WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

СТОГНИЙ Галина Александровна

ГЛУБИННОЕ  СТРОЕНИЕ И

РУДОКОНТРОЛИРУЮЩИЕ СТРУКТУРЫ

АЛДАНО-СТАНОВОЙ И ВЕРХОЯНО-ЧЕРСКОЙ ЗОЛОТОНОСНЫХ ПРОВИНЦИЙ

Специальность 25.00.11 – Геология, поиски и разведка

твёрдых полезных ископаемых, минерагения

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора геолого-минералогических наук

Москва – 2011

Работа выполнена на геологическом факультете  Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кубанский государственный университет»

Официальные оппоненты: доктор геолого-минералогических наук

  Гусев Григорий Степанович

 

  доктор геолого-минералогических наук, профессор

  Кокин Александр Васильевич

доктор геолого-минералогических наук, профессор

Константинов Михаил Михайлович

Ведущая организация  –  Московский государственный университет

им. М.В. Ломоносова, геологический факультет

Защита состоится  27 декабря  в 13-30  часов на заседании  диссертационного совета Д 216.016.01 при Федеральном государственном унитарном предприятии «Центральный научно-исследовательский геологоразведочный институт цветных и благородных металлов» по адресу: Москва, 117545, Варшавское шоссе, 129, корпус 1. 

С диссертацией можно ознакомиться в геолфонде  ФГУП ЦНИГРИ.

Автореферат разослан ________________ 2011 г. 

Учёный секретарь диссертационного совета,

кандидат геолого-минералогических наук С.Г. Кряжев

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность работы. Северо-Восток России обладает высоким ресурсным потенциалом на многие полезные ископаемые  и,  прежде всего, на золото. Раскрытию его  потенциала  способствовали основополагающие труды отечественных учёных: Ю.А. Билибина, С.В. Обручева, И.С. Рожкова, В.И. Смирнова, С.С. Смирнова, В.С. Соболева, А.Д. Щеглова, Н.А. Шило, а также их соратников и последователей, обосновавших и творчески применивших региональную и теоретическую металлогению как инструмент научного прогноза. На современном этапе изучения металлогении золота одно из наиболее перспективных его направлений связано с полихронностью и полигенностью рудообразования (Лавёров и др., 2010).

Проблемам геологии, прогнозирования и поиска месторождений золота Алдано-Становой и Верхояно-Черской металлогенических провинций посвящены многочисленные работы, в том числе В.А. Амузинского, Н.С. Бортникова, В.Г. Ветлужских, А.В. Волкова, И.Г. Волкодава, Н.Г. Гамянина, Н.А. Горячева, А.В. Кокина, М.М. Константинова, А.А. Сидорова, Л.В. Фирсова. Имеющиеся альтернативные схемы металлогенического районирования данных провинций  на золото  и  критерии выделения рудоконтролирующих структур (Схема металлогенического …, 2001;  Тектоника, геодинамика и металлогения …, 2001; Тектоника …, 2005 и др.) отражают различные концептуальные подходы изучения тектонического строения Сибирской платформы и Верхояно-Колымской орогенной области, реализованные в обобщающих работах  К.Б. Мокшанцева, Г.С. Гусева, Л.М. Парфёнова, И.М. Фрумкина, В.М. Мишнина, О.М. Розена, А.П. Смелова  и других исследователей.

При этом наиболее остро стоит проблема выявления в литосфере разноглубинных рудоконтролирующих структур (литосферный корень, плюм, астенолинза, гранитогнейсовый купол, массивы магматических пород), отвечающих как за образование месторождений золота, так и за особенности всей золоторудной  провинции. Исследование этой проблемы  возможно только путём взаимоувязанных процедур анализа и синтеза  имеющихся данных по металлогении,  геологии, тектонике и результатов комплексной интерпретации геолого-геофизических материалов с выяснением закономерностей распределения месторождений полезных ископаемых в пространстве и во времени в связи с эволюцией элементов литосферы,  что актуально  при оценке закономерностей размещения золотого оруденения восточной части  докембрийского Северо-Азиатского кратона, в пределах которой находятся  крупнейшие металлогенические провинции Северо-Востока России – Алдано-Становая и Верхояно-Черская золотоносные и Якутская алмазоносная.

Цель работы – на основе комплексной интерпретации данных по полезным ископаемым и геолого-геофизических материалов (в границах Якутии) провести типизацию разноуровенных элементов литосферы как рудоконтролирующих структур восточной части докембрийского Северо-Азиатского кратона и оценить их роль в закономерностях размещения золотого оруденения Алдано-Становой и Верхояно-Черской металлогенических провинций.  В связи с этим в пределах данной проблемы были поставлены  следующие основные задачи:

1. Провести анализ глубинного строения литосферы с типизацией выявленных в процессе интерпретации геолого-геофизических материалов верхнемантийных и коровых элементов восточной части Северо-Азиатского кратона как надрегиональных рудоконтролирующих структур.

2. По результатам анализа и синтеза имеющейся геолого-геофизической информации разработать схему тектонического строения кристаллического фундамента как основу региональных структур,  контролирующих золотое  оруденение.

3. Оценить роль глубинных  элементов литосферы восточной части Северо-Азиатского кратона в закономерностях размещения  золотоносных провинций – Алдано-Становой и Верхояно-Черской.

4. Разработать типовые геолого-геофизические модели золотоносных структур Алдано-Становой  металлогенической провинции.

5. Обосновать закономерности размещения золотого оруденения Алдано-Становой  металлогенической провинции в связи с тектонической эволюцией Алдано-Станового щита. 

6. Разработать типовые геолого-геофизические модели глубинных структур, контролирующих золотое оруденение  Аллах-Юньской и Адыча-Тарынской зон, а также Чочимбал-Аркачанского и Тарынского  рудных районов Верхояно-Черской металлогенической провинции.

Научная новизна. Выявлено, что региональные закономерности размещения  золотоносных провинций восточной части Северо-Азиатского кратона определяют четыре плотностные неоднородности: Алданская коро-мантийная область деструкции литосферы; Верхоянская верхнемантийная астенолинза;  Ленский и Якутский литосферные корни. Процессы, вызванные  Верхоянской астенолинзой и Алданской коро-мантийной областью деструкции литосферы, явились благоприятными факторами формирования промышленного  золотого оруденения  Алдано-Становой и Верхояно-Черской металлогенических провинций.

Разработаны новые подходы к металлогеническому районированию Алдано-Становой золотоносной провинций. На примере раннепротерозойского Алданского и мезозойского Станового гранулит-гнейсовых поясов прослежена направленность формирования консолидированной коры Сибирской платформы, характер изменения её реологического состояния и закономерностей размещения золотого оруденения Алдано-Становой  металлогенической провинции.

Практическая значимость. Разработана методология, на базе которой обоснованы типовые прогнозно-поисковые геолого-геофизические модели золотоносных структур Алдано-Становой и Верхояно-Черской металлогенических провинций. В качестве перспективных на золото выделены Дыргылахский, Гынымский, Омнинский и другие районы Алданской золотоносной области, а также золоторудные узлы Ларбинско-Чогарской и  Апсакан-Лантарской зон Становой области.  Выявлена роль разломов и гранитогнейсовых куполов кристаллического фундамента Верхояно-Черской провинции как структур, контролирующих золотое оруденение Адыча-Тарынской и Аллах-Юньской зон, а также Чочимбал-Аркачанского,  Куларского, Дьяндинско-Охоносойского и Тарынского районов. Разработанный комплекс геолого-геофизических критериев поиска золотого оруденения Алдано-Становой металлогенической провинции апробирован на Бурпалинской, Верхнетимптонской  и Кавактинской площадях Верхнеунгринского и Верхнетимптонского металлогенических районов. Дан положительный прогноз на алмазы северной  части Батомгской гранит-зеленокаменной области, в контурах которой  выделена перспективная Центральноленская  алмазоносная субпровинция.

Защищаемые положения. Полученные результаты анализа глубинного строения литосферы восточной части Северо-Азиатского кратона и роли разноуровенных элементов литосферы  в закономерностях размещения золотого оруденения Алдано-Становой и Верхояно-Черской провинций изложены в следующих защищаемых положениях:

1. Определяющими элементами глубинного строения  восточной части Северо-Азиатского кратона являются  Ленский и Якутский литосферные корни, Алданская коро-мантийная область деструкции литосферы юго-восточной окраины Сибирской платформы и Верхоянская верхнемантийная астенолинза  Верхояно-Колымской орогенной области, выделенные по  геолого-геофизическим данным.

2. Контуры Алдано-Становой, Верхояно-Черской и Якутской минерагенических провинций восточной части Северо-Азиатского кратона определены глубинными неоднородностями литосферы. Провинции с редуцированной литосферой и наличием коро-мантийной области разуплотнения обладают высокой золотоносностью.

3. Разработанные прогнозно-поисковые геолого-геофизические модели золотоносных структур верхней части земной коры Алдано-Станового щита являются базовыми для анализа региональных закономерностей размещения и прогноза золотого оруденения  Алданской и Становой металлогенических областей Алдано-Становой провинции.  Размещение золотоносных структур Алданской области имеет мозаично-блоковый характер, а  Становой  области подчинено протяжённым (около 1000 км) субширотным поясам высокобарических гранулитов, разделённым Апсакан-Лантарской зоной гранитизации.

4. Региональными рудоконтролирующими структурами Аллах-Юньской и Адыча-Тарынской металлогенических  зон Верхояно-Черской золотоносной  провинции служат глубинные разломы, выраженные  гравитационными ступенями и проявленные в кристаллическом фундаменте. На уровне осадочного слоя  данным разломам соответствуют прогибы с поясами блоков высокоплотных пород верхоянского комплекса, отражающихся локальными гравитационными максимумами.  Региональными рудоконтролирующими структурами Чочимбал-Аркачанского, Куларского  и Тарынсккого  районов Верхояно-Черской золотоносной  провинции, являются гранитогнейсовые купола кристаллического фундамента, выделенные  в  контурах гравитационных минимумов размером до 100 км и амплитудой до 20 мГал. На уровне осадочного слоя к  гранитогнейсовым куполам приурочены  районы проявления мезозойского магматизма. 

Исходные материалы и личный вклад в решение проблемы. В основе диссертационного исследования лежат результаты полевых геолого-поисковых и тематических работ,  полученные лично автором за период работы в ПГО «Якутскгеология» (1977-1994 гг.) и в ИГАБМ СО РАН г. Якутска (1995-2007 гг.): результаты геолого-поисковых работ на золотое оруденение  Бурпалинской, Верхнетимптонской и  Кавактинской площадей Алдано-Станового щита; результаты интерпретации геолого-геофизических  материалов  и данных по полезным ископаемым Алдано-Станового щита, Верхоянской орогенной области и северо-востока Сибирской платформы; результаты тематических  работ при выполнении НИР по проектам «Метаморфизм и геодинамика в архее и протерозое Алданского щита» (1996-2000 гг.), «Петрология кимберлитов и нетрадиционных типов алмазоносных пород, эволюция магматизма и строение литосферы древних платформ» (2001-2003 гг.) и «Особенности геологического развития северо-восточной окраины Сибирской платформы и природа её уникальной алмазоносности» (2004-2006 гг., № гос. рег. 0120.0 409905), а также по грантам (исполнитель программы «Университеты России» № 991244; руководитель проектов РФФИ № 02-05-64476, 05-05-78009). Завершение диссертационной работы осуществлено на геологическом факультете Кубанского государственного университета (с 2008 г.).

Апробация работы и публикации. Основные положения диссертационной работы представлялись: на совещании «Надвиги, шарьяжи платформенных и складчатых областей Сибири и Дальнего востока (Иркутск, 1992); на конференциях СО РАН (Якутск, 1999, 2006); на I Всероссийском металлогеническом совещании (Екатеринбург, 1994); на конференции, посвящённой 300-летию геологической службы России (Санкт-Петербург, 2000); на I Российской конференции по проблемам геологии докембрия (Санкт-Петербург, 2005); на Международных конференциях «Геофизика и современный мир» (Москва, 1993), «Благородные и редкие металлы» (Донецк, 1998), «Термические и механические взаимодействия глубинных пород» (Прага, 1995); «Современное состояние наук о Земле» (Москва, 2011); на ХХХ Международном геологическом конгрессе (Пекин, 1996).

Основные результаты  диссертационного исследования опубликованы в 58 работах, в том числе в 2 монографиях и  16 статьях в журналах,  рекомендованных ВАК. Всего по теме диссертации автором опубликовано 115 работ.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, шести глав и заключения, изложенных на  351 стр. Список литературы –  422 источника.

При выработке концептуальных подходов исследований полезными были дискуссии по ключевым вопросам геологии и металлогении Якутии с коллегами в ПГО «Якутскгеология» и  ИГАБМ СО РАН: А.М. Андрусенко,  д.г.-м.н. Ю.В. Архиповым, к.г.-м.н. Р.Н. Ахметовым, к.г.-м.н. Г.В. Бирюлькиным, к.г.-м.н. В.С. Гриненко, д.г.-м.н. В.М. Мишниным, д.г.-м.н. В.А. Амузинским, к.г.-м.н. А.Г. Бахаревым, к.г.-м.н. В.И. Берёзкиным, к.г.-м.н. М.Д. Булгаковой, д.г.-м.н. Г.Н. Гамяниным, к.г.-м.н. А.Н. Зедгенизовым, д.г.-м.н. В.C. Имаевым, к.г.-м.н. Б.М. Козьминым, д.г.-м.н. Л.М. Парфёновым, д.г.-м.н. В.А. Трунилиной и д.г.-м.н. В.С. Шкодзинским, которым автор искренне благодарен.




Глава 1. ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ И МЕТОДИКА РАБОТЫ

Выявление глубинных элементов литосферы и оценка их роли в закономерностях размещения золотого оруденения восточной части Северо-Азиатского кратона на основе анализа и синтеза данных по полезным ископаемым и результатов комплексной интерпретации геолого-геофизических материалов  проведены  на площади, ограниченной 98 и 156о в.д. и 54 и 70о с.ш.  (в границах Якутии) (рис. 1).

Восточная  часть докембрийского Северо-Азиатского  кратона  как объект исследования. Понятие Северо-Азиатский кратон в объёме Сибирской платформы и Верхояно-Чукотской складчатой области введено Ю.А. Косыгиным с соавторами (1964). Глубинные контуры кратона обсуждались в (Тектоника, …, 2001; Башарин и др., 2005 и др.). При обосновании глубинных границ  Северо-Азиатского кратона  нами принято его определение в трактовке Л.М. Парфёнова с соавторами (2003): Северо-Азиатский кратон – это  сформированный в докембрии крупный сегмент континента,  включающий древнюю Сибирскую платформу и внешние зоны (складчато-надвиговые пояса) обрамляющих орогенных поясов, … которые в палеотектоническом отношении соответствуют пассивным континентальным окраинам или миогеоклиналям. По результатам  интерпретации геолого-геофизических материалов за глубинные ограничения  Северо-Азиатского кратона нами принимаются Лаптевоморская, Восточноверхоянская, Охотоморская и Каларо-Чогарская сутуры (рис. 1), выделенные в контурах региональных (протяжённостью более 1000 км) гравитационных ступеней (Стогний Г.А., Стогний В.В., 1999б, 2000, 2005).

Рис. 1. Глубинные ограничения восточной части Северо-Азиатского кратона и его геоблоковая делимость. По Г.А. Стогний и В.В. Стогнию (2005)

1 – выходы раннедокембрийских пород; 2 – осадочные отложения Сибирской платформы и Верхояно-Колымской складчатой системы;  3 –  Зырянская впадина; 4 – мезозойские гранитоиды; 5 – Охотско-Чукотский вулканогенный пояс; 6 – восточная граница  Сибирской платформы; 7 – границы Станового мегаблока; 8 – глубинные ограничения Северо-Азиатского кратона: В – Восточноверхоянская, О – Охотоморская, К – Каларо-Чогарская и Л – Лаптевоморская сутуры; 9 – межгеоблоковые разломы: А – Западноалданский, Б – Байкало-Вилюйский; З – Западноверхоянский, П – Присеттедабанский; Т – Тунгусский; Х – Хатангский, Ч – Чонский. Геоблоки: АСГ– Алдано-Становой, ВГ – Верхоянский, ЛГ - Ленский, ПГ – Приморский

Имеющиеся схемы строения кристаллического фундамента Сибирской платформы, предложенные Г.С. Гусевым с соавторами (1985), В.М. Мишниным  (1987), В.Г. Кушевым с соавторами (1992), А.В. Синицыным (1992), Ю.А. Дукартом и Е.И. Борисом (2001), О.М. Розеном (2003), А.П. Смеловым (Тектоника …, 2001) и др., различаются как по генетической типизации тектонических структур, так и по выделению их границ. История изучения тектонического строения Верхояно-Колымской орогенной области (ВКОО)  с 1930-ых годов отражает практически всё многообразие концепций, существовавших в ХХ веке, а именно: регион был вовлечён в геосинклинальное развитие  в позднем палеозое, а до этого времени являлся частью Сибирской платформы (Херасков, 1935; Спрингис, 1958; Пущаровский, 1960, 1972); регион испытал полициклическое геосинклинальное развитие совместно с другими частями Северо-Востока (Кунаков, Ярмолюк, 1959; Мокшанцев и др., 1964, 1975; Ян-жин-шин, 1970). Модель моноцикличного геосинклинального (от рифея до мезозоя включительно) развития предложена А.К. Башариным (1967) и С.М. Тильманом (1973). По мнению В.М. Моралёва и  А.Л. Ставцева (1961), а также В.И. Гамалея (1968), изучаемый регион никогда не проходил стадии геосинклинального развития. В монографии «Структура и эволюция …» (1985) подчёркивается, что основанием служит дорифейский кристаллический фундамент: гранит-зеленокаменные и гранулит-гнейсовые области. С позиций  террейнового анализа материал  систематизирован в работе «Тектоника,  …» (2001).

Методика исследований

Восточную часть Северо-Азиатского кратона  Л.И. Красный в статье «О тектонике и минерагении Восточной Сибири и Дальнего Востока» (1983, с. 62) «по разнообразию тектонических обстановок и возрастному размаху скоплений минерального сырья» отнёс к «надёжной природной лаборатории, где могут проверяться различные модели тектогенеза и минерагении». Ключом к познанию закономерностей формирования и размещения месторождений полезных ископаемых, в том числе и золота,  являются геодинамические модели  разноуровенных элементов системы земная кора – мантия. С учётом этого принятая автором методика работы по обобщению данных по полезным ископаемым и результатам интерпретации геолого-геофизических материалов состояла из 2-х этапов.

В 1-й этап в рамках первых двух поставленных задач с целью выявления роли разноуровенных рудоконтролирующих структур в закономерностях размещения золотого оруденения были разработаны схемы глубинного строения литосферы и кристаллического фундамента восточной части Северо-Азиатского кратона. Во 2-й этап в соответствии с 3-6-ой задачами проведено обоснование разноуровенных элементов литосферы как рудоконтролирующих структур Алдано-Становой и Верхояно-Черской золоторудных провинций. Также разработаны региональные прогнозно-поисковые геолого-геофизические модели золотоносных структур. Определение термина рудоконтролирующая структура принято согласно методическому пособию ВСЕГЕИ «Изучение объёмного строения эндогенных рудных районов при геологосъёмочных работах» (2000, с. 17):  «Под рудоконтролирующими структурами понимаются геологические тела и структуры земной коры, с которыми доказывается пространственно-генетическая или пространственно-парагенетическая связь оруденения.... От вмещающей их геологической среды они отличаются по своим вещественным, структурно-вещественным либо структурным особенностям, поэтому рудоконтролирующим структурам свойственны разнообразные аномальные особенности физических полей (гравитационного, магнитного, электрического и др.)».

Изучение глубинного и тектонического  строения  восточной части Северо-Азиатского кратона выполнялось в следующей последовательности: 1) региональное обобщение геолого-геофизических материалов системы  земная кора –  верхняя мантия; 2) интерпретация геолого-геофизических материалов на уровне верхней части земной коры (0-15 км); 3)  исследование эталонных участков, содержащих месторождения либо рудопроявления золота. В процессе работы применялись различные под­ходы, способы и технологии интерпретации геофизических материалов, включая: спектральный подход к обработке и интерпретации материалов  с разделением на разночастотные составляющие, отражающие различные уровни глубинности; статистический и аппрокси­мационный подходы к выделению и интерпретации геофизических аномалий с применением метода математического моделиро­вания и различных способов реше­ния прямых и обратных задач. Геолого-геофизические критерии выявления рудоконтролирующих структур кристаллического фундамента (тектонических нарушений, зон диафтореза, зеленокаменных поясов, массивов различного состава, возраста и морфологии, гранитогнейсовых куполов и т.д.) анализировались на хорошо изученном в геологическом отношении Алдано-Становом щите (Стогний   Г.А., Стогний В.В., 2005).

Разработанные схемы строения литосферы восточной части Северо-Азиатского кратона на уровне верхней мантии и  кристаллического фундамента явились основой для  выявления надрегиональных элементов литосферы, контролирующих Алдано-Становую и  Верхояно-Черскую золотоносные провинции, а также  региональных  и локальных рудоконтролирующих структур золоторудных зон (Верхоянской, Адыча-Тарынской, Аллах-Юньской), районов  (Центрально-Алданского,  Джелтулинского, Чочимбал-Аркачанского и др.), узлов (Нежданинского, Сарылахского и др.) и обоснования прогнозно-поисковых геолого-геофизических моделей золотоносных структур. Учитывалось, что составляющей научного обоснования системы прогноза полезных ископаемых служат различные типы моделей рудных объектов, которые по своему назначению делятся на классификационно-признаковые и прогнозно-поисковые (включая  геолого-геофизические и  геолого-геохимические),  геолого-генетические и др. (Беневольский и др., 2007). 

В качестве исходных материалов служили результаты геолого-поисковых работ автора в пределах Верхнеунгринского и Верхнетимптонского золоторудных районов  Алдано-Становой провинции, а также  результаты комплексной интерпретации геолого-геофизических материалов Алдано-Становой и Верхояно-Черской золотоносных провинций и данные тематических работ в границах территории Якутии. 

Глава 2. ГЛУБИННОЕ СТРОЕНИЕ ЛИТОСФЕРЫ ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ СЕВЕРО-АЗИАТСКОГО КРАТОНА

В главе изложена точка зрения на  природу четырёх плотностных неоднородностей литосферы восточной части Северо-Азиатского кратона, отождествляемых с Алданской коро-мантийной областью деструкции литосферы, Верхоянской верхнемантийной астенолинзой, Ленским и Якутским литосферными корнями.

Роль глубинных рудоконтролирующих факторов  в формировании закономерностей размещения полезных ископаемых постоянно обсуждается  (Леонов, Рундквист, 2004; Ваганов и др., 2005; Барышев, 2008 и др.). Как пример следует привести исследования  А.С. Борисенко с соавторами (2006) связи  пермо-триасового оруденения Сибирской провинции с  плюмом.

Алдано-Становая и Верхояно-Черская золоторудные провинции приурочены соответственно к юго-восточному и восточному флангам Северо-Азиатского кратона, центральная часть которого содержит месторождения алмаза Якутской провинции. В связи с этим уместен вопрос: какие глубинные элементы литосферы ответственны за различие минерагенических провинций и  была сформулирована первая задача работы: провести анализ глубинного строения литосферы с типизацией выявленных в процессе интерпретации геолого-геофизических материалов верхнемантийных и коровых элементов восточной части Северо-Азиатского кратона.

Изученность глубинного строения литосферы восточной части Северо-Азиатского кратона сейсмическими и электромагнитными зондированиями очень неравномерная: если в пределах  Сибирской платформы пройдены региональные профили ГСЗ и  проведены работы ГМТЗ на отдельных площадях Якутской кимберлитовой провинции (Бабаян и др., 1973; Поспеев, Михалевский, 1981; Егоркин и др., 1988; Суворов, 1993; Эринчек, 2001; Полтарацкая, 2001; Егоров, 2004;  Поспеева и др., 2005), то на территории Верхояно-Колымской складчатой системы пройдено лишь три глубинных геофизических профиля.  Обоснование модели строения литосферы осуществлялось путём интерпретации разночастотных составляющих гра­витационного, магнитного и теплового полей и данных по глубинным зондированиям с привлечением имеющейся геологической информации (Стогний и др., 2000; Стогний Г.А., Стогний В.В., 2000, 2005). Низкочастотная составляющая гравитационного поля восточной части Северо-Азиатского кратона cодержит  четыре аномальные области: Алданский и Верхоянский региональные минимумы, Ленский и Якутский региональные  максимумы, которые интерпретируются нами как  надрегиональные элементы литосферы, сформированные в различных геодинамических условиях: Алданская коро-мантийная область деструкции литосферы, Верхоянская верхнемантийная астенолинза, Ленский и Якутский литосферные корни (рис. 2).

Рис. 2. Схема глубинного строения  литосферы восточной части Северо-Азиатского кратона. По Г.А. Стогний (Стогний Г.А., Стогний В.В., 2000, 2009)

1 – Ленский (Лн) литосферный корень; 2 – Якутский (Як) литосферный корень; 3 –  Верхоянская (Вр) верхнемантийная астенолинза;  4 – Алданская (Ал) область деструкции; 5 – выходы раннедокембрийских пород; 6 – Охотско-Чукотский вулканический пояс; 7 – Зырянская впадина; 8 – глубинные ограничения кратона: В – Восточноверхоянская, К – Каларо-Чогарская, О – Охотоморская сутуры; 9 – граница Сибирской платформы; 10 – ось Вилюйского палеорифта; 11 – ось литосферного корня

Алданская коро-мантийная область деструкции литосферы. Природа Алданского гравитационного минимума интенсивностью более 50 мГал,  являющегося восточным сегментом крупной протягивающейся от оз. Байкал до верховьев р. Учур субширотной отрицательной гравитационной аномалии, отождествляется с коро-мантийной  областью деструкции юго-восточной активной окраины Сибирской платформы, сформированной в процессе коллизии Северо-Азиатского и Сино-Корейского кратонов (Стогний Г.А., Стогний В.В., 2005). Нижняя кромка Алданской области деструкции  литосферы оценивается в 70-80 км (Тектоническая природа …, 1984), а по условиям формирования её  следует отнести к тектонофизическому типу.

Верхоянская верхнемантийная астенолинза. Верхоянский региональный гравитационный минимум размером в поперечнике до 1200 км и амплитудой более 130 мГал, повышенный тепловой поток (до 100 мВт/м2) и высокая рассеянная сейсмическая активность Верхояно-Колымской орогенной области (ВКОО) интерпретируются нами как наличие на глубинах 35-120 км Верхоянской верхнемантийной астенолинзы (Стогний Г.А., Стогний В.В., 2000). Большая часть площади в контурах Верхоянского  минимума является изостатически скомпенсированной (Артемьев, 1975), что также свидетельствует о  глубинном  происхождении аномалиеобразующего объекта. Эпицентр Верхоянской астенолинзы на поверхности выражен вулкано-плутонической структурой Сарычева.  Астенолинза интерпретируется как реликт  палеозойского Верхоянского  плюма  (Стогний Г.А., Стогний В.В., 2000, 2001; Stogny G.A.,  Stogny V.V.,  2000), который реконструируется  по наличию среди карбонатно-терригенных отложений ВКОО палеозойских  базальтов (Орлов и др., 2003).  Верхоянский  плюм вызвал  развитие в палеозое  рифтогенных структур в пределах восточной пассивной окраины Северо-Азиатского кратона и внедрение среднепалеозойского дайкового комплекса базитов востока Сибирской платформы.

Ленский литосферный корень соответствует контурам  Ленского низкочастотного гравитационного максимума размером 600х1100 км и амплитудой более 50 мГал в северо-восточной части Сибирской платформы и Якутской аномалии пониженного теплового потока. Ранее А.В. Манаков (2001) по комплексу геолого-геофизических признаков выделил алмазоносный литосферный корень,  охватывающий центральную часть Якутской алмазоносной провинции. Проблема формирования  литосферного корня остаётся открытой:  в условиях верхней фронтальной части плюма; при субдукции (de Witt, 1998; Helmstaedt, 1993; Sengor, 1999); в процессе активизации литосферы (Шерман, Днепропетровский, 1989); при аккреции  литосферных фрагментов, подстилающих древние террейны (Розен и др., 2006).

Ленскому корню по данным ГМТЗ (Поспеева и др., 2005) соответствует утолщённый, с мощностью не менее 250 км сегмент литосферы.  Ленский литосферный корень автором (Стогний Г.А., Стогний В.В., 2005, 2006) рассматривается как сохранившийся сегмент архейской литосферы, не подвергшийся в фанерозое  редукции со стороны Сибирского и Верхоянского плюмов, выражением которых являются современные верхнемантийные области разуплотнения (соответственно Тунгусский и Верхоянский региональные гравитационные минимумы). Так, в связи с воздействием Сибирского плюма  мощность литосферы северо-востока Сибирской платформы в промежуток времени между верхним девоном – нижним карбоном  и верхней юрой  уменьшилась от 180-230 до 130-150 км (Похиленко, Соболев, 1998; Тычков и др., 2008).

Якутский  литосферный корень. Якутский гравитационный максимум низкочастотной составляющей поля размером 400х1000 км и амплитудой более  40 мГал идентифицируется как частично (до 200 км) редуцированный сегмент литосферы архейского континента. Раздел между Ленским и Якутским литосферными корнями вызван процессами образования Байкало-Вилюйской системы рифтов.

Геодинамические условия формирования Ленского и  Якутского литосферных корней, Алданской коро-мантийной области деструкции литосферы и Верхоянской верхнемантийной астенолинзы определили основные черты глубинного строения восточной части Северо-Азиатского кратона, что отражено в первом защищаемом положении.

Глава 3. ТЕКТОНИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ КРИСТАЛЛИЧЕСКОГО

ФУНДАМЕНТА  ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ СЕВЕРО-АЗИАТСКОГО КРАТОНА

Кристаллический фундамент восточной части Северо-Азиатского кратона на 80% перекрыт фанерозойским осадочным чехлом Сибирской платформы и Верхояно-Колымской орогенной области. Для выявления и оценки региональных структур, контролирующих золотое оруденение,  разработана схема тектонического строения кристаллического фундамента в системе гранит-зеленокаменных областей и гранулит-гнейсовых поясов, в пределах которых выделены гранитогнейсовые купола, зеленокаменные пояса, массивы магматических пород, зоны диафтореза.

Строение кристаллического фундамента восточной части Северо-Азиатского кратона на первом этапе было рассмотрено на уровне Алдано-Станового, Верхоянского и Ленского геоблоков (рис. 1) и  составляющих их блоков более высокого порядка. В дальнейшем схема блоковой делимости служила основой при обосновании схемы строения  кристаллического фундамента в системе гранит-зеленокаменных областей и обрамляющих их гранулит-гнейсовых поясов. Данная классификация важна с точки зрения прогнозно-поисковых критериев на золото.  Разработка тектонической схемы выполнена на основе выявленных геолого-геофизических  критериев  элементов Алдано-Станового щита (Стогний Г.А., Стогний В.В., 2005): зеленокаменных поясов (Субганский, Чаро-Токкинский, Темулякит-Тунгурчинский), гранито-гнейсовых куполов (Якокутский), блоков высокобарических гранулитов (Курультинский, Зверевский, Верхнетимптонский, Ларбинский), массивов габбро-анортозитов (Каларский, Кавактинский, Геранский), зон диафтореза (Тыркандинский разлом).

Структура кристаллического фундамента восточной части Северо-Азиатского  кратона представляется в виде Олёкминской, Оленёкской, Батомгской, Сунтар-Хаятинской, Североверхоянской и Накынской гранит-зеленокаменных областей, разделённых раннепротерозойскими Алданским и Алакитским и позднепротерозойскими Анабаро-Ленским и Байкало-Вилюйским гранулит-гнейсовыми  поясами (рис. 3). Становой мегаблок Алдано-Станового щита и блоки раннедокембрийских пород Охотского срединного массива  отнесены к  сформированному в фанерозое юго-восточному обрамлению кратона – Становому и Охотскому гранулит-гнейсовым поясам  (Стогний Г.А., Стогний В.В., 1999б).

Южные фланги Олёкминской и Батомгской архейских  гранит-зеленокаменных областей и раннепротерозойского Алданского пояса изучены в пределах Алдано-Станового щита. С учётом критериев отражения субганского комплекса в геофизических полях оконтурены перекрытые  платформенным чехлом северные фрагменты Чаро-Токкинского и Темулякит-Тунгурчинского зеленокаменных поясов и обосновывается выделение Олёкмо-Амгинского зеленокаменного пояса (Стогний, Стогний, 1996, 1997).

1 – контуры щитов; 2 – гранит-зеленокаменные области (Бт – Батомгская, Он – Оленёкская, Ол – Олёкминская, Нк – Накынская, Св – Североверхоянская, С-Х – Сунтар-Хаятинская); 3–5 – гранулит-гнейсовые пояса: 3 – раннепротерозойские (Ал – Алданский, Ак – Алакитский), 4 – позднепротерозойские (А-Л – Анабаро-Ленский, Б-В – Байкало-Вилюйский), 5 – фанерозойские (Вт – Витимский, Ох – Охотский, Ст – Становой);  6 – тектонические нарушения: а – сутуры  (В – Восточноверхоянская, Л – Лаптевоморская,  К – Каларо-Чогарская, О – Охотоморская), б – разломы (А – Западноалданский, Ч – Чонский, Х – Хатангский,  З – Западноверхоянский,  П – Присеттедабанский, Т – Тунгусский); 7 – восточная граница Сибирской платформы. Геоблоки: БГ – Буреинский, КГ – Колымский, ПГ – Приморский, ТГ – Тун  гусский 

Рис. 3. Строение кристаллического фундамента восточной части Северо-Азиатского кратона и его обрамления (Стогний Г.А., Стогний В.В., 2005, 2007а)

Накынская и Оленёкская  гранит-зеленокаменные области  перекрыты платформенным чехлом мощностью более 5 км.  Значения изотопного датирования ТNd(DМ)  коровых ксенолитов (гранат-пироксеновых амфиболитов, биотит-амфиболовых плагиогнейсов, амфиболитов) трубок Удачная, Заполярная и Новинка  находятся в пределах 3286-2109 млн лет (Тектоника …, 2001), что отражает как время формирования пород, так и последующие циклы их преобразования. Исходя из типизации локальной составляющей  гравитационного поля строение Оленёкской области представляется в виде совокупности блоков II порядка (Стогний Г.А., Стогний Вас.В., 2006а).

Протерозойские гранулит-гнейсовые пояса представлены двумя типами земной коры: раннепротерозойские Алданский и Алакитский  сложены гранулитами умеренных давлений и температур (Т = 540-700о С, Р = 5-8 кбар), а позднепротерозойские Анабаро-Ленский и Байкало-Вилюйский – гранулитами высоких давлений и температур (Т = 750-950о С, Р = 6-11 кбар).

Алданский раннепротерозойский гранулит-гнейсовый пояс, разделяющий Олёкминскую и Батомгскую области, представляет собой веерообразную структуру надвиговых чешуй и пластин  общей мощностью до 8 км (Стогний Г.А., Стогний В.В., 1999а), а возраст метаморфизма пород оценивается в 2.3-1.9 млрд лет (Котов, 2003).

Анабаро-Ленский позднепротерозойский гранулит-гнейсовый пояс  в своей северной части содержит фрагмент  Анабарского щита (рис. 3) и состоит из Далдынского и Хапчанского сегментов, разделённых зоной тектонических нарушений с невскрытыми массивами гранитов и анортозитов. Время формирования пояса фиксирует период в 1500-1800 млн лет, установленный U-Th-Pb методом (Строение земной …, 1986), а также тектономагматический этап в 1700-1730 млн лет, проявившийся в излиянии кислых эффузивов в условиях рифтогенеза (Худолей и др., 2007).  Анабаро-Ленский подвижный пояс по результатам моделирования представляет собой в поперечном разрезе  V-образную структуру глубиной до 18 км (Стогний Г.А., Стогний Вас. В., 2006а).

Байкало-Вилюйский  позднепротерозойский пояс обычно выделяется по субширотной зоне пониженных значений магнитного поля, а за его восточное ограничение принимается Вилюйская впадина (Гафаров и др., 1978; Кушев, 1985). Нами его контуры обоснованы по зоне линейных гравитационных максимумов и с учётом этого продлены под терригенно-карбонатными отложениями ВКОО (Стогний Г.А., Стогний В.В., 1999б). О времени  формирования пояса можно судить по имеющимся датировкам вскрытых Мухтинской скважиной метаморфических  пород –  1184-2522 млн лет (Тектоника .., 2001).

Юго-восточное обрамление Северо-Азиатского кратона. В проблеме реконструкции  юго-восточного обрамления Северо-Азиатского кратона наиболее актуальным является вопрос времени и механизма формирования  Станового мегаблока  Алдано-Станового  щита и Охотского массива, на природу которых имеются различные точки зрения (Гринберг, 1968; Жуланова, 1990; Карсаков, 1995; Натапов, Сурмилова, 1995; Парфёнов, 1984; Прокопьев и др., 2003; Тектоника…, 2001). Нами (Stogny G.A., Stogny V.V., 1995; Стогний Г.А., Стогний В.В., 1999а,б, 2000, 2005) предложена геодинамическая модель формирования структуры Станового гранулит-гнейсового пояса в условиях мезозойской коллизии Северо-Азиатского и Сино-Корейского кратонов.

Мезозойский возраст формирования структуры Станового гранулит-гнейсового  пояса, представляющего коллаж блоков станового комплекса, метаморфизованного в условиях амфиболитовой фации, и блоков высокобарических гранулитов, обосновывается: 1) процессами  преобразования архейских метаморфических комплексов, оцениваемыми К-Ar-датировками в 230-110 млн лет (Геохронология докембрия…, 1968); 2) наличием надвигов архейских метаморфических комплексов Станового гранулит-гнейсового пояса на мезозойские терригенные отложения Южноякутской системы впадин и Монголо-Охотской складчатой системы; 3) закрытием в конце средней юры восточной части Монголо-Охотского океана (Тектоника…, 2001);  4) временем образования в 130-109 млн лет (Антонов, Банковская, 2000) массивов гранитоидов Станового пояса. Подтверждением предложенной нами (Stogny G.A., Stogny V.V., 1995) модели формирования Станового гранулит-гнейсового пояса являются полученные в последние годы датировки мезозойского возраста гранитоидов, относимых ранее к протерозойским (Антонов, Банковская, 2000; Сальникова и др., 2006),  ультрабазитов Весёлкинского и Петропавловского массивов (Бучко и др., 2007), раннемелового возраста регионального метаморфизма становой серии (Ларин и др., 2006).  Блоки гранулитов  Станового гранулит-гнейсового пояса сгруппированы в три субширотные пояса протяженностью до 900 км: Каларо-Джугджурский, Ларбинско-Чогарский и  Могоча-Урушанский (Стогний, Стогний, 1996), в них локализованы массивы анор­тозитов (Каларский, Кавактин­ский, Тукса­нийский, группа Джугджурских и др.). На примере Зверевского блока охарактеризованы петрологические особенности гранулитов (Стогний и др., 1991). Исходя из предложенной модели (Стогний, Стогний, 1997), только начиная с мезозоя существовали реологические условия, способные обеспечить вывод блоков высокобарических гранулитов на поверхность.

Процесс формирования Охотского гранулит-гнейсового пояса, судя по К-Ar и Ar-Ar датировкам в 375-250 млн лет (Загрузина и др., 1978) архейских  (3.3-3.2 млрд лет по В.К. Кузьмину с соавт., 1995) метаморфических комплексов происходил в условиях транспрессии Верхоянской окраины Северо-Азиатского кратона и палеоплиты Тихого океана  (Стогний Г.А., Стогний В.В., 2004б, 2005).

Тектоническая эволюция.  В имеющихся схемах тектонического развития изучаемого региона реализованы практически все концепции геодинамики ХХ века.  Так, ряд авторов (Гусев, Хаин, 1985; Розен, 2003; Смелов, Тимофеев, 2003) полагают, что консолидированная кора кратона была сформирована за счёт аккреции и амальгамации архейских террейнов. Согласно предлагаемой модели тектонической эволюции (Стогний Г.А., Стогний В.В., 1999б, 2005), сформированная в архейский этап  литосфера мощностью более  250 км  на конец архея представляла собой единый архейский Якутский протократон,  характер­ным элементом кото­ро­го была  система субмеридио­на­ль­ных зеленокаменных поясов (Субганский, Олондинский, Чаро-Токкинский и др.). В дальнейшем синхронные с распадом и зарождением протерозойских суперконтинентов процессы рифтогенеза и коллизии определили блоковую делимость кратона и формирование раннепротерозойских Алакитского и Алданского поясов, сложенных чешуями малоглубинных гранулитов,  и позднепротерозойских Анабаро-Ленского и Байкало-Вилюйского поясов. В фанерозое активными были лишь окраины кратона, так на его юго-восточной окраине были сформированы структуры Охотского и Станового гранулит-гнейсовых поясов.

По результатам интерпретации геолого-геофизических материалов выделены гранитогнейсовые купола, невскрытые фрагменты зеленокаменных поясов, невскрытые массивы магматических пород, зоны диафтореза, блоки высокобарических гранулитов.

Глава 4. ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗМЕЩЕНИЯ ЗОЛОТОНОСНЫХ ПРОВИНЦИЙ В СВЯЗИ С ГЛУБИННЫМ СТРОЕНИЕМ ЛИТОСФЕРЫ ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ  СЕВЕРО-АЗИАТСКОГО КРАТОНА

В  главе дан  анализ связи закономерностей размещения Алдано-Становой и Верхояно-Черской золотоносных и Якутской  алмазоносной провинций с  глубинными элементами литосферы (Алданская коро-мантийная область деструкции,  Верхоянская астенолинза, Ленский и Якутский литосферные корни).

Современный этап изучения глубинной геодинамики и эволюции Земли по мнению Ю.Г. Леонова  и Д.В. Рундквиста (2004, с. 67) «создал возможность принципиально иного подхода к региональным прогнозно-металлогеническим работам: не от искомой руды к прогнозным площадям, а от особенностей региональной геологии к выявлению мест наиболее вероятных крупных концентраций полезных ископаемых». Уникальность металлогении восточной части Северо-Азиатского кратона заключается в полярных закономерностях  размещения крупнейших месторождений золота Алдано-Становой  и Верхояно-Черской  и алмаза Якутской металлогенических  провинций.  Анализ соответствия данных провинций выделенным надрегиональным элементам литосферы (глава 2)  показывает, что в контурах Ленского литосферного корня  расположена Якутская алмазоносная провинция, Верхоянской верхнемантийной астенолинзы – Верхояно-Черская золоторудная провинция, Алданской области деструкции литосферы – Алдано-Становая золоторудная провинция. В связи с этим нами был поставлен вопрос о роли данных элементов литосферы Северо-Азиатского кратона в формировании региональных закономерностей размещения месторождений золота и алмаза (Стогний Г.А., Стогний, 2005). 

В практике прогнозно-металлогенических исследований широко применяются понятия рудоконтролирующих систем, в их числе: рудообразующая, рудопитающая, магматогенно-рудная; рудно-магматическая саморазвивающаяся; рудно-метасоматическая; флюидно-магматическая и др. (Термины и понятия …, 1991).  Ввиду многофакторности формирования месторождений полезных ископаемых  для минерагенических таксонов различного ранга определяющей будет та или иная рудоконтролирующая система. В этом плане представляется перспективным понятие «рудогеодинамическая система», применение которого, по нашему мнению, будет наиболее продуктивно на стадии региональных исследований. Понятие  рудоконтролирующая геодинамическая система введено для  надрегиональных элементов литосферы (крупный сегмент кратона, плюм, астенолинза и т.д.), которые контролируют металлогеническую провинцию либо субпровинцию. Рудоконтролирующая геодинамическая (рудогеодинамическая) система – это надрегиональный элемент литосферы, обладающий определёнными металлогеническими и геолого-геофизическими характеристиками, которые могут быть использованы в качестве региональных прогнозно-поисковых критериев (Стогний Г.А., Стогний, В.В., 2011).

Алдано-Становая золотоносная провинция. Алдано-Становой щит в отличие от Анабарского, Балтийского и Украинского кристаллических щитов Северной Евразии – регион крупнейших месторождений золота. В связи с этим проведен анализ строения литосферы данных щитов. Мощность литосферы  Анабарского и Украинского щитов находится в пределах 180-200 км (Поспеева и др., 2005; Старостенко и др., 2008), Балтийского – 140-220 км (Глазнев, 2002), Алдано-Станового – 100-150 км (Тектоника …, 2005). Уровень низкочастотной составляющей гравитационного поля щитов Северной Евразии изменяется в пределах:  Анабарского – от +40 до -10; Балтийского – от +20 до -40;  Украинского – от +20 до -20;  Алдано-Станового – от -20 до -110 мГал. То есть, лишь Алдано-Становой щит имеет наименьшую мощность литосферы и  расположен в контурах наиболее низких значений гравитационного поля – Алданского регионального минимума, интерпретируемого как Алданская коро-мантийная область деструкции литосферы (рис. 2). Формирование в мезозое Алданской области деструкции  в процессе коллизии  Северо-Азиатского и Сино-Корейского кратонов и редукция литосферы  до 100-150 км способствовали активизации рудоносных растворов, что привело к появлению промышленной золотоносности Алдано-Станового щита. При этом  одним из источников  золота  являлись раннедокембрийские метабазит-ультрабазитовые породы, а перераспределение и концентрация рудной компоненты происходили в процессе их переработки гидротермальными растворами главным образом в пределах наиболее проницаемых структур земной коры – гранитогнейсовых куполов (Стогний Г.А., Стогний В.В., 1998, 2001а).  Таким образом, в данном случае области деструкции и сокращения мощности литосферы можно относить к факторам прогноза золоторудных провинций на щитах.

Верхояно-Черская золотоносная провинция. Верхояно-Черская (название согласно В.А. Амузинскому и Г.С. Иванову, 1997) провинция в плане соответствует контурам Верхоянской астенолинзы. На источник золота Верхояно-Черской металлогенической провинции имеются две основные точки зрения (Фирсов, 1985; Константинов и др., 1988;  Гамянин, 2001; Кокин, 2002 и др.): золото связано с мезозойскими массивами гранитоидов и источником золота являются осадочные отложения верхоянского комплекса  Верхояно-Колымской орогенной области. Исходя из предложенной модели глубинного строения литосферы данного региона  генератором флюидов, которые играли решающую роль как  в мобилизации золота из нижней части земной коры, так и в перераспределении его в верхоянском терригенном комплексе,  служила Верхоянская верхнемантийная  астенолинза.  Участие мантийных флюидов в рудоносных системах, формирующих  месторождения золота Северо-Востока России,  отмечают  В. А. Амузинский (2005), И.И. Абрамович с соавт. (1999), А.А.Оболенский с соавт. (2011) и др.  Так,  В.А. Амузинский (2005) формирование золото-сурьмяных месторождений Адыча-Тарынской зоны, содержащих самородные металлы,  связывает с глубинными металлоносными водородными (водородно-углеводородными) флюидами.

Рис. 4. Надрегиональные рудоконтролирующие структуры литосферы восточной части Северо-Азиатского кратона (Стогний Г.А., Стогний В.В., 2011)

1 – раннедокембрийские щиты; 2 – Охотско-Чукотский пояс; 3-6 – рудоконтролирующие  структуры литосферы: 3 – Ленский (Лн) литосферный корень, 4 – Якутский  (Як) литосферный корень,  5 – Алданская (Ал) область деструкции, 6 – Верхоянская (Вр) астенолинза; 7 –  восточная граница  Сибирской платформы; 8 – глубинные ограничения  Северо-Азиатского кратона; 9 – контуры минерагенических провинций. Звёздочка – кимберлитовая трубка Манчары

Золото Верхояно-Черской провинции совмещено с сурьмой (Адыча-Тарынская золото-сурмяная зона), оловом (Иньяли-Дебинский синклинорий), серебром и полиметаллами (Южно-Верхоянский синклинорий, Аркачанский рудный район),  мышьяком (Кокин, 1984; Гамянин, 2001). Для Алдано-Становой золоторудной провинции характерна связь золота с платиной (Разин и др., 1994), поэтому нами (Стогний Г.А., Стогний В.В., 1998)  было предложено название золотоплатинометалльная Алдано-Становая провинция. Такая геохимическая специализация Алдано-Становой и Верхояно-Черской золоторудных провинций связана, прежде всего, с условиями формирования  Алданской коро-мантийной области мезозойской деструкции литосферы юго-восточной окраины Сибирской платформы и Верхоянской астенолинзы. В первом случае в условиях коллизии происходило лишь перераспределение золота  раннедокембрийских пород в пределах коры, а во втором верхнемантийная Верхоянская астенолинза являлась генератором флюидно-магматических рудных систем  Верхояно-Колымской орогенной области.

Соответствие Якутской алмазоносной провинции Ленскому литосферному корню позволяет подойти к проблеме оценки на алмазоносность восточной части Сибирской платформы. По параметрам литосферы и характеру её отражения в низкочастотной составляющей гравитационного поля аналогом Ленского литосферного корня является Якутский (рис. 4). Кроме того, в разрезе земной коры  профиля «Берёзово–Усть-Майя» (Егоркин и др., 1988) можно выделить ряд особенностей, благоприятных для  локализации продуктивного на алмаз кимберлитового магматизма: подъем кровли кристаллического фундамента (Якутское поднятие); большие глубины поверхности Мохоровичича; практически полное отсутствие выдержанных внутрикоровых границ, а также низкие значения теплового потока, от 40 до 20 мВт/м2,  что типично для алмазсодержащих блоков.  В соответствии с этим территория, отвечающая Якутскому литосферному корню,  прогнозируется как потенциально-перспективная Центральноленская алмазоносная субпровинция  (Стогний, Стогний, 2005, 2007; Стогний Г.А., Стогний Вас.В., 2006д), в контурах которой в 2007 г. при заверке аэромагнитной аномалии, выявленной ЦПСЭ ГУГГП «Якутскгеология» в 100 км юго-западнее г. Якутска,  была обнаружена первая кимберлитовая трубка Манчары (рис. 4, обозначена звёздочкой).

Открытие трубки Манчары показало эффективность применения  региональных геолого-геофизических прогнозных критериев, учитывающих особенности глубинного строения литосферы.

Таким образом,  мезозойские процессы на восточной и юго-восточной окраинах Северо-Азиатского кратона, вызванные Верхоянской верхнемантийной астенолинзы и Алданской коро-мантийной областью деструкции литосферы, явились благоприятными факторами образования высокой золотоносности Алдано-Становой и Верхояно-Черской провинций, что нашло отражение  во втором защищаемом положении. 

Глава 5. РЕГИОНАЛЬНЫЕ  РУДОКОНТРОЛИРУЮЩИЕ СТРУКТУРЫ АЛДАНО-СТАНОВОЙ ЗОЛОТОНОСНОЙ ПРОВИНЦИИ

На основе разработанной схемы тектонического строения Алдано-Станового щита и его эволюции обоснованы прогнозно-поисковые геолого-геофизические модели региональных золотоносных структур, выделены потенциально-перспективные на золото районы и узлы, предложена схема районирования Алдано-Становой золоторудной провинции. Изложены результаты проведенных автором  поисковых работ по оценке на золотое оруденение площадей Верхнеунгринского и Верхнетимптонского золотоносных районов, а также Кавактинского массива габбро-анортозитов.

Золотодобыча на Алдано-Становом щите началась с конца  XIX века, в первую очередь с освоения наиболее доступных россыпных месторождений, а с 30-х годов ХХ века открываются и разрабатываются месторождения Центрально-Алданского рудного района.  Алдано-Становая золоторудная провинция обычно выделяется в контурах АСЩ,  продолжение структур которого в северном и южном  направлениях под осадочными отложениями  позволяет расширить её границы. Для Алдано-Становой провинции имеется несколько принципиально различающихся схем районирования на золото (Билибин, 1959, 1961; Металлогеническая …, 1982; Ахметов и др., 1987; Богданов и др, 1987; Стогний, Стогний, 1997;  Попов и др., 1999; Степанов, 2009;  Стогний Г.А., Стогний, 1998, 2004; Сухов, 2000;  Тектоника …, 2001; Тектоника …, 2005; Схема …, 2003  и др.), отражающих прежде всего концептуальные точки зрения авторов на тектоническое строение АСЩ. Алдано-Становая золоторудная провинция обычно делится на Алданскую и Становую области, за границу между которыми принимается Становой глубинный разлом (Ахметов и др., 1987),  южные фрагменты дугообразных сутур (Попов и др., 1999; Тектоника …, 2001),  Предстановая система субширотных надвигов, трассирующая с юга мезозойские впадины (Стогний, Стогний, 1994; Стогний Г.А., Стогний В.В., 1998, 2004; Сухов, 2000).

На протяжении ХХ века ведущим поисковым критерием золоторудных объектов АСЩ было наличие мезозойских щелочных массивов (Билибин, 1959, 1961; Ахметов и др., 1987; Ветлужских, 2007  и др.),  которые в  настоящее  время  довольно хорошо изучены и вероятность выявления в их пределах крупных золоторудных объектов невелика. В связи с этим остро стоит вопрос разработки  новых  прогнозно-поисковых моделей золотого оруденения Алдано-Становой провинции на базе геолого-геофизических критериев. Выделение рудоконтролирующих структур золотого оруденения Алданской и Становой металлогенических областей проведено на основе разработанной схемы тектонического строения АСЩ (рис. 5).

Алданская золоторудная область.  Основными рудоконтролирующими структурами  являются (рис. 5): 1) гранитогнейсовые купола с приуроченными к ним узлами мезозойского щелочного магматизма (эталон –  Центрально-Алданский золоторудный район); 2) раннедокембрийские базит-ультрабазитовые комплексы (эталон –  рудопроявления Кур, Притрассовое и Димовское); 3) зеленокаменные пояса, золото в железистых кварцитах (эталон – Чаро-Токкинский район) и метабазитах (эталон –  рудопроявление Лемочи);  4) массивы мезозойских щелочных пород (эталон –  Кет-Капский район);  5) зоны регрессивного метаморфизма (Тыркандинский разлом в контурах Джелтулинского  района).

К  критериям выделения гранитогнейсовых куполов отнесены области переработки кристаллического фундамента  глубиной до 10 км, отражающиеся гравитационными минимумами амплитудой до 30 мГал и размером до 100 км в поперечнике. По этим критериям были выделены  Джелтулинский, Дырылыкский, Гынымский,  Ломамский, Уянский и Нельканский гранитогнейсовые купола (Стогний Г.А. и др., 1992; Stogny V.V., Stogny G.A., 1995), к которым приурочена

Условные обозначения к рис. 5: 1-2 – осадочные отложения: 1 – Сибирской платформы и Монголо-Охотского орогенного пояса, 2 – Верхояно-Колымской орогенной области; 3 – раннедокембрийские породы Алдано-Станового щита и Баладекского выступа; 4 – вулканиты  Охотско-Чукотского и Удско-Станового поясов; 5-6 – зеленокаменные пояса: 5 – по геологическим данным, 6 – по геофизическим данным; 7 –  невскрытые массивы  метабазитов, выделенные в контурах гравитационных максимумов; 8 – невскрытые массивы  гранитов, выделенные в контурах гравитационных минимумов; 9 – невскрытые массивы  щелочных пород, выделенные в контурах магнитных максимумов; 10 – гранитогнейсовые купола, выделенные в контурах гравитационных минимумов; 11 – блоки гранулитов Станового мегаблока, выделенные в контурах гравитационных максимумов;  12 – Апсакан-Лантарская область разуплотнения Станового мегаблока;  13 – глубинные разломы, выраженные гравитационными ступенями; 14 – месторождения золота Становой области; 15 – контуры известных золоторудных районов  по (Ахметов и др., 1987;  Тектоника…, 2005; Сухов, 2000): Ц-А – Центрально-Алданский, Дж – Джелтулинский, В-А – Верхнеамгинский, В-У – Верхнеунгринский;  Вт – Верхнетимптонский,  Лм – Ломамский, Лб – Любкакайский, Н-А – Нуямо-Алгоминский,  К-К – Кет-Капский, Он – Оноконский, Чр – Чоруодинский, Кб – Кабактанский, Ст –  Сутамский, Дм – Дамбукинский, Ч-У – Чогаро-Удыхинский, Пр – Предджугджурский, К-М – Капури-Майский, Бл – Баладекский;  16 – потенциально-перспективные золоторудные районы и узлы по данным комплексной интерпретации:

Алданская золотоносная область: контролируемые гранитогнейсовыми куполами: Др – Дырылыкский, Гн – Гынымский, Ят – Якутский,  Ом –  Омнинский, Нк – Нельканский;  массивами щелочных  пород: Бс – Бестуорский, Кн – Киенгский, Ус – Усмунский; зеленокаменными  поясам:  Дк – Далкытский,  Ал – Алдакайский, Тн – Тяньский; метабазитами: Ол – Олонгринский, Он – Онхойский, Ст – Сытыганский, Тл – Туолбинский; Юн – Юэнгелинский,  Мг – Мегюсканский, Ул – Улаханский, Тк – Токинский, Мд – Медвежий, Нж – Нижнеомнинский,  Кр – Керакский, Дс – Дёсовский;  зонами диафтореза: Чг – Чугинский, Хк – Хайконский; массивами гранитов: Мк – Мюкянский, Дн –  Джанорский. 

Становая золотоносная область:   контролируемые  блоками высокобарических гранулитов: Нж – Нижнеларбинский, Нм – Нуямский, Тс – Туксанийский, Дл – Далучинский, Нк – Нюкжинский,  Лп – Лопчинский, Ил – Иличиканский, Лр – Ларбинский,  Ян – Янканский,  Бр – Брянтинский, Св – Сивакано-Токский, Нп – Непский,  Нг – Нюгалинский, Тк – Тутканский;  массивами метабазитов:  Чр – Черемной, Лк – Лукиндинский, Ан – Аномальный, Дг – Джагдакский,  Ун – Унахинский,  Шв – Шевлинский;  Апсакан-Лантарской областью мезозойской гранитизации:  Чл – Чалбукский,  Ун – Унинский, Чп – Чапский;  невскрытыми массивами гранитов: Вз – Верхнезейский. 

большая часть золотоносных районов Алданской области. Наиболее хорошо изученным является контролируемый Якокутским (Центрально-Алданским) гранитогнейсовым куполом Центрально-Алданский золоторудный район (ЦАР) с его известными месторождениями лебединого, рябинового и куранахского типов (Казанский, 1988; Афанасьев, 2004).

На рис. 6. показано распределение  месторождений и рудопроявлений золота ЦАР  по отношению к массивам мезозойских пород и контурам  Якокутского гранитогнейсового купола. Вероятным источником золота служили раннедокембрийские метабазиты.  К наиболее перспективным следует отнести Уянский и Ломамский гранитогнейсовые купола, в пределах которых широко развит мезозойский магматизм и имеются экранирующие осадочные отложения.

Повышенный поисковый интерес  к сульфидизированным телам метабазитов Центрального Алдана как объектам, содержащим золотое оруденение,  связан с выявлением рудопроявлений Кур и Притрассовое Верхне-Любкакайского рудного поля (Торопыгин и др., 2001). Площади широкого развития раннедокембрийских метабазитов с пирит-пирротиновым оруденением проявляются в гравитационном поле локальными максимумами, к которым часто приурочены магнитные максимумы. К потенциально-перспективным  отнесены  Керакский, Дёсовский,  Олонгринский, Онхойский, Туолбинский, Сытыганский, Юнгюэлинский, Мегюсканский, Улаханский и др. районы (рис. 5).

Рис. 6. Якокутский гранитогнейсовый купол – рудоконтролирующая структура Центрально-Алданского золоторудного района. По Г.А. Стогний (Stogny V.V., Stogny G.A., 1995)

1-2 – элементы гравитационного поля: 1 – минимумы, 2 – максимумы; 3 – Инаглинский массив ультраосновных пород; 4 – мезозойские массивы щелочных пород; 5 –  Якокутский гранитогнейсовый купол; 6 – месторождения и рудопроявления золота Центрально-Алданского рудного района

Золотое оруденение зеленокаменных поясов Алдано-Становой металлогенической провинции относится к  двум типам: 1) тип золотоносных магнетитовых кварцитов Тарыннахского месторождения железа (Поповченко, 1994); 2) тип золотоносных метасоматитов  рудопроявления Лемочи (Тектоника …, 2001). В  качестве потенциально-перспективных рекомендуются Тяньский  и Далкытский  узлы (рис. 5) Темулякит-Тунгурчинского зеленокаменного пояса, сложенные метабазитами и проявляющиеся гравитационными максимумами интенсивностью до 10 мГал.

Массивы мезозойских щелочных пород обычно структурно приурочены к гранитогнейсовым куполам. Меньшая часть мезозойских массивов контролируется тектоническими нарушениями – это в первую очередь Кет-Капский узел. В качестве потенциально перспективных  на золотое оруденение рекомендуются Бестуорский,  Киенгский и Усмунский узлы.

Зоны регрессивного метаморфизма по раннедокембрийским породам  проявляются чаще всего линейными максимумами магнитного поля, что связано с образованием магнетита за счёт изоморфного железа пироксенов и роговой обманки. Эталоном является  зона Тыркандинского разлома, в пределах которой известны рудопроявления и россыпи золота. В качестве перспективных рекомендуются  Чугинский и Хайконский золоторудные узлы (рис. 5).

Становая золоторудная область.  Металлогенический облик Становой металлогенической области определяют многочисленные россыпи золота, приуроченные к блокам высокобарических гранулитов  (Стогний Г.А., Стогний В.В., 1998).  К наиболее крупным золотороссыпным районам следует отнести Дамбукинский,  Верхнетимптонский, Сутамский, Предджугджурский и Чогаро-Удыхинский (рис. 5). Практически все золоторудные месторождения находятся в контурах Апсакан-Лантарской зоны мезозойской гранитизации земной коры. Исходя из этого, прогнозно-поисковые геолого-геофизические модели золотого оруденения Становой  области  можно описать  двумя типовыми моделями, рудоконтролирующими структурами которых являются гранулитовые комплексы, слагающие как крупные (более 60 км в поперечнике) блоки среди станового комплекса, так и локальные площади в контурах Апсакан-Лантарской зоны гранитизации, контролируемой Каларо-Чогарской сутурой.

Блоки высокобарических гранулитов (Сутамский, Верхнетимптонский, Зверевский и т.д.) в гравитационном поле отражаются максимумами амплитудой до 15 мГал. Магнитное поле гранулитовых блоков мозаичное, слабо отрицательное, положительными аномалиями проявляются пласты железистых кварцитов и линзы магнетитсодержащих метабазитов. Основным источником золота являются кварц-пирит-пирротиновые и кварц-карбонат-полисульфидные жилы в метабазитовых породах. На базе разработанных геолого-геофизических моделей рудоконтролирующих структур золотого оруденения Становой области рекомендованы потенциально-перспективные районы (рис.5).

Практически все промышленные месторождения рудного золота и россыпи АСЩ находятся в пределах Алданского и Станового гранулит-гнейсовых  поясов. Так, Центрально-Алданский, Джелтулинский и Ломамский рудные районы  приурочены к гранитогнейсовым куполам Алданского гранулит-гнейсового пояса, а Дамбукинский, Верхнетимптонский, Сутамский, Чогаро-Удыхинский, Купури-Майский золотоносные районы – к высокобарическим гранулитам Станового  гранулит-гнейсового пояса. Олёкминская и Батомгская гранит-зеленокаменные области содержат рудопроявления и мелкие месторождения золота. Кет-Капский рудный район занимает промежуточное положение – он приурочен к границе Алданского гранулит-гнейсового пояса с Батомгской гранит-зеленокаменной областью. Такая закономерность в локализации золотого оруденения объясняется нами с позиции тектонической эволюции раннедокембрийской земной коры  АСЩ.

Современная структура АСЩ сформирована главным образом тектоническими режимами позднеархейского,  раннепротерозойского и мезозойского циклов, особенности которых  определили закономерности размещения золота  Алдано-Становой провинции (Стогний Г.А., Стогний, 1998, 2002, 2005). В раннем протерозое был сформирован Алданский гранулит-гнейсовый пояс. Перестройка раннедокембрийской земной коры  юго-восточной активной окраины Сибирской платформы произошла в мезозойский этап, когда в условиях коллизии Северо-Азиатского и Сино-Корейского кратонов был образован  Становой гранулит-гнейсовый пояс.

Образование золоторудных месторождений и рудопроявлений  Алданской металлогенической области происходило в процессе  всех  тектонических циклов, а  Становой –  лишь в мезозойский. Так, в архейский этап была сформирована земная кора гранит-зеленокаменного типа c рудопроявлениями золота в железистых кварцитах Чаро-Токинского и в базитах Токко-Ханинского и Олондинского  зеленокаменных поясов. Формирование  раннепротерозойского Алданского гранулит-гнейсового  пояса сопровождалось широким проявлением процессов метасоматоза и внедрением интрузий  основных пород, что привело к образованию месторождений и рудопроявлений золота в метабазитовых комплексах (типа Кур и Притрассовое). Мезозойский тектонический этап явился наиболее продуктивным на золотое оруденение, что объясняется в первую очередь  геодинамической обстановкой, возникшей в конце юры в области взаимодействия Северо-Азиатского и Сино-Корейского кратонов.  В этот этап в пределах Алданской золотоносной области широко проявился щелочной магматизм, а в контурах гранитогнейсовых куполов произошла  мобилизация золота из раннедокембрийских метабазитов с его переотложением  в породах платформенного чехла (Центрально-Алданский, Джелтулинский, Ломамский,  Кет-Капский, Верхне-Амгинский золотоносные  районы).

В Становой области щелочной магматизм практически отсутствует, нет и ярко выраженных гранитогнейсовых куполов, здесь образование месторождений и рудопроявлений золота (Ледяное, Скалистое, Бамское, Колчеданный Утёс, Авлаяканское) контролировалось Апсакан-Лантарской зоной мезозойской  гранитизации (рис.5). Практически все известные россыпные районы (Дамбукинский, Верхнетимптонский, Сутамский и др.) приурочены к блокам гранулитов северного и южного флангов Становой металлогенической области, что связано в первую очередь с процессами формирования структуры Станового гранулит-гнейсового пояса в условиях коллизии Северо-Азиатского и Сино-Корейского кратона. При выдвижении с уровня нижней коры гранулитовые блоки испытали максимальную тектоническую переработку, диафторез и метасоматоз, способствующие как  мобилизации  золота, так и его перераспределению с формированием золото-кварцевых и золото-пирит-пирротиновых жил.

Размещение известных и потенциально-перспективных золоторудных районов и узлов Алданской области имеет мозаичный характер, подчёркивая блоковое строение Алданского мегаблока. В границах Становой золотоносной области выделены три субширотные металлогенические зоны (с севера на юг): Каларо-Джугджур­ская, Апсакан-Лантарская и Ларбинско-Чогарская. Юго-западная часть Становой области обособлена в Могочинскую золотоносную зону.  В контурах Апсакан-Лантарской зоны находится основная часть золоторудных месторождений: Ледяное, Скалистое, Бамское, Колчеданный Утёс и  Авлаяканское.  Месторождение Березитовое локализовано в Сергаченском блоке гранулитов Могочинской золотоносной зоны. Перспективы Становой металлогенической области  связываются, прежде всего, с невскрытыми блоками гранулитов (Нижнеларбинский, Нуямский, Туксанийский, Уганский,  Чапский,  Куртакский, Унинский и др. потенциально золоторудные районы).

Охарактеризованные рудоконтролирующие структуры определили особенности проявления и распределения золоторудных объектов Алданской и Становой металлогенических областей Алдано-Становой золотоносной провинции. Разработанные типовые геолого-геофизические модели золотоносных структур являются базовыми элементами прогноза и поиска золотого оруденения,  что нашло отражение в третьем защищаемом положении. 

Результаты геолого-поисковых работ

В работе изложены результаты детальных геолого-поисковых работ автора на золотое оруденение в пределах Верхнеунгринского и  Верхнетимптонского золоторудных районов. Проведенными исследованиями Бурпалинский площади Верхнеунгринского золоторудного района  выявлен ряд участков и точек минерализации, перспективных на золотое оруденение (Стогий Г.А., Стогний В.В., 2005). Это позволяет поставить вопрос о выделении данного типа оруденения (бурпалинский) в самостоятельный  перспективный тип золотого оруденения для Становой металлогенической области. По своим характеристикам бурпалинский  тип близок к месторождению золота Колчеданный Утёс. Для оценки перспективности данного типа золотого оруденения рекомендован участок Чопко-Унгра.

Верхнетимптонский район  известен прежде всего как район богатых  россыпей золота. В качестве золоторудных объектов обычно служили кварцевые и кварц-сульфидные жилы, а основным поисковым критерием являлось наличие мезозойских щелочных пород (Ветлужских, 1968 г.; Подъячев, 1985 г.; Ветлужских, 2007). С целью выявления золотого оруденения были проведены геохимические и геофизические поисковые работы на площади, ограниченной руч. Муравьёвский – руч. Дорожный, а также в пределах Кавактинского габбро-анортозитового массива.  По материалам данных работ рекомендованы Скабельцинский,  Муравьёвский и  Тимптонский перспективные узлы, выделенные в контурах зон сульфидизации, а также  Первомайский и Лебединый узлы, контролируемые одноимёнными массивами основных пород (Стогний В.В., Стогний Г.А., 1997). За главный поисковый  критерий золотого оруденения приняты площади  широкого развития метабазитов с сульфидным оруденением (Стогний Г.А., Стогний В.В., 2001).

Глава 6.  РУДОКОНТРОЛИРУЮЩИЕ СТРУКТУРЫ

ВЕРХОЯНО-ЧЕРСКОЙ МЕТАЛЛОГЕНИЧЕСКОЙ ПРОВИНЦИИ

На примере Аллах-Юньской и Адыча-Тарынской золоторудных зон, Чочимбал-Аркачанского и Тарынского рудных районов показана роль разломов и гранитогнейсовых куполов кристаллического фундамента и троговых структур осадочного чехла в локализации золотого оруденения Верхояно-Черской металлогенической провинции (контуры региона исследования ограничены границами территории Якутии, рис. 1).

При металлогеническом районировании золотое оруденение Верхояно-Колымской орогенной области обычно рассматривают в пределах единой провинции, получившей ряд названий: Верхоянская (Билибин, 1961), Верхояно-Черс­кая (Амузинский, Иванов, 1997), Верхояно-Колымская (Схема металлогенического …, 2001) и т.д. Учитывая, что западная и восточная границы Верхояно-Колымской орогенной области определены  соответственно Верхоянским хребтом и хребтами Черского и Момским (Стогний Г.А. и др.,  2003а),  принято название, данное В.А. Амузинским и Г.С. Ивановым (1997) – Верхояно-Черс­кая.

Практически все золоторудные  объекты Верхояно-Черской провинции перекрыты чехлом кайнозойских отложений мощностью от 5 до 100 м, в связи с чем возрастает роль геофизических методов в объеме поисковых работ, а создание прогнозно-поисковых геолого-геофизических моделей рудоконтролирующих структур ставится в ранг самостоятельной проблемы. Типовые прогнозно-поисковые геолого-геофизические модели разработаны на примере Аллах-Юньской и Адыча-Тарынской рудных зон, Чочимбал-Аркачанского и  Тарынского рудных  районов.

Месторождения  золота Аллах-Юньской зоны  (Нежданинское, Булар, Оночалах, Бриндакит, Юр и другие)  локализованы в пределах Южно-Верхоянского метаморфического пояса, образование которого связывается с коллизией Верхоянской пассивной окраины и Охотского террейна (Parfenov, 1991), а также с влиянием тыловой зоны Удско-Мургальской окраинно-континентальной магматической дуги (Тектоника …, 2001) и т.д. Нами образование Южно-Верхоянского метаморфического пояса  объясняется динамотермическими условиями, возникшими в результате активизации Присеттедабанского межгеоблокового разлома в мезозое. Заложение Присеттедабанского межгеоблокового разлома, по-видимому, произошло в позднем протерозое в связи с формированием  Верхоянской пассивной окраины Северо-Азиатского кратона, в дальнейшем он контролировал Бурхалинскую рифтогенную систему и палеозойское осадконакопление. С мезозоя зона  Присеттедабанского межгеоблокового разлома являлась региональной рудоконтролирующей структурой. Так, месторождения золота Оночалах, Булар, Бриндакит, Юр и Дуэт локализованы непосредственно в зоне разлома, а крупнейшее  Нежданинское месторождение расположено в области его влияния (рис. 7).

Практически все месторождения золота Аллах-Юньской зоны приурочены к блокам высокоплотных золотосодержащих черносланцевых толщ верхоянского комплекса, отражающихся локальными максимумами Хатынгской и  Нежданинской гравитационных аномалий (Стогний Г.А., Стогний В.В., 2005). Так,  Нежданинское месторождение  золота обособлено в блоке верхоянского комплекса, проявляющемся локальным гравитационным максимумом Нежданинской аномалии. Мощность рудовмещающей толщи оценена в 3.5 км при её средневзвешенной избыточной плотности  в 0.03 г/см3 (Стогний Г.А. и др., 2002).

Увеличению плотности верхоянского комплекса способствовали гидротермально-метасоматические  преобразования в узкой  полосе Присеттедабанского межгеоблокового разлома. В формировании месторождений золота Аллах-Юньской зоны в области влияния Присеттедабанского межгеоблокового разлома можно выделить  два этапа: 1) динамотермического метаморфизма (150-120 млн лет); 2) локальный гидротермально-метасоматический (120-90 млн лет). Процессы регионального метаморфизма, вызванные подвижками в зоне Приссетедабанского разлома,  привели к перераспределению золота черносланцевых толщ верхоянского комплекса и появлению многочисленных рудопроявлений,  за счёт  которых  во второй этап произошло  образование месторождений золота (Кокин, Силичев, 1987).

Рис. 7. Схема рудоконтролирующих структур глубокого заложения Верхояно-Черской золотоносной провинции. По  Г.А. Стогний (Стогний Г.А. и др., 2002, 2003; Стогний Г.А., Стогний В.В., 2000, 2005) 

1 – выходы кристаллического фундамента; 2 – Охотско-Чукотский вулканический пояс;  3 – мезозойские гранитоиды; 4 – гранитогнейсовые купола кристаллического фундамента: Хр – Хараулахский, Кл – Куларский,  Эч –  Эчийский, Тр –  Тарынский, Ор – Орулганский, Дл – Дулганахский; 5 – глубинные ограничения Северо-Азиатского кратона: Восточноверхоянская (В) и Охотоморская (О) сутуры; 6 – межблоковые глубинные разломы: А-Т – Адыча-Тарынский,  Б – Байкало-Вилюйский, З – Западноверхоянский, П –  Присеттедабанский, С – Сартангский,  Ц –Центральный; 7 –  контур Верхоянского гравитационного минимума;  8 – месторождения и рудопроявления золота

Адыча-Тарынская металлогеническая зона с золото-сурьмяными месторождениями (Сарылах и Сентачан) не имеет аналогов в пределах Верхояно-Черской провинции, что указывает на особую геодинамическую обстановку её формирования, а именно в условиях рифтогенной структуры – трога  (Бергер, 1990) протяженностью более 500 км, выполненной верхненорийскими отложениями. Преимущественное северо-западное простирание Адыча-Тарынского трога подчинено одноимённому глубинному разлому, а субдолготное в южной части – восточному контуру Тарынского гранитогнейсового купола (рис. 7). Адыча-Тарынский трог не содержит  невскрытые интрузии меловых гранитоидов, последние располагаются непосредственно на плечах трога, а их длинная ось обычно ориентирована согласно его простиранию. Накопление верхненорийских турбидитовых отложений шло в узком (10-15 км) троге в зоне регионального разлома, возникшего за счёт дифференцированных движений Адычанского, Оймяконского и сопряжённых с ними блоков кристаллического фундамента. Золото-сурьмяные месторождения и рудопроявления  локализованы в контурах блоков интенсивно дислоцированных верхненорийских отложений, проявляющихся  локальными гравитационными максимумами Адычанской аномалии (Стогний  Г.А. и др.,  2003). Мощность рудовмещающих отложений при их средневзвешенной избыточной плотности 0.02 г/см3 по расчётным данным не превышает 4 км. Адыча-Тарынский трог контролировал проявления андезит-риолитового вулканизма и миграцию флюидов, обогащавших золотом и сурьмой терригенные отложения. 

Рис. 8. Эчийский гранитогнейсовый купол – рудоконтролирующая структура Чочимбал-Аркачанского рудного района (Стогний Г.А., Стогний В.В., 2005)

1 – верхоянский терригенный комплекс; 2 – карбонатный палеозойский комплекс; 3 –метаморфические породы кристаллического фундамента; 4 – меловые штоки гранитоидов; 5 – Эчийский гранитогнейсовый купол и его проекция на поверхности; 6 – невскрытые интрузии гранитоидов; 7 – месторождения серебра и золота (Бз – Безымянное, Кс – Кысылтасское, Мн – Мангазейское); 8 –  Центральный (Ц) разлом; 9 –  кривые поля силы тяжести: наблюдённая (сплошная) и расчётная (точки).  Цифры на разрезе – средневзвешенная плотность комплексов

Если  тектонические нарушения  как структуры, контролирующие месторождения золота, анализируются постоянно, то гранитогнейсовые купола кристаллического фундамента Верхояно-Колымской орогенной области как рудоконтролирующие структуры  рассматриваются лишь автором (Гриненко, Стогний, 1992; Стогний Г.А., Стогний В.В., 2004, 2005). Эчийский, Тарынский, Куларский, Орулганский, Дулганахский и Хараулахский гранитогнейсовые купола кристаллического фундамента  (рис. 7) выделены в контурах гравитационных минимумов размером до 100 км и амплитудой 10-20 мГал. Данные минимумы ранее отождествлялись с глубокими (до 18 км) впадинами палеозойского основания (Андрусенко и др., 1972) либо с гранитными батолитами. Эчийскому гранитогнейсовому куполу соответствует золото-серебряный Чочимбал-Аркачанский рудный район (рис. 8), Куларскому –  одноимённый  золоторудный район, Хараулахскому – потенциальный Дьяндинско-Охоносойский золоторудный район, а к Тарынскому куполу приурочены  мелкие рудопроявления  золота и серебряное месторождение Купольное. 

Характер  размещения золотого  оруденения в пределах влияния гранитогнейсовых куполов Верхояно-Черской металлогенической провинции определяется (Стогний Г.А., Стогний В.В., 2004): 1) наличием в надкупольной области черносланцевых толщ  с повышенным содержанием золота; 2) уровнем эрозионного среза; 3) составом протолита гранитогнейсового купола, метабазитовые комплексы которого являлись источником золота.  Площади над апикальными частями гранитогнейсовых куполов можно рассматривать как потенциально-перспективные на золотое оруденение.

С  учётом разработанной  автором схемы глубинного строения Верхояно-Колымской орогенной области прогнозно-поисковые геолого-геофизические модели региональных структур, контролирующих золотое оруденение Верхояно-Черской металлогенической  провинции  можно описать двумя типовыми моделями: модель 1 –  глубинный разлом позднепротерозойского-палеозойского  заложения, выраженный в осадочном слое  конседиментационным прогибом (трогом);  модель 2 – гранито-гнейсовый купол кристаллического фундамента.

Типовая  модель 1. Эталон Адыча-Тарынская зона. 1) Геолого-геофизические критерии – глубинный разлом  кристаллического фундамента, проявляющийся  региональной гравитационной ступенью, в плане совмещённой с зоной шириной 5-10 км и протяженностью до 500 км малоамплитудных гравитационных максимумов локальной составляющей гравитационного поля, отражающих пояс высокоплотных пород верхоянского терригенного комплекса. 2) Структурный критерий – узкий и протяжённый палеопрогиб (типа Адыча-Тарынского трога). 3) Рудовмещающая локальная структура блок высокоплотных пород верхоянского комплекса размером до 5х10 км, проявляющийся локальным гравитационным максимумом амплитудой 1-2 мГал. 5) Минералого-геохимический фактор – наличие россыпей, точек минерализации, литогеохимических ореолов золота. Металлогеническая специализация – золото, сурьма.

Перспективы на золотое оруденение Аллах-Юньской и Адыча-Тарынской  золотоносных зон нами связываются  с известными рудопроявлениями и точками минерализации, находящимися в контурах локальных гравитационных максимумов Хандыгской, Нежданинской и Адычанской аномалий.

Типовая  модель 2. Эталон – Аркачан-Чочимбальский рудный район. 1) Геолого-геофизические критерии  – гранитогнейсовый  купол кристаллического фундамента (рис. 8), отвечающий контурам гравитационного минимума диаметром 100-150 км и амплитудой до 20 мГал и полям развития мезозойского магматизма в осадочном чехле. 2) Рудоконтролирующая локальная структура  – невскрытые интрузии гранитов либо диоритов, соответственно проявляющиеся в гравитационном поле минимумом либо максимумом. Средневзвешенная плотность верхоянского терригенного комплекса – 2.62 г/см3, гранитов – 2.58 г/см3, гранодиоритов – 2.63 г/см3. 3) Наличие полей развития метасоматических пород – локальные магнитные аномалии. 4) Металлогеническая специализация – золото, серебро, полиметаллы. На золотое оруденение рекомендованы площади развития С-Р1 терригенных отложений в пределах Орулганского и Дулганахского гранитогнейсовых куполов.

Полученные результаты оценки роли глубинных разломов позднепротерозойско-палеозойского  заложения, проявленных конседиментационными прогибами (трогами) в верхоянском терригенном комплексе,  и гранитогнейсовых куполов кристаллического основания Верхояно-Колымской орогенной области в региональных закономерностях размещения золоторудных объектов Верхояно-Черской металлогенической провинции (в границах Якутии) позволили обосновать четвёртое защищаемое положение.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основе анализа данных по полезным ископаемым и результатов комплексной интерпретации геолого-геофизических материалов (в границах Якутии)  исследована  проблема связи закономерностей  размещения золотого оруденения восточной части докембрийского Северо-Азиатского кратона с разноуровенными элементами литосферы (литосферный корень, астенолинза, гранитогнейсовый купол, массивы магматических пород  и т.д.).

Показано, что глубинное строение литосферы восточной части Северо-Азиатского кратона  определяют четыре сформированные в различных геодинамических условиях элемента: Ленский и Якутский литосферный корни; Алданская коро-мантийная область мезозойской деструкции литосферы юго-восточной окраины Сибирской платформы; Верхоянская верхнемантийная астенолинза Верхояно-Колымской складчатой системы. Данные элементы литосферы отнесены к категории  надрегиональных  рудоконтролирующих геодинамических систем в минерагенической зональности размещения золотоносных провинций восточной части докембрийского Северо-Азиатского кратона. Условия формирования Алданской коро-мантийной области разуплотнения и  и Верхоянской астенолинзы определили геохимическую специализацию Алдано-Становой и Верхояно-Черской золотоносных провинций. 

Региональные рудоконтролирующие структуры золотого оруденения восточной части докембрийского Северо-Азиатского  кратона обоснованы с учётом разработанной схемы строения кристаллического фундамента, к главным  тектоническим единицам которого отнесены архейские Оленёкская, Накынская, Олёкминская, Батомгская, Сунтар-Хаятинская и Североверхоянская гранит-зеленокаменные области, разделённые  раннепротерозойскими Алданским и Алакитским и позднепротерозойскими Анабаро-Ленским и Байкало-Вилюйским гранулит-гнейсовыми  поясами.  Юго-восточное обрамление кратона выражено транспрессионными структурами фанерозойских Станового и Охотского гранулит-гнейсовых поясов. Выделены невскрытые фрагменты зеленокаменных поясов, гранитогнейсовые купола, массивы интрузивных пород, зоны разломов и диафтореза.

Тектоническая эволюция Алданского и Станового мегаблоков Алдано-Станового щита определила региональные закономерности формирования и размещения золотого оруденения Алданской и Становой областей Алдано-Становой металлогенической  провинции.  Размещение золотоносных структур Алданской области имеет мозаично-блоковый характер.  В границах Становой золотоносной области выделены три субширотные (с севера на юг) Каларо-Джугджурская, Апсакан-Лантарская и Ларбинско-Чогарская металлогенические зоны.  Апсакан-Лантарская зона содержит основные рудные месторождения: Ледяное, Скалистое, Бамское и Колчеданный Утёс. На основе разработанных прогнозно-поисковых геолого-геофизических моделей рудоконтролирующих структур рекомендованы потенциально-перспективные золоторудные районы.

По результатам поисково-оценочных работ на золотое оруденение рекомендован участок Чопко-Унгра Верхнеунгринского золотоносного района, а в пределах Верхнетимптонского золотоносного района –  Скабельцинский,  Муравьёвский и  Тимптонский перспективные узлы, выделенные в контурах зон сульфидизации, а также  Первомайский и Лебединый узлы, контролируемые массивами основных-ультраосновных пород.

Оценена роль глубинных разломов и гранитогнейсовых куполов  кристаллического фундамента Верхояно-Черской золотоносной провинции как структур, контролирующих золотое оруденение Адыча-Тарынской и Аллах-Юньской металлогенических зон, а также Чочимбал-Аркачанского,  Куларского и Тарынского рудных районов.

Выявленная роль разноуровенных рудоконтролирующих структур литосферы  в  закономерностях формирования и размещения  месторождений золота восточной части Северо-Азиатского кратона и разработанные прогнозно-поисковые геолого-геофизические модели рудоконтролирующих структур Алдано-Становой и Верхояно-Черской золотоносных провинций позволяют с новых позиций подойти к прогнозной оценке и стратегии поиска перспективных золоторудных объектов.



Основные публикации по теме диссертации

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК

  1. Стогний Г.А., Стогний В.В.,  Келле Э.Я., Пилипенко А.П. Атмохимические поиски кимберлитовых тел в закрытых районах // Разведка и охрана недр. 1984. № 2.  С. 24-26.
  2. Стогний В.В., Смелов А.П., Стогний Г.А. Глубинное строение Алданского щита //  Геология и геофизика. 1996. Т. 37. №  10. С. 88-97. 
  3. Стогний В.В., Стогний Г.А. Тектоническая расслоенность Алдано-Станового геоблока // Тихоокеанская геология. 1996. №  3. С. 135-139.
  4. Стогний Г.А., Стогний В.В. Платиноносность Алдано-Станового щита // Геология рудных месторождений. 1998. Т. 40. №  6. С. 529-535.
  5. Стогний Г.А., Стогний В.В. Подвижные пояса Алдано-Станового щита – индикаторы реологического состояния земной коры // Изв. вузов. Геология и разведка. 1999а. №  5. С. 129-135.
  6. Стогний Г.А., Стогний В.В. Тектоническая эволюция кристаллического фундамента юго-востока Сибирского континента // Отечественная геология. 1999б. №  4. С. 68-72.
  7. Стогний Г.А., Стогний В.В. Строение литосферы Верхояно-Колым­ской орогенной области // Отечественная геология. 2000. №  5. С. 41-44.
  8. Стогний В.В., Стогний Г.А., Васильев С.П. Гравитационное и магнитное поля Якутии // Геофизика. 2000. № 2. С.48-51.
  9. Стогний В.В., Стогний Г.А. Металлогеническое районирование Алдано-Становой золотоплатинометалльной провинции // Изв. вузов. Геология и разведка. 2003. № 1. С. 17-21. 
  10. Стогний В.В., Стогний Г.А., Зедгенизов А.Н. Становой мегаблок Алдано-Станового щита: структура и эволюция // Отечественная геология. 2003. № 3. С. 64-66.
  11. Стогний Г.А., Стогний В.В., Бабкина Т.Г. Адыча-Тарынская золото-сурьмяная зона: геолого-геофизический аспект // Отечественная геология. 2003. №  6. С. 75-78.
  12. Стогний Г.А., Стогний В.В. Гранитогнейсовые купола – рудоконтролирующие структуры Верхояно-Колымской орогенной области // Изв. вузов. Геология и разведка. 2004. № 4. С. 8-12.
  13. Стогний Г.А., Стогний Вас.В. Структура кристаллического фундамента северо-востока Сибирской платформы по результатам анализа геофизических полей // Тихоокеанская геология. 2006а. № 4. С. 26-32.
  14. Стогний Г.А., Стогний Вас.В. Типизация  магнитных  неоднородностей кристаллического фундамента северо-востока Сибирской платформы // Отечественная геология. 2006б. № 5. С. 102-104.
  15. Стогний В.В., Стогний Г.А. Геолого-геофизические предпосылки алмазоносности Алданской антеклизы  // Изв. вузов. Геология и разведка. 2007. № 4. С. 15-20.
  16. Стогний Г.А., Стогний В.В. Региональные неоднородности литосферы Северо-Азиатского кратона // Геофизика. 2009. № 6. С. 59-65. 

Монографии

  1. Стогний В.В., Стогний Г.А. Тектоническая расслоенность Алдано-Станового геоблока. Новосибирск: Наука, 1997. 151 с.
  2. Стогний Г.А., Стогний В.В. Геофизические поля восточной части Северо-Азиатского кратона. Якутск: Сахаполиграфиздат. 2005. 176 с.
Публикации  в журналах, сборниках и материалах  конференций
  1. Стогний В.В., Стогний Г.А., Невольских С.Г. Геолого-геофизи­ческая характеристика сульфидного оруденения среднего течения реки Бурпала (Южная Якутия) // Региональная геология и полезные ископае­мые Якутии. Якутск: Изд-во ЯГУ. 1991.  С. 147-154.
  2. Гриненко В.С., Стогний Г.А. О глубинном строении Куранахского антиклинория (Западное Верхоянье) // Надвиги и шарьяжи платформенных и складчатых областей Сибири и Дальнего Востока и их металлогеническое значение. Иркутск, 1992. C. 98-99.
  3. Стогний В.В., Стогний Г.А., Невольских С.Г. Прогнозная оценка Кавактинского массива Южной Якутии на апатит-титаномагнетитовое оруденение // Стратиграфия, тектоника и полезные ископаемые Якутии. Якутск: Изд-во ЯГУ. 1992. С. 143-148.
  4. Стогний Г.А., Жукова Л.И, Сидоренко А.Н. Тектоническое строение Тимптоно-Учурского блока Алданского щита // Геофизические исследования в Якутии. Якутск: Изд-во ЯГУ. 1992. С. 71-75.
  5. Стогний Г.А. Модель глубинного строения Южного Верхоянья // Геофизические исследования в Якутии.  Якутск: Изд-во ЯГУ. 1995. С. 37-39.
  6. Stogny G.A., Stogny V.V. Tectonic setting of the granulite belts in the south of the Aldan shield (Siberia, Russia) // Journal of the Czech Geological Society. Vol. 40. Num. 3. Abstract volume International conference on Thermal and Mecanical Interactions in Deep seated Rocks. Prague. 1995. P. 46.
  7. Stogny V.V., Stogny G.A. Granite-gneiss domes of Aldan shield // Proceeding of the International conference on arctic margins. Magadan. 1995.  P. 210-213.
  8. Stogny G.A., Stogny V.V., Stativa A.S. Tectonic layering and seismisity of the Aldan shield (Siberia) // Abstracts of the 30th International Geological Congress. Beijing, China. 1996. V. 3. P. 169.
  9. Стогний В.В., Стогний Г.А. Тектонические условия сейсмичности Алдано-Станового геоблока // Изв. вузов. Геология и разведка. 1997. №  6. С. 27-33.
  10. Stogny G.A., Stogny V.V. Geophysical fields and geodynamic model of the Verkhoyansk-Kolyma orogen (Northeast Russia) // Journal of the Czech geological society. Abstract Volume. Prague.  2000. Vol. 45. Num. 3-4. P. 265.
  11. Стогний Г.А., Стогний В.В. Региональные закономерности размещения золотого оруденения Алдано-Станового щита // Проблемы геологии и металлогении Северо-Востока Азии на рубеже тысячелетий. Магадан, 2001а. Т. 2. С.107-109.
  12. Стогний Г.А., Стогний В.В. Структура Верхояно-Колымской орогенной области с позиций тектоники плюмов // 7-я Международная конференция по тектонике плит им. Л.П. Зоненшайна. М.: Научный мир,  2001б. С. 217-218.
  13. Стогний Г.А. Геодинамические условия формирования гранитоидов Станового пояса // Тектоника и металлогения Центральной и Северо-Восточной Азии. Новосибирск, 2002. С. 137-138.
  14. Стогний Г.А., Стогний В.В. Эволюция Верхояно-Колымской орогенной области с позиций тектоники плюмов // Мантийные плюмы и металлогения.  Петрозаводск-Москва, 2002. С. 238-241.
  15. Стогний Г.А., Стогний В.В., Алпатов В.В. Модель формирования структуры Нежданинского месторождения золота: геофизический аспект // Вопросы теории и практики комплексной геологической интерпретации гравитационных, магнитных и электрических полей. М.: Изд-во ОИФЗ РАН. 2002. С.71-72. 
  16. Стогний Г.А., Стогний В.В. Геофизические критерии золотого оруденения Верхояно-Колымской орогенной области // Проблемы прогнозирования, поисков и изучения месторождений полезных ископаемых на пороге XXI века. Воронеж: ВГУ. 2003. С. 638-641.
  17. Стогний Г.А., Стогний В.В., Васильев С.П., Черников В.И. Условия формирования горных систем Верхояно-Колымской орогенной области // Вестник Госкомгеологии РС(Я). 2003а. № 1. С. 23-26.
  18. Стогний Г.А., Стогний В.В., Зайцев А.И. Модель формирования рудно-магматической структуры Сарычева (Северо-Восток России) // Науковий вiсник нацiонального гiрничого унiверситету. Днiпропетровськ. 2003б. № 9. С. 36-38.
  19. Гриненко В.С., Стогний Г.А. Роль ремобилизации докембрийского субстрата в формировании рудоносных объектов Западного Верхоянья // Вестник Госкомгеологии РС(Я). Якутск, 2004. № 1. С. 50-57.
  20. Стогний Г.А., Стогний В.В. Рудно-магматическая структура Сарычева: геолого-геофизический аспект // Золото Сибири и Дальнего Востока: геология, геохимия, технология, экономика, экология. Улан-Удэ: изд-во БНЦ СО РАН. 2004а. С. 208-210.
  21. Стогний Г.А., Стогний В.В. Метаморфические подвижные пояса юго-восточной части Северо-Азиатского кратона  // Эволюция тектонических процессов в истории Земли: Материалы XXXVII Тектонического совещания. Новосибирск, 2004б. Т.2. С. 199-201.
  22. Стогний Г.А., Стогний В.В. Структура юго-восточного обрамления Северо-Азиатского кратона // Тектоника коры и мантии. Тектонические закономерности размещения полезных ископаемых. М.: Геос. 2005а. Т. 2. С. 238-241.
  23. Стогний В.В., Стогний Г.А. Плотностные неоднородности литосферы Северо-Азиатского кратона // Новые идеи в науках о Земле. М.: КДУ. 2005. Т. 2. С. 239.
  24. Стогний В.В. Стогний Г.А. Магнитное поле Якутии: структура и природа // Геофизический журнал (Украина, Киев). 2006а. Т.8.  № 5. С. 87-94. 
  25. Стогний В.В., Стогний Г.А. Геологическая природа Амгинской магнитной аномалии Алдано-Станового щита и её металлогеническое значение // Рудогенез и металлогения востока Азии. Якутск: ИГАБМ СО РАН. 2006б. С. 186-188.
  26. Стогний Г.А., Стогний В.В. Строение кристаллического фундамента Якутской кимберлитовой провинции по данным интерпретации гравитационного поля // Вопросы теории и практики геологической интерпретации гравитационных, магнитных и электрических полей: Екатеринбург. 2006. С. 340-345.
  27. Стогний Г.А., Стогний Вас.В. Типизация  плотностных  неоднородностей кристаллического фундамента северо-востока Сибирской платформы // Вестник Госкомгеологии РС(Я). Якутск, 2006в.  № 1. С. 3-9.
  28. Стогний Г.А., Стогний Вас.В. Роль плюмов в образовании Якутской кимберлитовой провинции // Актуальные проблемы рудообразования и металлогении. Новосибирск: Академическое изд-во «Гео», 2006г. С. 213-215.
  29. Стогний Г.А., Стогний Вас.В. Региональные критерии прогноза кимберлитовых субпровинций востока Сибирской платформы на основе интерпретации гравимагнитных материалов // Рудогенез и металлогения Востока Азии. Якутск: ЯГУ. 2006д. С. 188-191.
  30. Стогний Г.А., Стогний В.В. Структура и тектоническая эволюция восточной части Северо-Азиатского кратона //  Фундаментальные проблемы тектоники. М.: ГЕОС. 2007а. С. 237-241.
  31. Стогний Г.А., Стогний В.В. Кимберлитовый магматизм как индикатор деформационных волн Земли //  Новые идеи в науках о Земле.  М.: РГГРУ. 2007б. Т. 5. С. 245-247.
  32. Стогний Г.А., Стогний В.В. Плотностные и магнитные неоднородности литосферы Якутской кимберлитовой провинции // Проблемы прогнозирования и поисков месторождений алмазов на закрытых территориях. Якутск: изд-во ЯНЦ СО РАН. 2008а. С. 120-124.
  33. Стогний Г.А., Стогний В.В. Неоднородности литосферы Северо-Востока России (восточная часть Сибирской платформы и Верхояно-Колымская орогенная область) // Связь поверхностных структур земной коры с глубинными. Петрозаводск: Карельский НЦ  РАН. 2008б. Т. 2. С. 229-233.
  34. Стогний Г.А., Стогний В.В. Строение кристаллического фундамента восточной части Сибирской платформы // Геологический вестник КубГУ. 2009а. №1. С. 14-21. 
  35. Стогний Г.А., Стогний В.В. Региональные неоднородности литосферы Северо-Азиатского кратона и их роль в закономерностях размещения полезных ископаемых // Тектоника и глубинное строение востока Азии. Хабаровск: ИТиГ ДВО РАН. 2009б. С. 132-135.
  36. Стогний Г.А., Стогний В.В. К проблеме золотоносности раннедокембрийских щитов Северной Евразии (по результатам анализа геолого-геофизических материалов) // Геодинамика. Глубинное строение. Тепловое поле Земли. Екатеринбург, 2009в. С. 454-458.
  37. Стогний Г.А., Стогний В.В. Разноранговые неоднородности  литосферы в формировании золота Алдано-Становой и Верхояно-Черской провинций // Вопросы теории  и практики геологической интерпретации гравитационных, магнитных и электрических полей. М.: ИФЗ РАН. 2010а. С. 346-350.
  38. Стогний Г.А., Стогний В.В. Потенциально перспективная Центральноленская кимберлитовая провинция – новый алмазоносный объект Якутии // Актуальные проблемы прогноза, поисков и оценки месторождений полезных ископаемых. Киев: Академпериодика. 2010б. С. 77-78.
  39. Стогний Г.А., Стогний В.В. Региональные контролирующие геодинамические системы золотого оруденения Северо-Востока России: геолого-геофизический аспект // Современное состояние наук о Земле. М.: изд-во МГУ. 2011. С. 1788-1991.
  40. Стогний Г.А. Блоки гранулитов Станового орогенного пояса – рудоконтролирующие  структуры золота Алдано-Становой провинции // Гранулитовые и эклогитовые комплексы в истории Земли. Петрозаводск: Карельский НЦ РАН. 2011. С. 226-229.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.