WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Дорохина Елена Геннадьевна

       

УПРАВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ БАНКРОТСТВА:

частноправовые и публично-правовые аспекты

правового регулирования

  12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

12.00.14 – административное право; финансовое право;

информационное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук

Москва - 2010

  Диссертация выполнена в Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор,

Почетный работник высшего

профессионального образования РФ 

Ершова  Инна Владимировна 

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор,

  Заслуженный юрист РФ

  Витрянский Василий Владимирович

  доктор юридических наук, профессор

  Карелина  Светлана Александровна

  доктор юридических наук, профессор

Селюков Анатолий Дмитриевич

Ведущая организация: Российская правовая академия 

  Министерства юстиции РФ

  Защита состоится 3 февраля 2011года в 14-00 на  заседании диссертационного совета  Д 212.123.03 при Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина по адресу: г. Москва, 123995, ул. Садовая Кудринская, 9, зал

заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Автореферат разослан «___» ноября 2010г.

И.О. Ученого секретаря диссертационного совета

доктор юридических наук

профессор  И.О. Краснова

I. ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы исследования. Социальное управление, призванное организационно упорядочивать совместную деятельность людей, не может полноценно функционировать вне правового опосредования. В правовой действительности категория «управление» до недавнего времени использовалась преимущественно для обозначения общественных отношений, регулируемых административным правом. С развитием рынка правоотношения управления стали неотъемлемым спутником экономических (имущественных) отношений, среди которых выделяются отношения, складывающиеся в процессе самоорганизации и самоуправления субъектов предпринимательской деятельности. Управление в экономической сфере приобрело комплексный характер. Возникла потребность в передаче ряда функций государственного управления на уровень саморегулирования участников профессиональной и предпринимательской деятельности.

Банкротство как явление, характеризующееся крайней степенью финансового кризиса должника, объективно нуждается в управляющем воздействии как со стороны государства, так и со стороны кредиторов и иных участников банкротства. В связи с этим законодатель выделяет отношения, опосредующие порядок и условия осуществления мер по предупреждению банкротства и проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, из совокупности всех отношений, регулируемых Законом о банкротстве1.

  Уникальность управления в данном случае обусловлена не только интеграцией различных видов управления, но и специфичным субъектным составом правоотношений (арбитражный управляющий, контрольные органы, регулирующий орган, орган по контролю (надзору) и пр.). 

  Исследование проблем правового регулирования отношений управления в системе банкротства представляет научный интерес как с теоретической, так и с практической точки зрения.

  В теоретическом плане осмыслению подлежат отношения, являющиеся предметом регулирования различных отраслей права, которые, вместе с тем, интегрированы между собой, взаимосвязаны и взаимообусловлены. Государственное управление является одним из видов управления в системе банкротства. Передача части функций государственного управления на уровень саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (далее - СРО) формирует еще один вид управления, содержащий в своей основе публично- и частноправовые начала. Наряду с этим в системе банкротства присутствует организационно-правовое взаимодействие кредиторов, должника, его учредителей и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве (самоуправление участников банкротства). 

  Системное исследование всей совокупности отношений управления позволяет определить цели, задачи и принципы их комплексного правового регулирования, а также провести структурно-функциональный анализ управления, выявить специфику объекта и субъектов управления, методов правового регулирования, средств и форм управляющего воздействия применительно к каждому виду управления.

  Малоизученной в настоящее время является природа правоотношений управления с участием СРО, а также отношений, складывающихся в рамках организационно-правового взаимодействия участников банкротства. Выявленные в середине прошлого столетия организационные отношения гражданско-правового характера нуждаются в дальнейшем изучении с учетом потребностей современного хозяйственного оборота. В связи с этим заслуживает внимания проблема увязки содержания правоотношений с функциями управления, что, собственно, и определяет материальную сущность отношений управления.

Правовой статус основных участников банкротства - субъектов управления является предметом непрекращающихся научных дискуссий. В связи с этим актуализируется изучение особенностей правового положения СРО, арбитражного управляющего, должника и его участников, организационно-правовых форм взаимодействия кредиторов в рамках принятия решений, влияющих на ход процедур банкротства.

  Исследование теоретических проблем напрямую связано с решением практических вопросов как в сфере правотворчества, так и в области правоприменения. 

Построение эффективной правовой модели управления является одной из насущных задач правотворчества. Модификация управления, обусловленная ориентирами законодателя на сбалансированность интересов всех участников банкротства в целях обеспечения устойчивости оборота и развития свободной конкуренции, стала определяющим фактором в процессе совершенствования законодательства о банкротстве.

Закон о банкротстве 1992г.2 заложил основы современной модели управления. В то же время ему были присущи отдельные недочеты, связанные с ущемлением прав и законных интересов кредиторов и должника из-за концентрации управленческих полномочий в руках арбитражного управляющего.

  Впоследствии сфера управленческих решений и действий кредиторов была расширена за счет усиления регулятивной и контрольной функций их деятельности3. Вместе с тем сосредоточение управления в руках кредиторов привело к пресловутому «переделу собственности» с помощью механизма банкротства.

Действующий Закон о банкротстве ввел ограничения управляющего воздействия кредиторов и арбитражного управляющего посредством допуска должника (участников должника) к управлению. Произошла передача части функций государственного управления на уровень СРО с одновременным усилением государственного контроля за ее деятельностью.

  Мировой финансовый и экономический кризис обусловил масштабные изменения законодательства о банкротстве, в том числе и по вопросам управления.

  Законодатель внес существенные изменения в Закон о банкротстве4, касающиеся правового статуса арбитражного управляющего и порядка организационного взаимодействия кредиторов. Последующие изменения Закона о банкротстве коснулись статуса кредиторов, требования которых обеспечены залогом, и порядка их участия в принятии решений на собрании кредиторов5, механизма оспаривания сделок должника внешним (конкурсным) управляющим6, размера вознаграждения арбитражного управляющего7. По поручению Президента РФ Минэкономразвития РФ разработан и вынесен на публичное обсуждение законопроект, касающийся совершенствования реабилитационных процедур банкротства8.

  Между тем оптимальный баланс прав и интересов основных участников банкротства как между собой, так и с интересами общества, до настоящего времени не достигнут. Одной из причин тому является отсутствие комплексного подхода к построению эффективной правовой модели управления. Комплексность, в свою очередь, предполагает учет положений теории управления при анализе правовых проблем, что обусловливает выведение научного поиска на новый уровень, позволяющий обеспечить системность исследования.

Анализ проблем правового регулирования в изложенных выше аспектах предполагает, в конечном счете, оценку эффективности действующей модели управления в системе банкротства и обоснование мер по ее повышению. Этим обусловлены актуальность и выбор темы диссертационного исследования.

  Объектом диссертационного исследования является управление как система отношений, направленных на упорядочение осуществления мер по предупреждению банкротства и проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве (далее – процедур банкротства), и регулируемых совокупностью правовых норм, представляющих собой комплексное межотраслевое образование.

  Предметом диссертационного исследования являются теоретические и практические проблемы частноправового и публично-правового регулирования порядка и условий осуществления мер по предупреждению банкротства и проведения процедур банкротства, опосредованных правоотношениями управления.

Данная проблематика исследуется в контексте управления как функциональной подсистемы целостной системы банкротства, понимаемой как интегрированное единство правоотношений, возникающих в связи с неспособностью должника удовлетворить требования кредиторов в полном объеме. В рамках такого подхода предмет исследования охватывает цели, задачи и принципы правового регулирования отношений управления в системе банкротства, их структурно-функциональный анализ (описание действующей правовой модели управления). Вторым этапом исследования является оценка эффективности правового регулирования отношений управления на основе предлагаемых диссертантом критериев и предложения по совершенствованию законодательства.

  Цель диссертационного исследования состоит в разработке и обосновании современной научной концепции комплексного правового регулирования отношений управления, обеспечивающего устойчивость системы банкротства на основе сбалансированности прав и законных интересов ее основных участников и достижение цели максимального удовлетворения требований кредиторов с учетом заинтересованности общества в стабильности хозяйственного оборота и социальных процессов. Достижение указанной цели предполагает решение следующих задач исследования:

- определение сущности и видов правоотношений управления в системе правоотношений, возникающих в связи с неспособностью должника удовлетворить требования кредиторов в полном объеме (системе банкротства);

- выявление целей и задач правового регулирования отношений управления в системе банкротства;

- установление принципов построения правовой модели управления в системе  банкротства;

- анализ особенностей правового регулирования отдельных видов отношений управления  в системе банкротства;

- изучение механизма правового регулирования отношений управления в системе банкротства путем вычленения правовых средств, способствующих реализации основных функций управления (диагностики, планирования, организации, контроля и отчетности);

- оценка эффективности правового регулирования отношений управления в системе банкротства на основе системы критериев, предъявляемых к эффективности социального управления и его правового опосредования;

- выработка рекомендаций и предложений по совершенствованию законодательства о банкротстве, в том числе норм, регулирующих правоотношения управления.

Степень научной разработанности темы. Теоретические и практические проблемы современного правового регулирования банкротства стали предметом научных исследований сравнительно недавно (с появлением первого закона о банкротстве в 1992г.).

  Теоретические основы правового регулирования отношений в области банкротства разработаны в монографических трудах и научных статьях, таких ученых как Б.С. Бруско, В.В. Витрянский, А.В. Егоров, С.А. Карелина, Е.А. Павлодский, В.Ф. Попондопуло, Л.В. Пулова, С.А. Рухтин, С.В. Сарбаш, О.М. Свириденко, В.В. Степанов, М.В. Телюкина,  В.Н. Ткачев, В.А. Химичев, а также в более чем ста диссертационных работах, четыре из которых являются диссертациями на соискание ученой степени доктора юридических наук: «Конкурсное право. Гражданско-правовые проблемы» (Телюкина М.В. – М., 2003), «Предупреждение банкротства коммерческой организации по законодательству Российской Федерации: Методология и механизмы реализации» (Гончаров В.И. - Ростов н /Д., 2006), «Теоретические и практические проблемы правового регулирования несостоятельности (банкротства) особых категорий субъектов конкурсного права» (Ткачев В.Н. - М., 2008), «Механизм правового регулирования отношений несостоятельности (банкротства)» (Карелина С.А. – М., 2009).

Управление как неотъемлемая составляющая процесса банкротства исследуется российскими правоведами в различных аспектах. Среди научных работ, посвященных этой теме, необходимо выделить диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук: по научной специальности 12.00.03: «Правовое регулирование деятельности арбитражного управляющего при несостоятельности (банкротстве)» (Мухачев И.Ю. - М., 2004), «Правовые проблемы арбитражного управления» (Тай Ю.В. - М., 2005), «Правовые проблемы организации деятельности арбитражных управляющих» (Юхнин А.В. - М., 2005);  по научной специальности 12.00.14.: «Административно-правовые проблемы функционирования института несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации» (Шипицына О.В. – Тюмень,  2003), «Административно-правовой механизм государственного управления в сфере финансового оздоровления, несостоятельности (банкротства)» (Фролов И.В. – Воронеж, 2010).

Вместе с тем теоретические и практические проблемы частноправового и публично-правового регулирования отношений управления в системе банкротства не получили комплексного исследования в современной науке и являются малоизученными в настоящий период.

  Теоретическую основу диссертационного исследования составляют научные труды современных, советских и дореволюционных российских правоведов, таких как: С.С. Алексеев, Г.В. Атаманчук, Д.Н. Бахрах, М.И. Брагинский, С.Н. Братусь, А.Б.Венгеров, Н.В. Витрук, В.В. Витрянский, Г.А. Гаджиев, С.И. Гальперин, Я.М. Гессен, В.П. Грибанов, Б.М. Гонгало, Е.П. Губин, И.В. Ершова, О.С. Иоффе, С.А. Карелина, Д.А.Керимов, Б.А. Кистяковский, Ю.М. Козлов, О.А. Красавчиков, Р.З. Лившиц, А.В. Малько, А.А. Маттель, Н.И. Матузов, В.П. Мозолин, Л.А. Новоселова, Е.А. Павлодский, А.И. Покровский, С.В. Поленина, В.Ф. Попондопуло, Л.Л. Попов,  М.М. Рассолов, В.В. Ровный, И.С. Самощенко, Ю.Н. Старилов,  В.В. Степанов, В.М. Сырых, Ю.В. Тай, М.В. Телюкина, Ю.А. Тихомиров, В.Н. Ткачев, В.А. Химичев, Г.Ф. Шершеневич, Т.В. Шишмарева, В.Ф. Яковлев и зарубежных ученых: М. Бальца, Р. Давида, Р. Калнана, Г. Папе, М. Хоумана, К. Шмидта и др.

  В диссертационном исследовании использованы научные работы в области методологии системного подхода и теории управления В.Г. Афанасьева, Л. Фон Берталанфи, И.В. Блауберга, И.А. Коха, В.И. Маршева, В.Н. Садовского, А. Файоля, Э.Г. Юдина и др.

  Методологическую основу диссертационного исследования составляет совокупность методов, в основе которых лежит диалектический и формально-логический методы познания. Исследование проблем управления (в том числе правовых) возможно только в рамках системы, что предполагает использование системного подхода как методологической ориентации. В свою очередь системное исследование базируется на философском принципе целостности, который применительно к социально-экономическому явлению (банкротству) позволяет вычленить сферу общественных отношений, приобретающих качественно новое состояние под воздействием экономических, политических, социальных и иных факторов. В зависимости от плоскости членения целостной системы банкротства выделяются различные подсистемы, обладающие качеством самостоятельных систем. Одной из таких подсистем является управление как совокупность правоотношений, опосредующих порядок и условия осуществления мер по предупреждению банкротства и проведения процедур банкротства.

  Методология исследования системы управления с использованием концепций и методов познания науки управления в ее различных модусах предоставляет возможность расширить предметную область исследования правовых проблем управления. Это возможно за счет сочетания частнонаучных приемов и методов правовой науки (формально-юридического, сравнительно-правового, конкретно-исторического, структурно-функционального и др.) и системного анализа и синтеза, используемого наукой управления с целью моделирования эффективных (оптимальных) управляющих воздействий. 

Теоретическая значимость диссертации состоит в разработке и обосновании современной научной концепции комплексного правового регулирования отношений управления в системе банкротства на основе сочетания частноправовых и публично-правовых начал.

  Среди основных теоретических выводов, полученных в ходе исследования, необходимо отметить следующие:

  • о понятии управления как совокупности регулируемых нормами права общественных отношений, возникающих в связи с необходимостью упорядочения осуществления мер по предупреждению банкротства и проведения процедур банкротства;
  • о видах управления в системе банкротства, включающих: государственное управление, управление на основе переданных СРО функций государственного управления, самоуправление участников банкротства;
  • о целях и задачах правового регулирования отношений управления в системе банкротства;
  • о принципах построения правовой модели управления в системе банкротства;
  • об особенностях правового регулирования различных видов отношений управления в системе банкротства;
  • о составе и квалификации правовых средств, опосредующих реализацию основных функций управления (диагностики, планирования, организации, контроля и отчетности);
  • о критериях оценки эффективности правового регулирования управления в системе банкротства.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в разработке и обосновании современной научной концепции комплексного межотраслевого правового регулирования отношений управления, опосредующих порядок и условия осуществление мер по предупреждению банкротства и проведения процедур банкротства.

  На основе данной методологической ориентации впервые:

  •   определено понятие управления в системе банкротства и его виды;
  •   выявлены цели и задачи правового регулирования отношений управления во взаимосвязи с целями системы банкротства, а также принципы построения правовой модели управления на основе принципов права и общесистемных принципов управления;
  •   проанализированы особенности государственного управления с учетом делегирования СРО части функций государственного управления;
  •   сформулировано определение правоотношений управления, возникающих в связи с организационно-правовым взаимодействием участников банкротства, изучены их структура и содержание, представлена классификация;
  •   исследован механизм правового регулирования отношений управления в системе банкротства путем вычленения правовых средств, способствующих реализации основных функций управления (диагностики, планирования, организации, контроля и отчетности);
  •   произведена оценка эффективности правового регулирования отношений управления в системе банкротства на основе системы критериев, предъявляемых к эффективности социального управления и его правового опосредования.

На защиту выносятся следующие положения диссертационного исследования:

1.Система правоотношений, возникающих при неспособности должника удовлетворить требования кредиторов в полном объеме (система банкротства) состоит из нескольких взаимосвязанных подсистем правоотношений (материальные и процессуальные, предшествующие возбуждению дела о банкротстве и конкурсные, первоначальные и производные и т.д.).

  Поскольку система банкротства объективно нуждается в организационном упорядочении, состав входящих в нее подсистем должен быть дополнен правоотношениями управления, опосредующими порядок и условия осуществления мер по предупреждению банкротства и проведения процедур банкротства.

2. Совокупность правоотношений управления также является системой,  обладая свойствами интегративности и целостности. Эта система, в свою очередь, состоит из нескольких собственных подсистем (видов управления).

  К ним относятся: 1) государственное управление, 2) управление на основе делегирования саморегулируемой организации арбитражных управляющих (СРО)  части функций государственного управления, 3) организационно-правовое взаимодействие (самоуправление) участников банкротства.

3. В связи с тем, что правоотношения с участием органов исполнительной власти в системе банкротства имеют не только управленческий, но и имущественный характер, необходимо определить круг отношений, относящихся к государственному управлению.

  Государственное управление включает правоотношения, возникающие в связи c осуществлением:

- функций государственного контроля и надзора (отношения между органом по контролю (надзору) и СРО, между указанным органом и арбитражным управляющим);

- функций по выработке государственной политики и нормативному правовому регулированию в сфере банкротства;

  - мер по предупреждению банкротства и участием федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ в делах о банкротстве отдельных категорий должников (отношения между контрольными органами и финансовыми организациями, между отраслевым органом государственного управления и градообразующей организацией и пр.);

  - регулирующей и надзорной функций Банка России по отношению к кредитным организациям, имеющим признаки несостоятельности.

  4. Управление на основе делегирования СРО части функций государственного управления состоит из правоотношений, возникающих в связи с осуществлением СРО:

  - регулятивной функции, включая двухуровневую систему нормативного регулирования деятельности арбитражных управляющих (отношения между регулирующим органом и национальным объединением СРО; отношения между СРО и ее членами);

  - функции организации подготовки арбитражных управляющих (отношения между СРО и ее членами по поводу стажировки арбитражных управляющих, отбора кандидатур для утверждения арбитражным судом и пр.);

  - функции контроля за деятельностью арбитражных управляющих в рамках корпоративных (внутриорганизационных) отношений между СРО и ее членами.

5. Правоотношения в рамках самоуправления участников банкротства возникают между арбитражным управляющим, конкурсными кредиторами, уполномоченными органами, должником, учредителями (участниками должника) и собственником имущества должника – унитарного предприятия.

  Правоотношения управления в данном случае представляют собой  регулятивные относительные неимущественные отношения, опосредующее порядок и условия проведения процедур банкротства, возникновение которых связано с необходимостью организационного взаимодействия участников банкротства для реализации конкретной функции управления с целью упорядочения имущественных правоотношений между должником и его кредиторами по поводу уплаты долга и иных материально-правовых отношений, складывающихся в ходе процедур банкротства.

В диссертационной работе представлена классификация правоотношений управления по субъектному составу, объекту и содержанию.

6. Правовая регуляция отношений управления основана на синтезе методов субординации и координации. При этом очевиден неравномерный характер сочетания указанных методов применительно к конкретному виду управления.

  В регулировании отношений по государственному управлению превалирует метод субординации. Метод координации присутствует в регулировании единичных отношений не соподчиненных субъектов (например, регулирующий орган – отраслевое министерство).

Отношения с участием СРО регламентированы на основе смешанного метода. С одной стороны, саморегулирование предполагает самостоятельную и инициативную деятельность, осуществляемую субъектами профессиональной деятельности на основе учета воли ее участников (метод координации). С другой стороны, оно частично замещает государственное управление в сфере банкротства посредством передачи полномочий по выработке правил и стандартов деятельности арбитражных управляющих - членов СРО и контролю за их деятельностью (метод субординации).

Организационно-правовое взаимодействие (самоуправление) участников банкротства осуществляется преимущественно с помощью частноправового метода (метода координации), поскольку субъекты  вступают в правоотношения по своей воле и в своем интересе. Вместе с тем самоуправление имеет собственные уровни (иерархию), предполагающее сосредоточение у отдельных субъектов функции контроля и полномочий по принятию основополагающих для системы решений, что несет элемент субординации.

  7. Нормы, регулирующие правоотношения управления в системе банкротства, интегрированы между собой, взаимообусловлены и взаимозависимы. Поэтому есть основания для вывода о том, что они представляют собой комплексное межотраслевое образование в составе института банкротства.

  Интеграция норм, регулирующих отношения управления, обусловлена необходимостью обеспечения совокупного интереса кредиторов, должника и общества для достижения цели объекта управления (максимального удовлетворения требований кредиторов несостоятельного должника с учетом интересов общества в стабильности хозяйственного оборота).

  8. Оценка эффективности правового регулирования отношений социального управления, в том числе управления в системе банкротства, должна производиться с помощью системы критериев эффективности, учитывающих следующие показатели:

  • достижение объектом управления социально значимых целей в результате построения правовой модели управляющих воздействий (критерий результативности правовой модели управления);
  • соответствие нормативного регулирования целям государственной политики в области конкретных общественных отношений, общепризнанным принципам и нормам международного права, а также конституционным (общеправовым) принципам (критерий целевой обоснованности и социальной значимости правового регулирования отношений управления);
  • степень достижения баланса прав и интересов отдельных индивидов, социальных групп и общества посредством нормативно урегулированного процесса управления (критерий преодоления конфликтов между участниками общественных отношений);
  • полноту охвата правовой регуляцией отношений управления и общественных отношений, требующих упорядочения с помощью управления (критерий правовой опосредованности связей и отношений);
  • адекватность применяемого законодателем метода правового регулирования (сочетания методов) природе общественных отношений, требующих управленческого воздействия (критерий оптимальности метода правового регулирования);
  • оптимальность сочетания способов правового регулирования для упорядочения связей внутри системы (в том числе прямых и обратных) - (критерий комплексности правового регулирования);
  • сопоставимость сложности построения субъектов управления с функциональной ролью и предназначением каждого из них в системе управления (критерий оптимальности организационной и функциональной структуры управления);
  • достаточность/избыточность правовых средств, с помощью которых субъектами права реализуются функции управления (критерий полноты правового инструментария для осуществления функций управления);
  • учет общесистемных принципов управления и принципов права в правовом регулировании отношений управления (критерий следования общесистемным принципам в правовой регуляции отношений управления);
  • обеспечение скорости (быстроты) правореализационного процесса (критерий оперативности правореализационного процесса управления);
  • соблюдение требований, предъявляемых к законодательной технике (критерий соответствия правовых норм требованиям законодательной техники).

  9. Комплексная оценка эффективности современного законодательства о банкротстве, произведенная диссертантом на основе вышеуказанных критериев, позволила обнаружить следующие недостатки правового регулирования отношений управления в системе банкротства:

1) отсутствие координации органов исполнительной власти для осуществления мониторинга неплатежеспособности организаций с целью оперативного принятия мер по предупреждению банкротства; 2) эпизодический характер государственного контроля (надзора), связанный с ограничением процессуального статуса органа по контролю (надзору) в деле о банкротстве; 3) ограниченность применения мер по предупреждению банкротства в отношении градообразующих организаций и субъектов естественных монополий из-за отсутствия соответствующих полномочий у органов государственного управления; 4) недостаточное нормативное воплощение общесистемного принципа оперативности в управлении, связанное с низким уровнем взаимодействия арбитражного управляющего и органов управления должника; 5) дисбаланс организационной и функциональной структуры управления, вызванный отрывом легального определения понятия «арбитражный управляющий» от субстанциональных свойств, присущих лицу, участвующему в деле о банкротстве; 6) дисбаланс прав и законных интересов участников банкротства, связанный с отсутствием правового механизма их участия отборе кандидатур арбитражного управляющего в рамках СРО; 7) противоречивость норм в вопросах определения правоспособности и представительства должника в различных процедурах банкротства; 8) недостаток правовой регуляции оснований и порядка признания недействительным отдельного акта голосования на собрании кредиторов, унификации оснований для признания недействительными всех решений собрания кредиторов, в том числе по вопросу утверждения плана внешнего управления; 9) отсутствие оснований, в соответствии с которыми план внешнего управления может быть отклонен собранием кредиторов и т.д.

10. Устранение недостатков правового регулирования отношений управления в системе банкротства может быть достигнуто за счет:

- осуществления Правительством РФ мер по координации органов исполнительной власти, в том числе региональных, по вопросам мониторинга неплатежеспособности организаций с целью оперативного принятия мер по предупреждению банкротства (изменение п.1 ст. 29 Закона о банкротстве);

-  унификации мер по предупреждению банкротства, применяемых органами исполнительной власти в отношении стратегических, градообразующих организаций и субъектов естественных монополий  (контроль финансового состояния, реорганизация должника, реструктуризация задолженности и пр.) – (изменение ст. 30 Закона о банкротстве);

- наделения органа по контролю (надзору) полноценным статусом лица, участвующего в арбитражном процессе по делу о банкротстве (изменение ст. 35 Закона о банкротстве);

- ограничения правоспособности должника в период внешнего управления и конкурсного производства (определение в ст. 94, 126 Закона о банкротстве перечня действий, которые ни должник, ни арбитражный управляющий совершать не вправе);

-  конкретизации представительства от имени должника в процедурах внешнего управления и конкурсного производства путем возложения полномочий на представителя учредителей (участников) должника (изменение ст. 94, абз. 1 п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве);

- определения правового статуса арбитражного управляющего во взаимосвязи с утверждением его в этом качестве арбитражным судом  (изменение абз.1 п.1 ст. 20 Закона о банкротстве);

-  обозначения частной практики арбитражного управляющего как независимой профессиональной деятельности, осуществляемой арбитражным управляющим от собственного имени (изменение абз. 2 п. 1 ст. 20 Закона о банкротстве).

11. Баланс прав и интересов участников банкротства как между собой, так и с интересами общества может быть обеспечен посредством:

- выработки правового механизма участия заинтересованных лиц в отборе кандидатур арбитражного управляющего в рамках СРО (изменение ст. 45 Закона о банкротстве);

- предоставления арбитражному суду полномочий по инициативному отстранению арбитражного управляющего в случаях выявления неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих обязанностей (изменение п. 1 ст. 20.4 Закона о банкротстве);

- установления права арбитражного управляющего на восстановление при отмене судебного акта о его отстранении (изменение ст. 20.4 Закона о банкротстве);

- определения оснований отклонения плана внешнего управления собранием кредиторов при инициации процедуры внешнего управления со стороны арбитражного суда по аналогии со ст. 106 Закона о банкротстве (изменение п. 3 ст. 107 Закона о банкротстве);

- исключения правила о возможности признания недействительным плана внешнего управления в связи с необходимостью унификации оснований для признания недействительным любого решения собрания кредиторов (исключение п.6 ст. 107 Закона о банкротстве);

- наделения кредиторов правом признания недействительным отдельного акта голосования в связи с пороком воли или волеизъявления участника собрания кредиторов (изменение п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве); 

- регламентации специальной формы для решений собрания кредиторов в виде протокола, удостоверенного независимым реестродержателем либо нотариусом (изменение п. 7 ст. 12 Закона о банкротстве).

  Практическая значимость исследования состоит в решении проблем управления, возникающих в ходе реализации и применения норм законодательства о банкротстве. Содержащиеся в работе теоретические положения и следующие из них практические выводы, могут быть использованы при обобщении судебной практики и выработке рекомендаций для арбитражных судов, а также в процессе официального толкования норм законодательства о банкротстве. Предложения, касающиеся совершенствования законодательства о банкротстве, могут быть учтены законодателем в законотворческой деятельности, в частности при рассмотрении поправок в действующий Закон о банкротстве и иных нормативных актов. Предлагается также использовать полученные результаты научной работы для дальнейших научных исследований в процессе преподавания курса «Российское предпринимательское право» и спецсеминара «Правовое регулирования несостоятельности (банкротства)».

  Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры предпринимательского (хозяйственного) права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина с участием представителя кафедры административного права.

  Теоретические  положения диссертации излагались диссертантом в докладах на научно-практических конференциях, в научных публикациях, использовались в практической и научно-педагогической деятельности, в том числе при проведении спецсеминаров «Правовое регулирование несостоятельности (банкротства)» в Московской государственной юридической академии имени О. Е. Кутафина.

Основные положения  диссертационного исследования нашли отражение в опубликованных автором монографиях и научных статьях общим объемом 58 п.л.

Структура диссертации обусловлена объектом, предметом, целями и задачами диссертационного исследования.

  Диссертация включает в себя введение, пять глав, разделенные на 18 параграфов, заключение и библиографический список. Каждая глава завершается краткими теоретическими выводами, сформулированными на основе исследования.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Введение содержит обоснование актуальности темы исследования, характеристику цели, задач, объекта, предмета, методологической и теоретической основ, научной новизны, теоретической и практической значимости исследования, апробации его результатов, а также описание структуры диссертации.

Глава 1. «Управление в системе банкротства: понятие, цели и принципы правового регулирования отношений» посвящена определению понятия управления, как совокупности (системы) правоотношений, их видов, выявлению целей, задач и принципов правового регулирования и состоит из трех параграфов.

  § 1. «Понятие управления в системе банкротства и виды регулируемых

правом отношений».

  Система банкротства, рассматриваемая как совокупность правоотношений, возникающих при неспособности должника удовлетворить требования кредиторов в полном объеме (п. 1 ст. 1 Закона о банкротстве) имеет сложную структуру и включает несколько типов подсистем в зависимости от плоскости ее членения (материально-правовые и процессуальные отношения; отношения, предшествующие возбуждению дела о банкротстве и конкурсные отношения; первоначальные и производные отношения и т.д.).

Поскольку указанная система объективно нуждается в организационном упорядочении, состав входящих в нее подсистем должен быть дополнен правоотношениями управления, опосредующими порядок и условия осуществления мер по предупреждению банкротства и проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве.

  Правоотношения управления, обладая свойствами интегративности и целостности, также представляют собой систему (систему управления), состоящую состоит из собственных подсистем (видов управления). К ним относятся: 1) государственное управление; 2) управление на основе делегирования саморегулируемой организации арбитражных управляющих (СРО) части функций государственного управления; 3) организационно-правовое взаимодействие лиц, участвующих в деле о банкротстве (самоуправление участников банкротства).

  Установленные Законом о банкротстве порядок и условия осуществления мер по предупреждению банкротства и проведения процедур банкротства призваны содействовать развитию основных имущественных правоотношений, возникших между должником и его кредиторами по поводу уплаты долга и обеспечивать организованность действий всех участников банкротства по удовлетворению требований кредиторов.

  Таким образом, управление в системе банкротства представляет собой совокупность регулируемых нормами права отношений, опосредующих порядок и условия осуществления мер по предупреждению банкротства и проведения процедур банкротства и направленных на достижение цели максимального удовлетворения требований кредиторов несостоятельного должника с учетом интересов общества в стабильности хозяйственного оборота.

  Круг правоотношений, возникающих в рамках государственного управления, связан c осуществлением:

- функций государственного контроля и надзора (отношения между органом по контролю (надзору) и СРО, между указанным органом и арбитражным управляющим);

- функций по выработке государственной политики и нормативному правовому регулированию;

  - мер по предупреждению банкротства и участием федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ в делах о банкротстве отдельных категорий должников (отношения между контрольными органами и финансовыми организациями, между отраслевым органом исполнительной власти и стратегическим предприятием, градообразующей организацией и пр.);

  - регулирующей и надзорной функций Банка России по отношению к кредитным организациям, имеющим признаки несостоятельности.

  Правоотношения, основанные на осуществлении СРО части функций государственного управления, возникают в связи нормативно-регулирующим (выработка стандартов и правил профессиональной деятельности), организационным (стажировка и отбор кандидатур арбитражных управляющих для утверждения арбитражным судом и пр.) и контролирующим воздействием СРО на поведение арбитражных управляющих. 

  Самоуправление участников банкротства включает правоотношения, возникающие между арбитражным управляющим, конкурсными кредиторами, уполномоченными органами, должником, его участниками (учредителями) или собственником имущества должника – унитарного предприятия.

  Правовая регуляция отношений управления основана на синтезе методов субординации и координации, имеющем неравномерный характер применительно к конкретному виду управления.

  В регулировании отношений по государственному управлению превалирует метод субординации.

  Отношения с участием СРО регламентированы на основе смешанного метода. С одной стороны, саморегулирование предполагает самостоятельную и инициативную деятельность, осуществляемую субъектами профессиональной деятельности на основе учета воли ее участников (метод координации). С другой стороны, оно частично замещает государственное управление в сфере банкротства посредством передачи полномочий по выработке правил и стандартов деятельности арбитражных управляющих - членов СРО и контролю за их деятельностью (метод субординации).

Организационно-правовое взаимодействие (самоуправление) участников банкротства осуществляется преимущественно с помощью частноправового метода (метода координации), поскольку субъекты  вступают в правоотношения по своей воле и в своем интересе. Вместе с тем самоуправление имеет собственные уровни (иерархию), предполагающее сосредоточение у отдельных субъектов функции контроля и полномочий по принятию основополагающих для системы решений, что несет элемент субординации.

§ 2. «Цели и задачи правового регулирования отношений управления в системе банкротства». 

Генезис правового института банкротства показывает, что исторически конкурсный процесс возник из-за необходимости установления порядка удовлетворения требований кредиторов ввиду конкуренции их прав в связи недостаточностью имущества должника. Поэтому основной целью правового регулирования несостоятельности (банкротства) является установление правил, позволяющих обеспечить максимальное удовлетворение требований кредиторов несостоятельного должника с учетом интересов общества в стабильности хозяйственного оборота.

Достижение указанной цели (цели объекта управления) лежит в основе  формирования целей управления в системе  банкротства. Наряду с этим управление должно обеспечивать соблюдение интегрированного интереса основных участников банкротства (кредиторов, должника) и общества.

Цели правового регулирования отношений управления, в свою очередь, обусловлены необходимостью предотвращения нарушения прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве (превентивная цель); пресечения неправомерных, недобросовестных действий со стороны указанных лиц (пресекательная цель); восстановления нарушенных прав кредиторов и должника (восстановительная цель); упорядочения организации и функционирования субъектов и объекта управления (организационно-обеспечительная цель); стимулирования активных действий со стороны участников банкротства (стимулирующая цель); защиты их  прав и законных интересов (охранительная цель). 

В рамках превентивной цели правовое регулирование должно быть направлено на решение задач по обеспечению сохранности имущества должника, контролю за совершаемыми должником и арбитражным управляющим сделками и иными действиями.

Достижение пресекательной цели предполагает постановку задач по выявлению фактов сокрытия, отчуждения должником собственного имущества, бухгалтерских и иных учетных документов, выявление и оспаривание сделок, совершенных должником вопреки требованиям закона, и т.д.

  Восстановительная цель достигается с помощью наделения субъектов управления процессуально-правовыми средствами, позволяющими обеспечивать оперативное восстановление нарушенных прав и законных интересов участников банкротства, а также общественных интересов.

Организационно-обеспечительная цель реализуется через постановку задач по нормативному упорядочению организационной структуры управления, эффективному распределению функций управления между субъектами права, установлению порядка принятия управленческих решений.

Цель стимулирования субъектов управления конкретизируется в рамках задач по определению эффективных стимулов, с помощью которых достигается общественно-полезный эффект управления (например, установление норм, предусматривающих зависимость вознаграждения арбитражного управляющего от результатов его деятельности). Охранительная цель правового регулирования управления заключается в обеспечении защиты прав и законных интересов участников банкротства и предполагает решение задач по определению мер ответственности субъектов управления.

§ 3. «Принципы правового регулирования отношений управления в системе банкротства».

  Управление, подлежащее правовой регламентации, должно быть построено с учетом принципов права. Природу правового регулирования банкротства выражают принципы, относящиеся к различным уровням системной иерархии – общеправовые, межотраслевые, отраслевые принципы права и принципы, присущие собственно правовому институту банкротства.

Указанные принципы права проходят сквозной линией через систему управления, являясь ориентиром для построения оптимальной и эффективной правовой модели управления в системе банкротства. В то же время правовое регулирование должно учитывать и общесистемные принципы управления, выработанные наукой управления, а именно принципы целостности, целенаправленности, первичности функций управления, оперативности, комплексности, преемственности, оптимальности и устойчивости.

  Изложенное предполагает построение модели управления с учетом принципов права и общесистемных принципов управления, которые, находя свое воплощение в нормах законодательства о банкротстве, формируют требования к управленческому процессу.  К ним относятся: 1) многосубъектность управления на основе нормативно определенной компетенции каждого субъекта или коллективного образования (собрания кредиторов, комитета кредиторов); 2) участие основных заинтересованных лиц (кредиторов, арбитражного управляющего, в отдельных случаях – должника и его участников) в выработке решений, влияющих на ход процедур банкротства; 3) иерархичность уровней управления в зависимости от сосредоточения у того или иного субъекта управления функции контроля и полномочий по принятию основополагающих для системы решений; 4) доступность информации об управленческих решениях и действиях по ведению процедур банкротства для участников банкротства; 5) формирование коллективной воли кредиторов при принятии управленческих решений посредством подчинения меньшинства голосов большинству; 6) разумность, добросовестность и независимость субъектов управления.

Глава 2 «Государственное управление в системе банкротства» посвящена исследованию правоотношений, возникающих в связи с осуществлением функций государственного управления в системе банкротства, а также правоотношений, возникающих в рамках передачи части функций государственного управления на уровень СРО и состоит из трех параграфов.

§ 1. Влияние социально-экономических факторов на способы и формы государственного управления в системе банкротства.

  Повышенное внимание государственных институтов к деятельности промышленных фирм и корпораций является мировой тенденцией. В этой связи институт несостоятельности хозяйствующих субъектов рассматривается как индикатор уровня организации соответствующей национальной экономики. Процесс глобализации мировой экономики влияет на взаимопроникновение национальных механизмов регулирования банкротства и определенную унификацию подходов к государственному воздействию на отношения в сфере несостоятельности.

Основная тенденция государственного регулирования банкротства в Германии, России, США, Франции, Японии заключается в создании механизмов, направленных восстановление платежеспособности должников. Между тем при общей продолжниковой направленности каждая страна использует свой инструментарий, с помощью которого достигается желаемый результат, а именно сокращение общего числа банкротств.

В Российской Федерации участие государства в процессе банкротства реализуется через финансово-правовой, судебный и административно-правовой механизмы.

В рамках финансово-правового механизма участие государства в лице уполномоченных органов в процессе банкротства осуществляется при заявлении требований об уплате обязательных платежей и требований РФ по денежным обязательствам. В этом случае уполномоченный орган выступает как кредитор по обязательным платежам и требованиям РФ по денежным обязательствам.

  Судебный механизм в системе банкротства имеет свои особенности. С одной стороны наблюдается широкая дискреция судейских полномочий, которая реализуется в рамках предписанной законом вариативности принятия решений (например, при рассмотрении разногласий между собранием кредиторов и конкурсным управляющим).

  С другой стороны налицо повышенная активность суда в процессе доказывания с целью правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела (например, при введении процедур банкротства в отсутствие решения первого собрания кредиторов).

Государственное управление (административно-правовой механизм) в системе банкротства предполагает применение прямых (административных) и косвенных (экономических) методов управления.

Направленность государственной политики на стабилизацию хозяйственного оборота и предупреждение массового банкротства организаций обусловило применение экономических мер в виде предоставления должникам государственных и муниципальных гарантий, бюджетных кредитов, инвестиций, размещение государственного или муниципального заказа и пр. 

  Меры административного принуждения в рамках предупреждения банкротства наиболее полно предусмотрены в отношении стратегических и финансовых организаций. Такие меры включают отзыв лицензии, введение временной администрации и отстранение органов управления должника от исполнения обязанностей, реорганизацию должника, контроль за разработкой и выполнением плана финансового оздоровления и пр.

Широкий спектр мер административной ответственности к основным участникам банкротства (должнику, его учредителям, арбитражному управляющему, кредиторам) способствует предупреждению и пресечению неправомерных действий при банкротстве, предотвращает случаи фиктивного и преднамеренного банкротства. 

Государственное управление осуществляется в различных формах: издание подзаконных нормативных и индивидуальных правовых актов, совершение управленческо-организационных действий.

  Например, регулирующий орган издает нормативные акты об утверждении единой программы подготовки арбитражных управляющих, об утверждении типовой формы реестра требований кредиторов и пр. Отраслевой орган исполнительной власти принимает индивидуальный правовой акт (приказ) об утверждении графика погашения задолженности должником – стратегическим предприятием. Орган по контролю (надзору) совершает необходимые действия в рамках административного производства (проверки, составление протокола об административном нарушении и пр.). 

  § 2. Осуществление контрольно-надзорных функций государства в системе банкротства.

  Контроль (надзор) со стороны государства производится за созданием и деятельностью СРО, подготовкой и деятельностью арбитражных управляющих, финансовым состоянием должника.

Контроль за финансовым состоянием должника, назначением и деятельностью арбитражных управляющих осуществляют отраслевые органы исполнительной власти различного уровня, участвующие в делах о банкротстве отдельных категорий должников. При этом объем и содержание контрольных полномочий различен в зависимости от категории должника.

Если в отношении стратегических и финансовых организаций государственный контроль осуществляется, в том числе, и на досудебной стадии (в преддверии банкротства), то в отношении градообразующих организаций и субъектов естественных монополий контроль деятельности должника не осуществляется вообще. В связи с этим представляется необходимым унифицировать способы и формы контроля по отношению ко всем социально- и экономически значимым категориям должников.

  Контроль и административный надзор за деятельностью СРО и арбитражных управляющих осуществляется федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством РФ на осуществление контрольно-надзорных функций за деятельностью СРО (орган по контролю (надзору).

Однако его полномочия не подкреплены возможностью иметь полную и достоверную информацию об административных правонарушениях со стороны арбитражных управляющих. Это обусловлено ограниченным процессуальным статусом указанного органа в деле о банкротстве, невозможностью полноценного участия в арбитражном процессе. О фактах правонарушений органу по контролю (надзору) становится известно из косвенных источников (жалоб, обращений участников банкротства).

Сказанное свидетельствует о недостатке правовых средств для осуществления административного надзора, в связи с чем процессуальный статус указанного органа должен быть расширен. 

Банк России, выполняя функции государственного управления в соответствии со ст. 75 Конституции РФ, является органом банковского регулирования и банковского надзора в сфере несостоятельности кредитных организаций.

Меры воздействия Банка России носят предупредительный (согласование мер по финансовому оздоровлению, организация продажи части имущества и пр.) и принудительный (отзыв лицензии, введение временной администрации) характер. В ходе конкурсного производства функция банковского надзора предполагает контроль за назначением и деятельностью конкурсного управляющего.

§ 3. Делегирование функций государственного управления саморегулируемым организациям арбитражных управляющих. 

Содержанием саморегулирования как вида деятельности являются разработка и установление стандартов и правил отдельных видов профессиональной и предпринимательской деятельности, а также контроль за их соблюдением.

Наделив СРО регулятивной функцией, государство возложило на нее полномочия по нормативному обеспечению деятельности арбитражных управляющих. При этом можно выделить два уровня осуществления регулятивной функции.

Первый уровень предполагает выработку нормативных правил (в том числе федеральных стандартов) национальным объединением СРО с последующим утверждением регулирующим органом. Второй – нормотворческую деятельность в рамках каждой СРО по отношению к арбитражным управляющим – членам СРО.

Осуществление СРО контрольных функций непосредственно связано с ее внутренней структурой (специализированными органами управления). Специфика контроля за деятельностью арбитражных управляющих заключается в том, что его осуществление происходит в рамках корпоративных (внутриорганизационных) отношений между СРО и ее членами.

Вместе с тем ряд полномочий СРО (например, исключение арбитражного управляющего из СРО, влекущее безусловное отстранение от исполнения обязанностей в деле о банкротстве) носят явно дискриминационный характер не только по отношению к арбитражному управляющему, но и к  должнику и его кредиторам.

Представляется, что контроль со стороны СРО должен иметь вспомогательный (дополнительный) характер по отношению к контролю со стороны суда и кредиторов. Правовые последствия контроля СРО должны учитывать права и интересы кредиторов и должника. Единственной сферой, которая не может быть охвачена контролем арбитражного суда и лиц, участвующих в деле,  является  установление соответствия лица, претендующего осуществлять арбитражное управление, профессиональным стандартам этой деятельности. Эта функция может осуществляться как государством, так и быть передана СРО.

  Глава 3. «Организационно-правовое взаимодействие (самоуправление) участников банкротства» посвящена исследованию структуры и содержания правоотношений управления, возникающих в рамках организационно-правового взаимодействия лиц, участвующих в деле о банкротстве и состоит из четырех параграфов.

§ 1. Понятие и классификация правоотношений управления.

При определении сущности правоотношений, возникающих в рамках самоуправления участников банкротства, следует исходить из следующего:

1) правоотношения управления производны от правоотношений между должником и каждым из его кредиторов, возникших в связи с неспособностью должника исполнить обязанность по уплате долга (основных имущественных правоотношений) и подачей заявления о признании должника банкротом. Они носят вспомогательный характер и направлены на обеспечение положительной динамики основных имущественных отношений и иных материально-правовых отношений, возникающих в процессе банкротства;

  2) будучи относительными, указанные правоотношения не являются обязательствами, поскольку не связаны с перемещением вещей, товаров и услуг. Субъект управления правомочен требовать совершения определенных действий организационного порядка, направленных на упорядочение процесса банкротства (например, право конкурсных кредиторов требовать созыва и проведения собрания кредиторов, составления плана внешнего управления, предоставления отчетности и т.д.). Другое лицо (объект управления) несет соответствующую правовую обязанность;

  3) правоотношения управления представляют собой правовую форму общественных отношений, связанных с реализацией функций управления в процессе банкротства должника. В связи с этим содержание  правоотношений управления детерминировано содержанием той или иной функции управления, а также порядком и условиями проведения конкретной процедуры банкротства.

Правоотношения управления, таким образом, можно определить как регулятивные относительные неимущественные отношения, опосредующее порядок и условия проведения процедур банкротства, возникновение которых связано с необходимостью организационного взаимодействия участников банкротства для реализации конкретной функции управления с целью упорядочения основных имущественных правоотношений между должником и каждым из его кредиторов и иных материально-правовых отношений, складывающихся в ходе процедур банкротства.

  В диссертационной работе представлена классификация правоотношений управления по субъектному составу, объекту и содержанию (стр.177-179).

§ 2. Субъектный состав правоотношений управления

  Субъектами правоотношений управления являются арбитражный управляющий, конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, должник, учредители (участники) должника или собственник имущества должника – унитарного предприятия.

  Структурно-функциональный анализ самоуправления участников банкротства позволяет говорить о подвижности его организационной структуры, подвергающейся изменениям в зависимости от смены процедур банкротства. Это выражается, прежде всего, в изменении правового статуса арбитражного управляющего и должника.

  Правовое положение арбитражного управляющего обусловлено проведением той или иной процедуры банкротства. Само понятие «арбитражный управляющий» является собирательным и подлежит конкретизации применительно к каждой процедуре банкротства.

  Статус должника испытывает зависимость от ограничения его право- и дееспособности в различных процедурах банкротства. При этом восполнение правосубъектности должника не может быть реализовано за счет передачи правомочий арбитражному управляющему, поскольку последний имеет четко определенные законом цели и задачи проведения процедур банкротства и соответствующие им права и обязанности.

  В процедурах внешнего управления и конкурсного производства от имени должника выступает представитель участников должника (собственника имущества должника – унитарного предприятия). В частности, он осуществляет представительство от имени должника при заявлении ходатайств органами управления должника в соответствии с п. 2 ст. 94 Закона о банкротстве.

  Сказанное позволяет сделать вывод о том, что представитель участников должника (собственника имущества должника – унитарного предприятия) в данном случае является представителем органов управления должника (п. 1 ст. 53 ГК РФ), а не его участников.

  Конкурсные кредиторы и уполномоченные органы выступают субъектами управления как индивидуально, так и через организационно-правовые формы собственного функционирования: собрание кредиторов и комитет кредиторов. По мнению диссертанта ни собрание кредиторов, ни комитет кредиторов не могут выступать субъектами конкурсного права, поскольку не обладают свойством юридической личности и самостоятельностью в обороте.

  § 3. Содержание правоотношений управления

  Совокупность субъективных прав и юридических обязанностей, составляющих содержание правоотношения управления, конкретизируется соотнесением их с функциями управления (диагностикой, планированием, регулированием, организацией, контролем и отчетностью).

  Правоотношения управления имеют характер прямых и обратных связей. Отношение  управляющий субъект – управляемый объект в рамках реализации организационной функции является прямой связью. Информация о результате управляющего воздействия на объект управления, получаемая в рамках обратной связи, оказывает влияние на поведение субъекта управления и выбор дальнейших управленческих действий. 

  Например, утверждение плана внешнего управления как юридический факт порождает возникновение правоотношения между внешним управляющим с одной стороны (объектом управления) и конкурсными кредиторами и уполномоченными органами, формирующих свою волю коллективно посредством принятия решений на собрании кредиторов (субъектами управления), – с другой стороны.

Содержанием такого правоотношения является обязанность управляющего организовать выполнение плана внешнего управления и право конкурсных кредиторов и уполномоченных органов требовать от управляющего надлежащей реализации мер по восстановлению платежеспособности должника. В рамках своей обязанности внешний управляющий осуществляет действия по реализации запланированных мер по восстановлению платежеспособности, в том числе вступает в гражданско-правовые отношения  по поводу организации торгов по продаже имущества должника, купли-продажи предприятия (имущества) должника, размещения акций дополнительного выпуска и пр.

Все указанные действия опосредуют прямую связь субъектов управления (конкурсных кредиторов и уполномоченных органов) и объекта управления (внешнего управляющего), посредством которой достигается поставленная цель – выполнение плана внешнего управления (восстановление платежеспособности должника).

  Обратная связь между субъектами управления и объектом отражает достижение поставленной управленческой задачи: выполнен план внешнего управления (восстановлена платежеспособность должника) или нет.

  Такая связь опосредуется обязанностью управляющего предоставить собранию кредиторов отчет и правом конкурсных кредиторов и уполномоченных органов требовать предоставления отчета внешним управляющим (ст. 117 Закона о банкротстве).

§ 4. Объект правоотношений управления

Многообразие научных мнений относительно определения объекта правоотношения сводится к обозначению его как предмета материального мира, поведения (деятельности) участников правоотношения, охраняемого законом блага, правового состояния, правового режима и т.д.

Следует согласиться с точкой зрения Д.Н. Кархалева относительно зависимости объекта от вида общественных отношений, регулируемых правом9.

  Правоотношения управления, возникающие между лицами, участвующими в деле о банкротстве, имеют вспомогательный, обслуживающий характер по отношению к имущественным отношениям между должником и его кредиторами по поводу уплаты долга. В связи с этим объектом правоотношений управления является упорядоченность действий всех участников банкротства для достижения цели максимального удовлетворения требований кредиторов.

  Например, правоотношение, складывающееся между внешним управляющим и кредиторами по поводу выполнения плана внешнего управления, направлено на реализацию мер по восстановлению платежеспособности должника. Это, в свою очередь, способствует прекращению основных имущественных правоотношений в связи исполнением долгового обязательства. Одновременно такое правоотношение упорядочивает правоотношения, возникающие в рамках сделок, связанных с реализацией имущества должника (например, купли-продажи имущества должника, замещения его активов и т.д.).

Представляет научный интерес исследование основных имущественных правоотношений между должником и его кредиторами, упорядочение которых составляет объект правоотношений управления. Их можно классифицировать в зависимости от наступления факта признания должника банкротом.

С момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом до вынесения судебного акта о признании его банкротом, правоотношения между должником и каждым из его кредиторов являются охранительными правоотношениями, в основе которых лежит нарушенное регулятивное обязательство. Специфика таких охранительных правоотношений состоит в особенностях их реализации, обусловленных законодательными ограничениями по взысканию долга. 

После вынесения судебного акта о признании должника банкротом прежнее обязательство новируется, возникает новое регулятивное правоотношение (правоотношение несостоятельности) между должником и каждым из его кредиторов по поводу соразмерного пропорционального удовлетворения первоначального обязательства в определенной законом очередности.

Глава 4. «Правовые средства управления в системе банкротства» посвящена исследованию правовых средств управления в рамках реализации конкретной функции управления в системе банкротства и состоит из шести параграфов.

§ 1. Общая характеристика правовых средств управления в системе банкротства.

  Специфика правовых средств, с помощью которых обеспечивается управляющее воздействие на систему банкротства, обусловлена целями правового регулирования управления и необходимостью обеспечения баланса прав и законных интересов всех участников банкротства. Набор правового инструментария позволяет:

  1. На уровне государственного управления:

  - установить оптимальный баланс предупредительных, пресекательных и принудительных мер воздействия к неисправным должникам, их учредителям (участникам), арбитражным управляющим и иным участникам банкротства;

  - создать систему органов государственного управления, используя специальный понятийный аппарат в Законе о банкротстве (орган по контролю (надзору); регулирующий орган, контрольные органы);

  - сосредоточить контрольные функции в лице отраслевых органов исполнительной власти различного уровня и Банка России за проведением процедур банкротства в отношении отдельных социально- и экономически значимых должников;

  - обеспечить процессуальный статус органам исполнительной власти и Банку России для участия в судебном деле о банкротстве;

  - делегировать часть регулятивных и контрольно-надзорных функций государства на уровень СРО и национального объединения СРО с одновременным усилением государственного контроля и надзора за их созданием и деятельностью.

  2. На уровне самоуправления лиц, участвующих в деле о банкротстве:

- обозначить «ядро» управления, наделив его полномочиями по реализации большинства функций управления в интересах основных участников банкротства. В роли такого «ядра» выступает арбитражный управляющий;

  - сосредоточить регулятивную функцию (функцию принятия основных управленческих решений, влияющих на ход процесса банкротства) в руках иных лиц, нежели арбитражный управляющий. Такими лицами  являются конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, формирующие собственную волю коллективно, посредством принятия решений на собрании кредиторов;

  - восполнить недостаток регуляции со стороны кредиторов полномочиями арбитражного суда (например, в отсутствие решения первого собрания кредиторов);

  - включить в процесс управления должника, ограничив при этом его право- и дееспособность (в зависимости от процедуры банкротства).

Основными правовыми средствами являются правовые акты управления, воплощающие в себе решения, принятые на различных уровнях управления.

Правовые акты государственного управления представляют собой властное предписание органов исполнительной власти. В системе банкротства к ним относятся нормативные акты, принимаемые Правительством РФ и регулирующим органом, а также индивидуальные акты органов исполнительной власти различного уровня, в том числе органа по контролю (надзору).

В рамках самоуправления участников банкротства актом высшего уровня управления является решение собрания кредиторов, которое:

- является формой выражения коллективной воли конкурсных кредиторов и уполномоченных органов и имеет воздействие на ход процедур банкротства (движение дела о банкротстве);

- требует в ряде случаев судебного подтверждения и может быть рассмотрено как основание для возникновения обязанности арбитражного суда рассмотреть в судебном заседании ходатайство собрания кредиторов и вынести судебный акт по итогам такого рассмотрения;

- в случаях, не требующих судебного подтверждения, является основанием (юридическим фактом) для возникновения правоотношений управления, а также связанных с ними материально-правовых отношений;

- являясь юридическим актом, может устанавливать правила поведения для лиц, участвующих в деле (например, при утверждении плана внешнего управления) либо является актом однократного действия (выбор реестродержателя и пр.);

- в отдельных случаях, требует предварительного согласования со стороны органов управления должника (например, при дополнительном выпуске акций должника);

  - имеет форму документа, а также выступает в качестве доказательства в деле о банкротстве.

  §2. Правовые средства управления при осуществлении функции диагностики.

  Диагностика финансового состояния должника призвана определить степень «пораженности» должника кризисом и возможность либо невозможность его преодоления (восстановления платежеспособности). 

  Участие федеральных органов исполнительной власти и Банка России в реализации функции диагностики несостоятельного должника осуществляется, как правило, на досудебной стадии.

  Анализ финансового состояния должника направляется в различные органы исполнительной власти для принятия соответствующих мер финансового оздоровления (Минэкономразвития РФ, Минфин РФ, Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом, Правительственная комиссия по обеспечению реализации мер по предупреждению банкротства стратегических предприятий и организаций, а также организаций оборонно-промышленного комплекса и т.д.).

Диагностика финансового состояния кредитных организаций осуществляется самой организацией под надзором Банка России. В случае ограничения полномочий органов управления кредитной организации, назначенная Банком России временная администрация проводит обследование и участвует в разработке мероприятий по финансовому оздоровлению.

  В рамках самоуправления участников банкротства при осуществлении функции диагностики правоотношения возникают между:

- арбитражным управляющим и должником (ст. 66, 83 Закона о банкротстве);

- арбитражным управляющим с одной стороны и конкурсными кредиторами и уполномоченными органами, воля которых формируется опосредованно через избранный ими комитет кредиторов, с другой стороны (абз. 2 п. 3 ст. 17; п. 1 ст. 143 Закона о банкротстве).

В основе содержания указанных правоотношений лежат действия, направленные на установление достоверного знания о финансовом состоянии должника  (составления анализа финансового состояния должника).

§3. Правовые средства управления при осуществлении функции планирования.

  В рамках государственного управления осуществление функции планирования сводится к выработке правил составления плана финансового оздоровления должника и контроле за его составлением.

Функция планирования в рамках самоуправления участников банкротства осуществляется в рамках правоотношений, складывающихся между:

- внешним управляющим с одной стороны и конкурсными кредиторами и уполномоченными органами, формирующими свою волю коллективно посредством принятия решений на собрании кредиторов, с другой стороны (абз. 3  п. 2 ст. 99; п. 1, 2  ст. 106, ст. 107 Закона о банкротстве);

  - между должником с одной стороны и конкурсными кредиторами и уполномоченными органами, формирующими свою волю коллективно посредством принятия решений на собрании кредиторов, с другой стороны (ст. 76; п. 1, 2 ст. 84; п. 1 ст. 85; п. 2 ст. 94 Закона о банкротстве).

  Представляет научный интерес правовая природа плана финансового оздоровления, графика погашения задолженности и плана внешнего управления. Являясь правовыми актами управления, они имеют различия по способу и субъектам принятия решения, правовым последствиям и возможности признания плана недействительным.

План финансового оздоровления составляется учредителями (участниками) должника либо собственником имущества должника – унитарного предприятия и является документом, определяющим способы получения должником средств, необходимых для удовлетворения требований кредиторов.

  График погашения задолженности, в обязательном порядке сопутствующий плану финансового оздоровления, представляет собой обязательство должника по удовлетворению требований кредиторов в определенной очередности и сроки.

В силу ст. 53 ГК РФ график погашения задолженности должен быть подписан от имени должника его руководителем. Однако Закон о банкротстве предусматривает иной порядок: график подписывает лицо, уполномоченное участниками должника либо собственником имущества должника – унитарного предприятия.

На наш взгляд указанная коллизия норм должна быть разрешена в пользу действия нормы ГК РФ. Иной подход чреват разрушением правовой конструкции управления юридическим лицом, поскольку допускается, что наряду с руководителем от имени организации без доверенности действует и иное лицо. В подобной ситуации возникает неопределенность с волеизъявлением юридического лица и, как следствие, нарушаются права и интересы кредиторов.

Возложение на арбитражный суд полномочия по утверждению графика погашения задолженности вовлекает суд в орбиту управления процессом финансового оздоровления. Вместе с тем реализация такого полномочия судом  происходит в рамках осуществления функции правосудия. Утверждение арбитражным судом графика является юридическим фактом, с наступлением которого закон связывает возникновение обязательства должника погасить требования кредиторов в установленные графиком сроки.

План внешнего управления утверждается собранием кредиторов и является обязательным для исполнения внешним управляющим (в части организации осуществления мер по восстановлению платежеспособности), кредиторами (в части определения начальной цены при продаже предприятия  должника, порядка и условий проведения торгов и пр.) и должником (в части принятия решений органами управления должника, например, об увеличении уставного капитала).

В отличие от плана финансового оздоровления план внешнего управления не подлежит утверждению арбитражным судом. Законодатель установил иной механизм защиты: план внешнего управления может быть признан недействительным полностью либо в части по заявлению лица или лиц, права и законные интересы которых были нарушены. Возможность оспаривания положений плана послужила основанием для утверждения о договорной  природе указанного документа10, либо о рассмотрении его в качестве локального (ненормативного) акта юридического лица-должника11.

Указанный документ не может рассматриваться как соглашение (договор) в силу неравноправного положения сторон (собрание кредиторов вправе отклонить план и потребовать освобождения внешнего управляющего) и отсутствия предметного содержания прав и обязанностей сторон.

Нельзя его рассматривать и как акт реализации правосубъектности юридического лица-должника, поскольку собрание кредиторов,  формирует коллективную волю кредиторов, а не юридического лица-должника.

План внешнего управления облекается в форму юридического акта, опосредующего решение собрания кредиторов. В связи с этим оспариванию должно подлежать решение собрания кредиторов (п.4 ст. 15 Закона о банкротстве), а не план как таковой.

  §4. Правовые средства при осуществлении организационной функции

Реализация организационной функции управления осуществляется, в основном, арбитражным управляющим в трех направлениях: 1) организация деятельности кредиторов; 2) координация взаимодействия участников дела о банкротстве; 3) организация деятельности должника (в процедурах внешнего управления и конкурсного производства).

  Организация деятельности кредиторов (созыв и проведение собрания кредиторов, ведение реестра требований кредиторов и пр.) обусловлено разобщенностью кредиторов и необходимостью координации их усилий для получения удовлетворения своих требований к должнику.

  Специфика правовых средств при осуществлении организационной функции в отношении должника обусловлена императивной нормой о передаче управления делами должника арбитражному управляющему в процедурах внешнего управления и конкурсного производства. Вместе с тем правовой статус управляющего не может быть сведен к представительству от имени должника (в силу п.2 ст.182 ГК РФ), равно как и к замещению органов управления должника.

Во-первых, законодательство о банкротстве не устанавливает иного способа формирования органов управления должника, нежели определенного специальными законами и Уставом должника. Во-вторых, арбитражный управляющий действует наряду с органами управления должника, которые хотя и не выполняют в полном объеме своих полномочий, но продолжают сохранять свое правовое положение. В-третьих, должник наряду с арбитражным управляющим является лицом, участвующим в деле о банкротстве. В-четвертых, арбитражный управляющий обязан действовать не только в интересах должника, но и в интересах кредиторов и общества (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве).

По нашему мнению арбитражный управляющий должен совершать действия по управлению делами должника от собственного имени исключительно в рамках целей, определенных законом для каждой процедуры банкротства. 

  Организационная функция управляющего не предполагает руководства лицами, участвующими в деле о банкротстве. Функция руководства при проведении процедур внешнего управления и конкурсного производства присуща арбитражному управляющему только по отношению к работникам должника. При этом определяющим фактором является целевая направленность действий внешнего управляющего. Действия внешнего управляющего по отношению к работникам должника, ухудшающие их положение, должны совершаться исключительно с целью восстановления платежеспособности должника, причем только в случае, если указанная цель не может быть достигнута иными способами.

  §5. Правовые средства при осуществлении функции контроля

В основе осуществления функции контроля  лежит «обратная связь», позволяющая анализировать состояние объекта управления (системы банкротства) и модифицировать его динамику.

Правовые средства контроля в рамках государственного управления включают проведение проверок деятельности должника, арбитражного управляющего, СРО и согласование их действий в процессе банкротства.

Функция административного надзора в деле о банкротстве осуществляется органом по контролю (надзору) посредством привлечения к административной ответственности арбитражных управляющих, СРО и ее должностных лиц.

Взаимоконтроль лиц, участвующих в деле о банкротстве, позволяет им гибко модифицировать свой управленческий статус, становясь то субъектом управления, то его объектом в зависимости от связей управления, опосредованных соответствующими правоотношениями.

  В ходе наблюдения и финансового оздоровления контрольная функция за деятельностью должника сосредоточена у арбитражного управляющего, поскольку органы управления должника, хотя и с ограничениями, продолжают действовать в полном составе. И, напротив, в процедурах внешнего управления и конкурного производства контролю подвергается уже деятельность арбитражного управляющего со стороны конкурсных кредиторов и уполномоченных органов.

Контрольные полномочия субъектов самоуправления классифицируются:

- в зависимости от объекта контроля (за действиями должника, арбитражного управляющего);

- в зависимости от субъекта контроля (контроль, осуществляемый отдельными кредиторами, контроль, осуществляемый посредством рассмотрения отчетов собранием кредиторов, комитетом кредиторов, контроль, осуществляемый арбитражным управляющим, должником или участниками должника);

- в зависимости от процедуры банкротства;

- в зависимости от правовых последствий контроля.

  Правовые последствия контроля связаны с использованием процессуальных средств и предусматривают:

- обращение в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, с заявлениями и ходатайствами (например, о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника, об отстранении арбитражного управляющего и пр.);

- обращение в суд с требованием о признании недействительными сделок, совершенных должником, другими лицами за счет должника либо арбитражным управляющим и о применении последствий ничтожных сделок;

- обращение в суд или иные правоохранительные органы о привлечении арбитражного управляющего, руководителя должника, участников (учредителей) должника к ответственности (административной, уголовной, гражданско-правовой).

  §6. Правовые средства  при осуществлении функции отчетности

  Отчеты (заключения) предоставляемые арбитражным управляющим кредиторам и арбитражному суду представляют собой документы, свидетельствующие как о деятельности самого арбитражного управляющего, так и о состоянии дел должника и эффективности управленческих действий и решений.

  С одной стороны отчет (заключение) можно рассматривать как документ об исполнении арбитражным управляющим своих обязанностей, являющийся основанием для выплаты ему причитающегося вознаграждения. С другой стороны – отчет (заключение) является информативным документом, либо предопределяющим выбор кредиторами дальнейшей процедуры банкротства, либо свидетельствующим о завершении расчетов с кредиторами. Отчеты, предоставляемые арбитражному суду, являются процессуально-правовыми документами и рассматриваются как доказательства в деле о банкротстве.

Интенсивность и содержание отчетов арбитражного управляющего претерпевает изменения по мере движения дела о банкротстве. Если в процедуре наблюдения отчет временного управляющего сопровождает анализ финансового состояния должника, а в процедуре финансового оздоровления заключение административного управляющего зависит от отчетности должника, то в процедуре внешнего управления полнота отчетов управляющего усиливается, в процедуре конкурсного производства отчетность носит уже периодический характер.

  Глава 5. «Эффективность правовой модели управления в системе банкротства» посвящена выработке критериев и оценке эффективности правового регулирования управления в системе банкротства, а также предложениям по совершенствованию действующего законодательства и состоит из двух параграфов.

§1. Понятие и критерии эффективности управления и правового регулирования отношений управления.

  Комплексный подход к исследованию эффективности правового регулирования социального управления предполагает выявление набора факторов, позволяющих выстроить систему критериев и показателей эффективности управляющего воздействия в определенной сфере общественных отношений. 

  К таким факторам относятся: оптимальность организации и функционирования объекта управления, достижение целей и задач управляемой подсистемы, ориентация управления на обеспечение общей социальной эффективности, учет общесистемных требований к управлению в сложноорганизованных системах (достижение наилучшего результата, устойчивость, оперативность, гибкость, непрерывность), упорядочение организационной структуры управления, рациональное распределение функций среди субъектов управления и наделение их соответствующими правовыми средствами.

Построение модели управления с учетом указанных факторов задает вектор  правовому регулированию соответствующих отношений, которое, в свою очередь, за счет внутренних свойств права должно обеспечивать оптимальное сочетание методов и способов правового регулирования, стимулирующих, ограничивающих и иных правовых средств, ускорять действие норм права (правореализационный процесс), соответствовать требованиям, предъявляемым к законодательной технике. 

  Абстрактная модель управления, урегулированная нормами права, получает свое развитие в правореализационном процессе, в ходе которого выясняется ее эффективность. Производится сравнение результата управляющих воздействий с критериальными признаками, воплощающими цели и задачи объекта управления и управляющей подсистемы, общесистемные принципы управления и принципы права, баланс интересов субъектов, включенных в управленческий процесс, как между собой, так и во взаимодействии с интересами общества, отдельных социальных групп и индивида. В обобщенном виде правовое регулирование управления должно быть всегда направлено на получение социального эффекта.

Говоря об оценке эффективности правового регулирования социального управления, можно предложить следующую систему критериев эффективности, позволяющих определить:

  • достижение объектом управления социально значимых целей в результате построения правовой модели управляющих воздействий (критерий результативности правовой модели управления);
  • соответствие нормативного регулирования целям государственной политики в области конкретных общественных отношений, общепризнанным принципам и нормам международного права, а также конституционным (общеправовым) принципам (критерий целевой обоснованности и социальной значимости правового регулирования отношений управления);
  • степень достижения баланса прав и интересов отдельных индивидов, социальных групп и общества посредством нормативно урегулированного процесса управления (критерий преодоления конфликтов между участниками общественных отношений);
  • полноту охвата правовой регуляцией отношений управления и общественных отношений, требующих упорядочения с помощью управления (критерий правовой опосредованности связей и отношений);
  • адекватность применяемого законодателем метода правового регулирования (сочетания методов) природе общественных отношений, требующих управленческого воздействия (критерий оптимальности метода правового регулирования);
  • оптимальность сочетания способов правового регулирования для упорядочения связей внутри системы (в том числе прямых и обратных) - (критерий комплексности правового регулирования);
  • сопоставимость сложности построения субъектов управления с функциональной ролью и предназначением каждого из них в системе управления (критерий оптимальности организационной и функциональной структуры управления);
  • достаточность/избыточность правовых средств, с помощью которых субъектами права реализуются функции управления (критерий полноты правового инструментария для осуществления функций управления);
  • учет общесистемных принципов управления и принципов права в правовом регулировании отношений управления (критерий следования общесистемным принципам в правовой регуляции отношений управления);
  • обеспечение скорости (быстроты) правореализационного процесса (критерий оперативности правореализационного процесса управления);
  • соблюдение требований, предъявляемых к законодательной технике (критерий соответствия правовых норм требованиям законодательной техники).

§2. Эффективность правового регулирования отношений управления в системе банкротства  и меры по ее повышению.

Оценивая действующую правовую модель управления в системе банкротства, необходимо отметить, что достижение основной цели системы банкротства зависит от правовой возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований в максимальном объеме в той или иной процедуре банкротства. Наиболее благоприятными для этой цели являются реабилитационные процедуры, поскольку в случае восстановления платежеспособности должника кредиторы получают удовлетворение своих требований в полном объеме. Между тем, как свидетельствует судебная статистика, количество дел, прекращенных в связи с восстановлением платежеспособности ничтожно мало. Причиной тому является не только отсутствие внешних и внутренних финансовых ресурсов для восстановления платежеспособности должников, но несовершенство правовой модели управления в системе банкротства.

  Комплексная оценка эффективности современного законодательства о банкротстве, произведенная диссертантом на основе вышеуказанных критериев, позволила обнаружить следующие недостатки правового регулирования управления в системе банкротства:

1) отсутствие координации органов исполнительной власти для осуществления мониторинга неплатежеспособности организаций с целью оперативного принятия мер по предупреждению банкротства; 2) возложения на Росреестр несвойственных ему функций органа по контролю (надзору); 3) эпизодический характер государственного контроля (надзора), связанный с ограничением процессуального статуса органа по контролю (надзору) в деле о банкротстве; 4) ограниченность применения мер по предупреждению банкротства в отношении градообразующих организаций и субъектов естественных монополий из-за отсутствия соответствующих полномочий у органов государственного управления; 5) недостаточное нормативное воплощение общесистемного принципа оперативности в управлении, связанное с низким уровнем взаимодействия арбитражного управляющего и органов управления должника; 6) дисбаланс организационной и функциональной структуры управления, вызванный отрывом легального определения понятия «арбитражный управляющий» от субстанциональных свойств, присущих лицу, участвующему в деле о банкротстве; 7) дисбаланс прав и законных интересов участников банкротства, связанный с отсутствием правового механизма их участия отборе кандидатур арбитражного управляющего в рамках СРО; 8) противоречивость норм в вопросах определения правоспособности и представительства должника в различных процедурах банкротства; 9) недостаток правовой регуляции оснований и порядка признания недействительным отдельного акта голосования на собрании кредиторов, унификации оснований для признания недействительными всех решений собрания кредиторов, в том числе по вопросу утверждения плана внешнего управления; 10) отсутствие оснований, в соответствии с которыми план внешнего управления может быть отклонен собранием кредиторов и т.д.

Устранение недостатков правового регулирования отношений управления в системе банкротства может быть достигнуто за счет:

- осуществления Правительством РФ мер по координации органов исполнительной власти, в том числе региональных, по вопросам мониторинга неплатежеспособности организаций с целью оперативного принятия мер по предупреждению банкротства (изменение п.1 ст. 29 Закона о банкротстве);

- унификации мер по предупреждению банкротства, применяемых органами исполнительной власти в отношении стратегических, градообразующих организаций и субъектов естественных монополий  (контроль финансового состояния, реорганизация должника, реструктуризация задолженности и пр.) – (изменение ст. 30 Закона о банкротстве);

- наделения органа по контролю (надзору) полноценным статусом лица, участвующего в арбитражном процессе по делу о банкротстве (изменение ст. 35 Закона о банкротстве);

- ограничения правоспособности должника в период внешнего управления и конкурсного производства (определение в ст. 94, 126 Закона о банкротстве перечня действий, которые ни должник, ни арбитражный управляющий совершать не вправе);

-  конкретизации представительства от имени должника в процедурах внешнего управления и конкурсного производства путем возложения полномочий на  представителя учредителей (участников) должника (изменение ст. 94, абз. 1 п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве);

- определения правового статуса арбитражного управляющего во взаимосвязи с утверждением его в этом качестве арбитражным судом  (изменение абз.1 п.1 ст. 20 Закона о банкротстве);

- обозначения частной практики арбитражного управляющего как независимой профессиональной деятельности, осуществляемой арбитражным управляющим от собственного имени (изменение абз.2 п. 1 ст. 20 Закона о банкротстве).

Обеспечение баланса прав и интересов участников банкротства как между собой, так и с интересами общества может быть достигнуто посредством:

- выработки правового механизма участия заинтересованных лиц в отборе кандидатур арбитражного управляющего в рамках СРО (изменение ст. 45 Закона о банкротстве);

- предоставления арбитражному суду полномочий по инициативному отстранению арбитражного управляющего в случаях выявления неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих обязанностей (изменение п. 1 ст. 20.4 Закона о банкротстве);

- установления права арбитражного управляющего на восстановление при отмене судебного акта о его отстранении (изменение ст. 20.4 Закона о банкротстве);

- определения оснований отклонения плана внешнего управления собранием кредиторов при инициации процедуры внешнего управления со стороны арбитражного суда по аналогии со ст. 106 Закона о банкротстве (изменение п. 3 ст. 107 Закона о банкротстве);

- исключения правила о возможности признания недействительным плана внешнего управления в связи с необходимостью унификации оснований для признания недействительным любого решения собрания кредиторов (исключение п.6 ст. 107 Закона о банкротстве);

- наделения кредиторов правом признания недействительным отдельного акта голосования в связи с пороком воли или волеизъявления участника собрания кредиторов (изменение п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве); 

- регламентации специальной формы для решений собрания кредиторов в виде протокола, удостоверенного независимым реестродержателем либо нотариусом (изменение п. 7 ст. 12 Закона о банкротстве).

  В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования и обобщаются полученные в работе научные результаты.

Список научных работ, опубликованных работ по теме диссертации

Монографии

1. Дорохина Е.Г. Арбитражное управление в системе банкротства. - М: Новый индекс, 2008. - 208 С. - 10,5 п.л.

2. Дорохина Е.Г. Правовое регулирование управления в системе банкротства. – М: Новый индекс, 2009. – 441 С. - 22 п.л.

Научные работы в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки

России.

3. Дорохина Е.Г. Проблемы предпринимательской деятельности арбитражного управляющего. // Известия высших учебных заведений. Правоведение.- 2004.- №1. – С. 67-73. - 0,57 п.л.

4. Дорохина Е.Г. Применение оснований освобождения и отстранения арбитражного управляющего арбитражным судом. // Законодательство и экономика. - 2004.- № 3. - С.37- 42. - 0,57 п.л.

5. Дорохина Е.Г. Правовой аспект утверждения арбитражного управляющего в деле о несостоятельности (банкротстве). // Хозяйство и право. - 2004.- № 3.- С.111-115. - 0,54 п.л.

6. Дорохина Е.Г. Процессуальная право- и дееспособность арбитражного управляющего. // Законодательство. - 2004.- № 4.- С.53 - 61. - 0,55 п.л.

7. Дорохина Е.Г. Особенности деятельности временного управляющего при проведении процедуры наблюдения. // Право и экономика. - 2004.- № 6.- С.36 - 43. - 0,93 п.л.

8. Дорохина Е.Г. Особенности деятельности административного управляющего при проведении процедуры финансового оздоровления. // Журнал российского права.–2004. - № 8.– С.96-104. - 0,73 п.л.

9. Дорохина Е.Г. Квалификационные требования, предъявляемые к кандидатуре арбитражного управляющего. // Современное право.- 2004.-№ 8.– С. 19-24. - 0,70 п.л.

10. Дорохина Е.Г. Государственное регулирование банкротства. // Право и экономика. - 2006. - № 2. - С.42-48. - 0,6 п.л.

11. Дорохина Е.Г. Природа правоотношения несостоятельности (банкротства).// Журнал российского права. - 2006. - № 5. - С.110-118. - 0,55 п.л.

12. Дорохина Е.Г. Членство арбитражного управляющего в саморегулируемой организации арбитражных управляющих: право или обязанность? // Законодательство. – 2006. - № 6. - С. 50-56. - 0,55 п.л.

13. Дорохина Е.Г. Процессуально-правовые средства при арбитражном управлении.// Арбитражный и гражданский процесс. - 2006. - №8. - С.35-38. - 0,35 п.л.

14. Дорохина Е.Г. Правовая природа плана внешнего управления.// Российская юстиция. - 2006. - № 9. - С. 9-11. - 0,27 п.л.

15. Дорохина Е.Г. Пресечение недобросовестных действий кредиторов и должника при банкротстве. // Современное право. - 2007. - №1. - С. 11-14. - 0,3 п.л.

16. Дорохина Е.Г. Особенности ведения реестра требований кредиторов. // Российская юстиция. – 2007. - № 2. - С. 24-25. - 0,27 п.л.

17. Дорохина Е.Г. Особенности совершения сделок в процедуре внешнего управления. // Закон. – 2007. № 4. С.126-133. - 0,61 п.л.

18. Дорохина Е.Г. Проблемы разрешения корпоративных споров при банкротстве организации. // Предпринимательское право. - 2007. - № 4. - С.13-15. - 0,22 п.л.

19. Дорохина Е.Г. Реализация функции диагностики в процедурах банкротства. // Закон. – 2007. -  № 6. - С. 71-77. - 0,55 п.л.

20. Дорохина Е.Г. Характер полномочий арбитражного суда в деле о банкротстве. // Журнал российского права. - 2007. - № 8. - С.45-52. - 0,5 п.л.

21. Дорохина Е.Г. Влияние интересов общества и лиц, участвующих в деле, на формирование целей арбитражного управления. // Lex Russica. Научные труды МГЮА. Том LXVI (№ 3). – 2007. - С.437-448. - 0,74 п.л.

22. Дорохина Е.Г. Правовая природа отношений управления в системе банкротства. // Lex Russica. Научные труды МГЮА. Том LXII (№ 1). - 2008. - С. 40-54. - 0,8 п.л.

23. Дорохина Е.Г. Планирование в системе управления банкротством.// Современное право. - 2008. - № 4.- С.5-9. - 0,52 п.л.

24. Дорохина Е.Г. Кредиторы – субъекты управления в системе банкротства.// Арбитражный и гражданский процесс. – 2008. - № 5. – С. 30-32. - 0,3 п.л.

25. Дорохина Е.Г. Недействительность сделок в рамках Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве»)» // Закон. – 2008. - № 6. С. 25-31. - 0,6 п.л.

26. Дорохина Е.Г. Должник как субъект управления в системе банкротства. // Закон. – 2008. - № 7. - С. 145-150. - 0,47 п.л.

27. Дорохина Е.Г. Правовой статус арбитражного управляющего (в рамках обсуждения законопроекта о внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)») // Законодательство. - 2008. - № 8.-С.61-67. - 0,57 п.л.

28. Дорохина Е.Г. Эффективность правового регулирования управления в системе банкротства и пути ее повышения. // Lex Russica. Научные труды МГЮА. Том LXIII (№ 1). – 2009. – С. 178-198. - 1,28 п.л.

29. Дорохина Е.Г. Неправомерные действия при банкротстве. // Законодательство. – 2009. – № 2. –  С.43-50. - 0,6 п.л.

30. Дорохина Е.Г. Новеллы Закона о банкротстве: изменение правового статуса арбитражного управляющего и порядка его утверждения. // Закон. – 2009. - № 4. – С.136-143. - 0,55п.л.

31. Дорохина Е.Г. Новеллы Закона о банкротстве: правовое положение саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. // Закон. – 2009.-№ 5. – С.210-216. - 0,55 п.л.

32. Дорохина Е.Г. Новеллы Закона о банкротстве: изменение правового положения кредиторов. // Закон. – 2009. - № 6. – С. 147-152. - 0,5 п.л.

33. Дорохина Е.Г. Регулирование отношений управления в системе банкротства. // Предпринимательское право. – 2010. - № 3. Приложение «Бизнес и право в России и за рубежом» – С. 43-47 - 0,4 п.л.

Научные работы, опубликованные в иных изданиях

34. Дорохина Е.Г. Правовое положение внешнего управляющего при проведении  внешнего управления. // Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения.- 2004. - № 3.- С. 68-75. - 0,78 п.л.

35. Дорохина Е.Г. Роль арбитражного управляющего при заключении мирового соглашения в деле о банкротстве. //Адвокат. – 2004.- № 5.- С.11-15. - 0,45 п.л.

36. Дорохина Е.Г. Проблемы членства арбитражного управляющего в саморегулируемой организации арбитражных управляющих./ Социальные и гносеологические проблемы общества: Сб. науч. тр. Вып.2./ Под общ. ред. Л.П. Размолодина. – Ярославль, 2006. – С.145-155. - 0,7 п.л.

37. Дорохина Е.Г. Административная ответственность арбитражного управляющего. // Арбитражное правосудие в России.- 2006. - № 6. - С. 59-72. - 0,66 п.л.

38. Дорохина Е. Г. Сделки, совершаемые должником или арбитражным управляющим в период проведения процедур банкротства. Недействительность сделок должника. // Арбитражное правосудие в России. – 2007. - № 5. - С. 57-71. -0,65 п.л.

39. Дорохина Е.Г. Собрание кредиторов: созыв, порядок проведения, компетенция и недействительность решения.// Арбитражное правосудие в России. - 2007. - № 10. - С. 42-52. - 0,72 п.л.

40. Дорохина Е.Г. Реализация принципов правового государства в правовом регулировании банкротства. / Актуальные вопросы государства и гражданского общества на современном этапе: Материалы научно-практической конференции 10-11 апреля 2007года. Часть 7.- Уфа: РИЦ БашГУ, 2007. - С. 82-92. - 0,2 п.л.

41. Дорохина Е.Г. Вопросы совершенствования законодательства о банкротстве. // II Всероссийские Державинские чтения (Москва, 9 – 10 ноября 2006): Сб. статей в 8 кн. – Кн.6 : Проблемы предпринимательского, гражданского и арбитражно-процессуального права / Отв. ред. Е.А Чефранова. – М.: РПА МЮ РФ, 2007. - С. 82-85. - 0,25 п.л.

42. Дорохина Е.Г. Функции арбитражного управления. // Право и экономика.- 2007. - № 8. - С. 84-90. - 0,8 п.л.

43. Дорохина Е.Г. Управление в системе банкротства: принципы правового регулирования. / Актуальные проблемы правового регулирования социально – экономических отношений: сб. науч. трудов./ Под ред. А.Д. Селюкова. – М., 2007. - С.80-85. - 0,35 п.л.

44. Дорохина Е.Г. Управление в системе банкротства: цели и задачи правового регулирования / Ежегодник предпринимательского (коммерческого) права. №1. 2007. / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.Ф. Попондопуло. СПб. - 2008. - С. 213-219. - 0,41 п.л.

45.  Дорохина Е.Г. Системный подход в исследовании управления в сфере банкротства. // Цивилизация знания: российские реалии: Труды VIII Всероссийской научной конференции, Москва, 20-21 апреля 2007.Часть 2.- М.: РосНОУ, 2007. - С. 122-124. - 0,25 п.л.

46. Дорохина Е.Г. Эффективность управления в системе банкротства./ Развитие законодательства на современном этапе: доклады и сообщения, VIII Междунар. науч. конф. Москва, 17 апреля 2008г. /Под ред. Н.И Архиповой и др. - М.: РГГУ, 2008. - С. 352-358. - 0,35 п.л.

47. Дорохина Е.Г. Основы управления в системе банкротства. / Правовое регулирование экономической деятельности: сборник научн. трудов (по материалам научной конференции, Саратов, 17 апреля 2008г.) / Под ред. С.Н. Тумановой, Э.В. Семеновой. - Саратов: Изд.-во ГОУ ВПО СГАП , 2008. - С. 59-61. - 0,2 п.л.

48. Дорохина Е.Г. Кредиторы как субъекты управления в системе банкротства. / Научные труды РАЮН. Выпуск 8. В 3-х т. Том 2.- М: Юрист, 2008. - С. 358-364. -  0,3 п.л..

49. Дорохина Е.Г. Проблемы совершенствования законодательства о банкротстве. / Актуальные проблемы совершенствования законодательства, правоприменения и правовых теорий в России и за рубежом: Материалы международной научно – практической конференции (20 ноября 2008г.): в 2 -х т. Том 2. / Под общ.ред. В.Л. Кудрявцева. – Челябинск: ЮУПИ, 2008. С. 270-277. - 0,3 п.л.

50. Дорохина Е.Г. Правовые средства управления в системе банкротства / IV Всероссийские Державинские чтения (Москва, 3-4 декабря 2008): Сб. статей  в 7 кн. – Кн.4: Проблемы предпринимательского, гражданского и гражданско-процессуального права / Отв. ред. М.Н. Илюшина. – М.: РПА МЮ РФ, 2009. - С. 376-380. - 0,3 п.л.

  51. Дорохина Е.Г. Частноправовой аспект регулирования отношений управления в системе банкротства // Российское право в Интернете. - 2009. - № 5 – 0,3 п.л.

52.Дорохина Е.Г. Вопросы реформирования законодательства о банкротстве // Юридическая работа в кредитной организации.- 2010.- №2. - С.21-32. -  0,6 п.л.


1Федеральный закон  от 26.10. 2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ  РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.; 2004. № 35. Ст. 3607; 2005. № 1. Ст. 18, № 44 .Ст. 4471; 2006. № 30. Ст. 3292, № 52. С. 5497; 2007. № 7. Ст.834, № 18. Ст. 2117, № 30. Ст. 3754; № 49. Ст.6 079; 2009. № 1. Ст. 4, 14, № 18 (ч.1). Ст. 2153, № 29. Ст. 3632; № 52(1). Ст. 6450; 2010. № 17. Ст. 1988, № 31. Ст. 4188.

2Закон РФ от 19.11.1992г. № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. №1. Ст.6. (утратил силу)

3 Федеральный закон от 08.01.1998г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. 1998. №2. Ст.222. (утратил силу).

4 Федеральный закон от 30.12.2008г. № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. 2009. № 1. Ст. 4.

5 Федеральный закон от 30.12.2008г. № 306-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием  порядка обращения взыскания на заложенное имущество» // СЗ РФ. 2009. № 1. Ст. 14.

6 Федеральный закон от 28.04.2009г. №73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2009. № 18 (1ч.). Ст. 2153.

7 Федеральный закон от 19.07.2009г. № 195-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2009. № 29. Ст. 3632.

8 Проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» // http://www.economy.gov.ru/wps/wcm/connect/economylib/mert/welcome/legislation/federallawsprojects/doc1253113586738

9 Кархалев Д.Н. Концепция охранительного гражданского правоотношения: Автореф. дисс. д-ра юрид. наук. Екатеринбург. 2010. С.16.

10 Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве).- 2-е изд. - М.: Юрайт-Издат, 2004. - С.279.

11 Дихтяр А.И. Сделки в процедурах банкротства: анализ ФЗ  «О несостоятельности (банкротстве)» // Юрист. - 2001. - .№ 2. - С. 56-63.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.