процветания страны». СПб.: ВНИГРИ, 2004. С. 156-165.

32. Обстановки формирования и фауна нижнеказанских отложений стратотипической местности. // Материалы XIV геологического съезда Республики Коми «Геология и минеральные ресурсы европейского северо-востока России». Сыктывкар, 2004. С. 258-2(соавторы Г.В. Котляр, В.Г. Ганелин А.В. Журавлев, О.Л. Коссовая, Г.П. Пронина).

33. Структурно-генетические модели элементарных литом пермских терригенных эпиконтинентальных формаций Севера России. // Материалы XIV геологического съезда Республики Коми «Геология и минеральные ресурсы европейского северо-востока России».

Сыктывкар, 2004. С. 70-73.

34. Ключевые события и цикличность седиментогенеза в пермском палеобассейне Таймыра. // Материалы 3-го Всероссийского литологического совещания «Генетический и формационный анализ осадочных комплексов фанерозоя и докембрия». М.: Изд-во Моск. унта, 2003. С. 310-311.

35. Нижне-среднекаменноугольный терригенный флиш верхнепечорского района Северного Урала. Терригенные осадочные последовательности Урала и сопредельных территорий: седименто- и литогенез, минерагения. // Материалы 5 Уральского литологического совещания. Екатеринбург: ИГГ УрО РАН, 2002. С. 236-237 (соавторы А.В.

Журавлев, Е.О. Ковалевская, В.Г. Колокольцев).

36. Экологический контроль динамики биоразнообразия на западных шельфах Ангариды в перми (кунгурско-уфимский интервал). // Тезисы докладов XLVII сессии палеонтологического общества «Биоразнообразие в истории Земли». СПб. 2001. С. 44-(соавторы Г.В. Котляр, А.В. Журавлев, О.Л. Коссовая, С.К. Пухонто).

37. Компьютерное хранение первичной геологической документации по разрезам осадочных толщ. // Тезисы докладов рабочего совещания «Использование компьютерных технологий для палеонтолого-стратиграфического обеспечения ГК-200/1000». СПб. 2001. С.

17-19 (соавтор А.В. Журавлев).

38. Стратиграфо-палеонтологические исследования в региональной геологии: методы и интеграционные тенденции. // Тезисы докладов Всероссийского съезда геологов и научнопрактической конференции «Геологическая служба и минерально-сырьевая база России на пороге XXI века». СПб.: ВСЕГЕИ, 2000. С. 121-123 (соавторы Т.Н. Корень, Г.В. Котляр, А.В.

Журавлев, О.Л. Коссовая).

39. Концепция мультимедийной системы хранения первичной геологической документации по стратиграфическим разрезам России. // Тезисы докладов Всероссийского съезда геологов и научно-практической конференции «Геологическая служба и минеральносырьевая база России на пороге XXI века». СПб.: ВСЕГЕИ, 2000. С. 270-272 (соавтор А.В.

Журавлев).

40. Литолого-фациальные комплексы и условия образования верхнепалеозойской терригенной толщи Таймырского полуострова. // Тезисы докладов 1-го Всероссийского литологического совещания «Проблемы литологии, геохимии и рудогенеза осадочного процесса». Т. 2. М. 2000. С. 412-417.

41. Пермская угленосная формация – индикатор геодинамической позиции Таймырского палеобассейна // Тезисы докладов XXVIII тектонического совещания «Тектоника осадочных бассейнов Северной Евразии». Москва, 1995. С. 192-194.

42. Структурно-фациальные зоны пермской угленосной формации Западного Таймыра // Тезисы докладов всесоюзной конференции "Современные проблемы геологии и геохимии твердых горючих ископаемых".Львов, 1991, т. 1. С. 116-117.

43. Конкреционные комплексы пермской угленосной формации Западного Таймыра // Тезисы докладов научно-практической конференции "Геология позднего докембрия и палеозоя Сибири", Новосибирск, 1990. С. 125-127.

44. Position of the stage boundaries of the Guadeloupian series in the East-European stratigraphic scale. // 32nd IGC Florense 2004 – Scientific Sessions: abstract (part 1). P. 7(соавторы Г.В. Котляр, О.Л. Коссовая, А.В. Журавлев).

45. Late Visean – Early Bashkirian siliciclastic flish in the west slope of Urals. // Abs. XVth International Congress on Carboniferous and Permian Stratigraphy. Utrecht. 2003. P. 294-2(соавторы А.В. Журавлев, Е.О. Ковалевская, В.Г. Колокольцев).

Авторефераты по всем темам  >>  Авторефераты по земле





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.