WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

УДК 553.481+550.8 : 33 : 004.9 ИГРЕВСКАЯ ЛЮДМИЛА ВАЛЕРЬЕВНА ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ НИКЕЛЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ:

МИР И РОССИЯ Специальности 25.00.11 «Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых, минерагения», 25.00.35 «Геоинформатика»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук

Москва, 2009 г.

Диссертационная работа выполнена в Информационно-аналитическом центре «Минерал» ФГУНПП «Аэрогеология», Федеральное агентство по недропользованию

Научный консультант: академик РАН Лаверов Николай Павлович

Официальные оппоненты: академик РАН Арский Юрий Михайлович доктор геолого-минералогических наук, профессор Дистлер Вадим Вадимович доктор геолого-минералогических наук, профессор Федорчук Виктор Парфентьевич

Ведущая организация: Российский государственный геологоразведочный университет им. Орджоникидзе (РГГРУ)

Защита диссертации состоится 10 декабря 2009 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Специализированного совета Д 002.122.02 при Институте геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии (ИГЕМ) РАН по адресу: 119017 г. Москва, Старомонетный пер., д.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИГЕМ РАН, Москва

Автореферат разослан "____"___________2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат геолого-минералогических наук Тарасов Н.Н.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Одним из главных факторов развития России является привлечение инвестиций в реальные сектора экономики, в том числе и минерально-сырьевой, на котором базируются горнорудная и металлургическая промышленность страны. Ресурсы полезных ископаемых составляют основу существования и во многом определяют экономическое развитие России. Сырьевая направленность экономики нашей страны, отчетливо проявленная в постперестроечное время, вряд ли претерпит радикальные изменения в ближайшие 15-20 лет.

Анализ состояния и использования сырьевой базы любой отрасли промышленности, учет и изучение его возможных источников, в том числе находящихся вне пределов страны, инновационных технологий переработки сырья, прогноз дальнейшего развития той или иной отрасли в мировом масштабе и в рамках России необходимы для разработки стратегии и тактики управления в сфере недропользования и горного дела, совершенствования механизмов финансово-хозяйственного и государственного регулирования процессов добычи и воспроизводства минеральных ресурсов, определения путей оптимизации системы недропользования.

Созданная в России за годы советской власти крупная минерально-сырьевая база (МСБ) никеля привела к появлению мощных горно-металлургических никелевых комбинатов, «обросших» городами и поселками. Наша страна стала главным продуцентом никеля в мире.

Спад промышленного производства, вызванный переходом к рыночным отношениям, выразился в резком снижении внутреннего спроса на этот стратегически важный металл при сохранении высокого уровня его производства, и Россия превратилась в основного поставщика никеля на мировой рынок, обеспечивая четверть всех его продаж и в 1,5 раза обгоняя по этому показателю Канаду, находящуюся на 2-ом месте в рейтинге стран-экспортеров никеля.

Отличительной чертой современного этапа развития мирового рынка сырьевых ресурсов является его сильная зависимость от процессов глобализации мировой экономики, происходящей в условиях возрастания роли минерального сырья в обеспечении ее потребностей. Современные реалии привели к необходимости «быстрого реагирования» на изменения, происходящие в сфере недропользования, поскольку они, эти изменения, напрямую влияют на состояние экономики России, ведь минерально-сырьевой комплекс РФ обеспечивает более 50% доходной части российского бюджета и свыше 70% валютных поступлений от продаж. Многократно возросло значение сбора и обработки достоверной информации в режиме текущего времени. А количество этой информации в современном мире валообразно увеличивается.

В этих условиях важнейшим инструментом информационного обеспечения как государственных структур, так и частных компаний и предприятий, связанных с сырьем, является организация и ведение геолого-экономического мониторинга, под которым автор понимает автоматизированную систему сбора, хранения и использования данных о состоянии и динамике сырьевых отраслей промышленности. Причем в настоящее время для полноценного и оперативного принятия стратегических и тактических решений требуется знание не только российских реалий, но и положения сырьевых отраслей за рубежом. Без геоинформатики, ее средств и технологий выполнение этих задач многократно замедляется и теряет практический смысл.

Представленное исследование, актуальность которого обусловлена необходимостью выработки стратегии оптимального развития никелевой промышленности России в современных условиях, полностью выполнено с использованием современных геоинформационных технологий. Аналитическая обработка информации из базы данных ИС «Минерал», главной характеристикой которой является постоянное пополнение и обновление в течение многих лет, позволила конкретизировать состояние и место России на мировом никелевом рынке, выявить тенденции развития никелевой промышленности мира (диверсификация источников никелевого сырья, их широкомасштабное перераспределение, интернационализация производства и капитала, вертикальная интеграция и консолидация никелевых компаний). В результате даны рекомендации, направленные на приспособление механизма управления минерально-сырьевым сектором никелевой промышленности России к новым, существенно более сложным, чем доперестроечные, экономическим условиям, в которых предприятиям приходится действовать в режиме жесточайшей конкуренции как на внутреннем, так и на мировом рынках.

Цель исследования заключалась в определении долговременных тенденций развития никелевой промышленности мира и России с помощью мониторинга сырьевого сектора мирового и внутреннего рынка никеля на базе использования информационной системы, созданной в ИАЦ «Минерал».

Объектом исследования являлся мировой никелевый комплекс, в том числе никелевая промышленность России, как его составная часть.

Предмет исследования – основные процессы и факторы, определяющие конъюнктуру мирового никелевого рынка и влияющие на развитие никелевой промышленности мира и России.

Задачами исследования в соответствии с поставленной целью являлись:

1. Типизация никелевых месторождений и проявлений с учетом как традиционных, так и новых источников никелевого сырья; их роль, соотношение и перспективы использования;

2. Анализ состояния, динамики и тенденций развития минерально-сырьевой базы никелевой промышленности мира и России; направленность и влияние геологоразведочных работ;

3. Исследование состояния и особенностей развития горнорудного и металлургического никелевых комплексов мира и РФ; инновационные направления в технологиях передела сырья;

4. Изучение современной конъюнктуры мирового никелевого рынка, особенностей и тенденций ее изменения; моделирование в кратко- и среднесрочной перспективе; мониторинг деятельности основных никелевых компаний мира; выяснение их роли и влияния на рыночную конъюнктуру;

5. Определение перспектив и принципов эффективного развития никелевой промышленности России в современных условиях мировой и внутренней экономики.

Теоретическую и методологическую базу исследования составили отечественные и международные документы в области недропользования и классификации запасов минерального сырья, а также публикации ведущих ученых и специалистов по вопросам геологии, геохимии и минералогии, горного дела, металлургии и экономики минерального сырья, макро- и микроэкономики, геоинформатики, в том числе А.А.Арбатова, М.П.Бежановой, Н.С.Бортникова, Н.А.Быховера, А.В.Веселовского, О.И.Волкова, С.Ю.Глазьева, О.Н.Грязнова, Н.И.Еремина, В.В.Дистлера, Д.А.Додина, С.И.Долгова, Е.А.Козловского, А.И.Кривцова, Е.Е.Кузьмина, Н.П.Лаверова, А.Дж.Налдретта, В.П.Орлова, В.В.Попова, И.Д.Резника, В.И.Смирнова, В.П.Федорчука, М.В.Шумилина и многих других.

Исходные материалы и личный вклад автора. Исходными материалами диссертационной работы явились результаты многолетних производственных, научно-производственных и научно-исследовательских работ, выполненных автором в Норильской комплексной геологоразведочной экспедиции (1973-1981 гг.), ВНИИ геологии зарубежных стран (19811998 гг.) и информационно-аналитическом центре «Минерал» ФГУНПП «Аэрогеология» (1998 г. по н/вр). Большую пользу автору принесло практическое изучение древних кор выветривания при составлении металлогенической карты Республики Йемен (1989-1991 гг.). В работе использованы материалы, опубликованные в периодической, справочной и монографической зарубежной и отечественной литературе, а также (в основном) полученные по сети Интернет от российских информационных агентств и с серверов иностранных геологических служб, международных организаций, горных и металлургических компаний России и мира.

Сбор и обработка материалов, все графические и логические построения выполнены лично автором.

Технологии и методы исследования. Вся собранная и прошедшая первичную обработку информация вводилась в специально сконструированную под руководством А.П.Ставского и К.В.Флоренского информационную систему (ИС) «Минерал», в результате чего создан и поддерживается в актуальном состоянии информационный массив данных о текущем состоянии и событиях в мировом минерально-сырьевом комплексе. Этот информационный массив структурирован по следующим основным разделам (рисунок 1):

Статистика;

Объекты фонда недр;

Предприятия;

Компании;

Цены;

Новости: раздел уникален тем, что позволяет аналитику производить выборку информации по любым требуемым сочетаниям параметров (группы продуктов, компании, месторождения, предприятия, страны, различные характеристики) в заданном временном интервале.

Наряду с новейшими технологиями сбора и обработки информации в диссертационной работе применены методы математической статистики, экспертных оценок, сравнительного анализа и системного обобщения экономических показателей, экономико-математического моделирования и другие.

Научные положения, выносимые на защиту:

1. Минерально-сырьевая база никелевой промышленности мира не ограничивается месторождениями двух основных геолого-промышленных типов – сульфидного медноникелевого (с платиноидами) и кобальто-никелевого оксидно-силикатного – и имеет высокие перспективы расширения. По условиям образования и составу руд никелевые и никельсодержащие месторождения подразделяются на 14 геолого-промышленных (и условно-промышленных) типов. Использование, значимость и перспективность месторождений различных типов напрямую зависят от степени экономического развития мирового сообщества. Чем оно выше, тем шире круг месторождений, вовлекаемых в производство.

2. По мере экономического развития мирового сообщества и научно-технического прогресса происходит диверсификация МСБ, что проявляется изменением соотношения объемов традиционных видов сырья и появлением новых или неучитываемых ранее геолого-промышленных типов никельсодержащих месторождений (платиноидных хромитсодержащих, колчеданных, техногенных, океанических) и сопровождается широкомасштабной интернационализацией ресурсов. Месторождения окисленных руд, распространенные в странах со слабо развитой экономикой, в долгосрочной перспективе превратятся в основной источник никеля.

3. Повышение уровня экономического развития мира сопровождается расширением географии горнодобывающего и металлургического комплексов никелевой промышленности с усилением роли стран Австрало-Азиатского региона, Центральной и Южной Америки и углублением интернационализации производства и капитала.

Диверсификация источников никеля, непрерывный рост цен на энергоносители, грядущее исчерпание технико-экономических возможностей совершенствования механического обогащения медно-никелевых руд, их концентратов и промежуточных продуктов ведут к развитию гидрометаллургических способов переработки, которые могут использоваться либо на отдельных узлах технологических схем металлургического передела, либо на всем их протяжении, а в перспективе заменят пирометаллургические технологии.

4. Современная конъюнктура мирового никелевого рынка определяется и контролируется ограниченным числом вертикально-интегрированных компаний, консолидация которых в условиях глобализации мировой экономики повышает их экономическую устойчивость и финансовую независимость в реализации проектов освоения новых месторождений, чем способствует кардинальному переделу МСБ никеля мира. Мировая система производства и рынок никеля находятся на стадии глубокой реструктуризации. Эта тенденция имеет долговременный характер и требует пристального внимания со стороны антимонопольных структур, исходящих из интересов мирового сообщества.

5. Сохранение Россией лидирующих позиций на мировом рынке никеля невозможно без диверсификации источников сырья для никелевой промышленности страны и должно осуществляться не только за счет внутренних ресурсов, но и путем освоения (участия в разработке) зарубежных месторождений, что позволит обеспечить отечественные никелевые заводы конкурентоспособным минеральным сырьем и решить проблему формирования ресурсного фонда будущих поколений.

Научная новизна выполненных исследований состоит в следующем:

На основе анализа информации по геологическому строению, условиям образования, составу и особенностям оруденения практически всех существующих на данный момент никелевых месторождений и проявлений мира проведена их типизация с выделением новых геолого-промышленных (и условно-промышленных) типов; оценена их значимость в качестве как современных источников сырья, так и перспективных;

Разработана принципиально новая методика оценки запасов никеля, позволяющая вести мониторинг современного состояния МСБ различных стран мира, включая Россию, в сопоставимых категориях, что необходимо при выборе стратегических направлений геологоразведочных работ; проведено сопоставление качественных и стоимостных характеристик используемых промышленностью руд; выявлена долгосрочная тенденция в развитии никелевой МСБ мира;

Выявлены главные тенденции в никелевой промышленности мира на современном этапе – широкомасштабное освоение латеритных никелевых месторождений и переход на гидрометаллургические технологии передела руд, – сопровождаемые вертикальной интеграцией и консолидацией компаний, созданием разветвлённой сети долевых или дочерних производств в разных странах, в том числе с целью освоения новых рынков;

Обоснована методология разработки государственной стратегии в области природопользования и постановки тактических задач российским предприятиям на базе обязательного и своевременного геолого-экономического мониторинга мирового минерально-сырьевого и перерабатывающего комплексов;

Сформулирован концептуально новый подход к обеспечению никелевой промышленности России сырьем в современных условиях глобализации мировой экономики.

Практическая ценность исследований:

Впервые в России создана работа, характеризующая современное состояние никелевой промышленности мира, начиная от ее минерально-сырьевой базы до производства и реализации конечной продукции.

Проведена научно-обоснованная типизация широкого спектра никелевых и никельсодержащих месторождений и проявлений мира с определением перспектив их вовлечения в промышленную отработку;

В режиме реального времени, по данным годовых отчетов компаний-владельцев месторождений, оценены запасы никеля и их качество на всех континентах и во всех странах мира;

Осуществлена систематизация огромного достоверного материала, характеризующего современное состояние и перспективы развития минеральносырьевой базы никелевой промышленности мира, а также структуру горнодобывающего и металлургического комплексов, созданную для ее использования, и новейшие разработки, повышающие конкурентоспособность никелевых предприятий;

Охарактеризована современная конъюнктура никелевого рынка, установлены главные факторы, ее определяющие; дан прогноз развития рынка в долгосрочной перспективе;

Конкретизированы место и значение России на мировом никелевом рынке, определены пути развития никелевой промышленности страны на современном этапе;

Четко структурированная и постоянно обновляемая информационная база, лежащая в основе диссертационной работы, использовалась и может быть применена на всех уровнях: от государственных органов управления природно-сырьевым комплексом (при составлении государственных и отраслевых докладов и программ перспективного развития отрасли) до конкретных производственных и коммерческих структур при определении направлений текущей деятельности и объектов инвестирования средств, а также в научных разработках прикладных институтов и ВУЗ’ов горно-геологического направления.

Данная работа, построенная на мониторинге одной из сырьевых отраслей промышленности мира, демонстрирует важность применения хорошо техническиоснащенных компьютерных коммуникаций и современных, целенаправленно создаваемых технологий геоинформатики, без которых гибкое и рациональное управление финансовыми и инвестиционными потоками горнорудного и металлургического комплексов российской промышленности, а также деятельность отдельных горно-металлургических и геологоразведочных компаний в условиях глобализации мировой экономики крайне затруднены либо несостоятельны.

Апробация работы. Материалы, лежащие в основе диссертации, вошли в ряд обзоров «Минеральные ресурсы развитых капиталистических и развивающихся стран» (1984-1988 гг., ВНИИзарубежгеология), «Минеральные ресурсы мира» (1999-2008 гг.), представленных для практического применения специалистам и государственным организациям, а также в ежегодные доклады «О состоянии и использовании минерально-сырьевых ресурсов Российской Федерации» (2001-2007 гг.) для рассмотрения Государственной Думой и в справки, используемые при составлении нормативных документов и долгосрочных программ Мингео СССР и МПР Российской Федерации. Основные положения данного исследования неоднократно представлялись для ознакомления, а также в качестве справочной литературы и рекомендаций по выбору объектов сотрудничества различным коммерческим организациям, в том числе ГМК «Норильский никель» (2002-2008 гг.).

Публикации. По теме диссертации опубликованы 1 монография, 27 статей и обзоров, из них 10 в журналах из перечня ВАК’а, и 4 тезисов докладов; размещены в Интернете 52 статьи.

Благодарности. Автор выражает глубокую благодарность за ценные советы, внимание к работе и поддержку при выполнении исследований своему научному консультанту, академику РАН Н.П.Лаверову.

Автор благодарен своим коллегам из ВНИИ геологии зарубежных стран и Центра «Минерал» ФГУНПП «Аэрогеология» за помощь в проведении исследований, обработке и оформлении результатов и обсуждении работы.

Структура и объем диссертации.

Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, списка источников информации (319 наименований). Диссертация содержит 273 страницы текста, отпечатанного на компьютере шрифтом Times New Roman №12 через 1,5 интервала на бумаге формата А4 и иллюстрированного 28 таблицами и 85 рисунками.

Обоснование защищаемых положений Основные результаты исследований отражены в следующих защищаемых положениях.

1. Минерально-сырьевая база никелевой промышленности мира не ограничивается месторождениями двух основных геолого-промышленных типов – сульфидного медноникелевого (с платиноидами) и кобальто-никелевого оксидно-силикатного – и имеет высокие перспективы расширения. По условиям образования и составу руд никелевые и никельсодержащие месторождения подразделяются на 14 геолого-промышленных (и условно-промышленных) типов. Использование, значимость и перспективность месторождений различных типов напрямую зависят от степени экономического развития мирового сообщества. Чем оно выше, тем шире круг месторождений, вовлекаемых в производство.

Важнейшей предпосылкой решения проблемы эффективного управления никелевой промышленностью России в условиях глобализации мировой экономики является типизация никелевых месторождений и проявлений с учетом как традиционных, так и перспективных источников никелевого сырья, с их сравнительной геолого-экономической оценкой.

По генетическим признакам никелевые и никельсодержащие месторождения и рудопроявления мира подразделяются на 4 группы, а по условиям образования и вещественному составу оруденения среди них можно выделить 14 геолого-промышленных (включая условно-промышленные) типов (рисунок 2).

Промышленное значение выделенных типов различно. Сырьевой базой никелевой промышленности мира являются месторождения эндогенной и экзогенной групп месторождений, причем их значимость в качестве современных источников сырья постепенно сближается.

Группа эндогенных месторождений состоит из 4 подгрупп: магматических, импактного типа, колчеданных и гидротемальных месторождений.

Основную промышленную ценность имеют магматические месторождения никеля, которые подразделяются на четыре геолого-промышленных типа: сульфидный медноникелевый, малосульфидный собственно платиноидный, платиноидный хромитсодержащий и ильменит-магнетитовый никельсодержащий.

Наиболее распространены месторождения сульфидного медно-никелевого типа, которые генетически и пространственно связаны с магматическими телами базитового и Рисунок 2 – Геолого-промышленные (и условно промышленные) типы никелевых и никельсодержащих месторождений и проявлений гипербазитового состава. Преобладающая их часть приурочена к докембрийским кристаллическим щитам и древним платформам. Все они обладают рядом однообразных признаков. Прежде всего, позиция рудных тел в основном подчиняется условиям залегания рудоносных магматических образований. Большинство из них размещается в придонной части и вблизи подошвы массивов материнских пород. Для рудных тел докембрийских месторождений характерно преимущественно крутое падение, длина по падению 0,5-2 км и по простиранию 0,2-3 км. Мощность их меняется от 1 до 50 м, иногда достигая 300 м (Маунт-Кейт, Западная Австралия). Рудные тела палеозойских и мезозойских месторождений часто характеризуются почти горизонтальным залеганием, значительной протяжённостью при мощности пластообразных залежей 4-50 м (месторождения Норильского района). Для рудных тел характерны пласто-, плито- и линзообразные формы, в равной мере вытянутые по простиранию и падению. В их сечениях отмечаются изгибы, повторяющие очертания поверхности нижнего контакта рудоносного интрузива. Помимо простых форм наблюдаются и сложные, обусловленные совокупностью мелких жилообразных и гнездовых тел, располагающихся в пространстве в соответствии с рудовмещающими разрывными структурными элементами.

Характерной особенностью сульфидных медно-никелевых месторождений всего мира является удивительно выдержанный минеральный состав руд. Главные рудные минералы представлены пирротином, пентландитом, халькопиритом, магнетитом; кроме них в рудах часто встречаются пирит, кубанит, полидимит, никелин, миллерит, виоларит, минералы группы платины (МПГ), присутствуют хромит, арсениды никеля и кобальта, самородное золото, иногда галенит, сфалерит, борнит, макинавит, валлериит. В соответствии с этим, помимо железа, меди, никеля и кобальта, руды в различных количествах содержат металлы платиновой группы, золото, серебро, титан, цинк, свинец, мышьяк, серу, селен, теллур, иногда олово, молибден, висмут, вольфрам, сурьму. Среднее содержание никеля в рудах колеблется от долей до первых процентов.

Первоначально магматические месторождения никеля связывали исключительно с интрузивными породами. В конце 1960-х – начале 70-х годов ХХ века был выделен особый класс вулканогенных пород – коматииты, с древнейшими комплексами которых – архейскими и раннепротерозойскими – ассоциируют многочисленные медно-никелевые месторождения, большинство из которых имеет вулканическое происхождение: рудные районы Камбалда, Уиджимулта, Форрестания в Западной Австралии, районы Томпсон и Раглан в Канаде, Троджан, Эпоч, Шангани в Зимбабве.

Малосульфидные собственно платиноидные медь- и никельсодержащие месторождения представлены телами вкрапленных сульфидных руд с хромитом, титаномагнетитом и платиноидами, локализованными в маломощных, четко прослеживающихся на значительные расстояния горизонтах, так называемых рифах (месторождения рифа Меренского в комплексе Бушвельд, ЮАР, Стиллуотер, США). Руды характеризуются сниженным количеством (десятые доли процента) никеля и меди при относительно высоком (от десятых долей до первых граммов, редко 10 и более граммов на тонну) содержании МПГ. Разрабатываются на платиноиды, но являются важным источником никеля, например, в ЮАР.

Хромитсодержащие платиноидные (с никелем) месторождения также локализованы в уникальном комплексе Бушвельд, где приурочены к повсеместно прослеживаемому рифу UG-2, расположенному в 15-370 м ниже рифа Меренского. Его руды, по сравнению с рудами последнего, имеют еще более низкое содержание никеля (0,1-0,2%) и меди (сотые доли0,1%), хотя среднее содержание металлов платиновой группы достаточно высоко: до 4,3 г/т.

Разведка и отработка рифа UG-2 начались только в 90-х годах прошлого века, когда появились современные технологии передела руд и выросли цены на платиноиды. В качестве реального источника никеля данный геолого-промышленный тип выделен впервые.

Промышленное извлечение никеля из ильменит-магнетитовых руд ведется только на месторождении Теллнес в Норвегии, одном из двух крупнейших магматических месторождений титана в мире, которые разрабатываются. Среднее содержание никеля в его рудах оценивается в 0,016%, меди – 0,03%.

К месторождениям никеля импактного типа относятся сульфидные медно-никелевые месторождения рудного района Садбери (Канада), связанные, по заключениям зарубежных ученых, с расплавом, образованным при ударе метеорита. Район является крупнейшим источником добычи и производства никеля за рубежом. Здесь известно около 70 месторождений, многие из которых уже отработаны. Все они приурочены к крупному (26х58 км в плане) сложно дифференцированному магматическому комплексу, который расположен в пределах Канадского щита и занимает секущее положение по отношению к вмещающим архейским и протерозойским породам гуронской серии. Размеры месторождений различны, некоторые из них достигают по простиранию и падению нескольких сот метров, редко первых километров при мощности от первых метров до 120 м.

Состав руд, содержание и соотношение полезных компонентов аналогичны рудам месторождений сульфидного медно-никелевого типа.

Гидротермальные месторождения комплексных кобальт- и никельсодержащих руд (CoNi, Co-Ni-Ag, Co-Ni-Cu-Pb-Zn, Co-Ni- Bi-Ag-U) известны в России, Марокко, Канаде.

Связаны с умеренно-кислыми гранитоидами средней и поздней стадий геосинклинального этапа. Рудные тела обычно представлены жилами и жилообразными залежами, которые прослеживаются на десятки – первые сотни метров по простиранию и на столько же попадению, при мощности от 0,1 до 1 м и более. Несмотря на высокие содержания никеля в рудах, промышленное значение месторождений невелико, поскольку масштабы их незначительны.

Новым источником никеля в XXI веке могут стать проявления полиметаллического оруденения, ассоциирующего с разновозрастными (AR1–PR1) углеродистыми стратифицированными комплексами, развитыми на всех континентах и разведываемыми на предмет металлов платиновой группы и золота. Платинометалльное оруденение в черносланцевых толщах известно в Южном Китае, Канаде, Польше, Германии, США, Казахстане и Средней Азии и широко развито в различных регионах России (КарелоКольский и Воронежский регионы, Таймыр, Северная Земля, Прибайкалье, Камчатка, Дальний Восток). Его особенностью является полиэлементный состав. Наряду с металлами платиновой группы (МПГ), концентрации которых варьируют от первых граммов до нескольких десятков граммов на тонну, в них присутствует значительное количество других металлов. В качестве никеленосного этот тип оруденения выделен автором впервые.

Промышленные содержания никеля в колчеданных месторождениях, связанные с второстепенными никель-кобальтовыми минералами (герсдорфит и др.), достаточно редки, однако при металлургическом переделе его извлечение из руд в качестве попутного компонента вполне реально. По характеру вмещающих пород месторождения подразделяются на залегающие в фанерозойских или докембрийских вулканогенноосадочных толщах. Значительные перспективы имеют многочисленные колчеданные никель- и кобальтсодержащие месторождения в гнейсово-сланцевых толщах нижнепротерозойского возраста, расположенные в восточной части Финляндии.

К группе гипергенных относятся оксидно-силикатные (латеритные) кобальтоникелевые месторождения, повсеместно связанные с корами выветривания серпентинизированных гипербазитовых массивов. Наиболее распространенными в мире являются месторождения, ассоциирующие с молодыми неоген-четвертичными корами в Новой Каледонии, Индонезии, Кубе, Филиппинах и других странах. В зависимости от состава, мощности и структурно-тектонического строения субстрата, которое, как правило, усложняется от молодых к древним породам, продолжительности и климатических условий выветривания (тропические, субтропические), степени их эродированности и др. рудоносные коры имеют различные масштабы, разные профили (вертикальный разрез), отличаются объемами, составом оруденения, содержаниями и соотношениями в рудах металлов.

По преобладающему химическому составу руд никелевые месторождения кор выветривания подразделены автором на подтипы: силикатный никелевый, оксидносиликатный кобальто-никелевый (собственно латеритный) и оксидный легированножелезорудный. При металлургическом переделе этих руд применяются различные технологические процессы, поскольку наибольшее влияние на способы переработки оказывают содержания и соотношения никеля, кобальта, железа, кремнезема, магнезии и глинозема.

Наиболее распространены в мире, особенно в тропических зонах, месторождения оксидно-силикатных (латеритных) руд полного профиля, в которых в равной степени развиты как железистые, так и силикатные руды. При больших мощностях рудных тел (страны Юго-Восточной Азии и Океании) возможна селективная отработка руд различного состава. Но во многих случаях, чаще всего в силу незначительных мощностей или превалировании лимонитовых разностей над силикатными по объему, руды добываются и подвергаются переработке совместно. В целом латеритные руды характеризуются относительно низким средним содержанием никеля (0,7-1,5%), достаточно большим количеством кобальта (0,05-0,1% и выше), промежуточным содержанием железа (20-50%, редко более). Для их металлургического передела применяются различные способы, но наиболее прогрессивной на текущий момент является технология автоклавного сернокислотного выщелачивания под давлением, позволяющая извлекать из руд свыше 90% никеля и кобальта.

Океанические месторождения и проявления вмещают потенциальные ресурсы никеля.

Скопления никельсодержащих руд на дне океанов не являются в настоящее время объектами промышленного изучения и тем более разработки, но, без всякого сомнения, представляют собой вполне реальный в будущем источник никеля. Наибольшими перспективами для мировой никелевой промышленности обладают месторождения осадочного генезиса.

Железомарганцевые конкреции (ЖМК), широко распространенные в удаленных от суши областях Мирового океана на глубинах 2-5 тысяч и более метров и частично погруженные в рыхлые донные осадки, максимально сосредоточены в 12 рудных полях и 14 конкреционных площадях, в пределах которых они распределяются неравномерно, на некоторых участках покрывая свыше 50% площади дна: в отдельных частях Индийского океана, например, объем конкреций составляет от 4 до 10 тыс.т на 1 км2. По некоторым оценкам, прогнозные ресурсы марганца в конкрециях Мирового океана достигают 6 млрд т, никеля – 290 млн т, меди – 240 млн т, кобальта – 60 млн т.

Месторождения кобальтоносных железомарганцевых корок (КМК), приуроченные к плосковершинным подводным горам (гайотам), в качестве промышленного источника никеля выделены автором впервые. Корки встречаются во всех климатических зонах на глубинах от нескольких десятков до нескольких тысяч метров; в наибольшей степени распространены в Тихом океане. Ресурсы марганца в кобальтоносных корках Мирового океана оцениваются в 2,5 млрд т, кобальта – 80 млн т, никеля – 40 млн т, меди – 7 млн т.

Ресурсы никеля в конкрециях и корках Мирового океана превышают его ресурсы на континентах (330 против 305 млн т). Практическое использование морских «кладовых» для мировой никелевой промышленности, в том числе российской металлургии, задача вполне обозримого будущего. Экономическая эффективность промышленного освоения морских месторождений очевидна и может существенно возрасти, если рассматривать их в качестве комплексного сырья для безотходного производства легированных сталей и сплавов.

Гидротермальные сульфидные постройки на дне океанов сложного строения и переменного состава на предмет установления промышленных скоплений никеля не изучались, хотя в отдельных пробах и отмечены десятые доли процента никеля. Вместе с тем их явное сходство с колчеданными месторождениями континентов дает право на предположение о существовании на океаническом дне колчеданно-полиметаллических никельсодержащих руд.

Техногенные месторождения никеля реально введены в отработку в начале XXI века.

Значительное количество никельсодержащих отвалов и шламов, возникающих по мере разработки никелевых месторождений и передела никелевых руд, позволяют осуществлять извлечение из них никеля и других ценных металлов на рациональной экономической основе.

Таким образом, краткий обзор никелевых и никельсодержащих месторождений и проявлений мира делает очевидным тот факт, что источником никеля по мере исчерпания сульфидных медно-никелевых и силикатных кобальто-никелевых руд могут быть месторождения иных типов, а их вовлечение в производство определяется состоянием мировой экономики, напрямую влияющей на развитие добывающей и металлургической промышленности в отдельно взятых странах.

2. По мере экономического развития мирового сообщества и научно-технического прогресса происходит диверсификация МСБ, что проявляется изменением соотношения объемов традиционных видов сырья и появлением новых или неучитываемых ранее геолого-промышленных типов никельсодержащих месторождений (платиноидных хромитсодержащих, колчеданных, техногенных, океанических) и сопровождается широкомасштабной интернационализацией ресурсов.

Месторождения окисленных руд, распространенные в странах со слабо развитой экономикой, в долгосрочной перспективе превратятся в основной источник никеля.

Минерально-сырьевой базой современной никелевой промышленности мира являются месторождения сульфидного медно-никелевого (и близкого к нему малосульфидного платиноидного медь- и никельсодержащего) и оксидно-силикатного (латеритного) кобальтоникелевого геолого-промышленных типов. В месторождениях иных геолого-промышленных типов, из которых никель извлекается попутно, содержится до 0,3% мировых запасов никеля.

Никелевые месторождения распределены крайне неравномерно. Медно-никелевые сульфидные и платиноидные малосульфидные месторождения, генетически связанные с дифференцированными и слабо дифференцированными магматическими комплексами базитгипербазитового состава, в подавляющем большинстве приурочены к платформенным областям земной коры. Наиболее крупные из них расположены на тектоническиактивизированных участках древних платформ в России, Канаде, Китае, ЮАР. Латеритные кобальто-никелевые месторождения образуются в корах выветривания аподунитовых и апоперидотитовых серпентинитов и наиболее широко развиты в условиях тропического и субтропического климата (Новая Каледония, Индонезия, Филиппины, Папуа-Новая Гвинея, Куба, Гватемала и др.).

Между сульфидными и оксидными рудами существует принципиальная разница, обусловленная их химическим и минеральным составом. Руды медно-никелевых (медь- и никельсодержащих платиноидных) месторождений безусловно ценнее оксидно-силикатных руд. Если в латеритных рудах полезным компонентом, кроме никеля, является только кобальт (очень редко – медь и металлы платиновой группы), то медно-никелевые руды, кроме никеля, содержат в значительных количествах и медь, и кобальт, а также металлы платиновой группы, золото, серебро, селен, теллур и другие элементы. В ряде месторождений с сульфидным никелем стоимость таких компонентов, как платина, палладий и другие металлы платиновой группы, значительно превышает стоимость никеля. Так, например, его стоимость в рифе UG-2 (Бушвельд, ЮАР) и месторождении Стиллуотер (США) составляет всего лишь 4% от полной стоимости, рассчитанной автором по ценамспот на Лондонской бирже металлов и Европейском рынке (за 11.12.2007 г.) металлов, содержащихся в тонне руды. В других же месторождениях (Лейнстер, Маунт-Кейт, Австралия) она может доходить до 92-94% суммарной стоимости всех металлов (рисунок 3).

В оксидно-силикатных рудах стоимость никеля колеблется в пределах 76-95% полной стоимости металлов (рисунок 4).

При металлургическом переделе сульфидных медно-никелевых руд как основные, так и второстепенные металлы извлекаются легче, чем из руд, где никель и кобальт заключены в силикатах и оксидах, поэтому сульфидные руды по сей день являются главным источником никеля. Это положение сохраняется несмотря на то, что ресурсы никеля в латеритных рудах заметно превышают ресурсы его в сульфидной форме. В то же время преимуществом латеритных месторождений перед сульфидными является их приповерхностное залегание, что позволяет вести отработку открытым способом и значительно снижает себестоимость добычи.

Рисунок 3 – Выявленные ресурсы никеля в сульфидных медно-никелевых и близких по характеру оруденения месторождениях; стоимости металлов в 1 т руды Рисунок 4 – Выявленные ресурсы никеля в оксидно-силикатных кобальто-никелевых месторождениях В мире насчитывается 36 стран с выявленными ресурсами никеля (identified resources – разведанные и оцененные запасы сырья в недрах; по мнению автора, соответствуют сумме балансовых и забалансовых запасов категорий А+В+С1+С2 с некоторой частью прогнозных ресурсов категории Р1; включают подтвержденные запасы). Исходя из опубликованных данных, их можно оценить в 300-305 млн т. Самыми крупными ресурсами обладают Австралия, Россия, Новая Каледония, Куба и Индонезия. На долю латеритного никеля в мировых ресурсах приходится 72%, сульфидного – 28%.

Общие запасы (рассчитаны из выявленных ресурсов по авторской схеме, учитывающей стадии ГРР, и близки к балансовым запасам категорий А+В+С1+С2) никеля в мире, составляющие более 53% выявленных ресурсов (162 млн т), за последние десять лет значительно выросли. Их абсолютный прирост (без России, данные по которой секретны) составил 5,13 млн т, или 4%. Подтвержденные запасы (proved+probable reserves – часть ресурсов, подсчитанная для эксплуатируемых месторождений или объектов, относительно которых принято решение об отработке; примерно соответствуют эксплуатационным запасам категорий А+В+С1; учитывают разубоживание и потери при добыче, испытаны на обогатимость и металлургический передел) – 58,3 млн т – увеличились еще значительнее: на 6,9 млн т, или на 16%. Мировая никелевая промышленность обеспечена подтверждёнными запасами металла при текущей добыче на 40 лет, общих запасов хватит на 120 лет. Вместе с тем, ежегодный мировой прирост производства никеля в товарных рудах и концентратах, начиная с 1990 г., в среднем превышает 3,1%. При таких темпах увеличения добычи истощение рентабельных запасов произойдет значительно быстрее.

Основная масса никеля (48,4% мировых общих запасов без российских) локализована в недрах трех стран: Новой Каледонии, Австралии и Кубы, обладающих общими запасами свыше 20 млн т никеля каждая. Недра Австралии и Океании заключают свыше 30% общих запасов мира. Подтверждёнными запасами от 1 млн т никеля обладает двенадцать стран.

Более 5 млн т никеля заключено в недрах России, Австралии, Кубы, Новой Каледонии и Индонезии. Их суммарные запасы превышают 53% мировых.

Изменения в структуре мировых запасов никеля выразились, прежде всего, в росте запасов стран Австрало-Азиатского региона: на долю Азиатского континента (особенно стран Юго-Восточной Азии), Австралии и Океании в настоящее время приходится 49,7% общих и 40,7% подтвержденных запасов никеля (рисунок 5).

Рисунок 5 – Распределение запасов никеля по континентам на 1.01.2007 г., % Рост минерально-сырьевой базы сопровождается ее диверсификацией и структурной перестройкой: до середины 1990-х годов мировая промышленность базировалась на рудах двух геолого-промышленных типов (сульфидного медно-никелевого и латеритного кобальто-никелевого), доля руд первого типа в структуре мировых подтвержденных (готовых к промышленной отработке) запасов никеля составляла 57%; в 2007 г. на них пришлось менее 42%, тогда как доля запасов латеритных руд достигла 58%, увеличились запасы малосульфидных платиноидных руд, появились запасы никеля в рудах колчеданного типа.

Наиболее кардинальные изменения в структуре никелевых запасов произошли в Австралии, где общие запасы никеля, составляющие около 15% мировых, за десятилетний период к 2007 г. выросли в 6,4 раза – с 3,7 до 23,7 млн т. Прирост связан с разведкой руд латеритных месторождений, крупнейшие из которых: Рейвенсторп (выявленные ресурсы всех категорий оценены в 389 млн т руды со средним содержанием никеля 0,62%), Янг (280 млн т; 0,58% Ni), Маунт-Маргарет (170 млн т; 0,78%) в Западной Австралии, месторождения района Марлборо (189 млн т; 0,89%) в штате Квинсленд, – готовились или планировались к отработке.

Существенно (в 8 раз) за прошедшее десятилетие увеличились общие запасы никеля на Филиппинах, достигнув 5,3% мирового объема. Никель в этой стране связан с латеритными рудами. Преобладают крупные месторождения с выявленными ресурсами металла, превышающими 500 тыс.т.

Огромное влияние на рост и структуру минерально-сырьевой базы никелевой промышленности оказывают геологоразведочные работы (ГРР), разворачивание или затухание которых напрямую зависит от потребности в никеле национальных экономик. С начала нового века наблюдался непрекращающийся рост цен на никель, вызванный повышением уровней потребления цветных металлов, в том числе никеля, не только в индустриально развитых странах, но, что особенно примечательно, в Китае. Это привело к заметной активизации геологоразведочных работ на этот металл. ГРР на никель в последние годы осуществлялись во всех регионах мира. И даже в тех странах, где никелевой промышленности никогда не было: Аргентине, Испании, Турции, Вьетнаме, Мьянме, Мадагаскаре, Танзании, Замбии, Камеруне, Кот-д’Ивуаре, Папуа-Новой Гвинее.

Возобновились геологоразведочные работы в Гватемале, Норвегии, Швеции и США, активизировались в Финляндии.

В геологоразведочные работы вкладывается все больше средств. Мировые расходы на поиски и разведку месторождений цветных металлов, золота, платиноидов и алмазов, по данным канадской Metals Economics Group, в 2006 г. выросли до 7,5 млрд долл., что почти в 4 раза превысило инвестиции в ГРР в 1990 г. Почти треть расходов (32%) общего бюджета 2006 года была затрачена на ГРР по линии цветных металлов. Мировые расходы на ГРР в 2007 г., по предварительным данным, достигли 10,5 млрд долл.

Особенно интенсивно ГРР на никель ведутся в Австралии и Канаде, где ими занимаются, кроме крупных известных, десятки юниорных компаний. Характерно то, что они идут повсеместно, а не только в признанных «никелевых» регионах, и при этом приводят к открытию всё новых никелевых объектов. Так, в Канаде, в 1993 г., было совершено открытие мирового значения: практически на поверхности выявлено богатое медно-никелевое месторождение Войси-Бей (78 млн т руды, содержащей 2,27% никеля) в новой для никелевой промышленности страны провинции – Ньюфаундленд. В 2005 г. здесь были начаты добыча руд и производство концентратов.

Рост цен обусловил возобновление ГРР на небольших медно-никелевых месторождениях не только с богатыми, но и со средними по качеству рудами, а также на крупных месторождениях с убоговкрапленными рудами. Активизировались ГРР на малосульфидных медь- и никельсодержащих месторождениях в ЮАР, США, Зимбабве (Унки), Финляндии, России. Вновь приступили к разведке никельсодержащих колчеданных месторождений Финляндии. Однако наибольший интерес был проявлен к месторождениям латеритных никелевых руд. Толчком к этому послужил ввод в эксплуатацию в 1999 г.

западноавстралийских предприятий, использующих технологию автоклавного сернокислотного выщелачивания под высоким давлением (HPAL), которая сделала возможным освоение относительно бедных никелем лимонитовых (железистых) руд, широко распространенных во многих странах мира. Основная масса латеритных месторождений никеля открыта в 1970-80-х годах и ранее, но ГРР на них активизировались в конце 1990-х.

Благоприятная конъюнктура мирового рынка никеля в начале XXI века создала условия, благодаря которым геологоразведочные работы завершились составлением десятков проектов освоения новых месторождений по всему миру, которые наиболее активно реализуются в Австралии (Рейвенсторп) и Океании (Горо, Кониамбо, Раму), странах ЮгоВосточной Азии (Веда-Бей, Беронг, Саблаян), Бразилии (Вермелью, Онка-Пума, БарруАлту). Подавляющая часть проектов охватывает месторождения латеритного типа, в большинстве из которых выявленные ресурсы никеля превышают 1 млн т.

Все это и ведет к изменению соотношения руд главных геолого-промышленных типов в пользу латеритных. Рост МСБ никеля при этом сопровождается снижением качества руд, учитываемых в запасах. Среднее содержание никеля в сульфидных медно-никелевых рудах падает в связи с интенсивной отработкой наиболее богатых их частей, а уменьшение среднего содержания в кобальто-никелевых рудах обусловлено вовлечением в подсчет запасов железистых руд с низким содержанием никеля, которые до последнего времени практически не отрабатывались и поэтому не учитывались.

В никелевой промышленности мира четко отражены глобализационные процессы, происходящие в мировой экономике, а именно стремление развитых государств к экономической активности вне своих границ. Идет широкомасштабная интернационализация сырьевых ресурсов. Многие промышленно развитые страны, нуждающиеся в никеле, не имеют собственной или обладают недостаточной МСБ этого металла. Открытие сульфидных медно-никелевых месторождений, особенно крупных, является редким явлением.

Латеритные же руды широко распространены во многих странах мира, причем ряд крупнейших месторождений локализован в странах со слабо развитой экономикой, где затраты на их отработку и производство товарной продукции обещают быть более низкими, чем, например, в Австралии, поэтому компании индустриально развитых стран (Канады, Великобритании, Франции, Японии, той же Австралии), а также Китая активно внедряются в экономику развивающихся стран путем участия и в геологоразведочных работах на никель, и в освоении никелевых месторождений.

3. Повышение уровня экономического развития мира сопровождается расширением географии горнодобывающего и металлургического комплексов никелевой промышленности с усилением роли стран Австрало-Азиатского региона, Центральной и Южной Америки и углублением интернационализации производства и капитала.

Диверсификация источников никеля, непрерывный рост цен на энергоносители, грядущее исчерпание технико-экономических возможностей совершенствования механического обогащения медно-никелевых руд, их концентратов и промежуточных продуктов ведут к развитию гидрометаллургических способов переработки, которые могут использоваться либо на отдельных узлах технологических схем металлургического передела, либо на всем их протяжении, а в перспективе заменят пирометаллургические технологии.

Постоянный и оперативный мониторинг процессов, происходящих в области добычи, обогащения и металлургического передела никелевых руд в зарубежных странах и России, позволил автору не только проследить динамику производства никеля, но и выявить изменения в структуре никелевой подотрасли горнодобывающей и металлургической промышленности мира, а также уловить новые тенденции в выборе сырьевых объектов и технологий переработки руд, направленных на максимально полное извлечение полезных компонентов.

За период 1990-2006 гг. производство товарных никелевых руд и концентратов в мире выросло в полтора раза – с 982 до 1476 тыс.т. Наиболее существенно, в 4,9 раза (до 94,1 тыс.т), возросло производство руд в Колумбии, в 2,5 раза (до 169 тыс.т) увеличилось оно в Австралии, что позволило этой стране войти в тройку ведущих никеледобывающих стран.

В 2,2 раза (до 150 тыс.т) выросла добыча руд в Индонезии, на 21% – в Новой Каледонии (рисунок 6).

Рисунок 6 – Динамика производства товарных руд и концентратов в пересчете на металл, тыс.т В списке никельдобывающих появилось три новых страны: Венесуэла (в 2000 г.), Турция и Испания (2005 г.). В 2008 г. к ним присоединилась Замбия (проект Мунали). В ближайшие 1-2 года список пополнят США (НортМет), Вьетнам (Банфук), Танзания (Кабанга), где готовятся к отработке небольшие и средние месторождения сульфидного медно-никелевого типа, Папуа-Новая Гвинея (проект Раму), Гватемала (Феникс), Мадагаскар (Амбатови) с горно-металлургическими комбинатами на крупных латеритных кобальто-никелевых объектах. Начнется добыча докембрийских никельсодержащих колчеданнополиметаллических руд в Финляндии (Талвиваара, Килилахти). Из 23 стран, на территории которых отрабатывались никелевые месторождения в 2006 г., существенное значение для никелевой промышленности имеют 15, в их числе Россия, Канада, Австралия, Индонезия, Новая Каледония, Колумбия. Общая доля названных стран в мировом производстве никеля в рудах и концентратах составила около 70% (рисунок 7).

Рисунок 7 – Мировое производство никеля в товарных рудах и концентратах в 2006 г., % В Канаде, занимающей по добыче никеля заслуженно второе, после России, место в мире и уступившей его лишь в 2001-2003 гг. Австралии, список никеледобывающих компаний страны, в который входили только Inco Ltd. и Falconbridge Ltd., в 2004-2005 гг. пополнился четырьмя небольшими новыми горнорудными фирмами: FNX Mining Co. Inc., First Nickel Inc., Liberty Mines Inc. и Canadian Arrow Mines Ltd. В 2006 г. Inco и Falconbridge были поглощены крупными иностранными компаниями: бразильской Vale и швейцарской Xstrata plc. С тех пор более 90% добытого никеля в стране контролируется иностранцами.

В Австралии из 11 компаний, ведущих добычу никелевых руд, две с иностранным капиталом: британо-австралийская (50:50) BHP Billiton Group, поглотившая в 2005 г.

основную никелевую компанию страны WMC Resources Ltd., и российская ГМК «Норильский никель», выкупившая в 2007 г. никелевые австралийские активы американской OM Group Inc. и канадской LionOre Mining International Ltd. Единственным штатом страны, где осуществляется добыча, является Западная Австралия, причем 75-80% никеля добывается на сульфидных медно-никелевых месторождениях, в том числе до 70% на двух из них, принадлежащих BHP Billiton: Маунт-Кейт и Лейнстер. Из латеритных кобальтоникелевых месторождений отрабатываются Муррин-Муррин (Minara Resources NL) и Кос (Норникель). В конце 2007 г. началась добыча на латеритном месторождении Рейвенсторп, находящемся под контролем BHP Billiton. Это предприятие обещает стать самым мощным (~65 тыс.т никеля) центром добычи никелевой руды в стране.

В Индонезии добычей руд занимаются две компании – PT Inco Tbk, основными акционерами которой являются бразильская Vale (61%) и японская Sumitomo Metal Mining Co. Ltd. (20,1%), и прогосударственная PT Antam Tbk (Antam). Уровни добычи у компаний примерно одинаковы. Таким образом, иностранцы контролируют около 40% добываемого в этой стране никеля. В 2012 г., когда в строй войдет предприятие по добыче и гидрометаллургическому переделу латеритных руд Веда-Бей, доля иностранного капитала в никеледобывающей отрасли Индонезии заметно возрастет: этот проект по производству 60 тыс.т никеля в год на 90% принадлежит иностранцам.

До середины 1999 г. никелевая подотрасль Новой Каледонии (пятое место в мире по добыче никеля) на 9/10 контролировалась французами – компанией Eramet. Сейчас значение Eramet снизилось на треть: она владеет всего 60% акций главного продуцента никеля страны Le Nickel–SLN, а остальные по договору с государственными органами была вынуждена продать местным акционерам. Добыча никелевых руд в стране является одной из важнейших статей дохода. В 2001 г. правительство Новой Каледонии объявило о своей готовности стимулировать инвестиции в горнодобывающую и металлургическую промышленность страны, предоставив значительные налоговые льготы компаниям при освоении месторождений. Первыми «иностранцами», которых это решение коснулось, были канадские Inco и Falconbridge, которые разведывали в то время крупные никелевые месторождения Горо и Кониамбо.

Мировое производство первичного никеля (металла, полученного из руд и готового к непосредственному использованию потребителями без дополнительной переработки:

рафинированный никель, ферроникель, никелевый синтер, оксиды и некоторые соли, напрямую применяемые в химической промышленности) в 2006 г. выросло относительно 1990 г. более чем на 43% – до 1355 тыс.т. Подавляющий объем никеля производится на территории двадцати двух стран, в число которых в 1991 г. вошла Колумбия, в 2002 г. – Венесуэла. Из восьми стран, на долю которых в 2006 г. пришлось более 75% мирового объема первичного никеля (России, Канады, Японии, Китая, Австралии, Норвегии, Колумбии и Новой Каледонии), производство с 1990 г. снизилось только у безусловного лидера – России – с 320,9 до 272,2 тыс.т, в остальных странах оно увеличилось. Вместе с тем в РФ была выплавлена пятая часть мирового объема металла (рисунок 8).

Рисунок 8 – Мировое производство первичного никеля в 2006 г., тыс.т Перечень стран, где действуют металлургические мощности по производству первичного никеля, шире нежели список добывающих никелевые руды и не совпадает с ним. Многие металлургические предприятия используют сырье, поступающее с расположенных поблизости рудников, но вместе с тем широко распространена практика его дозакупки, часто в других странах. Подавляющая часть сырья, перерабатываемого на заводах европейских стран, импортируется.

Мощная металлургическая база по производству никеля, созданная в Японии, полностью работает на привозном сырье – никелевых рудах и штейне. Около 80% первичного никеля выплавляется в виде высокосортного ферроникеля, остальная часть продукции представлена рафинированным никелем с небольшим количеством никелевых солей. За 1990-2006 гг.

производство никеля возросло в 1,5 раза – до 152,5 тыс.т.

Металлургическое производство никеля в Канаде, находящееся на стабильно высоком уровне (с 1990 г. оно выросло на 14% – до 154 тыс.т), с 2006 г. на 90% сосредоточено в руках иностранцев: ~80% первичного никеля производится на заводах, принадлежащих бразильской Vale и швейцарской Xstrata, а около 20% – выпускается совместным (50:50) предприятием канадской Sherritt International Corp. и кубинской General Nickel SA.

Стремительными темпами нарастает металлургическое производство никеля в Китайской Народной Республике. С 1990 по 2006 г. оно выросло в 5 раз – до 136,6 тыс.т. Около четверти китайского никеля выплавляется в виде ферроникеля и никелистого чугуна, остальной объем представлен рафинированным никелем. Местной рудой обеспечено менее половины металлургических мощностей страны, недостающее сырье завозится из-за границы в виде никелевых руд и штейна. Основным продуцентом в КНР, производящим более 90% первичного никеля, является национальная Jinchuan Group Ltd., мощность заводов которой с большой скоростью наращивается: к 2010 г. она планирует довести суммарную мощность своих рафинировочных заводов до 150 тыс.т никеля в год.

В Австралии 2/3 металлургической продукции никеля сосредоточено в руках британоавстралийской BHP Billiton Group. Передел руд производится не только в шт.Западная Австралия из сырья близ расположенных месторождений, но и в штате Квинсленд на плавильно-рафинировочном заводе, управляемом дочерней (100%) фирмой BHP Billiton – QNI Pty. Ltd. Сырьем для завода являются оксидно-силикатные руды, импортируемые из Новой Каледонии, Филиппин и Индонезии.

При том, что за последние 10-15 лет латеритный никель стал доминировать в мировых запасах металла, это пока что мало повлияло на роль сульфидных месторождений в добыче никелевых руд – их доля в мировой добыче удерживается на уровне 60-65%. И все же подавляющая часть проектов новых предприятий связана с месторождениями латеритного типа. Всего с 2007 по 2010 г. на латеритных месторождениях, по оценке автора, планировалось построить 14 предприятий по производству 439 тыс.т никеля в руде, полупродуктах, рафинированном виде, ферроникеле и никелевых оксидах в год. До 2016 г.

будут введены в строй еще 14 объектов общей мощностью более 510 тыс.т никеля в различных формах в год. Еще 5 предприятий с годовой производительностью 274 тыс.т могут начать действовать в 2016-2020 гг. Таким образом, с 2007 по 2020 г. при благоприятной конъюнктуре мирового никелевого рынка производство никеля из латеритных руд может увеличиться на 1,23 млн т, что при пересчете на конечный продукт эквивалентно примерно 80% первичного никеля, произведенного в мире в 2006 г.

Подавляющая часть латеритных месторождений, планируемых к освоению, весьма крупные.

В 25-ти из них выявленные ресурсы никеля колеблются от 1,3 до 6,7 млн т.

Самыми перспективными металлургическими предприятиями, которые строятся для передела латеритных руд, являются Рейвенсторп в Австралии (50 тыс.т никеля в кобальтникелевом гидроксиде в год), Горо в Новой Каледонии (60 тыс.т никеля в оксиде) и ОнкаПума в Бразилии (58 тыс.т никеля в ферроникеле). Они должны были войти в строй в 20092010 гг. Еще пять крупных латеритных проектов планировалось осуществить до 2012 г. в Папуа-Новой Гвинее (Раму – 32 тыс.т никеля в год), Бразилии (Вермелью – 46 тыс.т и БарруАлту – 36 тыс.т), Мадагаскаре (Амбатови – 60 тыс.т) и Гватемале (Феникс – 23 тыс.т).

Никелевые предприятия в трех из этих стран (за исключением Бразилии), а с ними и никелевый сектор экономики появятся впервые.

Проектов освоения сульфидных медно-никелевых и колчеданно-полиметаллических месторождений – три десятка. Ввод их в эксплуатацию пока ограничен 2012 годом. К 2013 г.

из руд введенных к этому моменту в строй предприятий будет, по оценке автора, производиться порядка 315-325 тыс.т первичного никеля, т.е около 24% объема мирового производства 2006 года. Ресурсы большинства месторождений невелики (менее 0,5 млн т никеля), при заданной мощности рудников 19 из них будут отработаны за 2,5-10 лет.

Наиболее крупными проектами освоения сульфидных медно-никелевых месторождений с производством никеля в концентратах являются Кабанга в Танзании (30 тыс.т в год), Ханимун-Уэлл (40 тыс.т) и Якабинди (40 тыс.т) в Австралии, Месаба (20 тыс.т) в США.

При своевременном осуществлении проектов мировое производство никеля в конечной продукции может возрасти с начала второго десятилетия XXI века на 500-550 тыс.т, причем более 2/3 этого объема будет производиться из руд латеритных месторождений. В результате к 2020 г. основной объем никеля будет производиться не из сульфидных, а из окисленных руд, а перечень никельпроизводящих стран пополнится такими странами, как Гватемала, Мадагаскар, Папуа-Новая Гвинея, Танзания, возможно, Камерун и Кот-д’Ивуар. Начнется производство первичного никеля в Казахстане. Претворение в жизнь всех намеченных проектов эксплуатации никелевых месторождений приведет не только к росту добычных и металлургических мощностей, но и глобальному изменению структуры никелевой промышленности.

Освоение новых месторождений – дорогостоящее занятие. Так, капитальные затраты на создание ГМК, базирующихся на рудах латеритных месторождений Рейвенсторп и Горо, оцениваются соответственно в 2,2 и 3,2 млрд долл.; до 3,7 млрд долл. поднялись расходы на строительство предприятия Амбатови. Однако удельные затраты на тонну наиболее разведанных (Measured+Indicated) ресурсов никеля в недрах этих месторождений (рисунок 9) составляют всего лишь 1110 (Горо), 1212 (Рейвенсторп) и 2655 (Амбатови) долларов, тогда как стоимость тонны никеля на рынке исчисляется десятками тысяч долларов, вследствие чего инвестиции в освоение латеритных месторождений, особенно крупных, вне всякого сомнения, многократно окупятся. Расходы на освоение близкого по масштабам медноникелевого месторождения Войси-Бей тоже были сранительно невысокими в пересчете на тонну никеля в недрах: немногим более 1230 долл., но эта расчетная цифра приходится на создание только добычных и обогатительных мощностей, тогда как в капрасходы на осуществление латеритных проектов включена стоимость строительства и металлургических мощностей. Если же учесть, что находки месторождений сульфидного медно-никелевого типа, выходящих на поверхность, в мире единичны и себестоимость добычи с глубиной растет буквально в геометрической прогрессии, то повышенный интерес крупных зарубежных компаний к латеритным проектам легко объясним: при благоприятной конъюнктуре рынка их освоение сулит быструю окупаемость и высокие прибыли. И это одна из основных причин, делающая латеритные кобальто-никелевые месторождения главным объектом изучения и вложения средств со стороны индустриально развитых стран и создающая предпосылки того, что в долгосрочной перспективе они станут основным источником никеля.

Рисунок 9 – Ранжирование никелевых проектов по капитальным расходам в расчете на 1 тонну ресурсов никеля категорий Measured+Indicated, долл./т Итак, наращивание минерально-сырьевой базы никелевой промышленности мира ведет к диверсификации горнодобывающего и металлургического комплексов и сопровождается интернационализацией производства и капитала, причем слаборазвитым экономикам отведена роль поставщиков сырья и производителей черновой продукции. В индустриально развитых странах, за исключением Канады, доля участия иностранного капитала в никелевой промышленности незначительна и сведена, в основном, к сфере геологоразведочных работ.

Металлургическая переработка сульфидных медно-никелевых концентратов и латеритных кобальто-никелевых руд существенно различается, что обусловлено, прежде всего, их минеральным и химическим составом.

Главную роль в переделе сульфидного сырья играют пирометаллургические методы, основным из которых является электроплавка, практически повсеместно используемая при производстве штейнов, а затем файнштейнов. Гидрометаллургические технологии применяются только на стадии рафинирования металлов: либо на отдельных узлах технологической схемы, либо на всем ее протяжении.

Вместе с тем, они привлекают все большее внимание в связи с грядущим исчерпанием возможностей механического обогащения сульфидных медно-никелевых руд, их концентратов и промежуточных продуктов металлургического передела. В зарубежных странах идет активное изучение гидрометаллургических способов прямого передела сульфидных медно-никелевых руд – без применения пирометаллургии. За последние 1015 лет появился ряд технологий, в которых используется кислотное выщелачивание никеля, находящегося в рудах в сульфидных соединениях. Они разрабатываются по трем основным направлениям: автоклавное сернокислотное при повышенных давлении и температуре, хлоридное (применяется галоидный электролит, содержащий анионы BrCl2(1-)) и кучное выщелачивание с использованием микроорганизмов. Все они имеют значительные перспективы, связанные, в первую очередь, с высокой степенью извлечения как главных, так и второстепенных металлов из руд (до 90-95% и более), что особенно важно в случае переработки убоговкрапленных разновидностей. При этом хлоридное выщелачивание сопровождается пониженным относительно автоклавного уровнем энергопотребления, а при кучном выщелачивании подогрев кислотного раствора может и не производиться.

Наиболее распространенными на сегодня методами переработки оксидно-силикатных руд являются пирометаллургические, главный из них – электроплавка на ферроникель.

Шахтная плавка на штейн с последующим извлечением никеля и кобальта применяется на уральских никелевых заводах.

Гидрометаллургический передел никелевых руд остаточных кор выветривания в России не используется, но почти полвека осуществляется на Кубе и в Австралии. Наиболее распространенной до недавнего времени была технология аммиачно-карбонатного выщелачивания окисленных руд, серьезным недостатком которой является низкое извлечение металлов в раствор выщелачивания (68-70% Ni и 20-40% Co).

В 1999 г. в Австралии произошло событие, которое явилось поворотным моментом в развитии никелевой промышленности: в строй были введены три предприятия (МурринМуррин, Кос и Булонг в штате Западная Австралия), на которых для передела добываемых латеритных руд была применена технология автоклавного сернокислотного выщелачивания под высоким давлением (HPAL), до тех пор используемая только на кубинском заводе, перерабатывающем руды месторождения Моа. С этого времени мировая никельдобывающая промышленность «повернулась лицом» к латеритным никелевым месторождениям, а в металлургии начался процесс активного изучения гидрометаллургических способов передела никелевых руд.

Технология HPAL представляет собой низкозатратный метод, позволяющий наиболее полно извлекать и никель, и кобальт в высококачественные виды продукции: в сульфидный концентрат при выщелачивании извлекается свыше 90% никеля и кобальта, а на рафинировочном переделе достигается сепаративное извлечение 95-97% и выше каждого металла. Передел руд по этой технологии осуществляется при температурах 245-270°С;

повышение давления требует применения особо устойчивых титановых автоклавов. В ближайшем будущем эта технология будет применена для передела руд многих латеритных месторождений.

И энергоносители, и сверхпрочные материалы в настоящее время дорожают, поэтому усовершенствования гидрометаллургических способов переработки латеритных руд идут по пути снижения, с одной стороны, давления, с другой – температуры выщелачивающих растворов. Максимальное понижение давления и температуры достигается при наличии в электролите анионов не SO42-, а Cl-, которые позволяют оперировать при атмосферном давлении и сниженном подогреве кислоты.

Итак, гидрометаллургические способы переработки никелевого сырья (как латеритного, так и сульфидного) становятся все более привлекательными, поэтому все шире изучаются в зарубежных странах, особенно в отношении латеритных никелевых руд, бедных сульфидных концентратов и при решении вопросов доизвлечения драгоценных и редких металлов. Их главное достоинство – высокая степень сепаративного извлечения металлов.

Самым экономичным вариантом является прямое кучное выщелачивание никелевых руд, в том числе с использованием микроорганизмов (биовыщелачивание). В перспективе гидрометаллургические технологии существенно потеснят пирометаллургические.

4. Современная конъюнктура мирового никелевого рынка определяется и контролируется ограниченным числом вертикально-интегрированных компаний, консолидация которых в условиях глобализации мировой экономики повышает их экономическую устойчивость и финансовую независимость в реализации проектов освоения новых месторождений, чем способствует кардинальному переделу МСБ никеля мира. Эта тенденция имеет долговременный характер и требует пристального внимания со стороны антимонопольных структур, исходящих из интересов мирового сообщества.

Основными факторами, характеризующими конъюнктуру рынка любого вида продукции, являются спрос, предложение и цены. На рубеже веков ситуация на рынке была крайне благоприятной для никельщиков. Она была создана вполне объективными причинами:

стабильным ростом спроса на никель со стороны мировых производителей нержавеющей стали, бурным развитием экономики Китая и переносом сроков освоения новых никелевых месторождений на всё более поздние даты.

Цены на сырье – это основной фактор, влияющий на развитие сырьевых отраслей промышленности. С 1990 по 2003 г. среднегодовые цены на никель колебались, но находились на Лондонской бирже металлов (основная площадка, где торгуют никелем) в диапазоне 4600-9600 долл./т. Беспрецедентный рост цен на мировом рынке, начавшийся в конце 2005 г., продолжался весь 2006 г. и до середины 2007 г., приблизившись в мае к 52,2 тыс.долл. за тонну. Однако к августу цены упали почти в два раза – до 27,7 тыс.долл., а к концу года снизились до 26 тыс.долл./т. И все же по сравнению с 2007 г. среднегодовая цена на рафинированный никель на ЛБМ выросла на 52,5% – до 37230 долл./т, а относительно 1990 г. в 4,2 раза (рисунок 10).

40035030025020015010050Рисунок 10 – Динамика среднегодовых цен на рафинированный никель (спот) на Лондонской бирже металлов (ЛБМ), долл./т В 2008 г. цены стали заметно ниже прошлогодних, но речь может идти только об относительной дешевизне металла. Конечно, сегодняшние 10-14 тыс.долл./т – это очень мало по сравнению с 52 тыс.долл./т в мае 2007 г., но по сравнению с долгосрочными прогнозами в 8 тыс.долл./т, сделанными ведущими аналитиками в 2005-2006 гг., – в полтора раза больше.

Потребление. Основным потребителем никеля является сталелитейная промышленность.

В целом по миру на эти цели ежегодно используется более 2/3 выпускаемого никеля. До 1520% (в США – 29-41%) расходуется для получения суперсплавов и сплавов с другими цветными металлами. Значительная часть никеля (от 8 до 39% в разных странах) применяется для гальванопокрытий. Доля первичного никеля в мировом производстве нержавеющих сталей превышает долю вторичного (металла, содержащийся в ломе и скрапе) и колеблется в пределах 52-57%. Рост производства нержавеющих сталей (а его прирост составляет от 3-4 до 5-6% в год) сопровождается увеличением объемов выпуска аустенитных (никельсодержащих) сталей и соответственно растущим объемом использования никеля.

Гигантскими темпами растет спрос на никель в Китае, этой наиболее динамично развивающейся стране. С 1990 по 2006 г. потребление никеля в КНР выросло в 7,3 раза – до 255 тыс.т (18,2% мирового). Столь впечатляющий рост был достигнут за счет того, что в стране быстрыми темпами шло наращивание мощностей по выпуску сталей, в том числе никельсодержащих. Япония – основной потребитель первичного никеля в течение многих лет – сошла с «пьедестала» самой потребляющей страны, отстав от Китая в 2006 г. на 35,6% (рисунок 11).

Рисунок 11 – Динамика потребления первичного никеля в 19902006 гг., тыс.т (оценка автора по данным «World Nickel Statistics») В перечень готовой первичной никелевой продукции входят рафинированный никель (в основном более 99% Ni) и продукты 2-го класса: ферроникель (до 60% Ni), синтер никеля (77-78%), оксиды и гидроксиды никеля (до 65%) и никелевые соли (22-25%). Ведущими экспортёрами рафинированного никеля являются Россия, поставившая на мировой рынок в 2006 г. более 240 тыс.т, Канада (142,5 тыс.т), Австралия (97 тыс.т) и Норвегия (81,5 тыс.т).

Их суммарные продажи достигли 73% всего объема проданного металла. Главными поставщиками ферроникеля и других продуктов 2-го класса в 2006 г. были Колумбия (50,7 тыс.т в пересчёте на металл), Канада (46,7 тыс.т), Япония (44,6 тыс.т) и Новая Каледония (43 тыс.т). Суммарно они поставили на рынок 185 тыс.т – около 57% никеля 2го класса. На рынке продаются также никелевые руды и концентраты, никелевый штейн и сульфиды никеля – продукты, требующие дальнейшей переработки. Крупнейшими поставщиками горнорудной продукции являются Индонезия, Новая Каледония, Австралия и Филиппины.

Основные импортёры рафинированного никеля – индустриально развитые страны (США, Германия, Япония, Бельгия, Тайвань, Италия) и Китай, никеля 2-го класса – Южная Корея, Германия, Тайвань и Италия. Руды для загрузки собственных плавильных мощностей приобретают Япония, Австралия, Финляндия, Китай, Зимбабве.

Конъюнктура мирового рынка никеля на стыке веков усложнилась. На фоне реально существовавшей нехватки металла для промышленных предприятий возник еще один фактор роста цен: приток на рынок спекулятивного капитала. К традиционным покупателям цветных металлов – промышленникам добавились новые – «портфельные инвесторы», а их поведение прогнозировать сложно. Особую активность они проявили в 2005-2006 гг., начав энергично спекулировать на рынках всех «биржевых металлов», в особенности никеля и меди. Давление спроса с их стороны совпало с китайским фактором и оказало на цены сильнейшее влияние.

Из-за крайне высоких мировых цен ряд потребителей никеля попытался использовать более дешевые материалы в производстве своей продукции (пластмассы, безникелистые стали, стали с алюминиевым или цинковым покрытием), перейти к иным легирующим металлам в производстве нержавеющих сталей. Добиваясь снижения себестоимости, часть производителей, главным образом китайских, пошли по самому простому пути – отказались от производства высокосортной нержавеющей стали марки 304 (8-10% Ni), переключившись на альтернативные сорта с пониженным количеством никеля (от 0,6 до 4-6% Ni) за счет повышения добавок марганца и хрома. Это позволило удешевить производство, но одновременно существенно снизились и потребительские свойства альтернативных сталей:

область использования стали AISI 430 (0,6% Ni), например, фактически ограничена бытовым применением. Она уступает хромо-никелевым сталям по механическим свойствам в разы, крайне ограниченно свариваема, обладает низкой коррозионной стойкостью, мало применима в морском климате и многое, многое другое. Резкий переход китайских продуцентов на производство хромистых, вместо аустенитных, сталей привел к росту цен на феррохром за год, с июля 2007 по июль 2008 г., в 2-3 раза, что вновь повлекло за собой увеличение стоимости «нержавейки». Аналогичная ситуация сложилась и с марганцем.

Ситуация стала развиваться как бы по спирали: растет потребление – дорожает товар – повышается цена на сырье – потребитель ищет альтернативный товар – вырастает стоимость альтернативного сырья и т.д. В современном высокотехнологичном мире для перехода на новую продукцию недостаточно одного желания – необходим долгий, затратный и осмысленный процесс как подготовки сырьевых ресурсов, так и смены одних производственных схем другими. В течение последних лет стало очевидным, что замены никеля в нержавеющей стали другими легирующими металлами, так же как и сокращения ее производства в обозримом будущем не ожидается. Это требует полной перестройки целых технологических цепочек в промышленности, что может занять многие годы, и огромных финансовых вложений.

Ситуацию с ценами на никель могло бы изменить осуществление проектов освоения новых никелевых месторождений. Однако задержка с их реализацией продолжается и поддерживает высокий уровень цен. Так, основная надежда мирового рынка – крупнейший проект Горо, который должен был быть осуществлен еще в 2004 г., до сих пор не реализован:

дополнительных 60 тыс.т никеля мировой рынок получит не ранее 2010 г. Та же ситуация складывается и при реализации других крупных проектов: быстрого освоения новых месторождений, как и скорейшего расширения мощностей действующих заводов по выпуску никеля, не предвидится. Сроки начала эксплуатации строящихся предприятий сдвигаются относительно первоначальных планов на 1-5 и более лет.

Объективной причиной для снижения цен в настоящий момент, по мнению автора, является только мировой финансовый кризис, нанесший ощутимый удар по никелевому рынку, как и большинству сырьевых рынков мира. Конкретные последствия его станут известны позднее, но понятно, что поступательное развитие мировой никелевой промышлености будет заторможено до тех пор, пока кризис не будет преодолен. Дисбаланс же между спросом и предложением никеля остается и усугубляется несостоявшимися ожиданиями. Баланс на мировом рынке никеля достижим только при условии своевременного претворения в жизнь существующих проектов, создания и реализации планов освоения не учитываемых ныне месторождений и параллельного расширения действующих добычных и металлургических мощностей. Основные тенденции:

широкомасштабное освоение латеритных никелевых месторождений и переход на гидрометаллургические технологии передела руд – сохранятся. Как только будут найдены и эффективно применены меры по борьбе с кризисом, что случится, скорее всего, не раньше 2010 г., падение цен на никель завершится, они поднимутся и останутся высокими, хотя и не такими как в 2007 г., по крайней мере до 2012 г., а рынок никеля сохранит напряженность, связанную с ограниченными поставками никеля, не менее чем до середины будущего десятилетия.

Глобальное изменение структуры никелевой промышленности мира. Высокие цены и «крен» в сторону латеритных никелевых месторождений вызвали к жизни небывалое в мировой никелевой промышленности событие: начиная с 2005 г. идет повсеместное слияние и поглощение компаний, ведущее к их укрупнению и интернационализации. Исчезли не только десятки мелких и средних геологоразведочных и горных компаний, но и такие всемирно известные никелевые компании как канадские Inco Ltd. и Falconbridge Ltd., австралийская WMC Resources Ltd. – до 2006 г. это были ведущие никелевые компании мира как по добыче никелевых руд, так и по производству металла. С увеличением финансовых ресурсов компании занялись модернизацией и укрупнением плавильных мощностей и приступили к изменению географии никеледобывающей деятельности. Их внимание приковано к регионам Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании, Африки, Латинской и Южной Америки – к территориям, располагающим колоссальными ресурсами никеля в латеритных месторождениях, освоение которых с ростом цен стало вполне рентабельным, хотя и обходится в 1-3 и более миллиардов долларов.

Происходящее привело к существенному изменению структуры и расстановки сил в никелевой промышленности мира. Среди десятков компаний, занимающихся добычей и переделом никелевых и никельсодержащих руд, доминирующих всегда было немного: не более 6-7 в горнодобывающей промышленности, 10-11 – в металлургической (в своём большинстве это одни и те же компании). На сегодняшний день главными компаниями, на долю которых приходится около 2/3 добычи никеля мира, являются российская ГМК "Норильский никель", бразильская Vale, британо-австралийская BHP Billiton Group, швейцарская Xstrata plc с доминиканской дочерней фирмой Falcondo, индонезийская PT Antam, китайская Jinchuan Group, французская Eramet с новокаледонской «дочкой» Le Nickel–SLN. В 2006 г. ими произведено 64,2% горнорудной никелевой продукции мира (рисунок 12).

Рисунок 12 – Производство никеля в товарных рудах и концентратах в 2006 г., тыс.т (оценка автора по данным годовых отчётов компаний) Эти же компании, за исключением индонезийской Antam, являются лидерами и в производстве первичного никеля. На их долю в 2006 г. пришлось 67% мирового объема произведенного никеля. Чуть менее 15% металлургической продукции никеля выпустили в сумме японские Sumitomo Metal Mining Co.Ltd. и Pacific Metals Co. Ltd., американская OM Group, кубинская Cubaniquel и канадская Sherritt International Corp.

Лидирующие компании вкладывают крупные средства в расширение бизнеса в своих странах, но все чаще – за их пределами. В никелевой промышленности мира четко отразились глобализационные процессы, происходящие в мировой экономике, а именно стремление индустриально развитых государств к экономической активности вне своих границ. Многие из них нуждаются в никеле, но не имеют собственной или обладают недостаточной МСБ этого металла. Открытие сульфидных медно-никелевых месторождений, особенно крупных, в последние десятилетия стало редким явлением.

Латеритные же руды широко распространены во многих странах со слабо развитой экономикой, поэтому компании промышленно развитых стран, а также Китая предпринимают активные шаги по внедрению в экономику слаборазвитых стран путем участия и в геологоразведочных работах на никель, и в освоении уже выявленных месторождений.

Процесс консолидации никелевых компаний и передела рынка начался в 2005 г. В условиях глобализации мировой экономики наметившаяся тенденция сохранится, повидимому, на длительный срок, поскольку спрос на никель не уменьшается, а крупным структурам легче справляться с возникающими проблемами, нежели мелким: они получают реальную возможность контролировать мировое производство и сбыт никеля, тем самым влияя на ценообразование, что ведет к достижению ими основной цели – максимизации прибылей.

Создание гигантских транснациональных компаний, с одной стороны, может привнести некоторую стабильность на мировом никелевом рынке, но с другой, привести как к снижению, так и к росту цен на никель. Процесс монополизации, скорее, опасен для развития отрасли, нежели полезен. Консолидация никелевых компаний в условиях глобализации мировой экономики – явление закономерное, но должно регулироваться антимонопольными структурами, исходящими из интересов не компаний, а социального общества.

5. Сохранение Россией лидирующих позиций на мировом рынке никеля невозможно без диверсификации источников сырья для никелевой промышленности страны и должно осуществляться не только за счет внутренних ресурсов, но и путем освоения (участия в разработке) зарубежных месторождений, что позволит обеспечить отечественные никелевые заводы конкурентоспособным минеральным сырьем и решить проблему формирования ресурсного фонда будущих поколений.

Никелевая промышленность России обладает крупной, хорошо изученной минеральносырьевой базой, созданной за годы советской власти. Страна лидирует по разведанным запасам никеля. Однако наиболее рентабельная их часть, соответствующая, по международным стандартам, подтвержденным запасам, значительно меньше и составляет, по оценке автора, 8 млн т (13,7% мировых), при среднем содержании 1,14% Ni. С каждым годом качество запасов никеля снижается из-за предпочтительной отработки богатых руд.

Сырьевая база характеризуется максимальным уровнем промышленного освоения.

Распределенный фонд разведанных и оцененных запасов превышает 90%. В нераспределенном фонде находятся запасы месторождений, расположенных в слабо освоенных районах, либо характеризующиеся невысоким качеством и, соответственно, низкими экономическими показателями.

Структура российских запасов никеля существенно отличается от мировых. Тогда как в мире на долю оксидно-силикатных никелевых руд приходится 60% подтвержденных запасов никеля, в России в них локализовано менее 10% этого металла. Особенностью и серьезным недостатком МСБ РФ является ее крайняя сконцентрированность: 87% балансовых запасов никеля страны находятся в пределах двух административных единиц – в Таймырском районе Красноярского края и в Мурманской области.

Структура российской минерально-сырьевой базы никеля отражает явный дефицит прогнозных ресурсов, особенно категории Р1 (1,64 млн т), объема которых недостаточно для долгосрочного воспроизводства МСБ (рисунок 13).

Рисунок 13 – Структура минерально-сырьевой базы никеля России, % Геологоразведочные работы, направленные на восполнение минерально-сырьевой базы никеля, идут на Таймырском и Кольском полуостровах, на юге Красноярского края и Камчатке, в Читинской, Иркутской и Амурской областях. Отметим, что они достаточно успешны и ведут к открытию новых никеленосных площадей и месторождений. Так, в начале 90-х годов прошлого столетия в Саянском районе Красноярского края было выявлено Кингашское сульфидное медно-никелевое месторождение. В 2006 г. его запасы (849,5 тыс.т никеля), оцененные по категории С2, были поставлены на государственный баланс. На п-ове Камчатка готовится к отработке небольшое, но богатое (5,96% никеля) месторождение Шанучское аналогичного типа. В Иркутской области, в пределах Восточно-Саянской провинции, в 2005 г. установлена высокая перспективность Ийско-Тагульской никеленосной площади, прогнозные ресурсы которой, по предварительным оценкам, сделанным в 2007 г., достигают 7,5 млн т никеля, 3 млн т меди и 750 т металлов платиновой группы. В Амурской области, на площади Кун-Маньё, выявлено 3 сульфидных медно-никелевых месторождения, подтвержденные запасы которых, подсчитанные в 2008 г., в сумме равны 31,5 млн т руды при среднем содержании 0,54% Ni и 0,15% Cu.

Динамика финансирования геологоразведочных работ в России за последнюю четверть века претерпела несколько существенных трансформаций, но в целом с 1993 по 2006 г.

инвестиции в геологоразведку выросли в два раза – до 89 млрд руб. (из них на твердые полезные ископаемые расходуется 13-22%). И, тем не менее, доля частного капитала в финансировании ГРР, в том числе на никель, в России заметно преобладает над государственной, а забота о приросте запасов в последние десятилетия полностью лежала на плечах негосударственных компаний, в связи с чем наблюдалось серьезное отставание работ, направленных на восполнение запасов подготовленного к добыче сырья и создание его резерва. Прирост разведанных (категорий А+В+С1) запасов никеля значительно ниже их погашения при добыче (исключением является 1992 г.). Суммарная добыча металла с 19по 2006 год превысила прирост его объемов за счет геологоразведочных работ за этот период в 2,2 раза. Разведанные запасы никеля сокращаются на 1-1,5% в год (рисунок 14).

Рисунок 14 – Динамика добычи никеля и прироста его разведанных запасов в результате ГРР в 1991-2006 гг., тыс.т Одной из основных государственных задач сегодня является создание условий для привлечения в геологоразведку, по аналогии с ведущими западными странами, малого и среднего бизнеса, способного в силу специфики к мобильному перемещению своей деятельности в перспективные, но слабо изученные и труднодоступные районы.

Немаловажно также стимулирование вложения средств в ГРР крупными горнодобывающими компаниями.

Следует отметить, что в российских никеленосных регионах, хорошо разведанных в советское время с поверхности, остаются значительные перспективы обнаружения сульфидных медно-никелевых месторождений на глубине. Особенно актуальны такие находки в районах действующих предприятий, например, в северо-западной части Сибирской платформы, базовой для никелевой подотрасли цветной металлургии России.

Потенциальные возможности этой крупнейшей в мире рудоносной медно-никелевой провинции далеко не исчерпаны, но сводятся к решению проблемы поисков скрытых месторождений, расположенных на значительных глубинах (более 2 км). Заслуживают внимания со стороны государства и частных компаний такие дополнительные источники никеля, как малосульфидные собственно платиноидные никельсодержащие месторождения и океанические его ресурсы.

Россия лидирует в мировой добыче никелевых руд и металлургическом производстве никеля, выпуская более 20% его мирового объема. Основная добыча осуществляется в Норильском районе, где расположены два уникальных как по объему запасов, так и по качеству руд месторождения сульфидного медно-никелевого типа – Талнахское и Октябрьское. В них заключено около 96% подтвержденных запасов никеля района при его среднем содержании в рудах 1,86%. Удельный вес норильско-талнахских руд в добыче российского никеля составляет около 77%. Среднее содержание никеля в запасах отрабатываемых сульфидных медно-никелевых месторождений Мурманской области равно 0,7%. Из них добывается около 14% российского никеля. На Урале ведется отработка силикатных никелевых руд со средним содержанием 0,64% никеля. Объем их добычи не достигает 9,5% общероссийского (рисунок 15).

Рисунок 15 – Распределение добычи никеля по субъектам РФ в 2006 г., % Серьезное беспокойство вызывает неэффективное использование разведанных запасов никеля, рост безвозвратных потерь его в недрах. Компании не заинтересованы в добыче трудноизвлекаемых руд, что ведёт к выборочной отработке запасов и тому, что значительное количество сырья теряется навсегда. К примеру, в Норильском районе основным объектом добычи являются богатые руды со средним содержанием никеля 2,6-2,9% (4 млн т никеля в подтвержденных запасах). На их долю в последние годы приходится 51-53% объема добываемых руд, или более 82% никеля. Решение этой проблемы возможно лишь при переходе к дифференцированной системе налогообложения, учитывающей степень извлекаемости ресурсов. Повышение полноты выемки запасов и сокращение потерь в недрах требуют усиления надзорно-контрольных и фискальных мер соответствующих ведомств, а также государственной поддержки создания и внедрения ресурсосберегающих и экологически «щадящих» систем добычи.

Металлургический передел никелевых руд производится в тех же регионах страны, где они добываются. Часть файнштейна, произведенного на заводах г.Норильск, рафинируется на комбинате «Североникель» в г.Мончегорск Мурманской области, поэтому ее доля в производстве конечной продукции никеля значительно выше, чем в добыче, и близка к норильской. В 2006 г. на заводах г.Норильск и г.Мончегорск выплавлено по 122 тыс.т товарного никеля, что составило около 90% всего российского (272,2 тыс.т) производства.

По сравнению с 1991 г. производство норильских и мурманского заводов изменилось мало, а уральские совокупно выпустили почти на 22% никеля меньше: 28,2 против 36 тыс.т (рисунок 16).

Рисунок 16 – Динамика металлургического производства никеля в регионах России в 1991-2006 гг., тыс.т Металлургическая продукция, производимая в России из сульфидного медно-никелевого сырья, отличается высоким качеством, соответствующим международным стандартам.

Подавляющая часть ее представлена электролитным никелем, незначительная – порошковым карбонильным никелем. Уральские заводы производят маложелезистый ферроникель с содержанием никеля не менее 85%, гранулированный никель (~98% Ni+Co) и закись никеля (не менее 76% Ni+Co).

Успехи в рациональном и эффективном освоении и использовании никелевых ресурсов в значительной мере определяются инновационной активностью предприятий, постоянным техническим и технологическим обновлением производства. В этом плане в России на передовых позициях находятся норильские и мурманские заводы, технологические схемы которых постоянно модернизируются с учетом мирового опыта, что позволяет не только повышать степень извлечения полезных компонентов, но и вовлекать в производство низкорентабельное сырье, каким является, например, лежалый пирротиновый концентрат. В незавидном же положении находятся уральские предприятия, которые не стремятся к переменам. Применяемые ими технологические схемы металлургического передела, основанные на шахтной плавке, устарели, связаны с большим расходом кокса и поэтому дорогостоящие. Работа предприятий убыточна. Высокорентабельные гидрометаллургические схемы передела окисленных руд, находящие все большее применение на зарубежных заводах, даже не изучаются.

Есть и еще проблемы, возникающие в процессе деятельности никелевых предприятий страны, решению которых не уделяется достаточного внимания. Главная из них связана с тем, что за многие годы накоплены огромные объемы отходов горного, обогатительного и металлургического производства. С одной стороны, они являются техногенными месторождениями ценных металлов и материалов, а с другой – занимают значительные площади земельного фонда и являются источниками загрязнения природной окружающей среды тяжелыми металлами. Подавляющая часть складированных материалов не вовлечена в России в производство, природоохранная деятельность российских никелевых предприятий, в отличие от зарубежных, до сих пор достаточно формальна и декларативна. По-видимому для решения этих проблем требуется существенная корректировка законодательства, которое при ужесточении экологических требований должно стимулировать техническое и технологическое перевооружение действующих перерабатывающих предприятий, с одной стороны, и создание новых производств по переделу брошенных и образуемых отвалов – с другой.

Структура никелевой подотрасли РФ. Количество горно-металлургических компаний, на долю которых в России приходится более 99% добычи и производства товарного никеля, весьма ограничено. Их всего три: ОАО «ГМК "Норильский никель"», ОАО «Комбинат "Южуралникель"» и ОАО «Уфалейникель». ЗАО «ПО "Режникель"» прекратило добычу никелевых руд в 1994 г. по причине истощения собственной минерально-сырьевой базы и занимается производством чернового никеля из привозных руд. Никелевая подотрасль российской промышленности практически монополизирована. Более 90% добычи и около 90% металлургического производства никеля России обеспечивается предприятиями "Норильского никеля". МСБ уральских компаний неконкурентоспособна относительно сульфидных медно-никелевых месторождений Норникеля и не в состоянии обеспечить сырьем имеющиеся металлургические мощности, которые используются менее чем наполовину. И хотя уральские компании в настоящее время входят в состав крупных холдингов (ОАО «Стальная группа "Мечел"» и ООО «УК "Промышленно-металлургический холдинг"»), вместе они выпускают менее 10,5% товарного никеля страны (рисунок 17).

Рисунок 17 – Металлургическое производство никеля российскими компаниями в 2006 г., тыс.т Уральские компании не имеют достаточного финансового обеспечения ни для расширения и модернизации своих добычных и перерабатывающих мощностей, ни для проведения геологоразведочных работ и подготовки к отработке новых объектов, но с ними связан социальный аспект, который требует особого внимания: никелевые рудники и заводы Урала являются градообразующими. Их остановка приведет к массовой безработице и вызовет социально-экономическое напряжение в регоне.

Достоверной российской статистики о потреблении никеля внутри страны в последние годы не публикуется. Внутренний спрос на никель находится в пределах 25-30 тыс.т, снизившись с 1991 по 2007 г. в 5,3 раза, хотя в мире потребление металла стабильно растет с каждым годом. Отсутствуют сведения и об импорте, хотя он существует и составляет 14 тыс.т никеля в год. Данные же по экспорту свидетельствуют о том, что объем российского экспорта никеля в 2007 г. (256 тыс.т) по сравнению с 1991 г. увеличился в 3,6 раза и составил 95% объема его производства (270 тыс.т) против 25% в 1991 г. (279 тыс.т). Доля России в мировом экспорте этого металла в последние годы составляет 20-26% (рисунок 18).

Валовая обеспеченность России запасами никеля категорий А+В+С1 по достигнутому уровню добычи оценивается ЦНИГРИ в 56 лет. По оценке автора, все имеющиеся запасы (включая категорию С2) богатых руд месторождений Норильской группы при текущем уровне добычи будут исчерпаны до 2030 г., а вкрапленных и медистых руд после отработки богатых дополнительно хватит еще на 48 лет. Однако поскольку руды изначально отрабатываются выборочно, их запасы закончатся значительно быстрее. Реально ввести в разработку запасы в новых районах вряд ли возможно: при действующей системе налогообложения недропользования российские компании не могут быть заинтересованы в освоении новых объектов, поскольку это не даст быстрой отдачи, к чему за годы перестройки привыкли ведущие компании страны во всех отраслях промышленности.

Рисунок 18 – Динамика производства, потребления и экспорта никеля в РФ в 1991-2007 гг., тыс.т Без создания новых горнорудных компаний, альтернативных «Норильскому никелю», и их целенаправленной поддержки государством на стадиях ГРР, строительства и в первые годы работы новых предприятий развитие и освоение отечественной сырьевой базы никелевой подотрасли промышленности остается проблематичным.

Прогноз развития никелевой промышленности РФ. Душевое потребление первичного никеля в России в разы ниже, чем в США, Германии и Японии (менее 0,2 кг/чел.). Вместе с тем, автор уверен, что спрос на металл, обусловленный наблюдающимся или планируемым развитием таких секторов российской промышленности, как строительство, автомобиле- и самолетостроение, электро- и атомная энергетика, электроника, оборонная промышленность, будет расти. Рост потребления не должен сопровождаться, по мнению диссертанта, ни снижением уровня экспорта никеля – одного из важнейших источников валютных и налоговых поступлений в бюджет страны, ни ускоренным исчерпанием российских недр.

Исходя из этого, в работе были рассмотрены два варианта прогноза внутреннего потребления никеля и, соответственно, развития никелевой подотрасли страны.

По имеющимся данным, мощности никелевых заводов России на текущий момент достигают 300-305 тыс.т: предприятия Норникеля – 245 тыс.т, уральские – до 60 тыс.т.

Использование мощностей заводами Норильского никеля и Уфалейникеля близко к плановому, а вот Южуралникель, который в 1990 г. произвел более 45 тыс.т товарного никеля, в 2007 г. задействовал имеющиеся мощности всего на треть. Производство никеля из отечественных руд к 2025 г. может реально вырасти до 350 тыс.т за счет планового освоения сульфидных медно-никелевых Шанучского и Кингашского месторождений, а также незначительного расширения производства относительно сегодняшнего уровня заводами Норникеля (до 250 тыс.т никеля) и Урала (до 30-35 тыс.т).

Вариант-1 (ускоренного экономического развития) предполагает, что к 2025 г.

потребление никеля на внутреннем российском рынке достигнет уровня, сопоставимого с уровнем РСФСР в 1990 г. (178 тыс.т). Численность российского населения на 1.05.2008 г.

составляла 141,9 млн человек. При ожидаемом приросте с этого момента, обусловленном современной демографической политикой государства, на 0,2% в год (как в Японии) количество граждан РФ составит 147 млн человек. Душевое потребление по сравнению с 2005 г. вырастет в 6,3 раза – до 1,2 кг/чел. Структура потребления в этом варианте приблизится к американской: снизится доля никеля, используемого при изготовлении нержавеющих и легированных сталей, при одновременном росте производства сплавов никеля с другими цветными металлами, спецсплавов, гальванопокрытий и пр. Для обеспечения растущего внутреннего спроса на никель и поддержания высокого уровня экспорта товарного металла производственные мощности ныне действующих металлургических заводов, при условии ввода в строй проектируемого завода на базе месторождения Кингаш с ежегодным производством 60 тыс.т никеля, к 2025 г. должны быть расширены на 40-45 тыс.т; при этом 60 тыс.т будет производиться из импортного сырья:

силикатных руд и полуфабрикатов, полученных из них. Экспорт никеля относительно 2005 г.

снизится, но всего на 8% (20-22 тыс.т). Ввозимое сырье для производства 10 тыс.т первичного никеля потребуется заводам уже в 2015 г.

В варианте-2 (замедленного развития) Россия к 2025 г. достигнет душевого потребления никеля, соответствующего в среднем 50% от варианта-1 (около 0,6 кг/чел.); уровень жизни останется таким же, как сейчас, или незначительно повысится; численность населения, будет увеличиваться, но вдвое медленнее (ежегодный прирост 0,1%) и достигнет 144,5 млн человек. Структура потребления останется прежней: две трети никеля будет использоваться в изготовлении нержавеющих и легированных сталей. Экспорт никеля при этом вырастет к 2025 г. от уровня 2005 г. на 1% – до 261 тыс.т. Расширения производственных мощностей действующих заводов не требуется.

Крайние варианты развития страны: сверхоптимистический (достижение уровня потребления никеля в индустриально развитых странах – 1,4-1,7 кг/чел. в год, при том, что население нарастает на 0,2% в год) и сверхпессимистический (потребление никеля прежнее – 0,19 кг/чел. в год, численность населения падает в соответствии с существующим уровнем смертности). Однако первый случай представляется утопическим, поскольку подразумевает увеличение российского потребления к 2025 г. по сравнению с настоящим моментом в 7,5-раз. Второй – маловероятен, поскольку предполагает долговременную стагнацию экономики.

Авторский вариант ускоренного экономического развития (а по существу, выход на дореформенный уровень) до 2025 г. может быть обеспечен лишь при условии импорта значительных количеств никелевого сырья.

В 2007 г. в России произошло знаменательное событие: российские никельщики в лице «Норильского никеля» впервые в истории решились на развитие своего бизнеса за пределами страны, выкупив никелевые активы американской OM Group Inc. и канадской LionOre Mining International Ltd. и установив тем самым контроль над рядом месторождений и предприятий в Австралии, Финляндии, Ботсване и ЮАР, а также получив доступ к разработке месторождений в Канаде. Кроме роста производственных показателей зарубежные активы обеспечили российскому продуценту доступ к современным технологиям, таким как автоклавное сернокислотное выщелачивание латеритных руд под высоким давлением, используемое на предприятии Кос в Австралии; сернокислотное выщелачивание богатых никелевых полупродуктов, в том числе файнштейна, применяемое в промышленном масштабе на заводе Харьявалта в Финляндии; обогащение в тяжелых средах, практикуемое для переработки вкрапленных руд, добытых на руднике Феникс в Ботсване.

Выход к сырьевым источникам никеля за рубежом автор расценивает как инновационное, перспективное и крайне важное для страны явление. Главным условием при этом является грамотный, направленный на максимальный экономический эффект, подход к выбору объектов. В условиях глобализации мировой экономики освоение российскими компаниями никелевых ресурсов других стран поможет, с одной стороны, в обеспечении текущих потребностей отечественных (в частности, уральских) предприятий, с другой – в создании минерально-сырьевого фонда никеля будущих поколений. Обязанностью государства сегодня является если не финансовая (как в КНР), то нормативно-правовая и законодательная поддержка российских компаний при выходе на необходимые им источники минерального сырья за рубежом.

Заключение В числе важнейших проблем, с которыми Россия столкнулась на новом историческом отрезке времени, наиболее сложной является проблема устойчивого и сбалансированного развития страны. В сфере недродопользования она включает необходимость научно обоснованного решения такой задачи, как достижение равновесия между экономическими потребностями общества и возможностями природы по их обеспечению.

Глобализация, ставшая главной тенденцией развития международных отношений на современном этапе, в том числе такой их сферы, как мирохозяйственные связи, и охватившая все регионы и многие секторы мирового хозяйства, не обошла стороной и никелевую промышленность мира. Российская никелевая отрасль, являющаяся неотъемлимой и определяющей частью мировой структуры, не может стоять в стороне от этого процесса, оставаться самодостаточной и исходить из имеющихся у нее факторов производства, технологий и капиталов. Формирование и реализация рациональной экономической стратегии ее развития невозможны без учета приоритетов и норм поведения основных продуцентов никеля и изменений конъюнктуры мирового никелевого рынка.

Диссертационная работа базируется на многолетнем мониторинге мирового никелевого рынка, минерально-сырьевой базы никеля, деятельности никелевых предприятий и компаний мира, что позволило автору сформулировать следующие основные выводы и рекомендации:

1. Минерально-сырьевая база никелевой промышленности мира имеет высокие перспективы расширения, и прежде всего, за счет латеритных никелевых месторождений, распространенных в странах со слабо развитой экономикой. Темпы и перспективы их освоения, а также вовлечение в производство никельсодержащих месторождений новых геологопромышленных типов (платиноидных хромитсодержащих, колчеданных, техногенных, океанических) напрямую зависят от разработки и внедрения рентабельных технологий металлургического передела руд.

2. Современная глобализация в сфере недропользования проявляется, прежде всего, в широкомасштабной интернационализации сырьевых ресурсов, а, по существу, перераспределении источников сырья. В качестве «доноров» выступают, главным образом, развивающиеся страны (Филиппины, Индонезия, Новая Каледония, Папуа-Новая Гвинея, Гватемала и др.), где локализованы крупнейшие месторождения латеритного никеля. Многие индустриально развитые страны – продуценты никеля, не имеющие собственной или обладающие недостаточной минерально-сырьевой базой этого металла (Канада, Великобритания, Франция, Япония, Австралия и др., а также Китай), активно внедряются в экономику развивающихся стран путем участия и в геологоразведочных работах на никель, и в освоении никелевых месторождений.

3. В мировой никелевой промышленности нарастают темпы интернационализации производства и капитала. Наибольшую активность проявляют австралийские и британские компании, особенно британо-австралийская ВНР Billiton Group, с участием которой до 2020 г. будет введено 13,5% (165 тыс.т) планируемых мощностей на латеритных и около 11,5% (40 тыс.т) – на сульфидных месторождениях. В тотальное наступление в последние 23 года перешел Китай, ежегодно инвестируя миллиарды государственных долларов в никелевые проекты и предприятия по всему миру. Слаборазвитым экономикам отведена роль поставщиков сырья и производителей черновой продукции. В индустриально развитых странах доля участия иностранного капитала в никелевой промышленности незначительна и сведена, в основном, к сфере геологоразведочных работ.

4. Мировая никелевая промышленность готовится к переходу на новые технологии передела никелевого сырья. В связи с ростом цен на энергоносители, грядущим исчерпанием технико-экономических возможностей совершенствования механического обогащения медно-никелевых руд, их концентратов и промежуточных продуктов металлургического передела, а также диверсификацией источников никелевого сырья всё большее значение приобретают гидрометаллургические способы его переработки, которые могут использоваться либо на отдельных узлах технологических схем, либо на всем их протяжении. Наиболее серьезно и широко они изучаются в зарубежных странах, особенно в отношении латеритных никелевых руд, бедных сульфидных концентратов и при решении вопросов доизвлечения драгоценных и редких металлов. Их главное достоинство – высокая степень сепаративного извлечения металлов – ведет к достижению наиболее эффективного использования ресурсов. Самым экономичным и высокорентабельным вариантом является кучное выщелачивание никелевых руд.

5. Наиболее значимые тенденции в никелевой промышленности мира на современном этапе – широкомасштабное освоение латеритных никелевых месторождений и переход на гидрометаллургические технологии передела руд – сопровождаются вертикальной интеграцией и консолидацией компаний, созданием разветвлённой сети долевых или дочерних производств в разных странах, в том числе с целью освоения новых рынков.

Интеграция обеспечивает независимость производителей от сырьевых поставок, сокращает издержки производства. Консолидация и создание совместных предприятий усиливают финансовые позиции компаний на мировом рынке. Повсеместное слияние и поглощение никелевых компаний, ведущее к их укрупнению и интернационализации (по принадлежности вложеных в них капиталов), началось лишь в 2005 г. В условиях глобализации мировой экономики наметившиеся тенденции сохранятся, по-видимому, на длительный срок, поскольку снижение спроса на никель в 2008 г. – явление временное, потребность в нем будет расти, а крупным вертикально-интегрированным структурам легче справляться с возникающими проблемами, нежели мелким: они получают реальную возможность устоять даже в условиях обрушившегося на мировую экономику кризиса, контролировать мировое производство и сбыт никеля, тем самым влияя на ценообразование, что ведет их к достижению основной цели – максимизации прибылей.

6. Сохранение Россией лидирующих позиций на мировом рынке никеля невозможно без диверсификации источников сырья для никелевой промышленности страны. Автором предложена новая концепция раширения МСБ, наращивание которой должно осуществляться по двум одинаково важным направлениям: за счет внутренних ресурсов с привлечением инновационных направлений геологоразведочных работ и новейших технологий передела руд, а также путем освоения (участия в разработке) зарубежных месторождений. Это позволит, с одной стороны, обеспечить уральские никелевые градообразующие заводы конкурентоспособным минеральным сырьем, с другой – решить проблему формирования ресурсного фонда будущих поколений путем резервирования части российских запасов никеля, доступность которых на нынешнем этапе развития экономики и промышленности страны проблематична, а отработка неэффективна. Обязанностью государства сегодня является если не финансовая, то нормативно-правовая и законодательная поддержка российских компаний при выходе на необходимые им источники минерального сырья за рубежом.

7. Существующая реальность требует от МПР России и отдельных предприятий практического учета множества факторов, влияющих на развитие сырьевых отраслей промышленности, и ситуаций, складывающихся на мировом рынке, что невозможно без хорошо технически-оснащенных компьютерных коммуникаций, современных способов сбора и обработки информации и применения целенаправленно создаваемых геоинформационных технологий и систем. Лишь оперативный и своевременный мониторинг производственных, научно-технических, экономических и финансовых процессов, происходящих в мире даст реальный шанс повысить качество управления финансовыми и инвестиционными потоками минерально-сырьевого комплекса России, сделать его гибким и рациональным.

Список основных работ по теме диссертации:

Монографии Игревская Л.В. Тенденции развития никелевой промышленности: мир и Россия. – М.:

Научный мир, 2009. – 268 с.

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах 1. Игревская Л.В. Геологоразведочные работы на никель: обзор за 2004-2005 гг. // Цветные металлы. – 2006. – №12. – С. 7-14.

2. Игревская Л.В. Горнодобывающая промышленность Индонезии и никелевая отрасль России // Известия высших учебных заведений. Горный журнал. – 2006. – №2. – С. 30-37.

3. Игревская Л.В. Горнодобывающая промышленность и перспективы появления и развития никелевой отрасли в Папуа-Новой Гвинее // Известия высших учебных заведений. Горный журнал. – 2006. – №1. – С. 21-25.

4. Игревская Л.В. О проблеме альтернативных источников рудного минерального сырья (на примере океанических месторождений) // Горный информационно-аналитический бюллетень. – 2007. – №4. – С. 212-220.

5. Игревская Л.В. О проблеме сырья для никелевых предприятий Урала: возможные пути решения // Горный информационно-аналитический бюллетень. – 2007. – №5. – С. 90-96.

6. Игревская Л.В. Особенности развития мировой никелевой промышленности на современном этапе // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. – 2006. – №1. – С. 96-99.

7. Игревская Л.В. Проекты освоения никелевых месторождений мира // Горный информационно-аналитический бюллетень. – 2006. – №10. – С. 96-102.

8. Игревская Л.В. Расстановка сил в никелевой промышленности мира: изменения не завершены // Цветные металлы. – 2008. – №12. – С. 13-17.

9. Игревская Л.В. Россия на мировом рынке никеля // Минеральные ресурсы России.

Экономика и управление. – 2005. – №4. – С. 67-71.

10. Игревская Л.В. Тенденции развития никелевой промышленности мира и место России в ней // Экономика и производство. – 2006.– №2. – С. 38-41.

Опубликованные статьи, обзоры, материалы конференций 1. Веселов В.В., Игревская Л.В. Никель // Запасы и добыча важнейших видов минерального сырья развитых капиталистических и развивающихся стран. – М.: Союзгеолфонд, 1983. – С. 36-37.

2. Веселов В.В., Игревская Л.В. Никель // Запасы и добыча важнейших видов минерального сырья развитых капиталистических и развивающихся стран. – М.: Союзгеолфонд, I984. – С. 36-37.

3. Веселов В.В., Игревская Л.В. Никель // Запасы и добыча важнейших видов минерального сырья развитых капиталистических и развивающихся стран. – М.: Союзгеолфонд, I985. – С. 36-37.

4. Веселов В.В., Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы развитых капиталистических и развивающихся стран. – М.: Союзгеолфонд,1984. – С. 179-196.

5. Игревская Л.В., Веселов В.В. Никель // Минеральные ресурсы развитых капиталистических и развивающихся стран. – М.: Союзгеолфонд,1985. – С. 192-209.

6. Игревская Л.В. Геологическое строение Новой Зеландии // Рукопись деп. ВИНИТИ 21.07.86, №5327-В. – 14 с.

7. Игревская Л.В. Минерально-сырьевая база никеля капиталистических и развивающихся стран // Рукопись деп. ВИНИТИ 24.05.88, №3978-В88. – 4 с.

8. Игревская Л.В. Никель // Запасы и добыча важнейших видов минерального сырья развитых капиталистических и развивающихся стран. – М.: Союзгеолфонд, I986. – С. 3738.

9. Игревская Л.В. Никель // Запасы и добыча важнейших видов минерального сырья развитых капиталистических и развивающихся стран. – М.: Союзгеолфонд, I987. – С. 3738.

10. Игревская Л.В. Никель // Запасы и добыча важнейших видов минерального сырья развитых капиталистических и развивающихся стран. – М.: Союзгеолфонд, I988. – С. 3738.

11. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы развитых капиталистических и развивающихся стран. – М.: Союзгеолфонд,1987. – С. 221-242.

12. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы развитых капиталистических и развивающихся стран. – М.: Союзгеолфонд,1988. – С. 172-186.

13. Игревская Л.В. Никель в Зимбабве // Рукопись деп. ВИНИТИ 24.05.88, №3978-В88. – 2 с.

14. Игревская Л.В. Новая Каледония (полезные ископаемые) // Горная энциклопедия: В 5 т. – М.: Советская энциклопедия, 1987. – Т.3. – С.506-507.

15. Игревская Л.В. Полезные ископаемые Новой Каледонии // Рукопись деп. ВИНИТИ 21.07.86, №5327-В. – 6 с.

16. Игревская Л.В. Садбери (Канада) // Горная энциклопедия: В 5 т. – М.: Советская энциклопедия, 1989. – Т.4. – С. 436-437.

17. Игревская Л.В., Ставский А.П. Гонка за лидером (новая технология получения никеля изменит структуру мирового рынка) // Металлы Евразии. – 1999. – №5. – С. 86-90.

18. Сысоев Ф.А., Игревская Л.В. Никелевые и кобальтовые руды (карта 1:125 000 000) // Горная энциклопедия: В 5 т. – М.: Советская энциклопедия, 1987. – Т.3. – С.500-501.

19. Ходина М., Игревская Л. Хромоникелевый миттельшпиль // Национальная металлургия.

– 2008. – №5. – С.36-50.

20. L.V.Igrevskaya, K.B.Ilyin, A.V.Kuzmenko etc. Mineral Resources = Полезные ископаемые мира (карта. 1:60 000 000) // Природа и ресурсы Земли: Атлас = Resources and Environment World Atlas. Moscow, Vienna: Ed. Hoelzel Gmbh, 1998. Т.1.

21. L.V.Igrevskaya. Mineral Resources. Australia = Полезные ископаемые. Австралия: (карта 1:25 000 000) // ArcAtlas "Our Earth".- Moscow; Redlands, Ca. 1997.

Размещенные в Интернете статьи, обзоры 1. Игревская Л.В. Горнодобывающая промышленность Индонезии и место в ней никелевой отрасли // ИАЦ «Минерал». Минеральные ресурсы мира. 2004. URL:

http://www.mineral.ru/Analytics/worldtrend/132/309/index.html. (0,53 п.л.).

2. Игревская Л.В. Горнодобывающая промышленность и перспективы появления и развития никелевой отрасли в Папуа-Новой Гвинее // ИАЦ «Минерал». Минеральные ресурсы мира.

2004. URL: http://www.mineral.ru/Analytics/worldtrend/132/308/index.html. (0,3 п.л.).

3. Игревская Л.В. Динамика среднегодовых цен (спот) на рафинированный никель на Лондонской бирже металлов, долл./т // Среднегодовые цены на важнейшие виды минерально-сырьевой продукции в 2002-2006 гг. ИАЦ «Минерал». Мировые цены на сырье.

URL: http://www.mineral.ru/Facts/Prices/141/343/index.html. (0,01 п.л.).

4. Игревская Л.В. Динамика среднегодовых цен (спот) на рафинированный никель на Лондонской бирже металлов, долл./т // Среднегодовые цены на важнейшие виды минерально-сырьевой продукции в 2003-2007 гг. ИАЦ «Минерал». Мировые цены на сырье.

2008. URL: http://www.mineral.ru/Facts/Prices/109/154/index.html. (0,01 п.л.).

5. Игревская Л.В. Динамика среднегодовых цен (спот) на рафинированный никель на Лондонской бирже металлов, долл./т // Среднегодовые цены на важнейшие виды минерально-сырьевой продукции в 2004-2008 гг. ИАЦ «Минерал». Мировые цены на сырье.

URL: http://www.mineral.ru/Facts/Prices/118/248/index.html. (0,01 п.л.).

6. Игревская Л.В. Динамика среднемесячных цен (спот) на рафинированный никель на ЛБМ, долл./т // Среднемесячные цены на важнейшие виды минерально-сырьевой продукции в I квартале 2008 г. ИАЦ «Минерал». Мировые цены на сырье. URL:

http://www.mineral.ru/Facts/Prices/118/157/index.html. (0,01 п.л.).

7. Игревская Л.В. Динамика среднемесячных цен (спот) на рафинированный никель на ЛБМ, долл./т // Среднемесячные цены на важнейшие виды минерально-сырьевой продукции в I квартале 2009 года. ИАЦ «Минерал». Мировые цены на сырье. URL:

http://www.mineral.ru/Facts/Prices/130/277/index.html. (0,01 п.л.).

8. Игревская Л.В. Динамика среднемесячных цен (спот) на рафинированный никель на ЛБМ, долл./т // Среднемесячные цены на важнейшие виды минерально-сырьевой продукции в 2004 г. и начале 2005 г. Сайт ИАЦ «Минерал». 2005. URL: http://www.mineral.ru/ (0,1 п.л.).

9. Игревская Л.В. Динамика среднемесячных цен (спот) на рафинированный никель на ЛБМ, долл./т // Среднемесячные цены на важнейшие виды минерально-сырьевой продукции в квартале 2008 г. ИАЦ «Минерал». Мировые цены на сырье. URL:

http://www.mineral.ru/Facts/Prices/118/232/index.html. (0,01 п.л.).

10. Игревская Л.В. Динамика среднемесячных цен (спот) на рафинированный никель на ЛБМ, долл./т // Среднемесячные цены на важнейшие виды минерально-сырьевой продукции в конце 2005 г. и первой половине 2006 г. ИАЦ «Минерал». Мировые цены на сырье. URL:

http://www.mineral.ru/Facts/Prices/141/349/index.html. (0,01 п.л.).

11. Игревская Л.В. Динамика среднемесячных цен (спот) на рафинированный никель на ЛБМ, долл./т // Среднемесячные цены на важнейшие виды минерально-сырьевой продукции в конце 2006 г. и первой половине 2007 г. Сайт ИАЦ «Минерал». 2007. URL:

http://www.mineral.ru/ (0,01 п.л.).

12. Игревская Л.В. Динамика среднемесячных цен (спот) на рафинированный никель на ЛБМ, долл./т // Среднемесячные цены на важнейшие виды минерально-сырьевой продукции во второй половине 2005 г. и начале 2006 г. Сайт ИАЦ «Минерал». 2006. URL:

http://www.mineral.ru/ (0,01 п.л.).

13. Игревская Л.В. Динамика среднемесячных цен (спот) на рафинированный никель на ЛБМ, долл./т // Среднемесячные цены на важнейшие виды минерально-сырьевой продукции во второй половине 2006 г. и январе 2007 г. ИАЦ «Минерал». Мировые цены на сырье. URL:

http://www.mineral.ru/Facts/Prices/141/348/index.html. (0,01 п.л.).

14. Игревская Л.В. Динамика среднемесячных цен (спот) на рафинированный никель на ЛБМ, долл./т // Среднемесячные цены на важнейшие виды минерально-сырьевой во второй половине 2007 г. ИАЦ «Минерал». Мировые цены на сырье. URL:

www.mineral.ru/Facts/Prices/109/52/prices_2_2007.pdf. (0,01 п.л.).

15. Игревская Л.В. Динамика среднемесячных цен (спот) на рафинированный никель на ЛБМ, долл./т // Среднемесячные цены на важнейшие виды минерально-сырьевой продукции во второй половине 2008 г. Сайт ИАЦ «Минерал». 2009. URL: http://www.mineral.ru/ (0,01 п.л.).

16. Игревская Л.В. Динамика среднемесячных цен (спот) на рафинированный никель на ЛБМ, долл./т // Среднемесячные цены на важнейшие виды минерально-сырьевой продукции в первой половине 2008 г. Сайт ИАЦ «Минерал». 2008. URL: http://www.mineral.ru/ (0,01 п.л.).

17. Игревская Л.В., Забродский Г.С. Освоение латеритных никелевых месторождений может коренным образом изменить ситуацию на мировом рынке никеля и кобальта // ИАЦ «Минерал». Минеральные ресурсы мира. 2001. URL:

http://www.mineral.ru/Analytics/worldtrend/132/303/index.html. (1,4 п.л.).

18. Игревская Л.В. Зарождение никелевой промышленности в Замбии // ИАЦ «Минерал».

Минеральные ресурсы мира. 2008. URL:

http://www.mineral.ru/Analytics/worldtrend/108/315/index.html. (0,12 п.л.).

19. Игревская Л.В. Канадской компании Inco Ltd. – 100 лет // ИАЦ «Минерал». Минеральные ресурсы мира. 2002. URL: http://www.mineral.ru/Analytics/worldevents/136/311/index.html.

(0,25 п.л.).

20. Игревская Л.В. Никелевая промышленность Финляндии в руках «Норильского никеля» // ИАЦ "Минерал". Аналитика. Обзор основных событий мирового минерально-сырьевого комплекса. URL: http://www.mineral.ru/Analytics/worldevents/111/87/index.html. (0,32 п.л.).

21. Игревская Л.В. Никелевый сектор BHP Billiton Group // ИАЦ «Минерал». Минеральные ресурсы мира. 2005. URL: http://www.mineral.ru/Analytics/worldevents/138/313/index.html.

(0,2 п.л.).

22. Игревская Л.В. Никель // Бразилия. 2008. ИАЦ "Минерал". Сырьевой комплекс зарубежных стран. URL: http://www.mineral.ru/Facts/world/116/136/index.html. (0,25 п.л.).

23. Игревская Л.В. Никель // Вьетнам. 2008. ИАЦ "Минерал". Сырьевой комплекс зарубежных стран. URL: http://www.mineral.ru/Facts/world/116/137/Viet-Nam.pdf. (0,06 п.л.).

24. Игревская Л.В. Никель // Геологоразведочные работы в зарубежных странах в 2002 г. – первой половине 2006 г. ИАЦ «Минерал». 2006. URL:

http://www.mineral.ru/Analytics/worldtrend/139/314/index.html. (0,98 п.л.).

25. Игревская Л.В. Никель // ИАЦ «Минерал». Аналитика. Мировой минерально-сырьевой комплекс. 2008. URL: http://www.mineral.ru/Analytics/conjuncture/117/251/03_Ni.pdf. (2,7 п.л.).

26. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы мира. Конъюнктура мировых рынков минерального сырья. Сайт ИАЦ «Минерал». 2003. URL: http://www.mineral.ru/ (0,5 п.л.).

27. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы мира. Конъюнктура мировых рынков минерального сырья. Том 2. Сырье главных металлов. Сайт ИАЦ «Минерал». 2007. URL:

http://www.mineral.ru/ (1,64 п.л.).

28. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы мира на начало 1998 года. Сайт ИАЦ «Минерал». 1999. URL: http://www.mineral.ru/ (2,1 п.л.).

29. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы мира на начало 1999 года. Сайт ИАЦ «Минерал». 2000. URL: http://www.mineral.ru/ (3 п.л.).

30. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы мира на 01.01.2000. Статистический справочник. Сайт ИАЦ «Минерал». 2001. URL: http://www.mineral.ru/ (0,6 п.л.).

31. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы мира на 01.01.2001. Статистический справочник. Сайт ИАЦ «Минерал». 2002. URL: http://www.mineral.ru/ (0,8 п.л.).

32. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы мира на 1.01.2002. Статистический справочник. Сайт ИАЦ «Минерал». 2003. URL: http://www.mineral.ru/ (0,74 п.л.).

33. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы мира. Т.1. Статистический справочник на 1.01.2003 года. Сайт ИАЦ «Минерал». 2004. URL: http://www.mineral.ru/ (0,7 п.л.).

34. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы мира. Т.1. Статистический справочник на 1.01.2004 года. ИАЦ «Минерал». 2005. URL:

http://www.mineral.ru/Facts/stat/140/331/10_Ni.pdf. (0,6 п.л.).

35. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы мира. Т.3. Конъюнктура мировых рынков минерального сырья. Сайт ИАЦ «Минерал». 2004. URL: http://www.mineral.ru/ (0,51 п.л.).

36. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы мира. Т.3. Конъюнктура мировых рынков минерального сырья. Сайт ИАЦ «Минерал». 2005. URL: http://www.mineral.ru/ (0,8 п.л.).

37. Игревская Л.В. Никель // Минеральные ресурсы России и других стран СНГ на начало 19года. Сайт ИАЦ «Минерал». 1999. URL: http://www.mineral.ru/ (0,7 п.л.).

38. Игревская Л.В. Никель // Мьянма. 2008. ИАЦ "Минерал". Сырьевой комплекс зарубежных стран. URL: http://www.mineral.ru/Facts/world/116/145/index.html. (0,06 п.л.).

39. Игревская Л.В. Никель // Cостояние и использование минерально-сырьевых ресурсов Российской Федерации в 2007 году. ИАЦ "Минерал". Сырьевой комплекс России. URL:

www.mineral.ru/Facts/russia/113/109/nikel.pdf. (0,4 п.л.).

40. Игревская Л.В. Никель // Танзания. 2008. ИАЦ "Минерал". Сырьевой комплекс зарубежных стран. http://www.mineral.ru/Facts/world/116/147/index.html. (0,1 п.л.).

41. Игревская Л.В. Никель (на 1.01.2005 г.) // ИАЦ «Минерал». Мировая статистика. URL:

http://www.mineral.ru/Facts/stat/140/331/10_Ni.pdf. (0,87 п.л.).

42. Игревская Л.В. Никель (на 1.01.2006 г.) // ИАЦ «Минерал». Мировая статистика. URL:

http://www.mineral.ru/Facts/stat/124/209/index.html. (0,7 п.л.).

43. Игревская Л.В. Никель (на 1.01.2007 г.) // ИАЦ «Минерал». Мировая статистика. URL:

http://www.mineral.ru/Facts/stat/124/215/index.html. (0,8 п.л.).

44. Игревская Л.В. Освоение латеритных кобальто-никелевых месторождений нового поколения в Австралии и мировой рынок никеля // ИАЦ «Минерал». Минеральные ресурсы мира. 2002.

URL: http://www.mineral.ru/Analytics/worldtrend/135/310/index.html. (0,37 п.л.).

45. Игревская Л.В. Основные никельпроизводящие компании мира в 2003 г. // ИАЦ «Минерал».

Минеральные ресурсы мира. 2005. URL:

http://www.mineral.ru/Analytics/worldtrend/137/312/index.html. (0,3 п.л.).

46. Игревская Л.В. Перспективы развития минерально-сырьевой базы никеля и меди в Ботсване // ИАЦ "Минерал". Аналитика. Обзор основных событий мирового минерально-сырьевого комплекса. 2009. URL: http://www.mineral.ru/Analytics/worldtrend/129/272/index.html.

(0,2 п.л.).

47. Игревская Л.В. Проблемы освоения месторождения Войси-Бей (Канада) // ИАЦ «Минерал».

Минеральные ресурсы мира. 2001. URL:

http://www.mineral.ru/Analytics/worldevents/134/305/index.html. (0,12 п.л.).

48. Игревская Л.В. Прогноз развития мирового рынка никеля // ИАЦ "Минерал". Аналитика.

Обзор основных событий мирового минерально-сырьевого комплекса. 2008. URL:

http://www.mineral.ru/Analytics/worldtrend/108/240/index.html. (0,2 п.л.).

49. Игревская Л.В. Проекты освоения никелевых месторождений мира в 2004-2015 гг. // ИАЦ «Минерал». Минеральные ресурсы мира. 2004. URL:

http://www.mineral.ru/Analytics/worldtrend/132/307/index.html. (0,36 п.л.).

50. Игревская Л.В. РАО «Норильский никель» диверсифицирует производство и приступает к освоению месторождений за рубежом // ИАЦ «Минерал». Минеральные ресурсы мира.

2001. URL: http://www.mineral.ru/Analytics/ruevents/133/306/index.html. (0,24 п.л.).

51. Игревская Л.В. Расстановка сил в никелевой промышленности мира продолжает меняться // ИАЦ "Минерал". Аналитика. Обзор основных событий мирового минерально-сырьевого комплекса. URL: http://www.mineral.ru/Analytics/worldtrend/108/197/index.html. (0,47 п.л.).

52. Игревская Л.В. У никелевой промышленности Зимбабве мало шансов на развитие // ИАЦ "Минерал". Аналитика. Обзор основных событий мирового минерально-сырьевого комплекса. 2009. URL: http://www.mineral.ru/Analytics/worldtrend/129/275/index.html.

(0,2 п.л.).




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.