WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

На правах рукописи

Мисник Галина Анатольевна

ВОЗМЕЩЕНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ВРЕДА

В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ

Специальность 12.00.06 природоресурсное право,

аграрное право, экологическое право

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва

2008

Диссертация выполнена в Центре эколого-правовых исследований

Института государства и права Российской академии наук

Научный консультант: Дубовик Ольга Леонидовна

  доктор юридических наук, профессор.

Официальные оппоненты: Духно Николай Алексеевич

  доктор юридических наук, профессор

Никишин Владислав Васильевич 

  доктор юридических наук, профессор

  Шестерюк Анатолий Степанович

                                                       доктор юридических наук, профессор

Ведущая организация:  Уральская государственная юридическая академия.                        

       Защита состоится «14» ноября 2008 г. в 11 часов на заседании Диссертационного совета Д.002.002.01 в Институте государства и права Российской академии наук (119991, г. Москва, ул. Знаменка, д.10).

       С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института государства и права Российской академии наук.

Автореферат разослан «06» октября 2008 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета Г.Л. Землякова

кандидат юридических наук 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Возмещение экологического вреда является одним из центральных институтов в системе экологического права. Правовое значение данного института обусловлено выполняемыми им функциями, к которым относятся, во-первых, обеспечение реализации субъективных экологических прав и экологических интересов, во-вторых, восстановление нарушенных экологических прав; в-третьих, предотвращение экологических правонарушений, связанных с осуществлением хозяйственной и иной деятельности человека.

Вопросы правового регулирования возмещения экологического вреда приобретают все большее значение в связи с необходимостью обеспечения устойчивого развития общества, предупреждения и ликвидации последствий негативного воздействия на окружающую среду и привлечения негосударственных ресурсов в сферу охраны окружающей среды. В настоящее время основная доля расходов на цели восстановления нарушенного состояния окружающей среды приходится на государственный бюджет.

По данным Контрольного управления Президента РФ за 2004–2005 гг. на ликвидацию последствий техногенных аварий и катастроф было направлено 7,4 млрд руб., из которых доля федерального бюджета составила 92,8%, бюджетов субъектов Российской Федерации – 7%, средств страховых компаний – 2%. При этом в доходах федерального бюджета за 2004 г. платежи за негативное воздействие на окружающую среду составили 2,6 млн руб., доходы от взимания штрафов и полученные от возмещения вреда составили 1,7 млн руб.1

Приведенные данные свидетельствуют о том, что затраты природопользователей на ликвидацию последствий негативного воздействия на окружающую среду в сумме со штрафами, взимаемыми с виновных, не покрывают реальные потери общества. Причина этого заключается в недостаточной разработанности правовой базы регулирования  возмещения ущерба в сфере природопользования и охраны окружающей среды, неразвитости правоприменительной практики, отсутствии единого методологического подхода к решению вопроса расчета размера причиненного ущерба и доказыванию юридически значимых фактов по данной категории правовых споров. Иски, направляемые в суды по экологическим правонарушениям, в основном ограничиваются требованиями только о взыскании платы за сверхнормативное загрязнение окружающей среды, а не полноценным возмещением ущерба, причиненного окружающей среде.

Задача разработки обоснованной модели возмещения экологического вреда имеет многоплановый характер. С одной стороны, разработка такой модели направлена на решение основной экологической проблемы, а именно, предотвращение и ликвидацию загрязнения окружающей среды. Однако это лишь один из аспектов данной задачи. Приведенные выше статистические данные свидетельствуют также об экономической значимости рассматриваемого вопроса. Переложение основного бремени ответственности за негативные последствия хозяйственной деятельности природопользователя на государство не только затрудняет решение экологических проблем, но также способно повлечь негативные экономические последствия для государства и общества. С другой стороны, не всегда экономически реально взыскание компенсации даже в «сокращенном» виде из-за отсутствия у предприятия достаточных средств на ликвидацию последствий нарушения. Необходимо учесть также социальную значимость рассматриваемой проблематики. Экологический вред создает угрозу для жизни и здоровья человека, для существования его социальной среды. С этой точки зрения совершенствование механизма возмещения экологического вреда следует рассматривать как  задачу социальной значимости.

До недавнего времени возмещение вреда, причиненного загрязнением окружающей  среды, являлось прерогативой государства. В законодательстве прямо закреплялся перечень субъектов, наделенных правом заявлять исковые требования о возмещении вреда окружающей среде. К ним относились федеральные органы государственной власти. В действующем законодательстве (ст. 5, 6, 11 и 12 Федерального закона «Об охране окружающей среды») право  предъявления исков о возмещении вреда окружающей среде предоставлено не только федеральным органам власти, но также органам государственной власти субъектов  Российской Федерации, гражданам и некоммерческим организациям, осуществляющим деятельность в области охраны окружающей среды.

Тем самым, законодатель признает существование самостоятельных экологических интересов названных субъектов. Однако вопрос о юридическом содержании этих интересов, основаниях их защиты в случае причинения вреда окружающей среде, в законодательстве не раскрыты, что позволяет считать указанные нормы декларацией. Между тем, защита экологических прав и интересов различных групп субъектов права должна составлять сущность и цель правового регулирования возмещения экологического вреда.

Цели правовой охраны окружающей среды находят отражение в государственной стратегии устойчивого развития России, в которой закрепляются основные направления государственной политики в данной области. В соответствии с п. 2 Государственной стратегии устойчивого развития России, утвержденной Указом Президента РФ от 4 февраля 1994 г. №236 восстановление нарушенных экологических систем признается целью государственной политики только применительно к экологически неблагополучным территориям. Между тем задачи предупреждения и возмещения экологического вреда должны занимать центральное место в ряду задач правового регулирования охраны окружающей среды, определять смысл и содержание всего экологического законодательства.

Отсутствие указания на меры по возмещению экологического вреда в перечне основных общих направлений деятельности государства в данной области, по нашему мнению, не имеет научного обоснования и порождает  скептическое отношение представителей государственных органов к этой форме участия государства в обеспечении охраны окружающей среды. В целях оптимизации правового регулирования отношений в данной сфере необходимо внести дополнение в содержание Государственной стратегии устойчивого развития России, указав в числе основных направлений деятельности государства обеспечение возмещения вреда, причиненного окружающей среде.

Состояние действующего законодательства, регулирующего возмещение экологического вреда, характеризуется существенными противоречиями, которые фактически парализуют действие данного института. Основная причина несовершенства законодательства состоит в том, что правовое регулирование данных отношений осуществляется  без должного учета специфических черт экологического вреда. Учет особенностей экологического вреда, на наш взгляд, должен составить основу выделения специфических правил возмещения экологического вреда.

Сегодня отсутствует целостный правовой механизм возмещения вреда, причиненного экологическим правонарушением. Существующие в действующем законодательстве нормы малоэффективны. В литературе вопрос об эффективности действия гражданско-правовой ответственности в области охраны окружающей среды рассматривается с позиций достижения превентивной и компенсационной цели такой ответственности. Достижение компенсационной цели требует учета двух основных особенностей применения данного института в области охраны окружающей среды. Во-первых, множественность субъектов, заинтересованных в получении такой компенсации. Во-вторых, дифференциация целей такой ответственности на компенсационную (возмещение убытков) и восстановительную (восстановление  нарушенного положения в натуре).

Существующий механизм регулирования возмещения экологического вреда построен без учета превентивной направленности данного института. Как отметил Е.А. Суханов, «большинство посвященных ответственности норм гражданского и хозяйственного законодательства ориентировано на регламентацию отношений, возникающих в связи с уже наступившими правонарушениями – неисполнением обязательств или «непосредственным» причинением вреда, а не на борьбу с их возникновением. Нормы об ответственности должны занимать самостоятельное место в системе гражданского права.

Можно выделить следующие причины низкой эффективности действующего механизма возмещения экологического вреда:

1) неразвитость нормативно-правовой базы регулирования данных отношений;

2) отсутствие доктринальных основ доказывания экологического вреда и причинной связи как условий гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда;

3) отсутствие единой методологии расчета оценки экологического вреда;

4) несовершенство законодательства о порядке предоставления экологической информации заинтересованным лицам как одной из важнейших гарантий реализации права на возмещение экологического вреда;

5) отсутствие необходимой законодательной основы страхования экологических рисков, целью которого является защита экологических интересов граждан, имущественных интересов юридических лиц и публичных образований от действия факторов природного и техногенного характера, обладающих свойством экологического риска, обеспечение реального возмещения экологического вреда;

6) неразвитость правоприменительной практики;

7) низкий уровень экологического правосознания руководящих и иных работников предприятий и организаций;

8) отсутствие отлаженного механизма выявления и регистрации правонарушений в данной области.

В действующем законодательстве предусматриваются две самостоятельные правовые меры, направленные на обеспечение восстановления окружающей среды – гражданско-правовая ответственность за причинение экологического вреда и платежи за негативное воздействие на окружающую среду. Представляется, что разграничение  правовых механизмов имеет практическое и научное значение, поскольку создает юридическую основу определения объема гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда и расчета размера платы за негативное воздействие. В целях проведения названного разграничения в работе предпринята попытка переосмысления правовой сущности названных платежей.

Рамки настоящего исследования определяются задачей формирования целостного механизма возмещения экологического вреда, сочетающего применение правовых и экономических средств, обеспечивающих наиболее полное возмещение реального экологического вреда и затрат, необходимых для его предупреждения.

Степень разработанности темы. Проблемы возмещения экологического вреда являются предметом научных  споров на протяжении длительного периода времени. Этому вопросу посвящены специальные диссертационные исследования на соискание ученой степени кандидата юридических наук С.Т. Аттокурова («Гражданско-правовая ответственность за нарушение законодательства об охране природы», 1974 г.), С.С. Дахненко («Возмещение вреда, причиненного экологическим правонарушением» (гражданско-правовой аспект), 2001 г.), А.Л. Ивановой («Возмещение экологического вреда: сравнительно-правовой анализ европейского, немецкого и российского права», 2006 г.), В.П. Егорова («Особенности возмещения убытков, причиненных нарушением законодательства об охране природы», 1975 г.), С.Н. Кравченко («Имущественная ответственность за нарушение пририродоохранительного законодательства», 1979 г. ), Л.В. Криволаповой ( «Правовое обеспечение возмещения вреда, причиненного экологическим правонарушением», 2001 г.), В.Л. Мищенко («Эффективность гражданско-правовой ответственности в области охраны природы», 1984 г.), Н.Г. Нарышевой («Возмещение вреда, причиненного нарушением законодательства об охране окружающей среды», 1998 г.), Е.В. Новиковой («Правовые формы возмещения вреда природной среде, причиненного предприятием», 1988 г.)  и других ученых. Однако отсутствие эффективного законодательного решения данной проблемы свидетельствует о необходимости дальнейшего исследования темы с целью выработки обоснованных рекомендаций для совершенствования законодательства в данной области. Кроме того, отдельные аспекты возмещения экологического вреда затрагиваются в научных статьях и комментариях к законодательству (С.А. Боголюбов, М.И. Васильева, О.Л. Дубовик, Н.А. Духно, А.Л. Иванова, И.О. Краснова и другие).

Несмотря на то, что данная тема вызывает пристальный интерес ученых на протяжении нескольких десятилетий, проблема не утратила актуальности в современных условиях. Большинство из перечисленных исследований были выполнены на старой законодательной основе. Отдельные работы были посвящены в большей степени анализу зарубежного законодательства. Кроме того, в указанных работах рассматривались отдельные аспекты названной темы, но не определены принципиальные основы построения правового механизма возмещения экологического вреда как целостного правового института.

Работы ученых, посвященные становлению отрасли экологического права, – М.М. Бринчука, С.А. Боголюбова, А.К. Голиченкова, О.Л. Дубовик, Н.А. Духно, И.А. Иконицкой, О.С. Колбасова, О.И. Крассова, В.В. Никишина, В.В. Петрова, Т.В. Петровой, Г.Н. Полянской,  А.С. Шестерюка, Ю.С. Шемшученко и других позволили выявить специфические черты  вреда,причиненного окружающей среде, и использовать выработанныедоктриной подходы к оценке эффективности его возмещения. Задачи исследования определили потребность в анализе взглядов правоведов-экологов, специализирующихся в области правовых проблем экономического механизма охраны окружающей среды (Г.А. Волков, И.О. Краснова, Г.А. Моткин, В.Л. Мунтян Т.В. Петрова, Б.Г. Розовский и другие), правового обеспечения экологической безопасности (С.Л. Байдаков, Е.Н. Васильева, А.К. Голиченков, Н.Г. Жаворонкова, А.И. Йойрыш, О.С. Колбасов, А.И. Константинов, А.Т. Никитин, Г.П. Серов и другие) и проблем защиты экологических прав граждан и публичных экологических интересов (С.А. Боголюбов, М.М. Бринчук, М.И. Васильева, О.Л. Дубовик, Н.А. Духно, В.В. Петров, Ю.С. Шемшученко и другие).

Цели и задачи диссертационного исследования. Целью данного исследования являются выявление проблемных аспектов законодательного регулирования возмещения экологического вреда, формирование комплексного подхода к построению механизма возмещения экологического вреда и созданию условий повышения его эффективности.

Комплексный  подход  предполагает формирование модели гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда на основе согласования норм о гражданско-правовой ответственности за причиненный экологический вред и платежах за негативное воздействие на окружающую среду, объединенных компенсационной направленностью.

В соответствии с названной целью определены следующие задачи исследования:

1) конкретизация содержания субъективных экологических прав различных субъектов права и выявление границ защищаемого экологического интереса;

2) определение правовой природы платежей за негативное воздействие на окружающую среду и установление критериев расчета платы в соответствии с её превентивной и компенсационной направленностью;

3) установление критериев разграничения публичных и частных экологических интересов, защиты которых осуществляется мерами гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда;

4) выявление устойчивой взаимосвязи гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда и платежей за негативное воздействие на окружающую среду;

5) расширение понятия экологического вреда посредством включения в него не только затрат на устранение реального вреда, выразившегося в деградации окружающей среды и истощении природных ресурсов, но и затрат, необходимых для предотвращения вреда, который может возникнуть в связи с негативным воздействием на окружающую среду;

6) установление специальных принципов гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда с учетом выявленных особенностей правовой характеристики экологического вреда;

7) формирование круга правовых гарантий обеспечения реального возмещения экологического вреда, к числу которых отнесены правовые презумпции, экологическое страхование и информационное обеспечение применения механизма возмещения экологического вреда.

Объект исследования образуют правоотношения, возникающие в связи с причинением вреда экологическим правонарушением, и закономерности правового регулирования данных отношений.

Предмет исследования. Предмет исследования составляет российское законодательство, регулирующее порядок и условия возмещения экологического вреда, судебная практика по данной категории споров.

Методологическая основа исследования. В диссертации использованы труды ученых-юристов  по общей теории права, гражданского права, экологического права и иным правовым  наукам, а также исследования в области философии. Задачи исследования определили использование современной концепции взаимодействия общества с окружающей средой, нашедшей отражение в государственной стратегии устойчивого развития.

Методологическую основу исследования проблем возмещения экологического вреда составил метод системного анализа эколого-правовых проблем с учетом закономерностей развития и функционирования природной системы, экономических, политических и социальных аспектов проблемы охраны окружающей среды. Формально-логический метод исследования использован при выявлении перспективных направлений развития нормативно-правовой базы регулирования отношений в сфере возмещения экологического вреда. Выработка эффективной правовой модели возмещения экологического вреда в рамках данного исследования основывается на признании защиты экологических прав человека и гражданина как одной из приоритетных задач правовой охраны окружающей среды.

Основываясь на общедиалектическом методе исследования, в работе использованы также иные частнонаучные методы: исторического и сравнительного правоведения.

Реализация метода сравнительного правоведения проявилась в обобщении зарубежного опыта регулирования и применения возмещения экологического вреда (Закон ФРГ «Об экологической ответственности», Директива Европейского Союза № 2004/35 об экологической ответственности, зарубежная судебная практика), в целях определения путей оптимизации российского законодательства в данной области.

В работе использованы результаты теоретических исследований проблем юридической ответственности, которые проводились в рамках общей теории права и государства ( С.С. Алексеев, С.Н. Братусь, О.С. Иоффе, О.Э. Лейст, Р.О. Халфина, М.Д. Шаргородский, Л.С. Явич) и гражданского права ( М.М. Агарков, Б.С. Антимонов, В.П. Грибанов, О.А. Красавчиков, Л.О. Красавчикова, Л.А. Лунц, И.Б. Новицкий, В.А. Ойгензихт, В.И. Серебровский, В.Т. Смирнов, Ю.К. Толстой, Е.А. Флейшиц, М.Я. Шиминова).

Научная новизна исследования состоит в комплексном исследовании существующих правовых форм возмещения экологического вреда с позиций расширения оснований гражданско-правовой ответственности и усиления гарантий её применения.

В работе обосновывается расширение оснований гражданско-правовой ответственности, которое  может быть достигнуто посредством конкретизации признаков и критериев оценки экологического вреда, применения канализированной ответственности ко всем видам деятельности, связанным с риском причинения крупномасштабного экологического вреда, установления в законодательстве примерного перечня источников повышенной опасности, в отношении которых не применяется  судебный порядок оценки признаков источника повышенной опасности.

Усиление гарантий возмещения экологического вреда предполагает расширение перечня презумпций, используемых в целях доказывания основания гражданско-правовой ответственности, конкретизацию права на доступ к экологической информации, выработку единой модели оценки экологического риска как элемента экологического страхования.

В диссертации разработаны следующие положения, выносимые на защиту:

1. Проблема применения правовых норм о возмещении экологического вреда связана с тем, что наука и практика, как правило, бессильны в определении реального ущерба, наступающего при негативном воздействии на состояние окружающей среды. Отсутствие методического единства по вопросу об оценке  ущерба, вызванного негативным воздействием на окружающую среду, приводит к серьезным недостаткам в правовом регулировании.

При оценке вреда, вызванного негативным воздействием на окружающую среду, не учитываются существенные различия экономического и правового понятия экологического вреда. Экономические потери появляются у собственника природных ресурсов не только тогда, когда возник  реальный вред (деградация экологических систем, истощение природных  ресурсов), но и тогда, когда негативное воздействие  на окружающую среду связано с опасностью возникновения реального вреда. В последнем случае экономический вред находит выражение  в виде затрат на предотвращение будущего  вреда окружающей среде. Экономическое определение вреда  имеет более широкие границы в отличие от правового понятия «вред окружающей среде».

Ущерб как правовая категория – это  уничтожение или повреждение наличного имущества, потеря прибыли, расходы, призванные обеспечить наиболее полное восстановление материальных и личных нематериальных благ  потерпевшего, которым причинен вред.

В целях решения данной задачи правовое понятие «экологический вред» должно в максимальной степени соответствовать его экономическому содержанию. С учетом характера негативных последствий и формы проявления  экологический вред следует разделять на реальный и вероятный (предотвращенный).

2. Возмещение экологического вреда следует рассматривать как комплексный правовой институт, который включает в себя нормы различной отраслевой принадлежности, а именно, нормы гражданского, финансового и экологического права, регулирующие отношения по поводу восстановления нарушенных экологических прав человека, государства или муниципальных образований за счет имущественной сферы причинителя вреда либо третьих лиц, указанных в законе.

Гражданско-правовой формой возмещения экологического вреда является гражданско-правовая ответственность. Административной формой возмещения вреда в данной сфере являются платежи за негативное воздействие на окружающую среду.

3. Право заявления исковых требований о компенсации экологического вреда в пользу государства означает законодательное признание законного экологического интереса, носителем которого является государство.

В целях определения юридических границ права государства на возмещение экологического вреда необходимо установить объем и содержание экологических прав государства.

Хотя в законодательстве  прямо не устанавливаются экологические права государства и муниципальных образований, не определяется их содержание, однако из смысла законодательства, регулирующего возмещение экологического вреда, следует, что государство и муниципальные образования признаются субъектами экологических прав. Вопрос о юридическом содержании данных прав, пределах их реализации  требует законодательного решения.

4. В правовом регулировании возмещения экологического вреда применение диспозитивного метода оценки экологического вреда должно получить более широкое развитие, поскольку именно данный метод в полной мере соответствует объективным условиям развития рыночной экономики. В связи с этим необходимо внесение изменений в природоресурсное и природоохранное законодательство, направленных на унификацию подходов к установлению правил оценки экологического вреда на основе закрепления диспозитивного подхода к определению способов названной оценки.

Разработка  методик оценки экологического вреда должна быть признана обязанностью государственных органов, поскольку такая мера рассматривается как гарантия реализации права на возмещение вреда в случаях, когда объективно невозможна оценка вреда по фактическим затратам на восстановление природного объекта. Однако применение таких методик должно осуществляться на диспозитивной основе, что в наибольшей мере соответствует условиям рыночной экономики.

Нормативный метод оценки экологического вреда не может рассматриваться как императивно установленный либо приоритетный по отношению к методу оценки фактических затрат, поскольку такой подход противоречит принципу полного возмещения вреда, предусмотренному в гражданском  (п. 1 ст. 15 ГК РФ) и экологическом законодательстве (ст. 77 Федерального закона «Об охране окружающей среды»).





5. В российском законодательстве нет каких-либо положений, ограничивающих ответственность государства при осуществлении должностными лицами дискреционных положений. Следовательно, при выявлении вреда, вызванного актами власти, принятыми государственными органами  на основе административного усмотрения, государство должно нести гражданско-правовую ответственность на равных основаниях с другими субъектами права.

Гарантией реализации механизма ответственности государства за причинение экологического вреда должно стать закрепление в экологическом законодательстве  ясно выраженных принципов и целей государственного управления в области охраны окружающей среды, а также критериев оценки правомерности акта власти, принимающего экологически значимые решения. Необходимость нормативного закрепления названных принципов обусловлена тем, что при рассмотрении судебных споров суд руководствуется только принципом законности и не вправе оценивать целесообразность принятия актов государственных органов.

6. В экологических отношениях деятельность, связанная с негативным воздействием на окружающую среду, должна признаваться источником повышенной опасности на основе презумпции, которую следует закрепить в законодательстве.

Признание деятельности, связанной с негативным воздействием на окружающую среду, источником повышенной опасности, основывается на обобщении  практики осуществления такой деятельности и результатом специальных научных исследований, которые составляют основу для закрепления на законодательном уровне примерного перечня опасных видов деятельности. При наличии законодательства, содержащего признаки опасной деятельности, возложение на потерпевшую сторону обязанности доказывания опасности таких видов деятельности при разрешении конкретных споров является нецелесообразным, поскольку ведет к дополнительным необоснованным затратам на проведение соответствующих исследований и создает для потерпевшей стороны препятствия  для защиты нарушенного экологического права.

Закрепление презумпции повышенной опасности деятельности, связанной с негативным воздействием на окружающую среду, позволит укрепить позицию слабой стороны (потерпевшего) при разрешении споров о возмещении экологического вреда.

7. Экологическое страхование относится к рисковым видам страхования, что определяется его функциональным назначением. Оценка риска предполагает установление двух юридически значимых фактов: во-первых, установление самой опасности и, во-вторых, установление объема опасности.

Оценка риска признается правом страховщика (ст. 945 ГК РФ) и обязанностью страхователя (ст. 944 ГК РФ). Однако признание оценки страхового риска правом страховщика не исключает, а скорее, предполагает  закрепление в законодательстве единых критериев оценки степени риска.

В проекте Федерального закона «Об экологическом страховании» должна получить закрепление модель оценки экологического страхового риска, включающая нормативные критерии оценки приемлемого риска (территориальные границы зоны риска, степень изменения состояния экологической система под воздействием фактора риска, размер предполагаемых затрат на восстановление окружающей среды, а также специальные критерии, отражающие особенности отдельных видов риска), и допустимые способы такой оценки, а именно, количественный расчет возможных физических, экономических и социальных потерь за определенный период времени, разработка моделей осуществления мероприятий по предупреждению природных чрезвычайных ситуаций, включая вариант отказа от этих мероприятий, в целях выявления причины аварии, комплексное сочетание экономического, медико-биологического и прочих видов анализов риска с учетом вида риска, выявление  дифференцированных и интегральных характеристик удельного экономического и индивидуального риска потерь.

8. Повышенный характер ядерной опасности требует проведения детального разграничения ответственности государства и эксплуатирующей организации. Установление общего положения о лимите ответственности эксплуатирующей организации  не решает проблемы, поскольку открытым остается вопрос о критериях оценки вреда, который подлежит возмещению посредством страхования ядерного риска.

Установление абсолютной ответственности эксплуатирующей организации за ядерный ущерб не вполне согласуется с принципами  правового регулирования ядерной безопасности. Значительная роль в регулировании данных отношений отводится государственным органам, в обязанности которых входит не только прогнозирование опасности, но и предотвращение вреда.

Гарантия вмешательства государства для удовлетворения исков, превышающих финансовые возможности эксплуатирующей организации, является одним из международно-правовых принципов гражданско-правовой ответственности в ядерной энергетике, установленной Пражской конвенцией 1960 г. об ответственности перед третьей стороной в области ядерной энергетики  и  Брюссельской конвенцией от 31 января 1963 г.

Значительные масштабы возможного вреда здоровью граждан и окружающей среде диктуют необходимость раздельного страхования ответственности за причинение ядерного ущерба и государственное страхование жизни и  здоровья граждан, проживающих на территории, подверженной воздействию радиации.

9. Отсутствие правовой регламентации процессуальных форм доступа граждан к экологической информации препятствует эффективному применению норм о возмещении экологического вреда. Представляется, что перечень способов информирования населения о состоянии окружающей среды должен быть дифференцирован в зависимости от вида информации (оперативная или экстренная) и прямо закреплен в федеральном законодательстве, а также законодательстве субъектов Российской Федерации.

10. В целях реализации компенсационной функции гражданско-правовой ответственности за экологический вред необходимо более широкое применение презумпций как юридических предпосылок гражданско-правовой ответственности.

Применение презумпций в экологических отношениях обусловлено неполной изученностью природных процессов  и потенциальных последствий хозяйственной деятельности человека для окружающей среды, отсутствием объективной возможности осуществления непрерывного контроля за деятельностью хозяйствующего субъекта. На основе презумпций достигается решение задачи эффективного распределения бремени доказывания при разрешении споров о возмещении экологического вреда посредством освобождения потерпевшего от обязанности  доказывания фактов, которые могут быть установлены на основе предположения.

В соответствии с принципом презумпции потенциальной экологической опасности проектируемой хозяйственной деятельности учет вредных последствий хозяйственной деятельности является обязанностью не только природопользователя, но и государственных органов, осуществляющих управление и контроль в  данной сфере природопользования. Это означает, что степень вины государственных органов и природопользователя в случае причинения экологического вреда презюмируется равной до тех пор, пока не будет доказано иное.

11. Направлениями оптимизации нормативно-правового регулирования гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда следует считать: усиление роли специального законодательства в регулировании указанных отношений, обеспечение согласованности федеральных нормативных актов и нормативных актов субъектов Российской Федерации; систематизация норм, регулирующих гражданско-правовую ответственность за причинение экологического вреда.

В экологических отношениях предотвращение вреда окружающей среде признано одним из основных принципов охраны окружающей среды, что требует разработки механизма реализации данного  требования  при формировании всех основных институтов экологического права и, в первую очередь, при регулировании отношений по возмещению экологического вреда.

Представляется целесообразным для обеспечения превентивной функции имущественной ответственности использовать зарубежный опыт регулирования имущественной ответственности хозяйственных организаций, который характеризуется выделением специфического вида обязанностей природопользователя, а именно обязанности предотвращения вреда.

Отмечая важность учета превентивной функции правового регулирования возмещения экологического вреда, следует признать, что реализация подобной функции выходит  за пределы института гражданско-правовой ответственности и требует комплексного правового регулирования данных отношений, основанного на признании и применении различных правовых средств обеспечения  возмещения вреда природной среде.

Эмпирическую базу исследования образуют данные о практической деятельности федеральных и региональных органов  государственной власти в области охраны окружающей среды на территории Ростовской области, данные статистической отчетности за период с 2000 г. по 2007 г., а также судебная практика по рассматриваемым арбитражными судами спорам на территории Северо-Кавказского округа и в других регионах Российской Федерации.

Теоретическое значение исследования обусловлено задачей выработки единой, четко выраженной методологии решения проблемы возмещения экологического вреда, которая учитывала бы не только закономерности развития и функционирования природной системы, но и экономические, политические и социальные аспекты охраны окружающей среды. Решение данной задачи предполагает определение правовых признаков экологического вреда, отражающих его экономическую и социальную сущность.

Формулирование специальных принципов возмещения  экологического вреда составляет основу для построения целостной правовой модели возмещения экологического вреда, согласующейся с другими компенсационными механизмами, предусмотренными экологическим законодательством. 

Практическая значимость. Результаты работы могут быть использованы в судебной практике, правотворческом процессе, применении нормативных правовых актов государственными и муниципальными органами, в преподавании общих и специальных юридических дисциплин. Предложенные в работе критерии оценки экологического вреда и экологического риска могут быть использованы при разработке государственными органами методик выявления и оценки экологического вреда и анализа экологического риска. Данные методики являются ключевым звеном модели гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда, поскольку выступают в качестве правовой гарантии реализации субъективного права на возмещение вреда окружающей среде.

Практическое значение исследования проблем экологического страхования состоит в выработке единой модели правового обеспечения  реального возмещения экологического вреда,  при котором обеспечивается баланс между экологическими интересами человека и общества и экономическими потребностями  хозяйствующих субъектов. Сформулированные в работе принципы гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда направлены на совершенствование правоприменительной практики по данной категории споров.

Выводы и предложения, содержащиеся в работе, могут быть использованы для целей совершенствования учебно-методического обеспечения курсов «Экологическое право» и «Земельное право».

Апробация и внедрение результатов исследования. Рекомендации и выводы, содержащиеся в диссертации, использованы при разработке предложений по совершенствованию законодательства Ростовской области в сфере охраны окружающей среды, участия в разрешении правовых споров по вопросам охраны окружающей среды, выступления на всероссийских и международных конференциях. Они внесены в рамках экспертного заключения по проекту «Оптимизация использования экономических инструментов экологической политики в Ростовской области», проводимому Организацией экономического сотрудничества и развития (ПДООС в Центральной и Восточной Европе) на консультативном семинаре в г. Ростове-на-Дону 12 марта 2002 г.

Предложения по совершенствованию законодательства Ростовской области вносились диссертантом в качестве члена Комиссии по правам человека при Администрации г. Ростова-на-Дону. По предложению диссертанта на рассмотрение областного законодательного собрания внесен проект закона Ростовской области «Об информационном обеспечении охраны окружающей среды на территории Ростовской области». Выводы диссертанта использованы при разработке Закона Ростовской области «О регулировании земельных отношений в Ростовской области» от 22 июля 2003г.

Выводы, содержащиеся в работе, докладывались в выступлениях на всероссийских, региональных и международных конференциях: Международной научно-практической конференции «Применение норм гражданского законодательства в условиях развития рыночных отношений». К 10-летию принятия Гражданского Кодекса РФ) (г.Саратов,  Саратовская государственной академии права. 2004г.); Общероссийская научно-практическая конференция «Правовые проблемы экономической, административной и судебной реформы в России» (г.Москва, РАЮК, юридический факультет МГУ. 20-21 декабря 2004г.); VIМеждународная научно-практическая конференция «Современное законотворчество: теория и практика (к 100-летию Государственной Думы России) г.Москва, МГУ, 22-23 декабря 2005г.); Общероссийской научно-практической конференции  «Правовые  реформы в России: теория и практика осуществления» (г.Ростов-на-Дону. Северо-Кавказская Академия Государственной Службы . 2004г.); «Проблемы эффективности публичной власти в Российской Федерации» ( Научно-практическая конференция. 2002г. г. г.Ростов-на-Дону. Ростовский государственный университет); Общероссийская конференция «Правовые вопросы защиты прав человека». г.Ростов-на-Дону. Институт права и управления при РГУ. 2006г.

Методология исследования данной темы использована автором при выполнении гранта, учрежденного Организацией экономического сотрудничества и развития стран Восточной и Западной Европы, посвященного проблеме оптимизации экономических инструментов обеспечения охраны окружающей среды на территории Ростовской области (март 2002г.) и подготовке проекта Закона Ростовской области «Об информационном обеспечении охраны окружающей среды в Ростовской области» (2006г.).

Материалы исследования использовались автором в Ростовском государственном университете и других вузах в преподавании курса экологическое право и специальных курсов.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация состоит из введения, трех глав,  заключения  и библиографии.

Во введении раскрывается актуальность темы исследования, определяется объект и предмет исследования, его цели и задачи, указывается теоретическая и методологическая база изучения, освещаются научная новизна и практическая значимость, выводы и положения, выносимые на защиту.

Глава 1 «Возмещение экологического вреда комплексный правовой институт» посвящена общей характеристике данного института, определению целей и задач правового регулирования данных отношений, выявлению правовой природы отношений по поводу возмещения экологического вреда.

С учетом задач, решаемых в процессе организации охраны окружающей среды, совершенствование правового механизма возмещения экологического вреда предполагает выработку правовых способов максимально полной и объективной экономической оценки ущерба, вызванного загрязнением окружающей среды, а также установление правовых форм возмещения экологического вреда, позволяющих «вписаться» в существующую систему рыночных отношений.

Проблема применения правовых норм о возмещении экологического вреда связана с тем, что наука и практика, как правило, бессильны в определении реального ущерба, наступающего при негативном воздействии на состояние окружающей среды. Данное обстоятельство явилось предпосылкой введения условных методов оценки экологического вреда, основанных на применении такс и методик исчисления ущерба. Однако отсутствие методического единства по вопросу об оценке  ущерба, вызванного негативным воздействием на окружающую среду, приводит к серьезным недостаткам в правовом регулировании. В методиках и исследованиях структура ущерба нередко представляет собой конгломерат случайных, лежащих на поверхности факторов без анализа глубинных, определяющих процессов. Недостатком действующего механизма возмещения экологического вреда следует также считать отсутствие учета существенных различий экономического и правового понятия экологического вреда.

Экологический вред как экономическая категория представляет собой выраженные в денежной форме фактические и возможные потери народного хозяйства, обусловленные  ухудшением экологической ситуации в результате антропогенной деятельности. Экологический предотвращенный ущерб отражает потери экономики и общества, связанные с осуществлением превентивных  природоохранных мероприятий. Оценки предотвращенного экономического и социального ущерба позволяют определить объем финансирования работ природоохранной направленности. Рассматриваемый вид ущерба включает дополнительные затраты на ремонт и восстановление основных фондов в связи с сокращением сроков их службы в условиях агрессивной среды, дополнительные затраты на очистку воздуха и воды, используемых в технологических процессах, дополнительные затраты в связи с потерями ресурсов и продукции в результате изменения урожайности в сельском хозяйстве и продуктивности лесных угодий, дополнительные затраты на оплату больничных листов, связанные с заболеваемостью работников производства и другие виды локального ущербы.

Экономические потери возникают у собственника природных ресурсов не только тогда, когда возник  реальный вред (деградация экологических систем, истощение природных  ресурсов), но и тогда, когда негативное воздействие  на окружающую среду связано с опасностью возникновения реального вреда. В последнем случае ущерб находит выражение  в виде затрат на предотвращение реального ущерба. Ущерб как экономическая категория основывается на целостной оценке реального и вероятного ущерба окружающей среде.

Ущерб как правовая категория понимается как уничтожение или повреждение наличного имущества, потере прибыли, расходах, призванных обеспечить наиболее полное восстановление материальных и личных нематериальных благ  потерпевшего, которым причинен вред. Экологический ущерб следует рассматривать с учетом экономического содержания данной категории. Экологический ущерб является имущественной формой выражения экологического вреда, который следует рассматривать как совокупность экологически неблагоприятных последствий  хозяйственной деятельности, связанной с воздействием на окружающую среду, включающих в себя не только негативное изменение качества окружающей среды, выявленное на момент совершения правонарушения (вред окружающей среде), но и возможность ухудшения качества окружающей среды вследствие осуществления негативного воздействия на окружающую среду (вероятного экологического вреда). Вред окружающей среде может быть определен как  вызванное нарушением экологического законодательства неблагоприятное изменение состояния окружающей природной среды, повлекшее за собой деградацию либо разрушение естественных экологических систем, истощение природных ресурсов.

Компенсация вероятного вреда в рамках гражданского права невозможна, поскольку такой подход противоречит основным принципам гражданско-правовой ответственности. Однако в экологических отношениях механизм возмещения экологического вреда должен быть в большей мере ориентирован на предотвращение реального ухудшения качества окружающей среды.

В целях правового обеспечения возмещения такого вреда необходима его дифференциация, что позволит распределить бремя ответственности между различными субъектами (государством и природопользователями). Для решения данной задачи правовое понятие «экологического вреда» должно в максимальной степени соответствовать его экономическому содержанию. С учетом характера негативных последствий и формы проявления  экологический вред следует разделять на противоправный и правомерный. Такой подход является предпосылкой  комплексного правового регулирования возмещения экологического вреда с позиций сочетания административно-правовых и гражданско-правовых форм возмещения такого вреда.

Возмещение экологического вреда следует рассматривать как комплексный правовой институт, который включает в себя нормы различной отраслевой принадлежности, а именно, нормы гражданского, финансового и экологического права, регулирующие отношения по поводу восстановления нарушенных экологических прав человека, государства или муниципальных образований за счет имущественной сферы причинителя вреда либо третьих лиц, указанных в законе.

Возмещение вреда составляет основную цель применения названных мер. Основным элементом содержания правоотношений ответственности, страхования и платежей является интерес, потребность восстановления нарушенного права. Названные правоотношения следует рассматривать как условия движения, формы реализации законного интереса в возмещении вреда. Выделение интереса в возмещении вреда в качестве основного элемента правоотношений ответственности за причинение вреда и платы за негативное воздействие  позволяет рассматривать названные правовые меры как формы реализации интереса в возмещении экологического вреда.

Действующий механизм платности загрязнения окружающей среды  составляет основу частичной компенсации ущерба, вызванного негативным воздействием на окружающую среду, поскольку, во-первых, размер платы не соответствует размеру реального вреда, во-вторых, целевой режим использования платежей не обеспечен должным образом мерами государственного контроля и  принуждения.

Базовое значение для разграничения платежей и гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда имеет правовая категория «экологический вред». В литературе предлагается дифференцировать категорию «экологический вред» для целей разграничения правовых последствий его причинения на правомерный и противоправный. Гражданское законодательство предусматривает  возмещение вреда, причиненного правомерными действиями, но только в случаях, прямо предусмотренных законом (п.2 ст.1064 ГК РФ). Не вызывает сомнений, что  правомерное причинение встречается в экологических отношениях достаточно часто. Однако возмещение такого вреда прямо в экологическом законодательстве не предусматривается.

В литературе принято рассматривать в качестве мер возмещения правомерного экологического вреда платежи за негативное воздействие на окружающую среду. Однако в действующем законодательстве данный подход не нашел последовательного отражения. В целях выработки эффективного механизма предотвращения экологического вреда представляется целесообразным определять «экологический вред» как любое ухудшение качества окружающей среды, вызванное негативным воздействием на неё хозяйственной и иной деятельности человека. Такой подход создает методологическую основу для разграничения экологического вреда на предотвращенный (правомерный)  и реальный  (противоправный) вред, что,  в свою очередь, обеспечивает комплексное правовое регулирование отношений по возмещению экологического вреда.

Формулируя понятие экологического вреда, представляется необходимым исходить из признания вредоносного характера  любого негативного воздействия на окружающую среду. При этом негативное воздействие, которое осуществляется с соблюдением установленных экологических требований, должно признаваться вредоносным в силу того, что содержит в себе угрозу причинения реального вреда и влечет необходимость осуществления мер по предупреждению реального экологического вреда. Затраты, производимые в целях предупреждения экологического вреда, должны являться критерием оценки предотвращенного ущерба, который подлежит возмещению в порядке платежей за негативное воздействие на окружающую среду.

Реальный экологический вред возмещается в порядке гражданско-правовой ответственности, которая в экологических отношениях  основывается на сочетании общих принципов гражданско-правовой ответственности и специальных принципов возмещения экологического вреда.

Специальное регулирование ответственности в отдельных сферах отношений основывается на выявлении специфических черт такой ответственности.

Особенность гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда состоит в наличии публично-правовых начал в регулировании гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда, что  проявляется в выявлении публичных форм экологического вреда и установлении специальных способов определения размера такого вреда (такс и методик исчисления размера вреда).

В диссертации освещаются основные подходы к определению правовой природы ответственности, основанной на применении такс и методик. На основе анализа существующих теоретических позиций по данному вопросу автор приходит к выводу о компенсационной природе рассматриваемой ответственности. Являясь специальной разновидностью гражданско-правовой ответственности, ответственность, основанная на применении такс и методик, регулируется на основе специальных норм права, которые имеют прямое действие.

Необходимость применения такс и методик для оценки публичного экологического вреда не подвергается сомнению. Однако вопрос о критериях оценки такого вреда, которые должны быть положены в основу такс и методик, остается открытым. В  литературе было высказано мнение о необходимости использования экономической оценки природных объектов в качестве основы оценки экологического вреда. В современных экономических условиях применение данной теории становится актуальным в связи с вовлечением природных объектов в сферу гражданского оборота.

Экономическая оценка природных объектов не должна ограничиваться их стоимостной оценкой. Во всем мире признана необходимость учитывать в экономической оценке так называемые невесомые полезности, или внехозяйственные функции, природных объектов, а именно, биологические (польза, приносимая тишиной, чистым воздухом, разрядкой  физического напряжения), эстетические (духовное наслаждение, доставляемое красивым пейзажем) и научные (данные для научных исследований).

Кроме того, затраты труда на воспроизводство природного объекта не всегда ведут к увеличению готового продукта, а эффект от использования природных ресурсов не всегда выражается в определенном количестве потребительных стоимостей. Так, атмосферный воздух относится к объектам природы, не приносящим дифференциальной ренты. Не подлежат экономической оценке также уникальные природные объекты, поскольку значимость таких объектов не может быть выражена при помощи стоимостных показателей.

Таким образом, экономическая оценка природных объектов может быть использована для оценки экологического вреда, за исключением случаев, когда природный объект исключен из гражданского оборота,  имеет уникальный характер либо относится к объектам, не приносящим дифференциальной ренты.

В тех случаях, когда невозможна экономическая оценка природного объекта, должен применяться метод оценки затрат на восстановление природного объекта. Данный метод отражен в действующем экологическом законодательстве. Признавая компенсационную природу такс ущерба,  нельзя не отметить, что применение действующих такс и методик не всегда обеспечивает реализацию принципа полного возмещения вреда, в особенности при применении крупного экологического вреда, например, вызванного аварийными выбросами радиоактивных веществ и другими видами вредных воздействий. Стоимость работ по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды может значительно превышать  размер взыскания, исчисленного по таксам и методикам.

Учитывая отмеченное выше положительное значение данного способа оценки,  следует признать, что возможность применения таких методик должна быть гарантирована государством. В связи с этим принятие соответствующих методик должно рассматриваться не как полномочие, а как обязанность государственных органов.

Обязанности государственных органов по разработке таких методик должны распределяться с учетом территориальных границ предполагаемого распространения вреда окружающей среде. Методики оценки ущерба, имеющего межрегиональное и трансграничное распространение, должны разрабатываться государственными органами исполнительной власти федерального уровня. Оценка ущерба, проявляющегося в масштабах отдельного региона, должна осуществляться в соответствии с методиками, утвержденными органами исполнительной власти субъекта РФ.

Применение нормативного метода оценки должно осуществляться в  диспозитивном порядке. Использование нормативного метода как альтернативного способа оценки убытков, вызванных загрязнением окружающей среды, предполагает выработку единых правовых критериев такой оценки, которые должны быть закреплены на уровне  федерального законодательства и должна найти отражение в методиках оценки вреда, утверждаемых органами исполнительной власти.

Такие изменения в законодательстве позволят, во-первых, обеспечить должное единообразие в исчислении размера убытков, во-вторых, позволят отграничить убытки, исчисляемые на основании методик от иных убытков, возмещение которых предусмотрено гражданским законодательством.

В главе 2 «Особенности возникновения и реализации гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда» исследуются предпосылки и основание  гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда.  В данной главе основное внимание уделено анализу структурных элементов гражданско-правового деликта как основания гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда. На основе исследования специфических особенностей основания гражданско-правовой ответственности в данной области автор формулирует специальные принципы данной ответственности в экологических отношениях.

Для целей всестороннего исследования содержания правоотношения гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда, выявления его социально-правовой направленности, данное правоотношение рассматривается в работе с точки зрения его возникновения, движения и реализации.

Предпосылками указанного правоотношения являются нормы права, предусматривающие особые правила гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда, и правосубъектность участников правоотношения.  В рамках данного исследования анализируются специфические характеристики правосубъектности в экологическом праве, поскольку общие вопросы гражданской правосубъектности относятся к предмету гражданско-правовой науки.  Особенностью экологической правосубъектности  является наличие в ее структуре субъективных экологических прав и законных экологических интересов, которые представлены  в работе как предпосылки гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда.

Возмещение экологического вреда исследуется с позиций защиты публичных и частных экологических интересов. Публичный экологический интерес – это отношение общества к вопросам охраны окружающей природной среды, являющейся средой жизнедеятельности настоящего и будущих поколений. Публичный экологический интерес непосредственно направлен на обеспечение благоприятной окружающей среды.

Частный экологический интерес может быть обусловлен имущественным правом на природный объект (право собственности или иное вещное право) либо  представлять собой неимущественный интерес, связанный с имущественными интересами. Это интерес, который в качестве своей объективной основы имеет неимущественные потребности человека в создании благоприятной окружающей среды. Данный интерес совпадает по содержанию с публичным интересом всего общества. Он получает свое опосредование в субъективном праве лица на благоприятную окружающую среду. Это право, в свою очередь, существует в абсолютном правоотношении, где ему корреспондирует обязанность всех третьих лиц, подчиняющихся данной системе правопорядка, воздерживаться от действий, нарушающих это право. В случае нарушения указанного права и соответствующего частного интереса у их обладателя возникают иные интересы, имущественные по содержанию. Так, для восстановления права на окружающую среду могут потребоваться материальные затраты, которые в силу различных оснований (в силу обязанности собственника обеспечить должное содержание природного объекта или других оснований) должен понести потерпевший на восстановление природного объекта. Его интерес состоит в возложении указанных затрат на причинителя вреда. Но это уже будет частный экологический интерес иного рода – имущественный.

Частные интересы – это интересы, носителями которых являются субъекты, обладающие гражданской, трудовой, семейно-правовой, процессуальной правоспособностью. Однако частные экологические интересы входят в структуру только лишь гражданской правоспособности, поскольку  частный экологический интерес имеет имущественную форму выражения и состоит в имущественном обеспечении деятельности, связанной  с охраной окружающей среды. Поэтому носителем частного экологического интереса является лицо, обладающее гражданской правоспособностью.

Говоря о пределах осуществления частного экологического интереса, необходимо обратиться к вопросу об общих пределах реализации субъективных прав и законных интересов. В литературе предлагаются различные трактовки категории пределов осуществления гражданских прав и границах охраняемых законом частных интересов.

На основе представлений об общих пределах защищаемого законного интереса можно выделить границы защищаемого экологического интереса, которые выражаются:

  1. в установлении юридической формы реализации экологического интереса. 

Право собственности, право природопользования и юридическая ответственность – это формы опосредования частного экологического интереса имущественным правом. Однако интерес может реализоваться и вне имущественного права. В каких формах реализуется такой интерес? Если интерес не выражен в каком-либо имущественном праве, это не означает  отсутствия опосредования его субъективным правом, поскольку интерес не может быть реализован вне  права на защиту. Право на защиту экологического интереса следует рассматривать в качестве правовой формы реализации частного экологического интереса наряду с имущественными правами;

2) в установлении правовых форм использования общественного мнения в целях защиты публичных экологических интересов государства, регионов и муниципальных образований;

3) в выявлении публичного экологического интереса, выраженного в обязанностях субъекта права в области охраны природной среды;

4) в установлении допустимого способа осуществления экологического интереса, закрепляемого путем определения целей и разрешенных видов пользования природным объектом.

В действующем законодательстве (п.1 ст. 9 Конституции РФ, ст. 1065 ГК РФ) нашел отражение принцип  приоритета публичных интересов над частными интересами в сфере охраны окружающей среды. Однако вопрос о преодолении противоречия различных видов публичных интересов  в законодательстве не решен.

Необходимость законодательного урегулирования данного вопроса не вызывает сомнений. Предстоит решить вопрос о способах законодательного разграничения данных интересов. Представляется бессмысленным деление общественного интереса на общенародный, региональный и местный. Публичные экологические интересы не только не разделяются границами публичных образований, но выходят далеко за пределы территориальных границ государства. Публичный интерес неделим, в то время как частные интересы, в том числе носителем которых является публичное образование, вполне поддаются классификации. Основу такой классификации составляет имущественный интерес в разрешении тех или иных экологических вопросов, объективную основу которого составляет, в свою очередь, определенное имущественное право. Так, собственник природного объекта несет обязанность надлежащего содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 210 ГК РФ). Законом или договором данная обязанность в отношении природного объекта может быть возложена на любого иного природопользователя, не являющегося собственником природного объекта.

Обеспечение согласованности правовых норм, регулирующих различные группы экологических отношений, является основным направлением развития законодательства в данной области. Основу объединения норм в рамках экологического права составляет объективная взаимозависимость экологических отношений. Исследование нормативно-правовых основ возмещения экологического вреда в рамках данной работы проводится с позиций  разрешения внутренних противоречий экологического законодательства по данному вопросу.

Одно из противоречий действующего законодательства проявляется в установлении широкого круга субъектов, наделенных правом заявления исковых требований о возмещении экологического вреда. В соответствии с Закона «Об охране окружающей среды» право предъявлять в суд иски о возмещении вреда окружающей среде представлено гражданам в соответствии (ст. 11), некоммерческим организациям (ст. 12), органам государственной власти РФ (ст. 5) и органам государственной власти субъектов РФ (ст. 6). Право публичных образований на предъявление исков о возмещении вреда, причиненного окружающей среде в процессе природопользования, закреплено также природоресурсным законодательством.

Одним из  недостатков законодательства является отсутствие норм, обеспечивающих целевой режим использования средств, полученных в порядке возмещения экологического вреда. Публичная ценность природных объектов диктует необходимость обеспечения  реального восстановления  природного объекта, что требует установления императивного правила о соблюдении целевого режима использования средств, полученных в порядке возмещения экологического вреда.

Преодоление указанных противоречий требует обеспечения единства, системного построения  и согласованности нормативного регулирования возмещения экологического вреда. Такое единство может быть обеспечено путем закрепления в Федеральном законе «Об охране окружающей среды»  основных принципов возмещения экологического вреда.

Закрепление общих основ регулирования указанных отношений не исключает дифференциации правового регулирования, свойственной экологическому праву. В  структуре экологического права принято выделять следующие группы норм: природоохранные нормы, природоресурсные нормы и экологизированные нормы других отраслей права2. Такая дифференциация характерна и для регулирования возмещения экологического вреда. В отраслевом природоресурсном законодательстве устанавливаются специальные правила применения мер возмещения экологического вреда с учетом специфики регулируемых отношений.  Необходимость такой дифференциации в науке экологического права не вызывает возражений.

Однако вопрос о целесообразноти определенной интеграции эколого-правовых норм порождает достаточно острые научные споры. С особой остротой данная проблема стала обсуждаться в связи с разработкой  Экологического кодекса России.  Как отмечает А.К. Голиченков, Экологический кодекс мыслится как кодекс в самом  прямом смысле этого слова – как свод природоохранных и природоресурсных законов. Дальнейшее развитие экологического законодательства должно быть связано с отходом от отраслевого регулирования экологических отношений (по отдельным природным объектам), и разработкой Экологического кодекса Российской Федерации как акта межотраслевой кодификации3.

Поддерживая точку зрения о необходимости указанной кодификации, полагаем необходимым  выявление пределов такой кодификации по вопросам возмещения экологического вреда. Так, представляется недопустимым установление единых правил оценки экологического вреда применительно к различным сферам природопользования, что не исключает возможности и целесообразности установления в кодифицированном акте экологического законодательства основных принципов возмещения  экологического вреда.

В настоящее время основные нормы возмещения экологического вреда отражены в Федеральном законе « Об охране окружающей среды». В данном Законе возмещение экологического вреда регулируется во взаимосвязи с иными элементами охрана окружающей среды, такими, как экологический контроль, экологическое нормирование и другие. Однако в действующей редакции указанный Закон в части регулирования возмещения экологического вреда не соответствует требованиям внутреннего единства системы.

Применительно к отношениям возмещения экологического вреда пределы экологизации должна определяться с учетом целей правового регулирования данных отношений. Социально-ценностная методология построения системы экологического законодательства, как представляется, служит определяющим  фактором, влияющим на эффективность действия  правового механизма возмещения экологического вреда. Социологический подход в экологическом праве нашел отражение в трудах О.Л. Дубовик и С.Н. Кравченко и развита в работах  С.А. Боголюбова, И.А. Игнатьевой и других ученых.

Оценка состояния действующего законодательства в данной области, а также исследование практики его реализации позволили выделить следующие основные направления оптимизации законодательства по данному вопросу.

Первым направлением следует признать систематизацию правовых норм, регулирующих гражданско-правовую ответственность за причинение экологического вреда. Основу такой систематизации составляет общеправовая классификация правовых норм в зависимости от их функционального назначения.

В области охраны окружающей среды разрыв между регулятивной и охранительной функцией права прослеживается наиболее явно. Некоторые запрещающие регулятивные нормы не подкреплены нормами охранительными, а следовательно, их содержание повисает в воздухе; норма оказывается неработающей. В то же время охранительные предписания также в своем действии не всегда в достаточной степени основаны на регулятивных нормах. Исследования показывают, что некоторые нормы, устанавливающие ответственность за экологические правонарушения, не подкреплены регулятивными нормами, дающими алгоритм поведения экологически и, следовательно, социально полезного. Запреты неправильного поведения не всегда подкреплены правилами должного поведения и возможностями их осуществления 4.

Данная проблема, выявленная в середине 80-х годов XX в., сохраняет свою актуальность и в настоящее время. Реализация регулятивной функции экологического права должна найти выражение в конкретизации содержания экологических прав граждан и иных субъектов права и детальной регламентации обязанностей государственных органов, связанных с административным воздействием на поведение участников экологических правоотношений. При таком подходе выявляется полнота и приемлемость норм об ответственности за причинение экологического вреда.

Вторым направлением оптимизации механизма гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда должно явиться обеспечение согласованности федеральных нормативных актов и нормативных актов субъектов Российской Федерации, а также согласованности  законов и подзаконных актов. Современное состояние регионального экологического законодательства характеризуется либо дублированием федеральных законов, либо низким качеством с точки зрения юридической техники.

Действующее российское законодательство предполагает ответственность органов государственной власти субъектов Российской Федерации только в случае принятия нормативных правовых актов, противоречащих Конституции РФ, федеральным конституционным законам м федеральным законам и повлекших за собой массовые и грубые нарушения прав и свобод человека и гражданина, угрозу единству и территориальной целостности Российской Федерации, национальной безопасности Российской Федерации, единству правового и экономического пространства Российской Федерации.

Не вызывает сомнений необходимость обеспечения мерами ответственности обязанности принятия региональными законодателями нормативных правовых актов об охране окружающей среды, использовании природных ресурсов, необходимых для реализации экологических интересов населения, соблюдения экологических прав граждан.

Обязанность государства обеспечивать достаточное правовое регулирование экологических отношений признается в практике Европейского суда по правам человека, который рассматривает отсутствие достаточного правового регулирования  в качестве основания для возложения ответственности за причиненный вред на государственные органы.

Регулирование гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда охватывает широкий круг вопросов, которые требуют разрешения на федеральном и  региональном уровне. К числу важных вопросов субъектов Российской Федерации следует отнести информационное обеспечение охраны окружающей среды, формирование институтов экологического аудита и экологического страхования, возрождение системы региональных экологических фондов. Решение названных проблем на региональном уровне, как представляется, должно осуществляться в рамках комплексного подхода к обеспечению права на возмещение экологического вреда. В связи с этим названный перечень вопросов регионального значения следует дополнить, включив в него следующие вопросы:

– разработка методик оценки ущерба, вызванного экологическими правонарушениями;

– утверждение критериев оценки экологического риска применительно к конкретным видам экологически значимой деятельности, осуществляемой на территории субъекта РФ;

– установление процессуальных требований,  предъявляемых к деятельности по оценке экологического риска.

Включение данных проблем в круг вопросов регионального значения  обусловлено региональной спецификой этих отношений, что подтверждается «опережающим» развитием регионального правотворчества при регулировании подобных отношений. Учитывая региональный характер таких проблем, представляется необходимым принятие региональных нормативных актов по названному кругу вопросов, что позволит создать организационные и правовые предпосылки реализации права на возмещение экологического вреда.

Правовое регулирование ответственности за причинение экологического вреда включает принятие подзаконных актов ведомственного и межведомственного характера. Ведомственные акты представлены инструктивно-методическими указаниями о применении такс и методик при оценке  экологического ущерба. Разработка методик оценки экологического ущерба основана на  применении метода приближенных оценок. Такие оценки необходимы в случаях, когда факт причинения вреда доказан, но невозможно  подтвердить размер убытков. Например, на основе прямых доказательств нельзя точно определить размер убытков, вызванных порчей земель. В таких случаях необходимо применение условных методов оценки.

Учитывая значение методик в качестве важнейшей гарантии соблюдения прав граждан и государства на предъявление требований о возмещении экологического вреда, в законодательстве Российской Федерации и субъектов Федерации следует установить обязанность государственных органов обеспечить разработку методик оценки различных видов экологического вреда.

Третьим направлением оптимизации нормативно-правового регулирования гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда является усиление роли специального законодательства в регулировании указанных отношений.

Закрепление в экологическом законодательстве правовых норм, подробно регламентирующих гражданско-правовую ответственность за причинение экологического вреда, предполагает четкое определение границ проблемы охраны окружающей среды как особого вида целенаправленной деятельности человека, представляющей собой часть взаимодействия природы и общества. Данный вопрос глубоко исследован в трудах С.А. Боголюбова, М.М. Бринчука, А.К. Голиченкова, О.Л. Дубовик, Ю.Г. Жарикова О.С. Колбасова, О.И. Крассова, В.Л. Мунтян, В.В. Петрова, Г.Н. Полянской, Ю.С. Шемшученко.

Специфический характер объекта правовой охраны, особенности содержания природоохранных отношений, специфические цели правового регулирования указанных отношений диктуют необходимость развития охранительных норм, прежде всего норм о возмещении экологического вреда, в структуре специального законодательства. Отраслевая специализация норм о возмещении экологического вреда позволит обеспечить наиболее полное соответствие охранительных норм экологического права состоянию регулятивного воздействия, и в конечном итоге, гармонизацию механизма правового регулирования охраны окружающей среды.

В главе исследованы юридико-фактические условия возникновения гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда.

В силу комплексной природы экологических отношений противоправность деяния включает, в первую очередь, характеристику публично-правового нарушения, послужившего причиной нарушения субъективного права. Публично-правовой режим отношений, связанных с негативным воздействием на окружающую среду при осуществлении хозяйственной деятельности проявляется в установлении правила, в соответствии с которым допускается вредное воздействие на окружающую среду в пределах установленных нормативов и лимитов при наличии специального разрешения на данный вид негативного воздействия. Признание такого причинения вреда правомерным, однако, не  исключает применение мер гражданско-правовой ответственности, что является отступлением от общего правила о противоправности деяния  как обязательном условии наступления гражданско-правовой ответственности. Данное отступление обусловлено целью защиты общественных интересов в сочетании  с защитой частных прав  в сфере природопользования.

В экологическом законодательстве прямо не закрепляется перечень случаев, когда причинение экологического вреда считается правомерным. Между тем, данный вопрос требует своего разрешения. Так, неясны основания возмещения экологического вреда при аварийном загрязнении окружающей среды. Следует ли квалифицировать такое деяния как противоправное причинение вреда, если причинителем приняты все необходимые меры для предотвращения такого вреда? Думается, что ответ должен быть отрицательным.

В правовой литературе спорным является вопрос о том, подлежит ли доказыванию противоправность причинения вреда.  Как представляется, противоправность деяния подлежит доказыванию, поскольку в законодательстве выделены случаи правомерного причинения вреда. Обязанность доказывания противоправности обусловлена наличием публичного элемента в структуре противоправности деяния, связанного с причинением экологического вреда. Поскольку деятельность участников экологических отношений включена в сферу государственного регулирования, нарушение субъективных прав  непосредственно связано с нарушением публичного режима данных отношений.

Действующее экологическое законодательство не исключает возможности возложения ответственности за причинение экологического вреда на публичное образование. Эффективность механизма возмещения государством экологического вреда во многом определяется уровнем регламентации процедурных обязанностей государственных органов, касающихся принятия экологически значимых решений.

Применение оценочных критериев обоснованности экологически значимых решений  свидетельствует о том, что полномочия государственных органов в области охраны окружающей среды носят в большей мере дискреционный характер. Дискреционная власть означает возможность в рамках, установленных законом, свободного усмотрения при принятии решений.

Наиболее показательным примером применения дискреционных полномочий  в данной области является закрепление общих требований к содержанию нормирования вредных воздействий и качества окружающей среды. Согласно ст. 19 Федерального закона «Об охране окружающей среды» нормативы и нормативные документы в области охраны окружающей среды разрабатываются, утверждаются и вводятся в действие на основе современных достижений науки и техники с учетом международных правил и стандартов в области охраны окружающей среды. В соответствии со ст. 21 названного Закона при установлении нормативов качества окружающей среды учитываются природные особенности территорий и акваторий, назначение природных объектов и природно-антропогенных объектов, особо охраняемых территорий, в том числе особо охраняемых природных территорий, а также природных ландшафтов, имеющих особое природоохранное значение.

Формулировка названных требований, включающая применение таких терминов, как «современные достижения науки и техники», «учет особенностей территории и акватории», «назначение природных объектов», предполагает широкое усмотрение государственных органов при принятии решения об утверждении названных нормативов. В российском законодательстве остается нерешенным вопрос о том, может ли причинение государственным органом вреда при осуществлении дискреционных полномочий повлечь обязанность государства по его возмещению.

Представляется, что гарантией реализации механизма ответственности государства за причинение экологического вреда должно стать закрепление в экологическом законодательстве  ясно выраженных принципов и целей государственного управления в области охраны окружающей среды, а также критериев оценки правомерности акта власти, принимающего экологически значимые решения.

При выявлении условий гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда особое значение имеет характеристика субъективных условий названной ответственности. Применение в экологических отношениях правила об ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, имеет ряд особенностей.

Во-первых, деятельность, которая в соответствии с законодательством отнесена к повышенно опасной деятельности, подлежит специальному регулированию посредством установления требований, направленных на обеспечение безопасности, в том числе по регулированию аварийных ситуаций, утилизации отходов, оценке воздействия на окружающую среду и т.п.

Во-вторых, презумпция экологической опасности планируемой хозяйственной и иной деятельности, закрепленная в ст. 3 Федерального закона «Об охране окружающей среды», означает признание повышенно опасным любого вида деятельности, связанного с воздействием на окружающую среду, если безопасность такой деятельности не будет установлена  в порядке, предусмотренном законом.

В тех случаях, когда в нормативных актах содержится прямое указание на определенный объект или деятельность как на источник повышенной опасности, признаки источника повышенной опасности должны презюмироваться судом при рассмотрении споров о возмещении экологического вреда.

Возложение на потерпевшего обязанности доказывания  признаков источника повышенной опасности  в указанных случаях противоречит смыслу правового регулирования. Отнесение в законодательном порядке соответствующих видов деятельности к источникам повышенной опасности основано на анализе многолетней практики их осуществления, что позволило законодателю выделить опасность в качестве наиболее устойчивой их характеристики.

Признание деятельности источником повышенной опасности основывается на выявлении риска причинения вреда в качестве объективной устойчивой характеристики определенной деятельности. Эта закономерность устанавливается на основе  обобщения длительной практики осуществления данной деятельности. Результаты такого обобщения находят отражение в виде законодательного закрепления перечня опасных видов деятельности. Возложение на потерпевшего обязанности самостоятельно проводить такое обобщение представляется бессмысленным.

В сфере природопользования любая деятельность, связанная с негативным воздействием на окружающую среду, рассматривается как потенциально опасная для окружающей среды. Выявление признаков опасности в каждом случае, когда вред вызван  негативным воздействием на окружающую среду, является объективным препятствием к применению соответствующих норм на практике, поскольку доказывание данного обстоятельства для потерпевшего является объективно невыполнимой задачей. Такое доказывание предполагает обобщение практики осуществления соответствующего вида деятельности, что следует относить к функциям законотворческой, но не судебной власти.

Представляется целесообразным закрепить в российском законодательстве примерный перечень источников повышенной опасности и общие условия применения объективной ответственности. При установлении таких условий, как видится, следует использовать накопленный в международной практике опыт регулирования ответственности, связанной с причинением крупномасштабного вреда.

В целях выработки методологического подхода к формированию конструкции гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда автором исследования  обосновывается необходимость отражения в законодательстве специальных принципов гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда.

К таким принципам в работе отнесены: принцип приоритета натуральной формы возмещения экологического вреда, что обусловлено задачей реального восстановления нарушенного природного объекта; принцип презумпции причинения; принцип условной оценки вреда; принцип солидарной гражданско-правовой ответственности государства и природопользователя за причинение вреда жизни и здоровью граждан, а также имущественным правам и интересам граждан и юридических лиц вследствие загрязнения окружающей среды.

В главе 3 «Правовые гарантии реального возмещения экологического вреда» анализируются правовые вопросы обеспечения доступа к экологической информации, правовые презумпции в качестве процессуальных гарантий реализации права на возмещение экологического вреда и экологическое страхование как способ обеспечения реального возмещения экологического вреда.

Целью экологического страхования является защита экологических интересов граждан, имущественных интересов юридических лиц и публичных образований от действия факторов природного и техногенного характера, обладающих свойством экологического риска. Объектом страхования выступает интерес страхователя в восстановлении своего имущественного положения в случае возникновения гражданско-правовой ответственности страхователя за причинение экологического вреда и в случае причинения вреда личности и имуществу страхователя вследствие действия факторов природного и техногенного характера.

Из данного определения следует вывод о  том, что экологическое страхование должно включать страхование следующих групп имущественных интересов: во-первых, имущественные интересы Страхователя, связанные с его обязанностью возместить ущерб, нанесенный жизни, здоровью или имуществу третьих лиц или окружающей природной среде в результате аварии, происшедшей на эксплуатируемом Страхователем опасном производственном объекте;  во-вторых, имущественные интересы владельца природного объекта и, в-третьих, условия существования страхователя (при личном страховании).

Источниками возникновения экологического вреда могут являться: стихийные природные процессы; правомерная деятельность природопользователя; экологическое правонарушение; техногенные аварии. С учетом вида источников в законодательстве должны быть определены адекватные правовые формы защиты экологических прав и интересов граждан и публичных образований.

В целях развития  превентивной деятельности страховщика при экологическом страховании необходимо наличие специальных правовых предпосылок. Такими предпосылками должно стать специальное правовое регулирование порядка создания фонда предупредительных природоохранных мероприятий  и установление в экологическом законодательстве  обязанности страховщика осуществлять превентивные мероприятия для снижения экологического риска в объеме, согласованном со страхователем.

При добровольном экологическом страховании превентивная функция страхования имеет факультативный характер, поскольку может быть реализована по воле сторон договора. Основные функции экологического страхования должны быть прямо установлены законом и служит основой для закрепления основных обязанностей сторон  договора.

С учетом повышенных требований экологической безопасности, установленных законодательством, регулирующим опасные виды деятельности, в законодательстве должны быть установлены единые общеобязательных критериев  дифференциации степени риска.

Необходимость выработки нормативных критериев оценки экологического риска предусматривается в настоящее время  ведомственными нормативно-правовыми актами (подп. 3 п. 8 Положения о Министерстве РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации стихийных бедствий, утвержденного Указом Президента РФ от 11 июля 2004 г. №868) и постановлением Правительства РФ от 6 января 2006 г. «О Федеральной целевой программе «О снижении рисков и смягчении последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Российской Федерации до 2010 г.»5.

Как указывается в Федеральной целевой программе, необходимый уровень координации действий и концентрации ресурсов при решении задач снижения рисков чрезвычайных ситуаций может быть достигнут только при использовании программно-целевых методов на базе единых методических подходов.

Снижение рисков чрезвычайных ситуаций всех типов и масштабов и их негативных последствий будет обеспечено путем совершенствования нормативных правовых, методических и организационных основ государственного управления в области повышения безопасности населения и защищенности важных объектов от угроз природного и техногенного характера. Установление повышенных  требований к осуществлению опасной деятельности составляет основу для дифференциации экологического риска. Ранжирование экологического риска осуществляется в соответствии с методиками, выработанными практикой.

Разработка правового механизма оценки экологического риска должна служить основой введения специальных государственных гарантий для лиц, проживающих в зоне экологического риска. Государственные гарантии защиты экологических прав граждан могут быть выражены  в форме государственного страхования граждан на случай экологических рисков либо  выплаты компенсаций за проживание в условиях промышленного риска.

На основе исследования  вопроса о применении экологического страхования в отдельных сферах хозяйственной деятельности в работе сформулирован вывод о необходимости принятия Закона «О гражданско-правовой ответственности за ядерный ущерб и ядерном страховании». Повышенный характер ядерной опасности требует проведения детального разграничения ответственности государства и эксплуатирующей организации. Установление общего положения о лимите ответственности эксплуатирующей организации  не решает проблемы, поскольку открытым остается вопрос о критериях оценки вреда, который подлежит возмещению посредством страхования ядерного риска.

Право на доступ к открытой экологической информации является одной из основных процессуальных гарантий реализации права на возмещение экологического вреда. Между тем ни в процессуальном, ни в экологическом законодательстве процессуальные формы обеспечения такого доступа не предусмотрены.

Реализуя принцип открытости информационной сферы в экологических отношениях, государство призвано обеспечить:

установление процессуальных основ использования экологической информации при разрешении споров о возмещении экологического вреда (признание доказательственной силы различных носителей экологической информации, определение процессуальных форм получения такой информации, введение процессуальных презумпций, определяющих условия распределения обязанностей сторон по доказыванию юридически значимых фактов с использованием экологической информаций;

разработку нормативной правовой базы в области обеспечения доступа к экологической информации;

создание организационных условий для реализации прав граждан, общественных объединений и публичных субъектов на доступ к экологической информации.

Федеральный Закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации» не связывает режим открытости информации о состоянии окружающей среды с требованием к форме выражения такой информации, а именно, её документированием. Согласно п. 1 ст. 11 названного Закона, законодательством Российской Федерации или соглашением сторон могут быть установлены требования к документированию информации. Субъекты, представляющие в обязательном порядке документированную информацию в органы государственной власти и организации, не утрачивают своих прав на эти документы и на использование информации, содержащейся в них. Документированная информация, представляемая в обязательном порядке в органы государственной власти и организации юридическими лицами независимо от их организационно-правовой формы и форм собственности, а также гражданами на основании ст. 8 названного Федерального закона, формирует информационные ресурсы, находящиеся в совместном владении государства и субъектов, представляющих эту информацию (ст. 6 указанного Закона).

В действующем законодательстве порядок документирования  экологической информации разработан лишь в той части, в которой это касается осуществления государственного экологического контроля. Вне рамок государственного  контроля обеспечение доступа к экологической информации отсутствует. Между тем документирование информации является средством индивидуализации любой экологической информации. Документирование информации является также гарантией достоверности информации, поскольку позволяет персонифицировать ответственность ее владельца (собственника) в отношениях по поводу обеспечения доступа и использования данной информации. Представляется, что требование документирования экологической информации должно охватывать все виды экологической информации, что является необходимым условием обеспечения доступа к такой информации.

Развитие института возмещения экологического вреда требует глубокого  исследования вопроса о понятии и классификации эколого-правовых презумпций, используемых в качестве предпосылки гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда.

Анализ действующего законодательства позволил выявить следующие презумпции, составляющие  предпосылки имущественной ответственности  субъектов экологического права: презумпция  причинно-следственной связи между деятельностью государственных, муниципальных органов  и экологическим вредом, возникшим на территории  соответствующего публичного  образования; презумпция  общественных экологических интересов; презумпция  экологической опасности любой деятельности, связанной с воздействием на окружающею среду.

Причинение экологического вреда может являться следствием деятельности как самого природопользователя, так и государственных органов, осуществляющих санкционирование соответствующей вредоносной деятельности. Действующее законодательство характеризуется отсутствием регламентации ответственности государства за причинение экологического вреда. Ст.  Федерального закона «Об охране окружающей среды», хотя и предусматривает в качестве общего принципа охраны окружающей среды ответственность государственных органов за обеспечение благоприятного качества окружающей среды на соответствующих территориях, не получила, однако, должного развития в регулятивных правовых нормах. Поэтому в настоящее время данный принцип можно рассматривать лишь как норму программного характера, не имеющую прямого действия.

Презумпция ответственности государственных органов должна найти закрепление в виде правила, в соответствии с которым государственные органы несут ответственность за экологический вред, возникший на территориях общего пользования, если не установлен непосредственный причинитель вреда.

Предлагаемая в данном исследовании мера по закреплению презумпции ответственности государственных органов за причинение экологического вреда на общедоступных территориях, как представляется,  служит для совершенствования форм реализации государственного контроля и иных функции государства в области охраны окружающей среды, а также явится надежной гарантией реализации права граждан на возмещения экологического вреда.

В экологической сфере правовое регулирование подчинено цели приоритетной охраны публичных интересов. Такая охрана обеспечивается не только на основе норм публичного, но и на основе норм частного права. Если исходить из того, что этот вред окружающей среде причиняется обществу в целом, а не  публичному образованию, то признавать публичное образование потерпевшим по данной категории дел нельзя. Однако в имущественных отношениях интересы общества представляет определенное публичное образование, поскольку общество не является участником гражданских правоотношений. Границы  экологического интереса  публичного образования определяют объем его правосубъектности.

Процессуальной гарантией реализации права на возмещение экологического вреда следует считать презумпцию потенциальной экологической опасности  проектируемой хозяйственной деятельности. Правовым основанием данной презумпции являются ст. 3, 11 и 12 Федерального закона «Об экологической экспертизе» и ст. 3 Федерального закона «Об охране окружающей среды». В соответствии с данным принципом потенциально опасной является любая деятельность, связанная с воздействием на окружающую среду. Такая деятельность должна квалифицироваться судом как источник повышенной опасности, если  не будет установлено иное. Закрепление такой презумпции по существу  означает установление в качестве общего правила принципа презумпции объективной (безвиновной)  ответственности за причинение экологического вреда.

Применение презумпций  в экологическом праве служит цели компенсации экологического вреда в тех случаях, когда  доказана  вероятность причинения вреда  определенным субъектом, но невозможно представить прямые доказательства фактических обстоятельств дела.

В Заключении сформулированы выводы автора, предложения по совершенствованию законодательства в области возмещения экологического вреда, рекомендации, направленные на оптимизацию правоприменительной практики в данной области.

По теме диссертации опубликованы следующие работы автора:

  1. Мисник Г.А. Имущественная ответственность предприятий за причинение экологического вреда. Вестник СПбГУ. Серия 6. 1992г. Вып.1 С.113-117г.
  2. Мисник Г.А. Основания ответственности предприятий за экологические правонарушения.  Рукопись депонирована в ИНИОН РАН N 47156 от 19.10.1992г.  0,5 п..л.
  3. Новый Гражданский Кодекс Российской Федерации: краткий научно-практический комментарий. – Ч.1. – Ростов н/Д, «Феникс», 1995 // гл. 17 (в соавторстве с Мисник Н.Н.), с. 271 – 298.
  4. Ответственность за экологические правонарушения.  Методическое пособие к изучению спецкурса. Ростов-на-Дону: Изд. РГУ, 1993г. 3  п..л.
  5. Мисник Г.А.  Экологическое право. Учебник  для средних специальных учебных заведения. Рекомендовано Министерством образования РФ. Ростов-на- Дону:Феникс. 2001г. 16,5 п.л.
  6. Защита прав  предпринимателей. Ответственность за нарушение обязательств в сфере предпринимательства. // Учебник «Предпринимательское право» для средних специальных учебных заведений.  Ростов-на-Дону: Феникс. 2001г. 1 п.л.  С. 241-269.
  7. Мисник Г.А.  Программа курса по экологическому праву .// Программы учебных курсов по специальности 0211 «Юриспруденция»  для 2 курса дневного отделения.  Ростов-на-Дону, 2001г. С.223-280.
  8. Р.Я. Вишневецкая, Г.А. Мисник, Н.Н. Мисник Постатейный комментарий к Земельному кодексу.  Ростов - на - Дону: Феникс, 2002. – 288 с. – (серия «Закон и общество».)/ Комментарий гл. 1,2,6,8,9,10,11,12,13 -  2 п..л.
  9. Мисник Г.А. Презумпции в экологическом праве. Ученые записки. Сборник научных трудов юридического факультета РГУ.Вып.4  Ростов-н/Д: Проф.пресс, 2002г. С.398-406.
  10. Мисник Г.А., Мисник Н.Н.  Государственное  регулирование деятельности по обеспечению государственных нужд // Учебник «Предпринимательское право» . Глава 8.  Изд-во «Феникс». 1п..л. Ростов-на-Дону: Феникс.  2003г.
  11. Мисник Г.А.  Методическое пособие по курсу «Экологическое право». Изд-во РГУ, 2003г.  (2-е дополненное издание). 2,5 п..л.
  12. Мисник Г.А. Методическое пособие по курсу «Экологическое право». Изд-во СКАГС, 2003г.  2 печ.л.
  13. Вещные права на землю в Российской Федерации (в соавторстве с Мисник Н.Н.) / Основы государства и права: Учебник. 4-е изд., доп. и перераб. – Ростов н/Д, «Феникс», 2003, с. 523 – 533.
  14. Р.Я. Вишневецкая, Г.А. Мисник, Н.Н. Мисник Постатейный комментарий к Земельному кодексу. Изд. 2-е, дополненное и переработанное. – Ростов-на - Дону: Феникс, 2003. – 320 с. – (серия «Закон и общество».)/ Комментарий гл. 1,2,6,8, 9,10, 11,12,13.-  2,5 п.л.
  15. Мисник Г.А. Страхование риска гражданско-правовой  ответственности за причинение вреда при эксплуатации  опасного производственного объекта. Известия  вузов. Северо-Кавказский регион. Технические  науки. – 2003. Приложение №2. С.189-192.
  16. Мисник  Г.А. Административная ответственность юридического лица за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды и природопользования // Проблемы эффективности публичной власти в Российской Федерации. Материалы  научно-практической конференции  от 28 ноября 2002г. Ростов-на-Дону. 2003г. С. 214-219.
  17. Мисник Г.А. Осуществление экологических прав граждан. //Материалы общероссийской научно-практической конференции  «Правовые  реформы в России: теория и практика осуществления».Ростов-на-Дону. Изд-во СКАГС . 2004г. Стр. 190-198.
  18. Мисник Г.А. О совершенствовании правовых основ обеспечения безопасности пищевых продуктов, производимых с использованием генетически модифицированных микроорганизмов. // «Юрист», 2004г.N9. Стр. 8-11. 
  19. Мисник Г.А. Противоправность деяния как условие имущественной ответственности за причинение экологического вреда  (Материалы международной научно-практической конференции «Применение норм гражданского законодательства в условиях развития рыночных отношений». К 10-летию принятия Гражданского Кодекса РФ) // Вестник Саратовской государственной академии права. 2004г. N 4(41) Часть 1. Стр. 78-80.
  20. Мисник Г.А. Субъективные экологические права // Государство и право. 2004г. N12. С.18-26.
  21. Мисник Г.А. Понятие экологического интереса. // Российская Академия Юридических Наук. Научные труды 5. В трех томах. М., Издательская группа «Юрист», 2005г. Т.2. С.620-624.
  22. Мисник Г.А. Обеспечение экологического интереса публичного образования // «Аграрное и земельное право». 2005г. N5.
  23. Мисник Г.А. Правовые проблемы оценки экологического риска // «Законодательство и экономика. 2006. №7.
  24. Мисник Г.А., Мисник Н.Н. Публичные и частные интересы в экологическом праве // Государство и право. 2006. №2.
  25. 20 Мисник Г.А. Правовые формы возмещения экологического вреда // Государство и право. 2006. № 7.
  26. Мисник Г.А., Мисник Н.Н., Нарежная Е.В. Экологическое право. Учебник для вузов. Ростов-на-Дону: Феникс. 2006г.
  27. Мисник Г.А. Экологическое страхование: понятие, функции, основные элементы // Экологическое право. 2006. №6.
  28. Мисник Г.А. Право на доступ к экологической информации // Журнал российского права. 2007. №2.
  29. Мисник Г.А. Возмещение экологического вреда. М.: Проспект, 2007. 16,5 п.л.
  30. Мисник Г.А. Ответственность владельца источника повышенной опасности за причинение экологического вреда // Российская Академия юридических наук. Научные труды 6. В 3-х томах. – М., Изд. группа «Юрист», 2006. – Т.3. 0,3 п.л.
  31. Мисник Г.А. Специальные принципы гражданско-правовой ответственности за причинение экологического вреда// Научные труды РАЮН. Вып.7. В 2-х томах. Т.2. М.: Юрист, 2007. С.314-319.
  32. Мисник Г.А., Мисник Н.Н.  Некоторые виды ограничений вещных прав на землю// Правовые вопросы строительства. 2008. №1. 0,3 п.л.

1 Федеральный закон «Об исполнении федерального бюджета за 2004 г.» от 15 апреля 2006г. // СЗ  РФ. 2006. № 17 (ч. 1). Ст. 1781.

2 Боголюбов С.А. Современные проблемы Экологического кодекса// Экологическое право. 2005. №6. С. 9.

3 Голиченков А.К. В поисках методологии экологического права// Экологическое право. 2004. №6. С. 11.

4 См.: Дубовик О.Л. Механизм действия права в охране окружающей среды. М.: Наука, 1984 г. С.63.

5 СЗ РФ. 2006. №6. Ст. 695.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.