WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ НЕФТИ И ГАЗА

На правах рукописи

УДК 550.83 Чеботарёва

Ирина Яковлевна СТРУКТУРА И ДИНАМИКА ГЕОСРЕДЫ В ШУМОВЫХ СЕЙСМИЧЕСКИХ ПОЛЯХ, МЕТОДЫ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Специальность:

25.00.10 – Геофизика, геофизические методы поиска полезных ископаемых А в т о р е ф е р а т диссертации на соискание ученой степени доктора физико-математических наук

Москва, 2011

Работа выполнена в Институте проблем нефти и газа РАН

Официальные оппоненты:

Доктор физико-математических наук, профессор В. В. Калинин Доктор физико-математических наук А.А.Любушин Доктор физико-математических наук И. А. Санина

Ведущая организация:

Московский государственный горный университет

Защита состоится «29» сентября 2011 г. в 11 часов 00 минут на заседании диссертационного совета Д002.050.01 при Институте динамики геосфер РАН по адресу: 119334, Москва, Ленинский проспект, д. 38, корп. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института динамики геосфер РАН.

Автореферат разослан «___» _________ 2011 г.

Учёный секретарь диссертационного совета Д002.050.кандидат физико–математических наук Рыбаков В.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. В последнее время во всем мире активно развиваются пассивные сейсмические методы исследования геосреды, что стимулируется их применением на месторождениях полезных ископаемых. Преимущество пассивных методов - экологическая чистота, меньшие затраты ресурсов по сравнению с активными методами, возможность наблюдения невозмущенного состояния среды, возможность непрерывного контроля в реальном времени. За рубежом под пассивными методами, в частности, под эмиссионной сейсмической томографией, понимают использование сигналов очень слабых местных и региональных землетрясений для определения скоростной модели, анизотропии скоростей, механизма очага и локализации фронта разрушения с локализаций источников и определением времен событий традиционными способами [Duncan et al, 2008]. При использовании более низкоэнергетических сейсмических источников, связанных с процессом разработки месторождений углеводородов и термальных вод, зарубежные и отечественные геофизики обычно используют обязательно скважинную регистрацию с ориентировкой на информативность высокочастотных микроземлетрясений, тресков и сейсмических ударов, возникающих при резком изменении напряженно-деформированного состояния [Feng et al, 1998; Phillips, 1998; Александров и др, 2008].

Автором представленной работы на базе отечественных фундаментальных исследований развита система методов пассивного шумового сейсмического мониторинга геологический среды, позволяющая работать с источниками излучения существенно меньшей мощности, чем микроземлетрясения, и при этом использовать не скважинные, а поверхностные многоканальные системы наблюдений. Одной из составляющих системы методов пассивного шумового сейсмического мониторинга геосреды является сейсмическая эмиссионная томография. Физической основой отечественного варианта метода эмиссионной томографии, предложенного и запатентованного группой сотрудников ИФЗ РАН [Николаев и др, 1983], в число которых входит и соискатель, является тот факт, что в геосреде существуют области слабого шумоподобного высокочастотного (>1Гц) сейсмоакустического излучения, активизирующиеся при низкочастотных деформационных природных и техногенных воздействиях. Этот эффект существования сейсмической эмиссии был открыт в 1975 г. Рыкуновым Л.Н., Хаврошкиным О.Б. и Цыплаковым В.В и зарегистрирован как открытие [Рыкуновым и др, 1983]. Открытию, помимо работ авторов открытия, предшествовал ряд экспериментальных работ, для объяснения результатов которых оказывалось недостаточно представления об экзогенной генерации сейсмических шумов [Голицын, 1960; Гамбурцев, 1960; Жадин, 1971; Гордеев и др, 1976;

Leet et al, 1962; Nanney, 1958; Науменко, 1979]. Энергетический масштаб сейсмической эмиссии гораздо менее микроземлетрясений и сейсмических ударов, что позволяет изучать тонкую структуру сейсмического процесса. Механизмы генерации сейсмической эмиссии и эволюции высокочастотных эндогенных сейсмических сигналов при распространении в геосреде не достаточно ясны.

Тем не менее, существующие экспериментальные результаты свидетельствуют о возможности выделения высокочастотных пространственно когерентных сигналов эмиссионного происхождения и локализации источников излучения, находящихся на больших расстояниях от регистрирующей системы. Это позволило развить систему методов пассивного мониторинга, позволяющую изучать тонкую структуру сейсмического процесса, отслеживать пространственновременную динамику геосреды и подготовку опасных динамических событий, выявлять неоднородности строения среды: области повышенной трещиноватости и гетерогенности, разломы и большие трещины, зоны концентрации напряжений и миграции флюида. Таким образом, эмиссионная томография в совокупности с другими развитыми методами является мощным инструментом для экспериментальных исследований геосреды: получение временных серий трехмерных изображений распределений излучателей сейсмической энергии с оценкой параметров излучения позволяют идентифицировать неоднородности структуры и прослеживать пространственно-временной ход развития динамических процессов. Первая экспериментальная работа с использованием метода эмиссионной томографии была сделана по данным группы NORSAR в Норвегии [Nikolaev & Troitskiy, 1987]. Позже метод использовался для исследования в сейсмоактивных, вулканических и геотермальных областях многими отечественными и зарубежными сейсмологами [Николаев и др.,1986; Шубик и др,1991;

Александров&Узунов,1992 Александров&Рыкунов,1992; Александров& Мирзоев,1997; Arnason&Flovenz,1992; Furumoto,1992; Шубик& Ермаков,1997; Чеботарева и др.,1997а;1997б,1998; Chouet et.al.,1999; Tchebotareva et.al.,2000; Кугаенко и др.,2004а; Кугаенко и др.2004б; Александров,2008; Чеботарева и др., 2008;,2010б и пр.].

В настоящее время во многих отраслях производства создаются “интеллектуальные системы”, позволяющие оптимизировать производственный процесс.

В частности, в нефтедобывающей отрасли осознана, для оптимизации добычи и управлением разработки месторождения, необходимость создания “интеллектуальных скважин”, позволяющих в режиме реального времени собирать необходимый объем данных и извлекать из них максимум имеющейся информации для автоматического принятия решений. К данному моменту существуют нагнетательные “интеллектуальные скважины”, предназначенные для поддержания пластового давления и обеспечивающие возможность внутрискважинного мониторинга с функцией передачи информации на поверхность, аналитического управления потоком с использованием полученной информации и операторным регулирования потока с поверхности. Следующий шаг в этом направлении - интеллектуальное месторождение”: все скважины на месторождении, продуктивные и нагнетательные, трубопроводы и другие наземные объекты передают данные о режиме работы ( дебите или количеству закачиваемой жидкости), которые обрабатываются внутри модели месторождения в режиме реального времени, и автоматически или с помощью оператора производится регулирование или полная остановка закачанной в скважину жидкости или отбора углеводородов. Такой подход позволит увеличить сроки эксплуатации скважин, оптимизировать работу всех промысловых объектов, снизить капитальные затраты и нагрузку на окружающую среду. Пока что при создании “интеллектуальных скважин” рассматривается только возможность внутрискважинного мониторинга, так как отсутствуют возможности инструментального оперативного контроля прискважинного пространства, профиля притока пластового флюида и продвижения фронта заводнения. Методы пассивного сейсмического шумового мониторинга с реализацией в режиме реального времени – это как раз тот инструмент, который способен создать основу технологии оперативного контроля призабойной зоны и околоскважинного пространства.

Актуальность работы определяется потребностями современной фундаментальной и прикладной сейсмологии в методах исследования геологической среды, характеризующихся высокой чувствительностью и детальностью, не предполагающих необходимости интенсивного искусственного воздействия на среду, допускающих автоматическую обработку данных в режиме реального времени. Создание методов, удовлетворяющих таким требованиям, может быть реализовано на базе использования информации, содержащейся в шумовых сейсмических полях - сейсмическом шуме и коде землетрясений и взрывов.

Цель работы – развитие системы методов обработки шумовых волновых полей с целью изучения структуры и динамики геосреды, в основе которой лежит физико-математическая модель волнового поля с аддитивной пространственно когерентной составляющей, позволяющей локализовать источники слабого шумоподобного излучения без пикировки сейсмических фаз, оценивать параметры излучения и их временную изменчивость. Создание методик наблюдений и обработки данных при разных масштабах геофизических исследований и в разной помеховой обстановке. Исследование возможности использования шумовых волновых сейсмических полей для фундаментальных исследований геосреды, способствующих разработке методов прогноза возможных катастроф и развитию новых методов поиска, разведки и контроля разработки полезных ископаемых. Повышение эффективности и улучшения качества автоматического детектирования и классификации сейсмоакустических сигналов различной природы в зоне пассивного контроля в режиме реального времени либо постобработки Направление исследований.

1. Обобщение известных экспериментальных результатов и современных представлений о механизмах формирования волновых шумовых сейсмических полей.

2. Обзор методов локализации сейсмических сигналов и определения их параметров с использованием многоканальной регистрации волнового поля.

3. Разработка и реализация алгоритмов локализации шумоподобных источников и определения параметров излучения по записям вертикальных и трехмерных сейсмических групп для различных масштабов полевых исследований и в различной помеховой обстановке.

4. Адаптация для работы в ближней зоне регистрирующей группы известных методов сейсмологической локации в присутствии интенсивной когерентной помехи.

5. Исследование возможности использования разработанных алгоритмов для выявления в верхней части земной коры областей рассеянного и эмиссионного излучения по записям сейсмического шума и коды местных землетрясений.

6. Изучение локальных сейсмических проявлений геосреды среды при техногенных нагрузках в процессе разработки месторождений углеводородов.

7. Исследование возможности локализации источников эндогенного сейсмического излучения в нижней коре и верхней мантии.

8. Исследование возможности локализации ионосферных источников магнито - акустического излучения с использованием разработанных алгоритмов.

9. Разработка и экспериментальное опробование метода количественного анализа временной и пространственной изменчивости динамического состояния геофизической среды на основе S-энтропии Климонтовича с целью локализации глубинных аномалий, прогноза катастрофических событий и оценки эффективности искусственного воздействия на среду.

10. Разработка сейсмоакустической системы автоматического обнаружения и классификации сейсмических сигналов в режиме реального времени с пассивным принципом действия, допускающей реализацию в виде интеллектуального сенсора.

Методы исследований, достоверность и обоснованность результатов.

Разработка теоретических положений и создание на их основе алгоритмов с пассивным принципом действия стало возможным благодаря комплексному использованию теоретических и экспериментальных подходов. Для решения вопросов, связанных с планированием эксперимента, тестированием особенностей алгоритмов и для контроля полученных экспериментальных результатов широко использовалось численное имитационное моделирование.

Экспериментальные данные, использованные в представленной работе, являются волновыми формами – записи сейсмического шума и коды землетрясений, зарегистрированные на поверхности или с небольшим заглублением приборов с помощью площадных групп сейсмоприемников (велосиметров). В отельных случаях использованы записи одиночных приборов, а также многоканальные записи P и S волн сейсмических событий. Для большинства алгоритмов была необходима информация о скоростной модели среды. Она была известна, либо подбиралась с использованием экспериментальных данных из условия наилучшей фокусировки тестовых источников в рассчитанных изображениях. В работе были использованы как слоистые модели, так и градиентные.

Для трассировки лучей и расчета временных задержек соискателем были разработаны вычислительные программы на базе известных из научной литературы алгоритмов.

Для построения трехмерных распределений сейсмических источников при разных пространственных масштабах исследований и разной помеховой обстановке использованы разработанные соискателем алгоритмы и методики эмиссионной сейсмической томографии, часть которых запатентована, а также адап тированные для ближней зоны приема алгоритмы локации, ранее известные в сейсмологии.

При изучении временной и пространственной изменчивости локальной степени упорядоченности режима шумовых колебаний геосреды использовался метод и методика, разработанные соискателем на базе S-теоремы Климонтовича.

В ходе выполнения некоторых работ для предварительной обработки данных и визуализации материалов использовались: пакет программ SNDA (Seismic Network Data Analysis, ЗАО НИЦ "Синапс"), система объемной визуализации SeisCube5D-View, (Бежаев А. Ю., ЮНИИИТ), и графический пакет GMT (Generic Mapping Tool, University of Hawaii, USA).

Разработанные теоретические положения, методы и методики тщательно тестировались с помощью численного моделирования и опробованы экспериментально. Результаты экспериментов анализировались и сопоставлялись с известными экспериментальными данными других независимых исследователей.

Все полученные результаты не противоречат известным теоретическим положениям и результатам исследований других авторов.

Основные защищаемые положения.

1. Сейсмическая эмиссионная томография - оригинальный подход к локализации сейсмических источников, путем сканирования исследуемого объема по пространственной сетке опроса и специальной корреляционной обработки многоканальных волновых форм. Совокупность алгоритмов и методик при однокомпонентной и многокомпонентной регистрации, для разных пространственных масштабов исследований в разной помеховой обстановке, с возможностью оценки параметров излучаемого сигнала. Результаты исследований.

2. Оригинальный подход к анализу временной и пространственной изменчивости динамики геосреды с использованием S-энтропии Климонтовича. Метод количественной оценки изменения динамического состояния геофизической среды. Метод локализация сейсмических источников, сигналы которых отличаются по степени упорядоченности от фонового шума. Результаты исследований.

3. При практической реализации предложенных методов были выявлены новые геофизические эффекты, наиболее интересные из них:

3.1. Обнаружен всплывающий внутри разломной зоны со средней скоростью около 10 м/сек солитоноподобный источник сейсмического излучения.

3.2. Показана возможность полезного использования сейсмической подсветки, создаваемой техногенным излучением, для локализации разломной зоны: Выявлен захват разломной зоной и нелинейная трансформация техногенного излучения.

3.3. На территории разрабатываемого нефтяного месторождения в диапазоне глубин от 1-6 км выявлена система вертикальных шнуроподобных областей сейсмического излучения, пересекающая отложения платформенного чехла и всю видимую часть фундамента, которая по совокупности известных фактов интерпретируется как высокопроницаемая вертикальная зона деструкции.

3.4. Показано, что в геофизической среде реализуется шумовой хаотический аттрактор, имеющий сходные свойства с аттрактором биологических систем – он имеет норму упорядоченности колебаний, отклонение от которой вследствие тектонических, техногенных или других воздействий является признаком подготовки катастрофических явлений. Изменение динамики шумовых колебаний связывается с возникающим при воздействии изменением характера эмиссионного излучения и появлением короткоживущих наведенных сейсмических источников, которые могут быть следствием возникновения кластерной синхронизации.

Разработанная соискателем и изложенная в диссертации совокупность теоретических положений, методов и полученных с их применением экспериментальных результатов, перечень которых приведен выше, представляет собой новое крупное научное достижение в развитии пассивных сейсмических методов – перспективного направления современной геофизики.

Научная новизна. Личный вклад.

Важнейшие результаты, полученные впервые, следующие:

1. Разработан метод локализации шумоподобных источников слабого пространственно когерентного излучения, являющегося аддитивной компонентой шумовых сейсмических полей, с возможностью оценки параметров излучения (интенсивности излучения, частотного спектра) и использованием когерентной обработки на базе линейного формирователя луча. Получен патент на изобретение. Развитая методика адаптирована и применена для изучения по записям сейсмического шума и коды местных землетрясений строения верхней части земной коры и ее эмиссионной активности в районе вулканического фронта(о.Хонсю, Япония). Показана возможность оконтуривания магматического тела (по записям коды и сейсмического шума) и наблюдения временной изменчивости излучаемого им сейсмического сигнала, связанного с глубинной магматической активностью. По записям сейсмического шума выявлена на глубинах 2-15 км область стабильного эмиссионного излучения, совпадающая с известной низкоскоростной аномалией, областью повышенного затухания сейсмических волн и областью концентрации эпицентров современных и исторических землетрясений. Показано, что та же область активизируется на времени поздней коды, после прохождения S-волн местных землетрясений.

2. Разработан метод локализации высокого разрешения с использованием когерентной обработки на базе нелинейного формирователя луча, повысивший чувствительность метода и робастность к параметрической помехе. Получен патент на изобретение. Развита методика и применена для локализации источников эндогенного сейсмического излучения в сейсмоактивном районе со сложным рельефом (центральный Тянь-Шань) для изучения нижней коры и верхней мантии с использованием записей сейсмической сети с большой апертурой.

3. На базе того же метода развита и адаптирована методика для локализации источников магнитоакустического излучения в ионосфере по записям Антарктической площадной группы магнитометров.

4. Адаптированы известные и развиты новые алгоритмы для локализации эндогенных источников в присутствии интенсивной когерентной помехи. Развитая методика применена для исследований геосреды в районе разрабатываемых месторождений углеводородов при локализации источников мешающих и полезных сигналов в ближней зоне приемной группы. Показана возможность снятия экранирующего влияния сильной техногенной помехи при выявлении источников слабого глубинного излучения, а также возможность полезного использования техногенной излучения для подсветки глубинных структур. По записям шума, зарегистрированного на разрабатываемом нефтяном месторождении в западной Сибири, обнаружен новый вид сейсмических объектов - всплывающий внутри разломной зоны пространственно локализованный солитоноподобный источник сейсмического излучения. В диапазоне глубин от 1 км до км выделена система вертикальных шнуроподобных областей сейсмического эмиссионного излучения, которая интерпретируется как вертикальная зона деструкции. Выявлен эффект временного возмущения пространственного распределения эмиссионных источников внешним воздействием.

5. Разработан метод анализа динамики состояния геосреды по степени упорядоченности режима фоновых колебаний, позволяющий количественно оценивать степень отклонения состояния среды от нормы упорядоченности при искусственном воздействии на среду и при подготовке динамических событий.

Показано, что при подготовке близких сильных землетрясений происходит отклонение от нормы хаотизации и резкое увеличение степени упорядоченности режима высокочастотных шумовых сейсмических колебаний. Показано, что аналогичные эффекты наблюдаются при формировании трещины гидроразрыва. При воздействии на геосреду изменение динамики шумовых колебаний сопровождается изменением пространственного распределения областей эндогенного эмиссионного излучения, образованием короткоживущих высокочастотных сейсмических структур с неустойчивой локализацией, являющихся проявлением пространственных флуктуаций сейсмической энергии. После снятия техногенной нагрузки, восстанавливается пространственное распределение эмиссионных источников, близкое к первоначальному.

6. Разработан метод локализация сейсмических источников, сигналы которых отличаются по степени упорядоченности от фонового шума. Существенным преимуществом метода является то, что вместо площадной сейсмической группы можно использовать одноточечную последовательную регистрацию вдоль профиля или по площади, что несравнимо по финансовым затратам с площадной регистрацией, и при этом легко могут быть обследованы большие площади. Развитая методика применена для локализации резервуара грязевого вулкана.

7. Разработана система автоматического обнаружения и классификации сейсмических сигналов с пассивным принципом действия, которая может быть реализована в режиме реального времени в виде программно-аппаратного ком плекса на базе персонального компьютера или в виде автономного устройства - интеллектуального сенсора. Получен патент на полезную модель. В патенте, кроме оригинальной схемы устройства, предложен новый способ формирования вектора классификационных признаков путем оригинального кодирования информации о параметрах сигналов на базе их пакетных вейвлетных разложений. С использованием теоретических и экспериментальных разработок соискателя созданы два опытных образца работающего устройства, которое не имеет аналогов российского производства и характеризуется пониженным энергопотреблением, меньшей стоимостью по сравнению с зарубежными аналогами.

Основная часть работ выполнена соискателем лично. Кроме алгоритма п.1, все идеи новых алгоритмов принадлежат соискателю. Идея алгоритма на базе линейного формирователя луча принадлежит А. В. Николаеву и П.А. Троицкому. Ими же получены первые экспериментальные результаты. Соискателем бала проведена детальная аттестация метода, что послужило основой для написания диссертационной работы кандидата физ.-мат. наук. Соискателем были получены аналитические формулы для оценок статистической значимости результатов, чувствительности метода. пространственного разрешения, оценки времени накапливания сигнала при заданной погрешности определения яркости источника, оценки глубины потери продольного разрешения в зависимости от размера группы, частоты регистрации, ошибки определения времени прихода сигнала. С помощью численного моделирования исследовано влияние ошибок скоростной модели, диаграммы направленности излучения, геометрии приемной группы. Все методики и реализующие их компьютерные программы развиты лично соискателем. При адаптации известных алгоритмов подавления когерентных помех п.4 в качестве исходной была использована существующая программа, но программа и алгоритм обработки были сильно изменены и дополнены, что детализировано в соответствующем разделе представленной работы (Глава 3). Аналитические исследования, численное имитационное моделирование, обработка реальных данных и интерпретация результатов выполнены соискателем лично. При создании системы автоматического обнаружения и классификации сейсмических сигналов, соискателем был разработан оригинальный алгоритм формирования классификационных признаков, позволяющих с высокой степенью детальности представлять информацию о сигнале в сжатой форме, удобной для классификации с помощью нейронной сети. Алгоритмические идеи соискателя были реализованы им же в виде программ и скриптов, позволивших встроить программы в систему реального времени сейсмического пакета SNDA НИЦ «СИНАПС». Возможности системы автоматического обнаружения протестированы автором на большом количестве сейсмических сигналов различного типа. При создании опытного образца интеллектуального сенсора соискатель участвовал в его создании на этапе подготовки программного обеспечения и последующего тестирования и доработки готового образца.

Практическая значимость работы.

Разработанные в диссертации и частично запатентованные методы диагностики шумовых эндогенных источников сейсмического излучения удовлетво ряют современным требованиям науки и практики и дают возможность повысить эффективность проведения научно-исследовательских работ и инженерных изысканий. Используемые алгоритмы исключают этап пикировки сейсмических фаз и автоматизируют процедуру обработку данных, позволяют повысить робастность и чувствительность при анализе экспериментального материала. На основе полученных аналитических оценок, результатов численного моделирования и обработки реальных данных, даны рекомендации по планированию систем наблюдений, методикам обработки данных, разработаны алгоритмы и написаны компьютерные программы, позволяющие по записям сейсмического шума и коды землетрясений и взрывов проводить диагностику слабых эндогенных источников и получать количественную оценку изменения динамического состояния геосреды. Область применения — фундаментальная сейсмология, инженерная сейсмика, сейсморазведка, охранные системы.

При фундаментальных исследованиях информация о пространственном распределении источников рассеянного или индуцированного сейсмического излучения, о их пространственной миграции, мощности и частотном спектре может быть использована для развития и уточнения моделей генерации эмиссионного излучения, методов идентификации геологических объектов и прослеживания пространственно-временного хода развития динамических процессов внутри среды по их сейсмо-акустическим проявлениям. Показанная возможность использования одних и тех же методов локализации для источников сейсмического и магнитоакустического излучения позволяет использовать разработанные методы для комплексных исследований коррелированных сейсмошумовых, электромагнитных и инфразвуковых полей.

В инженерной сейсмике методы могут быть использованы для выявления разломных зон, карста, для оценки характера воздействия не среду техногенной нагрузки различной природы, для краткосрочного прогноза катастрофических сейсмических событий (землетрясения, оползни, снежные лавины и пр), которым предшествует возрастание энергонасыщенности геологической среды.

На месторождениях полезных ископаемых развитые методы являются основой для создания методик выявления высоко перспективных участков по поверхностным наблюдениям, до проведения буровых работ. При использовании мобильных передвижных систем наблюдений с получением результатов в режиме реального времени это способно значительно уменьшить экологический ущерб и увеличить скорость разведочных работ. При использовании алгоритмов, ориентированных на крупномасштабные исследования, можно получать распределение крупномасштабных неоднородностей во всем исследованном объеме непосредственно на выходе алгоритма. Это положительно отличается от ситуации с сейсморазведочными методами, когда приходится «сшивать» результаты, полученные по отдельным профилям, что приводит к большим ошибкам. Развитые методы позволяют выделять тектонические нарушения, зоны повышенной трещиноватости, нефте-газовые ловушки, фронты продвижения флюида, области концентрации напряжений и уплотнения резервуара. При разработке месторождений углеводородов развитые метода могут быть использованы для контроля межскважинного пространства и призабойной зоны, для пространственно – временного мониторинга и оперативной коррекции процесса гидроразрыва, для количественной оценки с целью коррекции эффективности внешнего воздействия, различных типов воздействий на залежь с целью интенсификации отбора нефти и газа. При использовании разработанных методов в “интеллектуальных системах” на геотермальных, нефтяных и газовых месторождениях, они позволят улучшить менеджмент использования и разработки полезных ископаемых, а также оперативно оценивать реальную сейсмическую и геодинамическую обстановку вблизи разрабатываемых геотермальных объектов в случае экстренных ситуаций.

Разработанная система автоматического обнаружения и классификации сейсмических сигналов с возможностью реализации в виде интеллектуального сенсора, помимо использования для охраны нефте- и газопроводов и других объектов с неогражденными рубежами, допускает существенное расширение области использования: в процессе добычи нефти и газа для автоматического отслеживания возникновения сложных колебательных режимов забойного давления и коррекции темпа отбора флюида, для автоматического анализа литологических свойств разреза при сейсмоакустическом прозвучивании околоскважинного пространства по изменениям зондирующего сигнала, в природных заповедниках для мониторинга популяции и путей передвижения животных и пр.

Реализация результатов. Основные результаты диссертации получены в ходе выполнения инновационных научно-исследовательских работ в рамках программы поддержки научных исследований MIF (Matsumae Internatinal Foundation), грант 1994-19, на факультете геофизики университета Сендаи (Япония) и в Институте физики Земли; в рамках программы Президиума РАН 23, проект 1.3.1, и других программ РАН в Институте проблем нефти и газа РАН; при поддержке гранта INTAS 03-51-5359; при участи в совместных проектах НИЦ «Синапс» (Москва) и Югорского НИИИТ (Ханты - Мансийск), а также в рамках сотрудничества с научно-инженерным центром «СИНАПС» (Москва), грант Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно- технической сфере, проект 6292, Госконтракт N4066-7.04.2006, грант Science Applications International Corporation SAIC GT Subcontract: 29990027 Subproject #:76-7602079284-009.

Апробация работы и публикации. Основные положения и результаты работы докладывались и обсуждались на Всероссийских конференциях (Свердловск, 1991), Международных конференциях(Стамбул, 1989; Вена, 1991; Москва, 1997; Салоники, 1997; Платья д’Аро, 1998; Бирмингем, 1999; Страсбург, 2000;

Banff, 2006; Москва, 2007; Мурманск, 2010) и на специальных семинарах отдела математических задач геофизики ВЦ СО АН СССР (1990), отдела региональных проблем геофизики и сейсмометрии Института геофизики АН УСССР (1990), отдела физики Земли НИИ Физики ЛГУ (1991), отдела экспериментальной геофизики ИФЗ АН СССР (1992), факультета геофизики университета Сендаи, Япония (1994), Югорского НИИИТ (2003, 2004), Международного инсти тута теории прогноза землетрясений и математической геофизики РАН (2009), ИПНГ РАН (2010).

Основное содержание диссертации отражено в 36 печатных работах, в том числе в 13 статьях в журналах, включенных в перечень ВАК, в авторском свидетельстве на изобретение Госкомизобретений СССР, патенте Росс. Федерации на изобретение и патенте Росс. Федерации на полезную модель.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, 8 глав и заключения, библиографии, включающей 348 наименование. Работа изложена на 350 листах, содержит 78 рисунков и 5 таблиц.

Благодарности. Автор глубоко благодарен ученым, под чьим руководством посчастливилось работать и которые его многому научили – А. В. Николаеву, П. А. Троицкому, Х. Сато и И.А. Володину. Автор признателен многим физикам, геофизикам и геологам, с которыми довелось общаться в процессе исследований и которые в разной степени оказали автору помощь в выполнении работы, особенно, О. Б. Хаврошкину, Ю. Л. Климонтовичу, А. Ф. Кушниру, О.В.

Павленко, В. Л. Барабанову, Ю. Ф. Копничеву, И. Н. Соколовой, В. А. Пилипенко, М. В. Рожкову, Т. Т. Тангизаде, Э. Р. Казанковой, М. В. Багдасаровой, Н.В. Корниловой, зарубежным коллегам А. Хасегаве, Н. Тсумуре, С. Матсумото, К. Шиоми. Автор выражает благодарность геофизикам, предоставившим для исследования экспериментальные материалы – группе японских геофизиков (1993 Joint seismic observation team in Nikko area, Earthquake Research Institute, University Tokyo), ЗАО НИЦ "Синапс" (Москва), Г. Н. Ерохину, П. Б.

Бортникову, И. Н. Соколовой, А. В. Бугаевскому, Е. П. Тимошуку, А. В. Горбатикову, И. Дрикеру, В. А. Пилипенко.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава 1. Сейсмический шум Земли Выполнен анализ отечественных и зарубежных литературных источников, посвященных исследованию шумовых сейсмических полей, в которых обсуждаются глобальные спектральные характеристики, волновой состав, вопросы пространственно-временной изменчивости параметров и источники генерации континентальных и донных шумовых колебаний. Особое внимание уделено высокочастотному сейсмическому шуму и его эндогенной составляющей.

Анализ научных источников показывает, что степень изученности сейсмических шумов в различных диапазонах и в различных регионах не одинакова, но несомненно, что его источники многочисленны и разнообразны. Условно по частотному спектру колебаний сейсмический шум традиционно разделяется на сверхдлиннопериодный (менее 20 с), длиннопериодный (1-20с) и высокочастотный (1-100 Гц). Колебания на частотах сотни герц и выше относят к акустическому диапазону, но так как трудно четко разграничить сейсмические и акустические проявления, часто условно разделяемые диапазоны рассматривают как один широкий диапазон и используют термин сейсмоакустические или геоакустические шумы.

Сверхдлиннопериодный диапазон исследован весьма слабо, отчасти это связано с аппаратурными сложностями. Амплитуда шума в этом диапазоне частот достаточно устойчива, обнаружено появление периодических колебаний, особенно четко проявляющихся на времени сильных океанических штормов и сильных землетрясений. Четкие представления о механизме генерации сейсмических шумов этого диапазона отсутствуют, высказываются предположения о влиянии процессов космической, метеорологической, внутренней природы [Savino et al,1972; Старовойт и др,1978; Копвиллем и др,1987; Соболев,2004;

Соболев и др,2005; Любушин, 2007; 2008; 2009].

Диапазон 1-20с изучен достаточно детально, так как первые сейсмографы имели рабочий диапазон внутри этого интервала, который со временем расширялся в обе стороны. Исследователи единодушны, что сейсмический шум в диапазоне 4-20с имеет океаническое происхождение, хотя существующие теории не лишены противоречий и не все экспериментальные факты находят объяснение в рамках этих теорий. Шум на частотах 1-4 с связывается с волнением на внутриконтинентальных водных пространствах – моря, большие озера. Особенности шумов этого диапазона и механизмы генерации подробно рассмотрены в монографиях [Рыкунов, 1967; Монахов,1977; Островский 1998]. Спектр колебаний имеет два максимума, которые называются микросейсмы первого и второго рода (по порядку их открытия), на периодах 4-10с и 14-18с, соответственно. Более высокочастотный максимум обычно шире и интенсивней в береговых микросейсмах (он может в 30 раз превышать уровень второго максимума), шумовые колебания этого диапазона частот получили название «штормовые микросейсмы». В результате многочисленных исследований установлено, что значительная доля энергии микросейсм распространяется виде поверхностных волн, но в различных работах приводятся разные значения о волновом составе: иногда с подавляющей долей основных и высших гармоник волн Рэлея, иногда волн Лява, иногда с их одинаковым вкладом.

К постоянно существующим в высокочастотном диапазоне (>1 Гц) слабым вибрациям земной поверхности долгое время существовало, отношение как к неустранимой помехе, некоторому фону, изучение характеристик которого необходимо для планирования эксперимента. Подавляющая часть сейсмологических наблюдений, связанных с исследованием коры и верхней мантии, а также сейсморазведочные работы проводятся в этом диапазоне частот. По мере развития методов регистрации сейсмических колебаний в высокочастотном диапазоне и появления экспериментальных результатов, необъяснимых в рамках классических представлений, отношение к высокочастотному шуму и представление о модели Земной литосферы менялись. Сформировалось осознание того факта, что в высокочастотном шуме содержится информация о строении Земной коры и протекающих в ней геодинамических процессах, что стимулировало развитие методов извлечения полезной информации из сейсмического шума.

Сильным импульсом к увеличению интереса к шумам высокочастотного диапа зона послужили открытие Рыкуновым Л.Н., Хаврошкиным О.Б. и Цыплаковым В.В. явление модуляции высокочастотных сейсмических шумов Земли низкочастотными деформационными процессами различной природы [Рыкунов и др, 1983; Хаврошкин,1999], что связывалось с сейсмоакустической эмиссией глубинных источников, и экспериментальные работы авторов по изучению открытого ими явления.

Число публикации по изучению высокочастотных шумов с помощью точечной регистрации и сейсмических групп, на поверхности и в скважинах, в континентальных областях и на дне морей и океанов чрезвычайно велико. Волновое поле имеет очень сложную структуру и зависит от частоты, координат и времени. Существенные изменения спектральных и амплитудных особенностей могут происходить на небольших базах – десятки и первые сотни метров. Наблюдается сезонная, недельная и дневная периодичность уровней шума. Длительность интервала стационарности также локально обусловлена и для частот 1-10 Гц изменяется от 10 минут до нескольких часов. Волновое поле содержит как нераспространяющиеся, так и распространяющиеся в виде поверхностных и объемных волн компоненты [Aki, 1957; Gupta,1965; Sax et al,1965; Винник, 1968]. Экспериментальные исследования показали, что высокочастотное шумовое сейсмическое поле в значительной степени формируется за счет множественных поверхностных источников техногенного и природного происхождения, вследствие чего, если поблизости нет источника интенсивного сейсмического излучения, то записи шума выглядят как случайные колебания. Но шумовое поле пространственно организовано, его когерентность является функцией частоты, волновой скорости и удаленности точек регистрации, эффект организации шума с глубиной ослабляется [Buckus et al, 1964; Mykkeltveit et al, 1983;

Carter et al, 1991]. Амплитуды и спектры высокочастотных шумов сильно зависят от геологического строения, водонасыщенности пород. При скважинных наблюдениях на континенте и на дне океанов на больших глубинах изменчивость шума во времени и пространстве значительно меньше, чем на поверхности; в “тихих” местах уменьшение шума наблюдается только для высоких частот и, начиная с некоторых глубин наблюдается стабилизация уровня шума;

спектр глубинного шума спадает быстрее с ростом частоты, чем спектр поверхностного шума [Gupta,1965; Sax et al,1965; Аксенович и др,1972; Galperin et al, 1986; Carter et al,1991; Ininial report…, 1982-1983]. Спектры донных и континентальных шумов спадают с частотой [Brune et al,1959]. На частотах 1-2 Гц и кривые спектров среднего и максимального донного шума лежат выше и спадают с частотой более круто, чем спектры континентального поверхностного шума [Островский 1998], в местах с очень низким уровнем шума, где удается устранить влияние известных источников, минимальные значения шума на континенте и на дне океанов примерно одинаковы [Рыкунов и др, 1985].

В результате активных исследований, к середине 70-х годов прошлого века накопилось достаточное количество экспериментальных результатов, которые не укладывались в рамки представлений об экзогенной генерации сейсмических шумов, и выявилась необходимость привлечения гипотезы о существовании эндогенной сейсмической подпитки. Приведен подробный обзор экспери ментальных исследований прямо или косвенно указывающих на наличие такого рода эффектов [Голицын,1960; Гамбурцев, 1960; Omori, 1911; Eaton, 1967; Жадин,1971; Гордеев и др,1976; Galperin et al, 1986; Leet et al, 1962; Науменко, 1979; Nanney, 1958; Obara, 2002; Рыкунов и др,1978, 1986, 1987; Смирнов и др,1991; Бердыев и др,1992; Мухаммедов,1992; Дьяконов и др,1989; 1991; 1998;

2010; Diakonov et al,1990; Астраханцев и др,2007; Беляков и др, 1995, 2007;

Хаврошкин,1999; Гаврилов и др,2006; Анцыферов и др,1971; Сбоев, 1988б; и пр.]. Описаны экспериментально обнаруженные характеристики эндогенной сейсмической эмиссии и теоретические предпосылки ее существования с точки зрения концепции геосреды как открытой неравновесной нелинейной динамической системы, активной энергонасыщенной, проявляющей изменчивость параметров, с блочной иерархической структурой.

К высокочастотным шумовым сейсмическим волновым полям можно отнести и коду землетрясений и взрывов [Aki et al, 1975; Копничев, 1978; 1985; Sato et al, 1998]. Результаты исследования явления сейсмической эмиссии говорят о том, что свой вклад в формирование кода - волн землетрясений и взрывов могут вносить эндогенные эмиссионные источники [Жадин, 1971; Гордеев и др, 1976;

Хаврокин, 1999].

Для совершенствования теоретических представлений о природе сейсмического шума и полезного использования содержащейся в нем информации о строении среды и протекающих в ней процессах необходимо развитие новых методов, которые, в отличие от классических, нацелены на работу с экстремально слабыми шумоподобными источниками, сигналы которых не имеют четких вступлений и даже полностью маскируются помехами на одиночных записях.

Глава 2. Обратные задачи в сейсмологии и анализ современных методов локализации сейсмических источников с помощью многоканальных систем наблюдений Описаны основные типы классического подхода при решении обратных задач сейсмологии. Обратные задачи, то есть определение внутреннего строения Земли по данным, полученным на поверхности, - одна из классических задач сейсмологии. Важные открытия в этой области были сделаны в начале XX века.

В 1904 г. Герглотц и Вихерт опубликовали решение задачи определения вертикального распределения скорости в сферически симметричной Земле по временам пробега объемных волн от поверхностных источников. Посредством анализа записей землетрясений в 1906 г,. Оулдхэмом было обнаружено ядро Земли и в 1909 г., а Мохоровичичем контрастная граница между корой и мантией [Bullen&Bolt, 1985]. Началом 1920-х годов датируется начало сейсморазведочных работ – использование сейсмических волн, сгенерированных в результате взрывов, для исследования месторождений полезных ископаемых [Sheriff&Geldart, 1982]. В нашей стране основы сейсморазведки заложены геофизической школой Г.А. Гамбурцева, опиравшейся на органическое сочетание эксперимента и теоретических разработок [Гамбурцев, 2003]. Советским ученым Е.И. Гальпериным был предложен метод вертикального сейсмического профи лирования (ВСП), в данный момент широко используемый во всем мире [Гальперин, 1971]. Развитие в сейсморазведке методом отраженных волн связано с именем академика Н.Н. Пузырева [Пузырев, 1959] В течение XX столетия было разработано большое число методов решения обратных задач. Некоторые способы определения строения разреза по годографам отраженных и проходящих волн рассмотрены в фундаментальном двухтомнике Аки и Ричардсона [Аки&Ричардсон], а также в книге [Menke, 1984].

Большинство методов решения обратных задач базируется на данных о временах прихода определенных сейсмических фаз, хотя существуют методы, использующие важную информацию, содержащуюся в амплитудах, поляризации и фазовых сдвигах. В результате решения обратных задач по конечному набору экспериментальных данных определяется значения конечного набора неизвестных параметров модели (среды и/или источников излучения).

Определение координат землетрясений с использованием времен прихода объемных волн на несколько станций при известной скоростной модели среды является старейшей обратной задачей сейсмологии. Определение трехмерной скоростной модели (при достаточно плавном изменении скорости) по данным о временах прихода при известном положении источников реализуется в методах скоростной томографии для проходящих [Aki et al,1977; Dziewonsci, 1984;

Сейсмическая томография…,1990; Сабитова&Адамова,2001; Усольцева&Санина,2006; Винник и др.,2006], отраженных и обменных [Bishop et al, 1985; Сейсмическая томография…,1990] волн. Если неоднородность среды сильно проявляется на расстояниях порядка длины волны для выделения отражающих и рассеивающих объектов развиты методы миграции, сейсмической голографии и дифракционной томографии [Петрашень&Нахамкин,1973; Алексеев и др.,1977; Bleistein,1985; Сурнев,1997; Троян,1997; Сейсмическая томография…,1990]. Информация о временах вступления сейсмических фаз также позволяет решать обратную задачу одновременной оценки неизвестной скоростной модели и неизвестных параметров сейсмических источников [Spenser&Gubbins,1980; Crosson,1976;Roecker,1982]. Особую группу составляют томографические методы с использованием поверхностных волн, регулярных и шумовых [Королева и др,2009; Яновская, 1993; 1988].

Важным предварительным этапом большинства классических методов является снятие времен вступлений сейсмических фаз на одиночных записях. Эта задача является чрезвычайно трудоемкой и во многих случаях непростой при ручной обработке материала. Большие усилия исследователей были направлены на разработку и совершенствование методов автоматического детектирования и определения параметров фаз на одиночных записях по амплитудным, частотным и поляризационным характеристикам сигналов. Эти методы успешно работают в действующих системах автоматического мониторинга, но они плохо срабатывают при нечетких, интерферирующих вступлениях, при малом отношении сигнал помеха. Для выделения слабых сигналов более эффективным подходом является использование методов, не требующих снятия времен вступлений и базирующихся на многоканальной корреляционной обработке волновых форм. Активное использование в сейсмологии методов пространственного анализа сигналов, развитых в радио- и гидролокации, связано с появлением цифровой регистрации сигналов и созданием антенных сейсмических решеток (LASA, NORSAR, NORESS, ARCESS и пр).

Выполнен обзор методов локации удаленных источников и определения параметров излучения развитых в различных областях исследований и использующихся для идентификации падающих волновых фронтов пассивными методами локации источников излучения или активными методами обнаружения и распознавания целей. Они базируются в основном на методах, предложенных ранее для спектрального анализа [Марпл, 1990], общей особенностью которых является использование взаимно-спектральной матрицы сигнала, оцениваемой на некоторой частоте или полосе частот выходного сигнала регистраторов волнового поля. Методы локации могут быть разделены на две группы. Первую составляют методы непрерывного анализа, ориентированные на расчет поля интенсивности при сканировании среды по некоторой сетке опроса (spectralbased approach), наилучшее значение анализируемого параметра оценивается по положению пика интенсивности. Все методы непрерывного пространственного анализа могут быть представлены в виде линейного пространственного многовходового фильтра с одним выходом, число входов которого равно числу приемников [Мюнье&Делиль,1987]. Более того, они представляют собой один общий класс адаптивных к входным данным фильтров и все многообразие методов можно получить на базе двух формул, используя различные значения параметров. К методам непрерывного анализа относятся, например, метод максимальной энтропии Берга [Burg,1968] или авторегрессионный метод [Van Den Bos,1971], метод Кейпона MVDR [Кейпон,1969; Bienvenu,1979], методы Борджотти-Каплана [Borgiotty&Kaplan,1979] и Лагуноса [Lagunas&Gasull,1984].

Вторую группу составляют нелинейные параметрические методы (parametric approach), реализующие одновременный поиск наилучших значений для всех параметров модели. Вторая группа методов обычно обеспечивает более аккуратные оценки, но при увеличении сложности вычислений. Можно также выделить подгруппу методов, основанных на разбиении пространства собственных векторов спектральной матрицы на два независимых подпространства, в нее входят алгоритмы как непрерывного анализа, так и параметрические. К параметрическим методам относятся детерминистический и стохастический методы максимального правдоподобия [Krim&Viberg, 1996]. К методам, основанным на разбиении пространства собственных векторов спектральной матрицы на два независимых подпространства, относятся алгоритмы непрерывного анализа MUSIC (Multiple Signal Classification) и EV (Eigen Vectors) [Schmidt, 1979], параметрические методы Писаренко [Pisarenko,1973] и метод SSF (Signal Subspace Fitting) [Viberg at al, 1991].

Описаны результаты численного имитационного моделирования, проведенного соискателем для выяснения возможности методов, разработанных для локации удаленных источников, применительно к локализации слабых источников в ближней зоне.

На основании результатов численного моделирования и изучения особенностей методов пространственного анализа сигналов по литературным источни кам сделано заключение, что аспекты поведения методов при локации удаленных источников нельзя автоматически переносить на работу со слабыми источниками в ближней зоне. Несомненно, надо по возможности использовать арсенал методов, разработанных в других областях научных исследований, но тщательно проверять работоспособность методов численным моделированием и вносить при необходимости коррекции в существующие алгоритмы и методики. Особенно осторожно при использовании методов локализации источников в ближней зоне надо относиться к алгоритмам, использующим разделение пространства собственных векторов ковариационной матрицы на ортогональные подпространства сигналов и шума с формированием ортогональных проекторов.

Необходимо положительно отметить один, наиболее старый и простой, но эффективный и широко используемый метод многоканальной обработки. В англоязычной литературе он называется beamforming, что можно перевести как формирователь луча [Krim&Viberg,1996]. В русскоязычной литературе он называется иногда регулируемым направленным приемом (РНП), процедурой направленного синфазного суммирования или простейшим групповым фильтром. Формирователь луча не является оптимальным фильтром, при правильной настройке антенны он просто максимизирует полезный сигнал, его разрешение лимитируется дифракционными эффектами и для сильных сигналов хуже, чем у оптимальных методов высокого разрешения. Однако для слабых сигналов преимущество высокоразрешающих непараметрических методов чисто иллюзорное: численное моделирование показывает, что при наличии двух близких источников спектр высокоразрешающих методов, хотя и показывает более острый пик, чем спектр формирователя луча, но этот пик является единственным и ошибочным. Формирователь луча имеет широкий пик, но он правильно покрывает два источника. В тех случаях, когда проблема сверхразрешения остро не стоит, а более важны требования робастности к помехам, входным параметрам модели и состоятельность оценок, как ни странно, предпочтительны наименее изощренные методы - формирователь луча.

Глава 3. Алгоритмы эмиссионной сейсмической томографии во временной и частотной области В Главе 3 выполнен детальный анализ набора алгоритмов метода шумовой эмиссионной томографии: описаны основные алгоритмы во временной и частотной области, приведены результаты численного моделирования и аналитические оценки, рассмотрены вопросы планирования эксперимента и интерпретации получаемых результатов.

Для решения задачи локализации слабых шумоподобных сейсмических источников авторским коллективом сотрудников института Физики Земли РАН им. О.Ю. Шмидта, в число которых входит автор диссертации, в начале 80-х годов был предложен и запатентован метод локализации сейсмических источников [Николаев и др, 1983], со временем он получил название “эмиссионная сейсмическая томография”. Физической основой метода является тот факт, что в геосреде существуют области слабого шумоподобного высокочастотного сейсмоакустического излучения, активизирующиеся при низкочастотных деформационных природных и техногенных воздействиях.

Эмиссионная томография является методом пассивного мониторинга и не предполагает необходимости искусственного воздействия на среду. В качестве входных данных используются многоканальные записи сейсмического шума или коды землетрясений и взрывов. В результате компьютерной обработки получается трехмерное изображение источников излучения в виде «облака», заполняющего излучающую область среды. При большом удалении источников более удобно двумерное представление результатов в координатах азимут - угол-выхода. Возможна оценка мощности и частотного состава излучения. Все алгоритмы можно использовать для локализации как активных (эмиссионных), так и пассивных (рассеивающих, дифракционных) источников.

Преимущество по сравнению с традиционными методами локализации сейсмических источников состоит в том, что в алгоритмах отсутствует этап определения времен вступления сейсмических фаз, поэтому они эффективно работают при нечетких и интерферирующих вступлениях сейсмических волн, при слабых сигналах, полностью маскируемых шумом на единичных записях.

В работе предложено несколько модификаций алгоритма эмиссионной томографии, каждый из которых обладает своими достоинствами. Совокупность алгоритмов позволяет работать при однокомпонентной и трехкомпонентной регистрации, при разных пространственных масштабах исследований, в разной помеховой обстановке, с реализацией алгоритмов во временной и частотной области Первоначально предложенный алгоритм во временно области с линейным формирователем луча эффективен при интенсивной аддитивной случайной помехе. Для него удалось исследовать статистические свойства получаемых изображений и получить полезные оценки статистической значимости результатов пространственного разрешения чувствительности метода и оценки времени накапливания сигнала при заданной погрешности определения яркости источника.

При трехкомпонентной регистрации в базовой формуле место мгновенной одноканальной амплитуды используется проекции мгновенной трехмерной амплитуды волнового поля на направление поляризации выбранного типа объемных волн. При этом улучшается качество изображения и оптимально используется энергия сигнала в полезном типе волн эффективно подавляется когерентная помеха в виде волны с другой поляризацией обеспечивается возможность построения изображений среды в различном типе волн.

Использование в базовой формуле нелинейного суммирования мгновенных амплитуд (нелинейного формирователя луча) позволяет работать в условиях, когда алгоритм с линейным формирователем луча теряет работоспособность.

При этом обеспечивается существенное повышение чувствительности метода резкое улучшение пространственного разрешения повышение робастности к параметрической помехе.

Алгоритм, эквивалентный алгоритму с линейным формирователем луча, может быть реализован и в частотной области. Качество изображений близко к результатам алгоритма во временной области с линейным формирователем луча, но при локализации «точечных» источников более надежные результаты дают алгоритмы во временной области. Преимущество алгоритмов с реализацией в частотной области:

существуют приближенные формулы, позволяющие уменьшить время компьютерных расчетов в частотной области соискателем развиты новые и адаптированы известные в сейсмологии методы подавления пространственно-когерентной помехи.

Разработанные алгоритмы и методики были применены к исследованию различных геофизических объектов, о чем будет рассказано в следующих главах.

В 3.1 описаны алгоритмы эмиссионной томографии с реализацией во временной области. Первоначальный вариант метода рассматривал однокомпонентную регистрацию: исследуемый объем среды сканируется по прямоугольной сетке и приемная группа, путем введения временных канальных задержек в соответствии с известной скоростной моделью среды, настраивается на усиление сигнала из гипотетического источника, совпадающего с точкой опроса.

Трехмерное изображение среды рассчитывается как результат корреляционной обработки многоканальных записей волнового поля с помощью когерентной оценки Semblance [Taner & Koehler,1969]:

T K (t i ())(xi j j1 i S() , (3.1.1) T K (t ()) xi j i j1 iгде xi(tj) – значение принимаемого сигнала на i-м датчике группы в момент времени tj, i() – временная задержка, соответствующая времени прохода сигнала от точки опроса с координатами до i-го датчике группы, K-число приемных каналов, T-число независимых временных отсчетов, T=2Bt, где B – граничная частота, t – длина временного окна накапливания сигналов.

Оценка Semblance предложена Танером и Келером в сейсморазведке как скоростной фильтр в методе ОГТ. В алгоритме эмиссионной томографии при заданной скоростной модели она используется для расчета пространственного распределения эмиссионных источников.

В Приложении 1 к Главе 3 исследована статистика оценки Semblance. Показано, что в случае случайной гауссовой некоррелированной между каналами помехи распределение интенсивности в изображении равномерное, среднее и 2 1 1 дисперсия описываются формулами: S 1 и. Получены соответT K ствующие оценки и при наличии аддитивного пространственно-когерентного сигнала. Они в общем случае имеют сложный вид и, помимо числа каналов и интервала накапливания сигнала, зависят от - энергетического отношения сигнал/помеха, - коэффициента суммарной зависимости от диаграммы направленности, геометрического расхождения, статистики флуктуаций времени прихода. Наличие локализованного источника излучения приводит к появлению в изображении яркого пятна, положение которого совпадает положением источника, а яркость пропорциональна мощности излучения. Для слабых сигналов S 1 K.

Согласно формуле дисперсии, величина флуктуаций когерентной квадратичной меры в точках, отличных от положения источника, уменьшается с увеличением времени накапливания сигнала, т.е. увеличение времени накапливания ведет к увеличению чувствительности метода. Это позволяет оценить порог де0 2 тектирования:. Критерий присутствия источника эмиссионноT S го излучения в среде – превышение абсолютным значением в точке опроса S величины 95%-доверительного интервала значений оценки для волнового S 1 0.

поля, представленного случайной диффузной помехой:

Если волновое поле является смесью нескольких типов волн, то при построении изображения среды в выбранном типе волн остальные типы волн являются помехами: кроме изображений реальных источников выбранного типа, на изображения среды будут наложены ложные расфокусированные и смещенные изображения источников остальных типов волн. При использовании трехкомпонентной регистрации можно достаточно эффективно подавлять такого рода помехи. За счет проекции данных на направления поляризации соответствующего типа волн в точках приема удается оптимально использовать энергию сигнала в полезном типе волн и отфильтровать волны с другой поляризацией.

При анализе объемных волн, изображения строятся для продольных волн (P) и двух компонент поперечных волн (SH и SV). С применением трехкомпонентной регистрации, можно использовать ту же когерентную оценку, что и для однокомпонентного приема, но величина xi(tj) в формуле (3.1.1) приобретает другой смысл. Теперь она является составляющая мгновенной амплитуды волнового шумового сейсмического поля с выбранным направлением поляризации на i – канале в j-момент времени при использовании трехкомпонентных приемников, где проекции на соответствующие направления определяются как xi (t ) xi (t ) ai (t ) xiP (t ), xiSV (t ), xiSH (t )- в скобках проекции мгновенной j j, где j j j j амплитуды волнового шумового сейсмического поля на радиальное, поперечное вертикальное и поперечное горизонтальное направление соответственно;

UD ai (t ) ai (t ), aiEW (t ), aiNS (t ) - регистрируемые мгновенные амплитуды волновоj j j j го шумового сейсмического поля на трехкомпонентных сейсмографах: UD- вертикальная компонента, EW и NS горизонтальные компоненты с направлением восток-запад и север-юг соответственно;

cosi sini sini sini cosi A , i sin cosi sini cosi cosi 0 cosi sini i i где - угол выхода сейсмического луча, -его азимут.

Для поперечных волн качество изображения возможно еще улучшить, используя оценку в виде T S() fijSH fijSV , jK SH (t () xi j i iгде fijSH , T K SH (t ())][xi j i j1 iK xiSV (t () j i i fijSV , T K SV (t ())][xi j i j1 ixiSH, xiSV -проекции полной мгновенной амплитуды на направление SH и SV, остальные обозначения аналогичны обозначениям в формуле (3.1.1).

При распространении сейсмической волны в районах со сложной гетерогенной геологической структурой происходит искажение амплитуд и фаз сигналов вдоль фронта волны. Величина искажений возрастает по мере увеличения длины пути сигнала в среде и росте частоты колебаний. При большом расстоянии между регистрирующими станциями возникшие искажения могут быть столь значительными, что корреляция сигнала между каналами будет практически утеряна. Использование алгоритма с нелинейным формирователем луча обеспечивает существенное увеличение усиления сигнала, значительно улучшает пространственное разрешение и робастность к параметрической помехе.

При нелинейном суммировании формула (3.1.1) может быть переписана в следующем виде:

T K )(Bj jS , T K xi2(t i ()) j j1 iK B ( ) (t () где xi j i - линейный функционал - формирователь луча j K i(beam), то есть в первоначальном варианте метода эмиссионной томографии использована процедура расчета линейного формирователя луча. При использовании нелинейного формирователя луча формула (3.1.1) сохраняет свой вид, но формула формирователя луча приобретает вид:

N B bj signumbj, j 1/ N K bj xi (t i ()) signumxi (t i ()), N 1 – параметр нелинейности где K j j iформирователя луча.

Эти формулы являются обобщением алгоритма реализации эмиссионной томографии во временной области. Эта модификация алгоритма эмиссионной томографии защищена патентом РФ [Чеботарева и др, 2006] В 3.2 описаны алгоритмы эмиссионной томографии с реализацией в частотной области. Используемые в сейсмологии методы локализации источников, привнесенные из других областях научной деятельности: систем беспроводной связи, оптики, радио- и гидролокации, и пр. - в подавляющем большинстве реализованы в частотной области [Николаев и др,1982; Александров&Мирзоев, 1997; Кушнир& Лапшин,1997]. Традиционно используемый для локации телесейсмических источников и описанный в предыдущей главе метод Кэйпона MVDR был успешно использован для локализации эндогенных сейсмических источников в ближней зоне приемной группы [Александров&Рыкунов, 1992;

Александров&Мирзоев, 1997]. С. И. Александровым предложен также реализованный в частотной области поляризационный фильтр, позволяющий успешно выделять линейно-поляризованный сигнал на фоне плоско-поляризованной монохроматической помехи [Александров,1992; Александров&Узунов,1992]. Использование метода Кэйпона MVDR, обеспечивающего разрешение выше рэлеевского, при расчете сейсмоэмиссионных изображений создает более острые пики, чем алгоритм (3.1.1) с линейным суммированием. Как показывает численное моделирование, результаты которого приведены в предыдущей главе, методы сверхразрешения теряют свои преимущества при очень слабых сигналах и даже становятся несостоятельными - могут приводить к ошибочной локализации. Поэтому при работе с сигналами очень слабых эндогенных источников методы “сверхразрешения” нельзя считать предпочтительными по сравнению с методами “низкого разрешения” на базе неоптимального формирователя луча, тем более, что при использовании методов “сверхразрешения” соотношение величин пиков в точках локализации сейсмических источников не отражает отношения мощностей сигналов и может очень сильно искажаться в зависимости от геометрии сейсмической группы и положений источников. Последний эффект связан с тем, что функционалы, используемые в методах высокого разрешения, не являются состоятельными оценками пространственной спектральной плотности.

Алгоритмы “низкого разрешения” на базе неоптимального, линейного формирователя луча, к которым относится и вышеописанный алгоритм с использованием формулы (3.1.1), допускают простую реализацию и во временной и в частотной области. При использовании в частотной области “неоптимальный формирователь луча” в русскоязычной литературе имеет эквивалентное название – “простейший групповой фильтр”. Пусть hs(f)=(exp{-i2f k(s)}, k=1,...,K) – вектор-столбец фазовых задержек, определяемых временными задержками k(s), которые претерпевает между первым и k-м датчиком приемной группы сейсмический сигнал с частотой f, распространяющийся из точки фокусировки группы с координатами s=(xs,ys,zs)T. Векторная частотная характеристика простейшего группового фильтра имеет вид rb(f) = hs*( f))/(hs*( f) hs (f)) = hs*( f))/K, (3.2.1) где K – число приемников в группе. Этот фильтр является базовым в алгоритме традиционного пространственного спектрального анализа с низким разрешением: оценка координат + источника сигнала соответствуют максимуму по s функционала f max Рb()= |rb *( f,) x(f)|2, (3.2.2) f min где x(f)-фурье преобразование x(t)- многоканального сигнала на выходах приемников группы. Формула (3.2.2) может быть переписано в эквивалентной форме как f max Pb() * ( f0,)F ( f0)h( f0)f, h x f min где Fx( f ) – оценка спектральной матрицы многоканального сигнала x(t). Согласно теореме Парсеваля, функционал (3.2.2) эквивалентен (с точностью до нормирующего множителя) функционалу, используемому при реализации алгоритмов эмиссионной томографии во временной области, формула (3.1.1).

Следовательно, рассчитывая матрицы значений Рb() и S() по трехмерной пространственной сетке опроса, мы должны получить примерно одинаковые изображения, в которых максимумы яркости (максимумы значений функционалов Рb() и S() ) соответствуют положению сейсмических источников, что действительно наблюдается при обработке модельных и реальных данных.

При расчете изображений геосреды несомненный интерес представляют методы обнаружения и оценки параметров сейсмических сигналов, маскируемых сильными когерентными помехами, в частности, описанные в предыдущей главе и реализованные в частотной области статистически оптимальные алгоритмы адаптивной и режекторной пространственной фильтрации, разработанные для анализа телесейсмических событий [Кушнир и др,1990, Гулько и др,1990].

При известных координатах источников когерентных помех, успешное подавление когерентной помехи обеспечивает режекторный фильтр rr(f) = [hs*( f) B(f)]/[hs*( f) B(f) hs(f)]1/2, B(f)=[I - Qn(f)(Qn*( f) Qn(f)) -1 Qn*( f)], где I-единичная матрица, hn(f)=(exp{-i2f k(n)}, k=1,...,K) определяется временными задержками k(n) когерентной помехи, генерируемой источником с известными координатами n, при ее распространении между первым и k-м датчиком группы, Qn(f)=[ hn1, hn2,.., hnr]- матрица составленная из r столбцов, каждый из которых соответствует вектор-столбцу фазовых задержек когерентных помех, генерируемых источниками с координатами n1, n2,…, nr. Если информация о координатах источников помех отсутствует, либо помеха является результатом действия большого числа источников когерентных помех и диффузного сейсмического шума, целесообразно применение адаптивного оптимального группового фильтра, обеспечивающего максимальное выходное отношение сигнал-помеха (и обеление остаточной помехи):

F1( f ) F1( f ) ra(f) =[hs*( f) ]/[hs*( f) hs(f)]1/n n где F1( f ) - оценка обратной комплексной спектральной матрицы помех. Анаn логично формуле (3.2.2), распределение интенсивности в изображении с использованием адаптивного оптимального группового фильтра определяется формулой:

f max h *( f0, )Fn -1( f0)Fx( f0)Fn-1( f0)h( f0,) Pa () f, h * ( f0,)Fn-1( f0)h( f0,) f min Как следует из вышеприведенной формулы, при реализации алгоритма групповой адаптивной фильтрации необходимым этапом является адаптация по сейсмическим записям, содержащим только сигнал от мешающего источника. В реальных условиях часто нет возможности получить сейсмические записи “чистой помехи”, обычно регистрируется смесь сигналов от мешающих и полезных источников. Многоканальный адаптивный фильтр работает и в таких условиях, проявляя свойство самоадаптации, но поведение фильтра не столь устойчиво и эффективно, как при адаптации по “чистой помехе”.

Соискателем была проведена адаптация упомянутых выше алгоритмов адаптивной и режекторной пространственной фильтрации для использования в эмиссионной томографии, что детально описано в разделе. В связи с сильным увеличением числа каналов и особенностями сигналов от полезных и мешающих источников в ближней зоне приема использованные ранее алгоритмы пришлось существенно видоизменять, дополнять и тестировать. Также соискателем были разработаны два дополнительных альтернативных фильтра для компенсации когерентной помехи (адаптивно – режекторный и простейшим групповым фильтром с режекцией), которые в комплексе позволили сформулировать критерий для оценки значений вспомогательных параметров, необходимых при численной реализации всех вычислительных алгоритмов. На результатах численного моделирования проиллюстрирована степень зависимости качества изображения источников от значений регуляризационных параметров - при неправильном выборе параметров фокусировка изображения может быть полностью развалена.

F ( f ) U( f )D( f )U*( f ) Пусть - сингулярное разложение оценка спектральx U( f ) F ( f ) ной матрицы, где - матрица столбцов ортогональных нормированx D( f ) ных собственных векторов, - диагональная матрица упорядоченных по D( f ) убыванию собственных значений. Обнулим в матрице выбранные первые ~ D( f ) наибольшие собственные значения и обозначим новую матрицу как. Тогда изображение с использованием простейшего группового фильтра с режекцией определяется формулой:

f max ~ Pb() h*( f0,)U( f0)D( f0)U*( f0)h( f0)f.

f min U( f ) Устраним из матрицы столбцы, соответствующие наибольшим собственным векторам, которые не должны быть использованы при реконструкции изо~ U( f ) бражения, и обозначим новую матрицу как. Тогда формула для изображе ния с использованием группового адаптивно - режекторного фильтра примет вид:

f max ~ ~ ~ ~ Pr () h * ( f0,)B( f0)Fx ( f0)B( f0)h( f0,) f, B( f ) [I U( f )(U*( f )U( f ))1U*( f )].

h * ( f0,)B( f0 )h( f0,) f min Два последние фильтра обладают важным полезным свойством. Если при адаптивной фильтрации мы практически не можем контролировать степень усиления слабых сигналов относительно друг друга, то здесь ситуация совсем иная. Последовательно увеличивая число устраняемых наибольших собственных значений и собственных векторов можно получать изображения все более и более слабых источников. Тем не менее, при адаптивной фильтрации возможно получить лучшее пространственное разрешение, что особенно заметно при малом шаге сканирования.

Описаны результаты подробного численного имитационного моделирования, проведенные для оценки эффективности алгоритмов и выявления особенностей их работы.

В разделе 3.3 аналитически и с помощью численного моделирования исследованы вопросы, важные при планировании эксперимента и интерпретации результатов – зависимость пространственного разрешения от длины волны, размера приемной группы и положения источника; вопрос выбора схемы расстановки регистрирующих приборов; влияние на качество изображения неточности в определении фазовых сдвигов и скоростной модели; количественная оценка необходимой точности определения координат группы в зависимости от диапазона частот исследований.

В оптике, согласно критерию Рэлея, пространственное разрешение определяется размером пятна в изображении точечного источника, на краю которого яркость спадает на 60%/. Радиус такого пятна выбирается в качестве оценки точности определения координат источника. Согласно сделанным в работе оценкам, для сейсмических приложений такое пятно при 0 L 2D имеет продольный и поперечный размеры: 0.4 2 и 1 || 32. Здесь D – апертура приемной группы, L - расстояние от центра группы до источника. Если не столько важна задача разрешения близких источников, сколько более точная локализация границ излучающей области, то можно ориентироваться на меньший размер яркого пятна, например, с 10-15%-ным уменьшением яркости на границе. При этом размеры пятна в изображении сейсмического точечного ис1 точника 0.1 0.4 и 0.2 5.

|| На качество изображения сейсмических источников существенное влияние оказывает неточность в определении фазовых сдвигов при суммировании каналов, причиной которых служат различные факторы. Все канала приемной группы должны быть идентичными и откалиброванными. Если используются различные регистрирующие приборы, обязательно снятие влияния амплитудночастотной характеристики приемного канала. Наличие случайных неоднородностей среды приводит к флуктуациям амплитуды и фазы сигналов [Чернов Л.А.,1977; Николаев А.В.,1973]. Такого рода искажения сигнала, как и влияние разломных зон и областей сильного затухания устранить нельзя. Если известны параметры неоднородности среды, можно только оценить влияние вносимых искажений. К ошибкам в фазовых сдвигах приводит неточность в скоростной модели среды. Такую ошибку можно уменьшить улучшением качества скоростной модели, хотя построение адекватной скоростной модели – это отдельная сложная задача. Существуют причины ошибок легко устранимые, которые надо обязательно принимать во внимание при проведении эксперимента по эмиссионной томографии. К таким причинам относятся ошибки при локализации координат точек регистрации. Аналитически и с помощью численного моделирования показано, что при работе в диапазоне частот 10-30 Гц допустимая неточность локализации координат составляетx * =1-2м, для диапазона 30-60 Гц допустимая ошибка x * =0.5 м.

В разделе 3.4 дано краткое описание алгоритмов трассировки лучей, использованных в представленной работе при обработке экспериментальных данных и реализованные автором в виде компьютерных программ.

Раздел 3.5 является приложением к Главе 3 и состоит из двух частей. В первой части изложены аналитические выкладки, с помощью которых получены формулы центральных моментов распределения меры Semblance для диффузной помехи и для смеси когерентного сигнала в виде функций от числа каналов, временного окна, отношение сигнал/помеха, коэффициент зависимости отдиаграммы направленности и геометрического расхождения волн. Во второй части приведены аналитические выкладки, с помощью которых получены формулы зависимости продольного и поперечного пространственного разрешения в ближней зоне приемной группы от длины волны излучения, апертуры группы, координат источника.

Далее, в главах 4-6 приведены результаты использования при обработке реальных данных развитых алгоритмов и методик эмиссионной сейсмической томографии при разных масштабах исследований и в разной помеховой обстановке.

Глава 4. Локализация эндогенных источников по записям сейсмического шума и коды местных землетрясений. Реализация алгоритмов во временной области, линейный формирователь луча Метод эмиссионной томографии с реализацией алгоритмов во временной области с линейным формирователем луча был опробован на записях сейсмических наблюдений в сейсмоактивном районе вулканический фронт на территории северо-восточной Японской дуги, префектура Nikko, о.Хонсю, Япония.

Здесь в горах на высоте 650 -1300 м над уровнем моря, в течение полутора месяцев функционировала временная сейсмическая сеть с апертурой 7 км, состоящая из 195 трехкомпонентных станций, настроенная на регистрацию слабых локальных землетрясений. При построении изображений были использованы записи локальных землетрясений с М=2.5 – 3. Гипоцентры этих землетрясений имеют примерно одинаковую глубину (8-9 км) и распределены вокруг приемной группы. Для каждого землетрясения запись имеет фиксированную длину, равную 20 секундам с частотой опроса 200 Гц. Анализировался сейсмический шум в интервале 0-3.6 сек перед P-волной местных землетрясений и S кода в интервале 8-20 сек. После отбраковки записей для каждого образца количество регистрирующих каналов уменьшалось примерно до 100. В приведенных в этой главе изображениях, яркие пятна со значением более 0 2 0.являются значимыми и яркость равна выраженному в процентах отношению мощности когерентного сигнала, излучаемого из элементарного объема 0.5X0.5X0.5км2, к мощности помехи у поверхности. Использована двухслойная скоростная модель среды, котoрая существовала для района исследований на момент обработки данных [Sakai,1994]. Приведено геофизическое описание района исследований. Приведены результаты имитационного моделирования, позволяющие оценить пространственное разрешение для источников под группой и на удалении 10 км и выбрать шаг сетки сканирования. Как тест работоспособности системы наблюдений, получены изображения гипоцентров землетрясений по P и S волнам.

Рис.1. Слева-карта района исследований, квадратом помечено положение площадки исследований, штриховой кривой обозначены границы проекции на поверхность положения магматического тела, эпицентры сильных землетрясений помечены звездами: черными-с глубиной очага 0-20 км, белыми-100-130 км, серыми-древние землетрясения, треугольники-вулканы, сплошные линии тектонические разломы, 1-приемная группа, серой заливкой отмечена область сейсмической эмиссии, выделяемая по записям поперечной компоненты сейсмического шума. Справа - портреты среды на глубине 12 км, построенные по коде землетрясений, в трех последовательных временных окнах (2-3tS, 3-4 tS, 45 tS): а1,а2,а3 - по поперечным волнам, б1,б2,б3- по продольным волнам, сплошные линии -тектонические разломы.

Приведен анализ рассчитанных по коде и сейсмическому шуму изображений протяженного частично расплавленного магматического тела. Различные области рефлектора были удалены от центра приемной группы на расстояния от км до 25 км. При построении изображения рефлектора использованы два вида представления изображений – со сканированием по трехмерной пространственной сетке опроса и со сканированием по двумерной сетке "угол выхода" - "азимут источника". Анализ временной изменчивости изображений показал, что в составе сейсмического шума присутствует компонента приходящая со стороны S-рефлектора, с того же направления, что и наиболее интенсивное отражение SxS фазы в коде локальных землетрясений, динамика которой отражает процессы, проходящие в тонком магматическом теле и у его поверхности.

Относительная интенсивность когерентного сигнала и его волновой состав изменяются во времени, основная энергия этой компоненты волнового поля приходит в виде поперечной волны, но для некоторых образцов хорошо заметна и продольная волна.

Приведен анализ рассчитанных по сейсмическому шуму трехмерных изображений среды под группой в кубическом объеме с ребром 15 км. В восточной части исследованного объема в диапазоне глубин 2-15 км выявлена эмиссионная область, положение которой совпадает с низкоскоростной аномалией и областью повышенного затухания, обнаруженным по независимым исследованиям, а также с областью локализации наиболее сильных современных и исторических землетрясений, рис.1. Имеющиеся факты свидетельствуют в пользу того, что эмиссионная область является раздробленной и трещиноватой структурой, возможно, оконечностью погребенного разлома.

Приведен анализ рассчитанных по коде местных землетрясений трехмерных изображений среды под группой в кубическом объеме с ребром 15 км. Обнаружена активизация в «поздней коде» эмиссионной области, выявленной при анализе сейсмического шума на глубинах 2-15 км, что свидетельствует о прямой связи интенсивности воздействия и эмиссионного отклика, рис.1,- через 20 секунд после прохождения прямых волн землетрясений излучение из эмиссионной области почти на порядок превышает обычное фоновое излучение в сейсмическом шуме.

Приведено описание методики оценки спектров глубинного излучения и результатов ее опробования. Для поперечных волн спектры глубинного эмиссионного излучения более устойчивы в плане по сравнению с поверхностными и быстрее спадают с частотой, максимум излучения приходится на нижний край диапазона частот: 5-12 Гц. Спектры поверхностного излучения в продольных волнах аналогичны соответствующими спектрами поперечных волн, но спектры глубинного излучения сильно отличаются, в них наблюдаются яркие максимумы на частотах 12 и 44 Гц. У основания спектральных линий наблюдаются «пьедесталы», аналогичные тем, что появляются при акустическом прозвучивании бетонной нагружаемой балки по мере роста числа трещин с увеличением нагрузки [Руденко, 2006].

Проведенный анализ записей сейсмического шума и коды землетрясений подтвердил факт того, что существование источников слабого сейсмического излучения в земной коре является достаточно распространенным явлением. Излучение разных эндогенных источников различается по волновому составу, параметры излучения проявляют временную изменчивость, излучающие области сильно различаются по своим размерам. Важный методический результат состоит в том, что метод эмиссионной томографии может применяться даже в случае несовершенной системы наблюдений (неравномерное площадное распределение сейсмических станций и поверхностная регистрация, сложный рельеф местности, сильная латеральная неоднородность среды.) и ограничен ном объеме данных (всего несколько фрагментов записей продолжительностью около 4 секунд).

Глава 5. Пассивный мониторинг на территории разрабатываемых месторождений углеводородов. Реализация алгоритмов в частотной области Описаны результаты опробования метода эмиссионной томографии с реализацией алгоритмов в частотной области при пассивном шумовом мониторинге на территории разрабатываемых месторождений углеводородов ( нефтяного в западной Сибири, Россия, и газового на территории США). В различных случаях использована градиентная или слоистая скоростная модель. Использована однокомпонентная регистрация вертикальными сейсмографами.

В 5.1 как тесты работоспособности системы наблюдений, алгоритмов и разработанных методик, получены изображения устья скважины и изображения бурового инструмента при проходке горизонтальной скважины на глубине км. Результаты тестов in situ свидетельствуют о том, что метод эмиссионной томографии позволяет получать изображения слабых сейсмических источников на глубинах нескольких километров.

В 5.2 описаны результаты исследования шумового волнового поля на территории разрабатываемого месторождения в западной Сибири. Наблюдения велись в холодное время года, когда почва была промерзшей, датчики устанавливались в скважинах на глубинах 5-7м. Регистрация проводилась группой из вертикальных приборов. Линейный размер группы 3 км. Изображения строились в кубическом объеме с ребром 6 км. Диапазон регистрации 4-250 Гц, при построении изображений использован диапазон 10-50 Гц.

Анализировались непрерывные записи двух дней отделенных друг от друга 9-ти дневным интервалом. Записи первого дня наблюдений осложнены сильной низкочастотной пульсирующей техногенной помехой, источник которой совпадает по положению с двумя близкорасположенными скважинами. Большую часть времени амплитуды записей имеют пульсирующий вид (тип I), иногда наблюдаются сильные всплески амплитуд (тип II). Иногда уровень помехи спадает и вид записей близок к шумовым (тип III). На записях второго дня интенсивная техногенная помеха отсутствует.

Волновое поле первого дня наблюдений имеет сложный состав. Кроме продольных и поперечных волн, техногенная помеха содержит низкоскоростную компоненту. Интересно, что полученная оценка скорости низкоскоростной компоненты совпадает с оценкой скорости низкоскоростной (300 м/c) и низкочастотной (10 Гц) “медленной волны”, обнаруженной внутри нефтенасыщенных слоев при межскважинном просвечивании [Goloshubin, 1993]. Показано, что совокупность различных модификаций метода сейсмической эмиссионной томографии при регистрации на дневной поверхности позволяет выявлять слабые глубинные источники, вести мониторинг состояния геосреды и изучать ее строение, даже в условиях сильной техногенной помехи. В зависимости от цели исследований, необходимо выбирать подходящий алгоритм обработки данных.

Использование совокупности алгоритмов эмиссионной томографии при изуче нии мало исследованного типа объектов позволило получить несколько новых геофизических результатов.

Показана эффективность методов режекторной фильтрации и адаптивной в режиме самоадаптации при подавлении помех от источников в ближней зоне приема. На рис.2(а) показано изображение среды при использовании ординарного алгоритма, использованы записи типа II на времени сильного всплеска амплитуд пульсаций. На нем видны только интенсивные техногенные источники.

Истинные источники техногенной помехи локализуются в восточной части объема (справа) в положении шумящих скважин. Протяженный источник в западной части объема (слева) является вторичным. Он совпадает с положением разломной зоны и является результатом захвата разломной зоной и последующего рассеянием техногенного излучения. Техногенные источники являются настолько интенсивными, что полностью экранируют естественные глубинные источники. В результате адаптивной фильтрации они устранены и проявились две наклонные глубинные зоны излучения, рис.2(б), с тонким квазивертикальным источником в верхней части на глубинах 1-3 км, который находится под месторасположением скважины и может быть нефтяной ловушкой.

Рис.2. Изображения источников первого дня наблюдений, при наличии сильной техногенной помехи, полоса частот 10-гц: а- алгоритм с использованием простейшего группового фильтра(записи типа II), б-алгоритм с применением адаптивной фильтрации, в- алгоритм с использованием простейшего группового фильтра простейший групповой фильтр с выравниванием вклада различных частот(записи типа I), г-изображение источников второго дня наблюдений, алгоритм с использованием простейшего группового фильтра с выравниванием вклада различных частот.

Показана возможность полезного использования естественной сейсмической подсветки среды, создаваемой сильной техногенной помехой для получения изображения разломной зоны, рис.2(в). Техногенное излучение является низкочастотным. Спектр шумовых записей с ростом частоты быстро спадает. Если при расчете изображений выровнять вклад различных частот, то это будет способствовать ослаблению низкочастотных источников и подчеркиванию зон с более «богатым» спектром излучения. Результат для записей типа l показан вверху в центре. Во всем диапазоне глубин выявилась тонкая вертикальная область излучения, по положению совпадающая с разломом. Разломная зона выявилась именно благодаря техногенной подсветке. По записям другого дня, без интенсивной техногенной помехи, такого изображения получить не удается.

Изображения, построенные в разных частотных диапазонах, показывают, что излучение из ни жней части разлома, более высокочастотное, чем излучение из верхней части. При простом рассеянии, в линейной среде такого быть не должно, так как высокочастотное излучение сильнее затухает с ростом расстояния.

Полученный результат явно свидетельствует о нелинейном механизма генерации излучения на глубинах более 3 км и переброски энергии техногенного излучения в высокочастотную часть спектра. Такие явления возможны в нелинейных средах [Руденко, 1986]. В работе [Павленко, 2009] показано, что при прохождении достаточно мощного шума с ограниченным спектром через нелинейные грунты спектры колебаний стремятся преобразоваться к виду k E( f ) ~ f, при этом энергия частот входных сигналов переходит не только в низкочастотную, но и в высокочастотную области спектра. Аналогичные эффекты можно ожидать и на больших глубинах, в зонах с повышенной нелинейностью.

По записям второго дня наблюдений и записям первого дня при ослаблении помехи проявляется еще один излучающий объект. Область излучения выглядит как вертикальный шнуроподобный источник или несколько сливающихся в вершине источников, охватывает диапазон глубин 1-6 км, рис.2(г). Этот источник расположен под шумящей скважиной, вне разломной зоны в средине целого блока. В вершине шнуроподобного источника, на глубине 1-3 км виден тот же тонкий объект, что и при адаптивной фильтрации на времени интенсивных техногенных пульсаций. Малоразмерные в плане и протяженные по глубине трещинные объекты на территории западной Сибири выделялись и ранее, их существование связывается с вихревыми структурами – зонами скручивающих напряжений. Р.М. Бембелем разработаны специальные методы высокоразрешающей сейсморазведки [Бембель,1991] для выявления таких объектов, результаты которых подтверждены бурением. Очаги повышенной концентрации проводящих каналов названы им геосолитонными трубками. В геосолитонных трубках могут формироваться месторождения жильного типа и многоэтажные месторождения, с корнями подпитки, уходящими в кристаллический фундамент, достигающие мантии. В одной из своих статей, чрезвычайно большой приток нефти в скважине именно на данном месторождении Р.М. Бембель [Бембель,2006] связывает с наличием здесь геосолитонной трубки и попаданием скважины в ее ядро. Наши результаты согласуются с предположением Бембеля. По совокупности известных фактов, выделенная система шнуроподобных источников интерпретируется как высокопроницаемая зона деструкции, обусловленная вихревой геологической структурой [Бембель,2006; Ли Сы Гуан,1958; Дмитриевский,1993; Володин,1999; Мирлин,2006].

Необходимо подчеркнуть один экспериментальный факт: сильное сейсмическое воздействие на среду, например, прохождение сейсмической волны, временно меняет вид распределения источников. У шнуроподобного источника мощность излучения начинает сильно изменяться по глубине, появляются боковые детали. У структуры, видимой в нижней части объема при адаптивной фильтрации на времени после экстремально сильной пульсации, при обычном режиме пульсаций (записи типа I) видна только одна деталь, иногда правая, иногда левая.

Второй день наблюдений отделен от первого промежутком в 9 дней. На сейсмических записях второго дня интенсивные помеховые пульсации отсутствуют, но наблюдаются нерегулярные сейсмические фазы, часто с очень большой кажущейся скоростью, что соответствует сигналам от источников, расположенных под площадкой наблюдений. Один из наблюдаемых типов сейсмических фаз- это короткие фазы с четкими вступлениями, которые характерны для тектонических событий, микроземлетрясений. Положение изображений источников таких фаз совпадает с пересечением разломных зон и эти фазы, по всей видимости, являются результатом небольших тектонических подвижек, инициированных процессом разработки.

На последнем часе суточных наблюдений на записях наблюдается сильное низкочастотное событие. Оно является низкочастотным и на все каналы приходит почти одновременно. При фильтрации в полосе частот 10-50 Гц сильное вступление четко не выделяется, но непосредственно до него и после видны слабые по амплитуде, но продолжительные по времени сейсмические фазы с нечеткими вступлениями. Похожие фазы видны на записях и значительно позже, через 23 минуты после сильного низкочастотного вступления. На времени существования этих фаз на изображениях среды выявляется всплывающий внутри разломной зоны солитоноподобного источника сейсмического излучения, рис.3. Он появляется у основания кубика, всплывает вверх внутри разломной зоны, свечение временно прекращается через 3 минуты после сильного низкочастотного сейсмического события, затем возобновляется снова, спустя минут, около конца записей. Скорость вертикального движения около 10 м/сек.

-210(а1) -110(а2) -10(а3) 90(а4) 90(б1) Рис.3. Сейсмоэмиссионные изображения для второго дня наблюдений, алгоритм с использованием простейшего группового фильтра, 10-30 Гц. Цифры – начало временного интервала в секундах относительно времени сильной низкочастотной фазы, знак “минус” означает, что начало интервала расчета изображения предшествует времени сильного вступления. (а)-трехмерные изображения, (б) – проекции исследуемого объема на горизонтальную плоскость.

Сплошные линии – тектонические разломы. Временное окно накапливания сигнала 100 сек.

Имеется несколько простых схем, теоретически описывающих возможность существования всплывающих объектов в горном массиве. В работе академика Е.И. Шемякина [Машуков и др, 1997] и его коллег описывается механизм всплытия на дневную поверхность полостей или областей аномального разуп лотнения пород. В результате всплытия фронта разуплотнения, сопровождающегося характерными сдвиговыми деформациями, образуется канал с вертикальными стенками. Процесс может развиваться медленно, годы и даже сотни лет, но возможно смещение пород и в виде срыва, в взрывном режиме. В работах Д.И. Иудина [Иудин и др,1994; Iudin,1996; Iudin et al, 1999] рассматривается другой механизм - возможность всплытия связанной системы флюидозаполненных трещин или пор. Этот процесс также может протекать как медленно, так и во взрывном, перкаляционном режиме. Учитывая возможность взрывных режимов, полученная оценка скорости всплытия объекта не является пугающе большой, она может соответствовать докритическому режиму упомянутых механизмов. К тому же, обнаруженный объект может иметь и совсем другую природу, например, быть чисто сейсмическим или сейсмо-электромагнитным проявлением.

В 5.3.описаны результаты исследования процесса гидроразрыва на территории газового сланцевого месторождения в США. По поводу добычи сланцевого газа нет однозначного мнения. Основное преимущество сланцевого газа — близость к рынкам сбыта, но при этом его себестоимость гораздо выше себестоимости классической добычи. Технология добычи, безусловно, приносит большой экологический вред, затрагивает большие площади и предусматривает значительное техногенное воздействие на среду (закачку больших объемов воды в смеси с песком и химическими веществами). Жидкие взвеси и растворы попадают в подпочвенные воды, а оттуда - в водоемы. Сланцевый газ, преимущественно метан, содержится в осадочной породе в небольших количествах.

Технология добычи сводится к бурению большого числа горизонтальных скважин и созданию трещин гидроразрыва в скважине через определенные интервалы. Вследствие низкой концентрации газа в породе дебит пробуренных скважин быстро сокращается. В таких условиях, в случаях, когда все-таки ведется разработка сланцевых месторождений, для обеспечения устойчивой добычи газа необходимы высокоэффективные методы, с одной стороны, мониторинга состояния среды для поддержания эксплуатационных характеристик уже пробуренных скважин,, с другой стороны стороны, для контроля процесса гидроразрыва и минимизации экологического вреда.

При полевых исследованиях регистрация проводилась сейсмической площадной группой из 293 вертикальных сейсмографов,. Апертура группы 3 км, перепад высот рельефа 300 м. Изображения геосреды строились в кубическом объема с ребром 3 км и шагом опроса 30 м. Большое число регистрирующих датчиков и высокое качество эксперимента позволило получить изображения среды на частотах до 100 Гц.

Перфорационные взрывы, не смотря на их малую мощность, обеспечивают дополнительную сейсмическую подсветку и позволяют выявить зоны интенсивного рассеяния. По сейсмическому шуму и перфорациям выделены эмиссионные источники и дана их интерпретация. Дана интерпретация наблюдаемого сценария сейсмического процесса на времени 4-ой стадия гидроразрыва, некоторые детали которого показаны на рис.4. Обнаружено возникновение высокочастотного (60-100 Гц) эмиссионного свечения блока среды, перед возникнове нием индуцированного землетрясения с локализацией у его основания, рис.4(в).

Землетрясение является следствием поворота блока среды вокруг тонкого основания, что инициировано техногенным воздействием (закачкой раствора) на верхнюю часть блока.

В диапазоне частот 10-30 Гц для всех образцов сейсмических записей преобладающие источники – сигналы слабых землетрясений. Для сейсмических записей до гидроразрыва источники расположены вне исследуемого объема, для записей гидроразрыва большинство источников расположено внутри исследуемого объема, что является результатом релаксации напряжений в массиве пород. По шуму и перфорациям в диапазоне 40-60 Гц выявляется сложнопостроенная протяженная эмиссионного зона излучения в широком диапазоне глубин, являющаяся, по всей видимости, системой межблочных швов. Она активизируется на времени закачки раствора. В диапазоне 60-100 Гц видны те же источники, что и в диапазоне 40-60 Гц, но менее четко.

Сильное техногенное воздействие на среду приводит к существенному изменению пространственного распределения эмиссионных источников. До начала увеличения давления в диапазоне 40-60 Гц, рис.4а, выявляется область гидроразрыва, сформированного на предыдущих стадиях в виде зоны объемного разрушения. После начала закачки раствора эмиссионное свечение распространяется вниз по области межблочных швов и вверху над областью гидроразрыва.

В диапазоне 60-100 Гц воздействие на среду на предыдущих стадиях гидроразрыва привело к полной хаотизации шумового поля – до начала закачки раствора распределение интенсивности в изображении равномерное, все фоновые источники гаснут, рис.4а. После начала закачки раствора появляются наведенные сейсмических источников с неустойчивой локализацией. После снятия техногенной нагрузки распределение интенсивности сразу становится снова равномерным, по через сутки восстанавливается пространственное распределение эмиссионных источников, близкое к первоначальному фоновому.

При установившемся состоянии фоновых колебаний геосреды диссипация энергии в виде сейсмического излучения локализуется на определенных геологических структурах. Техногенное воздействие приводит к образованию короткоживущих высокочастотных виртуальных сейсмических структур, являющихся проявлением пространственных флуктуаций сейсмической энергии. Некоторые из короткоживущих областей излучения можно связать с геологическими объектами. Например, на времени интервала увеличения давления (500-600 с) возникает высокочастотное свечение блока в северо-западной части объем перед сдвоенным землетрясением у его основания. Вероятная причина землетрясения - тектоническая подвижка при развороте деформированного блока вокруг его тонкого основания, инициированной закачкой жидкости у верхушки блока.

О большой подвижности этого блока среды косвенно свидетельствует понижение рельефа над областью расположения блока.

Возможность существования короткоживущих структур имеет теоретическое и экспериментальное обоснование [Володин, 2003; Сбоев, 1988а]. В фоновом состоянии в геосреде формируется многомасштабная пирамида коллективных движений, где движение на каждом масштабе, являясь коллективным эф фектом множества движений всех предыдущих масштабов, модулирует эти движения. Появление очага неравновесности в результате внедрения флюида, кумулятивного техногенного воздействия и пр. “разваливает” огибающие высоких порядков (низкочастотные моды) и приводит к перетеканию энергии этих коллективных движений на более высокие частоты. Эти процессы могут приводить к концентрации высокочастотной энергии в малом объеме, к волновым коллапсам. Для их возникновения необходимо выполнение определенных соотношений между амплитудой огибающей и ее пространственной производной, что накладывает условие на связь частоты и амплитуды колебаний. В зависимости от значений управляющих параметров, скорость взрывной компрессии импульса может варьироваться и приводить к существованию наведенного сейсмического источника, действующего в течение определенного времени.

(а)300-400с (б)400-500с (в)500-600с (г)700-800с Рис.4. 4-ая стадия гидроразрыва,. Цифры внизу – интервал текущего временного окна при расчете изображений в секундах, а-до начала увеличения давления, б-интервал нарастания давления, в, г –интервал устойчиво повышенного давления. Область перфорации - в центре системы вертикальных трещин на рис.4(а), 40-60 Гц.

Глава 6. Локализация эндогенных источников при сильной пространственной декорреляции сигнала. Реализация алгоритмов во временной области, нелинейный формирователь луча При хорошей корреляции сигнала между датчиками приемной группы алгоритмы эмиссионной томографии с линейным формирователем луча во временной или в частотной области могут быть прямо использованы для локализации не только шумовых, но и квазиимпульсных сейсмических источников излучения (сигналы от взрывов и землетрясений). При использовании сейсмической сети станций с большим расстоянием между точками регистрации и сильной неоднородности среды пространственная корреляция высокочастотных записей нарушается. Декорреляция сигнала по группе может быть столь значительна, что фокусировка изображения источника с помощью алгоритмов с линейным формирователем луча полностью нарушится. В таких условиях необходимо использовать модификацию метода эмиссионной томографии с нелинейным формирователем луча, позволяющую эффективно работать в условиях плохой корреляции сигналов. Для локализации источников сильных сигналов можно использовать и метод с линейным формирователем луча, но тогда необходима предобработка данных с целью замены слабо коррелированных высокочастотных волновых форм высоко коррелированными низкочастотными функционалами от регистрируемых сигналов, например, способами, изложенными в [Ringdal et al,1972; Gibbons et al, 2008; Cox, 1973; Bungum et al, 1971; Kushnir et al, 1990].

В 6.1 продемонстрированы возможности использования эмиссионной томографии для быстрого операторного определения координат источников местных землетрясений и взрывов как при использовании сейсмических групп с небольшой апертурой, так и сейсмических сетей с большими линейными размерами. В последнем случае используется модификация алгоритма с нелинейным формирователем луча или предобработка исходных данных с целью замены слабо коррелированных высокочастотных волновых форм высоко коррелированными низкочастотными функционалами от регистрируемых.

В 6.2 описана разработанная и опробованная методика применения эмиссионной томографии в условиях сильного искажения сигнала при распространении в латерально неоднородной среде, позволяющая проводить исследования нижней коры и верхней мантии. Показано, что использование нелинейного формирователя луча повышает устойчивость метода к влиянию параметрической помехи и позволяет получать изображения среды в случае, когда алгоритм с использованием линейного формирователя луча теряет работоспособность.

Получены изображения геосреды по записям сейсмического шума и коды местных землетрясений, зарегистрированным Киргизской сетью станций (рис.5), показывающие, что пространственное положение зон рассеяния сейсмических волн в диапазоне глубин 0-30 км отражает геометрию особенностей поверхностного горного рельефа, а в переходной зоне кора-мантия проявляется структура узких вертикально вытянутых неоднородностей.

Известные экспериментальные данные свидетельствуют о возможности наличия в месте проведения наблюдений интенсивных восходящих флюидных потоков. Известно, что для центрального Тянь–Шаня характерен расслоенный тип земной коры, характеризующийся наличием волноводов и электропроводящих слоев, чья повышенная удельная проводимость связывается с поступлением горячих растворов из нижних горизонтов через субвертикальные зоны, соединяющие эти горизонты, на геоэлектрическом разрезе прослеживается прогиб электропроводящих структур до глубин более 80 км [Брагин, 2001].

(а) (б) Рис.5. Послойные горизонтальные изображения литосферы под сетью KNET по записям (а)-коды местных землетрясений и (б)- сейсмического шума для глубин 0-150 км (продольные волны), предварительная частотная фильтрацией в полосе 0.1-2 Гц.

Литосферные скоростные вариации в районе наблюдений, к востоку от ТаласоФерганского разлома, обусловлены неоднородностью состава или температур [Reocker et al, 1993]. Скорость поперечных волн в коре центрального ТяньШаня на глубине 10-35 км на несколько процентов ниже, чем за его пределами, а переход от верхней мантии к коре происходит в более широком интервале глубин, что связывается с вертикальной интрузией мантийного материала в кору [Kosarev et al, 1993]. В этом же районе наблюдается аномалия поляризации поперечных волн [Makeeva et al, 1992], которая может быть объяснена тем, что течение мантии в этом районе отличается от пассивной реакции на сжатие, характерной для западного Тянь-Шаня, и обусловлено наличием восходящей термической аномалии (мантийного плюма) и мелкомасштабной конвективной ячейки. Анализ вариаций поля поглощения короткопериодных сейсмических волн в этом районе [Копничев и др, 2007; 2010] показал, что перед сильными землетрясениями в нижней коре и мантии формируются области повышенного поглощения поперечных волн и существенные временные вариации структуры поля поглощения, что объясняется активной миграцией ювениального флюида в нижней части коры и в верхней мантии. Это предполагает наличие высоко проницаемых вертикальных каналов, насыщенных флюидом и мантийных корней разломов.

По результатам скоростной томографии с использованием разных экспериментальных данных, отличающихся методов и алгоритмов [Адамова&Сабитова,2004; Усольцева&Санина,2006; Винник и др.,2006; Сабитова,2006; Копничев&Соколова,2006;], под горными хребтами до глубин 35-50 км выявляются однородные объемы пониженных скоростей, а в переходной зоне кора-мантия обнаружено наличие аномально низких скоростей продольных волн в области ( 41.50 43.0o; 73.50 75.50 ). Неоднородности в переходной зоне связываются [Сабитова,2006] с внедрением в кору разогретого мантийного вещества, что может рассматриваться как развитие мантийного плюма, в частности, ответвления Тибетского плюма, контролирующего геодинамические процессы в пределах Высокой Азии. Результаты скоростной томографии полностью согласуются с результатами эмиссионной. Координаты низкоскоростной неоднородности по глубине и в плане совпадают с положением выявленной в данной работе на глубинах 50 км – 90 км кольцевой структуры тонких вертикально вытянутых неоднородностей, которая видна в центре горизонтальных срезов на рис.5(а) и рис.5(б).

Как следует из выше приведенных экспериментальных результатов, проявившаяся на изображениях литосферы на глубинах 50 км – 100 км кольцевая система квазивертикальных рассеивающих неоднородностей может быть системой высокопроницаемых деструктивных зон, обеспечивающих внедрением мантийного флюида в кору, и, возможно, потоков с обратной направленностью флюида, обеспечивающих перемешивание вещества в коре и мантии. Корреляция распределения неоднородностей с поверхностным рельефом также находит объяснение в связи с приуроченностью к горным хребтам низкоскоростных и сильно поглощающих зон. Схожесть на всех глубинах изображений, полученных по шуму и коде, говорит о том, что проявившиеся в обоих случаях детали являются результатом рассеяния распространяющегося сейсмического излучения на латеральных неоднородностях среды.

Глава 7. Критерий степени упорядоченности режимов колебаний для анализа пространственной и временной изменчивости динамики геофизической среды В главе описаны алгоритмы пространственно - временного анализа динамики геосреды, разработанные с использованием S-энтропии Климонтовича, и их экспериментальное опробование. Этот подход к обработке данных не связан напрямую с эмиссионными источниками. Однако, экспериментальные результаты, полученные с его использованием, свидетельствуют о том, что эмиссионное излучение оказывает существенное влияние на динамику сейсмического шума.

В 7.1 описан развитый для анализа временной изменчивости состояния геосреды алгоритм обработки экспериментальных данных.

Для замкнутых систем мерой неопределенности (хаотичности) состояний при статистическом описании является энтропии Больцмана. В случае откры тых систем ее использование не является корректным, так как закон распределения определяется не только структурой режима колебаний, но и изменяющейся энергией системы. В последнем случае, согласно S-теореме Климонтовича [Климонтович,1995], в качестве корректной оценки относительной степени упорядоченности двух состояний должна быть использована перенормированная энтропия Больцмана, при этом нормировка проводится таким образом, чтобы выровнять средние энергии двух сравниваемых состояний. В качестве функции распределения для экспериментально измеренных данных (в нашем случае - мгновенные амплитуды сейсмического шума) в представленной работе использованы оценки спектра мощности, основанные на авторегрессионной модели процесса.

Ранее, в ряде биологических исследований с использованием перенормированной энтропии было показано, что живые организмы, как сложные многокомпонентные открытые нелинейные системы, нормально функционируют в определенном диапазоне значений этой меры упорядоченности, называемом нормой упорядоченности [Климонтович,1998; Анищенко, 1994,1997; Пархоменко, 1996]. Выход за пределы нормы упорядоченности является индикатором патологии, а внезапный выход и может привести к гибели системы. Если рассматривать сейсмический шум как проявление режима динамического хаоса в геофизической среде, то можно проверить гипотезу, что реализуемый в Земной коре тип хаотического аттрактора также имеет норму упорядоченности колебаний (возможно, локальную), отклонение от которой вследствие тектонических или других воздействий приводит к катастрофическим явлениям.

Описаны результаты численного моделирования с целью тестирования алгоритма и реализующей его компьютерной программы с использованием модельных временных рядов, сгенерированные с помощью логистического отображения, которое описывает переход к динамическому хаосу по сценарию Фейгенбаума: Численное моделирование и результат обработки реальных данных подтверждают факт того, что именно перенормированная согласно алгоритму Sтеоремы Климонтовича энтропия является корректной оценкой состояния геосреды, а использование ненормированной энтропии Больцмана приводит к неверным результатам.

Критерий степени относительной упорядоченности режимов сложных колебаний в представленной работе впервые был использован для количественной оценки временной изменчивости состояния геосреды по записям сейсмического шума, зарегистрированного в сейсмоактивном районе на территории Ирана.

Показано, рис.7, что на временах близких сильных коровых землетрясений с магнитудами 4.5 M 6.3 и эпицентрами на расстояниях меньших 300 км от площадки наблюдений на кривой перенормированной энтропии выявляются интервалы увеличения степени упорядоченности фоновых колебаний длительностью 10-12 дней. Нижняя кривая показывает поведение значений энтропии Больцмана, никаких особенностей на времени землетрясений на ней не просматривается.

Наличие минимумов кривой S * на временах близких сильных землетрясений можно объяснить следующим образом. В гетерогенной геосреде возможно существование ансамблей связанных осцилляторов различной природы. Основная энергия взаимодействия между ними передается через упругие связи на контактах. Для таких гетерогенных систем характерна нелинейная динамика [Руденко,2006; Зайцев,2007], в результате которой возникает коллективный эффект - синхронизация колебаний осцилляторов с совпадением частот и фаз колебаний [Пиковский и др,2001].

Рис.7. Oтносительная степень упорядоченности по экспериментальным данным. S * - энтропия, перенормированная согласно алгоритму S-теоремы, S - энтропия Больцмана. Светлые и темные значки соответствуют измерениям в двух разных точках, находящихся на расстоянии 1 км. Треугольниками на верхней оси времени помечены моменты наиболее сильных землетрясений: 1 - 8 толчков 4.6 M 5.3 с близкими эпицентрами, расстояние 650 км, 2 - M 4.0, расстояние 120 км, 3 - M 4.7, расстояние 280 км, 4 - M 4.9, расстояние 2км, 5 – 5 толчков 4.5 M 6.3, расстояние 100 км.

Переход к синхронизации описывается аналогом процесса фазового перехода второго рода - переходом Курамото- и происходит в виде флуктуаций, различных кластеров, «звучащих» как на несущей частоте синхронизации, так и на низкочастотных волнах, модулирующих эту частоту. В зависимости от величины геостатического давления и плотности потока энергии возникают различные критические уровни, на которых происходят синхронизации нелинейно связанных ансамблей осцилляторов в различных кластерах. Какое их состояний более устойчиво – синхронное или асинхронное – зависит от силы связей между осцилляторами и распределения автономных частот определяемых неоднородностью геосреды. Процесс синхронизации начинается, когда влияние первого параметра превышает влияние второго, а их совпадение соответствует критическому состоянию. Возрастание потока энергии или поля напряжений при техногенном воздействии на среду создает условия для фазового перехода, который начинает происходить в режиме флуктуаций, образуя в каждый момент распределенную в объеме среды систему кластеров. По-существу, формируе мые кластеры как результат процесса самоорганизации (согласно Ю.П. Климонтовичу) являются диссипативными структурами на потоке энергии с временем жизни, экспериментально оцениваемом по нашим данным как 10-12 дней.

При увеличении потока энергии в геологической среде выше некоторого критического уровня происходят два процесса. С одной стороны, формируемое на кластерах синхронизации контрастное распределение частот существенно снижает описанную выше энтропию спектра сейсмического эмиссионного излучения. С другой стороны, возбуждение новых структурных элементов земной коры при новом уровне энергии аналогично включению стохастического источника Ланжевена и, вообще говоря, увеличивает величину энтропии. Поэтому оба эти процесса компенсируют друг друга, не позволяя с помощью критерия обычной энтропии зафиксировать возрастание потока энергии. Переход же к перенормированной энтропии снимает влияние второго фактора, делая этот критерий эффективным.

Описаны результаты опробования метода для количественной оценки эффективности воздействия на среду при проведении гидроразрыва, которые показывают, что современные поверхностные сейсмические системы регистрации позволяют отслеживать процесс подготовки образования трещины гидроразрыва на глубине более 2 км по записям одиночных приборов. При этом кривые меры упорядоченности, рис.8, показывают до начала закачки постоянство, норму упорядоченности, затем, на начальном этапе закачки, некоторое увеличение степени хаотизации состояния среды с последующим увеличение степени упорядоченности с резким всплеском и возвращение к норме хаотизации после образования гидроразрыва.

Рис.8. Изменение во времени значений перенормированной энтропии S *по записям гидроразрыва, слайды 1 и 2 различаются масштабом по вертикальной оси Полученный результат показывает, что метод может быть использован для контроля состояния среды при разработке месторождений полезных ископаемых и для количественной оценки эффективности внешнего воздействия, например различных типов воздействий на нефтяную залежь с целью интенсификации отбора нефти. Мера упорядоченности показывает не только тенденцию отклонения от исходного состояния, но дает количественную оценку величины отклонения, что обеспечивает возможность оперативной коррекции работ.

Также метод может быть использован для локального контроля состояния среды при разработке месторождений полезных ископаемых и для краткосрочного прогноза катастрофических сейсмических событий в коре Земли, которым предшествует возрастание энергонасыщенности геологической среды, таких как землетрясения, оползни, снежные лавины.

В 7.2 описано теоретическое обоснование и экспериментальное опробование нового метода локализации эндогенных объектов, который позволяет локализовать глубинные источники, сигнал от которых отличается по степени хаотизации от фонового шума. При этом не используется информация о скоростной модели и измерения волнового поля проводятся последовательно в точках регистрации по профилю или площади, а не одновременно, что является принципиальным положительным отличием нового метода от традиционных методов локализации источников. Соискателем получены аналитические выражения для значений приращения перенормированной энтропии при смещении точки наблюдения как зависимости от параметров излучения, геометрического расхождения и координат источника. Показано, что особенности геометрии кривой меры упорядоченности позволяют не только картировать объект, но и оценивать глубину его залегания. При экспериментальном опробовании метода были использованы сейсмические записи, сделанные вдоль геофизического профиля над грязевым вулканом горы Карабетова, расположенным на Северном Кавказе - на Таманском полуострове. Измерения производились последовательно во времени в 19 точках с шагом около 420 м. Профиль был заложен таким образом, чтобы он пересекал субмеридиональную систему разломов. Были использованы записи вертикальной составляющей волнового поля. Полоса частот регистрации 0.03-10 Гц. По записям сейсмического шума был локализован грязевулканический резервуар, расположенного на глубине 1.0-1.5 км и являющийся флюидонасыщенной гетерогенной системой с повышенными нелинейными свойствами. Ранее, методом микросейсмического зондирования по низкочастотной части записей (<1 Гц), по тем же данным, под вершиной горы была выявлена узкая вертикальная низкоскоростная зона, ассоциируемая с флюидонасыщенным подводящим каналом, область питания которого находится на глубине 4.5-9 км, а на глубине 0.8-1.5 км выделена низкоскоростная зона, интерпретируемая как приповерхностный грязевулканический резервуар [Собисевич и др, 2008]. При этом обрабатывался не только низкочастотный диапазон записей (<1 Гц), но и высокочастотный. В отличие от метода микросейсмического зондирования, основанного на обработке поверхностных волн, преобладающих в низкочастотном диапазоне, наш метод ориентирован на обработку объемных волн, поэтому мы можем использовать весь диапазон, в котором излучают источники. Использование высокочастотного диапазона позволяет существенно улучшить точность локализации источников. Центральная часть построенной модели в точности совпадает с положением низкоскоростной неоднородности, выявленной в работе [Собисевич и др, 2008]. Вследствие применения различных методов и различных диапазонов частот, результаты являются независи мыми. Их хорошее совпадение, обнаруженное в процессе обработки данных, является подтверждением достоверности полученных результатов.

В использованном в данной работе методе локализации оценка глубины источника и его геометрии достаточно грубая, но существенным преимуществом метода является то, что вместо площадной сейсмической группы можно использовать одноточечную последовательную регистрацию вдоль профиля или по площади. Это несравнимо по финансовым затратам с площадной регистрацией и при этом легко могут быть обследованы большие площади. Затем на выделенных площадках можно проводить исследования с помощью более дорогостоящей и трудоемкой площадной регистрации, нацеленные на детальное изучение выявленных объектов, например, методом сейсмической эмиссионной томографии.

Глава 8. Расширения области применения пассивных методов В главе приведены результаты расширения области применения пассивных методов. Описаны результаты адаптации метода эмиссионной томографии для исследования источников электромагнитного излучения. Описаны алгоритмы и результаты практического использования оригинальной системы автоматического обнаружения и классификации сейсмоакустических сигналов с пассивным принципом действия, допускающей реализацию в виде интеллектуального сенсора. Получен патент на полезную модель. В патенте, кроме оригинальной схемы устройства, предложен новый способ формирования вектора классификационных признаков путем оригинального кодирования информации о параметрах сигналов на базе их пакетных вейвлетных разложений. В качестве классификатора в устройстве использована нейронная сеть.

В 8.1 описана разработанная и опробованная методика применения эмиссионной томографии для локализации источников ионосферного магнитоакустического излучения по записям наземных наблюдений антарктических станций.

Результаты известных экспериментальных исследований свидетельствуют о тесной связи сейсмических и ионосферных проявлений: по данным искусственных спутников Земли выявлен широкополосный тип электромагнитного излучения, появляющегося за несколько часов до землетрясений и после землетрясений и промышленных взрывов [Мигулин и др, 1982]; существует корреляция увеличения уровня сейсмического шума и магнитных бурь [Табулевич, 1986]; отмечается совпадение суточного хода среднего уровня геоакустической эмиссии и нормального суточного хода электромагнитного поля в волноводе Земля-ионосфера [ Гаврилов и др, 2006] и пр. Предложены гипотетические объяснения наблюдаемых корреляций, но надо отметить, что достаточной ясности в механизмах сейсмо-ионосферного взаимодействия нет. Совместное исследование и локализация областей генерации не только сейсмического, но инфразвукового и магнитного излучения важны для прояснения механизмов взаимодействия природных сейсмических и электромагнитных полей, для понимания механизма магнитных бурь и связанных с ними явлений, для развития теории сейсмического процесса. Оказалось, что разработанный в сейсмологии метод эмиссионной томографии может быть использован и для локализации источни ков магнитного излучения - магнитоакустических волн. К сожалению, синхронных наблюдений сейсмического и инфразвукового волнового поля не проводилось.

С помощью численного моделирования показано, что использование алгоритма с нелинейным формирователем луча позволяет резко улучшить качество изображения источников магнитоакустического излучения, добиться “сверхразрешения”. На рис.6 приведен пример изображения источника магнитакустического излучения, зарегистрированного антарктическими наземными станциями, и соответствующий ему космический снимок арктических сияний.

Микропульсации имеют широтную сопряженность в южном и северном полушариях Земли. Это позволяет сравнивать результаты локализации источников магнитного излучения по наземным антарктическим наблюдениям и космические снимки полярных сияний в арктической области (авроральную зону) на времени этих наблюдений. По результатам сравнения можно сделать заключение, что наблюдается хорошая угловая корреляция положения источников по наземным наблюдениям и космическим снимкам.

а б Рис.6. Пример изображения источника магнитного излучения (а) и космического снимка (б) полярного сияния на том же временном интервале для 064 дня 2001 г.

В 8.2. описана оригинальная система автоматического обнаружения и классификации сейсмических сигналов с пассивным принципом действия, предназначенная для обнаружения и классификации сейсмических и/или акустических сигналов различной природы, которая может быть одинаково успешно использовано для охранных целей (идентификации и контроля передвижений объектов-нарушителей), а также в природных заповедниках для мониторинга популяции и путей передвижения животных; в сейсморазведке, при сейсмоакустическом каротаже для автоматического определения литологических свойств разреза по изменениям в зондирующем сигнале; при разработке месторождений для отслеживания возникновения сложных колебательных режимов забойного давления и пр. Важными отличительными особенностями системы являются:

возможность высокоэффективного анализа в зоне пассивного контроля (в ре жиме реального времени либо постобработки) сигналов сложной формы от квазиимпульсных до квазигармонических и шумовых; скрытность установки используемых датчиков обнаружения (они могут быть вмонтированы в стены, пол, ограду, прикопаны под землю, размещены на дне водоема); возможность охраны неогражденных рубежей, независимость от рельефа местности, отсутствие не просматриваемых зон наблюдения (“мертвых зон”), возможность обеспечения работы на автономных источниках питания, возможность использование в автономных и быстро разворачиваемых систем, возможность беспроводного обмена информацией с уполномоченными абонентами, которые могут в режиме удалённого доступа, например в виде SMS на сотовый телефон, получать сведения о текущей обстановке, а в случае необходимости изменять настройки устройства охранного мониторинга. Разработанная система обнаружения и классификации сейсмических сигналов может быть реализовано в виде программно-аппаратного комплекса или портативного беспроводного автономного устройства (интеллектуального сенсора).

При работе устройства автоматического обнаружения и классификации сейсмических сигналов зарегистрированные геофонами аналоговые сигналы преобразуются в цифровые и в виде временных рядов определенной длительности подаются по каналам связи в процессор, где они сначала подвергаются частотной фильтрации с целью устранения наиболее интенсивных помех природного или антропогенного характера, затем сигналы подвергаются предобработке, в результате которой формируется вектор классификационных признаков, на основании которого идентифицируется тип объекта, генерирующего сейсмический или акустический сигнал. В качестве классификатора в описываемом программно-аппаратном комплексе использована радиальная нейронная сеть. Процесс предобработки данных включает расчет пакетных вейвлет - декомпозиций исходных временных рядов с последующей кодировкой информации согласно оригинальной запатентованной схеме [Чеботарева и др, 2006б] для формирования вектора классификационных признаков. Данная охранноинформационной сейсмическая система была реализована в виде портативного устройства – интеллектуального сейсмического сенсора, состоящего из беспроводного модема, процессорного модуля, модуля аналого-цифрового преобразования, элементов управления/индикации, аккумулятора и сейсмодатчика [Разработка и создание…, 2006]. В устройстве предусмотрены возможности передачи информации о принятом решении, управление режимом работы устройства, тестирование работоспособности устройства с использованием протокола передачи и приема GSM сообщений в сети стандарта GSM.

На рис.7 показан пример возможного отображения информации о текущей классификации сигналов в режиме реального времени на экране дисплея. Зашумленность реальных данных приводит к появлению ошибочных классификаций. Для улучшения результатов был дополнительно использован стабилизирующий фильтр, учитывающий предысторию текущей классификации и значения вероятности классификации текущего сигнала как одного из возможных вариантов (верхние изображения для каждого типа сигналов на рис.7).

а б в Рис.7. Пример возможного отображения информации о классификации сигналов в режиме реального времени, а - шаги, б- шаги с остановкой, затем копание лопатой, в- движущийся автомобиль. Внизу- образец сейсмической записи, выше – кривые вероятности классификаций типов сигналов, затем результат классификации, и на самом верху результат классификации на выходе стабилизирующего фильтра. На графиках классификации нижняя линия соответствует классификации “сейсмический шум”, следующая вверх синяя – “транспортное средство”, затем –“шаги”, затем – “копание лопатой”. Классификация проводилась в 4-секундном временном окне. Значение каждой классификации отображается виде треугольника на линии, соответствующей классификации. Для уменьшения ошибок классификации использовался стабилизационный фильтр. Результатам на выходе фильтра соответствуют верхние графики. Кружки помечают моменты смены типа классификации, когда посылаются сообщения пользователю.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ В представленной диссертационной работе развит новый подход к изучению структуры геосреды и протекающих в ней процессов посредством анализа информации, содержащейся в шумовых сейсмических волновых полях, естественного и искусственного происхождения. Создана, защищена авторскими свидетельствами и опробована система методов шумового сейсмического монито ринга. Доказана высокая информативность высокочастотного сейсмического шума и коды сейсмических событий, позволяющая изучать рассеивающие и эмиссионные свойства геосреды, связанные с реальными геофизическими объектами (дефектами структуры, гетерогенными границами, областями высокого энергетического потенциала различной природы), и проводить их идентификацию; изучать пространственно-временные и частотные характеристики эндогенного излучения, количественно оценивать отклик геосреды на внешнее воздействие в терминах относительной степени самоорганизации и хаотизации волновых полей.

Основные результаты работы следующие:

1. Развит и опробован экспериментально метод эмиссионной сейсмической томографии, использующий информативность пространственно-когерентной составляющей шумового сейсмического поля. В работе предложено несколько модификаций алгоритма эмиссионной томографии, каждый из которых обладает своими достоинствами. Совокупность алгоритмов позволяет работать при однокомпонентной и трехкомпонентной регистрации, при разных пространственных масштабах исследований, в разной помеховой обстановке, с реализацией во временной и частотной области. В разработанных алгоритмах отсутствует этап определения времен вступления сейсмических фаз, поэтому они эффективно работают в условиях, когда использование традиционных сейсмологических алгоритмов локализации источников излучения затруднено или невозможно - при нечетких и интерферирующих вступлениях сейсмических фаз, при слабых сигналах, полностью маскируемых шумом на единичных записях, при наличии множественных источников. Выбор конкретного алгоритма и методики обработки данных определяется типом эндогенных источников и особенностями помехи, а параметры системы регистрации волнового поля – требуемой чувствительностью и пространственным разрешением.

2. Результаты аналитических исследований и численного имитационного моделирования позволили оценить возможности построения изображений шумящих областей внутри реальной среды, сформулировать требования к основным параметрам эксперимента, выявить количественную связь погрешности оценок, чувствительности и пространственного разрешения с основными параметрами волнового поля и параметрами эксперимента, что необходимо для оценки статистической достоверности результатов и планирования эксперимента.

3. Разработанные алгоритмы проявляют большую помехоустойчивость. Наличие интенсивных аддитивных и параметрических помех ухудшает качество изображения, но не устраняется принципиальная возможность его формирования. Влияние аддитивной диффузной помехи компенсируется увеличением времени накапливания сигнала. Компенсация влияния параметрической помехи и существенное улучшение пространственного разрешения достигается с помощью алгоритмов с использованием нелинейного формирователя луча. При наличии пространственно когерентной помехи используется система алгоритмов с режекторной и адаптивной фильтрацией, допускающих настройку фильтров по смеси сигнала и помехи (в режиме самоадаптации).

4. Важный методический результат экспериментальной части представленной работы состоит в том, что литосфера Земли как среда, в которой распространяются сейсмические сигналы, устроена таким образом, что методы когерентного приема успешно работают. С одной стороны, среда достаточно прозрачна и стабильна, чтобы обеспечить сохранение пространственной когерентности и достаточную амплитуду сигнала на значительном удалении от источника, с другой стороны, распределение источников достаточно неравномерно по пространству и контрастно, чтобы они поддавались выделению. При этом метод эмиссионной томографии может применяться даже в случае несовершенной системы наблюдений - неравномерное площадное распределение сейсмических станций и поверхностная регистрация, сложный рельеф местности, сильная латеральная неоднородность среды, интенсивные помехи. Экспериментально доказано, что изображения сейсмических источников на удалении не менее 3 км можно получать для частот до 100 Гц. На частотах менее 2 Гц можно получать изображения среды до глубин в несколько сотен километров.

5. В процессе проведении опробования метода в экспериментальных исследованиях показана возможность оконтуривания магматического тела с размерами, большими по сравнению с размерами приемной группы, и наблюдения временной изменчивости излучаемого им сейсмического сигнала, связанного с глубинной магматической активностью. Показана возможность выявления областей повышенной трещиноватости и раздробленности. Показано, что области эмиссионного излучения, являются не только источниками эмиссионной составляющей сейсмического шума, но более мощными источниками когерентной составляющей коды, активизируясь после прохождения S волн местных землетрясений. На территории разрабатываемых месторождений, при интенсивном техногенном воздействии на среду, обнаружен ряд новых геофизических эффектов. Обнаружен новый тип сейсмических объектов – пространственно локализованный всплывающий внутри разломной зоны со скоростью около 10 м/сек солитоноподобный источник сейсмического излучения. В диапазоне глубин от 1-6 км выявлена вертикальная система шнуроподобных источников сейсмического излучения, пересекающая отложения платформенного чехла и всю видимую часть фундамента и уходящая на большие глубины. По совокупности известных фактов этот объект интерпретируются как тонкая высокопроницаемая вертикальная зона деструкции. Также выявлен захват разломной зоной и нелинейная трансформация техногенного излучения, что может быть полезно использовано для картирования разломных зон.

6. На основе результатов S-теоремы Климонтовича предложен и опробован метод количественной оценки изменения динамического состояния геофизической среды. Показано, что при подготовке близких сильных землетрясений происходит отклонение от фоновой нормы хаотизации и резкое увеличение степени упорядоченности режима высокочастотных шумовых сейсмических колебаний. Показано, что аналогичные эффекты наблюдаются при формировании трещины гидроразрыва. При воздействии на геосреду изменение динамики шумовых колебаний сопровождается изменением пространственного распределения областей эндогенного эмиссионного излучения и появлением коротко живущих высокочастотных сейсмических структур с неустойчивой локализацией. После снятия техногенной нагрузки, восстанавливается пространственное распределение эмиссионных источников, близкое к первоначальному.

7. Разработан метод локализация сейсмических источников, сигналы которых отличаются по степени упорядоченности от фонового шума. Существенным преимуществом метода является то, что вместо площадной сейсмической группы можно использовать одноточечную последовательную регистрацию вдоль профиля или по площади, что несравнимо по финансовым затратам с площадной регистрацией, и при этом легко могут быть обследованы большие площади. Развитая методика применена для локализации резервуара грязевого вулкана.

8. Показана возможность использования разработанных алгоритмов эмиссионной томографии для исследования ионосферных геомагнитных возмущений по данным наземного магнитного мониторинга.

9. Развит алгоритм автоматического детектирования и классификации сейсмических сигналов, высокоэффективный при анализе сигналов сложной формы, как импульсных, так и квазипериодических. На этой основе разработана и опробована система обнаружения и классификации сейсмических сигналов с пассивным принципом действия, которая может быть реализована в виде программно-аппаратного комплекса или портативного беспроводного автономного устройства (интеллектуального сенсора). Устройство может быть одинаково успешно использовано для охранных целей (идентификации и контроля передвижений объектов-нарушителей), а также в природных заповедниках для мониторинга популяции и путей передвижения животных; в сейсморазведке, при сейсмоакустическом каротаже для автоматического определения литологических свойств разреза по изменениям в зондирующем сигнале; при разработке месторождений для отслеживания возникновения сложных колебательных режимов забойного давления и пр. Важными отличительными особенностями разработанного устройства являются: скрытность установки используемых датчиков обнаружения (они могут быть вмонтированы в стены, пол, ограду, прикопаны под землю, размещены на дне водоема); возможность охраны неогражденных рубежей, независимость от рельефа местности, отсутствие не просматриваемых зон наблюдения (“мертвых зон”), возможность обеспечения работы на автономных источниках питания, возможность использование в автономных и быстро разворачиваемых систем, возможность беспроводного обмена информацией с уполномоченными абонентами, которые могут в режиме удалённого доступа, например в виде SMS на сотовый телефон, получать сведения о текущей обстановке, а в случае необходимости изменять настройки устройства охранного мониторинга.

Изложенная работа представляет собой существенное продвижение в развитии теории обратных задач сейсмологии, в создании экспериментальных основ количественной оценки техногенного воздействия на среду и прогноза опасных динамических явлений, в понимании природы сейсмического шумового поля.

Результаты исследований могут быть использованы в сейсмологических институтах РАН, научно-исследовательских и производственных организациях, в центрах мониторинга сейсмической и вулканической активности, в интеллектуальных системах поиска и разведки, бурения, разработки, эксплуатации, транспорта нефти, газа и нефтепродуктов, работающих в режиме реального времени.

На рис.8 приведена схема возможных областей применения разработанных методов и методик.

Рис.8. Схема областей применения разработанных методов и методик.

Совокупность направлений, в которых могут вестись дальнейшие исследования, связана как с совершенствованием алгоритмов и методик, так и с проведением натурных экспериментов по изучению геосреды различной степени детальности и геофизической интерпретацией результатов:

1. Расширение возможностей экспериментальной базы. Повышение чувствительности, расширение частотного диапазона в сторону низких и высоких частот, увеличение диапазона пространственных масштабов наблюдений, числа регистрирующих каналов. Использование многомерных систем: трехмерные направленные системы со скважинными регистраторами, кольцевых сейсмических антенн, наблюдений с 3С и 4С регистрация. Использование векторнофазовых методов в комплексе с соответствующей системой регистрации.

2. Для понимания механизмов генерации эндогенного эмиссионного излучения и происходящих в геосреде процессов необходимо проведение эксперимен тов с долговременной синхронной регистрацией наиболее полного набора параметров и полей различной природы в различных регионах, сопоставление результатов обработки сейсмических данных с геологическими данными, результатами бурения и других исследований. Это позволит развить методы идентификации геофизических объектов по их «портретам» в сейсмических и других физических полях.

3. Сравнение чувствительности методов на базе S-энтропии Климонтовича с другими существующими методами извлечения информации о "резонансных" и "хаотических" составляющих исследуемых сигналов, в частности, с методом карт синхронизации [А.А.Любушин] (кластерные меры многомерной корреляции и когерентности вариаций параметров мультифрактального спектра сингулярности), с методами фликкер - шумовой спектроскопии [С.Ф. Тимашев] (перенормированные спектры мощности и разностные моменты p-го порядка), и пр. Развитие методов контроля состояния среды при разработке месторождений полезных ископаемых и для количественной оценки эффективности внешнего воздействия, например различных типов воздействий на нефтяную залежь с целью интенсификации отбора нефти. Разработка метода превентивного картирования области подготовки трещины гидроразрыва. Развитие методов прогноза и воздействия на среду с целью предотвращения или контролируемого инициирования готовящихся природных катастроф, таких как оползни, снежные лавины, землетрясения.

4. Комплексирование методов эмиссионной и трансмиссионной томографиии, разработка методов многомерной оптимизации параметров скоростной модели среды с использованием сигналов от эмиссионных или техногенных источников и построением целевой функции на базе оценки качества эмиссионного изображения источника.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ СОИСКАТЕЛЯ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ.

1. Николаев А.В., Троицкий П.А, Чеботарева И.Я. Способ сейсмической разведки. Авт.свидетельство на изобретение N1000962 Госкомизобретений СССР. 1982. Приоритет 1980.

2. Николаев А.В., Троицкий П.А, Чеботарева И.Я. Изучение литосферы сейсмическими шумами//ДАН СССР. 1986. Т.286. N3. С. 586-591.

3. Kisselevich W.L., Lavrov V.S., Nikolfev A.V., Shubik B.M., Tchebotareva I.

Ya., et al. Method and results of hydrothermal field investigation by means of seismic noise// The 25 General Assembly of IASPEI. August 21-September 1989. Istanbul. Turkey. S15-2.

4. Николаев А.В., Троицкий П.А, Чеботарева И.Я. Анализ методов шумовой сейсмической голографии. М: ИФЗ АН СССР. 1991. Деп. ВИНИТИ.

N18-В91. 52 C.

5. Чеботарева И.Я. Анализ методов шумовой сейсмической томографии, построенной на базе когерентного приема// Труды III н учн.- техн. совещания по геотомографии. 14-19 января 1991. Свердловск. С 46-48.

6. Riznichenko O.Y, Tchebotareva I. Ya., Hobbs R.W. Deep reflection data analysed with Semblance detector// IASPEI, XX General Assembly IUGG. 11-August. Vienna. P.36.

7. Tchebotareva I. Ya., Sato H., Shiomi K. The first results of the Earth's interior studies in Nikko region of Honshu Island, Japan, based on array analysis of noise-like wave fields// Fellowship Research Reports of the Matsumae International Foundation. 1994. Tokyo:MIF. P. 253-292.

8. Tchebotareva I. Ya., Nikolatv A.V., Sato H., Shiomi K. Emission tomography- Earth's interior study based on array analysis of seismic noise wave fields, Nikko region// In Abstr. XXI General EGS Assembly, Annales Geophysicae.

1996. Part 1. V.14.

9. Чеботарева И.Я., Николаев А.В., Сато Х., Шиоми К. Источник сейсмической эмиссии, связанный с магматическим телом в районе вулканического фронта, о.Хонсю, Япония// Вулканология и сейсмология. 1997. N2. P.58-73.

10. Tchebotareva I. Ya., Nikolatv A.V., Sato H. Emission Tomography-study of seismic emission based on array analysis of seismic noise in the region of volcano front, Japan// EVROPROBE conference and "Earth's upper mantle structure based on integrated geological geophysical studies'”. 17-19 April 1997. Moscow. P.124125.

11. Чеботарева И.Я., Николаев А.В., Сато Х. Векторная эмиссионная томография: исследование эмиссионной активности в районе вулканического фронта, Япония// Проблемы геотомографии. М.: Наука. 1997. С.161-176.

12. Tchebotareva I. Ya., Nikolatv A.V., Sato H. Seismic Emission Analysis in northern Kanto, Japan – Contribution of the Energy-Saturated Earth in the Seismic Wave Fields Formation// The 29 General Assembly of International Seismology and Physics of Earth's interior (IASPEI), Thessaloniki, Greece, 1997, p.13. Чеботарева И.Я., Николаев А.В., Сато Х. Исследование источников сейсмической эмиссии в земной коре (Япония, сев. Канто)// Доклады РАН.

1997. Т.357. N.4. С.542-546.

14. Tchebotareva I. Ya. Emission tomography study of structure and emission activity of the crust beneath volcanic area in northern Kanto, Japan//8 th International Symposium on deep seismic profiling of the continents and their Margins.

1998. Platja d’Aro. Spain,. P.95.

15. Чеботарева И.Я., Николаев А.В. Исследование неоднородностей земной коры кода волнами землетрясений// Доклады РАН. 1998. Т..364. N6. С.816820.

16. Tchebotareva I. Ya. Emission tomography – fruitful approach for seismic study in the 1th century// IUGG-99. 19-30 July 1999. Birmingham. England. Abstracts volume B. p.223.

17. Tchebotareva I. Ya., Nikolatv A.V., Sato H. Use of coda of local earthquakes and seismic noise for study of the Earth’s structure and monitoring of geodynamic processes// IUGG-99. 19-30 July 1999. Birmingham. England. Abstracts volume B. p.205.

18. Tchebotareva I. Ya., Nikolatv A.V., Sato H. Diffraction and emission tomography crustal study in the northern Kanto, Japen// IUGG-99. 19-30 July 1999.

Birmingham. England. Abstracts volume B. p.153.

19. Tchebotareva I. Emission tomography for crustal structure study and monitoring of geodynamic processes// Plume- lithosphere interactions ILP-project II/workshop. University Louis Pasteur. EOST Strasbourg. 9-11 April 2000. 104107P.

20. Tchebotareva I., Sokolova I. Emission tomography – promising tool for study of structure and monitoring of the lithosphere // Plume-lithosphere interactions ILP-project II/6 workshop. University Louis Pasteur. EOST Strasbourg. 9-April 2000. 108P.

21. Tchebotareva I. Ya., Nikolatv A.V., Sato H. Seismic Emission Activity of Earth's Crust in Northern Kanto, Japan// Physics of the Earth and planetary interiors. 2000. V.120. N3. P.167-182.

22. Володин И.А, Чигарев Б.И., Чеботарева И.Я. О проблеме создания геофизических методов нового поколения для диагностики природных резервуаров// Материалы международной конференции «Фундаментальные проблемы разработки нефтегазовых месторождений, добычи и транспортировки углеводородного сырья». 24-26 ноября 2004. Москва. С.238-241.

23. Сейсмическая активность в районе обработки рудника Кумхо, Корея.

Рожков М.В., Чеботарёва И.Я., Звонкина А.А., Глазунов А.В., Лобанов В.В.

Горный информационно-аналитический бюллетень (научно-технический журнал) Mining informational and analytical bulletin (scientific and technical journal). 2006. № 4. С. 124-133.

24. Чеботарева И.Я., Рожков М.В., Тагизаде Т.Т. Способ микросейсмического мониторинга пространственного распределения источников эмиссии и рассеянного излучения и устройство для его осуществления. Патент Росс.

Федерации на изобретение. N2278401. 2006.

25. Pilipenko. V.A, Tchebotareva I. Ya., Engebretson M.J., Posch J.L, Rodger.

A. An attempt to locate substorm onsets using Pi1 signatures// The Proceedings of the Eighth International Conference on Substorms (ICS8): edited by Mikko Syrjsuo and Eric Donovan. March 27-31 2006. Banff, Alberta, Canada. P. 237-240.

26. Чеботарева И.Я., Рожков М.В., Тагизаде Т.Т. Устройство сейсмоакустического обнаружения и классификации движущихся объектов. Патент Росс.

Федерации на полезную модель. №59842. 2006. Приоритет 2004.

27. Епифанский А. Г., Чеботарева И.Я., Рожков М.В., Тангизаде Т.Т., Зайцев А.А и др. Разработка и создание интеллектуального сейсмического сенсора Заключительный отчет о НИОКР. Грант Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно технической сфере. Госконтракт N4966. Проект N6292. 2006. М: ВНТИЦ. Код ВНТИЦ 0340007790320. 134С.

28. Зайцев А.А., Рожков М.В., Чеботарева И.Я. Построение беспроводного сенсорного модуля// DSPA-2007. Международная конференция "Цифровая обработка сигналов и её применение". 28-30 марта 2007. Москва, ИПУ РАН.

Доклады конференции. С. 489-491.

29. Чеботарева И.Я., Кушнир А.Ф., Рожков М.В. Устранение интенсивной помехи при пассивном мониторинге месторождений углеводородов методом эмиссионной томографии// Физика Земли. 2008. N12. C.65-82.

30. Кушнир А.Ф., Рожков М.В., Саввин Е.А., Чеботарева И.Я. Масштабируемая система мониторинга и оценки в реальном времени техногенных и природных угроз на основе проблемно-ориентированной программноалгоритмической среды snda: практические результаты и перспективы развития// Вестник КРАУНЦ. Cерия «Науки о Земле». 2010. № 2. выпуск № 16. C.133-131. Чеботарева И.Я. Новые алгоритмы эмиссионной томографии для пассивного сейсмического мониторинга разрабатываемых месторождений углеводородов. Часть I. Алгоритмы обработки и численное моделирование// Физика Земли. 2010. N3. C. 7-19.

32. Чеботарева И.Я. Новые алгоритмы эмиссионной томографии для пассивного сейсмического мониторинга разрабатываемых месторождений углеводородов. Часть II. Результат обработки реальных данных // Физика Земли.

2010. N3. C. 20-36.

33. Чеботарева И.Я, Володин И.А. Критерий степени упорядоченности режимов автоколебаний для анализа динамики геофизической среды//Доклады РАН. 2010. Т.432. N1. С.115-119.

34. Chebotareva I. Seismic Emission Tomography for Passive Monitoring of Hydrocarbon Deposits// Proc.The 5th Norway-Russian Artic Offshore Workshop ”Joint Research and Innovation for the petroleum industry working In the Arctic” 16-17 June. 2010. Murmansk. Russia. http:// www.forskningsradet.no 35. Чеботарева И.Я. Алгоритм сейсмической эмиссионной томографии при ослаблении пространственной корреляции сигнала// Вестник МГОУ. Cерия «Естественные науки». 2011. N1. C.101-107.

36. Чеботарева И.Я, Володин И.А. Метод локализации сейсмических источников, сигналы которых отличаются по степени упорядоченности от фонового шума// Доклады РАН. 2011. Т.437. N.3. C.393-397.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.