WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

БОГДАНОВ Николай Александрович ЭКОЛОГО-ЛИТОДИНАМИЧЕСКИЙ ПОДХОД:

НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ И МЕТОДЫ ОЦЕНКИ СОСТОЯНИЯ ТЕРРИТОРИЙ 25.00.36 – Геоэкология 25.00.25 – Геоморфология и эволюционная география

АВТОРЕФЕРАТ

диссертация на соискание ученой степени доктора географических наук

Москва – 2008 PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com

Работа выполнена в лаборатории региональной экологии Научно-производственного предприятия «Эколого-аналитический Центр»

Научный консультант:

доктор географических наук Эмма Александровна Лихачева

Официальные оппоненты:

доктор географических наук, профессор Е.И. Игнатов доктор географических наук, профессор Б.И. Кочуров доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, академик РАМН Н.В. Русаков

Ведущая организация:

Российский государственный университет им. И. Канта (Калининград)

Защита состоится 14 ноября 2008 г. в 11 час. на заседании диссертационного совета Д.002.046.03 при Институте географии РАН по адресу:

Москва 119017, Старомонетный пер.,29; факс: (495)959-00-

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института географии РАН Отзывы на автореферат (в двух экземплярах, заверенные печатью) просьба высылать по указанному адресу ученому секретарю совета

Автореферат разослан «…»…………………2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, к.г.н. Л.С. Мокрушина PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Компоненты природной среды, практически повсеместно, испытывают механическую, химическую и другие формы антропогенного воздействия. Возрос уровень нагрузки на антропогенные объекты и природных явлений. Совокупное природно-антропогенное воздействие изменяет состояние среды обитания. В результате, нередко возникают экологически проблемные ситуации и территории, нежелательные для жизни и хозяйствования [Глазовская, 1976, 1997; Израэль, Цыбань, 1989; Сает и др., 1990; Перельман, Касимов, 2000;

Рельеф…, 2002; Русаков, Рахманин, 2004; Айбулатов, 2005, 2007; Глазовский, Зонн, 2006, Земная…, 2007; Прикаспий-2007. Геология…, 2007 и др.].

Актуальность темы определяется потребностями выявления в пределах освоенных территорий зон, где ландшафт, в особенности рельеф, а также состав и свойства отложений наиболее подвержены, прежде всего, механическим и химическим изменениям от суммарного природно-антропогенного воздействия. Вопросы оценки, выделения и ранжирования (зонирования) территорий по признакам проблемности лежат в русле экологической доктрины страны (от 31.08.02., № 1225) в плане повышения качества жизни, охраны здоровья населения и разработки инновационных методов оценки состояния среды обитания, в т.ч. и на стадии инвестиционных проектов. Значимость оценки возрастает на участках интенсивного воздействия и с укрупнением детальности работ [Комментарий…, 1999; Чернышев, Фролова, 2005; Геоэкология Москвы…, 2006 и др.]. В этой связи, в переносящих и депонирующих средах автором выявлены закономерности перераспределения и накопления обломочного материала, тяжелых минералов и металлов, аэрозолей, взвесей, химических веществ и их форм. Опираясь на идеи Н.А. Флоренсова (1978), М.А. Глазовской (1988) и А.А. Гаврилова (2007), данные процессы, в общем случае, можно назвать литодинамикой, а подход к их изучению, оценке и фиксированию энергомассопереноса в ландшафтно-геоэкологическом пространстве – эколого-литодинамическим (ЭЛП).

Цель работы – создание концепции эколого-литодинамического подхода к оценке состояния освоенных территорий.

Для достижения поставленной цели решались следующие задачи:

- анализ современного состояния эколого-географических исследований, терминологии и методологии оценок территорий;

- разработка эколого-литодинамического подхода к оценке состояния многофункционально используемых земель;

- систематизация в рамках ЭЛП наиболее общих принципов технологии выделения проблемных территорий и прибрежных акваторий по морфолитодинамическим и геохимическим характеристикам;

- оптимизация технологии зонирования на основе выбора и сопоставления наиболее информативных характеристик состояния среды;

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com - обоснование значимости инновационных методов зонирования, дополнительные экспертные показатели которых повышают надежность оценок санитарно- и геоэкохимического состояния многофункционально используемых земель с неоднородными геоэкологическими условиями.

Объектами исследования послужили в разной мере освоенные регионы Европейской России, где в решении экологических проблем с 1978 г. и до настоящего момента непосредственное участие принимал автор. В диссертации обобщен опыт работ в береговой зоне Юго-Восточной Балтики, на побережье СевероЗападного Прикаспия (низовья р. Волги), в средней полосе России (гг. Иваново, Москва), на Карельском перешейке (Ленинградская область). Решались вопросы:

а) освоения месторождений – газоконденсатных и прибрежно-морских редкометалльных россыпей; оценок б) абразионного риска, в) морфолитодинамического, санитарно- и геоэкохимического состояния ландшафта и его литогенного субстрата. Совокупность рельефа и слоя геологического субстрата мощностью до первых метров рассматривалась автором как единое целое – поверхностная морфолитосистема, реагирующая на изменения и отражающая особенности взаимодействия эндогенных, экзогенных и техногенных процессов, формирующих экологическое состояние территорий. В этом отношении, для диагностики химического воздействия наиболее информативен слой мощностью 0-020 см [Перельман, Касимов, 2000; СанПиН 2.1.7.1287-03], а механического, особенно динамично проявляемого в прибрежной зоне моря – активный слой наносов, перерабатываемый современными экстремальными штормами.

Научная новизна работы заключается в следующем:

1. Разработан и апробирован эколого-литодинамический подход – как фундаментальный принцип технологии оценок состояния территорий, испытывающих совокупное природно-антропогенное механическое и химическое воздействие.

ЭЛП является новым научно-прикладным направлением в геоэкологии и экологической геоморфологии, объединяющий способы экспертных оценок суши и прибрежной зоны моря.

2. Создана логическая модель технологии выделения проблемных зон по морфолитодинамическим и геохимическим характеристикам.

3. Выделен комплекс наиболее информативных характеристик среды для оптимизации технологии зонирования: параметры потоков ветро- и волновой энергии, фоновые и аномальные свойства элементов ландшафта, накопительные барьеры, частицы определенного удельного веса и крупности, химические вещества и их формы.

4. Дополнена инновационными методами существующая система оценок геоэкохимического состояния органо-литогенного субстрата рельефа освоенных территорий. В основу методов заложены экспертные показатели: а) природного и техногенного накопления ртути по количественным соотношениям ее форм, б) заPDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com грязнения урбогрунта по взаимоналожению литохимических аномалий и степени окисленности нефтепродуктов, в) индекс загрязнения «почв».

5. Расширена нововведениями и информативность метода статического зондирования в прибрежно-морских условиях: а) определены мощности активного слоя пляжевых и донных отложений; б) ранжированы толщи наносов по динамическим стратотипам, отражающим ярусность штормовой абразии; в) ориентировочно геометризирован продуктивный пласт подводной россыпи.

6. Разработана теоретическая схема динамики химического загрязнения внутреннего водоема, основанная на сопряженном анализе пространственновременного распределения составляющих потока волновой энергии, морфологии берегов и дна, состава наносов, химических загрязняющих веществ (ЗВ) и антропогенного воздействия.

7. Разработаны основы природо- и ресурсосберегающей схемы подводной добычи россыпей слоя волновой переработки, корректирующей выемку продуктивных песков для: а) сокращения потерь и разубоживания, б) снижения абразионного риска.

8. Определены закономерности распределения характеристик и свойств морфолитосистемы мористее зоны подводных валов: а) динамическая устойчивость рельефа, б) повышенная продуктивность песков, в) мозаичность технологически и морфолитодинамически проблемных участков дна.

9. Предложены понятия и определения. Из них наиболее актуальны для оценок и зонирования – «геоморфологически проблемная территория», «санитарно- или геоэкохимическое состояние органо-литогенного субстрата рельефа».

Предмет защиты диссертационной работы – концептуальная модель эколого-литодинамического подхода к оценке состояния освоенных территорий и выделению проблемных зон по неблагополучию морфолитодинамических и геохимических характеристик.

Основные защищаемые положения:

1. Эколого-литодинамический подход – совокупность способов решения теоретических и практических вопросов, возникающих при оценках состояния освоенных территорий суши и прибрежной зоны моря. ЭЛП предназначен для изучения изменчивости геоэкологических условий от суммарного природноантропогенного механического и химического воздействия. Алгоритм оценок создан в результате анализа и синтеза полученных данных о текущем состоянии земель. Главный объект исследования – поверхностная морфолитосистема мощностью до первых метров. Характеристики и свойства ее компонент отражают и фиксируют закономерности перераспределения обломочного материала и химических (в т.ч., загрязняющих) веществ при взаимодействии гео- и техносфер, вследствие чего формируются неоднородные и проблемные для жизни участки.

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com 2. Проблемные зоны выделяются по наличию, интенсивности и контрастности проявления признаков неблагополучия морфолитодинамических и геохимических характеристик и свойств для здоровья живых организмов, сохранности и функционирования антропогенных объектов. Зонирование осуществляется на ключевом этапе алгоритма оценок и представляет систему основных правил дифференциации территорий по признакам проблемности. Система правил применима как на суше, так и в прибрежно-морских условиях и минимизирована в принципах: целесообразность, доминанта, оптимизация, нормирование, ранжирование.

3. Технология зонирования оптимизируется выбором наиболее информативных характеристик – индикаторов состояния и трассеров динамики среды: а) потоки ветро- и волновой энергии, б) фоновые/исходные и аномальные свойства элементов ландшафта, в) доминирующие накопительные барьеры, г) тяжелые минералы и частицы определенной крупности, в том числе меченые, д) химические вещества и их формы. Анализ пространственного распределения и количественных соотношений этих характеристик обеспечивает: 1) необходимые и достаточные сведения для выделения и идентификации проблемных зон природного, техногенного или смешанного генезиса; 2) разработку экспертных показателей, вносящих инновации в методы оценок состояния земель. Критерием оптимизации служит минимизация принципов зонирования, характеристик и показателей состояния среды обитания.

Использованные материалы и методика работ. В экспериментальных, опытно-полигонных и экспедиционных работах использован комплекс физикогеографических, геохимических, геологических, инженерно-геологических и горно-морских методов. Состояние компонентов природной среды оценивалось точечными, лучевыми, линейными, профильными и регулярно-площадными приемами обследования. Применялись средства прямого, косвенного и дистанционного контроля изменений: рельефа, параметров течений, состава и свойств атмосферного воздуха, аэрозолей, воды и грунта, а также трассеры вещественноэнергетических потоков (химические вещества, тяжелые минералы, меченые пески). Задействованы: моделирование динамики береговой зоны, экспресс-анализ и лабораторные полуколичественные и количественные методы определения химических веществ; геоэкохимическое и санитарно-гигиеническое нормирование, входящие в структуру предложенного автором подхода к оценке состояния и технологии зонирования освоенных территорий по признакам проблемности.

Апробация работы. Основные положения диссертации обсуждались на международных конференциях, совещаниях и чтениях (1986 – 2005 гг.): VII Всесоюзная Школа морской геологии (Геленджик, 1986), Таллинн (1988, 1989), Тольятти (1991), Светлогорск (2004), V Щукинские чтения (Москва, 2005), Астрахань (1995, 2005), XXX Пленум геоморфологической комиссии РАН (Санкт-Петербург, 2008); представлялись на стенде «Изобретение: Способ определения мощности PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com слоя волновой переработки» выставки «Охрана и рациональное использование морских побережий страны» (ВДНХ СССР, 1989 г.).

Практическая значимость исследования проявилась в использовании его результатов (теоретических разработок и практических рекомендаций автора диссертации) рядом организаций: «ВНИПИгорцветмет» МЦМ СССР, «ВНИИОКЕАНгеология» и ВМНПО «Союзморинжгеология» Мингео СССР, «Союзморниипроект», МНТК «ВНИИМЕХАНОБР», Советско-Британское предприятие «Интершельф» и КБ при МВТУ им. Н. Баумана, МПП КГРЭ УГ при СМ ЛатвССР, Управление коммунального хозяйства и «Горводоканал» при Городской Управе Лиепаи, Администрация и Управление экономических реформ администрации Астраханской области; городские администрации, областные и городские Комитеты по экологии и природопользованию в гг. Иваново и Астрахани; ООО: «Астраханьгазпром», «Кавказтрансгаз», «Гипроспецгаз», «Эконефтегаз», «Газпроектинжиниринг» (г. Воронеж), «Лукойл-Калининградморнефть», корпорация «Трансстрой», «Союздорпроект», «Организатор» (координатор строительства автодорог при Правительстве Москвы), «Мосгипротранс», «Метрогипротранс», «АрхПромпарк»; МГУ им. М.В. Ломоносова; РООЭ «Центр экологических инициатив» для «Мосархитектуры» и НИиПИ Генплана г. Москвы.

Во внедрении результатов исследований автор принял непосредственное участие (Серебряная медаль ВДНХ СССР «За достигнутые успехи в развитии народного хозяйства СССР», № 20599, М.: Постановление ВДНХ СССР за № 416-Н от 13/VII-89 г.) Публикации. По теме диссертации опубликованы 34 научные работы, в том числе Авторское свидетельство СССР за № 1374165, кл. С 01 У 9/00, 1987 г. и монография Н.А. Богданова «Экологическое зонирование: научно-методические приемы. Астраханская область» (2005).

Структура и объем работы. Диссертация состоит из Введения, Словаря использованных терминов, 3 частей (содержащих 10 глав), Заключения и Списка Литературы (498 наименований, включая 17 – на иностранных языках и 10 – фондовой). Объем работы 464 страницы: 254 стр. текста, 82 рисунка, 59 таблиц.

Благодарности. Автор глубоко признателен своим учителям, профессорам Л.Г. Никифорову и О.К. Леонтьеву. В разное время автор пользовался советами и консультациями профессоров Н.А. Айбулатова, А.А. Аксенова, Г.А. Сафьянова, А.Е. Смолдырева, д.г.н. Л.А. Жиндарева, к.г-м. н. Кащеева Л.П., к.г.н. Совершаева В.А., к.т.н. Попова Б.А., к.т.н. Ю.П. Сотскова. На заключительном этапе, при обсуждении работы неоценимую помощь оказали чл.-корр. РАН Н.Ф. Глазовский, доктора географических наук Ю.И. Пиковский, Д.А. Тимофеев и Д.Я. Фащук.

Особую благодарность автор выражает научному консультанту, доктору географических наук Эмме Александровне Лихачевой. Автор благодарен генеральному директору «Эколого-аналитического Центра» («Аналитический Центр» ГИН РАН до 1996 г.) к.г.н. Л.Н. Морозовой, коллегам и сотрудникам.

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

После Введения приводится Словарь использованных в работе терминов и понятий (объем 13 стр.). Часть I посвящена теории и анализу: современного состояния эколого-географических исследований (гл. 1), терминологии (гл. 2), существующих принципов и подходов при оценках состояния территорий и акваторий (гл. 3). Обоснованы 1-е и 2-е защищаемые положения (гл. 4). Экологическая проблемность объектов исследования освещена в гл. 5. В решении проблем эколого-литодинамические исследования – необходимый атрибут. Части II (гл. 6-8) и III (гл.9-10) подтверждают 3-е защищаемое положение. В них обобщен опыт и приведены методы оптимизации зонирования проблемных участков по морфолитодинамическим и геоэкохимическим признакам на суше и в прибрежно-морских условиях. Заключение содержит: основные представления автора о рельефе и химическом загрязнении; значимости предложенных методов исследования для геоэкологии и экологической геоморфологии; месте ЭЛП к оценке состояния территорий в системе управления окружающей средой, а также Основные выводы.

Часть I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ Глава 1. Современное состояние эколого-географических исследований Решение проблем взаимоотношений природы и общества не обеспечивают отдельно взятые дисциплины. В науках о Земле с 1970-х – 1980-х годов развиваются такие отрасли, как: экологическая география и антропогенная экология океана; антропогенная и экологическая геоморфология; биогеоморфология; геоэкология океана и его прибрежных зон; экологическая геоморфология городских территорий, экогеохимия городских ландшафтов и окружающей среды [Тимофеев и др., 1977; Сает и др., 1982, 1990; Герасимов, 1985; Израэль, Цыбань, 1989; Алексеенко, 1990, 2004; Тимофеев, 1991; Лихачева, 1992; Айбулатов, Артюхин, 1993;

Экогеохимия…, 1995; Сафьянов, 1995, 2002; Болысов, 2000; Кружалин, 2001; Айбулатов, 2005].

Комплексные экологические исследования объединяются под началом геоэкологии. Термин К. Тролля (1939) в дословном переводе звучит как наука об условиях жизни на Земле – изменчивость географической оболочки в результате взаимодействия с объектами антропосферы. Известно более десяти определений термина [Лихачева, Тимофеев, 2004]. Разными авторами геоэкология понимается как географическая, географо-геологическая или геологическая дисциплина [Певзнер, 1977; Герасимов, 1985; Клубов, Прозоров, 1986; Реймерс, 1990; Заиканов, Минакова, 2005; Геоэкология…, 2006 и др.]. В данной работе термин геоэкология рассматривается в качестве метадисциплины, ориентированной на оценку последствий указанного взаимодействия (в т. ч. и намечаемого) и направленной на снижение риска ухудшения исходного состояния среды обитания при использовании природных ресурсов. Базовая эколого-географическая методология в каждом PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com конкретном случае включает элементы технологии других наук – геологии, биологии, физики, химии, медицины, социологии и проч.

В экологических отраслях географии определены перспективные для изучения задачи: 1) создание теоретической концепции, консолидирующей специализированные геоморфологические исследования [Симонов, 1995; Кружалин, 2001]; 2) принципы и методы «…экологической оценки рельефа и рельефообразующих процессов … в различных … условиях» [Лихачева, Тимофеев, 2002, с. 22; Зятькова, Комисарова, 2007]; 3) выявление новых свойств рельефа, проявляемых в результате антропогенного воздействия. В частности, в системах: а) «химическое загрязнение–свойства литогенной основы–рельефообразование» и б) «рельеф (как организующее начало) – химическое загрязнение – условия жизни (геоэкология)»;

4) систематизация методов и приемов оценок состояния, минимизация правил зонирования территорий по признакам проблемности в различных условиях; 5) определение места и значимости такого рода оценок состояния и зонирования в структуре мероприятий по управлению окружающей средой. Автор попытался наполнить содержанием п.п. 3-5.

Современный этап развития геоэкологии характерен разработкой специфической терминологии и элементов технологии – научных основ, принципов, подходов, оптимизации методов, приемов и технических средств исследования.

Глава 2. Анализ и разработка терминологии В главе критически рассмотрены существующие термины: геоморфологические «риск» и «опасность» [Экологический …, 2000, с. 158-159]; «зона экологического неблагополучия», неудачно объединяющая определения зон «чрезвычайной экологической ситуации» и «экологического бедствия» (ЗЭН, ЗЧЭС и ЗЭБ), «экологическое зонирование» [Экология. Юридический…, 2001, с. 134, 140-143; Федеральный Закон…, 2002, ст. 58 и 59 ФЗ об ООПС]. Предложены авторские трактовки определений и новые термины. Предложены авторские трактовки определений и ряд новых терминов.

Под «экологическим зонированием» нами понимается система методических приемов, обеспечивающих выделение и ранжирование участков или зон на территории, где выявлены ситуации ухудшения состояния среды обитания под совокупным природно-антропогенным воздействием. Для зонирования важнейшая характеристика – интенсивность явления (по Э.Б. Алаеву, 1977). Зонирование, в отличие от районирования, более утилитарно и целесообразно на освоенной территории, включенной в природопользование, в том числе и проектируемое. Выделение проблемных зон по морфолитодинамическим и геохимическим характеристикам опирается на критерии: а) фоновое и аномальное состояние органолитогенного субстрата рельефа; б) устойчивость к воздействию; в) комфортность среды. В методологии центральное место занимают геоморфологические, ландшафтно-геохимические, гидрометеорологические и картографические приемы.

Изменение характеристик рельефа и свойств его литогенного субстрата – основные причины видоизменений ландшафта, его устойчивости к техногенезу PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com [Глазовская, 1976; Лихачева, Тимофеев, 2004]. Для их детализации потребовалось дополнить теоретический словарь экологической геоморфологии.

За основу предлагаемого термина «Экологически проблемная территория» (ЭПТ) взяты понятия «Экологическая проблема», «Проблемная ситуация» и «Зона экологического риска» [Реймерс, 1990; Экологический …, 2000]. ЭПТ – участки суши или акватории, где проявляются заметные влияния антропогенного и природного воздействия на показатели и свойства условий жизни. Возникает опасность нарушения порога устойчивости геосистемы и формирования конфликтных ситуаций, вплоть до ЗЭН и ЗЧЭС. Частный случай ЭПТ – «Геоморфологически проблемная территория» (ГПТ): участок поверхности литосферы, где изменения в исходном состоянии геоморфологической системы и вторичное неблагоприятное ее воздействие на среду обитания создают опасность для живых организмов и антропогенных объектов. Один из признаков ГПТ – санитарно- или геоэкохимическое состояние органо-литогенного субстрата рельефа (или поверхностного слоя морфолитосистемы) – мера соответствия содержания в субстрате химических веществ и соединений гигиеническим нормативам, экспертным показателям или фоновым концентрациям. Это состояние контролируется устойчивостью к загрязнению слоя морфолитосистемы 0–1020 см и влияет на комфортность среды обитания [Богданов, 2006]. Понятие «органо-литогенный субстрат» в ряде случаев более корректно, чем «почва». К ней нельзя отнести большую часть освоенных земель (сельскохозяйственного назначения, антропо- и техноземов транспортных магистралей, городов и проч.). Естественно-исторические и другие профильные связи между горизонтами и материнской породой прерваны [Глазовская, 1981; Герасимова и др., 2003]. В.В. Докучаев (1886, с. 227) классически определил «… разуметь под почвой … только те дневные … горизонты горных пород …, которые … естественно изменены … влиянием воды, воздуха и … организмов …. Где этого … нет, там нет и естественных почв, а есть или искусственная смесь, или горная порода …». Нормативы ГН 2.1.7.020-94 для ОДК микроэлементов в почвах также скорее учитывают инженерно-геологические показатели субстрата: рН-реакция среды и механический состав образований.

Морфометрия, состав и свойства пород и наносов могут способствовать негативным изменениям территории, вплоть до возникновения ЗЭН. Проблемность часто вызвана добычей полезных ископаемых, перемещением грунта, затоплением загрязненных участков побережий и т.п. Геоэкохимический ее аспект ярко проявляется в городах, где рельеф геотехсистемы влияет на рассеяние/концентрацию потоков ЗВ и формирование санитарно- и геоэкохимической дифференциации территории. Фоновое загрязнение урбогрунта бенз(а)пиреном в крупных городах ЕТР еще в 1990-х годах, по нашим данным, составляло 5 ПДК. Естественная для удаленных от цивилизации мест деградация морских аккумулятивных берегов приобретает в освоенных районах статус ГПТ.

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Глава 3. Существующие принципы и подходы при оценках состояния территорий При геоэкологических оценках состояния прибрежных и водосборных территорий применяются экспертные проработки, моделирование, экспресс-методы зонирования биотестированием и биоиндикацией, тематическое картографирование, ГИС-технологии и др. [Сафьянов, 1978, 1987, 1995; Шварцман, Иванова, 1979; Геоэкологические…, 1985; Горстко и др., 1991; Экологические…, 1992; Моделирование.., 1993; Экогеохимия…, 1995; Кочуров, 1997, 2003; Лихачева и др., 1999; ГИС…, 1999; Айбулатов, 2000, 2005; Якушев, 2002; Безвербная и др., 2003;

Алексеенко, 2004; Современные…, 2004; Богданов, 2004, 2005; Гусейнов, 2005;

Никифорова, Кошелева, 2006; Касимов, 2006; Новаковский и др. 2006; Раткин, 2006; Геохимия…, 2006; Проблемы…, 2007; Земная…, 2007 и др.].

Береговая зона моря. Наиболее гармонично развиты следующие системы взглядов. 1) Антропогенно-экологический подход Ю.А. Израэля и А.В. Цыбань (1989):

антропогенное воздействие оценивается по уровню «критических» концентраций ЗВ в воде и показателю устойчивости «иммунитета» экосистемы. 2) Системный подход С.А. Патина (2004) учитывает природную изменчивость популяций и экосистем; задействованы «пороги» допустимых вредных воздействий и их последствий. 3) Система требований к ОВОС в нефтегазовом комплексе выражена в принципах: комплексность, интеграция, вариантность, региональность и предосторожность [Патин, 2004; Экологические…, 1994]. 4) Н.А. Айбулатов (2004) в абиотической компоненте прибрежной зоны выделяет формы антропогенного воздействия – техногенную и техноплагенную (термины Б.П. Высоцкого, 1968; пример – низовой размыв берега от поперечных волногасителей, см. гл. 7) [Геоэкология…, 2001]. 5) Географо-экологический (точнее – бассейновый) подход Д.Я. Фащука (1998) утверждает: потенциальная опасность загрязнения прибрежной зоны сбросами сточных вод связана со всем водосборным бассейном.

Элементы бассейнового подхода неоднократно апробированы [Линник, Набиванец, 1986; Экологические…, 1997, 1999; Геоэкология…, 2001; Богданов, Воронцов, Морозова, 2004; Алексеенко, 2004; Айбулатов, 2005; Богданов, 2005; Касатенкова, Касимов, Лычагин, 2006; Усенков, Погребов, 2007 и др.]. Результаты исследований обосновывают соблюдение принципов: а) целесообразности – зонирование в зависимости от конкретной природной и хозяйственной ситуации, б) доминанты воздействия и оптимизации – пространственное ограничение подхода участками прилегающей суши и устьями водотоков [Богданов, 2006].

Ландшафты суши. В экодиагностике территорий Б.И. Кочурова (2003) анализируются качество и изменчивость гео(эко)социосистемы под воздействием антропогенного фактора. Системный подход Ю.Г. Симонова (1995) содержит принципы сопряженного анализа рельефа и 1) геосанитарного состояния территорий, 2) экологических функций мест обитания, 3) эколого-геоморфологического риска и 4) этногенеза. В энергетическом подходе А.А. Гаврилова (2007) геоморфологические системы преобразуются под грубым механическим воздействием и более тонким PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com взаимоотношением вещества и энергии среды. То же можно отнести и к гео(эко)системам. Комплексные эколого-географические исследования в подходе Э.А. Лихачевой и Д.А. Тимофеева (2002) многосторонне оценивают городские территории: степень безопасности проживания в специфических, в т. ч. санитарногигиенических условиях. Подход использует новейшие разработки геоморфологии и геологии, включая ГИС-технологии; позволяет решать задачи оценки и прогноза экологического состояния, уязвимости, мониторинга городской геоэкосистемы [Лихачева, 1992; Город…, 1997; Рельеф…, 2002; Геоэкология Москвы…, 2006].

Геохимическая обстановка тесно связана с рельефом. Отсюда – катенарный подход в анализе структуры почвенного покрова и геоэкохимической ситуации [Глазовская, 1976, 1981 б; Загрязнение…,1949, 1980; Лихачева, 1992; Садов, Солнцева, 2004; Кружалин, 2001; Богданов, 2005 а, 2006а; Касимов, 2006 и др.].

Ключевые принципы системы эколого-геохимических оценок урбанизированных территорий опираются на регулярно-площадную сеть геохимической съемки и катенарное обследование [Сает и др.,1982, 1990; Алексеенко,1990; Методические…,1990; Эколого-геохимическая…,1991; Буренков и др., 1997; Янин, 1985, 2002 и др.]. Развитие системы отражено в работах Аналитического Центра ГИН РАН – НПП «Эколого-аналитический Центр»: учтены состояние как компонентов природной среды, питьевой водопроводной воды, так биосубстратов и медико-статистические данные о здоровье населения [Ревич, Сотсков, Троснина, 1984; Ревич, 1992; Загрязнение…, 1993; Богданов, Сотсков, Свечина, 1994; Богданов, 1995, 2005; Экология…, 1997, 2000 и др.]. На достижениях таких оценок в НИиПИ Генерального плана г. Москвы разработано Руководство к проекту планировки (реконструкции) жилого района [Руководство…, 1998].

Глава 4. Эколого-литодинамический подход Обобщение накопленного опыта и собственные эколого-географические исследования позволили автору обосновать и предложить экологолитодинамический подход. ЭЛП – совокупность способов решения теоретических и практических вопросов, возникающих при оценках состояния освоенных территорий, испытывающих суммарное природно-антропогенное механическое и химическое воздействие. Методы и приемы таких исследований основаны, главным образом, на представлениях о морфолитосистеме и ее морфолитодинамических и геохимических характеристиках. Аналогичную основу имеет и технология решения практических задач – выделение проблемных зон по неблагополучию указанных характеристик в отношении жизни и хозяйствования для рекомендаций по рациональному природопользованию. Операционная система ЭЛП – принципы, методы и алгоритм, выбранные для оценок состояния и зонирования территорий. Совокупность теоретических основ и операционной системы применима как на суше, так и в прибрежно-морских условиях (рис. 4.1, табл. 4.1).

Научные основы концепции опираются на теоретические достижения геоморфологии, гидрометеорологии, геохимии ландшафта, картографии и смежных наук (геологии, геохимии, медицины и т.п.) в представлениях PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com ЭКОЛОГО-ЛИТОДИНАМИЧЕСКИЙ ПОДХОД:

Совокупность способов и приемов решения теоретических и практических задач при оценке состояния территорий и выделении проблемных зон по морфолитодинамическим и геохимическим характеристикам. Системность подхода – единство (основной признак): теоретических основ, адекватной подходу операционной системы методов и правил оценок, информативных характеристик среды и практического их применения ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ: Базисный тезис концепции: – комплексная оценка, выявление и фиксирование закономерностей перераспределения вещества под воздействием энергии среды при участии накопительных барьеров в зоне активных взаимоотношений природы и общества. Концепция опирается на теоретические представления о: геосистеме, гео(эко)системе, межгеосферном обмене веществ и барьерных зонах, геоэкологических условиях и загрязнении СПОСОБЫ, ПРИЕМЫ: Алгоритм экспертной оценки состояния территорий:

АНАЛИЗ: Оценка АНАЛИЗ: Зонирование СИНТЕЗ: Рекомендации для ориентировочно-визуальное и принятия решений, вероятностисходного состояния образно-графическое по при- ный прогноз развития ситуации, и функциональное зонизнакам проблемности основы мониторинга рование ПРИНЦИПЫ: Совокупность основных правил технологии зонирования:

выделение проблемных территорий по наличию, интенсивности и контрастности проявления различий в их состоянии по признакам проблемности – неблагополучию морфолитодинамических и геохимических характеристик для здоровья живых организмов, сохранности и функционирования антропогенных объектов – Логическая модель Целесообразность: Домината: Оптимизация: Нормирование: Ранжирование:

территориально- определение приоритет- выделение круга необхо- выбор критериев: природ- создание картографичеэкономическая и ного вектора оценки димых и достаточных ные, нормативные и ориен- ской модели: фоновое и методологическая методов и технических тировочные показатели аномальное состояние средств состояния среды обитания объекта зонирования Рис. 4.1. Блок-схема концептуальной модели эколого-литодинамического подхода PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Таблица 4.Единство главных единиц системы экспертной оценки состояния освоенных территорий по морфолитодинамическим и геохимическим характеристикам Основные этапы Задачи Методы оценок (алгоритм) Суша Береговая зона моря Суша Береговая зона моря 1.1. Предварительный 1.1. Антропогенное Систематизация информации анализ природных ус- воздействие и при- Функциональное зонирование, тематическое 1. Исходное состоя- ловий и антропоген- родный фон: тенден- картографирование, моделирование ние ного воздействия ции развития побере- Сопряженный анализ природных условий и режья зультатов функционального зонирования 1.2. Комплексная оценка состояния территории Натурные, экспериментальные и лабораторные и прибрежно-морской среды исследования Сопоставление и интерпретация материала, 2.1. Анализ взаимодействия, проецирование полученного по результатам оценки исходно воздействия техногенного фактора на террито- го состояния. Комплексное зонирование: нор2. Зонирование рию и естественный ход развития береговой мирование, выделение границ и ранжирование зоны. по уровню проявления признаков проблемно сти – неблагополучия морфолитодинамиче2.2. Дифференциация интенсивности воздейст- ских и геохимических характеристик для здовия ровья живых организмов, сохранности и функционирования антропогенных объектов Ориентировочный прогноз развития ситуации 3. Рекомендации и 3.1. Сохранение или улучшение качества ис- при реализации проекта техногенного вмешапринятие решений ходного состояния территории и прибрежно- тельства.

морской среды Проработка «сценариев» хозяйствования: оптимизация технологии управления PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com о гео(эко)системе, межгеосферном обмене веществ и барьерных зонах, геоэкологических условиях и загрязнении. Общепланетарный характер фазовой дифференциации проявляется как в атмо- и гидросферах, так и в зоне осадкообразования, стратисфере и глубинных оболочках Земли [Перельман, 1976; Рябчиков, 1978;

Флоренсов, 1978; Глазовская, 1981; Айбулатов, 1986; Израэль, Цыбань, 1989; Жиров и др., 1995; Емельянов, 1998; Холодов, 2001, 2004; Япаскурт, 2005; Лисицын, 2006; Гаврилов, 2007 и др.].

Концепция. На освоенных территориях, в зоне активного взаимоотношения гео- и техносфер, под механическим и химическим воздействием, существенным изменениям подвержены ландшафты, особенно - рельеф и его литогенная основа. Воздействия хотя и происходят на разных уровнях, но в своих последствиях проявляются в общем механизме функционирования миграционных потоков – энергомассообмене, как перераспределении обломочного материала, химических (в т.ч., загрязняющих) веществ и их форм, в широком смысле именуемом литодинамикой.

В результате возникают нежелательные для жизни и хозяйствования ситуации и формируются аналогичного качества территории. На разных этапах взаимодействия природная и антропогенная компоненты геосистемы выступают донором или коллектором вещества. Антропогенная компонента в начале является коллектором, но техногенная ее составляющая, трансформируя ресурсы, выступает уже донором веществ. В их числе, химически агрессивные ингредиенты и ксенобиотики часто поставляются в среду обитания в количествах, соответствующих понятию «загрязнение» (по М.А. Глазовской, 1981). Для исследования экологической ситуации и оценки состояния земель нужен специальный подход, учитывающий комплекс взаимосвязанных морфолитодинамических и геохимических процессов - эколого-литодинамический. ЭЛП позволяет выявлять: а) закономерности миграций, отраженных в особенностях распределения морфо-, лито-динамических и геохимических характеристик, при участии накопительных барьеров, б) структуру и функционирование природных и антропогенных компонент геосистемы, в) изменчивость качества условий жизни. Основной объект исследования – поверхностный слой морфолитосистемы, особенности свойств которого отражают последствия взаимоотношений гео- и техносфер, формирующих текущее состояние земель. В решении практических задач используются: а) методы натурных, экспериментальных и лабораторных исследований, б) действия – отбор проб, измерения характеристик, параметров среды, включая технические средства, соответствующие конкретной проблематике и условиям.

Береговая зона моря представляет парагенетический ландшафтный комплекс со специфическим режимом развития, в том числе – геохимическим и геоморфологическим. В каскадной прибрежной морфолитосистеме исследованы рельефообразование, химическое загрязнение и самоочищение, контролируемые, в основном, гидрогенным фактором [Айбулатов, 1986, 2005; Геоморфологические…, 2006;

Проблемы.., 2007]. На урбанизированных и многофункционально используемых землях рассмотрен геоэкохимический аспект проблемы. Система оценок PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com опирается на комплексное изучение депонирующих, перераспределяющих и корреспондирующих ЗВ сред.

Технология оценок выстроена в виде иерархически организованной системы элементов, группировки которых имеют самостоятельное значение. Иерархичность позволяет вести исследования, как на уровне отдельных элементов, так и подводить итоговое обобщение результатов. Элементам соответствуют этапы, задачи, методы оценок и действия по их реализации. Взаимосвязь составляющих гео(эко)системы и общий механизм функционирования миграционных потоков обеспечивают применение на уровне этапов, задач и методов оценок состояния территорий и прибрежных акваторий единого алгоритма: 1. Исходное состояние;

2. Зонирование воздействия; 3. Рекомендации и принятие решений по сохранению или улучшению качества исходного состояния. Различается лишь содержание действий по выполнению задач, в зависимости от особенностей исследуемых объектов. В действиях могут использоваться инновации – экспертные показатели, дополняющие нормативные аналоги (см. гл.7, 9, 10). Объективность оценки зависит от полноты реализации комплекса элементов системы. Изменения фиксируются в среднем и крупном масштабах образно-графической информации – приоритетных для принятия конструктивных управленческих решений (рис. 4.1, табл. 4.1).

Детализация опирается на единый для объектов исследования экологолитодинамический подход, обеспечивающий возможность конкретизации аналитического этапа алгоритма оценок – зонирование территорий суши и прибрежных акваторий по признакам проблемности. Оно оперирует совокупностью принципов, как наиболее общих правил зонирования, выделенных в логическую модель.

Модель технологии зонирования экологически проблемных территорий также иерархична по структуре. Ключевой принцип целесообразности объединяет основные правила деятельности на всех уровнях. Он определяется критериями:

ценность и степень вовлеченности территории в хозяйственное или иное использование; масштаб, густота сети отбора проб, периодичность и показатели оценки и т.п. Напрямую или через системность подхода, целесообразность присутствует в других элементах зонирования. Сходное значение имеет и принцип оптимизации, от которой зависят приемы нормирования, определяющие в свою очередь объективность ранжирования ситуаций по интенсивности воздействия.

Элементы модели технологии зонирования и алгоритма оценок структурно взаимосвязаны. Аналитические этапы алгоритма главным образом используют принципы зонирования. Очередность получения сведений о состоянии среды определяется территориально-экономической и методологической целесообразностью работ. Ранжирование аномальности ситуаций связывает промежуточный аналитический (№ 2) с конечным (№ 3) этапом синтеза в алгоритме оценок.

Эколого-литодинамический подход не затрагивает вопросы изучения биоты, известные по разработкам Ю.А. Израэля с соавтором (1989) и С.А. Патина (2004).

В этом он близок к геоэкологическому подходу Н.А. Айбулатова (2004, 2005).

Подход может рассматриваться и как развитие направления в экодиагностике Б.И.

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Кочурова (2003). Анализируется изменчивость качества абиотической доли гео(эко)системы от совокупного природно-антропогенного воздействия (например, диагностика Hg, динамика берегов, гл. 7, 9). Бассейновый подход, в отличие от концепции Д.Я. Фащука (1998), ограничивается оценками состояния устьев водотоков и участков сноса с прибрежной суши, соприкасаясь с идеями А.И. Геннадиева с соавторами (1991) и А.В. Алексеенко (2004). В нем детализирована геоэкохимическая составляющая эколого-геоморфологического подхода к оценке состояния городской среды Э.А. Лихачевой (1992) и коллектива авторов [Город…, 1997]. Наполняются содержанием и указанные выше принципы концепции Ю.Г.

Симонова (1995). В отличие от разработок В.И. Кружалина (2001), результаты наших оценок позволяют создавать банк данных в более крупных масштабах карт.

Реализация отдельных элементов системы оценки служит основой частных рекомендаций. Воплощение всей системы действий дает необходимый и достаточный – оптимальный материал для принятия решений по сохранению или улучшению качества среды обитания, ориентировочного прогноза ситуации при том или ином «сценарии» антропогенного вмешательства. Результаты оценки состояния и зонирования закладываются в разработку основ системы мониторинга.

Глава 5. Экологическая проблемность объектов исследования Геоэкохимическая проблемность в разной мере присуща всему региону Европейской России. Фоновое содержание ЗВ увеличивается даже в биосферных заповедниках. Межрегиональные объекты: урбанизированные территории и техногенные ландшафты с нарушенным рельефом и ореолами рассеяния ЗВ позволяют причислить их к экологически проблемным территориям [Иванов, 19941996; Экогеохимия…, 1995; Русаков, Рахманин, 2004; Прибрежная…, 2004; Богданов, 2005; Айбулатов, 2005; Гусейнов, 2005; Раткин, 2006; Изменения…, 2006;

Геохимия…, 2006; Геоэколгия Москвы…, 2006; Проблемы…, 2007 и др.]. Региональные. В прибрежной зоне Юго-Восточной Балтики экологогеоморфологическая и геоэкохимическая проблемность увеличивается с возрастанием техногенного воздействия: 1) кардинальное переустройство портовых и гидротехнических сооружений в начале XX в.; 2) последствия военных действий – риск разрушения оболочек затопленных контейнеров с отравляющими химическими веществами, взрывы снарядов на берегу; 3) дночерпание, дампинг, сбросы сточных вод; 4) привнос ЗВ – речной сток, абразия берегов и эрозия прибрежных литохимических аномалий; прямое осаждение атмосферных примесей; разливы нефтепродуктов и т.п. [Приморские…, 1908; Богданов, 1987, 1993, 2004; Экологические…, 1997, 1999, 2002; География…, 2001; Емельянов, Кравцов, 2004; Орленок, Кружалин, Жиндарев, 2004; Айбулатов, 2005; Лисицын, 2006; Проблемы…, 2007 и др.]. Северо-Западный Прикаспий. Астраханское газоконденсатное месторождение с повышенной серо- и ртутоносностью сырья – аналог геопатогенной зоны. Идентификация генезиса накопления в литосубстрате ртути служит показательным примером зонирования экологической опасности на территориях, подверженных как природному, так и техногенному воздействию источников особо PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com контролируемого токсиканта. Захламленность дельты отходами угрожает негативными геоэкохимическими последствиями при затоплениях земель [Полонский и др., 1992; Каспий…, 1995; Богданов, 1995, 2005, 2006; Морозова, Миколаевская, Бороденчик, 1995; ГИС…, 1999; Озерова и др., 2003; Кочуров и др., 2006; Гольчикова, Кудинов, 2005; Морозова, 2005; Глазовский, Зонн, 2006; Бармин, Иолин, Стебенькова, 2006; Изменения…, 2006 и др.].

Ниже, рассмотрены наиболее информативные характеристики и показатели состояния среды – как составляющие операционной системы подхода. Анализ их пространственного распределения и количественных соотношений оптимизирует технологию зонирования (3-е защищаемое положение).

Часть II. ОТМЕЛЫЕ БЕРЕГА БЕСПРИЛИВНОГО МОРЯ Глава 6. Исходное состояние: Юго-Восточная Балтика Оценка состояния и зонирование проблемности прибрежного ландшафта учитывают, наряду с антропогенным фактором, особенности эволюции берегов, геолого-геоморфологические, динамические, геохимические характеристики среды. Их комплекс в регионе подробно изучен [Mortensen, 1921; Лоция…, 1939;

Гринбергс, 1957; Ульст, 1957; Темникова, 1958; Павлидис, Болдырев, 1961; Филимонов, 1966; Айбулатов, 1985; Гидрохимический…, 1971; Шадрин, 1972; Кирлис, 1973; Kolp, 1974; Геология…,1976; Рыбак и др., 1979; Литвин, 1981; Леонтьев и др., 1985; Богданов, 1987, 1999; Блажчишин и др., 1995; Экологические…, 2002;

Рожков и др., 1999; Прибрежная…, 2004; Проблемы…, 2007 и др.].

Берега, в виде разновеликих дуг длиной до 100 км, представлены, в основном аккумулятивными террасами и литориновыми пересыпями – Лиепайской, Куршской, Вислинской. Две последние разделены абразионно-бухтовыми, обрывистыми (до 55 м) берегами Самбийского полуострова.

Современный облик берегов, выровненных цокольными пересыпямикосами, оформился в конце литоринового времени (7,5-2,3 тыс.л.н. при колебаниях уровня моря от -26 до +7 м). Обширные подводные плато превратились в валунно-глыбовый бенч (кроме подножия Вислинской пересыпи). Индикаторы участков интенсивного барообразования, унаследованной сепарации и аккумуляции наносов в «ядрах» пересыпей – 1) массивы высоких (до 68 м) береговых дюн, 2) уменьшение крупности песков (кл. 0,1-0,05 мм до 90%), 3) улучшение сортированности частиц (до Sk=1,97), 4) увеличение ширины пляжей ( 60 м) и количества подводных валов (3), 5) вектор среднегодовой результирующей волн и ветров морских румбов по отношению к генеральному направлению берега близок к нормали ±(0-200), 6) подводные россыпи слоя волновой переработки (рис. 6.1).

Остаточные концентрации тяжелых минералов, как глауконит и янтарь, являются естественными трассерами динамики энергомассообмена в береговой зоне. Он формирует риски абразии и химического загрязнения. Под воздействием PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Рис. 6.1. Наиболее информативные элементы морфологии и динамики берегов для оптимизации выделения современных литодинамических систем и проблемных зон:

Юго-Восточная Балтика 1-4 – элементы морфологии: 1 – подводное плато, 2 – участки повышенного количества подводных валов, 3 – крупные массивы береговых дюн, 4 – аккумуляция и низовой размыв у молов портовых сооружений; 5 – подводные россыпи тяжелых минералов; 6 – изменение концентрации галек карбонатных пород (по А. О. Юргайтису, 1970); 7 – вдольбереговая составляющая прибрежного потока волновой энергии; 8 – результирующая ветров морских румбов; 9 – условные границы современных литодинамических систем побережья подъема уровня моря и опускания структур Польско-Литовской впадины на юге региона средний темп отступания берегов составляет ~0,5 м/год. Абразия усугубляется влиянием молов портов. Негативные факторы: а) отсутствие донного питания, б) дефицит наносов в прибрежной полосе, в) слабая устойчивость берегов к размыву в условиях усиления штормовой активности.

Абразионный риск во многом детерминирован особенностью рельефа прибрежного ландшафта – чередование вдоль берега (до Н=15 м) и поперечных к нему щитообразных фестонов и полого вогнутых ложбин, обусловленных неровностями кровли подстилающих отложений. Расстояния между осями мезоформ – от сотен метров до 7-9 км с относительными превышениями до 1,5 м. Гряды контролируют рефракцию волн, неравномерность нагонов; определяют ячеистую структуру прибрежных циркуляций и мозаичное распределение участков размыва берега разной интенсивности (см. гл 7).

Перераспределение вод, наносов и ЗВ генерируется ветровым режимом и нагонными явлениями. Во второй половине XX в. увеличивается доля западных румбов в энергетически эффективном спектре скоростей ветра >5 м/с (рис. 6.2).

При штормах, на западные румбы приходится >85 %, из которых только западным ветрам принадлежит >60 % повторяемости. «Шторм века» (1 раз в 100 лет, 18.10.1967 г.) сопровождался порывами в Клайпеде 40 м/с, нагоном ~ +2 м.

Межштормовые периоды сокращаются. Близкие по силе ураганы случались в PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com осенне-зимние периоды 1982/1983 (Лиепая, высота прямого потока заплеска +1,82,3 м), 1988/1989, 1999 (Калининград, нагон +180 см), 2004 гг., август 2005 г., январь 2007 г. Максимум бурности моря в осенне-зимний период обеспечивает перенос вещества и энергии к северу (штормы 4-6 баллов, hв>2-3,5 м). В весеннелетний сезон, особенно в апреле-июне, суммарный перенос вещества и энергии к югу порой не менее интенсивен, чем осенью к северу (Лиепая, северный шторм в апреле 1984 г.). Скорости штормовых течений достаточны для массового перемещения гравийно-галечного материала в приурезовой полосе и кварцевых песков мористее зоны подводных валов (до 3,5 м/с). Максимальный наносодвижущий эффект имеют волны высотой 2 м (22-23% повторяемости, ГМС «Балтийск», 19461979 гг.). Мелководность (до Н=5 м) Вислинской лагуны обусловливает развитие коротких и крутых волн: hв: =1 : 10 (=4-6 м и hв=0,4-0,6 м) и взмучивание илистых песков преобладающими волнениями в 2-3 балла на глубинах до Н=2 м.

Поперечный абразионно-эрозионный эффект компенсационных противотечений (до 2 м/с) препятствует однонаправленному переносу наносов вдоль берега.

Он прослежен до глубин 15-20 м и выражен в: а) разрыве и отклонении в море до 40-840 ветвей вдольбереговых течений; б) размыве подводных валов; в) выработке и увеличении уклонов дна подводных ложбин.

Прибрежные циркуляции возникают благодаря извилистости береговой черты, изобат и перепадам уклонов дна между фестонами и ложбинами. В Калининградском заливе исследователи отмечают нерешенность многих вопросов динамики: характерны несколько систем устойчивых циркуляций, разделенных осевой зоной противотечений, даже при отсутствии штормовых нагонов.

В Вислинской лагуне гидрохимические условия формируются: 1) поверхностным стоком, 2) затоком соленых вод Балтики (~7 0/00), 3) биохимическими превращениями веществ, 4) сбросами загрязненных промышленных и хозяйственнобытовых стоков. Замкнутость водоема предопределяет улавливание ЗВ. Они привносятся реками и Калининградским отводным каналом; проникают со стороны Польши, из Гданьского залива; оседают из атмосферы. Ежемесячный мониторинг свидетельствовал: на участках бухт и Калининградского морского канала (КМК) в мае, августе и октябре был высок уровень загрязнения бенз(а)пиреном и цинком; превышение ПДКр.х. характерно для ХОП, лигносульфатов, фенолов, NO2, NH4, PO4, Hg, Cu, Pb, Cr, нефтепродуктов и др. (Госкомгидромет, 1959-1989 гг., станций [Богданов с соавторами, 2004]). Над заливом с 1920-х годов «нависли» угрозы загрязнения As, а также при дампинге грунта и сбросах промышленнобытовых стоков.

Для оценки состояния и зонирования по рассматриваемым признакам проблемности достаточно объективны ветроэнергетические расчеты прибрежного потока волновой энергии (в условиях отрывочности наблюдений за волнами и течениями). Анализом и интерпретацией таких схем выявлены тенденции динамики, контролирующие механизм химического загрязнения береговой зоны (рис 6.2).

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Глава 7. Выделение проблемных участков при механическом воздействии на прибрежную зону Технология оценок состояния и зонирования опирается на теорию эволюции берегов. В регионе выделяют три этапа: 1) литориновые разобщенные звенья многочисленных литодинамических систем [Павлидис, Болдырев, 1961; Болдырев, Гуделис, Кнапс, 1979; Богданов и др., 1989; Жиндарев, 1999 и др.]; 2) расширение областей их развития, диффузия обломочного материала по мере выравнивания берега; 3) современный этап разновеликих, относительно обособленных литодинамических систем (рис. 6.1). Существовала точка зрения и о едином ВосточноБалтийском потоке наносов (м. Таран – м. Колка) [Ульст, 1960; Айбулатов, Болдырев, Зенкович, 1960; Бойнагрян, 1966; Кнапс, 1966; Шуйский, 1973; Болдырев, Гуделис, Кнапс, 1979; Хабидов, 1985; Болдырев и др., 1988]. Однако свидетельств в ее пользу при детальных исследованиях не получено [Юргайтис, 1970; Кирлис, 1973; Айбулатов, Жиндарев, Пискарева, 1984; Богданов, Жиндарев, Шараков, 1986; Богданов, 1987, 1999; Жиндарев, Никифоров, Пискарева, 1988; Богданов и др., 1989; Прибрежная…, 2004; Бадюкова и др., 2006 и др.].

Зонирование в рамках этапов 2)-3) основной концепции обосновано результатами многолетних наблюдений, инструментальных измерений и лабораторных определений. Использованы трассеры динамики и индикаторы состояния берегов – крупность, удельный вес и сортированность частиц; взвешенные и меченые наносы; изменчивость рельефа; морфология и динамика россыпей. Волновые энергетические характеристики получены разными методами [Кирлис, 1968; Попов, Совершаев, 1981]. По совокупности данных выделены четыре относительно обособленные литодинамические системы (рис. 6.1): 1) Вислинская; 2) Куршская, 3) Миетрагс-Клайпеда (Литовская) и 4) Миетрагс-Колкасрагс (Латвийская).

Вдольбереговые миграции соответствуют особенностям прибрежных циркуляций:

а) инерционная устойчивость; б) затрудненность вдольберегового обмена пляжеобразующими песками между смежными ячейками в приурезовой полосе. Запасы функционального обломочного материала истощены ввиду консервации песков в береговых и подводных аккумулятивных формах на участках унаследованной сепарации, а в последние 100 лет и благодаря ремонтному дночерпанию. На участках консервации с «азональным» измельчением наносов и остаточными концентрациями тяжелых минералов структурные элементы россыпей трассируют различия динамических режимов сепарации. Характерные стратотипы наносов формируются на основных формах акваландшафта: а) Фестоны – абразионноаккумулятивный режим шлихования и обогащения хорошо сортированных алевритовых наносов слоя 0-0,3 м. Преобладает вынос «пустых» кварцевых песков в смежные ложбины и верхнюю часть береговой зоны; б) Ложбины – транзитноаккумулятивный режим. Вниз по склону выносятся легкие и мелкие частицы со PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Рис. 6.2. Информативные характеристики среды для оценки состояния, выделения и ранжирования геоэкохимически проблемных зон во внутреннем водоеме: поток волновой энергии, гипотетические циркуляции течений, взвесей и ЗВ. Вислинская лагуна 1-8 - среднемноголетние (1948-2000 гг.) составляющие прибрежного потока, Т(м/с): 1 - результирующая по береговым районам, Эо; 2 – эпюра Эn, мощностью 2 х 105 на выступе берега у пос. Берегового, до 107 – в море у г. Балтийска, черта <104; 3-8 – поток Э х 103, до 106 в море (<0,1, 0,1-0,5, 0,5-1, 1-2,5, 2,5-5, до 8,3 соответственно); 9 – преобладающие в году направления ветро-волновых и компенсационных течений, потоков взвесей и ЗВ, 10 – зоны риска ветро-волновых нагонов повышенной мощности, интенсивной аккумуляции влекомых наносов и преимущественного выноса на акваторию взвесей и ЗВ, 11 – выходы валунов на пляже и дне; – современные и древние уступы размыва берега, обрывы, осыпи, 13 – дамбы, 14 – номера и границы береговых участков расчета энергий, 10 – границы месторождения "Ладушкинское" 16 – розы ветров, %; 17 - среднегодовые скорости ветра, м/с PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com смежных фестонов и более крупные наносы из верхней части береговой зоны. Отсюда – проблемность технологических свойств наносов ложбин: разнородность и низкая продуктивность верхней толщи разреза (0,0-0,5 м), периодически перекрывающей продуктивный горизонт 0,5-1 м. Динамически активную зону взаимодействия энергонесущих волн с осадками дна на глубинах 3-14 м трассирует «струя» россыпи [Матушевский, 1979; Богданов, 1987].

Современное состояние иллюстрируют три морфолитодинамически типичных участка берега. Два из них характеризуют зоны доминирующего воздействия природного фактора (табл. 7.1). Проблемный абразионный берег полигона № подробно изучен со времен Восточной Пруссии. Однонаправленный транзит наносов отсутствует, что обусловлено мощным поперечным динамическим эффектом циркуляционных ячеек. Контрастность рельефа дна определяет более интенсивную циркуляцию, чем на отмелых берегах полигона № 1 – Зона морфолитодинамического фона аккумулятивного берега. Парагенетический характер прибрежного ландшафта выражен пространственно-временным единством динамики системы «подводный береговой склон – пляж – авандюна/абразионный уступ берега». Проблемность – наибольшая угроза размыва берега на участках, прилегающих к поперечным подводным ложбинам. Устойчивость к абразии подводных фестонов и аккумулятивных мысов, большая чем в ложбинах и бухтах, обеспечена: а) литологической обусловленностью рельефа – потери энергии штормовых волн начинаются раньше и мористее, б) плотной упаковкой хорошо сортированных (до Sк=1,95) частиц (Md <0,1 мм). Система фестонов и ложбин, как и зон разрывных течений, динамически устойчива; штормовые смещения от структурных осей 100-300 м. Проблемные участки контролируются динамикой подводного берегового склона. В подводных ложбинах периодически возникают зоны компенсации повышенного уровня штормового нагона разрывными течениями.

Размыв прямым потоком заплеска нередко охватывает авандюну и вал более ранней генерации. Авандюна восстанавливается через 5-8 лет (рис. 7.1).

Фоновые характеристики полигона № 1 использованы для нормирования объемов многолетнего размыва прибрежной полосы на участке техногенной аномалии, сформированной техноплагенными процессами (табл. 7.1; рис. 7.2-7.3). В наиболее проблемной зоне ранее аккумулятивного берега издавна функционирует порт Либава, а с 1970 г. – городские очистные сооружения (ГОС). В XX в. аванпорт переустроен: длина молов достигла 2123 м, оголовки – глубин 8 м. В радиусе 4-6 км возведены бетонные фортификации крепости Либавы (удаление от уреза воды – 50-90 м). Природный дефицит наносов усугублен техногенным непропуском и дроблением естественной литодинамической системы на секторы, звенья и участки. Они приурочены к зонам заполнения входящего угла и низового размыва берега, где бетонные развалины фортов вдаются в море до 120 м. Техногенные мысы служат причиной низового размыва второго порядка. Индикаторами повышенной аккумуляции и интенсивной абразии в радиусе 5-7 км от порта являются:

а) периодическое разубоживание северного фланга Лиепайской подводной россыPDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com пи, б) изменения механического состава пляжевых песков, в) морфо- и литодинамика берегов и взморья. Ситуация усугубляется разрушением основания оголовка южного мола, граничащего с зоной разрывного течения в поперечной подводной ложбине. Штормовой вынос песков, как и напротив абразионного участка мыса Таблица 7.Состояние прибрежного ландшафта ключевых полигонов Юго-Восточной Балтики Полигон Характеристика 1. Морфолитоди- Полого волнистый край литориновой пересыпи. Стабильность уровня намический фон моря достигается компенсацией эвстатического повышения тектоничеотмелого аккуму- ским фактором – поднятием локальных структур. Полигон значительно лятивного берега: удален (15-30 км) от техногенного воздействия – входящий угол южного Лиепайская пере- мола порта. Современное равновесное состояние осложнено естественсыпь (Юрмалци- ной причиной – дефицит наносов. Абразионный риск проявляется цикемс) – область за- личностью штормовой деструкции участков авандюны, пляжа и подводрождения потока ного берегового склона в зонах устойчивого развития разрывных течеволновой энергии ний. Динамическая устойчивость пологоволнистого рельефа прибрежЭ, Латвийская ных донных песков литологически обусловлена неровностями размытой литодинамиче- каменистой поверхности подстилающих ледниковых отложений [Гринская система бергс, 1957; Айбулатов и др., 1960, 1966, 1979; Болдырев, Шуйский, Кочетков, 1971; Юркевич, 1976; Богданов, 1980, 1987, 1999, 2006 и др.] Проблемность полигона главным образом связана с природными факто рами и условиями: а) повышение уровня моря усилено тектоническим 2. Проблемный опусканием юго-востока региона; б) резкий дефицит пляжевых и нередабразионный берег кое отсутствие донных наносов, усугубляемые штормовой активностью;

северного Самбия в) слабое техногенное воздействие проявляется в неоднозначных резуль(Зеленоградск) татах берегоукрепления, проводимого здесь с переменным успехом [Mortensen, 1921; Pratje, 1932; Бойнагрян, 1966; Айбулатов, Жиндарев, Пискарева, 1984; Богданов, Жиндарев, Шараков, 1986; Прибрежная…, 2004 и др.] 3. Техногенная Находится под непосредственным негативным, активно проявляющимся морфолитодина- с рубежа XIX-XX вв., воздействием техногенного фактора – молов пормическая анома- товых и развалин фортификационных сооружений Либавы – Лиепаи.

лия в пределах ра- Морфолитодинамический фон – полигон № 1. Природные условия ананее аккумулятив- логичны фону, но искажены прогрессирующим многолетним катастроного берега (порт фическим низовым размывом берегов и дна на протяжении десятков киЛиепая – местеч- лометров от участка непропуска. Размыв имеет каскадный характер ко Шкедес) [Приморские…, 1908; Bogdanov et al., 1989; Богданов, 1993, 1999] Бернаты, трассируется на каменистом дне пятнами ритмитов мощностью до 2 м на Н= 8-15 м.

Технология зонирования включала: 1) обобщение данных гидрометеорологических наблюдений, фондов порта и краеведческого музея, свидетельств старожилов; 2) ветроэнергетические расчеты (по Б.А. Попову, В.А. Совершаеву, 1981);

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com 3) промерно-грунтовые работы и колонковое вибробурение; 4) определение уровня химического загрязнения толщи пляжевых песков для возможного байпассинга; 5) поиск морфо- и литодинамических критериев динамики берега; 6) исследование прибрежных циркуляций (включая метод Н.А. Айбулатова и др., 1968); 7) оценку геоэкологической комфортности размещения сооружений.

Рис. 7.1. Морфоиндикация при оценке состояния и выделении проблемных зон по остаточным деформациям прибрежного ландшафта: последствия жестокого шторма зимы 1982/83 гг.

Юрмалциемс, фоновый полигон № 1 (см. табл. 7.1) Размыв авандюны: 1 – сильный (в виде уступа), 2 – очень сильный (полный, с редкими останцами), 3 – катастрофический (то же, с остаточным валом и затронутой абразией грядой более ранней генерации); 4 и 5 – подвижная граница песков с валунно-глыбовым бенчем, август: 1982 г.

(до шторма) и 1983 г. (остаточная, после зимнего шторма); 6 – очаги остаточной аккумуляции наносов; 7 – направления компенсационного оттока нагонных вод в период экстремальных штормов; 8 – послештормовая регенерация рельефа дна на аккумулятивном мысе; 9 – проблемные участки – катастрофический размыв берега Рис. 7.2. Оценка состояния и зонирование проблемного участка взморья: район портовых и городских очистных сооружений (ГОС) Лиепаи 1 – природный фрагмент южного фланга древней прибрежной литодинамической системы между мысами Миетрагс и Колкасрагс: однонаправленное перемещение вдоль берега вещества и энергии – морфолитодинамический фон; 2, 3 и 4 – положительная (с преимущественной аккумуляцией) и отрицательная (то же, с абразией берега и подводного склона) морфолитодинамические аномалии техногенной литодинамической подсистемы, соответственно; 5 – звенья отрицательной аномалии; 6 – динамически равновесный участок взморья, развивающийся в условиях слабого естественного дефицита прибрежных наносов на фоне скомпенсированного тектониPDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com ческого режима; 7 – размыв берега, связанный со штормовой активизацией мощной зоны разрывного течения – природный фактор воздействия на берег; 8, 9 – двухуровенная проблемность положительной техногенной аномалии, обязанная: I – интенсивной аккумуляции наносов у входящего угла и II – слабому накоплению песков на подводном береговом склоне; 10, 11 и 12 – трехуровенная проблемность отрицательной техногенной аномалии, обусловленная явлениями:

I – многокилометровый (~40 км, до м. Акменьрагс) низовой размыв берега и подводного склона севернее порта, II – абразия на участках разрывных течений в прибрежных циркуляционных ячейках и III – локальные зоны низового размыва берега у техногенных мысов, соответственно;

13 – условные границы между фрагментами современной прибрежной литодинамической системы Рис. 7.3. Литоиндикация при оценке состояния и выделении проблемных зон по изменению механического состава песков в приурезовой полосе пляжа а) и б) – участки входящего угла и катастрофического низового размыва берега соответственно;

1, 2, 3 и 4 – содержание частиц, %: кл. <0,1; 0,1-0,25; 0,25-0,5 мм и тяжелой фракции соответственно; 5 – береговая линия, точки отбора проб и их номера; 6 – изобаты, м; 7 – бетонные развалины фортов крепости Либавы. ГОС – городские очистные сооружения. Стрелками показаны зоны преимущественного выноса в море мелко- и тонкозернистых песков пляжевых песков – проблемные участки берега PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Эколого-геоморфологическая катастрофа развивалась поэтапно: 1) до ~19г. средняя скорость абразии берега составила 0,7-1,7 м/год; 2) к 1960-1970-м годам развалины фортов – на урезе воды, темпы абразии прежние: 1-1,3 м/год; 3) 19651983 гг. – развалины фортов активно выдвинулись в море (штормы 1968 и 1982/1983 гг. 1-2% обеспеченности); 4) 1980-е годы: выдвижение развалин – импульс развития абразии 2-го порядка, увеличивший в 1,5 раза темп отступания бровки уступа берега средней высотой 3 м (до 3-4 м/год). За период 1905-1990 гг.

скорость его деградации на участке протяженностью 5 км – 0,8-2,5 м/год или 1238 тыс. м3/год. На подводном береговом склоне полоса донных прибрежных песков протяженностью >40 км была размыта до каменистой поверхности палеобенча (между портом и м. Акменьрагс). Объем призмы донных песков составлял ~млн. м3; размыв достигал интенсивности ~1,4 млн. м3/год. Аналог нормирования – фоновый полигон № 1: ширина полосы песков – 0,7 км, средняя мощность – 4-5 м.

Деструктивное воздействие техногенного фактора завершилось необратимым изменением участка природной литодинамической системы, раздробленной на звенья (рис. 7.2). Границами достаточно изолированных циркуляций служат подводные гряды, над которыми располагаются восходящие к берегу ветви литодинамических ячеек. Устойчивость циркуляций трассирована взвесями и мечеными песками (рис. 7.4). Над подводным выступом их частицы, даже легкие скорлупки краски на агароидах, обнаруживались в пробах с горизонта 1,5-2,0 м от дна по прошествии 2,5 мес. с момента инъецирования трассера на участке ГОС в условиях осенних штормов.

Рис. 7.4. Динамическая устойчивость структуры прибрежной циркуляции: весенне-летний период слабых и умеренных волнений, ГОС Лиепаи (индикация по распределению суммарного количества взвешенных наносов по станциям) а) и б) – период экспозиции взвесенакопителей: 21апреля – 20 мая и 20 мая – 16 августа 1989 г.

соответственно; 1, 2 и 3 – суммарное количество взвесей, гр.: изолинии, по станциям и на створе соответственно; 4 – проблемные участки интенсивной абразии берега напротив экологически опасных объектов ГОС. Стрелки – тенденции динамики взморья PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Эколого-геоморфологический дискомфорт и вероятность аварийного риска изначально обусловлены возведением токсичного объекта – ГОС на проблемном берегу. Риск связан с возможностью разрушения абразией иловых карт и хлораторной станции. Он не предусмотрен проектом (1970 г.). Урез воды тогда находился в 88 м от ограды ГОС. Участок взморья с особо строгим режимом погранзоны оказался почти неисследованным. Конфликтная геоэкологическая ситуация, поэтапно развивавшаяся после реконструкции порта, с 1983 г. перешла в разряд экстремальной. До 1986 г. средний темп отступания берега составил 3,м/год, а в период 11.1985-12.1986 гг. – до 4,9 м [Bogdanov et al., 1989]. Дискомфорт к весне 1989 г. достиг экстремального уровня (по шкале Б.Б. Прохорова, 1999). В период прохождения серии 4-6-балльных осенних штормов хлораторная станция и иловые карты оказались в ~40-50 м и 1,5-3 м от уступа размыва соответственно. За 12 штормовых суток бровка отступила на 5-9 м (~0,5 м/сут); не раз возникала угроза взрыва на пляже снарядов и авиабомб времен весны 1945 г.

Для минимизации абразии рекомендованы фильтрационные волноразрушающие стенки на свайных основаниях с использованием автопокрышек [Сафьянов, 1987; СП 32-103-97]. С 1991 г. до конца 1990-х годов они выполняли свою берегоукрепительную функцию, несмотря на отсутствие регламентных работ.

Интуитивно намеченные возведения порта и ГОС напротив подводных каменистых выступов носило наименее проблемный характер, чем таковое по оси прилегающих подводных ложбин. Развитие событий могло быть предусмотрено геоэкологическим зонированием. Оно актуально не только в оценках подобного рода, но и при сопровождении геолого- и горно-морских работ.

Оптимизация технологии оценки свойств и выделения динамических стратотипов и блоков наносов с неоднородными горно-технологическими характеристиками (продуктивностью, крупностью, плотностью и т.п.) достигается статическим зондированием. Метод основан на определении сопротивления погружению конуса, функционально связываемого с деформационными и прочностными свойствами грунта R и T: соотношение величин лобового и бокового сопротивления задавливанию [Бондарик и др., 1967; Ферронский, Грязнов, 1979; Трофименков, Воробков, 1981; Кулачкин и др., 1984; ~400 сайтов: www.sevmorgeo.com, www.geonics.ru, geotest.ural.ru, www.arcticshelf.ru и др.]. Информационные возможности метода автором расширены. Инновации введены для зоны «мертвых глубин» 0-7 м. In situ определены: а) мощность перерабатываемой волнами толщи осадков (активного слоя, АС – Н.Б. [Богданов, 1987]); б) динамические стратотипы, отражающие ярусность абразии; в) горно-технологические параметры, включая геометризацию продуктивного пласта россыпей слоя волновой переработки (СВП). Способ апробирован на полигоне № 1 [АС № 137 4165 (СССР)] (рис. 7.5).

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Рис. 7.5. Динамические стратотипы и продуктивность пляжевых песков: оценка и ранжирование по данным статического зондирования и синхронного отбора проб задавливанием 1, 2 и 3 – содержание, %: частиц диаметром < 0,25; 0,5-1,0 и > 1,0 мм соответственно; 4 – тяжелая фракция песка (продуктивность, кг/м3); 5 – лобовое сопротивление зондированию; I, II и III – динамические стратотипы: слоев волновой переработки слабых-умеренных, сильных волнений и активный слой наносов соответственно (ярусность абразии) Динамические стратотипы соответствуют СВП осадков, формируемых наиболее часто повторяющимися по сезонам волнениями. Мощности СВП изменчивы на элементах рельефа и в зависимости от штормовой активности. В периоды экстремальных штормов мощность СВП=АС. Подошвы ярусов абразии маркируются в разрезе интегральным накоплением грубозернистых и тяжелых частиц в штормовых ритмах (5-15 см). Ранжирование толщи основано на индикации ритмов по соотношению R/T или резкому изменению значений R. Сезонные мощности СВП в средней части пляжа составляли 0,3-0,5; 0,7-0,8 и АС – 1,1-1,4 и 1,65 м (напротив фестона и ложбины соответственно). На глубинах моря 4-6 м – подошвы ярусов в горизонтах: СВП – 0,25-0,3; 0,5-0,75 и АС – 1,5-1,75 м. Зонирование изменчивости абразионного риска вдоль берега может прогнозироваться по расположению штормовых ритмов в толще АС. Зондирование сопровождалось синхронным отбором проб грунта (рис. 7.6).

Морские залежи региона – резерв промышленно ценных минералов. Изменения ресурсов в фоновом или техногенном (в процессе освоения) состоянии обосновывают прогноз трансформации среды, определяющий предельно допустимую норму эксплуатации [Певзнер, 1977; Стрельцов, 1985]. Продуктивным пластом подводных залежей можно считать СВП: на глубинах моря 3-9 м в слое мощностью 0-0,50,8 м содержится >75% запасов рудных минералов. Ожидаемый экономический эффект от использования опережающего статического зондирования при дражном способе разработки за счет снижения потерь песков составил 0,млн. руб/км2 (в ценах 1980-х годов) [Богданов, 1987].

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com А) Б) В) Г) Рис. 7.6. Самоходная подводная технологическая установка на гусеничном ходу А) общий вид, Б) движение по дну, В) навесное оборудование статического зондирования и синхронного отбора проб задавливанием, В) работа установки на глубинах моря 5 м Экологизация добычи учитывает современное состояние берегов – прибрежную динамику в районе россыпных полей. Этим обеспечивается зонирование изменчивости как горно-технологических свойств толщи АС, так и угрозы размыва берегов. Переуглубление подводных ложбин карьерами увеличивает абразионный риск на прилегающих пляжах. Стратегическое направление разработки должно происходить навстречу сезонной вдольбереговой тенденции перемещения наносов. Тактика добычи опирается на характерные особенности динамики, распределения зон повышенного абразионного риска и гарантирует позитивные процессы: 1) восстановление рельефа дна, 2) минимизацию как длительного дефицита в бюджете наносов, так и разубоживания при сбросе «хвостов», 3) частичную регенерацию залежей и увеличение срока эксплуатации месторождений, 4) снижение риска абразии берегов [Богданов, 1991].

Глава 8. Оценка состояния и зонирование при химическом воздействии:

Калининградский залив Целесообразность экологического зонирования водоемов, подобных Вислинской лагуне, обусловлена значимостью их ресурсов. Доминанта проблемности – химическое загрязнение кута Калининградского залива – определяется обилием источников ЗВ при склонности объекта к застойным явлениям. Последствия природно-антропогенного воздействия проявляются как интегрально, так и локально.

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Информативными трассерами, фиксирующими потоки вещества и энергии (в т.ч., техногенные), зоны привноса и накопления ЗВ в каскадной системе «берег – залив», являются структура и интенсивность гидро- и литохимических аномалий.

Технология зонирования включает этапы:

1. Анализ природных и антропогенных факторов загрязнения (см. гл. 5-6, табл. 8.1-8.2). Локальное воздействие обусловлено спецификой местного производства, определяющей спектр приоритетных ЗВ. Интегральный характер загрязнения отражен в повышенном содержании в воде и донных наносах азотистых соединений, углеводородов, тяжелых металлов и мышьяка. Мало изученные вопросы динамики и геоэкологического зонирования залива решались на этапах 2-4.

Таблица 8.Локальное техногенное воздействие:

источники приоритетных загрязняющих химических веществ, (бухта КМК у пос. Ижевского) Источники загрязняющих веществ Загрязняющие вещества* Механическое производство, металлообработка и Cr, Ni, Co,Cu, Zn, Bi, Sn, Mo, W; элементы-спутники в сплагальваностегия вах: Ag, Cu Zn, Pb, Mn, As Покраска изделий Cr, Ni, Co, Zn, Bi, Pb, Hg, As Производство бетона и раствора Co, Bi Установки по сжиганию топлива: котельная Терми- V, Ni, Cr, Ag, Bi, Mo, Cu (керосин) W, Hg и As (каменный нала, ТЭЦ в г. Светлый, селитьба, транспортные уголь, мазут, солярка), Pb (этилированный бензин) НП, БП средства Коррозия и разрушение деталей, ходовой части и Весь спектр приведенных микроэлементов лакокрасочных покрытий машин, механизмов и конструкций Коммунальные1) и промышленные, в том числе, лив- MnAgZn1); AsHgCrVNiZnAgW2) НП, БП невые стоки2) Использование и разрушение медицинской, электро- Ag, Cr, Pb, Ni, W, Hg технической аппаратуры и аккумуляторов Ореолы рассеяния выбросов транспортных средств Pb, Cu, V, Ni, Zn, Ag, As, НП, БП * - по В.В. Иванову (1994-1996), Е.П. Янину (2004) и МУ 2.1.7.730-99. НП – нефтепродукты, БП – бенз(а)пирен 2 и 3. Обработка результатов многолетнего мониторинга геосистемы и моделирование прибрежных волновых энергетических характеристик. В моделировании использованы ветроэнергетические расчеты, интерпретация которых основана на закономерностях динамики прибрежной зоны [Зенкович, 1962; Филимонов, 1966; Шадрин, 1972; Попов, Совершаев, 1981; Богданов с соавторами, 1989, 2004; Динамика…, 2003 и др.]. Изменения морфологии дна, экспозиции берегов и среднемноголетней мощности потоков волновой энергии на смежных участках порождают, отрыв от вдольбереговых течений циркуляционных вихрей и перераспределение ЗВ. Вдоль берега повсеместно распространены энергетически более слабые вращения – циркуляционные ячейки с пульсирующим оттоком нагонных вод по тальвегам поперечных ложбин. Причина вогнутости зеркала воды центральной зоны кута залива (отмечена в [Гидрохимический…, 1971]) кроется в PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com неравномерном распределении мощности потока Эо, Т(м/с): 105 – абразионный берег у пос. Берегового, 3 х 103 – северный сектор акватории напротив пос. Ижевского и 10-102 в КМК. Теоретическая схема динамики подтверждена натурными исследованиями (рис. 6.2, 8.1-8.4).

Таблица 8.Геоэкохимическое состояние прибрежного каскадного ландшафта:

индикация по концентрации микроэлементов в литохимических аномалиях Зона локализации Zc* Ранжированные ряды микроэлементов** аномалий Верхний уровень каскада: промежуточное накопление в органо-литогенном субстрате прилегающей суши, (n=13; Кс 2) Причал 33 ZnAgPb10Cr5BiSnCu2 AsHgТерминала Прибрежные луга:

сбросы ливневки от АЗС у шоссе и район 54 PbZn20Ag10VBi3SnCrMn2 As8-14Hg6-плавмастерских Максимальные уров- 54 W25ZnPbAg20Cr15Mo10 As14Hgни (в целом, для об- (Кс 10) следованного участ- Доли ПДК (или ОДК):

ка) As7PbZnMnНижние уровни каскада: транзит и конечное накопление в донных наносах, (n=11; Кс 3) КМК: Терминал 78 Zn30CrW15NiSn8VPbAg5Mn4Co3 Hg7AsУстье реки: 34 Zn14Cr11PbNi4VCu3 Hg7Asпос. Береговое ЛОКАЛЬНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ Залив: ИНТЕГРАЛЬНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ центральный сектор 55 Zn30Cr8VNiSn5PbW4CoMn3 As11Hg* - в градациях высоких уровней загрязнения, согласно шкалам Zc (по Ю.Е. Саету и др., 1990 и МУ 2.1.7.730-99), ** - n – общее количество микроэлементов в ранжированных рядах Zc, где они показаны в значениях Кс 2Эколого-литодинамическим подходом выявлены тенденции динамики, контролирующие механизм химического загрязнения залива: а) расчленение акватории на устойчивые зоны слабых поперечных циркуляций и компенсация вогнутости уровня, б) смещение оси разделяющего их противотечения к волноэнергетически ослабленному, динамически застойному и экологически проблемному северному сектору акватории, г) двухслойный водообмен в межостровных проливах, трассированный донными аномалиями ЗВ. Полученные данные взяты за основу морфолитодинамического принципа оптимизации густоты сети отбора проб, учитывающего особенности циркуляций и рельефа дна на следующем этапе зонирования.

4. Пространственно-временное распределение трассеров динамики среды и индикаторов ее геоэкохимического состояния зафиксированы в ранжированных рядах и конфигурации ореолов ЗВ (табл. 8.2; рис. 6.2, 8.1-8.4).

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Рис. 8.1. Экологически проблемные зоны:

гидрохимические характеристики и схема фактического материала, Калининградский залив 1 и 2 – станции отбора проб и их номера: вода, донные отложения «Эколого-аналитический центр» и вода Госкомгидромет соответственно [Богданов, Воронцов, Морозова, 2004]; 3 – ряды веществ, ранжированные по их максимальной концентрации в воде, кратной ПДКр/х или фону (взвешенные вещества и ГХЦГ); 4 – экологически проблемные зоны: участки с устойчиво повышенным уровнем химического загрязнения воды и донных наносов; 5 – современные и древние уступы размыва берега. Интегральный характер последствий воздействия – открытая акватория, локальный – бухты и КМК Рис. 8.2. Механизм загрязнения Калининградского залива:

индикация трасс привноса ЗВ в места их накопления по распределению в поверхностном слое воды концентраций Hg и значений показателя нитрификации аммонийного азота KNH1-3 – зоны концентрации Hg, ПДК: <1, 1-1,3 и 1,3-1,7 (ПДК=0,1 мкг/л), соответственно; 4-5 – изолинии Hg, ПДК и показателя K ( 2) с максимальными его значениями в точках отбора NHпроб, соответственно; 6 – преобладающие направления течений, потоков взвесей и трасс привноса ЗВ PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Рис. 8.3. Оценка состояния и зонирование Калининградского залива:

по суммарному загрязнению донных наносов микроэлементами Zc(MnCrVNiCoAgZnPbSnW) и концентрациям (Кс) Hg и As 1– ранжированные ряды микроэлементов в значениях Кс 2, перед скобками – максимальные значения Zc в точках отбора проб; 2 – изолинии значений Zc, пунктир – границы проблемных участков дна, 3 и 4 – соответствуют 6 на рис. 8.2 и 5 на рис. 8.Рис. 8.4. Проблемные зоны в прибрежной каскадной системе на участке интенсивного локального антропогенного воздействия:

ярусность техногенного литопотока по распределению РТУТИ в почво-грунте и донных наносах (устье р. Граевки и Калининградский морской канал у пос. Ижевского) Схема динамики и механизма химического загрязнения водоема построена благодаря оптимизации технологии зонирования: а) одномоментный отбор проб (залив: 4 ч. 07 мин., морской канал: 2 ч. 27 мин.); б) условия отбора близки к среднемноголетним гидрометеорологическим характеристикам. Оптимизация обеспечила достоверность имитационной модели. На акватории, в устьях рек и по берегу отобраны 50 проб воды и 40 проб донных наносов (Н=1,1-10,6 м); 37 проб «почв» PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com и >50 среднесуточных проб аэрозолей (КМК, район нефтеналивного терминала, станций отбора проб в отопительный сезон 2001 г.).

Очаги концентрации ЗВ в воде и донных отложениях послужили также индикаторами «здоровья» водного объекта. Наиболее интенсивные и устойчиво локализованные очаги тяготеют к динамически застойным участкам, что придает им статус экологически проблемных зон повышенного санитарно- и геоэкохимического риска. Поступление «свежего» аммонийного азота и циркуляционный вихрь в водоеме зафиксированы показателем: KNH4=NH4+ / NO3-. Зона влияния источника ЗВ, разносимых от устья реки у пос. Берегового по солоноватой акватории залива, составила ~10 км. Волноэнергетическая насыщенность прибрежного мелководья в горле залива генерирует мощные входные течения со стороны г. Балтийска и бух.

Приморской. Они трассированы концентрациями в воде Hg и др. ЗВ. Сезонная изменчивость концентрации ЗВ зависит от количества солнечной радиации, растворенного О2, привносимой органики, температуры воды, условий жизни фенолразрушающих и нефтеокисляющих бактерий [Гидрохимический…, 1971]. Она контролируется гидродинамическим фактором: максимальные уровни загрязнения воды характерны для динамически спокойных мая, августа-октября; активное самоочищение – в штормовой период ноября-декабря. Низкое качество воды характерно для приустьевой, средней и входной частей КМК; бухт Ушаковской, Приморской, у пос. Ветрово; в центральном секторе акватории залива. Последствия совокупного природно-антропогенного воздействия здесь носят интегральный характер (рис. 8.1-8.4).

Местоположение динамически застойных, экологически проблемных зон подтверждено литохимической съемкой. Подобие конфигураций водных и донных ореолов углеводородов указывает на режим «разгрузки» гидрохимических аномалий. Здесь же сосредоточены очаги максимальных концентраций в донных наносах Hg и значений Zc. Ореолы среднего уровня Zc=10-30 «затянуты» в поперечные ложбины и трассируют вынос с берега ЗВ разрывными течениями.

Локальное техногенное воздействие ярко проявилось на участке КМК у пос.

Ижевского, где размещены рыбоконсервный завод и нефтеналивной терминал (далее – Терминал). Резкий изгиб «русла» (на 450) и бухтообразное расширение КМК (со 100 до 500 м) способствуют накоплению ЗВ и формированию застойной экологически проблемной зоны. Воздействие проявилось каскадностью аномалий в полосе «прибрежная суша – залив». Техногенные потоки ЗВ перераспределяются в атмосферных выпадениях, при эрозии и абразии литохимических аномалий на берегу и дне, речным и подземным стоком. Верхний уровень каскада. Загрязнение воздуха в ранге Zc=100-140 соответствовало зонам вокруг крупных промышленных объектов (по Б.А. Ревичу, 1992). Гигиенически опасных уровней достигали концентрации металлов в ранжированном ряду, Кс: Cu40VNi20Mn15Pb10. В выбросах лидировали, %: As90 Pb50 VZc40 Mn20. Вблизи источников совпадали ореолы опасных уровней загрязнения «почв», Кс: As14Hg9 и Zc 32. Нижний уровень. Доминанта As проявилась и здесь. As оказалось на 33% больше в донных илах у приPDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com чала Терминала, чем у стенки завода, где специфика рыбоконсервного производства обеспечила превышение содержания в осадках по ассоциациям ZnCu, VPbNi и Hg на 2-3, 5-8, и 22% соответственно (по сравнению с Терминалом). В донных наносах, по отношению к «почве», концентрировались:

НП12V7Hg4AsNi3CrZn2PbCu1,2Zc1,4. Повышенный уровень локальной техногенной нагрузки и более тесные связи с источниками ЗВ в районах устьев малых рек у пос. Берегового и Терминала, чем в центральном секторе залива отражают трассеры и индикаторы: а) величины Zс, б) структура ранжированных рядов, в) концентрации Hg, нефтепродуктов и бенз(а)пирена. Распределение экологически проблемных зон с интегральным характером загрязнения определяется, в основном, природной доминантой воздействия – динамическим режимом водоема и миграционной способностью ЗВ. Очаги концентрации менее интенсивны, чем в КМК (табл. 8.2, рис. 6.2, 8.1-8.4). В них наиболее распространена ассоциация металлов ZnCrVNi, состав и структура которой указывает на площадной характер загрязнения ландшафта отходами при обращении с нефтяными углеводородами и их производными [Пиковский, 1993; Иванов, 1994-1996; Пиковский и др., 2003; Русаков, Рахманин, 2004]. Системность эколого-литодинамического подхода позволила выделить экологически проблемные зоны по комплексу признаков – морфолитодинамических, аэро-, гидро- и литохимических. Предложенная технология оценки состояния и зонирования представляет макетный аналог для подобных водоемов.

Часть III. ОСВОЕННЫЕ ТЕРРИТОРИИ СУШИ: ГЕОЭКОХИМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ И ОПТИМИЗАЦИЯ ЗОНИРОВАНИЯ Инновационные методы диагностики среды разработаны с позиции индикации гигиенических условий по санитарно-химическому состоянию литосубстрата.

В основу заложены показатели, дополняющие существующую систему оценок в отношении экологической опасности накопления Hg, загрязнения урболандшафта и воздействия линейных источников.

Глава 9. Опасность природного и антропогенного воздействия:

на примере соотношений форм ртути в низовьях р. Волги Значимость оценки совокупного природно-антропогенного воздействия по распределению Hg, как особо контролируемого токсиканта, трудно переоценить.

Нормирование для почв использует мало информативную характеристику валового содержания (Hgвал). Для донных наносов критерии в России отсутствуют. «Поисковыми признаками» экологически опасных очагов накопления Hg являются миграционно активные легко растворимые соли и металлоорганические соединения. Они характерны для техногенного загрязнения. Свойства форм определены В.Л. Таусоном с соавторами (1992, 1995) на примере природных субстратов Hgсодержащих рудных месторождений. Дробной возгонкой выделены фракции Hg (далее – термоформы), условно соотносимые с основными типами ее соединений (табл. 9.1) [ГОСТ 17.4.1.02-83; Поведение.., 1989; Мотузова, 1999; МУ 2.1.7.73099; СанПиН 2.1.7.1287-03 и др.].

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Таблица 9.Термоформы ртути в почвах и донных отложениях (Таусон, Гелетий, Меньшиков, 1995; Богданов, 1999, 2005) Условное Температура Индекс название возгонки, 0С Состав термоформ ртути термоформ Hg0, фториды, бромиды, йодиды, нитраСВ Свободная <180 ты, ацетаты, фульминаты ХЛ Хлоридная 180-250 Хлориды, арсенаты, метил- и этилртуть ФС Физически 250-360 Физически сорбированная сорбированная ХС Химически 360-400 Химически сорбированная сорбированная СУ Сульфидная 400-500 Оксиды, сульфиды, сульфаты ИЗ Изоморфная >500 Силикаты и другие инертные формы Идеи В.Л. Таусона развиты автором для оптимизации технологии идентификации генезиса и зонирования экологической опасности очагов накопления металла по соотношению термоформ Hg (табл. 9.2).

Таблица 9.Инновационный метод идентификации генезиса и оценки экологической опасности накопления ртути в почвах и донных отложениях:

перечень показателей, разработанных автором [Богданов, 1999, 2005] Индекс Название показателя и показа- генезис очагов концентрации Формула расчета показателя* теля Коэффициент эндогенного привноса ртути: диапазон Кэп = (ИЗ+СУ+ХС+ФС) / I фон 0,4-1,5; >1 – преобладание природного поступления (ИЗ+СУ+ХС+ФС) Кэп Коэффициент геохимической активности в очагах Ка = ХЛ / ИЗ накопления: Hgвал 250мкг/кг: диапазон 0,4-15,1; <0,(почвы и донные наносы) Ка – природное поступление То же, при Hgвал > 250мкг/кг: диапазон 0,6-98; >1 – Ка = (ХЛ+СВ+ФС) / ИЗ техногенное поступление (почвы) Показатель поступления ртути, адсорбированной взвесями, в донные отложения: 0,8 – техногенное Кфс = ФС / (ХС+СУ) Кфс поступление Показатель характера загрязнения донных отложеКz = ХЛ / (ФС+ХС+СУ+ИЗ) Кz ний:1 – техногенный *- термоформы Hg, см. табл. 9.Исследования проведены в районе и за пределами Астраханского газоконденсатного месторождения (АГКМ), где с 1987 г. функционирует одноименный газоперерабатывающий комплекс (АГК). Ландшафт региона отнесен к типу песчаных побережий аллювиально-морских равнин и современных дельт с выровненным полого-волнистым рельефом. Характерные черты – а) супесчаные гряды и останцы бэровских бугров в дельте Волги, б) мелкобугристые слабозакрепленные пески на право- и левобережье Волго-Ахтубинской поймы, в пределах АГКМ. На PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com буграх развиты региональные бурые полупустынные и примитивные почвы со слабо сцементированной солями и гумусом песчаной корочкой (до 30 мм). Подчиненные ландшафты поймы и межбугровых понижений характерны сочетанием суглинистых, в разной степени засоленных аллювиальных, луговых и т.п. типов почв. С поверхностей автономных элементов ландшафта в радиусе 50 км от АГК по 16-ти азимутальным направлениям отобраны 134 поверхностные пробы почв.

Сотни проб донного наилка и почв по регулярной сети – по водотокам системы рук. Бахтемир и на территориях 20-ти ПГТ Икрянинского района. Hg определена А.А. Волохом на приборе «ИМГРЭ-900» по методу В.Л. Таусона с соавторами (1992, 1995).

Повышенная ртутоносность АГКМ определена его приуроченностью к зонам дробления линеамента Карпинского, где ореолы вторжения мантийных флюидов обнаруживают «ртутное дыхание Земли» (по Н.А. Озеровой, А.И.

Фридману, В.З. Фурсову [Перельман, Касимов, 2000]).

До начала добычи и в настоящее время концентрация в воздухе паров Hg местами сопоставима с ПДКс.с.=300 нг/м3 (рис. 9.1). Устойчивые атмохимические ореолы (до 120 нг/м3) соотносимы по локализации с зонами глубинных разломов, а по концентрации – с техногенными аномалиями над Астраханью (до 150, фон=10-15 нг/м3). В нижней и средней дельте, вне АГКМ, природной составляющей можно пренебречь. Техногенные источники в районе АГК связаны с факелами, промысловыми скважинами и установкой производства серы (до 300 нг/м3, высота труб 210 м). На остальной территории – агрегаты по сжиганию топлива, свалки мусора, отходы, разливы нефтепродуктов, ртутоемкое производство, трансграничный перенос [Ртуть.., 1979; Богданов, 1995, 2005; Озерова и др., 2003, 2007; Янин, 2004 и др.]. Неоднородность источников исключает идентификацию ореолов на основе только валового содержания Hg.

Природный генезис имеет наиболее высокотемпературная изоморфная Hg (ИЗ). Входя в состав кристаллической решетки соответствующих минералов, она инертна и является одним из базовых элементов геолого-геоморфологической системы (согласно современным представлениям теоретической геоморфологии [Гаврилов, 2007]). Аналогичный генезис доминирует и среди сорбционных (кроме хлоридных – ХЛ) и сульфидных форм (коэффициент корреляции: 0,81-0,94). Техногенная Hg – преимущественно, ХЛ (низкотемпературные разновидности сорбционных форм). Они практически не связаны с ФС и ИЗ формами (коэффициент корреляции до –0,15). При возрастании интенсивности накопления Hgвал >2мкг/кг к индикатору техногенной ртути по тесноте связей присоединяются СВ и ФС формы. СВ выделяется из ХЛ форм и сульфосолей при метилировании и деструкции диметил-Hg. В поселках этому способствует загрязненность «почв» нефтепродуктами (до 7500 мг/кг). Пороговые фоновые значения Hgвал=250-300 мкг/кг в определенной мере обосновывают лимитирующий уровень для почв Hgвал=4мкг/кг, характеризующий долговременное загрязнение приземного воздуха на уровне ПДКс.с. [МР № 5174-90]. Средний фон для почв Астраханской области – PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com мкг/кг. Величина увязывается с фоновым содержанием паров Hg в воздухе – нг/м3(расчет зависимостей по МР № 5174-90). На выявленных закономерностях основаны оценочные показатели. Наиболее информативные из них – в таблицах 9.2-9.3.

Таблица 9.Ориентировочная шкала значений показателей накопления ртути в донных наносах для ранжирования проблемных участков водных объектов системы рук. Бахтемир Ка Кz Кфс Hgвал Интенсивность загрязнения Источники загрязмкг/кг нения 2,8 < 1 0,3 – 0,8 <20 Фоновый уровень Нет (Hg =10 мкг/кг) вал 2,9-5,5 0,8 - 1 20 и Антропогенно-измененный фон Хозяйственно 70 бытовые 5,6-10,9 Слабая > 1 1 - 4 >70 Техногенные 11-20 Средняя 21-44 Сильная Эндогенный привнос. Литохимические ореолы гигиенически не опасны (инертность форм, низкое содержание металла). Проблемность связана со Hgсодержащей газовой атмосферой, зафиксированной газо-ртутной съемкой над зонами пересечения глубинных разломов, трассированных очагами Кэп (рис. 9.1).

Рис. 9.1. Природное накопление ртути: трассирование структуры АГКМ по распределению литохимических ореолов эндогенного привноса (в значениях Кэп) и атмохимических аномалий Hg 1, 2, 3 и 4 – ореолы Hg в значениях Кэп < 1,0; 1,0-1,1; 1,1-1,2 и 1,2-1,5 соответственно; 5 – изолинии Кэп; 6 – зоны трещиноватости, установленные по распределению в почвах значений Кэп; – участки автотрасс, где газортутной съемкой обнаружены атмохимические аномалии Hg = 100120 нг/м3; 8 – направление ветра при газортутных измерениях (в пределах г. Астрахани, проведенных в 1990-1991 гг.); 9 – точки отбора проб почв в зоне 5-50 км от АГК; 10 – АГК PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Экологически проблемные участки оконтурены по значениям коэффициента геохимической активности (Ка). Они могут быть приурочены к ореолам Hgвал, близким к фоновому состоянию (Кс = 3-5). Простирание ореолов Ка атмосферного генезиса согласуется с ЮВ направлением господствующих ветров (рис. 9.2).

Рис. 9.2. Проблемные зоны в техногенных литохимических очагах валового накопления ртути, пос. Житное 1 и 2 – проблемные зоны накопления миграционно активной ртути, Ка: 19,5-21 и 10-11 соответственно; – максимальные значения Кс в аномалиях валовой ртути (Hgфон = 6 мкг/кг), 4 – рабочие зоны промышленных объектов, 5 – котельные, 6 – точки отбора проб В донных осадках зависимость распределения термоформ от Hgвал иная, чем в литосубстрате междуречий. Подобие сохраняется лишь для ХЛ-форм. Коэффициент Ка аналогичен таковому для почв. Устойчивость обратной связи ХЛ и ИЗ термоформ сохраняется. Показатель привноса ртути (Кфс) иллюстрирует режим седиментационного барьера: поступление Hg при адсорбции взвесями ФС-формы или увеличение ее доли среди сульфидных термоформ. С ростом интенсивности техногенного загрязнения перенос Hg на взвесях резко увеличивается (до 5 раз, Кфс=4). Анализ значений коэффициентов позволил создать ориентировочную шкалу ртутного загрязнения аллювия (табл. 9.2-9.3).

Условность нормирования загрязнения только по валовому содержанию веществ обоснована, по крайней мере, для Hg. Накопление проблемных очагов миграционно активных форм информативно для экологического мониторинга.

Глава 10. Геоэкологическое зонирование в составе санитарно-гигиенической оценки территорий Химическое загрязнение почв при наличии лимитирующих уровней является критерием санитарно-гигиенического состояния земель и санитарноэпидемиологического благополучия населения. Оно во многом определяет качество и экологическую безопасность среды обитания [Критерии…, 1992; ГН 2.1.7.020-94; Руководство…, 1998; МУ 2.1.7.730-99; СанПиН 2.1.7.1287-03].

Пространственная неоднородность санитарно-токсикологических свойств литосубстрата ярко проявляется в городской среде. Она зафиксирована нами аддитивным картографированием загрязнения урбогрунта (масштаб карт 1:5 0001:30 000, площадь до 400 км2: Иваново, Астрахань, Москва). Кондиционность обеспечена густотой регулярной сети отбора до 1450 проб грунта – не реже 2 см в плане от масштаба карт (рис. 10.1-10.2).

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Рис. 10.1. Оценка состояния воздушного бассейна и зонирование территории по концентрации Hg в урбогрунте (Москва, Лефортово, октябрь 1999 г.) 1, 2, 3 и 4 – кратность содержания Hg в урбогрунте 0,4 мг/кг, соответствующая долговременному загрязнению воздуха на уровне ПДКс.с.=300 нг/м3. (норматив МЗ СССР, МР № 5174-90): 0,5-1, 1-2, 2-3 и 3-8,соответственно, 5 – изолинии кратности ПДКс.с., 6 – максимальные концентрации Hg в точках отбора проб, 7 – источники выбросов: 1 – паровозное депо завода «Серп и молот», 2 – ВЭИ, 3 – пункты отжига моторного масла компании «Алан»; 8 - здания 3 этажей Рис. 10.2. Аддитивное санитарно-химическое зонирование по комплексу литохимических аномалий (г. Иваново, май 1991 г.) 1 – рабочие зоны основных промышленных объектов, 2-5 – концентрация веществ в литохимических аномалиях (нормативы МУ 2.1.7.730-99 и МР №5174-90): 2 – Hg 0,5 (по кратности уровню 0,4 мг/кг, соответствующему ПДКс.с. в атмосферном воздухе), 3 – бенз(а)пирен 10 ПДК, 4 – Zc 32 (опасная), n = 10, Zc(PbCuSnZnCrNiVAgCoMo), 5 – нефтепродукты 100 мг/кг (фоновый уровень [Пиковский, 1993]);

6, 7, 8 и 9 – ранги очагов загрязнения: моноэлементные, двух-, трех- и четырехкомпонентные соответственно; 10 – приводораздельные плоские поверхности (134-138 м БС) с относительными превышениями над руслами долин крупных водотоков в 20-30 м (слабовсхолмленная равнина, выработанная преимущественно на флювиогляциальных, реже моренных отложениях Московской стадии оледенения: супеси, пески с гравием и галькой, реже – суглинки); 11 – оси водоразделов Индикаторами среднемноголетней напряженности санитарногигиенического состояния по районам города являются литохимические аномалии долго сохраняющихся в природе ЗВ, в т. ч. бенз(а)пирен (БП) и тяжелые металлы [Бенз(а)пирен…, 1983; Иванов, 1994-1996]. Загрязнение грунта до 1500, 400, 0,мг/кг формируется длительным содержанием в воздухе на уровне ПДКс.с. Cu, Pb и Hg соответственно (рис. 10.1). Основные слагаемые аддитивных карт – интегральный показатель Zc, БП, Hg и нефтепродукты (НП, ориентировочная шкала PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Ю.И. Пиковского, 1993). В специфических условиях возможны дополнения (Астрахань: As, SO4-2). Гигиеническая опасность ЗВ определена нормативами [МР №5174-90; МУ 2.1.7.730-99]. Риск на территории дифференцируется увеличением ранга компонентности очагов. Большинство из них связанно с атмохимическими потоками ЗВ. Аномалии высоких рангов приурочены, как правило, к центру города, где нередко возникающий циклонический тип приземных циркуляций (при штилях или слабом ветре до 5 м/с [Шапеева, 1992]) способствует загрязнению (рис. 10.2). В Астрахани, локализация шестикомпонентных очагов, вместе с ореолами рассеяния в более низких рангах, коррелировала как с натурными оценками состояния воздушного бассейна, так и медико-статистическими данными о здоровье горожан [Богданов, 2005].

Индикатор при детализации оценки изменчивости воздействия источников углеводородов – степень окисленности НП. Конфигурация и интенсивность очагов их накопления свидетельствовали о ведущей роли автотранспорта в загрязнении территории (более 500 мг/кг – НП и БП до 231 ПДК). Зоны активного и постоянно возобновляемого накопления маслянистых НП охватывали центр Астрахани.

Очаги контрастно проявляли проблемные участки транспортных магистралей и подъездных путей к промышленным объектам. Ореол рассеяния – маслянистосмолистые НП на окраинах города.

Оценка и зонирование воздействия линейных источников (например, железных дорог) особенно сложно в условиях городского ландшафта. Аномалии ЗВ в нарушенном грунте полосы отвода (радиус 100 м от балласта полотна пути) связаны как с непосредственным многолетним воздействием подвижного состава, так и с внешним влиянием. Они фиксируются по комплексу или доминирующему токсичному ингредиенту. Например, паровозное депо – аномалии Hg (рис. 10.1).

Целесообразность оценки определена проектом реконструкции путей для скоростного движения поездов по трассе «Москва-Санкт-Петербург-ВыборгХельсинки». На Карельском перешейке обследованы 5 профилей [по МУ 2.1.7.730-99; СанПиН 2.1.7.1287-03]. Грунт анализировался в аттестованных лабораториях ВИМС, ВНИИА им. Д.Н. Прянишникова; Геофака МГУ.

Геолого-геоморфологические условия в регионе определяют типовую мелкоконтурность, пятнистость механического состава почв и неоднородность их сорбционных свойств [Добровольский, Урусевская, 1984; Гагарина и др., 1995;

Состояние…, 1995; Экологическая…, 1998]. Освоенность территории не позволила избежать влияния внешних источников загрязнения. Специфика условий исключила нормирование ЗВ как на региональный, так и локальный литохимический фон (за границей полосы отвода на профиле). Отказ от нормирования на фон исключил и возможность применения нормативных показателей «полиэлементного» и «суммарного загрязнения микроэлементами, Zc» [ГОСТ 17.4.3.06-86 и МУ 2.1.7.730-99 соответственно], а также индекса загрязненности почв – ИЗП А.М.

Воронцова (2004), опирающегося на фоновые концентрации. Его информативность дублирует показатель Zc [Белых и др., 2006].

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Перечисленные трудности преодолены с нововведением ориентировочного показателя – индекса загрязнения почв (ИЗП). Он разработан автором в 2003 г., независимо от упомянутого ИЗП, и предназначен для экспертной оценки воздействия линейных источников, функционирующих в сложной природной и антропогенной обстановке [Богданов, 2005]. Оптимальный спектр ЗВ для оценки воздействия железной дороги соответствует данным Л.Г. Мазурина, В.М. Гончарова (1981), МУ 2.1.7.730-99: Собщ., Nобщ., НП, БП, As, и Hg, Cd, Pb, V, Ni, Cr, Cu, Zn.

Для нормирования применялись комплексные показатели ПДК, ОДК. В отношении Собщ и Nобщ за лимитирующий уровень принято генеральное среднее их содержание в подзолистых почвах [Иванов, 1994]. Прототип вычислений – индекс загрязнения воды (ИЗВ): отношение суммы среднегодовых и строго ограниченных по числу ЗВ на их количество n=6. Содержание нормируется на ПДК или лимитирующие уровни для O2 раств. Аналог последних – кларк Собщ и Nобщ в данном типе почв. Критерии оценки имеют общие принципы: среднегодовая (ИЗВ) и среднемноголетняя концентрация веществ в почве (Zc); начальный уровень загрязнения >1 или ПДК [Временные …, 1986; МУ 2.1.7.730-99].

Показатель ИЗП также представляет средневзвешенную среднемноголетнюю величину интегрального геохимического уровня, кратного ПДК. Расчеты ведутся в соответствие с принципами МУ 2.1.7.730-99 и ВМУ № 250-1163 по неограниченному, но фиксированному по всем оценочным профилям количеству инi гредиентов: ИЗП= (Ci / СПДК) / n, где Ci – содержание ингредиента в органоn литогенном субстрате ландшафта на участке отбора поверхностной пробы, СПДК – нормативный показатель содержания для данного ингредиента, n – любое, но постоянное количество веществ на обследуемой территории. Ориентировочная шкала рангов загрязнения имеет упрощенный вид, ИЗП: < 0,5 – «практически чистый»; 0,51 – 0,99 – «проблемно чистый»; > 1,00 – «загрязненный» (и тем интенсивнее, чем выше величина кратности интегрального уровня ПДК). Модель зональности построена на обобщении информации по всем пяти оценочным профилям (табл. 10.1).

Интенсивность загрязнения соответствует характеру воздействия источника:

прямого – в ближней зоне; опосредованного рассеиванием – на дальнем плече профиля. На процесс повлияли: а) подчиненность элементарных ландшафтов; б) их удаленность от полотна ж/д, лесополосы или лесного массива; в) густота древостоя, г) микрорельеф и гранулометрический состав литосубстрата. Прямое воздействие наиболее контрастно проявилось в полосе шириной до 20 м, особенно с подветренной от полотна стороны (подщелачивание грунта в ближней зоне: 3-м, до рН = 5,5-6,0 по сравнению с рН = 3-4,5 на сопредельной территории). Рассеивание аэрозолей и внешнее влияние трассированы загрязненностью подветренной части полосы за пределами отвода (>100 м). Барьер накопления с обеих сторон от полотна приурочен к опушкам леса, массив которого препятствует рассеиванию ЗВ (зона в 15-20 м от пути). Этот своеобразный «орографический» барьер отчетливо проявился в интегральной модели зональности.

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com Таблица 10.Инновационный метод санитарно-химического зонирования органо-литогенного субстрата полосы отвода железной дороги «СПб – Выборг – Бусловская» и «Советский –Приморск»: средние значения индекса загрязнения «почв» (ИЗП) для всего спектра контролируемых веществ Зональность химического загрязнения обобщенной полосы отвода (для всего обследованного участка ж/д) Западная часть полосы Ж.д., Восточная часть полосы (наветренная) бал- (подветренная) ласт полотна 100-120 32 - 16 - 20 5 - 12 Зоны, 3 - 10 15 - 20 25 - 75 95 - 147 м 0,81 0,92 1,34 1,00 ИЗП 1,84 1,85 1,23 1, Ранг Проблемно Загрязненный загряз- Загрязненный чистый нения Интегральная модель Ж.д., балласт 3 - 12 15 - 20 25 - 75 95 - 1полотна, Зоны, м ИЗП 1,42 1,59 1,10 1,Ранг за- Загрязненный Близкий к прогрязнения блемно чистому Использование ИЗП обеспечивает: 1) сравнимость результатов оценок в разных ландшафтно-геоморфологических условиях; 2) независимость нормирования от наличия сведений о почвенно-геохимическом фоне; 3) моделирование зональности санитарно- или геоэкохимического состояния измененного ландшафта по уровню загрязнения его органо-литогенной основы. Развитие разработок Части III требует санитарно-гигиенического сопровождения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Геоэкологические и эколого-геоморфологические исследования прибрежноморской и городской сред ориентированы на мониторинг и создание алгоритмов управления качеством окружающей среды с целью устойчивого развития (требования ГОСТ Р ИСО 14001 и 14004-98). Центральное звено в структуре Системы управления занимает оценка фонового или текущего состояния природной среды.

С успешной реализацией задач этого звена, на базе которого формируются целеPDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com вые показатели Системы в целом, связана логическая модель технологии зонирования проблемных территорий в концепции эколого-литодинамического подхода.

Перспективы применения и научный вклад предложенных методов сведены в таблицу 10.2.

Таблица 10.Научная значимость методических разработок для геоэкологии и экологической геоморфологии Вклад в теоретические основы Перспективы применения - Развитие представлений о: - Понятия: «геоморфологически проблемная а) формировании пространст- территория», «санитарно- или геоэкохимическое совенно-временной неоднородности стояние органо-литогенной основы рельефа»;

геосистем; б) критериях оценки - Система наиболее общих принципов зонировасостояния освоенных территорий; ния территорий по морфолитодинамическому и геов) устойчивости геоморфологиче- экохимическому неблагополучию для жизни и хозяйских систем; ствования;

- Эколого-литодинамический - Инновации в методах оценки состояния морфоподход, как новое научно- литосистемы по морфолитодинамическим геохимичеприкладное направление, адапти- ским характеристикам;

рующее совокупность способов - Решение задач: 1) использования территорий для оценок состояния для суши и при- природопользования, градостроительства, транспорта, брежно-морских условий; возведения гидротехнических сооружений, поисков и - Проблема создания концепции добычи минерального и углеводородного сырья; 2) для консолидации специализиро- санитарно-эпидемиологического благополучия; 3) ванных геоморфологических ис- экологического мониторинга; 4) научно обоснованследований ных обустройства, сохранения, улучшения и контроля качества среды обитания

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ:

1. Последствия от совокупного природно-антропогенного механического и химического воздействия часто негативно изменяют исходное состояние земель.

Изменения носят слабо предсказуемый – техноплагенный характер. Для изучения проблем такого рода изменчивости условий жизни и хозяйствования в ландшафтно-геоэкологическом пространстве (в зонах активного взаимодействия геосфер и природно-антропогенных взаимоотношений) разработан специальный подход – ЭКОЛОГО-ЛИТОДИНАМИЧЕСКИЙ (ЭЛП). Подходу присущи также индивидуальные структура и задачи, решение которых использует свою технологию: научные основы, способы и действия.

2. ЭЛП – новое научно-прикладное направление в геоэкологии и экологической геоморфологии, объединившее совокупность способов и действий по решению теоретических вопросов (анализ ситуации, создание алгоритма оценок) и практических задач (получение данных о текущем состоянии, выделение проблемных зон по морфолитодинамическому и геоэкохимическому неблагополучию) оценки состояния освоенных территорий – суши и прибрежной зоны моря. Концепция ЭЛП базируется на представлении о литодинамике – как переPDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com распределении вещества энергией гео- и техносфер. Основной объект исследования – поверхностная морфолитосистема (слой мощностью до первых метров):

характеристики и свойства почв, урбогрунта, аллювия и активного слоя прибрежно-морских наносов отражают как текущее состояние природных и антропогенноизмененных ландшафтов, так и фиксируют закономерности миграций потоков обломочного материала, химических и ЗВ. Структура ЭЛП, в соответствии с принципом системности, содержит адекватный подходу исследовательский аппарат, использующий для решения задач: а) теоретических – достижения геоморфологии, гидрометеорологии, геохимии ландшафтов, картографии и смежных наук (геологии, медицины и проч.) в области изучения неоднородности геоэкологических условий; б) практических – методы натурных и лабораторных исследований, действия по отбору проб, измерению и экспресс-анализу характеристик, свойств и параметров среды, в) синтез полученных сведений для оценки, сохранения/улучшения текущего состояния среды обитания.

3. Выделен алгоритм эколого-литодинамических исследований. Этапы унифицированы для суши и прибрежно-морских условий: АНАЛИЗ: 1) Оценка исходного состояния и природной изменчивости среды с Проецированием последствий антропогенного воздействия на природные условия. 2) Зонирование по неблагополучию морфолитодинамического и геоэкохимического аспектов геоэкологических условий. Технология раскрыта в иерархически организованной совокупности принципов: Целесообразность, Доминанта, Оптимизация, Нормирование и Ранжирование, содержащее и элементы синтеза для осуществления последующего этапа. СИНТЕЗ: 3) Рекомендации к принятию сбалансированных решений и разработки основ мониторинга на основе обобщения ранее полученных сведений и прогноза развития экологической ситуации для сохранения или улучшения качества среды обитания.

4. Оптимизирована технология зонирования территорий по признакам проблемности с помощью анализа пространственного распределения и количественных соотношений наиболее информативных характеристик среды: потоков ветро- и волновой энергии, фоновых и аномальных свойств элементов ландшафта, доминирующих накопительных барьеров, индикаторов и трассеров перераспределения вещества и энергии – тяжелых минералов и частиц определенной крупности, в том числе и меченых, химических веществ и их форм.

5. Разработаны по соотношениям характеристик среды дополнительные к нормативным экспертные показатели, внесшие инновации в существующую систему методов оценки текущего состояния территорий: 1) Морфо- и литодиагностика прибрежно-морских песков статическим зондированием, которым ранее определялись только физико-механические их свойства. Нововведения внедрены в геолого- и горно-морские работы в Юго-Восточной Балтике при: а) определении мощности активного слоя, б) выделении ярусов абразии, в) геометризации продуктивного пласта подводных редкометалльных россыпей; 2) Идентификация техногенного/природного генезиса и экологической опасности накопPDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com ления Hg в почвах и аллювии – на принципиально новой основе нормирования:

по соотношению токсичных, миграционно активных и инертных форм металла.

Внедрен в ОВОС Астраханского газового комплекса; 3) Санитарно- и геоэкохимическое зонирование и моделирование загрязнения нарушенного органолитогенного субстрата полосы отвода линейных источников по интегральному уровню ПДК – индексу загрязнения «почв» в условиях геологогеоморфологической, ландшафтно-геохимической мозаичности и невозможности определения фоновых концентраций ЗВ. Внедрен в практику инженерноэкологических изысканий на стадии проекта реконструкции ж/д «СПб-ПриморскВыборг-Бусловская».

6. Минимизация компонентов операционной системы подхода – принципов зонирования, характеристик (индикаторов, трассеров) и показателей состояния среды – служит критерием оценок, система которых в отношении рельефа дополнена понятием «геоморфологически проблемная территория». Одним из ее признаков является «санитарно- или геоэкохимическое состояние поверхностного слоя морфолитосистемы». В геоэкологии и экологической геоморфологии понятия могут применяться в качестве критериев морфолитодинамической и геоэкохимической неоднородности освоенных земель.

7. Выявлен наиболее общий морфо- и литодинамический принцип заложения и оптимизации структуры сети отбора проб грунта на суше и в прибрежно-морских условиях. Он учитывает закономерности перераспределения вещества в зоне контакта аэро-, гидро- и литосфер. Взаимодействие геосфер определяет доминирующие накопительные барьеры – седиментационные ловушки и сорбцию. Принцип использован в ходе горно-морских работ, берегозащитных мероприятий и оценок геоэкохимического состояния территорий/акваторий. Эколого-литодинамические исследования при их сопровождении являются необходимым атрибутом.

8. Установлены генеральные совокупности абиотических характеристик среды, определяющих механизм формирования проблемных территорий. В береговой зоне моря перераспределение веществ контролируются: прибрежной динамикой, морфологией берегов и дна; составом наносов; сменой физико-химической обстановки в системе «устье впадающих водотоков–принимающий водоем»; геоэкохимическим, морфо- и литодинамическим состоянием на прилегающих участках сноса. На суше, в динамике потоков ЗВ важную роль играют климат, геологогеоморфологическое строение, физико-химические свойства и состав отложений, морфология и морфометрия рельефа, включая структуру застройки и транспортной сети. Они, в основном, и обеспечивают возможность природного поступления токсикантов; влияют на приземные атмосферные циркуляции, перераспределение стока; определяют мозаичность и контрастность литохимических аномалий ЗВ.

9. Научной основой технологии оценок геоэкохимического состояния органо-литогенного субстрата освоенных земель суши и прибрежно-морских зон является анализ сочетания структуры и пространственного распределения литохимиPDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com ческих аномалий, условий и факторов загрязнения с функциональной принадлежностью и характером размещения источников ЗВ на данной территории.

Теоретическая конструкция модели подхода к оценке состояния и зонированию территорий по признакам проблемности имеет фундаментальное научнопрактическое значение для организации геоэкологических исследований, создания структур управления и контроля техногенного вмешательства.

Перспективы эколого-литодинамического подхода просматриваются в отношении создания теоретической концепции, призванной консолидировать специализированные геоэкологические исследования в области дифференциации морфолитодинамической и геоэкохимической неоднородности территорий.

Основные научные результаты изложены в монографии:

1. Экологическое зонирование: научно-методические приемы (Астраханская область). М.: Едиториал УРСС, 2005. 176 с. (рецензент: доктор географических наук Ю.И. Пиковский) Послужили основой изобретения:

2. Авторское свидетельство СССР, № 1374165. Кл. С 01 У 9/00, 1987. Способ определения мощности слоя волновой переработки. (соавторы: Кадик Ф.А., Клейнман Г., Кравченко В.Е., Ульст В.Г.) В статьях, опубликованных в рекомендованных ВАК журналах:

3. Некоторые особенности динамики береговой зоны юго-восточной Балтики в связи с поисками тяжелых минералов // Деп. ВИНИТИ (рук. представл. МГУ от 20 мая 1980 г.). М.: ВИНИТИ, 1980 а. № 1935. 7 с.

4. Об изменении профиля верхней части береговой зоны в пределах прибрежно-морской россыпи // Вестник МГУ. 1983. № 1. С. 96.

5. Некоторые вопросы прибрежно-морского россыпеобразования у берегов юго-восточной Балтики в связи с историей их развития в голоцене // Геоморфология. 1984. № 4. С. 30-33.

6. Условия залегания морских россыпей как методическая основа подводной добычи // Литология и полезные ископаемые. 1991. № 6. С. 127-131.

7. Морфолитодинамический аспект экологии побережья Балтийского моря // Геоморфология. 1993. № 3. С. 56-63.

8. Способ идентификации природных и техногенных литохимических аномалий ртути на территории Аксарайского газоконденсатного месторождения // Литология и полезные ископаемые. 1999. № 3. С. 659-667.

9. Рельеф приморских дюн и относительные колебания уровня моря // Геоморфология. 1999. № 3. С. 63-72.

10. Специфика механизма перестройки рельефа бэровских бугров при колебаниях уровня Каспия // Геоморфология. 2000. № 3. С. 15-24.

11. Теоретические основы и научно-практическое значение зонирования геоморфологически проблемных территорий // Геоморфология. 2005. № 4. С.

39-47.

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com 12. Эколого-литодинамический подход при оценке состояния полосы сушаморе // Геоморфология. 2006. № 4. С. 39-52.

13. Степень устойчивости современной россыпи во внешней части береговой зоны моря // Литология и полезные ископаемые. 1985. № 4. С. 37- 46. (Айбулатов Н.А., Шараков В.П.) 14. Об определении мощности слоя волновой переработки морских песчаных наносов методом статического зондирования // Изв. вузов. Геология и разведка. 1985. № 9. С. 39-41. (Кадик Ф.А.) 15. Морфолитодинамика и геоморфологические критерии поисков морских россыпей в Юго-Восточной Балтике // Изв. вузов. Геология и разведка. 1986.

№ 12. С. 40-48. (Жиндарев Л. А., Шараков В. П.) 16. Геоморфологические, пенетрационные и маркшейдерские исследования в зоне разрушения волн отмелого песчаного берега с применением донного носителя установок статического зондирования // Инженерная геология.

1987. № 5. С. 130-133. (Белошапкова С.Г., Кадик Ф.А., Шараков В.П.) 17. Тенденции химического загрязнения и динамика Калининградского залива // Водные ресурсы. 2004. № 5. Т. 31. С. 576-590. (Воронцов А.А., Морозова Л.Н.) 18. Эволюция представлений о развитии берегов юго-восточной Балтики // Геоморфология. 1989. № 2. С. 62-68. (Совершаев В.А., Жиндарев Л.А., Агапов А.П.) Кроме того, содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

19. Закономерности формирования и динамики морских россыпей у аккумулятивных берегов юго-восточной Балтики (тез. докл. Международн. совещ.

стран СЭВ: Геологическое строение и развитие Балтийского моря и закономерности формирования минеральных ресурсов). Таллинн: АН ЭССР, 1988.

С. 18-20.

20. Об экспресс-методе выявления закономерностей распределения мощностей и физико-механических свойств продуктивных песков современной подводной россыпи (на примере юго-восточной Балтики) (тез. докл. Международн.

совещ. стран СЭВ: Геологическое строение и развитие Балтийского моря и закономерности формирования минеральных ресурсов). Таллинн: АН ЭССР, 1988. С. 20-22.

21. Проблемы методологии комплексной экологической экспертизы в полосе суша-море (на примере побережья Прибалтики) // Экологические основы оптимизации урбанизированной и рекреационной среды (тез. докл. Междунар. рабоч. совещ.). Тольятти: Ин-т экологии Волжского бассейна РАН, издво Интер-Волга, 1992. Ч.1, гл. 3. С. 176-178.

22. Санитарно-гигиеническая оценка территории Астрахани // Каспий – настоящее и будущее (тез. докл. международн. конференции) / под ред. Ю.С.

Чуйкова. Астрахань: ИТА Интерпресс, 1995. С. 235-237.

PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com 23. Уровни загрязнения ртутью урбанизированных территорий Лиманского района Астраханской области // Каспий – настоящее и будущее (тез. докл.

международн. конференции) / под ред. Ю.С. Чуйкова. Астрахань: ИТА Интерпресс, 1995. С. 59-60.

24. Тенденции химического загрязнения и динамики Калининградского залива как основы экологического зонирования и геохимического мониторинга береговой зоны // Прибрежная зона моря: морфолитодинамика и геоэкология /отв. ред. В.В. Орленок. Калининград: Изд-во КГУ, 2004. С. 212-214.

25. Экологическая геоморфология: дополнения к терминологии // (V Щукинские чтения). М.: Изд-во МГУ, 2005. С. 591-594.

26. Принципы геоэкологического зонирования территорий, испытывающих антропогенное воздействие // Изменения природно-территориальных комплексов в зонах антропогенного воздействия / Объединенный научный совет по фундаментальным географическим проблемам / отв. ред. акад. В.М. Котляков. М.: Медиа-Пресс, 2006. С. 31-40.

27. Рельеф и химическое загрязнение территорий // Отечественная геоморфология: прошлое, настоящее, будущее (тез. докл. XXX Пленума геоморфологической комиссии РАН. СПб., 15-20 сентября 2008 г.). СПб.: Изд-во СанктПетербургского госуниверситета, 2008. С. (сборник в печати).

28. Степень динамической устойчивости современной россыпи в верхней части шельфа // Геология океанов и морей (тез. докл. VII Всесоюзн. Школы морской геологии. Т. 3.). М.: ИОАН СССР, 1986, С. 242-243. (Айбулатов Н. А.).

29. Опыт выявления экологически опасных зон ртутного загрязнения почв и донных отложений // Экологическая химия. 2000. № 2. С. 115-130. (Волох А.А., Морозова Л.Н.) 30. Прогноз риска проживания в дельте Волги при подъеме уровня Каспия // Экология и промышленность России. 1996. № пилотный. С. 16-19. (Морозова Л.Н.) 31. Мониторинг качества поверхностных и питьевых вод в дельте Волги с применением биотестирования // Экология промышленного производства. 1997.

№ 3-4. С. 12-19. (Морозова Л.Н., Миколаевская Е.Л.) 32. Оценка химического загрязнения территории города Иваново // Метроном.

Российско-Германский журнал здоровой экономики. 1994. № 3-4. С. 50-53.

(Сотсков Ю.П., Свечина Н.Н.) 33. Some problems to the modern development and protection of the Latvian coast // International meeting “Protection and of sea coast”. Tallinn: Estonian Academy of Sciences Institute of Geology, 1989. Р. 38-39. (Agapov A.P., Venska V., Knyazev A.) 34. The formation of coastal relief of south-east Baltic in middle and late Holocene // International meeting “Protection and of sea coast”. Tallinn: Estonian Academy of Sciences Institute of Geology, 1989. Р. 33-34. (Agapov A.P.) PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.