WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ГАЛАНИН Алексей Александрович КАМЕННЫЕ ГЛЕТЧЕРЫ СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ:

СТРОЕНИЕ, ГЕНЕЗИС, ВОЗРАСТ, ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ 25.00.25 - геоморфология и эволюционная география

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора географических наук

Владивосток 2009

Работа выполнена в лаборатории неотектоники, геоморфологии и проблем россыпеобразования Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института ДВО РАН (г. Магадан)

Научный консультант:

доктор географических наук, профессор Смирнов Владимир Николаевич (СевероВосточный комплексный научно-исследовательский институт ДВО РАН, г. Магадан)

Официальные оппоненты:

доктор географических наук, профессор Горбунов Алдар Петрович (Казахстанская высокогорная геокриологическая лаборатория Института мерзлотоведения им. П.И.

Мельникова СО РАН, г. Алматы) доктор географических наук, профессор Хабидов Александр Шамильевич (Институт водных и экологических проблем СОРАН, г. Барнаул) доктор географических наук, с.н.с. Говорушко Сергей Михайлович (Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, г. Владивосток)

Ведущая организация: Кафедра геокриологии геологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (г. Москва)

Защита состоится 19 ноября 2009 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 005.016.01 при Тихоокеанском институте географии ДВО РАН по адресу:

690041, г. Владивосток, ул. Радио, д. 7.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тихоокеанского института географии ДВО РАН.

Отзывы в 2-х экземплярах, заверенные печатью учреждения, просьба направлять по адресу: 690041, г. Владивосток, ул. Радио, д. 7, Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, ученому секретарю диссертационного совета; Тел.: (4232) 32-06-72; Факс:

8(4232) 31-21-59; E-mail geogr@tig.dvo.ru.

Автореферат разослан______________2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат географических наук Скрыльник Г.П.

ВВЕДЕНИЕ



Актуальность работы. Диссертация выполнена на стыке приоритетных направлений фундаментальных исследований в области наук о Земле, утвержденным постановлением Президиума РАН № 233 от 01.07.03: 6.20. Изменение окружающей среды и климата: исследования, мониторинг и прогноз состояния природной среды; природные катастрофы, анализ и оценка природного риска, вулканизм; 6.3. Современная геодинамика, движения и напряженное состояние земной коры, сейсмичность и сейсмический прогноз; 6.26. Геоинформатика, создание геоинформационных систем.

Работа представляет собой первое всестороннее и систематическое исследование формации каменных глетчеров Северо-Востока России, выполненное с применением комплекса оригинальных и классических методов дешифрирования, картографирования, оценки возраста и современной динамики. В работе показано наличие полиморфного ряда между обыкновенными ледниками и криогенно-склоновыми процессами, в котором каменные глетчеры занимают ключевую позицию и являются результатом дегляциации последнего горного оледенения региона. Результаты работы кардинально меняют представления о многих криогенно-склоновых образований Северо-Востока России, строение, генезис, возраст, и география которых оставались до настоящего времени практически неизвестными. Полученные материалы, разработанные теоретические представления о каменных глетчерах и механизмах их формирования из ледников в условиях иссушения климата восполняют важный пробел в изучении палеогеографии и геоморфологии позднего плейстоцена и голоцена на Северо-Востока России.

Географическая ценность материалов диссертации усилена тем, что они представлены в виде географической геоинформационной системы (ГИС), включающей в себя геопривязанный каталог и электронные тематические карты, на основе которых методами геоинформатики и статистики выполнен пространственный анализ исследуемой формации. Создание ГИС по активным геоморфологическим процессам северо-востока Азии актуально для их системного анализа, районирования, палеогеографических и палеосейсмогеологических реконструкций, проектирования строительства, экологических обоснований и прогноза чрезвычайных ситуаций. В соответствие с законом «О недрах» и постановлениями правительства РФ должна быть создана Единая информационная система природопользования. Поэтому создание региональных ГИС и научное обеспечение методических основ их развития являются первоочередными при проведении исследовательских работ в данной области.

Объекты исследований – каменные глетчеры и парагенные нивальногляциальные комплексы Чукотского, Корякского и Приколымского нагорий, Северного Приохотья.

Целью исследований является изучение строения, генезиса, возраста и географии каменных глетчеров Северо-Востока России.

Задачи исследований: 1) изучение геоморфологии и строения, возраста и современной динамики каменных глетчеров; 3) дистанционное картографирование каменных глетчеров Северо-Востока России и их географический анализ; 4) разработка классификации каменных глетчеров.

Методы исследований. В основе работы лежат результаты полевых работ на ключевых участках и эталонных объектах, дистанционного площадного дешифрирования и картирования по аэрокосмическим и топографическим картам. Для оценки возраста и палеогеографических реконструкций использовались радиоуглеродные, космоизотопные, дендрохронологические, тефрахронологические, почвенные и спорово-пыльцевые данные.

Особый акцент в работе сделан на применение лихенометрического метода и оригинальных его приемов оценки возраста и многолетних скоростей движения каменных глетчеров.

Защищаемые положения 1. На Северо-Востоке России выявлено более 6500 каменных глетчеров и переходных образований. Из них около 90% сосредоточены в районах последнего оледенения и приурочены к 200-250 километровой прибрежной зоне тихоокеанского бассейна, образуя своеобразный Охотско-Беринговоморский пояс. Они занимают собственную умеренно влажную субарктическую морфоклиматическую «нишу» и являются индикаторной формацией перигляциального морфогенеза.

2. Процессы массового формирования каменных глетчеров связаны с деградацией последнего горного оледенения в условиях иссушения климата и расширения перигляциальной зоны. Современные активные каменные глетчеры сформировались в результате неогляциальных событий (4,5, 2,0-2,5 тыс. л. н.) и в «Малом ледниковом веке» (600-900 л.н). Динамический возраст активных каменных глетчеров варьирует от 700 до 2000 лет, а многолетние скорости движения - от 0,1 до 2,0 м/год.

3. Разработана морфогенетическая классификация каменных глетчеров, в основе которой лежит их понимание как полиморфного генетического ряда (континуума), крайними членами которого являются каровые ледники, курумы, коллювиальные шлейфы и лавинно-осыпные конусы.

Фактический материал и личный вклад автора. В основе работы лежат фактические материалы, полученные лично автором в результате полевых исследований за период с 1993 по 2008 гг. в рамках тем НИР, выполнявшихся в НИЦ «Чукотка» и СВКНИИ ДВО РАН в Чукотском, Корякском и Колымском нагорьях и Северном Приохотье (рис. 1). Автором лично выполнено дистанционное картографирование каменных глетчеров на территории Северо-Востока России на основе дешифрирования соответствующих планшетов аэро- и космоснимков, создан электронный каталог каменных глетчеров из 6500 геопривязанных объектов, выполнено построение различных геоморфологических схем и карты каменных глетчеров в масштабе 1:2500000. Автором лично разработаны цифровые карты и ГИС, а также использованные методы и приемы лихенометрического датирования, определение индикаторных видов, перевод и анализ всех цитированных англоязычных литературных источников.

Научная новизна. Впервые выполнен анализ и теоретическое обобщение материалов исследований каменных глетчеров на Северо-востоке России. Изучено их строение, морфология и закономерности распространения, разработана морфогенетическая классификация. Впервые создана геоинформационная система и электронная карта «Каменные глетчеры Северо-Востока России». Впервые на основе позиционирования картографических материалов разной тематики проведен географический анализ каменных глетчеров и выявлена степень их сопряженности с гипсометрическими, геоморфологическими, геологическими, сейсмотектоническими, климатическими и палеогеографическими условиями. Впервые для Северо-Востока России обоснованы хронологические рубежи неогляциальных событий, проявившихся в расширении перигляциальной морфоклиматической зоны, развитии каровых ледников и каменных глетчеров. Разработан и впервые применен в России оригинальный метод оценки поверхностных скоростей движения и динамики каменных глетчеров на основе лихенометрического датирования.

Апробация работы. Результаты исследований докладывались и обсуждались на российских и международных конференциях «Современные проблемы новейшей тектоники и геоморфологии» (Санкт-Петербург, 1997), «Закономерности строения и эволюции геосфер» (Владивосток, 2000), «Бореальная лихенофлора и лихеноиндикация» (Екатеринбург, 2002), «Строение, геодинамика и металлогения Охотского региона и прилегающих областей северо-западной Тихоокеанской плиты» (Ю.-Сахалинск, 2002), «Культура Восточной Азии: прошлое и настоящее» (Владивосток, 2000), «Геоморфология гор и предгорий» (Барнаул-Горно-Алтайск, 2002), «II Диковские чтения» (Магадан, 2002), «Проблемы геологии и металлогении Северо-Востока России на рубеже тысячелетий» (Магадан, 2001), «Щукинские чтения». (Москва, 2000), «Геология и минералогия СевероВостока России» (Магадан, 1999), «Магадан: Годы, события, люди» (Магадан, 1999), «Геоморфология гор и равнин: взаимосвязи и взаимодействие» (Краснодар, 1998), «Первой конференции геокриологов России» (Москва, 1996) и др.

Практическое значение работы. Полученные данные актуальны для палеогеографических и палеосейсмогеологических реконструкций, проектирования строительства, экологических обоснований и прогноза чрезвычайных ситуаций в горных районах Северо-Востока России. Результаты диссертации использованы в ходе выполнения разных хоздоговорных работ при изучении техногенных каменных глетчеров и прогнозе динамики промерзающих отвалов золоторудных месторождений Кубака, Биркачан (Омолонский массив), Купол (Анадырское плоскогорье); при выполнении Госконтракта № 16152-18-700 «Оценка сейсмической опасности восточной части Чукотского полуострова». Материалы исследований использованы при подготовке 2-х учебно-научных коллективных монографий, («Природа и ресурсы Чукотки, 1997»;

«Тауйская губа, 2006»).

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, 6 глав, заключения.

Объем диссертации составляют 300 страниц машинописного текста, включающего 1графических иллюстрации, 16 таблиц и списка литературы из 322 наименований.

Публикации по теме диссертации. Материалы диссертации изложены в печатных работах, в том числе в 16 статьях журналов ВАК.

Благодарности. Автор сердечно благодарит своих коллег из СВКНИИ, ИБПС, НИЦ «Чукотка», БПИ и ТИГа ДВО РАН. Автор выражает признательность д.г.н., проф.

В.Н.Смирнову и к.г.н. О.Ю.Глушковой, к.г.н. А.В.Ложкину и П.Андерсон, профессору Инсбрукского университета (Австрия) К.Крейнеру, д.б.н. А.В.Беликович и д.б.н., проф.

А.В.Галанину за ценные советы и замечания, В.И.Рачинской за помощь в оформлении отдельных рисунков и Т.А.Фокас за консультации при редактировании стилистики.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава 1. КАМЕННЫЕ ГЛЕТЧЕРЫ – ИНДИКАТОРНАЯ ФОРМАЦИЯ ПЕРИГЛЯЦИАЛЬНОГО МОРФОГЕНЕЗА Каменные глетчеры - лопастевидные и языкообразные образования, состоящие из мерзлого щебня, сцементированного ледяным цементом, включающие ледяные линзы или ядра льда, и являющиеся распространенной перигляциальной формацией на Земле (Krainer, Mostler 1999, 2000). Они известны в горных сооружениях Европы, Северной и Южной Америки и Центральной Азии (Wahrhaftig, Cox, 1959; Potter, 1972; Barsch, 1988,1992, 1996; Johnson, l974; Whalley, 1974; Martin, Whalley, 1987, 1992; Giardino, Vitek, 1987; 1989; Olyphant, 1983; и др.).

На территории Средней Азии каменные глетчеры рассматривались в работах Н.Н.

Пальгова (1957), П.А. Черкасова (1989), М.И. Ивероновой (1950), В. В. Заморуева (1965, 1981), А.П. Горбунова (1979), А.П.Горбунова, С.Н. Титкова, и Э.В. Северского (Горбунов, Титков, 1984; Горбунов, Северский, 2000) и др. Каменные глетчеры известны на Алтае (Ивановский, 1977), в Восточном Саяне (Гросвальд, 1959), Хамар-Дабане (Заморуев, 1965), Камчатке (Савоскул, 2002). Они широко распространены в горах Аляски (Hamilton, 1986; Calkin, 1988; Kaufman et al, 1989; и др.). Обзор ключевых работ по каменным глетчерам мира недавно выполнен А.П.Горбуновым (2008) и А.А.Галаниным [2, 5].

Существует мнение, что каменные глетчеры не имеют самостоятельной морфоклиматической ниши, а являются лишь ледниками, погребенными под плащом обломочного материала (абляционной морены) (Whalley, 1974; и др., Ивановский, 1977).

Согласно другой позиции, это сложные и самостоятельные образования криолитозоны (Barsch, 1996). В зарубежной литературе, образования мерзлотного происхождения часто именуют как каменные глетчеры, сцементированные льдом (ice-cemented rock glaciers).

Возникшие из ледников, называют каменными глетчерами с ледяным ядром (ice-cored r.g., ice-derived r.g.) (Krainer, Mostler, 1999, 2000). Альтернативная концепция утверждает, что они могут иметь как мерзлотное, так и ледниковое происхождение (White, 1971;

Potter, 1972); а также, что они есть проявления полиморфного ряда (континуума) переходных процессов и форм между гравитационным, криогенным и нивальногляциальным рядами (Jonson, 1974; Giadrino, Vitek, 1989; Горбунов, 1988).

По динамической активности Д. Барш (Barsch, 1996) выделяет активные (active), неактивные (inactive)) и отмершие (fossil) каменные глетчеры. Они отмечаются как в ледниковых (Smith, 1973), так и во внеледниковых районах (Tyrrell, 1910; Blagbrough, Farkas, 1968; Титов, 1976) и разделяются две основные морфологические группы: 1) присклоновые лопастные, формирующиеся за счет коллювиального материала у подножья крутых склонов (lobate rock glaciers, talus terraces, protalus ramparts) (Троицкий, 1971;

Liestol, 1961; Заморуев, Малаховский, 1975; и др.); 2) карово-долинные языковидные, являющиеся продолжением ледников (приледниковые). Д.Баршем (Barsch, 1996) выделены комплексные каменные глетчеры (complex rock glaciers), имеющие несколько тел, истоков или краевых частей и др. В дальнейшем под комплексными глетчерами подразумевались семейства разновозрастных образований, включающие в себя погребенный ледник или ядра ископаемых льдов (Горбунов, Северский, 2000).

Н.Н.Романовский, А.И.Тюрин и Д.О.Сергеев (Романовский и др., 1989) развивают мысль о связи курумов и каменных глетчеров и выделяют особый тип – курумоглетчеры.

Группа техногенных каменных глетчеров связана с промерзанием и насыщением льдом грубообломочных горных отвалов, приводящих иногда к развитию пластическим деформаций и течения [11, 14, 54]. Феномен, связанный с техногенными каменными глетчерами Хибин - внезапные выбросы их фронтальной части со скоростью до 30 м/с (Горбунов, Титков, 1989). Б.Н.Ржевский (1982) полагает, что это вызвано накоплением и разрядкой упругих деформаций, накапливающихся в их телах. Причем роль упругих элементов играют каменные обломки, а пластичных – цементирующий их лед. Реология каменных глетчеров, как и обычных ледников, описывается законом Глена. Но в отличие от последних они устроены более сложно и многие механизмы их динамики не ясны.

На Северо-Востоке России каменные глетчеры, находясь на стыке разных дисциплин - геоморфологии, гляциологии, геокриологии и палеогеографии, долгое время оставались за рамками их исследований [2]. Приуроченные к ледниковым формам рельефа они часто именовались коллювием, моренами, либо «забронированными» ледниками, некоторые учитывались вместе с обычными ледниками. Поэтому данные по учету современных ледников противоречивы. Так, по А.П.Васьковскому (1950) в Корякском нагорье имеется 461 ледник, по М.И.Малых (1958) - только 282. Все они расположены значительно ниже современной снеговой границы, проходящей на высоте около 1800-1900 м, и имеют отрицательный снеговой баланс (Долгушин, Осипова, 1989).

Данные о современных ледниках Чукотского нагорья и хребта Пекульней (Каталог ледников, 1981) цитируют ту же работу А.П.Васьковского (1955), согласно которой здесь 10 каровых забронированных ледников. В 1990-е гг. в Провиденском горном массиве Р.В.

Седовым (1996) выявлено еще 14 «ледников», оторванных от снеговой границы более чем на 1 км.

В горах западного побережья Гижигинской губы обнаружено еще 5 подобных образований неясного генезиса, длина которых варьирует от 0,3 до 1,2 км, площадь - от 0,2 до 0,47 км2, а высота фирновых линий - от 690 до 1500 м (Седов, 1995). Ввиду отсутствия открытой ледяной поверхности у большинства «ледников» региона, при их диагностике принимались морфологические признаки. М.М.Корейша полагает, что «…наиболее общей чертой морфологии ледников хребта Сунтар-Хаята надо признать простоту их форм в плане и, как правило, локальное залегание» (Корейша, 1963, стр. 37).

Л.Д.Долгушин и Г.Б.Осипова (1989) указывают, что «об эволюции современного оледенения Корякского нагорья достоверные данные отсутствуют. Имеются лишь противоречивые сообщения как о том, что ледники деградируют, так и о том, что площади некоторых ледников между аэрофотосъемками 1940-х и 1960-х годов увеличились в 1,5-раза» (1989, стр. 70), при этом отмечено, что даже самые крупные ледники имели отрицательный баланс и забронированы обломочным чехлом.

Рис. 1. Распространение каменных глетчеров, ареалы позднеплейстоценовых оледенений [4, 8, 46, 47] и рассмотренные в диссертации районы полевого изучения.

Д.М. Колосов (Колосов, 1947, 1952) полагал, что значительный гипсометрический разброс ледников Корякского нагорья, их низкое положение и специфические черты морфологии свидетельствуют о том, что они являются не современными, а унаследованы от сартанских и представляют заключительную фазу их дегляциации (Попов, 1947, 1948, 1954). В Корякском нагорье ранне- и среднеголоценовое оледенение даже выделено в самостоятельную яелваямскую стадию и сопоставлено с синхронным искатеньским оледенением Чукотского полуострова (Дегтяренко, 1984). К.С.Агеев и А.В.Дитмар (1964) указали на наличие в Корякском нагорье каменных глетчеров.

Доминирующая на Северо-Востоке России изохронная полигляциальная парадигма В.Н.Сакса (1947) до настоящего времени исключала возможность сохранения ледников, а также их мерзлых остатков не только на протяжении голоцена, но и во время интерстадиалов позднего плейстоцена, поэтому образования всех ледниковых стадий считались исключительно самостоятельными (Баранов, Бискэ, 1964, Глушкова, 1984, и др.).

Вопросы об унаследованности современного оледенения от позднеледниковья, а также об условиях и хронологии дегляциации тесно связаны распространением формации каменных глетчеров на Северо-Востоке. Специфической чертой дегляциации на СевероВостоке России является преобладание не теплых, а холодных и сухих условий, вызвавших повышение снеговой границы и переходу ледников в пассивное состояние.

Находки сартанских и более древних ископаемых глетчерных льдов известны в Чукотском, Корякском и Колымском нагорьях (Беспалый, Руднев, 1984; Котов, 1998; и др.) и свидетельствуют о сохранении здесь перигляциальных условий на протяжении всего позднего плейстоцена и голоцена. Условия дегляциации за счет сокращения осадков при сохранении низких среднегодовых температур способствовали расширению перигляциальной зоны и были благоприятны для формирования каменных глетчеров из ледникового материала.

Рис. 2. Каменные глетчеры Чукотского нагорья (окрестности пос. Провидения) Вместе с тем, в региональной литературе, вплоть до середины 1990-х годов, не было ни одной публикации, посвященной собственно каменным глетчерам, не смотря на то, что они не могли оставаться незамеченными при вполне картографируемых размерах.

Более того, они уже были известны на Камчатке, и Восточной Сибири, внесены в легенды и отображались на геологических картах Аляски и Северной Америки (Kaufman et al., 1989). В Северном Приохотье (на территории Хабаровского края) каменные глетчеры были обнаружены С.С. Богачевым с коллегами (1994), которые установили наличие разнообразных их морфологических типов. Упоминания о каменных глетчерах (рис. 2, 3) имеются в работах Э.Титова (1976) и А.Котова (1995). В 1990-е годы повышенный интерес к каменным глетчерам в регионе возник в связи с их массовым обнаружением при картографировании палеосейсмодислокаций в ледниковых районах [16, 44, 45, 52, 59, 60, и др.].

Глава 2. МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ КАМЕННЫХ ГЛЕТЧЕРОВ СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ Дешифрирование каменных глетчеров. Наиболее общими признаками данных образований являются языкообразная и лопастевидная форма, увеличение мощности к нижней части, отчлененность от стенок кара и бортов долин присклоновой трещиной (рвом) и/или краевыми (маргинальными) каналами. В области питания каровые каменные глетчеры нередко имеют снежники, а комплексные - небольшие снежно-фирновые поля.

Важными диагностическими признаками активных каменных глетчеров являются крутые постоянно осыпающиеся фронтальные и боковые уступы. Поверхность каменных глетчеров обычно сложена рыхлым щебнисто-глыбовым материалом. Она может быть относительно ровной или иметь хорошо выраженные поперечные осцилляционные гряды, продольную полосчатость, воронки, термоэрозионные каньоны др. Продольные полосы течения, указывают на большое количество льда в теле объекта и возможную его эволюцию из ледника. Устойчивым признаком является их выпуклый поперечный профиль, причем максимальная мощность у долинных объектов наблюдается в осевой зоне.

Рис. 3. Аэрофотоснимок карового каменного глетчера в истоках р. Гытгыкайвеем (Мейныпильгинский хребет, Корякское нагорье) и один из вариантов его детального геоморфологического дешифрирования [8, 9]. - снежно-фирновые поля; 2 - лавинно-осыпные конусы; 3 - плащеобразная грубообломочная морена; 4 - бровки кара Методы оценки возраста и скоростей движения каменных глетчеров. Выводы о возрасте каменных глетчеров базируются на основе комплексирования традиционных и оригинальных геоморфологических и стратиграфических методов. Для обоснования возраста использованы морфометрический и стратиграфический методы, лихенометрические, космоизотопные и радиоуглеродные данные, результаты анализа остаточной прочности ледниковой морфоскульптуры (Schmidt Hammer Test), тефрахронологические и спорово-пыльцевые материалы, анализ почвенных разрезов.

Использование тефрахронологического метода основано на установленных возрастных генерациях вулканических пеплов [6, 22, 25, 61], распространенных и маркирующих элементы рельефа и некоторые типы отложений в Северном Приохотье и Колымском нагорье. Их условными стратотипами являются: Уптарская и Красавинская залежи - 65-45 тыс. лет; нижняя часть разреза оз. Алут - 25-27,5 тыс. лет;, оз. Алут, оз.

Джека Лондона, 35-метровая терраса р.Уптар – 7,9-8,8 тыс. лет; оз. Хорошее, оз. Лесное, оз. Подкова, внутрипочвенные покровы - 2,75-2,9 тыс. лет.

Лихенометрический метод и результаты его применения на Северо-Востоке России нами рассмотрены в [7, 8, 13, 17-19, 26-29, и др.]. Имеются примеры его использования для оценки возраста отмерших каменных глетчеров (Refsnider, 2003), а также долгопериодных значений скоростей движения активных объектов (Dyke, 1990;

Luckman, Fiske, 1995; Sloan, Dyke, 1998, Галанин, 1999, 2000, и др.). Многолетняя динамика ледников и каменных глетчеров квазиритмична (Черкасов, 1989). Поэтому инструментальные методы дают оценки скоростей движения только внутри короткопериодных ритмов. В.Ф. Слоан и Л.Д.Дюк (Sloan, Dyke, 1998) использовали метод для расчета долгопериодных поверхностных скоростей в горах Колорадо. На основе 12летних инструментальных наблюдений, средняя скорость 9 эталонных глетчеров составила 0,20±0,11 мм/год. Полностью сходящиеся результаты (0,20±0,13 мм/год) были получены на основе лихенометрии.

Тест Шмидта (Schmidt Hammer Test) предложен Дж.А.Матьюсом и Р.А.Шейкесбай (Matthews, Shakesby, 1984), основан на аналихе отстаточной прочности (твердости) корки выветривания на каменном материале ледниковых и других морфоскульптур и получил развитие в разносторонних геоморфологических исследованиях, обзор которых выполнил А.С. Годи (Goudie, 2006).





Картографирование каменных глетчеров в границах Магаданской области и Чукотского АО выполнено нами с 1993 по 2008 гг. на основе дешифрирования космических и аэрофотоснимков, а также полевых работ в горных районах, Чукотского, Корякского и Колымского нагорий (см. рис. 1). Для хранения, отображения и пространственного анализа картографической информации и семантических данных использованы методы ГИС-анализа и программные пакеты Geomedia Professional, Microsoft Windows, Microsoft Access и Microsoft Excel. Созданная система включает электронный каталог каменных глетчеров и парагенных им образований из 65геопривязанных объектов, разномасштабные карты геологического, геоморфологического и географического содержания. Структура ГИС рассмотрена в [4, 46, 47].

Методика географического анализа. Пользуясь известными инструментами пространственного (geospatial) анализа мы попытались установить пространственную связь каменных глетчеров с топографическими, климатическими, геоморфологическими, геологическими и другими факторами путем оценки их абсолютной (частость) и относительной (частота, плотность вероятности) встречаемости. Для анализа использована выборка из 4864 элемента, распределенная в границах Магаданской области и Чукотского АО. Из нее к присклоновому лопастному и полилопастному типам глетчеров относятся 3482 объекта; языковидных каровых – 1134; языковидных комплексных – 318; неактивных – 96; морфологически аномальных и сейсмотектонически деформированных – 31, предполагаемых палеосейсмодислокаций – 53, крупных обвалов - 61, крупных многолетних снежников и ледников - 397.° ГЛАВА 3. КАМЕННЫЕ ГЛЕТЧЕРЫ СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ В Корякском нагорье обнаружено 1629 объектов, из них присклоновых глетчеров - 634, простых каровых - 536, комплексных каровых - 249. Идентифицировано также 1ледника и крупных снежника, 45 образований обвального происхождения и предполагаемых позднечетвертичных палеосейсмодислокации. Средняя плотность выявленных образований составляет 0,045 шт/км2. Большое количество каменных глетчеров обнаружено на северо-западе нагорья в пределах Мейныпильгинского горного массива (рис. 4), который изучался в ходе полевых работ в 1993-1997 гг. [8, 31].

Длина каменных глетчеров варьирует от первых сотен метров до 2,5 км, а мощность от 15-20 до 60 м. Общая их площадь составляет 56,3 км2. Большая часть из них имеет северную и северо-западную экспозиции. Открытые ледяные участки у большинства объектов либо отсутствует, либо составляют менее 10% от площади и расположены на краю фирновой области. Фронтальные уступы комплексных каменных глетчеров опускаются до высот 500-660 м, простых и присклоновых каменных глетчеров до 300-350 м. н.у.м.

Комплексный каменный глетчер Цирк (№ 382, 63,0088° с.ш.; 176,2143° в.д.) расположен в цирке северо-западной экспозиции (рис. 5) и приурочен к массиву одноименной горы (1407 м). Его длина около 1,55 км, ширина – 450 м, площадь - 0,8 км2, максимальная мощность - 55 м, высота фронтального уступа - 50 м, а крутизна близка к углу естественного откоса. Прифронтальный осыпной шлейф отсутствует. Общий наклон поверхности 3-5°. Мощность рыхлого чехла постепенно нарастает от 5-10 см (в верхней части) до 1,5-2 м (в нижней). Сверху глетчер имеет неровную бугристо-ямчатую поверхность, покрытую рыхлым чехлом из щебня и глыб окварцованных сланцев, кремнистых песчаников и базальтов. В транзитной части хорошо выражены продольно ориентированные валы и ложбины. Участки открытого фирнового льда встречаются фрагментарно в верхней части тела и составляют менее 10% площади.

В средней части глетчера в борту узкого термоэрозионного каньона (рис. 6) глубиной 6-7 м под каменным чехлом мощностью до 0,5 м вскрывается горизонт конжеляционного слоистого молочно-белого льда, сильно насыщенного обломочным (от 15 до 70%) материалом и мелкими пузырьками воздуха сферической формы. Мощность слоев и прослоек колеблется от 0,1 до 2 м. Общая мощность конжеляционного горизонта 4-5 м. В нижней части разреза вскрывается горизонт чистого льда голубоватого цвета, слабо насыщенного обломочным материалом, мощностью не менее 2-3 м.

Рис. 4. Каменные глетчеры Мейныпильгинского массива (Корякское нагорье), фрагмент ГИС «Каменные глетчеры северо-востока Азии» [4, 46, 47]. Каменные глетчеры: 1 - комплексные каровые и карово-долинные; 2 – простые каровые; 3 – лопастные присклоновые. Парагенная морфоскульптура: 4 – ледники; 5 – крупные обвалы; 6 – тектонически дислоцированные каменные глетчеры; 7 – сейсмотектонические дислокации; 8 – основной водораздел; 9 – активные тектонические трещины и разломы; 10 – отметки высот; 11 - идентификационные номера отдельных объектов ГИС.

Лихенометрические датировки неогляциального комплекса Цирк сверху вниз по движению составили 274±41; 321±48; 646±97; 1508±302; 2182±436 л.н. Ближайший краевой вал, расположенный в 650 м от края глетчера вниз по долине р. Находки имеет датировку 4-5 тыс. лет, установленную на основе полиноминальной кривой роста и наблюдения лишайниковых сукцессий [7, 8, 9, 31, 33, 36, и др.]. Вероятно, она соответствует положению края глетчера во время неогляциального максимума. В 4 км ниже этого вала на поверхности донной морены получено несколько космоизотопных датировок, варьирующих от 14 до 16 тыс.л.н. [7, 8, Глушкова, Гуалтиери, 1998].

Сходные морфологические и морфометрические черты имеют другие исследованные комплексные глетчеры Мейныпильгинского массива - Одинокий (№383), Росомаха (№ 408), Ледник (№ 381) и другие, рассмотренные в [7, 8, 33]. Датировки неогляциального комплекса Одинокий составили 170±26; 367±55; 717±108; 2052±410;

3164±633 л.н., Росомаха 429±64; 1370±274; 2979±596; 3147±629 л.н. Космоизотопная датировка периферийной части комплекса Росомаха 10,85±9 тыс.л.н. (Глушкова, Гуалтиери, 1998).

В Чукотском нагорье выявлено 1930 каменных глетчеров. Из них 1622 лопастных присклоновых и 249 каровых языковидных. Средняя плотность распределения глетчеров в нагорье составляет 0,41 шт/км2. Каменные глетчеры распределены неравномерно и сосредоточены, главным образом, в хребте Искатень и Провиденском массиве, где и проводилось их полевое изучение в 1998 и 2004 гг. соответственно.

Рис. 5. Геоморфологическая схема неогляциальных комплексов г. Цирк [8, 31, 33]. 1 – комплексные каменные глетчеры абляционного типа; 2 - фирновые поля; 3 – присклоновые каменные глетчеры лопастного типа; 4 - каровая морена с блоками погребенного глетчерного льда; 5 - основная морена; 6 - конечноморенные гряды; 7 – флювиогляциальные шлейфы; 8 - ледниковые озера; 9 - обработанные ледником участки долин; 10 - обрывистые стенки цирков; 11 - склоны обвально-осыпного сноса и аккумуляции; 12 - пролювиальные конусы; 13 - линии водораздельных гребней и абсолютные отметки; 14 – лихенометрические датировки; 15 – космоизотопные датировки.

Составлено с использованием материалов О.Ю.Глушковой и Л.

Гуалтиери (1998).

Наибольшее количество каменных глетчеров обнаружено в хребте Искатень (66,5° с.ш., 179,0° з.д.) и сосредоточено в водораздельной его части на высотах более 460 м [7, 8, 31, 33, 50]. Открытая ледяная поверхность либо отсутствует, либо составляет менее 10% площади. Их длина варьирует от 0,2 до 1 км, ширина достигает 300-500 м. Наиболее многочисленна в районе группа присклоновых глетчеров, которые развиваются, за счет материала позднеплейстоценовых боковых морен. Они распространены в широком интервале высот, а иногда вблизи морского побережья.

Рис. 6. Строение комплексных глетчеров Цирк (а) и Ледник (б) в стенках термоэрозионных каньонов. 1 – щебень и глыбы; 2- дресва и гравий; 3 – крупный песок; – тонкослоистый конжелляционный лед со слойками от 0,2 до 2 см, насыщенный слабосортированным обломочным материалом до 70%; 5 – крупнослоистый (1-5 см) молочнобелый фирновый лед насыщенный обломочным материалом от 15 до 50% и игольчатыми ориентированными пузырьками воздуха; 6 – трещины, заполненные прозрачным крупнокристаллическим льдом; 7 – крупные ориентированные игольчатые и веретенообразныепузыри воздуха размерами от 1 до 10 см; 8 – направление движения каменного глетчера и ориентация разреза Комплексный каменный глетчер Первенец (№ 219) расположен в 20 км к северу от п. Эгвекинот в 2 км к северу от отметки 1082,3 м. Длина глетчера составляет 1260 м. Его краевая часть скрыта под 4 сближенными концентрическими моренными валами, отделенными друг от друга выдержанными уступами высотой 2-5 м. Высота фронтального уступа составляет около 25 м. В 460 м от его края расположен конечноморенный вал высотой около 5-6 м, замыкающий данный неогляциальный комплекс. С поверхности глетчер сложен угловатыми щебнем и глыбами зеленоватосерых туфов, туфобрекчий, автобрекчий и андезибазальтов. Вдоль оси неогляциального комплекса Первенец был получен следующий профиль лихенометрических датировок:

поверхность глетчера - 1590±320 л.н.; примыкающие моренные валы - 2800±560;

3750±750; 3950±790; 3460±690 л.н. Моренный вал высотой около 5-6 м, замыкающий неогляциальный комплекс глетчера Первенец на расстоянии 460 м от края глетчера, датирован в 6010±1200 л.н.

Комплексный глетчер Веры (№ 173), расположен рядом с ледником Первенец в 1,км к северу от отметки 1035 м. На поверхности каменного глетчера и прилегающих морен вдоль тальвега получен следующий профиль лихенометрических датировок 935±140;

963±144; 2040±408; 1967±393; 5389±1078; 2726±545; 2673±535; 4929±986 л.н.

Многолопастной присклоновый каменный глетчер (№ 87, рис. 7), расположен под ледниковой фасеткой у северо-восточной оконечностьи бух. Эгвекинот. Его длина около 800 м. Фронтальный уступ расположен в 500 м от побережья на высоте 40 м.

Рис. 7. Присклоновый каменный глетчер(№ 87)у северо-восточного побережья бух. Эгвекинот. 1 - граница коренного склона и ложа долины; 2 - обвально-осыпные отложения; 3 - отложения каменного глетчера; 4 - сартанская морена с блоками глетчерного льда; 5 - флювиогляциальные отложения; 6 - участок профиля глетчера в осенне-зимне-весенний период; 7 - абсолютные отметки Микрорельеф поверхности осложнен глубокими трещинами, суффозионными воронками и осцилляционными солифлюкционными террасками. Наблюдаются ложбины и полосы отсортированного обломочного материала, ориентированные по направлению движения. Объект сложен щебнем и крупными глыбами вулканитов среднего состава, поступающим из материала лавин и осыпей с коренного склона.

В Провиденском горном массиве обнаружено 672 объектов. Из них 555 относится к присклоновому типу, 84 - каровых, 8 - комплексных языковидных. Обнаружено также тектонических палеосейсмодислокаций, 2 крупных обвала и 16 дислоцированных каменных глетчеров [4, 44, 45, 52, 64, 65]. Каменные глетчеры распределены неравномерно; основная часть сосредоточена на востоке и юго-востоке массива (рис. 8).

Рис. 8. Каменные глетчеры Провиденского горного массива и районы полевых работ, Чукотский полуостров (фрагмент ГИС «Каменные глетчеры северо-востока Азии»). Обозначения см. на рис. В юго-восточной части массива широко распространены приразломные и сейсмотектонически деформированные глетчеры, формирующиеся на участках контрастного неотектонического рельефа и в плейстосейстовых областях палеоземлетрясений. Приразломные глетчеры достигают ширины более 1 км и длины до 500 м, а их мощности - 50-60 м. Размещение приразломных глетчеров контролируется простираниями активных тектонических элементов и их границ.

Вместе с ними ассоциируют полигенные ледово-грунтовые плотины, деформированные и дислоцированные каменные глетчеры, палеосейсмодислокации. К классу пульсирующих каменных глетчеров относятся позднеголоценовые полигенетические ледово-грунтовые комплексы оз. Мрачное, Малое, участки гор Скалистый гребень, Хеопс и др. Их морфологические и морфометрические признаки указывают о формировании путем периодического обрушения ледово-каменного материала из оперяющих висячих долин.

Озеро Мрачное (объекты №№ 830-834; 857, 887). Комплекс дислоцированных нивально-гляциальных и гравитационно-склоновых образований расположен в 10 км к юго-востоку от п. Провидения внутри сквозной ледниково-тектонической долины субмеридианального простирания (рис. 9).

Наиболее крупное дислоцированное тело (№ 887) подпруживает озеро Мрачное и относится к классу ледово-грунтовых плотин. Размеры подпруженного озера составляют около 1,5 км в длину и 0,8 км в ширину, а площадь - 1,327 км2. Весь сток происходит путем дренажа. Ледово-грунтовая плотина имеет несколько разновозрастных генераций, сложена крупноглыбовым материалом до 5-6 м и имеет предположительную мощность 20-25 м. Выходы цементирующего обломки льда обнаружены в верхней части тела.

При наблюдении с некоторой высоты выявляется пятнистая (ячеистая) структура объекта, обусловленная чередованием равновеликих бугров и воронок размерами 30-50 м в диаметре. Данную структуру можно объяснить сильной раздробленностью исходной массы, периодически обрушавшейся из бокового кара с высоты 100-150 м, а генезис всего комплекса, как ледниково-тектонический. Раздробленность многих крупных каменных глыб и распластованность всего тела свидетельствуют о высокой кинетической энергии его формирования. Лихенометрические датировки нижней наиболее старой генерации объекта оз. Мрачное составляют 4670±900 лет, возраст самой обширной генерации 3140±600 лет.

Сходная по морфологии и строению ледово-грунтовая плотина подпруживает оз.

Малое (объекты №№ 889, 852, 853) в 5,5 км к юго-востоку от п. Провидения (64° 23' с.ш.;

173° 06' з.д.). Ее длина и ширина составляют около 9м, площадь – 0,56 км км2. При средней мощности 30 м объем составляет около 0,17 км км3.

Тело имеет две генерации, минимальный возраст которых на основе лихенометрических измерений установлен 4060±800 и 1600±350 лет соответственно.

Рис. 9. Дислоцированный ледово-грунтовый комплекс участка оз. Мрачное. Провиденский массив.

1 – фирновые поля и снежники; 2 – генерации присклоновых каменных глетчеров; 3 – четвертая генерация комплексного каменного глетчера; – третья генерация (дислоцированная) комплексного каменного глетчера; 5 - вторая (дислоцированная) генерация комплексного каменного глетчера; – первая (наиболее древняя) генерация комплексного каменного глетчера; 7 - подпрудные озера; 8 – суффозионные и маргинальные каналы стока; 9 – осыпные конусы; 10 – бровки ледниковых каров; 12 – фронтальные уступы глетчеров; 13 - глубокие трещины и каньоны, захваченные водотоками; 14 – границы между генерациями; 15 – сейсмогенные трещины и зоны нарушений каменных глетчеров; 16 – прочие границы (а – наблюдаемые; б – предполагаемые) Зоны позднеголоценовой сейсмотектонической трещиноватости установлены при анализе поверхности неогляциального морфоскульптурного комплекса (объекты №№ 891, 892, 872) массива г. Скалистый гребень (64°31' с.ш.; 173°02' з.д.), расположенного в 15 км к северо-востоку от п. Провидения. Общая площадь комплекса неогляциального максимума в двухкамерном цирке составляет 3,2 км2, в том числе площадь наиболее поздних генераций (активных каменных глетчеров) – 0,7 км2. Поверхность дислоцированных ледово-грунтовых тел сложена мелким и средним щебнем с включениями отдельных крупных глыб. Здесь более ярко видны особенности микрорельефа, характерных для каменных глетчеров – радиальные невысокие гребни и поперечные частые штрихи. Наиболее показателен правый (западный) глетчер (№ 892), краевая часть которого имеет две лопасти, срезанные сейсмотектоническим сбросом с амплитудой 6-10 м. Максимальный возраст этой генерации по морфометрическим и геоморфологическим признакам соответствует наиболее поздним генерациям объектов оз.

Мрачное и Малое оценивается в 2-2,5 тыс. л.

В Северном Приохотье выявлено около 1160 образований, из которых: 5присклоновых глетчеров; 279 простых каровых; 115 крупных снежно-фирновых бассейнов; 82 отмерших глетчера; 24 комплексных; 5 дислоцированных; палеосейсмодислокаций; 32 крупных гравитационных обвала. Средняя плотность распространения каменных глетчеров 0,017 шт/км2. Наиболее распространены присклоновые глетчеры, каровые и комплексные связаны исключительно с плейстоценголоценовыми ледниковыми формами и встречаются редко, главным образом, в хребтах Туманский, Корбэндя и Тенианный. Позднеголоценовые морены, активные и отмершие каменные глетчеры отмечены в осевой части Хасынского хребта, в Бохапчинских и Дукчинских горах [4, 9, 10, 16, 22, и др.]. Аномальные по величине и морфологии образования сходного генезиса выявлены на полуострове Кони в предполагаемом эпицентре Ямского землетрясения 1850 г. (рис. 10б).

Присклоновый полилопастной каменный глетчер (№ 5295), именованный Карамкенским, расположен на левобережье руч. Сысынь примерно в 2,5 км к северу пос.

Карамкен (рис. 10а). Он вытянут вдоль подножья северного склона 45-50° на расстоянии 2 км и приурочен к высотам 560-600 м. Поверхность глетчера имеет волнистый облик.

Следы пластических деформаций проявлены в виде изгибания валов, каплевидных наплывов. Встречаются призматические блоки, разделенные линейно вытянутыми рвами.

Именно возле них сосредоточены полосы наиболее льдистых отложений. Фронтальные откосы лопастей имеет крутизну 35-40°.

На основе тефрахронологического анализа возраст каменного глетчера не превышает 2,7-2,9 тыс. лет [5, 9, 21, 22, 24 и др.]. Лихенометрическое датирование позволило установить его динамический (минимальный) возраст в 2000±400 лет [9, 22, 53].

а б Рис. 10. Каменные глетчеры Северного Приохотья. А - геоморфологическая схема присклонового полилопастного глетчера Карамкенский в басс. руч. Сысынь [10, 53]: 1 – позднеплейстоценовая морена первой стадии (зырянская); 2- позднеплейстоценовая морена второй стадии (сартанская); 3 – голоценовые присклоновые каменные глетчеры; 4 – моренные валы; 5 – современные русло и пойма; 6 – лавинноосыпные конусы; 7 – обрывы эрозионных каньонов; 8 – скалистые бровки каров; 9 – граница бассейна руч.

Сысынь; 10 -точки лихенометрического датирования (а) и обнаружения осадков голоценового вулканического пепла на поверхности и в почвах (б); 11 – геоморфологические границы. б – аномальный каровый полилопастной каменный глетчер в предполагаемом эпицентре Ямского землетрясения 1951 г. Пов Кони Глава 4. ВОЗРАСТ И ДИНАМИКА КАМЕННЫХ ГЛЕТЧЕРОВ СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ Использованные приемы лихенометрического датирования и примененные кривые роста лишайников индикаторов освещены в публикациях [12-13,17, 18, 19]. Для датирования использовался в основном таксон Rhizocarpon секции Rhizocarpon, особо которого распространенны циркумполярно и достигают в регионе возраста 5-6 тыс. л. Для t/f) датирования использовались системы уравнений: : d a0 f (1 - e(- ); dt a0 t; dб af, где d - значение индекса возраста на датируемой поверхности; dt - значение индекса возраста на молодой реперной поверхности, время экспонирования которой известно посредством альтернативных методов; dб - значение индекса возраста на поверхности большого времени экспонирования, где лишайники вида-индикатора достигают наиболее крупных предельных размеров. Для ледниковых районов Корякского и Чукотского 0,0,"М алый ледниковый век" 0,0,0,Неогляциальная 0,эпоха Рис. 11. Датировки (81 шт.) 0,неогляциальных морен и каменных 0,глетчеров в Корякском и Искатеньском 0,хребтах (1), неогляциальные похолодания по разным регионам Северного полушария 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Земли (2), построенная по литературным Возраст, тыс. л.н (93 источника) данным [7-8, 19].

нагорий была разработана кривая роста, учитывающая сукцессионно- ценотические смены эпилитов-доминантов из род ов Rhizocarpon, Haematomma, Aspicilia, Xanthoria и Parmelia, и позволяющая выполнять приблизительные датировки до 10-15 тыс.л.н. [1719]. Она описывается полиноминальным трендом с квадратным уравнением t -3E-06b2 + 0,0565b, где t - возраст локальной ценопопуляции; b - свободный член уравнения логарифмической регрессии убывающего вариационного ряда датируемой выборки Rhizocarpon секции Rhizocarpon. Для калибровки кривой использованы Cl32 -датировки позднеплейстоценовых и голоценовых морен и исторические памятники.

Неогляциал 98Голоценовый оптимум 7Рис. 12. Кривая дегляциации 6ледников в конце позднего плейстоцена и Сартанское оледенение 5голоцене в центральной части Корякского 4нагорья, построенная на основе 300 космоизотопных и лихенометрических датировок донной и конечных морен.

2Г о л о ц е н П л е й с т о ц е н 10 2000 4000 6000 8000 10000 12000 14000 16000 18000 200Возраст морен, лет Плотность вероятности Абс.

высота морен Всего выполнено более 80 лихенометрических датировок в пределах ключевых позднеледниковых комплексов, включающих терминальные морены и разновозрастные генерации каменных глетчеров. Частотное распределение датировок приведено на рис. 11.

Оно указывает на активное формирование исследованных объектов в позднем голоцене.

Совмещенная диаграмма (рис. 12) лихенометрических и космоизотопных датировок Ныгчеквеемского позднеледникового комплекса отображает характер дегляциации и свидетельствует об унаследованном развитие современных каменных глетчеров из ледников в ходе их сокращения.

Оценка скорости движения каменных глетчеров. Для расчета многолетней скорости движения каменных глетчеров принято допущение, что поступающие со склонов обломки колонизуются лишайниками в истоках и перемещаются к фронтальной части глетчеров [8, 19, 31, 33]. Результаты показали, что погрешность лихенометрической оценки поверхностных скоростей из-за статистических неопределенностей составляет не более 30% (Sloan, Dyke, 1998). Для расчета скоростей движения каменных глетчеров были использованы транзитные участки профилей 6 объектов, расположенных вдоль оси движения объектов. Лихенометрические площадки имеют размеры 15х15 м. Расстояние между ними, порядок расчета и значения поверхностных скоростей приведены в таблице.

Полученные значения варьируют от первых сантиметров до первых метров в год:

Расчет многолетней поверхностной скорости движения каменных глетчеров Мейныпильгинского массива и хребта Искатень (на основе лихенометрических данных) Участок Расстояние, Разность Поверхностная Объект и участок между м времени скорость, датирования площадками экспонирования, м/год лет Цирк (№ 382) Транзитная часть 1 50 50 1,-“- 2 150 330 0,Край ледника 3 330 860 0,(Прифронтальный каменный глетчер) Среднее по леднику 0,Неогляциальный 4 300 670 0,моренный вал Одинокий (№383) Транзитная часть 1 70 200 0,-“- 2 270 350 0,Край ледника 3 200 1330 0,(Прифронтальный каменный глетчер) Среднее по леднику 0,Неогляциальный 4 1560 1100 1,моренный вал Ледник (№ 381) Транзитная часть 1 100 200 0,-“- 2 100 400 0,Край ледника 3 350 150 2,Среднее по 1,поверхности Росомаха (№ 408) Транзитная часть 1 300 640 0,Край ледника 2 150 1610 0,Среднее по 0,поверхности Неогляциальный 3 50 170 0,моренный вал Веры (№ 173) Транзитная часть 1 200 940 0,-“- 2 50 20 2,Край ледника 3 250 1080 0,Среднее по 0,поверхности Неогляциальный 4 800 3350 0,моренный вал Первенец (№ 219) Транзитная часть 1 300 1230 0,Среднее по 0,поверхности Неогляциальный 2 400 860 0,моренный вал Наиболее высокие скорости движения характерны для верховий и средней части ледников. В краевых частях ледников, где возрастает роль абляции, скорости перемещения обломочного материала замедляются. Максимальные и максимальные средние скорости движения характерны для наиболее крупных объектов кароводолинного типа (Цирк, Ледник и Веры). На участках перегибов тальвегов при выходе из каров (ледопадов) поверхностные скорости движения этих объектов достигают 1-2,м/год.

Отношение расстояния между краем ледника и конечноморенным валом к разности их времени экспонирования отражает среднюю скорость деградации ледников за неогляциальный период голоцена. Горизонтальная скорость отступания эталонных объектов варьирует от 0,23 до 1,05 м/год, или 0,25-1 км за 1000 лет.

Морфоскульптурный и морфометрический анализы возраста. Установлены следующие среднестатистические значения крутизны склонов ледниковых морен и каменных глетчеров. Раннесартанские (от 24 до 15 тыс.л.н.) - около 7°; для ранне и среднеголоценовых - более 20°. Для льдистых позднеголоценовых морен и каменных глетчеров крутизна склонов варьирует от 30 до 50°.

60 1R2 = 0,6Горизонт А, см Горизонт Б, см R2 = 0,8370 Горизонт О+А+Б, см Задернение, % 30 R2 = 0,8221 Горизонт А, см Горизонты О+А+Б, см R2 = 0,7662 Горизонт Б, см Задернение, % 0 0 2 4 6 8 10 12 14 Возраст, тыс. л.н.

Рис. 13. Обобщенная характеристика мощностей почвенного покрова на элементах ледниковой морфоскульптуры разного возраста Анализ почвенных разрезов на ледниковой морфоскульптуре показал закономерное увеличение мощностей органического, органоминерального и иллювиального горизонтов. В Корякском нагорье в плакорных условиях на сартанских горизонтов, см Мощности почвенных Задернение поверхности, % моренах возрастом 24-15 тыс.л.н. и более почвы уже достигли климаксных стадий (подбуры, глееземы и криоземы). На раннеголоценовых морфоскульптурах почвы распространены слаборазвитые задернованные и оторфованные типы. На неогляциальных образованиях почвенный покров не развит (рис. 13).

Применение электронно-механического склерометра Оникс 2.6.2. (Schmidt hammer test) позволило установить статистически (рис. 14) значимые различия в прочностных характеристиках сложенных гранитами позднеплейстоценовых и неогляциальных образований (каменных глетчеров) массива г. Большой Мандычан (юговосточный фланг Хребта Черского), составляющих в среднем 27-38 и 51-59 МПа соответственно [3].

18Поздний голоцен 1614Сартанские 12 1086420 30 40 50 60 70 Прочность корки выветривания на сжатие, МПа Рис. 14. Связь прочности выветрелой корки ледниковых валунов и обломков каменных глетчеров с абсолютной высотой. Мандычанский плейстоцен-голоценовый ледниковый комплекс.

Глава 5. ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ КАМЕННЫХ ГЛЕТЧЕРОВ СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ Географическое распределение. Каменные глетчеры приурочены к районам с горным расчлененным рельефом. Большая их часть сосредоточена в прибрежной 150-200- километровой зоне Охотского и Берингова морей (рис. 15). По мере удаления от побережья плотность распределения глетчеров падает, а абсолютные высоты, на которых они встречаются, увеличиваются. Основными районами распространения каменных глетчеров в регионе являются: Провиденский массив, хребет Искатень и Пекульней (Чукотское нагорье); массив г. Ледяная, Мейныпильгинский, хребты Укэлаят, Пикась, Пылгинский и Олюторский (Корякское нагорье), хребты Туманный, Корбэндя, Нейкат, Ичигменский и Тайнынотский в Северном Приохотье. В Верхнеколымском нагорье высокая плотность каменных глетчеров присклонового лопастного типа отмечена в Бохапчинских горах и в сооружениях хребта Черского. Единичные образования выявлены в Анюйском и Олойском хребтах и на Омолонском и Илирнейском горных массивах.

Гипсометрическое распределение. В пределах очерченного региона каменные глетчеры встречаются в широком гипсометрическому интервале от 0 до 1400 м, однако, большая их часть сосредоточена в пределах 600-800 м (рис. 16). Распределение предполагаемых горных обвалов и сейсмогравитационных дислокаций отличается от нормального, и свидетельствует, что эти образования связаны с абсолютными высотами менее значительно, чем каменные глетчеры.

Анализ распределений ориентировки осей движения каменных глетчеров северо-востока Азии указывает на ведущую роль экспозиционного эффекта в их формировании (рис. 17). Показательно, что в некоторых районах с альпийским рельефом распределение активных каровых языковидных каменных глетчеров более узкий луч, чем распределение каров. Это свидетельствует об относительно узком современном интервале Абс.

высота, м благоприятных морфоклиматических условий, существующих лишь только в глубоких и узких карах северо-западной экспозиции.

2700 52200 41700 31200 2700 1200 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 Широта 52742231721217200 Долгота Высота количество глетчеров Рис. 15. Широтное (а) и долготное (б) распределение каменных глетчеров и абсолютных высот Северо-Востока России К аровы е языковидные Присклоновые лопастевидны е 0,0Предполагаемые палеосейсмодислокации Ледники и фирники 0,000,00,00200 400 600 800 1000 1200 1400 В ы ше Г ипсометрический интервал, м н. у. м.

Рис. 16. Гипсометрические распределения плотности вероятности некоторых типов каменных глетчеров и палеосейсмодислокаций.

Каменные глетчеры и геолого-геотектонические условия. Бытует представление, что каменные глетчеры избирательно формируются за счет определенных Высота, м.

н.

у.

м Кол во глетчеров, шт.

Высота, м н.

у.

м Кол во глет черов, шт.

1111111111Плотность вероятности «благоприятных» петрографических и литологических типов горных пород (Пономарев, 1953; Горбунов, 1988), а также что они нередко приурочены к зонам дробления и тектонического бедленда (Галанин, 2005б; 2008). Для проверки данных предположений в региональном аспекте использовано позиционирование каталога каменных глетчеров с известной геотектонической картой северо-востока Азии масштаба 1:5000000 за авторством Н.А.Богданова и С.М.Тиль-мана (Тильман, Богданов, 1992).

Провиденский массив Хребет Искатень Корякский хребет 0 20 330 330 30 330 15 300 10 300 10 60 300 10 5 5 270 0 90 270 0 90 270 0 240 120 240 120 240 1210 1210 150 210 1180 110 0 80 100 330 30 330 330 80 300 300 40 60 300 20 270 0 270 0 90 270 0 240 1240 1240 1210 1210 1210 1111Рис. 17. Распределение осей движения присклоновых лопастных и каровых языковидных каменных глетчеров в разных районах северо-востока Азии Полученные результаты показывают отсутствие жесткой сопряженности исследуемой формации с какими-либо конкретными геотектоническими элементами или типами пород. Полученный ряд удельных плотностей (шт/км2) имеет следующий вид:

вулканогенно-кремнистые осадочные породы (0,01271; 20%), метаморфические комплексы (0,0115; 18%), участки с океанической корой (0,01084; 17%), аккреционные блоки (0,00879; 14%), базальтовые покровы и плато (0,00568; 9%), структурные швы и зоны дробления разломов (0,00375; 6%), вулканические плато (0,00276; 4%); перидотиты (0,00198; 3%), андезиты (0,00159; 2%), риодациты (0,0013; 2%); вулканиты ОЧВП (0,00064; <1%), гранитоиды (0,0006; <1%); габбро (0,00057; <1%). На остальных геологотектонических элементах каменные глетчеры не распространены. Таким образом, на Северо-Востоке России максимальная удельная плотность каменных глетчеров около 12,шт. на 1000 км2 характерна для районов распространения вулканогенно-кремнистых осадочных образований широко развитых в Корякско-Камчатской геотектонической области.

Рис. 18. Распределение каменных глетчеров Чукотского полуострова по районам с различной амплитудой неотектонический движений. 1 – абс. количество глетчеров в пределах контура; 2 – количество глетчеров на единицу площади (удельная плотность) Языковидные каменные глетчеры Присклоновые лопастевидные каменные глетчеры Каменные глетчеры и новейшая тектоника. Статистический анализ сопряженности каменных глетчеров с элементами карты новейшей тектоники Чукотского полуострова, составленной В.Н.Смирновым (Смирнов, Галанин, Шведов, 2005), показал, что они сопряжены с амплитудами неотектонических поднятий, оказывающих прямое влияние на степень расчленения современного рельефа (рис. 18). При этом максимальная плотность каменных глетчеров наблюдается не в центрах неотектонических сводов, а по их периферии и по границам крупных блоков.

Каменные глетчеры и современная сейсмическая активность. При крупных землетрясениях возникают сейсмотектонические и сейсмогравитационные формы рельефа – сбросы, рвы, сели, срыв поверхностного обломочного чехла, разные типы оползней и сейсмообвалов. Последние, формируясь в перигляциальной зоне морфогенеза, могут являться исходным материалом для постгенетического преобразования в каменный глетчер (Горбунов, 1988). Сейсмотектонические процессы могут отражаться в пульсационном характере движения глетчеров, пластических и разрывных деформациях их поверхности, срыву с ложа и обрушению вниз по долинам. При дистанционном площадном картировании каменных глетчеров и особенно их присклоновых и приразломных подтипов, не исключено, что некоторые из них могли иметь сейсмотектоническую генетическую составляющую. Косвенным подтверждением сейсмогенного происхождения некоторой части каменных глетчеров и их скоплений была бы их сопряженность (корреляция) с инструментально выделенными сейсмогенерирующими линеаментами и зонами повышенной сейсмичности.

Для проверки данного тезиса выполнено позиционирование электронного каталога каменных глетчеров с картой действующего сейсмического районирования (ОСР-97).

Статистически установлено что, сопряженность разных морфодинамических типов каменных глетчеров и сейсмотектонических дислокаций имеет большие различия (рис.

19). Присклоновые разновидности распределены в районах со средней сейсмичностью и сотрясениями до 7 баллов, которая свойственна большинству горных сооружений региона. Языковидные и комплексные каменные глетчеры приурочены к осевым частям молодых и неотектонически активизированных горных узлов и хребтов, имеющих, как правило, повышенную сейсмичность.

Рис. 19. Распределение каменных глетчеров и сопряженных с ними образований по районам северо-востока Азии с разной сейсмической активностью (MSK-64). 1- достоверно установленные сейсмотектонические дислокации и их комплексы; 2 – комплексные каменные глетчеры; 3 – отмершие каменные глетчеры; 4 - горные обвалы; 5 – каровые языковидные (простые) каменные глетчеры; 6 – дислоцированные каменные глетчеры; 7 – присклоновые каменные глетчеры Распределение предполагаемых палеосейсмодислокаций имеет сильную правую асимметрию. Основное их количество выявлено в районах с прогнозируемыми (по ОСР97) сотрясениями 9 баллов (MSK-64) и выше. Таким образом, на основе выполненного анализа значимых корреляций каменных глетчеров с районами повышенной сейсмичности не выявлено. В эпицентральных районах известных крупнейших землетрясений (Артыкское, Кулинское, Купкинские и др.) сейсмогравитационные формы весьма редки и невелики, а морфологически они далеки от каменных глетчеров.

Рис. 20. Каменные глетчеры, современные и палеосейсмодислокации эпицентральных зон Хаилинского (1991) и Олюторского (2006) землетрясений (фрагмент ГИС «Каменные глетчеры СевероВостока Азии». Сейсмодислокации Олюторского землетрясения приведены по Е.А. Рогожину [2006]. 1- эпицентр Хаилинского землетрясения (1991 г.); 2 – эпицентр и наиболее крупные афтершоки Олюторского землетрясения (2006 г.); 3 – афтершоки Хаилинского землетрясения; 4 – афтершоки Олюторского землетрясения. Сейсмодислокации Олюторского землетрясения: 5 – сейсморазрывы, преимущественно сдвиговой кинематики; 6 – гравитационно-вибрационные нарушения; 7 – крупные гравитационные оползни и горные обвалы. Древние сейсмогенные образования: 8 – тектонические сейсмодислокации; 9 – крупные горные обвалы. Перигляциальные и криогенные образования: 10 – ледники и фирники; 11 – языковидные каровые каменные глетчеры; 12 – лопастевидные присклоновые каменные глетчеры. 13 – населенные пункты.

Крупнейшие сейсмодислокации образовались при Хаилинском (1991) и Олюторском (2006) землетрясениях в Корякском нагорье. Последнее было наиболее крупным за весь период инстументальных наблюдений в регионе и характеризовалось сотрясениями в эпицентре до 10 баллов по шкале MSK-64, а площадь распространения поверхностных деформаций составила около 4200 км2. В эпицентральной зоне вскрылся разрыв протяженностью более 140 км и наблюдалось большое количество сейсмогенно инициированных вторичных явлений: разрывы дернины, срывы поверхностного чехла, оплывы и просадки грунтов (Рогожин, 2007). Сейсмогенных и сейсмогравитационных процессов, морфологически близких каменным глетчерам, выявлено не было.

Еще до возникновения Олюторского землетрясения нами была составлена схема распространения каменных глетчеров в данном районе (рис. 20). В Пылгинском и Ветвейском хребтах, разделенных грабеном долины р. Вывенки, было выявлено боле сотни каменных глетчеров карового и присклонового типов, а также две группы тектонических и гравитационных палеосейсмодислокаций.

Первая группа объектов расположена в истоках р. Уйнийваям в изолированном массиве в 30 км к востоку от оз. Таловское и согласуется с северо-западным направлением поля афтершоков Олюторского землетрясения, являясь его продолжением. Кроме тектонических дислокаций здесь выявлено большое количество обвалов и высокая плотность мощных присклоновых глетчеров лопастного типа. Возраст комплекса палеосейсмодислокаций может быть полихронным, однако наиболее свежие оползни и обвалы, сопряженные с сейсмотектоническими сбросами, перекрывают современный пойменный аллювий.

Другая группа обнаруженных палеосейсмодислокаций расположена в Пылгинском хребте к югу от пос. Хаилино и эпицентральной зоны Олюторского землетрясения. Она представлена протяженным в 4-5 км и местами еще не заполненным рвом северозападного простирания несогласно секущим современный ледниковый комплекс.

Рассечение данным рвом современных летников и глетчеров позволяет предположить его позднеголоценовый возраст. В целом, размещение каменных глетчеров и, особенно, их присклоновых лопастных типов, в юго-западной части Корякского нагорья носит аномальный характер. По-видимому, активное их формирование связано как с особенностями климата, так и с повышенной сейсмотектонической активностью отдельных геоструктурных элементов.

Каменные глетчеры и позднеплейстоценовые оледенения. Путем позиционирования карт ареалов позднеплейстоценовых оледенений с каталогом каменных глетчеров нами было выявлено, что 95% всех закартированных образований приурочены к ледниковым районам (см. рис. 1). Из них к ареалам сартанского - 4868 объекта (92%), зырянского – 204 (4%). В районах, где не установлены следы данных оледенений, выявлено всего 186 (4%) глетчеров, относящихся в основном к присклоновому лопастному типу.

Зональное распределение каменных глетчеров означает, что они не только представляют собой современное морфоклиматическое явление, но располагаются в перигляциальной зоне по отношению к древним ледникам. Наиболее высокое сопряжение с узлами сартанского оледенения у комплексных каменных глетчеров, что подтверждает их унаследованное развитие и формирование в завершающую эпоху дегляциации. Прямая связь каменных глетчеров с плейстоценовыми оледенениями проявляется не только в специфическом комплексе благоприятных геоморфологических условий, созданных деятельностью древних ледников, но и в формировании большого числа абляционных каменных глетчеров непосредственно из материала ледников на завершающей стадии дегляциации. В этом плане каменные глетчеры в районах позднеплейстоценового оледенения являются географическими и историко-генетическими реперами, свидетельствующими не только о завершении оледенения, но указывающими на холодные и сухие условия его деградации.

Каменные глетчеры и современный климат. Выше было показано, что каменные глетчеры сопряжены с позднеплейстоценовой горной перигляциальной зоной.

Перигляциальные морфоклиматическая зона характеризуются среднегодовой температурой от -1 до -15 °С и среднегодовым количеством осадков (включая снег) 1271397 мм (Тимофеев и др., 1983). Исходя из такого определения вся исследованная территория попадает в пределы зоны перигляциального морфогенеза, поскольку среднегодовые температуры здесь составляют от -3 до -12°С, а осадки от 200 до 1000 мм (Север…, 1970).

Близость Тихоокеанского побережья и ориентация прибрежных хребтов оказывают определяющее значение на распределение осадков, максимальное количество которых выпадает на южном склоне Корякского нагорья и достигает 1000 мм и выше (Север…, 1970). Высокое количество осадков выпадает также в прибрежных районах Охотского моря, причем их максимум приходится на горные хребты Охотско-Колымского водораздела.

Для оценки влияния среднегодового количества осадков на распределение исследуемых объектов на северо-востоке Азии нами выполнено позиционирование карты каменных глетчеров и карты среднегодового количества осадков северо-востока Азии Н.К. Клюкина (Север..,1970). Графики вероятности встречаемости глетчеров в зависимости от среднегодового количества осадков (рис. 21) указывают, что все глетчеры приурочены к районам с осадками 500 и более мм/год. В районах с осадками 300 мм/год они не обнаружены. С увеличением количества осадков плотность распространения глетчеров Северо-Востока России возрастает. В гумидных районах каменные глетчеры не образуются и уступют место нормальным ледникам с фирновым питанием. Аналогичные выводы о роли осадков в формировании каменных глетчеров были получены для Средней Азии (Горбунов, Титков, 1989) и Альп (Barsch, 1977, 1996).

а б Рис. 21. Распределение каменных глетчеров Северо-Востока России в зависимости от среднегодового количества выпадающих осадков. а - языковидные каровые; б - лопастевидные присклоновые. 1 – частотное распределение; 2 – плотность Глава 6. ГЕНЕЗИС И СИСТЕМАТИКА КАМЕННЫХ ГЛЕТЧЕРОВ В главе рассмотрена проблематика зарубежной и отечественной терминологии и таксономии каменных глетчеров, их парагененический комплекс и палеогеографическое окуржение. Основываясь на результатах комплексного изучения каменных глетчеров Северо-Востока России, обобщении материалов зарубежных и отечественных исследователей, предложена морфогенетическая классификация (рис. 22) и минимальный терминологический аппарат, необходимые для понимания генезиса и геоморфологической позиции этой обширной перигляциальной формации [1, 2, 4, 5, 40].

«Континуальная» концепция, согласно которой каменные глетчеры объединяют большое количество переходных (полиморфных) мерзлых форм между ледниками, курумами и осыпными конусами, представляется нам наиболее продуктивной и историчной. Континуальной гипотезы придерживаются А.А.Горбунов (2000, и др.), которым установлены переходные к ледникам – комплексные каменные глетчеры в Средней Азии, а также другие исследователи.

Абляционные каменные глетчеры. Совокупность переходных образований к ледникам, куда входят комплексные, хвостовые, приледниковые каменные глетчеры, щебенчатые, погребенные и забронированные ледники, нами именованы нами абляционными каменными глетчерами (ablation rock glacier). Они представлены как каровыми языковидными, так и присклоновыми лопастевидными разновидностями [2, 4], нередко имеют в области питания снежник, фирновое поле или небольшой ледник, а в транзитной части - реликтовые блоки погребенных льдов. Абляционные глетчеры генетически близки к ледникам, но имеют преобладающее инфильтрационное и конжеляционное питание. Англоязычным терминологическим аналогом абляционных глетчеров являются каменные глетчеры с ледяным ядром (glacier-derived ice-cored rock glaciers).

Абляционная группа Мерзлотная группа (ледниковая) Осыпные Ледники Термическая конусы, Боковые и криодесерпция обвалы льдистые морены Курумы Хвостовые Эмбриональные (приледниковые) кам. глетчеры Курумоглетчеры кам. глетчеры Комплексные Языковидные Монолопастные каровые каровые кам. глетчеры кам. глетчеры кам. глетчеры Языковидные Каровые каровые ледники кам. глетчеры Полилопастные присклоновые кам. глетчеры Долинные Отмершие каровые и переметные ледники кам. глетчеры Рис. 22. Генетическая классификация и полиморфный ряд (континуум) каменных глетчеров Северо-Востока России. Стрелками показаны наиболее распространенные историко- генетические связи.

Формирование абляционных глетчеров происходит в результате постепенного сокращения доли фирнового питания и развития поверхностной абляции каровых и карово-долинных ледников в условиях медленного повышения местной снеговой границы. Резкое повышение снеговой границы приводит к быстрой дегляциации и не способствует формированию каменных глетчеров. Поэтому на северо-востоке Азии они тяготеют к приморским районам с холодным муссонным климатом, которые господствовали здесь на протяжение всего голоцена. Сохранности и прогрессивному развитию каменных глетчеров способствовало также и отсутствие контрастного бореального (термического) оптимума [10, 22].

К абляционным глетчерам относятся как языковидные, так и присклоновые морфологические типы. Присклоновые лопастные глетчеры абляционного типа формируются по плейстоцен-голоценовым боковым моренам и нередко содержат древние реликтовые ледяные ядра и линзы. Вероятно, на начальном этапе они служат своеобразными зачаточными массивами холода. Они же - наиболее пластичные элементы каменных глетчеров, приводящие к их движению.

Таким образом, абляционные глетчеры формируются путем медленного сокращения ледников, накопления, сингенетического промерзания и последующей пластической деформации абляционной морены. Представляется, что данный термин хорошо отражает геоморфологическую позицию каменных глетчеров, как процессов, не только оперяющих края ледников в зоне их абляции (хвостовые приледниковые глетчеры), но и сменяющих их во времени в ходе деградации. Широкое развитие хвостовых абляционных глетчеров наблюдается на концах многих ледников Буордахского массива (хребет Черского) в районе Пика Победы и свидетельствует о продолжающейся деградации горного оледенения, при сохранении перигляциального режима. Абляционные глетчеры, формирующиеся на концах некоторых ледников Средней Азии, хорошо з з а Г у м я и ц и и д д и р и А а ц и я освещены в монографии А.П.Горбунова и С.Н.Титкова (1989) и именовались приледниковыми.

При дистанционной оценке принадлежности языковидных каменных глетчеров к абляционной или мерзлотной группам можно воспользоваться некоторыми морфологическими признаками. Они отличаются основными чертами поверхностной морфологии, а именно - преобладанием либо продольно-, либо поперечно ориентированных гряд и валов [2, 31]. Причем объекты с продольными поверхностными структурами имеют более развитый фирновый бассейн и участки открытого льда в области питания. Подобные явления отмечались для каменных глетчеров Средней Азии (Горбунов, Титков, 1989). Предполагается, что морфоскульптура продольных валов формируется путем растяжения поверхности из-за больших скоростей придонного течения, которые следуют из закона Глена, используемого для описания реологии ледников. Поэтому в телах каменных глетчеров, имеющих выраженную продольную полосчатость поверхностного микрорельефа, содержатся крупные ядра относительно чистого фирнового льда, как, например, в объектах Цирк и Ледник (рис. 23) в Корякском нагорье [31].

Другим доминирующим морфологическим типом языковидных глетчеров являются объекты с ярко выраженной радиальной поперечной морфологией в виде террас, валов и ложбин [2]. Мы полагаем, что они возникают путем скольжения и термодесерпции поверхностного чехла глетчеров по мерзлой поверхности, а также периодическому неравномерному промерзанию и протаиванию поверхностного чехла с формированием новых пластов конжеляционного льда. Движение носит импульсный характер. Максимальные подвижки происходят в наиболее теплое время года. Другим вероятным объяснением системы террасовидных поверхностей и поперечных валов на некоторых каменных глетчерах является преобладание скоростей пластического течения поверхностного слоя в результате его более высокой температуры.

К особому морфогенетическому подтипу (абляционной группы) отнесены комплексные глетчеры, имеющие длительную историю развития и имеющие в своей области питания фирновые бассейны и даже небольшие ледники. Их выделение в отдельный подтип целесообразно для многостадийных (полистадиальных) образований, когда моренные осцилляции уплотнены и образуют единое тело [1, 2]. В некоторых случаях с размерами комплексного глетчера пространственно совпадает почти весь неогляциальный комплекс отложений с генерациями от 5-6 тыс. л.н. до современных, границу между которыми не всегда удается проследить. Распространение комплексных каменных глетчеров в прибрежной зоне Охотского и Берингова морей указывает на сглаженность здесь климатических колебаний в позднем голоцене и инертность процессов дегляциации, что вызвано слабой выраженностью голоценового термического оптимума [2002, 10, 43, 53, и др.].

В свете классификации зон льдообразования ледников (Шумский, 1955), снежнофирновая область абляционных каменных глетчеров расположена в пределах инфильтрационно-конжеляционной (теоретической) зоны ледяного питания, которая имеется между фирновой линией и границей питания у некоторых ледников. У комплексных каменных глетчеров она нестабильна, периодически появляется и исчезает, в зависимости от многолетних климатических колебаний (серия снежных зим, чередуется с малоснежными). В летний период происходит таяние до 90 % и более аккумулированного зимой снега. В некоторые годы фирновый бассейн вообще не заполняется. В связи с этим, определение фирновой линии у каменных глетчеров нецелесообразно, поскольку они не только оторваны от снеговой границы на несколько сотен метров, но и обнаруживают большой гипсометрический разброс.

Масштаб Глыбы Коренные породы Инъекционные ледяные жилы Снег и свежий фирн Сезонный слой конжеляционноЩебень инфильтрационного льда Базальный льдистый многолетне100 м Дресва и крупный мерзлый горизонт Слоистый фирновый лед песок Рыхлый несцементированный Слоистый инфильтрационноГалька и валуны слой конжеляционный лед Льдистые моренные отложения Разборная скала Тонкослоистый инфильтрационноконжеляционный лед 0,2-0,5 тыс.л.н 0,8-1,5 тыс.л.н.

1,5-2 тыс.л.н 2-3 тыс.л.н 4-6 тыс.л. н Рис. 23. Обобщенный историко-генеический разрез типологического комплексного каменного глетчера Охотско-Беринговоморского пояса Мерзлотные каменные глетчеры - результат сингенетического промерзания слоев грубообломочного материала, накапливающегося в основании крутых склонов в результате коллювиального и коллювиально-криогенного сноса. Они не имеют прямой генетической связи с ледниками, а их морфология есть результат пластической деформации коллювиально-криогенных (обвалы, осыпи, лавины, десерпционные, курумовые) склоновых отложений избыточной мощности. Ледниковый материал (отложенный собственно ледниками) не играет значительной роли, хотя некоторые глетчеры могут его содержать. Фирновый бассейн у мерзлотных глетчеров отсутствует.

Они могут иметь языковидную форму, но доминируют, как правило, присклоновые полилопастные, монолопастные и эмбриональные, состоящие из одной небольшой лопасти. Фациальное и морфологическое разнообразие склонов и питающих отложений формируют значительное разнообразие мерзлотных глетчеров. Цементирующим материалом мерзлотных глетчеров являются исключительно конжеляционные и инфильтрационные льды. В некоторых случаях они содержат линзы льда, сформировавшиеся в результате рекристаллизации погребенных снежников и лавинных отложений.

Эмбриональные каменные глетчеры - это зачаточные и наиболее распространенные образования, имеющие преимущественно мерзлотное происхождение, которые по разным причинам могут не развиться до нормальных размеров. В англоязычной терминологии им соответствуют понятии protalus lobe, protalus rampart и др. Эмбриональные глетчеры не несут никакой связи с ледниками, они имеют серповидную форму и, как правило, единственную лопасть, формирующуюся из крупных коллювиальных конусов или курумных валов. Н.Н.Романовский с коллегами (1989) пришли к выводу о существовании переходных между курумами и каменными глетчерами образований, которые именованы ими как курумоглетчеры, которые мы считаем фациальной разновидностью эмбриональных глетчеров.

Путем слияния лопастей нескольких близкорасположенных эмбриональных глетчеров формируются моно- и полилопастные присклоновые разновидности. Лопастные присклоновые глетчеры двигаются от основания склона (борта долины) к тальвегу.

Движение отдельных лопастей происходит с неодинаковыми скоростями, нередко импульсно и асинхронно, что связано со значительной инерцией массообмена. Достигая м 1 тыс.

л.

н.

тальвега, лопасти глетчеров оттесняют русла водотоков и разворачиваются вниз по долине. Однако, такое происходит в редких случаях. Основная часть присклоновых глетчеров быстро теряет мощность, распластываясь в виде лопасти. В результате чего их движение замедляется и приостанавливается. В ледниковых районах установлено значительное количество неактивных каменных глетчеров, у которых фронтальный откос стабилизировался относительно давно. Их массовое формирование имело место в позднем дриасе и в неогляциальную эпоху.

Таким образом, абляционные и мерзлотные (криогенные) каменные глетчеры представляют собой две генетические линии. Первые формируются при иссушении климата с сохранением перигляциальных условий на фоне общей дегляциации, распада оледенения, деградации каровых и долинных ледников. Вторые - в результате похолодания при относительной сухости, не способствующей снижению снеговой границы и формированию ледников. Основная часть каменных глетчеров Северо-Востока России занимает положение между двумя рассмотренными типами и характеризуется разнообразными отношениями «мерзлотной» и «абляционной» составляющей.

ВЫВОДЫ Каменные глетчеры широко распространены в горных сооружениях мира. На Северо-Востоке России до конца 1990-х гг. они оставались практически неисследованными, хотя и упоминались в единичных источниках. На государственных геологических картах они рассматривались как коллювий, десерпций, ледниковые отложения, ледники, горные обвалы, оползни, образования неясного генезиса.

Выполненные исследования позволили установить широкое распространение этой формации в регионе. На основе полевых работ и анализа космических и аэрофотоматериалов составлен электронный каталог, фототаблица основных морфодинамических типов и карта каменных глетчеров Северо-Востока России. Изучено их внутреннее строение, выявлены переходные к ледникам образования, именованные комплексными каменными глетчерами.

Установлено, что каменные глетчеры представляют собой стратифицированные (слоистые) сцементированные конжеляционным льдом грубообломочные образования, имеющие вид языков, лопастей и террасовидных шлейфов со слабонаклонной поверхностью и крутым фронтальным уступом, способные к монолитному пластическому течению путем деформации содержащегося в них льда. Они формируются в пределах криолитозоны в результате промерзания ледниковых и коллювиальных отложений, но в отличие от настоящих ледников, имеют преобладающее обломочное питание, не проявляют жесткой связи со снеговой границей, но подчиняются морфоклиматической зональности и поясности.

Комплексирование лихенометрических, тефрахронологических, палинологических, морфометрических, почвенных, космоизотопных и радиоуглеродных данных позволяет рассматривать часть каменных глетчеров как реликты сартанских ледников, возникшие в ходе дегляциации в результате криоаридизации климата в раннем дриасе. Другие образования связаны с неогляциальными событиями 4,5, и 2,0-2,5 тыс. л. н., и «Малым ледниковым веком» (600-900 л.н). Динамический возраст (массообмен) поверхности современных активных каменных глетчеров варьирует от 700 до 2000 лет, а скорости их движения составляют от 0,1 до 2,0 м/год.

Географический анализ, выполненный с использованием методов геоинформатики показал, что наиболее высокая плотность каменных глетчеров характерна для тихоокеанских районов Чукотского (0,41 шт./км2) и Корякского (0,045 шт./км2) нагорий, горных хребтов Северного Приохотья (0,17 шт./км2). В голарктическом поясе региона каменные глетчеры редки.

На Северо-Востоке России, в отличии от нормальных ледников, каменные глетчеры распределены в широком гипсометрическом диапазоне от 0 до 1400 м, но большая их часть сосредоточена в пределах 600-800 м. Большинство объектов (95%) ориентированы в северных румбах, что указывает на ведущую роль экспозиционного эффекта в их формировании.

Каменные глетчеры не имеют прямой связи с конкретными типами исходных горных пород. Они приурочены к альпийскому и блоковому типам рельефа с активными и контрастными неотектоническими движениями. В некоторых районах широко распространен специфический подтип - приразломные каменные глетчеры. Нередко они несут следы пластических деформаций, рассечены свежими разрывами и встречаются в ассоциации с древними сейсмодислокациями. Они выявлены в Провиденском массиве, в Пылгинском и Ветвейском хребтах в плейстосейстовых обласях Хаилинского (1991 г.) и Олюторского (2006 г.) разрушительных землетрясений, а также в предполагаемой эпицентральной зоне Ямского землетрясения 1850 г. Вместе с тем, анализ распределения каменных глетчеров по контурам карты действующего сейсмического районирования (ОСР-97) показал отсутствие их сопряженности с активными сейсмическими зонами и структурами, эпицентрами крупных землетрясений.

Выявлено, что 95% каменных глетчеров приурочено к ледниковым районам. Из них к ареалам сартанского - 4868 объекта (92%), зырянского – 204 (4%). Во внеледниковых районах выявлено 186 (4%) глетчеров, относящихся в основном к присклоновому лопастному типу. Это указывает на перигляциальное положение каменных глетчеров к нивально-гляциальной зоне не только в пространственном, но и в климатическом, а также историко-генетическом отношении.

На основе позиционирования каталога каменных глетчеров и карты среднегодового количества осадков Северо-Востока России выявлена жесткая пространственная корреляция исследуемых объектов и количества выпадающих осадков.

Установлено, что все глетчеры приурочены к районам с осадками 500 мм/год и более. В наиболее увлажненных районах Корякского нагорья распространены комплексные каменные глетчеры и переходные к ледникам образования.

Установлено, что на Северо-Востоке России специфические климатические условия дегляциации позднеплейстоценовых и голоценовых ледников, вызванные криоаридизацией климата, привели к широкому развитию абляционных и мерзлотных каменных глетчеров. Они приурочены к 200-250 километровой прибрежной зоне тихоокеанского бассейна и формируют своеобразный Охотско-Беринговоморский пояс голоценового оледенения.

В основе разработанной морфогенетической классификации, лежит их понимание как полиморфного генетического ряда (континуума), крайними членами которого являются каровые ледники, курумы, коллювиальные шлейфы и конусы. Каменные глетчеры разделены на три основные группы: абляционные (унаследованные от ледников), мерзлотные (не связанные с ледниками) и комплексные (формирующиеся в результате длительного балансирования режима питания между условиями нивальногляциальной и перигляциальной обстановок). Такое деление необходимо для понимания их дуалистического генезиса - переменной роли гляциальных и мерзлотных процессов формирования.

Формация каменных глетчеров является ключевым элементом позднеледниковых и неогляциальных комплексов, указывающим не только изменения морфоклиматической зональности, но и на неравномерность и асинхронность процессов дегляциации в разных районах.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ В рецензируемых журналах 1. Галанин А.А. Комплексные каменные глетчеры – особый тип горного оледенения северовостока Азии // Вестник ДВО РАН, 2005. - №5. - С. 59-70.

2. Галанин А.А. Каменные глетчеры: история изучения и современные представления // Вестник СВНЦ ДВО РАН, 2008. - № 3. – С. 17-28.

3. Галанин А.А. Опыт применения склерометра «Оникс 2.6.2.» для датирования Мандычанского позднеледникового комплекса (Хребет Черского) // Геоморфология, 2009 (принято к печати) 4. Галанин А.А. Каменные глетчеры северо-востока Азии: картографирование и географический анализ // Криосфера Земли, 2009 (принято к печати) 5. Галанин А.А. Каменные глетчеры: вопросы терминологии и классификации // Вестник СВНЦ ДВО РАН, 2009б (принято к печати) 6. Галанин А.А., Галанина О.П. Четвертичные вулканические пеплы в ландшафтах Северного Приохотья // География и природные ресурсы, 1997. - № 1. - С. 108-111.

7. Галанин А.А., Глушкова О.Ю. Лихенометрия // Вестник РФФИ, 2003. - № 3. - С. 3–38.

8. Галанин А.А., Глушкова О.Ю. Строение и динамика бронированных ледников и каменных глетчеров хребтов Корякский и Искатень в позднем голоцене // МГИ, 2004. - Т. 97. - С. 161-169.

9. Галанин А.А., Глушкова О.Ю. Каменные глетчеры северо-востока Азии // МГИ, 2005. - Т.

98. - C. 30-43.

10. Галанин А.А., Глушкова О.Ю. Оледенения, климат и растительность района Тауйской губы (Северное Приохотье) в позднечетвертичное время // Геоморфология, 2006. - № 2. - С. 50-61.

11. Галанин А.А., Моторов О.В., Замощ М.Н. Техногенные каменные глетчеры в районах освоения коренных месторождений Северо-Востока // Вестник СВНЦ ДВО РАН, 2006. - № 1. - С 17-28.

12. Галанин А.А., Смирнов В.Н. Лихенометрическое датирование палеосейсмодислокаций на Северо-Востоке России // Информ. бюл. РФФИ, 1996. - № 5. - С. 722.

13. Галанин А.А., Смирнов В.Н. Динамика гравитационных склоновых процессов в горах Северного Приохотья в позднем голоцене, лихенометрическая методика их моделирования и прогноза // Геоморфология, 2004. - № 3. - С. 67-75.

14. Моторов О.В, Замощ М.Н., Галанин А.А. Образование техногенных каменных глетчеров при разработке коренных месторождений в условиях криолитозоны // Горный журнал, 2007. - № 4. – С. 2529.

15. Павлов Б.А., Богданов И.Е., Галанин А.А., Галанина О.П., Иванова Г.М., Павлова Л.В.Глееземы оподзоленные Крайнего Северо-Востока России // Почвоведение, 1997. - № 4. - С. 423-430.

16. Смирнов В.Н., Галанин А.А., Глушкова О.Ю., Пахомов А.Ю. Псевдосейсмодислокации в горах Примагаданья // Геоморфология, 2001. - № 2. - С. 81-92.

Монографии и главы в монографиях 17. Галанин А.А. Лихенометрические исследования на Северо-Востоке России. - Магадан:

СВНЦ ДВО РАН, 1995. - 51 с.

18. Галанин А. А. Лихенометрическая индикация динамики современных ландшафтных процессов: Препринт. - Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 1996. - 45 с.

19. Галанин А.А. Лихенометрия: современное состояние и направления развития метода.

Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. - 74 с.

20. Галанин А.А. Геологическое строение и история // Природа и ресурсы Чукотки. Магадан, СВНЦ ДВО РАН, 1997. - С. 31-42.

21. Галанин А.А. Географическое положение и рельеф // Ландшафты, климат и природные ресурсы Тауйской губы Охотского моря. Владивосток: Дальнаука, 2006. - С. 34-38.

22. Галанин А.А., Глушкова О.Ю., Смирнов В.Н. Позднечетвертичная история развития рельефа, климата и растительности // Ландшафты, климат и природные ресурсы Тауйской губы Охотского моря. Владивосток: Дальнаука, 2006. - С. 51-74.

23. Галанин А.А. Современные процессы образования рельефа и их динамика в позднем голоцене // Ландшафты, климат и природные ресурсы Тауйской губы Охотского моря. Владивосток:

Дальнаука, 2006. - С. 75-91.

24. Галанин А.А. Динамика и ритмичность природных процессов // Ландшафты, климат и природные ресурсы Тауйской губы Охотского моря. Владивосток: Дальнаука, 2006. - С. 92-98.

Прочие 25. Галанин А.А. Кислые вулканические пеплы в четвертичных отложениях Северного Приохотья // Структурная и вещественная эволюция Центрально-Азиатского складчатого пояса. Тез. докл.

XVI региональной молодежной конференции. Иркутск: ИЗК СО РАН, 1995. - С. 11-12.

26. Галанин А.А. Изучение динамики каменистых россыпей лихенометрическим методом // Географические исследования Азиатской России: история и современность. Иркутск: Ин-т географии СО РАН, 1995. - С. 119-120.

27. Галанин А.А. Оценка времени экспонирования каменистых поверхностей лихенометрическим методом // Международное сотрудничество и образование молодежи на Севере: Тез.

докл. - Магадан: МПУ, 1995. - С. 153.

28. Галанин А.А. Лихенометрическая индикация интенсивности некоторых экзогенных процессов // Мат. 1-й конфер. геокриологов России. - М.: МГУ, 1996. - С. 538-545.

29. Галанин А.А. Лихенометрический метод в изучении современных геоморфологических процессов на Северо-Востоке России: Автореф. дис.... канд. геогр. наук. - Владивосток: ТИГ ДВО РАН, 1997. - 22 с.

30. Галанин А.А. Особенности позднеголоценовой ледниковой морфоскульптуры и вопросы достоверности выделения палеосейсмодислокаций на Северо-Востоке России // Магадан: годы, события, люди. – Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 1999. - С. 168-169.

31. Галанин А.А. Строение и динамика современных ледников и каменных глетчеров восточной части Корякского хребта (на основе лихенометрических данных) // Комплексные исследования Чукотки (проблемы геологии и биогеографии). Магадан: Чф. СВКНИИ СВНЦ ДВО РАН, 1999. - С. 103-128.

32. Галанин А.А. К вопросу о количественной оценке скорости выветривания и денудационной устойчивости горных пород // Геология и минералогия Северо-Востока Азии: Тез. докл. X сессии СВО ВМО. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 1999. - С. 90-92.

33. Галанин А.А. Новый метод количественной оценки поверхностной скорости движения бронированных ледников и каменных глетчеров // Применение персональных ЭВМ в геологических исследованиях. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2000. - С. 88-94.

34. Галанин А.А. Лихенометрические кривые роста Rhizocarpon sp. в горах Северо-Востока Азии и Северной Америки // Проблемы геологии и металлогении Северо-Востока Азии на рубеже тысячелетий / Четвертичная геология, геоморфология, россыпи. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2001. - С.

11-14.

35. Галанин А.А. Новые данные о лахтинской культуре (м. Наварин) // II Диковские чтения:

Мат-лы науч.-практ. конф., посвящ. 70-летию Дальстроя. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. - С. 383-388.

36. Галанин А.А. Лихенометрическое датирование неогляциальных комплексов в горах Западной Берингии // Тез. докл. междунар. лихенологич. школы и симп. «Бореальная лихенофлора и лихеноиндикация». Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2002. - С. 28-29.

37. Галанин А.А. Способы реконструкции позднеголоценовых плейстосейстовых областей на основе лихенометрического датирования активных разломов и палеосейсмодислокаций // Мат. межд. науч.

симп. «Строение, геодинамика и металлогения Охотского региона и прилегающих областей северо-западной Тихоокеанской плиты. - Ю.-Сахалинск, 2002. – Т. 2. С. 150-151.

38. Галанин А.А. Основные элементы современной геодинамической концепции // Геодинамика, магматизм и минерагения континентальных окраин Севера Пацифики: В 3-х т.: Материалы Всероссийского совещания, посвященного 90-летию академика Н.А.Шило (XII годичное собрание СевероВосточного отделения ВМО). Магадан, 3-6 июня 2003 г. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2003. - Т. 1. - С. 6669.

39. Галанин А.А. Реконструкция гравитационно-склоновой активности в горах Северного Приохотья за последние 1000 лет и прогноз на ближайшее будущее // «Стратегия развития Дальнего Востока: возможности и перспективы». Т.4. Экология. Хабаровск: Дальневост. гос. науч. б-ка, 2003. - С. 6065.

40. Галанин А.А. Морфогенетические типы каменных глетчеров Северо-Востока // Материалы XII Совещания географов Сибири и Дальнего Востока. – Владивосток: Тихоокеанский институт географии, 2004. - С. 103-105.

41. Галанин А.А. Ритмичность гравитационных склоновых процессов Северного Приохотья и ее проявление в возрастной структуре ценопопуляций эпилитных лишайников // Рельефообразующие процессы: теория, практика, методы исследования: Материалы XXVIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН. Новосибирск, ИГ СО РАН, 20-24 сентября 2004 года.- Новосибирск, 2004. - С. 76-78.

42. Галанин А.А. Техника экспрессного лихенометрического датирования в полевых условиях Северного Приохотья // Диковские чтения. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2004. - С. 428-436.

43. Галанин А.А. Эколого-информационный метод расчленения и корреляции споровопыльцевых спектров озерных осадков юго-восточной Чукотки и некоторые теоретические аспекты динамики растительного покрова в позднечетвертичное время // Климатические летописи в четвертичных осадках Беринги. – Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2004. – С. 56-87.

44. Галанин А.А.Каменные глетчеры и гравитационные сейсмодислокации южной части Чукотского полуострова // Новые и традиционные идеи в геоморфологии. V Щукинские чтения. - М.: МГУ, 2005. - С. 231-235.

45. Галанин А.А. Приразломные каменные глетчеры в горах северо-востока Азии // Земная поверхность, ярусный рельеф и скорость рельефообразования / Мат. Иркутского геоморфологического семинара «Чтения памяти Н.А.Флоренсова». Иркутск, 9-14 сентября 2007. - С. 178-179.

46. Галанин А.А. ГИС и электронная карта «Каменные глетчеры северо-востока Азии» // Современные информационные технологии для научных исследований. Мат. Всерос. Конф., Магадан, 20-апреля 2008 г. – Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2008. - С. 131-132.

47. Галанин А.А. Закономерности географического распределения каменных глетчеров на северо-востоке Азии на основе системного анализа ГИС-данных // Современные информационные технологии для научных исследований. Мат. Всерос. Конф. – Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2008. - С. 132-134.

48. Галанин А.А. Использование лишайниковых сукцессий для лихенометрического датирования каменных поверхностей // V Диковские чтения: Мат. Науч. Практ. Конфер. Магадан: Кордис, 2008. – С. 68-70.

49. Галанин А.А., Глушкова О.Ю. Особенности строения и генезиса ледников Мейныпильгинского горного массива // Геоморфология гор и предгорий / Мат. Всерос. школы-семинара, Барнаул, Изд-во Алт. гос. ун-та, 2002. - C. 59-64.

50. Галанин А.А., Глушкова О.Ю. Неогляциальный морфогенез хребта Искатень (восточная Чукотка) // Климатические летописи в четвертичных осадках Беринги. – Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2004. – С. 88-107.

51. Галанин А.А., Глушкова О.Ю. Основные черты строения, генезис и динамика каменных глетчеров северо-востока Азии в позднем голоцене. Электронный препринт. - Сервер СВКНИИ, 2004. - 27 с.

3 п.л. Адрес: http://www.neisri.magadan.ru/academnet/neisri/lab/neotecton/tauya/rindex.html 52. Галанин А.А., Глушкова О.Ю. Каменные глетчеры и сейсмотектонические деформации неогляциальных образований Провиденского горного массива (Чукотский полуостров) // Наука СевероВостока России – начало века. Мат. всерос. науч. конф. - Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2005. - С. 259-262.

53. Галанин А.А., Глушкова О.Ю., Смирнов В.Н., Пахомов А.Ю., Соломаткина Т.Б., Матросова Т.В. Неогляциальный морфолитогенез в горах Северного Приохотья // Страницы четвертичной истории северо-восточной Азии. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2005. - C. 40-61.

54. Моторов О.В. Замощ М.Н., Галанин А.А. Геотермические эффекты при промерзании отвалов пустых породв горных районах криолитозоны (на примере золото-серебряного месторождения Кубака, Магаданская область) // Наука Северо-Востока России – начало века. Мат. всерос. науч. конф. - Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2005. - С. 395-399.

55. Галанин А.А., Смирнов В.Н. Опыт индикации современных тектонических движений лихенометрическим методом на Северо-Востоке России: Тез. докл. междунар. конф. «Современные проблемы новейшей тектоники и геоморфологии». - СПб., 1997. - С. 31-33.

56. Галанин А.А., Смирнов В.Н. Комплексные каменные глетчеры на Северо-Востоке России.

Материалы Всероссийской конференции // Рельефообразующие процессы: теория, практика, методы исследования: Материалы XXVIII Пленума Геоморфологической комиссии РАН. - Новосибирск, 2004. - С.

74-75.

57. Галанин А.А., Смирнов В.Н., Глушкова О.Ю. Голоценовые нивально-гляциальные комплексы на Северо-Востоке России: Тез. докл. междунар. конф. «Геоморфология на рубеже XXI века». IV Щукинские чтения. - М.: МГУ, 2000. - С. 93-95.

58. Галанин А.А., Смирнов В.Н., Глушкова О.Ю., Макаров И.В. Лихенометрическое датирование петроглифов оленей в окрестностях г. Магадана // II Диков-ские чтения: Мат-лы науч.-практ.

конф., посвящ. 70-летию Дальстроя. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. - С. 415-420.

59. Галанин А.А. Смирнов В.Н., Глушкова О.Ю., Пахомов А.Ю. Cейсмические катастрофы или работа ледников? // Мат-лы регион. науч. конф. “Северо-Восток России: проблемы экономики и народонаселения. - Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 1998. - С. 60-61.

60. Галанин А.А. Смирнов В.Н., Глушкова О.Ю., Пахомов А.Ю. Каровый морфогенез в горах Северного Приохотья и проблема диагностики палеосейсмодислокаций: Тез. Межгосударств. совещ. XXIV пленума геоморфологической комиссии РАН по проблеме «Геоморфология гор и равнин: взаимосвязи и взаимодействие». - Краснодар, 1998. - С. 47-49.

61. Глушкова О.Ю., Галанин А.А., Смирнов В.Н. Четвертичные вулканические пеплы в Северном Приохотье // Проблемы геологии и металлогении Северо-Востока Азии на рубеже тысячелетий: В 3 т. Т. 3. Четвертичная геология, геоморфология, россыпи: Материалы XI сессии Северо-Восточного отделения ВМО «Региональная научно-практическая конференция, посвященная 100-летию со дня рождения Ю.А.Билиюина» (Магадан, 16-18 мая 2001 г.). - Магадан, СВКНИИ ДВО РАН, 2001.- С. 11-14.

62. Глушкова О.Ю,, Галанин А.А., Смирнов В.Н.Проблемы гляциального голоцена в горах Северо-Востока Азии // Геоморфология гор и предгорий / Мат. Всероссийской школы-семинара. - БарнаулГорно-Алтайск, 2002. - С. 65-70.

63. Глушкова О.Ю., Галанин А.А., Соломаткина Т.Б., Прохорова Т.П. Отражение современной растительности в субфоссильных спорово-пыльцевых спектрах центральной части хребта Улахан-Чистай // Климатические летописи в четвертичных осадках Беринги. – Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2004. – С. 4255.

64. Смирнов В.Н., Галанин А.А. Структура ГИС сейсмического мониторинга и прогноза землетрясений (на примере Чукотской сейсмической зоны) // Наука Северо-Востока России – начало века / Мат. всерос. науч. конф. - Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2005. - С. 287-290.

65. Смирнов В.Н., Галанин А.А., Шведов С.Д., Кондратьев М.Н. Активные структуры и сейсмотектоника Чукотского полуострова // Чтения памяти К.В.Симакова: тез. Докл. всерос. науч. конф. – Магадан: СВНЦ ДВО РАН, 2007. – С. 34-35.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.