WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 
На правах рукописи

       ШАРИПОВ ТАКДИРШОХ ШАРИФОВИЧ        

       

УСЛОВНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ, ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАКТИКИ

(по материалам Республики Таджикистан)

Специальность 12.00.08.-уголовное право и криминология: уголовно-исполнительное право

Автореферат диссертации  на соискание ученой степени

доктора юридических наук

М О С К В А  - 2008

Работа  выполнена в Московском государственном университете  имени. М.В. Ломоносова (юридический факультет)

Научный консультант

Заслуженный деятель науки  Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Ткачевский Юрий Матвеевич

Официальные оппоненты:

Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Бабаев Михаил Матвеевич, Всероссийский научно-исследовательский институт МВД РФ;

 

доктор юридических наук, профессор Бриллиантов Александр Владимирович, Российская академия  правосудия;

доктор юридических наук, профессор  Минязова Татьяна Федоровна, Российский университет дружбы народов

Ведущая организация – Московская государственная юридическая академия (МГЮА)        

Защита состоится  «11» ноября 2008 г. в 15.15 часов на заседании диссертационного совета Д.501.001.73 при Московском государственном  университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, ГСП-1, г. Москва, Ленинские горы, МГУ, 1-й корпус гуманитарных факультетов, юридический факультет, ауд. 826.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке  Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова по адресу: г.Москва, Ленинские горы, МГУ, 2-й корпус гуманитарных факультетов.

Автореферат разослан  «_____»______________2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                        М.А.Лушечкина



ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ, определяется, во-первых,  изменениями в приоритетных направлениях развития общества, и в частности, конституционным признанием человека, его прав и свобод высшими ценностями, определяющими содержание правовой политики государства1, что нашло отражение в нормативных актах всех уровней, в том числе в Уголовном кодексе Республики  Таджикистан (далее УК РТ) 1998 г.2  и Кодексе исполнения уголовных наказаний Республики Таджикистан (далее КИУН РТ) 2001 г3.

Во-вторых, в условиях нынешнего развития Республики Таджикистан произошло активное обновление всех отраслей законодательства, в том числе уголовного. Так, с принятием и вступлением в силу нового УК РТ 1998 года4 есть полное основание утверждать, что действующее уголовное законодательство "фиксирует достаточно развитую систему обстоятельств, погашающих наказуемость преступного деяния, в силу чего становится возможным освобождение от уголовного наказания"5.

В-третьих, анализ внесенных за 1998-2004 годы6

в УК РТ изменений и дополнений свидетельствует о том, что начиная с  2004 года в Таджикистане осуществляется качественный переход к гуманизации уголовного законодательства в целом. Регламентация многих положений Уголовного кодекса, включая институты освобождения от наказания и от его отбывания, подверглась серьезным концептуальным изменениям по сравнению с ранее действовавшим законодательством, причем не только до принятия УК РТ 1998 года, но и законодательства, действовавшего после принятия нового УК РТ.

В-четвертых, действующая редакция уголовно-правовых норм, регулирующих освобождение осужденных от наказания и от отбывания наказания, основывается не только  на результатах учета и систематизации данных прежних законодательных и иных нормативных актов, а равно  практики их применения, но и на положениях международно-правовых документов в области охраны прав и свобод человека.

В-пятых, впервые в  УК РТ  в специальной главе 12, прямо именуемой "Освобождение от наказания", регламентированы основания и порядок применения таких видов освобождения от наказания, как: условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст.76);замена не отбытой части наказания более мягким видом наказания (ст.77); отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет (ст. 78); освобождение от наказания в связи с болезнью (ст. 79); освобождение от наказания вследствие  чрезвычайных обстоятельств (ст. 80); освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора (ст.81).

Наряду с перечисленными видами  в других главах УК РТ дополнительно закреплен еще целый ряд видов освобождения от наказания: условное неприменение наказания (ст.71); освобождение от наказания несовершеннолетних (ст.90); условно-досрочное освобождение несовершеннолетних от отбывания наказания (ст.91); замена несовершеннолетним наказания более мягким (ст. 92); освобождение при изменении уголовного закона и придании ему обратной силы (ст. 13); освобождение на основании акта амнистии или помилования (ст. ст. 82 и 83).

Все это свидетельствует о том, что институт освобождения от наказания начинает занимать все более подобающее ему место.

В-шестых, институт освобождения от наказания является не  комплексным межотраслевым институтом, включающим в себя нормы уголовного, уголовно-исполнительного, уголовно-процессуального и государственного права, а самостоятельным институтом уголовного права, что обусловливает необходимость самого пристального и глубокого исследования данного института с отмеченных позиций.

В-седьмых,  институт освобождения от наказания является, безусловно, одним из действенных рычагов формирования у осужденных установки на одобряемое обществом посткриминальное поведение. Современная законодательная регламентация его положений является отражением изменений в уголовной и уголовно-исполнительной политике Республики Таджикистан, которая преследует цель неприменения неоправданных правоограничений к осужденным.

Институт освобождения от наказания и институт освобождения от отбывания наказания необходимо рассматривать в узком и широком смыслах. В узком - институт освобождения от наказания и институт освобождения от отбывания наказания включат в себя несколько видов досрочного прекращения процесса исполнения обвинительного приговора суда. Внутри института освобождения от отбывания наказания можно выделить как освобождение от реального отбывания наказания, так и освобождение от дальнейшего отбывания частично отбытого наказания. В широком- они, вместе взятые, составляют единый уголовно-правовой институт освобождения от наказания, так как виды освобождения от наказания и виды освобождения от отбывания наказания составляют единую систему, пронизанную общей идеей облегчения положения лиц, подвергнутых государственному принуждению.

Следует отметить, что анализу данного института  раскрытия проблем соотношения и разграничения уголовной ответственности и наказания, освобождения от них в отдельности и в связи с другими вопросами уголовного права  были посвящены труды таких авторов, как С.В. Познышев, И. Сергеевский, Н.С. Таганцев Х. Х. Аликперов, Г.З. Анашкин, Ю.А. Антонян, М.М. Бабаев,  И.М. Гальперин, Л.В. Багрий-Шахматов. Н.А. Беляев, Я.М.Брайнин, Н.Д. Дурманов, В.К. Дуюнов, Г.С. Гаверов, Н.И. Загородников, С.И. Зельдов, И.И. Карпец,  А.И. Коробеев, С.Г. Келина, Г.А. Кригер, Л.Л. Кругликов,  В.Н.Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, В.А. Ломако, П.И. Люблинский, А.С. Михлин, А.К. Музеник, И.С. Ной, А.М. Носенко, И.Д. Перлов, А.А. Пионтковский, А.И. Рарог, А.Л. Ременсон, С.С. Сабанин, А.И. Санталов, Э.А. Саркисова, В.В. Скибицкий, Н.А. Стручков, А.Н. Тарбагаев, Ю.М. Ткачевский, О.В. Тюшнякова, С.Я. Улицкий, В.А. Уткин, В.Д. Филимонов, А.П. Цветинович, М.Д. Шаргародский, Л.В. Яковлева и других известных ученых дореволюционного, советского, постсоветского (современного) периодов. Эти труды составили теоретическую основу настоящего исследования. В то же время отметим, что значительная часть этих литературных источников относится ко времени действия УК и Исправительно трудового Кодекса советского периода. На основе анализа современного законодательства России, и особенно Таджикистана, изучение рассматриваемых в настоящей работе проблем представляется явно недостаточным.

Среди видов освобождения от наказания можно выделить те, которые характеризуются общим системообразующим признаком условного освобождения от отбывания наказания: это условное неприменение наказания (ст.71 УК РТ), условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст.76 УК РТ) и отсрочка отбывания наказания беременным женщинам  и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет (ст. 78 УК РТ). Исследование  этих видов условного освобождения от отбывания наказания как комплексной проблемы еще не было подвергнуто должному изучению.

Изложенные моменты предопределили выбор темы  «Условное освобождение от отбывания наказания» и обусловили ее актуальность.

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Объектом диссертационного исследования является система общественных отношений, складывающихся в сфере формирования государственной уголовно-правовой политики и определяющих в ней место, роль, значение и механизм действия институтов условного освобождения от отбывания наказания. При этом особое внимание уделено последовательному рассмотрению трех таких важных институтов, как:  условное неприменение наказания; условно-досрочное освобождение от отбывания наказания и отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет.

ПРЕДМЕТ исследования составляют действующее уголовное, уголовно-исполнительное и уголовно-процессуальное законодательство и связанные с ними нормативные акты, регулирующие основания, условия и порядок условного освобождения  от отбывания наказания, а также практика его применения.

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Основной целью диссертационного исследования является изучение юридической природы, оснований, условий и правовых последствий применения видов условного освобождения от отбывания наказания, законодательной базы данного вида освобождения и реализации каждого его вида в практической деятельности судов, исправительных учреждений и инспекции исправительных работ, а также разработка на основе этого научных рекомендаций в целях повышения эффективности применения данного института.

Для достижения указанных целей в диссертации поставлены и решены следующие задачи:

- рассмотреть проблемы освобождения от наказания как одной из форм реализации уголовной ответственности;

-раскрыть сходство и различия освобождения от уголовной ответственности и освобождения от наказания;

- обосновать самостоятельный  характер института освобождения от наказания, в частности условного освобождения от отбывания наказания;

- выявить степень реализации цели наказания при условном освобождении от отбывания наказания;

- классифицировать существующие виды освобождения от наказания и досконально исследовать те его виды, которые считаются условными;

- провести сравнительно-правовой анализ  развития видов института условного освобождения от отбывания наказания в теории, законодательстве и на практике для выявления общих закономерностей и тенденций их развития;

- осуществить анализ научных взглядов, высказанных в юридической литературе, относительно понятия, юридической природы, оснований и условий применения видов института условного освобождения от отбывания наказания;

- выявить несогласованность норм  в действующем уголовном законодательстве, нарушения в правоприменительной практике, снижающие эффективность применения видов института условного освобождения от отбывания наказания, определить их причины и разработать рекомендации по их устранению;

- разработать и обосновать конкретные предложения и рекомендации по совершенствованию УК РТ, КИУН РТ и иных нормативно- правовых актов, определяющих основания и порядок применения видов условного освобождения от отбывания наказания.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКУЮ ОСНОВУ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ составили диалектико-материалистический метод научного познания социальных явлений и вытекающие из него общенаучные и частнонаучные методы: сравнительно-правовой, формально-логический, исторический, системно-структурный, статистический, конкретно-социологический, методы анкетирования и анализа документов.

ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ОСНОВОЙ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ послужили научные труды в области философии права, общей теории права, уголовного права, уголовно-исполнительного права, уголовного процесса и криминологии. Положения и выводы, содержащиеся в диссертации, учитывают разъяснения Пленумов Верховных Судов СССР и Таджикской ССР, Верховного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Республики Таджикистан, имеющие научно-прикладной характер.

НОРМАТИВНУЮ базу данного исследования составили Конституция Республики Таджикистан, УК РТ, КИУН РТ, Уголовно-процессуальный Кодекс Республики Таджикистан (далее УПК РТ), Семейный Кодекс Республики Таджикистан (далее СК РТ), Трудовой Кодекс Республики Таджикистан (далее ТК РТ), Кодекс Республики Таджикистан об административных правонарушениях (далее КоАП РТ), международно-правовые акты в сфере охраны прав и свобод человека и обращения с осужденными, разъяснения высших судебных инстанций и статистические данные по вопросам условного освобождения от отбывания наказания с 1994 по 2007 гг. В ходе работы были проанализированы положения  уголовного законодательства государств - участников СНГ и ряда зарубежных стран (Испании, Италии, ФРГ, Франции), а также исторические правовые источники СССР и Таджикской ССР.

ЭМПИРИЧЕСКУЮ базу исследования составили сведения о состоянии, структуре и динамике преступности в целом; статистические данные о числе условно освобожденных от отбывания наказания, полученные из отдела  статистики Совета юстиции Республики Таджикистан за  2000-2007 гг.; обзоры судебной практики и опубликованные материалы конкретных уголовных дел; результаты амнистий 1992-2007 гг.; практика применения условного неприменения наказания, условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, судами Республики Таджикистан и материалы 1020 осужденных, в отношении которых было применено условное неприменение наказания; 361 дело условно-досрочных освобожденных; данные о 153 беременных женщинах и женщинах, имеющих детей в возрасте до  восьми лет, которым была предоставлена отсрочка отбывания наказания, состоявших на учете в  инспекции исправительных дел Управления исправительных дел Министерства юстиции Республики Таджикистан; результаты опроса 300 лиц,  условно освобожденных от отбывания наказания,  180 судей и 37 сотрудников инспекции исправительных дел; данные официальной статистики Министерства юстиции Российской Федерации; опубликованные материалы криминологических исследований, проведенных другими учеными.

Ценная первичная специальная информация была получена также в процессе личного участия автора в обучении судейского корпуса (80 судей) и их интервью, проведенном в учебном Центре Совета юстиции Республики Таджикистан (г.Душанбе) в 2007 г.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВА-НИЯ определяется, прежде всего, тем, что данная работа является первым  комплексным монографическим  исследованием, рассматривающим  все предусмотренные УК РТ виды условного освобождения от отбывания наказания как с теоретической и  законодательной,  так и с правоприменительной  позиции на  уголовной и уголовно-исполнительной нормативно-правовой базе.

Новизна исследования определяется также тем, что в диссертации:

-определена правовая природа уголовной ответственности как реакции государства на уже  совершенное преступление  и момент ее возникновения;

-обоснована необходимость отмены норм, допускающих  осуществление освобождения  от уголовной ответственности прокурором, а также с согласия прокурора следователем или органом дознания;

-предложено авторское понимание освобождения от уголовной ответственности, освобождения от наказания  и освобождения от отбывания наказания, также  выявлены сходство и различия между этими правовыми понятиями, определено их соотношение;

-предложено классифицировать  все виды освобождения от уголовного наказания по их характеру; по основаниям применения; в зависимости от содержания освобождения; по наличию или отсутствию условий освобождения; по  правовым последствиям; по процедуре  освобождения;

-определено место видов  условного освобождения от отбывания наказания в общей системе освобождения от наказания  и раскрыта их социальная роль  в современной уголовно-правовой  политике Республики Таджикистан, направленной на гуманизацию наказания;

-уточнена юридическая природа  условного неприменения наказания, условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, как видов условного освобождения от отбывания наказания,  и в этой связи предложено внести изменения в структуру УК РТ с целью переноса из главы 10 в главу 12 УК РТ норм об условном неприменении наказания.

Научная новизна работы, кроме того, заключается в формулировании конкретных предложений  по внесению  изменений в действующее уголовное и уголовно-исполнительное законодательство, а также рекомендаций по совершенствованию правоприменительной практики рассматриваемых видов условного освобождения от отбывания наказания.

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ РЕЗУЛЬТАТОВ исследования состоит в том, что содержащиеся в нем выводы и предложения будут способствовать более полному раскрытию содержания норм уголовного и уголовно-исполнительного права о применении видов условного освобождения от отбывания наказания, их правильному толкованию и применению с учетом изменений, внесенных в содержание данного института Законом Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в Уголовный Кодекс Республики Таджикистан» от 17 мая 2004 г. №357 и Законом Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в Кодекс исполнения уголовных наказаний Республики Таджикистан» от 15 июля 2004 г. №488.

Теоретическая значимость результатов диссертационного исследования заключается также и в том, что его концептуальные и частные положения могут быть использованы при дальнейшей разработке теоретических проблем условного освобождения от отбывания наказания, при совершенствовании уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, судебной практики, деятельности учреждений и органов, исполняющих наказание, а также  могут послужить основой для дальнейших научных изысканий в области уголовного и уголовно-исполнительного права.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ диссертации обусловлена тем, что содержащиеся в ней результаты исследования углубляют научные знания о юридической природе видов института условного освобождения от отбывания наказания; могут быть использованы в процессе совершенствования действующего уголовного и уголовно-исполнительного законодательства и в судебной практике. В частности, при подготовке постановлений Пленума Верховного Суда Республики Таджикистан о практике применения условного неприменения наказания, условно-досрочного освобождения и отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет; в повседневной деятельности судебных органов, учреждений и органов, исполняющих наказания, при решении вопросов, касающихся целесообразности применения видов условного освобождения от отбывания наказания; при проведении дальнейших научных изысканий по проблемам условного освобождения от отбывания наказания; могут быть использованы в учебном процессе по курсам «Уголовное право Республики Таджикистан» и «Уголовно-исполнительное право Республики Таджикистан» в высших юридических учебных заведениях, а также при подготовке методических рекомендаций и учебных пособий по рассматриваемым в диссертационном исследовании темам.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Освобождение от уголовной ответственности содержательно охватывает и освобождение от уголовного наказания, при этом последнее выступает одной из форм его реализации. В то же время освобождение от наказания является не только самостоятельным институтом уголовного права, но и является сложным и комплексным институтом, включающим в себя ряд институтов, имеющих самостоятельное значение и юридическую природу, одним из которых является институт условного освобождения от отбывания наказания. Одновременно определяется тем, что все виды освобождения  отличаются  между собой:

а) по своей сути и различным основаниям применения;

б) по кругу участников процесса, уполномоченных применять тот или другой вид освобождения;

в) по стадиям уголовного процесса, в ходе которых допускается освобождение от уголовной ответственности или же наказания;

г) по  юридическим последствиям.

2. В содержание выделяемого в системе института освобождения от наказания самостоятельного института – условное освобождение от отбывания наказания - входят:

а) условное неприменение  наказания;

б) условно-досрочное освобождение от отбывания наказания; 

в) отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет.

3. Юридическая природа условного неприменения наказания в своей сущности определяется тем, что здесь происходит освобождение лица, совершившего преступление, от реального отбывания исправительных работ, ограничения по военной службе, ограничения свободы, содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы с установлением при этом испытательного срока и возложения на лицо, к которому применено условное неприменение наказания, определенных обязанностей в условиях контроля за его поведением.

4. Под основаниями применения условного неприменения наказания следует понимать совокупность таких критериев, как характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, смягчающие и отягчающие обстоятельства, необходимые и достаточные для суда при решении вопроса о возможности достижения целей уголовного наказания без реального отбывания назначенного основного срочного наказания посредством осуществления контроля за поведением осужденного, но в условиях испытательного срока.

5. Необходимо в УК РТ наряду с обстоятельствами, смягчающими и отягчающими наказание,  установить примерный перечень обстоятельств, характеризующих личность виновного, и в этом перечне указать следующие обстоятельства:  поведение подсудимого на производстве и в быту, трудоспособность, состояние здоровья, семейное положение, сведения о судимости, данные, отрицательно характеризующие подсудимого, т.е.обстоятельства, которые сформулированы в Постановлении Пленума Верховного Суда Республики Таджикистан от 24 февраля 2005г. №1 «О практике применения судом общих начал назначения наказания».

6. Представляется целесообразным обязать суд мотивировать в описательной части приговора не только решение о применении к осужденному условного неприменения наказания, но и выбор продолжительности испытательного срока, назначение дополнительного наказания (в случае назначения), возложение каких-либо обязанностей (в случае возложения), а также его отмены (в случае отмены).

7. В тексте уголовного закона необходимо установить запрет на одновременное применение при назначении наказания ст.63 УК РТ (назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление) и ст.71 УК РТ (условное неприменение наказания).

8. Испытательный срок является обязательным и непременным атрибутом института условного неприменения наказания. Ибо он представляет собой точно определенный приговором суда промежуток времени, на который осужденный фактически освобождается от реального отбывания назначенного наказания и в течение которого на него может возлагаться выполнение определенных обязанностей, в условиях контроля за его поведением, обеспечивающего достижение общих целей наказания, а также выдвигаются определенные требования, соблюдение которых позволит в дальнейшем не исполнять в отношении данного лица назначенное наказание.

9. Условно-досрочное освобождение (далее УДО) от отбывания наказания является проявлением принципа гуманизма и справедливости. Оно облегчает исправление осужденных, способствует обеспечению дисциплины в местах отбывания наказания, стимулирует правильное поведение условно-досрочно освобожденных, удерживая их от совершения новых преступлений и нарушений общественного порядка, способствует скорейшему достижению целей наказания, предусмотренных законом, корректирует карательную политику государства  и тем самым содействует борьбе с преступностью. Кроме того, УДО в некоторой степени решает проблему переполненности исправительных учреждений.

10. УДО от отбывания наказания имеет ряд преимуществ по сравнению с амнистией и помилованием как по основаниям, так и по порядку применения. В частности, оно может применяться только при наличии достижения исправления и отбытия осужденным установленной уголовным законом части срока назначенного наказания, которая делает нецелесообразным дальнейшее  его отбывание.

11. УДО от отбывания наказания по своей юридической природе  является условным освобождением осужденного от отбывания основного срочного наказания (определенного по времени)  досрочно.





Условный характер данного вида освобождения от отбывания наказания выражается, во-первых, в возложенных на него обязанностях; во-вторых, в установлении контроля за поведением условно-досрочно освобожденного; в-третьих, в возможности отмены УДО от отбывания наказания в случае нарушения требований, предъявляемых к условно-досрочно освобожденному.

12. УДО от отбывания наказания применяется к лицам, реально отбывающим назначенное судом уголовное наказание, т.е. к лицам, в отношении которых обвинительный приговор вступил в законную силу и которые отбыли определенную часть срока назначенного наказания. Исходя из этого было бы более правильным и точным озаглавить ст.78 УК РТ «Условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания наказания».

13. Для УДО от отбывания наказания характерно наличие материального и формального оснований: исправление осужденного (материальное основание) и фактическое отбытие им требуемой определенной части срока назначенного судом наказания (формальное основание), без которых применение УДО от отбывания наказания представляется необоснованным.

Кроме того, сочетание этих двух оснований преследует достижение определенных целей наказания: восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и частичное достижение задач частной и общей превенции. Применение УДО от отбывания наказания только по признакам одного из указанных оснований противоречит закону.

14. Закрепленные в УК РТ 1998г. положения, предоставляющие суду право при применении УДО от отбывания наказания возлагать на осужденного определенные обязанности, которые должны им исполняться в течение оставшейся неотбытой части наказания (ч.2 ст.76 УК РТ), а также возможности отмены УДО от отбывания наказания в случае нарушения требований,  предъявляемых к условно-досрочно освобожденному (ч.6 ст. 76 УК РТ), свидетельствуют о том, что неотбытая часть срока назначенного наказания является испытательным сроком.

15. Институт отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, представляет собой самостоятельный уголовно-правовой институт, направленный на защиту интересов, указанных в ст.78 УК РТ, как самих осужденных женщин,  так и интересов их детей в возрасте до восьми лет, на исправление таких женщин без изоляции от общества, но в условиях осуществления надзора и контроля за их поведением со стороны инспекций по исправительным делам.

16. По своей направленности рассматриваемая отсрочка является разновидностью условного освобождения осужденных беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до восьми лет, от реального или от отбывания (дальнейшего отбывания) назначенной ей меры уголовного наказания.

17. Об условности освобождения от отбывания наказания рассматриваемой отсрочки свидетельствует тот факт, что отсрочка  может быть отменена по основаниям, предусмотренным в ч.3 ст.78 УК РТ, а также по истечении отсрочки наказания, назначенного осужденной, в зависимости от поведения осужденной возможно её освобождение от отбывания наказания или замена его более мягким наказанием, либо направление осужденной для отбывания наказания, назначенного суда.

18.        Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, имеет  основания и критерии применения. Основаниями для ее применения являются факт проявления гуманизма со стороны общества и государства к таким женщинам и их детям, а также наличие возможности достижения цели наказания вне реального его исполнения. Критериями предоставления отсрочки отбывания наказания в соответствии со ст. 78 УК РТ, и п. 2,3. ч.1, ст. 365 УПК и ч.1 ст.209 КИУН РТ служат: состояние беременности осужденной женщины или наличие у нее ребенка до восьмилетнего возраста; категория совершенного ею преступления; наличие семьи у осужденной или родственников, давших согласие на совместное с нею проживание, либо имеющей возможность самостоятельно обеспечить  надлежащие условия для воспитания ребенка; определенная степень исправления осужденной женщины.

19. Предложения по изменению и дополнению уголовного, уголовно-исполнительного законодательства касаются ст.ст. 47, 481, 52, 54, 71, 76, 78, 87  УК РТ, ст.ст. 40, 42, 226 КИУН РТ.        

АПРОБАЦИЯ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ И  ВНЕДРЕНИЕ его результатов в практику выразились:

- в 21 выступлении на научно-теоретических, научно-практических конференциях и семинарах по исследуемой проблематике, в частности, на ежегодных научно-теоретических конференциях профессорско-преподавательского состава Таджикского государственного национального университета (1995-2007 гг.); международном  научном семинаре «Конституционное развитие Таджикистана и США» (Душанбе – Ура-Тюбе, 20-24 июня 1995 г.); республиканской конференции судебных работников (Душанбе – Ходжа-Обигарм, 20-26 октября 1996 г.); международном семинаре «Техника законотворчества» (Иссык-Куль, Республика Кыргызстан, май 1999 г.); семинаре по арбитражному коммерческому праву для судей из Таджикистана (г.Рино – США, 30 апреля – 11 мая 2001 г.); международной конференции «Борьба с экономической преступностью и коррупцией» (Душанбе, 23-24 мая 2002 г.); международной научно-практической конференции «Передача пенитенциарной системы из Министерства Внутренних дел в Министерство юстиции – международный опыт» (Душанбе, 10-11 октября 2002 г.); семинаре для судей Республики Таджикистан «Некоторые особенности коммерческого и уголовного законодательства Таджикистана» (Душанбе, 23-24 октября, 2002 г.); международном научном семинаре «Правовая реформа в Таджикистане» (Институт международного и зарубежного уголовного права общества  Макс-Планка, Фрайтбург, Германия, 17-19 марта 2003 г.); семинаре для судей Верховного Суда Республики Таджикистан «Применение некоторых аспектов законодательства Республики Таджикистан в судебной практике» (Душанбе, 4-5 февраля 2004 г.); международной конференции «Римский статус международного уголовного суда: Имплементация на национальном уровне в Республике Таджикистан» (Душанбе, 4-5 октября 2004 г.); международной конференции «Гуманизация уголовной политики Республики Казахстан: достижения и перспективы» (Алматы, 29-30 апреля 2004); республиканской конференции «Таджикистан: от моратория к отмене смертной казни» (Душанбе, 17 июля 2006); международной конференции «Национальные правовые системы стран СНГ в условиях глобализации региональной интеграции» (Душанбе, 19-20 ноября 2007) и других. Основные выводы включены в рекомендации указанных конференций и семинаров и опубликованы в соответствующих научных изданиях.

Ряд положений диссертационного исследования был использован при подготовке Модельного Уголовного кодекса для государств – участников СНГ, проектов УК РТ, КИУН РТ, Закона Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в Уголовный Кодекс Республики Таджикистан» от 17 мая 2004 г. №35, Закона Республики Таджикистан «О внесении изменений и дополнений в Кодекс исполнения уголовных наказаний Республики Таджикистан» от 15 июля 2004 г. №48.

  Автор принимал участие в качестве члена рабочей группы:

- в подготовке предложений в Комитете Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли Республики Таджикистан по конституционной законности, законодательству и правам человека в составе рабочей группы по совершенствованию уголовного и уголовно-исполнительного законодательства Республики Таджикистан;

- в подготовке предложений в Совет юстиции Республики Таджикистан по проблемам повышения эффективности условного освобождения от отбывания наказания, применяемых районным, городским и областным судами;

-в использовании результатов исследования в научно-исследовательской работе по отдельным вопросам общекафедральной темы «Уголовно-правовые проблемы охраны  прав и свобод человека» (план научной деятельности кафедры уголовного права Таджикского государственного национального университета);

- в использовании результатов исследований в учебных процессах юридического факультета Таджикского государственного национального университета по курсу «Уголовное право Республики Таджикистан» и первого факультета Академии МВД Республики Таджикистан, а также юридического факультета Института экономики Таджикистана по темам: «Уголовная ответственность и ее основания», «Назначение наказания», «Условное неприменение наказания», «Освобождение от уголовной ответственности», «Освобождение от наказания» по спецкурсу «Международное уголовное право».

Диссертант является автором 3 монографий, соавтором учебников по уголовному праву и основам государства и права. Всего соискателем опубликовано 85 научных работ общим объемом свыше 96 п.л., которых 41 (объемом 65,4 п.л.) непосредственно отражает содержание диссертационного исследования.

СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ. Диссертация состоит из введения, четырех глав, объединяющих четырнадцать параграфов, заключения и списка использованной литературы. 

Содержание работы

Во введении обосновываются актуальность и степень научной разработки темы диссертационного исследования; определяются объект и предмет исследования; формируются цель и задачи диссертационного исследования; характеризуется его методология и методики, теоретическая,  нормативная и эмпирические основы, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, излагаются положения, выносимые на защиту, содержатся сведения об апробации результатов диссертационного исследования.

Глава первая  «Понятие, виды и система освобождения от наказания» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Освобождение от наказания как форма реализации уголовной ответственности: особенности, соотношение, разграничение» рассматриваются вопросы освобождения от наказания как формы реализации уголовной ответственности: особенности, соотношение, разграничение. Основным направлением современной  уголовной политики  как в мире, так и в отдельных государствах исходя из принципов гуманизма, дифференциации,  индивидуализации уголовной ответственности, целесообразности и экономии мер уголовной репрессии является не только усиление уголовной ответственности по мере возрастания общественной опасности совершенных преступлений, но и обратный процесс  - смягчение и даже освобождение от уголовной ответственности и наказания по мере достижения целей наказания.

В ныне действующее уголовное законодательство как стран СНГ в целом, так и РТ в частности, внесены  значительные изменения в регулирование институтов освобождения от уголовной ответственности и освобождения от наказания. Прежде всего в новом УК РТ учитываются сходство и различия рассматриваемых  уголовно - правовых категорий, относительно всего  комплекса проблем освобождения,  регулируемых в  одном разделе УК РТ (раздел IY), однако внутри этого раздела освобождение от уголовной ответственности и освобождение от уголовного  наказания рассматриваются в отдельных главах.

Сходство рассматриваемых институтов заключается, в частности, в том, что применение их возможно лишь в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния, предусмотренные уголовным законом, т.е. при наличии в деянии состава преступления.

В обоих случаях государство, в лице уполномоченных на то органов, руководствуясь принципами уголовного права, прежде всего, гуманизма и справедливости, не  подвергает таких граждан, виновных в совершении конкретных преступлений, определенным, предусмотренным законом мерам уголовно-правового воздействия.

Эти виды освобождения  отличаются по своей сути и основаниям применения, а также по кругу участников процесса,  уполномоченных применять тот или другой вид освобождения,  и стадиям уголовного процесса, в ходе которых допускается освобождение от уголовной ответственности или же наказания, а также юридическими последствиями.

По мнению диссертанта, под освобождением от уголовного наказания следует понимать выраженное в акте суда (либо акте амнистии или помилования) освобождение лица, признанного виновным и осужденного за совершение преступления обвинительным приговором суда, от наказания либо полного или частичного отбывания назначенного судом наказания в случаях, предусмотренных уголовным законом, если на основании материалов дела и в соответствии с целями и принципами уголовно-правового воздействия будет признано отсутствие необходимости в применении (дальнейшем применении) уголовного наказания, содержащегося в санкции статьи уголовного закона.

Автор считает, что сложившаяся в настоящее время практика, допускающая осуществление освобождения от уголовной ответственности не только судом, но и прокурором, а также с согласия прокурора следователем или органом дознания, должна быть  отменена.  Это абсолютно необходимо в соответствии с предписаниями норм Всеобщей декларации прав человека, Конституции, уголовного закона, а самое главное,  в интересах обеспечения законности и справедливости.

Исходя из сказанного предлагается включить в ст. 72 УК РТ  новую часть  (ч.3 ) "Освобождение от уголовной ответственности в случаях,  предусмотренных настоящим Кодексом, осуществляется исключительно судом".

Во втором параграфе «Освобождение от отбывания наказания как институт уголовного права: понятие и критерии выделения» рассматривается юридическая природа института освобождения от отбывания наказания, дается его определение, исследуется мнение ученых по вопросами отличия института освобождения от отбывания наказания от института освобождения от наказания  указываются виды освобождения от отбывания наказания.

Если провести анализ и законодательства, и специальной литературы, то выявляется, что помимо освобождения от наказания действующему уголовному зако­нодательству известна еще одна номинативная конструкция - «освобождение от отбывания наказания». Об этом свидетельствует, к примеру, содержание ст. 79 УК РФ (ст. 76 УК РТ), в которой идет речь об условно-досрочном освобождении именно от отбывания наказания.

По мнению диссертанта, под освобождением от отбывания наказания следует понимать выраженное в судебном акте, а также акте амнистии и помиловании освобождение лица, осужденного за совершение преступления приговором суда, от полного или частичного отбывания назначенного судом наказания по основаниям, предусмотренным уголовным законом, если будет признано, что необходимость в его отбывании (в дальнейшем отбывании) отсутствует, но с сохранением судимости.

К институту освобождения от отбывания наказания следует относить условное неприменение наказания (ст. 71 УК РТ); условно-досрочное ос­вобождение от отбывания наказания (ст. 76, 91 УК РТ); освобождение от от­бывания наказания в связи с болезнью (ст. 79 УК РТ); отсрочку отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет (ст. 78 УК РТ); освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 81 УК РТ); освобожде­ние от отбывания наказания по амнистии (ст. 82 УК РТ); освобождение от отбывания наказания на основе помилования (ст. 83 УК РТ).

Основываясь на изложенном, можно сделать вывод, что название гл. 12 УК РТ не отражает в полной мере сути содержащихся в ней уголовно-правовых институтов. Помимо норм об освобождении от наказания, в ней содержатся также и те, которые регулируют освобождение от его отбывания. Поэтому целесообразнее было бы назвать ее «Освобождение от наказания и его отбывания»

Третий параграф  «Условное освобождение от отбывания наказания как самостоятельная правовая реальность: понятие и классификация» посвящен рассмотрению института условного освобождения от отбывания наказания как самостоятельной правовой реальности, её понятию и классификации.

В теории предлагается, например, классифицировать все виды освобождения от уголовного наказания по их характеру, по основаниям применения, в зависимости от содержания освобождения; по правовым последствиям, по процедуре освобождения и т.д, в частности, и по наличию или отсутствию условий освобождения. На наш взгляд, классификация  всех видов освобождения от наказания в целом, видов освобождения от отбывания наказания в частности на условные и безусловные, не просто имеет немаловажное значение, а является одним из главных оснований выделения в рамках института освобождения от отбывания наказания новой, самостоятельной правовой реальности, института уголовного права – условное освобождение от отбывания уголовного наказания.

Условными признаются "те виды освобождения, применение которых связано с назначением лицу испытательного срока и определенных требований к его поведению".

Условные виды освобождения применяются на практике чаще других и являются наиболее целесообразными, поскольку представляют собой разновидность поощрительных норм в уголовном праве, стимулирующих позитивное поведение осужденных, их исправление.

К ним относятся условно-досрочное освобождение и отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет - в формулировке УК РТ) (ст.79, 82 УК РФ и ст.76 и 78 УК РТ). 

Глава вторая «Условное неприменение наказания» - состоит из четырех параграфов,

В первом параграфе «Юридическая природа условного неприменения наказания» подчеркивается, что тюремные системы всего мира находятся в кризисном состоянии. Тюрьмы приносят мало пользы обществу, так как разрушают семьи осужденных, дают мало удовлетворения жертвам преступлений, являются учреждениями, которые изолированы от общества  и о которых часто забывают.

На практике условия в тюрьмах далеки от стандартов ООН; такие нарушения прав человека, как переполненность, отсутствие гигиены, нехватка продуктов питания, плохое медицинское обслуживание, высокий уровень инфекционных заболеваний и смертности в местах заключения, в большинстве стран мира получили широкое распространение. Ситуация в пенитенциарных системах мира во многом сходна с проблемами Республики Таджикистан. Кроме того, ситуация усугубляется проблемами хронического недофинансирования, не обеспечения трудом осужденных, распространением инфекционных заболеваний. В течение целого ряда лет уголовно-исполнительная система РТ обеспечивалась средствами из государственного бюджета в размерах, не превышающих  72% от ее реальных потребностей, а по некоторым статьям расходов, например, на медицинское обеспечение осужденных – в объемах не более 48%. Так, в 2001 г. в исправительных учреждениях Управления исправительных дел Министерства юстиции Республики Таджикистан от разных заболеваний скончался 321 человек, в 2002 году -125 человек,  в 2003 году-111 человек.9

В такой ситуации в целях эффективной борьбы с преступностью законодатель уделяет должное внимание вопросам  применения мер реализации уголовной ответственности, не связанных с изоляцией лица от общества, одной из которых, в частности, является  условное неприменение наказания10. В результате изучения судебной практики выявлено, что в Таджикистане до 1995 г. условное неприменение наказания из года в год возрастало  и в  1995 г.  достигло 25,5% от общего числа  осужденных.  Далее до 1999 года идет снижение этого показателя: в 1996 г. - 25,2%, в 1997 г. - 18,8%, в 1998 г. - 15,7%, в 1999 г.- 7,7%. С 2000 года вновь отмечается расширение сферы условного неприменения наказания: в 2000 г. - 8,4%, в 2001 г. – 7,3%, в 2002 г. – 10,4%, в 2003 г. –15,3%, в 2004-18,6% в 2005-20,1%. Однако в последние годы намечаются некоторые спады в применении условного неприменения наказания. Так в 2006 и 2007 годах оно было применено соответственно в отношении 12,4% и 14,6%  осужденных. За отмеченные годы уменьшение условного неприменения наказания произошло, в основном, за счет таких мер наказания, как лишение  свободы и штрафы. Основными видами преступлений, за которые судьи применяют условное неприменение наказания, являются: незаконное предпринимательство (22,3%), причинение имущественного ущерба путем обмана или  злоупотребление доверием (17,1%), кража  (15%), хулиганство (13, 2%), нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (10, 7%), за иные преступления (11,7%).

Подчеркивается, что анализ правоприменительной практики подтверждает, что условное неприменение наказания, применяемое в соответствии с законом, с учетом конкретных обстоятельств дела и личности виновного, вполне себя оправдывает и оказывает большое воспитательное  и предупредительное воздействие.

Вместе с тем, диссертант отмечает, что имеется целый ряд серьезных недостатков и грубых ошибок, допускаемых  в его применении. Эти недостатки объясняются определенной степени недостаточной теоретической разработанностью отдельных вопросов данного института, в частности, вопроса о  юридической природе условного неприменение наказания.

Указывается, что отсутствие четкого определения юридической природы условного неприменения наказания крайне затрудняет решение целого ряда таких практических вопросов, как: установление оснований и условий его применения; назначение наказания по совокупности преступлений; установление порядка и условий отмены условного неприменения наказания и исполнения наказания при этом; возможность замены судами высших инстанций условного неприменения наказания различными видами наказаний; включение условного неприменения наказания в систему наказаний или отказ от этого; определение места условного неприменения наказания в системе Общей части УК; определение режима исправительных колоний при последующих осуждениях; выяснение роли правоохранительных органов в его осуществлении;  порядок снятия судимости с условным неприменением наказания и т.д.

Автор отмечает, что в теории уголовного права, несмотря на значительное внимание, проявленное к нему, этот вопрос к сожалению, до настоящего времени не только не получил единообразного решения, а, напротив, оказался крайне запутанным.

В настоящее время  существует, по крайней мере, восемь точек зрения на юридическую природу условного осуждения: особый вид наказания; особый порядок исполнения приговора; отсрочка приведения наказания в исполнение; особый порядок применения (реализации) судом назначенного ранее наказания; особый порядок назначения наказания; одна из мер общественного воздействия; одно из важных средств воспитательного воздействия на лиц, совершивших общественно опасные деяния; один из видов условного освобождения от наказания. 

На основе критического анализа различных точек зрения относительно юридической природы условного осуждения  отмечается, что условное неприменение наказания – это условное освобождение лица, совершившего преступление от, реального отбывания наказания в виде исправительных работ, ограничения по военной службе, ограничения свободы, содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы с установлением при этом испытательного срока и возложением на лицо, к которому применено условное неприменение наказания, определенных обязанностей в условиях контроля за его поведением.

Во втором параграфе «Основания применения условного неприменения наказания» на основе анализа содержания ст.71 УК РТ выделяются юридические критерии, с которыми законодателем связывается возможность  применения условного осуждения. В качестве таких критериев выступают: характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, смягчающие и отягчающие обстоятельства. При учете характера и степени общественной опасности преступления следует исходить из содержания п.2 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Таджикистан "О практике назначения судами общих начал назначения наказания" от 24 февраля 2005 г. №1, согласно которому характер общественной опасности  зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесения уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступлений (ст. 18 УК РТ), а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельством содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого при совершении преступления в соучастии).

Отмечается, что в ч.1 ст. 71 УК РТ законодателем не полностью учтены требования, установленные в ст. 60 УК РТ (общее начало назначения наказания), в связи с чем предлагается при внесении дополнений в УК РТ учесть положения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда бывшего СССР от 4 марта 1961 г. (с изменениями, внесенными постановлением Пленума №17 от 3 декабря 1962г., №12 от 4 декабря 1969г., №7 от 26 апреля 1984г.) «О судебной практике по применению условного осуждения» и ч.1 ст.78 УК Республики Беларусь, а также учесть мнение авторов «Теоретической модели», которые ставят возможность применения условного неприменения наказания в зависимость от убеждения суда в достижении всех целей уголовного наказания без его реального исполнения.

Отсутствие в ст.71 УК РТ ограничений на применение условного неприменения наказания в зависимости от категории преступлений (кроме осужденным за особо тяжкие преступления, за исключением несовершеннолетних, инвалидов 1 и 2 групп, женщин, а также мужчин, достигших пенсионного возраста) ставит его применение в прямую зависимость от судейского усмотрения. Нельзя допустить, чтобы применение уголовного законодательства в еще большей мере зависело от усмотрения судей, т.к. широкое судейское усмотрение может создавать почву для развития коррупции в судейском корпусе, а с другой стороны, установление ограничений на его применение в зависимости от категории преступления дискредитирует другие основания применения данного института. Поэтому было бы желательно ограничение применения условного неприменения наказания ставить в зависимость от срока более строгого основного назначенного наказания.

В этой связи нам представляется, что для достижения вышеуказанных целей норму ч.1 ст.71 УК РТ нужно изложить в следующей редакции: «Если, назначив наказание в виде исправительных работ, ограничения по военной службе, ограничения свободы, содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы на срок до восьми лет, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без отбывания наказания, но в условиях контроля за его поведением, он может постановить об условном неприменении этого вида наказания».

Необходимо в УК РТ наряду с обстоятельствами, смягчающими и отягчающими наказание,  установить примерный перечень обстоятельств, характеризующих личность виновного, и в этом перечне указать обстоятельства (поведение подсудимого на производстве и в быту, трудоспособность, состояние здоровья, семейное положение, сведения о судимости, данные, отрицательно характеризующие подсудимого), которые сформулированы в Постановлении Пленума Верховного Суда Республики Таджикистан от 24 февраля 2005г. №1 «О практике применения судом общих начал назначения наказания».

Обязательное отражение в приговоре мотивов применения условного неприменения наказания имеет важное значение в осуществлении правосудия, так как, во-первых, обеспечивает понимание гражданами оснований, по которым суд считает возможным применить в данном случае условное неприменение наказания; во-вторых, имеет известное общепринудительное значение; в-третьих, имеет большое значение при рассмотрении уголовных дел в кассационной и надзорной инстанциях, так как оно дает возможность четко установить, почему суд применил в данном случае именно условное неприменение наказания и правильно ли он поступил.

Исходя из вышеизложенного предлагается дополнить в ч.1 ст.71 УК РТ после слова «наказания» слова «с обязательным указанием в приговоре мотивов принятия такого решения».

Требуя мотивировать в приговоре свое решение о применении к осужденному условного неприменения наказания, одновременно закон возлагает на суд обязанность установить испытательный срок определенной продолжительности, назначить осужденному дополнительные наказания, за исключением конфискации имущества (ч.4 ст.71 УК РТ), а также возложить какие-либо обязанности (ч.5 ст.71 УК РТ) на него. Однако в этих случаях УК РТ не обязывает суд мотивировать, чем же он руководствовался, избирая именно данную продолжительность испытательного срока, назначая именно вышеназванное дополнительное наказание или обязанности.

Целесообразно обязать суд мотивировать в описательной части приговора не только решение о применении к осужденному условного неприменения наказания, но и выбор продолжительности испытательного срока, назначение дополнительного наказания (если такое будет назначено), возложение каких-либо обязанностей (если будут возложены), а также его отмены (если будет иметь место).

В юридической литературе дискутируется вопрос о том, возможно ли одновременное применение условного неприменения наказания и назначение наказания ниже низшего предела.

Одновременное применение условного осуждения и снижение при этом уголовного наказания ниже низшего предела представляется необоснованным, так как  основания для применения двух рассматриваемых институтов не одинаковы. Кроме того, если считать допустимым одновременное назначение и применение названных институтов, то суду  придется, по существу, одни и те же смягчающие обстоятельства учитывать дважды: при решении вопроса о мере наказания виновного и при применении условного неприменения наказания.

В этой связи необходимо установить запрет на одновременное применение при назначении наказания ст.63 УК РТ (назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление) и ст.71 УК РТ.

Третий параграф «Наказания, при которых возможно их условное неприменение» посвящен определению условий эффективности основных и дополнительных наказаний, при назначении  которых возможно их условное неприменение.

Условное неприменение наказания применяется только в случае, когда виновное лицо приговаривается к одному (а по совокупности приговоров  и к нескольким) из следующих пяти видов наказания (ч.1 ст.71 УК РТ): исправительным работам, ограничению по военной службе, ограничению свободы, содержанию в дисциплинарной воинской части или лишению свободы.

       Внимание обращается на то, что, во-первых, все наказания, упомянутые в ч.1 ст.71 УК РТ, относятся к числу основных и так называемых срочных их видов (т.е. имеют минимальный и максимальный  сроки), и, во-вторых, не все срочные виды наказаний, из числа включенных в  систему видов наказаний (ст.47 УК РТ), допускают при их назначении судом возможность применения условного неприменения наказания, поскольку они не фигурируют среди пяти видов, обозначенных в ч.1 ст.71 УК РТ. Сказанное касается таких основных наказаний, как обязательные работы (п. «а» ст.47 УК РТ), лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, которые также могут избираться в качестве основного наказания (ч.2 ст.48 УК РТ).

В литературе бытует мнение, что карательные возможности наказания в виде исправительных работ столь незначительны, что они не могут оказать серьезного предупредительного воздействия на осужденного и способствовать его исправлению. Поэтому применение условного неприменения наказания к лицам, которым назначено наказание в виде исправительных работ, считается нецелесообразным. 

В работе отмечается, что если в период ранее действовавшего законодательства карательные возможности этого вида наказания были  незначительны, то нормы ч.2 ст.52; ч.2 ст.87 УК РТ 1998г. и ч.3,6 ст.40; ч.1 ст.42 КИУН РТ 2001г. внесли существенные изменения и дополнения в регламентацию исправительных работ и, таким образом, на наш взгляд, этот недостаток устранили.

Отмечается, что УК РТ 1998г. допускает назначение при условном неприменении наказания реального исполнения дополнительных наказаний в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишения воинских званий, дипломатических рангов, специальных чинов, званий, государственных наград и почетных званий Таджикистана.

Рассмотрев с разных точек зрения вопрос о дополнительных наказаниях, назначаемых при условном неприменении наказания, автор определенно высказывается в пользу того, что условное неприменение наказания наиболее гармонично сочетается с такими дополнительными наказаниями, как штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

В четвертом параграфе  «Испытательный срок при условном неприменении наказания» анализируются взгляды ученых на правовую природу испытательного срока, продолжительность и порядок исчисления испытательного срока при условном неприменении наказания.

Отмечается, что специфика условного неприменения наказания как самостоятельного вида условного освобождения от реального отбывания наказания в том  и состоит, что суд, применяя условное неприменение наказания к лицу, совершившему преступление, указывает в приговоре не один, а два срока: 1) срок окончательного назначенного наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи УК РТ; 2)  испытательный срок, в течение которого может быть подтвержден или опровергнут вывод суда о возможности исправления виновного без отбывания реально назначенного наказания.

Подчеркивается, что испытательный срок является обязательным атрибутом института условного неприменения наказания. Он представляет собой точно определенный приговором суда промежуток времени, на который осужденный фактически освобождается от реального отбывания назначенного наказания и в течение которого на него может возлагаться выполнение определенных обязанностей, в условиях контроля за его поведением, обеспечивающего достижение общих целей наказания, а также выдвигаются определенные требования, соблюдение которых позволит в дальнейшем не исполнять в отношении данного лица назначенное наказание.

Внимание автора обращено на практическую значимость  испытательного срока, которая заключается в том что, если осужденный в течение испытательного срока не совершает нового преступления, не нарушает общественный порядок и выполняет возложенные на него судом определенные обязанности, то он считается выполнившим предъявленные к  нему законом требования. 

Диссертант полагает, что испытательный срок представляет собой необходимый временный период, в течение которого осужденный должен своим поведением доказать свое исправление. Такое рассуждение вполне согласуется с нормами ч.3 ст.71 УК РТ. В этом, собственно, и заключается основной смысл и значение условного освобождения осужденного от реального отбывания назначенного ему судом наказания при применении ст.71 УК РТ.

В работе диссертант отмечает, что наиболее обоснованные пределы испытательного срока – от одного года до трех лет, так как, во-первых, назначение испытательного срока на длительное время (четыре или пять лет) не соответствует самой правовой природе условного неприменения наказания, которое применяется судом, только в том случае, если он считает, что для исправления осужденного достаточно самого факта назначения наказания и его реальное отбытие представляется излишним. Во-вторых, жизнь показывает, что чрезмерно продолжительные сроки оказываются неоправданными, так как практически очень трудно держать испытуемого под контролем длительное время. В-третьих, как свидетельствуют материалы изучения поведения осужденных в течение испытательного срока, в подавляющем большинстве случаев решающими являются первые два года испытания. В-четвертых, продолжительность испытательного срока  более трех лет не вызывается необходимостью, ибо практически этого времени достаточно для того, чтобы оказать воздействие на лицо, общественная опасность которого позволила применить к нему условное неприменение наказания.

Несомненный интерес, по мнению автора, вызывает новое положение, включенное в Уголовные Кодексы ряда государств – участников СНГ, позволяющее продлить режим испытания (ч.2 ст. 67 УК Грузии, ч.2 ст. 64 УК Кыргызской Республики; ч.2 ст.64 УК Республики Казахстан и др.),  т.к. продление испытательного срока при условном неприменении наказания, с одной стороны, свидетельствует о гуманном отношении к правонарушителю, оказывая ему доверие и вновь предоставляя шанс избежать реального отбывания назначенного наказания, даже если поведение испытуемого не соответствует ожидаемому судом результату, а с другой стороны, способствует более ответственному отношению осужденного к тем требованиям и ограничениям, которые сопряжены с испытательным сроком. Поэтому в ч.7 ст. 71 УК РТ было бы желательным включить указанное положение.

Целесообразно было бы предложить одну из возможных редакций ч.7 ст.71 УК РТ: «Если осужденный с условным неприменением наказания уклонился от исполнения возложенных на него судом обязанностей или совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание, суд по представлению органа, указанного в части девятой настоящей статьи, может продлить испытательный срок, но не более чем на один год». В связи с этим предлагаем дополнить ст. 71 УК РТ новой частью: ч. 8 «Если осужденный с условным неприменением наказания злостно уклоняется от выполнения возложенных на него судом обязанностей, суд по представлению органа, указанного в части девятой настоящей статьи, может постановить об отмене условного неприменения наказания и исполнении наказания, назначенного приговором суда». Следуя вышеизложенному, также предлагаем внести изменения о переименовании ч.8 ст. 71 УК РТ в ч.9 и, следовательно, ч.9 в ч.10.

Исследователь считает, что точное установление законом перечня обязанностей (ч.5 ст.71 УК РТ) сужает простор судебного творчества, не позволяет более дифференцированно и гибко устанавливать режим испытания в отношении индивидуального правонарушителя. Однако его преимущество состоит в том, что он будет содействовать укреплению принципа законности, ограничивая судейское усмотрение определенными рамками, и, наконец, он облегчит суду задачу определения осужденному условий его пребывания на свободе в период испытательного срока.

Наиболее важным фактором, по которому можно судить о том, свидетельствует ли новое преступление об исправлении или неисправлении лица, в отношении которого применено условное неприменение наказания, является форма вины.  В связи с чем в работе предлагается, чтобы в ч.8 ст. 71 УК РТ факт совершения нового преступления оценивался дифференцированно.

Предлагается новая редакция ч.8 ст. 71 УК РТ: «В случае совершения осужденным с условным неприменением наказания в течение испытательного срока нового умышленного преступления, а равно преступления по неосторожности, за которое он осуждается к лишению свободы, суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным статьей 68 настоящего Кодекса».

Далее диссертант отмечает, что согласно ч.3 чт.190 УИК РФ помимо предусмотренных в уголовном законодательстве оснований и условий отмены условного неприменения наказания таковым является также «признание условного осужденного скрывающимся от контроля уголовно-исполнительной инспекции».

Целесообразно было бы дополнить в УК РТ в перечень оснований, позволяющих ходатайствовать перед судом об отмене условного неприменения наказания и реального исполнения наказания, назначенного приговором суда, признание осужденного скрывшимся от контроля, что позволит более эффективно воздействовать на поведение осужденных и лишит их возможности уклоняться от контроля подобным образом.

Глава третья «Условно досрочное освобождение от отбывания наказания»  состоит из четырех параграфов,

В первом параграфе «Понятие условно-досрочного освобождения от отбывания наказания» рассматриваются  сущность и понятие УДО от отбывания наказания.

УДО от отбывания наказания, безусловно, является проявлением принципа гуманизма и справедливости. Оно облегчает исправление осужденных, способствует обеспечению дисциплины в местах отбывания наказания, стимулирует правильное поведение условно-досрочно освобожденных, удерживая их от совершения новых преступлений и нарушений общественного порядка, способствует скорейшему достижению целей наказания, предусмотренных законом, корректирует карательную политику государства, и тем самым содействует борьбе с преступностью. Кроме того, УДО в некоторой  степени решает проблему переполненности исправительных учреждений.

В работе указывается, что УДО от отбывания наказания как самостоятельный правовой институт регулируется в нормах трех отраслей права: уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного. В связи с этим в уголовно-правовой литературе высказывается суждение о том, что норма об УДО от отбывания наказания имеет комплексный, либо исключительно исправительно-трудовой характер. По мнению диссертанта, эти ученые не  учитывают ту ведущую роль, которую отводит законодатель уголовно-правовым нормам, регламентирующим узловые вопросы применения УДО от отбывания наказания: виды наказаний, предусматривающие возможное условно-досрочное освобождение; основания и условия его применения; перечень обязанностей, возлагаемых на условно-досрочно освобожденных лиц; органы, осуществляющие контроль за поведением освобожденного; круг лиц, к которым не применяется данный институт, а также порядок отмены УДО. Именно поэтому УДО органически входит в уголовное законодательство.

В теории уголовного права высказывались различные точки зрения по поводу юридической природы данного института. На основе исследования  юридической природы УДО осужденных  от отбывания наказания, диссертант считает, что оно не является ни заключительным звеном прогрессивной системы исполнения наказания, ни заключительным звеном в прогрессивной системе отбывания наказания, имеющего карательные свойства, т.к применение УДО от отбывания наказания  прекращает реальное исполнение основного наказания и одновременно прекращается применение всех тех основных средств исправления, которые урегулированы нормами уголовно-исполнительного права (ч.3 ст.14 КИ УН РТ).

Нельзя рассматривать УДО от отбывания наказания как корректирование, изменение приговора, поскольку суд, применяя УДО от отбывания наказания, основывается на тех фактах и обстоятельствах, которые возникли после вынесения обвинительного приговора, в процессе его исполнения и в результате выявления достижения целей уголовного наказания в отношении осужденного. По этой же причине применение УДО от отбывания наказания не колеблет стабильности судебного приговора; наоборот, приговор сохраняет свою стабильность, так как задачи, стоящие перед наказанием, решены. Это и не особая форма сокращения наказания, и не часть системы неопределенных приговоров, так как срок наказания, установленный приговором суда, не сокращается и не проявляется, приговор остается в силе, прекращается лишь фактическое исполнение наказания.

УДО от отбывания наказания не является также мерой поощрения осужденных, так как меры поощрения применяются администраций исправительных учреждений за успехи с целью вызвать новые усилия осужденного в том же направлении, а УДО от отбывания наказания  является конечным результатом этих усилий, который применяется судом.

В диссертации обосновывается мнение, что УДО от отбывания наказания по своей юридической природе  является условным освобождением осужденного от отбывания основного наказания срочного (определенного по времени) характера  досрочно.

Условный характер данного вида освобождения от отбывания наказания выражается, во-первых, в возложенных на него обязанностях; во-вторых, в установлении контроля за поведением условно-досрочно освобожденного; в-третьих, в возможности отмены УДО в случае нарушения требований, предъявляемых к условно-досрочно освобожденному.

УДО от отбывания наказания применяется к лицам, реально отбывающим назначенное судом уголовное наказание, т.е. к лицам, в отношении которых обвинительный приговор вступил в законную силу и которые отбыли определенную часть срока назначенного наказания. Исходя из этого было бы правильным назвать ст.76 УК РТ «Условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания наказания».

Во втором параграфе «Основание применения условно – досрочного освобождения от отбывания наказания» исследуются  материальные и формальные основания УДО от отбывания наказания, а также иные правовые критерии, имеющие значение для применения норм об УДО от отбывания наказания

Основания – это указанные в уголовном законе юридические факты, при наступлении которых лицо, отбывающее срочные виды основных наказаний, может быть условно-досрочно освобождено. До настоящего времени в юридической литературе существуют различные мнения по вопросу об основании применения УДО от отбывания наказания. Рассматривая нормы действующего уголовного закона и взгляды ученых, автор  отмечает, что согласно ст. 76 УК РТ основанием УДО от отбывания наказания является: исправление осужденного (материальное основание) и фактическое отбытие им требуемой определенной части срока, назначенного судом наказания (формальное основание).

Действующее уголовное законодательство, регламентируя материальные основания применения УДО от отбывания наказания, не раскрывает содержания исправления, ограничиваясь перечислением критериев, которые могут характеризовать завершенность процесса исправления осужденного в условиях отбывания определенного вида наказания, т.е «примерное поведение» и «добросовестное отношение к труду» (ч.2. ст. 76 УК РТ).Исправление – это формирование у осужденного уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование его правопослушного поведения.

В тех случаях, когда лицо осуждено за одно преступления, затруднений при определении необходимого отбытого срока наказания для применении УДО от отбывания наказания не возникает. Однако уголовное законодательство не содержит ответов на вопросы о том, какую часть срока наказания должны отбывать лица, осужденные по совокупности преступлений либо приговоров, относящихся к разным категориям тяжести, или когда одно из них, независимо от  их тяжести, совершено в несовершеннолетнем возрасте, а другое – по достижении совершеннолетнего возраста. 

В связи с этим в уголовном законе должно быть четко указано привило, согласно которому осужденные по совокупности преступлений и приговоров могут быть досрочно освобождены, и, руководствуясь ч.1 ст. 4 УК РТ, на наш взгляд, желательно было бы дополнить ст.76 УК РТ частью восьмой следующего содержания: «При определении части срока, которую должны отбыть лица, осужденные по совокупности преступлений или совокупности приговоров, необходимо исходить из требований, установленных в части третьей настоящей статьи для более тяжкого преступления, входящего в совокупность». 

По мнению автора, в отношении применения  УДО осужденных по совокупности преступлений или совокупности приговоров, когда одно из преступлений совершено в возрасте до 18 лет, а другое по достижении 18 лет, следовало бы руководствоваться Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 6 мая 1964г., где говорилось, что если осужденный, отбывающий наказание за совершение преступления в возрасте до 18 лет, во время отбывания наказания по достижении 18 лет совершит новое преступление, вопрос о его условно-досрочном освобождении решается на общих основаниях. В связи с этим было бы целесообразным, чтобы Маджлиси намояндагони Маджлиси Оли РТ дал официальное толкование таких случаев.

В третьем параграфе «Испытательный срок при условно-досрочном освобождении» рассматриваются вопросы сущности, продолжительности и порядка исчисления испытательного срока при УДО от отбывания наказания.

В ст. 76 УК РТ при регулировании вопросов назначения и применения УДО от отбывания наказания словосочетание «испытательный срок» непосредственно не употребляется. По мнению автора, закрепленные в УК РТ 1998г. положения, предоставляющие суду право при применении УДО от отбывания наказания  возлагать на осужденного определенные обязанности, которые должны им исполняться в течение оставшейся неотбытой части наказания (ч.2 ст.76 УК РТ), а также возможности отмены УДО от отбывания наказания в случае нарушения требований,  предъявляемых к условно-досрочно освобожденному (ч.6 ст. 76 УК РТ), свидетельствуют о том, что неотбытая часть срока назначенного наказания является испытательным сроком.

Назначение испытательного срока заключается, во-первых, в проверке правильности применения условно-досрочного освобождения; во-вторых, в достоверности исправления освобожденного; в-третьих, в закреплении тех положительных результатов, которые были достигнуты  освобожденным в период отбывания наказания; в-четвертых, определят продолжительность времени, в течение которого осуществляются реальное исполнение оставшейся неотбытой части назначенного наказания или  его применение в случае, если освобожденное лицо нарушает установленные требования.

В ст. 76 УК РТ не решен вопрос, как определить продолжительность испытательного срока при одновременном освобождении лица как от основного, так и от дополнительного вида наказания. Диссертант считает, что продолжительность испытательного срока при УДО от отбывания  основного и частично дополнительного наказания равна сумме не отбытой части срока основного и дополнительного наказаний. Если имело место полное условно-досрочное освобождение и от дополнительного наказания, то продолжительность испытательного срока равна сумме неотбытой части срока основного наказания и полной продолжительности дополнительного наказания. В тех случаях, когда суд применяет условно-досрочное освобождение от основного наказания, оставляя дополнительное наказание для исполнения, испытательный срок равен неотбытой части основного наказания. Изложенная точка зрения должна получить законодательное воплощение в ст.76 УК РТ.

В соответствии с действующим УК РТ продолжительность испытательного срока при УДО от отбывания наказания определяется механически, т.е. он равен неотбытой части срока назначенного судом наказания. По сути, чем больше срок, тем меньше неотбытый. Но испытательный срок назначается для проверки правильности применения  УДО и достоверности исправления осужденного. Поэтому правильно было бы предоставить суду право самостоятельно определять продолжительность испытательного срока (его низший и высший предел) в пределах, например, установленных законом для условного неприменения наказания – от одного года до пяти лет. (ст.71 УК РТ).

Согласно п. «а» ч.6 ст.76 УК РТ поводом для отмены УДО от отбывания наказания может послужить злостное уклонение от выполнения наложенных на освобожденного судом при применении УДО от отбывания наказания обязанностей. Законодатель не раскрывает, что следует понимать под «злостным уклонением». Некоторые сведения о понятии  «злостное уклонение» имеются в уголовно-исполнительном законодательстве. Это положение нормы закона касается ст. 71 УК РТ, но оно целиком применимо и к УДО от отбывание наказания. Исходя из этого автор  предлагает  ч.4 ст.226 КИУН РТ после слов «условным неприменением наказания» дополнить словами «или условно-досрочным освобожденным».

В четвертом параграфе «Лица, к которым не применяется условно-досрочное освобождение» рассматриваются положения  уголовного закона, запрещающие применение УДО от отбывания наказания к некоторым категориям осужденных.

В соответствии с УК РТ правом УДО от отбывания наказания пользуется большинство осужденных, вместе с тем  согласно ч.7 ст.76 УК РТ условно-досрочное освобождение от отбывания наказания не применяется:

а) к лиц, которому назначено пожизненное лишение свободы или смертная казнь, в порядке помилования заменена лишением свободы;

б) в случае особо опасного рецидива;

в) к организатору, участникам организованной группы или преступного сообщества (преступной организации);

г) к лицу, осужденному за преступления против мира и безопасности человечества.

Если же кто-либо из перечисленных лиц доказал свое полное исправление до истечения назначенного ему срока наказания, то освобождение его от отбывания наказания возможно только в порядке помилования (ст.83 УК РТ).

Неприменение к указанным лицам УДО от отбывания наказания обусловлено необходимостью повышения эффективности наказания лиц, представляющих повышенную опасность, с учётом совершенных ими преступлений и целей уголовного наказания. 

В судебной практике встречаются случаи, когда лицо осуждено за два или несколько преступлений, одно из которых не допускает применения УДО от отбывания наказания. В этой связи возникает вопрос: подлежит ли УДО от отбывания наказания осужденный за совершение нескольких преступлений, одно из которых исключает возможность такого освобождения? В законе прямых указаний об этом нет.

Ответы можно найти в постановлении  Президиума Верховного Совета СССР «О применении ст.44 Основ уголовного законодательства от 6 мая 1964 г. (в редакции постановления  Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1982 года и 15 октября 1982 года), в котором содержится запрет применять УДО к лицам, осужденным по совокупности приговоров или преступлений, если одно из преступлений, входящее в совокупность, исключает условно-досочное освобождение». В связи с этим, по мнению автора, было бы целесообразным, чтобы Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли РТ дал официальное толкование таких случаев.

Глава четвертая «Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет» включает три параграфа.

Первый параграф «Юридическая природа отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет»  посвящен  анализу практики применения данного вида отсрочки и исследованию её юридической природы.

Изучение практики показывает, что суды редко осуждают виновных в преступлении с применением ст. 78 УК РТ (в 2001 г. – 29, 2002 – 39, 2003 – 50, 2004 – 41, 2005 – 48, 2006 – 79, 2007 – 13). Это вполне объяснимо, поскольку беременные женщины и женщины, имеющие малолетних детей, не часто совершают преступление.11

Изученные  материалы показывают, что значительное число женщин осуждено за кражу (42%), на втором месте - преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков (31,2%). Среди освобожденных по отсрочке основную часть (60,1%) с оставили осужденные женщины, которые ранее к уголовной ответственности не привлекались.

Как показывают исследования, мотивом для большинства (47,8%) преступлений, совершенных женщинами,  в отношении которых была применена ст. 78 УК РТ, является плохое материальное положение.

Одновременно исследования показали, что группа осужденных женщин, которым была предоставлена отсрочка отбывания наказания, (из числа женщин, которые состоят на учете в инспекции исполнительных дел  в соответствии со ст. 78 УК РТ), состояла из лиц молодого (31,4%) и среднего (37,7%) возраста. Самая значительная группа пришлась на возраст 21-35 лет (73,1%,) а возраст их детей колеблется от одного до восьми лет. По образовательному уровню преобладает группа осужденных женщин с неполным средним и средним специальным образованием (60,6%). На момент совершения преступления 76,8% осужденных женщин не работали (отпуск по уходу за ребенком, домохозяйки, вообще не имели определенных занятий). Семью имели лишь 30,4%, остальные-69,6%-по тем или иным причинам семьи не имели: либо разведены, либо вдовы, либо брак распался во время отбывания наказания, либо были еще не замужем. Большинство женщин (55,1%) имели одного ребенка, 23,2%-двух и 21,7%-трех и более.

С точки зрения  юридической природы, рассматриваемая отсрочка является разновидностью условного освобождения осужденных беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до восьми лет, от реального  отбывания (дальнейшего отбывания) назначенной ей меры уголовного наказания. Исходя из этого диссертант  не поддерживает позицию тех ученых, которые относят институт отсрочки отбывания наказания к наказанию или к разновидности условного неприменения наказания либо условно-досрочного освобождения.

  Во втором параграфе «Основания и порядок применения отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет» рассматриваются основания и порядок применения отсрочки, анализируются различные позиции ученых по данной проблеме.

Уголовное законодательство РТ, впервые предусмотрев институт отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, однако не указало оснований его применения. Поэтому в уголовно-правовой литературе нет единства мнений по поводу основания применения данного вида условного освобождения от отбывания наказания. Автор, придерживаясь мнения большинства ученых, также считает, что у отсрочки имеется фактически двойное основание ее применения: с одной стороны, это факт проявления гуманизма со стороны государства к указанным категориям женщин в интересах ребенка (детей), с другой – наличие возможности достижения целей уголовного наказания вне реального его исполнения.

В отличие от оснований применения отсрочки отбывания наказания ее условия (точнее критерии, т.к. условия - это установленные законом требования, предъявляемые к поведению осужденных в период отсрочки) четко выделены в уголовном, уголовно-процессуальном, уголовно-исполнительном законодательстве. Несмотря на это в правовой литературе нет единого мнения в отношении критериев предоставления рассматриваемой отсрочки. Диссертант исходит из того, что по законодательству Республики Таджикистан критериями предоставления отсрочки  отбывания наказания в соответствии со ст. 78 УК РТ, п. 2,3 ч.1 ст.365 УПК РТ и ч.1 ст.209 КИ УН РТ служат:

  1. состояние беременности осужденной женщины или наличие у нее ребенка до  восьмилетнего возраста;
  2. категория совершенного преступления;
  3. наличие семьи у осужденной или родственников, давших согласие на совместное с нею проживание, либо наличие у нее возможности самостоятельно обеспечить надлежащие условия для воспитания ребенка;
  4. определенная степень исправления осужденной женщины.

Согласно ст.78 УК РТ отсрочка отбывания наказания, кроме беременных женщин, применятся и к женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет. В этой связи автор считает неверной позицию тех ученых, которые связывают  данные критерии с фактом рождения ребенка женщиной, которой может быть предоставлена отсрочка, т.к. уголовное законодательство говорит о «женщинах, имеющих детей в возрасте до восьми лет». Кроме того, ст.137 СК РТ приравнивает усыновителей по отношению к усыновленным в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению. Эти аргументы свидетельствуют о том, что правом предоставления отсрочки пользуются не только женщины, родившие ребенка, но и женщины, усыновившие (удочерившие) детей в возрасте до восьми лет. 

Поскольку в уголовном законодательстве не оговаривается возраст женщины, к которой может быть применена рассматриваемая отсрочка, это дает основание предположить, что данный институт может применяться и к несовершеннолетним девушкам, отбывающим наказание в виде лишения свободы в воспитательной колонии, или в отношении которых выносится обвинительный приговор.

При сравнении ч.1 ст.78 УК РТ с другими нормами уголовного закона, регулирующими вопросы освобождения как от уголовной ответственности, так и от наказания, законодатель указывает о субъектах их применения в единственном числе (ст.72,75,76,81 УК РТ). На  взгляд автора, такая законодательная неточность и несправедливость должна быть устранена путем внесения в ч.1 ст.78 УК РТ следующих изменений: «Осужденным беременным женщинам и женщинам, имеющим ребенка в возрасте до восьми лет …, суд может отсрочить  отбывание наказания …».

При вынесении приговора беременным женщинам и лицам (в том числе женщинам), находящимся в отпуске по уходу за ребенком, суд не может назначить наказание в виде обязательных работ (п. «в» и «г» ч.3 ст.481 УК РТ), исправительных работ (п. «в» и «д» ч.4 ст.52 УК РТ), ограничения свободы (п. «в» и «г» ст.54 УК РТ) в силу прямого указания в законе на такой запрет. Одновременно законодатель устанавливает в случае возникновения в период отбывания наказаний в виде обязательных работ или исправительных работ вышеуказанных обстоятельств, т.е. беременности или отпуск а по уходу за ребенком, суд по представлению органа, на который возложено исполнение приговора, освобождает лицо от отбывания наказаний (ч.4 ст.491 УК РТ и ч.2 ст. 52 УК РТ). Вопрос о судьбе указанных женщин в период отбывания наказания в виде ограничения свободы уголовным  законом вообще не решен.

Поэтому для устранения ряда недостатков  предлагается: в п. «в» ч.3 ст. 481, п. «г» ч.4 ст.52 и п. «в» ч.4 ст.54 УК РТ внести поправки: после слов «беременным женщинам» добавить: «женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет» и одновременно дополнить ст.54 УК РТ частью 5 в следующей редакции: «В случае возникновения в период отбывания наказания обстоятельств, предусмотренных в части четвертой настоящей статьи, суд по представлению органа, на который возложено исполнение приговора, освобождает лицо от дальнейшего отбывания наказания».

При назначении женщине основного наказания суд может назначить и дополнительное. Однако ст.78 УК РТ ничего не говорит о возможности отсрочки отбывания дополнительного наказания. Данная проблема четко решена в ч.3 ст.71 УК РТ и ч.2 ст.76 УК РТ, предусматривающих применение условного неприменения наказания и условно-досрочного отбывания наказания, которое наравне с рассматриваемой отсрочкой является видами условного освобождения от отбывания наказания. На наш взгляд, указанный пробел уголовного закона необходимо устранить. В этой связи предлагаем ч.1 ст.78 УК РТ дополнить славами: «При этом осужденной женщине может быть отсрочено исполнение дополнительного вида наказания».

  Закон не связывает прямо решение вопроса об отсрочке отбывания наказания со степенью исправления осужденной, ее отношением к соблюдению установленного порядка отбывания наказания, но он говорит о том, что к представлению, направляемому в суд администрацией колонии, должна прилагаться характеристика осужденной (ч.2. ст.209 КИУН РТ). Это приводит к замыслу, что поведение осужденной женщины во время отбывания наказания влияет на решение суда в  вопросе о применении данной гуманной нормы. А поэтому автор считает, что следовало бы указать об этом в уголовном законе (ст. 78 УК РТ) четко, связав применение отсрочки с положительной направленностью личности осужденной женщины.

В третьем параграфе рассматриваются правовые последствия истечения срока отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет.

Исследуемый вид отсрочки как любой  уголовно - правовой  институт, имеет определенные правовые последствия.

Анализ действующего законодательства показывает, что правовыми последствиями отсрочки являются:

а) освобождение осужденной женщины от отбывания наказания;

б) замена по истечении срока отсрочки  оставшейся части наказания другим, более мягким видом наказания;

в) отмена отсрочки и направление осужденной для отбывания наказания в место, назначенное в соответствии с приговором суда. Отмена как правовое последствие отсрочки характеризуется тем, что она возможна только в период срока отсрочки.

Отсрочка отбывания  наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, не является окончательным освобождением от отбывания наказания. По достижении ребенком восьмилетнего возраста или в случае его смерти суд обязан вновь вернуться к рассмотрению дела и в зависимости от поведения осужденной женщины должен решить: освобождать женщину от отбывания наказания или оставшейся неотбытой ее части, заменить его более мягким видом наказания либо направить ее для отбывания наказания, назначенного приговором.

Рассматриваемый вид освобождения от реального отбывания (дальнейшего отбывания) наказания является факультативным и условным. Его факультативный характер определяется тем, что предоставление отсрочки отбывания наказания составляет право, а не обязанность суда. Условный его характер  проявляется в том, что отсрочка может быть отменена по основаниям, предусмотренным законом.

В уголовно-правовой литературе по-разному определяются основания отмены отсрочки отбывания наказания. Диссертант отмечает, что в рассматриваемых мнениях ученых  по вопросам основания отмены отсрочки отбывания наказания имеются два недостатка: во-первых, имеются расхождения по количеству вариантов оснований таких отмен; во-вторых, смешиваются основания отмены отсрочки отбывания наказания с ее правовыми последствиями.

На  взгляд автора, ст.78  УК РТ, которая впервые предусмотрела отсрочку отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, указывает следующие основания отмены отсрочки:

  1. если осужденная отказалась от ребенка;
  2. исчезновение с места проживания;
  3. продолжает уклоняться от воспитания ребенка;
  4. вновь допускает нарушения общественного порядка;
  5. совершение в период отсрочки нового преступления.

Для решения вопроса об отмене данного вида отсрочки достаточно совершения осужденной женщиной одного из вышеуказанных деяний и существования формального основания, которым согласно ч.10 ст. 209 КИУН РТ является представление об отмене отсрочки отбывания наказания, поданное в суд органом, осуществляющим контроль за поведением осужденной женщины в отношении которой отбывание наказания отсрочено.

  Согласно ч.3 ст.78 УК РТ первым основанием для отмены отсрочки отбывания наказания является отказ матери от ребенка. Уголовное и уголовно-исполнительное законодательство РТ не определяет, что такое отказ матери от ребенка. По аналогии с положениями семейного законодательства  отказом матери от ребенка следует считать следующие случаи:

1) когда мать официально отказывается без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного или воспитательного учреждения социальной защиты населения или других аналогичных учреждений (ст. 69 СК РТ);

2) когда по причинам, признанным судом неуважительными, более шести месяцев не проживает совместно с ребенком и уклоняется от его воспитания и содержания (ст.130 СК РТ). 

Основания отмены отсрочки, закрепленные в ч.3 ст.78 УК РТ, носят факультативный характер. Об этом свидетельствует содержащаяся в этой части статьи фраза «суд может отменить отсрочку отбывания наказания».

В связи с этим в уголовно-правовой литературе высказывается мнение, что в случае когда, осужденная женщина отказывается от ребенка или продолжает уклоняться от воспитания ребенка после предупреждения, объявленного органом, осуществляющим контроль за поведением осужденной, суд обязан отменить отсрочку отбывания наказания.

Диссертант поддерживает  данную точку зрения и считает, что в случае, когда, осужденная женщина отказалась от ребенка или передала его в детский дом, исчезла с места проживания или уклоняется от воспитания ребенка и ухода за ним, нарушает общественный порядок, за что письменно более двух, предупреждалась органом, осуществляющим контроль за поведением осужденной, суд должен отменить отсрочку отбывания наказания. На основании этого предлагаем в ч.3 ст.78 УК РТ формировку «суд может направить …» заменить на формулировку «суд направляет осужденную …»

Сравнительный анализ уголовно-правовых норм об отсрочке отбывания наказания, содержащихся в уголовном законодательстве стран СНГ, особенно УК РФ, показывает, что ч.3 ст. 82 УК РФ (ч.4 ст. 78 УК РТ) не предусматривает направления осужденной женщины для отбывания наказания, назначенного приговором,  оставляя за судом право освободить осужденную или заменить оставшуюся не отбытой часть наказания более мягким видом наказания.

По мнению автора, упразднение  названного последствия прекращения отсрочки отбывания наказания вполне обоснованно; поскольку по истечении более или менее длительного пребывания осужденной в условиях свободы, если ее поведение не привело к отмене отсрочки до достижения младшим ребенком установленного возраста, вряд ли целесообразно и гуманно возвращать ее для отбывания наказания в место, назначенное в соответствии с приговором суда.

  В заключении  содержатся основные выводы, предложения и рекомендации, сформулированные по результатам проведенного диссертационного исследования, которые могут способствовать дальнейшей теоретической разработке учения об условном  освобождении от отбывания наказания, более четкой его законодательной регламентации, повышению эффективности применения различных видов такого освобождения.

Положения диссертационного исследования отражены  в следующих научных публикациях автора:

Монографии, комментарии законов, учебники, учебные пособия

  1. Институт условного осуждения в уголовном праве: Развитие. Юридическая природа. Применение.- Душанбе, 1997. -8  п.л.
  2. Условное освобождение от  отбывания наказания: проблемы теории, законодательства и практики. -Душанбе, 2003.-18 п.л.
  3. Институт условного неприменения наказания в уголовном праве: проблемы теории,  законодательства, практики  -М., 2008. -10 п.л.
  4. Комментарий к Уголовному Кодексу Республики Таджикистан. (на тадж. языке). /Под ред. Х.Х.Шарипова. –Душанбе: Глобус, 2006. (в соавт). - 55 п.л./3,8 п.л.
  5. Юридическая энциклопедия слов. (на тадж. языке). /Пд ред. доктора юрид. наук  проф.  Махмудова М.А. –Душанбе: Эр-граф, 2004.  (в соавт). - 37,5 п.л./ 2,9 п.л.
  6. Общая часть уголовного права: Учебное пособие (альбом схем).- Душанбе, 1999. (в соавт). – 5,5 п.л./0,2 п.л.
  7. Основы государства и права: Учебное пособие. - Душанбе, 1996.(в соавт). – 3,3 п.л./0,2 п.л.
  8. Основы государства и права: Учебное пособие. (на тадж. языке).- Душанбе, 1997. (в соавт).- 6,4 п.л./0,4 п.л.

  Научные статьи и тезисы

  1. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом, и условное осуждение: соотношение и разграничение //Вестник Таджикского государственного ун-та. Сер. История, юриспруденция.- 1993. – 0,3 п.л.
  2. Условное осуждение и  его юридическая природа //Известия Академии наук Республики Таджикистан. Сер. Философия и правоведение.- 1995. №3 (15).- 0,5 п.л.
  3. Применение  принципа законности в уголовном праве (на тадж. языке). //Известия Академии  наук Республики Таджикистан. Сер. Философия и правоведение.- 1996. №2.- 0,3 п.л.

12. Испытательный срок при условном осуждени// Давлат ва њуќуќ, 1996, №1.-  0,4 п.л.

  1. Необходимость реформы уголовного  законодательства  Республики  Таджикистан. //Давлат ва  њуќуќ. 1997, №2-3.- 0,3 п.л.
  2. Основы уголовного законодательства (на тадж. языке). //Основы государства и права  Республики Таджикистан. - Душанбе, 1999.  (в соавт). – 0,8 п.л.
  3. Основы уголовно- исполнительного права (на тадж. языке). //Основы государства и права  Республики Таджикистан.-  Душанбе,  1999. (в соавт). – 1,4 п.л.
  4. Понятие и виды освобождения от наказания (на тадж. языке). //Укрепление судебной системы Республики Таджикистан: Проблемы и предложения.  Душанбе, 2002. – 0,3 п.л.
  5. Условное освобождение от отбывания наказания (на тадж. яыке). //Укрепление судебной системы Республики Таджикистан: Проблемы и предложения. - Душанбе, 2002. – 0,4 п.л.
  6. Юридическая природа условного неприменения наказания//Давлат ва њуќуќ, 2002, №2.- 0,6 п.л.
  7. Основные черты уголовного законодательства РТ и некоторые проблемы его совершенствования //Новое уголовное законодательства стран СНГ и Балтии: Сб. научн. тр.- М., 2002.- 1,6 п.л.
  8. Общее начало назначения наказания (на тадж. языке). //Укрепление судебной системы Республики Таджикистан: Проблемы и предложения.- Душанбе,  2002.- 0,8 п.л.
  1. Условное неприменение наказаний (на тадж. языке).  //Укрепление судебной системы Республики Таджикистан: Проблемы и предложения. -Душанбе, 2002.- 1,2 п.л.
  2. Понятие условно-досрочного освобождения от  отбывания наказания (на тадж. языке).  // Њаёт ва ќонун, 2003, №3.- 1,3 п.л.
  3. Испытательный срок при  условном неприменении наказания //Давлат ва њуќуќ, 2003, №4. – 0,6 п.л.
  4. Наказания назначаемые  при условном неприменении наказания //Давлат ва њуќуќ  2003. №3. – 0,8 п.л.
  5. Освобождение от отбывания  наказания беременных женщин и  женщин, имеющих детей в  возрасте до трех лет //Труды Академии МВД РТ. Выпуск 6. -Душанбе, 2003. -0,8 п.л.
  6. Пять лет Уголовному Кодексу Республики Таджикистан: Проблемы  совершенствования (на тадж. языке). //Вестник  Таджикского государственного национального ун-та. Сер. 3 (17). Гуманитарные науки.- Душанбе, 2003. – 0,5 п.л.
  7. О технике построения уголовного законодательства Республики Таджикистан: проблемы и пробелы теории и практики // Международное и национальное  уголовное законодательство: проблемы юридической техники: Мат. III меж. науч.- прак. конф. МГУ им. М.Д. Ломоносова 29-30 мая 2003 г.- М.: «Лекс Эст», 2004. (в соавт). – 0,4 п.л.
  8. Освобождение от отбывания наказания беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет //Информационный Бюллетень Ассоциации судей Республики Таджикистан. -Душанбе, 2004, №2.- 0,2 п.л.
  9. Об основных результатах научно-исследовательского  проекта «Условное освобождение  от отбывания наказании» // Гуманизация уголовной политики Республики Казахстан: достижения и перспективы: Мат. междунар.  Науч. практ. конф. (г.Алматы, 29-30) апреля 2004 г).- Алматы,  2004.- 0,3 п.л.
  10. Отсрочка отбывания наказания беременным женщин и женщинам,  имеющим детей в возрасте до восьми лет, как уголовно-правовая мера, не связанная с изоляцией от общества // Меры уголовный  ответственности, не связанные с изоляцией от общества: сб. науч. ст. -Душанбе, 2005.-1,7 п.л.
  11. Основания освобождения от наказания в связи с болезнью // Вестник Таджикского государственного национального  ун-та. Сер. №1 (24). Гуманитарные науки. -Душанбе, 2005- 1,1, п.л.
  12. Наказание беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до восьми лет. //Мат. науч.- теорет. конф. студентов и преподавателей ТГНУ.- Душанбе, 2005- 0,06. п.л.
  13. Закономерность дополнений и изменений в Уголовном Кодексе Республики Таджикистан// Гуманизация уголовной политики Республики Казахстан: достижения и перспективы: Мат. Междунар. Науч.-практ. конф. (г.Алматы, 29-30 апреля 2004 г). -Алматы; 2004.- 0,3 п.л.
  1. Исторические корни условного неприменения наказания //История развития уголовного права и ее значение для современности: Мат.V Международной науч. - практ. конф. (МГУ им. М.В. Ломоносова 26-27 мая 2005 г.)- М., 2006.- 0,8 п.л.
  2. Конституционные основы уголовного права Республики Таджикистан  //Конституционные основы уголовного права: Материалы Всерос. конгр.  по уголовному праву, посвященного 10-летию Уголовного кодекса РФ. -М., 2006.- 0,5 п.л.
  3. Освобождение от уголовной ответственности с применением акта об амнистии //Мат. Науч.-теор. конф.  студентов  и преподавателей  ТГНУ.Ч.2.- Душанбе, 2006. - 0,2 п.л.
  4. Применение  условно-досрочного освобождения к осужденным по совокупности преступлений и совокупности приговоров //Известия Академии наук Республики Таджикистан. Сер. Философия и правоведение.-Душанбе, 2007, №3.- 0,4 п.л.
  5. Испытательный срок при условно-досрочном  освобождении //Известия Академии наук Республики Таджикистан. Сер. Философия и право. - Душанбе, 2008, №1.- 0,5 п.л.
  6. Юридическая природа отсрочки  отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет // «Черный дыры» в Российском законодательстве, 2008, №2.- 0,2 п.л.
  7. Обязанности, возлагаемые судом на осужденного при применении условного неприменения наказания //Уголовное право, 2008. №4. -0,2 п.л.
  8. Правовые последствия  истечения срока отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей //Российский следователь, 2008. №11. – 0,2 п.л.

1 Конституция Республики Таджикистан. Душанбе, 2004. Ст. 5, 14.

2 Ахбори Маджлиси Оли Республики Таджикистан. Душанбе. 1998. № 9. Ст.68.

3 Ахбори Маджлиси Оли Республики Таджикистан. Душанбе. 2001. №7. Ст.505

4 Вступила в силу с 1 сентября 1998 г.

5 Уголовное право: Общая часть: Учебник для вузов /Отв. ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова. М., 1997. С. 436.

6 За эти годы в УК Республики Таджикистан 10 раз были внесены изменения и дополнения.

7 Ахбори Маджлиси Оли Республики Таджикистан. 2004. №5. Ст. 346.

8 Ахбори Маджлиси Оли Республики Таджикистан. 2004. №7. Ст. 455.

9 См.: Джамолов С. Соблюдение закона в учреждениях исполнения уголовного наказания //Прокуратуре Таджикистан 80 лет. Душанбе, 2004. С. 234.

10 До принятия УК РТ 1998 г. в уголовном законодательстве Республики Таджикистан  этот институт назывался условным осуждением  (ст.47 УК Тадж. ССР 1935 г. и ст.43 УК Тадж. ССР 1961 г.).

11 См.: Отчеты Министерства юстиции Республики Таджикистан и Управления судебной статистики при Совете юстиции Республики Таджикистан за 2001-2007 гг., а также сведения получены из управления исправительных дел при Министерстве юстиции Республики Таджикистан за № 5/2-56 от 6 мая 2008 г.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.