WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 
На правах рукописи

Мельниченко  Алеся  Борисовна

УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ  СРЕДСТВА  ОБЕСПЕЧЕНИЯ

НАЦИОНАЛЬНОЙ  БЕЗОПАСНОСТИ
РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ

12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Ростов-на-Дону – 2009

Работа выполнена в Федеральном государственном образовательном
учреждении высшего профессионального образования
«Ростовский юридический институт МВД России»

Официальные оппоненты:        доктор юридических наук, профессор

Бабаев Михаил Матвеевич;

доктор юридических наук, профессор

Милюков Сергей Федорович;

доктор юридических наук, профессор

Наумов Анатолий Валентинович

Ведущая организация –        Московский университет МВД России

Защита диссертации состоится 18 сентября 2009 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д. 203.011.02 по юридическим наукам при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ростовский юридический институт МВД России» по адресу: 344015, г. Ростов-на-Дону, ул. Маршала Еременко, 83, ауд. 502.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России».

Автореферат разослан 18 августа 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета В.В. Денисенко

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Длящийся в Российской Федерации свыше двадцати лет сложный по своим социально-политическим, экономическим, правовым последствиям процесс преобразования отечественной государственности коренным образом изменил ситуацию в области обеспечения национальной безопасности страны. Не секрет, что отчасти негативные последствия проводимых в Российской Федерации реформ, порой, сами создают угрозу ее национальной безопасности. Ослабление военной мощи, снижение роли науки, образования и культуры, разрушение основ духовной жизни, кризис в социальной сфере, спад производства, состояние стагнации аграрного сектора – далеко не полный перечень негативных явлений, проявивших себя в различных сферах жизнедеятельности государства и общества на протяжении периода развития реформ. Создалась ситуация, при которой государство оказывается не в полной мере способным обеспечить достойный уровень жизни для большинства своих граждан, преодолеть социальную поляризацию общества. Это вполне обоснованно тормозит решение вопросов, связанных с надежным обеспечением национальной безопасности Российской Федерации. Между тем само решение проблемы сохранения и упрочения национальной безопасности России приобретает первостепенное значение, поскольку является гарантией достижения целей социального реформирования и, соответственно, реального роста народного благосостояния. В решении этой проблемы должны быть задействованы все ресурсы государства и общества, включая силовые и отчасти репрессивные, к каковым, несомненно, относится многообразный арсенал средств уголовно-правовой охраны общественных отношений.

Актуальность проблемы разработки научного подхода к выработке уголовно-правовых средств обеспечения национальной безопасности Российской Федерации объясняется объективным нарастанием таких негативных тенденций, как рост экстремизма, терроризма, национальных конфликтов, вооруженных столкновений, природных и техногенных аварий и катастроф. На волне роста различного рода негативных проявлений и обострения социальной напряженности усиливающимися темпами развивается общеуголовная преступность, как известно, сама выступающая одним из основных факторов угрозы национальной безопасности Российской Федерации. Как это ни прискорбно осознавать, большей частью источники угрозы национальной безопасности России находятся внутри страны и состоят, прежде всего, в продолжающемся экономическом кризисе, в упрочении позиций организованной преступности, повсеместной коррупции. Все эти криминологические нюансы, безусловно, должны быть под надежным уголовно-правовым контролем, что требует создания научно обоснованной базы совершенствования системы уголовно-правовых средств обеспечения национальной безопасности.

В настоящее время в Российской Федерации сформирована довольно разветвленная система обеспечения национальной безопасности. Однако комплексности в ее изучении и описании пока явно недостаточно. Более того, вопросы уголовно-правового обеспечения национальной безопасности до сих пор не получили достаточно емкого освещения в юридической литературе. Соответственно, не выработано научно обоснованной концепции развития уголовной политики в сфере обеспечения национальной безопасности России. Нет таких адекватных уголовно-политических ориентиров и у соответствующей правоохранительной практики. До сих пор государством не выработаны приоритетные направления уголовно-правового обеспечения национальной безопасности, как следствие, нет и иерархии уголовно-правового применения, нацеленного на достижение целей обеспечения надежной национальной безопасности. Все эти пробелы предопределили выбор темы диссертации, повлияли на ее теоретическую концепцию и практическое научно-исследовательское воплощение, подчеркивающее актуальность разработки рассматриваемой проблемы для уголовно-правовой науки и практики социально-правового контроля над преступностью.

Степень разработанности темы исследования. Следует подчеркнуть, что за время проведения реформ правовая составляющая обеспечения национальной безопасности неоднократно подвергалась научному осмыслению. Правда, большей частью юридическая природа исследования проблемы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации до сих пор лежала в теоретическом поле конституционного и административного законодательства. Отдельные конституционно-правовые вопросы решения проблемы национальной безопасности рассматривались в трудах таких авторов, как: Л.И. Абалкина, Д.Г. Балуева, Е.Н. Ведуты, А.П. Герасимова, А.М. Демидова, С.А. Дзейтова, О.Л. Дубовик, О.А. Колобова, М.А. Лескова, А.Ф. Майдыкова, С.З. Павленко, А.И. Подберезкина, Э.А. Позднякова, М.И. Рыхтика, С.В. Соловьева, С.В. Степашина, Л.И. Шершенева, В.Л. Шульца, А.Ю. Шумилова и др. Административно-правовые аспекты обеспечения национальной безопасности подвергали изучению исследователи: А.В. Васильев, И.И. Веремеенко, Б.Н. Габричидзе, Ю.А. Дмитриев, В.И. Ефимов, С.Э. Жилинский, И.Б. Кардашов, Е.И. Козлов, М.Н. Кузнецов, О.Е. Кутафин, Б.М. Лазарев, А.В. Макеев, Г.В. Мальцев, В.М. Манохин, В.С. Нерсесянц, С.М. Петров, В.А. Семенов, З.А. Станкевич, С.В. Степашин, Н.В. Черноголовкин, В.Л. Шульц, А.Ю. Шумилов, С.С. Юрьев, И.С. Яценко. и др.

Наряду с этим, социальные и политические вопросы обеспечения национальной безопасности рассматривались в трудах И.М. Ашихмина, Д.Н. Демичева, В.В. Кириллова, А.Н. Коваленко, Б.Н. Макеева, В.В. Парфенова, Г.П. Серова, С.Н. Тихомирова, Н.Н. Худенко, С.А. Яскина. Разумеется, не стояли в стороне от этих проблем и криминалисты. В исследование криминологических и уголовно-правовых проблем обеспечения национальной безопасности внесли свой вклад такие ученые, как: А.Б. Антонов, В.Г. Балашов, М.М. Бабаев, А.И. Бойко, А.В. Виноградов, В.В. Гордиенко, А.В. Гыске, С.В. Дьяков, Н.Д. Казаков, С.А. Клименко, Д.А. Корецкий, С.Я. Лебедев, М.А. Лесков, Н.А. Лопашенко, С.Ф. Милюков, А.В. Наумов, А.С. Николайчук, В.А. Плешаков, Э.Ф. Побегайло, В.А. Прокофьев, Е.Н. Рахманова, В.Б. Рушайло, В.И. Тепечин, С.Г. Шабанов и др.

Тем не менее, сегодня встречается немало вопросов, по которым ведутся довольно острые дискуссии. Речь идет о дальнейшем развитии положений концепции национальной безопасности, о поиске форм и методов деятельности по обеспечению безопасности государства, общества и личности. Следует подчеркнуть, что вопросам исследования проблем обеспечения национальной безопасности Российской Федерации уголовно-правовыми средствами в специальной литературе до сих пор уделено значительно меньше внимания, нежели другим отраслям юридического знания.

Предупреждение, выявление и ликвидация криминальной угрозы национальной безопасности является гарантией стабильности нашей страны, сохранения ее государственности, обеспечения достойного уровня жизни человека. Поэтому уголовное право должно занять в рассматриваемой сфере общественных отношений свое достойное место. Названные обстоятельства в комплексе определили цель исследования и задачи, направленные на ее достижение.

Цель исследования заключается в получении концептуально нового научного знания о закономерностях уголовно-правового обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, разработке на основе этого знания научно обоснованной концепции обеспечения национальной безопасности уголовно-правовыми средствами и путей ее реализации в правоохранительной практике.

Достижению цели исследования способствовало решение следующих задач:

– познание сущности и формулирование понятия национальной безопасности России как объекта уголовно-правовой охраны;

– изучение вопросов правового обеспечения национальной безопасности в контексте предупреждения криминальных угроз;

– определение места и роли уголовного права в системе правового обеспечения национальной безопасности;

– выявление и анализ государственных интересов и путей их реализации в системе уголовно-правовой охраны общественных отношений;

– выявление государственных приоритетов обеспечения национальной безопасности и разработка на их основе научно обоснованных подходов к систематизации российского уголовного законодательства;

– криминологическая оценка соответствия современного состояния российской уголовной политики тенденциям отечественной преступности;

– определение задач уголовной политики в сфере обеспечения национальной безопасности;

– анализ процессов экспликации уголовно-политических тенденций в Российской Федерации;

– определение приоритетных направлений совершенствования уголовно-правового обеспечения национальной безопасности с учетом необходимости противодействия терроризму и экстремизму, экономической и организованной преступности;

– обоснование предложений, направленных на совершенствование уголовно-правового обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Объектом исследования выступает комплекс общественных отношений, связанных с уголовно-правовым обеспечением национальной безопасности Российской Федерации.

Предметом исследования стали: теоретические и методологические основы познания института национальной безопасности Российской Федерации как объекта уголовно-правовой охраны; концептуальные государственные приоритеты обеспечения национальной безопасности уголовно-правовыми средствами; закономерности и тенденции развития уголовной политики в системе обеспечения национальной безопасности Российской Федерации; уголовно-правовые приоритеты обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Методологическую и методическую основу исследования составляют научные положения уголовного права и криминологии о сущности преступления и преступности, их влиянии на состояние государственной и общественной безопасности, об особенностях права в жизнедеятельности государства как необходимого инструмента охраны его наиболее важных интересов и защиты общественных отношений от криминальных угроз. Автор руководствовалась объективным методом познания социальных и правовых явлений и процессов, так или иначе относящихся к предмету исследования, в том числе политико-правовых, в их взаимосвязи и взаимодействии. Разработке проблемы способствовали современные научно-исследовательские концепции, основанные на применении частных научных методов: качественного и количественного анализа социально-правовых процессов и явлений, метода сравнительного анализа данных правовой статистики, метода аналитической обработки нормативного материала и др. Использовались социологические методы сбора и обработки социальной информации: изучение документов, опросы, наблюдения и др. Автор широко опиралась на теоретические достижения в области уголовного права, криминологии, социологии, отраженные в трудах отечественных и зарубежных ученых. Использовалась также статистическая информация правоохранительных органов, российских и зарубежных исследовательских центров, положения ряда законов и подзаконных актов. Интегрирующую функцию выполнял метод комплексного концептуального моделирования.

Нормативной базой исследования послужили: Конституция Российской Федерации; международное и федеральное законодательство, регулирующие вопросы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации; уголовное и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации; ведомственные (МВД России) нормативные акты, относящиеся к регулированию деятельности в области обеспечения социально-правового контроля над преступностью и предупреждения преступлений; иные нормативные документы правоохранительных органов. Использовались другие нормативно-правовые источники, так или иначе затрагивающие вопросы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Эмпирическую базу исследования составили данные правовой статистики и конкретного социологического исследования. Анализировалась ведомственная статистика преступлений и справочно-аналитические документы Министерства внутренних дел Российской Федерации. Применялись традиционные методы изучения документов, социологического опроса, наблюдений и экспертных оценок. Автором изучено 300 уголовных дел, рассмотренных с 1998 по 2009 гг. федеральными судами Южного федерального округа России. Массив статистических данных составляют показатели преступности, собранные ГИАЦ МВД России и ГУМВД при Южном федеральном округе России за период с 2000 по 2009 гг. С помощью универсальной анкеты автором опрошено 200 респондентов из числа сотрудников различных служб и территориальных подразделений органов внутренних дел, прокуратуры, судов. В качестве экспертов были опрошены 20 ученых-криминологов и 30 руководящих работников МВД России. Весь процесс сбора, обработки и анализа статистической и социологической информации осуществлялся на основе соблюдения требований репрезентативности, предъявляемых к социальным исследованиям.

Научная новизна исследования. Диссертация содержит новую научно обоснованную теоретическую концепцию уголовно-правового обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, включающую основные направления обеспечения национальной безопасности уголовно-правовыми средствами и одновременно определяющую пути ее реализации в правоохранительной деятельности. В основу разработки концепции автором положена совокупность не отраженной до настоящего времени в юридической литературе информации о состоянии уголовно-правового обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. Впервые в уголовно-правовой науке определены государственные приоритеты уголовно-политического обеспечения национальной безопасности России и с их учетом разработаны приоритетные направления совершенствования уголовно-правового обеспечения национальной безопасности в контексте организации противодействия терроризму и экстремизму, экономической и организованной преступности, а также проявлениям коррупции. Разработанная автором теоретическая концепция уголовно-правового обеспечения национальной безопасности Российской Федерации предопределяет формирование новых системообразующих ориентиров развития российской уголовной политики, оптимизацию соответствующих этой концепции российского уголовного законодательства и практики его применения в интересах эффективной уголовно-правовой защиты общественных отношений. Новизной отличаются также положения, вынесенные автором на защиту.

Положения, выносимые на защиту:

1. Исторически понятие «национальная безопасность» имеет глубокие корни. Анализ истории свидетельствует о том, что потребность обеспечения безопасности относится к числу основных мотивов деятельности людей и сообществ. Проблема безопасности и ее обеспечения на уровне выработки категориального аппарата обществознания на протяжении многих веков находилась в центре внимания философов, историков, политологов и правоведов. Уже во времена античности и средних веков вырабатывается определенное понятие того, что безопасность представляет собой сложное общественно-политическое явление, составляющее приоритетную цель и ведущую функцию государства, которое достигается специальными мерами, имеющими непосредственную связь с условием как существования, так и развития общества и государства. Выделены основные составляющие современной трактовки безопасности: внешние и внутренние угрозы, безопасность государства: оборона и защита от внешних врагов; государственная безопасность – безопасность особой организации публичной власти, роль государства как главного субъекта обеспечения безопасности, а также безопасность общества и граждан. При этом, особенно в средние века, обеспечение безопасности власти гарантировалось наличием норм права и специальных государственных органов, чье воздействие было направлено как на угрозы, находящиеся вне объекта защиты (органы власти), так и на угрозы, формирующиеся в нем самом (собственная безопасность).

2. При рассмотрении вопросов национальной безопасности в научных исследованиях и законотворчестве используются различные термины: «безопасность», «безопасность личности, общества и государства», «государственная безопасность», «безопасность страны». С утверждением понятия «национальная безопасность» термин «государственная безопасность» утратил свое первоначальное значение и может употребляться в узком смысле слова. Исходя из основных посылок концепции о национальных интересах страны, понятие «государственная безопасность» может быть определено как состояние (свойство) государства, при котором созданы условия для существования установленного конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации.

3. Понятие «национальная безопасность» отражает связь безопасности с нацией, то есть с определенной территориально-государственной общностью, основанной на устойчивых социально-политических, экономических, культурных и иных связях. Нация может включать множество национальностей, представляющих собой этническую общность людей со своими традициями, правами, культурой. В этом плане национальная безопасность характеризует состояние данной нации как целостной системы, включающей общественные отношения и общественное сознание, институты общества и их деятельность, способствующие или препятствующие реализации национальных интересов в конкретной исторически сложившейся обстановке.

4. Национальная безопасность Российской Федерации – это состояние защищенности ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации от внутренних и внешних угроз, причинения физического, материального, морального, экологического, информационного или политического вреда, обеспечиваемое силами и средствами политического, правового, социально-экономического и иного характера, направленными на сохранность и развитие материальных и духовных ценностей общества, территориальную целостность и суверенитет, функционирование и развитие конституционного строя правового государства, а также снижение степени опасности такого вреда до минимального уровня.

5. Правовое обеспечение национальной безопасности Российской Федерации составляет систему юридических норм и принципов реализации политики осуществления защищенности граждан, общества и государства от внешних и внутренних угроз. Следует отметить, что уголовное право занимает особое место в системе правового обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. В качестве приоритетного направления противодействия основным угрозам в обеспечении национальной безопасности уголовно-правовыми средствами мы определили следующие:

– разработка уголовно-правовых мер обеспечения противодействия терроризму и экстремизму;

– разработка уголовно-правовых мер обеспечения противодействия экономической преступности;

– разработка уголовно-правовых мер обеспечения противодействия организованной преступности и коррупции.

6. Одной из основных задач проводимого в Российской Федерации преобразования общества является строительство правового государства, в котором права и свободы человека и гражданина должны стать высшей ценностью (ст. 2 Конституции Российской Федерации). Данное положение Конституции Российской Федерации вызвало переоценку охраняемых уголовным законодательством общественных отношений. Если УК РСФСР 1960 года, как известно, определял в качестве главенствующих по значительности охраняемых объектов государственное устройство, хозяйственную и экономическую системы, то УК РФ на первое место поставил охрану прав и свобод человека и гражданина (ст. 2 УК РФ). Оценивая этот признанный уголовно-правовой приоритет, автор, в то же время, считает необходимым определить в качестве приоритетного направления охраны общественных отношений государственные интересы Российской Федерации в сфере уголовно-правового обеспечения ее национальной безопасности. Государственный же интерес в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации уголовно-правовыми средствами как раз предполагает необходимость надежной защиты прав личности, охраняемых интересов общества и государства. В связи с этим предлагается юридически закрепить, в том числе и в ст. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации, в качестве приоритетного направления реализации задач уголовного законодательства по охране общественных отношений, благ, интересов от преступных посягательств, защиту национально-государственных интересов, выражающихся в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации.

7. Существующие в настоящее время проблемы обеспечения национальной безопасности могут быть осмыслены через объемное видение, т.е. через концепцию современной уголовной политики. Основная задача уголовной политики предполагает постановку проблем, указание оснований и направлений, разработку форм и способов деятельности, расстановку сил и средств, обеспечение информацией, контроль деятельности и руководство. Эти составляющие элементы входят в уголовную политику в качестве ее основных характеристик. Необходимо принятие на федеральном уровне основополагающего документа, регламентирующего «Основы уголовной политики Российской Федерации».

8. На протяжении нескольких последних лет криминологическая ситуация в России продолжает оставаться достаточно сложной. Ряд мощных криминогенных факторов по своей значимости оказали разрушительное воздействие на состояние правопорядка в Российской Федерации, защиту государственных и общественных институтов, граждан от криминала. Преступность стала все больше распространять свое влияние на те социальные и экономические институты, которые всегда считались надежно защищенными, она сформировалась в силу, реально угрожающую цивилизованному развитию и национальной безопасности России. Несмотря на фиксируемое уголовной статистикой снижение объема тяжкой преступности, следует иметь в виду, что это ни в коей мере не снижает степени угрозы преступности национальной безопасности России. Речь идет лишь о чисто статистическом уменьшении объема уголовно-наказуемых деяний, категория которых определена ч. 4, 5 ст. 15 УК РФ за счет их «перетекания» в регистрируемый массив преступлений средней тяжести (ч. 3 ст. 15 УК РФ). Это связано в первую очередь с организационно-правовым регулированием процесса борьбы с преступностью, что выразилось в законодательном изменении ряда статей УК РФ, санкции по которым существенно снижены.

9. Уголовная политика в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации – это единая концепция по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации от внутренних и внешних угроз, причинения физического, материального, морального, экологического, информационного или политического вреда, обеспечиваемое мерами политического, правового, социально-экономического и иного характера, направленными на сохранность и развитие материальных и духовных ценностей общества, территориальную целостность и суверенитет, функционирование и развитие конституционного строя правового государства, а также снижение степени опасности такого вреда до минимального уровня.

10. В качестве приоритетных направлений реализации уголовной политики в обеспечении национальной безопасности уголовно-правовыми средствами надлежит выявить следующие:

– уголовно-правовые меры обеспечения противодействия терроризму;

– уголовно-правовые меры обеспечения противодействия экстремизму;

– уголовно-правовые меры обеспечения противодействия экономической преступности;

– уголовно-правовые меры обеспечения противодействия организованной преступности и коррупции.

11. Основными задачами уголовной политики в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации являются:

– определение и корректировка в соответствии с реалиями национальных интересов Российской Федерации в системе уголовно-правовой охраны;

– определение комплекса факторов, формирующих спектр внешних и внутренних угроз национальной безопасности Российской Федерации в системе уголовно-правовой охраны;

– определение задач по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации в системе уголовно-правовой охраны;

– необходимость комплексной уголовно-правовой, уголовно-политической и криминологической экспертизы законодательства, призванного обеспечить контроль над преступностью;

– координация деятельности всех субъектов обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в сфере противодействия преступности, в первую очередь правоохранительных и судебных органов, развитие и координация наук, изучающих преступность;

– определение роли государства и его органов с целью создания резервов, необходимых для эффективного обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в сфере противодействия преступности;

– необходимость формирования общественного правового сознания, позволяющего обеспечить в полной мере национальную безопасность Российской Федерации, расширить социальную базу борьбы с преступностью, включать в нее не только профессиональные правоохранительные органы, но также общественные организации и отдельных граждан;

– осуществление контроля за реализацией уголовной политики в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации;

– необходимость включения в Общую часть Уголовного закона раздела, регламентирующего соотношение международных и внутригосударственных уголовно-правовых актов и все связанные с этим вопросы, требующие законодательного решения.

12. Государство является главным инструментом обеспечения национальной безопасности. Однако сам этот инструмент требует обеспечения собственной безопасности и содержит в себе специфические угрозы безопасности, рождаемые природой государства и спецификой его функционирования. Отсюда характерная трансформация прежних функций государственной безопасности в современность и необходимость в особых рычагах и средствах государственного управления, обеспечивающих оптимальное функционирование государства в системе национальной безопасности. Учитывая приоритеты уголовно-правовой охраны общественных отношений в сфере обеспечения национальной безопасности, предлагаем законодателю, изменив название главы 29 УК РФ на «Преступления против основ конституционного строя и национальной безопасности», вынести ее в самостоятельный раздел X с аналогичным названием.

13. Автор полагает, что преступления, предусмотренные ст. 205, 2051, 2052, 206, 207, 208, 210, 212 УК РФ, общим объектом уголовно-правовой охраны имеют общественные отношения, посягающие на национальную безопасность Российской Федерации. Рассматривая законодательную установку о том, что объектом данных преступлений является общественная безопасность, отметим, что это понятие является более узким по отношению к правовому содержанию понятия национальной безопасности Российской Федерации, направленной на охраняемую группу таких общественных отношений, как единство и территориальная целостность Российской Федерации, суверенитет, безопасность государства, функционирование и развитие конституционного строя правового государства. Диссертант считает, что потерпевшими при совершении данных деяний являются не только граждане, население государства, органы государственной власти, а именно государство в целом, так как угрозе подвергается национальная безопасность самой Российской Федерации. Данные обстоятельства позволяют автору предложить законодателю перенести ст. 205, 2051, 2052, 206, 207, 208, 210, 212 в главу 29 УК РФ.

14. По мнению диссертанта, преступления, предусмотренные ст. 136, 174, 1741, 188, 322, 3221, 323 УК РФ должны быть включены в единую систему преступлений, посягающих на национальную безопасность Российской Федерации. Данные деяния объединены едиными критериями и специфическими чертами в виду тождественности объекта уголовно-правовой охраны, и общим объединяющим объектом посягательства для указанных преступлений является национальная безопасность Российской Федерации. В связи с чем автор предлагает законодателю перенести ст. 136, 174, 1741, 188, 322, 3221, 323 в главу 29 УК РФ, учитывая предложенную редакцию ее названия «Преступления против основ конституционного строя и национальной безопасности».

15. Эффективность защиты национально-государственных интересов от террористических и экстремистских угроз непосредственно зависит от качества правового обеспечения. В целях совершенствования уголовного законодательства в данной сфере автор предлагает изменить редакцию диспозиции ст. 205 УК РФ следующим образом:

«Статья 205. Террористический акт

1. Совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий в целях подрыва национальной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях –

наказываются…».

В нынешней редакции ст. 2821 УК РФ обнажает коллизии между нормами Общей части УК РФ о формах соучастия и нормами Особенной части об ответственности за экстремизм. По мнению автора, выходом из сложившейся ситуации могло бы стать исключение из пункта второго примечания к ст. 2821 УК РФ слов «…предусмотренные соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса и пунктом «е» части первой ст. 63 настоящего Кодекса».

16. Эффективность мер уголовно-правового воздействия на экономическую преступность диссертант связывает, прежде всего, с качеством содержания санкций и их применением. В целом поддерживая уголовную политику об экономии уголовной репрессии, а также широкого применения штрафа как основного, так и дополнительного вида наказания за преступления в сфере экономики, автор полагает, что лишение свободы и штраф должны быть адекватными общественной опасности совершаемых деяний. В связи с этим, представляется необходимым изменить редакцию ч. 2 ст. 46 УК РФ, сняв ограничения в возможностях применения штрафа в зависимости от категории преступления.

17. Приоритетным уголовно-правовым средством в противодействии экономической преступности должна стать конфискация имущества. В результате проведенного исследования автор приходит к выводу, что исключение из видов уголовных наказаний конфискации имущества является явным ослаблением борьбы с корыстными преступлениями, что может неблагоприятно сказаться на их динамике, иными словами, способствовать их совершению. В связи с этим предлагается ввести в Уголовный кодекс РФ конфискацию имущества в качестве дополнительного вида наказания за все преступления в сфере экономики.

18. В целях оптимизации уголовно-правового противодействия организованной преступности предлагается исключить из ч. 4 ст. 35 и ст. 210 УК РФ указание на цель создания преступного сообщества (преступной организации) – совершение тяжких или особо тяжких преступлений, тем самым упростив и расширив возможности применения ст. 210 УК РФ.

19. В российском законодательстве существует проблема, связанная с отсутствием процедуры освобождения отдельных лиц от уголовной ответственности в связи с их активным способствованием раскрытию преступлений, что, в свою очередь, существенно затрудняет борьбу с организованной преступностью и коррупцией.

Анализ российского и зарубежного законодательства в данной сфере позволил диссертанту внести предложение по совершенствованию УК РФ путем включения нового основания освобождения от уголовной ответственности лиц, способствующих раскрытию и расследованию преступлений. Предложенная норма может выглядеть следующим образом.

«Статья 78.1. Освобождение от уголовной ответственности лиц, способствующих раскрытию и расследованию преступлений.

Лицо из числа членов преступной организованной группы (преступного сообщества), кроме организатора или руководителя, совершившее противоправное деяние и добровольно сообщившее о его совершении, а также способствующее его раскрытию и расследованию, изобличению участников преступной организованной группы (преступного сообщества) освобождается от уголовной ответственности за участие в такой группе и совершенные им в составе этой группы преступления, за исключением совершения тяжких либо особо тяжких преступлений против жизни человека».

20. Понятие должностного лица, предусмотренного в примечании 1 к ст. 285 УК РФ, обозначает весьма ограниченный круг лиц, совершающих коррупционные преступления. Из содержания примечания 4 к ст. 285 УК РФ вытекает, что в Российской Федерации государственные служащие, не являющиеся должностными лицами, могут нести уголовную ответственность лишь за коррупционные преступления, предусмотренные ст. 288 и 292 УК РФ. В иных коррупционных преступлениях, предусмотренных УК РФ (ст. 285, 286, 287, 290 УК РФ), государственный служащий, не являющийся должностным лицом, может выступать лишь в качестве их организатора, пособника или подстрекателя, но не исполнителя.

Исходя из ст. 1 Федерального закона № 273 – ФЗ от 25 декабря 2008 г. «О противодействии коррупции», субъектом коррупционных преступлений должны признаваться физические лица, использующие свое должностное положение. Поэтому в целях усиления уголовно-правового противодействия коррупции предлагается из части четвертой примечания к ст. 285 УК РФ исключить слова «в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями».

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в анализе теоретических и прикладных проблем применения норм, предусматривающих ответственность за совершение преступлений, посягающих на национальную безопасность Российской Федерации. Результаты исследования, основные его положения, выводы и предложения могут быть использованы в следующих направлениях: дальнейшей разработке теоретических вопросов исследования вопросов обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в рамках уголовного права и криминологии, в совершенствовании действующего уголовного законодательства, совершенствовании правоприменительной практики, при разработке государственной программы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, для выработки наиболее эффективных мер противодействия и профилактики преступлений, посягающих на национальную безопасность Российской Федерации, использовании в учебном процессе высших учебных заведений юридического профиля при преподавании курсов «Уголовное право», «Криминология», а также в системе повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования были изложены автором на международных, всероссийских научно-практических конференциях (г. Ростов-на-Дону, г. Москва, г. Краснодар): «Актуальные проблемы борьбы с терроризмом в Южном регионе России» – Окружная научно-практическая конференция (29–30 ноября 2000 г., Ростов н/Д); «Проблемы борьбы с криминальным рынком, экономической и организованной преступностью» – конференция (Российская криминологическая ассоциация, Москва, 2001); «Серийные убийства и социальная агрессия: что ожидает нас в XXI веке? Медицинские аспекты социальной агрессии» – 3-я Международная научная конференция (18–21 сентября 2001 г., Ростов н/Д); «Права человека и конституционная безопасность» – Межвузовская научно-практическая конференция (Ростов н/Д, 2002); Региональная межвузовская научно-практическая конференция (Краснодар, 2002); «Национальная безопасность современной России: основные угрозы» – Международная научно-практическая конференция (24–25 ноября 2005 г., Ростов н/Д); «Уголовно-правовая политика» – Всероссийская научно-практическая конференция (Ростов н/Д, 2006); «Глобальные и региональные факторы правового обеспечения национальной безопасности» – Международная научно-практическая конференция (26–27 октября 2006 г., Ростов н/Д); «Миграционная безопасность» – Международная научно-практическая конференция (15–16 июня 2006 г., Ростов н/Д); «Актуальные проблемы борьбы с коррупцией» – Международная научно-практическая конференция (19–20 июня 2008 г., Ростов н/Д); «Миграционный порядок» – Международная научно-практическая конференция (23–24 октября 2008 г., Ростов н/Д).

Результаты исследования внедрены в практику правоохранительной деятельности ГУ МВД РФ при ЮФО, ГУВД по Ростовской области, в учебный процесс Ростовского юридического института, Краснодарского университета МВД России, Волгоградской академии МВД России, Южного федерального университета, Северо-Кавказской академии государственной службы. Диссертант участвовала в подготовке экспертного заключения по проекту Федерального закона «О противодействии терроризму» в 2005 г., осуществляемого по поручению полномочного представителя Президента Российской Федерации в Южном федеральном округе.

Основные положения проведенного диссертационного исследования в форме научных докладов неоднократно обсуждались на кафедре уголовного права Ростовского юридического института МВД России. Выводы и предложения, сформулированные в диссертации, отражены в 82 научных публикациях автора, 11 из которых – в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

Структура работы определена целями и задачами исследования и состоит из введения, четырех глав, объединяющих одиннадцать параграфов, заключения и списка литературы. Объем и оформление диссертационного исследования отвечают требованиям, предъявляемым ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор темы и ее актуальность, определяются цель и задачи исследования, его теоретическая и эмпирическая база, излагаются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации исследования.

Первая глава «Теоретические и методологические основы уголовно-правового исследования национальной безопасности» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие и сущность национальной безопасности России как объекта уголовно-правовой охраны» содержится историко-правовой и теоретико-методологический анализ предметной области авторского исследования.

Приступая к формулированию понятия национальной безопасности как объекта уголовно-правовой охраны, автор исходит из того, что обеспечение и поддержание состояния безопасности является одним из фундаментальных устоев общества и государства, так как там, где нет безопасности, невозможно прогрессивное развитие. Только состояние защищенности в любой ячейке социума дает возможность всесторонней реализации прав и свобод человека, позитивному раскрытию потенциала всего богатства общественных отношений в условиях полноценной современной демократии. Понятие безопасности имеет выраженное человеческое измерение и в известном смысле может быть истолковано по аналогии с инстинктом самосохранения индивида. Безопасность является необходимым условием жизнедеятельности личности, стабильного функционирования и прогрессивного развития общества и государства, самого существования человеческой цивилизации.

Для разработки концептуального уголовно-правового понятия безопасности диссертант предварительно анализирует исторический теоретический опыт объяснения феномена социальной безопасности и ее национальной составляющей в любом государстве, на разных исторических этапах их развития. При этом отмечается, что несмотря на многообразие трактовок феномена безопасности, в каждом из них явно или неявно высвечивается общая мысль о том, что безопасность (как ощущение, гарантии, состояние личности, общества и государства и т.д.) автоматически возникает в ответ на различного рода опасности или угрозы, как антитеза последним. Опасность же, как потенциальная или реальная сила, фактор угрозы нормальному функционированию общества всегда сопровождала развитие государств и народов. При этом наиболее острая форма проявления опасностей и угроз – природные и социальные катаклизмы, потрясения, революции, кризисы, войны, вооруженные конфликты.

В контексте рассматриваемого вопроса повышенный интерес у диссертанта вызывает проблема так называемой криминологической безопасности, разрабатываемая в отечественном праве М.М. Бабаевым, С.Я. Лебедевым и В.А. Плешаковым. Наряду с достаточно широким криминологическим аспектом национальной безопасности имеется более узкое уголовно-правовое ее понимание, как объекта посягательств соответствующего вида. Оно сводится к оценке безопасности как совокупности общественных отношений, обеспечивающих безопасные условия жизни людей и их деятельности, безопасное использование радиоактивных веществ, надлежащее и безопасное пользование оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами, а также безопасное ведение горных и строительных работ, то есть содержит видовой аспект, связанный с оценкой источника угрозы. Предлагаемые в рамках такого подхода дефиниции опираются на понимание общественной безопасности как объекта группы преступлений, но не удовлетворяют требованиям социального содержания данного термина, значимости общественной безопасности как условия функционирования общества и всех его членов.

Исходя из приоритета обеспечения безопасности всех членов российского общества, диссертант попыталась сформулировать собственное определение безопасности, которое стало для нее базовым в объяснении сущности национальной безопасности как объекта уголовно-правовой охраны. Итак, под безопасностью соискатель понимает гарантируемое Конституцией Российской Федерации и другими федеральными законами Российской Федерации состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, причинения физического, материального, морального, экологического, информационного или политического вреда, обеспечиваемое мерами политического, правового, социально-экономического и иного характера, направленными на сохранность и развитие материальных и духовных ценностей общества, территориальную целостность и суверенитет, функционирование и развитие конституционного строя правового государства, а также снижение степени опасности такого вреда до минимального уровня.

Подвергая подробному анализу существующие точки зрения правоведов на понятие национальной безопасности, автор констатирует, что большинство ученых отождествляют понятия «безопасность государства» и «государственная безопасность». Более того, понятие обеспечения государственной безопасности «генетически» оказывается тождественно обеспечению безопасности национальной. Однако когда речь идет о безопасности государства как компонента национальной безопасности применительно к условиям демократии, его приоритетная роль высвечивается лишь в плане реализации функций обеспечения безопасности. Напротив, эта роль становится замыкающей в плане определения состояния безопасности в режиме нормального функционирования при отсутствии соответствующих угроз. Теперь же понятие «национальная безопасность» институционально охватывает более широкий спектр общественных отношений, объединяя все виды безопасности. Данное понятие является операциональным как в международных, так и во внутренних сферах жизнедеятельности. Диссертант приходит к выводу о том, что национальная безопасность и безопасность государственная продолжают существовать как явления не только близкие, но и тождественные. Изменились цели и задачи, однако форма, в которой протекает деятельность по обеспечению безопасности страны на международной арене все та же – это и по сути, и по содержанию государственная безопасность.

Соискатель уверена в том, что понятие «государственная безопасность» может означать не только обеспечение безопасности государства как такого, но и обеспечение безопасности страны в целом. Отсюда, термин «национальная безопасность» более точно выражает сущность исследуемого явления, поскольку соотносит безопасность не только с государством, но и с нацией в целом (с ее государственными и негосударственными структурами, интересами населения). В итоге под термином «национальная безопасность Российской Федерации» как совокупности общественных отношений, требующих всеобъемлющей уголовно-правовой защиты, автор понимает состояние защищенности ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации от внутренних и внешних угроз, причинения физического, материального, морального, экологического, информационного или политического вреда, обеспечиваемое мерами политического, правового, социально-экономического и иного характера, направленными на сохранность и развитие материальных и духовных ценностей общества, территориальную целостность и суверенитет, функционирование и развитие конституционного строя правового государства, а также снижение степени опасности такого вреда до минимального уровня.

Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации осуществляется путем совместной целенаправленной деятельности государственных и общественных институтов, а также граждан, принимающих участие в выявлении, предупреждении различных угроз безопасности личности, общества и государства и в противодействии им, является обязательным и непременным условием эффективной защиты национальных интересов России. При этом отмечается, что для преодоления проблемы правового обеспечения национальной безопасности современной России, испытывающей серьезные трудности в своем общественном развитии, необходима разработка соответствующих средств, укрепление государственной власти и проведение эффективной уголовной политики. Поиск ответа на эти вопросы представляет самую сложную часть любого исследования, посвященного проблемам безопасности.

Второй параграф «Правовое обеспечение национальной безопасности предпосылка предупреждения криминальных угроз» посвящен анализу общих правовых проблем национальной безопасности. Проблема правового обеспечения национальной безопасности Российской Федерации состоит в том, что единое правовое пространство страны размывается вследствие несоблюдения принципа приоритета норм Конституции Российской Федерации над иными правовыми нормами, федеральных правовых норм над нормами субъектов Российской Федерации, недостаточной отлаженности государственного управления на различных уровнях.

Автор отмечает, что в Российской Федерации правовое регулирование вопросов национальной безопасности по отдельным видам безопасности в настоящее время осуществляется на основании более чем 70 федеральных законов, более 200 указов Президента Российской Федерации, около 500 постановлений Правительства Российской Федерации, а также ряда других подзаконных актов. Но в аспекте политико-правового взаимодействия ключевым критерием эффективности законодательной базы является не столько количество нормативно-правовых документов, сколько их качественная адекватность концептуальным основам национальной безопасности, принятым государством. Поэтому требуется новая систематизация и совершенствование существующего законодательства в области обеспечения национальной безопасности.

Соискатель подчеркивает, что законодательное обеспечение национальной безопасности не является чисто юридической процедурой. По своей сути – это акт воли государства как субъекта политического процесса. Поэтому в плане рассмотрения роли государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности существенным является то, что рассмотрение и принятие закона (законодательный процесс) является необходимой составляющей политического процесса. В целом, разработка и реализация правовой политики в сфере национальной безопасности является диалектическим процессом, в котором государство в качестве основного субъекта политического процесса концептуализирует свою волю, устанавливает соответствующие правовые нормы, реализующие эти концептуальные установки, осуществляет правотворческую деятельность, обеспечивает реализацию права, его охрану и гарантию, тогда как право закрепляет нормы государства, компетенцию органов государственной власти в отношении национальной безопасности, фиксирует границы и пределы своей деятельности по ее обеспечению.

Для эффективного обеспечения политики национальной безопасности государством разрабатываются соответствующие федеральные целевые программы, в рамках которых определяются и решаются главные проблемы и задачи политики национальной безопасности. Среди них – обеспечение безопасности и защиты интересов личности, общества и государства от противоправных посягательств, общественно опасных деяний, социальных конфликтов, чрезвычайных ситуаций, вызванных стихийными бедствиями, авариями и катастрофами. Это во многом достигается нормализацией правоохранительной деятельности государства, направленной на то, чтобы не допустить насилия над гражданином, а в случае совершения преступления – обеспечить неотвратимость наступления ответственности.

Одним из самых ключевых и трудных направлений политики национальной безопасности сегодня автор считает борьбу с преступностью. Национальные интересы Российской Федерации в сфере борьбы с преступностью и коррупцией требуют консолидации усилий общества и государства, резкого ограничения экономической и социально-политической основы этих противоправных явлений, выработки комплексной системы мер правового, специального и иного характера для эффективного пресечения преступлений и правонарушений, для обеспечения защиты личности, общества и государства от преступных посягательств, для создания системы контроля за уровнем преступности, а борьба с организованной преступностью, коррупцией, терроризмом и экстремизмом должна быть ориентирована на предупреждение и пресечение противоправных действий, неотвратимость ответственности за любое преступление и на защиту права каждого человека на личную безопасность вне зависимости от национальности, гражданства, вероисповедания, взглядов и убеждений.

Диссертант считает необходимым принятие Федерального закона «О национальной безопасности Российской Федерации», в котором необходимо исчерпывающе определить приоритеты национальной безопасности, роль и ответственность государственных структур в этой сфере, и положения Совета Безопасности как органа, координирующего усилия государственных структур по преодолению угроз безопасности страны. Необходимо принять Федеральный закон «О Совете Безопасности Российской Федерации», указав в нем приоритетные направления координации усилий органов государственной власти всех уровней по защите национальных интересов России. Формирование и деятельность Совета Безопасности должны быть поставлены под контроль Парламента. Принятие законодательных актов о национальной безопасности и Совете Безопасности создаст необходимую правовую базу для упорядочения и развития основных направлений обеспечения национальных интересов России на законодательном уровне.

В третьем параграфе «Уголовное право в системе правового обеспечения национальной безопасности» определены место и роль уголовного законодательства в системе правового обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. Автор видит решение этих вопросов, прежде всего, в реализации задач самого уголовного закона, обозначенных в ст. 2 УК РФ.

В диссертации в качестве основных угроз национальной безопасности, для которых в рамках уголовного законодательства следует определить приоритетные направления уголовно-правового контроля и мер, обеспечивающих антикриминогенное противодействие, автор рассматривает: терроризм и экстремизм; экономическую преступность; организованную преступность и коррупцию.

Масштабы терроризма, экстремизма, экономической, организованной преступности и коррупции возрастают вследствие зачастую сопровождающегося конфликтами изменения форм собственности, обострения борьбы за власть на основе групповых и этнонационалистических интересов. Отсутствие эффективной системы социальной профилактики правонарушений, недостаточная правовая и материально-техническая обеспеченность деятельности по предупреждению терроризма и организованной преступности, правовой нигилизм, отток из органов обеспечения правопорядка квалифицированных кадров увеличивают степень воздействия этой угрозы на личность, общество и государство.

Основной задачей уголовного законодательства и его правоприменения является борьба с преступностью. Поэтому требуется консолидация усилий, направленных на борьбу с преступностью и коррупцией. Россия крайне заинтересована в искоренении экономической и социально-политической основы этих общественно опасных явлений, выработке комплексной системы мер для эффективной защиты личности, общества и государства от преступных посягательств.

Следует подчеркнуть, что приоритетное значение имеет формирование системы мер действенной социальной профилактики и воспитания законопослушных граждан. Эти меры должны быть направлены на защиту прав и свобод, нравственности, здоровья и собственности каждого человека независимо от расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств.

Важнейшими криминологическими задачами в области обеспечения национальной безопасности являются:

– выявление, устранение и предупреждение причин и условий, порождающих преступность;

– усиление роли государства как гаранта безопасности личности и общества, создание необходимой для этого правовой базы и механизма ее применения;

  • укрепление системы правоохранительных органов, прежде всего структур, противодействующих организованной преступности и терроризму, создание условий для их эффективной деятельности;
  • привлечение государственных органов в пределах их компетенции к деятельности по предупреждению противоправных деяний;

– расширение взаимовыгодного международного сотрудничества в правоохранительной сфере, в первую очередь с государствами – участниками Содружества Независимых Государств.

Для предупреждения преступности и обеспечения правоохранитель-ного контроля над ней в первую очередь необходимо развитие правовой базы как основы надежной защиты прав и законных интересов граждан, а также соблюдение международно-правовых обязательств Российской Федерации в сфере борьбы с преступностью и соблюдения прав человека. Важно лишить преступность питательной среды, обусловленной недостатками в законодательстве, кризисом в экономике и социальной сфере.

Вторая глава «Концептуальные государственные приоритеты обеспечения национальной безопасности России» включает два параграфа.

В первом параграфе «Государственные интересы и их реализация в системе уголовно-правовой охраны», приступая к анализу категории государственного интереса и его места в системе уголовно-правовой охраны национальной безопасности Российской Федерации, автор исходит из того, что именно государственная политика обеспечения национальной безопасности играет ключевую роль в этом процессе. При этом субъектами реализации государственных интересов в системе национальной безопасности выступают не только само государство, но и каждый человек как субъект общественных отношений – личность. Именно это гарантирует защиту государственных интересов, в том числе, обеспечиваемых уголовно-правовыми средствами.

Согласно действующей Конституции Российской Федерации приоритет в ней отдается правам и свободам человека, они признаны высшей ценностью, а их соблюдение и защита – обязанность государства (ст. 2). Следовательно, это тоже должно являться (и является) государственным интересом. Именно в этом смысле автор отдает государственным интересам приоритет над частными и даже над публичными интересами общества. Причем, это обстоятельство раскрывается в ряде федеральных законов, в частности в федеральных законах «О чрезвычайном положении», «О государственном материальном резерве» и др.

Известно, что действующее уголовное законодательство оперирует понятием «интерес» при обозначении объекта преступных посягательств и прямо упоминает об охране интересов личности, общества и государства в двадцати четырех статьях, демонстрируя при этом и круг носителей, охраняемых законом интересов. Отмечается, что теоретические положения и разработки различных авторов, посвятивших свои научные труды исследованию категории объекта преступления, определяемые через категорию «интерес» нашли свое отражение в национальном уголовном законодательстве.

Оценивая разносторонние интересы государства, в том числе в области уголовно-правовой защиты обозначенных в Уголовном кодексе Российской Федерации приоритетных интересов личности, ее прав, свобод и интересов, автор полагает, что приоритетным направлением должна стать такая же защита самих государственных интересов Российской Федерации, поскольку только в этом случае и будет обеспечена гарантия собственно государственной защиты личности.

Между тем в Конституции Российской Федерации интересы государства фактически оттеснены на второй план интересами личности и общества (интерпретируемого как многонациональный народ России). Это следует уже из первых статей Конституции. Так, ст. 2 закрепляет, что «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». В ст. 2 указывается, что «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ», который «осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления». Вместе с тем отмечается, что сама Конституция РФ является формой юридического закрепления национальных государственных интересов, так как она представляет собой нормативно-правовой акт, имеющий высшую юридическую силу. Кроме того, выработанные европейской наукой концепции национальных интересов как совокупности интересов граждан национального государства и национальной безопасности как системы государственной защиты их личности и собственности основываются на реально существующем в развитых странах гражданском обществе.

Государственные интересы производны от категории «национальные интересы», вместе с тем в них обязательно должно быть то общее, что присуще и национальным интересам, и интересам личности. Следует отметить, что центральным системообразующим принципом национальной безопасности является «национальный интерес». Отсюда представляется необходимым в качестве приоритетного направления охраны общественных отношений определить национально-государственные интересы Российской Федерации, среди которых важно определить структуру и порядок важнейших направлений по обеспечению и защите этих интересов уголовно-правовыми средствами. Существующая же на сегодняшний день система охраны общественных отношений себя изжила и требует серьезнейшей оценки и реформы с точки зрения уголовной политики Российской Федерации, проводимой государственными органами, в том числе и правоохранительными. В этой связи представляется необходимым разработать основные направления уголовной политики Российской Федерации в сфере обеспечения национальной безопасности и выработать единую систему мер ее реализации.

Во втором параграфе «Систематизация российского уголовного законодательства с учетом государственных приоритетов обеспечения национальной безопасности» диссертант утверждает, что государственный интерес Российской Федерации заключается в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации, так как только в этом случае государство, общество и личность могут находиться в таком состоянии, при котором будут нормально функционировать все правовые институты, надежно будут защищены права личности, охраняемые интересы общества или государства. Поэтому предлагается юридически закрепить, в том числе в нормах Уголовного кодекса Российской Федерации, в качестве приоритетного направления реализации задач уголовного законодательства по охране общественных отношений, благ, интересов от преступных посягательств, защиту национальных государственных интересов, выражающихся в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации.

Криминализация общества, по мнению соискателя, выступает одной из серьезных угроз национальной безопасности. Это обусловливает потребность в адекватной реакции государства, выработки и реализации мер противодействия данной угрозе. Подчеркивается, что данная деятельность в соответствии с конституционными положениями – обязанность государства. Именно на нем лежит ответственность за выработку стратегии противодействия преступности, системы средств и мер решения этой задачи. Основные направления такой деятельности государства и составляют содержание его политики в сфере противодействия преступности. Поэтому центральная роль государства в обеспечении национальной безопасности представляется вполне очевидной, а безопасность самого государства, с точки зрения обеспечения национальной безопасности, приоритетна в отношении других ее компонентов, ибо не обеспечив безопасности государства, нельзя обеспечить национальную безопасность страны. Личность, ее права и свободы, будут надежно защищены только в том случае, когда будут защищены в должной степени институты самой государственной власти, и эти институты уже станут функционировать более эффективно. Следовательно, на первое место в системе норм Особенной части УК РФ следует вынести преступления против основ конституционного строя  и безопасности государства.

Такой подход, по мнению автора, обусловлен, прежде всего, емкостью объекта уголовно-правовой охраны данных преступлений «Основы конституционного строя и безопасности государства». Между тем название главы не соответствует системе расположенных в ней составов преступлений. Родовым объектом рассматриваемой группы преступлений выступает государственная безопасность как состояние стабильности, прочности и защищенности конституционного строя, экономическая безопасность и обороноспособность Российской Федерации, а также национальные и религиозные интересы общества. Наполняемость же норм данной главы не соответствует ее содержанию, речь должна идти об охране конституционного строя и национальной безопасности, а не безопасности государства. Ясно, что понятие национальной безопасности гораздо шире понятия государственной безопасности.

Анализируя особенности национальной безопасности и ее соотношение с государственной безопасностью в контексте совершенствования уголовного законодательства, автор подчеркивает, что именно государство является главным инструментом обеспечения национальной безопасности. Однако сам этот инструмент требует обеспечения собственной безопасности и содержит в себе специфические угрозы безопасности, рождаемые природой государства и спецификой его функционирования. Отсюда характерная трансформация прежних функций государственной безопасности в современность и необходимость в особых рычагах и средствах государственного управления, обеспечивающих оптимальное функционирование государства в системе национальной безопасности. Учитывая приоритеты уголовно-правовой охраны общественных отношений в сфере обеспечения национальной безопасности, диссертант предлагает законодателю, изменив название главы 29 УК РФ на «Преступления против основ конституционного строя и национальной безопасности», вынести ее в самостоятельный раздел X с аналогичным названием.

Следующим актуальным вопросом выступает наполняемость данной главы собственным содержанием, т.е. уголовно-правовыми нормами. Ими, по мнению автора, должны стать нормы, предусматривающие уголовную ответственность за преступления, действительно представляющие угрозу национальной безопасности, а именно, в первую очередь, связанные с терроризмом и экстремизмом. С учетом государственных приоритетов обеспечения национальной безопасности автор считает, что в главе 29 Уголовного кодекса Российской Федерации следует разместить в указанной последовательности такие составы преступлений, посягающих на национальную безопасность России, как: «насильственный захват власти или насильственное удержание власти», «вооруженный мятеж», «террористический акт», «содействие террористической деятельности», «публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма», «диверсия», «захват заложника», «заведомо ложное сообщение об акте терроризма», «организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем», «организация преступного сообщества (преступной организации)», «массовые беспорядки», «государственная измена», «шпионаж», «разглашение государственной тайны», «утрата документов, содержащих государственную тайну», «посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля», «нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина», «возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности», «организация экстремистского сообщества», «организация деятельности экстремистской организации», «легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем», «легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления», «контрабанда», «незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации», «организация незаконной миграции», «противоправное изменение Государственной границы Российской Федерации».

Третья глава «Уголовная политика и обеспечение национальной безопасности» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Криминологическая оценка современного состояния российской уголовной политики» автор констатирует, что сегодня в России ведутся интенсивные научные поиски, нацеленные на выработку оптимальной модели уголовной политики, позволяющей в условиях социальной трансформации общества осуществлять эффективное противодействие преступности. Специалистам известно, что ведущее положение в структуре уголовной политики занимает уголовно-правовая политика, так как она тесно связана с уголовным правом, являющим определяющую роль в комплексе отраслей, институтов и норм, составляющих правовую основу борьбы с преступностью. Уголовно-правовая политика представляет собой ту часть уголовной политики, которая вырабатывает основные задачи, принципы, направления и цели уголовно-правового воздействия на преступность, а также средства и способы их реализации. Уголовно-правовая политика выражается в разработке научно обоснованной концепции реализации практических мер по осуществлению ее основных задач. В процессе выработки концепции должны быть определены: сфера уголовно-правовых отношений, сочетание запретительных и дозволительных средств, принципы уголовно-правовой политики, соотношение экономических и правовых методов. Изменения в одном из элементов уголовной политики влекут изменения и в других элементах.

Научной основой уголовно-правовой политики в сфере законотворчества являются теории криминализации и пенализации. Автор полагает, что под криминализацией следует понимать процесс выявления общественно опасных форм преступного поведения, возможности и целесообразности уголовно-правовой борьбы с ним и фиксации их в законе в качестве преступных и уголовно наказуемых. Качественной стороной криминализации является пенализация. О неразрывной связи криминализационных и пенализационных процессов свидетельствуют и результаты исследований социально-психологических механизмов действия уголовного наказания. В качестве характеристики уровня пенализации возможно использовать такой показатель, как среднее значение срока наказания.

Диссертант отмечает, что уголовно-правовая политика, являясь частью уголовной политики, вырабатывает основные задачи, принципы, направления и цели уголовно-правового воздействия на преступность, а также средства их достижения, и выражается в директивных документах, нормах уголовного права, актах толкования норм и практике их применения.

Анализ уголовно-правовой ситуации и соответственно состояние уголовной политики Российской Федерации представляет собой аналитическое обобщение результативности процессуальной и оперативно-розыскной деятельности по правовому воздействию на преступность. Его целью, в отличие от анализа криминальной ситуации, является определение влияния отдельных правовых средств (или их совокупности) на состояние, тенденции, динамику преступности в целом или отдельных ее видов. Уголовно-правовая ситуация – это соотношение нормативно запрещенных видов преступного поведения и фактически совершенных общественно-опасных деяний, а также конкретная обстановка в сфере воздействия на преступность путем применения наказания и заменяющих его мер, предусмотренных уголовным законом.

Система данных, характеризующих уголовно-правовую ситуацию, а также состояние уголовной политики в современный период представляется автору в виде:

– сведений о наличии (отсутствии) равновесия между нормативно закрепленным кругом общественно опасных видов поведения и объективно существующими видами такого поведения;

– сведений о наличии в уголовном законе норм, оказывающих негативное влияние на процесс поступательного развития тех или иных общественных отношений и в связи с этим требующих криминализации или декриминализации;

– данных о наличии в уголовном законодательстве нетехнологичных по своей конструкции и поэтому неработающих законодательных норм;

– данных о соответствии (несоответствии) социальным ожиданиям населения и правоприменителей видов и размеров наказаний по санкциям, установленным законодателем за конкретные виды преступных посягательств;

– сведений, отражающих отношение населения и правоохранительных органов к уголовному закону и практике его применения (речь идет об оптимизации среды функционирования правоохранительных органов и собственной позиции субъектов уголовной политики относительно уголовного закона и иных законодательных актов, направленных на борьбу с преступностью);

– сведений о соответствии (несоответствии) задачам и функциям, возлагаемым на правоприменительные органы, сложившейся по определенным направлениям практики правоприменения как реализации практической уголовной политики.

Автор полагает, что основным фактором, влияющим на состояние и тенденции развития уголовной политики, являются перемены, происходящие в социально-экономическом облике общества, следствием которых могут быть не только криминализация либо декриминализация соответствующих деяний, но и модификация основных принципов уголовно-правового регулирования и решаемых им задач: отказ от старых подходов либо, наоборот, их реставрация, изменение уголовной политики государства, ее целей, принципов, методов реализации. Весьма важными обстоятельствами, влияющими на формирование уголовной политики, являются количественные и качественные изменения преступности, существующая криминальная реальность, связанные с ними интересы международного сотрудничества в борьбе с преступностью.

В результате проведенного анализа юридической литературы автор приходит к выводу о том, что сформулированной конкретным образом уголовной политики в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в настоящий момент не представлено ни в монографических изданиях, ни на законодательном уровне.

Преступность является одной из серьезнейших угроз национальной безопасности Российской Федерации. В связи с этим существует потребность адекватной реакции государства, выработки и реализации мер по противодействию данной угрозе. Эта деятельность в соответствии с конституционными положениями является обязанностью государства. На государстве лежит ответственность за выработку стратегии противодействия преступности, а также системы средств и способов решения этой задачи. Основные направления правоохранительной деятельности государства и составляют содержание его политики в сфере противодействия преступности.

Автор полагает, что исследование теоретических основ формирования и практической реализации уголовной политики Российской Федерации в сфере национальной безопасности будет способствовать разработке и внедрению такой системы комплексной уголовно-правовой защиты личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз, которая была бы адекватна современной политической обстановке, а также созданию и совершенствованию механизма для повышения эффективности этой системы. Наряду с этим отмечается, что в условиях преобразований российской государственности, коренным образом изменивших социальную и политическую систему страны, потребовалась новая модель уголовной политики, которая соответствовала бы не только нынешним основам конституционного строя России, но и основным задачам по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации. Необходимость разработки новой модели уголовной политики обусловлена проблемой преступности, которая долгие годы рассматривалась в теории и на практике как проблема безопасности человека, общества и государства, проблема защиты от преступных посягательств. Это было понятно и оправдано, ибо именно против человека совершались практически все преступления. Но сегодня преступность приобретает принципиально новые качества, которые стали представлять угрозу не для отдельного гражданина или группы граждан, а для государства в целом. Криминализация общественных отношений негативно влияет на все сферы национальной безопасности России: экономическую, политическую, социальную, военную и другие. Расширение преступности происходит на фоне малоэффективных усилий государства по ее пресечению, причем это характерно практически для всех аспектов обеспечения правопорядка: законодательных, политических, социально-экономических, организационных.

Существующие в настоящее время проблемы обеспечения национальной безопасности могут быть осмыслены через объемное видение, т.е. через концепцию современной уголовной политики. В то же время, автор подчеркивает, что сегодня государственная политика борьбы с преступностью не соответствует состоянию и тенденциям последней. Тенденции современной российской преступности настолько неблагоприятны, что правомерно говорить о ней, как о реальной угрозе национальной безопасности Российской Федерации.

Во втором параграфе «Задачи уголовной политики в сфере обеспечения национальной безопасности» отмечается, что уголовная политика выполняет свою определенную роль в процессе противодействия преступности и борьбы с ней. Функции уголовной политики вытекают из функций государственной политики. Автор считает, что основная задача уголовной политики предполагает постановку проблем, указание оснований и направлений, разработку форм и способов деятельности, расстановку сил и средств, обеспечение информацией, контроль деятельности и руководство. Эти составляющие элементы входят в уголовную политику в качестве ее основных характеристик.

Целью уголовно-правовой политики в сфере национальной безопасности Российской Федерации является поддержание законности и правопорядка, а также защищенности основ существования Российской Федерации от внешних и внутренних угроз. Автор уверена в том, что необходимо законодательное закрепление определения уголовной политики, а в особенности уголовной политики в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Для реализации задач уголовной политики России в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации необходимо провести систематизацию уголовного законодательства с учетом национальных и государственных интересов. При этом диссертант считает необходимым  переосмыслить некоторые аспекты доктрины прав и свобод человека и гражданина. Надо перейти от доктрины индивидуализма и установления гарантий для отдельного индивида к доктрине приоритета обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, т.е. обеспечения прав большинства населения, всего российского государства, без чего невозможно гарантировать права каждого отдельного человека. Только такой подход, реализованный на законодательном уровне и повсеместно внедренный в правоохранительную практику, позволит добиться позитивных сдвигов в сфере борьбы с преступностью. В этой связи правомерна постановка вопроса о необходимости принятия новых законов, адекватных именно такому подходу к доктрине прав и свобод человека и гражданина. Этому должно предшествовать принятие на федеральном уровне основополагающего документа, регламентирующего «Основы уголовной политики Российской Федерации». Более того, диссертант полагает, что необходима теоретически обоснованная концепция уголовной политики в сфере национальной безопасности Российской Федерации. По мнению автора, основными задачами уголовной политики в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации являются:

– определение и корректировка в соответствии с реалиями национальных интересов Российской Федерации в системе уголовно-правовой охраны в современный период;

– определение комплекса факторов, формирующих спектр внешних и внутренних угроз национальной безопасности Российской Федерации в системе уголовно-правовой охраны;

– определение задач по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации в системе уголовно-правовой охраны;

– законодательство, связанное с борьбой с преступностью и представляющее единую систему, должно быть подвергнуто комплексной уголовно-правовой, уголовно-политической и криминологической экспертизе с учетом опыта практического применения и оценки его эффективности;

– координация деятельности всех субъектов обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в сфере противодействия преступности, в первую очередь правоохранительных и судебных органов, развитие и координация наук, изучающих преступность, способы борьбы с нею: уголовное право, уголовно-исполнительное право, уголовный процесс, криминалистику и криминологию;

– определение роли государства и его органов с целью создания резервов, необходимых для эффективного обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в сфере противодействия преступности. Эта деятельность не может осуществляться без соответствующей финансовой, материально-технической и кадровой поддержки. Государство, разрабатывая уголовную политику, должно решать и вопросы соответствующего обеспечения мероприятий по ее реализации;

– формирование общественного правового сознания, позволяющего обеспечить в полной мере национальную безопасность Российской Федерации, расширить социальную базу борьбы с преступностью, включить в нее не только профессиональные правоохранительные органы, но также общественные организации и отдельных граждан, необходимо показывать принципиальную позицию и заинтересованность государства и его органов в сфере противодействия преступности;

– осуществление контроля за реализацией уголовной политики в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

В третьем параграфе «Имплементация норм международного уголовного права в уголовном законодательстве Российской Федерации, направленном на обеспечение национальной безопасности» утверждается, что интеграция современной России в мировое сообщество обусловливает тесное взаимодействие ее внутригосударственного законодательства с международным правом. При этом прослеживается действие универсальной по характеру тенденции, выражающейся в возрастающем влиянии международного права на развитие и дальнейшее совершенствование российского уголовного законодательства. Участие России в международном сотрудничестве по противодействию и предупреждению преступности выражается в расширении круга уголовно наказуемых деяний и требует более полного учета в национальном уголовном законодательстве международно-правовых стандартов. Взаимодействие международного и внутригосударственного уголовного права становится сегодня одним из наиболее важных факторов, оказывающих влияние на содержание уголовно-правовых норм национального законодательства.

Основы механизма национально-правовой имплементации норм международного уголовного права, действующего в России, изложены в положениях Конституции РФ, которые определяют место источников международного права в правовой системе и общие условия их взаимодействия с источниками российского права. Однако непосредственно в Уголовном кодексе РФ эта формула не воспроизведена, а предложена более осторожная формулировка, что положения Кодекса основываются на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права. К тому же, установлено, что уголовное законодательство России состоит только из Уголовного кодекса, а новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в УК (ст. 1). Таким образом, уголовная противоправность соответствующих деяний может быть установлена только Уголовным кодексом.

В основе взаимодействия УК РФ и общепризнанных принципов и норм международного права, прежде всего касающихся прав человека, лежит принцип приоритета международного права над внутренним. Это означает, что общепризнанные принципы и нормы международного права не нуждаются во внутригосударственной имплементации и могут непосредственно влиять на содержание норм национального уголовного законодательства. Сегодня УК РФ не содержит нормативных положений, противоречащих общепризнанным нормам международного права, его предписания в целом соответствуют международным стандартам о правах человека. Однако, будучи обращенный к законодателю, принцип приоритета общепризнанных норм международного права требует своего соблюдения и в процессе дальнейшего совершенствования национального уголовного законодательства. К тому же, указанный принцип влияет и на правоприменительный процесс.

Диссертант полагает, что общепризнанные принципы и нормы международного права, являясь составной частью отечественного уголовного законодательства, оказывают непосредственное идеологическое воздействие на формирование норм уголовного права, определяя при этом стратегию его развития. Тем не менее, они не могут подменять собой действующее уголовное законодательство, поскольку квалификация общественно опасного деяния, привлечение виновного к уголовной ответственности, назначение наказания возможны только с применением статей Особенной части Уголовного кодекса РФ.

Поскольку целью международных конвенций и договоров является объединение усилий по борьбе с преступлениями, затрагивающими интересы всего мирового сообщества или, по крайней мере, ряда государств, ее достижение требует определенных единых принципов и общих подходов в правотворческой и правоприменительной деятельности государств-участниц. С учетом особенностей систем права, по-видимому, самым удачным решением была бы разработка Международного уголовного кодекса, о необходимости которого высказываются многие признанные специалисты в области международного уголовного права. Однако эта в целом поддерживаемая идея пока находится на стадии замысла и вряд ли, зная ход работы над созданием Кодекса о преступлениях против мира и безопасности человечества или то, что для разработки и принятия Статуса Международного уголовного суда потребовалось ровно полвека, в ближайшие десятилетия превратится в реальность. Возможно, следует воспользоваться опытом цивилистов, которые в целях унификации договорных обязательств с привлечением ученых стран Совета Европы разработали Принципы договорного права Европы. Разработанные Комиссией международного права ООН или Комитетом по уголовным проблемам Совета Европы принципы или стандарты по претворению в жизнь государствами взятых па себя обязательств в области международного уголовного права потом могли бы лечь в основу Общей части Международного уголовного кодекса. В данный же момент государства это решают по своим понятиям, руководствуясь предписаниями национального закона, доктриной уголовного права, если таковая на этот счет имеется, а также устоявшимися традициями и практикой.

Характерной чертой современности является глобализация всех сфер общественной жизни. Эти процессы стали катализатором роста традиционных видов преступности (контрабанда, незаконный оборот наркотиков, хищения и пр.) или их изменения (терроризм, подкуп международных чиновников и др.); придания международного характера некоторым видам традиционной преступности (терроризм, отмывание денег и др.); появления новых видов преступности (деятельность организованных преступных групп в сфере незаконной миграции и т.п.); возникновения преступлений, затрагивающих интересы нескольких государств, или преступлений, носящих глобальный характер (терроризм, вред экологии, отмывание денежных средств, преступления в сфере компьютерных технологий); а также для усиления транснациональной составляющей в преступности.

Главная озабоченность исследователей, обращающихся к проблеме современной глобализации в контексте национальной безопасности, связана с постулированием вывода о подрыве суверенитета национальных государств, включенных в глобализационные процессы. Национальная безопасность выражает концептуально оформленные и институционально закрепленные политические и правовые средства обеспечения безопасности личности, общества и государства. При этом концептуализация национальной безопасности непосредственно связана с исторически определенной совокупностью факторов, вытекающих из внутренних и международных условий.

Глубоко проанализировав современные процессы взаимодействия норм международного и национального права, включая их уголовно-правовые нюансы, автор приходит к выводу о том, что в условиях фактического пересмотра принципов и норм международного права концепция приоритета международного права над национальным правом, отраженная в ч. 4 ст. 15 Конституции России, нуждается в существенном пересмотре как не соответствующая ныне интересам национальной безопасности Российской Федерации, создающая правовую основу для международного вмешательства во внутренние дела государства. Кроме того, подчеркивается, что  концептуальное, законодательное и практическое состояние современного международного уголовного права свидетельствует об опасных тенденциях развития, противоречащих общепризнанным принципам и нормам права, идеям справедливого правосудия и государственного суверенитета, что создает угрозу национальной безопасности Российской Федерации.

Для решения указанных проблем необходимо, во-первых, принять специальные законы, во-вторых, создать организационный механизм, разработать специальные процедуры («имплементационная экспертиза»).

Четвертая глава «Приоритетные направления совершенствования уголовно-правового обеспечения национальной безопасности» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Уголовно-правовые меры обеспечения противодействия терроризму и экстремизму» отмечается, что в Российской Федерации одним из важнейших составляющих внутригосударственной системы противодействия терроризму и экстремизму стало законодательное принятие Уголовного кодекса Российской Федерации, федеральных законов от 16 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» и № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

Известно, что Федеральный закон «О противодействии терроризму» определяет правовые и организационные основы борьбы с этим общественно опасным явлением, субъектов борьбы, основы их взаимодействия и роль иных государственных и негосударственных органов и граждан в противодействии терроризму. Этот закон в значительной степени стимулирует борьбу с терроризмом в Российской Федерации. Ряд отраженных в нем концептуальных воззрений на проблему терроризма явились новацией в этой области.

Российское законодательство о борьбе с терроризмом помимо названного закона и Уголовного кодекса образуют также Уголовно-процессуальный кодекс, Закон Российской Федерации «О безопасности», федеральные законы «Об оперативно-розыскной деятельности», «Об обороне», ряд законов об органах, осуществляющих борьбу с терроризмом, в том числе федеральные законы «Об органах Федеральной службы безопасности», «О внутренних войсках Министерства внутренних дел», «О государственной охране» и другие, отдельные указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации.

Вместе с тем реализация на практике положений ФЗ «О противодействии терроризму» выявила ряд противоречий правового характера, которые прямым образом влияют на национальную безопасность и эффективность борьбы с террористической деятельностью, особенно в рамках длительных, крупномасштабных контртеррористических операций. Глубоко проанализировав эти противоречия, диссертант приходит к выводу о том, что дальнейшее совершенствование законодательства должно осуществляться в направлении формирования эффективной национальной системы противодействия терроризму, призванной своевременно выявлять причины и истоки терроризма и экстремизма, обеспечивать действенные меры профилактики, пресечения террористических проявлений в нашей стране и ликвидацию последствий террористических актов, для чего необходимо:

– устранить противоречия в подходах к определению терроризма, обеспечить единообразие понятийного аппарата, более четко отразить в нормах УК РФ основные признаки терроризма, внести изменения в уголовно-процессуальное законодательство с целью повышения безопасности лиц, участвующих в производстве по делам о преступлениях террористического характера, а также эффективности самого производства по данной категории дел;

– конкретизировать в Федеральном законе «О противодействии терроризму» направления обмена информацией, его порядок;

– разработать федеральный закон о защите прав потерпевших от преступлений, в целях возмещения ущерба потерпевшим от терактов и иных преступлений.

Анализ сущности терроризма не позволяет автору согласиться с тем, что он может совершаться из корыстных побуждений, что к терроризму могут быть приравнены преступления имущественного характера, пусть и сопровождаемые угрозой или даже применением общественно опасного насилия. Цели терроризма всегда общественно значимы, не персонифицированы и имеют политический характер. Расширительное толкование целей, данное в законе, привело к тому, что на практике трудно, почти невозможно разграничить преступления, предусмотренные ст. 126, 162, 205, 206, 211, 281 УК РФ и др. Представляется, что в настоящее время требуется доктринальное толкование указанных позиций в УК РФ.

Автор полагает, что цели, указанные в диспозиции ст. 205 УК РФ, должны быть конкретизированы путем изменения редакции данной нормы, которая представлена в положениях, выносимых на защиту.

Диссертант считает, что понятие преступлений экстремистской направленности совершенно не сочетается с понятием экстремистского сообщества. Явная небрежность законодателя при выборе терминологии ставит правоприменителя в тупик: экстремистское сообщество как разновидность преступного сообщества согласно ч. 4 ст. 35 УК РФ должно преследовать цель совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Но к преступлениям экстремистской направленности могут быть отнесены как преступления небольшой, так и средней тяжести. Таким образом, ст. 2821 УК РФ вступает в противоречие со ст. 35 УК РФ. Это позволяет сделать вывод о том, что ст. 2821 УК РФ будет еще менее жизнеспособной, чем ст. 210 УК РФ. В нынешней редакции ст. 2821 УК РФ обнажает коллизии между нормами Общей части УК РФ о формах соучастия и нормами Особенной части об ответственности за экстремизм. Выходом из сложившейся ситуации автор считает исключение из пункта второго примечания к ст. 2821 УК РФ слов «…предусмотренные соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса и пунктом «е» части первой ст. 63 настоящего Кодекса».

Во втором параграфе «Уголовно-правовые меры обеспечения противодействия экономической преступности» анализируются актуальные вопросы совершенствования уголовно-правовых мер, обеспечивающих противодействие экономической преступности. В результате такого анализа автор приходит к ряду выводов. Так, диссертант указывает, что состояние отечественной экономики и уровень преступности в данной сфере обусловливают актуализацию проблем обеспечения экономической безопасности, так как угроза криминализации общественных отношений в сфере экономики приобретает особую остроту. Автор отмечает, что потребность противодействия угрозам экономической безопасности нашей страны предполагает необходимость активизации научных исследований в этой области. Эффективность мер уголовно-правового воздействия на экономическую преступность диссертант связывает, прежде всего, с качеством содержания санкций и их применением. Развитие науки уголовного права в последнее время осуществляется с учетом общей тенденции гуманизации уголовного наказания, снижения применения видов наказаний, связанных с лишением свободы. Это обусловлено, в первую очередь, исследованиями, проведенными учеными, итогом которых был вывод о том, что применение наказания слабо влияет на снижение уровня преступности, уголовное наказание, как правило, не достигает целей исправления преступника, восстановления справедливости и, как следствие, наказание не является действенным средством противодействия преступности. Тем более общеизвестно, что наказания, связанные с изоляцией от общества, сопряжены с рядом отрицательных социальных последствий. В этой связи диссертант представляет необходимым пересмотр отдельных положений уголовного законодательства в области наказания за преступления, совершаемые в сфере экономики.

Среди видов уголовного наказания одним из альтернативных лишению свободы является штраф. Изучение диссертантом практики применения штрафа как вида наказания в деятельности судов свидетельствует о том, что правильное его применение способно оказывать серьезное воздействие на осужденного. Тем более что из всей системы уголовных наказаний за совершение преступлений против собственности работают только четыре: штраф, лишение свободы, лишение права заниматься определенной деятельностью, либо занимать определенные должности, исправительные работы. За совершение преступлений в сфере экономической деятельности назначение штрафа применяется не так широко. Однако существующие пробелы и коллизии отечественного уголовного закона снижают эффективность применения штрафа. В связи с чем диссертант вносит предложение об изменении редакции ч. 2 ст. 46 УК РФ, которое указано в положениях, выносимых на защиту.

Наряду с назначением такого вида наказания, как штраф, в санкциях норм, предусматривающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, законодатель предусматривает и исправительные работы. Однако данный вид наказания также имеет свои недостатки. Учитывая сложную экономическую обстановку в стране, исполнение данного вида наказания во многих случаях становится проблематичным. Если судить по месту штрафа, которое он занимает в перечне наказаний, предусмотренных ст. 44 УК РФ, то этот вид является самым мягким, однако на практике это не соответствует истине. Диссертант считает, что исправительные работы – самое мягкое наказание, чем все остальные виды, в том числе и штраф. Об этом говорят не только экономические расчеты, но и то, что при отбывании исправительных работ к осужденным может применяться условно-досрочное освобождение, а при применении штрафа оно не предусмотрено. Более того, исправительные работы содержат значительно меньший карательный эффект, чем штраф.

Диссертант полагает, что в России следует сократить применение лишения свободы за экономические преступления, используя при этом наказания, не связанные с изоляцией осужденных от общества. Штраф, являясь важнейшим элементом борьбы с экономическими преступлениями, проблему не решает. Число лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы, по-прежнему остается чрезвычайно большим. Поскольку нет возможности ввести еще два вида наказания, предусмотренные уголовным законом, в силу нехватки материальных средств для строительства соответствующих учреждений, где они должны отбываться, альтернативным или скорее вспомогательным наказанием лишению свободы, по мнению автора, необходимо признать конфискацию имущества. Диссертант отмечает, что такой опыт имеется в уголовном законодательстве зарубежных стран. Общая и специальная конфискация устанавливается в УК Беларуси, Болгарии, Кубы, Монголии, специальная конфискация имущества предусмотрена в уголовном законодательстве большинства стран мира. В УК Франции она носит исключительный характер, в Германии представлена как имущественное наказание, к иным уголовно-правовым мерам отнесена в УК Венгрии, Польши и Швейцарии.

В результате проведенного исследования диссертант приходит к выводу, что исключение из видов уголовных наказаний конфискации имущества – ничем необоснованное решение законодателя и его можно отнести к разряду субъективистских законов. Отмена данного вида наказания – это явное ослабление борьбы с корыстными преступлениями, что может неблагоприятно сказаться на их динамике, иными словами, способствовать их совершению.

На сегодняшний день в научной среде сформировалось несколько направлений относительно дальнейшего правового положения конфискации имущества: конфискация имущества должна получить статус основного вида наказания, дополнительного вида наказания или вполне приемлема нынешняя категория – иные меры уголовно-правового характера. Автор не поддерживает позицию об изменении правового статуса конфискации имущества и закреплении ее в законодательстве в качестве основного вида наказания, поскольку все-таки конфискация имущества заключается в оказании на осужденного максимально дифференцированного и индивидуализированного воздействия, наиболее полно учитывающего особенности личности правонарушителя и мотивы совершения преступления. Она призвана усилить карательную силу основного наказания, поскольку главным образом влияет на ту сферу благ осужденного, стремление к достижению которых толкнуло его на преступный путь. Что касается последней позиции, то в силу карательного характера конфискации имущества она не может быть отнесена к иным уголовно-правовым мерам, тем более что не вполне соответствует признакам, присущим для всех «иных» мер. Учитывая изложенное, автор предлагает ввести в Уголовный кодекс РФ конфискацию имущества в качестве дополнительного вида наказания за все преступления в сфере экономики.

В результате диссертант делает вывод о том, что при всем многообразии присутствующих в уголовном законе средств воздействия на экономическую преступность, эффективными в этом деле могут быть в большей степени меры, опять-таки, по своей сути экономические, а именно: штраф и конфискация имущества.

В третьем параграфе «Уголовно-правовые меры обеспечения противодействия организованной преступности и коррупции» диссертант обращает внимание на целесообразность существенной корректировки государственной стратегии борьбы с организованной преступностью. При этом крайне важно ее должное правовое обеспечение.

Для обеспечения борьбы с организованной преступностью, в частности, для противодействия процессу укрепления организованных преступных групп и превращения их в преступные сообщества в УК РФ имеются предназначенные для этого правовые нормы (ст. 35, 210 УК РФ). Однако отсутствие четких формулировок в законе приводит к сложностям при квалификации организованной преступной деятельности. Совершение преступления в составе преступного сообщества (преступной организации), в отличие от организованной группы, не предусмотрено ни в одном из преступлений в качестве квалифицирующего признака, а выступает в качестве конститутивного признака составов преступлений, предусмотренных в ст. 210 УК РФ.

В результате проведенного исследования диссертант обращает внимание на проблему соотношения понятия преступного сообщества, содержащегося в ст. 35 и 210 УК РФ, с понятиями экстремистского сообщества, определенного в ст. 2821 УК РФ и экстремистской организации – ст. 2822 УК РФ, указывая, что если в ст. 35 и 210 УК РФ преступное сообщество и преступная организация определяются единым понятием, то есть обладают совокупностью идентичных признаков, то в ст. 2821 УК РФ и ст. 2822 УК РФ эти понятия различны. Тем более что они не обладают всеми признаками преступного сообщества, заложенными в ст. 35 УК РФ.

Автор отмечает, что понятие экстремистского сообщества не соответствует общему определению сообщества преступного. Это несоответствие проявляется в определении целей создания таких сообществ. Преступное сообщество направлено на совершение тяжких или особо тяжких преступлений, а экстремистское сообщество – для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности, которые могут относиться и к иным категориям преступлений и фактически ст. 2821 УК РФ вступает в противоречие со ст. 35 УК РФ, причем ст. 2822 УК РФ также входит в противоречие с общими представлениями о преступной организации, указанным в ч. 4 ст. 35 УК РФ.

Организованная преступность современной России приобрела экономико-политическую окраску. Зачастую в качестве целей совершения преступлений преступным сообществом выступают иные цели, не связанные с целью совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Подобные преступления могут совершаться преступными сообществами, но они порой выступают способом достижения иных экономических или политических целей, которые чаще всего лежат в основе создания такой организации. Примером тому может служить создание преступного сообщества с присущими ему признаками, за исключением цели совершения тяжких или особо тяжких преступлений, для осуществления незаконного предпринимательства, сопряженного с извлечением дохода в особо крупном размере (ч. 2 ст. 171 УК РФ), которое является преступлением средней тяжести. Подобные ситуации можно привести и в иных сферах преступной деятельности, например, организация занятия проституцией (ст. 241 УК РФ) и др.

Таким образом, в целях оптимизации уголовно-правового противодействия организованной преступности диссертант предлагает исключить из ч. 4 ст. 35 и ст. 210 УК РФ указание на цель создания преступного сообщества (преступной организации) – совершение тяжких или особо тяжких преступлений, упростив и расширив, тем самым, возможности применения ст. 210 УК РФ.

Залогом успешного доказывания организации преступного сообщества (преступной организации) является, прежде всего, оперативно-розыскное сопровождение этой деятельности. Ее успех во многом зависит от содействия гражданами органам в осуществлении оперативно-розыскной деятельности, среди которых наибольшее значение представляют члены организованных преступных формирований. Широкое привлечение таких лиц возможно при наличии адекватной социальной и правовой защиты. Диссертант отмечает, что в российском законодательстве существует проблема, связанная с отсутствием процедуры освобождения отдельных лиц от уголовной ответственности в связи с их активным способствованием раскрытию преступлений, что, в свою очередь, существенно затрудняет борьбу с организованной преступностью и коррупцией. Сложившаяся ситуация привела к грубому нарушению как норм Уголовного кодекса РФ, так и норм уголовно-процессуального законодательства. Сотрудники правоохранительных органов вынуждены закрывать глаза на совершенные своими агентами преступления. В случаях, когда игнорировать факт совершения преступлений лицами, внедренными в преступную группу, не представляется возможным, поднимается вопрос о привлечении их к уголовной ответственности. Сегодня правоохранительные органы в целях законного выведения агента из преступной группы используют нормы Уголовного кодекса, определяющие основания освобождения от уголовной ответственности, т.е. нормы, содержащиеся в гл. 11 УК РФ (ст. 75 и 76 УК РФ).

Анализ российского и зарубежного законодательства в данной сфере позволил диссертанту внести предложение по совершенствованию УК РФ путем включения нового основания освобождения от уголовной ответственности лиц, способствующих раскрытию и расследованию преступлений, которое указано в положениях, выносимых на защиту.

Состояние организованной преступности напрямую связано с проблемой коррупции, которая рассматривается в качестве чрезвычайно опасного явления, так как в России давняя негативная традиция мздоимства, взяточничества была и остается широко распространенной в среде чиновников. Однако ситуация с распространением коррупции в России сегодня вышла на качественно новый уровень. Коррупция проникла во все сферы российского общества и реально оказывает разрушительное воздействие на функционирование государственных институтов, включая правоохранительные и судебные органы.

Принятыми недавно Федеральными законами от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», № 274-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О противодействии коррупции”», а также № 280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона “О противодействии коррупции”» определены понятие и правовые признаки коррупции, принципы противодействия ей со стороны государства и общества, задачи, возлагаемые на государственные органы в связи необходимостью организации соответствующей антикоррупционной работы. Естественно, внесены этими законами и некоторые изменения и дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации. Тем не менее, многие из существующих правовых коллизий, связанных с обеспечением, в частности уголовно-правовыми средствами успешного противодействия коррупции, пока остаются неразрешенными.

Это, прежде всего, относится к определениям понятия субъекта коррупционных преступлений, содержащихся в пунктах 1–4 примечания к ст. 285 УК РФ. Понятие должностного лица, предусмотренного в примечании 1 к ст. 285 УК РФ, охватывает весьма ограниченный круг лиц, которые совершают коррупционные преступления. Это связано с тем, что уголовное законодательство не охватывает служащих, не относящихся к числу должностных (обслуживающий и технический персонал органов власти, государственных и муниципальных учреждений и организаций и т.п.). Из смысла примечания 4 к ст. 285 УК РФ вытекает, что в Российской Федерации государственные служащие, не являющиеся должностными лицами, могут нести уголовную ответственность лишь за коррупционные преступления, предусмотренные ст. 288 и ст. 292 УК РФ. В иных коррупционных преступлениях, предусмотренных УК РФ (ст. 285, 286, 287, 290 УК РФ) государственный служащий, не являющийся должностным лицом, может выступать лишь в качестве их организатора, пособника или подстрекателя, но не исполнителя.

В контексте рассматриваемых вопросов диссертант указывает на проблему, связанную с различным пониманием «государственного служащего» разработчиками уголовного кодекса и федеральных законов № 58-ФЗ от 27 мая 2003 года «О системе государственной службы Российской Федерации», а также № 79-ФЗ от 27 июля 2004 года «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Понятие государственной службы по закону тесно связывается со службой в государственных органах, при этом не все лица, занимающие должности в государственных органах, могут рассматриваться в качестве государственных служащих, да и не все служащие государственных учреждений могут обладать признаками должностного лица, установленных в примечании к ст. 285 УК РФ.

Учитывая определение коррупции, изложенное в ст. 1 Федерального закона № 273 – ФЗ от 25 декабря 2008 г. «О противодействии коррупции», автор полагает, что субъектом коррупционных преступлений должны выступать любые физические лица, использующие свое должностное положение. Поэтому в целях усиления уголовно-правового противодействия коррупции диссертант предлагает из части четвертой примечания к ст. 285 УК РФ исключить слова «в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями».

В заключении автор подводит итоги проведенного исследования и формулирует основные выводы и предложения по ключевым направлениям научного поиска.

Основные положения исследования изложены автором в следующих научных публикациях:

I. Монографии, учебники и учебные пособия, комментарии:

  1. Мельниченко А.Б. Методологические основы исследования национальной безопасности как объекта уголовно-правовой охраны: Монография. Ростов н/Д: Ростиздат, 2007. – 10,75 п.л.
  2. Мельниченко А.Б. Уголовно-правовые средства обеспечения национальной безопасности Российской Федерации: Монография. Ростов н/Д: РЮИ МВД РФ, 2009. – 20,5 п.л.
  3. Мельниченко А.Б. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с преступлениями, совершаемыми в состоянии сильного душевного волнения: Учебное пособие. Ростов н/Д: РЮИ МВД РФ, 1995. – 4,5 п.л.
  4. Мельниченко А.Б. и др. Уголовное право. (Общая часть): Учебное пособие. Ростов н/Д: РВШ МВД РФ, 1997. – 3,5/0,5 п.л.
  5. Мельниченко А.Б. и др. Уголовное право. (Особенная часть): Учебное пособие. Ростов н/Д: РВШ МВД РФ, 1997. – 5/0,5 п.л.
  6. Мельниченко А.Б. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности: Учебник. Уголовное право. Особенная часть / Под ред. проф. В.Н. Петрашева. М.: Приор,1999. – 1,5 п.л.
  7. Мельниченко А.Б. и др. Уголовное право: Учебное пособие. Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2001. – 11/2 п.л.
  8. Мельниченко А.Б., Кочубей М.А., Радачинский С.Н. Уголовное право: Общая часть: Учебник для средних специальных учебных заведений. Ростов н/Д: Феникс, 2001. – 20,16/6,7 п.л.
  9. Мельниченко А.Б., Кочубей М.А., Радачинский С.Н. Уголовное право: Особенная часть: Учебник для юридических факультетов колледжей и средних специальных учебных заведений. Ростов н/Д: Феникс, 2001. – 20,16/6,7 п.л.
  10. Мельниченко А.Б., Радачинский С.Н. Уголовное право. Общая часть: Учебное пособие. Ростов н/Д: Издательский центр «МарТ», 2001. – 20/10 п.л.
  11. Мельниченко А.Б., Радачинский С.Н. Уголовное право. Особенная часть: Учебное пособие. Ростов н/Д: Издательский центр «МарТ», 2002. – 34/17 п.л.
  12. Мельниченко А.Б. Экологические преступления. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой. Ростов н/Д: Издательский центр «МарТ», 2002. – 2,2 п.л.
  13. Мельниченко А.Б., Радачинский С.Н. Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебник. М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002. – 38,5/19,25 п.л.
  14. Мельниченко А.Б. и др. Уголовное право: Учебное пособие для подготовки к итоговой государственной аттестации для слушателей факультета заочного обучения. Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2002. – 10,5/2 п.л.
  15. Мельниченко А.Б. и др. Уголовное право России: Учебное пособие для подготовки к итоговому экзамену для курсантов и слушателей вузов МВД России. Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2003. – 13/2 п.л.
  16. Мельниченко А.Б. и др. Сборник задач. Уголовное право. (Общая часть): Учебное пособие. Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2004. – 8,25/1 п.л.
  17. Мельниченко А.Б. и др. Сборник задач. Уголовное право. (Особенная часть). Учебное пособие. Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2004. – 8,25/1 п.л.
  18. Мельниченко А.Б. и др. Уголовное право России: вопросы и ответы: Учебное пособие для подготовки к итоговому государственному экзамену для курсантов и слушателей вузов МВД России. Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2004. – 16,7/2 п.л.
  19. Мельниченко А.Б. Соучастие в преступлении // Гайков В.Т. и др. Уголовное право: Общая часть: Учебник. Ростов н/Д: ООО «Феникс», 2006. – 1,0 п.л.
  20. Мельниченко А.Б. и др. Российское уголовное право: Учебное пособие для подготовки к итоговому государственному экзамену для курсантов и слушателей вузов МВД России: Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2008. – 16,1/1,3 п.л.
  21. Мельниченко А.Б. Экологические преступления // Уголовное право: Особенная часть: Учебник / В.Т. Гайков и др. Ростов н/Д: ООО «Феникс», 2008. – 2 п.л.
  22. Мельниченко А.Б., Радачинский С.Н. Преступления против порядка управления // Уголовное право: Особенная часть: Учебник / В.Т. Гайков (и др.). Ростов н/Д: ООО «Феникс», 2008. – 2/1 п.л.
  23. Мельниченко А.Б., Семенцова И.А. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства // Уголовное право: Особенная часть: Учебник / В.Т. Гайков (и др.). Ростов н/Д: ООО «Феникс», 2008. – 1,8/0,9 п.л.
  24. Мельниченко А.Б., Безручко Е.В. Гл. 3. Преступление // Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Н.В. Артеменко и др.; под. ред. А.И. Чучаева, Н.А. Нырковой. Ростов н/Д: ООО «Феникс», 2009. – 1,3/0,65 п.л.
  25. Мельниченко А.Б. и др. Сборник задач по уголовному праву. Общая часть: Учебное пособие. Ростов н/Д: РЮИ МВД РФ, 2009. – 6,18/1 п.л.
  26. Мельниченко А.Б. и др. Сборник задач по уголовному праву. Особенная часть: Учебное пособие. Ростов н/Д: РЮИ МВД РФ, 2009. – 7,93/1 п.л.

II. Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, в которых должны быть опубликованы основные научные
результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора наук:

  1. Мельниченко А.Б., Фетисов М.Г. Некоторые криминологические аспекты безопасной деятельности сотрудников органов внутренних дел // Юристъ-Правоведъ. 2000. № 1. – 1/0,5 п.л.
  2. Мельниченко А.Б. Коррупция как фактор угрозы национальной безопасности // Юристъ-Правоведъ. 2006. № 3. – 0,8 п.л.
  3. Мельниченко А.Б. Некоторые уголовно-правовые меры обеспечения противодействия организованной преступности и коррупции // Юристъ-Правоведъ. 2006. № 4. – 0,4 п.л.
  4. Мельниченко А.Б. Понятие национальной безопасности в правовом аспекте // Философия права. 2006. № 3. – 0,5 п.л.
  5. Мельниченко А.Б. Экспликация уголовно-политических тенденций в Российской Федерации путем имплементации норм международного уголовного права в национальное уголовное законодательство // Юристъ-Правоведъ. 2007. № 1. – 0,6 п.л.
  6. Мельниченко А.Б. Об объекте уголовно-правовой охраны на современном этапе // Юристъ-Правоведъ. 2007. № 2. – 0,4 п.л.
  7. Мельниченко А.Б. Национально-государственный интерес в системе уголовно-правовой охраны // Юристъ-Правоведъ. 2007. № 3. – 0,5 п.л.
  8. Мельниченко А.Б. Категория «интерес» в структуре объекта уголовно-правовой охраны // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2008. № 4. – 0,6 п.л.
  9. Мельниченко А.Б. Вопросы имплементации норм международного уголовного права в национальное законодательство // Философия права. 2008. № 3. – 0,5 п.л.
  10. Мельниченко А.Б. О соотношении международного уголовного права и национального уголовного законодательства // Юристъ-Правоведъ. 2008. № 3. – 0,5 п.л.
  11. Мельниченко А.Б. Систематизация российского уголовного законодательства с учетом государственных приоритетов обеспечения национальной безопасности // Бизнес в законе. 2009. № 2. – 0,5 п.л.

III. Статьи, тезисы докладов и сообщений на научных конференциях
и семинарах, опубликованные в иных изданиях, другие публикации:

  1. Мельниченко А.Б. Новое в Законе СССР «Об уголовной ответственности за воинские преступления». Ташкент, 1984. – 1 п.л.
  2. Мельниченко А.Б. Влияние субъективных свойств личности на совершение преступления в состоянии сильного душевного волнения // Проблемы совершенствования мер борьбы с преступностью. Ташкент, 1986. – 0,3 п.л.
  3. Мельниченко А.Б. Ответственность за деяния, совершенные в состоянии аффекта по уголовному законодательству СССР и ГДР (сравнительно-правовой анализ) // Общественные науки в Узбекистане. 1986. № 11. – 0,5 п.л.
  4. Мельниченко А.Б. Понятие аффекта в уголовном праве // Юридическая психология: Тезисы докладов к 8 съезду общества психологов СССР. М., 1989. – 0,1 п.л.
  5. Мельниченко А.Б. Совершенствование законодательства об ответственности за аффективные преступления // Проблемы совершенствования законодательства и практики его применения. М., 1991. – 0,6 п.л.
  6. Мельниченко А.Б., Семенцова И.А. К вопросу об ограниченной вменяемости // Проблемы обеспечения законности и прав личности в деятельности органов внутренних дел. Ростов н/Д, 1995. – 0,4 (0,2) п.л.
  7. Мельниченко А.Б. Преступления против жизни и здоровья (по проекту УК России) // Реформирование уголовного законодательства на современном этапе развития Российского государства. Ростов н/Д, 1996. – 0,4 п.л.
  8. Мельниченко А.Б., Семенцова И.А. Ограниченная вменяемость и девиантное поведение несовершеннолетних // Материалы Межвузовской научно-практической конференции. Ростов н/Д, 1996. – 0,2/0,1 п.л.
  9. Мельниченко А.Б. Проблемы уголовной ответственности за преступления, совершаемые сотрудниками органов внутренних дел // Проблемы борьбы с преступностью в условиях Северо-Кавказского региона. Ростов н/Д, 1997. – 0,3 п.л.
  10. Мельниченко А.Б., Канунников В.А. Объект и предмет служебного подлога в уголовном праве // Юристъ-Правоведъ. 1998. № 1. – 1,0/0,5 п.л.
  11. Мельниченко А.Б. О соотношении следственных и квалификационных версий // Криминалистика: Актуальные вопросы теории и практики. Ростов н/Д, 2000. – 0,2 п.л.
  12. Мельниченко А.Б. Ценностный подход в уголовном праве // Русская философия права: основные проблемы и традиции. Ростов н/Д, 2000. – 0,2 п.л.
  13. Безручко Е.В., Мельниченко А.Б. Понятие насилия в современном уголовном праве // Северо-Кавказский юридический вестник. 2000. № 4. – 0,5/0,25 п.л.
  14. Мельниченко А.Б. Проблемы оценки объекта терроризма // Актуальные проблемы борьбы с терроризмом в Южном регионе России: Материалы окружной научно-практической конференции 29–30 ноября 2000 года. Ростов н/Д, 2000. – 0,2 п.л.
  15. Мельниченко А.Б. Соотношение уголовно-правового понятия «состав преступления» и предмета доказывания в уголовном процессе // Актуальные проблемы уголовного права: Сборник научных статей. Ростов н/Д: ИУБиП, 2001. – 0,5 п.л.
  16. Мельниченко А.Б. К вопросу об уголовной ответственности за террористические действия // Серийные убийства и социальная агрессия: что ожидает нас в XXI веке? Медицинские аспекты социальной агрессии. Материалы 3-ей Международной научной конференции (18–21 сентября 2001 г.; Ростов-на-Дону, Россия). Ростов н/Д, 2001. – 0,2 п.л.
  17. Мельниченко А.Б. Проблемы разграничения правонарушений на начальной стадии квалификации деяний // Вопросы уголовно-правовой науки и практики: Материалы научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава. РГЭУ (РИНХ). Ростов н/Д, 2001. – 0,25 п.л.
  18. Мельниченко А.Б. Некоторые проблемы уголовно-правовой охраны кредитной системы Российской Федерации // Проблемы борьбы с криминальным рынком, экономической и организованной преступностью: Материалы конференции. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2001. – 0,4 п.л.
  19. Мельниченко А.Б. Мотив как оценочный признак преступления // Материалы региональной межвузовской научно-практической конференции. Краснодар, 2002. – 0,4 п.л.
  20. Мельниченко А.Б. Уголовно-правовые гарантии обеспечения конституционных прав и свобод граждан // Права человека и конституционная безопасность: Материалы докладов и сообщений участников Межвузовской научно-практической конференции. Ростов н/Д, 2002. – 0,25 п.л.
  21. Мельниченко А.Б., Гребенюк А.В. Вина в системе принципов уголовного права // Юристъ-Правоведъ. 2002. № 2. – 0,5/0,25 п.л.
  22. Мельниченко А.Б. О проблеме уголовной ответственности подозреваемых, обвиняемых, подсудимых за дачу заведомо ложных показаний, соединенных с обвинением невиновного лица в совершении преступления // Научные труды ученых-юристов Северо-Кавказского региона. Краснодар, 2003. Вып. 1. – 0,25 п.л.
  23. Гребенюк А.В., Мельниченко А.Б. Совершенствование законодательного закрепления вины в уголовно-правовых нормах // Закон и судебная практика: Сборник научных статей ученых-юристов Северо-Кавказского региона. Краснодар, 2003. Т. 3. – 0,2/0,1 п.л.
  24. Мельниченко А.Б. Актуальные аспекты правового регулирования уголовно-правовой охраны уголовно-процессуальных отношений доказывания // Закон и судебная практика: Сборник научных статей ученых-юристов Северо-Кавказского региона. Краснодар, 2003. Т. 4. – 0,25 п.л.
  25. Мельниченко А.Б. Уголовно-правовое обеспечение борьбы с терроризмом // Борьба с терроризмом: актуальные проблемы законодательного обеспечения: Сборник научных статей. Ростов н/Д, 2003. – 0,7 п.л.
  26. Мельниченко А.Б., Сидорук А.О. Защитник как субъект фальсификации доказательств по уголовному делу // Закон и судебная практика: Сборник научных статей ученых-юристов Северо-Кавказского региона. Краснодар, 2004. Т. 4. – 0,3/0,15 п.л.
  27. Мельниченко А.Б. Объект преступлений в сфере уголовно-процессуального доказывания // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Третий Всероссийский «круглый стол», 17–18 июня 2004 года: Сборник материалов. Ростов н/Д, 2004. – 0,4 п.л.
  28. Мельниченко А.Б. Рецензия на монографию А.И. Бойко «Международное и российское уголовное право» // Академический вестник. Ростовский филиал Российской таможенной академии. 2004. № 2. – 0,2 п.л.
  29. Мельниченко А.Б. Терроризм и экстремизм как угроза национальной безопасности Российской Федерации // Национальная безопасность современной России: основные угрозы: Сборник материалов Международной научно-практической конференции 24–25 ноября 2005 г. Ростов н/Д, 2005. Ч. 1. – 0,5 п.л.
  30. Мельниченко А.Б., Никольская Л.И. Преступность мигрантов и вопросы правового регулирования миграционных процессов в Северо-Кавказском регионе // Новые криминальные реалии и реагирование на них. М., 2005. – 0,3/0,15 п.л.
  31. Мельниченко А.Б. Уголовная политика в свете концепции национальной безопасности Российской Федерации // Уголовно-правовая политика: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Ростов н/Д, 2006. – 0,2 п.л.
  32. Мельниченко А.Б. Проблемы правового обеспечения национальной безопасности Российской Федерации // Глобальные и региональные факторы правового обеспечения национальной безопасности: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. 26–27 октября 2006 г. Ростов н/Д, 2006. Ч. 2. – 0,2 п.л.
  33. Мельниченко А.Б. К вопросу о понятии безопасности // Миграционная безопасность: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. 15–16 июня 2006 года. Ростов н/Д, 2006. – 0,2 п.л.
  34. Мельниченко А.Б. Задачи уголовной политики в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации // Научные труды ученых-юристов Северо-Кавказского региона. Вып. 15. Краснодар, 2007. – 0,2 п.л.
  35. Мельниченко А.Б. Экспликация уголовно-политических тенденций в Российской Федерации // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Пятый Всероссийский «круглый стол», 6 июня 2008 года: Сборник материалов. Ростов н/Д, 2008. – 0,3 п.л.
  36. Мельниченко А.Б. Противодействие коррупции как основа обеспечения национальной безопасности Российской Федерации // Актуальные проблемы борьбы с коррупцией: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. 19–20 июня 2008 года. Ростов н/Д: ФГОУ ВПО РЮИ МВД России. 2008. Ч. 1. – 0,6 п.л.
  37. Мельниченко А.Б., Безручко Е.В. Национальная безопасность и миграционная политика // Миграционный порядок: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. 23–24 октября 2008 года. Ростов н/Д: ФГОУ ВПО РЮИ МВД России. 2008. Ч. 1. – 0,3 (0,15) п.л.
  38. Мельниченко А.Б. Незаконная миграция как угроза национальной безопасности Российской Федерации // Миграционный порядок: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. 23–24 октября 2008 года. Ростов н/Д: ФГОУ ВПО РЮИ МВД России. 2008. Ч. 1. – 0,2 п.л.
  39. Мельниченко А.Б., Безручко Е.В. Развитие понятийной базы законодательства и практики обеспечения безопасности в советский период становления российской государственности // Проблемы современной науки и практики: Научно-практический журнал. 2008. № 2. – 0,3/0,15 п.л.
  40. Мельниченко А.Б., Радачинский С.Н. О допустимости провокации как способа борьбы с коррупцией // Уголовно-политические, уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с современной преступностью и коррупцией: Сборник научных трудов / Под ред. проф. Н.А. Лопашенко. Саратов, 2009. – 0,4 (0,2) п.л.
  41. Мельниченко А.Б. Историко-правовая регламентация понятия «национальной безопасности» // Проблемы современной науки и практики: Научно-практический журнал. 2009. № 1. – 0,3 п.л.
  42. Мельниченко А.Б. Правовое регулирование вопросов обеспечения национальной безопасности Российской Федерации // Донской юридический институт: Ученые записки. Ростов н/Д: изд-во ДЮИ. 2009. Т. 35. – 0,5 п.л.
  43. Мельниченко А.Б. Об актуальности проблемы разработки научного подхода к определению уголовно-правовых средств обеспечения национальной безопасности Российской Федерации // Труды юридического факультета Ставропольского государственного университета. Ставрополь, 2009. Вып. 20. – 0,2 п.л.
  44. Мельниченко А.Б. Защита национально-государственных интересов как цель обеспечения национальной безопасности России // Институт управления, бизнеса и права. Ростов н/Д, 2009. – 0,4 п.л.
  45. Мельниченко А.Б. Уголовно-правовое обеспечение национальной безопасности России // Криминологический журнал. 2009. № 1 (15). – 0,5 п.л.

Формат 60х84/16. Объем 2,0 п.л. Набор компьютерный.

Гарнитура Таймс. Печать ризография. Бумага офсетная.

Тираж 100 экз. Заказ №

Отпечатано в отделении оперативной полиграфии ОНиРИО

Ростовского юридического института МВД России.

344015, г. Ростов-на-Дону, ул. Маршала Еременко, 83.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.