WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

СУБОЧЕВ Виталий Викторович

ТЕОРИЯ ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ

Специальность 12.00.01 – Теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Тамбов - 2009

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования

«Саратовская государственная академия права»

Научный консультант – доктор юридических наук, профессор,

  Заслуженный деятель науки Российской Федерации

МАЛЬКО Александр Васильевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор,

  Заслуженный юрист Российской Федерации

  ЭКИМОВ Анисим Иванович

  доктор юридических наук, профессор,

  Заслуженный работник Высшей школы

Российской Федерации

  МОРДОВЕЦ Александр Сергеевич

  доктор юридических наук, профессор

  ОВЧИННИКОВ Алексей Игоревич 

Ведущая организация Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина»

Защита состоится 28 мая 2009 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.261.10 при Тамбовском государственном университете имени Г.Р. Державина по адресу: г. Тамбов, ул. Советская,6, Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина, зал диссертационного совета.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке Тамбовского государственного университета имени Г.Р.Державина и на официальном сайт ВАК Минобрнауки России http:/vak@ed.gov.ru.

Автореферат разослан « »  ______________ 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук, профессор  В.М. Пучнин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Укрепление и развитие институтов правового государства в современной России осуществляется под лозунгом всемерного расширения прав и свобод личности, охраны и защиты ее законных интересов, усиления диспозитивных начал правового регулирования. Демократические преобразования различных сфер общественной жизни обоснованно связываются с конкретным человеком, его потребностями и запросами, что имеет своим следствием безусловно позитивный процесс повышения правовой культуры и правовой активности населения.

Вместе с тем, удовлетворение правомерных стремлений граждан зачастую становится невозможным в силу причин как объективного, так и субъективного характера, к которым, в том числе, следует отнести очевидные погрешности правовой доктрины, уделение явно недостаточного внимания важнейшим правовым категориям, игнорирование действенных, адекватных методов специально-юридического воздействия.

Интерес каждого сосуществует с возможностями его реализации, которые зависят от многих обстоятельств и, прежде всего, от условий, действующих в правовом пространстве государства.

Субъективные права, принадлежащие различным участникам отношений, не всегда полностью позволяют удовлетворить их потребности и интересы. Часть соответствующих объективно существующему праву стремлений «остается за бортом» правового регулирования, что приводит к ущемлению не только законных желаний граждан, но и нивелированию роли очевидного и эффективного средства правового воздействия – интереса, находящегося в сфере действия права, другими словами – законного интереса.

Правовое регулирование общественных отношений предполагает применение различных юридических инструментов. Прежде всего, речь идет о субъективных правах каждого члена общества и противостоящей обязанности всех остальных их не нарушать под угрозой применения мер государственного воздействия. Однако законные интересы – категория отнюдь не менее значимая для нормального существования и развития социальных связей – в правотворческих конструкциях и правоприменительных документах практически не используется.

Это привело к ее недостаточному исследованию на страницах специально-юридической литературы. Между тем, именно законные интересы являются весьма важным дополнительным юридическим средством обеспечения потребностей и запросов личности.

Законный интерес, представляя собой стремление пользоваться определенным социальным благом и в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам в целях удовлетворения не противоречащих нормам права интересов, которое в определенной степени гарантируется государством в виде юридической дозволенности, отраженной в объективном праве либо вытекающей из его общего смысла – является уникальным юридическим феноменом, атрибутивным правовому воздействию на общественные отношения.

Законные интересы – это и мощное правовое средство, и форма бытия самих интересов в правовом пространстве общества, это и форма правовой активности, и ее источник, ибо интерес не «перестает» двигать общественными отношениями.

Нормы права предопределяют наличие законных интересов как непротивоправных стремлений, которые не нашли детального отражения в предлагаемом шаблоне «модельного» поведения, но соответствуют общим началам и «духу» государственных установок. Сказанное позволяет заключить, что право в силу своей природы порождает законные интересы, которые адаптируют правовые предписания к условиям реальной жизни, мгновенно отвечая на стихийно возникающие факторы и обстоятельства, связанные с реализацией субъектом своих интересов.

Законные интересы продолжают миссию права – регулировать общественные отношения, но на качественно особом уровне – на уровне слияния с мотивационными установками участников правоотношений в рамках действующих правовых дозволенностей. Законные интересы – «предохранитель» права от неэффективности в случае неадекватного восприятия стимулов и ограничений, заложенных в правовых предписаниях сознанием субъекта. Они – почва для маневра в рамках уже действующих позитивных установлений.

Законные интересы позволяют праву наиболее адекватным образом «приспособиться» к потребностям и запросам всех и каждого, эффективно «балансировать» в упорядочивающем воздействии на межличностные, общественные и государственные процессы, находя опору в самом объекте управления, разрешая последнему в каждом конкретном случае использовать общие юридические дозволенности.

Правовая нормативность не является «панацеей» в силу способности абстрагировать в правотворческие установки существующие варианты поведения. Законные интересы, правом генерируемые, и, в тоже время, дополняющие его регулятивный заряд, - тому подтверждение.

Излишняя лаконичность научных работ, затрагивающих сущность и природу законных интересов, препятствует всестороннему анализу проблем, связанных с эффективностью действия механизма правового регулирования, разработкой востребованных юридических средств, позволяющих субъектам правового общения наиболее полно удовлетворить свои потребности.

Социологический опрос, проведенный автором работы при поддержке Центра социально-политических исследований и технологий ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права» с целью изучения представления различных категорий граждан о законных интересах, стал свидетельством недостаточной осведомленности участников правоотношений о тех правовых возможностях, которые заключает в себе изучаемое юридическое средство.

Обозначенные аспекты актуализируют не только общетеоретический поиск единой концепции законных интересов, но и усилия правоприменительных органов в полноценном обеспечении данной формы правовой дозволенности.

Очевидно, что словосочетание «права и законные интересы» - не просто удачная фразеологическая конструкция, но обобщение различных по своей сути правовых категорий, исследовать которые – более чем своевременно.

Степень разработанности темы. Отсутствие концептуальных разъяснений относительно сути законных интересов со стороны как правотворческих, так и правоприменительных структур негативно сказывается и на попытках исследования отмеченной категории учеными-юристами, и на унификации полученных в различные периоды теоретических обобщений.

Отметим, что обращение к категории «законный интерес» учеными так или иначе связывается с нормативностью права, с тем или иным пониманием регулятивного потенциала юридических предписаний. На то, что субъективное право не в полной мере способно отразить все существующие правомерные стремления субъектов обращали внимание Р. Иеринг, Н.М. Коркунов,
Г.Ф. Шершеневич, А.А. Рождественский, Ю.С. Гамбаров и ряд других видных специалистов.

Вместе с тем, «непосредственно» о законных интересах как самостоятельной категории заговорили позднее. Заслуга в этом отношении принадлежит трудам советских ученых (М.Д. Загряцков, В.И. Серебровский, Н.Н. Полянский), которые в первой четверти XX столетия пытались прийти к общему знаменателю относительно «юридически защищенных интересов», «правомерных интересов», «признанных законом интересов».

Наиболее активная дискуссия относительно смысла, вкладываемого в законные интересы, развернулась в 60-е – 80-е гг. прошлого столетия, в которой приняли участие многие советские ученые.

Методологическим же прорывом в становлении общетеоретической категории «законный интерес» явились труды А.И. Экимова, Н.В. Витрука, Н.И. Матузова, А.В. Малько, Г.В. Мальцева, Н.А. Шайкенова.

Значительный вклад в исследование проблем, затрагивающих природу законных интересов внесли работы С.С. Алексеева, И.Д. Алиевой, М.И. Байтина, Ф.О. Богатырева, А.М. Васильева, Л.Д. Воеводина,
Б.Я. Гершковича, Г.Е. Глезермана, Д.Н. Горшунова, Л.А. Грось, М.С. Дунаевой, Т.И. Евстифеевой, А.Г. Здравомыслова, Г.И. Иванца, Е.Б. Казаковой,
В.И. Каминской, Д.А. Керимова, С.Ф. Кечекьяна, Д.И. Кикнадзе, Н.В. Кляуса, В.В. Коленцовой, В.В. Кулапова, В.И. Курляндского, В.А. Кучинского, И.М. Лазарева, А.А. Левкова, А.Н. Леонтьева, Е.А. Лукашевой, С.В. Лучиной, М.Л. Нохриной, В.П. Озерова, Н.В. Папичева, А.Г. Певзнера, В.В. Полянского, В.Н. Протасова, З.В. Ромовской, С.Н. Сабикенова, В.А. Сапуна, А.Ф. Сизого, Н.Н. Тарасова, Ю.А. Тихомирова, К.Ю. Тотьева, В.В. Трофимова, Т.В. Феоктистовой, Е.А. Флейшиц, О.И. Цыбулевской, Д.Ю. Шапсугова, В.С. Шадрина, К.В. Шундикова.

Тем не менее, единой позиции относительно сути и значения законных интересов в литературе нет, что обусловлено незначительным количеством комплексных монографических исследований проблематики.

Теоретической основой диссертационного исследования являются труды как отечественных, так и зарубежных специалистов по общей теории права, философии права, социологии права, политологии.

Среди дореволюционных работ следует выделить исследования Н.М. Коркунова, Г.Ф. Шершеневича, Ю.С. Гамбарова, А.А. Рождественского,
Ф. Тарановского.

Диссертант базировался на теоретических работах, посвященных рассматриваемой проблематике, Ю.А. Ануфриевой, Ж.-Л. Бержеля, А.Г. Братко, С.Н. Братуся, П.А. Варула, Н.В. Витрука, В.П. Грибанова, Р.Е. Гукасяна, М.А. Гурвича, Ю.С. Завьялова, Е.А.  Крашенинникова, В.Н. Кудрявцева, В.А. Лебедева, Е.Б. Лопарева, Н.С. Малеина, А.В. Малько, Г.В. Мальцева, М.С. Матейковича, Н.И. Матузова, С.В. Михайлова, Я.О. Мотовиловкера, В.А. Патюлина, Е.Б. Пашуканиса, Н.В. Першина, И.А. Покровского, С.В. Полениной, В.И. Ремнева, В.А. Рясенцева, Э.А. Сатиной, В.Ф. Сиренко, П.И. Стучки, Т.Я. Хабриевой, Р.О. Халфиной, Д.М. Чечота, Н.А. Шайкенова, В.М. Шумилова, А.И. Экимова, Л.С. Явича и др.

Объектом диссертационного исследования являются общетеоретические аспекты отражения интересов участников общественных отношений в праве и правовое регулирование способов реализации их охраняемых законом стремлений.

Предметом исследования выступают законные интересы как особая правовая категория. Предмет исследования включает изучение:

- природы и видов законных интересов;

- места и роли законных интересов в механизме правового регулирования и правовой жизни общества;

- проблем правового обеспечения законных интересов.

Цели и задачи исследования. Целью настоящего исследования выступает всесторонний теоретико-правовой анализ законных интересов как особой формы отражения интересов участников общественных отношений в праве.

Основными задачами работы, способствующими достижению поставленной в ней цели, являются:

- исследование ключевых аспектов взаимодействия интересов и права в рамках их диалектического сосуществования;

- анализ генезиса использования термина «законный интерес» как в законодательстве, так и в специально-юридической литературе;

- формулирование определения законного интереса и выделение признаков, отличающих данный правовой феномен от субъективного права и ряда других смежных категорий;

- изучение взаимосвязи законного интереса и принципов права, его соотношения с юридической обязанностью;

- определение критериев классификации законных интересов;

- вычленение особенностей проявлений законных интересов в различных отраслях российского материального и процессуального права;

- выявление особой роли законных интересов в механизме правового регулирования;

- осмысление форм выражения законных интересов в языке юридических документов и их установления в нормах права международного, федерального, регионального и муниципального уровней;

- рассмотрение актов реализации законных интересов;

- изучение на основе масштабных социологических исследований  представлений различных категорий граждан, субъектов правотворческого и правоприменительного процессов о законных интересах, способах их адекватной охраны и защиты;

- формирование концепции правового обеспечения законных интересов, предложение конкретных путей оптимизации правовой политики в сфере их осуществления.

Методологическая основа исследования. Характер диссертационного исследования, а также поставленные перед ним цели и задачи предопределили использование различных методов познания.

Основополагающим выступил диалектический метод, позволивший изучить гетерогенный характер сосуществования противоречивых интересов личности, общества и государства в рамках зачастую проявляющих себя взаимоисключающих тенденций их реализации.

Формулированию адекватно отражающих природу законных интересов выводов в значительной степени способствовал синергетический метод, установивший объективную призму анализа правовой системы общества в рамках ее способностей к самоорганизации и самоупорядочению.

Наряду с отмеченными, в работе активно использовались следующие методы: формальной логики, системный, структурно-функциональный, историко-правовой, сравнительно-правовой, социологический. Отдельные положения диссертации базируются на данных социологических опросов, проведенных в различных регионах РФ.

Особое внимание уделялось формально-юридическому методу, методу правового моделирования и методам толкования правовых норм, что позволило выявить неточности использования категории «законный интерес» в правотворческих дефинициях и обосновать особое значение анализируемого явления в управлении общественными процессами.

Научная новизна диссертации состоит в том, что она выступает в качестве первого комплексного исследования категории «законный интерес» на подобном научном уровне, представляющем собой концепцию данного правового явления, которая позволяет ответить на ряд важнейших общетеоретических вопросов.

В рамках предложенной концепции законных интересов:

- выявляются специфические закономерности сосуществования интересов личности, общества и государства в их обрамлении специально-юридическими средствами правового воздействия;

- выдвинута идея о том, что право выступает нормативным выражением диалектического единства интересов личности, общества и государства, которое не способно адекватно отразить все требующие того интересы путем их закрепления в юридических предписаниях;

- доказана атрибутивность законных интересов правовому регулированию общественных отношений, продемонстрирована имманентная правовым нормам способность к продуцированию законных интересов;

- приведен генезис использования термина «законный интерес» в законодательстве и его исследования в юриспруденции, объективно отражающий погрешности восприятия изучаемого феномена как учеными, так и субъектами правотворческого процесса в различные исторические периоды;

- определены сущность, содержание и структура законных интересов как особой правовой категории; впервые проанализированы правовые механизмы трансформации законных интересов в субъективные права и субъективных прав в законные интересы;

- разработаны критерии классификации законных интересов; выявлены особенности проявления законных интересов в различных отраслях российского права;

- впервые проанализирована роль законных интересов как важнейшего элемента механизма правового регулирования; демонстрируется значение законных интересов в правовой жизни общества;

- на основе комплексного анализа действующих нормативно-правовых актов выработаны предложения по более грамотному и унифицированному использованию термина «законный интерес» законодателем;

- разработаны правовые механизмы охраны и защиты законных интересов; выдвинут мотивированный тезис о решающей роли самозащиты законных интересов в рамках правовой активности участников общественных отношений;

- определены основания, признаки, функции, цели юридической ответственности за виновное нарушение законных интересов, ее пределы;

- проведен социологический опрос студентов, преподавателей, политиков, судей, помощников судей, адвокатов, депутатов, помощников депутатов с целью выяснения представления данных участников правоотношений о законных интересах, способах их правового обеспечения, что позволило выработать ряд конструктивных предложений по повышению уровня правовой культуры и правовой активности населения, выявить причины малоэффективной работы правотворческих и правоприменительных структур по правовому обеспечению правомерных стремлений граждан;

- предлагается комплекс мер по осуществлению сбалансированной и эффективной правовой политики в сфере законных интересов.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Право – это нормативное выражение диалектического единства личных, общественных и государственных интересов, выступающее способом их взаимодействия и сосуществования в государственно-организованном обществе.

2. Нормативность права объективно обусловлена, но не универсальна. Количество интересов, которые нуждаются в правовом регулировании и непосредственной охране гораздо обширнее нормативной основы воздействия на общественные отношения. Существуют интересы, не получившие конкретного отражения, закрепления в нормах права, но соответствующие его «духу» и принципам.

3. Законный интерес – это стремление субъекта пользоваться определенным социальным благом и в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам в целях удовлетворения не противоречащих нормам права интересов, которое в определенной степени гарантируется государством в виде юридической дозволенности, отраженной в объективном праве либо вытекающей из его общего смысла. Законный интерес обладает двойственной природой. Его необходимо рассматривать и как производную социального интереса, и как эффективное юридическое средство.

4. Содержание законного интереса сводится к четырем основополагающим аспектам: а) их существование немыслимо без того, чтобы субъект правоотношений не стремился к обладанию благом, способным удовлетворить его потребность; б) стремление к обладанию отмеченным благом должно соответствовать существующим нормативным предписаниям, смыслу действующего законодательства; в) благо, к которому стремится субъект, не должно быть противоправным, что лишит интерес «ранга» законного (в этом случае можно будет говорить об интересе, имеющем юридический характер, но противоправном по своей сути); г) несмотря на то, что лицо, обладающее законным интересом, не может потребовать поведения, его не нарушающего, от других лиц, что и отличает последний от субъективного права, законный интерес – самостоятельный объект правовой охраны и защиты.

5. В структуре законного интереса «осевым» является такой элемент, как необходимость субъекта удовлетворить свою потребность определенным социальным благом всеми, имеющимися у него в распоряжении законными способами. Обращаться за защитой нарушенных или оспариваемых законных интересов в компетентные органы – второй структурный элемент исследуемого явления, производный от первого.

6. Субъективные права и законные интересы выступают способами правового обеспечения интересов участников правоотношений, лежащими в сфере дозволенного и атрибутивными правомерному поведению субъектов регулируемых правом отношений. Вместе с тем, отмеченные категории - не тождественные способы правового обеспечения интересов. Законные интересы – это возможность, гарантированная в меньшей степени, чем дозволенное поведение в рамках субъективного права. Законный интерес - всего лишь разрешенность, не запрещенность, предоставленная государством и в определенной мере поддерживаемая им. Субъективные же права – это прямая разрешенность действий, которой противостоит обязанность лица на конкретное поведение.

7. Существуют конкретные причины, предопределяющие правовые механизмы трансформации законных интересов в субъективные права и субъективных прав в законные интересы. Они обусловлены: а) расширением или сужением сферы правового воздействия, а, значит, диалектикой императивных и диспозитивных предписаний; б) динамикой нормативных установок, изменяющей ранее содержавшиеся в нормах права требования; в) целями правового регулирования общественных отношений, теми задачами, которые на конкретном этапе стоят перед государством; г) научно-техническим прогрессом, который объективно диктует правотворческим органам необходимость урегулировать общественные отношения по поводу неизвестных ранее, вновь появившихся объектов, что само по себе объясняет и две другие причины трансформации: возникновение новых нормативно-правовых актов и отмену ранее действовавших; д) создавшейся необходимостью закрепить то, что объективно сложилось и нуждается не только в официальном признании со стороны государства, но и в целенаправленном регулировании во избежание серьезных социально-правовых диспропорций; е) развитием законодательной техники, совершенствованием правовых средств стимулирования и ограничения определенных вариантов поведения. Оптимальное сочетание всех законных интересов найти практически невозможно, поэтому трансформация законных интересов и субъективных прав - процесс, сам себя воспроизводящий и порождающий коллизии в дальнейшей реализации принадлежащих субъектам правоотношений стремлений.

8. Существование и реализация законных интересов в правовом пространстве тесно связаны с юридической обязанностью. Законные интересы и юридические обязанности имеют как общие черты (обусловлены характером и уровнем сложившихся социальных отношений, взаимозависимостью участников правоотношений; выступают необходимыми подспособами правового регулирования, являясь юридическими средствами; производны от действующих нормативных предписаний; реализуются в результате правомерного поведения субъекта), так и различия (если содержание юридической обязанности характеризуется тем или иным должным поведением субъекта в контексте необходимого, то содержание законного интереса – правомочиями в рамках дозволенного поведения лица, носящего характер стремления). Вместе с тем,  юридические обязанности предстают своеобразным рычагом не только опосредованной реализации законных интересов, но и их охраны, которая является одним из значимых элементов механизма правового регулирования. Юридическая обязанность выступает предпосылкой удовлетворения законного интереса, может быть условием этого; она же и ограничивает реализацию последних, либо попросту делает ее невозможной. В любом случае, удовлетворение законных интересов обусловлено существующими юридическими обязанностями.

9. Законные интересы выступают неотъемлемым элементом правового статуса личности, наряду с правами и обязанностями характеризуя не только ее позиционирование в системе общественных связей, но и использование предоставленных государством возможностей удовлетворения своих потребностей. Законные интересы выполняют особую мотивационную роль для участников правоотношений и, предопределяя направленность поведения последних, свидетельствуют о том, что в конкретный период времени является наиболее актуальным для субъекта.

10. Определяется восемь оснований классификации законных интересов: - по субъектам (законные интересы физических и юридических лиц); - по степени важности (конституционные и неконституционные – «обычные»); - по отраслевой принадлежности (отраслевые и межотраслевые); - по характеру (материальные и нематериальные); - по сферам проявления (политические, культурные и т.д.); - в зависимости от длительности существования (постоянные и непостоянные); - в зависимости от причин, обусловливающих их существование (законные интересы, вытекающие из причин экономического, количественного и качественного характера); - в зависимости от функциональной роли (регулятивные и охранительные).

11. Законный интерес существует в качестве полноценного института в отраслях как материального, так и процессуального права. Обладая определенной структурой, элементами и содержанием, законные интересы по-разному проявляют свою сущность в зависимости от метода специально-юридического воздействия, являющегося приоритетным для той или иной отрасли права, что подтверждает тезис о том, что целесообразность заключенного в законном интересе стремления и совокупность сопутствующих его реализации факторов и обстоятельств – не есть исчерпывающий перечень условий, влияющих на удовлетворение последнего. Субъективное право продуцирует существование и диалектическое взаимодействие законных интересов субъектов правоотношений. Тем не менее, защита субъективного права – не есть защита законного интереса. В лучшем случае реализация отдельного субъективного права лишь косвенно создаст объективные предпосылки для возможного осуществления законного интереса. Реализация же и защита каждого конкретного законного интереса – всегда соответствует установленным нормам права, обеспечивая себе правомерную основу.

12. Наличие законных интересов не означает реальной возможности их реализации. Существование законных интересов и механизм их реализации – два разных аспекта правового воздействия на общественные отношения. Возможно существование законного интереса, однако его осуществление изначально может быть исключено в рамках сложившихся определенным образом обстоятельств. Вместе с тем, законный интерес зависит не только от сопутствующих его реализации факторов, но и от умения его отстаивать.

13. Законные интересы выступают значимой формой реализации стремлений участников правоотношений как в частном, так и публичном праве. Отмеченные сферы права, взаимообусловливая друг друга, по-разному выявляют специфические особенности реализации атрибутивного им элемента в виде охраняемых законом интересов. Вместе с тем, деление права на частное и публичное – чрезвычайно условно. Любой анализ, связанный с особенностями частно- и публично-правовых отношений необходимо проводить в единстве и сопоставлении рассматриваемых плоскостей. Частное имеет публичные гарантии, как и публичное – совокупность, конгломерат частного. В некоторых ситуациях одно может быть масштабом другого. Изолированное, самодостаточное исследование частного либо публичного изначально предопределено необъективностью. При определенных методологических установках личные интересы можно относить к публичным и публичные трактовать как личные.

14. Законные интересы, делая «государственную волю общества» универсальным выразителем результата воздействия права на социальные процессы и способствуя сглаживанию имманентных природе любого управляющего влияния диспропорций, выступают важнейшим элементом механизма правового регулирования. Ни одно «производное» от права средство не находится так «близко» к потребностям субъектов социальных отношений, как законный интерес, играющий роль диалектически необходимого звена, обусловленного границей перехода от социального управления к более специфичной системе правового регулирования. Законные интересы способствуют адекватной корреляции механизма правового регулирования с действующей моделью социального управления, поэтому с необходимостью должны закладываться в алгоритм постановки целей правового регулирования и подбора необходимых юридических средств воздействия.

15. Законные интересы – категория, занимающая одно из значимых мест в текстах различных нормативно-правовых актов, что предполагает использование различных по форме выражения юридических конструкций, фразеологических оборотов, ее обозначающих. Однако субъекты правотворчества не всегда грамотно употребляют рассматриваемый термин. Анализ нормативно-правовых актов свидетельствует, что: а) зачастую невозможно осознать, какое значение вложил компетентный орган в словосочетание «законный интерес»; б) некорректно используется категория «законный интерес» там, где речь идет, по сути, о субъективных правах; в) говоря о законных интересах, субъект правотворчества оперирует лишь категорией «субъективное право»; г) не вполне адекватно используются разделительные и соединительные союзы в словосочетаниях «права или (и) законные интересы». Отсутствие единой, признанной концепции законных интересов снижает эффективность правового регулирования и искажает смысл действующих правовых установок.

16. Законные интересы, наряду с субъективными правами и обязанностями, являются важнейшим элементом правоотношения, позволяющим получить полную картину процесса регулирования социальных связей и своевременно исправлять допущенные законодателем недоработки. Во многих случаях именно законные интересы порождают правоотношения между субъектами, определяя характер взаимодействия их участников. Законные интересы способны видоизменять, трансформировать правоотношения в зависимости от совокупности сопутствующих этому факторов и обстоятельств, что происходит в соответствии с существующими правовыми нормами. Охраняемые законом интересы также способствуют прекращению правоотношений. Вместе с тем, правоотношение оказывает «обратное» воздействие на законные интересы, приводя к реализации одних законных интересов и устанавливая непреодолимые препятствия на пути осуществления других.

17. Законные интересы, опосредуя все формы правового воздействия на социальные связи, выступают частью правовой жизни общества, которая, наряду с другими элементами, качественно характеризует последнюю. Вне правовой активности субъектов правоотношений, значительная часть которой – это форма реализации самих законных интересов, говорить о правовой жизни беспредметно.

18. Функциональная нагрузка законных интересов неоднозначна. Законные интересы стихийны по своей природе, однако они играют роль «фактора порядка» в жизни диалектической системы интересов личности, общества и государства. Законные интересы – правовое средство, однако это и форма бытия самих интересов в правовом пространстве государства. Законные интересы – это форма правовой активности, однако и ее источник, ибо интерес – основной «двигатель» общественных отношений.

19. Охрана и защита (включая самозащиту) законных интересов, а также ответственность за их нарушение – важнейшие элементы правового обеспечения изучаемого явления. Провозглашенная охрана законных интересов не всегда предполагает однозначную защиту каждого из них правоприменителем. Основанием юридической ответственности за нарушение законных интересов следует признать виновные активные действия лица, прямо направленные на препятствование реализации соответствующих закону стремлений субъекта правоотношений по обладанию социальными благами. Основным принципом ответственности за нарушение законных интересов является то, что она не должна ущемить в реализации законных интересов или в каких-либо правах их нарушителя в большей степени, чем был причинен ущерб или неудобства потерпевшему лицу.

20. Осуществление правовой политики в современном обществе и реализация законных интересов участников правоотношений – два взаимосвязанных процесса. Данная взаимосвязь проявляется в создании правовой политикой механизма правового регулирования, призванного содействовать осуществлению целесообразных интересов; в использовании правовой политикой юридических средств, которые должны нейтрализовать препятствия, стоящие на пути реализации субъектом своих интересов, основанных на праве; в необходимости действенного управления процессами правового развития конкретной страны, повышения степени упорядоченности и организации юридического бытия, чего невозможно добиться без учета разнородных законных интересов, существующих в обществе.

Правовой политике в сфере законодательной деятельности следует создать все условия к тому, чтобы правотворчество изначально было способно заложить возможности для реализации тех законных интересов, которые, вытекают из предоставляемых участникам правоотношений субъективных прав. Правовая политика в сфере правоприменения призвана содействовать реализации законных интересов, не ориентируя компетентные структуры на функционирование только лишь ради удовлетворения потока законных интересов, который может «наводнить» последние, стоит им однократно неоправданно помочь одному участнику правоотношения в ущерб другому. Правоприменительные органы должны выступить в качестве гаранта удовлетворения целесообразных законных интересов, и, в тоже время, стимулировать участников правоотношений на самостоятельное отстаивание своих стремлений по обладанию социальными благами поиском компромиссов со своими контрагентами.

Теоретическая и практическая значимость диссертации состоит в том, что полученные результаты исследования являются значительным шагом к созданию востребованной концепции законных интересов в российском праве. Выводы и обобщения, приведенные в работе, позволяют переосмыслить многие «классические» категории права, по-новому осознать его регулятивные возможности.

Отдельные положения настоящего исследования представляются определенным вкладом в решение научных проблем не только общей теории права, но и различных отраслей российского права, что обусловлено уникальным категориальным статусом и значением понятия «законный интерес» для современного правоведения.

В диссертации выработаны конкретные предложения и рекомендации субъектам как правотворческого, так и правоприменительного процессов, связанные с более грамотным и унифицированным использованием термина «законный интерес», что имеет своим следствием не только формальное изменение отдельных элементов сложившейся юридической практики, но и качественную трансформацию специально-юридических средств воздействия, используемых в управлении социальными процессами.

Применение полученных разработок повысит эффективность механизма правового регулирования, его адекватность сложившимся реалиям, оптимизирует охрану и защиту целесообразных правомерных стремлений субъектов правоотношений.

Формируемая в работе концепция законных интересов призвана повысить правовую культуру граждан, положительным образом сказаться на их правовой активности, содействовать укреплению демократических основ и гражданских институтов российского общества.

Основные положения диссертации могут быть использованы в дальнейших научных разработках стратегии правовой политики России, а также применяться в учебном процессе при преподавании таких дисциплин, как «Теория государства и права», «Проблемы теории государства и права», «Конституционное право РФ», «Муниципальное право» и др.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена и обсуждена на кафедре теории государства и права Саратовской государственной академии права. Полученные в результате исследования выводы, предложения, рекомендации также рассмотрены и апробированы на кафедре государственно-правовых дисциплин Пятигорского государственного технологического университета.

Основные положения работы опубликованы в ряде монографий, научных журналов, сборников, коллективных монографий, представлены в тезисах и научных сообщениях на международных, всероссийских, межрегиональных и региональных конференциях, «круглых столах», семинарах. Так, диссертант принял участие в научно-методологическом семинаре «Правовая жизнь: подходы к исследованию» (Саратов, 2002г.); обсуждении проекта Концепции правовой политики современной России, разработанной учеными Саратовского филиала Института государства и права  РАН (Саратов, 2004г.); Всероссийской научно-теоретической конференции «Теоретико-методологические и доктринальные принципы исследования правовой политики» (Таганрог, апрель 2005г.); Северо-Кавказской научно-практической конференции преподавателей «Проблемы реформирования судебной системы» (Нальчик, 2005г.); Международной научно-практической конференции «Современное законотворчество: теория и практика (к 100-летию Государственной Думы России)» (Москва, 22-23 декабря 2005г.); Международной научно-практической конференции «Социально-экономические и правовые аспекты развития ЮФО» (Пятигорск, 2006г.); Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы гражданского права и процесса (посвященной памяти и 70-летию со дня рождения профессора Я.Ф. Фархтдинова)» (Казань, 12-13 октября 2006г.); «круглом столе» «Актуальные проблемы российской правовой жизни» (Самара, 16 марта 2006г.); Международном «круглом столе» «Законодательная дефиниция: логико-гносеологические, политико-юридические, морально-психологические и практические проблемы» (Черновцы, 21-23 сентября 2006г.); Всероссийской научно-технической конференции «Вузовская наука – региону» (Вологда, 21 февраля 2007г.); Международной межвузовской научно-практической Интернет-конференции «Правовая защита частных и публичных интересов» (Челябинск, 2007г.); научно-методологическом семинаре «Синергетика как перспективный методологический ресурс правоведения» (Саратов, 28 февраля 2007г.); научно-методологическом семинаре «Российское законодательство: состояние и тенденции развития» (Саратов, 22 марта 2007г.); Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы государства и гражданского общества на современном этапе» (Уфа, 10-11 апреля 2007); Всероссийском «круглом столе» «Правовая реформа в России: федеральный, региональный и муниципальный уровни» (Астрахань, 17 мая 2007г.); Международной научно-практической конференции «Высшее профессиональное образование в XXI в.: международные, федеральные и региональные аспекты» (Минеральные Воды, 24-25 мая 2007г.); Международной научно-практической конференции, посвященной памяти Н.С. Таганцева «Актуальные проблемы судебно-правовой политики» (Пенза, 23-24 мая 2007г.); Международной научно-практической конференции «Проблемы социально-экономической устойчивости региона» (Пенза, сентябрь, 2007); Международном симпозиуме «Конкретизация законодательства как технико-юридический прием нормотворческой, интерпретационной, правоприменительной практики» (Геленджик, 27-28 сентября 2007г.); Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы противодействия преступности в современных условиях» (Нальчик, 7-8 мая 2008г.); Международном научно-практическом «круглом столе» «Правотворческие ошибки: понятие, виды, практика и техника устранения в постсоветских государствах» (Нижний Новгород, 29-30 мая 2008г.).

Отдельные аспекты диссертации получили апробацию на методологическом семинаре «Законные интересы: методология исследования» (26 ноября 2007г.), проведенном на базе Саратовского филиала Института государства и права РАН.

Результаты научных исследований использовались в процессе участия в правотворческой деятельности. Как член рабочей группы Саратовского филиала Института государства и права РАН, диссертант принимал участие в разработке проекта концепции правовой политики России, разработке проекта Федерального закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации»; на местном уровне участвовал в разработке и осуществлял правовую экспертизу нормативных правовых актов Думы г. Пятигорска Ставропольского края. Автор является членом экспертной группы по разработке Закона Ставропольского края «О развитии малого и среднего предпринимательства в Ставропольском крае».

Ряд положений диссертационного исследования используется диссертантом, а также профессорско-преподавательским составом кафедры государственно-правовых дисциплин Пятигорского государственного технологического университета в чтении лекций и проведении семинарских занятий по курсам «Теория государства и права», «Проблемы теории государства и права», «Конституционное право РФ», «Муниципальное право»; в составлении учебных программ, учебных пособий и методических разработок по отмеченным дисциплинам; в научно-исследовательской работе со студентами и аспирантами.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех разделов, десяти глав, шестнадцати параграфов, библиографии и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной проблематики, дается общая характеристика степени ее разработанности, раскрываются теоретическая и методологическая основы работы, определяются объект и предмет, цели и задачи диссертации, ее научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, демонстрируется теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации полученных результатов. 

В первом разделе - «Общая характеристика законных интересов», включающем две главы и восемь параграфов, осуществляется анализ законных интересов как особого и самостоятельного юридического средства. 

Первая глава - «Интересы и право: проблемы взаимодействия» - посвящена изучению диалектики интересов личности, общества и государства через призму правового воздействия на общественные отношения.

Внимание акцентируется на том, что интересы личности, общества и государства, будучи системой, имеющей все предпосылки к саморегуляции, тем не менее, существуют в пространстве, находящемся под воздействием права. Право как социальный регулятор, «внешний» по отношению к рассматриваемой системе, необходим именно в силу центробежных тенденций, которые могут привести триаду интересов личности, общества и государства к деструктивным противоречиям.

Обосновывается вывод, согласно которому право выступает общесоциальным феноменом, интегрирующим в себе триаду разноуровневых интересов, сглаживая их внутрисистемное противоборство. Подчеркивается, что право – это способ взаимодействия и существования интересов в обществе.

Доказывается, что законные интересы – средство, атрибутивное правовому регулированию.

Вторая глава - «Законные интересы как самостоятельное юридическое средство» - состоит из восьми параграфов, в первом из которых – «Генезис использования термина «законный интерес» в законодательстве» - исследуются попытки отразить анализируемую категорию в нормативно-правовых актах различных уровней, начиная с 1906 года. 

  Обращается внимание на то, что формулировка «права и законные интересы граждан» достаточно часто встречается в текстах нормативно-правовых актов. Так, понятие «законный интерес» дважды (в ч. 2 ст. 36 и в ч. 3 ст. 55) фигурирует в Конституции РФ 1993г. Однако зачастую законодатель употребляет термин «законный интерес» достаточно произвольно, не вкладывая в него определенный правовой смысл. Иногда в текстах нормативных актов законные интересы не упоминаются вовсе, хотя очевидно, что речь идет именно о них. 

Отмечается, что категория «законный интерес» в том смысле, в котором она стала общеупотребительной в настоящее время, возникла далеко не сразу. Поначалу смысл анализируемого правового феномена «включал в себя» лишь то, что оставалось «за рамками» определенной нормы права, те факторы, которые как обусловливали интересы участников правоотношений, так и делали необходимой их защиту. Причем конкретно об интересах различных субъектов права законодатель также стал говорить не сразу. Подобные интересы подразумевались, однако непосредственное их закрепление в качестве определенного средства регулирования было так же поэтапным.

В параграфе анализируются этапы «становления» законных интересов в законодательстве, приводятся примеры установления термина в зарубежных нормативно-правовых актах.

Во втором параграфе – «История исследования категории «законный интерес» в юриспруденции» - вычленяются специфические черты, которые видели в анализируемой категории различные ученые, начиная с дореволюционного периода.

Акцентируется внимание на работах, посвященных взаимодействию интересов и права, поиску различий между правами участников правоотношений и их интересами. Обобщается аргументация специалистов относительно нетождественности правовой охраны и защиты субъективных прав и интересов, анализируются различные взгляды на сущность законных интересов.

В третьем параграфе – «Законный интерес: сущность, содержание, структура» - подчеркивается, что интерес участника правоотношения далеко не всегда обеспечивается предоставлением ему субъективного права. Сам законодатель дает многочисленные основания к подобным заключениям, употребляя словосочетание «права и (или) законные интересы», «прав и охраняемых законом интересов».

Законные интересы определяются как стремление субъекта пользоваться определенным социальным благом и в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам в целях удовлетворения не противоречащих нормам права интересов, которое в определенной степени гарантируется государством в виде юридической дозволенности, отраженной в объективном праве либо вытекающей из его общего смысла.

Законный интерес предлагается рассматривать и как «интерес», производную интереса социального, и как определенное юридическое средство, имеющееся в распоряжении у государства, обусловленное свойствами права и его диалектической природой.

Особо подчеркивается, что законные интересы - это не только дозволенные, разрешенные, но и не запрещенные стремления граждан к достижению определенных благ, т.к. правовое регулирование пользования благами осуществляется по формуле: «все, что не запрещено, дозволено». 

Обосновывается, что законные интересы представляют собой не просто удачное словосочетание, свидетельствующее о том, что интерес субъекта соответствует закону. Законные интересы – это правовая категория, означающая своего рода степень опосредования не противоречащих действующему законодательству устремлений граждан, подразумевающая определенное отношение к ним (интересам) со стороны государства и претендующая на соответствующие меры защиты.

Примеров законных интересов множество: желание истца получить компенсацию морального вреда в заявленном размере; законный интерес выпускника устроиться на работу по специальности; стремление гражданина победить на выборах и стать мэром города – лишь часть из них. 

Автором резюмируется, что законные интересы – это опосредованная юридическими средствами и механизмами возможность, которая дана в равной степени каждому правоспособному субъекту для осуществления законных способов удовлетворения своих потребностей, которая, однако, прямо не закреплена в субъективных правах. Отмечается, что законные интересы всегда принадлежат конкретному субъекту правоотношений и не могут существовать «оторвано» от него, в абстрактном виде, как, например, это имеет место с субъективными правами, которые гарантированы каждому и существуют вне зависимости от того, пользуется ими человек или нет. 

Четвертый параграф – «Законный интерес и субъективное право» - посвящен сопоставлению обозначенных категорий с целью выявления самостоятельного значения такого дозволительного средства, как законный интерес.

Законный интерес и субъективное право имеют ряд общих черт, проявляющихся в том, что данные категории: предполагают удовлетворение интересов участников правоотношений; выступают двумя формами правового опосредования социальных интересов и их охраны; имеют диспозитивный характер и находятся в сфере дозволенного; являются действенным способом влияния на общественные процессы, складывающиеся и уже сложившиеся правоотношения; опираются на закон, на объективно существующее право и не могут содержать противоправных элементов, желаний; опосредуют практически все сферы жизни общества; взаимодополняют и взаимозависят друг от друга; пользуются признанием и защитой со стороны государства.

Вместе с тем, особое внимание диссертантом уделяется признакам, позволяющим отграничить законный интерес от субъективного права.

Основное различие субъективных прав и законных интересов кроется в том, что они представляют собой различные правовые дозволенности. Законные интересы – это возможность, но гарантированная в меньшей степени, чем дозволенное поведение в рамках субъективного права. Подчеркивается, что у законного интереса в его содержании отсутствуют две «возможности», характерные для субъективного права: вести себя определенным образом и требовать соответствующего поведения от других лиц.

Выделяются два основополагающих аспекта, позволяющих говорить о различном правовом характере исследуемых категорий: 1) «незакрепленность» конкретных законных интересов в нормах права, что свидетельствует лишь о незапрещенном, правомерном поведении, реализующем интерес участника правоотношений, но не о поведении, модель которого признается субъектами правотворческого процесса, гарантируя возможность и характер определенных действий на государственном уровне; 2) отсутствие обязанного лица по отношению к «носителю» законного интереса.

К примеру, статья 128 Трудового кодекса РФ «Отпуск без сохранения заработной платы» гласит, что «по семейным обстоятельствам и другим уважительным причинам работнику по его письменному заявлению может быть предоставлен отпуск без сохранения заработной платы». Словосочетания «уважительные причины» и «может быть предоставлен» свидетельствуют о том, что получить отпуск без сохранения заработной платы – законный интерес работника, который может быть как удовлетворен, так и проигнорирован работодателем.

В работе анализируются экономические, качественные и количественные критерии разграничения законных интересов и субъективных прав.

В пятом параграфе – «Правовые механизмы трансформации законных интересов в субъективные права и субъективных прав в законные интересы» - диссертант на конкретных примерах стремится доказать, что при любом характере общественных отношений процесс взаимопереходов субъективных прав в законные интересы и законных интересов в субъективные права объективно необходим. Он порожден самой жизнью, меняющимися интересами, правовой целесообразностью, которая зависит от требуемых в каждом конкретном случае методов правового воздействия.

Так, существовавшее до принятия части III ГК РФ желание завещателя, чтобы его воля, выраженная в письменной форме, удостоверялась нотариусом без непосредственного с ней ознакомления, было не более чем законным интересом. Отмеченному интересу не корреспондировала соответствующая обязанность нотариуса. Более того, подобного рода интерес не мог быть защищен и в судебном порядке, ибо он не «поддерживался» соответствующей нормой.

Новеллой гражданского законодательства явилась ст. 1126 ГК РФ, закрепляющая право субъекта на закрытое завещание, согласно которой завещатель вправе совершить завещание, не предоставляя при этом другим лицам, в том числе нотариусу, возможности ознакомиться с его содержанием.

Таким образом, трансформация законных интересов в субъективные права связана с возникновением нормы права, которая начинает прямо регламентировать интерес, который ранее был «всего лишь» правомерным, соответствующим духу, принципам права.

Автор приходит к выводу, что любое изменение предписаний, заключенных в нормативно-правовом акте, с неизбежностью влечет трансформацию одних законных интересов в субъективные права и некоторых, существовавших ранее, субъективных прав в законные интересы.

К примеру, статья 104 Конституции РФ перечисляет субъектов права законодательной инициативы. К ним Основной закон относит достаточно обширный перечень лиц, за исключением Генерального прокурора РФ. Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ таким правом обладают, однако Генеральная Прокуратура в данный список не включена. Подобная ситуация порождает интерес Генерального прокурора в наделении его лично, либо Генеральной прокуратуры в целом правом вносить на рассмотрение Государственной Думы отдельные законопроекты.

Отмеченный интерес не противоречит духу и основам объективно существующего права, поэтому вполне может именоваться законным. Вместе с тем, он не предусмотрен надлежащей нормой права, поэтому и соответствует лишь духу права. Осуществление названного законного интереса возможно только через принятие соответствующих поправок в Конституцию, - т.е. посредством изменения самой нормы права. Вместе с тем, Конституция СССР 1977г. в статье 114 закрепляла право Генерального прокурора СССР на законодательную инициативу. Налицо трансформация субъективного права в законный интерес, которая произошла в результате принятия более «узкой» нормы права.

Диссертант заключает, что соответствие духу права, его основным началам – не означает возможности однозначной реализации законного интереса. 

Несмотря на то, что только субъективному праву с необходимостью корреспондирует юридическая обязанность, в шестом параграфе диссертации– «Законный интерес и юридическая обязанность» - обосновывается тезис о том, что законные интересы участников правоотношений влияют не только на реализацию нормы права, но и на использование принадлежащих субъекту прав, а, значит, и на «координацию» существующих в обществе обязанностей.

Механизм взаимодействия субъективных прав и юридических обязанностей с необходимостью порождает импульс к существованию законных интересов, которые выступают своеобразной связкой между разрешенным и незапрещенным в праве, между нормативным и ненормируемым.

Юридическая обязанность способствует реализации законных интересов не атрибутивно противостоя им, как, например, субъективным правам, но, устанавливая участникам правоотношения рамки должного поведения, что позволяет: а) реализоваться законному интересу в силу его соответствия отдельным субъективным правам, принципам действующего права в целом; б) заранее, учитывая определенные обстоятельства, предвидеть то, как поведет себя субъект в рамках «долженствования», предписанного ему юридическими обязанностями.

Утверждается, что если законный интерес напрямую опосредует стремление субъекта, то юридическая обязанность делает это стремление возможным, реальным благодаря устанавливаемым ею правилам поведения, «рамкам долженствования».

Формулируется вывод, согласно которому ненадлежащее исполнение юридических обязанностей ведет к нарушению не только субъективных прав, но и законных интересов. Реализация же законных интересов связана с действующей системой юридических обязанностей.

Изучается влияние юридических обязанностей на возникновение и реализацию законных интересов.

В седьмом параграфе - «Законный интерес и принципы права» - отмечается, что как принципы права, так и законные интересы, будучи достаточно универсальными правовыми регуляторами, выступают весьма эффективными средствами в механизме восполнения пробелов в праве. Изучая взаимосвязь законных интересов и принципов права, автор приходит к выводу, что законные интересы, как и принципы права, помогают последнему раскрывать свой потенциал во благо каждого из участников правоотношений, полнее и эффективнее пользоваться разнородными правовыми средствами. Принципы конкретизируют регулятивный заряд права, законные интересы его дополняют, «подбирая» многие из тех стремлений, которые могли бы остаться «за бортом» юридического опосредования, каким бы идеальным ни был процесс нормообразования.

Восьмой параграф – «Законные интересы как элемент правового статуса» - посвящен обоснованию необходимости включения законных интересов в структуру правового статуса личности.

В данной части исследования обобщаются и критически осмысливаются позиции ученых, свидетельствующие как о необходимости включения законных интересов в правовой статус личности, так и об отсутствии таковой.

Автор вычленяет причины, позволяющие рассматривать законные интересы в качестве неотъемлемого элемента правового статуса личности.

Раздел II - «Виды законных интересов и их использование в отраслях российского права» - состоит из четырех глав.

В главе 3 - «Основные критерии классификации законных интересов» - предлагается классификация законных интересов по различным основаниям (выделяется восемь критериев их классификации), что позволяет получить специфический срез правового пространства государства, распространяющегося на отношения, нормами права прямо не регламентированными.

Многообразие законных интересов объясняется тем, что: 1) объективно существующее право порождает соответствующие его смыслу и началам стремления всех тех, кто, вступая в правоотношения и руководствуясь конкретными правилами, имеет желания, потребности, прямо правом не запрещенные; 2) любой из участников правоотношения, реализуя правовые диспозиции, соотносит характер предписания последних с его собственными интересами, что, в случае их непротивоправности и обусловливает наличие охраняемых законом интересов.

Вместе с тем, не все участники правоотношений осознают тот факт, что помимо субъективных прав и свобод они обладают и законными интересами. Свидетельством тому могут послужить данные социологического опроса, проведенного при поддержке Центра социально-политических исследований и технологий Саратовской государственной академии права. Судьям, помощникам судей, адвокатам, депутатам и их помощникам, работникам штабов, преподавателям и студентам был задан вопрос относительно того, кому могут принадлежать законные интересы и предложены (не исключая собственное мнение респондента) следующие варианты ответов: а) только физическим лицам; б) как физическим, так и юридическим лицам (правильный вариант ответа); в) физическим лицам и государству в международных отношениях. В поддержку версии о том, что законные интересы могут принадлежать только лишь физическим лицам, высказалось 11,8% респондентов; 5% опрошенных указали на то, что законные интересы принадлежат физическим лицам и государству в международных отношениях. Большинство участников опроса (77%) высказались за то, что законные интересы принадлежат как физическим, так и юридическим лицам. Следует обратить внимание и на тот факт, что 6,1% респондентов (в основном, преподаватели и судьи) предложили свои варианты ответов, правильных из которых, к сожалению, практически не было.

Данные факты, по мнению диссертанта, во многом объясняют как достаточно низкую правовую культуру населения, так и пассивную позицию различных участников правоотношений в защите своих правомерных стремлений.

Глава 4 - «Законные интересы в материальном праве» - рассматривает особенности и специфику реализации законных интересов, опосредованных материальными отраслями российского права (в частности, конституционным, избирательным, административным, гражданским и уголовным правом).

Особое внимание обращается на то, что, обладая определенной структурой, элементами и содержанием, законные интересы по-разному проявляют свою сущность в зависимости от метода специально-юридического воздействия, являющегося приоритетным для той или иной отрасли материального права.

Наличие субъективного права продуцирует существование и диалектическое взаимодействие законных интересов различных субъектов правоотношений. Есть субъективное право – есть и законный интерес. Однако защита субъективного права – не есть защита законного интереса. В лучшем случае реализация отдельного субъективного права лишь косвенно создаст объективные предпосылки для возможной реализации законного интереса. Реализация же и защита каждого конкретного законного интереса – всегда соответствует установленным нормам права, обеспечивая себе правомерную основу.

В пятой главе - «Законные интересы в процессуальном праве» - акцент делается на том, что именно два своеобразных «среза» права – материальный и процессуальный – представляют достаточно полную картину того правового пространства, которое непосредственно затрагивает как законные интересы каждого, так и способности участников правоотношений к их охране и защите.

В главе анализируется специфика законных интересов, опосредованных нормами административно-процессуального, гражданско-процессуального и уголовно-процессуального права.

Отмечается, что реализация законных интересов в процессуальном праве тесно связана с тремя факторами: - имеющимися у участника процесса субъективными правами; - соблюдением определенного способа их реализации с увязкой к действующим правовым предписаниям; - обстоятельствами, обусловившими существование самого законного интереса.

Законный интерес зависит не только от сопутствующих его реализации факторов и обстоятельств, но и от умения его отстаивать. Вместе с тем, единой процессуальной формы удовлетворения законных интересов нет и быть не может. Каждый из них в зависимости от многочисленных обстоятельств имеет определенный способ правомерной реализации, который, в тоже время, еще не означает гарантированности удовлетворения законного интереса.

В главе 6 - «Законные интересы в частном и публичном праве» - законные интересы исследуются посредством их отнесения как к частной, так и публичной стороне правовой жизни общества. При этом обосновывается ряд выводов, подтверждающих относительность деления права на частное и публичное.

Резюмируется, что у субъекта законный интерес возникает и существует «непроизвольно», вне зависимости от того, к сфере частного или публичного права относятся стремления заинтересованного лица. Подчеркивается, что законные интересы как в сфере частного права, так и публичного во многом равноценны, и говорить о большей важности каких-либо из них - необъективно.

Раздел III «Реализация и обеспечение законных интересов» - состоит из четырех глав.

Глава 7 «Место и роль законных интересов в механизме правового регулирования», в свою очередь, состоит из пяти параграфов, позволяющих всесторонне рассмотреть исследуемую категорию как один из важнейших и наиболее востребованных инструментов правового регулирования.

В первом параграфе – «Законные интересы как элемент механизма правового регулирования» - отстаивается авторская точка зрения, согласно которой ни одно юридическое средство не находится так близко к потребностям субъектов социальных отношений, как законный интерес. Законные интересы – диалектически необходимое звено, обусловленное границей перехода от социального управления к более специфичной системе правового регулирования. Правовое регулирование должно вписываться в действующую модель социального управления. Это обеспечивается различным набором юридических средств, в котором далеко не последнее место занимают законные интересы.

Обобщается, что законные интересы – категория, которая: а) определяет поведение участников социальных отношений; б) является правовой оболочкой стремлений и форм их реализации для абсолютного большинства субъектов; в) будучи имманентной правовой норме, сглаживает погрешности абстрактного нормативного регулирования отношений; г) корректирует правовое регулирование с «оглядкой» на реальные жизненные ситуации, обстоятельства, на условия, детерминирующие наличие тех или иных юридических фактов; д) с необходимостью должна закладываться в алгоритм постановки целей правового регулирования и подбора необходимых юридических средств воздействия.

Во втором параграфе – «Установление законных интересов в нормах права: международный, федеральный, региональный и муниципальный уровни»- дается характеристика особенностей реализации законных интересов на перечисленных «уровнях» правовой жизни Российского государства.

В работе отмечается, что Российская Федерация, являясь частью мирового сообщества, обладает законными интересами, которые касаются не только внутренних вопросов ее развития, но и способных реализоваться в результате взаимодействия с другими государствами, международными организациями и институтами. Существование подобных законных интересов обусловлено нормами права, оказывающими непосредственное влияние на характер международных отношений. Данные нормы делают существование законных интересов возможным и координируют способы их реализации и наиболее приемлемые варианты удовлетворения.

Высказывается точка зрения, согласно которой реализация международного законного интереса достаточно серьезно усложняется в результате коллизионности международного права.

Международное законодательство и правоприменительная практика нуждаются в совершенствовании и унифицированном координирующем начале. Отсутствие единообразных «правил игры» вынуждает констатировать не только отсутствие культуры удовлетворения законных интересов, но и призрачность гарантированных прав, обусловленную субъективными факторами.

Автор полагает, что общефедеральные законные интересы присущи как российскому государству в целом, так и различным органам государственной власти. Их наличие обусловлено атрибутивностью категории «законный интерес» существованию любых правоотношений, объясняется позицией соответствующих структур, характером их компетенции и стремлениями, находящимися в рамках права.

Под законными интересами субъектов Российской Федерации понимаются те непротиворечащие объективно существующему праву стремления, которые, не будучи непосредственно установленными в нормативно-правовых актах, выражают волю, желания и интересы субъекта Российской Федерации как целостного административно-территориального образования, представленного всей совокупностью региональных органов власти в их единстве.

Несмотря на то, что «носителем» региональных законных интересов может выступать как непосредственно субъект РФ, так и отдельные органы всех ветвей власти конкретного региона, уставы многих субъектов РФ не оперируют понятием «законный интерес».

Отстаивается позиция, согласно которой под законными интересами, существующими на муниципальном уровне, необходимо понимать как законные интересы граждан, проживающих на территории того или иного муниципального образования, так и соответствующие праву интересы самого муниципального образования как негосударственной структуры.

В третьем параграфе – «Формы выражения законных интересов
в языке юридических документов» - диссертант, исследуя многочисленные нормативно-правовые акты различных уровней, демонстрирует некорректное, и, зачастую, ошибочное употребление термина «законный интерес» субъектами правотворческого процесса.

Обращается внимание на то, что при анализе массива юридических документов возникают трудности следующего характера: 1) сложно более или менее точно осознать, что же хотел компетентный орган выразить посредством словосочетания «законный интерес»; 2) некорректно используется категория «законный интерес» там, где речь идет, по сути, о субъективных правах; 3) говоря о законных интересах, субъект правотворчества оперирует лишь категорией «субъективное право»; 4) не вполне адекватно используются разделительные и соединительные союзы в словосочетаниях «права или (и) законные интересы».

Автор особо подчеркивает, что под законными интересами нельзя понимать все то, что не «поглощается» термином «субъективное право», что «нельзя описать словами», но относится к режиму наибольшего благоприятствования. К примеру, ст. 2 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)» определяет некоторые из основных понятий, используемых в законе, следующим образом. «Представитель собственника имущества должника – это лицо, уполномоченное собственником имущества должника на представление его законных интересов при проведении процедур банкротства; представитель работников должника – это лицо, уполномоченное работниками должника представлять их законные интересы» 1

.

Ни в первом, ни во втором случае ничего не говорится о субъективных правах, хотя очевидно, что речь здесь должна идти (и идет) равно как о субъективных правах, так и о законных интересах упомянутых субъектов правоотношений. Вряд ли в законодательстве России можно найти категорию лиц, которая уполномочена на представление чьих-либо законных интересов без права представлять и отстаивать их субъективные права.

Изучив получившие законодательную фиксацию словосочетания типа: «юридически значимые интересы», «заслуживающие внимания интересы», «заслуживающие уважения интересы», «уважительные причины», «жизненно важные интересы», «в своих интересах», «по усмотрению сторон», «разумно требовать» - диссертант приходит к выводу, что формирование конструкций, отражающих законные интересы по своей природе, но в «завуалированной» форме путем близких по значению словосочетаний, не всегда позволяет сделать выводы, однозначные природе самих законных интересов.

Четвертый параграф – «Законные интересы и правоотношения» - направлен на изучение роли законных интересов в возникновении, изменении и прекращении правоотношений. Доказывается, что законные интересы, наряду с правами и обязанностями участников правоотношений, являются важнейшим его элементом, позволяющим получить полную картину процесса регулирования общественных отношений и своевременно исправлять допущенные законодателем недоработки.

Во многих случаях именно законные интересы порождают правоотношения между субъектами, определяют характер взаимоотношений их участников, своеобразный «микроправовой режим» между сторонами. Законные интересы способны видоизменять, трансформировать правоотношения в зависимости от совокупности сопутствующих этому факторов и обстоятельств, что происходит в соответствии с существующими правовыми нормами.

  В пятом параграфе – «Акты реализации законных интересов» - высказывается и обосновывается точка зрения, согласно которой акты реализации законных интересов самым тесным образом связаны как со способами осуществления «повседневных» непротиворечащих праву стремлений участников правоотношений, так и со всеми формами реализации права. Акты  реализации законных интересов рассматриваются через призму социальной и правовой активности участников правоотношений.

Выдвигается тезис, согласно которому акт реализации законного интереса представляет собой любое правомерное деяния субъекта, позволяющие ему реализовать юридически допускаемую возможность, не входящую в правомочия, облекаемые в форму субъективного права.

Глава 8 «Законные интересы как сегмент правовой жизни общества» - включает в себя три параграфа, в первом из которых – «Значение законных интересов в правовой жизни общества» - утверждается, что законные интересы, будучи неотъемлемым элементом правовой жизни общества, опосредуют все формы правового воздействия на общественные отношения.

Подчеркивается, что исследование правовой жизни посредством осмысления роли и места законных интересов означает расширение рамок прежних методологических подходов, связанных с пониманием сущности права и его регулятивного потенциала, ибо в алгоритм рассуждений добавляется категория, опосредующая и нормативную природу права, и погрешности императивов правового регулирования, будучи индикатором приспособляемости поведения индивидов ко всем факторам, обусловленным действием права в обществе.

Законные интересы – часть правовой жизни общества, которая, наряду с другими категориями, качественно характеризует последнюю. Вне правовой активности субъектов правоотношений, значительная часть которой – это форма реализации самих законных интересов, говорить о правовой жизни беспредметно.

Законные интересы, как и любая другая правовая категория, обладают неизменным, конкретным содержанием. Вместе с тем, функциональная нагрузка последних далеко не однозначна.

Законные интересы стихийны по своей природе, однако они играют роль «фактора порядка» в жизни диалектической системы интересов личности, общества и государства.

Законные интересы – правовое средство, однако это и форма бытия самих интересов в правовом пространстве любого государства.

Законные интересы – это форма правовой активности, однако и ее источник, ибо интерес не «перестает» двигать общественными отношениями.

Законные интересы – важнейшая составляющая правовой жизни общества, которая идентифицирует степень развития права, его дифференциации в зависимости от требующих того условий.

Второй параграф – «Законные интересы как средство формирования и самоорганизации гражданского общества» - призван подчеркнуть роль законных интересов в построении гармоничного и эффективного гражданского общества.

Полемизируя с точкой зрения, противопоставляющей гражданское общество и государство, диссертант утверждает, что законные интересы представляют собой юридическую связь субъектов гражданского общества с государством, а реализация законных интересов – это один из способов сосуществования членов гражданского общества. Акцент делается на том, что гражданское общество – сфера взаимоотношений между людьми, испытывающая на себе косвенное влияние правовых предписаний, находящаяся в русле его «дозволенностей» и «незапрещенностей» - полигон попыток осуществления законных интересов. Право здесь оставляет субъектам свободу усмотрения, которая находит свое практическое воплощение именно в актах реализации законных интересов.

Одной из основных целей гражданского общества является содействие развитию человека, удовлетворение его правомерных стремлений. Именно поэтому механизм реализации интересов в канве правовых дозволенностей - не только форма существования самого гражданского общества, но и основополагающий аспект правовой его составляющей.

В третьем параграфе – «Лоббизм как инструмент отстаивания законных интересов», заостряя внимание на факторах и обстоятельствах, способствующих реализации законных интересов, автор стремится доказать, что лоббизм является важнейшим правовым средством осуществления стремлений участников правоотношений.

Диссертант утверждает, что зачастую для того, чтобы законный интерес мог осуществиться, необходима соответствующая позиция как правоприменителя, так и, в отдельных случаях, законодателя. Констатируется, что заинтересованное лицо в русле действующего законодательства способно и, как это не парадоксально, имеет право оказывать влияние на лиц, обладающих возможностью содействовать в материализации его стремлений.

Лоббизм, обладая плюсами и минусами, является естественным каналом выхода энергии самоорганизации гражданского общества, которую нужно использовать как во благо общества, прежде всего, так и самих органов государственной власти.

Необходимо учитывать то, что лоббизм, будучи правовым явлением, позволяет меньшинству напомнить о себе, о своих задачах, он подчеркивает демократические начала существования и функционирования социальных структур, является своеобразным подтверждением наличия гражданского общества. Лоббизм побуждает, а, зачастую, и заставляет политиков и чиновников анализировать все альтернативы решений, искать компромиссы в противоречивых интересах как крупных экономических субъектов, финансово-промышленных групп, так и в относительно немногочисленных общественных организациях, религиозных объединениях и т.д. Лоббисты своей деятельностью обращают внимание «власть имущих» на наиболее актуальные и остростоящие проблемы, существующие практически во всех сферах общественной жизни.

Резюмируется, что среди актов реализации законных интересов лоббизм занимает достойное место.

Глава 9 «Проблемы правового обеспечения законных интересов» - посвящена изучению механизмов охраны и защиты законных интересов, а также оснований, целей, принципов и форм юридической ответственности за их нарушение.

В работе отмечается, что охрана и защита законных интересов – наиболее действенные меры их правового обеспечения, которые можно рассматривать и в качестве определенной гарантии существования последних. Вместе с тем, охрана законных интересов и их защита – средства не равнозначные. 

Охрана законных интересов – понятие более широкое, чем защита. Охрана интересов заключается в регулятивном потенциале всей совокупности существующих норм, обеспечивающих реализацию законных интересов, которая не обязательно связана с их нарушением или оспариванием. О защите же интересов мы можем говорить лишь в случае их ущемления, действия препятствий на пути их реализации, при обращении «заинтересованного субъекта» в компетентный орган. Таким образом, защита интересов в некотором роде производна от охраны.

Утверждается, что как меры охраны, так и защиты законных интересов тесно связаны с юридической ответственностью. Если охрана законных интересов лишь потенциально заключает в себе юридическую ответственность, то их защита непосредственно оперирует правоохранительным и правообеспечительным механизмом, возлагая на виновную в нарушении чьих-либо законных интересов сторону ответственность, которая имеет различные формы своего выражения в зависимости от характера реализуемых интересов, сопутствующих обстоятельств и многих других условий.

Большинство отраслей российского права имеют своей непосредственной задачей не только защиту нарушенных прав и интересов, но и охрану прав и законных интересов, которые никем не нарушаются.

Вне зависимости от того, какой отраслью права осуществляется защита каждого конкретного законного интереса, должно соблюдаться условие, определяющее равные условия для защиты законных интересов граждан. Тем не менее, отмеченное не означает равных шансов на удовлетворение охраняемых законом стремлений участников правоотношений, ибо последние обусловливаются различными обстоятельствами, что, в свою очередь, влияет на их целесообразность.

Резюмируется, что в соответствии с сущностью, природой и структурой законных интересов, требования правовых норм, за нарушение которых может наступить юридическая ответственность, распространяются на такое поведение субъекта, которое не должно активными действиями препятствовать реализации законного интереса третьим лицом, если это не ущемляет его собственные субъективные права и не мешает выполнять возложенные законом либо договором обязанности.

В главе 10 «Правовая политика в сфере законных интересов» - предлагается концепция правовой политики России в сфере законных интересов.

Отмечается, что правовая политика должна опираться на разработанную концепцию законных интересов, где были бы детально проанализированы отличия последних от субъективных прав, механизмы их реализации, охраны и защиты. Основное направление правовой политики в сфере осуществления законных интересов должно заключаться в оптимизации их реализации.

Утверждается, что правовая политика должна содействовать тому, чтобы каждый активно боролся за свои законные интересы, чтобы любой из желающих мог делать попытки быть услышанным со стороны компетентных органов или другим непротиворечащим закону способом повлиять на контрагента. Степень гарантированности реализации законных интересов – это уже сфера оптимизации последних, однако шансы на отстаивание своей позиции должны быть у всех.

Активная позиция в вопросах реализации охраняемых законом интересов – важный элемент правовой культуры общества, и правовая политика должна всемерно содействовать тому, чтобы субъекты правоотношений знали, что защищать или отстаивать они могут и должны не только свои субъективные права, но и законные интересы. Другими словами, правовая политика должна дать каждому возможность быть услышанным.

Правовая политика в сфере реализации законных интересов для всестороннего, полномасштабного воздействия на изучаемый феномен должна эффективно «задействовать» все формы своей реализации, среди которых предлагается выделять правотворческую, правоприменительную, правоинтерпретационную, доктринальную и правообучающую.

В главе разработан комплекс предложений и рекомендаций субъектам правотворческого, правоприменительного и правоинтерпретационного процессов по оптимизации деятельности в сфере охраны и защиты законных интересов. 

Приложение диссертационной работы содержит данные социологического опроса, проведенного при поддержке Центра социально-политических исследований и технологий Саратовской государственной академии права, с целью изучения представления участников правоотношений о категории «законный интерес».

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Монографии

  1. Малько А.В., Субочев В.В. Лоббизм: проблемы правового регулирования. Пятигорск, Изд-во РИА-КМВ, 2003. 198 с. (9,3 п.л.);
  2. Малько А.В., Исаков Н.В., Субочев В.В. Правовая политика в урегулировании лоббизма. Саратов, Изд-во СГУ, 2003. 153 с. (9 п.л.);
  3. Малько А.В., Субочев В.В. Законные интересы как правовая категория. СПб, Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс, 2004. 359с. (16,5 п.л.). Рецензия: Экимов А.И., Сауляк О.П. Споры вокруг законных интересов // Правоведение. 2005. № 2. С. 218-224.
  4. Субочев В.В. Основные приоритеты Российской правовой политики в сфере оптимизации законных интересов // Правовая политика: от концепции к реальности. Колл. авт. / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., Юрист. 2004. С. 61-69. (0,5 п.л.);
  5. Субочев В.В. Законные интересы в механизме правового регулирования / Под ред. А.В. Малько. М., Юрист, 2007. 188 с. (10 п.л.);
  6. Субочев В.В. Законные интересы / Под ред. А.В. Малько. М., Норма, 2008. 496 с. (25 п.л.).
  7. Субочев В.В. Правовая политика в сфере осуществления законных интересов: региональный уровень // Правовая политика в Российской Федерации: региональный уровень. Колл. авт. / Под ред. А.В. Малько. Тамбов, издательский дом ТГУ им. Державина, 2008. С. 185-199. (1,1 п.л.).

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных

журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК

Министерства образования и науки Российской Федерации

  1. Субочев В.В. Право и его роль в обеспечении диалектического единства личных, общественных и государственных интересов // Право и политика. 2003. № 12. С. 4-11. (0,6 п.л.);
  2. Субочев В.В. Законные интересы как фактор укрепления дисциплины, законности и правопорядка в обществе // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. 2004. № 3. С. 441-448. (0,7 п.л.);
  3. Малько А.В., Субочев В.В. Классификация законных интересов: основополагающие методологические аспекты // Философия права. 2004. № 4. С. 56-61. (0,6 п.л.);
  4. Субочев В.В. Философско-логические аспекты диалектической взаимосвязи интересов и права // Философия права. 2004. № 4. С. 65-74. (0,8 п.л.);
  5. Субочев В.В. Диалектика интересов личности, общества и государства как общеправовая проблема // Право и государство: теория и практика. 2006. № 5. С. 125-135. (0,9 п.л.);
  6. Малько А.В., Субочев В.В. Категория «законный интерес» и анализ ее исследования в юриспруденции // Право и образование. 2006. № 4. С. 69-82. (0,9 п.л.);
  7. Субочев В.В. Законный интерес как особый юридический стимул // Право и государство: теория и практика. 2006. № 9. С. 16-25. (0,8 п.л.);
  8. Субочев В.В. Взаимодействие интереса и права как комплексная детерминанта общественного развития // Вестник Саратовской государственной академии права. 2006. № 4. С. 23-32. (0,8 п.л.);
  9. Субочев В.В. Законные интересы как средство самоорганизации гражданского общества // Современное право. 2006. № 11. С. 32-40. (0,8 п.л.);
  10. Малько А.В., Субочев В.В. Проявления законных интересов на муниципальном уровне правовой жизни // Конституционное и муниципальное право. 2006. № 11. С. 40-44. (0,7 п.л.);
  11. Субочев В.В. Законные интересы в механизме материально-правового регулирования // Российский юридический журнал. 2006. № 4. С. 20-31. (0,8 п.л.);
  12. Субочев В.В. Законные интересы как неотъемлемый элемент механизма правового регулирования // Право и политика. 2007. № 2. С. 13-20. (0,7 п.л.);
  13. Малько А.В., Субочев В.В. Законный интерес и юридическая обязанность // Государство и право. 2007. № 2. С. 30-36. (0,8 п.л.);
  14. Субочев В.В. Лоббизм как инструмент отстаивания законных интересов // Право и политика. 2007. № 3. С. 68-76. (0,8 п.л.);
  15. Малько А.В., Субочев В.В. Законный интерес и юридическая обязанность: аспекты соотношения // Юридический мир. 2007. № 3. С. 21-29. (0,8 п.л.);
  16. Субочев В.В. Механизм трансформации законных интересов в субъективные права и субъективных прав в законные интересы // Современное право. 2007. № 3. С. 89-97. (1 п.л.);
  17. Субочев В.В. Законные интересы и формы их выражения в языке юридических документов // Право и государство: теория и практика. 2007.
    № 4. С. 19-32. (1,1 п.л.);
  18. Субочев В.В. Законные интересы и принципы права: аспекты взаимосвязи // Философия права. 2007. № 2. С. 27-31. (0,4 п.л.);
  19. Малько А.В., Субочев В.В. Законные интересы и их проявления в частном и публичном праве // Право и государство: теория и практика. 2007.
    № 8. С. 4-11. (0,8 п.л.);
  20. Субочев В.В. Ответственность за нарушения законных интересов // Право и образование. 2007. № 2. С. 88-98. (0,8 п.л.);
  21. Малько А.В., Субочев В.В. Гарантии осуществления законных интересов // Правоведение. 2007. № 6. С. 138-148. (0,7 п.л.);
  22. Малько А.В., Субочев В.В. Законные интересы в механизме процессуально-правового регулирования // Российское правосудие. 2007. № 7. С. 25-34. (0,8 п.л.);
  23. Субочев В.В., Сердюкова И.Г. Права и законные интересы человека как важнейший приоритет международно-правовой политики России // Современное право. 2007. № 12. С. 29-36. (0,7 п.л.);
  24. Субочев В.В. Законный интерес и субъективное право: вопросы соотношения // Право и образование. 2008. № 1. С. 4-17. (1 п.л.);
  25.   Субочев В.В. Законные интересы в гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 2. С. 2-7. (0,6 п.л.);
  26. Малько А.В., Субочев В.В. Роль и значение законных интересов в механизме правового регулирования // Закон. 2008. № 6. С. 137-146. (0,6 п.л.);
  27. Субочев В.В. Законные интересы и российская юридическая практика // Юристъ - Правовед, 2008. № 6 (31). С. 101-106. (0,5 п.л.);
  28. Малько А.В., Субочев В.В. Ответственность публичной власти: проблемы формирования полноценной системы // Вестник Саратовской государственной академии права. 2008. № 6. С. 8-14. (0,6 п.л.);
  29. Субочев В.В., Ефремова Л.П. Пути оптимизации миграционно-правовой политики России // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». Выпуск 13. 2008. С. 290-297. (0,5 п.л.);
  30. Малько А.В., Субочев В.В. Ответственность органов публичной власти за нарушение законных интересов // Вестник Воронежского государственного университета. Серия «Право». 2009. № 1. С. 9-16. (0,5 п.л.).

Статьи, опубликованные в материалах международных, всероссийских, региональных конференций, «круглых столов», семинаров

  1. Субочев В.В. Правовая жизнь: подходы к исследованию. Выступление на научно – методологическом семинаре //  Правовая политика и правовая жизнь. Академический и вузовский юридический научный журнал. 2003. № 1. С. 189-192. (0,1 п.л.);
  2. Субочев В.В. Законные интересы и правоотношения: аспекты гносеологии // Проблемы реформирования судебной системы. Сборник материалов Северо-Кавказской научно-практической конференции преподавателей. Нальчик, Изд-во Кабардино-Балкарского университета, 2005. С. 64-67. (0,2 п.л.);
  3. Субочев В.В. О некорректности использования термина «законный интерес» в нормативно-правовых актах // Социально-экономические и правовые аспекты развития ЮФО. Материалы международной научно-практической конференции. Москва-Пятигорск, Изд-во РИА-КМВ, 2006.
    С. 418-433. (0,8 п.л.);
  4. Субочев В.В. Законные интересы в частном праве // Актуальные проблемы гражданского права и процесса. Сборник материалов международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы гражданского права и процесса (посвященный памяти и 70-летию со дня рождения профессора Я.Ф. Фархтдинова)». Казань, 12-13 октября 2006г. / Отв. ред. Д.Х. Валеев, М.Ю. Челышев. Казань, Изд-во Казанского университета, 2006. С. 49-52. (0,2 п.л.);
  5. Субочев В.В. Законные интересы как специфический сегмент правовой жизни общества // Актуальные проблемы российской правовой жизни. Материалы круглого стола / Под ред. А.В. Малько. Самара, 2006. С. 123-138. (0,9 п.л.);
  6. Субочев В.В. О некорректности употребления термина «законный интерес» законодателем // «Современное законотворчество: теория и практика (к 100-летию Государственной Думы России)». Материалы международной научно-практической конференции РАЮН. Москва, 23-23 декабря 2005г. / Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск 6. Том 1. М., 2006. С. 417-421. (0,3 п.л.);
  7. Субочев В.В. Установление законных интересов в юридических предписаниях: проблемы правотворческой дефиниции // Законодательная дефиниция: логико-гносеологические, политико-юридические, морально-психологические и практические проблемы. Материалы международного «круглого стола» (Черновцы, 21-23 сентября 2006г.) / Под ред. В.М. Баранова, П.С. Пацуркивского и Г.О. Матюшкина. Нижний Новгород, Нижегородский исследовательский научно-прикладной центр «Юридическая техника», 2007. С. 419-437. (1 п.л.);
  8. Субочев В.В. К вопросу о законных интересах высших учебных заведений // Высшее профессиональное образование: международный, федеральный и региональный аспекты. Материалы Международной научно-практической конференции, г. Минеральные Воды, 24-25 мая 2007г. / Московский гуманитарно-экономический институт, Северо-Кавказский филиал. Москва, МГЭИ, 2007. С. 636-640. (0,3 п.л.);
  9. Субочев В.В. Законные интересы как средство судебно-правовой политики // Актуальные проблемы судебно-правовой политики. Сборник статей IV Международной научно-практической конференции. 23-24 мая. Пенза, 2007. С. 388-391. (0,1 п.л.);
  10. Малько А.В., Субочев В.В. О роли законных интересов в формировании гражданского общества // Актуальные вопросы государства и гражданского общества на современном этапе. Материалы международной научно-практической конференции 10-11 апреля 2007 года. Часть 1. Уфа: РИЦ БашГУ, 2007. С. 181-189. (0,4 п.л.);
  11. Субочев В.В. Обеспечение законных интересов ВУЗов как приоритетное направление образовательной политики России // Стратегия развития образования и обеспечение качества. Материалы научно-методической конференции профессорско-преподавательского состава Пятигорского государственного технологического университета (10-15 мая 2007г.). Пятигорск, Изд-во ПГТУ, 2007. С. 368-371. (0,3 п.л.);
  12. Субочев В.В.  Лоббизм – форма реализации законных интересов в политической системе России // Проблемы социально-экономической устойчивости региона. Сборник статей III Международной научно-практической конференции. Пенза, сентябрь 2007. Пенза, 2007. С. 139-141. (0,1 п.л.);
  13. Субочев В.В.  К вопросу о категориальном статусе понятия «законный интерес» // Вузовская наука – региону. Материалы пятой всероссийской научно-технической конференции. В 2-х т. Вологда, 21 февраля 2007г. Вологда, Изд-во ВоГТУ, 2007. С. 461-464. (0,3 п.л.);
  14. Субочев В.В.  О синергетической парадигме исследования роли законных интересов в правовой жизни общества / Выступление на «круглом столе» на тему: «Синергетика как перспективный методологический ресурс правоведения» // Правовая политика и правовая жизнь. Академический и вузовский юридический научный журнал.  2007. № 3. С. 216-217. (0,1 п.л.); 
  15. Субочев В.В. Законные интересы как средство осуществления правовой реформы // Региональное нормотворчество. Аналитический бюллетень. Выпуск 3. Материалы Всероссийского круглого стола «Правовая реформа в России: федеральный, региональный и муниципальный уровни» (г. Астрахань, 17 мая 2007г.). Саратов, 2007. С. 70-77. (0,5 п.л.);
  16. Субочев В.В. Лоббизм как средство реализации интересов субъектов российского бизнеса // Политико-правовые основы предпринимательства в России. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 90-летию юридического факультета Саратовского университета. Саратов, 2-3 июля 2007г. Саратов, 2008. С. 245-248. (0,3 п.л.);
  17. Субочев В.В. Законный интерес в контексте конкретизации Российского законодательства // Конкретизация законодательства как технико-юридический прием нормотворческой, интерпретационной, правоприменительной практики. Материалы Международного симпозиума (Геленджик, 27-28 сентября 2007г.). / Под ред. В.М. Баранова. Нижний Новгород, Нижегородская академия МВД России, 2008. 1134 с. С. 252-269. (0,9 п.л.); 
  18. Субочев В.В. Законные интересы как средство укрепления законности и правопорядка в российском обществе // Актуальные проблемы противодействия преступности в современных условиях. Материалы международной научно-практической конференции. В трех томах. Том 1. Нальчик, Изд-во М. и В. Котляровых, 2008. С. 131-140. (0,6 п.л.);
  19. Субочев В.В. Законные интересы: методология исследования / Доклад на научно-методологическом семинаре «Законные интересы: методология исследования» // Правовая политика и правовая жизнь. Академический и вузовский юридический научный журнал. 2008. № 3. С. 196-201. (0,5 п.л.).

Статьи, опубликованные в иных научных журналах и изданиях:

  1. Субочев В.В. Формы и методы лоббистской деятельности в правовой действительности Российского государства // Правовая политика и правовая жизнь. Академический и вузовский юридический научный журнал. 2002. № 4. С. 35-47. (0,6 п.л.);
  2. Субочев В.В. Интерес и право: анализ взаимосвязи // Актуальные проблемы правоведения. 2003. № 3. С. 59-65. (0,7 п.л.);
  3. Субочев В.В. Понятие и природа социального интереса как гносеологическая основа исследования категории «законный интерес» // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». Выпуск тридцать четвертый. Тольятти, 2003. С. 146-162. (0,8 п.л.);
  4. Субочев В.В. Законные интересы как элемент правового статуса // Юридическая мысль. 2003. № 3. С. 26-39. (0,8 п.л.);
  5. Субочев В.В. Законные интересы муниципалитетов и специфика их реализации // Актуальные проблемы археологии и истории региона Кавказских Минеральных Вод. Сборник научных трудов. Пятигорск, 2004. С. 42-49.
    (0,5 п.л.);
  6. Субочев В.В. Муниципальные законные интересы: понятие, природа, закономерности осуществления // Государственная власть и местное самоуправление. 2004. № 6. С. 24-29. (0,7 п.л.);
  7. Субочев В.В. Законные интересы субъектов РФ и проблемы их выражения в региональном законотворчестве // Новая правовая мысль. 2005.
    № 1. С. 20-25. (0,9 п.л.);
  8. Субочев В.В. О концепции правовой политики / В рубрике: «Обсуждаем проект концепции правовой политики» // Правовая политика и правовая жизнь. Академический и вузовский юридический научный журнал. 2005. № 1. С. 177–187. (0,6 п.л.);
  9. Субочев В.В. Правовая политика – критерий рациональности в осуществлении законных интересов // Правовая политика. Сборник научных трудов. Часть 1. «Теоретико-методологические и доктринальные принципы исследования правовой политики» / Отв. ред.: П.П. Баранов, А.В. Малько. Таганрог, Изд-во Таганрогского гос. пед. ин-та, 2005. С. 124-128. (0,2 п.л.);
  10. Малько А.В., Субочев В.В. Законные интересы: история установления в нормативных актах // Историко-правовой вестник. Сборник научных статей. Выпуск 1. Тамбов,  Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2005. С. 108-120. (0,7 п.л.);
  11. Субочев В.В. Проблема соотношения интереса и потребности в правовой сфере // Новая правовая мысль. 2006. № 1. С. 2-8. (1,2 п.л.);
  12. Субочев В.В. К вопросу о методологии исследования законных интересов // Сборник научных трудов юридического факультета Российского государственного торгово-экономического университета. Пятигорск, 2006. С. 8-29. (1 п.л.);
  13. Субочев В.В. Диалектическое взаимодействие интересов личности, общества и государства как способ их сосуществования // Научные труды кафедры государственно-правовых дисциплин Пятигорского государственного технологического университета. № 1. Пятигорск, Изд-во РИА-КМВ, 2006. С. 160-177. (0,8 п.л.);
  14. Субочев В.В. Актуальные проблемы методологии исследования законных интересов // Новая правовая мысль. Волгоград. 2006. № 5. С. 4-7.
    (1 п.л.);
  15. Малько А.В., Субочев В.В. Усиление гарантированности законных интересов как способ повышения качества российской правовой жизни // Вестник Самарского государственного экономического университета. Специальный выпуск: «Актуальные проблемы правоведения». Самара, 2006. № 1. С. 3-7. (0,5 п.л.);
  16. Субочев В.В. Проявления законных интересов в отраслях материального права России // Труды кафедры права Северо-Кавказского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Минеральные Воды, 2006. С. 93-105. (0,7 п.л.);
  17. Субочев В.В. Специфика правового обеспечения законных интересов // Академический юридический журнал. 2006. № 4. С. 4-11.
    (0,8 п.л.);
  18. Субочев В.В. Философско-логические аспекты исследования взаимодействия интересов личности, общества и государства // Изменяющийся образ общества: философия, социология, управление. Сборник научных трудов. Выпуск 2. Москва – Пятигорск, Изд-во РИА-КМВ, 2006. С. 125-139. (0,6 п.л.);
  19. Субочев В.В. Правовая политика как средство реализации социально-экономических интересов региона // Вестник Кабардино-Балкарского государственного университета. Серия Право. Выпуск 1. Нальчик, 2006. С. 22-24. (0,3 п.л.);
  20. Субочев В.В. К вопросу о роли и значении законных интересов в правовой жизни российского общества // Актуальные проблемы юридической науки и практики. Сборник научных статей. Тамбов, 2006. С. 313-322.
    (0,6 п.л.); 
  21. Субочев В.В. Охрана и защита законных интересов как особого компонента правовой жизни общества // Вестник Самарского государственного университета. «Актуальные проблемы правоведения». 2006. № 8. С. 18-24. (0,8 п.л.);
  22. Субочев В.В. Законные интересы как следствие абстрактности правовых предписаний // Научные проблемы гуманитарных исследований. Научно-теоретический журнал. Выпуск 2. 2007. С. 125-133. (0,7 п.л.);
  23. Субочев В.В. Законные интересы – особая правовая категория // Научные труды кафедры государственно-правовых дисциплин Пятигорского государственного технологического университета. № 2. Пятигорск, Изд-во РИА-КМВ, 2007. С. 37-55. (0,8 п.л.);
  24. Субочев В.В. Основания и принципы юридической ответственности за нарушение законных интересов // Право и современность: сборник научно-практических статей / Под ред. Л.И. Бочковой, С.В. Савинова. Выпуск 2. Ч. 1. Саратов, Изд-во СЮИ МВД России, 2007. С. 58-63. (0,2 п.л.);
  25. Субочев В.В. Акты реализации законных интересов // Новая правовая мысль. 2007. № 2. С. 2-6. (0,8 п.л.);
  26. Субочев В.В. Актуальные проблемы законодательного регулирования лоббистской деятельности в РФ // Моя законотворческая инициатива. Сборник тезисов конкурсных работ участников. Москва – Непецино, 2007. С. 179-180. (0,1 п.л.);
  27. Малько А.В., Субочев В.В. Правовая политика в сфере реализации законных интересов // Правовая политика и правовая жизнь. Академический и вузовский юридический научный журнал. 2007. № 2. С. 8-15. (0,5 п.л.);
  28. Субочев В.В. Категория «законный интерес» и специфика ее использования субъектами правотворческого процесса // Правовая защита частных и публичных интересов. Межвузовский сборник научных трудов. Сборник статей. Часть 2. / Отв. редактор Б.И. Ровный. Челябинск, 2007. С. 57-63. (0,3 п.л.);
  29. Субочев В.В. Законные интересы как средство осуществления реформы публичной власти. Выступление на «круглом столе» на тему: «Реформа публичной власти в России» // Правовая политика и правовая жизнь. Академический и вузовский юридический научный журнал. 2007. № 2. С. 216-217. (0,1 п.л.);
  30. Субочев В.В. Сущность законных интересов // Ленинградский юридический журнал. 2007. № 2. С. 35-55. (1 п.л.);
  31. Субочев В.В. Акты реализации законных интересов как особая форма правовой активности // Научные труды Пятигорского государственного технологического университета «Дни науки». № 30 (часть 1).  Пятигорск, Изд-во «Технологический университет», 2007. С. 51-57. (0,5 п.л.);
  32. Субочев В.В. Законный интерес и субъективное право: общее и особенное // Северо-Кавказский филиал Московского гуманитарно-экономического института. Сборник научных трудов преподавателей, аспирантов и студентов. Минеральные Воды, 2007. С. 14-25. (0,7 п.л.);
  33. Субочев В.В. Реализация законных интересов как показатель правовой культуры участников правоотношений // Правовая культура. 2007.
    № 2. С. 15-22. (0,6 п.л.);
  34. Субочев В.В., Шериев А.М. Цели и средства охраны субъективных прав, свобод и законных интересов // Актуальные проблемы правоведения. 2007. № 3. С. 49-54. (0,6 п.л.);
  35. Субочев В.В., Майдан И.А. Понятие и признаки процессуально-правовой политики // Научные труды кафедры государственно-правовых дисциплин Пятигорского государственного технологического университета.
    № 3. Пятигорск, Изд-во «РИА-КМВ», 2008. С. 26-40. (0,6 п.л.);
  36. Субочев В.В., Шериев А.М. Судебная защита субъективных прав, свобод и законных интересов как форма их правового обеспечения // Научные труды кафедры государственно-правовых дисциплин Пятигорского государственного технологического университета. № 3. Пятигорск, Изд-во «РИА-КМВ», 2008. С. 40-58. (0,8 п.л.);
  37. Субочев В.В. Методология исследования категории «законный интерес» // Методология юридической науки: состояние, проблемы, перспективы. Выпуск II. Сборник статей / Под ред. М.Н. Марченко. М., Издательская группа «Юрист», 2008. С. 65-85. (1 п.л.);
  38. Малько А.В., Субочев В.В., Шериев А.М. Субъективные права, свободы и законные интересы как самостоятельные объекты охраны и защиты // Правовая политика и правовая жизнь. Академический и вузовский юридический научный журнал. 2008. № 1. С. 70-80. (0,7 п.л.);
  39. Субочев В.В., Майдан И.А. К вопросу об административно-процессуальной политике России // Актуальные проблемы юридической науки. Сборник научных трудов. Выпуск 4. Тольятти, Изд-во Тольяттинского гос. ун-та, 2008. С. 218-231. (0,6 п.л.); 
  40. Субочев В.В., Ефремова Л.П. Миграционно-правовая политика современной России // Актуальные проблемы юридической науки. Сборник научных трудов. Выпуск 5. Тольятти, Изд-во Тольяттинского гос. ун-та, 2008. С. 10-26. (0,7 п.л.);
  41. Субочев В.В., Сердюкова И.Г. Пути оптимизации российской международно-правовой политики в сфере защиты прав и законных интересов // Ленинградский юридический журнал. 2008. № 2. С. 62-71. (0,6 п.л.);
  42. Малько А.В., Субочев В.В. Личность, общество и государство: проблемы гармонизации интересов // Право. Законодательство. Личность. Сборник научных трудов. Выпуск 3. Саратов, 2008. С. 34-48. (0,8 п.л.);
  43. Субочев В.В., Ефремова Л.П. Система средств миграционно-правовой политики России // Новая правовая мысль. 2008. № 5. С. 10-14.
    (0,6 п.л.).
  44. Малько А.В., Субочев В.В. Рецензия на книгу: Смирнова М.Г. Социальные притязания и субъективное право. СПб., издательский дом «Книжный мир», 2008. 136 с. // Ленинградский юридический журнал. 2008.
    № 4. С. 136-140. (0,3 п.л.).

1 ФЗ РФ от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // Парламентская газета. 2002.
2 ноября.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.