WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

НАУМОВ Юрий Анатольевич

АНТРОПОГЕННАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ

ПРИБРЕЖНО-ШЕЛЬФОВЫХ ГЕОСИСТЕМ ОКРАИННЫХ МОРЕЙ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ

25.00.36 – Геоэкология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора географических наук

Томск  2008

Работа выполнена на кафедре экологии и природопользования Владивостокского государственного университета экономики и сервиса

Научный консультант:         доктор географических наук, профессор

       Кочуров Борис Иванович

Официальные оппоненты:        доктор географических наук, профессор

               Барышников Геннадий Яковлевич

               доктор биологических наук

Лукьянова Ольга Николаевна

               доктор географических наук, профессор

               Мирзеханова Зоя Гавриловна

Ведущая организация:        Тихоокеанский институт географии

ДВО РАН, г. Владивосток

Защита состоится «22 » октября  2008 года в  14:30 часов на заседании диссертационного совета Д 212. 267.19 при Томском государственном университете по адресу: 634050, г. Томск, пр. Ленина, 36, главный корпус, ауд. 119

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Томского государственного университета по адресу: г. Томск, пр. Ленина, 34а

Автореферат разослан «___»___________2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат геолого-минералогических наук,

доцент Н. И. Савина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Морские природные комплексы испытывают очень сильное антропогенное воздействие, которое вызывает негативные экологические и социально-экономические последствия. Самому сильному воздействию подвержена прибрежно-шельфовая зона (ПШЗ) морей, являющаяся своеобразной акватерриториальной контактной геоструктурой, концентрирующей в себе значительную часть (более 60 %) населения Земли, а значит, и его хозяйственной деятельности. Именно таким характерным объектом воздействия на Дальнем Востоке среди его акваторий (рис.1, табл.1) является залив Петра Великого (Японское море), имеющий для России геополитическое значение, где располагается крупнейший город Дальнего Востока (Владивосток), самый мощный по грузообороту порт (г. Находка), базы судоремонта и ВПК. Их деятельность осуществлялась с нарушением принципов рационального природопользования, что привело к возникновению целого ряда экологических проблем (Бакланов, 2000). Ключом к изучению и решению рассматриваемых проблем является геосистемный подход. На основе его автор разработал методологию исследования ПШЗ морей, апробированную в ОАО «Дальморгеология» на ряде акваторий залива Петра Великого (рис. 2). В ней предлагается использовать широкий ряд методов, своего рода мегакомплекс (МК), состоящий из низкопорядковых комплексов, на основе которого возможно создать высокоинформативную и целостную пространственную модель экологического состояния ПШЗ.

Многие проводившиеся ранее работы имели существенные методологические упущения и носили узкоотраслевой характер. Поэтому наши исследования являются в значительной степени новаторскими. Они закладывают методологическую основу для дальнейшего развития и практического применения геосистемного подхода в изучении экологического состояния морских акваторий.

Цель работы. Изучение трансформаций прибрежно-шельфовых геосистем Дальнего Востока и их саморазвитие в условиях антропогенного воздействия, а также выбор мероприятий по их экологической реабилитации (на примере акваторий залива Петра Великого).

В соответствии с поставленной целью в работе были решены следующие задачи:

  1. Проведены геоэкологические исследования залива Петра Великого, а также анализ материалов различных исследований по его акваториям.
  2. Разработаны методологические подходы проектирования и проведения геоэкологических исследований геосистем ПШЗ.
  3. Обоснованы алгоритмы изучения состояния морских геосистем залива Петра Великого в качестве базовой модели для применения в других регионах.
  4. Проанализированы природно-ресурсный и экологический потенциалы дальневосточных морей России с целью определения ключевого объекта исследований.
  5. Охарактеризованы физико-географические условия залива Петра Великого и их влияние на формирование экологической ситуации.
  6. Показано на примере конкретной морской природно-антропогенной геосистемы, как исторические аспекты и условия переходного периода в экономике сказываются на её экологической ситуации и к каким результирующим последствиям это приводит.
  7. Дана оценка геоэкологического состояния изучаемых акваторий на основе геосистемного анализа и в соответствии с этим выработаны критерии оценки состояния геосистем для ПШЗ других морей.
  8. Проведено районирование изучаемых акваторий по степени геоэкологической напряженности морских геосистем.
  9. Дан прогноз развития эколого-географической ситуации в заливе Петра Великого.
  10. Предложены пути решения экологических проблем и сбалансированного развития залива Петра Великого и других акваторий Дальнего Востока.

Объектом исследования являются геосистемы прибрежно-шельфовых зон залива Петра Великого и других акваторий Дальнего Востока.

Предметом исследования являются факторы антропогенной трансформации и формирования геоэкологической ситуации прибрежно-шельфовых геосистем окраинных морей Дальнего Востока.

Научная новизна

  1. Разработана методика интегральной оценки экологической ситуации и ее прогноза в прибрежно-шельфовой зоне морей на базе исследовательского комплекса (мегакомплекса), включающего последовательный ряд логических моделей и алгоритмов.
  2. На основе геосистемного подхода впервые дана комплексная оценка геоэкологического состояния геосистемы залива Петра Великого в виде серии крупномасштабных карт.
  3. Выделены две исторические эпохи антропогенных трансформаций: в первую (доиндустриальную – от неолита до середины XIX века) происходили плавно изменяющиеся преобразования ландшафтов физического и биотического видов; во вторую (индустриальную – от середины XIX века до наших дней) к этим видам присоединяется химический, сами же трансформации приобретают ускоренное (до скачкообразного) развитие.

Рисунок 1 – Схема Дальневосточного региона: 1 – зона шельфа; 2 – участки акваторий (1 – Анадырский лиман, 2 – Тауйская губа с б. Нагаева, 3 – Авачинская губа, 4 – Амурский лиман, 5 – акватория о. Сахалин, 6 – б. Рудная Пристань, 7 – зал. Петра Великого); 3 – направление выноса рекой Амур взвешенных веществ (Вв) и их объемов (млн. т.); 4 – место ядерной аварии; Обозначения загрязняющих веществ и объем их годового сброса (т) из различных источников в море: Н – нефтепродукты, Ф – фенолы, Д – детергенты, М – металлы. На врезке А залив Петра Великого с заливами 2-го порядка (I – зал. Находка, II – зал. Восток, III – зал. Стрелок, IV – зал. Уссурийский, V – зал. Амурский, VI – зал. Посьета)

Таблица 1 – Характеристика загрязнения различных акваторий Дальнего Востока (Айбулатов, Артюхин, 1993; Огородникова, 2001; Березовская, 1999; Наумов, 2003 а, б, в; Доклад…, 2005)

№ участка

на рис.1

Аква-

тория

Характеристика

Нефте-

продукты

Фенолы

Детергенты

Пести-циды

Hg

Pb

Cd

Zn

Cu

1

Анадырский лиман

А

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

0,12

(0,39)

0,01

(0,09)

Б

НД

НД

НД

НД

0,02 (0,063)

3

7,4 (17)

1,7

0,17

(0,47)

НД

6,5 (14)

1,4

2

Тауйская

губа

А

70 (830)

16,6

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

Б

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

3

Авачинская губа

А

520 (4100)

82

6 (135)

135

130 (910)

9

НД

НД

НД

НД

НД

НД

Б

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

4

Амурский

Лиман

А

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

Б

НД

НД

НД

НД

0,19 (10)

10

4,9 (30,5)

3

0,13

13(21)

4,3 (32)

3,2

5

Шельф

о.Сахалин

А

50 (1300)

26

2 (4)

4

НД

НД

0,01 (0,1)

0,03 (0,7)

4,9 (36)

3,6

НД

НД

2,3 (6)

1,2

Б

10

(2200)

НД

(0,01)

14

0,26

0,01

(0,112)

11,2

(166)

1,8 (30)

6

6

б. Рудная

А

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

НД

Б

НД

НД

НД

НД

0,04 (1,0)

20

115 (315)

32

2,1 (6,8)

68

300 (1187)

23

20 (102)

10

7

зал. Петра Великого

А

50 (2000)

40

5(15)

15

100 (91000)

910

0,003

(90)

(5,7)

57

(40)

4

(345)

69

(1500)

30

(120)

24

Б

1000

(53000)

2650

50,10

(17,6)

НД

0,002

(0257)

0,02 (1,48)

74

6 (680)

68

0,5 (28,0)

280

9 (665)

66

4 (277)

28

А – в верхней строке – средняя (в скобках максимальная) концентрация (мкг/л)  поллютанта  в воде,  в  нижней  – коэффициент  превышения ПДК; Б – в верхней строке – средняя (в скобках максимальная) концентрация (мкг/г сухого остатка) поллютанта в донных наносах, в нижней – Кс; НД – нет данных

  1. Установлено, что в условиях хозяйственного освоения доминирующими факторами различных трансформаций геосистемы залива Петра Великого являются процессы урбанизации, милитаризации, морепользования и сельскохозяйственной деятельности. Среди всех видов трансформаций со второй половины XX века преобладают химические, генерирующие биотические изменения, выраженные в деградации биоценозов (в форме патологий, аномалий развития и обеднения видового состава).
  2. В химической трансформации геосистемы залива Петра Великого установлены следующие устойчивые негативные тенденции развития: сохранение многокомпонентного характера и рост загрязнения за последние 40 лет; преобладание среди поллютантов высокого содержания биогенов, детергентов, фенолов, нефтепродуктов, меди, патогенного бактериопланктона, радионуклидов (Co-60, Cs-137); прогрессирующее загрязнение водной среды ртутью; накопление опасных концентраций пестицидов и кадмия в гидробионтах, свинца – в организме человека.
  3. Выявлены геохимические, гидрохимические и радиационные аномалии и установлены их динамические особенности (направленность развития, параметры распространения, скорости абразии, эрозии, лавинной седиментации и антропогенная обусловленность их трансформации).
  4. Химические трансформации получили наибольшее выражение в геохимических аномалиях. Установлено, что среди последних на шельфе по концентрациям поллютантов выделяются высоко-, средне- и низкоранговые; доминирующими являются: по литологическим особенностям – приуроченные к осадкам с высокой сорбционной емкостью (алевриты и пелиты), по происхождению – полиморфные, по динамике и временному аспекту – трансгрессивные с тенденцией распространения на чистые участки. 
  5. Предложена схема районирования залива Петра Великого с выделением различающихся по рангу зон экологической напряженности и по степени проявления экологических проблем.
  6. Разработан алгоритм прогнозирования геоэкологической ситуации в прибрежно-шельфовых зонах морей, позволяющий повысить уровень объективности прогнозных суждений и обеспечить своевременное принятие управленческих решений

Практическое значение и внедрение. Под руководством автора и им лично разрабатывались в период с 1989 по 2007 гг. следующие проекты и программы: по проведению комплексных экологических исследований и оценке экологического состояния г. Находки и прилегающих районов шельфа и побережья (Договоры №№ 51/90 и 1/92); градоэкологической концепции «СЭЗ – Находка»; на производство геоэкологического картирования масштаба 1:200 000 – 1:50 000 шельфа Находкинского района Приморского края (заливы Восток, Стрелок и другие) залива Петра Великого (гос. регистр. № 1-93-2 М/3); Находкинского, Владивостокского и других промузлов (гос. регистр. № 1-93-6 М/5); комплексных инженерных изысканий на объектах г. Находки и другие, в результате чего для различных организаций (Минэкологии, Минприроды, департамента по природным ресурсам при администрации Приморского края, департамента архитектуры при администрации г. Находки) были составлены соответствующие комплекты карт и описания в форме отчетов.

Авторские исследования неоднократно были использованы в научных отчетах Института биологии моря ДВО РАН, направляемых в Президиум РАН, Дальневосточного научно-исследовательского гидрометеорологического института (ДВНИГМИ), проектных учреждениях Приморского края и г. Находки.

Результаты исследований углубляют теоретические основы проектирования и проведения экологического мониторинга в прибрежно-шельфовой зоне морей, предоставляют возможности для прогнозирования и разработки природоохранных мероприятий.

Практическую и научно-познавательную значимость имеют монография «Антропогенез и экологическое состояние геосистемы прибрежно-шельфовой зоны залива Петра Великого Японского моря» (2006) и учебное пособие автора «Природопользование» (2003).

Методика исследования и исходные материалы. При проведении работ в дальневосточных морях автором была разработана методика геоэкологических исследований ПШЗ. В основе диссертационной работы лежат результаты многолетнего (1972–2007 гг.) изучения автором природных и природно-антропогенных комплексов (геосистем) Японского, Охотского и Берингова морей в геолого-поисковых, геологоразведочных и геоэкологичесих партиях ОАО «Дальморгеология». Наряду с собственными материалами автором привлечено большое количество данных  многих организаций.

Начало геоэкологическим представлениям в отечественной географии было положено работами И.П. Герасимова, В.С. Преображенского, В.Б. Сочавы, В.М. Котлякова, М.А. Глазовской, А.Д. Арманда, Н.Ф. Глазовского, А.А. Лютого, АГ. Исаченко, В. П. Зенковича, О. К. Леонтьева и др., а в последнее время особенно основательно – трудами Б.И. Кочурова, Б.В. Преображенского, З.Г. Мирзехановой, Н. А. Айбулатова и др., в зарубежной – исследованиями Ю.Одума, К. Мунна и др. Разработанные этими исследователями концепции были использованы и в ряде случаев развиты в диссертации.

Личный вклад. Автор принимал непосредственное участие в морских экспедиционных работах на первом этапе (1972–1989 гг.) преимущественно в Охотском и Беринговом морях, занимаясь геологическими поисками, съемкой, разведкой, инженерно-геологическими изысканиями, которые включали отдельные методы экологических исследований (геохимический, радиометрический, ландшафтно-геоморфологический). Важность этого этапа заключается в том, что изучение контактных акватерриториальных геосистем способствовало в дальнейшем методологическому обоснованию создания автором специфического исследовательского комплекса (мегокомплекса). На втором этапе (1990–2004 гг.) в Японском море автор проводил геоэкологическое картирование на акваториях заливов Находка, Восток, Стрелок, Посьет, Уссурийский (бухта Суходол), в ходе которых им лично отбирались пробы воды, донных грунтов, бентоса, проводились измерения гамма-активности грунтов. По результатам экспедиционных работ автором были составлены гидрохимические, геохимические, ландшафтные, радиологические и другие карты.

Основные положения, выносимые на защиту

  1. Создание высокоинформативной и целостной модели экологического состояния прибрежно-шельфовой зоны морей следует проводить с помощью комплекса методов мегакомплекса, который основывается на геосистемном подходе и последовательности приложения логических моделей проектирования и проведения экологических исследований, системы алгоритмов (организации исследований, картографирования, изучения ассоциаций поллютантов, прогнозирования), программ моделирования и математической обработки информации.
  2. Антропогенные трансформации различного вида (химические, физические, биотические, динамические) формируются в геосистемах прибрежно-шельфовых зон в районах максимального развития урбанизации, ВПК, морепользования и сельскохозяйственной деятельности, что отражается в проявлении геоэкологических ситуаций наибольшей остроты и комбинациях сложных экологических проблем с высокой частотой чрезвычайных ситуаций.
  3. Общая дестабилизация прибрежно-морских геосистем особенно сильно выражается на современном этапе индустриальной эпохи в ускоренном развитии всех видов трансформаций, особенно химической в форме многокомпонентных аномалий поллютантов, генерирующих угнетение биоценозов и рост заболеваемости населения. Анализ развития складывающихся тенденций позволяет прогнозировать дальнейшую деградацию данных геосистем на ближайшие годы.

Апробация работы и публикации. Результаты исследований докладывались на Международных научно-практических конференциях: «Проблемы экологии и рационального природопользования стран Азиатско-Тихоокеанского региона» (Владивосток, 1999); «Экология, безопасность жизнедеятельности, охрана труда и устойчивое развитие дальневосточных территорий» – «Приморские зори–99» (Владивосток, 1999.); «Человек – Экология – Культура на пороге XXI века» (Находка, 2000); «Приморские зори–2001» (Владивосток, 2001); «Наука – Техника – Технология на рубеже третьего тысячелетия» (Находка, 2001); «Морская экология – 2002» (Владивосток, 2002); «Белые ночи–2004» (Санкт-Петербург, 2004); «Изучение глобальных изменений на Дальнем Востоке» (Владивосток, 2004); «Рельеф и природопользование предгорных и низкогорных территорий» (Барнаул, 2005), а также других конференциях. По теме диссертации опубликовано 35 работ: восемь публикаций в ведущих рецензируемых изданиях, входящих в перечень ВАК, и одна персональная монография. Материалы по изучению экологического состояния акваторий залива Петра Великого использовались при составлении градоэкологической концепции «СЭЗ – Находка», комплектов карт, отражающих различные характеристики экологического состояния морских акваторий масштаба 1:200 000, 1:100000, 1:50 000, а также карт рекреационных условий побережья масштаба 1:50 000 и 1:25 000.

Автор выражает глубокую признательность за советы и рекомендации научному консультанту д.г.н. Б.И. Кочурову, академику П.Я. Бакланову, д.г.-м.н. Б.В. Преображенскому, д.г.н. В.С. Ревякину, д.г.н. П.Ф. Бровко, д.б.н. Б.И. Семкину, д.г.н. А.Ш. Хабидову, д.г.-м.н. В.А. Абрамову, д.г.н. П.А. Окишеву, д.г.н. Евсеевой Н.С., д.г.н. В.В.Севастьянову, д.г.н. Г.К. Парфеновой. Автор благодарен специалистам из ДВНИГМИ к.г.н. А.В. Ткалину, к.б.н. Т.А. Белан, из Института биологии моря ДВО РАН д.б.н. В.Г. Тарасову, к.б.н. М.С. Селиной, из Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН к.г.н. Н.И. Савельевой, из АО «Приморгеолком» к.г.-м.н. А.И. Бураго и ведущему специалисту С.А. Шлыкову, из ТИНРО-центра к.б.н. Л.Т. Ковековдовой, к.б.н. М.В. Симоконю, всем своим коллегам из ОАО «Дальморгеология» за любезно предоставленные материалы.

Структура и объем диссертации. Диссертационная работа включает два тома. Первый том – основной текст диссертации, изложенный на 338 страницах, состоит из введения, 5 глав и заключения; иллюстрирован 56 рисунками, содержит 15 таблиц. Второй том диссертации включает 60 приложений объемом 54 страницы. Общий список литературы состоит из 412 источников.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИЗУЧЕНИЯ АНТРОПОГЕННЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ В ПРИБРЕЖНО-ШЕЛЬФОВОЙ ЗОНЕ МОРЕЙ

    1. Принципы и методы геоэкологических исследований ПШЗ морей

Масштабные геоэкологические исследования геосистем получили развитие в нашей стране с конца 80-х годов ХХ в., поэтому их методика не до конца отработана. Нами предлагается методика, основанная на геосистемном подходе и принципах, применяемых Б. И. Кочуровым (1994). Исходя из этого формулируется цель исследований, которая заключается в формировании высокоинформативной и целостной пространственной модели экологического состояния природно-антропогенной геосистемы – ПШЗ зал. Петра Великого. Для достижения поставленной цели нами разработан ряд четких конструкционных моделей и алгоритмов, которые помогают решить задачи отображения антропогенных трансформаций физического, химического, биотического и динамического видов. Среди них модель схемы исследований геосистемы (рис. 3) ориентирует изучение ее соответствующих подсистем на поиск различных взаимосвязей.

Рисунок 3 – Схема исследований природно-антропогенной геосистемы ПШЗ морей

Район авторских  исследований включал следующие участки ПШЗ Дальнего Востока: в Беринговом море – заливы Камчатский, Озерной, пролив Литке и о. Карагинский, в Охотском море – открытую часть Западной Камчатки от р. Большая до Пенжинской губы, Тауйскую губу, заливы Бабушкинский, Тугурский, Сахалинский и Академии, в Японском море – его северо-заподную часть от Совгавани до р. Туманная. Среди них в качестве ключевого участка был выбран залив Петра Великого. Сами исследования проводились в соответствии с логической моделью системы проектирования и этапности проведения работ. На стадии проектирования осуществляется сбор и систематизация материала. Чтобы обеспечить полноту информации,  в блок собираемых материалов нами включены данные различных организаций.

Экологическая оценка осуществлялась с помощью комплекса критериев, включающих нормативы ПДК для воздуха, поверхностных и морских вод; коэффициенты концентрации (Кс) для донных грунтов (Геохимия…, 1990); биологические критерии и методы биоиндикации (Христофорова и др., 1993; Наумов, Найденко, 1997); ландшафтные (Преображенский и др., 2000) и эколого-экономические интегральные показатели, основанные на взаимосвязи экологических и экономических факторов (Огородникова, 2001). Комплексная оценка состояния ПШЗ производилась на основе комплекта карт, который в качестве целостного блока отражает трансформации различных компонентов геосистемы. Дифференциация эколого-географической ситуации по степени напряженности осуществлялась по шкале (Кочуров и др., 1990), согласно которой на картах и схемах выделялись зоны с катастрофической, критической, кризисной, напряженной и относительно удовлетворительной ситуациями.

Алгоритм прогнозирования эколого-географической ситуации основывается на экодиагностике (Кочуров, 1997), концепции риска (Патин, 2001; Кондратьева, 2005) и эколого-географической экспертизе территории (Мирзеханова, 2000). Методологический инструментарий включает: 1) риск – анализ (Матишов, Никитин, 1997); 2) рискологический ряд Б.Н. Порфирьева (по Б.И. Кочурову, 1994), включающий изучение цепочки «источник воздействия – опасность – риск – эколого-географическая ситуация»; 3) метод последовательного приближения (Яйли, 2004); 4) математическую обработку и моделирование ситуаций; 5) метод анализа доминирующих тенденций в развитии эколого-географической ситуации по характеристикам четко установленных ведущих факторов антропогенного воздействия (Наумов и др., 1992). По последнему авторскому методу был разработан прогноз развития экологической ситуации в зал. Находка до 2000 г., который в последующем получил подтверждение на фактическом материале.

Ниже кратко представляются методы морских и полевых исследований, которые даются в диссертации более детально: навигационно-геодезические, гидрохимические, геологические, геохимические, гидрологические, геофизические, гидробиологические, ландшафтно-геоморфологические. Особо выделяется специфика их применения, что показывает отличие методики в целом от других разработок. Например, применение такого геофизического метода как гидролокация бокового обзора позволило впервые представить масштабность геолого-геоморфологических нарушений шельфа залива Петра Великого. Данные методы объединены нами в целостный исследовательский мегакомплекс (рис. 4).

    1. Современное значение дальневосточных морей для России: их природно-ресурсный и экологический потенциал на фоне других морских регионов

Современное значение дальневосточных морей для России определяется двумя обстоятельствами: 1) северный сектор Тихого океана является самым важным рыбопромысловым районом мира, так как здесь добывается 32 % мирового улова (100 % лососевых видов); 2) усилением роли Дальнего Востока в экономике страны после распада СССР в 1991 г.

Богатство морей Дальнего Востока определяется разнообразными природными ресурсами.

Биологические ресурсы выделяются богатством видового разнообразия гидробионтов и самыми значительными их запасами по сравнению с другими морями России. В настоящее время в данных морях известно более 5 тыс. видов беспозвоночных. Видовое разнообразие шельфа возрастает с севера на юг: в Анадырском заливе обитают около 260 видов, в зал. Петра Великого – 717. Самое высокое биоразнообразие установлено на шельфе Курильских островов – 794 вида (Христофорова, 2005). По акваториям эти ресурсы распределены следующим образом: Охотский район  – 46 %, Северо-Курильский – 18 %, Япономорской – 12 %, Западно-Берингийский – 11 %, Восточно-Камчатский – 7 % (Дальний Восток, 1993).

Минеральные ресурсы дальневосточных морей остаются изученными гораздо слабее, чем ресурсы суши. В настоящее время наиболее хорошо изучены лишь топливные ресурсы, особенно на шельфе о. Сахалин. За последние 20 лет здесь выявлены 5 нефтегазоконденсатных, 1 газоконденсатное и 2 газовых месторождения при общих извлекаемых запасах 5 млрд т (Ильин, 1999).

Крупное газоконденсатное месторождение открыто на Западной Камчатке в 1983 г. у пос. Соболево. Газогидраты обнаружены в Японском море на материковом склоне Приморья, у Курильских островов, во впадине Дерюгина Охотского моря.

Поисковыми работами в данных морях выявлены проявления и месторождения рудного и россыпного золота, титаномагнетита, железомарганцевых конкреций.

    1. Залив Петра Великого как ключевой объект в геоэкологических исследованиях дальневосточных морей

Анализ имеющегося материала позволяет выбрать данный залив в качестве ключевого объекта исследований, руководствуясь следующими обоснованиями: 1) концентрацией широкого спектра разнообразных типов ландшафтов и, как отражение этого явления, самым высоким биоразнообразием этой контактной зоны; 2) ключевым геополитическим значением для России, вследствие чего здесь создана самая мощная военно-морская база нашей страны на Тихом океане; 3) наибольшей урбанизацией и концентрацией экономического потенциала региона в ВПК и ряде других отраслей.

Рисунок 4 – Схема мегакомплекса экологических исследований в ПШЗ морей: ГЛБО – гидролокация бокового обзора, ММ – магнитометрия, РМ – радиометрия, РХ – радиохимия, Л – ландшафтные, МЛ – морфологические, МС – морфоструктурные, МД – морфодинамические

  1. ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ ЗАЛИВА ПЕТРА ВЕЛИКОГО

Залив Петра Великого – самая южная акватория Дальнего Востока России. Его западной границей является устье р. Туманной, восточной  – мыс Поворотный. Он включает шесть заливов 2-го порядка (Находка, Восток, Стрелок, Уссурийский, Амурский, Посьета).

В геолого-геоморфологическом строении района основной структурой, влияющей на геоэкологическую ситуацию является Сихотэ-Алинская складчатая система, фрагменты которой прослеживаются в зону шельфа и имеют повышенную сейсмичность, не учитываемую при возведении техногенных объектов.

Наиболее опасными сейсмогенными зонами представляются впадины Амурского и Уссурийского заливов (8 баллов), а также Муравьев  – Амурский антиклинорий (7–9 баллов).

Шельф имеет складчатый фундамент, на котором залегают практически горизонтально толщи неогеновых отложений. На самом шельфе четвертичные образования представлены различными по гранулометрическому составу фракциями: от валунных и галечно-гравийных у абразионных берегов до пелитовых илов.

Среди форм рельефа морские имеют широкое распространение и включают в себя формы рельефа побережья и примыкающего к нему шельфа. Повышенной мощностью четвертичных отложений выделяется Амурский залив. Последний характеризуется также преобладанием в осадках алевритов и пелитов, обладающих повышенной способностью к депонированию поллютантов.

Южное Приморье относится к муссонной области умеренного пояса (Алисов и др., 1954). Эти особенности климата обуславливают перемещение поллютантов зимой в континентальную часть, а летом в прибрежно-шельфовую зону. В периоды безветрия в городах, в понижениях рельефа, наблюдаются явления смога.

Водная масса залива Петра Великого обладает сложной структурой. Температура является лимитирующим фактором среды обитания для многих видов донных растений и животных. Поверхностный слой воды имеет четкий годовой ход температуры, в котором минимальная средняя месячная температура (–1,6–1,9°С) приходится на январь–февраль, а максимальная – на август (19–23°С). Летом (с мая по август) преобладают волнения южных румбов, зимой (с ноября по март) – северных. Защищенные районы – это закрытые акватории, имеющие ограниченную связь с открытым морем (бухты Золотой Рог, Чажма, Находка, Врангеля и другие). В них явно доминируют ветровые волнения (90–99 %). При этом в открытой части Японского моря высота волн может достигать 12 м (Атлас…,1968).

Шельф залива Петра Великого входит в Южноприморский округ Северо-Японской провинции Тихоокеанской бореальной биогеографической области (Скарлато, 1974). Это определяет распространение на его шельфе, с одной стороны, бореальных и арктических, с другой – субтропических и тропических видов. В заливе выявлено 225 видов водорослей и цветковых растений (Перестенко,1980). Видовое разнообразие фауны характеризуется тем, что только рыб насчитывается 294 вида (Адрианов, Кусакин, 1998).

В южной части залива располагается единственный в России Дальневосточный государственный морской заповедник с очень богатой флорой и фауной. Их уникальность состоит в том, что здесь произошло смешение субтропических, тропических видов с бореальными и бореально-арктическими. В водах заповедника обитает не менее 2000 видов двустворчатых и брюхоногих моллюсков, 100 видов ракообразных, 200 видов морских червей, 40 видов иглокожих, 200 видов макроводорослей (Жирмунский и др., 1983). Далее в гл. 2 дается характеристика надводных и подводных ландшафтов по Ю.Б. Зонову (Физическая геграфия…, 1990) и Б.В. Преображенскому с коллегами (2000) с дополнениями автора.

3 ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЗАЛИВА ПЕТРА ВЕЛИКОГО

Анализ хозяйственного освоения и развития рассматриваемого района с экологических позиций показал, что в его истории выделяются две эпохи: доиндустриального развития (с палеолита до середины XIX века) и индустриальная (со второй половины XIX века до наших дней).

Для первой – доиндустриальной – эпохи характерны такие особенности: 1) наличие самой высокой концентрации памятников истории и культуры, начиная с палеолита, в Южном Приморье; 2) расположение на юге Дальнего Востока центра неолитических культур; 3) приуроченность в регионе зоны самого активного освоения к Южному Приморью; 4) освоение отразилось в развитии земледелия, скотоводства, морских промыслов и судоходства, градостроительства, выплавке металлов, что обусловило относительно активное использование лесных, земельных, минеральных и морских биоресурсов; 5) развитие цивилизаций, а в дальнейшем их упадок во время войн, наносящих урон населению и лесам, особенно в прибрежной полосе; 6) способность лесных массивов и почв в целом восстановится от антропогенного воздействия за 6–7 веков.

Для второй – индустриальной – эпохи характерны свои особенности: 1) стремительность освоения региона, с одной стороны, и рассредоточенность людских ресурсов по территории, с другой стороны; 2) отсутствие у всех режимов правления долговременной стратегической государственной программы освоения на принципах системности, преемственности, последовательности и стабильности; 3) явления хищнического отношения к использованию природных ресурсов и браконьерства отмечаются на всем этапе, но еще больше усиливаются в периоды войн и нестабильности (перестройки, реформ); 4) развитие экономики региона от аграрно-сырьевого (конец XIX в.) к индустриально-аграрному (техногенному) типу (вторая половина XX в.) с сохранением сырьевой направленности, истощением ресурсов и все возрастающей урбанизацией и милитаризацией; 5) нарушение принципов природопользования в экономике всего региона и нарастающие диспропорции по мере ее развития, сопровождающиеся кризисными явлениями системного характера и появлением сложных комбинаций экологических проблем; 6) активный миграционный приток населения в регион до начала реформ и системного кризиса, сменившийся значительной убылью и ухудшением демографических показателей в последние 15 лет; 7) самая высокая концентрация к 2006 г. на побережье зал. Петра Великого наибольшего количества населения в ДВО (1,28 млн чел. – 19,2 %) и значительный экономический потенциал в ВПК, транспорте, машиностроении, пищевой промышленности и переработке морских биоресурсов, лесной отрасли, агропроме и рекреационной сфере.

4 ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА АКВАТОРИЙ ЗАЛИВА ПЕТРА ВЕЛИКОГО В УСЛОВИЯХ АНТРОПОГЕННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ

В этой главе детально характеризуются различного вида трансформации воздушных и водных  масс, геолого-геоморфологического строения и биоты заливов 2-го порядка, а также излагается проблема устойчивости зал. Петра Великого в условиях современной активизации данных трансформаций.

4.1 Загрязнение воздушного бассейна

На глобальные процессы, определяющие состояние атмосферы Приморья значительно влияли испытания Китаем в 70-80-е годы ядерного оружия в пустыне Гоби, когда содержание трития увеличилось в 7 раз и ЧС на Чернобыльской АЭС (Сойфер, 2002), когда концентрация суммарной бета-активности увеличилась в 16 раз, а Cs-137 – в 480 раз. Содержание последнего снизилось до фонового лишь через два года (к 1988 г.).

Еще большее влияние на загрязнение воздуха в ПШЗ зал. Петра Великого оказал сформировавшийся к концу ХХ века Южно-Приморский промышленно-хозяйственный район. Этот район характеризуется крайне высокой, более чем 100–кратной антропогенной нагрузкой (Долговременная программа …, 1993). «Ядром» загрязнения в нем является Владивостокско-Артемовская городская агломерация, в которой 51 % выбросов приходится на автотранспорт. Среди стационарных источников доминируют теплоэлектроцентрали. В их выбросах установлено и присутствие радионуклидов уранториевой природы. Другой источник загрязнения радионуклидами, находящийся на берегу Уссурийского залива,  оборонный завод «Звезда». Во время проведения на нем радиационно-опасных работ отмечалось превышение радиоактивности над природным фоном с 1,5 до 10 раз. Исторические максимумы радиационного загрязнения среди всех акваторий Дальнего Востока приходятся на 1985 г., когда произошла чрезвычайная ситуация на атомной подводной лодке (АПЛ) в б. Чажма (зал. Стрелок). В момент взрыва ее реактора расчетная гамма-активность составила 100 000 рентген (Сойфер, 2002). В целом среди поллютантов преобладает пыль (до 13 ПДК в г. Владивосток и 9,4 ПДК в г. Находка), далее следуют SO2  и NO2. В последние годы отмечены возрастающие концентрации в атмосфере  городов свинца и бензапирена, что связано с бурной автомобилизацией. Доля свинца среди металлов в г. Владивосток составляет 71 % (Абрамов и др., 2000), максимальная концентрация бензапирена в 2007 г. наблюдалась в г. Уссурийск – 8,5 ПДК (Ежегодный доклад …, 2008). Высокому уровню загрязнения воздуха городов и выпадению кислотных осадков способствуют большая повторяемость приземных и приподнятых инверсий, а также большая повторяемость малых скоростей ветра. Из техногенных факторов общему росту загрязнения атмосферы способствуют также изношенность производственных объектов и нерешенность вопросов с модернизацией оборудования ТЭЦ и котельных. В порядке уменьшения загрязнения воздуха города побережья выстраиваются в такой последовательности: Владивосток, Уссурийск, Артем, Находка, Бол. Камень. Наряду с первыми тремя в перечень городов с высокой степенью загрязнения атмосферы в ежегодные доклады по России попадали: Южно-Сахалинск, Магадан и другие.

Как следствие, обширная аэрогенная аномалия многокомпонентного типа охватывает значительную часть Южного Приморья, оказывая наиболее негативное воздействие на Амурский и Уссурийский заливы.

4.2 Антропогенные трансформации вод

Анализ данных по гидрохимическим характеристикам поверхностных вод побережья показал, что все реки, впадающие в залив, имеют многокомпонентное загрязнение, причем более половины из них высокого уровня ( 10 ПДК). Наиболее негативное воздействие трансграничного характера оказывают самые крупные реки. Так, река Туманная, большая часть бассейна которой располагается в КНР, имеет высокий уровень загрязнения пестицидами – 153 нг/л и другими поллютантами (Наумов и др., 1998). Ее влияние прослеживается не только на зал. Посьета, но и на зал. Амурский. Река Раздольная, впадающая в Амурский залив, на границе с КНР имеет высокий уровень загрязнения. Свою долю в неё привносят неочищенные стоки Уссурийска. Как показали исследования АО «Приморгеолком» в 1993–1994 гг., эта река характеризуется масштабным загрязнением металлами (Pb, Cd, Zn, Cu, Co, Ni, Mn, Ag) – 10–20 ПДК, а по сероводороду экстремально высоким – 780 ПДК. Качество ее воды за последние годы ухудшилось. Река Партизанская, впадающая в зал. Находка, загрязнена 14 поллютантами (Наумов, 2006): нефтепродуктами (НП) до 49 ПДК, цинком до 16 ПДК, свинцом до 15 ПДК. Опасная тенденция последних лет – рост загрязнения гидросети ртутью: р. Объяснения (г. Владивосток) до 250 ПДК, реки Суходол и Петровка, впадающие в зал. Уссурийский, до 49 ПДК (Зарецкая, 2003; Наумов, 2006). Здесь же следует отметить такой негативный фактор как слабая очистка городских стоков, что особенно наглядно показывает пример Владивостока: 94 % его промышленных и бытовых стоков без всякой очистки сбрасываются в воды Амурского залива.

Среди морских акваторий, находящихся под доминирующим техногенным воздействием, нами выделяются заливы Амурский, Уссурийский, Находка и Стрелок, приоритет трансгрессивного влияния проявляется наиболее сильно на зал. Посьета, рекреационного и аграрного – на зал. Восток. Из 40-летнего цикла наблюдений за акваториями представляются интересными не только исторические максимумы, но и тенденции в их загрязнении последнего 10-летия, отражающего рубеж веков и переход экономики Приморья от кризиса к стабилизации и некоторому подъему (рис. 5, табл. 2).

Следствием наивысшего антропогенного воздействия явилось и самое высокое многокомпонентное загрязнение водной толщи Амурского залива: в 1996 г. НП до 4860 ПДК, ДДТ до 13235, 3 нг/л (в 1988 г.), кадмием до 23 ПДК, ртутью до 57 ПДК, цинком до 25 ПДК, железом до 4 ПДК. По детальным исследованиям АО «Приморгеолком», гидрогенная аномалия с ПДК сумм. от 2,5 до 5 охватывает весь залив. В целом в 1995, 1996, 1997 гг. ИЗВ, по данным Приморгидромета, отражает рост загрязненности Амурского залива, составляя соответственно 2,1; 1,94; 2,53. Для сравнения укажем, что у берегов Камчатки ПДК по НП превышалась иногда в 176 раз, а у берегов Сахалина в 450 раз (Клочкова, Березовская, 2001; Доклад…, 2005).

 

  Заливы:

- Амурский

- Уссурийский

- Находка

- Восток

Рисунок 5 – Средние концентрации нефтепродуктов в морской воде по ряду акваторий зал.Петра Великого за 1998 – 2007 гг. (составлено по: Ежегодник …, 2003, 2008; Наумов, 2006)

Исходя из этих данных, морские воды всего Амурского залива характеризуют как «грязные», а воды б. Золотой Рог как очень грязные. Отметим и крайне неблагополучную санитарно-эпидемиологическую обстановку, когда в прибрежных водах Владивостока коли-индекс достигал 74 ПДК. На морской акватории Уссуриского залива в той или иной его части все годы наблюдений Приморгидрометом отмечалось превышение ПДК в 1–8 раз (в 2006 г. до 12 раз) по НП. Та же особенность отмечалась для фенолов, детергентов, пестицидов. Как показали исследования АО «Приморгеолком» в 1995 г., по растворённым формам металлов аномалии покрывали площадь на 53% (Рb) – 77% (Сu, Cd, Ag ), а по взвешенным даже больше: от 65% (Рb) до 100% (Zn). Динамику загрязнения можно увидеть по такому комплексному показателю, как индекс загрязнённости вод (ИЗВ): в 1995 г. – 1,5; в 1996 г. – 1,83; в 1997 г.  – 2,63. Эти данные позволили Приморгидромету охарактеризовать воды залива как грязные. В заливе Находка (Наумов, 2006) по масштабности и уровню загрязнения на первом месте стоят детергенты, охватывающие до 100% площади акватории (до 910 ПДК в открытой части и 52 ПДК в закрытой – б. Находка), затем следуют фенолы (до 43 ПДК в б. Находка), пестициды (до 90 мкг/л в б. Находка), НП (до 16,5 ПДК в б. Новицкого), железо (до 9,9 ПДК в северной части), медь (до 5,2 ПДК в северной части). Для сравнения заметим, что и для других портовых акваторий Дальнего Востока характерно загрязнение (см. рис. 1, табл. 1), но преимущественно НП, в меньшей степени фенолами, детергентами и металлами. В зал. Стрелок содержание поллютантов, в целом, заметно ниже. По НП превышение ПДК установлено только у о. Аскольд в 1,4 раза. Фенолы представляются наиболее масштабным загрязнителем: от 3 у южного берега о. Путятина до 7 ПДК в б. Сысоева. Загрязнение воды в б. Чажма (Сойфер, 2002) в 1985 г. после ЧС на АПЛ превышало природный фон в 350 тыс. раз (70 кБк/л). Зал. Посьета (Наумов, 2006) загрязняют 9 компонентов, среди которых по величине концентраций и площади распределения выделяются детергенты (до 8,7 ПДК в открытой части), НП (до 14 ПДК в открытой части как на поверхности моря, так и на глубине 30 м), фенолы (3 ПДК в б. Троицы), пестициды (до 7,9 гн/л), в гораздо меньшей степени – медь (до 1,5 ПДК), никель (до 2,2 ПДК даже на глубине 50 м), ртуть (до 1,8 ПДК), цинк (до 1,1 ПДК). В зал. Восток по масштабности и уровню содержания на первом месте стоят детергенты (до 800 ПДК в открытой части и 4,1 ПДК в б. Гайдамак) и фенолы (до 19 ПДК в б. Тихая Заводь), далее следуют НП (до 3,4 ПДК в вершине), а в 2004 г. – ртуть (до 4,5 ПДК в вершине).

Из анализа процессов загрязнения морских вод последнего 10-летия по НП, как характерному поллютанту, следует, что в целом после некоторого спада средних и максимальных содержаний в 2001–2002 гг., с 2004 г. следует всплеск концентраций с максимальным значением в Амурском заливе (в 2007 г. – 28,2 ПДК). Начальный отрезок ХХI века отмечается максимальными содержаниями по детергентам, ртути и меди, и только по фенолам фиксируется снижение. В целом, уровень загрязнения по многим поллютантам имеет величину, сопоставимую с морями индустриально развитых стран Азиатско-Тихоокеанского региона, но более высокие значения по НП, пестицидам (в воде), ртути и кадмию.

4.3 Антропогенные изменения в геологической среде и рельефе

Анализ построенных автором крупномасштабных геохимических карт показывает сложную мозаичную картину распределения поллютантов в донных грунтах. Аллювиальные наносы имеют многокомпонентное загрязнение, что безусловно связано с гидрохимическим состоянием речных вод. Так, в реках бассейнов Амурского и Уссурийского заливов степень загрязнения изменяется от слабой до сильной, в реках зал. Находка Кс (коэффициент концентрации) по НП достигает 53, по меди – 6, по ртути и железу – 5. Концентрация пестицидов достигает 15,4 нг/л. В морских осадках зал. Амурский геохимические аномалии тяготеют к мелководью Владивостока и вершине залива, занимая 70% площади шельфа (Шлыков и др., 19995). Здесь концентрации по НП могут достигать 1–4 мг/г (Кс  от 50 до 200) с максимумом в б. Золотой Рог – 96 мг/г (Обзор…, 1998). В этой же бухте отмечаются максимумы и по другим поллютантам: по ДДТ и его метаболитам – 245 нг/г, по ртути – 3,14 мкг/г (Кс – 63), по кадмию – 7,1 мкг/г (Кс  – 71) и другим (Tkalin et al., 1996).

Таблица 2 – максимальные концентрации (мг/л) некоторых характерных поллютантов в морской воде по ряду акваторий зал. Петра Великого 1998 – 2007 гг. (составлено по: Ежегодник…, 2003, 2008; Наумов, 2006)

1998 г.

1999 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

2007 г.

Нефтепродукты

1

390

(7,8)

370

(7,4)

250

(5)

140

(2,8)

230

(4,6)

530

(10,6)

220

(4,4)

750

(15)

1410

(28,2)

2

120

(2,4)

360 (7,2)

250

(5)

190

(3,8)

140

(2,8)

460

(9,2)

440

(8,8)

570

(11,4)

210

(4,2)

3

170

(3,4)

260

(5,2)

510

(10,2)

825

(16,5)

230

(4,6)

300

(6)

230

(4,6)

170

(3,4)

170

(3,4)

4

НД

172

(3,4)

НД

83

(1,7)

НД

79

(1,6)

НД

НД

НД

Фенолы

1

13

(13)

10

(10)

18

(18)

6

(6)

9,3

(9,3)

7

(7)

3,7

(3,7)

2,7

(2,7)

4,1

(4,1)

2

17

(17)

9

(9)

12

(12)

10

(10)

1,9

(1,9)

9,5

(9,5)

2,9

(2,9)

2,8

(2,8)

3,1

(3,1)

3

13

(13)

10

(10)

11

(11)

11,8

(11,8)

5

(5)

9,9

(9,9)

4

(4)

3

(3)

3

(3)

4

НД

19

(19)

НД

4,1

(4,1)

НД

5,3

(5,3)

НД

НД

НД

Детергенты

1

150

(1,5)

187

(1,9)

203

(2)

216

(2,2)

457

(4,6)

117

(1,2)

147

(1,5)

65

111

(1,1)

2

160

(1,6)

102

(1,1)

150

(1,5)

168 (1,7)

161

(1,6)

128

(1,3)

96

120

(1,2)

151

(1,5)

3

182 (1,8)

100

183

(1,8)

893

(8,9)

174

(1,7)

480

(4,8)

116

(1,2)

81

121

(1,2)

4

НД

212

(2,1)

НД

407

(4,1)

НД

498

(5)

НД

НД

НД

Ртуть

1

0,36

(3,6)

0,14

(1,4)

0,23

(2,3)

0,28

(2,8)

0,26

(2,6)

0,07

0,38

(3,8)

0,36

(3,6)

0,56

(5,6)

2

0,17

(1,7)

0,17

(1,7)

0,16

(1,6)

0,33

(3,3)

0,20

(2)

0,07

0,25

(2,5)

0,17

(1,7)

0,11

(1,1)

3

0,40

(4)

0,11

(1,1)

0,12

(1,2)

0,29

(2,9)

0,26

(2,6)

0,40

(4)

0,27

(2,7)

0,18

(1,8)

0,09

4

НД

0,33

(3,3)

НД

0,30

(3)

НД

0,45

(4,5)

НД

НД

НД

Медь

1

24,0

(4,8)

7,6

(1,5)

6,8

(1,4)

8,3

(1,7)

5,8

(1,2)

47

(9,4)

3,5

10,0

(2)

6,5

(1,3)

2

10,0

(2)

27,0

(5,4)

6,8

(1,4)

3,8

2,7

13,0

(2,6)

6,4

(1,3)

11,0

(2,2)

3,8

3

15,0

(3)

7,6

(1,5)

16,0

(3,2)

6,8

(1,4)

3,4

29,0

(5,8)

4,4

10,0

(2)

10,0

(2)

4

НД

7,9

(1,6)

НД

1,2

НД

16,6

(3,3)

НД

НД

НД

В скобках дан коэффициент превышения ПДК; выделены наиболее высокие концентрации по каждому заливу; № - номера акваторий: 1 – зал. Амурский, 2 – зал. Уссурийский, 3 – зал. Находка, 4 – зал. Восток; НД – нет данных.

Для сравнения с другими участками Тихого океана, отметим, что по сумме ДДТ и его метаболитов содержание в Калифорнийском заливе достигает 620 нг/г (Tkalin, 1996). В Уссурийском заливе (Шлыков и др., 1995) по отдельным элементам площади аномалий изменяются от 12% (Ni) до 65% (Cd). В целом геохимические аномалии этого залива можно отнести к полигенным: в их структуре есть чётко сложившиеся ядра с максимумами содержаний поллютантов в бухтах Горностай, Большой Камень, пролив Босфор Восточный. В б. Большой Камень, куда долгое время сбрасывались жидкие радиоактивные отходы и был отстой аварийных АПЛ, в донных грунтах сформировался ряд локальных аномалий общей площадью 70% дна с радиоактивностью от 0,1 до 28,73 мгГР/ч и превышением фона от 2 до 574 раз (Сойфер, 2002). В аномалиях шельфа зал. Находка выделяются следующие характерные особенности (Наумов, 2006): 1) в структурах всех аномалий четко прослеживается главное ядро (юго-западная часть б. Находка), в котором концентрируются максимальные колличества таких поллютантов, как НП (Кс – коэффициент концентрации до 574), ртуть (Кс до 74), медь (Кс до 30), цинк (Кс до 24), свинец (Кс до 22,5); 2) эта ассоциация является литохимической, многокомпонентной и относится к техногенному типу, так как ее формирование связано преимущественно с антропогенной деятельностью; 3) химические вещества и твердые техногенные включения пронизывают слои морских осадков на мощность до 1,5 м. Геохимическая обстановка на шельфе залива показывает, что все его значимые аномалии (среднего и высокого уровня) тяготеют к западному берегу.

Геохимическая обстановка на шельфе зал. Стрелок показывает, что поллютанты образуют своего рода «разрывную» и еще явно не сложившуюся в целостное образование аномалию, которая приурочена к северной части залива. Аномалии характеризуются такими особенностями: из всех поллютантов доминирующим являются НП как по степени концентрации (Кс – 82,5 в б. Абрек), так и по площади распространения высокоаномальной зоны (20 % площади шельфа), далее следует медь (Кс – 78 в б. Абрек), ртуть (Кс – 18 в б. Анна) и цинк (Кс – 10 в б. Абрек). Наши замеры показали, что спустя 7 лет загрязненность донных грунтов все еще достигала местами 117 тыс. мкр/час (Наумов, 1999). Но эта картина имеет свои сложности (Сойфер, 2002): в месте аварии за счет абразии на дне обнажаются слои морских наносов с более высокой радиоактивностью (1991 г. – 0,12; 1997 г. – 6 р/ч). В заливах Посьета и Восток аномалии среднего, реже высокого ранга тяготеют к бухтам и обычно представлены НП, пестицидами, реже узким спектром металлов (Наумов, 2006). Ландшафтная структура побережья Амурского залива по сравнению с другими акваториями претерпела наиболее существенное изменение. Кедрово-широколиственные леса подвергались массовой вырубке, что сопровождалось техногенной перепланировкой рельефа. Вследствие разнообразной трансформации природных ландшафтов в залив поступает масса обломочного материала с преобладанием тонких фракций. Это обуславливает развитие на шельфе процессов лавинной седиментации (> 1 мм/год) и, значит, всевозрастающее заиливание. В конечном счёте, наблюдается негативная перестройка подводных ландшафтов, когда продуктивные трансформируются в малопродуктивные (Преображенский и др., 2000). Техногенные (физико-механические) преобразования зал. Находка наиболее сильно трансформировали долинно-прибрежную ландшафтную зону. Из выработанных форм рельефа шельфа наиболее масштабными являются формы, связанные с дноуглубительными работами: только за 1980–2006 гг. объем выемки грунтов составил 14,8 млн м3, а глубина среза горных пород достигала 10 м. Это значительно превышает объем подобных работ на всех остальных портовых акваториях Дальнего Востока. Далее описываются особенности литодинамики залива, из которых особое внимание уделяется лавинной седиментации алевритов в б. Находка (скорость до 300–1000 мм/год), процессу «выползания» шлейфов загрязняющих веществ на открытый шельф, его заиливанию и абразии берега со средней скоростью 0,8 м/год. В физико-механических трансформациях ландшафтов зал. Стрелок выделяются карьеры в скальных грунтах и горизонтальные выработки тоннельного типа для укрытия АПЛ, а также связанные с дноуглубительными работами (бухты Чажма, Абрек, Павловского, Конюшкова), тралением, якорными стоянками, прокладкой подводных кабелей и геолого-разведочных траншей. Ландшафтная структура побережья зал. Посьета представлена в юго-западной части озёрно-болотной низменностью. Преобладание в отложениях рыхлого материала делает эту низменность уязвимой для антропогенного воздействия. Это используется в целевом берегоукреплении реки Туманной со стороны КНР и КНДР, чтобы направить эрозионные процессы на российский берег для приобретения в будущем дополнительной территории. Изменения рельефа дна зал. Восток связано с масштабной разработкой (7 млн м3) строительных песков.

Из этих материалов можно прийти к выводу, что ландшафты ПШЗ каждого залива подверглись заметной и разнообразной трансформации.

4.4 Биотические трансформации

Состояние биоты отражает всё разнообразие охарактеризованных выше антропогенных воздействий. Наиболее ярко представлены аномалии в развитии тест-организмов сильно загрязненных акваторий. Так, в вершине зал. Находка (Наумов, Найденко, 1997) у мидии в развитии зародышей наблюдалось нарушение хода эмбриогенеза, торможение роста эмбрионов и личинок. Наибольшее количество аномалий у мидии отмечалось (до 90%) в местах сброса канализационных стоков.

Сходный процесс деградации моллюсков наблюдается на шельфе Сахалина, особенно в портовых акваториях (Доклад…, 2005). Уродства и аномалии в развитии макрофитов от загрязнения НП установлены в Авачинской губе у побережья Восточной Камчатки (Березовская, 2002). Угнетенное состояние биоты Амурского залива подтверждают следующие данные. Плотность личинок морских ежей на загрязненных участках не превышает 10 экз/м2, в то время как в чистых водах она в сотни раз выше (Масленников и др., 1994). Установлена также гибель нескольких видов морских звёзд. Многочисленными исследованиями подтвержден процесс накопления металлов в моллюсках, но если изменения концентрации таких металлов, как цинк, медь, никель не значимы, то содержание кадмия в значительной части проб превосходит гигиенические пределы (Христофорова и др., 1993). Накопление металлов в водорослях и тростниках фиксируется вдоль всего побережья залива, превышая природный фон до 740 раз (Шлыков и др., 1995). Что касается пестицидов, то их концентрации в гиюробионтах достигают опасных величин (33,65–35,25 нг/г) в зоне дампинга Амурского залива (Tkalin et al., 2000). Исследования М. В. Симоконем (2003) ихтиофауны Уссурийского залива в 90-х годах показали, что опасных концентраций в тканях рыб достигает кадмий (при ПДУ – 0,7 мкг/г сырой массы – у терпуга – 0,65–3,95 мкг/г). Изучение биоты зал. Стрелок (Сойфер, 2002) показало, что ЧС в 1985 г. на АПЛ привело к накоплению радионуклидов в морских звездах, крабах и мидии в 15–20 раз по отношению к природному фону. Только к 1995 г. произошло их значительное, но не окончательное самоочищение. Открытая часть зал. Посьета имеет значительное разнообразие морских животных. Уже другими условиями характеризуется бентос б. Рейд Паллады, где максимум биомассы (до 299 г/м) имеют полихеты, широко распространенные на 75% площади данной бухты (Наумов и др., 1998). В заливе четко установлена тенденция снижения разнообразия видов и различные патологии у гребешка и некоторых видов рыб (Силина и др., 2000; Сясина и др.; 2001). Сравнительный анализ с 70-ми годами (Наумов и др., 1998) показал, что для конца XX века для зал. Восток, как и для других акваторий, только в меньшей степени, характерен рост численности многощетинковых червей. Снижению биоресурсного потенциала всего зал. Петра Великого в последнее десятилетие способствовало не только загрязнение, но и усиление браконьерской добычи гидробионтов.

4.5 Проблема устойчивости геосистемы зал. Петра Великого в условиях активизации антропогенных воздействий

В связи с приведенными выше данными акватории залива Петра Великого по степени экологической напряженности выстраиваются в такой последовательности: 1) Амурский залив в целом находится в катастрофическом состоянии, особенно б. Золотой Рог; 2) Уссурийский залив в целом находится в кризисном состоянии, а ряд его участков – в катастрофическом (бухты Горностай, Муравьиная, Суходол, Большой Камень, Андреева); 3) залив Находка на значительной части площади (> 50 %) имеет критическое и катастрофическое (бухты Находка, Врангеля, оз. Второе) состояние, в южной части – напряженное (в самой открытой части близкое к удовлетворительному); 4) залив Стрелок в северо-западной части имеет критическое и катастрофическое (бухты Чажма, Абрек) состояния, в восточной части напряженное (б. Руднева), в южной от напряженного до удовлетворительного; 5) залив Посьета в закрытых и полузакрытых бухтах (Экспедиции, Новгородская, Троицы, Рейд Паллады) имеет напряженное, а участками (у устья р. Туманная) кризисное состояние (в открытой части удовлетворительное, но локально  напряженное  или кризисное); 6) залив Восток имеет локально (б. Гайдамак) кризисную ситуацию, на значительной площади – напряженную и в открытой части – близкую к удовлетворительной.

Целостный охват всех выше охарактеризованных ситуаций позволил составить единую схему оценки экологического состояния зал. Петра Великого (рис. 6). Анализ видов воздействия показывает следующие типичные их черты и особенности: 1) среди ЧС в целом по заливу преобладают аварийные разливы НП, на 2-м месте – взрывы, пожары, связанные с ВПК, а по заливу Стрелок выделяются радиационные аварии; 2) водная толща всех акваторий характеризуется прогрессирующей эвтрофикацией и наличием определенного спектра поллютантов (среди них постоянно присутствующие – детергенты, фенолы, пестициды, биогены, НП) с превышением ПДК; 3) донные осадки шельфа характеризуются наличием высокоранговых геохимических аномалий во всех заливах, с наибольшим распространением в Амурском заливе, наименьшим – в заливах Посьета и Восток; 4) в целом морские воды и шельфы заливов Амурский, Уссурийский и Находка характеризуются многокомпонентными аномалиями наиболее высоких рангов, имеющими такие характеристики: по происхождению они относятся к полиформным образованиям, в качественном отношении представляют полигенную ассоциацию сонахождения, по динамике и временному аспекту являются преимущественно трансгрессивными; в их структуре четко прослеживается главное ядро, в котором концентрируется максимальное содержание большинства поллютантов; 5) техногенная трансформация (химическая, физическая, биогенная, динамическая) затронула все типы подводного ландшафта (мощность измененного слоя горных пород до 10 м) с особенно сильными негативными последствиями для самых уязвимых и неустойчивых в такой последовательности: заливы Амурский, Находка, Уссурийский, Стрелок, Восток, Посьета.

Исходя из кумулятивного воздействия всей совокупности антропогенных факторов и опасных тенденций, мы приходим к заключению о нарастающей дестабилизации геосистемы залива Петра Великого в целом. В силу этого последняя идет далее по пути деградации, сопровождающейся значительной потерей природно-ресурсного потенциала, обеднением видового состава флоры и фауны, вплоть до исчезновения популяций целого ряда видов, и, таким образом, в своем саморазвитии переходит на другой экосистемный уровень с более простой структурой.

5 СБАЛАНСИРОВАННОЕ И ЭКОЛОГИЧЕСКИ БЕЗОПАСНОЕ РАЗВИТИЕ ЗАЛИВА ПЕТРА ВЕЛИКОГО И ДРУГИХ АКВАТОРИЙ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

Прогноз эколого-географической ситуации. Анализ экологических ситуаций по всем шести заливам 2-го порядка показал, что, в целом, за последнюю четверть века ситуация развивалась в негативом направлении. Однако это первый уровень решения задачи, и он нуждается в значительном углублении, что подразумевает выделение зон концентрации негативных факторов воздействия и их источников с той или иной степенью риска возникновения чрезвычайной ситуации.

Такие зоны достаточно четко оконтуриваются, когда на одну карту выносятся изученные нами все виды аномалий (от гидрогенных до ландшафтных) и вырисовываются площади их наложения друг на друга (зоны катастрофического, критического и кризисного состояния).

Из опасных природных факторов особое внимание уделяется сейсмической активности, опасности наводнений, подверженности берега разрушению от штормов и волн цунами. В соответствии с этим ранг опасности повышается ещё на одну ступень у техногенных объектов в сейсмоактивных зонах Владивостока, зал. Стрелок (радиоактивные могильники на п-ове Дунай), устье р. Партизанской, что отображено на прогнозной схеме.

Из социально-экономических факторов самый главный – изношенность оборудования и инфраструктуры большинства техногенных объектов, нестабильность электроснабжения, низкая квалификация и дисциплина кадров. В случае реализации планов Правительства РФ по строительству на побережье зал. Петра Великого ряда опасных объектов (АЭС, нефтеперерабатывающих и химических комплексов, алюминиевого завода и др.) и усиленной урбанизации антропогенные трансформации всех компонентов его геосистемы приобретут большее ускорение. Это скажется в росте заболеваемости населения.

Общий прогноз развития экологической ситуации до 2015 г. в целом по зал. Петра Великого таков: большая часть факторов будет сохранять инерционность своего развития, а значит, и степень опасности.

Пути сбалансированного развития. В условиях системного кризиса, охватившего в 90-е годы все регионы России, какой-либо последовательной экологической политики не проводилось, а имеющиеся федеральные программы, например, «Отходы», были профинансированы всего на 5%. Последнее связано с тем, что наша переходная экономика является по своей сути мобилизационной и чрезвычайной, ввиду чего нашими специалистами предлагается в целом для страны концепция сбалансированного эколого-хозяйственного развития (Кочуров, 2001). Отсутствие «действенной региональной политики» – так характеризует ситуацию академик П.Я. Бакланов (2001). Это особенно касается «Экологической программы» Приморского края (Долговременная программа…, 1993). В связи с этим и в соответствии с Экологической доктриной РФ следует вернуться к вышеназванной программе и другим разработкам (Природопользование…, 2003), в которых детально изложены природоохранные мероприятия по каждому из направлений природопользования.

В этом комплексе мероприятий, по мнению автора, приоритетными для прибрежно-шельфовой зоны являются меры по ликвидации следующих экологических опасностей: 1) в урбоэкосистеме решение вопроса со строениями панельного типа (инвентаризация с установлением наиболее изношенного жилого фонда, создание резервного фонда для временного переселения туда людей и поэтапного строительства сейсмоустойчивого жилья для окончательного их переселения); 2) утилизация отходов (сточных вод и твердых отходов, включая АПЛ и радиоактивные отходы) путем строительства очистных сооружений, специальных перерабатывающих производств, оборудованных полигонов для захоронения на суше, мест для хранения отходов в тех геологических образованиях на материковом склоне Японского моря, где наблюдается процесс лавинной седиментации (Лихт, 1995); 3) разработка техногенных комплексных месторождений как объектов ценного химического сырья и металлов (Шапкин и др., 2001) со дна загрязненных бухт; 4) реконструкция топливно-энергетический комплекс с газификацией и включением в его систему альтернативных источников получения электроэнергии; 5) реконструкция инфраструктуры (водоканализа-ционных, дорожных и др. сетей).

С оперативным решением этих проблем будет сформирована минимально необходимая, экологически благоприятная основа для создания в регионе мощной и высокоэффективной экономики, ориентированной на постиндустриальное развитие. Само же развитие должно основываться на получении экономических выгод от благоприятного экономико-географического положения (Бакланов, 2001). В связи с этим первостепенное развитие должны получить районы: 1) прибрежные; 2) приграничные; 3) прилегающие к крупным транспортным магистралям (Транссибу, БАМу).

В перечне приоритетных районов региона выделяется Южно-Приморский промышленно-хозяйственный район, включающий ПШЗ зал. Петра Великого. В нем главными хозяйственными структурами как в настоящее время, так и на перспективу являются транспортные и акватерриториальные хозяйственные комплексы.

Специализация района должна определяться развитием марикультуры, прибрежного рыболовства с соответствующими производствами на берегу, рыборазводных заводов, заповедного дела, различных видов туризма.

Важными лимитирующими факторами здесь выступает высокая степень экологического напряжения в зал. Петра Великого, в связи с чем размещение здесь экологически вредных производств недопустимо. Исходя из этого дилемма в морепользовании «биоресурсы или минеральные ресурсы» должна разрешаться в пользу первой компоненты, как способной к восстановлению и менее вредной для морской среды.

Значимым элементом рационального морепользования является составление береговых кадастров (Преображенский и др., 2000), важной частью которых являются данные экологического мониторинга (ЭМ). Последующее развитие ЭМ видится нам во всестороннем развитии ГИС-технологий, которые способны создавать электронные карты на основе интеграции различных условий (геохимических, биологических и др.) изучаемых объектов. В тесной взаимосвязи с картографированием необходимо выстраивать и саму систему наблюдений, которая могла бы не только фиксировать неблагоприятные процессы, но, и, действуя в постоянном автоматическом режиме, давать оперативную информацию о начальной стадии развития опасных процессов. Все это возможно только при создании интегральной системы малогабаритных станций с передачей информации посредством спутниковой системы. Здесь в качестве прототипа может быть взята за основу создаваемая в настоящее время в Южно-Сахалинске информационно-картографическая система ЭМ (Красный и др., 2001). Наряду с этим предлагается применить в качестве базовой модели в других морских регионах разработанный автором алгоритм изучения ПШЗ зал. Петра Великого (исследовательский мегакомплекс). Экологический контроль акватории нуждается в совершенствовании, в связи с чем необходима реорганизация системы ЭМ, проводимой Приморгидрометом в зал. Петра Великого в следующих направлениях: 1) привести сеть морских станций в соответствие съемочным масштабам (1:200 000 в заливах 2-го порядка, 1:50 000 в бухтах); 2) включить в сеть станций заливы Стрелок, Восток, Посьета; 3) организовать привязку станций с помощью спутниковой системы; 4) проводить на станциях радиологические замеры отбираемых проб воды, грунтов и бентоса. Неполнота экологических данных на значительной площади акваторий Дальнего Востока ставит вопрос о включении этой неизученной части в систему ЭМ. В систему ЭМ Приморского края на п-ове Дунай (зал. Стрелок) крайне необходимо включить изучение динамики концентрации радионуклидов в подземных водах, организацию сети сейсмостанций.

Определяющим фактором здоровья населения будет городская среда. Поэтому ставится задача развития городов как экополисов (ноосферных поселений) с учетом современных разработок (Реймерс, 1990; Преловский и др., 1995; Владимиров, 1999; Экология города, 2004).

Правовая сфера должна включать план заключения двусторонних и трехсторонних соглашений (России, КНР и КНДР) по защите от загрязнения бассейнов рек Амура, Туманной, Раздольной и недопустимости сторон использовать природные процессы с целью приобретения территории. На федеральном уровне следует провести разработку проектов законов по ужесточению наказания за браконьерство, льготному налогообложению производств с экологической ориентацией, реорганизации администрации морских портов.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ВЫВОДЫ

Методология геоэкологических исследований ПШЗ морей включает комплекс методов, называемый нами мегакомплексом. На основе такого мегакомплекса можно создавать высокоинформативные и целостные пространственные модели эколого-географической ситуации прибрежно-шельфовой зоны.

  1. Мегакомплекс включает: 1) методологическую концепцию, основой которой является геосистемный подход; 2) логическую модель системы проектирования и проведения исследований; 3) алгоритмы исследований: а) организацию, б) картографирование, в) изучение ассоциаций поллютантов, г) прогнозирование; 4) жесткий навигационно-геодезический каркас, состоящий из кондиционной сети морских станций экологического мониторинга с привязкой на основе спутниковой системы (для заливов 2-го порядка предлагается апробированная сеть, соответствующая масштабу 1:200 000, для бухт с импактным воздействием – 1:50 000); 5) методы с соответствующими техническими комплексами (навигационо-геодезический, геологический, геохимический, гидрохимический, гидрологический, геофизический, ландшафтно-геоморфологический, гидробиологический); 6) компьютеризированные базы данных с математической обработкой информации и программами моделирования.
  2. Изучение пространственно-временных аспектов антропогенных трансформаций в прибрежно-шельфовой зоне зал. Петра Великого показывает, что экологические проблемы в этой молодой и неустойчивой геосистеме стали обозначаться в VII–XIII вв. С началом индустриальной эпохи сведение лесов продолжилось и возникали новые экологические проблемы: а) загрязнение (ртутное) гидросети и морских вод уже с начала XX в. и расширение спектра поллютантов во всех компонентах ландшафтов со 2-й половины этого века; б) трансформация геолого-геоморфологического строения и биоценозов; в) загрязнение среды, отражающееся в росте заболеваемости, смертности и появлении экологических беженцев. При этом если в 1-ю эпоху природные комплексы испытывали плавно возрастающее антропогенное воздействие на протяжении веков и в целом могли восстановиться, то во 2-ю эпоху их деградация протекает с резким ростом темпов разрушения (до скачкообразного). Это сопровождается увеличением частоты ЧС, скорости экзогенных процессов (эрозии, абразии, морской аккумуляции и др.), формированием комплексных химических аномалий с разрушением биоценозов и исчезновением ценных гидробионтов. Урбоэкосистемы развиваются в целом с грубым нарушением территориальных пропорций, что при изношенной инфраструктуре и панельном домостроении ухудшает условия жизни населения, увеличивая его заболеваемость и риск ЧС. Именно здесь морская рекреационная сфера испытывает самую сильную и разностороннюю антропогенную трансформацию.
  3. Эколого-географические ситуации наибольшего напряжения (от кризисного до катастрофического) формируются в максимально урбанизированных районах (Владивостокско-Артемовской городской агломерации), ВПК (зал. Стрелок), движения морского грузопотока и судов (залив Находка), морского промысла и нефтедобычи (о. Сахалин). Это отражается в комбинации высокоранговых аномалий различного типа: а) аэрогенных (ИЗА в г. Владивосток–14, 6); б) гидрогенных (превышение ПДК в б. Золотой Рог по НП до 1200, ртути – 57, фенолам – 33, цинку – 30, кадмию – 23, железу – 12, детергентам–11 раз, пестицидам–13235,5 нг/л), в) геохимических (Кс в б. Золотой Рог по НП до 4800, кадмию–265,свинцу–68, меди–56, цинку–14, пестицидам–275 нг/г, патогенного бактериопланктона – 9,6*105 кл/мл); г) радиохимических (северо-западная часть зал. Стрелок с локальным загрязнением морских донных грунтов до  6 р/ч); д) биогенных (смена коренных биоценозов толерантными к загрязнению, преимущественно полихетами); е) морфоструктурных (нарушение строения побережья и дна при строительстве, дноуглубительных и добычных работах, военных учениях), целевой направленности эрозионных процессов со стороны КНР и КНДР; ж) биогенных (до 100 % заражаемость ротовирусами всех моллюсков в мелководье Владивостока, до 90 % аномалий в развитии тихоокеанской мидии в зал. Находка, рост патологий при рождении детей, их заболеваемости (в целом в 1,5 раза за 1994–2002 гг.), особенно психическими и иммунной системы (за 1980–2000 гг. в 6 и 16,8 раза).
  4. Общий прогноз развития эколого-географической ситуации до 2015 г. в прибрежно-шельфовой зоне дальневосточных морей таков, что большая часть негативных антропогенных факторов останется, а изменения в геосистемах будут сохранять инерционность своего развития, а значит, и степень опасности: 1) г. Владивосток, сбрасывающий 94 % своих стоков без очистки в море, а также г. Южно-Сахалинск, г. Петропавловск-Камчатский и другие с подобной природоразрушающей системой сбросов в ближайшей перспективе не смогут организовать их очистку; 2) реки Амур, Туманная и Раздольная, атмосферные переносы из Китая (с учетом его бурного экономического роста), а наряду с ними морские течения со стороны ряда других стран АТР (Япония и др.) усилят свое действие на геосистемы Японского и Охотского морей; 3) изношенность инфраструктуры водоканализационной системы и панельных строений многих городов региона грозит частыми ЧС, особенно опасными при сильных сейсмическими толчках (в цепочке разрушений «Ташкент–Спитак–Нефтегорск…» велик риск появления очередного звена); 4) грузооборот главных портов будет нарастать (по плану до 2010 г. в 2 раза), особенно по «грязным» грузам (НП, уголь, удобрения, металлы); 5) продолжающееся увеличение количества автотранспорта будет способствовать росту загрязнения; 6) очистка прибрежного мелководья от брошенных судов идет крайне медленно, с перерывами; 7) в подсистеме «город – море» урбоэкосистема оказывает все возрастающее негативное воздействие на морскую среду, вследствие чего города (Владивосток и др.) отдаляются в своем развитии от экополисов, сохраняя рост заболеваемости; 8) вопрос об утилизации аварийных АПЛ в бухте Павловского в ближайшее время специалистами считается неразрешимым; 9) в бассейнах рек восточного макросклона Сихотэ-Алиня продолжается масштабная вырубка лесов, что будет постоянно провоцировать увеличение разрушительной силы наводнений, соответственно, заиливание шельфа и, значит, негативных изменений в строении подводных ландшафтов в сторону расширения площади их малопродуктивных типов; 10) следует считать недостаточно проработанными планы Правительства РФ по строительству на побережье зал. Петра Великого ряда опасных промышленных объектов, что еще более усугубит экологическое состояние всей его акватории. Исходя из суммарного действия этих факторов вполне обоснованным будет прогноз все возрастающей дестабилизации геосистемы зал. Петра Великого и ряда других уязвимых акваторий (Авачинской губы, зал. Анива и др.), продолжающееся уменьшение их природно-ресурсного потенциала, еще большее обеднение видового состава флоры и фауны.
  5. В условиях ухудшения эколого-географической ситуации, социально-экономических и демографических показателей на Дальнем Востоке сбалансированное развитие его ПШЗ должно включать проведение жесткой экологической политики в социально-экономической программе развития региона, концептуальной основой которой должна являться экологизация всех сфер хозяйственной деятельности с учетом уникальности его природно-ресурсного потенциала. Это обуславливает исключение размещения вредных производств в ПШЗ зал. Петра Великого и приоритет в его развитии морских отраслей (марикультуры, рыборазведения, судостроения, океанического приборо- и машиностроения и др.), портового хозяйства, заповедного дела, фармакологии и рекреационно-туристического комплекса. Тем самым будет поэтапно реализовываться концепция устойчивого развития на региональном уровне.

Представленная выше работа – это, прежде всего, дальнейшее развитие автором системного подхода в диапазоне от экологических исследований до экополитики. В свете такого развития системного подхода сделаны шаги по трем направлениям:

  1. разработана целостная методика изучения морских геосистем (схема мегакомплекса), позволяющая создавать высокоинформативные и целостные пространственные модели эколого-географической ситуации;
  2. создан алгоритм прогнозирования эколого-географической ситуации в прибрежно-шельфовых зонах морей путем синтеза различный концепций, методик и собственных авторских разработок, позволяющий повысить уровень объективности прогнозных построений;
  3. выработан ряд приоритетов в программных разработках природоохранных мероприятий и природопользования, способствующий целенаправленно использовать интеллектуальные и материальные ресурсы в развитии дальневосточного региона.

Все эти направления, по нашему убеждению, тесно взаимосвязаны и представляют своего рода авторскую концептуальную систему: в ней без целостного изучения геосистем невозможен объективный прогноз развития эколого-географической ситуации, и, в свою очередь, только выделив самые неблагоприятные тенденции в таком развитии, мы сможем правильно расставить приоритеты в планируемых мероприятиях. Наш главный тезис, пронизывающий всю работу: от фрагментарности к системности.

Основные работы, опубликованные по теме диссертации

Издания, рекомендованные ВАК

  1. Наумов Ю.А. Опыт изучения динамики экзогенных процессов при поисках и разведке прибрежно-морских россыпей // Геоморфология. – 1988. –  № 2.– С. 42–46.
  2. Наумов Ю.А. О морфолитодинамических процессах и формах рельефа Пенжинской губы // Геоморфология. – 1991. – № 2. С. 73–78.
  3. Наумов Ю.А., Найденко Т.Х. Экологическое состояние залива Находка // Изв. ТИНРО. – 1997. – Т. 122. – С. 524–537.
  4. Наумов Ю.А. О воздействии объектов военно-промышленного комплекса на экологическое состояние залива Стрелок // Изв. ТИНРО. – 1999. – Т. 126. – С. 49–55.
  5. Наумов Ю.А. О проблемах загрязнения нефтепродуктами восточного сектора залива Петра Великого (Японское море) и рационального использования его ресурсов // Изв. ТИНРО. – 2003. – Т. 132. – С. 331–338.
  6. Наумов Ю.А. Динамика экологического состояния залива Находка (Японское море) в переходный экономический период // Проблемы региональной экологии. – 2004. – № 4. – С. 39–46.
  7. Христофорова Н.К., Наумов Ю.А., Арзамасцев И.С. Тяжелые металлы в донных осадках залива Восток (Японское море) // Изв. ТИНРО. – 2004. – Т. 136. – С. 278–289.
  8. Наумов. Ю. А. Антропогенез в прибрежно-шельфовой зоне Дальневосточных морей России (на примере залива Петра Великого и других акваторий) // География и природные ресурсы. – 2007. – № 1. – С. 106–114.

Другие российские издания

  1. Наумов Ю.А. О процессах современного россыпеобразования на абразионных и аккумулятивных берегах Западной Камчатки // Геоморфоструктура Дальнего Востока. – Владивосток: Изд-во ДВО АН СССР, 1978. – С. 115–120.
  2. Наумов Ю.А. Некоторые особенности развития лагун Западной Камчатки в голоцене // Морфоструктура и палеогеография Дальнего Востока. – Владивосток: Изд-во ДВО АН СССР, 1979. – С. 136–140.
  3. Наумов Ю.А., Хитров В.В., Ветошкевич А.Д. О распределении тяжёлой фракции в береговой зоне Западной Камчатки // Вещественный состав и обогатимость прибрежно-морских россыпей Дальнего Востока. – Владивосток: Изд-во ДВО АН СССР, 1980. – С. 44–52.
  4. Наумов Ю.А. Естественное обогащение тяжёлыми минералами морских осадков береговой зоны Западной Камчатки // Вещественный состав и обогатимость прибрежно-морских россыпей Дальнего Востока. – Владивосток: Изд-во ДВО АН СССР, 1980. – С. 62–71.
  5. Наумов Ю.А. Древние береговые линии послеледниковой трансгрессии на шельфе Западной Камчатки // Геолого-геоморфологические комплексы Дальнего Востока. – Владивосток: Изд-во ДВО АН СССР, 1980. – С. 136–140.
  6. Наумов Ю.А. Морфоструктуры Юго-Западной Камчатки и условия формирования береговых россыпей // Морфотектоника Дальнего Востока. – Владивосток: Изд-во ДВО АН СССР, 1981. – С. 115–121.
  7. Наумов Ю.А. Литодинамические условия формирования концентраций тяжелых минералов на пляжах абразионного берега Северо-Восточной Камчатки // Древние климаты и осадконакопление в восточной окраине Азии. – Владивосток: Изд-во ДВО АН СССР, 1985. – С. 35–41.
  8. Наумов Ю.А., Дуглас В.К., Ковалюх Н.Н. О развитии шельфовой зоны Западной Камчатки в четвертичное время // Палеогеографические исследования на Дальнем Востоке. – Владивосток: Изд-во ДВО АН СССР, 1987. – С. 84–96.
  9. Наумов Ю.А. О некоторых особенностях формирования росыпеобразующих минералов на подводном береговом склоне Западной Камчатки // Прибрежные зоны дальневосточных морей в плейстоцене. – Владивосток: Изд-во ДВО АН СССР, 1988. – С. 129–139.
  10. Наумов Ю.А., Дуглас В.К., Ветошкевич А.Д.,Черепанова М.В. Строение и развитие шельфовой зоны залива Карагинский в четвертичное время // Вопросы стратиграфии и палеогеографии Дальнего Востока. – Владивосток: Изд-во ДВО АН СССР, 1990. – С. 25–38.
  11. Наумов Ю.А. Практика проведения экологического мониторинга по заливу Восток // Проблемы экологии и рационального природопользования стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Мат-лы междунар. науч. конф., 1999. – С. 40–42.
  12. Наумов Ю.А. О проблемах загрязнения нефтепродуктами восточного сектора залива Петра Великого // Морская экология – 2002: матер. междунар. науч.-практ. конф. – Владивосток: МГУ, 2002. – С. 4–9.
  13. Наумов Ю.А. Экологическое состояние залива Посьета // Наука – Техника – Технологии на рубеже третьего тысячелетия. Мат-лы III междунар. науч.-практ. конф. – Находка, 2002. – С. 49–55.
  14. Наумов Ю.А. Особенности динамики экологического состояния залива Находка (Японское море) в переходный экономический период // Экология, безопасность жизнедеятельности дальневосточных территорий. Доклады междунар. науч. чтений «Приморские зори – 2003».— Владивосток, 2003. – Т. 2. – С. 30–36.
  15. Наумов Ю.А. Экологическое состояние морских акваторий и развитие портов на примере г. Находка // Проблемы развития портовых городов. Тез. науч.-практ. конф. – Находка, 2003. – С. 9–15.
  16. Наумов Ю. А. Природопользование: учебное пособие. – Находка: Институт технологии и бизнеса, 2003. – 84 с.
  17. Наумов Ю.А. Чрезвычайные ситуации в заливе Находка (Японское море): их анализ, прогноз и предупреждение // Риски в современном мире: идентификация и защита. Мат-лы VIII междунар. науч. чтений «Белые ночи – 2004». – С-Пб., 2004. – С. 112–114.
  18. Наумов Ю.А. Об особенностях антропогенного воздействия на акватории залива Петра Великого (Японское море) // Изучение глобальных изменений на Дальнем Востоке. Мат-лы рабочего совещания. – Владивосток, 2004. – С. 56–59.
  19. Наумов. Ю.А., Симаков. А.В., Смирнов. Ю.В., Романов. М.В. Опыт исследования компьютерных программ при отображении экологической обстановки // Региональная межвуз. науч.-практ. конф. – Находка, 2004. – С. 111–113.
  20. Наумов Ю.А. Методологические принципы и практические подходы при проведении геоэкологических исследований в прибрежно-шельфовой зоне моря (на примере залива Петра Великого, Японское море) // Мат-лы Всеросс. научно-практ. конф. «Актуальные проблемы науки в России» – Кузнецк, 2005. – Т. 3. –  Вып. 3. – С. 29–35.
  21. Наумов Ю.А. Об особенностях техногенного воздействия на строение шельфа залива Петра Великого (Японское море)// Рельеф и природопользование предгорных и низкогорных территорий: Мат-лы международ. научно-практ. конф. – Барнаул: изд-во Алт. ун-та, 2005. – С. 235–238.
  22. Наумов Ю.А. Проблемы морской геологии и экологии в научных трудах Ю. А. Наумова: сборник статей, докладов и тезисов докладов на научных конференциях. – Находка: Институт технологии и бизнеса, 2005. – 136 с.
  23. Наумов Ю.А. Динамика и особенности химического загрязнения морских акваторий портов на примере г. Находка // Дальний Восток России: География. Гидрометеорология. Геоэкология. Мат-лы VI науч. конф. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2005. – С. 153–156.
  24. Наумов Ю.А. Экологические аспекты в истории освоения прибрежно-шельфовой зоны Дальнего Востока // Мат-лы I междунар. науч. – практ.  конф. «Европейская наука XXI столетия». – Днепропетровск, 2006. – Т. 2. – С. 39–44.
  25. Наумов Ю.А. Прогноз экологического состояния залива Петра Великого и других акваторий Дальнего Востока // Ойкумена. Регионоведческие исследования: Научно-технический альманах. – Владивосток: Дальнаука, 2007. – Вып. 1 (2). – С. 42–49.
  26. Наумов Ю.А. Антропогенез и экологическое состояние геосистемы прибрежно-шельфовой зоны залива Петра Великого Японского моря. – Владивосток: Дальнаука, 2006. – 300 с.
  27. Наумов Ю.А. Об особенностях антропогенного воздействия на акватории залива Петра Великого (Японское море) // Изучение глобальных изменений на Дальнем Востоке. – Владивосток: Дальнаука, 2007. – С. 111–125.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.