WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

БАЙРАКОВ Идрис  Абдурашидович






ЛАНДШАФТНО - ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

ГЕОСИСТЕМ СЕВЕРО - ВОСТОЧНОГО КАВКАЗА

И ПУТИ ОПТИМИЗАЦИИ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ

(на примере Чеченской Республики)





Специальность: 25.00.36 - Геоэкология












АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора географических наук

Астрахань – 2009

Работа выполнена на кафедре физической географии

Чеченского государственного университета

Официальные оппоненты:  доктор географических наук, профессор

  Чибилев Александр Александрович

                                                      доктор географических наук, профессор

  Братков Виталий Викторович

  доктор географических наук, профессор

  Разумов Виктор Владимирович

Ведущая организация: Северо-Осетинский государственный университет

  им. К.Хетагурова

Защита состоится « 12 » декабря 2009 года в 9.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.009.04 при Астраханском государственном университете по адресу: 414000, г. Астрахань, ул. Шаумяна, д.1

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Астраханского государственного университета.

Автореферат разослан «  »  _____________ 2009г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат географических наук, доцент Иолин М.М.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ




Актуальность исследования. Ареалы наиболее острых экологических проблем Северо-Восточного Кавказа  включают территорию Чеченской Республики, для которой характерна очень высокая экологическая напряженность. Чеченская Республика с его обширными полупустынными и горно-луговыми пастбищами является зоной традиционно развитого животноводства, базирующегося на использовании естественных кормовых ресурсах. Поэтому в числе экологических проблем рационального природопользования проблема улучшения пастбищных угодий региона  занимает, одно из ведущих мест во всем комплексе проблем региона.

Бурное развитие промышленности и глобальное потепление климата в последнем столетии вызвали загрязнение атмосферы, почвы и водных объектов нефтью и нефтепродуктами, что привело к аридизации территории, ее деградации, нарушению устойчивости ландшафтов и способности их саморегуляции и естественному восстановлению.

В настоящее время на территории Чеченской Республики в результате антропогенного воздействия площадь деградированных земель увеличивается ежегодно на несколько тысяч га. В Чеченской Республике деградировано и подверглись эрозии более 750 тыс.га сельскохозяйственных земель, из которых 360 тыс.га находятся в различных стадиях деградации вызванной дефляционными процессами.  В результате нерационального использования земель, чрезмерных антропогенных нагрузок, превышающих порог устойчивости природных ландшафтов снижается биологическая продуктивность, обедняется растительный видовой состав кормовых угодий, происходит засоление, дефляция почв  и другие негативные явления. Поэтому мероприятия по повышению устойчивости природных ландшафтов региона должны занимать первостепенное место.

В связи с естественной динамикой природных процессов и значительным антропогенным влиянием на природную среду Чеченской Республики в результате промышленного (добыча, переработка и транспортировка нефти) и сельскохозяйственного (землепользования и пастбищепользования) производства, нерационального природопользования, средние темпы прироста загрязненных земель составляет 3% в год, а сокращение площадей природных кормовых угодий 2-5% в год. При сохранении на ближайшую перспективу сложившихся тенденций, можно ожидать сокращение площадей природных кормовых угодий в регионе на 20% к 2015году.

Изучение природных ландшафтов Чеченской Республики и особенностей их трансформации под воздействием природных и антропогенных факторов вызвало необходимость научно-обоснованного подхода к решению региональных геоэкологических проблем, решение которых невозможно без комплексной оценки современного состояния ландшафтов и степени их антропогенного изменения. В прикладном смысле актуальность решения существующей проблемы связана с обеспечением экологической безопасности и устойчивого развития региона, длительное время испытывающего антропогенное воздействие, в том числе и военное.

Цель  исследования -  разработка  системы методов ландшафтно-экологического анализа природных и антропогенных факторов как причины геоэкологической дифференциации территории Чеченской Республики территориально (ландшафтно) дифференцированного оптимального природопользования в предгорно-горных геосистемах (на примере Чеченской Республики) для целей установления закономерностей их трансформации под влиянием естественных и антропогенных факторов и поиск путей оптимизации природопользования.

Достижения этой цели потребовало решение следующих задач:

1. Провести комплексную оценку природных условий и факторов формирования ландшафтов северного склона Восточного Кавказа.

2. Охарактеризовать естественную и антропогенную эволюцию ландшафтов Северо-Восточного Кавказа на основе палеогеографических и археологических материалов.

3. Установить региональные особенности ландшафтного разнообразия Северо-Восточного Кавказа, выявить их устойчивость к антропогенным воздействиям и степень нарушенности.

4. Определить современное состояние, динамику природно-антропогенной трансформации  низменных аридных ландшафтов Предкавказья, горно-лесных и горно-луговых ландшафтов Северо-Восточного Кавказа и перспективные направления их улучшения и оптимизации хозяйственного использования.

5. Обосновать и провести геоэкологическое районирование территории Чеченской Республики по совокупной оценке антропогенных трансформаций компонентов ландшафтов, и выявить степень антропогенной преобразованности ландшафтов в аспекте бесконфликтного природопользования и осуществления природоохранных мероприятий.

Методологические и теоретические основы. В последние годы в решении экологических проблем все большее значение приобретают географо-территориальный подход. Сущность его состоит в исследовании территориальной дифференциации проблем природопользования, изучение его региональных различий на ландшафтной основе. Идеи, лежащие в его основе впервые были высказаны в трудах Л.С.Берга, Д.Л.Арманда, Н.А. Гвоздецкого, А.Г. Исаченко, Ф.М. Милькова, Н.А. Солнцева и широко обоснованы трудами К.И. Геренчука, А.А.Григорьева, Н.Л.Беручашвили, К.Н. Дьяконова, С.В. Колесника, А.А. Крауклиса, В.Б. Сочавы, И.И. Мамай, В.А. Николаева, А.А.Тишкова, В.М Разумовского, К.В. Чистякова, А.А. Чибилева,  и других авторов. Анализ трудов ученых послужили отправной точкой при разработке собственной концепции.

Научная новизна. Впервые для территории Северо-Восточного Кавказа сделан  ландшафтно - экологический анализ  динамики природно-антропогенной трансформации ландшафтов, наглядно представленная в виде серии тематических карт, в свете поиска путей оптимизации природопользования.

Кроме того научная новизна заключается в следующем:

- проведена комплексная оценка природных условий и факторов формирования ландшафтов Северо-Восточном Кавказа с учетом региональной специфики;

- реконструированы историко-географические факторы формирования систем природопользования в Северо-Восточном Кавказе на основе палеогеографических и археологических материалов;

- описаны ландшафтные комплексы и их структуры до уровня видов Северо-Восточного Кавказа, проведена их типология, дана оценка их устойчивости к антропогенным воздействиям и степени нарушенности;

- на основе ландшафтно-экологического анализа динамики природно-антропогенной трансформации низменных аридных ландшафтов Предкавказья, горно-лесных и горно-луговых ландшафтов Северо-Восточного Кавказа предложены пути перспективных направлений их улучшения и оптимизации хозяйственного использования;

- выполнено комплексное геоэкологическое районирование территории Чеченской Республики на основе совокупной оценки антропогенных трансформаций компонентов ландшафтов;

- составлена серия тематических карт степени антропогенной нарушенности ландшафтов  как исходной базы для управления социо-эколого-экономическим процессами в регионе.

Теоретическая и практическая значимость. Результаты диссертационного исследования имеют важное социальное и хозяйственное значение, которые можно рассматривать как исходный материал при разработке основных направлений проведения региональной геоэкологической политики на территории Чеченской Республики. Материалы диссертационного исследования представляют теоретический интерес для разработки геоэкологических аспектов устойчивого развития регионов Большого Кавказа и Предкавказья. Теоретические и практические разработки автора реализованы в «Концепции и программе Государственной Национальной политики Чеченской Республики» (2007), а также в виде глав и разделов научных отчетов КНИИ РАН, Государственных докладов «О состоянии и об охране окружающей среды в Чеченской Республике» (2003-2008 гг.), в проектных предложениях по «Оптимизации сети ООПТ Чеченской Республики» (2005), в «Программе по коренному улучшению пастбищных угодий» (2006), «Программе по охране и рациональному использованию естественных пастбищных кормовых угодий полупустынных ландшафтов Чеченской Республики» (2006).

Полученные данные региональной специфики современного состояния  природных условий и факторов формирования ландшафтов, оценки ландшафтных комплексов и их структуры, анализа современного состояния и динамики природно-антропогенной трансформации изученных ландшафтов можно использовать для решения широкого круга социо-эколого-экономических задач в регионе. Серия тематических карт, в том числе: карта антропогенной нагрузки, карта экологических ситуаций, карта геоэкологического районирования и др., раскрывающие разнообразие природных комплексов, степень их нарушенности и геоэкологическую ситуацию в Чеченской Республике позволят обеспечить:

- охрану и воспроизводство природных ресурсов;

- оптимизировать хозяйственную деятельность;

- создание ландшафтного кадастра;

- планирование и разработку природоохранных мероприятий и установление системы территориального экологического мониторинга.

Разработанные автором теоретические положения, практические выводы  и методические указания используются:

- комитетом по экологии при Правительстве Чеченской Республики, Министерствами лесного хозяйства и сельского хозяйства, Санэпидемстанцией, Госимущества по Чеченской Республики при зонировании территории по уровню антропогенной преобразованности и средостабилизирующей способности ландшафтов,

Разработанные автором теоретические положения и методические разработки, полученные в ходе диссертационного исследования, широко используются в лекционных курсах по дисциплинам «Мониторинг загрязнения окружающей природной среды», «Экологическая  экспертиза», « Экология Чеченской Республики», а также при выполнении курсовых и дипломных работ в Вузах и Втузах Чеченской Республики. На основе материалов диссертационного исследования подготовлены и изданы учебные пособия для студентов Вузов «Чеченская Республика: природа, хозяйство и экология», 2006; «Экологическая токсикология», 2007; « Безопасность жизнедеятельности», 2009.

Объектом исследований: явились аридные низменные и горные ландшафты Северо-Восточного Кавказа, рассматриваемые с точки зрения рационального природопользования.

Предметом исследований современное состояние и динамика природно-антропогенной трансформации ландшафтов Северо-Восточного Кавказа как основа оптимизации управления социо-эколого-экономическими процессами в регионе  и осуществления природоохранных мероприятий.

Предметом защиты: - разработка методологии (системы методов) регионального ландшафтно-экологического анализа современного состояния аридных и горных ландшафтов Северо-Восточного Кавказа для оптимизации природопользования (на примере Чеченской Республики

На основании проведенных исследований сформулированы и выносятся на защиту следующие положения:

1. Благоприятные природные условия (климатические, гидрологические, почвенно-растительные)  Северо-Восточного Кавказа характеризуются региональной спецификой и составляют серьезную основу для рационального природопользования.

2. Развитие научных представлений о ландшафтах Северо-Восточного Кавказа отражает эволюционный ряд их естественных и антропогенных преобразований в историческом прошлом в процессе хозяйственного освоения. Историко-географический анализ выявил признаки дестабилизации аридных низменных,  горно-лесных и горно-луговых геосистем. Причинами локальных экологических кризисов были совпадения по степени интенсивности антропогенных нагрузок и естественных ритмов аридных низменных, горно-луговых и горно-лесных  геосистем.

3. Впервые  в современной структуре ландшафтов территории Чеченской Республики выделено 9 ландшафтных поясов, включающих 20 видов ландшафтов. Уровень устойчивости к антропогенному воздействию изученных ландшафтов находится в определенных соотношениях со степенью их нарушенности, что позволило их дифференцировать на 5 классов.

4. Региональный ландшафтно-экологический анализ должен осуществляться на основе выделенных геосистем (ПТК) – индикаторов. В условиях Северо-Восточного Кавказа к ним относятся: аридные низменные, горно-лесные и горно-луговые:

- А) Аридные низменные ландшафтные комплексы Предкавказья являются крайне  неустойчивыми  к внешним воздействиям как климатическим, так и антропогенным, и при их совпадении во времени степень деградации и разрушения приобретают необратимый характер, приводящий к опустыниванию территории.

- Б) Наиболее ценными в хозяйственном и рекреационном отношении, а также наиболее хорошо сохранившимися на территории Северо-Восточного Кавказа являются буковые фитоценозы. Их современная структура, функционирование и динамика протекают преимущественно под действием природно-антропогенных  факторов и процессов, в том числе и военных. Это позволяет использовать наблюдения за ними для анализа длительно временной динамики, прогнозирования, и, в конечном итоге - для выработки мероприятий по оптимизации лесопользования в регионе.

- В) В результате интенсивного использования горных лугов Северо-Восточного Кавказа сократилось видовое разнообразие их травостоя и запасы фитомассы. Несмотря на существенное снижение нагрузки на них в настоящее время для их восстановления необходим целый комплекс хозяйственных мероприятий, таких, как внесение удобрений, регулирование выпаса, пастбищеоборот и т.п.

5.  Геоэкологическое районирование территории Чеченской Республики по совокупной оценке антропогенных трансформаций ландшафтов и их компонентов показывает, степень антропогенной преобразованности ландшафтов, позволит обеспечить управление социо-эколого-экономическим процессами в регионе  и осуществление природоохранных мероприятий.

Материалы исследований и личный вклад автора в решение проблемы. В основу работы положены оригинальные  материалы многочисленных  (с 1991 г.) экспедиционных и стационарных исследований в аридной и горной частях Северо-Восточного Кавказа. Наряду с ними использовались разнообразные материалы  (литературные, картографические, фондовые, археологические и др. Изучение пространственной структуры ландшафтов осуществлялось маршрутным методом. В ходе исследований проводилось исследование ключевых участков в пределах ландшафтных профилей, полевое картирование природно-территориальных комплексов и их состояний. За указанный период было описано до 1700 экспериментальных участков в разных районах Северо-Восточного Кавказа, которые в той или иной степенью подробности характеризуют практически все типы ландшафтов горного сооружения. Эта первичная информация составила основу банка данных эколого-ландшафтных параметров ПТК  Северо-Восточного Кавказа. Основные наблюдения по динамике ландшафтов Северо-Восточного Предкавказья велись на Хорочойском стационаре высотно-экологическом профиле в горной части и в Киссыкском  биостационаре в низменной части в 1992-2008 гг.

Изучение временной структуры ландшафтов осуществлялось стационарным и полустационарным методами. Частично использовалась информация, полученная в ходе аэровизуальных наблюдений.  Для обработки и систематизации первичных полевых материалов применялись стандартные пакеты программ, такие как Lotus 1-2-3 и VS- Eхcel. На их  основе были созданы банки данных, характеризующие основные физико-географические и эколого-ландшафтные параметры ПТК Северо-Восточного Кавказа.

Разработка программ исследования, планирование и организация полевых работ, все основные исследования выполнены самим соискателем. В отдельных исследованиях, сборе и обработке данных принимали участие коллеги, аспиранты и студенты. Их вклад отражен в совместных публикациях.

Апробация работы. Основные теоретические положения и практические результаты докладывались автором и обсуждались на семинаре научно-исследовательской  лаборатории Чеченского комплексного научно-исследовательского института (КНИИ) Российской академии наук, на многочисленных совещаниях, конференциях, в том числе, международных:

1) Межвузовской научно-практической конференции, посвященной 20-летию Чеченского госпединститута. Грозный, 2001.;  2) Региональной научно-практической конференции «Системно-аналитическое решение проблем города и села». Грозный, 2002.; 3) Региональной научно-практической конференции «Вузовская наука – народному хозяйству». Грозный, 2003; 4) Научно-практической конференции «Чечня на рубеже веков состояние и перспективы». Грозный, 2004. 5) Региональной межвузовской научно-практической конференции «Вузовская наука в условиях рыночных отношений» Грозный, 2005; 6) 3 и 4-ой  научно-практической конференции  «Экологические проблемы. Взгляд в будущее». Ростов-на-Дону. 2006, 2007; 7) Международной конференции «Теория и практика восстановления внутренних водоемов». Санкт-Петербург, 2007.; 8) Всероссийской научно-практической конференции «Социально-экономическое развитие курортов России». Сочи, 2007.; 9) 2-ой международной научно-практической конференции «Наука и устойчивое развитие общества. Наследие В.И. Вернадского. Тамбов, 2007.; 10) I Международной интерактивной научной конференции «Современные аспекты экологии и экологического образования». Москва-Астрахань-Назрань, 2007.; 11) 1-й международной научно-практической конференции «Современные проблемы науки». Тамбов, 2008.

Основные положения работы докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры физической и эволюционной географии Санкт-Петербургского госуниверситета (Санкт Петербург, 2006), коллегий Министерства сельского хозяйства Чеченской Республики (Грозный, 2006), Комитета по экологии при Правительстве Чеченской Республики (Грозный, 2004-2008), научных семинаров КНИИ РАН (Грозный, 2000-2008).

Структура и объем работы.  Диссертация  состоит из введения , 7 глав, заключения и списка литературы (443 названий из них 34 на иностранном языке). Общий объем работы составляет 326 страниц, в том числе 59 рисунков (включая 47 карт)  и 31 таблиц.

Благодарности. Автор считает приятным долгом выразить свою искреннюю благодарность и признательность за помощь в определении с общей научной идеей и структурой работы доктору географических наук, профессору, члену-кореспонденту РАН Глазовскому Никите Федоровичу, а также за ценные советы и научные консультации: профессору СПбГУ, доктору географических наук, заведующему кафедрой физической географии и ландшафтного планирования СПбГУ,  вице-президенту Русского географического общества Чистякову Кириллу Валентиновичу; профессору СПбГУ, доктору географических наук, первому вице-президенту Русского географического общества Разумовскому Владимиру Михайловичу; профессору АГУ, доктору географических наук, декану геолого-географического факультета Астраханского государственного университета Бармину Александру Николаевичу; профессору Саратовского государственного университета, доктору географических наук,  заведующему кафедрой физической географии и ландшафтной экологии  Макарову Владимиру Зиновьевичу


Во  введении обосновывается актуальность избранной темы, формируются цели, задачи и методы исследования, приводится практическая значимость и апробация результатов работы.


ОСНОВНОЕ ПОЛОЖЕНИЯ,  ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ


1. Благоприятные природные условия  (геолого-геоморфологические, климатические, гидрологические, почвенно-растительные) Северо-восточного Кавказа  характеризуются региональной спецификой и составляют серьезную предпосылку для рационального природопользования.


В эволюционную фазу развития ландшафта Ф.Н. Мильков [1981] выделяет три группы компонентов по характеру их воздействия на процесс развития природного комплекса: консервативные (геологическое строение, рельеф, почвы; активные (поверхностные и грунтовые воды, климат) и динамичные (растительность и животный мир). Поддерживая такое подразделение компонентов, оценим ландшафтообразующие факторы исследованной территории и их влияние на пространственную дифференциацию ландшафтных комплексов.

Геологическое строение и рельеф как компонент ландшафта. Геологическое строение оказывает определенное влияние на ландшафтную дифференциацию территории. Она включает комплекс осадочных образований, начиная от нижних горизонтов мезозоя и до современных четвертичных отложений. Самые древние породы, слагающие горную часть Северо-Восточного Кавказа относятся  к юрской и меловой системам. Юра представлена в Северо-Восточном Кавказе всеми тремя отделами. Наибольшей мощности (до 4500 метров) достигают отложения нижней юры. Велика роль рельефа в дифференциации территории на геосистемы разных рангов. Основные показатели рельефа относительно медленно изменяются во времени, а поэтому они характеризуют инвариантные свойства геосистем. Знание истории формирования рельефа служит основой для построения эволюционных рядов ландшафтных комплексов. Рельеф, как и геологическое строение, относится к разряду, «сильных» по Н.А. Солнцеву [1949] компонентов ландшафта.

Роль климата в образовании ландшафтов. Климат является ведущим компонентом, в особенности ландшафтных структур ранга зон, подзон, высотных поясов. Им также определяется режим функционирования геосистем разного ранга. Несмотря на относительно небольшие размеры рассматриваемой территории, ее отдельные части заметно отличаются друг от друга в климатическом отношении. В виду разнообразия климатических условий, усложненных местными орографическими особенностями, высотной экспозицией склонов на Северо-Восточном Кавказе наблюдается мозаичность и контрастность ландшафтной структуры на всех уровнях.

Почвы – чуткий индикатор образования ландшафта, поскольку в них взаимодействуют  все его компоненты: горные породы, климат, растительность и животный мир, рельеф местности и возраст территории.  Большое разнообразие рельефа и климатических условий отдельных районов Северо-Восточного Кавказа обусловили пестроту почвенного покрова. Здесь встречается широкий ряд почвенных разновидностей от горно-луговых и горно-лесных почв горных  до полупустынных светло-каштановых и песчаных почв, часто в комплексе солонцами и солончаками.

Растительный покров – ведущий фактор на заключительных этапах образования ландшафта. Растительный  покров  Северо-Восточного Кавказа  весьма  разнообразен.  При движении с севера на юг в пределах Северо-Восточного Кавказа на относительно небольшом расстоянии значительно возрастает высота над уровнем моря, приблизительно на 4500 м. Это привело к тому, что коэффициент увлажнения в пределах региона изменяется от 0,3 до 1,0 и выше. Следовательно, амплитуда гидротермических условий позволила сформироваться здесь от полупустынных типов растительности на севере до лесных и луговых типов на юге.



2. Развитие научных представлений о ландшафтах Северо-Восточного Кавказа отражает эволюционный ряд их естественных и антропогенных преобразований в историческом прошлом в процессе хозяйственного освоения. Историко-географический анализ выявил признаки дестабилизации аридных низменных,  горно-лесных и горно-луговых геосистем. Причинами локальных экологических кризисов были совпадения по степени интенсивности антропогенных нагрузок и естественных ритмов аридных низменных, горно-луговых и горно-лесных  геосистем.

К настоящему времени накоплено немало палеогеографического, археологического и исторического материала, на основании которого можно реконструировать в общих чертах естественную и антропогенную (социоестественную) эволюцию ландшафтов Северо-Восточного Кавказа, которая прослежена со времени послехвалынской регрессии Каспия (табл.1).

Таблица 1

Этапы в природопользовании Чеченской Республики

Этапы

Периоды

Виды природопользования

I этап

111 тыс. лет

до н.э. – 7 в н.э.

Ямная культура

3 тыс. лет до н.э.

Охота, рыболовство, собирательство

Катакомбная культура

Начало 2 – го  тысячелетия до н.э.

Скотоводство; охота и рыболовство; в горах террасовое земледелие

Срубная культура в Предкавказье и  Кобанская культура в горах 2 тыс. лет до н.э.

Переход к плужному земледелию в горах и в предгорье. В Предкавказье переход к кочевому скотоводству; роль охоты и рыболовства уменьшается

Скифо-сарматские племена 7 - 4  вв.  до н.э.

В горах террасовое земледелие, скотоводство. В Предкавказье кочевничество

Сармато-аланские племена 4 в до н.э. – 4 в н.э.

В горах террасовое земледелие, садоводство, скотоводство. В Предкавказье кочевничество

Гуннские племена

4-6 вв.

В горах террасовое земледелие, скотоводство. В Предкавказье кочевничество

Тюркские племена

6-7 вв.н.э.

В горах террасовое земледелие, садоводство, скотоводство. В Предкавказье кочевничество

II этап

7-16 вв.

Хазария

7-10 вв.

В горах террасовое земледелие, садоводство, скотоводство. В Предкавказье оседлое скотоводство; важнейшую роль играло земледелие; рыболовство

Золотая Орда

13-16 вв.

В горах террасовое земледелие, садоводство, скотоводство. В Предкавказье оседлое и кочевое хозяйство; скотоводство; земледелие; развитие градостроительства

III этап

16-17 вв.

Чечня

В горах террасовое земледелие, садоводство, скотоводство. В Предкавказье оседлое и кочевое хозяйство; скотоводство; земледелие; развитие градостроительства

IV этап

18 в.

Чечня

В горах террасовое земледелие, садоводство, скотоводство. В Предкавказье оседлое и кочевое хозяйство; скотоводство; земледелие; развитие градостроительства

19 в.- первая половина 20 в.

Терская область

Развитие нефтяной промышленности, земледелие; скотоводство, смена способов земледелия (изменение норм высева, смена сохи на плуг); огородничество, садоводство, виноградарство и бахчеводство; развитие железнодорожного транспорта, развитие фабричного производства; нефтеперегонка, производство строительных материалов (кирпич, черепица)

Терская область, Чечено-Ингушская АССР

Начало ХХ  столетия

Развитие нефтяной промышленности, земледелие; скотоводство, смена способов земледелия (изменение норм высева, смена сохи на плуг); огородничество, садоводство, виноградарство и бахчеводство; развитие железнодорожного транспорта, развитие фабричного производства; нефтеперегонка, производство строительных материалов (кирпич, черепица); развития машиностроения и электроэнергетики

V этап

2-я половина ХХ столетия

Чечено-Ингушская АССР

Развитие и механизация сельского хозяйства, нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей, нефтехимической, электроэнергетической промышленности, машиностроение, пищевой,  легкой и деревообрабатывающей промышленности; развитие орошения (более 130 тыс. га)

Начало 21в.

Чеченская Республика

(1991- по настоящее время

Доля промышленности в общем производстве упала на 60%, сельского хозяйство более чем на 80%. Разрушены или не функционируют более 70% промышленных предприятий.


3. В современной структуре ландшафтов территории Чеченской Республики выделено 9 ландшафтных поясов, включающих 20 видов ландшафтов. Уровень устойчивости к антропогенному воздействию изученных ландшафтов находится в определенных соотношениях со степенью их нарушенности, что позволило их дифференцировать на 5 классов.

Типологические ландшафтные комплексы. При составлении ландшафтной карты Чеченской Республики мы придерживались методики выделения и системы классификационных единиц, разработанная Н.Л. Беручашвили [1979] для ландшафтной карты Кавказа в масштабе 1:1000000. Данная методика была успешно апробирована на Кавказе и ряде других регионов [Зарикашвили, 1985; Халатов, 1987; Исаченко, 1988; Ромин, 1989; Бешидзе, 1990; Братков, 1992; и др.]. Подробно она изложена в объяснительной записке к данной карте (Беручашвили, 1980). При выделении ландшафтов Н.Л. Беручашвили используются следующие классификационные единицы: класс — тип — подтип — род — вид ландшафтов. Подтип ландшафтов является дополнительной единицей

Класс ландшафтов является наиболее высокой классификационной единицей. Основным критерием при выделении классов ландшафта служит гипсометрический фактор, отражающий ярусные ландшафтные закономерности. В пределах Кавказа выделяются равнинные и горные классы ландшафтов.

В пределах классов Н.Л. Беручашвили, так же как и Н.А. Гвоздецкий [1972], не выделяет подклассы, считая, что выделение этой единицы сильно осложнит дальнейшую типологию ландшафтов. В пределах классов ландшафтов выделяются типы ландшафтов. В типы как указывает Н.Л. Беручашвили, обычно объединяют ландшафты, характеризующиеся однородными гидрометеорологическими условиями, общими чертами структуры, общностью миграции химических элементов, биологических показателей и т.д.

При выделении типов ландшафтов учитываются следующие основные критерии:

1. Общие черты морфоструктуры рельефа, находящие свое выражение в ярусности гор и связанной с ней типом набора элементов морфоструктуры рельефа.

2. Наиболее общий характер климата, который по термическим условиям, т.е. по соотношению среднегодовых температур самого холодного и самого теплого месяцев подразделен на умеренный (до +8), холодноумеренный (до +5-6), высокогорный (холодный) (до +3-4) и нивальный (менее +2), а по условиям увлажнения на гумидный (коэффициент увлажнения (Ку) > 1,00), семигумидный (Ку – 0,99-0,50) и семиаридный (Ку – 0,49-0,10).

3. Тип или группа типов растительности — признак, обычно, тесно связанный с характером климата и, в свою очередь, определяющий особенности почвенного покрова.

4. Наиболее общий характер гидрологических условий. На основе этого признака выделяется лишь специальный тип — субгидроморфные и гидроморфные ландшафты.

В пределах типов ландшафта выделяются подтипы по относительно второстепенным секторным или зональным признакам. Подтип является дополнительной классификационной единицей.

Комплексный (ландшафтный) учет природных условий в настоящее
время является важной предпосылкой текущего и перспективного
планирования в целях рационального использования территории с ее набором ландшафтов. Ландшафтное (синтетическое) изучение природы это такое направление в физической географии, которое ближе всего стоит к удовлетворению запросов практики.

Ландшафты исследуемой территории относятся к Восточно-Кавказскому типу высотной поясности. Восточный Кавказ по общей структуре высотной поясности имеет значительные отличия от Западного Кавказа.

С Севера на юг широтные зоны полупустыни и степей лесостепья сменяются высотными поясами, горных лесов, горных лугов и, наконец, нивальный пояс.

Вертикальная зональность или поясность – характерная черта ландшафтов горных стран, она заключается в закономерной смене природных ландшафтов на склонах гор в направлении от подножия к их вершинам.

По морфоструктурным условиям типы и подтипы ландшафтов Кавказа объединяются в классы равнинных и горных. Кавказ находится под воздействием умеренного и субтропического поясов со сформированными здесь лесной, степной, полупустынной, пустынной и влажной субтропической природными зонами. В горах высотная зональность складывается из «высотных поясов», которые являются лишь аналогами равнинных зон.

Природные условия Северо-Восточного Кавказа  очень разнообразны здесь представлены классы  равнинных  и горных ландшафтов (рис.1).

Класс равнинных ландшафтов представлен набором подклассов низменных и возвышенных ландшафтов.        

Полупустынный тип аккумулятивных ландшафтов умеренного пояса северного полушария. Этот тип характеризуется двумя подтипами ландшафта: а) южный подтип с полынно-злаковыми покровом на светло-каштановых почвах и песках; б) солончаковый полугидроморфный  подтип ландшафтов на засоленных почвах с широким распространением галофитов, представлен фрагментарно.

Степной тип эрозионно-денудационных и денудационно-аккумулятивных ландшафтов умеренного пояса северного полушария. Характеризуется двумя подтипами: а) подтип сухостепных ландшафтов со злаково-полынной растительностью на черноземах карбонатных и солонцеватых почвах; б) подтип степных ландшафтов с разнотравно-злаковой растительностью на карбонатных и выщелоченных черноземах.















Рис.1. Ландшафты Чеченской Республики (Байраков, 2009)

Легенда к карте «Ландшафты Чеченской Республики»

КЛАСС РАВНИННЫЕ ЛАНДШАФТЫ

ТИП – РАВНИННЫЕ ЛАНДШАФТЫ УМЕРЕННОГО ПОЯСА

ПРИКАСПИЙСКОГО ОБЛИКА

Подтип – полупустынные, низменные, морские и дельтовые

Виды: 1 - плоские дельтовые низменности  на глинистых аллювиальных и суглинистых отложениях лугово-болотного облика; 2 - плоские слабоволнистые аккумулятивные супесчаные и суглинистые пылеватые остаточно-солонцовые низменности разнотравно-злакового и полынно-злакового облика на каштановых почвах; 3 - пески древнедюнные (боровые) закрепленные, грядово-кучевые слабогумусные, с падинами и следами дефляции, занятые полынно-злаковым и житняковыми группировками; 4 - пески бугристые и кучевые гумусированые со злаково-полынной растительностью; 5 - пески барханные и грядово-кучевые, слабозакрепленные, злаково-житняково-киякового облика; 6-солончаки.

Подтип – степные и луго - лесостепные низменные и возвышенные денудационно-аккумулятивные, эрозионно-денудационные и гидроморфные





Виды: 7 – вогнуто-наклонные расчлененные и террасированные равнины с оврагами и балками на черноземах, темно-каштановых (частично солонцеватых) почвах суглинистого состава, занятые злаковыми, злаково-полынными степями и древесной растительностью по низинам и балкам; 8 - Наклонные слаборасчлененные и террасированные аллювиально-пролювиальные равнины, сложенные глинистыми, суглинистыми и песчано-галечниковыми отложениями, занятые луго - лесостепью на черноземах (карбонатных, выщелоченных и луговых), лугово-каштановых и луговых почвах (засоленных и солонцеватых в северо-восточной части равнины); 9 - возвышенные грядово-расчлененные антиклинальные эрозионно-денудационные равнины, сложенные глинистыми лессовидными и суглинистыми отложениями, занятые разнотравно-злаковыми степями и древесно-кустарниковой растительностью по склонам долин и балок на черноземах, серых и бурых лесных почвах; 10 - межгорно-долинные пролювиально-делювиальные котловины, сложенные лессовидными суглинками и глинами, занятые степью на черноземах малогумусных темно-каштановых (частично солонцеватых) почвах.

Подтип – луговые и лесные гидроморфные, пойменно-долинные, аккумулятивные

Виды: 11 - поймы речных долин с луговой, лугово-кустарниковой и древесной растительностью на аллювиальных луговых и аллювиальных лугово-болотных почвах; 12 - надпойменная терраса со злаково-разнотравной и лугово-болотной растительностью на лугово-каштановых, луговых (в том числе засоленных и солонцеватых) и лугово-болотных почвах.

КЛАСС ГОРНЫЕ ЛАНДШАФТЫ

ТИП -  ГОРНЫЕ ЛАНДШАФТЫ КАВКАЗСКОЙ ГОРНОЙ СТРАНЫ

ВОСТОЧНО-КАВКАЗСКОГО СЕКТОРА

Подтип – горно-лесная зона слаборасчлененных низкогорий черногорской (лесистой) моноклинали и расчлененных подножий моноклинально-складчатых хребтов (Пастбищного, Скалистого, Андийского)

Виды: 13 - Делювиальные склоны, расчлененные ложбинами и балками, горными долинами и котловинами, с надпойменными террасами, занятые лесолугово-кустарниковой растительностью на горных, серых лесных и черноземовидных почвах; 14 – склоны (оползневые, плоскостного смыва, обвально-осыпные), водораздельные вершины, занятые широколиственными лесами (дуб, бук, граб) на горных и бурых лесных почвах.

Подтип – широколиственные и мелколиственные (с хвойными) лесолуговая, горно-степная и субальпийская подзоны расчлененных среднегорий и глубокорасчлененных моноклинально-скадчатых хребтов структурной северо-юрской депрессии и

северного макро склона Бокового хребта

Виды: 15 - склоны (плоскостного смыва, крутые, обвально-осыпные), расчлененные горными долинами, ущельями, каньонами, занятые широколиственными лесами (бук, граб, клен) на горных, бурых лесных, местами – оподзоленных – почвах; 16 – склоны (бронированные известняком, закарстованные, оползневые, делювиальные), платообразные вершины, дренеморенные грядово-холмистые массивы, торговые долины, надпойменные террасы, занятые субальпийскими лугами и лесолуговой растительностью на горно-луговых субальпийских почвах; 17 - крутые склоны (коллювиально-делювиальные, осыпно-обвальные) преимущественно северной, северо-восточной и северо-западной экспозиций, расчлененные ущельями и теснинами, занятые мелколиственными и хвойными лесами (с березой, осиной, ольхой и сосной) на горных и лесных маломощных почвах; 18 – склоны (плоскостной смыв, обвально-осыпные, коллювиально-делювиальные) преимущественно южной  юго-восточной экспозиций, платообразные водоразделы, занятые горно-степной (с щибляком) и полупустынной растительностью на горно-степных почвах.

Подтип – альпийская, субнивальная нивально-гляциальная подзоны высокогорий

скалистого, андийского хребтов и интенсивно расчлененного

северного макро склона Бокового хребта

Виды: 19 – склоны (оползневые, обвально-осыпные, делювиально-коллювиальные, дробно расчлененные) троговые долины, цирки кары, морены с горно-луговой альпийской и субнивальной растительностью на горно-луговых, альпийских, торфянистых и горно-луговых  примитивных почвах; 20 – крутые склоны нивально-гляциальной денудации, остроконечные вершины, ледники и снежники.


При выделении типов ландшафтов учитывались зональные особенности, сложившиеся в результате развития.

Лесостепной тип денудационно-аккумулятивных и эрозионно-денудационных ландшафтов с набором злаково-разнотравной и древесно-кустарниковой растительности на карбонатных,  выщелоченных черноземах и лугово-черноземных почвах.

Луговый тип гидроморфных и полугидроморфных ландшафтов умеренного пояса с двумя подтипами: а) незатопляемый луговый подтип на луговых и лугово-каштановых почвах, покрытых злаково-разнотравной растительностью; б) пойменный затопляемый луговый подтип на аллювиально-луговых почвах со злаково-разнотравной растительностью.

Лесной тип гидроморфных ландшафтов умеренного пояса с лесным пойменным подтипом по долинам рек.

Класс горных ландшафтов. В.М. Чупахин (1974) северный макросклон Кавказа разделил на три сектора: западный, центральный и  восточный  Такое  деление согласуется с характером структур Кавказа (Думитрашко, 1974).

В подклассе низкогорных ландшафтов, созданных на терригенных отложениях палеоген-неогена Черногорской моноклинали и карбонатных осадков мела подножий моноклинально-складчатых хребтов (Скалистый, Бандук, Даргендук, северные отроги Андийского), образовался горно-лесной тип ландшафтов, характеризующийся двумя подтипами. На высоте от 400 до 600 м развит горно-долинный лесо-лугово-кустарниковый подтип ландшафтов, занимающий поймы, террасы, нижние части склонов, расчленённые долинами, балками и перекрытые делювиально-пролювиальными шлейфами. На их карбонатных и бескарбонатных суглинках и глинах, часто с наличием хряще из песчаника, конгломерата и известняка, формируются горные темно-серые лесные остаточно-карбонатные глинистые и горные серые лесные почвы. Растительность этих ландшафтов представлена дубом (каменный и зимний), ильмом полевым, ольхой чёрной и бородавчатой, кленом полевым, буком восточным, грабом кавказским. Отличную особенность растительного покрова составляют дикие плодовые виды древесной и кустарниковой растительности. Подчинённое положение в подтипе занимают лугово-степные ландшафты злаково-разнотравного облика, развивающиеся на площадках аккумулятивных и деструктивных террас.Выше 600 м количество выпадающих осадков превышает норму, там сформировался горно-лесной лиственный подтип ландшафтов. Этот подтип занимает склоны, водоразделы Черногорской моноклинали и расчлененные нижние части склонов моноклинально-складчатых хребтов. На элюво-делювии карбонатных и некарбонатных пород формируются горные бурые лесные малогумусные глинистые почвы.

Функционирование ландшафтов  носит антропогенно-природный  характер взаимодействия компонентов. Антропогенные процессы вносят принципиальные изменения в структуре ландшафтов. Функции самоочищения ландшафтов сохраняются, хотя отмечается усиление инерционных накоплений антропогенных воздействий.  Эволюция связана с переходом природных ландшафтов в стадию культурно-природных и природно-культурных с улучшением лесостепных качеств за счет роста площади лесных насаждений и лесополос. Преобладает природная среда, но она носит дискретный характер.

Устойчивость ландшафтов к основным видам  хозяйственного воздействия.  Антропогенное воздействия на территории Чеченской Республики проявляются в различных природных ландшафтах  по-разному. Поступление и накопление загрязняющих веществ в различных природных ландшафтах также значительно отличаются: в одних загрязняющие вещества быстро рассеиваются, а в других накапливаются. Одни типы ландшафтов способны долго противостоять антропогенному воздействию, другие легко разрушаются. Стойкость ландшафтов к антропогенному воздействию зависит от их устойчивости к внешнему воздействию. Как показывает практика, устойчивость одних и тех же ландшафтов к различным видам антропогенного воздействия различна.

Атмосферный воздух. Такие показатели, как скорость ветра и повторяемость штилей характеризуют устойчивость ландшафтов к загрязнению атмосферного воздуха. Высокая скорость ветра в сочетании с низкой повторяемостью штилей приводит к тому, что атмосферные загрязнения довольно быстро рассеиваются и выносятся из ландшафтов. По этим показателям устойчивость к выбросам полупустынных, степных и лесостепных ландшафтов оценивается как высокая и средняя.

Горные ландшафты по данным показателям относятся к категории неустойчивых, то есть низкая скорость ветра, и высокая повторяемость штилей способствуют накоплению загрязнений в приземном слое атмосферного воздуха и их оседанию в пределах данных ландшафтов (рис.2).

 

  Рис.2. Устойчивость  ландшафтов к

  выбросам в  атмосферный воздух от

стационарных  и передвижных источников

загрязнения


В наиболее неблагоприятном положении находятся ландшафты в горных котловинах, где воздушные массы находятся в статичном состоянии очень долго и поэтому воздух насыщается загрязняющими веществами.  По этому показателю в лучшем положении находятся степные ландшафты, так как расположены на открытых пространствах, где воздушные массы беспрепятственно передвигаются, тем самым рассеивая содержащие в атмосфере загрязняющие вещества.

Нами за основу составления картосхемы устойчивости  ландшафтов Чеченской Республики к выбросам в  атмосферный воздух от стационарных и передвижных источников загрязнения взята роза ветров региона.  Это позволило ранжировать устойчивость на несколько степеней устойчивости ландшафтов к выбросам в  атмосферный воздух: - очень высокая, - высокая; - средняя; - низкая; - очень низкая.

Поверхностные водные объекты. Высокой устойчивостью к поступлению загрязняющих веществ со сточными водами и изъятию водного стока обладают горные гумидные ландшафты. Средними показателями устойчивости отличаются водные объекты предгорных и среднегорных ландшафтов (рис.3).

Рис.3. Устойчивость  ландшафтов  к сбросам

  загрязняющих веществ в поверхностные

водные объекты и изъятию водного стока

Менее устойчивы к поступлению загрязняющих веществ со сточными водами и изъятию водного стока реки на ландшафтах равнинных пространствах, так как здесь скорость течения реки небольшие, по сравнению с горными и вынос загрязняющих веществ из данного ландшафта небольшой, они, как правило, накапливаются в нем, увеличивая их концентрации в нем.

Поэтому за основу создания картосхемы устойчивости ландшафтов нами взяты такие показатели как: скорость течения, частота обмена вод в водоемах.

Почвенный покров. Учитывая особенности формирования почвенного профиля и его структуры, а также общие показатели устойчивости ландшафтов, высокой устойчивостью к нарушению почвенного покрова и восстановления своих свойств после снятия нагрузки обладают почвы степных ландшафты (рис.4).

Рис.4.  Устойчивость ландшафтов  к

нарушению почвенного покрова в результате

хозяйственной деятельности

Степные почвы, несмотря на их антропогенные изменения (распашка, внесение удобрений, орошение  и т.д.) все же сохраняют свои природные качества: богатое содержание органики, структуру, корневую систему растений. И после снятия воздействия они быстро возвращаются в исходное состояние в силу выше указанных их свойств.

Полупустынные и горные почвы в силу природной динамики ландшафтов, при интенсивных нагрузках разрушаются, теряя свои природные исходные свойства, и их восстановление иногда бывает невозможным  беспе

циальных, дорогостоящих мелиоративных мероприятий. При составление картосхемы устойчивости ландшафтов Чеченской Республики к нарушению почвенного покрова в результате хозяйственной деятельности, нами взяты за основу: содержание органики, структура. Таким образом, можно заключить, что степные ландшафты имеют высокую устойчивость к антропогенному воздействию.

Средний уровень устойчивости к антропогенному воздействию установлен для нижнегорно-лесных и лесостепных ландшафтов.

Для среднегорных и высокогорных  ландшафтов характерен сравнительно низкий уровень устойчивости к загрязнению воздушной среды, так как скорости ветра здесь сравнительно небольшие, а повторяемость штилей высока. Вместе с тем, большое количество осадков способствует быстрому самоочищению данных ландшафтов от возможного загрязнения почвенного покрова. Однако в горной части Чеченской Республики нет предприятий, чья производственная деятельность представляла бы потенциальной опасности такого рода загрязнений.

Состояние антропогенной нарушенности ландшафтов Чеченской Республики. Для целей изучения современного состояния ландшафтов Чеченской Республики автором  была использована ландшафтная карта Чеченской Республики, в масштабе 1:1 000 000. Применялась методики В.М. Плюснина (1994), позволившие определить степень антропогенной нарушенности и коэффициенты антропогенного нарушения. Полученные результаты показали, что неизмененные и очень слабо измененные ландшафты не превышают 15 % площади территории. Природные ландшафты сохранились в высокогорье и в труднодоступных местах средне - и низкогорья. Наиболее сильно изменены степные, лесостепные и полупустынные ландшафты, расположенные в пределах террасированных наклонных равнин: Долины реки Терек, Притерчной равнины, Алхан-Чуртской долины,  Чеченской равнины и Гудермесской плоскости.

В пределах этих ландшафтов пашни, залежи, сады и огороды занимают более 74 %, сенокосы – 7%, селитебные территории -  15%, гидротехнические сооружения - 3% и дороги – 1 %.  Коэффициент антропогенной нарушенности (Кан) достигает 0,7, что свидетельствует о преобладании  антропогенных (культурных)  ландшафтов (рис.5).

  Условные обозначения:

  1 – преобразованные; 2 – сильноизмненные;

3 – среднеизмененные; 4 – слабоизмененные;

5 – неизмененные. 

Рис.5. Картосхема антропогенной 

нарушенности ландшафтов

Среднегорные ландшафты занимают 26% площади в республике. Основное распространение здесь получают леса - 35,7 %. На пастбища и сенокосы приходится 44,6 %. Наибольшим антропогенным преобразованиям подверглись  экосистемы Ножай-Юртовского, Веденского и Шатойского районов и днищ долин Ассы, Сунжи, Аргуна, Хулхулау. Площади под пашнями не превышают 3 %.

На поселки приходится 0,6 % площади, горнопромышленные объекты - 0,4 %, дороги - 0,5 %. Кан здесь достигает 0,42, поэтому преобладают культурно-природные лесные ландшафты. Природные ландшафты сохранились в заповедниках и заказниках.

Высокогорные ландшафты Бокового хребта и его отрогов с нивальным поясом, альпийскими и субальпийскими лугами мало изменены хозяйственной деятельностью. Кан за счет площадей пастбищ и сенокосов достигает 0,35. Большие площади здесь занимают осыпи и скалы (47 %), а также ледники (1,0 %). На долю пастбищ приходится около 35 % площади. Большая их часть находится во 2-ой и 3-ей стадии дигрессии. Однако прекращение выпаса в течение 10-15 лет позволяет им восстановить свой биологический и ресурсный потенциал. Сенокосы занимают небольшие площади (0,9 %). Территории с различной антропогенной нарушенностью обнаруживают явную связь с определенными типами горных ландшафтов. В пределах высокогорного и среднегорного ярусов ландшафтов рисунок антропогенной нарушенности относится к полосчатому классу и формируется в рамках высотных ландшафтных поясов. В северной (низкогорной) части республики в силу неравномерности антропогенной нагрузки он приобретает мозаичный рисунок. Здесь на первый план выступает не высотная поясность, а геоморфологический фактор в размещении определенных типов природопользования. Очень жестко проявляется приуроченность селитебных территорий к днищам долин рек (табл.2) .

Таблица 2

Зональные и высотные ландшафты  с различным коэффициент антропогенного

нарушения (Кан)  Чеченской Республики

Высотные

  яруса

Площадь, %

Природная

составляющая

Антропогенная составляющая

Коэффициент антропогенного

нарушения (Кан)

Ледники

Осыпи и скалы

Леса

Водохозяйственные

объекты

Пастбища

Сенокосы

Пашни

Селитьба

Горнопромышленные

Дороги

Низменности

-

-

3,9

1,5

68,9

19

3

2,7

-

1,0

0,7

Возвышенные равнины

-

-

15

3

36

1,7

35

6,7

5

1,3

0,5

Предгорные равнины

-

-

25

10

5

1,5

45

15

7

1,5

1,0

Низкогорий

26

0

1,2

3,1

5,6

17,7

6,2

55,8

9,4

0

1,0

0,9

Среднегорий

20

0

6,5

47,7

2,6

22,3

12,3

5,7

1,2

0,2

0,3

0,42

Высокогорий

8

48

46,9

10,7

2,1

34,6

0,9

0

0

0

0

0,35

Соотношение площадей с различными значениями нарушенности ландшафтов (НЛ) приведено в таблице 3.

В соответствии с методикой В.М. Плюснина [1994] значения нарушенности ландшафтов определялись с учетом площадей и степени изменения земельных угодий, попадающих в квадрат сканирования. В высокогорных ландшафтах основное воздействие оказывает выпас скота, сосредоточенный в пределах субальпийского геоботанического пояса. Здесь значение нарушенности ландшафтов достигает 0,4-0,6. В альпийских лугах коэффициент нарушенности колеблется от 0,2 до 0,4. Такая же нарушенность характерна для лесов горных долин Бокового хребта  и его отрогов. Наименьшей нарушенностью характеризуется нивальный ландшафтный пояс. В северной части республики наименее изменены естественные луга в пойме Терека, используемые в качестве сенокосов. Далее следуют пастбища и пахотные земли. В пределах населенных пунктов коэффициент нарушенности достигает 4-5.

Таблица 3

Площади распространения ландшафтов Чеченской Республики

с различной степенью нарушенности

Ландшафты

Значения  НЛ

Площадь, %

Преобразованные

0,8-1,0

15

Измененные сильно

0,6-0,8

25

Измененные средне

0,4-0,6

35

Измененные слабо

0,2-0,4

15

Неизмененные или очень слабо измененные

0,0-0,2

10

Итого:

100

4. Региональный ландшафтно-экологический анализ должен осуществляться на основе выделенных геосистем (ПТК) индикаторов. В условиях Северо-Восточного Кавказа к ним относятся: аридные низменные, горно-лесные и горно-луговые:


А) Аридные низменные ландшафтные комплексы Предкавказья являются крайне  неустойчивыми  к внешним воздействиям как климатическим, так и антропогенным, и при их совпадении во времени степень деградации и разрушения приобретают необратимый характер, приводящий к опустыниванию территории.

Деградация и дефляционные процессы в аридных ландшафтах. Дефляция почвы является прямым следствием неправиль­ного использования земельных ресурсов, применения системы земледелия, не соответствующей конкретным почвенно-климатическим условиям.

По мере роста пастбищной нагрузки из ковыльных, условно коренных сообществ древнеаллювиальной песчано - супесчаной равнины, последним выпадает ковыль-тырса. Одновременно разрастается свинорой пальчатый. Появляется более устойчивое к выпасу разнотравье. Тысячелетник Гербера, молочай Сегиера, чабрец Маршалла, прутняк простертый,  Господствующее положение начинают занимать полыни (веничная и австрийская). Впоследствии они сменяются эфемеро-злаково-свиноройной растительностью (костер растопыренный, тысячелетник обыкновенный, мятлик луковичный, эбелек). На всех стадиях деградации расширяется ареал молочая Сегиера, который остается часто последним представителем растительного покрова вместе с эбелеком на стравленных и развеянных песках.

При сопряженном анализе карт распределения осадков и агроклиматических районов четко выделяются районы в той или иной степени дефицитом влаги, что при высоких летних температурах иссушает почву приводящей к возникновению дефляционных процессов. На основании этого нами выделены районы по степени подверженности дефляции (рис.6).

  Условные обозначения:

1. Район слабой дефляции, включает небольшие участки террас, чаще с лесными полосами на каштановых почвах, обладающие более чем песчаные почвы устойчивостью к сильным ветрам. Дефляция проявляется в годы с очень сильными пыльными бурями. Дефляции подвержена от 0 до 20 % площади ПТК. 2. Район подвержен слабой и средней степени дефляции, включает ПТК с лесными полосами, на светло-каштановых супесчаного состава почвах. Дефляции  подвержена от 20 до 40 % площади ПТК. 3. Район средней и сильной  степени  дефляции  включает район песчаной равнины, представленный песчаными почвами разного механического состава. Дефляции подвержена от 40 до 60 % площади ПТК. 4. Район сильной  степени  дефляции  включает район песчаной равнины, представленный песчаными почвами разного механического состава. Дефляции подвержена  от 60 до 80 % площади ПТК.5. Район с обнаженными песками, разного механического состава, лишенный почвенно-растительного покрова. Дефляции подвержена от 80 до 100 % площади ПТК.

Рис.6.  Районирование Притерского песчаного массива по степени

проявления дефляционных  процессов

Устойчивость аридных ландшафтов к пастбищным нагрузкам. История развития Притерского песчаного массива представляет собой серию неоднократных смен пустынных, степных, лугово-степных ПТК, обусловленную воздействием естественных и антропогенных факторов. При такой динамичной естественно-антропогенной эволюции региона закономерно встает вопрос о его ландшафтной устойчивости.

Все виды ПТК Притерского песчаного массива по степени их устойчивости к пастбищным нагрузкам и дефляционному разрушению при выпасе мелкого рогатого скота были ранжированы по разработанной шкале противодефляционной устойчивости ПТК  и составлена карта противодефляционной устойчивости Притерских песчаных земель в условиях использования их для выпаса мелкого рогатого скота (рис.7)

 

Условные обозначения

1-Устойчивые; 2-Относительно устовые;3.Слабоустойчивые; 4 – Неустой-

чивые; 5 - Непригодные для выпаса.

Рис. 7.  Противодефляционная  устойчивость аридных ландшафтов Притерского песчаного массива к пастбищным

нагрузкам

Сукцессионно молодые песчано-эоловые комплексы со слабо развитым почвенным и растительным покровом в первую очередь  подвержены дефляции, вызванной антропогенными нагрузками. При возмущающих воздействиях система стремиться перейти в такое состояние, включить такие механизмы саморегуляции, при которых указанные воздействия сводились бы к минимуму. При нагрузках, не превышающих порога устойчивости, как правило, работает механизм отрицательной обратной связи. Когда же порог устойчивости превышен, начинает действовать положительная обратная связь, которая приводит к разрушению системы.

Фактором устойчивости ПТК выступает и их историческая «память», точнее, их эволюционное наследие. Можно с уверенностью сказать, если пески в прошлом испытали, хотя бы однократное перевевание, даже при полной современной закрепленности растительным покровом они очень предрасположены к повторной дефляционной дестабилизации. Поэтому порог устойчивости  к пастбищным нагрузкам у древнеаллювиальных песчаных ПТК несоизмеримо выше, чем у песчано-эоловых, тем более неоднократно перевеванных.

Проблемы  мелиорации аридных пастбищ. Геоэкологический анализ ландшафтов полупустынной зоны показал, что деградация их вызвана антропогенным воздействием: бессистемное использование, усиленное засушливым климатом активизировали дефляционные процессы, принявшие в некоторых местах необратимый характер, [Байраков,1997]. Поэтому в общем комплексе мер, направленных на поддержание и улучшение кормовых угодий на песках, ведущая роль принадлежит внедрению пастбищеоборота. На основе концепции биологической мелиорации пастбищ [Раминский,1938; Шамсутдинов, 1997] был оценен каждый вид ПТК, с точки зрения его фитомелиоративного и ландшафтно-экологического потенциала и предложены характеристики его использования, а также разработана картосхема фитомелиорации аридных ландшафтов Чеченской Республики (рис.8).

Условные обозначения:

1-4 -автоморфные;  5-8 - автоморфно-гидроморфные; 9-12 - Гидроморфные и полугидроморфные.

Рис.8.  Картосхема мелиорации аридных ландшафтов Притерского  песчаного  массива

Б) Наиболее ценными в хозяйственном и рекреационном отношении, а также наиболее хорошо сохранившимися на территории Северо-Восточного Кавказа являются буковые фитоценозы. Их современная структура, функционирование и динамика протекают преимущественно под действием природно-антропогенных  факторов и процессов, в том числе и военных. Это позволяет использовать наблюдения за ними для анализа длительно временной динамики, прогнозирования, и, в конечном итоге - для выработки мероприятий по оптимизации лесопользования в регионе.

Благодаря разнообразию лесорастительных условий, обусловленных различным уровнем тепло- и влагообеспеченности, горным рельефом и неодинаковым влиянием умеренно-континентальных воздушных масс, в горах циркуляция воздушных масс осложнена местной циркуляцией (горно-долинные ветры, фёны), а также вследствие исторических процессов формирования территории и природных комплексов Северо-Восточный Кавказ отличается высоким биологическим разнообразием,  проявляющимся на всех уровнях - генетическом, видовом и экосистемном. По уровню биоразнообразия Северо-Восточный Кавказ занимает одно из ведущих мест  на всем Большом Кавказе. Лесистость района исследования около 22%, однако, леса распространены неравномерно: наряду с районами, полностью покрытыми лесом, есть районы лишенные древесно-кустарниковой растительности. Не лесные территории в пределах Северо-Восточного Кавказа занимают около  – 65%.


Природно-климатические факторы. Для более детальной характеристики климатических условий  региона и их связи с распространением древесной растительности нами на основе фактического климатических показателей для разных высот над уровнем океана рассчитаны вертикальные градиенты средне июльских температур и годовых сумм осадков, годовых величин испаряемости (по станциям: Грозный, Шатой и Ведено) и годовых величин коэффициента увлажнения. Годовой коэффициент увлажнения на той же высоте изменяется с запада на восток соответственно: 1,5; 1,0; 0,8. Замечается тот факт, что состав древесных пород также заметно отличается с запада на восток исследуемой территории.

Дубовые леса в описываемом регионе не имеют отдельного пояса. В качестве сопутствующей породы вместе с дубом выступает граб. Дуб и граб предъявляют почти одинаковые требования к почвенно-климатическим условиям. Здесь произрастают дуб скальный, дуб пушистый,  черешчатый  и граб. Южная граница дуба проходит по высотам 500-600 м над уровнем океана, северная граница опускается до пойменных лесов рек Терека, Сунжи и Аргуна и их притоков. В пределах района дубовые леса выше 900-1100 м над уровнем океана не распространяются (рис.9).

Условные обозначения:

Типы леса: 1,2,…26,27; древесные породы: 28- дуб (скальный, черешчатый, крупнопыльниковый),29-бук восточный, 30ольха (черная, серая), 31 –сосна Сосновского, 32- береза Литвинова, 33- граб кавказский, 34- липа кавказская, 35- клен высокогорный, 36- рододрендрон кавказский, 37- субальпийские и альпийские луга; почвы: 38-коричневые горно-лесные, 39-перегнойно-карбонатные, 40- бурые горно-лесные, 41- лугово-лесные оподзоленные, 42- луговые, 43- горно-луговые, 44-горно-подзолистые, 45 – горно-луговые торфянисто-подзолистые; возраст и состав горных пород: 46- древнечетвертичные отложения, 47- третичные мергели, глины, песчаники, известняки-ракушечники и конгломераты, 48- верхнемеловые и верхнеюрские известняки, 49- средне- и нижнеюрские песчано-глинистые и глинистые сланцы.

Рис.9.  Ландшафтный профиль через северный склон Большого Кавказа по линии  Кодорский перевал - г. Диклос-Мта - Шатой - Грозный

К востоку верхняя граница дубовых лесов повышается. Так, по р. Ясса верхняя граница лежит на высоте 870 м над уровнем океана. С движением к северу высота над уровнем моря снижается, увлажнение уменьшается, а площади дубовых лесов несколько увеличиваются. Распространение дубовых лесов в значительной мере обусловлено экспозицией и крутизной склонов. Согласно Т.А. Голубовой [1966] южные склоны крутизной 100 широтах региона получают на 6-7% больше тепла, чем горизонтальная поверхность. Северные склоны с таким же углом недополучают по сравнению с горизонтальной поверхностью около 8% тепла. Дополнительное тепло на южном склоне составляет 1,3-1,4 ккал/см2  за вегетационный период, а недополученное тепло на северном склоне составляет 3,0- 3,5 ккал/см2 за вегетационный период. Вот почему дубовые леса занимают преимущественно склоны южных экспозиций.

Буковые леса занимают значительные до 75% лесопокрытой площади в регионе. Как известно, распространение бука восточного находится в прямой связи с увлажнением. Для его произрастания необходима высокая относительная влажность воздуха, большое количество осадков, нехолодная зима и нежаркое лето. Бук восточный поселяется на северных, более влажных склонах и распространяется вплоть до верхнего предела леса. На западе региона бук поднимается  до 1900-1950 м над уровнем океана, в центральной части до 1700 м. Верхний предел буковых лесов приурочен в западной части района к средней температуре +130 , годовой сумме осадков не менее 1070 мм и годовому коэффициенту увлажнения более 2. Восточнее, с увеличением сухости климата, буковые леса переходят на склоны северных экспозиций.

Таким образом, верхняя граница леса образована наиболее холодостойкими древесными породами. Под влиянием климатического фактора она повышается к востоку. В этом направлении в связи с усилением сухости и континентальности климата господство переходит к березе и сосне.

Антропогенные факторы. К числу главных факторов уничтожения лесов не только Чеченской Республики, но и на Кавказе, следует отнести несанкционированные рубки и выпас скота. Как правило, выпас скота на контакте лесной и луговой растительности ведет к полному уничтожению всего подроста у верхней границы леса (рис. 10).

Условные обозначения:

1 - граница республики; 2- населенные пункты; 3- реки и озера; 4- сосновые леса; 5- дубовые леса; 6-буковые леса; 7- березовые леса и криволесье; 8- кустарниковая растительность; 9- растительность пойм; 10- безлесные пространства; 11- леса, сведенные в 20 веке; 12-леса сведенные в 19 веке; 13- леса сведенные военными действиями и несанкционированными рубками.

Рис.10. Антропогенная нарущенность  лесов Чеченской Республики

Поэтому целесообразно полностью запретить какой-либо выпас скота у верхней границы лесной и луговой растительности. В качестве эксперимента допустить на некоторых участках зоны контакта леса и луга интенсивный, но краткосрочный (в течение 1-2 лет) выпас скота с обязательным последующим отдыхом (не менее 15 лет) данных земель. Подобные агролесомелиоративные мероприятия способствуют хорошему прорастанию семян деревьев на разрыхленной копытами животных почве и сохранению подроста от уничтожения скотом (Урбанский и др., 1994).

Так, выпас скота снизил верхнюю границу леса на протяжении 90 км в среднегорье в среднем на 150-300 м по вертикали, что составило около 43 тыс. га уничтоженного лесного массива.

Пути оптимизации лесопользования. В результате неконтролируемой рубки лесов значительный урон нанесен лесным массивам республики. Мониторинг лесного фонда в доступной форме ведется на всей территории Чеченской Республики, однако, установить фактическое состояние лесов  сегодня невозможно.

Дальнейшее углубление исследований в плане определения хода роста лесных насаждений позволит установить местные особенности их роста и развития для целей рационального лесопользования и устойчивого развития лесных сообществ и сохранения окружающей среды.

Данные динамики горно-лесных фитоценозов в возрасте естественной спелости позволяют нам предложить следующие рекомендации:

1. Ведение лесохозяйственных мероприятий в горно-лесных ландшафтах, примыкающих к верхней границе леса, должно быть направлено на формирование ландшафтов и разновозрастных древостоев повышенной продуктивности.

2. Изреживание древостоев на склонах следует производить до полноты 0,9–1,0, если ориентироваться на стандартные таблицы хода роста древесных насаждений, с выборкой древесной массы старших возрастных поколений и более молодых, отставших в росте и развитии.

3. Следует избегать вырубки единичных деревьев, сохраняющих лесную среду, и особей, произрастающих на скальных и грунтовых обнажениях.

4. В лесных фитоценозах нижних высотных уровней лесохозяйственные мероприятия должны быть направлены на сохранение разновозрастности и разнородности насаждений с выборкой древесной массы леса верхнего полога.

5. Выборку следует производить в несколько приемов до относительной полноты 0,9–1,0. В куртинах темнохвойного поколения допускаются прореживания и проходные рубки с выборкой деревьев до 30% на пологих (до 20°) и 15–20% на крутых (до 40°) склонах.


В) В результате интенсивного использования горных лугов Северо-Восточного Кавказа сократилось видовое разнообразие их травостоя и запасы фитомассы. Несмотря на существенное снижение нагрузки на них в настоящее время для их восстановления необходим целый комплекс хозяйственных мероприятий, таких, как внесение удобрений, регулирование выпаса, пастбищеоборот и т.п.

Вертикальная дифференциация горно-луговых ландшафтов. Горные ландшафты региона занимают северный склон Главного Кавказского хребта с его сплошной орографической сетью. Различные материнские породы чрезвычайно пересеченной рельеф, разнообразие горных высот, форма и направлении хребтов, различные климатические условия определяют наличие в горах различных почвенных разновидностей и растительных формации (рис.11).

На формирования почв и растительных сообществ оказывает влияние направление напластований горных пород (горизонтальное, вертикальное, наклонное). При горизонтальном залегании пластов горная порода обладает плохой водопроницаемостью, а при вертикальном напластовании – хорошей. Котловины и седловины имеют свои, резко отличительные физические свойства горных пород. В связи с такой пестрой напластований горных подпочвенных пород даже на небольших участках встречаются различные по гидрогеологическому режиму почвенные разновидности и растительные сообщества с преобладанием ксерофильных или мезофильных, а иногда и гидрофильных растений. С повышением местности в горах, в условиях более сурового климата влияние горных пород и их напластований на формирование почв и растительных сообществ резко уменьшается. Главную роль здесь играет температура.

  Условные обозначения:

1.Субальпийские луга;  2- Альпийская растительность: субнивальные петрофиты, луга, заросли кавказского  рододендрона; 3- Распаханные пространства с послелесными лугами и лесами;  4- Вторичные послелесные луга; 5- Широколиственные среднегорные буково-грабовые леса с кленом, ильмом и др.;  6- Среднегорные дубравы;  7- Березняки и высокогорные ольшаники;  8- Фрагменты горных сосновых лесов;  9- Леса с преобладанием липы мелколиственной;  10- Фригановидная растительность и щибляк из астрагала и пузыреплодника восточного;  11- Фригана, фриганостепь и щибляк из астрагалов и спиреи; 12- Ледники, снежники

 

Рис.11. Растительные сообщества горно-лугового пояса

Обычно южные склоны более крутые, чем северные. На них раньше тает снег и быстрее просыхает поверхность. Поэтому на южных склонах в более сухих условиях формируются черноземовидные и горно-степные почвы, а на северном склоне – горно-луговые или горно-луговые остепененные почвы; но если на южном склоне – горно-лесные бурые, то на этом, же высоте северного склона – оподзоленные почвы. Если на южном склоне – преобладают типичные ковыли и полыни, то на северном склоне – тимофеевка, мятлик луговой, клевер горный, манжетка и другие влаголюбивые растения.

Разновидности горных почв и растительных сообществ формируются в результате длительного воздействия сложных взаимосвязанных природных условий. Поэтому каждой разновидности почв соответствуют определенные природные условия, в которых она образовалась, а на соответствующих разновидностях почв произрастает определенная растительность (травянистая, лесокустарниковая).

Таким образом, в природе гор наблюдается прямая связь между материнским породами, почвами и растительным покровам. Это особенно наглядно проявляется естественных условиях горного рельефа.

Исторические аспекты антропогенной  деятельности в горно-луговых  ландшафтах. В горных и высокогорных районах Северо-Восточного Кавказа скотоводство и земледелие развиваются с  конца неолита. Местное население на горных склонах создавало искусственные террасы - поля для посевов зерновых культур. Это вмешательство, естественно, приводило к изменению структуры и функций горного ландшафта.

Почвенный покров  участков, откуда он изымался, менялся коренным образом; обнажалась литогенная основа, а водно-воздушно-температурные режимы эдафотона изменялись в сторону ксерофитизации. На насыпных террасовых площадках слой почвы становится мощнее, а при орошении и внесении удобрений возрастало плодородие, так как возникает относительно мезофильная обстановка.При проведении исследований на полигоне мониторинга в близи развалин села Ами  (высота н. у. м. 1670 м), довольно хорошо различимы, пять искусственных террас – свидетельство древнего земледелия, позволило выявить три стадии сукцессии растительности горно-луговых ландшафтов. Схематично это представлено на рис.12. При пастбищном использовании полигона при рыхло-корневищной стадии процесс задерненния ускоряется.

Изменения, происходящие в экосистемах под антропогенным воздействием, нужно рассматривать с учетом фоновых климатических тенденций, без которых невозможно строить мониторинг окружающей среды.

Рис.12. Стадии сукцессии растительности горно-луговых ландшафтов

Естественные климатические флуктуации способны в одних случаях повышать «запас прочности» экосистемы в других, например, в случае положительной интерференции дающего фоновое усиления аридности и континентальности климата с антропогенным опустыниванием, снижать его, создавая кризисные экологические ситуации. Свервековой цикл, который будет продолжаться до конца 24 столетия, и современная внутривековая эпоха прогрессирующей аридизации климата в целом благоприятствует процессу антропогенного опустынивания в горах Большого Кавказа.

Под влиянием выпаса происходит, как известно, отбор видов, устойчивых к пастбищной нагрузке. Таковыми в изучаемых сообществах являются различные розеточные и полурозеточные формы (подорожники скальный и ланцетолистный, манжетки кавказская и шелковистая, первоцвет Рупрехта, проломник бородатый и др.), сильно опушенные или снабженные шипами и колючками (манжетка шелковистая, зонник клубненосный, бодяк окутанный, колючник обыкновенный) и широко представленные здесь виды губоцветных,  среди которых нет хорошо и отлично поедаемых скотом растений. Более того, академик А.А. Гроссгейм считал тимьянники крайне деградированным вариантом пастбищ.

Все это говорит об упрощенной структуре фитоценозов, их депрессионном характере. Таким образом, пастбищное воздействие, протекавшее одновременно с восстановлением растительного покрова, не только приостановило последнее, но и изменило ход развития растительности в сторону дегрессии. Этому способствовало мало устойчивое состояние восстанавливаемых фитоценозов и экосистемы по отношению к неблагоприятным факторам.

Пути оптимизации использования горно-луговых ландшафтов. Рациональное использования горных пастбищ и сенокосов является главным условием получения высокой продуктивности животных с одновременным улучшением угодий. К сожалению, в горах не используются пастбища по пастбищеоборатам, разработанным с учетом биологических особенностей горного растительного покрова, по подсеву трав на выбита перегрузкой скота участках, по внесению удобрений и др. При разработки пасбищеоборота необходимо учитывать биологические особенности горной растительности.

А.П. Мовсисянц [1965] указывает, что «период восстановления запасных веществ короче у растений, у которых листья расположены в приземном слое и, следовательно, меньше скусываются животными при стравливании пастбищ. Наоборот, дольше этот период у растений с верховым облиственеем. К первой группе относятся такие низовые растения, как мятлик луговой, полевица белая, овсяница красная, типчак, клевер белый, манжетка и другие, ко второй группе – почти все верховые злаки и некоторые виды бобовых – костей безостый, тимофеевка луговая, пырей ползучий, клевер красный, клевер розовый, люцерна посевная, эспарцет и др.».

Как установил И.В. Ларин [1956], при комбинированном использовании пастбищ продуктивность их повышается от 20 до 60%. При разработке и введении пастбищеоборота  необходимо: - строго соблюдать норму нагрузки скота на 1га площади пастбище оборота; - строго соблюдать нормальную плотность скота на 1га загона. Ш.М. Агабабян [1959] рекомендует следующем нормы плотности поголовья крупного рогатого ската в горных условиях: на альпийских пастбищах – 4 – 5 голов, на субальпийских и горно-степных – 10 – 12 – голов;  - на одном загоне пасти скота не более 5 – 6 дней; - загон, который в прошлом году стравливались первыми, в следующем году должны стравливать последними. Это способствует само обсеменению угодий.

Подсев трав необходимо проводить на разреженных пастбищных угодьях. Значительно хуже приживаемость подсеянных трав на задернованном лугу. Эти выводы подтверждают в своих трудах Ш.М. Агабабян [1959] и М.Г. Дзоблаев [1966], Д.С. Салпагаров [2004].

Наибольший эффект получается при подсеве травосмесей из 6 – 7 компонентов и значительно ниже при подсеве травосмеси из 2 – 3 компонентов. Лучшими травосмесями на выбитых горных пастбищах и сенокосах являются: клевер, люцерна, овсяница, костер безостый, ежа сборная, тимофеевка луговая, овсяница луговая, мятлик луговой.


5.  Геоэкологическое районирование территории Чеченской Республики по совокупной оценке антропогенных трансформаций ландшафтов и их компонентов показывает, степень антропогенной преобразованности ландшафтов, позволит обеспечить управление социо-эколого-экономическим процессами в регионе  и осуществление природоохранных мероприятий.

Влияние нефтегазового комплекса на ландшафтные компоненты. Минерально-сырьевой комплекс Чеченской Республики является одним из главных факторов, как ее экономического развития, так и загрязнения природной среды. Сегодня в Чеченской Республике в режиме фонтанирования эксплуатируются более 15 месторождений нефти и одно месторождение газа. Наибольшее воздействие на ландшафтную среду на территории республики оказывает нефтяной комплекс. Особенно сильное загрязнение нефтепродуктами происходит на территории обваловки площадок буровых и действующих скважин. Нами подсчитано, что за 110 лет работы нефтяного комплекса  на территории республики более 5000 га земли являются нарушенными (рис.13).

 

Условные обозначения: 1-нет  загрязнения; 2- умеренно загрязненный; 3- загрязненный; 4- грязный;

5  - очень грязный; 6-нефтедобыча; 7-гадобыча; 8- нефтепроводы; 9-газопроводы

Рис.13. Зонирование территории по нефтехимическому загрязнению

Современная система сбора нефти и газа имеет разветвленную сеть промысловых нефтепроводов и водоводов, общая протяженность которых составляет 860 км, они занимают 1870 га земель. Из всех промысловых трубопроводов на систему сбора нефти приходится 74,  газа 6, поддержания пластового давления – 20% протяженности трубопроводов. 

Таким образом, несоблюдение экологически обоснованных технологических норм в деятельности нефтегазового комплекса, использование устаревших приемов добычи и транспортировки нефти приводит к различного рода загрязнениям природной среды.

При анализе изменений природной среды под влиянием нефтегазового комплекса установлено, что в зависимости от видов антропогенного воздействия проявляется различный характер этих преобразований.

Источники и оценка масштабов загрязнения  атмосферного воздуха. На предприятия добычи и переработки нефти и газа приходится в настоящее время 80% всех промышленных выбросов (180 тыс. т. в год). Высокая концентрация промышленного производства, в том числе предприятий нефтехимического и топливно-энергетического комплексов,  производство строительных материалов и автотранспорт, на ограниченной территории города Грозного обусловили высокий уровень загрязнения воздушного бассейна. Несмотря на катастрофическое снижение объемов промышленного производства г. Грозного, его влияние на ухудшение экологической ситуации в Чеченской Республике остается доминирующим (рис.14).


 

Рис.14. Загрязнение атмосферного воздуха в городах  Чеченской Республики в 2008 г в %.

В результате хозяйственной деятельности, промышленных и автотранспортных предприятий Чеченской Республики в 2007 году в атмосферу выброшены 482 тыс. тонн вредных веществ, в том  числе по г. Грозному – 342 тыс. тонн. Основными загрязнителями атмосферного воздуха на территории Чеченской Республики являются предприятия нефтедобывающей и нефтехимической промышленности, автомобильный транспорт,  цементный завод и кустарная переработка нефти. Высокий уровень загрязнения воздуха в г. Грозном был связан не только с высокими суммарными выбросами в атмосферу промышленных предприятий и автотранспорта, достигшие:  в 1989 году 316,3 тыс. т/год, 1993 – 92,32 тыс. т/год, 2000 – 450 тыс. т/год, 2001- 400 тыс. т/год, 2002- 350 тыс. т/год, 2003- 270 тыс. т/год,  2004- 250 тыс. т/год, 2005- 247 тыс. т/год, 2006- 240 тыс. т/год, 2007 - 257 тыс. т/ год. Анализ имеющихся данных за последние десятилетия показывает, что в середине 90-х годов, в период перестройки и спада производства, загрязнение атмосферного воздуха в городах Чеченской Республики, как и по всей стране, существенно снизилось. Однако в последние годы, в связи с ростом экономики, увеличения количества автомототранспорта, уровень загрязнения атмосферы увеличился и достиг, а в некоторых случаях и превысил, степень загрязнения атмосферы в до перестроечный период. Обусловлено это, прежде всего, увеличением количества автотранспорта, выбросы которого поставляют 80-90% формальдегида, бенз(а)пирена, оксида углерода. На основе выше проведенного анализа состояния атмосферного воздуха, стационарных и передвижных источников загрязнения, основных загрязняющих веществ и их распределения по административным районам составлена картосхема состояние атмосферного воздуха  в Чеченской Республики (рис.15).

 

Рис.15. Зонирование территории

Чеченской Республики по состоянию

атмосферного воздуха

Картосхема показывает, что неблагополучные районы по экологическому состоянию атмосферного воздуха, занимают ландшафты, которые имеют стационарные источники загрязнения атмосферного воздуха, а также с большой плотностью автотранспорта. Немало важное значение здесь играет и ветровой режим, где большое число дней с штилями приводит к застаиванию и увеличению количества загрязняющих веществ в атмосферном воздухе в ландшафте данного региона

Влияние техногенной нагрузки на поверхностные  водные объекты. Нефтепродукты  являются одними из основных загрязнителей водных объектов республики. По всему стволу реки Сунжа  содержание нефтепродуктов превышает ПДК. Максимальные концентрации зафиксированы в створах:  в черте г. Грозного (среднегодовые) – 20,6-48,8 ПДК, разовые – в черте г. Грозного – 8,0 ПДК, с. Брагуны – 11.7 ПДК. Необходимо отметить, что в период отбора проб  9 октября 2001 года река Сунжа в створе с. Брагуны была покрыта сплошной пленкой нефти. Поступление нефти с замазученных территорий, расконсервированные скважины, кустарная переработка и добыча нефти являются в настоящее время основным источником загрязнения водных объектов нефтяными углеводородами. Военные действия еще более усугубили ситуацию. К середине 2006 года на нефтешламовых площадках,  механических очистных сооружений, которые расположены в старом русле реки Сунжа, скопилось порядка 700-800 тыс. м3 отходов нефтеперерабатывающего комплекса.

Загрязнения биогенными веществами. По данным гидрохимических наблюдений, комитета по экологии при Правительстве Чеченской Республики,  реки  в течение ряда лет относятся к категории загрязненных или очень загрязненных (рис.16).

Рис.16. Динамика изменения качества воды (по ИВЗ) за период 1993-2006 гг.) р. Терек,  с. Степное

Результаты обследования показывают на повышенные концентрации биогенных веществ, являющихся основными компонентами хозбытовых сточных вод (рис.17).




Рис.17. Динамика изменения концентраций за период (мг/дм3) Фосфаты (Р)  р. Терек, с. Степное

Загрязнения тяжелыми металлами. Вопрос наличия металлов в реках республики, несмотря на отсутствие промышленных источников загрязнения, поднимался и раннее. В осенне-зимний период 2006 года в основных водотоках присутствовало 2,55-23,0 ПДК железа, до 5 ПДК марганца, до 21,2 ПДК алюминия; в реках Терек (с. Степное), Сунжа, Белка, Яман-Су концентрация бериллия составила 1,3-2,3 ПДК и т.д. Наиболее остро стоит вопрос наличия металлов в реке Аргун. В период обследования здесь обнаружено: 4,2 ПДК алюминия, 2,8 ПДК марганца, 3,7 ПДК железа, 5,0 ПДК меди, 1,75 ПДК молибдена, 1100,0 ПДК вольфрама, 335,0 ПДК ртути и т. д.

Таким образом наиболее характерными загрязнениями водных объектов как территории Чеченской Республики, так и сопредельных территорий по течению р.Терек являются нефтепродукты и отходы их переработки, а также тяжелые металлы, биогенные вещества. В Чеченской Республике существует довольно разветвленная и густая речная сеть в центральных и южных районах. Практически все реки Чеченской Республики относятся к бассейну реки Терек. Самая крупная из них Сунжа с притоками Аргун, Асса, Фортанга, Гехи, Шалажи, Марта, Гойта, Хулхулау, Гумс, которые существенно отличаются условиями формирования гидрологического и гидрохимического режимов, водностью, экологической обстановкой и уровнем загрязнения (рис.18).

 

Условные обозначения:

Степень загрязненности водных объектов:

  1 - Очень Грязные; 2 -  Грязные; 3 – Загрязненные;

4-  Слабозагрязненные; 5 -  Условно чистые

Рис.18. Уровни загрязнения основных

водных объектов

Картосхема показывает участки рек имеющие в той или иной степени загрязнение по водотоку. Проведенные нами исследования экологического состояния водных объектов Чеченской Республики показывают, что водные объекты, находящиеся в равнинной и предгорной части  имеют загрязнение в средней и сильной степи.

Оценка антропогенного  влияния на почвенный покров. Сельское хозяйство Чеченской Республики долгие годы развивалось преимущественно экстенсивным путем: через вовлечение в хозяйственный оборот все более значительных площадей земельных и других ресурсов. Одним из негативных последствий такого развития явилось усиление антропогенной нагрузки на природные комплексы и их трансформация, хотя по степени влияния на окружающую среду сельское хозяйство уступает промышленности. Воздействие сельского хозяйства на природные комплексы республики сопровождается потерей плодородия и засоления почв, деградацией естественных кормовых угодий и нарушением гидрологического и гидрохимического режима территории.

Обследование, проведенное государственной агрохимической службой Чеченской Республики  показали с 1965 г. по 2008 гг. произошло его снижение с 5,9% до 4,6%, в некоторых районах до 4,2%. В районах с наиболее интенсивным использованием сельхозугодий деградация происходит еще большими темпами.

Анализ качественного состояния земель показывает, что в Чеченской Республики прогрессируют процессы засоления, заболачивания и другие негативные изменения, ведущие в целом к тенденции ухудшения качества почв. Сельскохозяйственные угодья с неблагоприятными свойствами занимают значительные территории. Всего в республике эрозией различной интенсивности затронуто 548260 га (почти 50% от общей площади угодий) (Байраков, 2006).

Поступление загрязняющих веществ в почву происходит по двум основным направлениям – из атмосферы, связанное с выбросами промышленных предприятий, энергетики и автотранспорта; и в процессе сельскохозяйственного производства при агротехнической обработке почв, мелиорации, внесении различных видов удобрений, использование химических средств защиты растений [Байраков, 1999] (рис.19).

Условные обозначения:

1-нет загрязнения; 2-слабое загрязнение;

3- средней степени загрязнение; 4- высокое загрязнение; 5-очень высокое загрязнение

Рис.19. Зонирование нефтехимического

загрязнения почвенного покрова

Наибольшие нефтяные загрязнения были отмечены возле объектов заправки, хранения, транспортировки горюче-смазочных материалов и нефтепродуктов, при авариях на объектах топливно-энергетического комплекса.

Основные причины образующихся при этом загрязнений – изношенность нефтяной инфраструктуры, особенно нефтехранилищ и топливопроводов, а также орошение  загрязненными водами рек. Разнообразие природных условий и ландшафтов, от полупустыни на севере до горно-лесных и горно-луговых на юге, а также степень и характер хозяйственного воздействия определили,  проявление основных почворазрущающих процессов в Чеченской Республики. Анализ картосхемы проявлений основных почворазрущающих процессов, выявил, что более 2/3 территории Чеченской Республики находится в зоне распространения с очень низкими, низкими, и средними показателями устойчивости почвенного покрова к антропогенному воздействию. Особенно уязвимы почвы полупустынных и высокогорных ландшафтов. Наибольшей степенью устойчивости отличаются степные ландшафты (рис.20).

 

  Условные обозначения:

Зонирование территории по степени

устойчивости почв:1-очень низкая устойчивость; 2- низкая устойчивость; 3- средняя устойчивость; 4- высокая устойчивость;

Рис.20. Проявление основных

почворазрущающих процессов и зонирование территории Чеченской Республики по

степени устойчивости почв

Некоторые экологические аспекты состояния здоровья населения  Чеченской Республики. Неудовлетворительное состояние окружающей среды, в том числе водных ресурсов, по всей видимости, крайне отрицательно сказывается на здоровье  населения  Чеченской Республики. Наши целенаправленные исследования по оценке состояния здоровья населения Чеченской Республики  в связи с плохими экологическими условиями не проводились. В настоящий период аналогичные исследования невозможно проводить. В данной работе мы попытались дать только косвенную оценку воздействия негативной экологической обстановки на медико-биологический статус населения Чеченской Республики. При этом необходимо учесть социальный фактор, который в сложившихся условиях крайне негативно сказывается на здоровье населения.  По данным лаборатории гематологического отделения республиканской клинической больницы,  начиная с 1995 года в крови жителей Чеченской Республики  идет устойчивый рост моноцитов (моноцитоз). Моноцитоз присущ больным и здоровым, фактически он принял массовый характер. По сведениям Минздрава, лишь 20% жителей Чеченской Республики  являются практически здоровыми, против 50% среднестатистического показателя.  Более 43 % детей рождаются больными  (против 2-5 %), а у 80 %  новорожденных детей  обнаруживаются  патологии.  Проявляются такие тяжелые формы детской патологии, как  анэнцефалия, гидроцефалия,  патология рук и ног, заячья губа, волчья  пасть. Среди онкологических заболеваний широкое распространение получил  лейкоз,  в особенности среди детского населения. Основными причинами, поддерживающими на высоком уровне инфекционную заболеваемость и способствующими ее росту, являются: 1) массовое загрязнение почвы, воды, воздуха многочисленными отходами мини-заводов по переработке нефти, свалками бытового мусора, пищевыми отходами и отсутствие организованной чистки в городах и населенных пунктах республики; 2) крайне недостаточное обеспечение населения доброкачественной питьевой водой и высокий уровень ее бактериальной загрязненности, неудовлетворительная работа канализационных, насосных и очистных сооружений, их полное бездействие в городах Грозный, Гудермес, Урус-Мартан, Аргун; сброс неочищенных сточных вод в открытые водоемы и на почву (рис.21). Для оценки микроэлементного статуса организма особое значение имеет определение содержания микроэлементов в волосах, так как доказано, что пробы волос являются интегральным показателем минерального обмена [А.В.Скальный, 1995]. Также определение микроэлементов в волосах используется для оценки внешних факторов вызывающих интоксикацию, для диагностики болезней и состояния питания [O. Senofonte, N. Volante end S. Caroli, 2000]. Нарушения микроэлементного обмена процесс многогранный, связанный с множеством экзо - и эндогенных факторов.

Рис.21. Основные факторы  поддерживающие  высокий уровень инфекционной

заболеваемости населения Чеченской Республики

Поэтому в настоящих исследованиях была поставлена цель дать только сравнительную оценку количественного содержания микроэлементов в волосах населения Чеченской Республики относительно другой сопредельной  территории (Республикой Дагестан) (Рис.22).

Рис.22.  Сравнительная оценка содержания  металлов в волосах жителей Чеченской Республики и Республики Дагестан

Исследовано содержание 70 микроэлементов в волосах 15 жителей Чеченской Республики и Республики Дагестан.

Анализ полученных данных показывает существенное увеличение в волосах жителей Чеченской Республики таких  металлов как: алюминий (Al), марганец (Mn), железо (Fe), галлий (G), свинец (Pb), висмут(Vi). Положительным фактом является повышенное содержание йода (I).

Следует отметить, что у жителей Чеченской Республики суммарное содержание всех  микро- и макрокомпонентов выше, чем у жителей Дагестана на 68 %. Одновременно во всех пробах отмечается низкое содержание такого жизненно важного микроэлемента, как селен (Se) . Относительно высокое содержание мышьяка в волосах у жителей Республики Дагестан (жители Кизлярского района Республики Дагестан), по всей видимости,  обусловлено  ранее установленным фактом наличия в показателях превышающих допустимые нормы данного элемента в источниках питьевого водоснабжения  [М.А. Гуруев, И.М. Газалиев, 2000].

Оценка экологической ситуации в геоэкосоциосистемах Чеченской Республики. Методологической основой оценки экологической ситуации на исследуемой территории послужил системный подход, определивший общую логику исследования. В качестве основополагающих принципов были использованы системность, последовательность и комплексность [Кочуров 1989; 1997; Пузаченко1995; Дьяконов1988].

Анализ существующих подходов к комплексной экологической оценке территории по степени остроты выделяются следующие категории экологических ситуаций: благоприятная, удовлетворительная, напряженная, критическая, кризисная, катастрофическая [Кочуров, 1997]. Современные ландшафты Чеченской Республики представляют собой природно-антропогенные комплексы, в которых природные, антропогенные и экологические факторы находятся в тесном взаимодействии, образуя однородную по сочетанию указанных факторов и условиям развития территориальную единицу - геоэкосоциосистему. Для исследуемой территории выбраны геоэкосоциосистемы, по таксономическму уровню соответствующих административным районам.

При комплексной экологической оценке интегральным показателем является численный индекс состояния геоэкосоциосистемы, которой определяется как сумма численных индексов отдельных показателей: антропогенной нагрузки, устойчивости ландшафтов к антропогенному воздействию, степени загрязнения компонентов окружающей среды.

По величине численного индекса и количеству показателей устанавливается острота экологической ситуации (рис.23).

Условные обозначения:

1-Благоприятная; 2-Удовлетворительная;

3- Напряженная; 4- Критическая;

5-Кризисная; 6-  Катастрофическая

Рис.23. Оценка экологической обстановки на территории  Чеченской Республики

Проведенное исследование обеспечило возможность перехода к  геоэкологическому районированию территории Чеченской Республики [Байраков, 2009].

Принципиальной основой для ее разработки явилось соотношение между экологическим потенциалом территории и антропогенной нагрузкой и разработка на этой базе рекомендаций по решению экологических проблем природопользования. 

Использовался опыт районирования и по другим регионам России, в частности Северной Осетии, Московской области, Хабаровского края и т.д.

В результате были использованы критерии имеющие как количественное, так и качественное выражение природного, промышленного, экономического, социального потенциалов и позволяющие производить ранжирование территории Чеченской Республики по степени экологического состояния.

Геоэкологическое районирование территории Чеченской Республики. При ландшафтно-экологическом анализе состояния ландшафтов на региональном уровне в условиях антропогенного воздействия и выявления возникающих экологических проблем и ситуаций одним из направлений исследования является геоэкологическое районирование территории - выделение природно-антропогенных территорий, в пределах которых проявляется определенный уровень устойчивости природных ландшафтов к антропогенным нагрузкам.

В процессе исследования решались задачи выявления основных этапов развития природной среды и сопоставления их с динамикой заселения территории и развитием хозяйственной деятельности; определения пространственных закономерностей размещения человека на протяжении исторического периода времени; изучения характера воздействия на природу и изменений в ней.

Таким образом, ландшафтно-экологический анализ пространственно- временных аспектов антропогенного воздействия в сочетании с изучением геоэкологических факторов составляет основную часть комплексного изучения территории республики.

В результате природно-антропогенной трансформации  современное состояние природных ландшафтов  ухудшается, что, естественно, увеличивает риск экологических катастроф в различных регионах нашей планеты. Текущий экономический кризис и дефицит различных видов природных ресурсов показал зависимость человечества от окружающей природной среды.

Отсюда следует, что необходимо  оптимизация  уровней техногенного воздействия на ландшафтные  комплексы для сохранения естественно-экологических циклов круговорота вещества и возобновления используемых природных ресурсов.

Геоэкологическое районирование территории Чеченской Республики  необходимо: для  разработки  научно-обоснованных  рекомендаций  по экологически ориентированному природопользованию; для определения природоохранных мер, включая ограничение и прекращение тех или иных воздействий на природную среду и население; для экологической экспертизы проектов строительства различных объектов и территориального развития; для принятия решений в управленческой деятельности природоохранных структур; при планировании и реализации различных хозяйственных и природоохранных мероприятий.

С учетом изменения состояния природных комплексов в условиях техногенного воздействия отраслей народного хозяйства основное внимание уделено выделению территорий, различающихся по уровню устойчивости к техногенным нагрузкам, по способности среды к самоочищению, а также по степени обратимости изменений, происходящих в природе в результате антропогенного воздействия.

Изучение изменения ландшафтов в условиях антропогенного влияния нами осуществлено на основе учета двух совокупностей факторов: 1) свойств самих природных комплексов и их компонентов (устойчивости, изменчивости, сопротивляемости и т.д.); 2) специфики и интенсивности воздействия на них хозяйственной деятельности человека. Методологической основой комплексного изучения  ландшафтов явились труды М. А. Глазовской [1972, 1988], А. И. Перельманом [1975, 1982], Н. П. Солнцевой [1982], М. А. Глазовской и др. [1983], Н. Ф. Глазовским [1983], Н. Ф. Глазовским, И. И. Короткевичем, и др. [1991], А.А. Чибилев,[1992].

Широко использованы работы, отражающие геоморфологические характеристики территорий [Сафронов, 1969], устойчивость растительного покрова [Быков, 1983], почв [Никифорова, 1983], чувствительность поверхностных и подземных вод к загрязнению нефтью и нефтепродуктами [Батоян, 1983], загрязнение атмосферы [Будыко, 1969; Безуглая, 1980].

Степень изменения природных ландшафтов во многом определяются структурой, видом функционирования и способом хозяйственной деятельности [Hall D.K., Chang А.Т.С., Foster J.L. 1983; Hall D.K., Marlinec J. 1985; Kneese A. V., 1988; Крючков, 1988; Шакиров, 2003], поэтому – осуществлен анализ изменений в ландшафтах под влиянием антропогенного воздействия и их взаимодействия с окружающей средой.

В соответствии с различным сочетанием форм изменений природной
среды при техногенном воздействии сходные  административные  районы объединены с учетом общности совокупности признаков хозяйственного освоения. Анализ  изменений  состояния природных  комплексов в разрезе административных  районов показал, что последние могут быть сгруппированы в зависимости от степени и характера антропогенной нагрузки территорий (табл. 4).

Таблица 4

Геоэкологическое состояние административных районов Чеченской Республики

Административный

район

Ландшафтный район

Основные виды  хозяйственной  деятельности

Экологические проблемы

1

2

3

4

Наурский, 

Шелковской

Терско-

Кумский

Пастбища, орошаемое земледелие (виноградники, бахчевые и производство кормов)

Опустынивание, деградационные и дефляционные процессы, засоление

Надтеречный, Грозненский,  Шалинский

Терско-Сунженский,

Нефтедобыча, земледелие (орошение),  газоперерабатывающие предприятия

Загрязнение: атмосферного воздуха, почв, водных объектов, засоление

Гудермесский

Курчалойский,

Терско-

Сулакский

Промышленные предприятия, рисосеяние, виноградарство, садоводство

Подение плодородия почв, засоление

Веденский,

Ножай-Юртовский

Низкогорный

лесной

Горные пастбища, табаководство, садоводство, лесное хозяйство

Сведение лесов, оползневые процессы, расширение площади лугов.

Шатойский,

Итум-Калинский,

Шаройский

Среднегорный

Горные пастбища, табаководство, лесное хозяйство

Ухудшение состояния лугов, оползневые процессы, сокращение площадей лесов

Урус-Мартановский,

Ачхой-Мартановский,

Сунженский

Лесостепной

Земледелие, садоводство, переработка с/х – го сырья

Засоление, падение плодородия почв

Территори административного подчинения мэрии Грозного

Степной

Нефтегазодобыча, транспортировка, переработка, машиностроение, химическая промышленность, энергетика

Загрязнение всех компонентов природной среды нефтепродуктами

Выше изложенное позволило составить типологию геоэкологических районов на территории Чеченской Республики. В качестве исходных территориальных единиц в ней приняты административные  районы. Для всех групп районов характерны  некоторые  общие  формы  хозяйственных воздействий и возможные антропогенные  изменения природной среды, обусловленных основными процессами превращения, рассеяния и вторичной концентрации зафязняющих веществ и самоочищения природных ландшафтов.

С учетом естественных и антропогенных факторов в пределах Чеченской Республики  выделены  7 геоэкологических районов (рис.24).

Условные обозначения:

1.Северо-Чеченский аграрно-промышленный; 2.Центрально-Чеченский промышленно-аграрный; 3.Восточно-Чеченский аграрно-промышленный; 4. Юго-Восточный аграрно-рекреационный; 5.Южный аграрно-рекреационный; 6.Западно-Чеченский аграрно-промышленный; 7.Грозненский промышленный

Рис.24.  Геоэкологические районы Чеченской Республики

Их отличительные особенности формируются в зависимости от ландшафтно-экологических условий, степени антропогенной нагрузки, уровня устойчивости природных комплексов, их способности к самоочищению природной среды, с учетом особенностей и специфики взаимодействия природно-антропогенных  факторов.

Геоэкологическое районирование, осуществлено исходя с учетом влияние на состояние геосистем комплекса природных факторов (климатических, геоморфологических, гидрологических, почвенных особенностей), а также  антропогенных факторов (освоенность территории, хозяйственное воздействие и т.д.). Районирование позволяет определить типы и масштабы нагрузок в пределах выделенных районов и наметить пути улучшения их состояния.

Выделенные геоэкологические районы позволяют наметить основные пути совершенствования структуры природопольвания на основе ландшафтного планирования и сохранения, природных геокомплексов, минимизации антропогенной нагрузки на ландшафты, формирования оптимального  и рационального природопользования.

Хозяйственная деятельность человека в Северо-Восточном Кавказе вот уже на протяжении нескольких тысячелетий играет важную роль в видоизменениях природных ландшафтов.

Антропогенное воздействие особенно сильно сказалось в полупустынных, степных  зонах и в горно-лесном, горно-луговом поясах, где природные компоненты ландшафтов почти не сохранились. Значительные изменения ландшафтов произошли в густонаселенных промышленных районах.

Анализ современного состояния геоэкологических районов Чеченской Республики. Геоэкологические исследования стали одним из приоритетных направлений в развитии прикладных наук о Земле [Берлянд, 1996; Симонов, Кружалин и др., 1996; Симонов, 1998].

При дифференциации территории на геоэкологические районы, важно выбор формы представления информации, для её оптимального восприятия пользователями с разным уровнем подготовки [Жуков, Лазарев и др., 1996; 1999; Зятьков, Селезнев, 1995]. Здесь необходимо разумное сочетание геоизображений (карты, трехмерные модели), текстов и справочно-иллюстративного материала (таблицы, графические, фотографические изображения).

Все это требует широкого использования ГИС - технологий [Jensen J. R., 1996; И. К. Лурье, Л. Г. Косиков, 2003], позволяющих создавать обширные базы данных, выполнять операции по моделированию и оценке экологического состояния, получать новые нетрадиционные виды изображений [В. Т. Жуков, Б.А. Новаковский, 1999].

Выполненный ландшафтно-экологический анализ природно-антропогенных характеристик изучаемых геосистем и их взаимосвязей, это позволило получить показатели антропогенного воздействия, устойчивости природных систем и оценить экологическую ситуацию в Чеченской Республике. Известно, что устойчивость ландшафтов определяется комплексом ландшафтно-экологических факторов. При оценки устойчивости ландшафтов к антропогенным воздействиям необходимо установление связи: воздействие - изменение - последствия. Ландшафтно-экологический анализ позволяет установить максимальную и минимальную величину воздействия, за пределами которой располагаются возможности устойчивого развития ландшафта или возникновения необратимых изменений.

Устойчивость ландшафтов зависит от свойств их компонентов и отраслевой особенности воздействия,  и степени интенсивности эксплуатации объектов. Из природных факторов наиболее существенными при оценке устойчивости ландшафтов являются: рельеф, почвенный и растительный покров, водный баланс, густота речной сети, климатические условия.

Указанные выше факторы способствуют активизации процессов самоочищения компонентов природной среды и определяют динамику ландшафтов, их устойчивость к совокупному воздействию антропогенных факторов. Таким образом, они формируют показатели устойчивости компонентов природы и ландшафтов в целом.

При оценке устойчивости природной среды в условиях техногенного воздействия нефтедобычи, трубопроводного транспорта, энергетического и дорожно-транспортного комплексов, агропромышленного комплекса использованы следующие цепочки значимости компонентов природной среды, построенные на основе экспертных оценок: рельеф - почвы - растительный покров - поверхностные воды - климатические условия (табл. 5).

Выполненные для республики расчеты показали, что наиболее устойчивыми по отношению к техногенному воздействию являются территории Грозненского геоэкологического района. Среднее по величине значение устойчивости к техногенному воздействию характерно для западной и центральной частей республики, в пределах которых сосредоточены районы нефтедобычи и агропромышленного комплекса. Не устойчивыми к антропогенному воздействию являются территории  Северо-Чеченский аграрно-промышленный  район.

Таблица 5

Оценочные показатели устойчивости природных комплексов к техногенным воздействиям

  по геоэкологическим районам на территории Чеченской Республики

Геоэкологический

район

Рельеф, балл.

Почвы, балл

Леси­стость, %

Густота речной се-ти, км/км

Среднее год. t°C

Среднее год.  кол-во осад­ков, мм

Безмороз­ный период, дней

Влаж­ность %

Скорость ветра, м/сек.

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

1.Северо-Чеченский аграрно-промышленный

1

2

10

0,0

1,7

350

220

16

5

2.Центрально-Чеченский промышленно-аграрный

3

4

30

0,5

1,7

550

200

16

4

3.Восточно-Чеченский аграрно-промышленный

3

3

40

0,7

1,2

500

200

78

4

4. Юго-Восточный аграрно-рекреационный

1

3

40

1,3

1,3

700

180

75

2

5.Южный аграрно-рекреационный

1

2

40

1,7

1,3

700

160

76

3,0

6.Западно-Чеченский аграрно-промышленный

3

3

35

1,2

1,5

600

220

76

3,4

7.Грозненский промышленный

3

3

30

0,2

1,4

550

220

76

3,5

При оценке уровня комплексного антропогенного воздействии предлагается использовать следующие цепочки значимости, построенные на основе экспертных оценок: плотность населения - площадь пашни - площадь селитебных территорий - плотность скота - сброс загрязняющих веществ в поверхностные водные объекты - выбросы загрязняющих веществ в атмосферу - плотность нефтяных скважин – плотность магистральных трубопроводов – плотность нефтепромысловых трубопроводов – плотность дорог (табл. 6).

Наиболее сильному комплексному воздействию подвержены Грозненский промышленный и Центрально-Чеченский промышленно-аграрный геоэкологичекие районы республики за счет выбросов расположенных здесь промышленных предприятий, а также воздействия инженерных сооружений, включая селетебную застройку. Среднее по величине воздействие оказывается на Восточно-Чеченский аграрно-промышленный, Западно-Чеченский аграрно-промышленный и Центрально-Чеченский промышленно-аграрный геоэкологичекие районы республики, в пределах которых сосредоточены основные районы нефтедобычи, дорожные магистрали и газо-нефтепроводы, сосредоточено основное население. Незначительному воздействию подвержен Южный аграрно-рекреационный геоэкологичекий район, расположенные в пределах малоосвоенных речных бассейнов, где не сказывается воздействие атмосферного загрязнения.

Таблица  6

Антропогенная нагрузка на природные комплексы, по геоэкологическим  районам

Чеченской Республики

и/ п

Геоэкологический

район

Площадь района,  ни2

Плот­ность населе­ния чел/км2

Пашни, %

Сели­тебные  террито­рии, %

Плот­ность ско­та (усл. гол. КРС),  гол ./км2

Сброс за­грязненных веществ поверхностные  вод,  тыс. т.

Выбросы в атмосферу  (год), т/км2

Плотность

нефтя­ных скважин, шт./км2

маги­страль­ных трубо­прово­дов, км/км

нефте­про­мыслов трубо­прово­дов, км/км'

1

2

3

4

5

6

7

8

9

11

12

13

Коэф. = 1

-

0,14

0,13

0,12

0,11

0,1

0,1

0,08

0,07

0,06

1.

Северо-Чеченский аграрно-промышленный

4.1

47

35

1,5

7

45

11

7

100

34

2.

Центрально-Чеченский промышленно-аграрный

3.2

102

67

7

5

56

67

226

124

65

3.

Восточно-Чеченский аграрно-промышленный

1.7

107

53

9

4

23

14

45

54

54

4.

Юго-Восточный аграрно-рекреационный

2.1

49

13

4

6

0,4

1,4

23

-

87

5.

Южный аграрно-рекреационный

4.2

3

3

0,2

1

0,01

1,0

-

-

-

6.

Западно-Чеченский аграрно-промышленный

2,1

92

66

15

5

22

18

7

48

34

7.

Грозненский промышленный

0,9

200

-

95

-

147

238

333

235

492

Дифференциация показателя экологической напряженности по территории Чеченской Республики представлена в табл.7. Показывает, что конфлик­тная и критическая степень геоэкологической напряженности сложилась в центральной и северной частях, а удовлетворительная геоэкологическая напряженность наблюдается в южной  части республики.

Оценка выделенных территорий по степени напряженности, согласно классификации Б.И. Кочурова [2003], позволяет сделать вывод, что территории с незначительной и слабой степенью комплексного воздействия можно отнести к территориям с удовлетворительной геоэкологической ситуацией (напряженности), здесь допустимо увеличение антропогенного воздействия. Территории со средней степенью комплексного воздействия имеют конфликтную геоэкологическую ситуацию, на них допустимо лишь сохранение воздействия на существующем уровне. На территориях, где имеется сильное и очень сильное комплексное воздействие сложилась критическая геоэкологическая ситуация: здесь необходимо проведение мероприятий по уменьшению воздействия.

Наихудшее состояние окружающей природной среды выявлено для гг. Грозного, Гудермеса, Аргуна, Чири-Юрта. Здесь располагаются промышленные предприятия, наиболее интенсивно ведется сельскохозяйственное производство, высоки плотность населения и транспортные нагрузки. Очень низкая антропогенная нагрузка характерна для эколого-географических районов горно-лесной зоны.

Таблица  7

Степень напряженности геоэкологической ситуации по геоэкологическим районам Чечни

Напряжен­ность

геоэкологи­ческой

ситуации

Комплексное

воздей­ствие

Преобладающее

природопользование

Геоэкологические

районы

Чеченской Республики

Удовлетворительная

Незначительное

Лесное  хозяйство. Животноводство на горных пастбищах. Особо охра­няемые природные территории.

Южный аграрно - рекреационный; Юго-Восточный аграрно-рекреационный

Напряженная

Слабое

Лесохозяйствеиные территории (преимущественно  вторичные леса),  сельское  хозяйство: животноводство, табаководство.

Южный аграрно - рекреационный Юго-Восточный аграрно-рекреационный

Конфлик­тная

Среднее

Животноводство. Горнорудная промышленность (добыча известняка, извести, строительного камня)

Южный аграрно - рекреационный

Критическая

Сильное

Нефтедобыча. Промышленные предприятия. Лесное  хозяйство. Земледелие (табаководство) и животноводство.

Юго-Восточный аграрно - рекреационный; Восточно Чеченский аграрно-промышленный; Западно-Чеченский аграрно-промышленный; Центрально-Чеченский промышленно аграрный

Катастрофическая

Очень сильное

Промышленные предприятия. Территории городской застройки, объекты нефтепереработки  и нефтедобычи. Земледелие.

Грозненский промышленный; Центрально-Чеченский промышленно-аграрный

Выделенные эколого-географические районы позволяют наметить основные пути совершенствования структуры природопользования с учетом природно-ландшафтной дифференциации на основе ландшафтного планирования, сохранения геокомплексов, минимизации  антропогенной нагрузки на ландшафты, формирования  экологического каркаса и определения ландшафтно-экологических приоритетов развития территории.


ВЫВОДЫ

1.На территории Большого Кавказа  распространен горный класс ландшафтов, в пределах которого выделяются следующие типы: горные умеренные гумидные, горные умеренные семигумидные, горные умеренные семиаридные, горные холодноумеренные, высокогорные луговые, высокогорные субнивальные и гляциально-нивальные. Данные типы полностью отражают структуру высотной зональности ландшафтов не только указанных районов, но и всего северного макросклона Большого Кавказа. В Предкавказье получили распространение низменные аридные, степные и лесостепные типы, характеризующих широтную зональность ландшафтов

2.Выявлена степень  устойчивости ландшафтов Чеченской Республики и их нарушенности антропогенными воздействиями, иллюстрированная серией тематических карт. По степени антропогенной нарушенности выделены 5 классов: неизмененные, площадь которых составляет 15%, слабоизмененные –  25%, среднеизмененные –  30%, сильноизмененные – 25 %, преобразованные – 20%.

3.Аридные ландшафтные комплексы Притерского песчаного массива являются крайне  неустойчивыми  к внешним воздействиям как климатическим, так и антропогенным, и при их совпадении во времени степень деградации и разрушения приобретают необратимый характер, приводящий к опустыниванию территории.

4.Геоэкологический анализ ландшафтов полупустынной зоны показал, что деградация их вызвана антропогенным воздействием: бессистемное использование, усиленное засушливым климатом активизировали дефляционные процессы, принявшие в некоторых местах необратимый характер. Использование песчаных земель должно предусматривать максимальную имитацию эколого-географических условий аридных ландшафтов (Байраков,1997, 2004, 2007).

5.Современное состояние горнолесных ландшафтов Северо-восточного Кавказа находятся в прямой зависимости от природно-антропогенных факторов, что ведет к ослаблению их экологических функций. Сохранение и воспроизводство лесов, как сырьевой базы обеспечения спроса экономики региона на буковую древесину и как важнейшего средоформирующего компонента на основе рационального и неистощительного лесопользования имеет важное народно-хозяйственное значение.

6.Интенсивная хозяйственная деятельность (вырубка, сенокошение, пастьба) и значительная аридизация (потепление климата почти на 10) привело к тому, что пределы верхних и нижних границ лесного пояса ссузились почти на 150 – 300 м. 

1.На Северо-восточном Кавказе на протяжении последних 50-70 лет природные ландшафты подверглись интенсивному антропогенному воздействию, что привело к их трансформаций (нарушению и деградации) и серьезным экологическим и социально-экономическим последствиям. Среди субъектов Российской Федерации по степени техногенного воздействия, включая и военное воздействие, на окружающую природную среду Чеченская Республика входит в число сильно загрязненных территорий. Атмосферный воздух, почва, подземные и поверхностные воды особенно сильно загрязняются предприятиями нефтедобычи и транспортировки, энергетики и сельским хозяйством.

4.При анализе изменений природной среды под влиянием нефтегазового комплекса установлено, что в зависимости от видов антропогенного воздействия проявляется различный характер этих преобразований. Следует отметить, что загрязнения нефтепродуктами  и отходами бурения нефти затрагивают в той или иной мере все компоненты ландшафтов. Наибольший риск проявления изменений природной среды под влиянием нефтегазового комплекса наблюдается в почвенном покрове и водных объектах, т.к. они отражаются прежде всего на состоянии микроорганизмов, растительного и животного мира.

6.Характерными для Чеченской Республики негативными процессами влияющих на экологическое состояние почв являются: эрозия, опустынивание, засоление, зарастание кормовых угодий кустарником и мелколесьем, сбитость пастбищ, загрязнение и захламление земель отходами производства и потребления.

7.Экологическая ситуация в Чеченской Республике в различных административных районах отличается разной степенью остроты (напряженности), что обусловлено характером и интенсивностью антропогенного воздействия в том числе военного и реакцией ландшафтов на это воздействие.

8.Проведенное геоэкологическое районирование территории Чеченской Республики, позволило выделить  семь групп районов, которое отражает: природно-ресурсный потенциал и  особенности территории; уровень хозяйственной нагрузки на  ландшафты и их антропогенной трансформации; источники загрязнения природной среды; ареалы экологического риска и факторы, его обусловливающие; необходимые природоохранные мероприятия в районах, приоритеты их реализации.


По теме диссертации и району исследованию опубликованы следующие работы:

Статьи  в ведущих научных изданиях рекомендованных ВАК РФ

1. Байраков И.А. Современная динамика антропогенной трансформации пастбищных ресурсов полупустынных экосистем Затеречья [Текст] / Байраков И.А. // Научная мысль Кавказа. Научный и общественно-теоретический журнал СКНЦВШ. Приложение № 4. - Ростов - на - Дону, 2004.-С.104-109.

2. Байраков И.А. Агроэкологическая оценка природных ресурсов Затеречья [Текст] / Байраков И.А. // Научная мысль Кавказа Научный и общественно-теоретический журнал СКНЦВШ. Приложение № 5. - Ростов – на - Дону, 2004. - С

3. Байраков И.А. Современное состояние ландшафтов и экологическое районирование территории Чеченской республики [Текст] / Байраков И.А. // Изв. высш. учебн. заведений Сев. - Кав. Регион. Научно-образовательный и прикладной журнал. Приложение № 6. Естественные науки. - Ростов – на - Дону, 2005.

4. Байраков И.А. Лесные экосистемы Севера-Восточного Кавказа [Текст] / Байраков И.А.  // Изв. высш. учебн. заведений Сев.- Кав. регион Научно-образовательный и прикладной журнал. Естественные науки. Приложение № 7.  - Ростов – на - Дону, 2005.

5. Байраков И.А. Геоэкологические основы воссоздания и развития сети ООПТ  в Чеченской Республике [Текст] / Байраков И.А. // Научная мысль Кавказа. Научный и общественно-теоретический журнал СКНЦВШ. Приложение № 7. - Ростов – на - Дону, 2005.

6. Байраков И.А. Основные направления оздоровления экологической обстановки в Чеченской Республике [Текст] / Байраков И.А.  // Научная мысль Кавказа. Научный и общественно-теоретический журнал СКНЦВШ. Приложение № 8. - Ростов – на - Дону, 2005.

7. Байраков И.А. Техногенные факторы развития оползневого процесса на Северо-Восточном Кавказе [Текст] / Байраков И.А.  // Научная мысль Кавказа. Научный и общественно-теоретический журнал СКНЦВШ. Приложение № 9. - Ростов – на - Дону, 2005.

8. Байраков И.А. Природно-антропогенные факторы проявления дефляционных процессов в аридных ландшафтах Северо-Восточного Предкавказья [Текст] / Байраков И.А. // Вопросы Современной науки и практики университет  им. В.И. Вернадского. № 1. Том.1. Серия Гуманитарные науки. - Тамбов, 2008. - С.124-132

9. Байраков И.А. Пути оптимизации природопользования горно-луговых ландшафтов Чеченской Республики [Текст] / Байраков И.А. // Вопросы Современной науки и практики университет  им. В.И. Вернадского. № 2. Том.1. Серия Гуманитарные науки. - Тамбов, 2008. - С.124-132.

10. Байраков И.А. Вертикальная дифференциация горно-луговых ландшафтов Чеченской Республики [Текст] / Байраков И.А. //  Вестник Тамбовского государственного университета им.Г.Д. Державина. Том 13, вып.2-3, 2008. -С. 234-339.

11. Байраков И.А. Проблемы мелиорации пастбищ  аридных ландшафтов Притерского песчаного массива [Текст] / Байраков И.А. // Вестник МГОУ. Серия Естественные науки. – 2008. №4. – М.: Изд-во МГОУ. – С. 9-15.

12. Байраков И.А. Структура и динамика буковых фитоценозов в пределах Чеченской Республики [Текст] / Байраков И.А. // Вопросы Современной науки и практики университет  им. В.И. Вернадского. № 4. Том.2. Серия Технические  науки. - Тамбов, 2008. - С.31 – 39.

Монографии:

12. Байраков И.А. Проблемы рационального использования и мелиорации песков Затеречья [Текст] / Байраков И.А.  Монография. – Грозный: РИО ЧГУ, 1996. - 34 с.

14. Байраков И.А. Геоэкологические проблемы Чеченской Республики и пути их решения  [Текст] / Байраков И.А. Монография. - Грозный, РИО ЧГУ, 2009. 100 с.

15. Байраков И.А. Антропогенная трансформация геосистем Северо-восточного Кавказа и пути оптимизации природопользования [Текст] / Байраков И.А. Монография. - Грозный, РИО ЧГУ, 2009. – 170 с.

Публикации в прочих российских изданиях:

16. Байраков И.А. Состояние и меры по охране и рациональному использованию земельных ресурсов Затеречья [Текст]  / Байраков И.А.  Гайрабеков У.Т. // География и геоэкология Чеченской Республики / сборник статей. Отв. ред. И.А. Керимов. – Грозный, РИО ЧГУ. 1997. -  С. 38-40.

17. Байраков И.А. Геоэкологические основы агролесомелиорации аридных пастбищ затеречья. [Текст] Байраков И.А.  // География и геоэкология Чеченской Республики / сборник статей. Отв. ред. И.А. Керимов. – Грозный, РИО ЧГУ. 1997. - С. 40-43.

18. Байраков И.А Экологические последствия антропогенного воздействия на природу Затеречья. [Текст] Байраков И.А.  // География и геоэкология Чеченской Республики / сборник статей. Отв. ред. И.А. Керимов. - Грозный: РИО ЧГУ. 1997. - С. 46-50

19. Байраков И.А Ландшафтные особенности Затеречья [Текст] Байраков И.А.  // География и геоэкология Чеченской Республики / сборник статей. Отв. ред. И.А. Керимов. - Грозный: РИО ЧГУ. 1997. -  С. 57-68.

21. Байраков И.А Процесс почвообразования в Терских песках. Байраков И.А. // География и геоэкология Чеченской Республики [Текст] / сборник статей. Отв. ред. И.А. Керимов. – Грозный: РИО ЧГУ, 1997. - С. 57-62.

20. Байраков И.А Геоэкологические аспекты деградации полупустынных ландшафтов Чеченской Республики и меры по восстановлению и охране. [Текст]  / Байраков И.А. Заурбеков Ш.Ш. // Мир, согласие и сотрудничество» посвященной 60-летию Чеченского государственного университета. - Тезисы докладов региональной научно-практической конференции - Джохар.-1998. - С.85-86.

21. Байраков И.А Земельные ресурсы и состояние почвенного покрова Чеченской Республики Текст] / Байраков И.А. Системно-аналитическое решение проблем города и села // Материалы региональной научно-практической конференции. - Грозный. 2002. - С. 90-95.

22. Байраков И.А. Состояние почвенного покрова Чеченской Республики и меры по их рациональному использованию [Текст] / Байраков И.А.  Гайрабеков Р.Х. // Вузовская наука – народному хозяйству. - Материалы региональной научно-практической конференции. - Грозный. 2003. - С. 90.

23. Байраков И.А. Экологические основы хозяйственного использования степных и полупустынных ландшафтов Чеченской Республики [Текст] / Байраков И.А.  Вузовская наука – народному хозяйству // Материалы региональной научно-практической конференции. - Грозный. 2003. -  С. 91.

24 Байраков И.А. Геоэкологическая оценка ландшафтов для целей сельскохозяйственной организации территории [Текст] / Байраков И.А. Идрисова Р.А., Дикаев Б.Б. // Вузовская наука в условиях рыночных отношений  - Материалы региональной межвузовской научно-практической конференции – Грозный. 2005. - С. 112-113.

25. Байраков И.А. Основные направления по оздоровлению экологической обстановки Чечни [Текст] / Байраков И.А. Мантаев Х.З. // Вузовская наука в условиях рыночных отношений  - Материалы региональной межвузовской научно-практической конференции. – Грозный. 2005. - С. 119-121.

26. Байраков И.А. Почвенно-экологическая оценка агроландшафтов Алхан-Чуртской долины [Текст] / Байраков И.А.  Идрисова Р.А. // Вузовская наука в условиях рыночных отношений - Материалы региональной межвузовской научно-практической конференции - Грозный, 2005. - С.123-124.

27. Байраков И.А. Роль особо охраняемых природных территорий в охране ландшафтов Чеченской республики. / Байраков И.А.  Идрисова Р.А. // Вузовская наука в условиях рыночных отношений - Материалы региональной межвузовской научно-практической конференции. - Грозный, 2005. - С. 126.

28. Байраков И.А. Современное состояние ландшафтов и экологическое районирование Чеченской Республики [Текст] / Байраков И.А.  Идрисова Р.А. // Вузовская наука в условиях рыночных отношений - Материалы региональной межвузовской научно-практической конференции. - Грозный, 2005. - С. 133-134.

29. Байраков И.А. Естественные и антропогенные факторы в формировании экологической ситуации в междуречье Сулака и Терека [Текст]  / Байраков И.А., Мантаев Х.З. // Вузовская наука в условиях рыночных отношений - Материалы региональной межвузовской научно-практической конференции - Грозный, 2005. - С. 137-138.

30. Байраков И.А. Антропогенно-техногенное воздействие на экосистемы г. Грозного и их последствия [Текст]  / Байраков И.А., Мантаев Х.З. // Вузовская наука в условиях рыночных отношений - Материалы региональной межвузовской научно-практической конференции - Грозный, 2005. - С.138 - 139.

31. Байраков И.А. Ландшафтные структуры Терско-Сулакской низменности – природная основа агропромышленного производства [Текст] / Байраков И.А., Гакаев Р.А. // Вузовская наука в условиях рыночных отношений - Материалы региональной межвузовской научно-практической конференции - Грозный, 2005. - С.153.

32. Байраков И.А. Геоэкологические основы использования водных ресурсов Чеченской республики [Текст] / Байраков И.А., Гакаев Р.А. // Экологические проблемы. Взгляд в будущее». Материалы III  научно-практической конференции  - Ростов-на-Дону. 2006. - С.45-50.

33. Байраков И.А. Экологические основы формирования оптимальной структуры лесных ландшафтов Чеченской республики. [Текст] / Байраков И.А., Багашева М.И. // Экологические проблемы. Взгляд в будущее - Материалы III научно-практической конференции. -Ростов-на-Дону. 2006. - С.50 - 52.

34. Байраков И.А. Основные геоэкологические проблемы Чеченской Республики [Текст]  / Байраков И.А. // Чеченская Республика и чеченцы - Материалы Всероссийской научной конференции - М.: Наука, 2006. - С.455-461.

35. Байраков И.А. Природно-антропогенные факторы развития горно - лесных ландшафтов Северо-Восточного Кавказа [Текст] /Байраков И.А. // Материалы по изучению Чеченской Республики. Сборник  статей. Выпуск 1.  – Грозный, 2006. - С.45-50.

36. Байраков И.А. Особо охраняемые природные территории и их роль в сохранении биоразнообразия ландшафтов Чеченской Республики [Текст] /Байраков И.А. // Материалы по изучению Чеченской Республики. Сборник статей. Выпуск 1.  – Грозный, 2006. - С.123-1134.

37. Байраков И.А. Геоэкологическая оценка горно-луговых ландшафтов Чеченской Республики [Текст] / Байраков И.А. // Материалы по изучению Чеченской Республики. Сборник статей. Выпуск 2. – Грозный, 2006. - С.4-12.

38. Байраков И.А. Эколого-географические основы формирования оптимальной структуры горно-лесных ландшафтов Чеченской Республики. [Текст]  / Байраков И.А. //  Материалы по изучению Чеченской Республики. Сборник статей. Выпуск 2.  – Грозный, 2006. - С.18-32.

39. Байраков И.А. Физико-географические факторы  вертикальной  дифференциации горно-луговых ландшафтов Чеченской Республики [Текст] / Байраков И.А. // Материалы по изучению Чеченской Республики. Сборник статей. Выпуск 1.–Грозный,2007. - С.4 - 13 

40 Байраков И.А Влияние современных экзогенных процессов на ландшафты Чеченской Республики. [Текст] / Байраков И.А. // Материалы по изучению Чеченской Республики. Сб. статей. Выпуск 1.  – Грозный, 2007.С.14-34. (Соавторы Идрисова Р.А., Гакаев Р.А.).

41. Байраков И.А. Гидрохимическая характеристика водных объектов Чеченской Республики[Текст] / Байраков И.А. // Материалы по изучению Чеченской Республики. Сб. статей. Выпуск 1.– Грозный, 2007.С.46-50.

42. Байраков И.А Природно-антропогенные факторы развития горно - лесных ландшафтов Северо-Восточного Кавказа. [Текст]  Байраков И.А Вестник Чеченского государственного университета. Выпуск 1. Изд-во ЧГУ

43. Байраков И.А Антропогенные воздействия на озера Чечни и пути их оптимизации. [Текст] / Байраков И.А., Гакаев Р.А. // Теория и практика восстановления внутренних водоемов - Материалы Международной конференции - Санкт-Петербург, 2007.  - С.16-28.

44. Байраков И.А. Экологические основы изучения горных озер Чечни. [Текст] / Байраков И.А. // Теория и практика восстановления внутренних водоемов - Материалы Международной конференции - Санкт-Петербург, 2007. - С.28-32.

45. Байраков И.А. Особенности использования ландшафтов Чечни в рекреационных целях. [Текст] Байраков И.А. // Социально-экономическое развитие курортов России - Тезисы докладов Всероссийской научно-практической конференции - Сочи, 2007. - С.88-90.

46. Байраков И.А. Геоэкологические основы использования природных ресурсов и охраны окружающей среды в Чеченской Республике. [Текст] / Байраков И.А., Гакаев Р.А. // Экологические проблемы. Взгляд в будущее - Сборник трудов 4-ой научно-практической конференции с международным участием  - Ростов-на - Дону, 2007. - С.42-47. 

47. Байраков И.А. Особо охраняемые природные территории и их роль в сохранении биоразнообразия ландшафтов Чеченской Республики. [Текст] / Байраков И.А., Гакаев Р.А. // Экологические проблемы. Взгляд в будущее - Сборник трудов 4-ой научно-практической конференции с международным участием - Ростов - на - Дону, 2007. - С. 47-53.

48. Байраков И.А. Оценка состояния атмосферного воздуха г. Грозного. [Текст]  / Байраков И.А.,  Гакаев Р.А., Мантаев Х.З. // Сборник трудов 4-ой научно-практической конференции с международным участием - Экологические проблемы. Взгляд в будущее - Ростов - на - Дону, 2007. - С. 53-58.

49. Байраков И.А. Деградация почвенно - растительного  покрова Чеченской Республики. [Текст] / Байраков И.А., Гакаев Р.А. // Наука и устойчивое развитие общества. Наследие В.И. Вернадского - Сборник материалов 2-ой международной научно-практической конференции - Тамбов: Изд-во ТАМБОВПРИНТ, 2007. - С.104-105.

50. Байраков И.А. Мероприятия по оптимизации экологического состояния природных ландшафтов Чеченской Республики. [Текст] / Байраков И.А.,  Мантаев Х.З. // Наука и устойчивое развитие общества. Наследие В.И. Вернадского - Сборник материалов 2-ой международной научно-практической конференции - Тамбов: Изд-во ТАМБОВПРИНТ, 2007.  - С. 108-109.

51. Байраков И.А. Почвенные исследования в условиях антропогенеза г. Грозного. [Текст] / Байраков И.А Мантаев Х.З. // «Наука и устойчивое развитие общества. Наследие В.И. Вернадского - Сборник материалов 2-ой международной научно-практической конференции - Тамбов: Изд-во ТАМБОВПРИНТ, 2007. - С. 117-118.

52. Байраков И.А Наблюдения за загрязнением водных систем в условиях г. Грозного. [Текст] / Байраков И.А. // Наука и устойчивое развитие общества. Наследие В.И. Вернадского - Сборник материалов 2-ой международной научно-практической конференции - Тамбов: Изд-во ТАМБОВПРИНТ, 2007. - С.118-120.

53. Байраков И.А Нефтехимическое загрязнение водных объектов Чеченской Республики и меры по их оздоровлению. [Текст] / Байраков И.А. // Современные аспекты экологии и экологического образования - Материалы I Международной интерактивной научной конференции – Москва – Астрахань - Назрань: Пилигрим, 2007. - С.9 - 16.

54. Байраков И.А Природно-антропогенные факторы деградации почвенного покрова аридных ландшафтов Чеченской Республики. [Текст] / Байраков И.А. // Современные аспекты экологии и экологического образования - Материалы I Международной интерактивной научной конференции. Составление и редакция: Дедков Ю.М., Алтуфьев Ю.В., Пучков М.Ю./ - Москва-Астрахань-Назрань: Пилигрим, 2007.  - С. 336 - 339.

55. Байраков И.А Экологические последствия использования природных ресурсов в Чеченской Республике. [Текст] / Байраков И.А // Вестник АН ЧР №1, 2007. ГУП «Издательско-полиграфический комплекс. «Грозненский рабочий». Грозный. 2007.  - С.92 – 97.

56. Байраков И.А Эколого-географические функции горно-лесных ландшафтов Чеченской Республки. [Текст] / Байраков И.А // Вестник АН ЧР №1, 2007. ГУП «Издательско-полиграфический комплекс. «Грозненский рабочий». Грозный. 2007.  - С 97-103.

57. Байраков И.А Экологические последствия хозяйственной деятельности в горно-луговых ландшафтах Северо-Восточного Кавказа в историческом прошлом. [Текст] / Байраков И.А // Экологические ситуации на Северном Кавказе: проблемы и пути их решения - Материалы Всероссийской научно-практической конференции - ГП КБР «Республиканский полиграфкомбинат им. Революции 1905г.». - Нальчик - 2008.  - С. 216 - 219.

58. Байраков И.А Система использования пастбищно-сенокосных угодий Северо-Восточного Кавказа и их антропогенные трансформации. [Текст]  / Байраков И.А // Экологические ситуации на Северном Кавказе: проблемы и пути их решения - Материалы Всероссийской научно-практической конференции - ГП КБР «Республиканский полиграфкомбинат им. Революции 1905г.». - Нальчик - 2008. - С. 219 - 232.

59. Байраков И.А Структура и динамика пойменных фитоценозов бассейне реки Терек. [Текст] / Байраков И.А., Чатаева М.Ж. // Глобальный научный потенциал. Сборник материалов 4-й международной научно-практической конференции - Тамбов: Изд-во ТАМБОВПРИНТ, 2008. - С. 86-90.

60. Байраков И.А Комплексная оценка ПТК Притерского песчаного массива. [Текст] / Байраков И.А., Идрисова Р.А. // Глобальный научный потенциал - Сборник материалов 4-й международной научно-практической конференции - Тамбов: Изд-во ТАМБОВПРИНТ, 2008 - С. 93-97.

61. Байраков И.А Природно-ресурсный потенциал северо-чеченской низменности и его экологическая оценка. [Текст]  / Байраков И.А., Гакаев Р.А. // Глобальный научный потенциал - Сборник материалов 4-й международной научно-практической конференции -Тамбов: Изд-во ТАМБОВПРИНТ, 2008 - С. 129-133.

62. Байраков И.А Мероприятия по оптимизации экологического состояния природных ландшафтов Чеченской Республики. [Текст] / Байраков И.А., Идрисова Р.А., Чатаева М.Ж., Багашева М.И., Гакаев Р.А. // Глобальный научный потенциал - Сборник материалов 4-й международной научно-практической конференции - Тамбов: Изд-во ТАМБОВПРИНТ, 2008. -  С.133-137

63. Байраков И.А Влияние основных видов хозяйственной деятельности на ландшафты Чеченской Республики и пути оптимизации природопользования. [Текст] / Байраков И.А // Экономический вестник Ростовского государственного университета. №1. Часть 2. 6 том. 2008. - С. 28-35.

64. Байраков И.А Стркутура и динамика сосновых фитоценозов в пределах Чеченской Республики. [Текст] / Байраков И.А., Багашева М.И., Чатаева М.Ж. // Сборник материалов 5-й международной научно-практической конференции. Тамбов: Изд-во ТАМБОВПРИНТ, 2009. - С.95-97.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.