WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Соломин Сергей Константинович

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ БАНКОВСКИХ КРЕДИТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва - 2009

Работа выполнена на кафедре гражданско-правовых дисциплин юридического факультета им. М. М. Сперанского ГОУ ВПО «Академия народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации».

Научный консультант

доктор юридических наук, профессор

Телюкина Марина Викторовна

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Ефимова Людмила Георгиевна

доктор юридических наук, профессор

Новоселова Людмила Александровна

доктор юридических наук, профессор

Олейник Оксана Михайловна

Ведущая организация

ГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации»

 

 

Защита состоится «27» октября 2009 г. в 13-00 час. на заседании диссертационного совета Д 504.001.03 при ГОУ ВПО «Академия народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации» по адресу: 119571, г. Москва, пр. Вернадского, 82, зал заседаний Ученого Совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Академия народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации».

Автореферат разослан «__»  сентября 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета 

кандидат юридических наук, доцент

Л. А. Емелина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. В условиях рыночной экономики банковский кредит объективно необходим. Потребность в нем обусловлена не только действием экономических законов и наличием товарно-денежных отношений, но и проводимой государственной политикой, направленной на поддержку и стимулирование различных секторов экономики.

Оборот банковских кредитных ресурсов способствует ускорению производства и обращения материальных ценностей, повышению темпов производства. Это возможно, в частности, благодаря ссудному проценту, побуждающему хозяйствующих субъектов экономно расходовать заемные средства, изыскивать внутренние резервы, снижать затраты производства, получать прибыль, достаточную не только для текущих расходов, но и для возврата кредита.

Потребность в банковском кредите выразилась в создании специфического звена экономических отношений, способного аккумулировать все «свободные деньги мира» и обеспечивать их целенаправленное распределение. В качестве такого звена выступают банки, объективное существование которых выражается в выполнении роли связующего элемента между теми, кто имеет «лишние» деньги, и теми, кто в них нуждается.

Баланс между привлеченными и размещенными денежными средствами выступает гарантом стабильности финансового оборота. Во избежание дисбаланса финансового рынка используется определенная система рычагов, позволяющая удерживать в равновесии расчетно-кредитную сферу. При этом одни рычаги носят публично-правовой характер, оптимизируя деятельность банков посредством осуществления надзорных и контрольных функций со стороны Банка России, установления банковских нормативов, определения порядка лицензирования банковской деятельности. Другие – находятся в частноправовой сфере, определяя содержание банковской деятельности, правовой режим банковских сделок, договорные конструкции, опосредующие совершение банковских операций. Особое значение при этом приобретают запреты и ограничения, влияющие, в частности, на существо банковских кредитных правоотношений.

Проведенные в настоящее время исследования отдельных частноправовых вопросов банковского кредитования, как правило, обходят стороной изучение банковских кредитных правоотношений с позиции влияния на них банковского сектора экономики. Научные изыскания в сфере определения существа понятий специального банковского инструментария исключают проявление в них гражданско-правовых начал, что необоснованно умаляет действие гражданско-правового механизма регулирования банковских операций и, прежде всего, тех, которые опосредуют движение кредитных ресурсов банка. Между тем, научный интерес к изучению банковских кредитных правоотношений вызван именно проявлением в нем сущностных признаков, обусловленных влиянием банковской системы.

Актуальность темы настоящего исследования вызвана отсутствием единого подхода к определению места банковского кредитного обязательства в системе обязательственных правоотношений, а также к пониманию тех отношений, которые подпадают под существо банковского кредитного обязательственного правоотношения, когда к таковому предлагают относить залоговые отношения, отношения, возникающие из договора поручительства, банковской гарантии и т.п. Сегодня остаются неразрешенными некоторые теоретические вопросы, в частности, связанные с исполнением банковских кредитных обязательств, что обусловлено отсутствием четкой правовой доктрины относительно ряда основополагающих вопросов обязательственного права.

Указанные недостатки теории банковского кредита  непосредственным образом проявляются на правоприменительной практике. Речь, в частности, идет о спорности сформировавшихся взглядов на природу банковского кредитного отношения, квалификацию кредитного договора, существо отношений по уступке прав требования предоставления и возврата кредита, природу денежных средств на счетах. Судебная практика порой необоснованно узко определяет сферу применения процентов за пользование чужими денежными средствами, ограниченно подходит к пониманию существа денежного обязательства, применяет способы  прекращения кредитного обязательства, противоречащие его существу. Такие подходы, как представляется, сводят на нет потребность в существовании не только банков как таковых, но и специальных договорных конструкций, каковой является кредитный договор.

Нельзя признать полностью отвечающим сущности банковского кредита и современное состояние кредитного законодательства, иных нормативных актов в сфере банковского кредитования. В первую очередь, это касается актов Банка России, содержание которых по отдельным вопросам предоставления и погашения кредитов противоречит закону, существу банковских кредитных обязательств. Определенной противоречивостью страдает и ряд нововведений специального банковского законодательства.

Наличие указанных проблем, отсутствие комплексных исследований, в которых  прослеживалось бы влияние особой экономической среды на банковское кредитное правоотношение, необходимость разработки теоретических вопросов банковских кредитных правоотношений, а также насущная потребность в оценке достаточности действующего кредитного законодательства и практики его применения предопределили актуальность и выбор темы настоящего исследования.

Объектом исследования являются банковские кредитные отношения, возникающие по поводу движения денежных средств от банка к заемщику и обратно с целью получения имущественной выгоды сторонами таких отношений.

Предметом исследования выступает система норм, регулирующая банковские кредитные отношения, сформированная судебная практика в сфере банковского кредитования, а также актуальные вопросы теории банковского кредита.

Степень разработанности темы исследования. К теоретическим разработкам вопросов банковских кредитных правоотношений ученые обращались в разные периоды развития отечественного законодательства.

Интерес к банковскому кредиту возрастал в периоды реформирования не только банковской сферы СССР, но и общегражданского законодательства в целом. Причем основные работы по вопросам кредитно-расчетной сферы приходятся на 60-70-е годы прошлого столетия. В этот период защищаются две докторских диссертации – работа Я. А. Куника «Правовые проблемы кредитования государственной торговли в СССР» (1970 г.) и И. С. Гуревича «Правовые проблемы расчетных и кредитных отношений» (1972 г.).

Ни один из учебников по советскому гражданскому и хозяйственному праву не обходил вопросы частноправовых аспектов банковского кредитования. Вопросы кредитных правоотношений банка широко дискутировались на страницах периодических изданий, научных сборников советского периода такими учеными, как А. В. Венедиктов, О. С. Иоффе, Ю. Х. Калмыков, Л. А. Лунц, В. К. Райхер, Р. О. Халфина и др.

Современный период развития правовой мысли также характеризуется активной разработкой теоретических вопросов банковских кредитных отношений. Отдельные проблемы института банковского кредита неоднократно становились предметом диссертационных работ (Н. В. Бандурина, О. В. Боброва, Е. А. Боннер, Н. П. Бычкова, Е. А. Владимирская, Г. Н. Гаибова, В. Г. Голышев, А. А. Жугов, Л. Д. Ибадова, М. В. Карпов, Р. И. Каримуллин, О. А. Ковалева, В. В. Кресс, В. В. Масло, Д. В. Пристансков, О. О. Шевалеевская, Р. Г. Юсипов и др.).

Некоторые гражданско-правовые аспекты банковского кредита получили отражение в докторских работах Новоселовой Л. А. «Проблемы гражданско-правового регулирования расчетных отношений» (1997 г.), Олейник О. М. «Теоретические основы банковского права: гражданско-правовые  и хозяйственно-правовые аспекты» (1998 г.), Ефимовой Л. Г. «Банковские сделки (Актуальные проблемы)» (2000 г.), Трофимова К. Т. «Кредитные организации в банковской системе РФ (гражданско-правовые проблемы)» (2005 г.).

Следует отметить, что на сегодняшний день изучены лишь отдельные проблемы особенностей гражданско-правового регулирования банковских кредитных отношений.

В отсутствие целостной картины современной теории банковского кредита остается насущной потребность в исследовании актуальных проблем правого регулирования банковских кредитных отношений, а также в выработке научных подходов, отражающих существо банковского кредитного правоотношения как самостоятельного обязательственного правоотношения.

Целью диссертации выступает системное исследование банковских кредитных правоотношений, комплексный анализ вопросов теории банковского кредита, что позволило разработать и обосновать общую концепцию банковского кредитного правоотношения как обязательственного правоотношения, носящего самостоятельный характер.

Для достижения указанной цели решаются следующие основные задачи:

– выявление сущности банковского кредитного правоотношения;

– определение системных свойств банковского кредитного обязательственного правоотношения как денежного обязательства;

– определение особенностей взаимодействия экономического и правового подходов при определении сущности банковского кредитного отношения;

– исследование основных начал правового регулирования банковских кредитных отношений;

– определение характера влияния банковской системы на особенности взаимодействия сторон банковского кредитного правоотношения при предоставлении кредита;

– определение механизма реализации банковского кредитного правоотношения;

– определение возможных пределов применения цессии в банковских кредитных правоотношениях;

– определение пределов участия третьих лиц при исполнении банковских кредитных обязательств;

– выявление отдельных особенностей прекращения банковских кредитных обязательств.

Методология исследования. Методологической базой диссертации являются общенаучный диалектический метод познания, универсальные научные методы (системный, функциональный, методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, абстрагирования), а также специальные юридические методы (сравнительно-правовой, метод правового моделирования), используемые как на эмпирическом, так и на теоретическом уровне. Указанные методы позволили всесторонне и комплексно провести анализ исследуемого явления.

Теоретическую основу диссертации составили труды отечественных ученых-правоведов, предметом исследования которых непосредственно являются банковские кредитные правоотношения, а также работы, специально не посвященные изучению данных правоотношений, но затрагивающие их в той или иной мере. Наряду с трудами уже упомянутых выше авторов, это работы М. М. Агаркова, С. С. Алексеева, В. К. Андреева, А. Т. Ащеулова, В. А. Белова, В. С. Белых, М. И. Брагинского, А. Г. Братко, Л. В. Бричко, А. Ю. Викулина, С. И. Вильнянского, В. В. Витрянского, Е. А. Васильева, А. Э. Вормса, Б. М. Гонгало, Б. Д. Завидова, К. Г. Замятиной, И. А. Зенина, Е. С. Компанееца, М. Л. Когана, В. Ю. Кононенко, В. П. Корякова, В. Ф. Кузьмина, К. К. Лебедева, Н. С. Малеина, Д. И. Мейера, И. Б. Новицкого, Е. А. Павлодского, Е. А. Палеховой, Э. Г. Полонского, Н. Ю. Рассказовой, О. Н. Садикова, А. Н. Самцовой, С. В. Сарбаша, Н. Г. Скарженовского, С. А. Скороходова, Е. А. Суханова, Г. А. Тосуняна, М. В. Трофимова, Д. О. Тузова, М. М. Усоскина, Е. А. Флейшиц, Е. Г. Хоменко, С. А. Хохлова, Б. Б. Черепахина, Л. А. Чеговадзе, Р. В. Шенгелия, Г. Ф. Шершеневича, Ю. А. Шишкина, Н. Д. Эриашвили и др.

В работе использовались также труды ученых-экономистов, посвященные вопросам теории кредита: Н. Г. Антонова, Л. А. Дробозиной, В. А. Зайденварга, А. С. Зака, В. В. Иконникова, З. С. Каценеленбаума, О. И. Лаврушина, А. И. Ольшаного, М. А. Песселя, Я. Рубинштейна, О. Г. Семенюта, Г. А. Шварца, Ю. Е. Шенгера, М. М. Ямпольского и др.

Эмпирическую базу исследования составили гражданское и банковское законодательство, иные нормативные правовые акты, материалы судебно-арбитражной практики.

Научная новизна диссертации заключается в том, что данная работа является первым комплексным научным исследованием, посвященным разработке различных теоретических аспектов гражданско-правового регулирования банковских кредитных отношений. Совокупность результатов настоящей работы представляет собой решение крупной задачи российского гражданского законодательства – разработана целостная концепция системы банковских кредитных правоотношений, доминирующее место в которой занимает первичное банковское кредитное правоотношение как самостоятельное обязательственное правоотношение, подверженное влиянию особой экономической среды и оказывающее решающее воздействие на процесс движения кредитных денежных средств между банком и заемщиком.

В работе предложено решение большинства дискуссионных, а также не нашедших должного освещения в юридической литературе вопросов отечественной теории и практики банковского кредитования, основанных на всестороннем анализе общетеоретических вопросов обязательственного права. В частности, впервые в науке гражданского права через построение теории исполнения банковского кредитного обязательства показано влияние банковской системы на характер взаимодействия сторон данного обязательственного отношения. В работе предлагается понимание существа всех стадий продвижения денег от кредитора к заемщику и обратно.

Несмотря на широко применяемое в гражданском законодательстве правило-ограничение, согласно которому большинство общих положений о гражданско-правовых обязательствах применяются с учетом существа конкретного вида обязательственного отношения или договора, в современных исследованиях кредитной сферы указанное правило не всегда реализуется в рамках банковских кредитных обязательств. В этой связи, предложенный в работе материал впервые содержит обоснование не применения отдельных общих правил о гражданско-правовых обязательствах к банковским кредитным отношениям, а также определяет границы реализации одного из принципов гражданского права – принципа свободы договора – при исполнении банковских кредитных обязательств.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Выявлена сущность банковского кредитного правоотношения. Доказано, что в зависимости от места, занимаемого в процессе продвижения денежных кредитных средств от банка к заемщику и обратно, банковское кредитное правоотношение обладает двойственной природой. С одной стороны, будучи направленным на предоставление кредита заемщику, оно выступает квалифицирующим обязательством, исполнение которого имеет решающее значение для определения содержания кредитного договора. Данное обязательство, характеризуясь направленностью действия (объекта обязательства) от банка к заемщику, определено в работе как первичное (доминирующее) банковское кредитное обязательство. С другой стороны, банковское кредитное правоотношение опосредует возврат кредита, выполняя тем самым функцию вторичного (зависимого) обязательства, что исключает возможность его квалификации на стадии возникновения первичного банковского кредитного обязательства как существующее или будущее обязательство.

2. Доказано, что в системе денежных обязательств выделяются самостоятельные обязательства, специфика которых, помимо проявления в них общих черт, присущих каждому типу гражданско-правового обязательства, выражается в воздействии на них особой экономической среды. При этом под особой экономической средой предлагается понимать хозяйственную сферу, в рамках которой осуществляется разрешительная (лицензируемая) деятельность субъектов, определяющую самостоятельный вид гражданско-правового обязательства, входящего в группу однородных обязательственных отношений, выделяемых по родственному признаку.

Указанная специфическая черта в полной мере проявляет себя в первичном банковском кредитном обязательстве, на которое в качестве особой экономической среды оказывает свое воздействие банковская система. Установлено, что первичное банковское кредитное обязательство, оказывая воздействие на вторичное, реализация которого очерчена сферой действия кредитного договора, приравнивает его правовой режим к режиму первичного банковского кредитного обязательства, что позволяет признать за самим договором, из которого возникли банковские кредитные обязательства, качество самостоятельного договорного вида.

3. Выработан подход к определению обязательства в качестве денежного обязательства, возникающего из гражданско-правового договора. Доказано, что если правовой целью обязательства является перенесение права собственности на передаваемые денежные средства с должника на кредитора, когда таковые выступают в качестве средства платежа, такое обязательство должно признаваться денежным независимо от того, выступает ли его исполнение основанием для возникновения встречного обязательства либо основанием прекращения того или иного договора. При этом степень принуждения к исполнению денежного обязательства зависит от того, какое место занимает оно в цепи обязательств, возникающих в силу заключенного договора.

Делается вывод, в соответствии с которым денежное обязательство в зависимости от характера опосредуемого им отношения может быть банковским кредитным обязательством (первичным или вторичным), обязательством коммерческого кредитования, денежным заемным обязательством, ценовым (платежным), вкладным, расчетным или компенсационным обязательством.

4. Разработана система взаимообусловленных принципов, оказывающих системообразующее воздействие на формирование банковского кредитного правоотношения. К таким принципам предлагается относить: принцип исключительного участия банка на стороне кредитора, принцип исключительного использования денег в качестве кредита, принцип исключительного использования конструкции кредитного договора, принцип стабильности банковского кредитования, принцип плановости. Предложенная система принципов должна послужить, с одной стороны, основой для единообразного толкования существующих норм о банковском кредите, а с другой – в отсутствие достаточной правовой регламентации банковских кредитных отношений – для определения прав и обязанностей сторон банковского кредитного отношения исходя из общих начал и смысла банковского кредитного законодательства.

5. Определена сущность кредитной операции и разработан механизм взаимосвязи кредитной операции с банковскими кредитными обязательствами, а также кредитным договором. Кредитная операция определена как односторонняя гражданско-правовая сделка, связанная с движением денежных средств от кредитора к заемщику, порождающая вторичное банковское кредитное обязательственное правоотношение. Цель кредитной операции считается достигнутой лишь тогда, когда денежные средства в соответствующей сумме зачислены на счет клиента-заемщика либо предоставлены иным, предусмотренным гражданским законодательством, способом.

Доказано, что кредитная операция представляет собой действие по размещению как собственных денежных средств банка, так и привлеченных в банк по какому-либо гражданско-правовому договору, но подпадающих под режим собственных средств банка. Направленность кредитной операции выражается в распоряжении собственными денежными средствами банка, что может быть обеспечено только достигнутым соглашением участников кредитной операции.

Кредитная операция как действие существует в цепи иных правопорождающих действий, конечной целью которых является возврат денежных средств банку-кредитору. Кредитная операция не отождествляется с кредитным договором. Кредитный договор по отношению к кредитной операции лежит в основе возникновения первичного банковского кредитного обязательства, исполнение которого сводится к совершению действия, соответствующего существу кредитной операции. Кредитная операция реализуется в рамках первичного банковского кредитного обязательства и соответствует  его исполнению.

6. Определен механизм реализации права банка на отказ в предоставлении кредита. Доказано, что предусмотренное законом основание для  отказа в предоставлении кредита (его части), выступает частным случаем существенного изменения обстоятельств. При этом отказ в предоставлении кредита (его части) не может служить основанием для требования банка о досрочном возврате предоставленной суммы кредита.

Право банка на отказ в предоставлении кредита может быть реализовано лишь до момента возникновения первичного банковского кредитного обязательства и не может быть ограничено договором, равно как не могут быть предусмотрены договором дополнительные основания для отказа в предоставлении кредита, отличные от установленного в законе. Доказано, что немотивированный отказ в предоставлении кредита не подпадает под установленные законом случаи, когда лицо вправе отказаться от исполнения гражданско-правового обязательства. Любой немотивированный отказ в предоставлении кредита должен рассматриваться как не соответствующий закону.

7. Обосновывается необходимость понимания формы платы за кредит исключительно как процентов, что, в свою очередь, не допускает возможности применения иных способов определения платы, в том числе в виде твердых платежей, предусмотренных действующим банковским законодательством и включаемых им в содержание понятия стоимости кредита.

Доказано, что все затраты банка соответствуют себестоимости его действий, опосредующих процесс движения кредита от кредитора к заемщику и обратно, которые с учетом интереса (выгоды) банка составляют плату за кредит, внешней формой выражения которой выступает процентная ставка по кредиту. Установление платы за кредит в форме твердых платежей противоречит сущности кредитной деятельности банка, поскольку основным источником кредитования выступают привлеченные им денежные средства.

8.   Определены особенности реституционного механизма недействительного кредитного договора. Доказано, что в качестве последствий такой недействительности выступают встречные реституционные обязательства, которые по своей природе являются кондикционными. Данные обязательства являются самостоятельными по отношению друг к другу, одно из которых связано с возвратом суммы, соответствующей размеру предоставленного кредита, а второе – с возвратом суммы, состоящей из уплаченных процентов и части долга. Указанные обязательства являются однородными, что позволяет применить к ним правило о зачете встречных требований. Изложенное исключает возможность признания за заемщиком права истребовать от кредитора сумму процентов, превышающую размер учетной ставки. Обосновывается, что зачету при возврате сторон недействительного кредитного договора в первоначальное положение подлежат однородные (денежные) встречные требования, а не процентные ставки.

9. Сделан вывод о механизме применения цессии в первичном банковском кредитном обязательстве. Доказано, что реализация права заемщика на уступку требования предоставления кредита не может быть поставлена в зависимость от согласия банка на такую уступку. Обосновывается несостоятельность подхода, ограничивающего или запрещающего уступку права требования предоставления кредита по тем или иным основаниям. В частности, определено, что требование заемщика о предоставлении кредита не подпадает под существо требования, неразрывно связанного с личностью кредитора. Оборот прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, ограничен возможностью их принадлежности только одному лицу, что исключает применение неразрывной связи в качестве основания для ограничения цессии в первичном банковском кредитном обязательстве.

Доказано, что для ограничения цессии в первичном банковском кредитном обязательстве не может использоваться критерий лично-доверительного характера участников отношения, поскольку такой критерий, отражая существо фидуциарной сделки, в принципе не может влиять на ограничение любой цессии.

Доказано отсутствие зависимости уступки права требования получения кредита от получения согласия банка на перевод долга по вторичному банковскому кредитному обязательству, поскольку в момент заключения кредитного договора и возникновения права требования предоставления кредита  на стороне заемщика еще не возникает долга, а равно и вторичного банковского кредитного обязательства.

10. Определены пределы применения цессии во вторичном банковском кредитном обязательстве. Доказано, что уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов, осуществленная кредитной организацией в пользу некредитной организации, по сути, является ничтожной как противоречащая требованиям закона. Замена кредитора, как во вторичном банковском кредитном обязательстве, так и в обязательстве по уплате процентов возможна лишь в случае, если новый кредитор также является кредитной организацией. Доказана недопустимость реализации подхода, согласно которому уступка права требования возврата кредита субъектам небанковской сферы признается действительной.

11. Выработан подход к определению надлежащего места исполнения обязательства по предоставлению кредита в безналичной форме. В качестве надлежащего места предлагается рассматривать банковский счет – как принадлежащий, так и не принадлежащий заемщику, открытый как в банке-кредиторе, так и в любом другом банке, зачисление денежных средств на который обусловлено соглашением сторон кредитной сделки или ее существом. Данный вывод, в отсутствие законодательного подхода к определению надлежащего места исполнения денежного обязательства посредством безналичных расчетов, приобретает особую практическую значимость, поскольку позволяет определить не только надлежащего субъекта принятия исполнения, но и момент надлежащего исполнения, соотносимого с моментом зачисления денежных средств на счет лица, указанного в договоре.

12. Сделан вывод о содержании и реализации права заемщика на исполнение вторичного банковского кредитного обязательства. Наличие в кредитном договоре условий о необходимости получения согласия банка на досрочный возврат кредита, о запрете на досрочный возврат кредита, а также об уплате комиссионного вознаграждения банку в случае досрочного возврата кредита, не может ограничивать право заемщика на досрочное исполнение обязанности по возврату кредита и уплате процентов. Подобного рода ограничения со стороны банка должны рассматриваться как не соответствующие закону, противоречащие существу кредитного договора.

Обосновывается, что принятое кредитором досрочное исполнение обязательства подлежит квалификации как надлежащее. Приняв платеж от заемщика в счет погашения долга до установленного договором срока возврата кредита и уплаты процентов, банк тем самым принимает предложение заемщика об изменении договора в части срока погашения долга.

13. Установлены пределы участия третьего лица в исполнении вторичного банковского кредитного обязательства. Доказано, что банк обязан принять исполнение, предложенное третьим лицом, как основанное на возложении исполнения обязательства на третье лицо, так и без такового возложения, но соответствующее закону, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично.





Исполнение, предложенное банку третьим лицом в отсутствие возложения, следует квалифицировать в качестве действия в чужом интересе без поручения. Аргументирован вывод, в соответствии с которым общими нормами ГК РФ об исполнении гражданско-правовых обязательств необоснованно ограничиваются случаи надлежащего исполнения, предложенного третьим лицом, поскольку они предусматривают возможность исполнения обязанности должника третьим лицом только при условии возложения должником на данное лицо исполнения такой обязанности, за исключением специально предусмотренного законом случая.

14. Сделан вывод об единственно возможной форме исполнения вторичного банковского кредитного обязательства, каковой является денежная форма. Соответственно доказана невозможность применения в банковских кредитных правоотношениях такого способа прекращения гражданско-правового обязательства как отступное. Исходя из существа банковского кредитного обязательства, кредитного договора и кредитной деятельности банка, обязательство по возврату предоставленной суммы кредита не может быть прекращено путем предоставления иного – отличного от денег – имущества. Деньги выступают единственно возможным предметом действий, связанных как с предоставлением кредита, так и его возвратом и уплатой процентов. Соглашаясь на принятие иного имущества, отличного от денег, банк не только выходит за пределы своей специальной правоспособности, но и выводит из финансового оборота суммы денег, необходимые для осуществления банковской деятельности, в частности, для исполнения своих обязательств по договорам банковского вклада и банковского счета, что противоречит существу банковского кредитного правоотношения.

Теоретическая значимость исследования. Научная значимость диссертации заключается в выработке целостной концепции банковского кредитного правоотношения как самостоятельного обязательственного правоотношения, подверженного влиянию особой экономической среды, а также в построении системы банковских кредитных правоотношений, доминирующая роль в которой отводится первичному банковскому кредитному правоотношению – обязательству по предоставлению кредита.

Проведенное исследование не только определило особенности регулятивного воздействия норм права на банковское кредитное отношение, но и позволило определить ориентиры для дальнейшего совершенствования общегражданского и банковского специального законодательства, а также практики его применения с учетом выявленной системы взаимообусловленных принципов банковского кредитного правоотношения.

Суждения и выводы, содержащиеся в работе, могут быть использованы в науке, в том числе для совершенствования научной концепции построения и содержания материала учебников по гражданскому праву, освещающих вопросы не только банковского кредита, но и обязательств кредитно-расчетной сферы в целом.

Практическая значимость исследования. В диссертации сформулированы рекомендации по совершенствованию положений Гражданского кодекса РФ, банковского законодательства и практики применения норм о банковском кредитовании. В работе содержатся предложения по устранению недостатков и противоречий нормативных актов Банка России. Подвергнута анализу практика Высшего Арбитражного Суда РФ и сформулированы предложения по ее оптимизации. По ряду основных дискуссионных вопросов автором аргументируется позиция, которая может быть положена в основу толкования, в том числе и судебного, соответствующих норм действующего законодательства.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры гражданско-правовых дисциплин Академии народного хозяйства при Правительстве РФ. Основные теоретические и практические положения диссертации выносились на обсуждение на научно-практических конференциях, в том числе международного уровня: «Актуальные проблемы коммерческого права» (Москва, 2005 г.), «Актуальные проблемы права, экономики и управления» (Иркутск, 2007 г.), «Вопросы теории и практики российской правовой науки» (Пенза, 2007 г.), «Международные юридические чтения» (Омск, 2007-2009 гг.), «Проблемы правового регулирования экономики современной России» (Екатеринбург, 2007 г.), «Правовая культура России» (Москва, 2009 г.) и др. 

Наиболее важные теоретические положения диссертации отражены в публикациях автора, перечень которых приводится в автореферате (общим объемом 75,98 п.л.).

Научные выводы и положения, содержащиеся в диссертации, широко используются автором при чтении курса «Гражданское право», «Предпринимательское право», «Международное частное право» на кафедре гражданского права и процесса юридического факультета Забайкальского института предпринимательства – филиала Сибирского университета потребительской кооперации.

Структура диссертации обусловлена предметом, целями и задачами исследования. Диссертация состоит из ведения, четырех глав, объединяющих девятнадцать параграфов, и библиографии. Все главы и параграфы построены в четкой логической последовательности, позволяющей наиболее полно раскрыть тему исследования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность избранной темы, предопределившая ее выбор, освещается степень ее разработанности, определяются  объект, предмет, цели и задачи диссертационной работы, характеризуется ее теоретическая и методологическая основа, обосновывается научная новизна, практическая и теоретическая значимость проведенного исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, содержится информация об апробации результатов исследования и структуре диссертации.

Глава первая «Теоретические основы банковского кредитного правоотношения» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе «Понятие банковского кредитного правоотношения»  определен общий подход к пониманию банковского кредитного обязательственного правоотношения, которое в зависимости от места, занимаемого в процессе продвижения денежных кредитных средств от банка к заемщику и обратно, может быть либо первичным (доминирующим), либо вторичным (зависимым).

В работе определено, что первичное банковское кредитное обязательство выступает квалифицирующим обязательством, исполнение которого имеет решающее значение для определения содержания кредитного договора. Данное обязательство, будучи направленным на предоставление кредита заемщику, характеризуется направленностью действия (объекта обязательства) от банка к заемщику.

В качестве вторичного банковского кредитного обязательства диссертант определяет обязательство, опосредующее возврат кредита и тем самым выполняющее функцию зависимого обязательства. Это, в свою очередь, исключает возможность квалификации вторичного банковского кредитного обязательства на стадии возникновения первичного банковского кредитного обязательства как существующее или будущее (определимое) обязательство.

Проведенный анализ позволил автору не только определиться с содержанием выделенных видов банковского кредитного правоотношения, но и установить характер взаимосвязи между ними. В контексте влияния первичного банковского кредитного правоотношения как самостоятельного обязательственного правоотношения на вторичное банковское кредитное правоотношение определено, что действия по размещению (предоставлению) денежных средств банка и их последующему возврату являются однопорядковыми, находящимися в одной цепи действий, совершение которых очерчено сферой действия кредитного договора. Отношения экономического базиса по движению капитала от кредитной организации к заемщику и обратно однородны, а поэтому подлежат урегулированию как отношения с единой правовой природой. Их существо нельзя развести в зависимости от направленности движения денежных средств.

По мнению диссертанта, в системе гражданско-правовых обязательств выделяются самостоятельные обязательства, специфика которых, помимо проявления в них общих черт, присущих каждому типу гражданско-правового обязательства, выражается в воздействии на них особой экономической среды. В работе содержится авторское определение особой экономической среды, под которой предлагается понимать хозяйственную сферу, в рамках которой осуществляется разрешительная (лицензируемая) деятельность субъектов, определяющую самостоятельный вид гражданско-правового обязательства, входящего в группу однородных обязательственных отношений, выделяемых по родственному признаку.

Диссертантом определено, что указанная специфическая черта в полной мере проявляет себя в первичном банковском кредитном обязательстве, на которое в качестве особой экономической среды оказывает воздействие банковская система. При этом установлено, что первичное банковское кредитное обязательство, оказывая воздействие на вторичное банковское кредитное обязательство, реализация которого очерчена сферой действия кредитного договора, приравнивает его правовой режим к режиму первичного банковского кредитного обязательства, что позволяет признать за самим договором, из которого возникли банковские кредитные обязательства, качество самостоятельного договорного вида.

Первичное и вторичное банковское кредитное обязательство включаются в группу денежных однородных обязательств, при установлении существа которых в качестве самостоятельных обязательств необходимо учитывать доктринальный подход к определению места банковского кредитного обязательственного отношения в структуре Гражданского кодекса РФ. В этой связи критически оценивается мнение, согласно которому кредитное обязательство рассматривается в качестве разновидности заемного обязательства. В работе отмечается, что банковское кредитное обязательство и денежное заемное обязательство входят в группу денежных обязательств, возникающих из договора, к которой, помимо указанных обязательств, относятся обязательства коммерческого кредитования, ценовые (платежные), вкладные, расчетные и компенсационные обязательства.

Во втором параграфе «Соотношение правовых и экономических регуляторов  банковского кредитного отношения» показано влияние экономической теории банковского кредитования на существо банковского кредитного правоотношения.

В параграфе исследована экономическая составляющая банковского кредита. Проведенный анализ позволил сделать вывод о том, что банковское кредитное отношение с экономической точки зрения представляет собой форму движения стоимости (суммы денег) от банка к заемщику, которая всегда подлежит возврату в некотором увеличенном размере через определенный промежуток времени, где форма определяет те рамки, в которых такое движение возможно. Понятие «движение» для цели банковского кредита означает передачу (перечисление) суммы денежных средств от банка к заемщику и последующий ее возврат с уплатой процентов годовых.

В параграфе отмечается, что существующие подходы к изучению банковского кредита как экономического явления не могли не отразиться на современных правовых исследованиях кредитных отношений, в которых последние рассматриваются в большинстве своем именно через призму экономических категорий. Основные исследования изучаемой категории были сделаны в середине ХХ столетия. Однако и они, как правило, основывались на положениях экономической теории о кредите.

Автор приходит к выводу о недопустимости использования  понятийного аппарата абстрактных экономических кредитных отношений для рассмотрения банковского кредитного отношения как правовой категории, поскольку данная позиция не в состоянии выразить действительную сущность правового явления. Кроме того, диссертантом критически оценивается подход выявления правовой сущности банковского кредита через сравнение определений, выведенных из различных сфер знаний. Такой подход может привести не только к невозможности определения сущности банковского кредитного правоотношения, но и к искаженному пониманию природы данного понятия.

В работе определено, что банковский кредит в смысле обязательственного правоотношения, опосредующего оборот кредитных ресурсов банка, является понятием гражданско-правовым. Возможность его использования в иных отраслях права допускается в той мере, в какой это необходимо для урегулирования отношений в межотраслевом поле. На основе анализа правовой дискуссии о сущности банковского кредита автор приходит к выводу, исключающему возможность признания за банковским кредитным правоотношением не только качества публично-правового, но и комплексного (межотраслевого) явления.

В третьем параграфе «Квалификация отношений, связанных с предоставлением и возвратом кредита» раскрываются вопросы квалификации отношений в качестве первичного и вторичного банковского кредитного обязательства.

По мнению автора, обязательство по предоставлению кредита (первичное банковское кредитное обязательство) представляет собой такое обязательство, в котором обязанности банка предоставить кредит корреспондирует право заемщика требовать такого предоставления. При этом обосновывается несостоятельность подхода, когда наряду с обязательством по предоставлению кредита выделяют обязательство по его принятию. Через анализ возможных вариантов соотношения данных обязательств делается вывод как о невозможности их существования в качестве встречных, так и невозможности параллельного их существования. Автор признает как несостоятельную любую отсылку к наличию обязанности лица в отношении объекта обязательства, по которому это же лицо обладает правом. В данном подходе проявляется не только недопустимость существования двух обязательств, направленных на один и тот же объект, но и недопустимость раскрытия субъективной обязанности через систему юридических средств, включающей в себя, помимо всего прочего, также субъективное право. Содержание субъективной обязанности диаметрально противоположно содержанию субъективного права. В работе содержится обоснование положения о том, что содержание субъективной обязанности не может быть раскрыто через множественность обязанностей.

Далее диссертант приходит к выводу о том, что с момента заключения кредитного договора возникает первичное банковское кредитное обязательство, обусловливающее возможность понудить банк к исполнению своей обязанности предоставить кредит в случае его просрочки. В случае невозможности исполнения банком  обязанности по предоставлению кредита, когда такое исполнение предлагается заемщику, следует говорить не о том, что заемщик не исполняет свою обязанность по принятию кредита, а об уклонении заемщика от принятия исполнения либо иной просрочке с его стороны с применением последствий, предусмотренных законом, в частности, возмещением причиненных такой просрочкой убытков.

Для определения степени обязательности исполнения банком лежащей на нем обязанности по предоставлению кредита диссертант обращает внимание на существо денежного обязательства, под правовой режим которого подпадает первичное банковское кредитное обязательство. Отмечается, что в правовой науке преобладающей является точка зрения, согласно которой денежные обязательства подразделяют на долговые денежные обязательства и обязательства по предоставлению денежных средств, не преследующие цели погашения денежного долга. Критерием такого разграничения предлагается рассматривать направленность платежа (либо на погашение денежного долга, либо на его возникновение). По мнению автора, существо выделенных разновидностей денежного обязательства настолько близко, что не позволяет определить какие-либо специальные нормы ГК РФ, посвященные непосредственно долговым денежным обязательствам, отличные от правовой регламентации других обязательств, в которых деньги также используются в качестве платежа. Единственное различие, которое, по мнению диссертанта, может иметь существенное значение, относится к содержанию субъективной обязанности должника в сравниваемых обязательствах, а точнее – степени обязательности выполнения тех действий, которые составляют содержание юридической обязанности, но не по направленности платежа.

Далее в параграфе автор определяется с общим понятием денежного обязательства, возникающего из договора. Доказывается, что если правовой целью обязательства выступает перенесение права собственности на передаваемые денежные средства с должника на кредитора, когда таковые выступают в качестве средства платежа, такое обязательство должно признаваться денежным независимо от того, выступает ли его исполнение основанием для возникновения встречного обязательства либо основанием прекращения того или иного договора.

Значимость изложенного подхода, по мнению автора, выражается в том, что отказаться от предоставления кредита можно лишь по основаниям, предусмотренным законом, тогда как отказаться от исполнения банковского кредитного обязательства в части возврата кредита нельзя в принципе. Установленная законом возможность отказа от исполнения связана не с тем, что исполнение не погашает долг, а с тем, что первичное банковское кредитное обязательство выступает первоначальным в цепи тех обязательств, которые могут возникнуть в силу заключенного кредитного договора. Это, в свою очередь, позволило диссертанту прийти к выводу о том, что право заемщика требовать предоставления денежных средств не может быть умалено ни принадлежностью кредита к родовым вещам, ни принадлежностью первичного банковского кредитного обязательства к так называемым недолговым денежным обязательствам.

Учитывая отсутствие единообразного подхода судебной практики к пониманию денежного обязательства, в работе сформулированы предложения по совершенствованию гражданского законодательства в части закрепления понятия денежного обязательства.

Далее в параграфе характеризуется вторичное банковское кредитное обязательство. Несмотря на то, что первичное и вторичное банковские кредитные обязательства выступают примером встречных обязательств, положения ГК РФ об исполнении встречных обязательств, по мнению диссертанта, к отношениям, возникающим из кредитного договора, неприменимы как не отражающие существо отношений по поводу предоставления и возврата кредита. Обязательства по возврату кредита и уплате процентов всегда возникают после обязательства по предоставлению кредита.

Автором критически оценивается позиция, допускающая возможность применения к кредитному договору на началах субсидиарности правил ГК РФ, устанавливающих последствия неполучения денег или других родовых вещей, а также получения их в меньшем, чем указано в договоре, количестве. В работе доказано, что данные правила не соответствуют существу кредитного договора, поскольку отражают существо отношений, построенных на основе реальной конструкции договора. Проведенный анализ позволил прийти к выводу, в соответствии с которым существо кредитного договора исключает в принципе возможность его оспаривания по правилам безденежности займа.

Диссертантом определено, что обязательства по возврату кредита и уплате процентов подлежат исполнению независимо от фактического наличия или отсутствия денег у должника, что, в первую очередь, объясняется особым предметом действий, совершаемых в рамках банковских кредитных обязательств. При этом деньги выступают единственно возможным предметом действий, связанных как с предоставлением кредита, так и его возвратом и уплатой процентов.

В работе критически оцениваются подходы, позволяющие применять иную – отличную от процентов – форму платы за кредит, в том числе нашедшие отражение в новеллах Закона о банках и банковской деятельности. В частности, это касается понятия «полная стоимость кредита», содержание которого раскрывается через твердую форму платы за кредит, включающую в себя платежи заемщика (физического лица), связанные с заключением и исполнением кредитного договора, а также платежи в пользу третьих лиц. Теоретическая разработка диссертантом вопроса о сущности кредита (в значении денежных средств) позволила определить понятие «полная стоимость кредита» как неправовое, а положения норм банковского законодательства, содержащих данное понятие, как противоречащие ГК РФ.

Применяя твердую форму платы за кредит, банк при расчете его размера применительно к конкретному заемщику вынужден соотносить кредит, предоставляемый такому лицу, с вкладом, принятым от конкретного вкладчика или вкладчиков. Это, по мнению диссертанта, делает нецелесообразным применение процентов при осуществлении деятельности банков по привлечению денежных средств во вклады. Более того, установление твердых платежей по своей сути идет вразрез с существом ставки рефинансирования, используемой при кредитовании коммерческих банков.

Диссертантом доказывается, что все затраты банка соответствуют себестоимости его действий, опосредующих весь процесс движения кредита от кредитора к заемщику и обратно, которые с учетом интереса (выгоды) банка составляют плату за кредит, внешней формой выражения которой выступает процентная ставка по кредиту.

С позиции теории обязательственного права в работе определяется несостоятельность и некоторых других новелл Закона о банках и банковской деятельности. В частности, автором критически оценивается возможность использования таких понятий, как «максимально возможная сумма кредита», «максимально возможный срок кредитования».

В четвертом параграфе «Основные начала правового регулирования банковских кредитных отношений» исследуются принципы банковского кредитного правоотношения и условия банковского кредитования.

Отмечается, что в современной научной литературе неоднократно предпринимались попытки не только обозначить и раскрыть сущность принципов кредитования, но и выделить их целевые группы: общие и специальные, основные и дополнительные. Анализируя научные источники второй половины ХХ столетия, диссертант делает вывод о том, что господствующая доктрина эпохи социализма относила принципы банковского кредитования к разряду правовых принципов, основываясь, в первую очередь, на их нормативном характере. Такими принципами являлись принцип прямого кредитования, целенаправленности, возвратности, срочности, возмездности, обеспеченности.

На современном этапе в группу основных принципов банковского кредитования включают принципы платности, срочности и возвратности. Между тем, диссертантом обосновывается,  что категории «платность», «срочность», «возвратность» выступают не принципами, а условиями банковского кредитования.

Через сопоставление понятия «условия банковского кредитования» и положений специального банковского законодательства диссертант определил сущность этих условий. Данные условия, по мнению автора, выступают условиями совершения кредитных операций и могут квалифицироваться как существенные условия кредитного договора, которые названы в законе как необходимые условия для договора данного вида. В работе раскрывается содержание каждого из условий банковского кредитования и их взаимосвязь. В частности, автором определено влияние условия возвратности на существо денежных средств (кредита).

Так, если в торговом обороте деньги выступают средством платежа (формой платы) за переданный товар, выполненную работу, оказанную услугу, то в сфере кредитования денежные средства приобретают форму кредита и выступают предметом исполнения как основного обязательства по предоставлению кредита, так и встречного обязательства по его возврату. Достижение экономической цели предоставления кредита, а именно – перенос права собственности на денежные средства на заемщика – определяет дальнейшую необходимость возврата кредита. Однородность обязательств как по предоставлению, так и по возврату кредита, по мнению диссертанта, характеризуется тем, что передача денег выступает единственно возможным объектом таких обязательств. Причем, применительно к каждому обязательству, это – не те же самые деньги, а деньги, выражающиеся в определенной денежной сумме. Указанные качества объектов встречных обязательств, возникающих на основании заключенного кредитного договора, отличают их от объектов иных гражданско-правовых обязательств.

Исключая теоретическую возможность применения понятия «принципы банковского кредитования», диссертант обосновывает необходимость существования принципов банковского кредитного правоотношения, в полной мере отражающих, по его мнению, сущность и назначение принципов права. К таким принципам автором предлагается относить: принцип исключительного участия банка на стороне кредитора, принцип исключительного использования денег в качестве кредита, принцип исключительного использования конструкции кредитного договора, принцип стабильности банковского кредитования, принцип плановости. Предложенная система принципов, по мнению автора, могла бы послужить, с одной стороны, основой для единообразного толкования существующих норм о банковском кредите, а с другой – в отсутствие достаточной правовой регламентации банковских кредитных отношений – для определения прав и обязанностей сторон банковского кредитного отношения исходя из общих начал и смысла банковского кредитного законодательства. В свою очередь, это требует закрепления принципов банковского кредитного правоотношения на уровне специального банковского законодательства.

В пятом параграфе «Основания возникновения банковских кредитных правоотношений» рассматриваются спорные вопросы, касающиеся правовой природы кредитного договора как исключительного основания возникновения банковских кредитных обязательств.

Кредитный договор рассматривается диссертантом в качестве самостоятельного вида гражданско-правового договора, опосредующего отношения по предоставлению денежной суммы с условием ее возврата в обусловленный срок и уплатой определенного процента. Это, в свою очередь, определяет необходимость формирования консенсуальной конструкции соглашения сторон о предоставлении банковского кредита как одного из объективно необходимых условий образования данного договора.

В качестве иных необходимых условий кредитного договора, по мнению диссертанта, выступают: наличие банка как стороны, предоставляющей кредит; наличие заемщика – субъекта небанковской деятельности (если только кредит не предоставляется другому банку); предоставление в качестве кредита только денег, но не иного имущества; письменная форма кредитного договора.

В данном параграфе подробно исследуется вопрос о соотношении кредитного договора и договора займа. Прослеживается развитие данного вопроса на протяжении всех кодификаций гражданского законодательства, обосновывается несостоятельность позиции о видовой принадлежности кредитного договора к договору займа.

Проведенный анализ позволил установить границы применения к банковскому кредитному обязательству в субсидиарном порядке положений о займе. В работе доказывается, что проявление особой экономической среды, наличие профессионала на стороне кредитора и присутствие заемщика – субъекта небанковской деятельности определяют те особенности, которые исключают применение к отношениям, возникающим из кредитного договора, большинства норм о займе в силу их противоречия существу кредитного договора, а также существу банковских кредитных обязательств.

Анализ всей совокупности норм о займе, учитывая положения закона о банковском кредите и существо банковских кредитных обязательств, позволил диссертанту определить те положения о займе, которые применимы к банковскому кредиту в субсидиарном порядке. Речь идет о следующих правилах: об обязанности возврата суммы займа в сроки и в порядке, предусмотренные договором займа; о досрочном возврате суммы займа при нарушении срока возврата очередной суммы займа, а также при нарушении условия о целевом использовании займа; о последствиях утраты обеспечения обязательств заемщика; о новации долга в заемное обязательство.  В работе определяются некоторые особенности субсидиарного применения указанных правил. В частности, автором установлено, что субсидиарное применение правил о новации долга в заемное обязательство не определяет возможность замены кредитного договора на заемное обязательство. Любой пересмотр условия о сроке кредитования и порядке возврата кредита должен рассматриваться как изменение условия о сроке кредита и порядке его возврата на основании соглашения сторон. По мнению диссертанта, субсидиарное применение правил о новации позволяет заменить несколько кредитных договоров, по которым срок исполнения обязанности по возврату кредита наступил, одним кредитным договором.

Осмысление кредитного договора как договорного типа позволило диссертанту критически оценить подход, согласно которому за кредитным договором усматривают элементы комплексного правового явления.

Далее автор с позиции теории договорного права дает оценку существующим подходам к определению существенных условий кредитного договора. В работе содержится критический анализ мнения, согласно которому к существенным условиям относят обязанности, вытекающие из кредитного договора. По мнению диссертанта, в указанном подходе происходит смешение договора как юридического факта (сделки) с обязательством, возникающим в силу такого договора. Автор исходит из позиции, в рамках которой содержание договора составляет совокупность его условий, сформулированных сторонами или вытекающими из закона, на котором основано заключение договора. Права и обязанности образуют содержание обязательства, а не породившего его договора, а совокупность его условий составляет содержание соглашения, но не обязательства, которое из него возникло.

Глава вторая «Влияние банковской системы на характер взаимодействия сторон банковского кредитного правоотношения» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Кредитная деятельность банка как гражданско-правовой регулятор перераспределения денежных средств» исследуется содержание понятия «кредитная деятельность банка», а также источники, за счет которых осуществляется кредитная деятельность банка.

Проведенный анализ позволил автору определиться с понятием кредитной деятельности банка, под которой предлагается понимать систему постоянно осуществляемых банковских кредитных операций (кредитных сделок) надлежащим субъектом (банком или иной кредитной организацией) на основании лицензии Банка России. Доказано, что кредитная деятельность банка не является самостоятельной деятельностью: существуя в рамках банковской деятельности, в неразрывной связи с другими элементами последней, она отражает только одну сторону деятельности банка, а именно – размещение кредитных ресурсов (денежных средств банка).

Диссертантом критически оценивается мнение, основанное на главной цели банковского регулирования и надзора – поддержание стабильности банковской системы, защита интересов вкладчиков и кредиторов – согласно которому кредитная деятельность относится исключительно к публично-правовой сфере. По мнению диссертанта, правовые отношения необходимо четко разводить «по вертикали» и «по горизонтали». В качестве первых выступают отношения по управлению банковской системой Российской Федерации, являющиеся публичными и предполагающие особый предмет и объект исследования, что выходит за рамки настоящей работы. Отношения «по горизонтали» носят имущественный характер, предполагают договорную основу и совершение частноправовых сделок – кредитных операций (кредитных сделок). Автор придерживается существующего мнения, согласно которому указанные группы отношений («по вертикали» и «по горизонтали») находятся в определенном сочетании и во взаимодействии, но не сливаются друг с другом, и в зависимости от их характера регулируются различными отраслями права. Вместе с тем, в работе отмечается, что комплексное правовое регулирование не порождает комплексных правоотношений. Автор исходит из того, что правоотношения различных отраслей права могут быть тесно связаны между собой, однако каждое из них включается только в одну отрасль права и не образует вместе с другими единого комплексного отношения.

В работе представлен подробный теоретический анализ источников финансирования, за счет которых осуществляется кредитная деятельность банка, а также определен правовой режим тех денежных средств, которые находятся в банке. В качестве источников кредитной деятельности автор определяет, во-первых, привлеченные денежные средства; во-вторых, денежные средства, находящиеся на счетах клиентов; в-третьих, собственные денежные средства банка. Если первый финансовый источник банковского кредитования непосредственно отражен в названии банковской операции, опосредующей размещение денежных средств, то относительно других двух источников банковского кредитования, непоименованных в законе в качестве таковых, диссертант делает соответствующие теоретические выкладки.

Так, автор определяет, что, не составляя содержание банковской операции по размещению привлеченных денежных средств, использование денежных средств, находящихся на банковских счетах клиентов, включается в содержание кредитной деятельности, которую вправе совершать и небанковские кредитные организации. В работе показана практическая значимость данного положения, выражающаяся в том, что банк обязан начислять проценты на сумму денежных средств, учитывая правовой режим денежных средств, находящихся на банковских счетах, зачисляемых на основании договора банковского счета, а именно –  возможность их использования банком с целью получения прибыли.

По мнению диссертанта, собственные денежные средства банка (уставный капитал, эмиссионный доход, фонды кредитной организации, прибыль текущего года и предшествующих лет и др.), также как и привлеченные денежные средства, могут быть использованы (размещены) только способами, предусмотренными банковским законодательством, что предполагает наличие у банка соответствующей лицензии. Режим операций по размещению кредитных ресурсов банка не предполагает различий в зависимости от источника формирования последних. Собственные денежные средства банка, аналогично привлеченным средствам, размещаются на платной, срочной и возвратной основе. При этом законодательный подход к размещению привлеченных денежных средств от своего имени и за свой счет позволил диссертанту определить их как собственные средства банка, обремененные обязательственными правами, вытекающими из договора банковского вклада.

При квалификации правового режима привлеченных денежных средств автор критически оценивает подход, согласно которому вкладчик остается собственником передаваемых банку денежных средств, наделяя при этом банк, действующего в интересах вкладчика, правомочием распоряжения. В работе доказывается, что независимо от основания передачи денежных средств банку (по договору банковского счета или договору банковского вклада) для целей банковского кредитования они выступают собственными денежными средствами банка. Отличие правового режима собственных денежных средств банка от его собственных-привлеченных денежных средств можно проследить лишь через установление обязательных экономических нормативов в рамках осуществления Банком России надзорной функции, выходящей за пределы гражданско-правовых аспектов кредитной деятельности банка.

Во втором параграфе «Специальная правоспособность банка как регулятор обязательственной связи банка с заемщиком» исследуется вопрос влияния специального субъекта (банка) на существо банковского кредитного правоотношения.

Отмечается, что участие банка (специального субъекта) на стороне кредитора оказывает влияние на существо всех тех действий, которые совершаются при исполнении банковских кредитных обязательств, в том числе на кредитную операцию.

Учитывая, что при осуществлении своей деятельности банки совершают, помимо банковских операций, и другие сделки кредитной организации, диссертант делает акцент на исследовании вопроса, касающегося содержания общей и специальной правоспособности кредитной организации. В диссертации содержится вывод о том, что возможность совершения «других» сделок кредитной организации выступает исключением из законодательного запрета на занятие производственной, торговой и страховой деятельностью. Автор доказывает, что за счет данных сделок расширяется объем специальной правоспособности кредитной организации.

Далее в параграфе устанавливается влияние исключительного права банка совершать кредитные операции на правовой режим кредитного договора. По мнению автора, данное право определяет исключительное участие банка на стороне кредитора в кредитном договоре. Это, в свою очередь, позволило прийти к выводу о том, что на квалификацию кредитного договора, в котором на стороне кредитора выступает некредитная организация, в качестве ничтожной сделки оказывает влияние наличие на стороне должника в первичном банковском кредитном обязательстве специального субъекта – банка. В связи с этим в работе критикуется подход, в соответствии с которым кредитный договор, заключенный в отсутствие банка на стороне кредитора, квалифицируется как договор займа. По мнению диссертанта, ни один из предусмотренных законом правовых механизмов не дает оснований для подобного вывода.

Далее в настоящем параграфе выявляются последствия недействительности кредитной сделки. В качестве последствий такой недействительности, по мнению автора, выступают встречные реституционные обязательства, которые по своей природе являются кондикционными. Данные обязательства самостоятельны по отношению друг к другу. Одно из них связано с возвратом суммы, соответствующей размеру предоставленного кредита, а второе – с возвратом суммы, состоящей из уплаченных процентов и части долга. Указанные обязательства являются однородными, что позволяет применить к ним правило о зачете встречных требований. Это, в свою очередь, исключает возможность признания за заемщиком права истребовать от кредитора сумму процентов, превышающую размер учетной ставки. Диссертант приходит к выводу, в соответствии с которым зачету при возврате сторон недействительного кредитного договора в первоначальное положение подлежат однородные (денежные) встречные требования, а не процентные ставки.

Параграф третий «Кредитная операция как юридический объект банковского кредитного правоотношения» посвящен исследованию сущности кредитной операции, а также влиянию банковской операции на исполнение банковских кредитных обязательств.

Одним из аргументов отнесения кредитной деятельности к частноправовой сфере выступает наличие кредитной операции как гражданско-правовой сделки, отражающей содержание такой деятельности. В работе обосновывается несостоятельность тех подходов, согласно которым банковские операции выводятся за сферу гражданско-правовых сделок и гражданского права в целом.

Диссертант определяет кредитную операцию как разновидность банковской операции, представляющей собой действие, направленное на предоставление денежных средств банка (кредита) заемщику на условиях платности, срочности и возвратности. Такое предоставление денежных средств опосредуется либо заключением кредитного договора, либо обязательством банка (иной кредитной организации) по предоставлению кредита, не являющимся самостоятельным, существующим в рамках других договоров банковской сферы.

В работе доказывается, что направленность кредитной операции выражается в распоряжении собственными денежными средствами банка, что может быть обеспечено только достигнутым соглашением участников кредитной операции. При исследовании сущности кредитной операции в работе критически оценивается мнение, согласно которому кредитную операцию относят к разновидности поступка. Диссертант доказывает, что кредитная операция – это всегда сделка, связанная с движением денежных средств от кредитора к заемщику, и порождающая обязательство по  их возврату в некотором увеличенном размере. Автор приходит к выводу, в соответствии с которым цель кредитной операции будет достигнута лишь тогда, когда денежные средства в соответствующей сумме будут отнесены на счет клиента-заемщика либо предоставлены иным предусмотренным гражданским законодательством способом, а право собственности на кредит будет перенесено с банка-кредитора на клиента-заемщика.

В параграфе исследуется влияние кредитной операции на существо всех тех действий, которые совершаются в рамках банковских кредитных обязательств. Диссертант определяет, что действия по размещению (предоставлению) денежных средств банка и их последующему возврату являются однопорядковыми, находящимися в одной цепи действий, совершение которых очерчено сферой действия кредитного договора. Это, исключает возможность появления на стороне кредитора в договоре банковского кредита иного субъекта, отличного от кредитной организации, в частности, при совершении сделок по уступке права требования или перевода долга.

Через выявление особенностей взаимодействия банковской операции с банковскими договорными конструкциями диссертант устанавливает проявление специфических черт кредитной операции в кредитном договоре.  Автором определено, что каждая из банковских операций обозначает действие, являющееся квалифицирующим для определения сущности банковского договора, заключением которого опосредуется совершение и других действий, выступающих объектом отношений, возникающих из такого договора. Так, размещение денежных средств определяет сущность кредитного договора, который, в свою очередь, формирует условия существования всех тех обязательств, которые возникают на его основе.

В четвертом параграфе «Деньги как материальный объект банковского кредитного правоотношения» освещается вопрос о предмете исполнения банковского кредитного обязательства.

Предметом исполнения банковского кредитного обязательства могут быть только деньги, но не иное имущество (вещи). В работе представлена характеристика денег как особой разновидности родовых вещей. Через анализ правовой дискуссии о существе денег диссертант определяется с такими их свойствами, как оборотоспособность, заменимость, делимость и непотребляемость.

Учитывая то, что на денежные средства, передаваемые во исполнение кредитного обязательства, право собственности возникает у заемщика, в работе особо акцентируется внимание на характере отношений по предоставлению суммы кредита, когда таковая предоставляется посредством зачисления ее на банковский счет заемщика.

Диссертантом доказывается, что зачисление денежных средств на счет клиента-заемщика, выступая фактом, подтверждающим исполнение обязанности банка по предоставлению кредита, лежит за сферой действия кредитного договора и представляет собой действие по использованию суммы кредита. Практическое значение данного положения автор видит в том, что не зачисление на счет клиента-заемщика денежной суммы соответствует не предоставлению банком кредита, что обусловливает возможность применения к банку-кредитору мер ответственности как к лицу, которое не исполнило условия кредитного договора. Отсутствие денежных средств на счете получателя кредита, открытом в другом банке, не приводит к ответственности обслуживающего банка, поскольку обязательство по обслуживанию счета в отношении не зачисленной суммы денег у него не возникло.

Далее диссертант определяется с существом отношений, возникающих между банком и клиентом по поводу перечисления денег. В работе делается вывод, согласно которому действие по перечислению денег со счета одного лица на счет другого является основанием для прекращения права клиента на право требования к банку на соответствующую сумму. Клиент-заемщик, давая распоряжения банку по перечислению той или иной суммы с банковского счета клиента, действует в рамках отношений, возникающих из договора банковского счета. Несмотря на возможную однородность субъектного состава кредитного договора и договора банковского счета, эти договоры самостоятельны, что, по мнению автора, исключает возможность влияния одного на исполнение другого, тем более, на его действительность. В результате автором делается вывод, согласно которому перечисление денежных средств со счета одного лица на счет другого не является примером передачи права ни посредством уступки требования, ни иным образом.

Глава третья «Проблемы реализации банковских кредитных правоотношений» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе «Пределы консенсуальности банковского кредитного правоотношения» исследуется вопрос существа обстоятельств, позволяющих банку отказать в предоставлении кредита, а также определяются особенности реализации права банка на такой отказ.

В работе анализируется проблема соотношения права заемщика требовать предоставления кредита и права банка отказать в таком предоставлении. Проведенный теоретический анализ позволил прийти к выводу, согласно которому право кредитора на отказ в предоставлении кредита может быть реализовано только до момента возникновения права заемщика на получение кредита. Диссертант определяется с понятием «отказ в предоставлении», под которым предлагается понимать действие, направленное на расторжение договора или на изменение (уменьшение) объема обязанности банка по предоставлению соответствующей суммы кредита, которое должно предшествовать моменту надлежащего исполнения обязательства по предоставлению кредита и не может рассматриваться как действие, способное приостановить надлежащее исполнение.

По мнению диссертанта, законодательно предусмотренное право на отказ в предоставлении кредита не может быть ограничено договором, что следует из существа оснований, позволяющих учинить такой отказ. В свою очередь, само право на отказ в предоставлении кредита выступает примером исключения из общего правила о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения условий договора, поскольку такое исключение установлено законом.

В работе представлен критический анализ ситуаций, которые в правовой литературе названы основаниями отказа кредитора в предоставлении кредита. В ходе проведенного анализа автором раскрывается существо законодательно установленного основания для отказа в предоставлении кредита или его части, а именно – существо обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что сумма кредита не будет возвращена в срок. Делается вывод о том, что такие обстоятельства выступают частным случаем существенного изменения обстоятельств, являющихся основанием для изменения или расторжения договора. Включение в главу 42 ГК РФ правил об одностороннем изменении условия о предмете кредитного договора или его расторжении в силу существенного изменения обстоятельств, по мнению автора, имеют целью ограничить сферу применения таких обстоятельств. Определено, что требование о досрочном возврате кредита по основаниям, предусмотренным для отказа в его предоставлении, не допускается, поскольку это противоречит существу кредитного договора.

В работе доказывается, что право на отказ от предоставления кредита не может быть предусмотрено договором. Любой немотивированный отказ от предоставления кредита, даже если право на такой отказ предусмотрено договором, должен рассматриваться как не соответствующий закону. Данная позиция аргументируется тем, что возможность включения в кредитный договор условия о немотивированном отказе может быть обеспечена только ст. 310 ГК РФ. Данная статья определяет два необходимых признака такой возможности: во-первых, характер исполнения договора должен быть предпринимательским и стороны договора должны выступать субъектами предпринимательской деятельности; во-вторых, иное не должно вытекать из закона или существа обязательства. По мнению диссертанта, предоставление банковского кредита реализуется в рамках предпринимательской (банковской) деятельности только для одной стороны кредитного договора – банка. Возможная принадлежность заемщика к субъектам предпринимательской деятельности не может повлиять на характер кредитной сделки, поскольку заемщик не является субъектом банковской деятельности.

Второй параграф «Гражданско-правовой механизм принудительной реализации банковского кредитного правоотношения» освещает вопрос о возможности понуждения банка к исполнению его обязанности предоставить кредит.

Основываясь на том, что заемщик вправе требовать предоставления оговоренной в договоре денежной суммы, диссертант критикует подход, согласно которому исключается возможность не только начисления процентов на сумму не предоставленного кредита, но и в принципе возможность истребования суммы такого кредита. В работе показано, что в основу такого подхода положено мнение судебных органов о том, что первичное банковское кредитное обязательство не признается денежным обязательством. Несостоятельность данного подхода была доказана диссертантом в предыдущих главах работы. Денежные средства выступают материальным объектом обязательства по предоставлению кредита и в этом смысле ничем не отличаются от материального объекта денежного обязательства. И в том и в другом обязательстве деньги выступают в качестве средства платежа.

В работе в полной мере прослеживается проявление существа денежного обязательства на характере первичного банковского кредитного обязательства. Автором доказано, что для банка отсутствует возможность неисполнения этого обязательства. В отличие от заемщика, у которого в силу тех или иных негативных обстоятельств фактически могут отсутствовать деньги, подлежащие возврату по кредитному договору, у банка деньги присутствуют всегда как фактически, так и юридически.

Автором определено, что признание за первичным банковским кредитным обязательством качества денежного обязательства оказывает влияние на процесс исполнения такого обязательства, которое в силу денежного характера предмета исполнения не может быть не исполнено. В то же время требование заемщика к банку о предоставлении кредита обеспечивается не денежным характером первичного банковского кредитного обязательства, а консенсуальной конструкцией кредитного договора. По мнению диссертанта, возможность понуждения к совершению того или иного действия обеспечивается не характером материального объекта обязательства, а возникшим в силу договора обязательством. При этом «ослабить» право кредитора (заемщика) на принудительное исполнение обязательства может только закон.

По мнению автора, обеспеченное консенсуальной конструкцией кредитного договора право заемщика требовать предоставления суммы кредита при его нарушении может быть исполнено в принудительном порядке с возложением на банк негативных последствий в виде уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами (законной неустойки) или уплаты договорной неустойки, если таковая предусмотрена соглашением сторон.

Третий параграф «Пределы реализации права на досрочный возврат кредита» посвящен исследованию особенностей исполнения заемщиком вторичного банковского кредитного обязательства и обязательства по уплате процентов.

Принципиальным, по мнению автора, для обязательств по возврату кредита и уплате процентов является вопрос о пределах реализации права банка на требование о досрочном возврате кредита и о праве заемщика на досрочное исполнение обязательства по возврату полученных в качестве кредита  денежных средств и уплате на них процентов.

Автором установлено, что в качестве оснований досрочного возврата кредита могут выступать обстоятельства, которые прямо названы в законе, а также обстоятельства, специально предусмотренные кредитным договором, соотносящиеся с его существом и не выходящие за его предмет, а равно за объект вторичного банковского кредитного обязательства. Иные основания для досрочного возврата кредита должны рассматриваться как не соответствующие существу кредитного соглашения. В работе доказывается, что включение подобных оснований в кредитный договор ведет к установлению иного порядка определения срока действия кредитного договора, чем установление конкретной даты или периода времени. Вместе с тем, автором определяется, что срок кредитного договора является его существенным условием, что исключает установление момента прекращения действия договора путем отсылки к наступлению того или иного случая (обстоятельства). Кредитный договор не может существовать в режиме условной сделки.

При исследовании вопроса допустимости досрочного возврата суммы основного долга (кредита) и процентов за кредит диссертант критически оценивает возможность определения досрочного исполнения обязательства как ненадлежащего исполнения. Проведенный анализ позволил прийти к выводу, согласно которому любое принятое кредитором досрочное исполнение обязательства подлежит квалификации как надлежащее исполнение, что исключает всякие последующие возражения не только со стороны кредитора, но и должника. Банк-кредитор, принявший до срока исполнения сумму денежного долга, не вправе впоследствии требовать уплату процентов, на которые он мог рассчитывать, если бы денежное обязательство было бы исполнено в установленный срок, в том числе не вправе требовать комиссионного вознаграждения за досрочное погашение долга. В свою очередь, должник не вправе рассчитывать на возврат досрочно исполненного: имущество, полученное кредитором до срока исполнения обязательства, является имуществом кредитора.

В работе обосновывается, что досрочное исполнение обязательств по возврату кредита и уплате процентов не может быть поставлено в зависимость от наличия в кредитном договоре условия о необходимости получения согласия банка-кредитора на досрочный возврат долга, а равно от наличия такого запрета. Не может быть обременено досрочное исполнение обязательств заемщика и уплатой комиссионного вознаграждения в пользу банка-кредитора. Любое ограничение (обременение) права заемщика на досрочный возврат кредита и уплату процентов должно, по мнению автора, рассматриваться как не соответствующее закону, противоречащее существу кредитного договора.

Четвертый параграф «Пределы применения цессии в банковских кредитных правоотношениях» раскрывает вопросы о возможности уступки права требования предоставления кредита и уступки права требования возврата кредита и уплаты процентов.

В отношении уступки права требования предоставления кредита в правовой науке высказывается мнение о недопустимости таковой применительно к первичному банковскому кредитному обязательству. Такой подход обосновывается либо фидуциарностью отношений, складывающихся между банком и заемщиком, либо личностью кредитора (заемщика), которая, как считают, имеет существенное значение для банка. При этом последний довод используется как для обоснования ограничения уступки права требования предоставления кредита, так  и для запрета такой уступки.

Проведенный диссертантом анализ позволил признать подобный подход несостоятельным. Оборот прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, ограничен возможностью их принадлежности только одному лицу, что в принципе не характеризует требование заемщика о предоставлении кредита. Кроме того, категории «личность кредитора» и «лично-доверительный характер» несопоставимы. В правовой науке категория «лично-доверительный характер» используется для раскрытия природы фидуциарной сделки, что исключает ее применение к кредитному договору, являющемуся по своей природе коммерческой сделкой. Более того, категория «лично-доверительный характер» используется не для ограничения субъективного права, а, напротив, для установления запрета на любое  возможное ограничение.

В работе подвергается критике подход к пониманию отношений, связанных с уступкой права требования предоставления кредита, в соответствии с которым переход указанного права к новому заемщику не влияет на правовое положение заемщика, заключившего кредитный договор с банком. Диссертант доказывает, что перемена лица на стороне кредитора в обязательстве по предоставлению кредита, соответственно, влечет замену должника в обязательстве по возврату кредита и уплате процентов, что, в конечном счете, влечет замену заемщика непосредственно в кредитном договоре. Такая уступка права требования, влекущая замену стороны кредитного договора, не может зависеть от согласия банка. В работе определяется, что в силу своей неопределенности обязательство по возврату кредита и уплате процентов не подпадает под существо будущего обязательства, которое должно обязательно возникнуть, что исключает его влияние не только на процесс уступки права требования предоставления кредита, но и на замену лица на стороне заемщика в кредитном договоре.

Автором обосновывается вывод, в соответствии с которым право требования получения кредита не имеет реальной стоимости. Практическое значение данного вывода заключается в том, что уступка права требования получения кредита другому лицу исключает необходимость встречного предоставления от такого лица.

Далее в параграфе исследуется вопрос о возможности уступки права требования возврата долга другим субъектам права. По мнению автора, уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов, осуществленная кредитной организацией в пользу некредитной организации, по сути, является ничтожной как противоречащая требованиям закона. Замена кредитора во вторичном банковском кредитном обязательстве и в обязательстве по уплате процентов возможна лишь в случае, если новый кредитор также является кредитной организацией. Доказывается недопустимость реализации подхода, согласно которому уступка права требования возврата кредита субъектам небанковской сферы признается действительной.

Аргументируется вывод о том, что уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов субъектам небанковской сферы противоречит специальному банковскому законодательству, предъявляющему требования лицензирования банковских операций. Предоставление кредита и его последующий возврат с уплатой процентов годовых выступают примером однопорядковых действий, находящихся в одной цепи действий, совершаемых в рамках заключенного кредитного договора. Установление режима лицензирования для одного из действий, совершаемого в силу кредитного договора, определяет режим осуществления и других действий, а равно и самого кредитного договора.

По мнению автора, при уступке права требования возврата кредита субъекту небанковской сферы банк передает информацию, составляющую банковскую тайну, в нарушение норм как общегражданского, так и специального законодательства. Информация, включающая сведения об операциях, счетах, вкладах клиента и самом клиенте, относится к объектам ограниченным в обороте, что исключает право банка-кредитора изменить правовой режим такой информации и обеспечить к ней свободный доступ в нарушение требований закона.

Далее при исследовании вопроса уступки права требования акцентируется внимание на возможности уступки части требования. Автор приходит к выводу, в соответствии с которым при передаче права требования кредитора в полном объеме одновременно передаются права требования уплаты процентов, составляющих плату за кредит, а также процентов, начисленных за просрочку возврата кредита (в случае уступки права требования в отношении кредита, возврат которого просрочен). В тех случаях, когда уступается лишь часть основного долга, требование в отношении уплаты процентов может уступаться лишь в размере, соответствующем части этого долга.

Параграф пятый «Реализация охранительно-восстановительных мер в банковских кредитных правоотношениях» посвящен исследованию вопроса об ответственности за неисполнение обязательств, возникающих из кредитного договора.

Как на стороне банка, так и заемщика может возникнуть просрочка в выполнении лежащих на них обязанностей. Банк будет считаться просрочившим в случае не предоставления заемщику в установленный срок суммы кредита, а равно предоставления денежной суммы в меньшем размере. В свою очередь, заемщик будет считаться просрочившим в случае не выполнения обязательств по возврату кредита и уплате процентов за кредит в полном объеме или в объеме меньшем, чем это предусмотрено договором. Во всех указанных случаях, по мнению автора, речь идет о невыполнении (ненадлежащем выполнении) обязательства по передаче определенной денежной суммы, то есть о невыполнении денежного обязательства, объектом которого выступает передача денег с целью погашения долга, возникшего на стороне должника (банка или заемщика) в силу заключенного кредитного договора.

Далее в параграфе исследуется природа процентов за пользование чужими денежными средствами. Сопоставив положения ст. 395 ГК РФ с другими нормами ГК РФ, а также выявив существо отношений, опосредуемых применением правил указанной статьи, автор приходит к выводу, согласно которому проценты за пользование чужими денежными средствами применяются ко всем случаям, когда на стороне должника находятся денежные средства, подлежащие передаче кредитору, либо полученные должником с тем, чтобы совершить действия как в отношении этих денежных средств, так и другого имущества, составляющего объект встречного предоставления.

Проведенный анализ позволил диссертанту не согласиться с существующим подходом судебной практики к определению процентов за пользование чужими денежными средствами как нетипичной меры гражданско-правовой ответственности. Данные проценты, по мнению автора, укладываются в конструкцию неустойки, являясь разновидностью последней. Такой подход к определению природы процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ, не только разрешил бы большинство существующих вопросов, связанных с их применением, но соответствовал бы принципам доступности права, требованиям добросовестности, разумности и справедливости.

По мнению диссертанта, исполнение обязательств по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами и уплате процентов как платы за кредит должно либо предшествовать исполнению обязательства по возврату основной суммы долга (кредита), либо совпадать с ним.

Автор критически оценивает возможность определения размера процентов за пользование чужими денежными средствами через ставку рефинансирования. Ни статья 395 ГК РФ, ни существо процентов годовых, которыми следует определять размер законной неустойки, не позволяют принимать за основу исчисления процентов годовых непосредственно ставку рефинансирования. Данная статья оперирует понятием учетная ставка банковского процента, определяемой учетной политикой коммерческого банка, местонахождение которого совпадает с местонахождением кредитора. Следовательно, если кредитором выступает непосредственно банк, то и размер законной неустойки соответствует учетной ставке банковского процента, соответствующей учетной политике данного банка.

Глава четвертая «Правовой механизм и проблемы прекращения банковских кредитных обязательств» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Механизм прекращения банковских кредитных обязательств» исследуются границы применения специальных оснований прекращения гражданско-правового обязательства относительно обязательств, возникающих из кредитного договора.

По мнению автора, применение того или иного специального основания прекращения гражданско-правовых обязательств к банковскому кредитному обязательству зависит от того, какое место оно занимает в процессе продвижения денег от банка-кредитора к заемщику и обратно.

Диссертант приходит к выводу, в соответствии с которым существо первичного банковского кредитного обязательства исключает применение каких-либо иных оснований прекращения гражданско-правового обязательства, подпадающих под понятие надлежащего исполнения, кроме тех, которые соответствуют существу кредитной сделки, каковым является предоставление обусловленной соглашением сторон суммы кредита на платной, срочной и возвратной основе. Без совершения действия по перемещению кредита от банка к заемщику, в принципе, не может быть достигнута цель кредитного договора.

Относительно вторичного банковского кредитного обязательства диссертантом определено, что установление пределов применения специальных оснований прекращения гражданско-правовых обязательств характеризуется воздействием на данное обязательство специфических свойств первичного банковского кредитного обязательства, находящегося под воздействием особой экономической среды. Это, в свою очередь, позволило автору определить факторы, оказывающие влияние на установление пределов реализации оснований прекращения гражданско-правовых обязательств в отношении вторичного банковского кредитного обязательства. К таким факторам автором предлагается относить: денежный характер вторичного банковского кредитного правоотношения; банковскую систему как специальный экономический фактор; самостоятельность договорных связей, устанавливаемых между участниками кредитования; универсальность материального объекта банковского кредитного обязательства. Каждый из указанных факторов как самостоятельно, так и в дополнение друг к другу способен обосновать ограничение применения того или иного специального основания прекращения гражданско-правового обязательства либо вообще устранить его применение.

Во втором параграфе «Определение надлежащего субъекта принятия исполнения в обязательстве по предоставлению кредита» раскрываются особенности предоставления кредита с позиции надлежащего субъекта принятия исполнения.

Исследовав судебную практику, акты Банка России, позицию Ассоциации российских банков, автор пришел к выводу о том, что возможность получения кредита как юридическим, так и физическим лицом, минуя банковский счет заемщика, путем направления кредита третьим лицам, в практике банковского кредитования исключается в принципе, что, по мнению диссертанта, является недопустимым.

В ходе теоретического анализа автор определяет, что для исполнения первичного банковского кредитного обязательства значение приобретает толкование понятия «расчетный счет клиента-заемщика».

Автор приходит к выводу о том, что указание на лицо (банковский счет), исполнение которому будет признаваться надлежащим, может быть оформлено как на стадии заключения кредитного договора, так и при исполнении первичного банковского кредитного обязательства. Такое указание не является поручением клиента на перечисление денежных средств, которое с позиции банковского законодательства представляет собой банковскую операцию, совершаемую на основании заключенного договора банковского счета.

По мнению диссертанта, кредит должен считаться предоставленным заемщику не только в случае зачисления суммы кредита на его банковский счет, открытый в банке-кредиторе, или выдачи заемщику (физическому лицу) денежных средств через кассу банка, но и в случае зачисления суммы кредита на любой другой банковской счет – как принадлежащий, так и не принадлежащий заемщику, открытый как в банке-кредиторе, так и в любом другом банке.

По мнению автора, указав на банковский счет, который не подпадает под термин «банковский счет клиента-заемщика», стороны тем самым реализуют право на иное определение места исполнения обязательства. Это, в свою очередь, не позволяет согласиться с подходом, в рамках которого исполнение по предоставлению кредита третьему лицу определяется как поручение заемщика о перечислении кредита третьему лицу, основанному на договоре банковского счета. Движение денежных средств по счетам может быть обусловлено не только сделанным поручением клиента банка на основании договора банковского счета, но и исполнением лежащей на банке-кредиторе обязанности предоставить кредит заемщику по кредитному договору.

В третьем параграфе «Участие третьего лица в исполнении обязательств по возврату кредита и уплате процентов за кредит» выявлены особенности прекращения вторичного банковского кредитного обязательства, в ситуациях, когда исполнение предлагается третьим лицом.

По общему правилу, обязательство прекращается его надлежащим исполнением, что для цели кредитного договора предполагает совершение заемщиком действий по возврату основного долга и уплате процентов за кредит в полном объеме. По мнению автора, погашение обязательств, лежащих на заемщике, будет считаться надлежащим и в тех случаях, когда таковое производится третьим лицом, не являющимся стороной кредитного договора. При этом исполнение обязательства третьим лицом исключает необходимость участия кредитора в соглашении заемщика с третьим лицом о возложении на последнего исполнения обязательства заемщика. Автором доказано, что в данном случае речь идет не о переводе долга, а о случае, когда на основании возложения исполнения обязательства должника на третье лицо надлежащее исполнение уже предлагается кредитору. Это, в свою очередь, позволило прийти к выводу о том, что исполненная третьим лицом обязанность заемщика по возврату кредита не нарушает требований о специальном субъектном составе на стороне кредитора, в качестве которого может выступать исключительно кредитная организация. Действие третьего лица по погашению долга заемщика, по мнению диссертанта, подлежит квалификации как действие, совершение которого определяет надлежащее исполнение обязательства, а равно его прекращение.

В работе аргументируется вывод, согласно которому исполнение обязательства третьим лицом без какого-либо возложения со стороны должника не может квалифицироваться как «совершение действия без основания», а принятие исполнения, совершенного третьим лицом, не может быть ограничено. По мнению автора, исполнение, предложенное банку третьим лицом в отсутствие возложения, следует квалифицировать как действие в чужом интересе без поручения. В связи с этим делается вывод о том, что общими нормами ГК РФ об исполнении гражданско-правовых обязательств необоснованно ограничиваются случаи надлежащего исполнения, предложенного третьим лицом, поскольку предусмотрена возможность исполнения обязанности третьим лицом только при условии возложения должником на него исполнения такой обязанности, за исключением специально предусмотренного законом случая.

В четвертом параграфе «Применение зачета встречных требований в целях прекращения обязательства по возврату кредита» исследуется такой способ прекращения обязательства, как зачет встречных требований.

Диссертант акцентирует внимание на изучении признака однородности встречных обязательств и определяет, что однородность для цели зачета означает однородность предмета требований, но не однородность оснований возникновения последних.

Отсутствие однородности предмета требований, по мнению автора, не допускает зачет требования, возникающего из кредитного договора (требования по возврату кредита), и требования, возникающего из договора банковского счета (требования по зачислению денежных средств на счет клиента-заемщика), которые являются примером требований, однородных по основанию.

Действие по списанию денежных средств со счета клиента в счет погашения его обязательств по кредитному договору, по мнению автора, выступает примером действия, которое выходит за предмет договора банковского счета и нарушает право клиента на право требования относительно списанной суммы денег. Подобное действие банка не может квалифицироваться как действие, которое свидетельствует о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств банка по договору банковского счета. Банк, списав в счет требования по возврату кредита деньги клиента, нарушает тем самым право клиента на право требования соответствующей суммы денег посредством погашения этого права требования. Это означает, что договор банковского счета относительно неправомерно списанной суммы прекратился, что обусловливает возникновение на стороне банка денежного долга по обязательству из неосновательного обогащения.

По мнению автора, возможность зачета встречных требований допустима только при расторжении (прекращении) договора банковского счета, когда на стороне банка возникает денежный долг в размере остатка денежных средств  по счету клиента. Именно наличие денежного долга на стороне банка позволяет ему зачесть денежную сумму, причитающуюся клиенту, в счет требования к нему по возврату кредита, вытекающего из кредитного договора, по правилам о зачете.

В пятом параграфе «Пределы применения отступного к отношениям, связанным с возвратом кредита и уплатой процентов за кредит» акцентируется внимание на теории и практике применения отступного в качестве способа прекращения обязательств по возврату кредита и уплате процентов.

На основе проведенного анализа судебной практики о применении отступного в кредитной сфере диссертантом делается вывод, согласно которому таковая полна противоречий. Отмечается, что судебной практикой без внимания оставлен вопрос о допустимости применения отступного для погашения вторичного банковского кредитного обязательства.

По мнению автора, исходя из существа банковского кредитного обязательства, кредитного договора и кредитной деятельности банков, обязательство по возврату предоставленной суммы кредита ни при каких условиях не может быть прекращено путем предоставления иного – отличного от денег – имущества. В свою очередь, это не позволяет согласиться с подходом судебной практики, допускающей применение отступного для погашения долга заемщика перед банком-кредитором.

Диссертантом доказывается, что деньги выступают единственно возможным предметом действий, связанных как с предоставлением кредита, так и его возвратом и уплатой процентов, что исключает возможность применения отступного в качестве способа прекращения обязательств по возврату кредита и уплате процентов.

По мнению автора, соглашаясь на принятие иного имущества, отличного от денег, банк тем самым выходит за пределы своей специальной правоспособности. Кредитный договор не является сделкой по обмену имуществом, а банк не может являться субъектом торговой деятельности. Интерес банка может быть реализован лишь посредством действий, направленных на получение денег от заемщика. При этом банку безразличен источник получения суммы, необходимой для погашения долга заемщика.

В работе выявлены особенности применения отступного при прекращении всякого гражданско-правового обязательства. Делается вывод о том, что соглашение об отступном необходимо рассматривать как соглашение сторон об изменении условия о предмете исполнения встречного по отношению к обязательству, которое уже исполнено. При этом соглашение об отступном предоставляет возможность должнику выбрать предмет исполнения: первоначальный либо альтернативный. Диссертант определяет, что кредитор, отказавшийся принять отступное в качестве надлежащего предмета исполнения, считается просрочившим.

Автор приходит к выводу, в соответствии с которым предоставление отступного погашает те обязательства должника, которые покрывает стоимостная оценка отступного, если речь не идет о передаче денег в качестве отступного. Денежные средства, предоставленные как отступное, соответственно, погашают обязательства должника в размере предоставленной денежной суммы.

Основные научные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора:

Монографии:

  1. Соломин, С. К. Банковский кредит: проблемы теории и практики / С. К. Соломин. – М.: Юстицинформ, 2009. – 288 с (14,0 п.л.).
  2. Соломин, С. К. Обязательства, возникающие из кредитного договора / С. К. Соломин. – Чита: ЗИП СибУПК, 2008. – 177 с. (11,1 п.л.).
  3. Соломин, С. К. Некоторые актуальные проблемы теории банковского кредитования: гражданско-правовое исследование / С. К. Соломин. – Чита: ЗИП СибУПК, 2007. – 126 с. (7,8 п.л.).

Учебные пособия:

  1. Соломин, С. К. Договорное право: практикум / С. К. Соломин, Н. Г. Соломина. – Чита: ЗИП СибУПК, 2007. – 194 с. (12,1/6,1 п.л.).
  2. Соломин, С. К. Гражданско-правовые договоры: Учебно-методический комплекс / С. К. Соломин, Н. Г. Соломина. – Чита: ЗИП СибУПК, 2005. – 157 с. (9,8/4,9 п.л.).
  3. Соломин, С. К. Международное частное право (общая часть): Учебное пособие. Рекомендовано Дальневосточным региональным учебно-методическим центром в качестве учебного пособия для студентов специальности 021100 «Юриспруденция» вузов региона / С. К. Соломин, Н. Г. Соломина. – Чита: ЗИП СибУПК, 2004. – 86 с. (5,4/2,7 п.л.).
  4. Соломин, С. К. Кредитный договор. Товарный и коммерческий кредит: Учебное пособие / С. К. Соломин. – Чита: ЧитГТУ, 2001. – 125 с. (7,8 п.л.).

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора наук:

  1. Соломин, С. К. О некоторых аспектах заключения кредитного договора / С. К. Соломин // Законодательство. – М., 2009. – № 8. – С. 23-27. (1,0 п.л.)
  2. Соломин, С. К. Участие третьего лица в исполнении обязательств по возврату кредита и уплате процентов за кредит / С. К. Соломин // Право и экономика. – М.: Юрид. Дом «Юстицинформ», 2009. – № 6. – С. 44-48. (0,4 п.л.).
  3. Соломин, С. К. О допустимости применения отступного к отношениям, связанных с возвратом кредита и уплатой процентов за кредит / С. К. Соломин // Право и экономика. – М.: Юрид. Дом «Юстицинформ», 2009. – № 2. – С. 42-46. (0,4 п.л.).
  4. Соломин, С. К. Применение зачета встречных требований для прекращения обязательства по возврату кредита / С. К. Соломин // Право и экономика. – М.: Юрид. Дом «Юстицинформ», 2009. – № 1. – С. 63-68. (0,4 п.л.).
  5. Соломин, С. К. О квалификации отношений, связанных с передачей прав на основании несуществующего или недействительного обязательства / С. К. Соломин, Н. Г. Соломина // Хозяйство и право. – М., 2008. – № 12. – С. 90-97. (0,5/0,25 п.л.).
  6. Соломин, С. К. О возможности исполнения кредитного обязательства третьему лицу / С. К. Соломин // Закон. – М., 2008. – № 8 (август). – С. 163-171. (1,0 п.л.).
  7. Соломин, С. К. Правовая природа процентов за пользование чужими денежными средствами / С. К. Соломин, Н. Г. Соломина // Российский юридический журнал. – Екатеринбург: УрГЮА, 2008. – № 2 (59) – С. 127-131. (0,7/0,35 п.л.).
  8. Соломин, С. К. Уступка права требования предоставления кредита / С. К. Соломин //  Хозяйство и право. – М., 2008. – № 3. – С. 76-81. (0,6 п.л.).
  9. Соломин, С. К. Предоставление банковского кредита // Закон. – М., 2008. – № 3 (март). – С. 129-141. (1,0 п.л.).
  10. Соломин, С. К. О сущности обстоятельств, позволяющих банку отказать в предоставлении кредита // Правоведение. – СПб: Изд-во С.- Петербург. ун-та, 2008. – № 3. – С. 144-149. (0,5 п.л.).
  11. Соломин, С. К. Цессия в отношениях по кредитному договору / С. К. Соломин // Адвокат. – М.: Законодательство и экономика, 2008. – № 2. – С. 71-81. (0,7 п.л.).
  12. Соломин, С. К. Понятие кредитной операции / С. К. Соломин // Хозяйство и право. – М., 2007. – № 8. – С. 28-33. (0,6 п.л.).
  13. Соломин, С. К. О квалификации обязательств, возникающих из кредитного договора / С. К. Соломин // Право и экономика. – М.: Юрид. Дом «Юстицинформ», 2007. – № 8. – С. 71-73. (0,4 п.л.).
  14. Соломин, С. К. Разграничение категорий «банковская операция» и «другие сделки кредитной организации» / С. К. Соломин // Законодательство. – М., 2007. – № 7. – С. 45-50. (0,75 п.л.).
  15. Соломин, С. К. Уступка права требования возврата долга по кредитному договору / С. К. Соломин // Право и экономика. – М.: Юрид. Дом «Юстицинформ», 2007. – № 4. – С. 102-104. (0,44 п.л.).
  16. Соломин, С. К. Кредитные ресурсы банка / С. К. Соломин // Право и экономика. – М.: Юрид. Дом «Юстицинформ», 2006. – № 12. – С. 52-54. (0,44 п.л.).
  17. Соломин, С. К. К проблеме определения сущности кредитной деятельности банка // Банковское право. – М.: Юрист, 2006. – № 5. – С. 26-31. (0,8 п.л.).
  18. Соломин, С. К. Обязательственно-правовая природа банковского кредита / С. К. Соломин // Банковское право. – М.: Юрист, 2006. – № 3. – С. 2-5. (0,7 п.л.).

Иные научные работы:

  1. Соломин, С. К. Пересмотр условий кредитных договоров о размере процентов  // Новое законодательство и юридическая практика. – М., 2009. – № 2. – С. 63-66. (0,4 п.л.).
  2. Соломин, С. К. К вопросу соотношения категорий «принципы банковского кредита» и «условия банковского кредитования» // Банковское право. – М.: Юрист, 2009. – № 1. – С. 38-43.  (0,6 п.л.).
  3. Соломин, С. К. О некоторых аспектах уступки права требования возврата кредита и уплаты процентов по кредитному договору / С. К. Соломин // Банковское право. – М.: Юрист, 2008. – № 1. – С. 19-24.  (0,4 п.л.).
  4. Соломин, С. К. О возможности понуждения банка к исполнению его обязанности предоставить кредит, возникшей из кредитного договора / С. К. Соломин // Экономическое правосудие на Дальнем Востоке России. – М.: Фонд «Правовая поддержка», 2008. – № 2. – С. 98-104.  (0,6 п.л.).
  5. Соломин, С. К. Кредитное обязательство: некоторые теоретико-правовые проблемы / С. К. Соломин // Банковское право. – М.: Юрист, 2007. – № 6. – С. 21-28. (0,5 п.л.).
  6. Соломин, С. К. Теоретико-правовые вопросы сущности банковского кредита / С. К. Соломин // Банковское право. – М.: Юрист, 2007. – № 2. – С. 14-17. (0,5 п.л.).
  7. Соломин, С. К. К вопросу о допустимости одностороннего изменения условий кредитного договора / С. К. Соломин // Международные юридические чтения: ежегод. науч.-практ. конф. (Омск, 22 мая 2009 г.): материалы науч.-практ. конф. – Омск: Изд-во Омск. юрид. ин-та, 2009. – Ч. III. – С. 41-44. (0,25 п.л.).
  8. Соломин, С. К.  О некоторых аспектах досрочного исполнения обязательств по возврату кредита и уплате процентов / С. К. Соломин // Международные юридические чтения: ежегод. науч.-практ. конф. (Омск, 25 апр. 2008 г.): материалы науч.-практ. конф. – Омск: Изд-во Омск. юрид. ин-та, 2008. – Ч. III. – С. 29-32. (0,25 п.л.).
  9. Соломин, С. К. Влияние уступки права требования предоставления кредита на изменение субъектного состава кредитного договора / С. К. Соломин // Право. Бизнес. Население: сборник статей Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2007. – С. 28-30. (0,25 п.л.).
  10. Соломин, С. К. Значение личности заемщика в отношениях по уступке права требования предоставления кредита / С. К. Соломин // Современное состояние и перспективы развития экономики России: сбор. статей V Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2007. – С. 127-129. (0,25 п.л.).
  11. Соломин, С. К. Пределы применения цессии в обязательстве по возврату долга / С. К. Соломин, Н. Г. Соломина // Проблемы правового регулирования экономики современной России: материалы Х юбилейной научно-практической конференции (Екатеринбург, 27-28 апреля 2007 г.). – Екатеринбург: УИЭУиП, 2007. – С. 166-171. (0,4/0,2 п.л.).
  12. Соломин, С. К. Об исключительном использовании конструкции кредитного договора / С. К. Соломин // Международные юридические чтения: ежегод. науч.-практ. конф. (Омск, 18 апр. 2007 г.): материалы и докл. Ч. 3 / Омский юрид. ин-т; Ю. П. Соловей, А. И. Казанник, Ю. В. Деришев. – Омск: : Изд-во Омск. юрид. ин-та, 2007. – С. 115-118. (0,25 п.л.).
  13. Соломин, С. К. Определение категории «банковская деятельность» / С. К. Соломин // Актуальные проблемы банковского права в России: сборник статей Международной научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2007. – С. 59-61. (0,25 п.л.).
  14. Соломин, С. К. Некоторые вопросы квалификации банковского кредита / С. К. Соломин // Актуальные проблемы судебно-правовой политики: сборник статей VI Международной научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2007. – С. 380-382. (0,25 п.л.).
  15. Соломин, С. К. Возвратность, платность, срочность как условия банковского кредитования / С. К. Соломин // Актуальные проблемы российского права на современном этапе: сборник статей VI Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2007. – С. 168-170. (0,25 п.л.).
  16. Соломин, С. К. Взаимосвязь кредитной операции с кредитным договором / С. К. Соломин // Вопросы теории и практики российской правовой науки: сборник статей III Международной научно-практической конференции. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2007. – С. 276-279. (0,25 п.л.).
  17. Соломин, С. К. Ответственность за неисполнение обязательств, возникающих из кредитного договора / С. К. Соломин // Наука и предпринимательство: сб. науч. статей. – Чита: ЗИП Сиб УПК.  – 2008. – Вып. 2. – С. 114-124. (1,0 п.л.).
  18. Соломин, С. К. Частноправовые аспекты категории «кредитная деятельность» / С. К. Соломин // Актуальные проблемы права, экономики и управления: Сборник статей международной научно-практической конференции. – Иркутск: СИПЭУ, 2007. – С. 302-304. – Вып. 3. Т. 1. (0,3 п.л.).
  19. Соломин, С. К. Экономико-правовые аспекты банковского кредита / С. К. Соломин // Защита субъективных прав: Сб. науч. статей: Вып.5. / Под ред. Н.Г.Соломиной, С.К.Соломина.- Чита: ЗИП СибУПК, 2005. – С. 75-83. (0,6 п.л.).
  20. Соломин, С. К. Понятие коммерческой деятельности и смежных с ней категорий / С. К. Соломин // Актуальные проблемы коммерческого права. Выпуск 2. – М.: Зерцало-М, 2005. – С. 176-178. (0,2 п.л.).
  21. Соломин, С. К. К вопросу о предмете кредитного договора / С. К. Соломин // Проблемы правоприменительной практики в современных условиях: Сб. науч. статей: Вып.4. / Под ред. Н.Г.Соломиной, С.К.Соломина. – Чита: ЗИП СибУПК, 2004. – С. 87-96. (0,6 п.л.).
  22. Соломин, С. К. Принципы банковского кредитования / С. К. Соломин, Н. Г. Соломина // Наука. ХХI век: Ежегодный сб. науч. статей ИЭУиП ЧитГТУ. – Чита: ЧитГТУ, 2003. – Вып. 1. – С. 200-217. (1,0/0,5 п.л.).
  23. Соломин, С. К. К вопросу обеспечения исполнения кредитных обязательств / С. К. Соломин, Н. Г. Соломина // Наука. ХХI век: Ежегодный сб. науч. статей ИЭУиП ЧитГТУ. – Чита: ЧитГТУ, 2003. – Вып. 1. – С. 178-199. (1,4/0,9 п.л.).
  24. Соломин, С. К. Правовая природа прав на «безналичные» деньги / С. К. Соломин // Вестник Читинского государственного технического университета. – Чита: ЧитГТУ, 2001. – Вып. 20. – С.44-47. (0,25 п.л.).
  25. Соломин, С. К. О кодификации банковского законодательства / С. К. Соломин // Материалы ежегодной научной конференции профессорско-преподавательского состава, докторантов, аспирантов и студентов. – Иркутск: ИГЭА, 2000. – С. 47-48. (0,1 п.л.).
  26. Соломин, С. К. Виды кредита / С. К. Соломин // Правоохранительная деятельность в России: Сб. науч. статей докторантов, адъюнктов и соискателей: Вып. 11. / Под ред. В.П.Сальникова. – СПб.: СПб ун-т  МВД России, 1999. – С. 99-101. (0,2 п.л.).
  27. Соломин, С. К. Об ответственности за пользование чужими денежными средствами / С. К. Соломин / С. К. Соломин // Историко-экономический журнал. – Чита: ЧИ ИГЭА, 1999. – № 6. – С. 145-153. (0,5 п.л.).
  28. Соломин, С. К. Банковская тайна и кредитный договор / С. К. Соломин // Доступ граждан к правовой информации: Материалы международных круглых столов. Компакт-диск: Вып. 2. с изм. и доп. – СПб., 1999. (0,25 п.л.).





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.