WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

МАРКОВ Павел Алевтинович

ТЕОРИЯ РЕОРГАНИЗАЦИИ

КОММЕРЧЕСКИХ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ:

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Специальность 12.00.03 Гражданское право;

предпринимательское право; семейное право;

международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва 2011

Работа выполнена на кафедре гражданско-правовых дисциплин Московской академии экономики и права.

Научный консультант

Официальные оппоненты:

- доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации

Коршунов Николай Михайлович.

- доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации

Баринов  Николай Алексеевич;

- доктор юридических наук, профессор Молчанов Александр Александрович;

- доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации

Ченцов Николай Васильевич.

Ведущая организация        

Ульяновский государственный университет.

Защита состоится «30» марта 2012 г. в 13 час. на заседании диссертационного совета Д 521.023.02 при Московской академии экономики и права по адресу: 117105, г. Москва, Варшавское шоссе, д. 23.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской академии экономики и права.

Автореферат разослан « 28 » декабря 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, доцент       Ю.С.Харитонова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Реорганизация коммерческих организаций является относительно новым институтом гражданского права России. До принятия Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года не существовало дифференцированного регулирования реорганизации и ликвидации юридических лиц. Кроме того, нормы Гражданского кодекса РСФСР 1964 года не обеспечивали защиту прав кредиторов реорганизуемого юридического лица. На сегодняшний день еще не выработано понятие реорганизации юридических лиц, нет и единого направления для его определения. Подготовленный проект нового Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) также не решает этой проблемы1.

Законодательством предусмотрено несколько механизмов существенного изменения структуры имущества хозяйствующего субъекта (реорганизации). При этом часть из них реализуется решениями собственников, а часть - принудительно. Однако во всех случаях такой процесс связан с управлением собственностью или лицом.

С экономической точки зрения это приводит к повышению эффективности деятельности коммерческого юридического лица. С юридической точки зрения речь идет о создании наиболее совершенной структуры управления организацией.

Следует отметить, что реорганизация - одна из наиболее часто применяемых в последнее время процедур в процессе деятельности практически всех организаций. Данная тенденция в экономической теории получила название «рынок слияний и поглощений» (M&A). Объясняется это и экономическими, и социальными, и правовыми условиями, в которых существуют юридические лица. Например, британская аудиторская компания Ernst&Young фиксирует рост числа сделок реорганизаций на рынке «слияний и поглощений» в горнодобывающей и металлургической отрасли в четвертом квартале 2011 года, что объясняется консультантами снижением стоимости привлекательных активов, вызванным нестабильностью на мировых рынках. При этом общая сумма всех сделок превысила показатель прошлого года - 132 млрд. долл. против 78,9 млрд. долл. 39% опрошенных руководителей компаний в горнодобывающем и металлургическом секторе заявили, что планируют приобретение новых активов в течение ближайших двенадцать месяцев2. Похожая ситуация наблюдается и в других отраслях экономики.

Реорганизация компаний входит в сферу интересов и контроля Федеральной антимонопольной службы. Она не только осуществляет деятельность в соответствующем направлении, но и ежегодно проводит конференции, на которых вырабатываются оптимальные решения в сфере правового режима и выявляются возможности структурирования международных и внутренних сделок по слияниям и поглощениям, обсуждаются проблемы антимонопольного контроля за экономической концентрацией и ее последствиями, сравниваются процессы слияний и поглощений в России и на рынках других стран, рассматриваются тенденции этих процессов, развитие рынка трансграничных сделок, правовые и налоговые вопросы, практические аспекты построения сделок3.

Приватизация и обновление российского законодательства также в немалой степени способствовали распространению на практике отдельных форм реорганизации. Для успешного проведения реорганизации необходима, конечно же, оптимальная правовая база, призванная обеспечить достижение необходимого результата.

Следует отметить, что в настоящее время различные секторы экономики, как во всем мире, так и в Российской Федерации, претерпевают значительные изменения. Объективный процесс глобализации современной мировой экономики требует нового уровня развития национальных финансовых рынков, которые становятся все более интегрированными.

Вопросы реорганизации юридических лиц нашли отражение в ГК РФ, а также в федеральных законах:  «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью», «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» и др. Однако соответствующие законодательные положения носят рамочный и порой противоречивый характер. Кроме того, из-за отсутствия определения понятия реорганизации в гражданском праве современная судебная практика демонстрирует различные подходы к разрешению спорных вопросов, возникающих при осуществлении реорганизации коммерческих организаций. Одной из причин разногласий в судебной практике является отсутствие глубоко разработанной теоретической базы такого правового института, как реорганизация юридических лиц.

При том значении, которое имеет реорганизация коммерческих юридических лиц для гражданского оборота, и при тех проблемах, которые порождают современное законодательство и правоприменительная практика в данной сфере, представляется необходимым унифицировать правовое регулирование реорганизации коммерческих юридических лиц и уделить ей больше внимания в ГК РФ, выделив ее с этой целью в специальную главу.

Степень разработанности темы исследования. Проблематика разных аспектов реорганизации коммерческих организаций затрагивается в отечественной юриспруденции как в научной, так и в учебной литературе. Несмотря на это, изучение проблем, связанных с процедурой реорганизации юридических лиц, не теряет своей актуальности, поскольку указанные правовые проблемы остаются одними из наименее исследованных в теории и практике цивилистики.

В упомянутой литературе анализ указанных проблем, как правило, подменяется описанием и касается лишь порядка реорганизации. Сами же вопросы реорганизации рассматриваются в основном в совокупности с другими положениями о юридических лицах (О.А.Серова4, О.Н.Лебединец5, С.В. Мартышкин6), как разновидность прекращения юридического лица (К.Т.Трофимов7), в виде самостоятельного способа прекращения юридических лиц определенной организационно-правовой формы (Д.В.Жданов8, Е.В. Бакулина9), через призму одного из признаков реорганизации (Б.Б. Черепахин исследовал вопросы правопреемства при реорганизации10) либо правовую характеристику действий органов юридического лица (Е.В. Рудяк11).

Ряд работ, посвященных непосредственно понятию и процедурам реорганизации юридических лиц в российском праве (Е.В. Аксенова12, Е.П.Дивер13), несомненно, представляют собой определенную ценность, однако не решают поднятую автором проблему, не касаются вопросов принудительной реорганизации, реорганизации с конфликтом, разграничения понятий поглощений юридического лица и рейдерства и реорганизации в гражданском праве и др.

Следует также указать, что настоящее исследование основано на концепции управления в частном праве, разработанной Ю.С.Харитоновой14. Развивая идею о проявлении функции управления в гражданском праве, автор предлагает определять реорганизацию как акт управления имуществом.

Таким образом, несмотря на значительную научную разработку вопросов реорганизации, специального комплексного исследования реорганизации коммерческих организаций во взаимосвязи с концепцией управления в частном праве в отечественной правовой науке и экономике еще не проводилось. В настоящее время в рассматриваемом аспекте и объеме монографические и диссертационные  работы отсутствуют.

Цель работы: разработать научную концепцию реорганизации коммерческих юридических лиц, как проявление функции управления в гражданском праве, определить признаки реорганизации и правовой режим проводимых в ее процессе процедур.

Поставленная цель потребовала решения следующих задач:

- исследовать сущностные характеристики реорганизации в гражданском праве, ее понятие, формы проявления, методы и средства соответствующей деятельности;

- выявить особенности реорганизации коммерческой организации как отраженного в праве акта управления имуществом;

- провести сравнительно-правовой анализ норм, регулирующих процессы реорганизации по законодательству Российской Федерации и слияний и поглощений в законодательстве стран Европы, США, европейском праве;

- показать специфику нормативного оформления в ГК РФ и иных законодательных актах существующих моделей реорганизации;

- сформировать общее представление о поглощении как институте частного права, отличного от реорганизации, определить роль и место правовых категорий «слияние» и «поглощение» в российской правовой действительности и предпосылки их возникновения;

- раскрыть гражданско-правовое содержание реорганизации как результата  отчуждения собственности, акций (долей), корпоративных прав управления;

- проанализировать правовые  процедуры добровольной и принудительной реорганизации коммерческих организаций;

- определить юридическую природу договоров, используемых при реорганизации в форме слияния и присоединения;

- выработать правовые механизмы защиты прав и законных интересов кредиторов в процессе реорганизации коммерческой организации, выявить социально-правовую сущность недружественного поглощения;

- разработать в контексте общего развития гражданского права соответствующие предложения по оптимизации законодательства и практики его применения в данной сфере.

Объектом исследования является совокупность частных общественных отношений по реорганизации коммерческой организации.

Предметом исследования выступают правовые нормы, регулирующие частные общественные отношения в реорганизации коммерческой организации, практика применения этих норм, существующие в правовой науке взгляды, идеи и представления об исследуемой проблематике, в том числе о различных аспектах реорганизации.

Методологическая основа исследования. При решении поставленных задач автор опирался на современные методы познания, выявленные и разработанные наукой и апробированные практикой. Общеметодологическую основу диссертации составил общенаучный (диалектический) метод познания правовой действительности, позволивший рассмотреть проблематику реорганизации коммерческой организации в рамках гражданского права с позиции концепции отражения управления в частном праве. В ходе исследования применялись такие частнонаучные методы познания, как формально-юридический, сравнительно-правовой, историко-правовой, логический, методы комплексного анализа, системного подхода, межотраслевой метод юридических исследований и др., а также законы и категории диалектики (единства исторического и логического, абстрактного и конкретного, общего и особенного, единичного и уникального) и методологические приемы (анализ и синтез, сравнение и обобщение, индукция и дедукция).

Нормативную основу работы составили положения Конституции Российской Федерации, отдельных международно-правовых актов, зарубежного и отечественного гражданского законодательства, административного  антимонопольного законодательства, актов о предпринимательской деятельности и ряда иных отраслей законодательства, в которых содержатся правовые нормы, отражающие систему регулирования реорганизации коммерческих организаций в гражданском праве. 

Эмпирической базой исследования являются результаты изучения практики Конституционного Суда Российской Федерации, опубликованной и неопубликованной практики, в том числе по конкретным делам Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Федеральных арбитражных судов Московского, Центрального, Волго-Вятского, Северо-Западного, Уральского округов, Арбитражного суда города Москвы, иных арбитражных судов, а также факты, получившие отражение в научной литературе и периодической печати.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили работы ученых в области теории права, гражданского и предпринимательского права: Т.Е.Абовой, М.М.Агаркова, С.С.Алексеева, В.К.Андреева, Н.А.Баринова, В.А.Белова, В.С.Белых, М.И.Брагинского, С.Н.Братуся, Е.В.Васьковского, В.В.Витрянского, А.В.Габова, Г.А.Гаджиева, Ю.С.Гамбарова, Б.М.Гонгало, Е.П.Губина, В.В.Долинской, Н.Д.Егорова, И.В.Ершовой, М.Г.Ионцева, О.С.Иоффе, В.П.Камышанского, Н.М.Коршунова, О.А.Красавчикова, М.И.Кулагина, В.В.Лаптева, А.Л.Маковского, А.В.Малько, В.С.Мартемьянова, Н.И.Матузова, В.П.Мозолина, А.А.Молчанова, И.А.Покровского, В.Ф.Попондопуло, Б.И.Пугинского, В.А.Рясенцева, О.М.Свириденко, А.П.Сергеева, К.И.Скловского, Е.А.Суханова, В.А.Тархова, Ю.К.Толстого, А.П.Фокова, Р.О.Халфиной, Ю.С.Харитоновой, В.А.Хохлова, Н.В.Ченцова, Г.Ф.Шершеневича, В.Ф.Яковлева и др.

В начале 90-х годов прошлого столетия появился теоретический интерес к проблеме реорганизации, в том числе слияний, а также поглощений в новых условиях развития глобализационных процессов в мировом хозяйстве у зарубежных и отечественных экономистов, чему свидетельством являются привлекавшиеся для исследования работы А.Берли и Г.Минза, И.Каваи, Р.Коуз, Т.Кук, Х.Окумура, Т.Питере, О.И.Уильямсон, Р.Уотермен, А.Чандлер, Л.И.Глухарева,  М.И.Кныша, В.П.Колесова, В.И.Кузнецова, М.Н.Осьмовой, М.Пивоваровой, А.А.Пороховского, В.Б.Рамзеса, М.А.Сажиной, А.Г.Саркисянца, М.Л.Симановской, С.А.Толкачева, Ю.П.Тютикова, О.В.Черковца, Г.Г.Чибрикова и других экономистов.

Кроме того, в исследовании автор опирался на работы экономистов, в частности, И.И.Беглова, В.Ф.Железовой, Ю.Б.Кочеврина, С.М.Меньшикова, которые рассмотрели тему развития крупных корпораций, в том числе в виде слияний и поглощений, в рамках исследования процессов, происходивших в экономике развитых капиталистических стран, а также на труды М.Г.Ионцева, А.Е.Молотникова, О.В.Осипенко, А.Р.Султанова, посвященные правовому исследованию проблемы недружественного поглощения.

Научная новизна диссертации состоит в том, что она представляет собой первое в отечественной науке гражданского права комплексное исследование, в котором создана и обоснована научно-теоретическая концепция реорганизации коммерческих юридических лиц как учение о проявлении функции управления в гражданском праве, определены ее признаки и правовой режим проводимых в процессе реорганизации процедур.

В работе сформулировано понятие реорганизации как института гражданского права, отличающегося от иных форм создания и прекращения коммерческих организаций, в том числе ликвидации, формы ее проявления, методы и средства исследуемой деятельности.

Выявлены правовые и экономические задачи реорганизации, определен комплекс входящих в состав реорганизации юридических фактов, выявлена и обоснована обратимость реорганизации, установлены случаи и порядок признания ее недействительной.

Обосновано понятие договоров о реорганизации (о слиянии и присоединении), раскрыта их юридическая природа, выявлены существенные условия, основные элементы, особенности исполнения, определено их место в системе гражданско-правовых договоров.

Введено понятие ковенант при реорганизации как дополнительных обеспечительных мер при изменении правового статуса субъекта перед кредиторами.

Разработано целостное представление о недружественном поглощении, рейдерстве и методах защиты прав заинтересованных лиц при реорганизации с конфликтом с точки зрения гражданского права.

На основании полученных в ходе исследования выводов автором сформулирован ряд предложений по совершенствованию гражданского законодательства.

Научная новизна отражена в следующих основных положениях, выносимых на защиту:

1. Реорганизация коммерческого юридического лица представляет собой проявление функции управления в гражданском праве. Реорганизация с этой точки зрения может быть рассмотрена как управление лицом и имуществом. Реорганизация как акт управления лицом проявляется в изменении структуры или состава органов коммерческого юридического лица. Реорганизация как акт управления имуществом представляет собой изменение субъектов управления организованным имущественным комплексом, находящимся в управлении коммерческой организации, и контроля над ним. Исходя из представления о юридическом лице как об определенным образом организованном имущественном комплексе, находящемся в управлении, можно сделать вывод о том, что реорганизация выступает актом управления имуществом коммерческой организации, отраженным в гражданском законодательстве.

2. Реорганизация представляет собой совокупность действий и (или) сделок, последовательное совершение которых приводит к изменению субъектного состава гражданских правоотношений с участием реорганизуемых юридических лиц. Основной задачей реорганизации является не установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, а изменение субъектного состава гражданских правоотношений. Во всех случаях реорганизации, за исключением выделения, прекращается деятельность, по крайней мере, одного юридического лица, однако его права и обязанности не прекращаются, а переходят к вновь созданным юридическим лицам в порядке правопреемства.

3. Реорганизация осуществляется в строго установленном законом порядке, правопреемство наступает при наличии предусмотренного законом состава юридических фактов, которые образуют новый статус реорганизованного юридического лица. В комплекс юридических фактов, являющихся содержанием реорганизации, в зависимости от ее формы могут входить решение общего собрания участников, определение объема правопреемства, составление разделительного баланса (передаточного акта), гражданско-правовой договор (при слиянии и присоединении), административный акт (распоряжение органов регистрации). При этом отсутствие хотя бы одного из элементов не позволит завершить процедуру реорганизации, а значит, не произойдет изменений субъектного состава правоотношений с участием реорганизуемых юридических лиц.

4. Существенные признаки реорганизации, отличающие ее от создания и прекращения юридического лица, заключаются в специфике ее субъектного состава (субъектом реорганизации может выступать только юридическое лицо, ограничены возможности реорганизации юридических лиц одних организационно-правовых форм в другие), форм, содержания и правовых последствий. Правопреемство является абсолютным признаком, позволяющим разграничить реорганизацию и ликвидацию юридических лиц.

5. Спецификой реорганизации, отличающей ее от создания и ликвидации коммерческой организации, является наличие обязательного имущественного правопреемства, в том числе отражаемого в разделительном балансе или передаточном акте, посредством которого осуществляется переход имущества от одного юридического лица к другому. Дальнейшая судьба имущественной массы реорганизуемой организации определяется выбором той или иной формы реорганизации и подлежит обязательному документальному оформлению посредством передаточного акта или разделительного баланса, утверждаемого протоколом общего собрания учредителей (участников). Целесообразно сохранить положения законодательства о передаточном акте и разделительном балансе в силе. Изменение формы собственности предприятия, сопровождающееся изменением его организационно-правовой формы, происходящее при преобразовании, также приводит к возникновению нового субъекта и сопровождается передачей имущества.

6. Реорганизация является обратимым процессом. Начавшаяся реорганизация юридического лица не носит необратимый характер и не должна быть непременно завершена. Решение об отмене ранее принятого решения о реорганизации общества сходно по своей правовой природе с решением об отмене ранее принятого решения о ликвидации юридического лица.

7. Вопрос об определении и законодательном закреплении правовых последствий признания недействительной регистрации реорганизации следует решать исходя из принципа: мера ответственности (воздействия) должна быть адекватна защищаемым правам и ценностям, с тем чтобы потери всех заинтересованных лиц (кредиторов, акционеров, работников, самого общества) могли быть предотвращены или уменьшены, а нарушения должны быть столь существенными, чтобы указанные последствия выступали в качестве меры, действительно необходимой для защиты прав и законных интересов других лиц. Фактически законодательство и судебная практика направлены на признание реорганизации состоявшейся и действительной даже в случаях признания недействительными сделок, входящих в юридический состав реорганизации. Решением данной проблемы было бы введение обязательного предварительного обоснования реорганизации, обеспечение необходимой информацией участников и кредиторов реорганизуемых юридических лиц и введение определенных ограничений в области основных показателей будущей реорганизации (ковенант).

8. Ковенанты при реорганизации - это обязательства коммерческой организации соответствовать определенным ограничениям в области финансовых показателей и отдельных аспектов деятельности, при нарушении которых у кредитора возникает право требования досрочного исполнения обязательств по договорам кредитного или инвестиционного характера. Стороны в кредитном договоре могут предусмотреть условие, согласно которому заемщик не вправе осуществлять реорганизацию вообще или в определенной форме. Установление ковенантных обязательств можно рассматривать и как один из методов защиты от недружественного поглощения.

9. Принудительная реорганизация коммерческой организации – это особая форма публичной ответственности организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, которая применяется при совершении предусмотренного законом правонарушения либо вследствие несостоятельности юридического лица или его выхода при осуществлении своей деятельности за рамки, установленные уставом. Принудительная реорганизация возможна только по основаниям и в случаях, прямо предусмотренных законом, а именно по решению: а) суда; б)уполномоченного государственного органа; в) внешнего управляющего, назначенного судом по иску уполномоченного государственного органа, если учредители (участники) юридического лица, уполномоченный ими орган или орган юридического лица, уполномоченный на реорганизацию его учредительными документами в срок, определенный в решении уполномоченного государственного органа, не приняли решения о реорганизации. Представляется целесообразным закрепить в гражданском законодательстве понятие принудительной реорганизации, поскольку оно достаточно точно отражает суть этого феномена. Кроме того, назрела необходимость закрепить в законодательстве общие положения об основаниях для принудительной реорганизации. В ГК РФ должно быть сформулировано в качестве общего правила, что основанием для принудительной реорганизации является нарушение норм права, установленных в конкретных федеральных законах.

10. Договоры слияния или присоединения (договоры о реорганизации) представляют собой самостоятельный вид гражданско-правовых договоров. Данные договоры направлены на создание нового юридического лица и сопутствующее этому процессу правопреемство, чем принципиально отличаются от договора простого товарищества. Кроме того, это сделки, предметом которых являются имущественные комплексы. Названные договоры следует считать самостоятельными непоименованными договорами, которые можно отнести к группе договоров об объединении лиц. В договорах о реорганизации обнаруживается сходство с договорами, входящими в данную группу (простого товарищества, о совместной деятельности, учредительного договора и др.). Для договора о реорганизации может не требоваться ведение совместной деятельности, а вот наличие общей цели – создание нового субъекта права - необходимо. Участники договора слияния или присоединения - юридические лица (все - при слиянии и присоединенное юридическое лицо - при реорганизации путем присоединения) после заключения договора прекращают существование в качестве субъектов права.

11. Несмотря на то, что институт реорганизации довольно подробно освещен в законодательстве, необходимость соблюдения запутанной процедуры, которая растягивает процесс на несколько месяцев, не позволяет эффективно использовать механизмы реорганизации. В связи с этим требуется унифицировать прежде всего правила о процедуре реорганизации коммерческих организаций. Реорганизация должна четко разделяться на этапы: подготовительный (включая ее обоснование), принятия и оформления решения о реорганизации, организационно-технический, утверждения, уведомления кредиторов и досрочного исполнения соответствующих обязательств, регистрационный. Такое деление процедуры реорганизации на этапы позволит четко применять на практике правила о защите прав как кредиторов реорганизуемых коммерческих организаций, так и участников таких юридических лиц.

12. Реорганизация в зарубежных правопорядках представляет собой один из видов корпоративной реструктуризации юридических лиц, и эти понятия соотносятся друг с другом как общее и частное. В российском праве понятие корпоративной реструктуризации связывается в первую очередь с проблемами изменения корпоративной структуры управления юридическим лицом (формально-юридическая точка зрения), но не затрагивает реорганизацию юридических лиц в целом (с позиции комплексного экономико-правового подхода, учитывающего материальный и процессуальный аспекты проведения процедур реорганизации в контексте экономической обоснованности, целесообразности и эффективности). Признание правом слияний и поглощений как основных форм корпоративной реструктуризации откроет путь к созданию наиболее эффективного механизма регулирования данных отношений.

13. Поглощение следует признать самостоятельным институтом гражданского права, отличным от реорганизации. Поглощение само по себе представляет присоединение одного или нескольких юридических лиц к другому посредством покупки имущества (активов, долей, долгов) поглощаемого юридического лица.  Не являясь формой реорганизации, поглощение опосредует отношения по изменению личности субъекта права, оставаясь неразрывно связанным с переходом прав собственности и управления к поглощающей коммерческой организации. Поглощение представляет собой юридический акт слияния как полную передачу всех активов и обязательств (имущества) поглощенной компании и передачи их участникам (акционерам) поглотившей. При этом отношения квалифицируются как поглощение, если ликвидации не происходит и сохраняется организационно-правовая форма поглощаемого лица. Поглощение всегда связано с перераспределением прав корпоративного контроля и управления. Независимо от конфликтности или бесконфликтности своего характера поглощение следует признавать сделкой.

14. Поскольку признаки реорганизации не свойственны поглощениям, законодательство и практика предлагают плюрализм договорных форм поглощения, не пересекающихся с формами реорганизации (например, организационно-правовая форма коммерческой организации может не изменяться, государственная регистрация таких сделок не требуется, а правопреемство в таком случае носит сингулярный характер, так как реорганизованное юридическое лицо сохраняет за собой часть прав и обязанностей).  Поглощение возможно и путем образования пары «основное – дочернее общество», «преобладающее (участвующее) - зависимое общество». Поглощение может происходить как в добровольной, так и в принудительной форме. В добровольной форме поглощение осуществляется по соглашению всех или части участников процесса реструктуризации юридического лица. Принудительное поглощение принято называть рейдерством (корпоративным захватом).

15. Рейдерство с точки зрения права - это гражданское правонарушение, связанное с незаконным приобретением правомочий собственника (владения, и (или) пользования, и (или) распоряжения) на имущество (часть имущества) юридического лица либо связанное с установлением контроля над юридическим лицом путем незаконного приобретения права на доли его участников в уставном капитале и (или) голосующие акции акционерного общества, причиняющее вред правам и законным интересам собственников и осуществляемое вопреки их волеизъявлению, угрожающее безопасности личности, общества и государства. Основными способами рейдерства являются скупка акций и банкротство юридического лица - объекта захвата.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования. Теоретическая значимость выражена в том, что в работе разработан ряд научных положений и выводов, имеющих значение для науки гражданского права, а также правовой науки в целом. Решена научная проблема разработки понятийного аппарата и совершенствования механизма правового регулирования реорганизации коммерческих организаций, имеющая важное социально-экономическое и хозяйственное значение.

Практическая значимость результатов исследования выражена в возможности их использования в работе правотворческих органов  при совершенствовании норм законодательства, предложения по изменению которых сформулированы в диссертации, а также норм, опосредующих отношения по реорганизации коммерческих организаций. Также научные положения, обоснованные в диссертации, могут быть использованы и при построении новой целостной системы гражданского законодательства в сфере создания и реорганизации юридических лиц.

Кроме того, они могут быть использованы в учебном процессе в рамках преподавания курсов «Гражданское право», «Предпринимательское право», специальных курсов гражданско-правового цикла, других юридических дисциплин, а также для подготовки соответствующих учебников, учебных и учебно-методических пособий.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования были обсуждены и одобрены на заседании кафедры гражданско-правовых дисциплин Московской академии экономики и права.

Также они докладывались автором и обсуждались на научных и научно-практических конференциях, круглых столах разного уровня, среди которых в первую очередь следует отметить имеющие статус международных: «К десятилетию Конституции Российской Федерации» (Москва, 10 декабря 2003 г.); «Проблемы унификации гражданского законодательства России, Белоруссии, Украины в связи с образованием единого экономического пространства» (Белгород, 2-3 марта 2004 г.); «Банкротство кредитных организаций и становление системы страхования вкладов: проблемы правоприменительной практики» (Москва, 2-5 октября 2006 г.); Вторые Всероссийские Державинские чтения (Москва, 28 ноября 2006 г.); «Банкротство кредитных организаций и становление системы страхования вкладов: проблемы правоприменительной практики» (Москва, 10 декабря 2006 г.); «Право на защите прав и свобод человека и гражданина (К 15-летию Конституции и 60-летию принятия Всеобщей декларации прав человека)» (Москва, 4-5 декабря 2008 г.); «Государство и право: вызовы ХХI века (Кутафинские чтения)» (Москва, 12 декабря 2009 г.); «Роль гражданского права в современных экономических условиях в России и других странах СНГ. Тенденции и перспективы» (Москва, 9 декабря 2009 г.); «Проблемы ответственности в современном праве» (Москва, 21 декабря 2009г.); «Частноправовые проблемы взаимодействия материального и процессуального права» (Ульяновск, 7-8 октября 2011 г.); «Кутафинские чтения: юридическая наука как основа правового обеспечения инновационного развития России» (Москва, 28-29 ноября 2011 г.).

Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены автором в монографиях, в статьях, опубликованных в рецензируемых научных журналах, материалах международных и всероссийских конференций, учебниках, в учебно-методических изданиях. Также они были использованы при чтении лекций, проведении семинарских занятий по курсу «Гражданское право» и различных гражданско-правовых спецкурсов в Московской академии экономики и права, Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Российской правовой академии при Министерстве юстиции Российской Федерации.

Положения, выводы и практические результаты диссертации апробировались на парламентских слушаниях, проводимых в Государственной Думе, использовались при проведении научно-практических семинаров, формировании судебной практики ряда арбитражных судов, в том числе Арбитражного суда города Москвы, и в настоящее время активно используются в практической правовой работе.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, тринадцати параграфов, заключения, списка использованных нормативных правовых актов, материалов судебной практики и специальной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, указана степень ее научной разработанности, сформулированы цель и задачи исследования, определена его теоретическая и методологическая основа, отражена научная новизна, изложены основные положения, выносимые на защиту, раскрыты теоретическая и практическая значимость, формы апробации результатов исследования.

В первой главе - «Научно-теоретические и методологические основы концепции правового регулирования реорганизации коммерческих юридических лиц» - сформировано представление о подходах к определению реорганизации как к акту управления лицом и имуществом и ее отражении в современном российском законодательстве.

В целях выявления наиболее важных проблем, с которыми столкнулся российский правопорядок при поиске оптимального регулирования механизма реорганизации коммерческих организаций, исследованы основные правовые акты российского права, касающиеся реорганизации коммерческих организаций, дана правовая характеристика и отмечены особенности реорганизации коммерческих юридических лиц в России.

Указано, что сложности в российском праве на протяжении последних лет возникали прежде всего в связи с выбором механизмов существенного изменения структуры активов хозяйствующего субъекта (реорганизации), а также с тем, что часть из них реализуется решениями собственников, а часть - принудительно. Проведен анализ конкурирующих этических ценностей и утилитарных интересов, которые стоят за теми или иными вариантами решения этих проблем.

Исследуя различия в экономических и юридических подходах к определению реорганизации коммерческих организаций, автор пришел к заключению, что неверным представляется рассмотрение вопросов правового регулирования процедуры реорганизации без учета того экономического эффекта, который она преследует. Отмечено, что последствия проведения реорганизации акционерного общества могут иметь различный экономический эффект в зависимости от формы реорганизации: 1) повышение эффективности управления компанией; 2) приобретение новых активов (объединение активов компаний); 3) предотвращение враждебного поглощения; 4) повышение инвестиционной привлекательности компании; 5) обособление части активов предприятия для создания на ее базе нового хозяйствующего субъекта; 6) разрешение конфликта акционеров; 7) преодоление конфликта между обособленными подразделениями и органами управления общества.

Также отмечено, что в экономической литературе приобретение корпоративного контроля в практике России и зарубежных стран получило название «слияния и поглощения» (mergers and acquisitions, или сокращенно M&A). Этот термин объединяет основные способы приобретения контроля над имуществом коммерческой  организации. Автором доказано, что сегодня наиболее активно развиваются такие формы реорганизации коммерческих организаций, как слияние и присоединение.

В результате рассмотрения различных форм реорганизации установлено, что процедура реорганизации, предусмотренная в российском законодательстве, является чрезмерно сложной. То есть на практике важным является не только выбор формы реорганизации, соблюдение необходимых требований законодательства и осуществления процедур реорганизации, но и последовательность проведения реорганизации юридических лиц.

Рассмотрев выдвинутые учеными теории реорганизации как процесса или способа прекращения юридического лица (М.И.Брагинский, В.В.Долинская, В.С.Мартемьянов, Е.А.Суханов, К.Т.Трофимов), автор сделал заключение, что прекращение юридического лица не является целью проводимой реорганизации. В связи с этим определения реорганизации с помощью понятий «процесс» или «способ» недостаточно, несмотря на то, что признанная судом обратимость реорганизации дает возможность рассматривать ее в качестве процесса. Реорганизация коммерческой организации возможна и без прекращения ее дел и прав на имущество на основании правопреемства.

Также нельзя отнести реорганизацию к сделкам. По мнению ряда авторов (Б.П.Архипов), реорганизация представляет собой сделку и, как любая сделка, требует заключения соответствующего договора. Однако в большинстве случаев суды не признают реорганизацию сделкой, указывая, например, на невозможность применения к ней последствий недействительности сделок. Проанализировав комплекс юридических фактов, являющихся содержанием любой реорганизации [решение общего собрания участников, определение объема правопреемства, составление разделительного баланса (передаточного акта), гражданско-правовой договор (при слиянии и присоединении), административный акт (распоряжение органов регистрации)], автор пришел к выводу, что сделочная теория природы реорганизации юридических лиц является слишком узкой и не отражает всей специфики такого института, как реорганизация.

Проведен анализ экономических и социальных основ реорганизации коммерческих организаций. Рассмотрено имеющееся в предпринимательском праве мнение, что ранее существовавшее предприятие как производственно-хозяйственный комплекс может при реорганизации не подвергнуться никакому изменению, но с правовой точки зрения это предприятие либо прекращает свое существование как субъект права, либо сохраняется, но в измененном виде - с иными составом имущества, уставным фондом и т.п. (В.В.Лаптев). Однако данное представление о реорганизации, на взгляд автора, также не является исчерпывающим. Не во всех ситуациях такие отношения ведут к реорганизации, речь может идти и о поглощении. Автор пришел к выводу, что следует различать реорганизацию и поглощение, которое является особой конструкцией права.

Проводя границу между реорганизацией и ликвидацией как способом прекращения коммерческой организации, автор указывал, что права и обязанности, которые имеются у юридического лица на момент реорганизации, сохраняются и после проведения реорганизации, но уже у других организаций - субъектов гражданского права. Ликвидация же - это прекращение юридического лица без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

Обосновано, что существенными признаками реорганизации, отличающими этот институт от создания и прекращения юридического лица являются особенности ее субъектного состава, форм, содержания и правовых последствий.

Анализ точек зрения ученых (Н.А.Баринов, В.П.Мозолин, Ю.С.Харитонова) о понятии реорганизации коммерческих юридических лиц как акта управления имуществом позволяет автору определить методологические и теоретические аспекты реорганизации, а также развить концепцию понимания управления как функции господства, отражающейся во всех институтах гражданского права, разработанную Ю.С.Харитоновой.

Автором поддержана мысль о том, что управление представляется функцией сложных организованных систем любого характера, обеспечивающих сохранение их структур, поддержание режима деятельности, направленного на реализацию их целей. Признание наличия управления в гражданском праве дает возможность выявить особенности управления имущественным комплексом, который составляет базу хозяйственной деятельности любого юридического лица. При этом управление собственностью через юридическое лицо выступает опосредованной формой управления имуществом.

Отмечено, что при определении сущности юридического лица, являющейся динамичной категорией, главное выявить структуру органов управления юридическим лицом и конкретных лиц, определяющих направления деятельности юридического лица и наделенных правом принятия решений по конкретным аспектам деятельности юридического лица. Речь идет об органах и лицах, формирующих волю юридического лица на заключение сделок и совершение иных юридических действий с третьими лицами, в том числе и с государством. Данная составляющая структурного образования, называемого юридическим лицом, не является постоянно действующим фактором, поскольку в зависимости от уровня развития экономики страны и состояния законодательства о юридических лицах она может неоднократно модифицироваться15. Поэтому, поддерживая и творчески развивая идею В.П.Мозолина о том, что известная теория отделения управления от собственности действует в условиях современных акционерных обществ в России ограничительно, автор предлагает понимать управление коммерческой организацией посредством органов юридического лица как механизм реализации воли собственника-учредителя или участника организации.

Также подчеркнуто, что от управления имуществом, находящимся в собственности акционерных обществ, отстранены лишь мелкие и средние акционеры. Крупные акционеры посредством избираемых или назначаемых по их воле директоров и управляющих принимают самое активное участие в управлении делами общества и имуществом, формально принадлежащим всем акционерам.

Исходя из результатов проведенного анализа, а также концепции юридического лица как построенного на разделении собственности и управления, автор пришел к выводу о том, что реорганизация - это акт управления собственностью, входящей в состав имущества организации. С этой точки зрения реорганизация коммерческой организации представляет собой изменение субъектов контроля и управления организованным имущественным комплексом, находящимся в управлении коммерческой организации.

Во второй главе - «Правовые основы реорганизации коммерческих юридических лиц в российской и международной практике: сравнительно-правовой анализ» - сформировано представление о подходах к определению реорганизации как корпоративной реструктуризации и ее отражении в современном законодательстве стран Европы и США.

Проведено исследование основных актов стран Западной Европы и Евросоюза в сфере реорганизации коммерческих юридических лиц. Автор исходил из того, что исследование зарубежного опыта позволит определить наиболее эффективные механизмы правового регулирования реорганизации коммерческих организаций в России.

Значение реорганизации в зарубежных правопорядках подчеркивается тем, что ей и ее отдельным формам посвящены не только нормы общегражданского [и (или) общеторгового - в странах с дуализмом частного права] законодательства, но и специальные правовые акты как национального, так и наднационального, международного характера, например третья директива ЕС от 9 октября 1978 г. № 78/855/EС «О слиянии акционерных обществ»16, шестая директива от 17 декабря 1982 г. № 82/891/EС «О разделении акционерных обществ»17, Закон ФРГ о реорганизации от 28 октября 1994 г.18, английский Кодекс Сити о поглощениях и слияниях19.

Исследование указанных и ряда иных актов позволило автору прийти к выводу, что в развитых западных правопорядках корпоративная реорганизация рассматривается через призму экономического подхода с использованием соответствующих экономических моделей, что позволяет глубоко проникнуть в ее природу.

Проведя сравнительный анализ положений о реорганизации  и положений вышеупомянутых директив Евросоюза, автор сделал вывод о том, что реорганизация представляет собой один из видов корпоративной реструктуризации юридических лиц, и эти понятия соотносятся друг с другом как общее и частное. Понимание реорганизации на основе представления о разделении права собственности и управления в юридическом лице является наиболее плодотворным, когда речь идет о создании механизмов реорганизации, и в частности защиты прав кредиторов при реорганизации коммерческой организации.

В частности предложено перенести на российскую почву правила о «слиянии в юридическом смысле», или нотариальный способ удостоверения  сделки по слиянию коммерческих организаций, практикующийся в Германии, который применяется на практике следующим образом. Сливающиеся компании подготавливают договор о слиянии, заверяемый в судебном или нотариальном порядке, и отчеты директоров о слиянии. Слияние должно быть одобрено общими собраниями акционеров участвующих компаний, большинством, представляющим три четверти капитала. Договор о слиянии, решение общих собраний акционеров сливающихся компаний и баланс поглощенной компании, подготовленный за шесть месяцев до даты слияния, заносятся в торговый реестр по месту нахождению компании. С этого момента указанные документы приобретают конститутивный характер.

Разница подходов к правовому регулированию позволила выявить терминологические расхождения в российской и европейской правовой доктрине в отношении форм реорганизации и поглощения. Поскольку указанная выше третья директива ЕС определяет юридический акт слияния как полную передачу всех активов и обязательств поглощенной компании без ее ликвидации поглощающей компанией  и передачи их акционерам поглощенной, невозможно оставить без внимания институт поглощения, который в российском праве не относится к формам реорганизации.

При рассмотрении регулирования основных форм реорганизации по праву Соединенных Штатов Америки обращено внимание на то, наиболее разработанной правовой базой в вопросах корпоративной реорганизации, в том числе слияний и поглощений, является законодательство США. При этом подавляющее большинство ее положений касается защиты прав кредиторов и участников реорганизации коммерческих организаций.

Обобщив опыт правового регулирования в изучаемой сфере, автор указал, что слияния и поглощения рассматриваются в США в качестве сложных и специфических правовых институтов, детализировано регламентированных законодательными предписаниями. Установлено, что правовая доктрина США уделяет особое внимание поглощению в качестве одной из форм изменения контроля над компанией в результате перехода права собственности на крупный пакет акций или наиболее ликвидные активы компании и указывает характерные черты, при наличии которых поглощение может считаться недружественным: повторное предложение совету директоров (или непосредственно акционерам компании) о приобретении крупного пакета акций или активов компании, предоставляющих возможность влиять на стратегию развития компании и распоряжаться ее имуществом. По мнению автора, недружественное поглощение, охватывая приобретение всей компании, отдельных ее частей или стратегическое участие в капитале (прямые инвестиции), не сопровождается утратой юридическим лицом своей правосубъектности. Вне зависимости от теоретических подходов (слияния и поглощения могут рассматриваться как один из способов адаптации компании к соответствующим внешним изменениям отрасли, как реализация внешнего роста компании, как «нерешенные проблемы» финансов) способы недружественных поглощений заранее известны и применяются в точном соответствии с законодательством, поскольку злоупотребление правами не только рассматривается в США в качестве противоправного и наказуемого деяния, но и тесно связано с социально-моральным аспектом.

Рассмотрев отдельные способы недружественного поглощения и его предупреждения в американском законодательстве, автор сформулировал ряд предложений по мерам защиты от таких актов для российских участников гражданского оборота.

В третьей главе - «Соотношение реорганизации коммерческих юридических лиц с поглощением и иными формами управления имуществом юридического лица» - рассмотрены понятие, признаки и формы поглощения как нового правового явления современного права, а также иные формы управления имуществом в соотношении с выработанным автором понятием реорганизации.

С учетом мнений ряда ученых, высказанных в юридической литературе (А.А.Бегаева, С.В.Гомцян, В.В.Долинская, М.Г.Ионцев, А.С.Могилевский, А.Е.Молотников) опираясь на выявленные тенденции развития гражданского законодательства, автор определил проблемы соотношения правовых категорий: реорганизация и поглощение.

Установлено, что для реорганизации характерен закрытый перечень форм, перечисленных в ГК РФ. Отмечено, что в дореволюционном законодательстве существовало понятие слияния в двух его проявлениях: слияние двух компаний с их прекращением и образованием третьей компании; поглощение одной компании другой (Г.Ф. Шершеневич). Также выделялось закрытие компании путем погашения (амортизации) ее акций, при котором предприятие оставалось с духовными и материальными элементами, а личный элемент устранялся - и капитал предприятия делался окончательно безличным (И.Т.Тарасов). Современные российские пять форм реорганизации появились уже в более поздний, советский период. Однако до настоящего времени в России термин «слияние и поглощение» не получил нормативного закрепления, используется на доктринальном уровне преимущественно в экономической науке, причем в правовой литературе отсутствует даже единое понимание рассматриваемого термина.

Исследованы законодательные модели поглощения, которые упомянуты в некоторых актах нормативного и рекомендательного характера (Временное положение «О холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества»20, Кодекс корпоративного поведения21, Постановление Правительства Москвы от 12 апреля 2005 года № 221-ПП «О дополнительных мерах по сохранению и развитию научного и промышленного потенциала города Москвы»22 и др.). Установлено, что данные акты не регулируют рынок слияний и поглощений компаний, не отражают наиболее болезненную сферу для российского рынка, а лишь констатируют негативные факторы такого явления, не наделяя создаваемые комиссии и группы реальными полномочиями и не предоставляется возможности, благодаря которым можно предотвратить недружественный захват предприятия.

Проведен анализ различных точек зрения на проблему правового регулирования поглощения. Во многих доктринальных источниках в России термины «слияние» и «поглощение» рассматриваются и анализируются обособленно друг от друга. Ряд авторов рассматривают процессы слияний и поглощений только в рамках таких установленных российским законодательством понятий, как «слияние», «присоединение». Поглощение, не являясь юридическим термином с точки зрения российского права, употребляется преимущественно как обобщающее понятие для обзора методов и средств установления контроля над бизнесом. Однако, по мнению автора, поглощение нельзя признать формой реорганизации, его требуется ввести в ткань гражданского права как самостоятельный институт корпоративного права, обозначающий механизм перераспределения корпоративного контроля.

Правовое исследование проведено автором в неразрывной связи с экономической составляющей. Для целей детального анализа российского рынка слияний и поглощений и правового отражения происходящих на нем процессов, автор выделил этапы его развития. Установлено, что скупка акций и банкротство предприятия-объекта являются двумя основными направлениями (механизмами) жесткого поглощения (захвата) предприятий. Изучены горизонтальные и вертикальные способы слияния и поглощения коммерческих организаций с точки зрения их права.

Проанализированы формы реорганизации коммерческих организаций с точки зрения наличия корпоративного контроля и сделан вывод о целесообразности рассматривать данный процесс, а также приобретение всего имущественного комплекса предприятия (бизнеса) как составную часть процесса полного приобретения. На сегодняшний день практикой корпоративных конфликтов выработан широкий спектр разнообразных приемов по перехвату управления коммерческими организациями. Автором обосновано, что некоторые из приемов способны принести пользу не только компании, которая инициирует поглощение, но и самому поглощаемому предприятию, и даже региону, на территории которого эта компания расположена, если понятие поглощения урегулировать на уровне ГК РФ.

Автором дано понятие реорганизации как результата отчуждения собственности, акций (долей), банкротства и выработана общая теория реорганизации коммерческой организации как перехода корпоративных прав и прав на имущество от одного лица к другому, рассмотрены случаи такого перехода.

Отмечено, что в современных условиях применяются три основных способа поглощения компаний: проведение реорганизации, покупка активов и приобретение акций (долей). Таким образом, поглощение без первоначальной реорганизации возможно в двух вариантах: покупка активов или акций. Основной целью поглощения является доступ к активам какой-либо компании. Однако довольно часто именно приобретение активов является наиболее приемлемым способом совершения сделки поглощения с последующей реорганизаций коммерческой организации. Способ закрепления имущества напрямую зависит от целей, которые стоят перед приобретателем активов.

Подробно исследованы способы приобретения активов и установления контроля в коммерческой организации на примере акционерных обществ. При этом автор опирался на обширную правоприменительную, в том числе арбитражную, практику.

Проанализирована Концепция развития законодательства о юридических лицах (далее - Концепция), разработанная Советом по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ, в которой затронуты многие проблемы законодательства - пробельность, неточность и неоднозначность формулировок, высказаны предложения по его совершенствованию. В Концепции отмечено, что проблемы недружественных поглощений в России приобрели особую актуальность; кроме того, злоупотребления в сфере государственной регистрации юридических лиц приводят к корпоративным захватам, созданию «фирм-однодневок» для их участия в цепочках по незаконному отчуждению имущества, перекладывания на них ответственности по обязательствам, уклонению от уплаты налогов, незаконному возмещению налогов из бюджета и т.п. Принципиальными для данного исследования стали положения Концепции, в которых предложено установить принцип публичной достоверности реестра юридических лиц и предусмотреть в законодательстве возможности взыскания с юридического лица убытков, если они возникли вследствие непредставления, несвоевременного представления или представления недостоверных сведений в государственный реестр юридических лиц. Кроме того, в Концепции высказана мысль об установлении обязательной юридической экспертизы содержания учредительных документов на соответствие их законодательству Российской Федерации.

В русле этой Концепции автором представлены следующие соображения. Так, обращено внимание на то, что в соответствии с положениями Основ законодательства Российской Федерации о нотариате23 акционерное общество при наличии корпоративного конфликта либо при принятии важных для общества решений может приглашать на заседания (собрания) нотариуса, который засвидетельствует достоверность протокола органа управления юридического лица. Предложено закрепить порядок совершения данного нотариального действия, поскольку он не раскрыт в нормативных актах.

Для совершенствования мер защиты кредиторов при поглощении  предложено ввести правило о предоставлении участвующими в реорганизации лицами доказательств письменного уведомления кредиторов.

Отмечено, что изменения требований к проведению процедур банкротства, принятые в последние годы, были направлены на предотвращение недобросовестных действий в отношении должников. Однако и сегодня при проведении этой процедуры обычно используют различные схемы. Например, заинтересованные в приобретении активов лица, начинают скупать долги компании. При этом обычно они пользуются рассрочкой платежа. Даже у стабильно работающего предприятия не трудно найти какой-либо просроченный долг. Когда накопленный объем задолженности становится значительным, инициируется процедура банкротства.

Выявив недостатки законодательства в данной сфере, автор предложил различные правовые способы противостояния инициированию процедуры банкротства. Установлено, что предоставив арбитражным управляющим большие полномочия по распоряжению имуществом должника, Закон о банкротстве не совсем четко налагает на них обязанности по экономически эффективному ведению дел предприятия. Иными словами, содержательная сторона распространенного в мировой практике понятия «антикризисный менеджмент» практически не нашла своего закрепления в указанном Законе.

Автором высказано мнение, что преимущественно принудительный характер банкротства (чаще в суд обращаются кредиторы), легальные возможности для должника и арбитражного управляющего вывести самое ценное имущество из-под банкротства, вызывает недоверие к должникам (что выражается моментальном назначении арбитражного управляющего) и  приводит к конфронтации должника и кредиторов. Между тем законодательство должно быть направлено на стимулирование поисков решения проблем и сохранение имущественно самостоятельного субъекта права, а не на узаконивание недружественного поглощения коммерческой организации.

В четвертой главе - «Механизмы реорганизации коммерческих юридических лиц» - проведено исследование основных элементов добровольной и принудительной процедур реорганизации.

Автором исследованы порядок и механизмы добровольной реорганизации коммерческой организации, проводимой по решению ее органов.

Рассмотрены основные этапы всех предусмотренных форм реорганизации (слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования) прежде всего на примере хозяйственных обществ. Отмечено, что на практике, несмотря на то, что порядок реорганизации довольно подробно освещен в законодательстве, отечественные компании не спешат оформлять приобретение новых активов указанным способом. Основной причиной является необходимость соблюдения слишком запутанной процедуры, которая серьезно замедляет процесс реорганизации.

Установлено, что на сегодня отсутствует унификация организационно-правовых форм юридических лиц и процедур их реорганизации. Автором обоснована необходимость унификации правил о порядке проведения реорганизации коммерческих организаций. На основании отечественной практики правоприменения, а также законодательства ЕС выделены следующие ее стадии (этапы):

подготовительная – представители или органы коммерческих организаций ведут переговоры о возможности, целесообразности и экономической эффективности реорганизации с обоснованием проведения реорганизации и доведением такой информации до всех заинтересованных лиц;

принятия и оформления решения о реорганизации - уполномоченные лица выносят на общее собрание участников коммерческой организации вопрос о реорганизации в конкретной форме, решаются принципиальные вопросы реорганизации и обсуждаются условия договоров о реорганизации;

организационно-техническая - уполномоченные органы разрабатывают проект договора о слиянии или присоединении, подготавливают передаточный акт или разделительный баланс, разрабатывают устав (или изменения и дополнения в него), иные необходимые документы, подписывают договор о слиянии или присоединении;

утверждения - общее собрание участников коммерческой организации утверждает договор о слиянии или присоединении, устав общества (или изменения и дополнения в него), иные необходимые документы, передаточный акт или разделительный баланс;

уведомления кредиторов и досрочного исполнения соответствующих обязательств – кредиторы реорганизуемой коммерческой организации уведомляются в установленном порядке о предстоящем изменении субъекта права и правопреемстве и реализуют свои права;

регистрация - проходит государственная регистрация создания и (или) прекращения юридического лица, с момента которой по общему правилу коммерческая организация считается реорганизованной.

Такое деление процедуры реорганизации на этапы позволит более четко, чем в настоящее время, применять на практике правила о защите прав как кредиторов реорганизуемых коммерческих организаций, так и участников таких юридических лиц.

Затронуты вопросы признания реорганизации недействительной. Выделены признание решения о реорганизации недействительной и признание государственной регистрации реорганизации недействительным как два самостоятельных случая правового регулирования с самостоятельными правовыми последствиями. Акцентировано внимание на том, что вопрос об определении и законодательном закреплении правовых последствий признания недействительной регистрации реорганизации представляется наиболее сложным и требующим скорейшего разрешения. На взгляд автора, решать его следует исходя из такого принципа: мера ответственности (воздействия) должна быть соразмерна и адекватна защищаемым правам и ценностям, с тем чтобы потери всех заинтересованных лиц (кредиторов, акционеров, работников, самого общества) могли быть предотвращены или уменьшены, а нарушения должны быть столь существенными, чтобы указанные последствия выступали в качестве меры, действительно необходимой для защиты прав и законных интересов других лиц.

Также предложено ввести в практику обязательное предварительное обоснование реорганизации и обеспечение необходимой информацией участников и кредиторов реорганизуемых юридических лиц. До принятия решения о реорганизации реорганизуемая организация должна подготовить в письменной форме документ, содержащий детальное объяснение, а также юридическое и экономическое обоснование проекта решения о реорганизации, а для реорганизации в форме слияния (присоединения) - проекта договора о слиянии (присоединении), обоснование соотношения обмена (конвертации) акций (долей, паев), суммы компенсации, а также описание последствий осуществления реорганизации для участников каждой из участвующих в реорганизации организаций.

Доказана целесообразность установления в законе положения о том, что признание недействительным решения о государственной регистрации организаций, создаваемых путем реорганизации, а также государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы организации, не влечет ликвидации организации. Признание недействительными решения о реорганизации, договора о слиянии (присоединении), учредительных документов организации, созданной в результате реорганизации (полностью или в части), а также изменений, вносимых в них, не влечет ликвидации организации. Такой подход будет соответствовать принципу стабильности гражданского оборота и судебной практике, складывающейся в арбитражных судах.

Автором рассмотрены два договора, предусмотренные действующим законодательством для процедур добровольной реорганизации, – о слиянии и присоединении (реорганизационные договоры).

Особенностью данных договоров является то, что участники договора слияния или присоединения  - юридические лица (все - при слиянии и присоединенное юридическое лицо - при реорганизации путем присоединения) после заключения договора прекращают существование в качестве субъектов права. Это происходит при слиянии в момент государственной регистрации вновь созданного юридического лица, а при присоединении - в момент внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица (п. 4 ст. 57 ГК РФ). При этом реорганизация в форме присоединения рассматривается как частный случай слияния, поэтому к договору о присоединении, возможно, применять правила и выводы в отношении договора о слиянии.

Отмечено, что одним из важных вопросов, требующих решения, является выяснение природы и особенностей договоров о реорганизации. Рассмотрены высказанные в литературе точки зрения по данному вопросу. Проведен сравнительный анализ договоров о реорганизации и простого товарищества, договора о совместной деятельности, учредительного договора, договоров о создании хозяйственных обществ.

Во всех указанных договорных конструкциях обнаружено определенное сходство, как в договорах одной группы, но не полное тождество. Так, в отличие от простого товарищества, договор о реорганизации направлен именно на создание нового юридического лица и сопутствующее этому процессу правопреемство и этим принципиально отличается от договора простого товарищества. Признаком товарищества также считается совместная деятельность, объединение усилий товарищей для достижения общей цели. Для договора о реорганизации необходимо обязательно наличие общей цели, а совместной деятельности может и не требоваться.

Разная направленность договоров не позволяет приравнять учредительный договор к договору о реорганизации. В то же время образование органов вновь возникающего общества проводится на совместном общем собрании акционеров обществ, участвующих в слиянии, в соответствии с положениями нового устава, ранее утвержденного общим собранием акционеров сливающихся обществ. Правовая природа этих собраний в законе не определена, но по своим целям они сходны с учредительными собраниями. Автором высказано мнение о том, что договоры о реорганизации по своей природе наиболее близки к учредительным договорам, однако и в данном случае полного тождества не возникает.

Указано, что договоры о реорганизации являются непоименованными, что затрудняет их применение на практике. На практике эти договоры зачастую оформляются как договоры простого товарищества, что не соответствует действительной цели сторон. Поскольку в рассмотренных договорных конструкциях есть и много общего, договор о реорганизации, по мнению автора, следует отнести к группе договоров, которые приводят к различным результатам в смысле создания нового субъекта права, но имеют одинаковую процедуру исполнения - происходит объединение усилий и имущества для достижения общей цели.

На основании изложенного сделан вывод, что договоры о реорганизации следует считать самостоятельными непоименованными договорами, которые можно отнести в группу корпоративных договоров (или договоров об объединении лиц). В договорах о реорганизации обнаруживается сходство с договорами, входящими в данную группу. Договоры о реорганизации являются консенсуальными, многосторонними, взаимными, возмездными, подчиняются общим правилам о сделках и договорах (ст. 153 - 181, 420 - 453 ГК РФ), если иное не установлено законом или не вытекает из существа этих договоров. При несоответствии требованиям закона или иных правовых актов они могут быть признаны недействительными полностью или частично (ст. 166 - 179 ГК РФ). Обоснована необходимость создания развернутых самостоятельных правил о договорах о реорганизации.

Исследовав мнения ученых по вопросам принудительной реорганизации (Н.А.Баринов, С.Н.Братусь, А.Н.Варламова, А.В.Габов, В.П.Грибанов, М.Ю.Козлова), автором определен правовой режим принудительной реорганизации, при этом сосредоточено внимание на анализе гражданского и административного законодательства, предусматривающего прекращение юридического лица по установленным в законе или судебном решении основаниям.

Отмечено, что вопросы принудительной реорганизации получили свое регулирование с вступлением в силу ГК РФ в 1994 году. В советской и российской литературе долгое время говорилось о принудительном способе прекращения юридического лица, а не о принудительной реорганизации. В первоначальной редакции ГК РФ не связывал возможность осуществления принудительной реорганизации с совершением правонарушения; принудительная ликвидация, напротив, однозначно связывалась с правонарушением со стороны юридического лица.

Общие положения ГК РФ предполагают три случая принудительной реорганизации: по решению суда; уполномоченного государственного органа; внешнего управляющего. Однако конкретные вопросы принудительной реорганизации в ГК РФ не урегулированы. Также обращает внимание на то, что нормы ГК РФ не указывают, в каких случаях принудительная реорганизация осуществляется по решению суда, а в каких - по решению уполномоченного государственного органа, что порождает проблемы правоприменительного характера. В частности, суды отказывают в удовлетворении требования участника общества о принудительной реорганизации общества, поскольку решение указанного вопроса находится в исключительной компетенции общего собрания участников.

В то же время выявлено, что вопросы принудительной реорганизации затрагиваются в отдельных федеральных законах и касаются введения таких механизмов в следующих целях:

- пресечения ограничения конкуренции (антимонопольное законодательство и законодательство о защите конкуренции в сфере электроэнергетики);

- прекращения нарушений законодательства о банках и банковской деятельности (законодательство о кредитных организациях и банках);

- обеспечения исполнения требований закона о приведении организационно-правовой формы юридического лица в соответствие с требованиями законодательства (гражданское законодательство о статусе акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью, унитарных предприятий и др.).

Автором отмечено, что принудительная реорганизация виновного хозяйствующего субъекта рассматривается в антимонопольном и ином законодательстве как особая форма публичной ответственности хозяйствующего субъекта, наступающая в случае систематического осуществления монополистической деятельности занимающей доминирующее положение коммерческой организацией, а также некоммерческой организацией, осуществляющей деятельность, приносящую ей доход. Причем эти последствия устанавливаются вне судебного порядка. Таким образом, основанием для принудительной реорганизации выступает правонарушение - нарушение какой-либо позитивной обязанности, установленной законом.

В вопросе принудительной реорганизации выделен ряд проблем. Так, представители антимонопольного органа нередко ссылаются на отсутствие разработанной процедуры использования данного механизма. Серьезным вопросом является перечень способов реорганизации, который может быть реализован в принудительном порядке. Если ГК РФ указывает только на выделение и разделение, то специальные законы указывают также на слияние, присоединение и преобразование. Обоснована целесообразность признания и установления в ГК РФ,  соответствующего дополнения.

Доказана необходимость закрепления в ГК РФ общих положений об основаниях для принудительной реорганизации. Автором сформулировано в качестве общего правила основание для принудительной реорганизации. В целом отмечено, что принудительная реорганизация могла бы стать важным инструментом развития конкурентных отношений. Введение института принудительной реорганизации в гражданское право свидетельствует о все более проникающей конвергенции частного и публичного права. Данная мера могла бы найти применение не как санкция, а как способ влияния на компанию, которая фактически монополизирует рынок. Под монополизацией имеется в виду не просто занятие доминирующего положения и не злоупотребление доминирующим положением, а наличие ситуации на рынке, близкой к монопольной. Речь идет о такой ситуации на рынке, когда компания не просто занимает большую долю рынка (как при доминирующем положении), а фактически является единственным игроком на рынке товара или по крайней мере игроком, от которого зависят иные субъекты рынка.

В пятой главе - «Реорганизация коммерческого юридического лица и защита прав кредиторов» - исследованы основные способы защиты прав участников (акционеров), управляющих и кредиторов коммерческой организации, в которой происходит реорганизация.

Исследовав мнения ученых о реорганизациях с конфликтом и возникающих при этом проблемах современного права (В.В.Горбов, М.П.Клейменов, М.А.Сергеев, Д.И.Степанов, А.Ю.Федоров) автором выявлены условия, при которых происходит реорганизация, порождающая конфликт в компании.

Отмечено, что в условиях глобализации мировых экономических процессов, происходящих в настоящее время, огромное значение приобретает проблема передела собственности, которая находится в центре внимания многих стран мира. Как показали результаты исследования способов поглощения в российской практике, одним из главных мотивов недружественного поглощения является передел собственности, что само по себе несет конфликтность в рамках как материального права, так и социальной жизни. Указано, что в России термин «рейдерство» является синонимом термина «недружественное поглощение», которое характерно, прежде всего, для англо-американской системы корпоративного управления.

При характеристике названных явлений в научной литературе употребляются такие понятия, как «слияние», «поглощение», «враждебное поглощение», «корпоративный захват», «незаконный корпоративный захват», «рейдерство», «корпоративная защита». В отечественном законодательстве термин «недружественное поглощение» отсутствует. Эти понятия заимствованы из юридической практики США и Великобритании, оказавшей влияние и на другие европейские страны.

На конкретных примерах показано, что недружественные поглощения с характерными для них признаками в настоящее время становятся неотъемлемой частью современной экономической действительности и претендуют на статус «второй волны» по переделу собственности в Российской Федерации. Если «первая волна» слияний и поглощений, произошедшая в России в 1998 году, была вызвана девальвацией, нестабильной экономической обстановкой, удешевлением активов и резким изменением структуры спроса и предложений, в частности на финансовых рынках страны, то сегодня в условиях нового экономического кризиса она вызвана макроэкономическими факторами, такими, как высокий уровень мировых цен на нефть, значительные доходы от экспорта.

Установлено, что в настоящее время законодательство многих западных стран не только определяет указанные явления, но и осуществляет их подробную регламентацию. Так, дружественные и враждебные поглощения разграничиваются по двум критериям: а) поведение покупателя (проинформировал ли он совет директоров объекта поглощения или обратился напрямую к акционерам); б) поведение совета директоров объекта поглощения (принял он предложение о покупке или нет). Само же явление недружественных (враждебных) поглощений стало именоваться рейдерством. Отмечено, что в иностранных источниках преобладает нейтральное отношение к рейдерам, которые понимаются как особая разновидность участников экономических отношений. Выступая в качестве финансового инвестора, рейдер приобретает компанию-цель на фондовом рынке, используя денежные средства самой компании-цели или ее возможности как заемщика.

Проведя исследование, автор сформулировал определения недружественного поглощения и рейдерства как явления права, а также рассмотрел приемы по защите от захватов в коммерческих организациях. Недружественность поглощения современная юридическая литература видит прежде всего в том, что оно происходит против воли собственника или собственников предприятия. Однако в экономической теории недружественным будет признано и такое поглощение, которое не соответствует воле управляющих и исполнительных органов коммерческой организации.

Рейдерство в самом общем виде определено автором как недружественное поглощение имущества, земельных комплексов и прав собственности, которое осуществляется на фоне недостаточности нормативной правовой базы и с использованием государственных, административных и силовых ресурсов на коррупционной основе.

Автором даны понятие конфликта и подвергнуты анализу составляющие конфликта в коммерческой организации. Автором обосновано, что корпоративный конфликт происходит (может иметь место) при наличии спора (пробелов) в области корпоративного права. С развитием, совершенствованием корпоративного права получают новое развитие корпоративные конфликты.

Основные конфликты в сфере корпоративного управления порождены взаимодействием участников, входящих в систему корпоративных отношений, которых можно разделить на две большие группы: само акционерное общество и акционеры этого общества. В состав этих групп входят: руководство корпорации (эмитента); крупные акционеры (мажоритарные); миноритарные акционеры (владеющие незначительным количеством акций); владельцы иных ценных бумаг эмитента; кредиторы и партнеры, не являющиеся владельцами ценных бумаг эмитента; федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также органы местного самоуправления.

Несмотря на то, что различные участники корпорации имеют различные интересы, автор указал, что различие в интересах участников в рамках одного хозяйственного общества еще не всегда является конфликтом. Но, как только носители различных интересов предпринимают те или иные действия, направленные на реализацию своих интересов, на достижение целей, отличных от целей других участников корпоративных отношений, возникает конфликт.

По мнению автора, конфликт интересов в корпорации связан прежде всего с отделением собственности от управления. Менеджеры в корпорациях далеко не всегда являются их собственниками. Интересы менеджеров заключаются в сохранении прочности своего положения, а их усилия сконцентрированы на оперативной деятельности корпорации. Несовпадение интересов менеджеров и собственников акций, крупных и мелких акционеров, менеджеров и органов государства – основная проблема в корпоративных отношениях.

Если на Западе корпоративные конфликты в основном выражаются в противоречии интересов менеджеров и акционеров, то в России часто наблюдается ущемление прав миноритарных акционеров со стороны мажоритарных. В результате исследования арбитражной практики автор выделил наиболее распространенные нарушения: перенос финансового бремени прежних компаний на миноритариев в ходе реорганизации и перевода прибыльного бизнеса в новые компании; вывод активов в аффилированные компании без учета мнения миноритарных акционеров; нарушение права акционеров на участие в управлении компанией, в том числе на участие в общем собрании; размещение акций путем закрытой подписки «дружественным структурам» по номинальной цене («размывание» капитала) и т. д.

Проведена классификация корпоративных конфликтов по различным основаниям.

Позицию законодателя о приоритете защиты прав мелких акционеров автор подверг критике, так как в балансе корпоративных отношений произошел крен в другую сторону. Сегодня от миноритариев необходимо защищать само общество, деятельность которого может быть легко парализована исками мелких акционеров.

Сформулированы основные мотивы недружественного поглощения одного предприятия другим: стремление увеличить свою долю на рынке; устранить конкурентов; приобрести ликвидные активы предприятия в целях их последующей реализации по более высокой цене; корпоративный шантаж.

Отличительной чертой такого явления, как недружественное поглощение, является то обстоятельство, что в роли объекта поглощения может выступать не только организация, имеющая определенные финансовые затруднения и находящаяся в кризисной ситуации, но и абсолютно преуспевающий субъект экономического оборота. Определяющими в данном случае будут следующие факторы: наличие у организации-цели ликвидного имущества (имущественного комплекса); налаженные производственный и торговый процессы;  наличие неурегулированных конфликтов среди учредителей (участников), акционеров организации; пренебрежение механизмами обеспечения информационной прозрачности деятельности предприятия; отсутствие надлежащего правового обеспечения деятельности предприятия.

При указанных обстоятельствах необходимо больше внимания уделять совершенствованию корпоративного управления, представляющему собой комплекс мер, осуществляемых как зарубежными, так и российскими компаниями для защиты интересов собственников и в конечном счете для повышения стоимости компании и привлечения инвестиций.

Анализируя мнения ученых, обращавшихся в своих трудах к методам защиты прав участников и кредиторов в процессе реорганизации коммерческих юридических лиц и поглощений (В.А.Лаптев, А.Е.Молотников, О.М.Свириденко, А.Р.Султанов, А.Ю.Федоров) автором рассмотрены основные способы защиты прав заинтересованных лиц в процессе реорганизации.

Результаты исследования показали, что, по мнению многих авторов, недружественным поглощением является приобретение крупных пакетов с нарушением установленной процедуры.

Автором обоснована целесообразность введения в научный оборот таких понятий, как «объект недружественного поглощения», «объективная сторона недружественного поглощения», «субъект недружественного поглощения», «субъективная сторона недружественного поглощения», изучение особенностей которых необходимо для разработки новых средств защиты атакуемой агрессором компании и (или) принадлежащих ей активов от недружественного поглощения, поскольку в последнее время компании-агрессоры совершенствуют тактику нападения.

В необходимом объеме рассмотрено уголовное законодательство, в частности, для определения соотношения приемов недружественного поглощения и норм уголовного законодательства. Одним из способов захвата при недружественном поглощении является преднамеренное банкротство, уголовная ответственность за которое предусмотрена ст. 196 УК РФ. Преднамеренное банкротство представляет собой умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия. Соответственно в России корпоративный захват больше подпадает под уголовную юрисдикцию. В связи с этим сделан вывод о необходимости неукоснительного соблюдения правоохранительными органами обязанностей по расследованию соответствующих преступлений, чтобы уголовное преследование не заменялось защитой в арбитражных судах.

Проведен подробный анализ стратегических и тактических способов защиты предприятия от недружественного поглощения и судебной практики. Установлено, что в судебной практике встречается успешный опыт разрешения ситуаций по недружественному поглощению (отказ поглотителя от недружественных действий), а также полного судебного восстановления нарушенных прав.

Выявлены наиболее распространенные способы защиты: создание эффективной корпоративной структуры в целях распределения финансовых и операционных рисков; осуществление систематического контроля за структурой кредиторской задолженности, сроками ее погашения; заключение договора о ведении реестра акционеров с надежным регистратором, обладающим безупречной деловой репутацией; осуществление постоянного мониторинга экономической ситуации. Указанные мероприятия могут осуществляться как в совокупности, так и отдельно друг от друга. Однако, практика рассмотрения корпоративных споров в арбитражных судах показала, что руководство коммерческой организации не всегда способно адекватно оценить сложившуюся ситуацию и своевременно выбрать наиболее подходящий конкретной ситуации способ защиты от недружественного поглощения. Автором высказано мнение, что при таких обстоятельствах именно законодательное закрепление механизма регулирования недружественного поглощения позволит исключить хаос в действиях руководителей поглощаемого предприятия.

Предложено в качестве метода защиты использовать и ковенанты как дополнительные обеспечительные меры при изменении правового статуса субъекта перед кредиторами, заимствованные из практики кредитных организаций.

В заключении определены некоторые направления дальнейшего научного анализа проблематики реорганизации коммерческих организаций, обобщены сделанные выводы относительно новых научных направлений в цивилистической науке.

По теме диссертации опубликованы следующие основные работы:

Монографии

  1. Марков П.А. Реорганизация коммерческих организаций: проблемы теории и практики: монография. М.: Норма, 2011. – 320 с.
  2. Марков П.А. Недружественное поглощение. Теория, практика, правовое регулирование: монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2010. – 96 с.
  3. Марков П.А. Особенности банкротства стратегических предприятий: монография. М.: Московская академия экономики и права, 2007. – 122 с.

Статьи в рецензируемых научных журналах и изданиях

  1. Марков П.А. Ответственность учредителей по долгам компании – банкрота // Российская юстиция. 2006. № 7. С. 21-22.
  2. Марков П.А. Необходимость усложнения системы регистрации предприятий // Российская юстиция. 2006. № 8. С. 28-30.
  3. Марков П.А. Проблемы ликвидации отсутствующих должников // Вестник Российской правовой академии. 2006. № 3. С. 24-26.
  4. Марков П.А. Ликвидация недействующих юридических лиц // Российская юстиция. 2006. № 9. С. 7-8.
  5. Марков П.А. Недружественное поглощение путем банкротства // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2006. № 4. С. 322- 325.
  6. Марков П.А. Арбитражный управляющий: назначение, права, обязанности // Экономика. Предпринимательство. Окружающая среда. 2006. № 3 (27). С. 66-69.
  7. Марков П.А. Заключение мирового соглашения в процедуре наблюдения // Российская юстиция. 2006. № 10. С. 13-15.
  8. Марков П.А. Ответственность Агентства по страхованию вкладов как конкурсного управляющего в деле о банкротстве // Банковское право. 2006. № 5. С. 43-46.
  9. Марков П.А. Досудебные процедуры, применяемые при банкротстве стратегических предприятий // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 11. С. 39-41.
  10. Марков П.А. Нарушение норм материального права – причина для отмены определения об утверждении мирового соглашения // Вестник Российской правовой академии. 2006. № 4. С. 46-48.
  11. Марков П.А. Объекты недружественного поглощения // Вестник Российской правовой академии. 2006. № 5. С. 47-49.
  12. Марков П.А. Расчеты с кредиторами в ходе конкурсного производства // Право и экономика. 2006. № 11. С. 40-43.
  13. Марков П.А. Понятие, признаки и правовое регулирование банкротства стратегических предприятий // Право и экономика. 2006. № 12. С. 29-33.
  14. Марков П.А. Субъективная сторона недружественного поглощения // Российская юстиция. 2006. № 12. С. 10-11.
  15. Марков П.А. Институт вины в банкротстве банка // Российская юстиция. 2007. № 1. С. 16-18.
  16. Марков П.А. Правовые последствия приостановления производства по делу // Вестник Российской правовой академии. 2007. № 1. С. 44-46.
  17. Марков П.А. Совокупность проблем теории и практики недружественных поглощений // Право и экономика. 2007. № 2. С. 98-100.
  18. Марков П.А. Объективная сторона недружественного поглощения // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2007. № 2. С. 370-371.
  19. Марков П.А. Социальная сущность недружественного поглощения // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2007. № 2. С. 426-427.
  20. Марков П.А. Судебная практика в вексельных правоотношениях // Право и экономика. 2007. № 4. С. 115-117.
  21. Марков П.А., Пулова Л.В. Процессуальное правопреемство кредитных организаций // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 4. С. 55-60.
  22. Марков П.А. Истребование доказательств в деле о банкротстве кредитной организации // Банковское право. 2007. № 2. С. 26-29.
  23. Марков П.А. Ответственность ликвидатора за соблюдение интересов кредиторов и собственника // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2007. № 4. С. 164-165.
  24. Марков П.А. Рассмотрение мирового соглашения в конкурсном производстве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 6. С. 79-82.
  25. Марков П.А. Последствия введения внешнего управления – мораторий на удовлетворение требований кредиторов // Право и экономика. 2007. № 6. С. 62-65.
  26. Марков П.А. Предъявление внешним управляющим требования о признании сделки недействительной // Предпринимательское право. 2007. № 3. С. 11-12.
  27. Марков П.А. Полномочия апелляционной инстанции по направлению судебных актов на новое рассмотрение // Вестник Российской правовой академии. 2007. № 3. С. 40-43.
  28. Марков П.А. Прекращение производства по делу о банкротстве в процедуре внешнего управления // Российская юстиция. 2007. № 10. С. 40-42.
  29. Марков П.А. Внесудебное мировое соглашение // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2007. № 6. С. 270-271.
  30. Марков П.А. Влияние безусловных оснований отмены на пересмотр судебного акта // Право и экономика. 2008. № 3. С. 87-89.
  31. Марков П.А., Сафронова А.А. Роль договора уступки права требования при рассмотрении дел о несостоятельности // Право и экономика. 2008. № 6. С. 59-63.
  32. Марков П.А. Пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам // Российская юстиция. 2008. № 6. С. 21-24.
  33. Марков П.А. Критерии несостоятельности (банкротства): неоплатность и неплатежеспособность // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2008. № 2. С. 369-370.
  34. Марков П.А. Представитель работников должника как участник арбитражного процесса по делам о несостоятельности (банкротстве) // Предпринимательское право. 2008. № 3. С. 21-23.
  35. Марков П.А. Дружественное поглощение // Право и экономика. 2008. № 10. С. 37-41.
  36. Марков П.А. Банкротство: ликвидация производства или инструмент оздоровления экономики // Экономика. Предпринимательство. Окружающая Среда. 2008. № 3 (35). С. 85-87.
  37. Марков П.А., Сафронова А.А. Недружественное поглощение как способ оздоровления экономики // Бизнес в законе. 2008. № 4. С. 134-137.
  38. Марков П.А. «Дробление» вклада как способ удовлетворения требования путем включения в первую очередь // Право и экономика. 2010. № 5. С. 41-44.
  39. Марков П.А., Бальжинимаева Ж.Ц. Регулирование слияний и поглощений по праву Европейского союза // Право и экономика. 2010. № 12. С. 24-30.
  40. Марков П.А. Реорганизация коммерческих организаций в российском праве // Право и экономика. 2011. № 9. С. 12-19.
  41. Марков П.А. Российское законодательство о реорганизации коммерческих организаций: проблемы доктрины и правоприменения // Банковское право. 2011. № 5. С. 51-57.
  42. Марков П.А. Реорганизация как результат отчуждения собственности, акций (долей), банкротства // Право и экономика. 2011. № 10. С. 12-17.
  43. Марков П.А. Процедура добровольной реорганизации коммерческой организации // Право и экономика. 2011. № 11. С. 14-19.

Статьи в иных научных журналах и изданиях

  1. Марков П.А. Позиция военной прокуратуры // Русский адвокат. 1997. № 1-2. С. 15-16.
  2. Марков П.А. «Мосводоканал» извлекает прибыли из военного бюджета // Русский адвокат. 1998. № 3-4. С. 19-20.
  3. Марков П.А. Очередь к банкроту. Вопросы очередности удовлетворения штрафных санкций при банкротстве кредитной организации // Арбитражный управляющий. 2003. № 6(7). С. 28-29.
  4. Марков П.А. Проценты, пени и неустойки. Об ответственности кредитной организации, признанной несостоятельной (банкротом) // Арбитражный управляющий. 2004. № 2(9). С. 26-28.
  5. Марков П.А. Проблемы преднамеренного банкротства // Арбитражная практика. 2005. № 1. С. 63.
  6. Марков П.А. Признание недействительной сделки, совершенной банкротом: какие нарушенные права восстанавливает суд? // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2006. № 1. С. 101-104.
  7. Марков П.А. Процессуальные особенности рассмотрения дел об оспаривании ненормативных актов Банка России // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2006. № 3. С. 97-101.
  8. Марков П.А. Проблемы рассмотрения в суде дел об оспаривании отзыва лицензии, предписаний, а также дел о принудительной ликвидации банков // Право и жизнь. 2006. № 99(9). С. 101-108.
  9. Марков П.А. Для стратегического предприятия банкротство – последний редут // Эффективное антикризисное управление. 2006. № 42. Спецвыпуск. С. 21.
  10. Марков П.А. Развитие корпоративных конфликтов // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. № 11. С. 86-91.
  11. Марков П.А. Привлечение юридического лица к административной ответственности // Современное право. 2006. № 9(1). С. 75-77.
  12. Марков П.А. Юридическая сущность недружественного поглощения // Юстиция. 2006. № 6. С. 60-69.
  13. Марков П.А. Соотношение социального и юридического аспектов недружественного поглощения // Корпоративные споры. 2006. № 6. С. 31-35.
  14. Марков П.А. Влияние сфальсифицированных доказательств на арбитражное судопроизводство // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2006. № 5. С. 81-84.
  15. Марков П.А. К вопросу организации делопроизводства в арбитражном суде // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2006. № 6. С. 95-97.
  16. Марков П.А. Банкротства как передел собственности // Банкротство: история, законодательство, проблемы, перспективы: Сборник научных статей профессорско-преподавательского состава. М.: ИПКгосслужбы, 2006. С. 10-14.
  17. Марков П.А. Административная ответственность за нарушение актов валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2007. № 2. С. 85-89.
  18. Марков П.А. Мировое соглашение и примирительные процедуры // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2007. № 3. С. 69-73.
  19. Марков П.А. Проблемы рассмотрения споров, связанных с обращением векселей // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2007. № 4. С. 83-86.
  20. Марков П.А. Субъекты недружественного поглощения // Труды МГУУ Правительства Москвы. 2007. Выпуск 11. С. 187-192.
  21. Марков П.А. Усложнение практики ведения процедур банкротства… // Эффективное антикризисное управление. 2007. Спецвыпуск № 51-53. С. 49.
  22. Марков П.А. Кредитные организации оспаривают акты Банка России // Бизнес адвокат. 2006. № 16.
  23. Марков П.А. Соотношение понятий «несостоятельность» и «банкротство» // Право и жизнь. 2007. № 116(11). С. 35-41.
  24. Марков П.А. Предупреждение банкротства стратегических предприятий и организаций: практика, проблемы // Материалы Всероссийской научно-практической конференции 25-26 апреля 2006 года. Москва. 2006. С. 316-319.
  25. Марков П.А. Процессуальные особенности рассмотрения дел об оспаривании ненормативных актов банка России // Материалы научно-практической конференции «Банкротство кредитных организаций и становление системы страхования вкладов: проблемы правоприменительной практики». Москва. ЮСТИЦИНФОРМ. 2006. С. 49-56.
  26. Марков П.А. Недружественное поглощение: компании-цели // Сборник статей в 8 книгах Вторые Всероссийский Державинские чтения. Книга 6: Проблемы предпринимательского, гражданского и арбитражного процессуального права. Москва. 2007. С. 124-126.
  27. Markov P.A. Invalidity of Transactions and the External Manager in Bankruptcy // RUSSIAN LAW: THEORY AND PRACTICE. 2007. №. 2. P. 173-175.
  28. Марков П.А. Характер полномочий арбитражного суда в делах о несостоятельности (банкротстве) // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2008. № 1. С. 36-39.
  29. Марков П.А. Анализ применяемых судебных процедур в реализации принципов и целей оздоровления и банкротства субъектов экономической деятельности (на примере обеспечения ответственности ликвидационной комиссии за соблюдением интересов кредиторов и собственника) // Материалы научно-практической конференции с начальниками юридических служб и подразделений и начальниками сметно-договорных отделов подразделений Спецстроя России. Москва. 2008. С. 35-43.
  30. Адамова В.Б., Марков П.А., Спахова Н.М. Проблемные вопросы практики применения законодательства о банкротстве // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2008. № 4. С. 3-9.
  31. Марков П.А. Практические проблемы определения размера вознаграждения арбитражного управляющего в деле о банкротстве // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2009. № 5(24). С. 48-51.
  32. Марков П.А. Оспаривание конкурсным управляющим ряда последовательно заключенных сделок // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2009. № 6(25). С. 27-31.
  33. Марков П.А. Особенности слияний и поглощений в России // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2010. № 6(31). С. 21-26.
  34. Марков П.А. К вопросу о необходимости правовой защиты от недружественных поглощений. // Материалы II Международной научно-практическая конференция. «Частноправовые проблемы взаимодействия материального и процессуального права». г. Ульяновск, 7-8 октября 2011 г. С. 239-242.
  35. Марков П.А. Реорганизация и поглощение: проблемы соотношения понятий // Вестник арбитражной практики. 2011. № 5. С. 5-18.
  36. Марков П.А. Реорганизация и поглощение: проблемы соотношения понятий // Вестник арбитражной практики. 2011. № 6. С. 5-14.

Комментарии, учебники и учебные пособия

83. Марков П.А. Гл. IV «Наблюдение», пар. 5 гл. IX «Банкротство стратегических предприятий и организаций. Особенности банкротства отдельных категорий должников – юридических лиц» // Комментарий к Федеральному закону от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный)/ под ред. Е.А.Рыбасовой. М.: Юстицинформ, 2011.

84. Российское предпринимательское право: учеб.-методич. комплекс / Л.В.Борисова, П.А.Марков, О.М.Свириденко, Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. М., 2010. - 52 с.

85. Правовое регулирование рынка ценных бумаг: учеб.-методич. комплекс / А.П.Горелик, П.А.Марков, О.М.Свириденко, Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. М., 2010. - 32 с.

86. Страховое право: учеб.-методич. комплекс / А.П.Горелик, П.А.Марков, О.М.Свириденко, Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. М., 2010. - 52 с.


1 Проект подготовлен на основании и во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» // URL: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/11059.html (дата обращения: 19.11.2011).

2 http://www.maonline.ru/mna/18474-ma-aktivnost-v-chetvertom-kvartale-vozrastet.html (дата обращения 19.11.2011).

3 См.: http://www.fas.gov.ru/fas-news/(дата обращения 19.11.2011).

4 Серова О.А. Теоретико-методологические и практические проблемы классификации юридических лиц современного гражданского права России: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2011.

5 Лебединец О.Н. Жизненный цикл юридических лиц : Гражданско-правовой аспект: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2000.

6 Мартышкин С.В. Понятие и признаки реорганизации юридического лица: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000.

7 Трофимов К.Т. Реорганизация и ликвидация коммерческих организаций: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1995.

8 Жданов Д.В. Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Лекс-Книга, 2002.

9 Бакулина Е.В. Совершенствование правового регулирования реорганизации хозяйственных обществ: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004.

10 Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. М., 1962.

11 Рудяк Е.В. Правовое регулирование деятельности органов акционерных обществ в процессе реорганизации: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2009.

12 Аксенова Е.В. Реорганизация юридических лиц по законодательству Российской Федерации: проблемы теории и практики: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007.

13 Дивер Е.П. Правовое регулирование реорганизации коммерческих организаций: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.

14 Харитонова Ю.С. Отражение функции управления в институтах гражданского права: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2011.

15 Мозолин В.П. Современная доктрина и гражданское законодательство. М., 2008.

16 Директива от 9 октября 1978 г. № 78/855/ЕС «О слиянии акционерных обществ» // Вестник ЕС. 1982. № L 295. С. 36.

17 Директива от 17 декабря 1982 г. № 82/891/ЕС «О разделении акционерных обществ» // Вестник ЕС. 1978. № L 378. С. 47.

18 См.: http://www.jusline.de/Umwandlungsgesetz_(UmwG).htm.

19 См.: Code on Takeovers and Mergers. 7 edn. May 2002.

20 Рос. Газ. 1992. 20 ноября.

21 Вестник ФКЦБ России.2002. № 4.

22 Вестник Мэра и Правительства Москвы. 2005. 3 мая.

23 Рос. газ. 1993.13 марта.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.