WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ ГЕОГРАФИИ

На правах рукописи

АРБАТСКАЯ МАРИНА НИКОЛАЕВНА

ОРГАНИЗАЦИЯ 

ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕДУР:

ПОЛИТИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО И МИРОВОГО ОПЫТА

Специальность 25.00.24. – экономическая, социальная и

политическая география

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора географических наук

Москва

2007

Работа выполнена в Институте географии Российской академии наук

Научный консультант:  доктор географических наук,

профессор

Колосов Владимир Александрович

Официальные оппоненты:  доктор географических наук,

профессор

  Артоболевский Сергей Сергеевич;

  доктор географических наук,

профессор

Смирнягин Леонид Викторович;

доктор юридических наук,

профессор

  Лысенко Владимир Иванович

Ведущая организация:  СПбГУ, факультет географии

и геоэкологии

Защита состоится 1 февраля 2008 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета  Д.002.046.01 по специальности 25.00.24 «Экономическая, социальная и политическая география» при Институте географии РАН по адресу: 119017, Старомонетный пер. д. 29

Факс 8 (495) 959-00-33

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института географии РАН.

Автореферат разослан  « » 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат географических наук  Т.Л. Бородина

Актуальность исследования обусловлена происходящим в настоящее время во многих странах пересмотром международных норм во всех сферах деятельности (экономической, военной и др.), в том числе — в области соблюдения прав человека. Беспрецедентная по масштабу и интенсивности политическая активность стала характерным признаком мирового социума в начале XXI века.

Вызвано это по большей части тем, что при существующих социальных контрастах и устойчивом снижении управляемости международной политической системы жизнь многих государств и народов дополняется ложными по сути, схематичными противопоставлениями: патриотизма, традиций (верований) и  свободы, демократии. Политическая деятельность масс закономерно принимает деструктивные формы.

Тем не менее, самым распространенным типом политического участия остается организованное голосование на выборах власти, покуда современное понимание природы и смысла политических прав граждан неразрывно связано с реальным правом личного участия каждого в управлении территорией проживания. Всеобщее избирательное право и процедуры его реализации являются ключевыми элементами политической субъектности граждан. Поэтому заметно усилилось внимание к соблюдению международных стандартов в основополагающей части процесса публичной легитимации избирательной процедуры — при регистрации избирателей, которая все чаще выступает инструментом внутриполитической или геополитической игры.

Организация избирательной процедуры или предварительное управление правами избирателей обязательно: почти во всех странах мира без регистрационной записи должностным лицом в специальном списке ни один правомочный гражданин проголосовать не может. Избиратель — не только  массовый участник избирательной процедуры,  но и носитель региональной культуры (в том числе — политической), фактом жизни «владеющий» территорией проживания.

Однако регулярно и публично анализируются только результаты голосования. Подход к анализу избирательной системы, учитывающий только политические результаты выборов, уменьшает возможности описания и познания (прогноза) происходящего, накопленные в политико-географическом научном арсенале. Это основные причины нашего обращения к заявленной теме.

Главные количественно измеримые параметры системы организации избирательной процедуры — число имеющих право голоса или расчетное число избирателей, число имеющих право участия в процедуре или списочное число избирателей, доли этих категорий граждан в численности населения, активность на выборах.

Вопрос равенства представительства граждан, проживающих в разных частях государственной территории, или нарезки округов неоднократно становился предметом научного рассмотрения. Но совершенно не изучено влияние стандартов и практики регистрации избирателей на легитимность выбираемой власти, исходя из совокупности территориального распределения избирателей и соблюдения принципа суверенитета (государственного и народного), традиционное представление о котором также стало требовать пересмотра.

Не попадал в поле зрения исследователей и другой важный показатель баллотировочной процедуры — почасовой ход голосования. Между тем графики голосования, составляющиеся в день выборов с двоякой целью — информирования населения и принятия управленческих (в том числе манипулятивных) решений по ходу процедуры даже при поверхностном на них взгляде имеют существенные региональные особенности.

Свободный ход выборов, как и другие социальные процессы с ресурсными ограничениями, являются специфической «функцией времени» и подчиняются четким математическим закономерностям. Исследований, показывающих местные и типические характеристики моделей электорального поведения избирателей в дни выборов, их зависимость от региональных политических, административных, климатических факторов и, в частности, метеорологических условий дня голосования, нет совсем. Таким образом, темпы почасового хода голосования как сложная функция географии местности нуждаются именно в географическом подходе к анализу.

Цель исследования состоит в том, чтобы в рамках научного аппарата электоральной географии определить базовые условия публичной легитимации избирательного процесса — при регистрации избирателей, проанализировать влияние географических и политико-культурных  условий и факторов на данные условия и результаты выборов в Российской Федерации и её регионах.

Поставленная цель потребовала решить следующие задачи:

— проанализировать международные избирательные стандарты в сфере регистрации избирателей и особенности их применения с учетом региональной политической культуры, а также деятельность основных международных институтов по вопросам организации выборов и регистрации избирателей;

— собрать и обобщить мировой опыт функционирования территориальных систем управления избирательными правами граждан, в первоисточниках изучить нормативную правовую информацию ряда стран мира в части регистрации избирателей и организации процедуры подачи голосов;

— разработать критерии валидности национальной системы регистрации граждан, отражающие политико-культурное своеобразие стран;

— оценить масштаб и пути влияния национальных систем организации избирательных процедур на манипуляции результатами голосования;

— выявить влияние пространственных факторов на организацию выборов и ход избирательного процесса в России;

— рассмотреть воздействие местных географических, политических и социальных условий на почасовой ход голосования и типы активности электората;

— разработать предложения по совершенствованию системы учета населения и правомочных граждан РФ электорального возраста, повышению их активного интереса к демократичному способу формирования органов власти.

Междисциплинарная специфика заявленной темы определила объект исследования: территориальные условия системы регистрации избирателей как детерминирующий компонент организации избирательных процедур.

Предметом исследования  является основной элемент этой системы — территориальные особенности реализации гражданами своих избирательных прав, отражающиеся в:

  • динамике общего числа избирателей по стране, региону, городу, району и их электоральной активности;
  • системе регистрации, ведении списков и мотивах манипуляций со списками избирателей;
  • выборе дня недели для голосования и оперативной почасовой информации о ходе голосования в стране, регионе, городе, районе. 

Методами выполнения работы были:

  • географические: сравнительно—географический и картографический;
  • общенаучные: системный и структурно-функциональный;
  • математико-статистические методы обработки числовой информации.

Содержание объекта исследования обусловило разнохарактерность востребованных научных подходов. Отправной общетеоретической базой анализа стали разработки отечественных и зарубежных исследователей методологии и практики географии, в том числе политической и электоральной:  В.П. Семенова-Тян-Шанского, В.А. Колосова, Д.Б. Орешкина, В.Н. Козлова и группы «Меркатор», Н.В. Петрова, Л.В. Смирнягина, Р.Ф. Туровского, А. Зигфрида, Д. Хэппена.

Поскольку политическая география изначально формировалась как наука комплексная, мы обращались к идеям и разработкам основателей методов изучения политики: структурно-функционального — Толкотта Парсонса, Габриэля Алмонда и Сидни Вербы, системного— Дэвида Истона.

В разной степени были востребованы теоретические  и эмпирические исследования в области конституционного (избирательного) права, выполненные А.С. Автономовым, А.А. Белкиным, А.Ю. Бузиным, Ю.А. Веденеевым, А.А. Вешняковым,  А.В. Иванченко, В.В. Игнатенко, Л.А. Кириченко, С.В. Королёвым, В.И. Лысенко, А.Е. Любаревым, а также Джеромом Блэком, Крэгом С. Донсанто и Майклом Троготтом.

Автор опирался также на разработки политологов, социологов, психологов и экономистов: В. Ю. Большакова, К.С. Гаджиева, Г.Г. Дилигенского, Ю.С. Пивоварова, А.А. Собянина, А.И. Соловьева, В.Г. Суховольского, А.И. Фурсова, Мануэля Кастельса, Мари Мендрас, Джозефа Стиглица, Ноама Хомского, Чарльза Эллена и др.

Одна из основ современного политико-географического анализа – полимасштабность. Влияние пространственных факторов на систему организации выборов была изучена на нескольких территориальных уровнях — международном,  общероссийском, региональном и локальном.

Необходимость международных и межрегиональных сопоставлений, характерных для географического подхода и открывающих возможность более полно описывать электоральные процессы, опираясь на законы и закономерности, известные в политической географии, осложнилась поиском сопоставимых сведений и дефицитом достоверной информации об организации выборов. Многие источники информации труднодоступны для исследователя, поскольку носят служебный характер.

Информационной базой исследования послужили:

  • первичные статистические материалы ЦИК РФ и избирательных комиссий регионов страны;
  • архивные материалы  - международного управления аппарата ЦИК РФ, Государственного архива Иркутской области;
  • сообщения зарубежных и отечественных информационных агентств (большинство которых было почерпнуто из сети Интернет);
  • информация профильных веб-сайтов: избирательных комиссий зарубежных стран, различных международных организаций, ЦИК РФ, Независимого института выборов (НИВ), избирательных комиссий субъектов РФ; институтов РАН, занимающихся комплексным изучением регионов мира;
  • экспертные интервью участников событий – председателей территориальных избирательных комиссий, представителей местных властей и др.

Основные хронологические рамки российской части исследования - период с 1990 по 2004 гг. Зарубежный опыт организации выборов изучен с 40-х гг. прошлого века по настоящее время.

Таким образом, научная новизна исследования состоит в следующем:

— впервые собраны и проанализированы международные правовые акты и нормативные документы  международных организаций, устанавливающие современные стандарты регистрации избирателей, а также правовые акты и другие официальные документы различных стран, регламентирующие национальные традиции учета и регистрации избирателей, оценено их влияние на развитие национальных избирательных процедур и политического процесса;

— впервые установлено влияние таких особенностей политической культуры регионов мира на традиции проведения выборов, как голосование по дням недели, продолжительность работы избирательных участков, схемы сбора почасовой информации; 

— разработаны типологии стран мира по системам регистрации избирателей и дням недели, выбираемым для голосования;

— показана связь процедуры регистрации избирателей и распределения полученных голосов и  доказана необходимость общественно-правового контроля  над информационными системами гражданской идентификации;

— разработаны критерии соотношения идеальной и реальной систем регистрации избирателей (её валидности), включающие соответствие фактического и расчетного числа граждан, правомочных избирать власть (количество), и стимулирование интереса граждан к формированию высоко легитимной и эффективной власти (качество);

— предложен методический и математический аппарат для анализа информации о ходе голосования, в результате применения которого на материале РФ получены выводы о фрактальности и изоморфности территориальных систем управления избирательными правами граждан;

— выявлены и объяснены существующие особенности организации выборов в регионах; установлены связи между выборами различных типов и территориальных уровней. 

Практическая значимость исследования состоит в следующем:

— его материалы активно используются ЦИК РФ и региональными избирательными комиссиями в работе по повышению профессиональной подготовки организаторов выборов и референдумов и правовому просвещению избирателей;

— разработаны рекомендации по совершенствованию учета населения и регистрации избирателей Российской Федерации;

— результаты и выводы работы могут быть использованы в преподавании электоральной географии и различных спецкурсов в вузах;

— изложенная в работе концептуальная схема может быть применена в изучении итогов голосования и общественно-правовом контроле над организацией выборов в различных странах.

Апробация работы и публикации. Результаты исследований докладывались: на международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения С.В. Шостаковича (Иркутск, 2002); международной конференции «Политическая география и геополитика: прошлое, настоящее, будущее» (Москва, 2003); 4-й научно-практической конференции проекта фонда «Информатика для демократии» (ИНДЕМ) — «Индем-2000+» (Москва, 2004); 3-й Всероссийской научно-методической конференции «Моделирование географических систем» (Иркутск, 2004); 2-й Всероссийской научно-практической конференции «Информационно-аналитическое обеспечение стратегического управления: теория и практика» (Москва, 2005); научно-практической конференции «Социальные реформы в современной России: роль гражданского общества» (Москва, 2005); международной конференции «Российские выборы в контексте международных избирательных стандартов» (Москва, 2005); Всероссийской научной конференции «Современные проблемы социальной географии» (Иркутск, 2005); Всероссийской научной конференции «Сравнительное изучение парламентов и опыт парламентаризма в России: выборы, голосование, репрезентативность» (Санкт-Петербург, 2005); 1-й Всероссийской научной конференции «Национальная идентичность России и демографический кризис» (Москва, 2006); 3-й Всероссийской научно-практической конференции «Научное, экспертно-аналитическое и информационное обеспечение стратегического управления, разработки и реализации приоритетных национальных проектов и программ» (Москва, 2007); 2-й Всероссийской научной конференции «Национальная идентичность России и демографический кризис» (Москва, 2007).

По теме исследования опубликовано более 40 работ, в том числе пять авторских монографий, вышедших при финансовой поддержке ЦИК РФ.

Диссертационная работа состоит из введения, семи глав, объединенных в три части, заключения, библиографического списка (800 наименований) и 19 приложений. Общий объем диссертации — 398 листов, 67  рисунков и  14 таблиц, приложения на  43 страницах.

Первая часть работы, разделенная на две главы, посвящена постановке задачи, теоретическим основам исследования, методологии и методическим приемам. Доказывается, что анализ национальных систем организации выборов — актуальный и назревший шаг  в расширении предметной области электоральной географии. Проведен анализ международных стандартов регистрации избирателей, рассмотрен мировой опыт функционирования систем организации избирательных процедур в эпоху универсализации избирательного права, разработана типология систем регистрации и ведения избирательных списков в разных странах мира. Дано определение валидности и доказана значимость географического анализа национальной системы регистрации избирателей. Отдельно рассмотрен феномен заграничного голосования, его значение и условия возникновения, национальные и общие особенности практики.

Вторая глава посвящена географическим (геоцивилизационным) особенностям и анализу традиций информационного сопровождения дня голосования в странах мира: выбору этого дня, территориальным и событийным свойствам и методам анализа информации о ходе голосования.  Разработана типология стран мира по дням недели для голосования. Рассмотрены математические закономерности, описывающие почасовые темпы голосования. Предложены алгоритмы анализа  распределения регионов страны по активности электората в день выборов с учетом их удельного веса в общей численности избирателей и географического сравнения дневной динамики общего числа избирателей для пары электоральных событий. Обобщения первой части работы оформлены в рабочую концепцию функционирования современных территориальных систем организации избирательных процедур.

Во второй части, состоящей из трех глав, проанализирован процесс получения, актуализации и использования всего комплекса информации о российских избирателях и системе учета населения. В третьей главе рассмотрена нормативно-правовая, институциональная и функциональная основа подсчета общего числа российских избирателей.  Проанализирована государственная система учета, практика сбора сведений о текущей численности избирателей и особенности актуализации списков в дни голосований, вероятный и реальный территориальный диспаритет численности постоянного населения и избирателей в регионах страны. В четвертой главе сопоставлена динамика общего числа избирателей в день голосования на выборах двух уровней государственной власти по регионам. В пятой главе проведено сравнение компонент расчетной и фактической численности избирателей. Параллельным сравнением численности постоянного населения и фактического общего числа избирателей в стране и регионах проверено соответствие друг другу  демографического и электорального показателей, общая территориальная согласованность расчетов ЦИКа и Росстата. Проведена оценка валидности системы регистрации избирателей, разработаны предложения по усовершенствованию системы учета населения и его взрослой части — избирателей, направленные на повышение точности работы ведомств и интереса граждан к процедуре выборов.

Две главы третьей части работы включают в себя сравнительный, картографический и корреляционный анализ информации, аккумулируемой в системе организации выборов в день электорального действия — графиков почасового хода голосования по стране и регионам. Шестая глава посвящена сравнительному анализу почасовых графиков голосования в различных регионах — субъектах федерации, электорально-географическим общностям и особенностям хода голосования, значению этих сведений для полной политико-географической характеристики активности избирателей. Седьмая — анализу территориально-политической структуры легитимности власти. Исследована почасовая активность избирателей всех регионов страны во взаимосвязи с результатами политических предпочтений и долей избирателей в численности постоянного населения, а также распределение регионов по активности электората в день выборов с учетом их удельного веса в общей численности избирателей и содержанием голосования.

Положения, составляющие предмет защиты диссертации:

1. Особенности политической культуры места и искажение принципа народного суверенитета обусловливают методологию изучения организации электоральных процедур.

Регистрация избирателей как инструмент реализации активного избирательного права граждан — наиболее затратный (физически и материально), а в некоторых странах — опасный для жизни участников компонент  избирательной процедуры. Международные наблюдатели признают, что регистрация избирателей – это не только сложная, спорная, но зачастую – наименее успешная часть проведения выборов в тех странах, где голосования только становятся частью общественно-политической жизни. Процесс регистрации избирателей  детерминирует организацию избирательной процедуры в целом.

Во многих странах регистрация избирателей осуществляется на основе систем гражданской идентификации (ID) — общегосударственных биометрических систем идентификации личности при выдаче документов, пересечении границ, распределении пособий и дотаций, основное назначение которых — управление правами граждан (иностранцев и лиц без гражданства). Значение таких информационных систем в последние годы существенно возросло.  Однако ни системы гражданской идентификации, ни режимы регистрации избирателей в поле научного внимания пока не попадали.

Актуальность привлечения географического внимания к управлению избирательной процедурой кратко формулируется так: регистрация избирателей — это массовое политическое действие, главный участник  которого —  население, как категория анализа напрямую  связано с другой  ведущей географической, политологической и геополитической категорией — территорией. Избиратели являются носителями региональной политической культуры. Изучение же особенностей «территориальных и духовных господств человеческих сообществ» (Семенов-Тян-Шанский, 1928) как пространственного социально-политического процесса — прерогатива и обязанность географии. Перед рассмотрением общих представлений о политической культуре того или иного сообщества укажем на близость подходов Ж. Готтманна (политические рубежи определяются в первую очередь действием духовных факторов, а не формами земной поверхности) и Ф. Фукуямы «образца» 2007 г. (вопреки/благодаря глобализации произошел распад единого политико-культурного пространства-времени на параллельные времена-культуры, развивающиеся  с разной скоростью).

Общеизвестны три  типа политической культуры Г. Алмонда и С. Вербы. Наиболее примитивна патриархальная культура, в которой компоненты анализа: политическая  система, восприятие объектов на ее «входе» и «выходе» и отношение к себе как к объекту политики отсутствуют.  Более прогрессивна культура подданническая, в которой различаются два компонента — сама система и «объекты» на ее выходе. Наконец, культура участия граждан подразумевает активную дифференциацию всех названных компонент. Территориальная и государственная привязка типа политической культуры четко прослеживается; очевидно, что тип культуры определяет и действия гражданина при его самоидентификации в качестве избирателя еще на этапе подготовки голосования, т.е. на «входе» избирательной системы.

Доминирование какого-либо типа политической культуры на территории далеко не везде прямо связано с системами регистрации избирателей, в рамках которых принято оценивать организацию электоральной процедуры. Составление документов для этой цели (регистров, реестров, списков) происходит в обязательном для государства режиме (автоматическое включение всех правомочных граждан в списки) или в так называемом аффирмативном режиме (решение о регистрации остается за гражданином). Таким образом, вывод А. Зигфрида почти столетней давности о том, что «…избиратели в большинстве случаев хорошо знают, чего они  хотят, а еще лучше — чего не хотят», каждый раз опосредуют традиции политической культуры своего места и времени.

Согласно категориям системного анализа политики Д. Истона политическая жизнь как открытая система взаимодействий во внешне разнообразном географическом окружении (environment) осуществляется в зависимости от ключевого свойства внутренней организации любой социальной системы — гибкой реакции на условия её функционирования. Доминирующей чертой эволюции пространственных политических систем на современном этапе является усложнение их развития, отмечаемое многими исследователями (Т. Парсонс, Г. Алмонд и Г. Пауэлл, Л. Пай, Ф. Риггс, М.В. Ильин). Его важные закономерности, отмечаемые исследователями, — возрастающая адаптивность и гибкость реагирования системы на различные вызовы, а также вовлечение населения в политическую жизнь. Наглядными географическими примерами «усложнения» и «вовлечения» стало появление самопровозглашенных (непризнанных) государств, где организация выборов и регистрации избирателей значительно осложняется борьбой за контроль над территорией и наличием большого числа беженцев и переселенцев. Другой географически значимый фактор усложнения современных политических систем, имеющий отношение к теме работы,  — появление автономных от государств военно-политических структур (сетей), вкупе использующих террор и участие в выборах для перекройки политической карты.

Основополагающие моменты процедуры регистрации, зафиксированные в международных актах, опираются на два принципа современных выборов: всеобщности участия и равенства подаваемых голосов. Суть подхода заключается в обеспечении участия в голосовании «наибольшему обоснованному числу граждан». Инициатива в этом вопросе остается за государством. На него же возлагается и основная доля ответственности за организацию, поскольку, как сказано в статье 18 части второй Всеобщей декларации о демократии,  способность и готовность индивидов участвовать в демократических процессах и принимать решения по вопросам  государственного управления не могут считаться само собой разумеющимися. Это положение действует наряду со следующими постулатами:  участие в управлении своей страной — право каждого;  только право народов может создавать избирательные институты.

На практике это противоречивое сочетание принципов зачастую приводит к злоупотреблениям в интересах правящих элит и к противоположным оценкам наблюдателями от разных структур одних и тех же выборов. Основные подходы международного сообщества к практике регистрации избирателей, сформулированные в тематическом докладе ООН 2003 г., отражают как противоречивость, так и важность подготовительного  этапа. В ходе этого этапа неспособность организаторов к проведению выборов по техническим (не политическим) причинам может привести к неприкрытому насилию или постепенной утрате первоначального интереса к избирательному процессу. При регистрации избирателей политические интересы и техническая подготовка к выборам пересекаются. В названном докладе есть признание «знающих политических деятелей», что выборы потенциально могут быть выиграны или проиграны на этапе регистрации избирателей.

Исходя из существующих теоретических и практических подходов к регистрации избирателей, была составлена соответствующая картограмма стран мира, отражающая также и некоторые особенности их избирательных процедур — рис. 1. В странах западной демократии, как правило,  решение об участии гражданина в голосовании уже на стадии регистрации предоставляют ему самому. Тем самым отсекается перманентно существующая пассивная часть граждан, а электоральная идентификация гражданина реализуется дважды: когда он изъявляет желание быть зарегистрированным, и когда он приходит (или может не придти) в пункт голосования, что стимулирует воспитание гражданской активности. Этот тип регистрации распространяется везде, где выборы только начинают проходить, независимо от доминирующего типа местной политической культуры. Большое число стран практикуют обязательную систему регистрации всех правомочных граждан в соответствии с их официальной регистрацией места постоянного жительства, а некоторые — участие в выборах объявляют юридической обязанностью граждан, за неисполнение которой предусматривают различные санкции. Кратко резюмируя мировой опыт систем организации и проведения электоральных процедур, отметим, что действие системы регистрации избирателей повсеместно относится к важным функциям организующего выборы власти субъекта. Структурирование национальных информационных систем идентификации (регистрации) избирателей не коррелирует с принятыми в экономической и политической географии типологиями государств. Кроме того, при отнесении страны для оценки выборов к одному из типов регистрации избирателей (обязательному или аффирмативному) необходимо учитывать доминирующий в ней тип гражданской культуры населения — участия (активистский), подданнический, патриархальный. 

Возникающие в процессе предвыборной регистрации ситуации, в которых та или иная часть избирателей подвергается  дискриминации или получает преференции, можно подразделить на два полярных класса:

— нормативные, с высокой степенью включенности граждан в избирательный корпус и отсутствием у организаторов события стремления искусственно создать запас голосов или не допустить к выборам часть избирателей;

— аномальные: с ситуативно созданным «запасом» в списках избирателей, который может быть использован для манипуляций; с селективно не допускаемой к регистрации частью граждан (правовыми актами и/или не правовыми приемами), «селекция», как правило, имеет территориальное выражение.

В тексте диссертации изложены примеры аномальных ситуаций в различных странах всех континентов, особое внимание уделено постсоветскому пространству (советская система учета населения была разрушена, а новая создается с большим трудом).

В нашей стране ситуация с учетом избирателей также далеко не идеальна. Так, перед выборами 2003 г.  «Независимая газета» обоснованно поставила вопрос: «Откуда взялись 2 млн лишних избирателей?». По нашему мнению, его следовало бы рассмотреть в территориальном аспекте.  В августе 2007 г. газета «Ведомости» выясняла причины увеличения разницы между числом взрослых людей (18 лет и старше) и списочным числом избирателей до 8 млн человек.

Важный элемент управления легитимностью будущей власти — манипуляции с общим числом избирателей, постоянно проживающих или временно оказавшихся в день выборов за рубежом своей страны, и реализацией их активного избирательного права. Анализ показал, что «внешняя» часть избирателей реализует право голоса, если политическая элита страны считает эффективным инструментом при формировании власти волеизъявление этих граждан. В некоторых случаях и странах четко прослеживается политическая целесообразность, учитывающая конъюнктуру события и интересы правящей группировки.

Рис.1.  Распределение стран мира по типам регистрации избирателей:

1 — обязательная регистрация и добровольная явка; 2 — обязательный вотум (юридическая обязанность голосовать); 3 — образовательно-возрастная разновидность обязательного вотума; 4 — непрямые выборы / цензовые ограничения / куриально-кооптационная / мажоритарно-куриальная система; 5 — аффирмативная система регистрации и явки на выборы; 6 —  регистрация не используется / голосования  редки и/или на безальтернативной основе / отсутствует регулярная избирательная система / плебисцитарная демократия; 7 — выборы не проводятся / нет устоявшейся  избирательной системы / отсутствует непротиворечивая информации по регистрации избирателей.

Рис.2.  Распределение стран мира по дням недели, выбираемым  для голосования 

Таким образом, национально-государственные информационные системы организации выборов фактически служат управлению избирательными правами граждан: международные стандарты «подгоняются» под местные культурно-политические традиции и интересы властной элиты, а регистрация избирателей действенно искажает принцип народного суверенитета. Меняются отношения самостоятельных систем избирательного процесса: регистрации избирателей и распределения полученных голосов. Распределение голосов становится зависимым (и нелегитимно ведомым) от технической системы регистрации. Этот феномен отражает актуальность изучения правовой основы и практики составления избирательных списков в любой стране и на любых выборах.

2. Национальные традиции проведения голосований и почасовые графики их темпов отражают социокультурную основу электоральной активности и являются инструментом выявления манипуляций в  ходе электорального события.

Установлено, что выбор дня недели для голосования  —  исторически обусловленный политический параметр, согласующийся с традициями политической и конфессиональной культуры стран и народов мира. По данному признаку страны мира (рис. 2) составляют несколько географических регионов, подразделяющихся  на исторически сложившиеся и формирующиеся типы.

Сложившиеся традиции голосования в определенный день недели таковы: тип выходного дня (православный, католический и исламский), североатлантический евро-американский протестантский тип голосования в рабочий (не выходной) день. Кроме того, выделены три типа формирующихся традиций голосования, не связанных с каким-либо одним днем недели. Два из них учитывают принцип одновременности проведения процедуры голосования на всей территории страны: афро-азиатский тип одного дня; европейский тип двух дней, в основном при проведении референдумов по важным политическим вопросам. Третий — тип поэтапного территориально разграниченного проведения процедуры характерен для стран с неустойчивой (остроконфликтной) внутриполитической обстановкой; территория и численность населения в этом случае бывают очень большими и очень маленькими («гиганты» и «карлики»).

В любом уголке мира во время голосования собирают почасовые сведения о ходе процедуры (явке избирателей), информирование властных структур и населения происходит в режиме реального времени.

Нами детально проанализированы российские графики (экраны) почасового хода голосования — документы, отражающие общие, национально- государственные и местные,  сезонно, от часа к часу, от места к месту существующие традиции посещения избирательных участков. Установлено, что интенсивность посещения избирательных участков — специфическая функция времени. Это самая значимая особенность графиков,  диктующая обязательность сбора такой информации и необходимость ответственности должностных лиц за ее достоверность. Математически функции такого вида (рис. 3) описываются пропорциональной зависимостью числа проголосовавших за какой-либо промежуток времени V(t)=dN(t)/dt от произведения суммарного числа проголосовавших N(t) и неголосовавших (Nm-N(t)) за все предшествующие данному интервалу часы дня голосования:  , где k – коэффициент пропорциональности; Nm – число проголосовавших на конец дня.

Рис. 3. Темпы хода голосования на выборах  в Иркутской области.

1996, 1997, 1999, 2000, 2001, 2003, 2004, 2005, 2006 гг.

Ход голосования (рис.4) математически подобен другим социальным процессам, протекающим в ресурсно-ограниченных системах (рост численности населения, распространение новых технологий, эволюционные процессы вообще и т. д.). Накопительный график хода голосования отражает допустимый объем положительных сдвигов (явки на выборы) в ответ на действия раздражителя (предвыборной агитации), то есть отображает процесс роста с финальной стабилизацией на определенном уровне итоговой активности.

Уравнение интегральной «логистической» S- образной кривой Ферхюльста : ,  где  N0  - количество проголосовавших, в том числе досрочно, на начало дня, универсально описывает характер естественных конкурентных отношений между желанием/возможностью и необходимостью/долгом  проголосовать. Нормативный  S-образный график логистической функции хода голосования служит зримым эталоном для выявления содержащихся в реальных графиках хода голосования местных особенностей и/или фальсификаций.

Рис. 4. Графики хода голосования на выборах в Иркутской области.

1996, 1997, 1999, 2000, 2001, 2003, 2004, 2005, 2006 гг.

На основе анализа российских кривых темпов и хода голосования были получены следующие выводы.

Существуют устойчивые модели активности регионального электората в день голосования, характеристики которых детерминируются значимостью электорального события для страны и каждого гражданина. Выделяются сезонные  особенности почасового хода голосования, характерные для региона в целом. Однако сезон года влияет не на общую активность, а на темпы хода голосования в течение дня.

Типология административно-территориальных единиц Иркутской области, сочетающая общие признаки активности (активные, пассивные, средние) с особенностями темпов голосования в течение дня (утренние, дневные, вечерние, равномерные), открывает связь почасовых характеристик электоральной активности с экономико-географической средой  и величиной поселений.

Часовая интенсивность посещения избирательных участков регулируется уровнем урбанизированности. В условиях патерналистского патриархально-сельского типа отношений власти и населения темпы хода голосования, как правило,  согласуются с естественным ритмом жизни.

Трансформация моделей хода голосования из «логистической» в «равномерную» в городах является результатом довыборного административного воздействия на «расколотый» сложноустроенный городской социум.

При сравнении темпов и хода голосования на выборах  2001 и 2003 годов глав крупных экспортоориентированных промышленных регионов страны (Красноярского края и Иркутской области) отмечено сходство моделей активности населения в день электорального события, зависящее от уровня урбанизированности, административно-политического воздействия, погоды  и т.п.

Активность на выборах значительно зависит от возраста избирателей. Анализ дифференциации хода голосования в Свердловской области показал, что молодые избиратели (в возрасте до 30 лет) проявили высокую активность в поселениях с наибольшим удельным весом молодежи и отраслевыми (военными) центрами управления. Наиболее пассивна данная возрастная категория  в «старых»1 небольших поселениях и районах областного центра, в равной мере сходных фрагментарностью социума и/или отсутствием эффективного центра управления. Явка избирателей в возрасте до 30 лет территориально различается на порядок и имеет в этой связи несколько характерных особенностей.

Избиратели старше 30 лет не проявили радикальных различий  между поселениями в темпах активности.  Темпы голосования в «старых» поселениях региона указывают на отсутствие каких-либо возрастных особенностей. 

Межрегиональное сравнение  хода голосования на выборах губернаторов в четырех военных городках Красноярского края и Свердловской области2, поведение в которых детерминировано видом занятий и неотъемлемым от него давлением организационного центра, дало следующие результаты:

— темпы голосования в течение дня экстерриториальны;

— возможности влияния на электоральное поведение военного мобилизующего центра ограничены и распространяются на выборах максимум на половину имеющего право голосовать списочного состава.

На примере пяти регионов (Иркутской, Свердловской, Томской областей, Красноярского края и Республики Якутия) установлено, что в зависимости от уровня центра управления (местного, регионального или  федерального) модель электорального участия в течение дня имеет свои особенности. Высокая предопределенность результата, как правило, резко снижает интерес избирателей ко вторым турам выборов; наблюдается увеличение поляризации между интервальными (почасовыми) экстремумами явки. В случаях усиления политической борьбы снижения явки во втором туре не происходит, и расстояния между почасовыми экстремумами активности сокращаются.

Картографический анализ почасового хода голосования во всех регионах страны (рис. 5) показал, что в течение дня проявляется:

— территориальное и временное многообразие активности при явственно выраженном влиянии времени года в утренние часы;

  16 июня 1996 г.  19 декабря 1999г.  26 марта 2000г.

Проголосовало до 10 час.:

Проголосовало с 10 до 14 час.:

Проголосовало с 14 до 18 час.:

Проголосовало после 18 час.:

Рис. 5. Географические различия хода голосования на президентских

и парламентских выборах 1996 (1), 1999 и 2000 г.г.

Промежуточные итоги почасовой динамики, чел.

Нормировано на 1000 избирателей списочного состава

— в дневной и послеобеденный интервалы заметно большее сходство  между весной и летом, зимой и весной, чем между зимой и летом;

— почти повсеместно наблюдается большая, чем утром, интенсивность голосования в вечерние часы.

Детальный анализ графиков хода голосования показал:

— существует разница между итоговой оперативной и протокольной (официальной) активностью избирателей,

— следует установить общий для всех регионов характер происхождения погрешности, заключающийся в различии методик подсчета и примерную, логически нормативную величину разности в +2,0 процента между почасовым графиком и протоколом ТИК, которой можно пренебречь;

— превышение указанной величины и зигзагообразный тренд графика относить на неточность оперативных сведений или фальсификацию хода голосования;

— фиксировать случаи возникновения эффектов «обратной» и «обвальной» активности избирателей как свидетельство некачественного выполнения местными властями подготовительных мероприятий к выборам в первом случае, а также  маркировать те и другие территориально.

В целом совокупность показателей почасового хода голосования — обязательный элемент адекватной интерпретации волеизъявления граждан, так как темпы голосования отражают влияние не только краткосрочных факторов, но экономико-географической среды и социокультурной основы  электорального поведения избирателей в различных типах поселений.

3. Географический анализ динамики общего числа избирателей основа выработки предложений по совершенствованию системы учета избирателей в Российской Федерации как важного фактора политического развития страны в демократическом направлении.

По итогам географического анализа общего, списочного и текущего числа избирателей Российской Федерации, в целом по стране и разрезе всех регионов, в динамике с 1990 по 2004 годы  были разработаны предложения по совершенствованию системы учета населения и ведения постоянных списков (регистров) избирателей, учитывающие организационные и нормативно-правовые особенности этого процесса. Предложения учитывают методику проверок численности населения, проводимую органами госстатистики в текущей работе и при подготовке переписей населения; содержат предложения по устранению «фальсифицирующих» элементов процедуры голосования и подведения ее итогов (отмена открепительных удостоверений, учет голосов мигрирующих избирателей по месту постоянного жительства внутри страны, ввод «переписных» проверочных операций и т. д.). Их основой вкупе с анализом нормативно-правовой базы и практики ее применения послужили результаты:

— сравнения расчетного, текущего и фактического числа избирателей;

— анализа динамики доли избирателей в численности постоянного населения региона и страны (рис. 6,7);

— сравнения методологий и практик переписи населения: статистической и электоральной;

— параллельного анализа динамики численности постоянного населения и избирателей3;

— статистической разницы (диспаритета) между численностью избирателей и постоянного населения в регионах страны (рис. 8).

Проведенный анализ показал, что величина расхождения между сводными данными о численности населения, ведущимися Росстатом и ЦИК РФ (2—5 млн чел.) выходит за рамки статистической погрешности и свидетельствует о рассогласованности, недопустимой в подобных расчетах. Непротиворечивых, взаимосвязанно точных данных по численности населения и количеству избирателей РФ в настоящее время нет. Имеется территориально выраженный дисбаланс между численностью постоянного населения (по итогам переписи населения 1989 г.) и списочным числом избирателей в большинстве российских регионов.

Рис.6. Дифференциация субъектов РФ по  доле (в %) избирателей в численности

постоянного населения. Среднее значение за 2003-2004 гг.

Рис.7. Дифференциация субъектов РФ по  доле (%) избирателей в численности

постоянного населения. Среднее значение за 1991-2000г.

В европейской части страны произошел перекос в сторону числа избирателей, в азиатской – в сторону численности населения. Национально-государственные образования, как в европейской, так и в азиатской России (за исключением Марий Эл и Адыгеи) входят во вторую группу. Иными словами, населения на востоке от Урала жило меньше, чем значилось по официальным данным, на западе — больше.

Рис. 8. Картограмма соответствия количества избирателей и численности

постоянного населения по субъектам РФ. 1991-2000 гг.

Данный феномен выявляется с помощью возрастной структуры населения регионов, демографически объяснимой и сохраняющейся во времени средней по стране пропорцией между числом избирателей и численностью постоянного населения4, учета административного фактора при анализе итогов выборов.  Диспаритет объясняется совокупностью воздействия методологических особенностей подготовки и проведения всесоюзных переписей населения; геополитическим положением ключевых регионов Российской Федерации; де-факто действующей обязательной системой уведомительной регистрации российских избирателей (инициатором уведомления выступает не сам гражданин, а российское государство, автоматически подтверждающее соответствующее правомочие своих граждан по месту официальной регистрации ими места жительства).

Таким образом, существующая система учета избирателей и составления их списков для голосования не стимулирует граждан к активному и осознанному участию в выборах, поскольку государство и граждане как субъекты политических действий имеют унаследованный с советских времен взаимно-неадекватный и не соответствующий потребностям демократического государства и гражданского общества  политико-правовой статус.

Приоритетной целью изменения практики регистрации в сторону постепенного перехода от обязательной системы к аффирмативной должны быть не только более качественный учет населения и избирателей, но и повышение доли избирателей, принимающих участие в выборах. Увеличение степени участия всех групп российского населения в осуществлении власти – одна из основных и, судя по активности на выборах, фактически не решаемых властью проблем воспроизводства российской государственности на новой, демократической основе.

Эксперты справедливо отмечают, что низкая явка на выборы может привести не только к избранию должностных лиц, не пользующихся поддержкой большинства избирателей, но и чрезмерно усилить влияние организованных групп, преследующих свои интересы. Одним из каналов повышения электоральной активности должно стать повышение взаимодействия граждан, общества и государства при регистрации избирателей, дополнительный катализатор результативности такого сотрудничества — реальные  террористические и техногенные угрозы безопасности.

В целом, учитывая стоящие перед государством и обществом задачи социального реформирования, представляется, что государственная система регистрации, постепенно мобилизуя население, может стать эффективным управленческим фактором, способствующим демократическому развитию общества.

4. Для корректного сравнения организации голосования в регионах России необходимо учитывать: А) динамику общего числа избирателей в графиках голосования и протоколах комиссий, Б) распределение регионов страны по активности электората в день выборов с учетом их удельного веса в общей численности избирателей, В) связь доли избирателей в постоянном населении и результатов голосования за победителя президентских выборов.

День голосования — не только кульминационная точка в ожиданиях политиков, но и период экстремальной динамики элементов организации электорального события, в межвыборных условиях сохраняющих статичность.

А. Анализ динамики общего списочного числа российских избирателей в течение дня голосования проводился по специальному алгоритму, в целом по стране и отдельным регионам. Суть алгоритма – в сравнении пары электоральных событий, тип выборов и календарный интервал между которыми имеет содержательный общественно-политический смысл.  Для межрегионального корреляционно-комбинаторного сравнения были рассчитаны коэффициенты парных корреляций (r) следующих величин (переменная — число избирателей):

1. Дневное увеличение списочного числа первого события (например, на думских выборах 19 декабря 1999 г., или в первом туре выборов главы региона);

2. Дневное увеличение списочного числа второго события (например, на выборах президента 14 марта 2004 г., или во второй туре выборов главы региона);

3. Разница в предварительной численности: второе событие минус первое;

4. Разница в протокольной численности: второе событие минус первое;

5. Предварительное число второго события минус итог первого события;

6. Итог второго события минус предварительное число первого события.

Сходство контуров диаграмм (наборов коэффициентов парных корреляций) показало: соответствие динамики общего числа избирателей от одного события к другому (рис. 9) в регионах не зависит от соотношения уровней сравниваемых электоральных событий (федеральный, региональный, местный) и определяется одним или двумя следующими факторами:

  • ситуативно-политическим: величина явки избирателей имеет или не имеет критического значения для исхода события;
  • демографическим: миграционная динамика региона непосредственно  влияет или не влияет на динамику числа избирателей.

Рис. 9а. Рис. 9б.

Рис. 9. Диаграммы наборов r пар числовых множеств алгоритма сравнения

Цифровые обозначения по осям диаграмм соответствую описанию в тексте (1 6)

Иначе говоря,  закономерности изменения общего числа избирателей в дни голосования на уровне региона подобны динамике этого показателя на уровне страны. Таким образом, можно сделать вывод  о территориальном  изоморфизме систем, управляющих избирательной процедурой.

Корректировки списков в день голосования прямо не связаны с активностью избирателей. Исправления в виде дополнений к базовым избирательным документам непосредственно в день голосования происходят в значительной степени за счет перманентного недоучета избирателей и различных нестыковок правил системы учета «граждан как населения» и «граждан как избирателей».

Нестыковки проявляются в учете «мобилизационной» категории избирателей: военнослужащих, вахтовиков, старателей, студентов, а также жителей домов, не принятых  в эксплуатацию, при длительно проходящих процедурах смены собственников жилья и пр. Без формальных оговорок в этом списке находятся только граждане РФ, проживающие за рубежом.

Динамику списочного числа избирателей в день выборов определяют два фактора. Первый. Экстерриториально проявляющиеся недостатки государственной системы учета и управления: масштаб корректировок «списков для голосования в день голосования» является производным качества текущего демографического учета населения.  Второй. Предсобытийная политическая коллизия, способствующая снижению явки избирателей до предела, близкого к критическому значению для исхода события.

Распространенная при составлении списков практика так называемого расширительного толкования  норм избирательного законодательства, касающаяся определения места преимущественного проживания мобилизационной категории граждан, открывает возможности для административного произвола, в первую очередь, местных властей, могущих ограничить или деформировать реализацию конституционных норм демократического  народовластия.

Б. Естественной и основной единицей измерения в демографической и электоральной статистике являются люди («человек»). Но подавляющее большинство людей ведет оседлый образ жизни, и центры административного управления составляют многоуровневый каркас политико-территориального управления обществом. Таким образом, центр управления (организации) электорального события на определенной территории (регион или ТИК),  не менее важная переменная, которая определила суть данного этапа нашего анализа.

Внутреннее содержание электорального события, определяемое предвыборной политической интригой, различно на выборах разного уровня и ранга. Как выяснилось, оно имеет специфическое выражение в  комплементарности (взаимной дополняемости до целого) количества центров управления (регионов/ТИК) избирательной процедурой (n) в течение дня голосования по отношению к какой-либо точке отсчета: предыдущему, «прошлому» состоянию или сравнению со средним показателем.

Например, изменение активности в регионах5 на президентских выборах 2000 г. по сравнению с июнем 1996 г. по схеме сравнения «будущее минус прошлое» («весна минус лето»), графически  представлено  на рис. 10а; динамика активности на двухтуровых выборах глав регионов — на рис. 10б,в,г.

Область изменения функции зависит а) от количества центров управления в стране/регионе — n (рис. 10б,в,г) и б) их событийного распределения на составляющие части (рис. 10а). Несмотря на различия, тренды графиков выборов глав регионов фактически демонстрируют одну модель активности избирателей: утром проявляется наибольший консерватизм поведения, который к концу дня значительно уменьшается. Поскольку административно-территориальные единицы всех уровней неравнозначны по электоральному весу, рассчитаем индексы интегральной активности: произведение числа регионов/ТИК одного уровня (типа) активности и их суммарного удельного веса в электоральном корпусе региона (страны) и  внесем уточнения.

  Рис. 10а.  РФ, n=89  Рис. 10б. Свердловская область, n=78

  Рис. 10в.  Красноярский край,  n=69 Рис. 10г. Иркутская область,  n=48

Рис. 10 (а-г). Динамика количества регионов по типам изменения

активности избирателей  на выборах Президента РФ в 2000 и 1996 (1 тур) гг. 

и глав регионов в Иркутской, Свердловской областях и Красноярском крае.

Подгруппы ТИК, не изменивших активности по сравнению с предыдущим туром (рис. 10б,в,г), доминирующие утром (время «пенсионеров»), составляют в электоральной массе общего числа избирателей рассмотренных регионов от 75 до 98%. Ведущее положение в вечерние часы может занимать любая подгруппа ТИК (в Свердловской области — «отрицательные»,  в Иркутской — «отрицательные» и «положительные», в Красноярском крае — «стабильные»). В случаях острой борьбы примерно равных по силе кандидатов (Иркутская область, Красноярский край) максимальный «средний» центр административно-территориального управления (город или районы крупных городов) находится среди «положительных» ТИК в утренние предобеденные часы. В случае неравного соперничества и фактической предопределенности результата голосования (Свердловская область) — среди «отрицательных» ТИК в течение дня. Иными словами, динамика активности избирателей крупных городов в течение дня зависима от остроты коллизии и степени неопределенности исхода голосования более, чем в других типах поселений.

Рис. 11а.  РФ, n=89  Рис. 11б. Свердловская область, n=78

  Рис. 11в.  Красноярский край, n=69  Рис. 11г. Иркутская область, n=48

Рис. 11(а-г). Динамика комплиментарности числа регионов/ТИК

по тенденции изменения активности избирателей в течение дня.

Относительно средних по РФ/региону показателей

На рис.11(а-г) представлена динамика комплементарности числа регионов/ТИК  по тенденции изменения активности избирателей в течение дня относительно средних, сложившимися по стране (региону). На выборах президента страны в 1996 и 2000 годах число «средних» регионов к концу дня увеличивалось — рис. 11а, «отрицательные» и «положительные» соблюдали динамику дополнения, от большего к меньшему.

Динамика числа «средних» ТИК Иркутской, Свердловской областей и Красноярского края на выборах губернатора (рис. 11б,в,г) имеет в течение дня неустойчивую волнообразную динамику (ордината кривой может стартовать с любой точки области изменения функции, включая какое-либо из ее экстремальных значений, в течение дня кривая количества «средних» ТИК обязательно достигает еще одного или двух своих экстремумов).

На основании данных итоговой активности российского электората по выборам 1991—2004 гг. была составлена сравнительная таблица (2) распределения числа субъектов федерации по отношению к планке средней явки и  рассчитаны событийные индексы «интегральной активности» (рис. 12). 

Таблица 2

Распределение числа  субъектов РФ по отношению к среднему уровню

итоговой активности электората на выборах  1991—2004 гг.

Относительно средних показателей по Российской Федерации

Число субъектов РФ с активностью определенного уровня

и суммарный удельный вес

общего числа избирателей (в %)

Дата голосования:

Март 1991

Июнь 1991

Апрель 1993

Декабрь 1993

Июнь 1996

Декабрь 1999

Март 2000

Декабрь 2003

Март 2004

Средняя активность

Посетило избирательные участки (чел. из 1000 всех избирателей)

755

747

642

548

699

619

690

558

644

Число субъектов РФ со средней активностью

38

34

30

25

53

49

59

32

27

с суммарным удельным весом

общего числа избирателей (в %)

47,2

31,4

48,4

42,6

60,3

53,8

60,1

41,6

28,4

Число субъектов РФ с активностью выше среднего уровня

33

34

38

41

18

24

14

25

29

с суммарным удельным весом

общего числа избирателей (в %)

26,2

31,4

30,9

33,4

21,1

21,4

17,8

18,3

22,8

Число субъектов РФ с активностью ниже среднего уровня

18

12

20

22

18

15

16

32

33

с суммарным удельным весом

общего числа избирателей (в %)

26,6

18,9

20,1

24,0

18,6

24,4

22,1

40,2

48,5

Оказалось, что типы комплементарности (взаимной дополняемости до целого) индексов «интегральной электоральной активности» регионов по отношению к среднему по стране уровню специфически  «маркировали» каждое электоральное событие и разделили ряд прошедших российских выборов на периоды, совпадающие с характером политического режима в стране в соответствующие годы:

1991—1993 годы — становление современной российской государственности,

1996—2000 годы — олигархический режим второго срока Б.Н. Ельцина,

2003—2004 годы — режим первого срока В.В. Путина.

Рис. 12. Динамика индексов интегральной активности электората

по отношению к среднему российскому уровню каждого события. 19912004 гг.

Таким образом, можно сделать вывод: почасовые темпы активности избирателей, соотнесенные с числом центров организации (управления) электоральных процедур и их «величиной» в общей электоральной массе, наряду с индивидуальным событийным выражением, имеют общие для типа и уровня голосования особенности. На уровне страны такие особенности по отношению к средней величине явки отражают устоявшийся на этот момент характер политического режима.

В. Сопоставление активности избирателей в регионах и их доли в численности постоянного населения соответствующего субъекта федерации в 1991—2004 гг. методом линейной регрессии (табл. 3) показало, что до 1999 г. какая-либо зависимость между политическим и демографическим показателями отсутствовала. После выборов 1999 г. появляется постепенно увеличивающаяся обратная зависимость между данными параметрами.

График связи коэффициентов уравнения линейной регрессии (угла наклона и отрезка) на рис. 13 показывает, что точки, соответствующие электоральным событиям динамического ряда разбиваются на две группы, 1991—1996 и 1999—2004 гг., которые можно соединить линией, отражающей переходный характер происходящего процесса.

Таблица 3

Динамика коэффициентов линейной регрессии активности избирателей

и доли избирателей в численности населения региона. 1991—2004 гг.

1991 март

1991

июнь

1993 апрель

1993

декабрь

1996 июнь

1999

декабрь

2000

март

2003

декабрь

2004

март

a

0,17

0,1

0,04

0,03

0,25

-0,46

-0,52

-0,47

-0,49

b

56,1

61,42

67,7

67,64

53

100,5

108,1

101,6

106,3

R

0,18

0,09

0,06

0,04

0,09

-0,34

-0,46

-0,51

-0,69

Рис. 13. Положение электоральных событий в пространстве

коэффициентов уравнения линейной регрессии из таблицы 3

Таким образом, значимо проявившаяся в марте 2004 г. обратная связь между электоральной активностью и удельным весом избирателей в численности населения региона (табл. 3) начала закладываться раньше и отразила подспудно  происходивший социально-политический процесс значительного усиления республиканско /автономно/ этнической составляющей легитимности действующего президента страны и власти в целом. Одновременно, на фоне «советских» результатов в национальных субъектах федерации понизилась поддержка президента в крупнейших индустриальных регионах Урала и Сибири, а также на северо-западе России.

Основные выводы

В научных рамках электоральной географии была поставлена и с помощью уточненного и адаптированного  понятийного аппарата последовательно решена основная исследовательская проблема определение условий публичной легитимации избирательного процесса в его исходном основании регистрации избирателей, что позволило получить следующие результаты.

Введена в научный оборот информация об организации электоральных событий в странах мира, касающаяся их массового участника — избирателей, ранее целенаправленно не собиравшаяся и не обобщавшаяся.  Впервые составлен  тематический список источников информации по различным странам мира.

Установлено:

  • международные стандарты регистрации избирателей предполагают ведущую роль государства при совокупной ответственности за развитие демократических институтов власти, гражданского общества и населения;
  • многозначность современных международных стандартов регистрации избирателей приводит к противоположным оценкам одних и тех же событий;
  • значение и содержание информационных систем организации избирательных процедур определяются императивом контроля над территорией в период установления нормативного порядка и противоборством политических сил, заинтересованных в получении власти с нарушением правовых норм;
  • практика регистрации избирателей, пренебрегая принципом всеобщности голосования, допускает событийную территориально выраженную дискриминацию части электората, совокупно маркируемую различием основных форм жизнедеятельности (город/село), этноконфессиональным и миграционным факторами, которая искажает территориальную вариацию итогов голосования и ощутимо отражается в системе политического представительства какого-либо государства (в целом или на части его территории);
  • день недели для голосования — это исторически обусловленный  политический параметр, выбор которого согласуется с традициями политической и конфессиональной культуры стран и народов мира;
  • выбором дня недели страны мира подразделяются  на основные типы: исторически сложившихся традиций в строго определенный день (православный, католический и исламский тип выходного дня; североатлантический евро-американский протестантский тип рабочего дня) и формирующихся традиций голосования  в любые дни недели (европейский тип двух дней при проведении референдумов по важным политическим вопросам и афро-азиатский тип одного дня) на всей территории страны, а также поэтапного территориально разграниченного проведения процедуры (в странах с неустойчивой или остроконфликтной внутриполитической ситуацией; территория и численность населения могут быть очень большими «гиганты» и очень маленькими «карлики»);
  • темпы почасового хода голосования определяются социокультурной и географической основой активности избирателей в день выборов и в некоторых случаях позволяют достоверно определять фальсификации голосований.

Сформулирована концептуальная схема, выражающая национальную характеристику базового условия публичной легитимации избирательного процесса: особенности не дискриминационного распределения категорий граждан по территории государства: имеющих право голоса, имеющих право участия в процедуре голосования и участвующих в ней, а также  их численное соотношение, при соблюдении принципа его территориальной целостности.

Определены критерии соответствия идеальной и реальной систем регистрации избирателей, отражающие:

  • прямую связь системы регистрации избирателей и системы распределения полученных на выборах голосов;
  • превращение закона из правовой нормы, регулирующей отношения участников политического процесса, в одну из сторон взаимодействия этого процесса в ставшей, таким образом, более сложной и менее предсказуемой системе территориально-политической организации общества;
  • необходимость общественно-правового контроля  над информационной системой учета граждан (гражданской идентификации);
  • сочетание количественных (правовых и процедурных) и качественных (географических и социокультурных)  оценок: соответствие фактического и расчетного числа граждан, правомочных избирать власть, и стимулирование интереса граждан к формированию высоко легитимной власти;

На примере  Российской Федерации установлено:

  • общее число избирателей и режим их регистрации позволяют судить о фрактальности и изоморфности территориальных систем организации избирательных процедур;
  • в настоящее время не существует взаимно непротиворечивых сведений о численности постоянного населения и общем (списочном) числе российских избирателей. Величина расхождения между данными ЦИКа и расчетами Росстата превышает допустимый размер погрешности и обусловлена не только социально-демографическими причинами, но и административным фактором;
  • по регионам — субъектам федерации имеет место диспаритет между  численностью постоянного населения и избирателей РФ, объясняемый особенностями организации выборов и учета (переписей) населения;
  • активность избирателей детерминируется главным образом политической значимостью электорального события. Однако она существенно зависит  также от сезона года и метеоусловий дня голосования. При этом темпы хода голосования в течение дня корректируются сезоном года и уровнем урбанизированности территории;
  • почасовые темпы активности избирателей, соотнесенные с числом центров организации (управления) электоральных процедур и их величиной в общей электоральной массе, наряду с индивидуальным событийным выражением, имеют общие для типа и уровня голосования признаки. В событийной динамике по отношению к средней величине явки в стране указанные признаки специфически маркируют устоявшийся на момент голосования характер политического режима.
  • между электоральной активностью и долей избирателей в численности населения регионов с 1999 г. отмечена обратная и усиливающаяся с течением времени географически ориентированная линейно-регрессионная зависимость, отражающая процесс растущей регионализации субъектов федерации, выражающийся в снижении легитимности власти в крупных промышленных регионах Урала и Сибири при одновременном и значительном усилении ее автономно-этнического компонента.

На основе данных выводов были сформулированы предложения по совершенствованию системы учета населения (избирателей) РФ, направленные на повышение точности персональных данных в списках избирателей и гражданской активности при регистрации для голосования.

Результаты работы подтверждают насущную необходимость всестороннего и планомерного общественно-научного  изучения систем гражданской идентификации. Следует ввести в практику международного наблюдения за выборами дуальные критерии соответствия идеальной и реальной систем регистрации избирателей с обязательным и непременным учетом не только типа политической системы и политической ситуации, но географической условий и социокультурных традиций территории. Определение реального значения организации избирательных процедур применительно к разным типам политических систем предполагает широкий междисциплинарный подход.

Построение модели, адекватной структуре и динамике организации электорального участия населения в политически разных системах, сосуществующих в интегральном географическом пространстве, может быть найдено в рамках междисциплинарного направления социально-политических исследований, при объединении политических, географических, социальных, психологических и правовых аспектов электоральной практики в рамках единого предмета исследования. Политическая география как самая динамичная наука общественно-географического цикла обеспечивает в данной связи важнейший элемент понимания электорального поведения, связанный с традициями места и региональной политической культуры, сосуществованием в едином географическом пространстве множества электоральных практик.  Мы рассматриваем работу в качестве начального этапа более обширных, в том числе сравнительных международных исследований, как назревший шаг в расширении предметной области электоральной географии.

Основные публикации по теме исследования:

  1. Организация избирательных процедур: современная мировая практика / Избирательная комиссия Иркутской области, Иркутск. 2007. 245 с.
  2. Сколько же в России избирателей? Политико-географический анализ общего числа российских избирателей и уровня их активности. 1990—2004 / Избирательная комиссия Иркутской области, ИГ СО РАН, Иркутск. 2004. 300 с.
  3. Контурная карта электоральной России  / Избирательная комиссия Иркутской области, Институт Географии СО РАН, Иркутск. 2003. 172 с.
  4. Трансформация публичной политики и электоральное пространство / Избирательная комиссия Иркутской области, Иркутск. 2006. 219 с.
  5. Региональное электоральное пространство: структура и динамика  / Избирательная комиссия Иркутской области, Институт Географии СО РАН, Иркутск. 2002. 199 с.
  6. Система организации избирательных процедур — инструмент реализации активного избирательного права // Российские выборы в контексте международных избирательных стандартов: материалы международной конференции / Под ред. А.В. Иванченко и А.Е. Любарева.  М.: Независимый институт выборов. 2006. С. 303—313.
  7. Национальные системы организации избирательных процедур: географический обзор мирового опыта // Изв. РАН, сер. геогр. 2007. № 1. С. 45—52.
  8. Организация избирательных процедур как область политико-географического анализа // Изв. РГО. 2007. Т. 139. Вып. 2. С. 70—77.
  9. Электоральная идентификация российских граждан как фактор развития политической культуры страны // Россия и современный мир. 2007. № 2. С. 159—173.
  10. Голосование в зарубежных странах и непризнанных государствах: нормы и практика // Россия и современный мир. 2007. № 3. С. 165—178.
  11. Система организации избирательных процедур // Доклад на международной конференции «Российские выборы в контексте международных избирательных стандартов»: стенограмма. М.: Независимый институт выборов, Национальный демократический институт международных отношений США, 2005.  http://www.vibory.ru/Arx Sobit/stc-arbatskaya.htm.
  12. Электоральная идентификация российских граждан как фактор развития национальной идентичности страны // Материалы Всероссийской научной конференции «Национальная идентичность России и демографический кризис». М.: Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования при ООН РАН, 2007. С. 547—559.
  13. Структура и география информации о ходе голосования // Журнал о выборах. 2005. № 6. С. 61—64; 2006. № 1. С. 33—38.
  14. Позиционирование критериев систем и процесса  регистрации избирателей в международных избирательных стандартах (таблица) // Журнал о выборах. 2006. № 2. С. 24—26.
  15. Национальные информационные системы управления избирательными правами граждан: мировой опыт и типология // Журнал о выборах. 2007. № 2. С. 45—48; № 3. С. 31—37.
  16. Мировой опыт систем регистрации избирателей // Информационно-аналитическое обеспечение стратегического управления: теория и практика / Под ред. А.И. Селиванова, А.Б. Докторовича, В.И. Герасимова. М.: ИПКГосслужбы; ИНИОН РАН, 2006. С. 125—135.
  17. Электоральное пространство и управление избирательными правами граждан: методологические и методические основы анализа // Политэкс: Политическая экспертиза. 2006. № 1. С. 62—80.
  18. Трансформация сферы публичной политики и информационные системы управления правами граждан // Информационно-аналитическое обеспечение стратегического управления: теория и практика / Под ред. А.И. Селиванова, А.Б. Докторовича, В.И. Герасимова. М.: ИПКГосслужбы; ИНИОН РАН, 2006. С. 136—141.
  19. «Список-знаменатель» или географический анализ активности российских избирателей и динамики их общего числа // Доклад на 4-й научно-практической конференции проекта «Индем—2000+»: стенограмма. Москва, Индем, 2004, http://www.indem.ru/ idd2000/conf/4/index.htm.
  20. Географическая комбинаторно-корреляционная модель межрегионального сравнения динамики общего числа избирателей в день голосования // Материалы 3-й Всероссийской научно-методической конференции «Моделирование географических систем» / Иркутск: Институт Географии СО РАН, Восточно-Сибирское отделение Русского географического общества, 2004. С. 147—157.
  21. Система организации избирательных процедур как фактор развития парламентаризма в России // Материалы Всероссийской научной конференции «Сравнительное изучение парламентов и опыт парламентаризма в России: выборы, голосование, репрезентативность». Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный университет, 2005. С. 194—197.
  22. Национальные системы организации избирательных процедур: современный мировой опыт развития и типология // Материалы Всероссийской научной конференции «Современные проблемы социальной географии». Иркутск: Институт Географии СО РАН, Восточно-Сибирское отделение Русского Географического Общества, 2005. С. 19—21.
  23. Геополитическое кодирование региона и маркировка его места в геохронополитическом пространстве // Россия и Восток: взгляд из Сибири в начале тысячелетия. Материалы и тезисы докладов к международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения С.В. Шостаковича. Иркутск.  2002. С. 229—233.
  24. Contour of map for electoral Russia // Political  geography and geopolitics: yesterday, today and tomorrow:  International conference, Abstracts.  Moscow. 2003. Р. 32—33.

Содержание диссертации

Введение        

Часть 1. Функционирование национальных систем организации избирательных процедур: методологические и методические основы  анализа        

Глава 1. Национальные системы организации избирательных процедур        

1.1. Анализ национальных систем организации избирательных процедур —

актуальный шаг в расширении предметной области политической

электоральной географии        

1.2. Международные стандарты, мировой опыт развития и типология

национальных систем организации избирательных процедур        

1.2.1. Международные стандарты систем регистрации избирателей

1.2.2. Критерии соотношения идеальной и реальной систем регистрации

избирателей

1.2.3. Источники информации по  практике регистрации избирателей

1.2.4. Значение систем организации избирательных процедур в управлении

территорией и их взаимосвязь с другими данными учета населения

1.2.5. Взаимосвязь «территориального императива» и принципа народного

суверенитета        

1.2.6. Типология современного мирового опыта регистрации избирателей        

1.3. Деятельность ООН по организации голосований  и

политико-географический анализ типов регистрации избирателей

1.4. Управление территориальной вариацией итогов голосования и

легитимностью будущей власти при регистрации избирателей

Глава 2. Географические особенности дня голосования  и математический

аппарат для изучения регистрации и активности избирателей

2.1. Международный опыт организации хода голосования        

2.1.1. Научно-практическая значимость и свойства почасовой информации

о ходе выборов        

2.1.2. Территориальные и событийные особенности процедуры голосования        

2.1.3. День недели для голосования: типы стран и географические регионы мира

2.2. Структура и свойства почасовой информации о ходе выборов в Российской Федерации        

2.3. Математический аппарат для описания особенностей активности

избирателей в день выборов        

2.4. Алгоритмы комплементарности центров управления и динамики

общего числа избирателей в день голосования        

2.5. Концептуальная схема функционирования национальных систем организации избирательных процедур в современных условиях

Часть 2. Информация об избирателях  Российской Федерации: получение,

актуализация, использование        

Глава 3. Политико-географическая и практическая значимость изучения общей численности избирателей РФ        

3.1. Актуальность изучения списочной численности избирателей Российской Федерации        

3.2. Институциональная и функциональная основы определения общего числа избирателей        

3.3. Нормативно-правовые основы изучения списочной численности избирателей        

3.4. Государственная система регистрации избирателей как научная категория и институт управления правами

3.5. Особенности актуализации списков избирателей в день голосования и статистический диспаритет «избиратели — население»        

3.6. Необходимость географического анализа системы регистрации избирателей  и учета населения РФ на современном этапе        

Глава 4. Изменение списочного числа избирателей в день голосования        

4.1. Корректировки списков избирателей в день голосования и формирование

итогов выборов в 1990—1994 гг. на примере Иркутской области        

4.2. Корректировки списков избирателей в 1999—2004 гг. в субъектах РФ        

4.2.1. Томская область        

4.2.2. Иркутская область        

4.2.3. Республика Саха (Якутия)        

4.2.4. Москва, Республика Бурятия и Свердловская область        

4.2.5. Архангельская, Магаданская и Пермская области        

4.3. Апробация алгоритма межрегионального сравнения        

4.4. Событийная динамика  списочного числа избирателей        

Глава 5. Списочное число избирателей и постоянное население        

5.1. Анализ и сравнение компонент расчетного, текущего и фактического

числа избирателей        

5.2. Динамика доли числа избирателей в численности постоянного населения 

5.3. Территориальное выражение  диспаритета «избиратели — население»        

5.4. Население и избиратели: параллельная динамика численности        

5.5. Динамика числа избирателей по экономическим макро-регионам РФ        

5.6. Предложения по совершенствованию государственной системы учета населения и регистрации избирателей        

Часть 3. Географический анализ моделей активности избирателей

в день голосования        

Глава 6. Межрегиональные сравнения почасового хода голосования      

6.1. Иркутская область и Красноярский край      

6.2. Республика Саха (Якутия)        

6.3. Республики Бурятия и Калмыкия      

6.4. Тамбовская и Томская области      

6.5. Архангельская область      

6.6. Свердловская область      

6.7. Сравнение хода выборов в Красноярском крае, Иркутской, Свердловской, Томской областях и Республике Саха (Якутия)        

Глава 7. Анализ общероссийской динамики электоральной активности 

и почасового хода голосования        

7.1. Картографический и корреляционный анализ почасового хода голосования        

7.2. Алгоритм комплементарности центров управления  в день голосования

7.2.1. Сравнения на федеральных выборах

7.2.2. Почасовые сравнения на региональных выборах

7.3. Регионализм и географическая взаимосвязь политического и

демографического показателей на российских выборах        

7.4. Обобщенные результаты анализа российских почасовых графиков хода

голосования

Заключение        

Список литературы        

Приложения        


1 Под возрастом поселения понимается средний возраст его жителей, а не дата основания.

2 Один из примеров в Свердловской области — Камышловский район, в котором базируется мотострелковая часть, взят целиком из-за невозможности выделения только военных.

3 Расчеты параллельной горизонтальной динамики разных показателей характерны математической «независимостью» регионов друг от друга и заключаются в приведении ряда региональных индексов к  «региональному знаменателю». Базовые индексы — к одному, выбранному базой расчетов.  Цепные индексы — каждый раз к предыдущему, но с тем же базовым периодом. Такое сравнение «по горизонтали» позволяет увидеть «электорально-населенческую историю» региона независимо от суммарной общероссийской динамики.

4 За исключением тех случаев, когда от величины явки на избирательные участки зависел исход электорального события.

5 Выше летнего уровня – положительные,  ниже – отрицательные.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.