WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

БАХУР АЛЕКСАНДР ЕВСТАФЬЕВИЧ

«НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАДИОЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ СРЕДЫ»

Специальность 25.00.36 – Геоэкология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук

Москва – 2008

Работа выполнена в Федеральном государственном унитарном предприятии Всероссийский научно-исследовательский институт минерального сырья им. Н.М. Федоровского (ФГУП «ВИМС»)

Научный консультант:

доктор геолого-минералогических наук, профессор МАШКОВЦЕВ Григорий Анатольевич

Официальные оппоненты:

доктор геолого-минералогических наук, профессор ГРАБОВНИКОВ Валерий Аркадьевич доктор геолого-минералогических наук КОЧКИН Борис Тимофеевич доктор технических наук, профессор ЯРЫНА Владимир Петрович

Ведущая организация:

Федеральное государственное унитарное предприятие Всероссийский научно- исследовательский институт гидрогеологии и инженерной геологии (ФГУП «ВСЕГИНГЕО»)

Защита состоится 06 июня 2008 г. в 1100 на заседании диссертационного совета Д.216 005.01 в Федеральном государственном унитарном предприятии Всероссийский научно-исследовательский институт минерального сырья им. Н.М. Федоровского (ФГУП «ВИМС») по адресу: 119017 Москва, Старомонетный пер.,

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГУП «ВИМС» Автореферат разослан ______ мая 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат геолого-минералогических наук ШУРИГА Т.Н.

Актуальность проблемы. Постоянно возрастающая техногенная, в том числе и радиационная нагрузка на природную среду в настоящее время приобретает масштабы национальной безопасности, что подчеркнуто рядом принятых в Российской Федерации законов: № 1244-1 ФЗ от 15.05.1991 г. «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»; № 170 ФЗ от 21.11.1995 г. «Об использовании атомной энергии»; № 3-ФЗ от 09.01.1996 г. «О радиационной безопасности населения», № 52-ФЗ от 30.03.1999 г. «О санитарно- эпидемиологическом благополучии населения»; № 2060-1 от 19.12.2001 г.

«Об охране окружающей природной среды».

Концептуальные основы применения естественных и техногенных радиоактивных изотопов для решения геологических и экологических задач заложены в работах многих ведущих исследователей: В.Г. Хлопина, И.Е. Старика, В.И. Спицына, В.И.

Баранова, В.В. Чердынцева, А.И. Тугаринова, Ю.А. Израэля, А.С. Кривохатского, Ю.А. Шуколюкова, В.Л. Шашкина, Г.В. Войткевича, А.Н. Еремеева, В.Г. Мелкова, В.И. Малышева, А.Л. Якубовича, П.И. Чалова, В.Л. Зверева, К.Е. Иванова, В.М.

Купцова, Н.Г. Сыромятникова, Р.М. Алексахина, Н.А.Титаевой, Ф.И. Павлоцкой, С.М. Вакуловского, Б.Ф. Мясоедова, Л.П. Рихванова и многих других.

Однако на современном этапе спектры загрязняющих радионуклидов и источники поступления существенно множатся, проявляются новые формы их нахождения в окружающей среде и закономерности миграционных процессов, возрастают требования к точности, селективности, достоверности и чувствительности методов комплексного радиационного контроля (РК).

Все это требует создания и внедрения в практику стандартизованного комплекса современных высокочувствительных радиоизотопных и радиографических методов универсального назначения; совершенствования нормативно-методического и метрологического обеспечения исследований; установления закономерностей поведения естественных и техногенных радионуклидов (ЕРН и ТРН) в загрязненных зонах; прогнозирования развития радиационной ситуации; планирования защитных мероприятий для обеспечения безопасных условий жизнедеятельности.

Основными источниками поступления радионуклидов в окружающую среду являются: деятельность АЭС и предприятий ядерно-топливного цикла (ЯТЦ), разведка и эксплуатация месторождений радиоактивных руд; переработка отработанного топлива и хранение радиоактивных отходов, производство и испытания ядерных боеприпасов; ядерные взрывы в мирных целях, сжигание огромных количеств органического топлива (нефть, газ, уголь, древесина, выбросы транспорта); извлечение на дневную поверхность забалансовых руд, пластовых вод нефтегазовых месторождений; деятельность НИИ и др. Наиболее социально значимыми и опасными факторами являются аварийные ситуации на предприятиях ЯТЦ - катастрофы на Чернобыльской АЭС в 1986 г., на ПО «Маяк» в 1957 и 1967 годах, аварийные выбросы Сибирского химического комбината в Томске, Красноярского ГХК.

Таким образом, проблема точной и достоверной оценки радионуклидного состава и потенциальной опасности радиационного воздействия на природную среду, прогнозирования изменения ситуации на загрязненных территориях является чрезвычайно актуальной и будет таковой еще в течение многих десятилетий. Это связано с большими периодами полураспада как ЕРН (234,235,238U, 232,230,228Th, 226,228Ra, 210Pb), так и трансурановых элементов (ТУЭ: 238,239,240,241Pu, 241Am, 243,244Cm) и осколочных продуктов деления (ОПД: 90Sr, 137Cs, 129I, 99Tc и др.), их чрезвычайно высокой радиотоксичностью и специфичными особенностями миграции в зоне аэрации.

Решаемая автором проблема связана с обеспечением безопасных условий жизнедеятельности населения, является чрезвычайно актуальной в настоящее время, и будет обостряться в перспективе, в связи с увеличением техногенной нагрузки на природную среду, объемов разведки и добычи уранового, редкометалльного и углеводородного сырья, а также в связи с реализацией программ интенсивного развития атомной энергетики в России.

Цель работы заключается в создании научно-методических основ радиоэкологической оценки геологической среды, радиационного контроля и мониторинга природных объектов в зонах техногенного загрязнения, прогноза изменения радиационной обстановки для обеспечения безопасных условий проживания населения и рационального планирования хозяйственной деятельности.

Объектами исследований являлись природные и техногенные компоненты окружающей среды в районах масштабного радиационного поражения, на участках природных и техногенных аномалий, на урановых объектах и предприятиях ЯТЦ.

Основные задачи исследований 1. Обосновать современный приоритетный перечень наиболее опасных естественных и техногенных радионуклидов и радиационных параметров, подлежащих первоочередному контролю в объектах окружающей среды.

2. Разработать комплекс современных высокочувствительных методов радиоизотопных и радиографических исследований природных объектов (подземные и поверхностные воды, почвы, донные отложения), минерального сырья и продуктов его технологической переработки (горные породы, руды, концентраты и технологические отходы).

3. Создать нормативно-методическое, аппаратурное и метрологическое обеспечение радиоэкологических исследований, радиационного контроля и мониторинга природных сред.

4. Реализовать комплекс методов для решения актуальных задач радиационного контроля природных вод питьевого назначения, радиоэкологического мониторинга в загрязненных зонах.

5. Установить современные закономерности миграции, изотопный состав и формы нахождения радионуклидов в зонах радиоактивного загрязнения для прогнозирования изменения радиационной обстановки и планирования защитных мероприятий по снижению дозовых нагрузок на население.

6. Разработать систему критериев для идентификации источника радиоактивного загрязнения, оценки потенциальной опасности техногенных радиоактивных аномалий и выработки мероприятий по снижению радиационных рисков.

7. Теоретически обосновать и экспериментально подтвердить механизмы формирования радиоизотопных ореолов в подземных водах и почвенных горизонтах урановых объектов, позволяющие использовать их в качестве новых поисковых признаков и критериев скрытого уранового оруденения, минимизировать и прогнозировать радиоэкологические последствия разведки и освоения месторождений.

Научная новизна 1. Впервые создана научно-методическая основа комплексных радиоэкологических исследований объектов окружающей среды и оценки влияния техногенного радиационного загрязнения на состояние природных экосистем.

2. Установлены закономерности миграции, формы нахождения радионуклидов и особенности радионуклидного состава природных объектов на территориях интенсивного радиоактивного загрязнения.

3. На основе теоретических и экспериментальных исследований разработан стандартизованный комплекс принципиально новых и усовершенствованных методов интегрального, спектрорадиометрического и радиографического изучения объектов природной среды, минерального сырья и продуктов его переработки.

4. Впервые научно обоснованы и разработаны методические принципы радиационного контроля естественной и техногенной радиоактивности природных вод хозяйственно-питьевого назначения на территории Российской Федерации.

5. На основе анализа радионуклидного состава, абсолютных и относительных изотопных соотношений в объекте исследований разработаны критерии идентификации источников радиоактивных техногенных аномалий.

6. Установлены и экспериментально подтверждены закономерности формирования радиоизотопных ореолов в подземных водах и почвенных горизонтах на участках урановых объектов, обусловленные специфичными миграционными характеристиками продуктов распада 238U, в частности, 210Pb и 210Po.

Фактический материал, положенный в основу работы, получен автором на протяжении 28 лет работы в Всероссийском научно- исследовательском институте минерального сырья им. Н.М. Федоровского (ФГУП «ВИМС»), в лаборатории изотопных методов анализа (с 1997 года - ее руководитель).

Исследования автора были направлены на разработку принципиально новых и совершенствование имеющихся радиоизотопных методов, использование их для решения конкретных радиоэкологических и геологических задач в различных регионах России и стран СНГ, широкого внедрения в практику производственных организаций различных ведомств.

В процессе исследований изучены более десяти тысяч проб почв, горных пород, руд, донных отложений, «горячих» частиц, природных вод, пластовых вод нефтяных месторождений, технологических сбросов, растительности, биопроб. Значительное количество проб отобрано непосредственно автором при выполнении полевых исследований в 30-километровых зонах Чернобыльской, Калининской, Смоленской АЭС, на урановых объектах разных регионов (Украина, Забайкалье, Карелия), на загрязненных территориях Гомельской, Киевской, Брянской областей и в других районах. В исследованиях автором широко использованы данные электронно- микроскопических и физико-химических методов, фондовые материалы и научные публикации по теме, сыгравшие значительную роль при подготовке диссертации.

Защищаемые положения 1. Разработан стандартизованный комплекс универсальных высокочувствительных методов определения широкого круга естественных и техногенных радионуклидов в природных объектах, являющийся основой решения задач радиоэкологии, геологии, технологии, радиационного мониторинга геологической среды, контроля качества и сертификации минерального сырья, позволяющий повысить точность, достоверность и информативность исследований.

2. Создана научно-методическая основа радиационного контроля природных вод, реализованная в масштабах Российской Федерации и включающая: обоснование приоритетного перечня высокотоксичных радионуклидов и радиационных параметров, оптимизированную схему выполнения контроля, аппаратурнометодическое и метрологическое обеспечение.

3. Установлены закономерности миграции техногенных и естественных радионуклидов, формы их нахождения и особенности изотопных соотношений, позволившие создать научно-методические основы идентификации источников загрязнения, определения их потенциальной опасности и прогнозирования изменения радиоэкологической обстановки.

4. Теоретически обоснованы и экспериментально подтверждены закономерности формирования аномальных радиоизотопных ореолов в подземных водах и почвенных горизонтах на урановых объектах различного генезиса, созданы научнометодические основы выявления участков скрытого уранового оруденения и дифференциации радиоактивных аномалий, позволяющие повысить эффективность геологоразведочных работ, минимизировать и прогнозировать радиоэкологические последствия разведки и освоения месторождений.

Практическая значимость и реализация результатов Разработанный стандартизованный комплекс радиоизотопных и радиографических методов в форме аттестованных и утвержденных НСАМ, Госстандартом РФ и ФА «Ростехрегулирование» нормативно-методических документов внедрен и широко используется более чем 300 лабораториями предприятий, организаций и НИИ различных ведомств в России и СНГ: Федеральные ядерные центры в Сарове и Снежинске, АЭС (Билибинская, Белоярская, Курская, Кольская), ФГУП «Атомфлот», «СевРАО», ПО «Маяк», Красноярский ГХК, Спецкомбинаты «Радон» в Иркутске, Челябинске, Самаре, Сергиевом Посаде и Благовещенске, ГНЦ Институт Биофизики, ВНИИНМ им. А.А. Бочвара, НИКИЭТ им. Н.А. Доллежаля, Институт физхимии и электрохимии РАН, предприятия Минобороны РФ, геологические организации - АО «Волковгеология», Навоийский ГМК, комбинаты «Казатомпрома», Кировское и Таежное производственные объединения, ФГУП «Геоцентр-Брянск», службы Минздрава и «Роспотребнадзора» РФ, областные и городские МУП «Водоканал», и ЦСЭЭ Республики Казахстан, НАН Республик Беларусь и Киргизстан, Гидромет Украины и многие другие. 13 методик внесены в Реестр ГСИ Республики Казахстан.

Результаты исследований и наши рекомендации приняты к использованию в рамках реализации Программ Правительства г. Москвы по контролю качества артезианских водоисточников; Государственной территориальной программы изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы по Брянской области «Оценка качества подземных вод групповых водозаборов централизованного хозяйственно- питьевого водоснабжения Брянской области по радиационным показателям»; Контрактов ФГУП «ПО «Маяк» с Росатомом, направленных на обеспечение безопасной эксплуатации водных объектов ФГУП «ПО «Маяк»; Программы «Ведение государственного мониторинга состояния недр на территории полигона федерального значения «Деменка - Кожаны» Брянской области» и др.

Предложенные нами научно-методические принципы радиационного контроля питьевых вод приняты и реализуются с 2000 г. в масштабах Российской Федерации.

Установленные особенности формирования надрудных изотопно- почвенных ореолов используются с 1982 года на объектах Кировского, Таежного, Приленского, Невского, Сосновского производственных геологических объединений, и позволяют локализовать площади под горно-буровые работы и минимизировать радиоэкологические последствия при разведке и освоении месторождений.

Апробация полученных результатов Основные положения и результаты диссертации автора докладывались и обсуждались на III Международной конференция «Новые идеи в науках о Земле» (Москва, 1997), Всероссийской научно-практической конференции «Геоэкологическое картографирование» (п. Зеленый, 1998), Международной научной конференции «Экологическая геофизика и геохимия» (Дубна, 1998), 2-ой Международной конференции «Ядерная и радиационная физика. Радиационная физика твердого тела и радиоэкология» (Алматы, 1999), 5-я Международная конференция SCINT-99 (Москва, 1999), Научно- практической конференции «Актуальные проблемы ограничения облучения населения от природных источников ионизирующего излучения. Радон-2000» (Пущино, 2000), Международном Симпозиуму по геологии урана «Уран на рубеже веков: природные ресурсы, производство, потребление» (Москва, 2000), V Международной конференции «Новые идеи в науках о Земле» (Москва, 2001), Всероссийской конференции «Аналитика России - 2004» (Клязьма, 2004), II Международной конференции «Радиоактивность и радиоактивные элементы в среде обитания человека» (Томск, 2004), Научно-практическом семинаре Минздрава РФ «Радиационный контроль и гигиеническая оценка питьевой воды по показателям радиационной безопасности» (Москва, 2005), Международной научно-практической конференции «Чернобыль- 20 лет спустя» (Брянск, 2005), а также на зарубежных конференциях: III International Conference on Environmental Radioacivity in the Arctic (Tromso, Norway, 1997); EuroAmerican mammal congress (Santiago de Compostela, Spain, 1998).

Высокий научный уровень, информативность и метрологическая обоснованность полученных данных подтверждены 4 Авторскими Свидетельствами и Патентами на изобретения (1984, 1999, 2001), Международным Сертификатом МАГАТЭ (Certificate IAEA, 2000) о профессиональной компетентности в области определения трансурановых элементов; Сертификатом COOOMET 236/BY/01 (2004) участия в разработке и аттестации Государственных стандартных образцов (ГСО) активности 1Cs, 40K и 90Sr (ГСО РБ 972-03 и 973-03) в рамках Программы Евро-Азиатского сотрудничества государственных метрологических учреждений, Аттестатами аккредитации Госстандарта РФ и ФА «Ростехрегулирование» (1996-2005).

Публикации По теме диссертации опубликовано 91 научная печатная работа, в том числе 38 – в ведущих рецензируемых научных журналах; разработано, аттестовано и утверждено Научным советом по аналитическим методам (НСАМ), Госстандартом РФ и ФА «Ростехрегулирование» РФ 41 нормативно-методическое руководство.

Структура и объем работы Диссертация состоит из введения, четырех глав, раскрывающих защищаемые положения, и заключения. Материал изложен на 297 страницах компьютерного набора, проиллюстрирован 47 рисунками и 27 таблицами. Список литературы содержит 327 наименований.

Благодарности Работа выполнена в лаборатории изотопных методов анализа Федерального государственного унитарного предприятия Всероссийский научно-исследовательский институт минерального сырья им. Н.М. Федоровского (ФГУП ВИМС).

Автор глубоко признателен своим первым учителям и руководителям - доктору геолого-минералогических наук, профессору В. И. Малышеву и З.А. Соколовой, труды которых определили научно-методологическую направленность диссертации.

Автор искренне благодарен докторам геолого-минералогических наук Г.А.

Машковцеву, В.Т. Дубинчуку, В.И. Кузькину, докторам технических наук Г.В. Остроумову, А.Л. Якубовичу, кандидату геолого-минералогических наук Б.Г. Самсонову за внимание, конструктивную критику и помощь при подготовке работы. Автор благодарен коллегам, с которыми его связывает многолетнее плодотворное сотрудничество: С.В. Дадыкину, С.Б. Гоголю, Г.Г. Дедковскому (ФГУП «Геоцентр-Брянск»), Самсоновой Л.И., Л.Г. Черткову (ФГУГП «Гидроспецгеология»), Е.Г. Дрожко, И.А.

Иванову (ФГУП ПО «Маяк»), А.И. Шишкову (АО «Волковгеология»), А.П. Ермилову, Н.А. Комарову (ФГУП «ВНИИФТРИ»), Е.Б. Левшину (ИЯФ АН Украины), К.Н.

Нурлыбаеву, А.Н. Мартынюку, С.В. Беланову, Ю.Н. Мартынюку (ЗАО «НПП ДОЗА»), В.В. Петрухину (Управление геологии по ЦФО), М.Ш. Айманову (НПП «ГАММА»), В.А. Габлину, В.А. Тихомирову, А.И. Соболеву (МосНПО «Радон»);

С.Е. Охрименко, О.Е. Тутельян («Роспотребнадзор РФ»); Г.А. Клевезаль (Институт биологии развития им. Н.К. Кольцова), В.И. Романькову (Штаб ГОиЧС Гомельской области), а также коллективам Навоийского ГМК, ОАО «ЧМЗ», ОАО «МСЗ», Кировского, Таежного, Приленского и Сосновского ПГО. Автор искренне признателен всем сотрудникам лаборатории изотопных методов анализа за помощь и поддержку в работе - Л.И. Мануиловой, Л.А. Березиной, Т.М. Ивановой, Ю.П. Салмину, М.А. Татаркину, В.М. Децу, Д.М. Зуеву, А.В. Стародубову, А.В. Гулынину, Л.В. Сумину, Т.П. Трухиной. Автор также благодарен сотрудникам РИЦ ВИМС и его руководителю Н.Г. Беляевской за помощь в оформлении диссертации.

Положение Разработан стандартизованный комплекс универсальных высокочувствительных методов определения широкого круга естественных и техногенных радионуклидов в природных объектах, являющийся основой решения задач радиоэкологии, геологии, технологии, радиационного мониторинга геологической среды, контроля качества и сертификации минерального сырья, позволяющий повысить точность, достоверность и информативность исследований.

Существо и фактические данные защищаемого тезиса подробно раскрыты в работах автора [1, 3, 6, 8 – 12, 14, 15, 17, 18, 20, 27, 29, 32, 37, 40, 48, 49, 56, 58, 61, 62, 64, 65, 67, 70, 71, 73, 79 – 82, 84].

Последние 60 лет развития цивилизации привели к радикальным изменениям в экологии, в частности, к интенсивному радиоактивному загрязнению основных компонентов природной среды (почвы, природные воды, горные породы, донные отложения). В первую очередь это связано с производством и испытаниями ядерного оружия, эксплуатацией АЭС и исследовательских реакторов, многочисленными авариями и катастрофами на предприятиях ядерно-топливного цикла (ЯТЦ) и целым рядом других причин. Резко меняющееся экологическое состояние, появление в окружающей среде трансурановых элементов (ТУЭ) и осколочных продуктов деления (ОПД), новые закономерности изменения радионуклидного и изотопного состава требуют создания современных научных и методических основ контроля природной среды с целью обеспечения безопасных условий проживания и жизнедеятельности населения.

Широко известные и издавна практикуемые физико-химические и радиометрические методы определения радиоактивных элементов и контроля окружающей среды [Маков В.К. и др., 1964; Гусев Н.Г., Маргулис У.Я. и др., 1966; Железнова Е.И.

и др., 1968; Горбушина Л.В. и др., 1970; Якубович А.Л. и др., 1973; Горн Л.С., Хазанов Б.И., 1975; Марей А.Н., Зыкова А.С., 1980; Малышев В.И., 1981; Остроумов Г.В., 1983; Израэль Ю.А., 1989; Павлоцкая Ф.И. и др., 1984, 1996; Столбов Ю.М., Обливанцев А.Н., 1991 и многие другие] уже не отвечают современным требованиям по комплексности исследований, радиоизотопной дифференциации, уровням чувствительности и точности, метрологическому обоснованию получаемых данных. Применяемые методы позволяют получить лишь небольшую часть необходимой информации- массовые содержания отдельных радиоактивных элементов (уран, торий, калий, радий, цезий) без анализа изотопного состава, либо весьма трудоемки в исполнении (плутоний, стронций), часто не соответствуют необходимым диапазонам измерения и не имеют серьезного метрологического обоснования, иногда требуют прецизионной дорогостоящей аппаратуры (как правило, импортной), уникальных сорбентов и реактивов, недоступных для рядовых аналитических центров.

Сложившееся положение определяет необходимость создания стандартизированного комплекса современных высокочувствительных методов, но простых и доступных для рядовых лабораторий, на что и нацелено защищаемое положение.

Радионуклиды имеют индивидуальные химические, ядерно-физические и радиотоксикологические свойства, периоды полураспада, класс радиационной опасности, специфичные виды и интенсивности излучения, фоновые уровни и нормативные ограничения, многие из них связаны цепочками взаимных ядерных превращений. Перечень и основные характеристики практически значимых на сегодняшний день естественных и техногенных радионуклидов приведены в тексте диссертации.

Следует отметить, что для почв, донных отложений, горных пород нормативные ограничения для большинства радионуклидов отсутствуют. Возможны лишь условные оценки уровня радиоактивности по мощности эквивалентной дозы гамма- излучения (МД, мкЗв/час), или по эффективной удельной активности (Аэфф), учитывающей совместное присутствие 226Ra, 232Th и 40K при условии радиоактивного равновесия в рядах 238U и 232Th. Корректное использование Аэфф возможно лишь на участках технологически неизмененной окружающей среды.

В этой ситуации автор считает единственно приемлемым вариантом ориентироваться на верхние пределы природного фона для разных типов почв и горных пород, или на уровни фона глобальных выпадений, хорошо известные в литературе.

На основе анализа распространенности ЕРН и ТРН, их радиотоксичности, нормативных ограничений, дифференциации изотопного состава, известных или предполагаемых уровнях активности, а также с учетом современных технических возможностей методик и аппаратуры, автором обоснован приоритетный перечень радионуклидов, требующих первоочередного контроля и мониторинга в окружающей среде, особенно в зонах долговременного загрязнения (таблица 1). В перечень включены радиоактивные микрочастицы (РЧ), нахождение которых реально, значимо и опасно. При этом автором не рассматриваются дочерние продукты распада 235U (231Pa, 227Th, 227Ac, 2Ra и 219Rn), активность которого в природной смеси изотопов U составляет лишь 4,7 %. Сам изотоп 235U присутствует в перечне, так как имеет принципиальное значение в ядерных технологиях и современной радиоэкологии. Исключены из рассмотре238 2ния все короткоживущие продукты распада семейств U и Th (как не имеющие самостоятельного значения); относительно короткоживущие техногенные 106Ru, 144Ce, 1Cs, контроль которых актуален в первое после аварийных ситуаций время, и их присутствие легко устанавливается инструментальным -спектрометрическим анализом, также как и 152,154,155Eu, радиотоксичность которого относительно невелика.

Таблица Приоритетный перечень естественных и техногенных радионуклидов для контроля природных объектов Радионуклид Краткая характеристика радиотоксичности Разработанные методические Современная (РН) руководства (МР), метод анализа аппаратура УМФ-2000; LB-770;

Комплексное радиотоксикологическое и химическое воз- МР: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 39, Сумма РН:

NRR-610; ДКС-96;

действие на организм, определяемое преобладающим со- Радиометрический и радиографиA, A, СРП-88Н ставом радиоактивных элементов.

ческий -, -, – анализ МД ЕСТЕСТВЕННЫЕ РАДИОНУКЛИДЫ (ЕРН) 2- спектрометры;

U оказывает политропное радиотоксическое и химичеМР: 9, 10, 11, 12, 13, 14, U УМФ-2000-SPD;

ское действие. Патология: почки, легкие (онкология). - спектрометрия с трассером 232U 2U Прогресс-Альфа;

Депонирование: костные ткани (90 %). Период полувы- и радиохимической подготовкой 2ORTEC Octete/OcplU ведения из организма (ППВ) 450 суток.

U0600; Soloist; иои2Ретикулоэндотелиальный тип распределения, адсорбиМР: 15, 16, 17, 18, Th зационные камеры, руются на поверхности клеток. Депонирование: легкие, - спектрометрия с трассером 2или аналоги.

Th 2костный мозг, скелет. Патология: опухоли печени, остео- Th и радиохимической подго2Th саркомы. ППВ 68 лет.

товкой 2- спектрометры Остеотропен. Депонирование: костные ткани. Патология:

МР: 20, 21, 22, 23, 24, 41, Ra Прогресс; ORTECкостей, костного мозга, нервной, сосудистой, эндокрин- № 435-ЯФ, - спектрометрия, - 26195-P; УМФ-2000.

Ra ной систем. Остеосаркомы, карциномы. ППВ 17 лет.

радиометрия с радиохимией 2Трековые детекторы;

МР: 37, Rn До 50-80 % общей дозы от естественных источников.

РРА-01М ПОУ-2, Ингаляционное поступление. Образует активный осадок:

Эманационный; - или - спек2РАМОН.

Rn 218,214Po, 214Pb, 214Bi. Фактор риска рака легких.

трометрический по ДПР 222Rn Низкофоновые - Остеотропен. Депонирование: кости, печень, почки. Ис2МР: 25, 26, 27, 28 радиометры УМФточник накопления 210Po. Патология: повреждения мозга, Pb - радиометрия и - спектромет- 2000; LB-770 Berопухоли, онкология.

thold; NRR-6рия, с трассером 210Pb+210Po и раВозгоняется при температуре горения. Депонирование:

Tesla; HT-1000 Canдиохимической подготовкой 2легкие, почки, кровь, лимфоузлы. Патология: печень, Po berra или аналоги.

нефросклероз, гиперплазии, онкология. ППВ 80 суток.

Окончание таблицы ТЕХНОГЕННЫЕ РАДИОНУКЛИДЫ (ТРН) 239+2ТУЭ, особо опасны. «Чуждые» для живой природы. ДеМР: 34, Pu понирование: в костях. Патология: остеосаркомы, лейке- - спектрометрия с трассером 22Pu мия, печень. Ингаляционное поступление- рак легких.

Pu или 236Pu и радиохимической 22Pu– источник 241Am. ППВ – до 200 лет. - спектрометры;

подготовкой Pu УМФ-2000-SPD;

ТУЭ, особо опасен. «Чуждый» для живой природы. УвеПрогресс-Альфа;

личение активности в природе. Депонирование: в костях.

2ORTEC Octete/OcplAm МР: Патология: ЖКТ, кости, печень, почки, легкие.

U0600; Soloist; иои- спектрометрия с трассером ППВ 100 лет.

зационные камеры, 2Am и радиохимической подгоТУЭ, особо опасен. «Чуждый» для живой природы. Рав- или аналоги.

товкой номерно распределяются по поверхности костных тка243+2Cm ней, патология: костные ткани, легкие, ЖКТ.

ППВ до 100 лет.

ОПД, широко распространен. - излучатель. Растворим.

МР: 29, 30, 31 Низкофоновые - Остеотропен, патология: костные ткани, легкие, ЖКТ. радиометры УМФ90 -радиометрия (спектрометрия) с Sr 2000; LB-770/ BerЗамещает стабильные Sr и Ca. Лейкемия, рак костей.

радиохимической подготовкой thold; NRR-610 Tesla.

ППВ около 50 лет.

ОПД, широко распространен. - излучатель. Растворим, МР: 32, 33, - спектрометры 1равномерное распределение в теле, внешнее облучение.

Cs № 409-ЯФ, -спектрометрия с ра- «Прогресс- Гамма», ORTEC-6195-P.

Патология: печень, селезенка, ЖКТ. ППВ 110 суток.

диохимией или инструментально Пленочные рентгеСмешанный радионуклидный состав, небольшие размеМР: 39, новские, трековые ры (менее 50 мкм). Опасны при ингаляционном поступ- ---авторадиографический ана«РЧ» - детекторы; микролении, создают мощные локальные дозы облучения в лиз с подготовкой препаратов.

Радио- скопы; анализатор легких. Высокий риск рака легких. В природных услови- Электронно-микроскопические изображения; элекактивные ях постепенно разрушаются, высвобождая трансурано- методы (МУ НСОММИ) тронные микроскочастицы вые и осколочные элементы в подвижных, более доступпы РЭМ BS-301;

ных для растений формах.

ПЭМ BS-540 (Tesla) Автором подробно не рассматриваются вопросы контроля Rn в природных объектах, так как они хорошо проработаны другими исследователями (Гулабянц Л.А., Павлов И.В., 2003; Крисюк Э.М., 1997; Кузнецов Ю.В.; 1997; Маренный А.М., 1995).

Методы определения 3H и 14C также отработаны и реализуются отдельными лабораториями с использованием жидкостных сцинтилляционных счетчиков (Малиновский С.В., Каширин И.А., Ермаков А.И. и др., 2007). Нормативы на эти радионуклиды достаточно высокие, особенно по 3H (7,7103 Бк/дм3), и автор счел возможным не включать их в список первоочередных.

1Достоверной информации о современных уровнях активности 129I, 99Tc и Pm в природной среде нет, что связано с техническими трудностями определения этих чистых -излучателей, необходимостью использования дорогостоящей низкофоновой 1аппаратуры и специальных методов отбора и пробоподготовки (особенно для I).

Вероятно, именно 129I в будущем составит большую проблему в радиоэкологии из-за его высокой радиотоксичности (класс «Б») и большого периода полураспада (около 16 млн. лет). Наряду с 129I в перспективе актуальным для живой природы станет высокотоксичный -излучающий 237Np, который постепенно накапливается по цепочке 2Pu () –> 241Am () –> 237Np (). Но на сегодняшний день из-за малых количеств он пока не включен в приоритетный перечень.

243,2Из изотопов кюрия возможно ограничиться определениями только Cm, присутствие которых неоднократно устанавливалось нами в исследованиях природных объектов из загрязненных районах. Эти изотопы приведены в сумме, так как имеют практически идентичные энергии -излучения.

Обоснованный автором приоритетный перечень положен в основу создания комплекса радиоизотопных и радиографических методов, включающего 41 методическое руководство (МР), и позволяющего измерять в объектах окружающей среды (природные и технологические воды, почвы, горные породы, руды, концентраты, донные отложения, растительность): суммарную - и -активность (A, A), 234U, 235 238 232 230 228 226 228 224 210 210 239+240 238 2U, U, Th, Th, Th, Ra, Ra, Ra, Pb, Po, Pu, Pu, Am, 243+2Cm, 90Sr, 137Cs, и др., выявлять радиоактивные микрочастицы (РЧ) и пространственное распределение радиоактивных элементов в объекте.

Полный список МР (методик выполнения измерений, рекомендаций и указаний, аттестованных и утвержденных Научным советом по аналитическим методам, органами Госстандарта РФ и ФА «Ростехрегулирование») приведен в тексте диссертации. В таблице 1 они выделены цветным индексом «МР». Кроме того, в комплекс включены и другие методы, позволяющие получать принципиально важную информацию, в частности, методы электронно-микроскопических исследований (ЭМИ) микрообъектов.

При создании комплекса методов, осуществлявшегося нами с 1992 года, в основу были положены следующие принципы, критерии и требования: возможность применения как в базовых аналитических центрах, так и в рядовых лабораториях;

максимальная универсальность и унификация методов, позволяющая проводить радиоэкологические исследования, осуществлять радиационный контроль и мониторинг, сертификацию минерального сырья и продуктов его переработки, решать геологические и изотопно-геохимические задачи; использование относительных методов измерений, более простых в практической реализации, чем абсолютные; обязательная метрологическая аттестация методик в заявленных интервалах и объектах в соответствии с ГОСТ Р 8.563-96, МИ 2453-2000, ОСТ 41-08-205-99; апробация методов на реальных объектах геологического или радиоэкологического профиля для решения прикладных задач; участие в проектах интеркалибровок, сличений и тестирования методик.

Для этого отрабатывались новые приемы, обеспечивающие: использование доступных реактивов, материалов и оборудования; минимальные количества и расход реактивов, число рабочих операций, навески или объемы проб; максимальную унификацию отдельных операций в разных методиках; селективное (избирательное) выделение радионуклидов, предпочитая методы прямого определения и избегая косвенных или расчетных оценок; адаптацию методик к стандартной отечественной и импортной аппаратуре; метрологическую обоснованность результатов за счет использования изотопных трассеров (232U, 242Pu, 236Pu, 243Am, 234Th), создания новых и использования имеющихся стандартных образцов радионуклидного и элементного состава, межметодного и межлабораторного контроля, использование единых корректных подходов при статистической обработке данных, с расчетом результата, полной неопределенности и ее составляющих.

На рисунке 1 в общем виде показаны разработанные схемы радиохимической подготовки жидких и твердых проб, иллюстрирующие наличие многих общих стадий, например, концентрирование радионуклидов из жидких проб, электролитическое осаждение на стандартизованные подложки, выполнение измерений на однотипных приборах. В процессе создания комплекса были разработаны принципиально новые методы определения 90Sr в образцах [58, 65]; 226Ra и 222Rn [3]; 226,228,224Ra в природных водах [73, 81]; впервые найден вариант одновременного определения 210Po и 210Pb (по 2Bi) из одной навески [11], значительно оптимизирована и упрощена подготовка водных проб при изотопном анализе урана [84].

Для метрологического обеспечения изотопного анализа почвенных проб нами совместно с МосНПО «Радон» разработан уникальный, не имеющий отечественных аналогов, стандарт радионуклидного состава на основе природной черноземной почвы [37, 40] – «СОРН-ФП», аттестованный на 18 радиационных параметров. Кроме того, для -- спектрометрических и интегральных измерений разработаны, аттестованы и ныне широко используются в практике лабораторий РК насыпные стандарты суммарной активности - и - излучающих радионуклидов (КП «Альфа» и «Бета», КП «Ra»), образцы сравнения контрольные («ОСК») разных серий на основе изотопов 234,238 242,239,2U, Pu, 210Pb+210Po, 241Am и др.

Разработанные методики успешно участвовали в «Интеркалибровке-92» (Минчернобыль и Госкомгидромет Украины); в 2000 году нами получен Международный Сертификат МАГАТЭ (Certificate IAEA, Vienna, 29.04.2000, регистр. № 13146) о профессиональной компетентности в области определения ТУЭ - 239Pu, 241Pu, 241Am в минеральных матрицах; в 2004 году- Сертификат участия в разработке Государственных стандартных образцов (ГСО) 137Cs, 40K и 90Sr по Программе Евро-Азиатского сотрудничества государственных метрологических учреждений COOOMET 236/BY/01.

Для метрологической оценки результатов измерений в методиках нами положены в основу классические алгоритмы для радиометрических и спектрометрических установок, учитывающие соотношение фона и эффективности регистрации данного излучения (-, - или ) в данной геометрии (Дементьев В.А., 1967; Караваев Ф.М., 1972; Брегадзе Ю.И., Степанов Э.К., Ярына В.П., 1990, 1994; Зубова О.Н., Федоров Г.А., 1995; Ярына В.П., 2000; МИ 2453-2000). Так, для описания статистической составляющей полной неопределенности измерений использованы:

Рис. 1. Блок-схемы последовательности выполнения радиохимического анализа изотопов U, Th, Po, Pb, Ra, Pu, Am, Sr, Cs в пробах почв, горных пород (А) и природных вод (Б).

1 + 1+ 2 Iф t st Amin = 2 2 (1) t st 4 (Io + 2 Iф) t = 2 2 (2) Io st Io + 2 Iф = st (3) Io t Amin- минимальная измеряемая активность при заданном времени и статистичегде:

t ской погрешности, Бк ; - время измерения, необходимое для достижения заданной статистической погрешности, с; - статистическая погрешность, достигаемая при st Io заданном времени измерения, отн. ед.; - скорость счета от счетного образца (за Iф вычетом фона) в заданном энергетическом диапазоне, с-1 ; - фоновая скорость счета установки в заданном энергетическом диапазоне, с-1.

В начале 80-х годов прошлого века произошло сокращение разработок и производства радиометрической аппаратуры, на которой могли бы быть реализованы методические достижения в области радиоизотопного анализа.

В эти годы при непосредственном участии автора в ВИМСе на основе серийных блоков БДБС3-1еМ были разработаны и изготовлены опытные образцы низкофоновых радиометрических установок, сочетающие пассивную (Pb, Cu, Co) и активную (на антисовпадениях) защиту: -- радиометр, а также ионизационная - спектрометрическая камера оригинальной конструкции. По метрологическим характеристикам установки не уступали импортным аналогам того времени.

Эти разработки позволили существенно усовершенствовать и методики, которые вместе с опытными образцами аппаратуры были внедрены для производственной апробации в партию № 37 Кировского ПГО (г. Кировоград), партию № 94 Таежного ПГО (п. Чекунда Хабаровского края), ЦЛ АО «Волковгеология» (г. Алма-Ата), в Чувашский Республиканский радиологический центр (г. Чебоксары), в Российскую Медицинскую Академию последипломного образования (г. Москва), в ЦАЛ «Центргеология» (г. Москва). Впоследствии появились серийные отечественные и зарубежные радиометры и спектрометры, позволяющие реализовать наши методические разработки, в частности низкофоновый --радиометр УМФ-2000 с PIPS-детектором, комплекс «Прогресс» (-, -, ), NRR-610 Tesla, LB-770 Berthold, OrtecOctete/Ocpl-U0600PPS, Ortec-65195-P/DSPecPlus и аналогичные.

В 2000 году автором совместно с сотрудниками МосНПО «Радон» и ЗАО «НПП ДОЗА» были начаты исследования по расширению функциональных возможностей низкофонового -- радиометра УМФ-2000 [48], предназначенного для измерения в воде суммарной активности -- излучающих радионуклидов (A, A).

В итоге к 2006 году был получен очень важный результат - при условии использования селективных радиохимических методик автора на этом радиометре стало 234 2возможным кроме измерений A, A выполнять измерения и изотопов U, U, 2Th, 230Th, 228Th, 226Ra, 228Ra, 210Pb, 210Po, 239+240Pu, 238Pu, 241Am, 90Sr в пробах природных объектов на уровне, вполне достаточном для решения задач РК и мониторинга [67, 73, 80]. Это существенно ускорило и расширило применение радиоизотопных методов в России, в том числе в рядовых лабораториях РК.

На всех этапах создания комплекс методов постоянно использовался автором для решения конкретных задач в загрязненных радионуклидами районах (30-км зона ЧАЭС, Гомельская, Могилевская, Брянская, Тульская области, район деятельности ПО «Маяк», Семипалатинский и Новоземельский ядерные полигоны), для РК природных объектов, сертификации минерального сырья и решения геологических задач при поисково-оценочных работах на уран.

К настоящему времени разработанные методики используются более чем в 3лабораториях различных ведомств России, Казахстана, Белоруссии, Узбекистана, Украины. 13 методик внесены в Государственный Реестр ГСИ Республики Казахстан.

На рисунке 2 показана обобщенная блок-схема последовательности и стадийности использования разработанного комплекса методов при радиационных исследованиях объектов окружающей среды.

Положение Создана научно-методическая основа радиационного контроля природных вод, реализованная в масштабах Российской Федерации и включающая: обоснование приоритетного перечня высокотоксичных радионуклидов и радиационных параметров, оптимизированную схему выполнения контроля, аппаратурнометодическое и метрологическое обеспечение.

Защищаемый тезис подробно освещен автором в работах [22 – 24, 30, 31, 33, 39, 45 – 47, 50, 53, 54, 61 – 63, 66, 67, 72 – 74, 78, 80, 81, 85, 86].

Качество природных вод, используемых человеком, является одним из определяющих факторов его нормальной жизнедеятельности. В большинстве случаев это поверхностные (речные, озерные), грунтовые (колодцы, родники) и подземные (артезианские, трещинные воды кристаллических массивов) воды.

Природные воды представляют собой сложную систему, содержащую разнообразные неорганические и органические соединения, растворенные газы, макрокомпоненты: катионы Ca2+, Mg2+, Na+, K+ и анионы HCO32-, Cl-, SO42-. Естественные и техногенные радионуклиды относятся к микрокомпонентам, в составе большой группы элементов с концентрацией от n10-6 г/дм3 и менее.

Переход радионуклидов из вмещающих пород в воду происходит в результате как растворения неустойчивых минералов, так и выщелачивания (без нарушения целостности кристаллической решетки минерала). Вследствие этого радиоактивное равновесие в рядах U и Th резко нарушается, что обусловлено различиями в миграционных характеристиках и геохимических свойствах радиоактивных элементов и их изотопов.

Таким образом, для радиоэкологических исследований вода более сложный объект, чем горные породы или почвы, так как соотношения между изотопами в ней могут отличаться от равновесных в десятки и сотни раз. На радионуклидный состав влияют климатические и структурно-морфологические факторы, химический тип воды, состав вмещающих пород, тектоническое строения района, уровень антропогенного воздействия. Радиоактивность воды определяется прежде всего присутствием ЕРН: 234,238U, 226,228,224Ra, 222Rn, 40K, 210Po, реже - 210Pb, 228,230,232Th. Техногенные радионуклиды обнаруживаются, как правило, в поверхностных водах, и представлены в первую очередь Sr, 137Cs, реже – изотопами Pu и Am.

Радиоактивность природных вод изучены многими исследователями (Чердынцев В.В., 1969, 1973; Баранов В.И., 1973; Титаева Н.А., 1973, 1992; Зверев В.Л., Токарев А.Н., 1975, 1980; Чалов П.И., 1975; Сердюкова А.С., Капитанов Ю.Т., 1975; Марей А.Н., 1980; Искра А.А., Бахуров В.Г., 1981; Малышев В.И., 1981; Колотов Б.А., Крайнов С.Р., 1983; Киселев Г.П., 2005; Зуев Д.М., 2006; и др.).

Радиоизотопные исследования природных вод выполняются нами более 25 лет.

В настоящее время база данных лаборатории содержит сведения о радионуклидном составе вод около 4000 водозаборов на территории России. Наиболее подробно исследованы субъекты ЦФО - Москва, Московская, Брянская, Тверская, Владимирская, Курская, Вологодская, Ивановская и ряд других областей. В таблицах 2 и 3, составленных автором по литературным и собственным данным, приведены наиболее вероятные активности радионуклидов и соотношения между ними в водах разных типов.

Анализ, систематизация и обобщение собственных и опубликованных другими исследователями данных позволили автору оценить значения суммарной активности - и - излучающих радионуклидов (A и A): для поверхностных вод средней полосы Европейской части России 0,04 – 0,25 и 0,20 – 1,0 Бк/дм3 соответственно, для подземных 0,05 – 0,40 и 0,5 – 2,0 Бк/ дм3. В большинстве случаев A на 50 - 90 % обу40 234,235,238 224,226 2словлена K, а основной вклад в A вносят U, Ra, Po. Эти оценки минимальны, т.к. не учитывают присутствие в водах 222Rn, короткоживущих продуктов его распада, а также H и 14C.

Таблица Активность естественных и техногенных радионуклидов в природных водах Бк/дм3; min - max; (в скобках: в среднем для центра европейской части России) Радионуклид Реки Озера Подземные Атмосферводы ные осадки 2U 0,005 – 1,85 0,003 – 400 0,003 – 120 0,0003 – 0,(0,005 – 0,04) (0,005 – 0,06) (0,006 – 0,50) 2U 0,007 – 2,0 0,003 – 500 0,004 – 400 0.0003 - 0.(0,010 – 0,05) (0,010 – 0,08) (0,008 – 0,70) 2Th Нет данных Нет данных 0,003 – 0,15 Нет данных 2Ra 0,004 – 0,16 0,007 – 0,30 0,004 – 20 Нет данных (0,01 – 0,03) (0,007 – 0,04) (0,01 – 1,0) 2Rn 0 – 10 0 – 10 10 – 1000 Нет данных (10 – 50) 2Pb 0,001 – 0,01 0,002 – 0,01 0,002 – 0,30 0,007 – 0,2Po 0,001 – 0,02 0,002 – 0,02 0,001 – 1,0 0,007 – 0,2Th 410-5 – 4 10-4 810-5 – 410-4 210-4 – 0,n Нет данных 2Ra Нет данных Нет данных 0,002 – 200 Нет данных (0,02 – 0,2) 2Th Нет данных Нет данных 0,001 – 70 Нет данных K 0,04 – 0,40 0,30 – 0,50 0,05 – 4,0 0,04 – 0,Sr 0,005 – 0,09 0,02 – 5,0 0,002 – 0,50 Нет данных 1Cs 0,005 – 0,10 0,02 – 5,0 0,002 – 0,50 Нет данных 0,04 – 0,20 0,04 – 0,25 0,05 – 0,40 0,10 – n А 0,20 – 0,70 0,50 – 1,00 0,50 – 2,0 0,10 – n А Таблица Типичные соотношения активности радионуклидов в природных водах Отношение Поверхностные Воды осадочного Воды кристаллического активности воды чехла фундамента 2U / 238U 1 – 1,5 0,6 – 3,0 0,6 – 5 (до 20) 2Th / 238U 0,001 – 0,5 Нет данных 0,2Ra / 238U Значительные вариации: от 0,03 до 3 - 15, обычно 2Th / 238U 0,1 Нет данных 0,001 – 0,1 (до 3 в породах с высоким содержанием Th) 2Th / 232Th 0,9 – 2,5 2,5 – 5,0 5.0 и более 2Th / 232Th Нет данных 1,5 2,0 – 3,2Ra / 228Ra Нет данных 0,01 – 10,0 0,1 – 10,2Ra / 228Ra Нет данных 1,0 – 5,2Po / 210Pb 0,2 – 1,0 1,0 – 10,0 и более Несмотря на безусловную остроту проблемы единого методического и нормативного подхода к системе контроля радиоактивности природных вод до 1996 года не было. В действующих на тот момент НРБ-76/87 приводились лишь допустимые концентрации радионуклидов для ограниченной части населения - ДКБ, и значение для воды неизвестного состава ДКБ = 1,11 Бк/дм3 (таб. 8.1. и 8.3. НРБ-76/87). При этом в пункте 5.3. было указано, что значения ДКБ «…не должны непосредственно применяться в качестве нормативов для природных сред».

В 1996 году Российской Национальной Комиссией по радиационной защите был поставлен вопрос о создании в стране концепции РК воды питьевого назначения.

В новых руководящих документах (НРБ-96 и СанПиН 2.1.4.559-96) были уже учтены категории «Население», «Природное и техногенное облучение», сформулирована концепция непревышения эффективной дозы 0,2 мЗв/год за счет ЕРН в питьевой во2де, приведены численные значения допустимой удельной активности (DУАi) U, 2U, 226Ra, 228Ra, 210Pb, 210Po и 222Rn, а также классическое условие допустимости при совместном присутствии:

Ai Ai 1 ; (или позднее:, НРБ-99, п. 5.3.5) (4) DУА УВ i i i i В то же время остались нерешенными вопросы предварительной оценки качества воды по контрольным уровням (A и A). В частности, значение A 0,1 в СанПиН 2.1.4.559-96 было ничем не обосновано и скопировано из рекомендаций Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) и Европейского сообщества (ЕС).

Во-первых, как было показано автором, этот уровень не отвечает реальной природной обстановке, во-вторых, в НРБ-96 активность самого опасного природного - излучающего радионуклида 210Po ограничивалась значением 0,2 Бк/дм3.

Таким образом, значение A 0,1 было алогичным и необоснованно заниженным. Возникла ситуация, когда 70 - 80 % всех подземных водозаборов превышали контрольный уровень, что привело к неоправданным затратам на дополнительные радиоизотопные исследования фактически чистой природной воды.

Еще более осложнилась ситуация с принятием новых норм НРБ-99, в которых допустимая эффективная доза за счет ЕРН была снижена до 0,1 мЗв/год, введены новые значения уровней вмешательства для каждого радионуклида УВвода (таблица 4), но полностью отсутствовал раздел по практике РК воды- какие радионуклиды контролировать в первую очередь, на каком уровне, какими методами и аппаратурой.

В связи с возникшей ситуацией в 1999 году была создана межведомственная комиссия (Минздрав РФ, Госстандарт России, РНКРЗ) с участием автора, в результате деятельности которой были разработаны и утверждены нормативно-методические документы Минздрава РФ [50, 78], регламентирующие порядок и процедуру выполнения РК воды.

В основе этих руководящих документов лежат многолетние результаты комплекса теоретических, экспериментальных и методических исследований, осуществленных автором и его сотрудниками.

Нами совместно с представителями Госстандарта РФ обосновано и сформулировано принципиально важное понятие суммарной (или общей) - и -активности, что позволило обеспечить единый и метрологически корректный подход при измерениях этих радиационных параметров: условная - или - активность счетного образца, полученного из контролируемой пробы с помощью регламентированной методики подготовки пробы, численно равная активности назначенного образца сравнения при одинаковых показаниях используемого радиометра, без учета 222Rn и его короткоживущих продуктов распада (218Po, 214Pb, 214Bi, 214Po).

Таблица Ограничения радиоактивности природных вод питьевого назначения (х.т.- химическая токсичность) Радионуклид Нормативы СССР, РФ, Бк/дм3 Другие нормативы или НРБ-76/87 НРБ-96; УВвода, США ВОЗ, ЕС параметр СанПиН-559 НРБ- 0,10 0,1 0,55 0,A 1,1,0 1,0 1,85 1,A 2U 21,8 5,6 3,1 0,433 (22,3 по х.т.) (0,73 по х.т.) (1,23 по х.т.) 2U 81,4 5,1 2,9 0,433 2Ra 2 0,89 0,5 0,111 2Ra 3,3 0,37 0,2 0,185 (для 226+2Ra) 2Th 0,75 1,1 0,60 --- 0,2Th 0,81 1,2 0,66 --- --2Po 14,4 0,21 0,12 --- 0,2Pb 2,9 0,37 0,2 --- 0,1Cs 550 19,2 11 --- Sr 14,8 9 5 0,3 2Pu, 240Pu 81,4 1 0,56 --- 0,2Am 70,3 1,3 0,69 --- --H 1,5105 6103 7 700 740 7 8C 3104 440 240 --- 2Также были обоснованы и предписаны принципы двухуровневой структуры РК воды: на первом этапе экспрессными индикационными методами определяются общие контрольные показатели (Бк/дм3), устанавливается соответствие (или несоответствие) объекта критериям радиационной безопасности и решается вопрос о целесообразности дальнейших исследований воды:

A + 0,1 (5) A + 1,0 (6) ARn + Rn 60 (7) При превышении показателей A и (или) A реализуется второй этап - детальные исследования радиоизотопного состава воды.

Автором на основе использования принципа полинуклидности природной воды, распространенности радиоизотопов и численных значений УВвода теоретически обоснована и разработана оптимизированная схема второго уровня РК (таблица 5), включающая приоритетный перечень радионуклидов и последовательность анализа в зависимости от полученных на первом уровне параметров A и A. Вода безусловно соответствует требованиям радиационной безопасности, если выполнено условие:

Ai Ai + 1 (8) УВi УВ i i Если исследования связаны с определением пяти и более радионуклидов, необходимо контролировать выполнение условия:

А – Ki Ai 0,2, (9) Ai Ki где: - измеренная активность i-го -излучающего радионуклида, Бк/дм3; - коэффициент для i-го - излучающего радионуклида, учитывающий несоответствие энергетических спектров стандарта сравнения и пробы, отн. ед.; 0,2- эмпирический коэффициент, учитывающий возможное присутствие в воде других -излучателей (232,230,228Th, 239,240,238Pu, 241Am) на уровне не более 0,05 УВвода.

Смысл введения условия (9) в том, чтобы исключить случайный пропуск присутствия в воде в сопоставимых с УВвода количествах -излучающих радионуклидов, неопределенных в анализе. Если условие (9) выполнено, считается, что все основные дозообразующие -излучатели определены, и дополнительные радиоизотопные исследования не требуются.

Ki Коэффициенты определены автором в экспериментальных модельных исследованиях и составляют для интегральных радиометров с полупроводниковыми и 234 2газопроточными счетчиками: 0,60 (232Th); 0,65 (238U); 0,85 (230Th, U, Ra); 1,(239,240Pu, 210Po); 1,10 (228Th, 241Am, 238Pu) и 1,15 (224,223Ra).

Разработанная и реализованная нами схема РК воды (таблица 5) позволила значительно сократить финансовые и временные затраты лабораторий за счет дифференцирования объемов и видов анализа в зависимости от степени превышения уровней суммарной активности.

В результате экспериментальных исследований по повышению селективности радиохимических методик, их адаптации к серийному низкофоновому радиометру интегрального типа УМФ-2000, была доказана принципиальная возможность измерения на нем простых -спектров. Это позволило к 2006 году выполнять полный радионуклидный анализ воды с использованием только одного прибора - УМФ-2000 с - спектрометрическим трактом и программным обеспечением SpectraDec [67, 73, 80], что ранее было невозможным. Все методики внесены в Перечень рекомендуемых Минздравом РФ для использования в сфере РК воды [50, 78, МУ 2.6.1.1868-04 и др.].

Таблица Последовательность выполнения радионуклидного анализа воды № Измеренные уровни Необходимый вид Необходимость мероприятий этапа A и A, радионуклидного по дополнительным Бк/дм3 анализа исследованиям и защите Дальнейшие исследования воды на радионуклидный А + 0,состав и мероприятия по защите не требуются А + 1,2При выполнении условия (8) 2 Po, 210Pb 0,10 < А + 0,мероприятия не требуются. При А + 1,210 210 невыполнении – осуществляют3 Po, Pb, 0,20 < А + 0,ся в соответствии с [78].

226 2Ra, Ra А + 1,При выполнении условий (8, 9) не требуются. При невыполнении условия (8) – осуществля210 210 ются в соответствии с [78].

Po, Pb, А + > 0,40 При невыполнении условия (9) 226 24 Ra, Ra, – осуществляются определения А + 1,238 2U, U 232,230,2Th, а в районах техногенного загрязнения или действующих предприятий ЯТЦ – 239,240,2Pu, 241Am.

При выполнении условия (8) Этапы 1 – не требуются. При невыполнеА + > 1,0 дополняются нии – осуществляются в соотизмерениями (при любых А) 137 ветствии с [78].

Cs, Sr, 40К Метрологическое обеспечение является принципиальным и неотъемлемым элементом системы РК, определяющим единство измерений, достоверность, воспроизводимость и правильность результатов. Однако, в системе РК воды отсутствовали стандартные образцы радионуклидного состава, необходимые для надежной метрологической аттестации методик и межлабораторных сличений.

Автор на основе анализа критериев создания международных стандартов ISO 9696, ISO 9697, D 1890-81, D 1943-90, BS 6068 (3.1-3.2) обосновал и разработал контрольные стандарты сравнения для измерений A и A (КП «Альфа» и КП «Бета»), позволяющие получать более достоверные и близкие к истинным результаты, чем по международным стандартам. Это обеспечено идентичностью матриц и приближением энергетических --спектров стандарта к типичным природным полинуклидным спектрам. При этом средневзвешенная энергия -спектра стандарта примерно соответствует энергии самого высокотоксичного радионуклида- 210Po. Нами разработаны и внедрены в повсеместную практику методики подготовки водных проб для измерений A и A с градуировкой такими стандартами, и включающие концентрирование радионуклидов упариванием, сульфатацию сухого осадка и удаление 222Rn прокаливанием при температуре 3500 С (МР 3, 4, 5, 6, 7). Ряд разработанных радиохимиче210 210 90 226,2ских методик по определению Po, Pb, Sr, Ra (МР 24, 26, 31) являются принципиально новыми и не имеют аналогов в радиоаналитической практике.

В [45, 50, 54, 78] нами обоснованы метрологические и аппаратурно- методические требования к РК воды. Для обеспечения единства измерений и воспроизводимости результатов по A и A рекомендовано использование единого способа концентрирования (упаривание), единых стандартов сравнения, селективных (избирательных) методов прямого измерения радионуклидов, предпочитая их косвенным или расчетным. Радиометрические установки и МВИ должны обеспечивать: минимальную измеряемую активность Amin для установленных стандартов сравнения не более 0,02 Бк для A и 0,2 Бк для A; определение основных дозообразующих радионук234 238 226 228 210 210 222 137 лидов: U, U, Ra, Ra, Po, Pb, Rn, а при необходимости - Cs, Sr, 2Th, 230Th, 232Th, 239Pu, 238Pu, 241Am с минимальной измеряемой активностью Amin не более 0,2УВвода для данного радионуклида.

Автором теоретически обоснованы качественные и количественные характеристики, радионуклидный и макрокомпонентный состав специального стандарта - аналога природной водной пробы. На этой основе были разработаны методические приемы приготовления жидких радионуклидных стандартов. Основная сложность состояла в реализации таких требований, как соответствие фазового, радионуклидного и солевого состава реальной пробе природной воды; неизменность радионуклидного и солевого состава стандарта на длительное время (не менее 1 года). При этом значение A должно составлять около 0,2 Бк/дм3, а A около 0,5 Бк/дм3, что позволяет получить результат с 0,3 в любой лаборатории за разумное время. Создание таst кого стандарта позволило в 2002 году организовать и провести под эгидой ФЦ ГСЭН Минздрава России и при участии автора масштабный эксперимент по межлабораторному сличению при РК воды. В тестировании участвовали более 30 радиологических лабораторий разных ведомств. Результаты опубликованы в [63] и подтверждают необходимость использования единой методики подготовки счетных образцов, градуировки приборов на одних и тех же стандартах, единого алгоритма расчета результата и его неопределенности, разработки стандартных образцов для оперативного контроля качества измерений.

Разработанная система практической реализации радиационного контроля воды использована, в частности, в рамках выполнения Программы Правительства г.

Москвы по контролю качества артезианских вод как резервных источников водоснабжения города в кризисных ситуациях, Государственной программы изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы по Брянской области, и в других.

На рисунке 3 в виде обобщенной блок-схемы показана система функционирования РК воды в Российской Федерации.

В настоящее время она используется всеми контролирующими воду аккредитованными лабораториями ФС «Роспотребнадзора» Минздрава РФ, Росприроднадзора, городских и областных МУП «Водоканал», НИИ и другими.

Таким образом, автором создана и реализована в Российской Федерации научно-методическая основа радиационного контроля природных вод питьевого назначения, включающая: обоснование приоритетного перечня высокотоксичных радионуклидов, оптимизированную структуру выполнения контроля, аппаратурно- методическое и метрологическое обеспечение.

Положение Установлены закономерности миграции техногенных и естественных радионуклидов, формы их нахождения и особенности изотопных соотношений, позволившие создать научно-методические основы идентификации источников загрязнения, определения их потенциальной опасности и прогнозирования изменения радиоэкологической обстановки.

Основы защищаемого положения подробно раскрыты автором в работах [12, 14 – 17, 19, 21, 25 – 28, 32, 34 – 36, 41 – 44, 51, 52, 55, 57, 59, 60, 68, 71, 75 – 77, 87 – 91].

Радиационный контроль и мониторинг загрязнения окружающей среды включает выявление участков или объектов с повышенной радиоактивностью, идентификацию радионуклидов, измерение их количеств, определение изотопного состава, установление источника поступления, анализ миграционных характеристик и форм нахождения, заключение о степени радиационной опасности для живой природы, прогноз развития ситуации.

Радиоактивные объекты выявляются, как правило, экспрессными гаммаметодами. Решение остальных задач связано с комплексными лабораторными исследованиями объекта радиоизотопными, радиографическими, электронно- микроскопическими и другими методами.

Радиоактивные аномалии могут быть связаны как с естественными геологическими процессами (месторождения U, Th, ореолы рассеяния и др.), так и с антропогенными (ядерные испытания, аварии и сбросы на предприятиях ЯТЦ и АЭС, производство, складирование и захоронение радиоактивных материалов, и др.).

Проблема идентификации источника радиоактивного загрязнения в аномальных зонах с каждым годом становится все острее. Она может быть решена путем глубокого комплексного изучения особенностей радиоизотопного состава, соотношений между радионуклидами, форм локализации и миграционных характеристик. Без этой информации достоверный прогноз развития ситуации невозможен.

Формирование природных радиоизотопных аномалий в геологической среде хорошо изучены в трудах многих исследователей (Чердынцев В.В., 1969, 1973; Чалов П.И., 1970, 1975; Токарев А.Н., 1975; Титаева Н.А., 1973, 1983, 1992, 2002; Малышев В.И., 1978, 1981; Киселев Г.П., 2005 и др.), и автором рассматриваются только с позиций присутствия естественных радионуклидов в техногенных аномалиях.

По данным Израэля Ю.А. (1998), Булатова В.И. (1996) и других ученых за лет атомной эры огромные территории земной поверхности охвачены техногенным радиоактивным загрязнением чуждыми живой природе осколочными продуктами деления, трансурановыми элементами, продуктами активации. Техногенные аномалии становятся все более сложными для интерпретации, особенно когда они формируются под воздействием нескольких источников или в результате последующего перераспределения радионуклидов в природных условиях.

Вопросам современного техногенного радиоактивного загрязнения также посвящено большое количество научных трудов (Израэль Ю.А., 1986, 1998, 2000; Павлоцкая Ф.И., 1986-1987; Ермилов А.П., 1989-1993; Фалк Р., 1988; Дубасов Ю.В., Кривохатский А.С. и др., 1991; Лощилов Н.А. и др., 1992; Дубинчук В.Т., Поляков В.А. и др., 1995, 2001; Соболев И.А., 1996; Мясоедов Б.Ф., 1992, 1997; Рихванов Л.П., 1997;

Черепнин Ю.С., 2000; Вакуловский С.М., 2001, 2005; Резвицкий Е.В., 2007; Алексахин А.И., 2007; Стародубов А.В., 2007, и многие другие). Однако, как правило, в этих работах рассматриваются либо частные случаи одного из видов загрязнения, либо определенной территории или определенного объекта. Цельной комплексной системы идентификации аномалий и установления их источника пока не сложилось.

Автор и его сотрудники в течение многих лет исследовали природные объекты в известных районах загрязнения: 30-км зоны ЧАЭС (совместно с ИЯИ АН Украины), Брянской области (совместно с ФГУП «Геоцентр-Брянск»), озера Карачай (совместно с ФГУП ПО «Маяк» и ФГУГП «Гидроспецгеология»), Семипалатинского (совместно с АО «Волковгеология») и Новоземельского (совместно с ИБР РАН им. Н.К. Кольцова) ядерных полигонов, а также на участках локальных загрязнений неустановленной природы в Москве и области, донных отложениях Енисея, Арзамаса, Белого Камня (Приморье) и других. В целом исследования этих объектов базировались на комплексном подходе следовали схеме, предложенной автором в первом защищаемом положении (рис. 2). Все электронно-микроскопические исследования выполнены доктором геолого-минералогических В.Т. Дубинчуком (ФГУП ВИМС).

Объем автореферата не позволяет привести все данные по разнотипным техногенным аномалиям, поэтому автор ограничился иллюстрацией специфики радиоизотопных аномалий с наиболее характерными источниками загрязнения: ближняя и дальняя зоны ЧАЭС, район деятельности ПО «Маяк» (озеро Карачай) и Семипалатинский ядерный полигон.

Ближняя зона ЧАЭС (6-7 км от 4-го энергоблока). Уникальность Чернобыльской катастрофы обусловлена не только масштабами радиоактивного загрязнения, но и образованием множества новых физико-химических форм нахождения радионуклидов в природных средах. Использование стандартных методических приемов изучения радионуклидного состава в этом случае оказалось неэффективным.

Нами исследованы 9 почвенных разрезов в районе озера Глубокое, представленных дерново-подзолистыми песчаными и луговыми почвами с высоким содержанием органического вещества. Разрезы опробованы поинтервально, через 1,5 см до глубины 4,5 см. Результаты комплексных исследований --- спектрометрическими, радиометрическими, радиографическими и электронно-микроскопическими методами позволили установить основные закономерности распределения радионуклидов и сделать следующие выводы:

• Основная активность (95 - 98 %) сосредоточена в первых 1,5 - 2 сантиметрах почвенного разреза, и локализована в радиоактивных частицах (РЧ) разного размера - от 0,n до 10n микрометров (рис. 4А). Исключением является почвенная колонка в зоне сезонного подтопления, где максимум активности РЧ приходится на интервалы 1,5-2,5 и 2,5- 3,5 см. С глубиной активность и количество РЧ резко снижаются.

• Автором исследован радионуклидный состав более 400 РЧ и обоснованы критерии их классификации с выделением 5 основных типов: «Р»-рутениевый, «Т»топливный, «Ц»- конденсационный (цезиевый), «ТС»-топливный с избытком Sr, «ТЦ»- топливный с избытком 137Cs (рис. 4Б). Основная масса РЧ ближней зоны ЧАЭС представлена типами «Т» и «ТС». Крупные РЧ часто представлены агрегатами мелких частиц разного типа. При незначительном механическом воздействии происходит развал таких агрегатов с увеличением удельного количества более мелких РЧ.

• Наиболее подвижен 90Sr, его активность в верхних слоях убывает в среднем за год на 7 %. Наименее подвижны 137Cs, 106Ru, 144Ce, 154,155Eu 239,240,238Pu, среднегодовое снижение активности составляет 1-2 %. При этом миграционная подвижность всех радионуклидов возрастает в обводненных почвах.

Рис. 4. А – распределение радионуклидов в почве 30-км зоны ЧАЭС, радиография препарата почвы; Б – радиоактивные частицы конденсационного типа; В – рутениевая радиоактивная частица; Г – топливная частица. Б, В, Г – электронная микроскопия, увеличение 5 – 15 тыс. раз.

• Нами доказано, что на поверхность площадок выпало диспергированное топливо с разной энерговыработкой, т.е. из разных участков аварийного реактора. Это подтверждают большие вариации значений 238Pu/239+240Pu в РЧ: от 0,2 до 0,8. В целом в почве сохраняется постоянное значение (0,46 – 0,52), близкое к среднетопливному.

2В отдельных пробах установлены повышенные значения U/238U, не отвечающие обогащению топлива РБМК, что может быть связано с образованием 236U при распаде 2Pu и реакции (n,) на ядрах 235U.

• Изменение РЧ идет в двух взаимосвязанных направлениях: разрушение крупных конгломератов при механических воздействиях, размыве и эрозии, с образованием мелких частиц; вынос Cs, Sr, U и Pu из приповерхностной части топливной матрицы и деструктурированных участков почвенными растворами и за счет эффектов ядерной отдачи. Увеличение общей площади РЧ (уменьшение их размеров) приводит к более интенсивному выносу радионуклидов. Вынос радионуклидов зависит от локальных физико-химических условий почв и соотношения различных форм нахождения. После выноса из РЧ Cs прочно сорбируется глинистыми частицами и органическим веществом, а Sr в подвижных формах мигрирует вглубь почв. Вынос Pu менее активен и обусловлен, вероятно, ядрами отдачи.

• Электронно-микроскопическими исследованиями выявлена сложная морфология РЧ - округлые образования, зерна сложной формы, пленочки, разобщенные между собой или агрегатированные с частицами почвы. По составу основная часть РЧ - оксиды урана, как первично выпавшие, так и измененные или явно переотложенные.

Отдельные РЧ тип «Т», претерпевшие температурное воздействие, подвергаются выщелачиванию изнутри, при этом поверхность остается без существенных изменений.

Таким образом, мы можем утверждать, что в процессе разрушения РЧ высвобождаемые Pu, U, Sr, Cs могут переотлагаться в непосредственной близости или выноситься на значительные расстояния.

• Установлены закономерные изменения миграционных процессов в зависимости от геоморфологических условий участков отбора с разными окислительновосстановительными режимами в сочетании с различной интенсивностью и периодичностью увлажнения почв. Локальное периодическое изменение физикохимических условий в прибрежной зоне (подтопление и высыхание) приводит к растворению, выносу и переотложению U и других радионуклидов.

Юго-запад Брянской области (дальняя зона, 150-200 км от ЧАЭС). Комплексные радиоизотопные исследования в этом районе выполняются под руководством автора с 1990 года по настоящее время. В диссертационной работе сотрудника лаборатории Стародубова А.В. (2007 г.) исследованы и обобщены некоторые результаты работ на территории юго-западной части Брянской области.

В результате многолетнего радиационного мониторинга и исследований нами получены следующие данные и выводы:

• Выявлены значительные количества мелких (n-0,n мкм) РЧ, представленных в основном конденсационным (85-95 %) и топливным (5-15 %) типами. Чернобыльское происхождение РЧ доказано исследованиями изотопного состава ТУЭ: в них присут239,240,238,2ствуют Pu и 241Am в характерных соотношениях между собой. Если в 19911993 г.г. РЧ обнаруживались только в верхнем почвенном слое (0-2 см), то в настоящее время мы фиксируем частицы на глубинах до 15-20 см и даже 60-70 см (рис. 5).

• Установлено, что в отличие от начального периода после аварии на ЧАЭС, в настоящее время в верхних слоях почвы находятся не первично выпавшие РЧ, а новообразованные (вторичные). В нижних же слоях обнаружены и первичные частицы.

В процессах преобразования РЧ активную роль играет почвенная бактериальная микрофлора, исходные кристаллические формы 137Cs со структурой СsCl переходят в более доступные для растений формы с кристаллической структурой NaCl (рис. 6).

• Получены научно обоснованные параметры современные миграции 137Cs и 90Sr в зонах аэрации типичных ландшафтов района. Глубина проникновения ОПД сопоставима с уровнем грунтовых вод, наиболее значительная миграция фиксируется в болотных низинных торфяных почвах, минимальная - в дерново-подзолистых оглееных.

Вертикальная миграция 90Sr в среднем в 15 раз превышает миграцию 137Cs. В последнее десятилетие скорость миграции радионуклидов резко (в 10-30 раз) возросла, так как они миновали маломощный перегнойный горизонт и вышли в проницаемые пес2чаные отложения. Четко проявлен эффект увеличения активности Am за счет его накопления при распаде 241Pu, и его более интенсивная миграция по сравнению с изотопами Pu.

• Данные 16 лет исследований и их анализ позволили достоверно установить тенденцию к повышению техногенной активности верхних водоносных горизонтов, 137 за счет поступления Cs и Sr, при возрастающей интенсивности этого процесса.

При этом значительные запасы радионуклидов остаются в растительности, при преимущественном накоплении 90Sr в деревьях, а 137Cs- в травах. Эти процессы определяют формирование вторичных ореолов легкоподвижных форм 137Cs и 90Sr в верхней части зоны аэрации за счет лиственного опада и лесных пожаров.

Рис. 5. КП «Заборье». Почвенный разрез (0-65 см) и характер распределения активности в интервалах разреза. Тёмные точки на радиографиях – радиоактивные частицы.

В левом нижнем углу указана удельная активность 137Cs в интервале почвы.

• Выявленные закономерности миграции радионуклидов, состав и формы их нахождения позволили осуществить прогнозные оценки изменения радиационной ситуации на средне- и долгосрочную перспективу. Нами показано, что к 2055 году значительно возрастет вклад ТУЭ в формирование дозы внутреннего облучения, предложен ряд защитных мер по снижению облучения населения.

Район озера Карачай (ПО «Маяк»). Озеро Карачай использовалось в качестве поверхностного хранилища жидких радиоактивных отходов с 1951 г. За этот период в подземные воды путем инфильтрации через проницаемое ложе озера поступило до 5106 м3 радиоактивных растворов сложного многокомпонентного состава (137Cs, 90Sr, 1Ru, 60Co, 234,238,235U, 241Am, 239,240,238Pu, 244Cm, 237Np и др.).

Рис. 6. КП «Заборье». Взаимодействие почвенной микрофлоры с 137Cs: А - панцирь от микрофауны и частички CsCl со структурой CsCl, интервал 7,5-10 см; Б - деформированная бактерия, внутри - кубические кристаллы CsCl со структурой NaCl, интервал 50-60 см; В - разрушенная в вакууме бактерия, которая накопила в себе CsCl со структурой NaCl (одиночная стрелка), интервал 50-60 см; Г – бактерия, внутри которой расположен кристалл в форме кубика CsCl со структурой CsCl, интервал 2,5-5 см.

Комплексные исследования донных отложений, подземных вод и горных пород выполнялись нами в течение 10 лет, и представляли собой решение сложнейших задач по выявлению закономерностей поведения и взаимодействия техногенных радионуклидов в цепи «донные отложения- подземные воды- горные породы», с установлением радионуклидного состава, форм нахождения, характера процессов задержки и формирования твердофазного ореола, сорбции и десорбции радионуклидов.

В результате исследований получены следующие выводы.

• Донные отложения (природно-техногенные илы, суглинки) содержат весь спектр техногенных радионуклидов, являются мощным сорбционным барьером для Am, Cm и Pu, при этом U в виде анионных и нейтральных комплексов сорбируется значительно слабее, и в основном поступает в подземные воды. Различные слои донных отложений резко различаются по соотношениям радионуклидов и активности, что говорит о разном составе сбросных вод в разные периоды. Интенсивно проявлены процессы перераспределения радионуклидов, с преимущественным поступлением на глубину Sr по отношению к Cs. Распределение радионуклидов крайне неравномерное, имеет точечно-рассеянный характер, обусловленный разными формами нахождения (рис. 7А). Разработанная и реализованная нами схема и параметры выщелачивания радионуклидов чистой природной водой в квазистатическом режиме (до 320 суток) показали, что первыми циклами из донных отложений вымывается около 50 % 90Sr, 90 % 137Cs и 80 % 234,238U. Коэффициенты десорбции ТУЭ сопоставимы между собой и составляют 5 - 20 %, в зависимости от минерального состава интервала. Общим для всех колонок является наличие кристаллических фаз, содержащих радионуклиды, поликомпонентных аморфных образований, оксидных форм U. Наименее проявлены сульфатные формы. Фазы цезия (Cs, CsCl со структурой NaCl, CsО2, Cs-слюды) и фазы Sr (стронций апатит, стронцианит, сванбергит, целестин, SrO) установлены во всех пробах колонок, и максимально проявлены в верхних слоях. Во всех изученных образцах обнаружены обособления геля как моно-, так и поликомпонентной консистенции. Гель является основным источником для формирования стабильных и метастабильных фаз радионуклидов. В модельных экспериментах по десорбции радионуклидов природной водой наиболее активно извлекаются Sr и U, наименее- Cs, Pu, Am и Cm. Коэффициенты десорбции различны для разных слоев, что объясняется разным соотношением минеральных фаз.

90 137 • Подземные воды образуют изометричный аномальный ореол Sr, Cs, Co, 1Ru, 234,235,238U, ТУЭ (в порядке уменьшения активности). По мере удаления от озера 90 234,235,238 (1 км) активность снижается, меняется и соотношение: Sr, U, Co. Таким образом, наиболее обширные ореолы образуют 90Sr и 234,235,238U. На расстоянии 8 км подземные воды практически фоновые. Нами установлено, что Cs в водной фазе находится в катионной форме, Co и U - в анионной, чем и обусловлена высокая подвижность U и Co. Аномальные воды вместе с радионуклидами переносят высокие концентрации стабильных элементов (Si, Al, Ca, Na, K, Mg, Fe, Sr, Co, Cr, Eu, Yb, Sc), которые могут участвовать в образовании новых минеральных форм, способствующих задержке радионуклидов в горных породах.

• Горные породы представлены пироксен-плагиоклазовыми порфиритами и их туфами, измененными метаморфическими, гидротермальными и гипергенными процессами. Все радионуклиды, привносимые подземными водами, в той или иной степени задерживаются горными породами, образуя твердофазный ореол радиусом до 23 км и глубиной до 100 и более м. Техногенная радиоактивность в 0,4 км от озера обусловлена в первую очередь 90Sr, 137Cs, 60Co, 106Ru, 234,235,238U, ТУЭ, а на большем 90 60 106 234,235,2удалении (1-2 км) - Sr, Co, Ru, U. Одновременно отмечаются высокие содержания Na, C, Fe, Al, Ti, Cr, W, As, Co, Sr. Радиоактивность в породах распределена крайне неравномерно, максимально проявлена в зонах трещиноватости, брекчирования и милонитизации (рис. 7Б). Установлены следующие формы радионуклидов:

сорбционная, связанная с гидроокислами железа, слоистыми алюмосиликатами; изоморфное замещение в новообразованных минералах (лейкоксен, ольдгамит, гипс, магнетит, апатит); равномерно распределенная в раскристаллизованной массе породы и в поровых растворах. Диффузионное проникновение радионуклидов от минерализованных трещин вглубь монолита не превышает нескольких миллиметров. Экспериментальные исследования по выщелачиванию радионуклидов пресной водой из образцов горной породы показали, что в течении 3 – 3,5 месяцев в водную фазу переходит 85 - 96 % общего количества 90Sr (рис. 7В). Таким образом, при устранении первичного источника и поступлении в подземные горизонты чистых вод горные породы станут источником вторичного радиоактивного загрязнения геологической среды.

Рис. 7. А – распределение радионуклидов в донных отложениях озера Карачай; Б – распределение радионуклидов в керне горной породы; В – образец порфирита (1) и распределение активности в нем до выщелачивания (2), после 12-го опыта выщелачивания (3), после 42-го опыта выщелачивания (4).

Семипалатинский ядерный полигон. Результаты исследований, проводимых в США (Невада) и Австралии (Маралинга), говорят о существенных отличиях в составе и поведении радионуклидов на полигонах от глобальных выпадений или Чернобыльского следа. Нами изучены почвенные колонки (0 - 20 см) на следах воздушных и наземных испытаний («Опытное поле»), а также в местах аварийных выбросов при подземных взрывах (оз. Балапан). Радиоизотопные, радиографические и электронно- микроскопические исследования позволили сделать следующие выводы.

• В приповерхностных горизонтах почв полигона установлены высокие активности 239,240,238Pu (до 6103 Бк/кг) и 90Sr (до 8103 Бк/кг), которые существенно снижаются с глубиной, но на 20 см еще не достигают фоновых значений. Содержания ЕРН (U, Th, Ra) не превышают природного фона.

239,240,238 • Pu и Sr находятся в почве в весьма труднорастворимых формах. Упрощенный способ извлечения Pu концентрированной HNO3 с пероксидом водорода, эффективный при анализе глобальных выпадений, в нашем случае оказался непригодным- переход Pu в раствор составил 1-2 % от общего количества. Для анализа таких форм радионуклидов необходимо полное вскрытие пробы смесью HNO3 и HF.

239,240,238 • Нами установлено, что Pu и Sr находятся в почве в виде сферических стеклообразных микрообразований (до 500 мкм в диаметре) силикатного состава.

Частицы окружены корочкой колломорфной структуры, не имеющей прочного контакта с поверхностью сфероида. На поверхности колломорфной пленки находится большое количество субмикронных частиц с высокой плотностью (микрочастицы высокотемпературных форм Pu и Sr). Частицы представлены как чисто плутониевого или стронциевого состава, так и смешанным типом (рисунок 8).

• Формы нахождения радионуклидов в почве в виде «капсулированных» труднорастворимых высокотемпературных оксидов резко ограничивают их миграционную способность под воздействием грунтовых вод и атмосферных осадков. Тем не менее, установлено преимущественное проникновение на глубину 90Sr по сравнению c Pu (в верхнем 5-см слое находятся соответственно 55-75 % и 80-90 % общих запасов).

• Принципиальные отличия от 30-км зоны ЧАЭС заключаются в формах нахождения радионуклидов, в ограниченной миграционной способности, разном изотопном составе Pu (238Pu/239+240Pu ~ 0,03) и резком дефиците 137Cs по отношению к 90Sr.

Рис. 8. А – исходные радиоактивные частицы, выделенные из почвы; Б – частица в растровом электронном микроскопе; В – ее --- радиография; Г – микрочастица на поверхности стеклянного сфероида; Д – спектрограмма сканирования электронным пучком с пересечением частицы, идентифицирован металлический Sr.

Комплексные исследования на объектах радиационного загрязнения разного типа позволили автору установить закономерности изменения радионуклидного состава, соотношений между радионуклидами, миграционных характеристик и форм нахождения, что послужило основой для создания системы критериев идентификации источника техногенного радиоактивного загрязнения. В таблице 6, составленной по данным автора, показана принципиальная возможность установления источника поступления радионуклидов в окружающую среду, используя специфичность изотопных соотношений в аномальном объекте, информацию о формах нахождения радионуклидов.

Таблица Радиоизотопные характеристики типичных техногенных и природных аномалий Объект РЕЗУЛЬТАТЫ КОМПЛЕКСНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ОБЪЕКТА Заключение Изотопные и радионуклидные соотношения Другие данные о возможном источнике 234 235 238 137 1техногенной аномалии U/238U U/238U Pu/239,240Pu Cs/90Sr Cs/239,240Pu Почва, Крупные сфероид- Характерно для полиго1,3 0,047 0,026 0,3 < аномальный ные РЧ (до 0,5-1 нов воздушных и наземучасток 1 мм) ных ядерных испытаний Почва, Большое количество Характеристики близки 1,7 > 0,10 0,49 0,82 1аномальный РЧ разных размеров к параметрам ближней участок 2 (0,n–10n мкм),241Am зоны ЧАЭС (5-10 км) Почва, Наличие мелких РЧ Характеристики близки к 1,2 0,047 0,39 75 6 0аномальный (0,n мкм и менее), параметрам удаленной 2участок 3 Am зоны ЧАЭС (100-200 км) Почва, Не найдены Не най- Не найдены Высокие активности Высокообогащенный U и 17 1,аномальный дены Zn, 106Ru, 60Co, продукты активации 1участок 4 Sb, 134Cs конструкционных элементов («свежее» ядерное топливо), Почва, Наличие небольшо- Рассеянный в почве ра1,1 0,047 0,25 200 аномальный го количества мел- диоактивный порошок, участок 5 ких одинаковых РЧ, «старый» (>15 лет) по1Eu, 241Am лупродукт для получения Pu, вынесен из НИИ.

Вода из арт. Не найдены Не най- Не найдены Присутствует 226Ra Природная уран- изо0,65 0,0скважины дены топная аномалия в воде Вода из арт. Не найдены Не най- Не найдены Присутствует 226Ra Природная уран- изо19 0,0скважины дены топная аномалия в воде Положение Теоретически обоснованы и экспериментально подтверждены закономерности формирования аномальных радиоизотопных ореолов в подземных водах и почвенных горизонтах на урановых объектах различного генезиса, созданы научно-методические основы выявления участков скрытого уранового оруденения и дифференциации радиоактивных аномалий, позволяющие повысить эффективность геологоразведочных работ, минимизировать и прогнозировать радиоэкологические последствия разведки и освоения месторождений.

Основные результаты исследований в рамках защищаемого тезисного положения раскрыты в работах автора [1, 2, 4, 5, 6, 7, 10, 11, 13, 14, 38, 69, 83].

Вопросы необходимости усиления исследований по разработке и внедрению в практику геологоразведочных работ новых высокоэффективных и экономичных методов поисков месторождений урана, минимизации радиоэкологических последствий при разведке и освоении месторождений, стоят с большой остротой, что связано с необходимостью выявления глубокозалегающих руд, постоянным удорожанием и увеличением объемов поисково-разведочных работ, загрязнением окружающей среды.

Традиционные поисковые методы - наземная гамма-съемка, эманационный и его модификации, уранометрический, биогеохимический, радиогидрогеологический, изотопно-свинцовый, гелиометрический (Граммаков А.Г. и др., 1957; Суражский Д.Я., 1960; Новиков Г.Ф., Капков Ю.Н., 1965; Андреев А.Г. и др., 1969; Еремеев А.Н.

и др., 1969; Токарев А.Н. и др., 1975; Шашкин В.Л., 1975; Соколов М.М. и др., 1979;

Малышев В.И., 1958, 1981; Каждан А.Б., Соловьев Н.Н., 1982; Титов В.К., 1985; и многие другие) наряду с положительными качествами имеют и существенные недостатки – большое число выявляемых ложных аномалий, неоднозначность получаемых данных.

Учитывая, что открытию месторождения предшествует, как правило, огромный объем горнопроходческих и буровых работ по оценке десятков и сотен аномалий и потенциально рудоносных структур, проблема создания относительно недорогих наземных методов для выявления глубокозалегающих урановых руд является актуальной и экономически значимой.

Одновременно такие методы за счет локализации наиболее перспективных участков при разбраковке аномалий позволяют минимизировать радиоэкологические последствия поисково-разведочных работ, связанных с проходкой горных выработок, бурением скважин, и, как следствие – с техногенным нарушением территории, извлечением на поверхность радиоактивных пород и руд, бурового раствора и др.

В данном тезисном положении рассматривается метод, базирующийся на определении и последующем совместном анализе концентраций 210Pb и 210Po. Многие исследователи проявляют большой интерес к 210Po и 210Pb (Bartz G.L., 1978; Gray P.R., 1978; Schutz D.F., 1978; Stieff L.R., 1979; Dyck W., 1984; Gard J.W., 1985; Хольцман Р.Б., 1987 и др.). Во-первых, эти радионуклиды являются продуктами распада исключительно уранового ряда, и могут служить его индикаторами; во-вторых, связаны цепочкой радиоактивных превращений 210Pb () > 210Bi () > 210Po () > 206Pb (стабильный); в-третьих, имеют относительно небольшие периоды полураспада – соответственно 138,4 суток и 21,3 года, что не позволяет им мигрировать на большие расстояния от рудных тел; в-четвертых, являясь наиболее долгоживущими продуктами распада 222Rn, 210Po и 210Pb накапливаются в толщах, через которые диффундирует Rn и характеризуют усредненную за многие годы интенсивность эманационного потока.

Однако, измерение только содержаний 210Po и 210Pb не дает качественно новой информации по сравнению с эманационным методом. Решение проблемы найдено автором в принципиально ином подходе, основанном на исследовании отличительных 210 2особенностей миграции Po и Pb как самостоятельных элементов со свойственными каждому из них радиационными и геохимическими характеристиками. Эти различия в условиях многофазности геологической среды обуславливают высокую вероятность закономерных изменений радиоактивного равновесия в ряду: рудное тело – вмещающая среда – почвенный горизонт.

Исследования по созданию и производственной апробации высокоэффективных способов поисков месторождений урана с использованием закономерностей изменения изотопного состава естественных радионуклидов в подземных водах и приповерхностных горизонтах выполнялись нами с 1980 года.

Основными источниками 210Po и 210Pb в геологической среде являются: радиогеохимический фон, участки локального концентрирования в результате интенсивных радоновых потоков, техногенное загрязнение природных сред, урановые месторождения. Наиболее мощным источником в естественных условиях являются урановые руды, которые постоянно подвержены воздействию таких физико-химических факторов, как подземные воды, температурные изменения, механические напряжения. На фоне постоянного радиоактивного распада происходит в той или иной степени разрушение минералов U, растворение и выщелачивание продуктов распада из минеральной матрицы с переходом в водную фазу, перенос, осаждение из водных растворов на сорбентах, эманирование радона. Участвующие в таком многообразии процессов радионуклиды находятся в состоянии подвижного равновесия между разными фазами. 210Po и 210Pb, завершая распад в ряду U, являются наименее связанными с кристаллической решеткой минералов, т.е. находятся в благоприятных для выщелачивания условиях. При этом переход в водную фазу сопровождается образованием избытка 210Po по отношению к 210Pb, как более короткоживущего и миграционно подвижного элемента, что подтверждено автором экспериментальными исследованиями урановых руд месторождений, проб подземных вод, горных пород, стандартов состава.

Для условий ультраразбавленных растворов, в которых находятся 210Po и 210Pb в подземных водах (в среднем ~ n10-15 г/дм3), миграция радионуклидов возможна в любой из форм – ионной, истинно коллоидной и псевдоколлоидной. При наличии мощного источника (урановых руд) и промежуточной мобилизующей среды (подзем2ные воды) происходит образование водного ореола Po/210Pb > 1, который может проявиться и в приповерхностных горизонтах за счет миграции радионуклидов в составе восходящих напорных и капиллярно-диффузионных вертикальных потоков, с последующим осаждением (сорбцией) в аккумулирующих компонентах перекрывающих отложений (глинистая часть кор выветривания, глинистые и суглинистые прослои, гидроксиды железа в трещиноватых породах), в том числе и почвеннорастительном горизонте с высоким содержанием тонкодисперсного и органического вещества. Стимулируют процессы капиллярного подъема непостоянство уровня грунтовых вод, испарительные процессы на уровне капиллярной каймы, подтягивание грунтовых вод корневой системой растений и другие.

Механизм формирования аномальных ореолов 210Po и 210Pb включает как самостоятельную миграцию радионуклидов от рудного тела, так и накопление за счет распада 222Rn, поступающего к поверхности в водной и газовой фазах, причем в первом 2случае из-за преобладающего привноса Po накопление в аккумулирующих горизонтах происходит в неравновесных количествах (210Po/210Pb > 1), а во втором – в равновесных (210Po/210Pb ~ 1).

Автором выполнены модельные построения для условий центральной части Украинского щита (уран-альбититовые месторождения в кристаллическом фундаменте), с использованием экспериментальных данных по выщелачиванию 210Po и 210Pb из урановых руд, реальных данных скорости фильтрации вод в различных частях вертикального разреза, и учетом вертикальной составляющей напорных вод, гидравлической связи водоносных горизонтов, капиллярно-диффузионного подъема металлсодержащих растворов. Расчеты показывают, что рудное тело с запасами U 1-2 тыс.

тонн, локализованное на глубине 100 м и выходящее под кору выветривания фундамента, способно сформировать аномальный ореол в трещинных водах фундамента шириной до 600 м, в грунтовых водах 300-500 м, и в приповерхностной части почвенного горизонта до 150 м (рисунок 9).

2Рис. 9. Расчётная схема формирования водного и почвенного ореолов Po/210Pb в геологической среде при наличии рудного тела (~1000 тонн U) на глубине 100 м. На графиках: I – значения 210Po/210Pb; II – содержание 210Po; III – содержание 210Pb. Условные обозначения: а – почвенно-растительный горизонт; б – суглинки; в, д – пески;

г – глинистые пески; е – каолин-щебенистая кора выветривания кристаллических пород; ж – зона интенсивной трещиноватости пород фундамента; РТ – рудное тело; V – скорость переноса радионуклидов, м/сутки; ВМ – зона водной миграции радионуклидов; УГВ – уровень грунтовых вод; УГВ – уровень грунтовых вод; КПД – зона капиллярно-диффузионного подъема металлсодержащих растворов.

По совокупности принципиальных отличительных признаков на созданный изотопно-почвенный метод (ИПМ) получено Авторское свидетельство на изобретение [2]. Расчетная глубинность метода - от нескольких десятков до первых сотен метров. В благоприятных условиях он позволяет устанавливать наличие урановых руд на глубине по данным об избытке 210Po над 210Pb в пределах аномальных ореолов содержаний этих радионуклидов в представительном для опробования почвенном горизонте (мультипликативный показатель МП). Метод позволяет локализовывать рудоперспективные зоны, разбраковывать аномалии, получать информацию, идентичную эманационному методу, трассировать зоны тектонических нарушений. Применение метода целесообразно на участках, предварительно выделенных по комплексу благоприятных геолого-геофизических признаков, для заверки выявленных радиометрических, уранометрических, эманационных и радиогидрогеолгических аномалий, для оценки отдельных перспективных структур.

На основе теоретического обоснования и опытно-методических полевых исследований на Украине, Казахстане, рудоносных регионах России определены природногеологические условия, ограничивающие эффективность ИПМ: предполагаемая глубина оруденения более 300 м, наличие мощных (более 20-30 м) зон аэрации и вечной мерзлоты, отсутствие почвенного покрова, техногенное нарушение земной поверхности, высокий радиогеохимический фон в приповерхностной части разреза. На этой же базе разработана комплексная методика практической реализации ИПМ, включающая приемы проведения полевой съемки, подготовки почвенных и водных проб к анализу, 210 2селективного радиохимического выделения Po и Pb, выполнение измерений с применением специально разработанного низкофонового --радиометра на основе блоков БДБС1-3еМ, расчет и интерпретацию результатов, алгоритмы учета изменения значений 210Po/210Pb за время от отбора пробы до ее измерения.

В части радиохимического выделения радионуклидов и измерения их активности методика постоянно совершенствовалась, упрощалась, адаптировалась к новой серийной аппаратуре, и в настоящее время реализована в виде утвержденных Госстандартом РФ методик выполнения измерений 210Po и 210Pb (МР 25, 26), в которых впервые применен способ одновременного определения 210Po и 210Pb (по 210Bi) из одной навески почвы или пробы воды.

Опытно-методическая и производственная апробация метода на урановых объектах разного генезиса подтвердила расчетную глубинность метода, составляющую от 50-100 м в полупустынных районах Казахстана, до 100-150 м в степной и лесостепной зонах Украины, и до 200-250 м в горно-таежных районах Забайкалья и Дальнего Востока. При этом установлено, что месторождения и рудопроявления Украинского кристаллического щита и Центрального Казахстана фиксируются совпадающи2ми ореолами Po/210Pb и МП, практически несмещенными относительно проекции рудных тел на поверхность, тогда как в условиях гумидного климата и пересеченного рельефа горно-таежной зоны возможно как смещение надрудного ореола до 100 и бо2лее метров, так и несовпадение максимумов МП и Po/210Pb. Это связано с активной латеральной миграцией изотопов в кислой среде промывных горно-таежных почв, тогда как в слабощелочных и нейтральных почвах степных и лесостепных районов миграция радионуклидов после их фиксации в приповерхностных частях незначительна.

В целом ИПМ показал более высокую эффективность и информативность по сравнению с эманационным и уранометрическим методами, так как позволяет не только выявлять глубокозалегающие урановые руды, но и отбраковывать ложные аномалии и трассировать зоны тектонических нарушений.

Опытно-методические исследования и производственная апробация метода выполнялись с 1982 по 1988 г.г. на более 20 урановых объектах Кировского, Сосновского, Таежного, Приленского, Волковского и Степного ПГО. Метод был внедрен в Экспедиции № 37 Кировского ПГО и Партии № 94 Таежного ПГО, с созданием в них собственных радиохимических и радиометрических лабораторий, изготовлением и передачей низкофоновой аппаратуры. С 2001 года работы с использованием ИПМ были возобновлены в районах Карелии, Северного Прибайкалья и Забайкалья, с целью уточнения его эффективности для оценки участков, перспективных на тип несогласия, эндогенный и гидрогенный типы месторождений.

Важным и принципиальным является то, что в отличие от уранометрического и эманационного методов, выявляемые ИПМ аномалии весьма локальны, и позволяют сконцентрировать горно-буровые работы на наиболее перспективных участках, предотвращая техногенное нарушение и радиоактивное загрязнение значительной части площади, минимизируя радиоэкологические последствия. Эта особенность метода 2связана с небольшими периодами полураспада Po и 210Pb, не позволяющими радионуклидам мигрировать на большие расстояния от рудных тел.

На рисунке 10 показаны результаты площадной съемки изотопно-почвенным и эманационно-трековым методами на месторождении Юрьевское (Украинский щит).

Урановое оруденение локализовано в кристаллическом фундаменте, в зоне сочленения гранитного и гнейсового блоков, приурочено к крутопадающим телам альбититов и перекрыто осадочным чехлом мощностью 100-110 м.

Рис. 10. Пример использования изотопно-почвенного метода (ИПМ) в центральной части УКЩ (месторождение Юрьевское, гидротермально- метасоматический тип в альбититах) Совмещенный ореол аномалий МП и 210Po/210Pb по размерам практически соответствует проекции рудного тела на дневную поверхность, тогда как аномалии радона и содержаний 210Po и 210Pb (показатель МП) имеют значительно большие размеры, отражая особенности тектонического строения участка.

Рисунок 11 иллюстрирует фрагмент площадной съемки 2007 года на объекте «Парусное» эндогенного типа. Методом ИПМ выявлены контрастные аномалии на участках рудопроявлений. Размеры аномалий существенно меньше, чем выявленные эманационным методом (вариант САН) или аэрогамма-спектрометрической съемкой.

Последние данные, полученные нами на урановых объектах Забайкалья и Прибайкалья в 2006-2007 г.г. свидетельствуют о том, что эффективность ИПМ может быть существенно повышена за счет привлечения дополнительных данных о соотно234 2шениях изотопов U/238U в почве и водных вытяжках, Po/210Pb в растительных пробах [83]. В настоящее время эти варианты радиоизотопного комплекса проходят опытно-методическую проверку.

Рис. 11. Участок рудопроявления «Парусное». Результаты использования ИПМ по одному из профилей площадной съемки. А – график распределения значений МП, в единицах фона; Б – геологический разрез через рудную зону. Условные обозначения: 1 – чайский дайковый комплекс (PR2cs2), 2 – тектонические нарушения, 3 – значения гамма- активности на поверхности, мкР/ч, 4 – аномальные по МП части профиля, 5 – урановорудные тела.

Таким образом, автором теоретически обоснована и экспериментально подтверждена возможность использования данных о соотношениях между радионуклидами 2Po и 210Pb и их содержаниях в поисково-оценочной и радиоэкологической практике.

Создана научно-методическая основа для практической реализации принципиально нового метода выявления невыходящих на поверхность урановых руд, оценки радиоактивных аномалий, что позволяет повысить эффективность геологоразведочных работ, минимизировать и прогнозировать радиоэкологические последствия при разведке и освоении месторождений.

Заключение В результате многолетних исследований по теме диссертации «Научно- методические основы радиоэкологической оценки геологической среды» были получены следующие основные выводы и результаты:

1. На основе детального изучения и анализа распространенности, миграционных особенностей, условий накопления, радиотоксичности и ядерно-физических характеристик обоснован приоритетный перечень техногенных и естественных радионуклидов, подлежащих первоочередному контролю в объектах окружающей среды.

2. Разработан стандартизованный комплекс высокочувствительных радиоизотопных и радиографических методов (в том числе принципиально новых) для определения высокотоксичных естественных и техногенных радионуклидов и радиационных параметров (суммарной - и -активности A и A, 234U, 235U, 238U, 232Th, 230Th, 228Th, 2Ra, 228Ra, 224Ra, 210Pb, 210Po, 239+240Pu, 238Pu, 241Am, 243+244Cm, 90Sr, 137Cs, радиоактивных частиц) в почвах, горных породах, донных отложениях, природных и технологических водах, рудах, концентратах, растительности. Комплекс включает 41 методику, позволяет повысить точность, достоверность и информативность исследований, и является основой для решения задач радиоэкологии, геологии, технологии, радиационного мониторинга геологической среды, контроля качества и сертификации минерального сырья.

3. Создана научно-методическая основа радиационного контроля природных вод питьевого назначения, включающая: обоснование приоритетного для воды перечня высокотоксичных радионуклидов и радиационных параметров, последовательность их измерений, оптимизированную схему выполнения контроля, аппаратурнометодическое и метрологическое обеспечение, и реализованная в масштабах Российской Федерации.

4. Установлены закономерности миграции техногенных и естественных радионуклидов, формы их нахождения и особенности изотопных соотношений в районах интенсивного радиационного загрязнения (ближняя и дальняя зона ЧАЭС, район деятельности ПО «Маяк», Семипалатинский ядерный полигон), что позволило создать научно-методические основы для идентификации источников радиоактивных аномалий, определения их потенциальной опасности, прогнозирования изменения радиоэкологической обстановки.

5. В результате теоретического обоснования и экспериментальной проверки зако210 2номерностей формирования аномальных содержаний и соотношений Po и Pb в подземных водах и почвенных горизонтах урановых объектов различного генезиса (Украина, Казахстан, рудоносные регионы России) созданы научно-методические основы для дифференциации радиоактивных аномалий и локализации участков скрытого уранового оруденения. Разработанный на этой основе изотопно-почвенный метод, внедрен в практику геологоразведочных работ, позволяет повысить их эффективность, минимизировать и прогнозировать радиоэкологические последствия разведки и освоения месторождений.

6. Разработанный комплекс методов и нормативно-методические документы, утвержденных Госстандартом РФ (ФА «Ростехрегулирование»), внедрен и широко используется более чем 300 лабораториями и аналитическими центрами России и стран СНГ для радиационного контроля природных вод, радиоэкологических исследований и мониторинга в загрязненных зонах, контроля технологических циклов и сбросов на комбинатах.

Список опубликованных работ по теме диссертации 1. Малышев В.И., Соколова З.А., Сумин Л.В., Ширяева М.Б., Любимова Л.Н., Березина Л.А., Бахур А.Е. и др. Комплексные изотопные и ядерно-физические исследования при поисково-оценочных работах на уран // Ежегодник кратких сообщений о результатах научно-исследовательских работ за 1982 год.– М.: ВИМС,1983.– С. 76-80.

2. Малышев В.И., Соколова З.А., Бахур А.Е. и др. Способ поисков месторождений / Авторское Свидетельство СССР № 215783, заявка класс G01V5/00 № 3087677/2425, приоритет от 23.04.84 г. – 1984.

3. Малышев В.И., Соколова З.А., Росляков В.С., Бахур А.Е., Мануилова Л.И. Способ радиометрического определения радия и радона /Авторское Свидетельство СССР № 213035, заявка класс G01T1/20 № 3085450/24-25, приоритет от 21.03.84 г. – 1984.

4. Малышев В.И., Соколова З.А., Бахур А.Е. и др. Новый глубинный метод поисков месторождений / Материалы по геологии месторождений урана, редких и редкоземельных металлов // Информационный сборник КНТС № 94. – М.: ВИМС, 1985. – C. 43-53.

5. Бахур А.Е. Опыт использования усовершенствованного варианта эманационного трекового метода на территории Центральной части Украинского щита / Материалы по геологии месторождений урана, редких и редкоземельных металлов // Информационный сборник КНТС № 100. – М.: ВИМС, 1986. – C. 116-122.

6. Малышев В.И., Олейник О.А., Сумин Л.В., Ширяева М.Б., Любимова Л.Н., Салмин Ю.П., Березина Л.А., Соколова З.А., Бахур А.Е. и др. Совершенствование радиогеохронологических, изотопных и ядерно-физических методов для уточнения поисково-оценочных критериев месторождений // Ежегодник кратких сообщений о результатах научно-исследовательских работ за 1985 год. – М.: ВИМС, 1986. – C. 49-54.

7. Малышев В.И., Соколова З.А., Бахур А.Е. и др. Опыт применения глубинного изотопно-почвенного метода поисков в Западном Забайкалье на месторождении Хиагдинское / Материалы по геологии месторождений урана, редких и редкоземельных металлов // Информационный сборник КНТС № 101. – М.: ВИМС, 1986. – C. 130-133.

8. Малышев В.И., Соколова З.А., Росляков В.С., Бахур А.Е., Мануилова Л.И. Новый способ определения радия и радона/ Материалы по геологии месторождений урана, редких и редкоземельных металлов // Информационный сборник КНТС № 101.

– М.: ВИМС, 1986. – C. 49-54.

9. Бахур А.Е., Березина Л.А., Чернышева Т.Н. Использование анализатора Маджискан-2 для эманационного трекового метода // Известия ВУЗ. Геология и разведка. – 1988. – № 2. Деп. ВИЭМС, № 501-МГ.

10. Малышев В.И., Соколова З.А., Березина Л.А., Сумин Л.В., Сынгаевский Е.Д., Любимова Л.Н., Салмин Ю.П., Олейник О.А., Анисимов В.А., Сухинин А.И., Бахур А.Е. и др. Разработка и внедрение ядерно-физических методов анализа при поисковых работах // Ежегодник кратких сообщений о результатах научноисследовательских работ за 1988 год. – М.: ВИМС, 1989. – C. 92-99.

11. Бахур А.Е., Мануилова Л.И., Малышев В.И. и др. Новая модификация аналитического воплощения изотопно-почвенного метода поисков месторождений и его апробация / Материалы по геологии месторождений урана, редких и редкоземельных металлов // Информационный сборник КНТС № 128. – М.: ВИМС, 1991. – C. 58-63.

12. Малышев В.И., Бахур А.Е., Соколова З.А. и др. К вопросу проведения исследований по радиоэкологии / Материалы по геологии месторождений урана, редких и редкоземельных металлов // Информационный сборник КНТС № 128. – М.: ВИМС, 1991. – C. 64-71.

13. Малышев В.И., Бахур А.Е., Соколова З.А. и др. Особенности изотопнопочвенных аномалий на урановых месторождениях в русловых структурах Центрального Казахстана / Материалы по геологии месторождений урана, редких и редкоземельных металлов // Информационный сборник КНТС № 127. – М.: ВИМС, 1991. – C.

174-178.

14. Малышев В.И., Бахур А.Е., Соколова З.А. и др. Радионуклиды при поисках радиоактивного сырья и решении вопросов экологии / Материалы по геологии месторождений урана, редких и редкоземельных металлов // Информационный сборник КНТС № 132. – М.: ВИМС, 1991. – C. 71-74.

15. Малышев В.И., Бахур А.Е., Мануилова Л.И. и др. К вопросу о радиоэкологических исследованиях // Отечественная геология. – 1993. – № 5. – C. 121-124.

16. Малышев В.И., Ермилов А.П., Бахур А.Е. и др. Комплексное исследование радионуклидного состава топливных частиц в почвенном профиле зоны Чернобыльской АЭС // Разведка и охрана недр. – 1993. – № 7. – C. 27-31.

17. Бахур А.Е., Малышев В.И., Мануилова Л.И., Зуев Д.М. Радиоэкология и альфаспектрометрия // АНРИ. – 1995. – № 2. – C. 19-26.

18. Бахур А.Е., Малышев В.И., Мануилова Л.И., Зуев Д.М. Спектрорадиометрия при определении альфа-излучающих нуклидов / Материалы по геологии месторождений урана, редких и редкоземельных металлов // Информационный сборник КНТС № 139. – М.: ВИМС, 1996. – C. 85-92.

19. Дрожко Е.Г., Иванов И.А., Самсонова Л.М., Самсонов Б.Г., Малышев В.И., Бахур А.Е. и др. Задержка радионуклидов твердой фазой геологического массива вблизи озера Карачай // Вопросы радиационной безопасности. 1996. – № 2. – C. 22-27.

20. Малышев В.И., Бахур А.Е., Дубинчук В.Т. и др. Аналитические аспекты изучения радионуклидов в геологических объектах / Материалы по геологии месторождений урана, редких и редкоземельных металлов // Информационный сборник КНТС № 139. – М.: ВИМС, 1996. – C. 79-84.

21. Бахур А.Е., Дубинчук В.Т., Березина Л. А. и др. Радиоактивные частицы в почвах Семипалатинского полигона // Радиация и риск. – 1997. – Вып. 9. – C. 71-84.

22. Бахур А.Е. К обоснованию перечня радионуклидов, определение которых является обязательным при превышении контрольных уровней суммарной альфа- и бетаактивности в питьевых водах // АНРИ. – 1997. – № 5 (11). – C. 67-70.

23. Бахур А.Е., Малышев В.И., Мануилова Л.И. и др. Радиоактивность природных вод от теории к практике // АНРИ. – 1997. – № 4(10). – C. 54-59.

24. Бахур А.Е. Радиоактивность природных вод // АНРИ. – 1996/97. – № 2 (8). – C.32-39.

25. Клевезаль Г.А., Бахур А.Е., Соколов А.А., Крушинская Н.Л. Естественные и техногенные радионуклиды в костной ткани северных оленей Таймыра // Экология. – 1997. – № 4. – C. 317-320.

26. Клевезаль Г.А., Сереженков В.А., Бахур А.Е. и др. Динамика радиационной нагрузки на северных оленей Новой Земли // Радиационная биология: Радиоэкология. – 1997. – Т. 37. – Вып. 1. – С. 98-104.

27. Малышев В.И., Бахур А.Е., Салмин Ю.П. и др. Оценка радионуклидного загрязнения на объектах радиационной опасности // Тезисы докладов III Международной конференции «Новые идеи в науках о Земле». – М., 1997. – Т. 4. – С. 57.

28. Самсонов Б.Г., Малышев В.И., Бахур А.Е. и др. Вещество задержки растворенных компонентов при прохождении радиохимических промстоков в геологическом массиве // Вопросы радиационной безопасности. – 1997. – № 4. – C. 28-34.

29. Бахур А.Е., Зуев Д.М., Беланов С.В., Тихомиров В.А. Сравнительные характеристики альфа- бета-радиометров различных типов // АНРИ. – 1998. – № 1 (12). – C.

46-52.

30. Бахур А.Е., Малышев В.И., Мануилова Л.И., Зуев Д.М. Система и методы контроля радиоактивности природных вод // Разведка и охрана недр. – 1998. – № 11. – C.

33-35.

31. Бахур А.Е., Малышев В.И., Мануилова Л.И., Зуев Д.М. Система и методы контроля радиоактивности природных вод / Тезисы докладов Всероссийской научнопрактической конференции «Геоэкологическое картографирование». – п. Зеленый Московская обл., 1998. – Ч. III. – С. 173-174.

32. Бахур А.Е., Малышев В.И., Салмин Ю.П. и др. Комплекс спектрорадиометрических, радиографических и электронно-микроскопических методов для решения задач радиоэкологии / Сборник материалов Международной научной конференции «Экологическая геофизика и геохимия». – г. Дубна, 1998. – С. 135-136.

33. Бахур А.Е. Методические особенности контроля радиоактивности природных вод // АНРИ. – 1998. – № 4 (15). – C. 21-29.

34. Берикболов Б.Р., Шишков И.А., Бахур А.Е. и др. Формы нахождения и особенности определения техногенных долгоживущих радионуклидов в почвах Семипалатинского ядерного полигона // Геология Казахстана. – 1998. – № 2 (354). – C. 107-116.

35. Малышев В.И., Бахур А.Е., Салмин Ю.П. и др. Результаты изучения радиоактивных микрочастиц в почвах 30-километровой зоны ЧАЭС // Разведка и охрана недр.

– 1998. – № 11. – C. 40-46.

36. Малышев В.И., Бахур А.Е., Самсонов Б.Г. и др. Особенности распределения техногенных радионуклидов в породах вблизи озера Карачай // Разведка и охрана недр. – 1998. – № 11. – C. 36-40.

37. Бахур А.Е., Габлин В.А., Ефимов К.М. и др. Стандартный образец радионуклидного состава на основе природной почвы и способ его получения / Патент РФ на изобретение № 2157518 по заявке № 99109167, приоритет от 21.04.99 г. – 1999.

38. Бахур А.Е., Малышев В.И., Салмин Ю.П., Машковцев Г.А. Изотопия радиоактивных элементов при поисках месторождений урана // Российский геофизический журнал. – 1999. – № 15-16. – C. 107-113.

39. Бахур А.Е., Мартынюк Ю.Н. Немного ясности в мутной воде // АНРИ. – 1999. – № 3 (18). – C. 63-66.

40. Ефимов К.М., Бахур А.Е., Салмин Ю.П. и др. Стандартный образец радионуклидного состава на основе природной фоновой почвы (СОРН-ФП) // АНРИ. – 1999. – № 4 (19). – C. 31-36.

41. Малышев В.И., Салмин Ю.П., Бахур А.Е. и др. Детальное изучение характера распределения радионуклидов и радиоактивных частиц по девяти вертикальным разрезам почвы ближней зоны ЧАЭС / Материалы по геологии месторождений урана, редких и редкоземельных металлов // Информационный сборник КНТС № 140. – М.:

ВИМС, 1999. – C. 45-62.

42. Шишков И.А., Дубинчин П.П., Бахур А.Е. и др. Формы нахождения и особенности путей миграции долгоживущих радионуклидов в экосистемах Семипалатинского полигона // Материалы 2-ой Международной конференции: Ядерная и радиационная физика. Том 2: Радиационная физика твердого тела и радиоэкология. – г. Алматы:

ИЯФ НЯЦ РК, 1999. – С. 272- 279.

43. Бахур А.Е., Березина Л.А., Дрожко Е.Г. и др. Особенности «задержки» горными породами техногенных радионуклидов, мигрирующих в подземных водах вблизи озера Карачай (хранилище № 9) / Тезисы докладов Международного Симпозиума по геологии урана «Уран на рубеже веков: природные ресурсы, производство, потребление». – М.: ВИМС, 2000. – С. 153-154.

44. Бахур А.Е., Малышев В.И., Салмин Ю.П. и др. Опыт интерпретации и проблемы изучения техногенных радиоэкологических аномалий // Минеральное сырье. – 2000. – № 8. – С. 107-113.

45. Бахур А.Е., Мартынюк Ю.Н., Тутельян О.Е. Некоторые принципы построения системы радиационного контроля питьевой воды // Здоровье населения и среда обитания. Информационный бюллетень. – М.: Минздрав РФ, ФЦ ГСЭН, 2000, № 3 (84). – C. 13-15.

46. Бахур А.Е., Мартынюк Ю.Н., Тутельян О.Е. Некоторые принципы построения системы радиационного контроля питьевой воды / Материалы научно-практической конференции «Актуальные проблемы ограничения облучения населения от природных источников ионизирующего излучения. Радон-2000». – Пущино, 2000. – С. 33-35.

47. Бахур А.Е., Мартынюк Ю.Н., Тутельян О.Е. НРБ-99 и контроль воды: новые проблемы? // АНРИ. – 2000. – № 2 (21). – C. 53-59.

48. Беланов С.В., Малиновский С.В., Соболев А.И., Тихомиров В.А., Бахур А.Е. и др. Возможности использования радиометра УМФ-2000 для решения задач альфаспектрометрии // АНРИ. – 2000. – № 3 (22). – C. 22-31.

49. Березина Л.А., Бахур А.Е., Малышев В.И. Трековая радиография для измерения радиоактивности радона в воздухе // Минеральное сырье. – 2000. – № 8. – C. 113-117.

50. Голиков В.Я., Тутельян О.Е., Кувшинников С.И., Липатова О.В., Бахур А.Е. и др. Радиационный контроль питьевой воды: Методические рекомендации № 11-2/4209 от 04.04.2000. – М.: Минздрав РФ, 2000. – С. 1-17.

51. Антипов М.А., Батова Е.А., Бахур А.Е. и др. Оценка и прогноз качества воды в районах, пораженных в результате Чернобыльской аварии (Брянская область).19972001. Окончательный отчет по Проекту РУС/95/004 / Публикация Программы Развития Организации Объединенных Наций (ПРООН), ФСГиМ ОС и МПР РФ. – М., 2001.

52. Бахур А.Е., Малышев В.И., Березина Л.А. и др. Трансурановые элементы в почвах Брянской области // Геологический Вестник Центральных районов России. – 2001. – № 2 (15). – С. 34-38.

53. Бахур А.Е., Малышев В.И., Мануилова Л.И. и др. Аппаратурно-методическое обеспечение системы радиационного контроля природных вод // Тезисы докладов V Международной конференции «Новые идеи в науках о Земле».– М.,2001.–Т.2.–С. 371.

54. Бахур А.Е., Мануилова Л.И., Зуев Д.М., Иванова Т.М. Нужна ли пушка против воробья? (О проекте нового ГОСТа «Вода питьевая. Метод определения суммарной удельной альфа-активности радионуклидов») // АНРИ. – 2001. – № 2 (25). – C. 49-51.

55. Войтов Г.В., Рудаков В.П., Хаткевич Ю.М., Рябинин Г.В., Ерохин В.Е., Бахур А.Е. и др. Химические и изотопные аномалии подземных водно- газовых систем района Петропавловского геодинамического полигона // Доклады Академии Наук. – 2001. – Т. 377. – № 2. – С. 247-252.

56. Габлин В.А., Беланов С.В., Маслов Ю.А., Мелиховская Т.Р., Савранская Е.Б., Вербова Л.Ф., Бахур А.Е. Оптимизация пробоподготовки растительности в радиационном мониторинге // АНРИ. – 2001. – № 3 (26). – C. 66-69.

57. Клевезаль Г.А., Бахур А.Е., Соколов А.А. и др. Ретроспективная оценка радиационной нагрузки и ее влияния на некоторые биологические параметры северного оленя, Randifer tarandus, острова Врангель // Экология. – 2001. – № 2. – С. 125-131.

58. Мануилова Л.И., Бахур А.Е., Малышев В.И., Зуев Д.М. Способ определения стронция-90 в твердых образцах. Патент РФ на изобретение № 2184382 по заявке № 2001129773, приоритет от 05.11.01 г. – 2001.

59. Петрухин В.В., Бахур А.Е., Зуев Д.М. и др. Предварительные результаты контрольных измерений радионуклидного состава геологической среды в 30километровых зонах АЭС // Геологический Вестник Центральных районов России. – 2001. – № 2 (15). – С. 39-44.

60. Бахур А.Е., Малышев В.И., Самсонов Б.Г. и др. Особенности задержки горными породами техногенных радионуклидов, мигрирующих в подземных водах вблизи озера Карачай / Труды Международного Симпозиума по геологии урана «Уран на рубеже веков: природные ресурсы, производство, потребление». – М., 2002. – С. 309-316.

61. Бахур А.Е., Мануилова Л.И., Зуев Д.М. и др. Аналитические особенности определения радионуклидов в пластовых водах нефтяных месторождений // АНРИ. – 2002.

– № 4 (31). – C. 4-13.

62. Бахур А.Е., Мануилова Л.И., Зуев Д.М. и др. Естественная и техногенная радиоактивность пластовых вод нефтяных месторождений // Разведка и охрана недр. – 2002. – № 11. – C. 33-39.

63. Кувшинников С.И., Степанов В.С., Тутельян О.Е., Бахур А.Е., Мануилова Л.И.

Межлабораторные сличительные испытания водных проб // АНРИ. – 2002. – № 3 (30).

– C. 4-14.

64. Бахур А.Е., Мануилова Л.И., Зуев Д.М. и др. Методы определения изотопов плутония в радиоэкологии // АНРИ. – 2003. – № 2 (33). – C. 2-8.

65. Бахур А.Е., Мануилова Л.И., Зуев Д.М. и др. Стронций-90 в почвах: радиохимические и инструментальные методы определения // АНРИ.– 2003.– № 1(32).– C. 20-28.

66. Бахур А.Е., Зуев Д.М., Аксенова О.И. и др. Качество московской артезианской воды: проблема требует решения // АНРИ. – 2004. – № 2 (37). – C. 9 – 13.

67. Бахур А.Е., Зуев Д.М., Иванова Т.М., Михайлов А. Модернизированный УМФ2000 с функциями альфа-спектрометра: практика стандартных рутинных измерений // АНРИ. – 2004. – № 1 (36). – C. 51-56.

68. Бахур А.Е., Зуев Д.М., Стародубов А.В. и др. Комплексные радиоизотопные исследования в зоне долговременного радиоактивного загрязнения Брянской области // Материалы II Международной конференции «Радиоактивность и радиоактивные элементы в среде обитания человека». – Томск, 2004. – С. 70-74.

69. Бахур А.Е., Малышев В.И., Мануилова Л.И. Результаты опытно-методических работ изотопно-почвенным методом на участке месторождения Карку / Материалы по геологии месторождений урана, редких и редкоземельных металлов // Информационный сборник КНТС № 146. – М.: ВИМС, 2004. – C. 84-89.

70. Бахур А.Е., Мануилова Л.И., Зуев Д.М. и др. Альфа-спектрометрический метод при исследованиях изотопного состава урана (234U/238U, 235U/238U) в технологических пробах горно-металлургического производства // АНРИ. – 2004. – № 3(38). – C. 42-50.

71. Бахур А.Е., Мануилова Л.И., Зуев Д.М. и др. Методы анализа и результаты определения трансурановых элементов, стронция-90 и цезия-137 в природных объектах юго-запада Брянской области // Тезисы докладов Всероссийской конференции «Аналитика России 2004». – М., 2004. – С. 149.

72. Зуев Д.М., Бахур А.Е., Мануилова Л.И. Радиоэкологическая оценка состояния природных вод артезианского бассейна Московской области. // Тезисы докладов Всероссийской конференции «Аналитика России 2004». – М., 2004. – С. 150 – 151.

73. Бахур А.Е., Мануилова Л.И., Иванова Т.М. и др. Метод определения изотопов радия в природных водах с использованием низкофонового альфа-бета-радиометра // АНРИ. – 2005. – № 4 (43). – C. 21-25.

74. Бахур А.Е. Радиационный контроль природных вод: методические аспекты. Радиационный контроль и гигиеническая оценка питьевой воды по показателям радиационной безопасности / Материалы научно-практического семинара Минздрава РФ. – М.: ФГУЗ «ФЦГиЭ», 2005. – С. 14-22.

75. Бахур А.Е., Стародубов А.В., Зуев Д.М. и др. Радиоактивные ландшафты Брянской области: вчера и сегодня // АНРИ. – 2005.– № 2 (41). – C.2-10.

76. Бахур А.Е., Стародубов А.В., Зуев Д.М. и др. Современное радиоэкологическое состояние природной среды в зоне долговременного радиационного загрязнения юго-запада Брянской области / Материалы Международной научно-практической конференции «Чернобыль – 20 лет спустя. Социально-экономические проблемы и перспективы развития пострадавших территорий». – Брянск, 2005. – С. 14-17.

77. Стародубов А.В., Бахур А.Е., Березина Л.А. и др. Особенности миграции техногенных радионуклидов в загрязненных ландшафтах Брянской области // Разведка и охрана недр. – 2005. – № 4. – C. 73-75.

78. Тутельян О.Е., Степанов В.С., Кувшинников С.И., Голиков В.Я., Стамат И.П., Кормановская Т.А., Супина В.В., Липатова О.В., Бахур А.Е. и др. Радиационный контроль и гигиеническая оценка источников питьевого водоснабжения и питьевой воды по показателям радиационной безопасности. Оптимизация защитных мероприятий источников питьевого водоснабжения с повышенным содержанием радионуклидов: Методические указания. Государственное санитарно-эпидемиологическое нормирование Российской Федерации. МУ 2.6.1.1981-05. – М., 2005. – 40 с.

79. Бахур А.Е., Березина Л.А., Иванова Т.М. Радиографические методы исследования природных и техногенных объектов // АНРИ. – 2006. – № 4 (47). – C. 22-30.

80. Бахур А.Е., Мануилова Л.И., Иванова Т.М. и др. Полный радионуклидный анализ на низкофоновом альфа-бета-радиометре УМФ-2000 // АНРИ. – 2006. – № 2 (45).

– C. 36-42.

81. Бахур А.Е., Иванова Т.М., Мануилова Л.И., Гулынин А.В. Два способа определения изотопов радия в водах: сравнительная практика рутинных измерений // АНРИ.

– 2007. – № 2 (49). – C. 64-67.

82. Вольфсон И.Ф., Бахур А.Е. Медицинская радиогеология // АНРИ. – 2007. – № (48). – C. 25-34.

83. Иванова Т.М., Бахур А.Е., Мануилова Л.И. и др. Радиобиогеохимические методы поисков урана: перспективы развития // Разведка и охрана недр. – 2007. – № 6. – C.

45-51.

84. Мануилова Л.И., Бахур А.Е. Изотопный анализ урана – новые методические решения // АНРИ. – 2007. – № 3 (50). – C. 32-35.

85. Бахур А.Е., Мануилова Л.И., Гулынин А.В. Измерения суммарной альфаактивности в пробах высокоминерализованных вод // АНРИ. – 2008. – № 1 (52). – C.

50-53.

86. Бахур А.Е. Радиоактивность воды и особенности национального нормирования // АНРИ. – 2008. – № 1 (52). – C. 23-27.

87. Кlevеzal G.A., Serezhenkov V.A., Bakhur A.E. et all. Dynamics of exposure to radiation in reindeer of the Novaya Zemlya Archipelago with remarks on reindeer of the Taimyr Peninsula and Wrangel Island // Extended abstracts of III International Conference on Environmental Radioacivity in the Arctic. – Tromso, Norway, 1997. – P. 61-62.

88. Sokolov A.A., Bakhur A.E., Serezhenkov V.A. Reconstruction of life history of reindeer Rangifer tarandus from the Novay Zemlya Archipelago exposed to radiation / Abstracts of Euro-American mammal congress.–Santiago de Compostela, Spain, 1998.–P. 408.

89. Кlevezal G.A., Serezhenkov V.A., Bakhur A.E. Relationships between ESRevaluated doses estimated from enamel and activity of radio-nuclides in bone and teeth of reindeer // Applied Radiation And Isotopes.– 1999.– V. 50. – P. 567-572.

90. Klassen N.V., Shmurak S.Z., Ivanov A.P., Makhonin S.I., Rogojin A.A., Nikitin A.O., Bakhur A.E. Manufacturing of scintillation elements by plastical deformation // Материалы 5-й Международной конференции по неорганическим сцинтилляторам и их применению SCINT-99. – М., 2000. – С. 151.

91. Кlevеzal G.A., Bakhur A.E., Kalyakin V.N., Krushinskaya N.L. Dynamics of radionuclide concentrations in calcified tissues of reindeer in the western Russian Arctic // The International Journal Chemosphere. – 2001. – № 42. – P. 61-67.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.