WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Загайнова Светлана Константиновна

СУДЕБНЫЕ АКТЫ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Специальность 12.00.15- гражданский процесс; арбитражный процесс

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Екатеринбург

2008

Работа выполнена на кафедре гражданского процесса

Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уральская государственная юридическая академия»



Научный консультант –                доктор юридических наук, профессор

                                       Ярков Владимир Владимирович

Официальные оппоненты -        доктор юридических наук, профессор

                                               Носырева Елена Ивановна

                                               доктор юридических наук, профессор

                                               Исаенкова Оксана Владимировна

                                               доктор юридических наук, профессор

                                                Вершинин Александр Павлович

Ведущая организация - Российская академия правосудия

Защита состоится «18» июня 2008 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д.212.282.01 в Уральской государственной юридической академии (620066, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, зал заседаний Ученого Совета).

     

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Уральской государственной юридической академии.

Автореферат разослан «___» ___________ 2008 года.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор                                      В.И. Леушин

Актуальность темы исследования.  В соответствии со ст. 10 Конституции РФ государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны. В соответствии с принципом разделения властей высшие органы государства как части единой власти через систему сдержек и противовесов осуществляют гибкий взаимоконтроль и взаимодействие.

Деятельность органов судебной власти отличается от других государственных органов наличием особой процессуальной формы, оформлением результатов деятельности в судебных актах.

В судебных актах реализуются цели судебной власти: обеспечение реализации прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, иных субъектов права; посредством судебных актов устраняется правовая неопределенность, в результате чего права, свободы и законные интересы получают своевременную защиту. Через судебные акты судебная власть не только содействует нормальному развитию гражданского оборота, но и оказывает превентивное, воспитательное воздействие.

В современном обществе судебная власть призвана разрешать споры между гражданами и организациями, а также осуществлять контроль за законодательной и исполнительной ветвями власти в рамках доктрины разделения властей. Эта новая для судебных органов сфера деятельности обусловливает и новое качество судебных актов, действие которых распространяется на неопределенный круг лиц.

В соответствии со ст. 118 Конституции РФ судебная власть в России реализуется посредством гражданского, административного, конституционного и уголовного судопроизводства. В современных условиях в рамках гражданского и арбитражного процесса осуществляется гражданское, административное судопроизводство. Общность предмета правового регулирования (порядка рассмотрения гражданских дел) вызывает необходимость проведения комплексного исследования, посвященного теоретическим проблемам судебных актов в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве.

В гражданском и арбитражном процессе судебные акты выносятся в различных правоприменительных циклах, они завершают стадии движения дела, сопровождают всю деятельность по осуществлению правосудия от ее возбуждения, до вынесения заключительного судебного акта. Несмотря на свои различия судебные решения, судебные определения, судебные приказы, судебные постановления имеют много общих черт, обусловленных правоприменительной природой правосудия, что предопределяет необходимость их изучения как в рамках отдельной отрасли гражданского процессуального, арбитражного процессуального права, так и в их совокупности.

Таких комплексных исследований, посвященных теоретическим и прикладным аспектам судебных актов гражданского и арбитражного процесса, ни в науке гражданского процессуального, ни в науке арбитражного процессуального права ранее не проводилось, что обусловливает актуальность избранной темы диссертационного исследования.

Степень разработанности темы исследования. В процессуальной науке ранее проводились исследования, в которых изучались либо отдельные виды судебных актов: судебное решение (Н.Б. Зейдер, М.А. Гурвич, И.А. Жевак, К.А. Лебедь, Л.В. Левшин, Д.М. Чечот), заочное решение и судебный приказ (И.В. Уткина, В.И. Решетняк, И.И. Черных, М.Г. Черемин), судебное определение (З.К. Абдуллина, Л.И. Василевский, Г.В. Воронков, С.Л. Червякова, Ю.Н. Чуйков, Ю.А. Широкопояс); либо акты суда общей юрисдикции (А.Ф. Изварина); либо отдельные требования, предъявляемые к судебным актам (Н.И. Ткачев, В.Н. Щеглов, Е.А. Хахалева); либо вопросы законной силы судебного решения (М.Г. Авдюков, Е.В. Клинова, А.А. Князев, Н.И. Масленникова, Д.И. Полумордвинов, В.П. Скобелев, Н.А. Чечина); либо свойства вступивших в законную силу судебных актов (И.А. Невский, А.М. Безруков).

Большая часть этих работ проводилась в советский период, до принятия Гражданского процессуального кодекса РФ, Арбитражного процессуального кодекса РФ, в том числе до проведения начавшейся в 1990-х гг. судебной реформы. Кроме того, в указанных работах акцент делается либо на отдельный вид судебных актов, либо на анализ судебных актов в гражданском процессе, но общего анализа, в котором бы исследовались все выносимые судом акты как в рамках гражданского, так и в рамках арбитражного процессов, не проводилось.

Цели и задачи исследования. Актуальность комплексного исследования судебных актов в гражданском и арбитражном процессе обусловливает и цель исследования: разработать концепцию судебных актов в гражданском и арбитражном процессе России, которая обеспечивала бы реализацию целей правосудия, делала российское правосудие доступным, открытым, в том числе способствовала своевременному рассмотрению и разрешению гражданских дел.

Для достижения этой цели поставлены следующие задачи:

1) определить формы реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе;

2) раскрыть функции судебной власти в гражданском и арбитражном процессе;

3) дать правовую характеристику судебных актов в гражданском и арбитражном процессе, определить их понятие, виды, предъявляемые к ним требования;

4) выявить место норм о судебных актах в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве;

5) проанализировать выносимые в рамках гражданского и арбитражного процесса судебные акты, выявив их общие и специальные черты, систематизировать судебные акты, выносимые в рамках отдельных правоприменительных циклов, дать рекомендации по включению в гражданский и арбитражный процесс новых видов судебных актов;

6) принимая во внимание задачи судебной власти, которые реализуются в гражданском и арбитражном процессе, выявить особенности законной силы судебных актов по гражданским делам.

Методологическую основу исследования составляют системный анализ общетеоретических работ, анализ исследования института судебных актов в науке гражданского процессуального, арбитражного процессуального права, сравнительный анализ гражданского процессуального, арбитражного процессуального, иного законодательства, регулирующего институт судебных актов, практика его применения на основе сравнительно-правового, сравнительно-исторического, системно-структурного, формально-юридического методов.

Теоретическую основу исследования составили труды: Т.Е. Абовой, Г.О. Аболонина, Е.Б. Абросимовой, Н.И.Авдеенко, М.Г. Авдюкова, С.С. Алексеева, А.Т. Боннера, Е.А. Борисовой, Е.В. Васьковского, А.П. Вершинина, М.А. Викут, Е.А. Виноградовой, Н.А. Громошиной, А.Х. Гольмстена, М.А.Гурвича, Г.А. Жилина, В.М. Жуйкова, И.М. Зайцева, Н.Б. Зейдера, Л. Н. Завадской, О.В. Исаенковой, М.И. Клеандрова, А.Ф. Клейнмана, А.Ф. Козлова, К.И. Комиссарова, В.А. Лазаревой, К.А. Лебедя, М.И. Малинина, К.И. Малышева, Н.И. Масленниковой, Э.М. Мурадьян, В. Некрошюса, Е.А. Нефедьева, С.В. Никитина, Е.И. Носыревой, Ю.К. Осипова, Д.И. Полумордвинова, Ю.А. Поповой, И.А. Приходько, Е.Г. Пушкар, И.В. Решетниковой, Т.А. Савельевой, Л.С. Самсоновой, Т.В. Сахновой, В.М. Семенова, Н.И. Ткачева, М.К. Треушникова, П.Я. Трубникова, Л.В. Тумановой, А.В. Цихоцкого, С.Л. Червяковой, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота, М.С. Шакарян, В.Н. Щеглова, В.М. Шерстюка, К.С. Юдельсона, М.К. Юкова, В.В. Яркова и др.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые с начала проведения в 1990-х гг. судебной реформы предпринято комплексное исследование института судебных актов в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве, которые выносятся в различных правоприменительных циклах и в различных стадиях гражданского и арбитражного процесса; обосновываются направления дальнейшего регулирования института судебных актов с целью обеспечения доступности и открытости российского правосудия.

Основные положения, выносимые на защиту. На защиту выносятся основные выводы, отражающие новизну проведенного диссертационного исследования.

1. Обосновывается целесообразность деления функций судебной власти на внешнюю и внутреннюю (внутрисистемную). Внешней функцией судебной власти является правосудие, через которую она осуществляет свое основное предназначение в обществе.

Автором доказывается, что с функциональной точки зрения судебная власть проявляется не только в осуществлении правосудия. Для того чтобы правосудие было эффективным, нужны регуляторы внутри самой судебной системы, которые были бы направлены на лучшую организацию процесса осуществления правосудия. В связи с этим в диссертации обосновывается необходимость выделения внутрисистемной функции судебной власти — судебного управления. Данная функция не ограничивается только рамками судебного надзора, как ранее указывал К.И. Комиссаров, а охватывает организационное обеспечение деятельности судов и обеспечение единства судебной практики.

2. В целях обеспечения единства судебной власти, автор, используя опыт арбитражного процессуального законодательства, предлагает ввести в научный оборот понятие «судебные акты», являющееся родовым для определения всех видов процессуальных актов-документов, выносимых государственными судами в рамках всех типов судопроизводства.

3. Провозглашение принципа разделения властей, придание судебной власти статуса самостоятельной ветви власти отразилось на правовой природе судебных актов. Автором отмечается, что судебным актам характерны общие черты, которыми обладают все акты органов государственной власти, а также черты, присущие актам правоприменения, и специальные черты, отличающие их от других правоприменительных актов.

В частности, как акты органов государственной власти, судебные акты: 1) выносятся уполномоченным органом государственной власти — судом; 2) имеют общеобязательное действие; 3) обеспечивают стабильность гражданского оборота; 4) в них реализуется цель судебной власти- обеспечение реализации прав, свобод граждан и организаций.

Судебные акты как правоприменительные акты обычно носят индивидуальный характер, являются процессуальными актами-документами.

Специфические черты судебных актов, отличающие их от других актов правоприменения, можно подразделить на две группы: специфические черты судебных актов как процессуальных актов-документов и специфические черты, присущие судебным актам как юридическим фактам.

Для судебных актов как процессуальных документов характерно: 1) подробное регулирование процедуры вынесения; 2) детальная регламентация формы и содержания; 3) особый порядок проверки и отмены; 4) вступление в законную силу; 5) особый порядок исполнения; 6) трансграничное действие.

Судебные акты как юридические факты являются частью фактических составов, с которыми связано возникновение, изменение и прекращение материальных и процессуальных правоотношений.

4. Анализируя правовую природу судебных актов, автор доказывает ее прецедентно-правоприменительный характер. Такая природа характерна для судебных актов, выносимых как в рамках правосудия, так и в рамках функции судебного управления.

Прецедентный характер судебных актов объясняется следующими факторами: 1) имеют не только индивидуальный, но и неперсоницифированный характер (акты высших судебных органов, решения по делам в защиту неопределенного круга лиц, решения по делам о признании недействующими полностью или в части нормативных актов); 2) рассчитаны на неоднократное применение.

5. Автором обосновывается, что институт судебных актов — межотраслевой правовой институт, представляющий собой определенную совокупность норм, регулирующих этапы деятельности суда по принятию судебного акта.

Межотраслевой характер норм, составляющих институт судебных актов, определяется наличием одинаковых институтов в гражданском процессуальном, арбитражном процессуальном, уголовно-процессуальном праве, конституционном процессе, в производстве третейских судов, в производстве международного коммерческого арбитража, в гражданском исполнительном праве.

6. С учетом выделения в системе гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права общей и особенной части, предлагается рассматривать судебные акты как общий институт гражданского процессуального, арбитражного процессуального права, представляющий собой совокупность общих и специальных норм, регулирующих деятельность суда по принятию судебного акта.

Отнесение судебных актов к общему институту, существующему как в системе гражданского процессуального, так и в системе арбитражного процессуального права, возможно в силу следующих причин:

1) судебные акты — неотъемлемое звено правоприменительного процесса. Вынесением судебного акта заканчивается не только рассмотрение и разрешение по существу материально-правового спора, но и разрешение процессуальных вопросов, сопровождающих деятельность по осуществлению правосудия;

2) судебные акты не только завершают рассмотрение дела в рамках отдельного правоприменительного цикла, но и являются связующим звеном между различными стадиями в правоприменительном цикле;

3) действующее гражданское процессуальное, арбитражное процессуальное законодательство предусматривают для каждого правоприменительного цикла процедуру принятия судебного акта.

7. С учетом межотраслевого характера института судебных актов, обосновывается необходимость унификации норм, регламентирующих процедуру вынесения заключительного судебного акта в гражданском, арбитражном, уголовном и конституционном процессе, основанной на процедуре, предусмотренной гл. 20 АПК. В связи с этим предлагается внести изменения в соответствующее законодательство. Данный порядок следует взять за основу и при создании Кодекса административного судопроизводства РФ.

8. Учитывая общность норм, регулирующих процедуру принятия судебных актов в рамках различных судебных производств, правоприменительных циклов, автор предлагает ввести в общие положения ГПК РФ и АПК РФ нормы, распространяющие свое действие на все виды судебных актов в гражданском, арбитражном процессе.

Одна совокупность норм должна регулировать вопросы формирования судебного акта: понятие; виды; требования; структура; оглашение и направление лицам, участвующим в деле; устранения недостатков; обжалование.

Другая совокупность норм должна регулировать вопросы действия судебного акта: вступление в законную силу и его обязательность.

Указание этих требований именно в общих положениях процессуальных кодексов будет способствовать выработке единых правил, относящихся ко всем видам судебных актов в гражданском и арбитражном процессе.

9.  В диссертации обосновываются новые классификации судебных актов.

В зависимости от функций судебной власти в гражданском и арбитражном процессе судебные акты предлагается разделять на: судебные акты, выносимые в рамках правосудия, и судебные акты, выносимые в рамках судебного управления.

В зависимости от реализации конечной цели правосудия предлагается выделять: 1) заключительные судебные акты, завершающие разбирательство дела в рамках отдельного судебного производства или в рамках отдельного правоприменительного цикла; 2) промежуточные судебные акты, сопровождающие всю деятельность по осуществлению правосудия, направленные на вынесение заключительного судебного акта.

10. Предлагаются новые классификации судебных решений.

В зависимости от процедуры вынесения судебного решения можно выделить: 1) решение, выносимое в обычном порядке; 2) решение, выносимое при заочном рассмотрении дела.

В зависимости от того, в силу каких обстоятельств вызвано рассмотрение дела в отсутствие сторон, заочное рассмотрение дела следует подразделить на: 1) заочное производство, вызванное пассивностью сторон; 2) заочное производство, вызванное бесспорностью требований.

В зависимости от того, полностью ли дан ответ на все заявленные требования, судебные решения предлагается разделять на: 1) окончательные; 2) дополнительные; 3) промежуточные; 4) частичные.

11. Анализируя существующие в доктрине гражданского процессуального права точки зрения на сущность судебного приказа, автор доказывает, что судебный приказ является самостоятельным видом судебных актов, в котором реализуются задачи судебной власти в гражданском процессе. Посредством судебного приказа реализуется право на судебную защиту, выражающееся в оперативном восстановлении нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

В целях совершенствования института приказного производства необходимо: 1) сделать процедуру выдачи судебного приказа более доступной; 2) предусмотреть возможность принимать меры по обеспечению требований; 3) ввести правило о краткой мотивировке судебного приказа; 4) расширить основания, по которым может быть выдан судебный приказ; 5) ввести институт судебного приказа в арбитражный процесс; 6) ввести процедуру перехода из приказного производства в общеисковое.

12. В гражданском процессуальном, арбитражном процессуальном праве необходимо ввести французскую модель заочного производства, которая широко применяется в гражданском процессе многих европейских государств. При такой модели суд выносит заочное решение по представленным истцом доказательствам, но ответчик «не обвиняется» за свою неявку в процесс. Это позволит сократить временные затраты, в частности, путем сокращения и упрощения порядка отмены заочного решения. В связи с этим заочное решение может быть отменено судом, его вынесшим, только при наличии обстоятельств и доказательств, которые влияют на сущность вынесенного решения.

13. Необходимо введение в действующее гражданское процессуальное, арбитражное процессуальное право сокращенных форм судебного разбирательства, которые существовали бы не только параллельно с основной развернутой формой, но и внутри такой формы. Такими формами, способствующими ускорению процедуры вынесения судебного решения, являются промежуточные и частичные решения.

Промежуточное решение — это судебный акт, который, будучи вынесен по одному материально-правовому требованию, является основанием (юридическим фактом) для вынесения решения по другому материально-правовому вопросу.

Частичное решение — это решение, вынесенное по одному из требований, рассматриваемых одновременно по одному гражданскому делу.

14. С целью разграничения деятельности судов первой и проверочных инстанций предлагается в соответствии с правилом инстанционной самостоятельности судебных актов установить различные наименования заключительных судебных актов судов первой и проверочных инстанций.

Судебное решение как судебный акт, который завершает развернутую судебную процедуру по рассмотрению спора по существу, должно выноситься только в суде первой инстанции. Судебные акты судов проверочных инстанций должны иметь отличное наименование — постановления.

15. С целью унификации способов исправления неполноты судебных определений, решений, приказов, постановлений в гражданском и арбитражном процессе обосновывается необходимость использования института вынесения дополнительного судебного акта в порядке и по основаниям, предусмотренным ст. 178 АПК РФ, ст. 201 ГПК РФ.

16. В целях повышения уровня делопроизводства в судах общей юрисдикции в арбитражных судах автором предлагается ввести единые бланки процессуальных документов, закрепив их образцы в приложениях к АПК РФ, ГПК РФ. Введение единых бланков процессуальных документов устранит разобщенность правил оформления судебных документов, будет дисциплинировать судей выносить мотивированные судебные акты, что положительно отразится на доверии участников гражданского оборота и международного сообщества к российскому правосудию.

17. В целях обеспечения информацией лиц, участвующих в деле, о вынесенном в их отсутствие судебном акте обосновывается необходимость введения правила об обязательной рассылке в таком случае судебного акта по электронной почте, а также размещения его на сайте суда. Данное правило обеспечит лицам, участвующим в деле, доступность информации о вынесенном судебном акте, позволит реализовать право на его обжалование.

18. Автором доказывается, что сущность законной силы судебных актов следует рассматривать с точки зрения реализации функций судебной власти в гражданском и арбитражном процессе и определять через окончательность судебного акта. Законная сила судебного акта с учетом действия доктрины разделения властей заключается в констатации того, что цели правосудия при рассмотрении и разрешении конкретного дела достигнуты: дело рассмотрено, суд сформулировал окончательный итог по существу рассмотренного спора, в связи с чем на основании судебного акта происходит регламентация спорного правоотношения, переход из правовой неопределенности к конкретному урегулированию спора.

Практическая значимость результатов исследования. На основе сравнительно-правового анализа, с учетом общего характера норм института судебных актов сформулированы предложения по совершенствованию общей и особенной частей ГПК РФ, АПК РФ.

Обоснование межотраслевого характера института судебных актов открывает новые возможности для совершенствования гражданского процессуального, арбитражного процессуального законодательства, законодательства иных отраслей права, регулирующих процедуры вынесения актов как государственной, так и негосударственной юрисдикции, а также может быть взято за основу при разработке Кодекса административного судопроизводства РФ.

Содержащиеся в диссертационном исследовании выводы могут быть использованы в нормотворческой, правоприменительной деятельности, а также стать основой для дальнейших научных исследований.

Идеи, выводы и предложения могут быть использованы в преподавании предметов «Гражданское процессуальное право», «Арбитражное процессуальное право», «Особенности рассмотрения в судах отдельных категорий гражданских дел», «Исполнительное производство».

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданского процесса Уральской государственной юридической академии, где проведено ее рецензирование и обсуждение.

Отдельные положения были реализованы в заключениях по проектам постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О применении Арбитражного процессуального кодекса РФ при рассмотрении дел в арбитражном суде кассационной инстанции», «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции», в рекомендациях научно-консультативного совета Арбитражного суда Свердловской области.

Основные теоретические положения, выводы, научно-практические предложения изложены автором в опубликованных работах, а также в докладах, сообщениях на 20 научных, научно-практических конференциях различного уровня.

Отдельные материалы были собраны автором во время стажировки в США (июнь-июль 2003 г.).

Результаты диссертационного исследования используются автором при чтении лекций, проведении практических занятий по учебным дисциплинам «Гражданское процессуальное право», «Арбитражное процессуальное право», «Исполнительное производство», «Особенности рассмотрения судами отдельных категорий гражданских дел», «Участие адвоката в гражданском и арбитражном процессе», по предмету «Судебная практика в правоприменительной деятельности», преподаваемому на факультете магистерской подготовки.

Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, пяти глав, включающих в общей сложности шестнадцать параграфов, заключения, списка использованных нормативных актов, судебной практики и литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, определяется объект, цели исследования, формулируются положения работы, отражающие ее новизну, а также показывающие теоретическую и практическую значимость.

Глава I «Теоретические аспекты реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе» состоит из двух параграфов.

В параграфе 1 «Гражданское судопроизводство как форма правосудия по гражданским делам» исследуется вопрос о становлении судебной власти в Российской Федерации,  формах ее реализации в гражданском и арбитражном процессе.

Формирование независимой судебной власти в Российской Федерации началось в 1990-х гг. и законодательно отражено в ряде нормативных актов: Декларации прав и свобод человека и гражданина, Конституции РФ, Федеральном законе «О статусе судей», Федеральных конституционных законах «О Конституционном Суде РФ», «Об арбитражных судах РФ», «О военных судах РФ», Федеральном законе «О мировых судьях» и др.

В современном российском обществе рассмотрение и разрешение гражданских дел осуществляется судами общей юрисдикции и арбитражными судами. С учетом положений ст. 118 Конституции РФ гражданское судопроизводство и гражданский процесс не являются синонимичными категориями. Отождествление этих понятий преобладало в доктрине гражданского процессуального права, и поддерживается многими современными учеными. По мнению автора, термины «гражданский процесс» и «гражданское судопроизводство» не тождественны, а имеют различное содержание.

Современное гражданское судопроизводство в соответствии с его конституционным значением — одна из форм правосудия по гражданским делам. Но эта форма в свою очередь реализуется в рамках гражданского и арбитражного процесса, являясь их содержанием. Поэтому, с одной стороны, гражданское судопроизводство является формой правосудия по гражданским делам, а с другой — одним из предметов (наряду с административным судопроизводством, исполнительным производством) регулирования гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права.

В настоящее время понятия «гражданский и арбитражный процесс», с одной стороны, и «гражданское судопроизводство» — с другой, соотносятся как форма и содержание. Гражданский и арбитражный процесс — процессуальная форма, в которой осуществляется гражданское судопроизводство, административное судопроизводство, а также деятельность суда по осуществлению контроля за исполнением судебных актов.

Параграф 2 «Функции судебной власти в гражданском и арбитражном процессе» посвящен исследованию вопроса о понятии функций судебной власти, их характеристике, количественной составляющей.

Автором предлагается подразделить функции судебной власти на внешние и внутренние (внутрисистемные).

Внешняя функция судебной власти — правосудие. В современный период посредством правосудия обеспечивается защита прав, свобод и законных интересов различных субъектов права. В этом проявляется основное предназначение судебной власти в обществе.

В доктрине гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права нет единства мнений по вопросу о том, что включает в себя деятельность по осуществлению правосудия по гражданским делам. Некоторые ученые к осуществлению правосудия относят только рассмотрение и разрешение гражданского дела в рамках развернутой процессуальной формы (Н.И. Авдеенко) и выводят за рамки правосудия некоторые виды судебных производств (Н.А. Громошина, Т.В. Сахнова, Т.П. Шишмарева, Е.И. Носырева), отдельные правоприменительные циклы (И.Ф. Соловьев), или совершение отдельных процессуальных действий (Л.В. Туманова).

Автором критически оцениваются данные позиции, поскольку цели правосудия, а также цели судебной власти, реализуются не только в расширенной судебной процедуре, но и в рамках приказного производства, при осуществления судебного контроля за примирением сторон, а так же в случаях оспаривания решений третейских судов, рассмотрении заявлений о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов, о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений. Во всех этих судебных производствах суд выполняет возложенную на него обязанность по обеспечению прав и свобод человека и гражданина, поэтому, по мнению автора, эта деятельность суда также охватывается правосудием.

Помимо основной функции предлагается выделять и внутрисистемную функцию судебного управления. Через судебное управление осуществляется организационное обеспечение деятельности судебных органов, обеспечение единства судебной практики, что, в конечном счете, отражается на функции отправления правосудия. В доктрине гражданского процессуального права некоторыми учеными (К.И. Комиссаров), помимо основной функции (осуществления правосудия), выделялась дополнительная функция судебных органов — функция судебного руководства. Автором предлагается выделить следующие направления реализации судебного управления: 1) обеспечение единства судебной практики; 2) администрирование деятельности судов.

Глава II «Теоретические аспекты судебных актов в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве» состоит из четырех параграфов и посвящена исследованию вопросов о понятии судебных актов в гражданском и арбитражном процессе, их правовой природе, классификации судебных актов.

В параграфе 1 «Понятие судебных актов в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве» проводится анализ существующих понятий, исследуются теоретико-прикладные вопросы сущности судебных актов в гражданском и арбитражном процессе, анализируются существующие в гражданском и арбитражном процессе формы объективации результатов судебной деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Диссертантом отмечается, что в юридической науке отсутствует единый термин, обозначающий акты, выносимые органами судебной власти. В науке гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права при определении судебных актов либо делается акцент на их письменной форме (М.А. Викут, Н.А. Рассахатская), либо они определяются как совокупность всех актов, выносимых судами общей юрисдикции, арбитражными судами (А.М. Безруков, Ю.А. Широкопояс), либо в качестве основного фактора при определении понятия указывается выражение в судебном акте воли суда, его волеизъявления (Д.М. Чечот, П.А. Лупинская, Л.С. Самсонова, Н.И. Ткачев, К.С. Юдельсон).

Следует отметить, что все проводимые исследования касались лишь сущности актов правосудия. В диссертации обосновывается, что судебные акты следует рассматривать как юридические акты, выносимые судами при осуществлении функций правосудия и судебного управления, в которых реализуются цели судебной власти по обеспечению реализации прав, свобод, и законных интересов субъектов права.

Судебные акты в гражданском и арбитражном процессе — это выносимые в рамках правосудия по гражданским делам процессуальные акты-документы, в которых отражаются результаты судебной деятельности при рассмотрении и разрешении гражданского дела по существу, а также решение процедурных вопросов, сопровождающих деятельность по осуществлению правосудия

К актам судебной власти относятся и судебные акты, выносимые в рамках судебного управления. Их отличие от актов правосудия заключается в том, что для актов судебного управления не предусмотрена процессуальная форма, они не выносятся при рассмотрении конкретного гражданского дела. Акты судебного управления по гражданским делам выносятся специальными субъектами — Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ, Пленумом Верховного Суда РФ, председателями высших судебных инстанций, президиумами высших судебных инстанций; они направлены на обеспечение надлежащего осуществления правосудия.

В настоящее время в каждой отрасли процессуального права существует свое родовое понятие, объединяющее все акты, выносимые судами при производстве по конкретному делу. Отсутствие единого понятия нарушает целостность судебной власти. В связи с этим предлагается для обозначения актов органов судебной власти использовать общий термин «судебные акты».

Данный термин, с одной стороны, позволит объединить судебные акты, выносимые как в рамках правосудия, так и в рамках судебного управления, с другой — избежать дублирования родового и видового наименования, разграничить судебные акты, выносимые в рамках отдельных типов правосудия, сохранив ссылку на родовую принадлежность. Так, термин «судебные акты судов общей юрисдикции по гражданским делам» (или «судебные акты в гражданском процессе») означает совокупность судебных актов, выносимых при осуществлении правосудия по гражданским делам судами общей юрисдикции; «судебные акты арбитражного суда» — совокупность судебных актов, выносимых арбитражными судами при осуществлении правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности; «судебные акты Конституционного Суда РФ» — совокупность судебных актов, выносимых Конституционным Судом РФ при осуществлении конституционного судопроизводства; «судебные акты судов общей юрисдикции по уголовным делам» — это судебные акты, принимаемые судами общей юрисдикции при осуществлении уголовного судопроизводства.

Вся процессуальная деятельность судов общей юрисдикции, арбитражных судов должна оформляться в виде судебных актов, поскольку именно они являются процессуальными юридическими фактами, с которыми связано возникновение, изменение или прекращение гражданских процессуальных, арбитражных процессуальных правоотношений. В связи с этим следует отойти от практики выдачи судебных повесток, запросов, сопроводительных писем, резолюций и оформлять действия суда судебными актами — судебными определениями, поскольку именно они порождают правовые последствия.

Судебными актами должна оформляться не только процессуальная деятельность суда, но и взаимоотношения между судами различных подсистем в рамках производства по гражданскому делу. Так, обращение в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности закона должно выноситься в форме определения, поскольку именно оно является юридическим фактом, дающим основание приостановить производство по делу и возбудить деятельность Конституционного Суда РФ. В связи с этим предлагается внести изменения в ст. 36, 101 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ», в которых в качестве одной из допустимых форм обращений в Конституционный Суд РФ должно называться определение суда. Соответствующие изменения необходимо внести и в абз. 6 ст. 215 ГПК РФ, ч. 3 ст. 13 АПК РФ, которые предусматривали бы, что вопрос о конституционности применяемой нормы должен отражаться не в запросе, а в судебном акте — определении суда общей юрисдикции или арбитражного суда.

Параграф 2 «Правовая характеристика судебных актов в гражданском и арбитражном процессе» посвящен исследованию свойств судебных актов как актов органов государственной власти и как актов правоприменения.

Ранее в науке гражданского процессуального, арбитражного процессуального права судебные акты в контексте актов органов государственной власти чаще всего исследовались при изучении свойств судебных актов как актов правоприменения. При этом принадлежность судебного акта к акту органов государственной власти не рассматривалась как самостоятельная черта, а изучалась лишь как свойство правоприменительного акта (Н.А. Чечина, М.Г. Авдюков, О.В. Иванов и др.). Данное обстоятельство объясняется тем, что правосудие в советский период не рассматривалось как деятельность независимой судебной власти, а включалось в правоохранительную деятельность государства; это накладывало определенный отпечаток на изучение сущности судебных актов.

В связи с провозглашением самостоятельной, независимой судебной власти правовая природа судебных актов приобрела иное значение. На первый план выдвигается значение судебного акта как акта органа государственной власти. На характеристику судебных актов как актов органа государственной власти влияют следующие факторы.

Во-первых, Конституция РФ (ч. 1 ст. 11) определяет суд как один из органов государственной власти, из чего следует, что и судебные акты, издаваемыми судами при осуществлении властных полномочий, относятся к актам органов государственной власти

Во-вторых, акты органов государственной власти исходят от субъектов, наделенных государственно-властными полномочиями, имеют обязательный характер. Действие судебных актов как актов органа государственной власти направлено не только на участников процесса, но государственно-властное предписание, содержащееся в таком акте, касается и лиц, не участвующих в деле. В соответствии с условиями международных договоров РФ государственно-властное предписание, содержащееся в судебных актах РФ, может распространяться и иметь общеобязательное значение для иностранных лиц.

В-третьих, в актах органов государственной власти отражаются функциональные полномочия соответствующего государственного органа.

В-четвертых, акты органов государственной власти выносятся с целью упорядочения существующих правоотношений и правопорядка в целом, обеспечивают стабильность гражданского оборота.

Обеспечительная функция судебных актов по поддержанию стабильности гражданского оборота проявляется в двух сферах: во-первых, в рамках индивидуального правоприменения, когда в результате рассмотрения и разрешения отдельного дела суд упорядочивает конкретные правоотношения, которые являются предметом рассмотрения в суде; во-вторых, когда суд осуществляет конституционный и административный контроль за деятельностью законодательной и исполнительной ветвей власти, чьи акты непосредственно регулируют сферу гражданского оборота.

Правоприменительная природа судебной власти в первую очередь отличает судебные акты от актов других органов государственной власти. С одной стороны, судебные акты имеют общие черты актов правоприменения, с другой — обладают специфическими чертами, отличающими их от других актов правоприменения.

Судебные акты, как и все акты правоприменения, носят индивидуальный характер и являются актами-документами.

Правоприменительный акт имеет индивидуальный характер, адресован определенным лицам. Это относится и к судебным актам в гражданском и арбитражном процессе. В соответствии со ст. 2 ГПК РФ, ст. 2 АПК РФ в рамках гражданского, арбитражного процесса защищаются права, свободы и законные интересы конкретных субъектов правоотношений. Судебный акт не теряет свойств индивидуального акта правоприменения и в том случае, когда в защиту конкретного субъекта обращается в суд прокурор, органы государственной власти, местного самоуправления, другие субъекты, которым предоставлено право обращаться в суд в защиту интересов других лиц.

В настоящее время не все судебные акты имеют индивидуально-определенный характер. В частности, действие судебных решений по искам в защиту неопределенного круга лиц, по делам о признании недействующими нормативных правовых актов распространяется на неопределенный круг лиц.

Судебная власть имеет статус государственной власти, эти властные полномочия неизбежно отражаются в правовой природе судебных актов. Поэтому, по мнению автора, в настоящее время правовая природа судебных актов имеет смешанный характер. С одной стороны, в рамках рассмотрения гражданских дел с участием конкретно определенных участников гражданского, арбитражного процесса суд занимается правоприменительной деятельностью, и судебные акты носят правоприменительный характер. Но, с другой стороны, в рамках гражданского и арбитражного процесса судебная власть осуществляет контроль за законодательной и исполнительной ветвями власти, в связи с чем судебные решения имеют неперсонифицированный характер, распространяются на неограниченный круг субъектов, а это свидетельствует о прецедентном характере таких судебных актов.

В связи с провозглашением независимой судебной власти прецедентное значение для российской судебной практики будут иметь прецеденты Европейского Суда по правам человека; решения Конституционного Суда РФ; судебные акты Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ (постановления пленумов, обзоры судебной практики, информационные письма, постановления Президиумов).

Судебные акты, как и все акты правоприменения, являются актами-документами. Вся правоприменительная деятельность судебных органов отражается в судебных актах, которые выносятся в письменной форме. Судебные акты могут быть изготовлены в виде отдельного документа либо отражаться в протоколе судебного заседания. Именно фиксация судебной деятельности в судебных актах-документах делает правосудие прозрачным, доступным, поскольку позволяет участникам процесса осуществлять контроль за деятельностью суда на всех правоприменительных циклах и стадиях гражданского и арбитражного процесса.

В судебных актах отражается авторитет судебной власти, и, поскольку судебные акты адресуются участникам процесса, это накладывает определенные отпечаток на стиль их изложения. Культура составления юридического документа предполагает логичность и последовательность изложения материала, мотивированность выводов, соблюдение соответствующего стиля.

Повышению правовой культуры изложения судебных актов способствовала бы выработка единых образцов процессуальных документов, используемых в судопроизводстве в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах. Практика введения образцов процессуальных документов известна в уголовном, административном процессе, используется при разрешении налоговых споров. Образцы процессуальных документов можно было бы закрепить в специальных главах ГПК РФ и АПК РФ, в которых, помимо самих бланков процессуальных документов, содержались бы нормы о порядке применения бланков процессуальных документов.

В диссертации автором предлагается выделять следующие специфические черты судебных актов, которые отличают их от других актов правоприменения.

1) Судебные акты выносятся в процессуальном порядке, который урегулирован гражданским процессуальным, арбитражным процессуальным правом. Действующие АПК РФ и ГПК РФ содержат нормы, регламентирующие порядок вынесения судебного приказа, судебного решения, судебного определения, судебных актов проверочных инстанций. Наличие особой процедуры вынесения судебного акта отличает их от иных актов правоприменения.

2) Гражданским процессуальным, арбитражным процессуальным законодательством подробно регламентируются форма, структура, содержание и требования, которым должны отвечать судебные акты. Все судебные акты изготавливаются в письменной форме; как правило, в их структуре выделяются вводная, описательная, мотивировочная, резолютивная части; судебные акты должны отвечать требованиям законности, обоснованности, мотивированности.

3) Судебные акты выступают в качестве юридических фактов, имеющих многоплановый юридический эффект. С ними связывается возникновение, изменение и прекращение не только процессуальных правоотношений, но и материальных правоотношений. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 8 ГК РФ возникновение гражданских правоотношений связывается с судебным решением. Однако в качестве юридического факта, порождающего материальные правоотношения, можно назвать судебные определения, в частности определение об утверждении мирового соглашения, судебные акты проверочных инстанций, которые изменяют решение суда первой инстанции, выносят новое решение.

4) Судебные акты имеют особый порядок проверки и отмены. Данная особенность вызвана особой ролью судебной власти в системе разделения властей: акты законодательной, исполнительной ветвей власти могут быть проверены и отменены как их органами и должностными лицами, так и в судебном порядке, но судебные акты проверяются только в судебной процедуре и могут быть отменены либо самим судом, их вынесшим, либо судом вышестоящей инстанции. Органы законодательной и исполнительной власти не могут осуществлять проверочные и надзорные функции в отношении судебных актов.

Специфичность проверки судебных актов заключается не только в том, что они проверяются судами вышестоящей инстанции, но и в том, что проверка осуществляется в рамках определенного судебного производства. ГПК РФ и АПК РФ подробно регулируют процедуры проверки судебных актов, полномочия каждой проверочной инстанции и основания для проверки и отмены судебных актов.

5) Действие судебных актов связано со вступлением в законную силу. В доктрине гражданского процессуального права отмечается, что законной силой обладают также и решения третейского суда, решение международного коммерческого арбитражного суда. Но отличие законной силы судебных актов от решений третейских судов, международного коммерческого арбитража будет заключаться в правовой природе этих правоприменительных актов. Окончательность судебных актов связана с тем, что спор разрешается государственным органом — судом, уполномоченным государством на рассмотрение и разрешение спора по существу. Окончательность решения третейского суда, международного коммерческого арбитража обусловлена соглашением сторон, договорной формой третейского разбирательства.

6) Только судебные акты имеют особый порядок исполнения. Специфичность этого порядка заключается в том, что в отличие от других правоприменительных органов, чьи акты принудительно исполняются в рамках исполнительного производства, судебные органы осуществляют предварительный и последующий контроль за исполнением своих судебных актов.

7) Судебные акты по гражданским делам имеют трансграничное действие, т. е. могут исполняться на территории иностранных государств.

Судебные акты РФ признаются и исполняются на территории иностранного государства на основании двустороннего или многостороннего договора с участием Российской Федерации, а в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом, — на основании принципа взаимности.

В параграфе 3 «Классификация судебных актов» анализируются существующие в науке гражданского процессуального, арбитражного процессуального права классификации судебных актов, автором предлагается выделение новых видов судебных актов.

В доктрине гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права судебные акты классифицируются в зависимости от вида судебного акта, выносимого судом первой инстанции (Э.М. Мурадьян, Д.М. Чечот, Н.А. Чечина), в зависимости от судебных актов, заканчивающих рассмотрение дела в определенной стадии процесса (Н.И. Ткачев). Подробная классификация проводится в отношении судебных решений и определений.

Автор по-новому подходит к определению оснований деления судебных актов.

Так, в зависимости от функций судебной власти в гражданском и арбитражном процессе предлагается судебные акты разделять на судебные акты, выносимые в рамках правосудия, и судебные акты, выносимые в рамках судебного управления. Данная классификация помогает разграничить эти виды судебных актов, а также показывает всю совокупность судебных актов, выносимых в рамках правосудия. Ранее такой классификации судебных актов в науке гражданского процессуального, арбитражного процессуального права не проводилось.

Судебные акты, выносимые в рамах правосудия, в зависимости от реализации конечной цели правосудия можно разделить на две группы: 1) заключительные судебные акты, завершающие разбирательство дела в рамках отдельного судебного производства или в рамках отдельного правоприменительного цикла; 2) промежуточные судебные акты, сопровождающие всю деятельность по осуществлению правосудия, направленные на вынесение заключительного судебного акта.

К заключительным судебным актам, завершающим судебное производство, предлагается отнести судебный приказ, судебное решение, постановление суда проверочной инстанции.

К промежуточным судебным актам, сопровождающим деятельность по осуществлению правосудия, предлагается относить судебные определения.

Современное гражданское процессуальное, арбитражное процессуальное законодательство предусматривают возможность вынесения судебного решения не только в случае, когда в разбирательстве дела участвовали обе стороны, но и в случае отсутствия какой-либо из сторон.

В зависимости от участия в судебном разбирательстве сторон предлагается разделять судебные решения на постановляемые в обычном и заочном порядке.

Решение, постановляемое в обычном порядке, выносится по итогам судебного разбирательства, в котором принимали участие обе стороны и другие лица, участвующие в деле. Вынесению такого решения предшествует обычная развернутая процедура судебного разбирательства.

Решение, постановляемое в заочном порядке, выносится по итогам судебного разбирательства, в котором отсутствует одна из сторон. Рассмотрение дела в отсутствие какой-либо из сторон возможно в силу пассивности участников процесса либо в силу бесспорности требований, когда требование основано на письменных доказательствах, с достоверностью подтверждающих требования заявителя.

В зависимости от того, полно ли дан ответ в судебном решении на все заявленные требования, можно выделить окончательное, дополнительное, промежуточное и частичное решение.

Судебные акты, выносимые в рамках судебного управления можно разделить на судебные акты, обеспечивающие единообразие судебной практики (обобщения судебной практики, ответы на вопросы, информационные письма, постановления пленумов Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ), и судебные акты, организационного характера, обеспечивающие нормальное функционирование деятельности судов (регламенты, приказы и т. д.).

В параграфе 4 «Требования, предъявляемые к судебным актам в гражданском и арбитражном процессе» дается анализ существующих в доктрине гражданского процессуального, арбитражного процессуального права воззрений относительно требований, предъявляемых к судебным актам.

Вопрос о требованиях, предъявляемых к судебным актам, рассматривался учеными-процессуалистами применительно к судебному решению (М.Г. Авдюков, М.А. Гурвич, Н.Б. Зейдер, В.М. Семенов, Д.М. Чечот, Н.А. Чечина, В.Н. Щеглов); в основном исследования были проведены до начала судебной реформы 1990-х гг. В современный период объектом изучения в основном, также являются требования, предъявляемые только к судебному решению (К.А. Лебедь, Е.В. Хахалева).

По мнению диссертанта, законодательное установление требований, предъявляемых к судебным актам, необходимо в силу следующих причин: 1) такие требования являются неотъемлемым атрибутом процессуальной формы, в которой протекает вся деятельность по рассмотрению и разрешению гражданских дел в рамках как гражданского, так и арбитражного процесса; 2) они способствуют повышению авторитета судебной власти, свидетельствуют о совершенстве процессуальной формы, формируют уважительное отношение к суду, судебной власти, оказывают воспитательное действие на граждан и организации; 3) позволяют лицам, участвующим в деле, оценить деятельность суда при рассмотрении конкретного гражданского дела, сопоставив вынесенные судебные акты по конкретному делу с требованиями, которые предъявляются законом; 4) они являются критерием для проверки и пересмотра судебных актов вышестоящими инстанциями (при обжаловании судебного акта суды проверочных инстанций должны иметь четкие представления о требованиях на соответствие которым проверяются вынесенные судебные акты).

В юридической литературе ведется дискуссия по вопросу о количестве требований, предъявляемых к судебным актам, в частности к судебному решению. Помимо основных требований законности и обоснованности, в научной литературе указываются и другие требования: мотивированность (М.А. Викут, Т.Н. Губарь, Н.И. Ткачев, Е.В. Хахалева, К.А. Лебедь), полнота и определенность (М.А. Гурвич), целесообразность (П.В. Сергейко, Е.В. Хахалева), справедливость (Р.Е. Гукасян, А. Т. Боннер, Е.В. Халалева, К.А. Лебедь).

В связи с реализацией в современном обществе доктрины разделения властей, появлением новых подходов к пониманию права, возрастанием роли судебной практики автором обосновывается целесообразность корректировки существующих в гражданском процессуальном праве, арбитражном процессуальном праве понятий законности, обоснованности, мотивированности, которым должны отвечать все выносимые судами общей юрисдикции, арбитражными судами судебные акты.

По мнению автора, в современных условиях требование законности судебного решения не должно ограничиваться только соблюдением и правильным применением норм материального и процессуального права, а должно включать в себя следующие дополнительные критерии.

1) Судебное решение должно быть вынесено в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами РФ. Эти нормы могут касаться материально-правовых отношений или регулировать процедурные вопросы.

2) Судебное решение должно быть вынесено в соответствии с постановлениями и определениями Конституционного Суда РФ в которых дается: а) толкование положений Конституции РФ, подлежащих применению в рассматриваемом деле; б) толкование положений других нормативных актов, подлежащих применению в данном деле; в) решается вопрос о признании соответствующими или не соответствующими Конституции РФ отдельных положений нормативных актов, которые применяются при рассмотрении или разрешении данного дела.

3) Судебное решение должно быть вынесено в соответствии с судебными прецедентами Европейского Суда по правам человека. Данное условие вытекает из обязательств Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом российские суды обязаны учитывать не только судебные прецеденты, вынесенные в отношении Российской Федерации, но и прецеденты, вынесенные в отношении других государств, поскольку в них дается толкование норм Конвенции, которое для всех участников этой Конвенции обязательно.

4) В связи с возрастанием роли судебной практики, учитывая, что действующее гражданское процессуальное, арбитражное процессуальное законодательство предусматривают возможность отмены судебных актов в порядке надзора, если ими нарушается единообразие в толковании или применении действующего законодательства, судам при принятии решения необходимо руководствоваться и судебными актами высших судебных инстанций, в которых дается модель единообразия в применении и толковании действующего законодательства. По вопросам судебной практики Высший Арбитражный Суд РФ, Верховный Суд РФ издают постановления Пленума, информационные письма, обзоры судебной практики. Судебное решение будет законным, если суд дал толкование положениям действующего законодательства с учетом разъяснений Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ по данному вопросу.

5) В некоторых случаях при рассмотрении и разрешении конкретного гражданского дела суд общей юрисдикции, арбитражный суд сталкиваются с наличием пробелов. В таких ситуациях суды применяют аналогию права, аналогию закона. Решение суда будет законным, если при обнаружении пробела суд применил или аналогию права, или аналогию закона.

6) В соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 13 АПК РФ арбитражные суды в случаях, предусмотренных федеральным законом, применяют обычаи делового оборота. В связи с этим решение будет законным, если суд: а) применил в случае, предусмотренном федеральным законом, обычай делового оборота, подлежащий применению к данному правоотношению; б) суд не применил обычай, не подлежащий применению.

Требование обоснованности судебного решения предлагается рассматривать с учетом отхода законодателя от формулы, согласно которой «суд должен установить действительные обстоятельства, имеющие значение для дела», что рассматривалось как обязательное условие для установления объективной истины по делу.

Рассматривая требование обоснованности судебного решения, следует учитывать, что активная роль в доказывании принадлежит сторонам, в связи с этим суд рассматривает и разрешает дело только с учетом представленных сторонами доказательств. Он может предложить лицам, участвующим в деле, обосновать свои требования или возражения дополнительными доказательствами, но в любом случае это право, а не обязанность сторон.

Кроме того, лица участвующие в деле, сами указывают обстоятельства, имеющие значение для дела. По этой причине ряд обстоятельств, имеющих значение для дела, может быть просто не известен суду (в силу правовой неграмотности участников процесса, в силу соглашения самих сторон). Таким образом, суд становится своеобразным «заложником» тех обстоятельств, которые указаны сторонами, и тех доказательств, которые представлены сторонами в обоснование наличия или отсутствия этих обстоятельств. В любом случае рамки для вынесения судебного решения очерчиваются самими сторонами. Поэтому решение суда будет обоснованным в том случае, если: он установил обстоятельства, имеющие значение для дела, в полном объеме, достаточном для вынесения решения; он установил эти обстоятельства доказанными; его выводы соответствуют установленным обстоятельствам.

При выполнении этих условий судебное решение становится обоснованным, но оно не является истинным, возникает лишь презумпция истинности решения. После вынесения судебное решение презюмируется истинным. Иными словами, суд, исследовав доказательства, подтверждающие или опровергающие доводы сторон по поводу установления фактических обстоятельств дела, сделал правильный вывод, который основывается на представленных сторонами доказательств. Этот вывод считается правильным, истинным, пока иное не будет установлено судом вышестоящей инстанции. Презумпция истинности судебного решения предполагает, что выводы суда по итогам рассмотренного и разрешенного дела являются законными, обоснованными.

Действующий АПК РФ впервые называет требование мотивированности в качестве самостоятельного, которому должны соответствовать как решение, так и определения и постановления суда. В науке гражданского процессуального, арбитражного процессуального права вопросам мотивированности судебных актов уделено недостаточно внимания. В научной литературе советского периода мотивированность как самостоятельное требование традиционно либо исключалась (Н.А. Чечина), либо рассматривалась как составная часть обоснованности (В.Н.Щеглов) или законности (Э.М. Мурадьян) судебного решения.

Мотивированность судебного акта отражает логическую, мыслительную деятельности суда при реализации в конкретном судебном акте требований законности и обоснованности. Законность и обоснованность будут иметь надлежащий характер только тогда, когда в этих требованиях будет четко отражаться алгоритм рассуждений. Данный алгоритм судебной мыслительной деятельности по вопросам применения права, по вопросам оценки фактических обстоятельств дела, оценке доказательств и составляет такое качество судебного акта, как мотивированность.

Мотивированность судебного акта связана с вопросами изложения мотивов, по которым суд пришел к тому или иному выводу. Эти мотивы должны касаться как вопросов права (материального и процессуального), так и вопросов факта. Как правовое требование, мотивированность, с одной стороны, отражает связь между фактическими обстоятельствами дела, установленными судом и выводами, устраняет разобщенность доказательственной информации, позволяет вскрыть противоречия в исследованных доказательствах; с другой — раскрывает личностное понимание судьями применяемой правовой нормы материального и процессуального права.

Право на получение мотивированного судебного акта рассматривается Европейским Судом по правам человека как атрибут права на справедливое судебное разбирательство и как самостоятельное требование закреплено в гражданском процессуальном законодательстве зарубежных стран (Германия, Казахстан, Белоруссия и т. д.).

Требования законности, обоснованности, мотивированности, по мнению автора, должны предъявляться не только к судебному решению, но и к определениям суда первой инстанции, судебным актам судов проверочных инстанций. Исключение может составлять судебный приказ, который не предполагает наличие развернутой мотивировочной части. Автором предлагается унифицировать нормы, касающиеся требований, предъявляемых к судебным актам в гражданском и арбитражном процессе, закрепив в общей части ГПК РФ соответствующие положения, которые распространяли бы свое действие на все судебные акты, выносимые судами общей юрисдикции.

В главе III «Место норм о судебных актах в системе гражданского процессуального, арбитражного процессуального права», состоящей из двух параграфов, рассматривается межотраслевой характер норм института судебных актов, доказывается, что институт судебных актов является общим институтом в системе гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права.

В параграфе 1 «Межотраслевой характер норм института судебных актов» раскрывается значение межотраслевых институтов, рассматриваются причины выделения межотраслевых институтов, обосновывается межотраслевой характер института судебных актов.

В теории права указывается, что изучение проблем системы права необходимо не только для выявления критериев, обусловливающих разграничение отраслей права, но и для изучения интеграционных процессов как в масштабах всего права, так и в масштабах его отдельных отраслей (С.В. Поленина). Интеграционные процессы ведут к образованию межотраслевых институтов, которые являются разновидностью комплексных правовых институтов, возникающих на стыке смежных отраслей права.

Проблемы межотраслевых связей в гражданском процессуальном праве в отношении отдельных институтов исследовались В.М. Семеновым, Ю.К. Осиповым, И.В. Решетниковой, В.В. Ярковым и др. Таких исследований, относящихся к судебным актам, в доктрине гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права не проводилось.

Автор доказывает, что к межотраслевым следует отнести и институт судебных актов. Наличие межотраслевых связей между различными отраслями российского права, содержащими нормы о судебных актах, объясняется наличием следующих факторов.

Во-первых, в Российской Федерации действует единая судебная власть. Свои полномочия по осуществлению правосудия в зависимости от специфики рассматриваемых дел органы судебной власти реализуют в рамках гражданского, уголовного, административного, конституционного судопроизводства. В каждом из этих видов судопроизводств содержатся нормы, регулирующие порядок вынесения судебных актов, содержание судебного акта, способы исправления судебных актов, порядок вступления судебных актов в законную силу, порядок их обжалования, исполнения. Поскольку в Российской Федерации принята концепция единой судебной власти, то в различных видах судопроизводств процедура объективации результатов правосудия носит единый характер.

Во-вторых, нормы о судебных актах имеют межотраслевой характер, поскольку вся деятельность по осуществлению правосудия протекает в установленной процессуальной форме. Несмотря на то что предмет и метод правового регулирования в каждой области процессуального права имеют свою специфику, общность норм о судебных актах зависит от общности задач, стоящих перед каждым государственным судом, — обеспечение реализации прав, свобод и законных интересов граждан и организаций. Указанная задача реализуется в рамках правоприменения, которое имеет схожие стадии, механизмы во всех видах судопроизводств. Общность процесса правоприменения отмечается не только при рассмотрении и разрешении гражданских дел в государственных судах, но и в третейском суде, международном коммерческом арбитражном суде. Внесудебные формы гражданской юрисдикции также применяют универсальную процессуальную форму вынесения своих актов.

В-третьих, на межотраслевой характер судебных актов оказывают влияние и процессы глобализации. Следует отметить, что в современном обществе постепенно стираются межгосударственные границы в области бизнеса, торговли и т. д. Это приводит к тому, что на международном уровне вырабатываются единые правила для судопроизводства, в том числе правила, касающиеся признания и приведения в исполнение на территории одного государства судебного акта другого государства. Для того, чтобы судебный акт РФ был исполнен на территории другого государства, необходимо в настоящее время наличие двухстороннего договора. Но в то же время необходимо и единое понимание понятия «судебный акт», едиными должны быть предъявляемые к судебным актам требования. Исполнение и признание проводится только в отношении судебных актов, которые вступили в законную силу.

В-четвертых, общность судебных актов, их межотраслевой характер обусловлены преюдициальностью и общеобязательностью. В соответствии со ст. 61 ГПК РФ для судов общей юрисдикции преюдициальное значение имеют не только вступившие в законную силу решения этих судов, но и решения арбитражного суда, приговор по уголовному делу.

Рассмотрение института судебных актов как межотраслевого института в гражданском и арбитражном процессе позволяет ликвидировать неоправданные различия в правовом регулировании этого института в гражданском процессуальном, арбитражном процессуальном праве, позволяет применять отдельные нормы по аналогии, помогает определить пути дальнейшего совершенствования процессуального порядка рассмотрения и разрешения гражданских дел как в сфере гражданского, арбитражного процесса, так и в других сферах гражданской юрисдикции.

Учитывая межотраслевой характер норм о судебных актах, автор отмечает, что воспринятый АПК РФ механизм принятия судебного решения  может применяться и при вынесении судебных актов в рамках иных видов судопроизводств, в том числе может использоваться в других отраслях процессуального права: гражданском, уголовном, административном процессе, а также в конституционном процессе и при рассмотрении дел в рамках иных форм гражданской юрисдикции (в третейском суде, международном коммерческом арбитраже).

В параграфе 2 «Судебные акты как общий институт гражданского процессуального, арбитражного процессуального права» определяется место норм, регулирующих институт судебных актов, в системе гражданского процессуального права, а также в системе арбитражного процессуального права.

Система гражданского процессуального, арбитражного процессуального права состоит из совокупности норм, институтов. В доктрине гражданского процессуального права в качестве основания для выделения правовых институтов было предложено рассматривать деятельность суда как главного субъекта гражданских процессуальных правоотношений (Ю.К. Осипов). Все процессуальные институты по этому основанию делятся на общие и специальные.

Автором доказывается, что нормы, регулирующие порядок вынесения судебных актов, относятся не к отдельному процессуальному правоотношению, а ко всей системе правоотношений по конкретному гражданскому делу, что обусловливает их характеристику как общего института.

Ранее в науке гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права исследований, посвященных определению места норм о судебных актах в системе соответствующей процессуальной отрасли права, не проводилось.

По мнению автора, институт судебных актов относится к общим институтам гражданского процессуального, арбитражного права в силу следующих причин.

Во-первых, процессуальные отношения по своей природе суть правоотношения по применению права. Вынесением судебного акта не только заканчивается рассмотрение и разрешение по существу материально-правового спора, но и решение процессуальных вопросов, сопровождающих деятельность по осуществлению правосудия. При применении норм как материального, так и процессуального права суд совершает одну и ту же последовательность действий при принятии судебного акта, представляющую собой логический силлогизм: а) устанавливает имеющие значение для разрешения данного дела (вопроса) фактические обстоятельства; б) отыскивает подлежащую применению норму права (дает правовую квалификация); в) выносит судебный акт, в котором формулируются выводы суда. Эти действия составляют элементы правоприменительного акта, раскрывают его внутреннюю логику, и суд совершает их независимо от того, какой судебный акт выносится: либо судебное решение, заканчивающее рассмотрение дела по существу, либо определение, разрешающее промежуточный вопрос, либо судебный приказ, либо постановление суда проверочной инстанции. Все виды судебных актов, как итоговые, так и промежуточные, изготавливаемые в виде отдельного судебного акта, либо такие, которые заносятся в протокол судебного заседания, обязательно выносятся согласно указанной процедуре, которая имеет общий характер, присущий всем видам судебных актов.

Во-вторых, деятельность по осуществлению правосудия представляет собой определенную совокупность правоприменительных циклов. Общее для всех правоприменительных циклов — наличие особого правоприменительного акта, которым завершается процесс правоприменения в определенном правоприменительном цикле, а также наличие промежуточных правоприменительных актов, являющихся связующим звеном между различными стадиями в правоприменительном цикле.

В-третьих, действующее гражданское процессуальное, арбитражное процессуальное законодательство предусматривают для каждого правоприменительного цикла процедуру вынесения судебного акта. Автором выделяются следующие этапы деятельности суда по принятию судебного акта, завершающего правоприменительный цикл: 1) обсуждение вопросов, связанных с фактическими обстоятельствами дела и правовой квалификацией; 2) изложение судебного акта (оформление процессуального акта-документа); 3) объявление; 4) направление лицам, участвующим в деле; 5) исправление недостатков вынесенного судебного акта; 6) вступление судебного акта в законную силу. Данные этапы носят универсальный характер. Независимо от того, в каком правоприменительном цикле суд разрешает тот или иной вопрос, вынесение судебного акта всегда сопровождает совокупность этих этапов.

Нормы, регулирующие процедуры принятия, действия, исполнения судебных актов, сосредоточены как в общей, так и в особенной частях ГПК РФ, АПК РФ. Автором на основе анализа совокупности норм выделяются три уровня правовой регламентации вынесения судебных актов.

Диссертант отмечает, что нормы, регулирующие порядок вынесения решения судом первой инстанции в рамках искового производства, являются общими не только для судебных решений, выносимых в рамках других судебных производств, и других категорий дел, но и для судебных актов судов проверочных инстанций (апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при проверке судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам).

С учетом этого в диссертации предлагается общие нормы, которые касаются как судебного решения, выносимого судом первой инстанции в рамках искового производства, так и судебных решений, выносимых в рамках других судебных производств, других категорий дел, а также судебных актов судов проверочных инстанций, вынести за рамки особенной части ГПК РФ, закрепив их в общих положениях ГПК РФ, АПК РФ.

В частности, в общей части ГПК РФ и АПК РФ следует закрепить общие положения, которые бы касались всех судебных актов, выносимых судами общей юрисдикции и арбитражными судами при рассмотрении и разрешении конкретного гражданского дела. Эти общие положения должны не только распространяться на судебные акты, выносимые судами первой инстанции, но и относиться к судебным актам судов проверочных инстанций.

Глава IV «Характеристика отдельных видов судебных актов в гражданском и арбитражном процессе: теоретические и прикладные аспекты», состоящая из пяти параграфов, посвящена анализу отдельных видов судебных актов в гражданском и арбитражном процессе.

В параграфе 1 «Судебное решение» анализируются существующие в доктрине гражданского процессуального права теории относительно сущности судебного решения, рассматриваются отдельные виды судебных решений.

Автором отмечается, что сущность судебного решения не может быть определена в отрыве от функций, которые выполняет судебная власть в гражданском и арбитражном процессе. Определяя сущность судебного решения, следует в первую очередь выделить то, что оно выступает как акт правосудия.

Принятие судебного решения — завершающий этап рассмотрения гражданского дела по существу в суде первой инстанции. Процедура принятия судебного решения достаточно подробно разработана в действующем гражданском, арбитражном процессуальном законодательстве, что позволяет выделить определенный алгоритм, который носит универсальный характер и распространяется на случаи принятия решения не только в рамках искового производства, но и производства, возникающего из публичных правоотношений, особого производства и др.

Заочное решение выносится в заочной процедуре, которая применяется при неявке ответчика. Действующая модель российского заочного производства носит смешанный характер. С одной стороны, заочное решение выносится на основании исследования представленных истцом доказательств (черты французской модели), с другой — при решении вопроса об отмене заочного решения ответчик обязан доказать наличие уважительных причин своей неявки (черты английской модели).

Заочное производство рассматривается диссертантом как средство обеспечения права истца на своевременное рассмотрение и разрешение его дела в отсутствие ответчика; оно направлено на получение скорейшей судебной защиты, даже когда ответчик по каким-либо причинам игнорирует явку в суд.

Для того чтобы заочное производство стало эффективным средством реализации прав истца на судебную защиту, автором предлагается ввести в российский гражданский процесс французскую модель, при которой заочное решение выносится на основе исследования представленных истцом доказательств, а основанием для отмены такого решения является факт представления ответчиком доказательств, влияющих на сущность вынесенного решения. Юридическое значение для отмены вынесенного заочного решения должен иметь не факт отсутствия ответчика, даже по уважительным причинам, а факт наличия у него доказательств, влияющих на сущность вынесенного заочного решения.

Именно такая модель заочного производства была воспринята Уставом гражданского судопроизводства 1864 г., а также существует в современном гражданском процессе Германии, Франции, Литвы.

В целях ускорения заочного производства предлагается предоставить истцу право в рамках заочного производства изменять основание и предмет иска, увеличивать свои исковые требования, представлять дополнительные доказательства. Для сбалансированности прав участников процесса в таких случаях необходимо ввести в гражданский процесс правило об обязательном предварительном обмене состязательными бумагами. Таким образом, ответчик, до того как соответствующее ходатайство поступит от истца в суд, будет извещен о намерении противоположной стороны в процессе и будет иметь возможность избрать соответствующие средства защиты.

Критически оценивая существующую норму ч. 1 ст. 235 ГПК РФ, автор предлагает закрепить в ст. 235 ГПК РФ правило о том, что заочное решение выносится по общим правилам, предусмотренным гл. 16 ГПК РФ. Наличие такой нормы обеспечит единый подход в вынесении судебных актов, применение единых институтов исправления недостатков, возможности обращения заочного решения к немедленному исполнению.

В качестве специальных правил автор предлагает ввести норму, согласно которой при вынесении заочного решения все понесенные истцом расходы взыскиваются за счет ответчика. Правило о возложении судебных расходов на ответчика применяется и в том случае, когда после отмены заочного решения суд отказал истцу в иске. Введение соответствующей нормы в гражданский процесс будет стимулировать ответчика добросовестно пользоваться своими процессуальными правами и нести процессуальные обязанности.

Решение по делам, рассматриваемым в порядке упрощенного производства, характерно для арбитражного процесса. В диссертации проводится отличие между заочным решением, судебным приказом и решением по делам, рассматриваемым в порядке упрощенного производства, выделяются особенности последнего.

Автором отмечается, что при вынесении решения в рамках упрощенного производства должны применяться положения, регулирующие процедуру принятия решения в исковом производстве (гл. 20 АПК РФ), а также специальные нормы, обусловленные спецификой данного вида производства. Так, решение по делу, рассматриваемому в порядке упрощенного производства, всегда выносится судьей единолично. Оно принимается на основании представленных сторонами доказательств, без развернутой процедуры судебного разбирательства. Копия решения направляется лицам, участвующим в деле, не позднее следующего дня с момента принятия.

Предлагается ввести в арбитражный процесс правило о возможности перехода из упрощенного производства в заочное производство в случае, когда одна из сторон заявит возражение о рассмотрении дела в порядке упрощенного производства, но без уважительных причин не явится в судебное заседание.

Действующие ГПК РФ и АПК РФ предусматривают возможность вынесения дополнительного решения. Дополнительное решение — способ устранения такого недостатка судебного решения, как неполнота. Но данный недостаток возможен и при вынесении других видов судебных актов: судебных актов проверочных инстанций, определений суда первой инстанции, судебного приказа, заочного решения, решения, выносимого в рамках упрощенного производства. Учитывая общность норм, регулирующих институт судебных актов, предлагается ввести в действующее гражданское процессуальное, арбитражное процессуальное законодательство возможность вынесения дополнительного судебного акта. Данный подход позволит выработать возможность единого подхода к исправлению недостатков судебных актов.

Основания, по которым выносится дополнительное решение в гражданском (ч. 1 ст. 201 ГПК РФ) и арбитражном процессе (ч. 1 ст. 178 АПК РФ), следует применять и при устранении неполноты судебного приказа, определений и постановлений судов проверочных инстанций. Исправление неполноты определений (за исключением определений, выносимых в рамках гл. 30–31 АПК РФ, гл. 45–47 ГПК РФ) возможно только по основаниям, указанным в п. 2–3 ч. 1 ст. 178 АПК РФ и п. 2–3 ч. 1 ст. 201 ГПК РФ, когда определения выносятся в виде отдельного судебного акта.

В гражданском и арбитражном процессе предусматриваются еще и  такие способы исправления недостатков судебных актов как исправление описок, опечаток, явных арифметических ошибок (ст. 200 ГПК, ч. 3,4 ст. 179 АПК); разъяснение решения (ст. 202 ГПК, ч. 1,2 ст. 179 АПК). Учитывая, что нормы, регулирующие институт судебных актов относятся к общему институту, представляется возможным применять эти способы и к другим видам судебных актов помимо судебного решения. Данные способы исправления недостатков с учетом межотраслевого характера норм, регулирующих институт судебных актов, могут  применяться в уголовном, конституционном процессе, а также при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из административных правоотношений.

В науке гражданского процессуального и арбитражного процессуального права долгое время возможность вынесения промежуточных и частичных решений категорически отрицалась (Н.А. Чечина, Н.Б. Зейдер, Н.И. Ткачев, Н.И. Масленникова и др.). Отрицание промежуточных, частичных решений в советский период связано с тем, что в доктрине гражданского процессуального права преобладала позиция, согласно которой лишь одна развернутая процедура рассмотрения и разрешения всех гражданских дел является гарантией установления объективной истины по делу.

В связи с признанием права каждого на судебную защиту, развитием частноправовых начал произошло резкое увеличение количества рассматриваемых дел, которые неоднородны по своему содержанию. В силу данного обстоятельства гражданское процессуальное, арбитражное процессуальное законодательство должно предусматривать помимо основной развернутой судебной процедуры, и оптимальные варианты ускоренной судебной защиты. Так, действующие ГПК и АПК РФ предусматривают наряду с основой формой такие ускоренные процедуры как судебный приказ, упрощенное производство. Но эти формы существуют параллельно с развернутой процедурой судебного разбирательства. В то же время внутри развернутой процедуры судебного разбирательства необходимы определенные способы, которые также бы могли ускорить процесс вынесения судебного акта, добиться правовой определенности по делу. К таким способам ускорения процесса следует отнести возможность вынесения промежуточных и частичных решений.

По мнению автора, один из первых шагов к легитимности промежуточных решений был сделан в связи с признанием исков в защиту неопределенного круга лиц. Промежуточным является также решение, выносимое с учетом правил ст. 160 АПК РФ, допускающей возможность рассмотрения дела в раздельных заседаниях арбитражного суда, если в одном заявлении соединены требование об установлении оснований ответственности ответчика и связанное с ним требование о применении мер ответственности. Данная норма направлена на ускорение арбитражного процесса, поскольку при установлении судом отсутствия оснований для возложения на ответчика ответственности отпадет необходимость в решении вопроса о применении мер ответственности. В случае положительного решения первого вопроса установленные факты будут иметь преюдициальное значение, и стороны будут освобождены от их доказывания.

Вынесение частичных решений вызвано тем, что в рамках одного дела соединяются несколько требований (основной и встречный иск, процессуальное соучастие, участие третьих лиц) и один из участников процесса признает полностью или в части предъявленные к нему требования. Согласно действующему гражданскому процессуальному, арбитражному процессуальному законодательству суд должен принять признание иска и продолжить рассмотрение дела в оставшейся части. Результаты рассмотрения дела, в том числе признание стороной исковых требований, суд отразит в итоговом судебном решении. Но зачастую между моментом признания исковых требований и моментом вынесения решения может пройти большой промежуток времени. Требования, которые признаны участниками, не могут быть исполнены, пока не будет вынесено окончательное решение, и оно не вступит в законную силу. Признанные стороной требования хотя фактически разрешены, юридически не облечены в судебный акт, не получили правовой определенности. Решение этой проблемы достигается путем введения нормы о возможности вынесения частичных решений. Если один из соучастников признает требования, либо сторона признает частично требования другой стороны, а предмет спора состоит из нескольких требований, то суд может вынести решение по этому требованию и продолжать разрешение дела в оставшейся части.

В параграфе 2 «Судебный приказ» исследуются особенности такого вида судебного акта, как судебный приказ, содержатся предложения по совершенствованию приказного производства.

В науке гражданского процессуального права существуют различные подходы к сущности судебного приказа. В научной литературе судебный приказ рассматривается как судебный акт (В.И. Решетняк, И.И. Черных), как «суррогат постановлений суда» (Н.И. Масленникова), как постановление, выносимое вне рамок правосудия, не являющееся актом правосудия (Н.А. Громошина), как исполнительный документ, альтернативный исполнительной надписи нотариуса, но не акт правосудия (Э.М. Мурадьян).

В диссертации дан критический анализ точек зрения ученых, которые выводят судебный приказ из числа актов правосудия. Судебный приказ, подобно другим судебным актам, выносится органом государственной власти, в приказном производстве реализуются функции правосудия — защита прав взыскателя. Несмотря на то что процедура вынесения судебного приказа имеет упрощенный порядок по сравнению с судебным решением, это не влечет лишение его свойств акта правосудия. Правосудие следует определять не по объему совершаемых процессуальных действий, не по развернутости процедуры, а в зависимости от того, достигаются ли в рамках этой процедуры задачи, которые стоят перед судебной властью. В рамках приказного производства обеспечивается реализация прав взыскателя, он получает судебную защиту. То, что процедура вынесения судебного приказа носит упрощенный порядок, не умаляет значения судебного приказа как акта правосудия.

В целях совершенствования приказного производства предлагается предусмотреть возможность применения обеспечительных мер при подаче заявления о выдаче судебного приказа; указывать в судебном приказе краткий анализ представленных доказательств, а также подлежащую применению норму материального права; расширить перечень оснований, по которым может быть выдан судебный приказ; ввести судебный приказ в арбитражный процесс; предусмотреть переход из приказного производства в исковое в случае отмены судебного приказа.

В параграфе 3 «Судебное определение» анализируются особенности данного вида судебных актов.

В современном гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве определения выступают в двух качествах: 1) как промежуточные судебные акты, сопровождающие всю деятельность по отправлению правосудия; 2) как итоговые судебные акты, завершающие рассмотрение дела в определенной судебной инстанции либо выступающие заключительным судебным актом по определенной категории дел.

В доктрине гражданского процессуального права нет единства мнений относительно сущности судебных определений. В диссертации дается критический анализ позиций ученых-процессуалистов, которые не относят судебные определения к актам правосудия (Н.И. Авдеенко, Э.М. Мурадьян, Ю.А. Широкопояс) либо относят к актам правосудия лишь часть определений (Ю.Н. Чуйков, Л.М. Орлова, С.В. Курылев, Л.В. Туманова). Автором обосновывается, что все выносимые в рамках производства по конкретному делу определения следует рассматривать как судебные акты, в которых реализуется функция осуществления правосудия. Деятельность по осуществлению правосудия охватывает не только рассмотрение дела по существу, но и процедуры обжалования судебных актов. При рассмотрении дела в суде первой инстанции властная природа судебной власти реализуется не только в судебном решении, но и при решении частных вопросов, сопровождающих деятельность по осуществлению правосудия. Результаты рассмотрения таких вопросов объективируются в судебных определениях.

В диссертации на основе анализа действующего гражданского процессуального, арбитражного процессуального законодательства, с учетом межотраслевого характера норм института судебных актов, общности норм, регулирующих процедуру вынесения судебных определений, предлагается усовершенствовать процедуру вынесения определений в гражданском процессе, взяв за основу нормы, регулирующие порядок вынесения судебного решения в гражданском и арбитражном процессе, а также нормы, регулирующие процедуру вынесения определений в арбитражном процессе. В частности, это касается формы определений, их содержания, направления определений лицам, участвующим в деле, обжалования, исполнения определений.

В параграфе 4 «Судебное постановление» дается правовая характеристика постановлений, описываются их отличия от других судебных актов.

В отличие от судебного решения судебное постановление выносится по итогам рассмотрения дела в судах проверочных инстанций. В этом судебном акте проявляется функция самоконтроля судебной власти за своими актами. Судебные постановления вступают в законную силу немедленно с момента их вынесения, тем самым обеспечивая окончательность судебного акта суда первой инстанции. Как правило, они выносятся в коллегиальном составе суда. В отличие от судебных решений постановления могут быть проверены лишь в экстраординарных порядках на соответствие требованию законности.

В связи с этим следует разграничивать наименования заключительного судебного акта в суде первой инстанции (судебное решение) и заключительного судебного акта судов проверочных инстанций (судебное постановление), что является проявлением принципа инстанционной самостоятельности судебных актов, показывающим различия в деятельности судов первой и проверочных инстанций.

Судебные постановления — это судебные акты, в которых отражается деятельность по осуществлению правосудия. Поэтому действующее гражданское процессуальное, арбитражное процессуальное законодательство должно предусматривать специальные нормы, регулирующие порядок вынесения, содержание этих судебных актов, порядок их обжалования. С учетом межотраслевого характера норм ГПК и АПК РФ следует унифицировать процессуальный порядок вынесения постановлений судов проверочных инстанций в гражданском и арбитражном процессе, взяв за основу правила, закрепленные в АПК РФ.

В параграфе 5 «Судебные акты высших судебных инстанций» дается характеристика судебных актов, выносимых высшими судебными инстанциями по гражданским делам в рамках судебного управления, через которые судебная власть обеспечивает единообразие судебной практики.

Авторитет судебной власти, доверие к ней со стороны общества зависят в том числе от единообразного подхода при разрешении схожих дел. В связи с этим как на Высший Арбитражный Суд РФ, так и на Верховный Суд РФ возложены функции, в рамках которых и осуществляется надзор за единообразием судебной практики в арбитражных судах и в судах общей юрисдикции.

Формированию единообразия судебной практики способствуют постановления пленумов этих высших судебных инстанций, в которых дается толкование отдельных положений действующего материального, процессуального законодательства, даются рекомендации по преодолению правовых пробелов. Назначение указанных судебных актов также состоит в унификации правоприменительной практики; они показывают единый образец, пример для судов нижестоящих инстанций.

Судебные акты высших судебных инстанций, выносимые в рамках судебного управления, можно отнести к своеобразным источникам права, имеющим прецедентное значение.

В главе V «Теоретические и прикладные аспекты законной силы судебных актов в гражданском и арбитражном процессе», состоящей из трех параграфов, исследуются дискуссионные в науке гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права вопросы, связанные с понятием законной силы, ее содержанием, со свойствами законной силы судебных актов, с особенностями законной силы отдельных видов судебных актов и решений по конкретным категориям гражданских дел. Данные проблемы рассматриваются через призму реализации в гражданском и арбитражном процессе функций судебной власти.

В параграфе 1 «Теоретические аспекты законной силы судебных актов» анализируются существующие в науке гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права теории по вопросу о сущности законной силы, о последствиях вступления решения суда в законную силу, о свойствах вступившего в законную силу судебного акта.

Существующие в науке подходы были разработаны в основном в советский период, когда существовал иной взгляд на сущность правосудия, и не была воспринята концепция разделения властей. В современных условиях институт законной силы, по мнению автора, нельзя рассматривать в отрыве от функции правосудия, поскольку она непосредственно отражается в судебном акте, который вступает в законную силу. Сущность законной силы судебного акта с учетом действия доктрины разделения властей можно определить как достижение целей правосудия при рассмотрении и разрешении конкретного дела: на основании судебного акта происходит регламентация спорного правоотношения, переход из правовой неопределенности к конкретному урегулированию спора.

Диссертант, синтезируя подходы М.А. Гурвича, Н.И. Масленниковой, выдвигает положение о том, что в современных условиях действие судебного решения определяется его стабильностью, окончательностью, через которые проявляются все свойства этого судебного акта. Сущность законной силы судебного решения, т. е. причина, которая наделяет судебный акт таким качеством, кроется в предназначении судебной власти в обществе — окончательном разрешении спора. Существующая в гражданском процессуальном, арбитражном процессуальном праве доктрина законной силы судебного акта делает акцент на самом акте правосудия, рассматривая его как причину, самоцель, ради которой осуществляется правосудие. Но если подойти к рассмотрению законной силы с позиции социального характера судебной власти, то акцент следует сделать не на самом акте правосудия, а на том, что этот акт правосудия привносит в существующие правоотношения, сложившийся гражданский оборот. Основной причиной, по которой судебный акт становится актом правосудия, является то, что этим актом окончательно устраняется правовая неопределенность; именно из этого вытекает следствие: акт правосудия не может быть пересмотрен судом вышестоящей инстанции. Рассмотрение сущности законной силы судебных актов с позиции направленности судебного акта позволяет сделать вывод о тождестве законной силы и res judicata.

В диссертации отмечается, что законную силу судебных актов следует определять через окончательность и стабильность, поскольку именно в этих качествах проявляются функции судебной власти.

Теория окончательности судебного решения широко распространена в международной практике, в том числе в судебной практике Европейского Суда по правам человека, а также в практике Конституционного Суда РФ.

Окончательность судебного акта обусловливает возникновение определенных свойств. Развивая положения Н.И. Масленниковой, предложившей выделять в законной силе судебного решения элементы статического и динамического характера, автор предлагает выделять две группы свойств: 1) свойства, обеспечивающие стабильность судебного решения (неопровержимость, исключительность, преюдициальность); 2) свойства, обеспечивающие нормальное развитие гражданского оборота (обязательность, исполнимость).

Параграф 2 «Особенности законной силы отдельных видов судебных актов» посвящен исследованию законной силы судебного приказа, заочного решения, судебного определения и судебного постановления с позиции окончательности судебного акта.

В науке гражданского процессуального права сложились две точки зрения относительно вступления судебного приказа в законную силу. Одни ученые (Н.А. Громошина, Т.В. Сахнова) считают, что судебный приказ не вступает в законную силу. Другие ученые (Г.А. Жилин, В.П. Скобелев, А.М. Безруков) придерживаются прямо противоположного мнения.

Тот факт, что судебный приказ не обжалуется в суд вышестоящей инстанции и может быть отменен мировым судьей, его вынесшим, не является основанием для отказа в признании его законной силы. Эти обстоятельства иллюстрируют особые качества, своеобразие последствий вступившего в законную силу судебного приказа, но не свидетельствуют об ее отсутствии.

Поскольку судебный приказ окончательно разрешает требования о взыскании денежных средств или об истребовании движимого имущества, предусмотренные ст. 122 ГПК РФ, то он обладает законной силой. Диссертант отмечает, что судебный приказ вступает в законную силу на следующий день после истечения срока на принесение должником возражений относительно исполнения судебного приказа.

Заочное решение вступает в законную силу по истечении срока на его пересмотр судом, его вынесшим, и по истечении срока на обжалование вышестоящим судом.

В целях обеспечения баланса прав сторон в заочном производстве для не участвующего в процессе ответчика предусмотрена более упрощенная процедура обжалования заочного решения — отмена заочного решения судом, его вынесшим.

По мнению автора, вступление заочного решения в законную силу представляет собой определенный алгоритм, состоящий из двух этапов: этапа отмены и этапа обжалования. И если ответчику предоставлено право использовать обе процедуры обжалования, то истцу доступна только вторая процедура. Для того чтобы обжаловать заочное решение, истец должен соблюсти предусмотренные законом сроки; право на обжалование заочного решения у него появляется только в том случае, если ответчик не воспользовался своим правом на отмену заочного решения или же если в отмене решения судом было отказано.

В случае подачи заявления об отмене заочного решения оно вступает в законную силу по истечении срока на обжалование, который исчисляется с момента вынесения определения об отказе в удовлетворении заявления об отмене решения.

Если заявление об отмене заочного решения подано не было, а была подана только апелляционная или кассационная жалоба (в зависимости от того, судья какого суда вынес заочное решение) либо обжалование заочного решения произошло после отказа судьи в удовлетворении заявления об отмене заочного решения, оно вступает в законную силу после рассмотрения судом вышестоящей инстанции апелляционной/кассационной жалобы и оставления заочного решения в силе.

Дискуссионным в науке гражданского процессуального, арбитражного процессуального права также является вопрос о законной силе судебного определения.

Одни процессуалисты (З.К. Абдуллина, Г.В. Воронков, К.С. Юдельсон, С.Л. Червякова, В.П. Скобелев, А.М. Безруков и др.) считают, что определения обладают законной силой. Другие ученые придерживаются противоположного мнения (Я.О. Мотовиловкер) и считают, что все определения суда не вступают в законную силу. Некоторые ученые (Л.А. Грось) наделяют свойством законной силы лишь часть определений (определения о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска, заключением мирового соглашения, кассационные определения).

Автором доказывается, что судебным определениям также присуще качество окончательности, которое обусловливает вступление их в законную силу. Окончательность определений устанавливается с того момента, когда они приобретают свойство юридического факта, с которым связывается возникновение, изменение или прекращение процессуальных правоотношений, а в ряде случаев — и материальных правоотношений.

Окончательность судебного определения следует устанавливать так же, как и окончательность судебного решения, и связывать момент вступления определения в законную силу с возможностью обжалования.

Автор предлагает разделить все определения суда по моменту вступления их в законную силу на три группы.

Первую группу составляют определения суда, которые являются самостоятельными объектами обжалования. Данные определения выносятся в виде отдельного судебного акта, вступают в законную силу по истечении срока на обжалование в суд второй инстанции.

Вторую группу образуют определения, которые выносятся в виде отдельного судебного акта и вступают в законную силу немедленно с момента их вынесения. К таким определениям следует отнести кассационное определение (ст. 367 ГПК РФ), апелляционное определение в гражданском процессе (ч. 2 ст. 329 ГПК РФ), определение об утверждении мирового соглашения в арбитражном процессе (ст. 141 АПК РФ), определение о подготовке дела к судебному разбирательству (ст. 147 ГПК РФ, ст. 133 АПК РФ).

К третьей группе определений следует отнести все остальные, выносимые как в виде отдельного процессуального документа, так и протокольные определения, которые вступают в законную силу немедленно, но могут быть обжалованы одновременно с заключительным судебным актом. Определения, служащие связующим звеном между различными стадиями в правоприменительном цикле, как правило, не могут быть обжалованы отдельно от судебного решения или иного заключительного судебного акта. Но в них окончательно разрешается вопрос о порядке движения дела, с ними связана дальнейшая динамика гражданских процессуальных правоотношений, поэтому они вступают в законную силу немедленно с момента их вынесения. Тот факт, что действующее законодательство связывает возможность их обжалования не с моментом вступления в законную силу, а с моментом вступления итогового судебного акта в законную силу, объясняется с точки зрения целей, которые поставлены перед судом в гражданском и арбитражном процессе: своевременное рассмотрение дела.

Таким образом, все судебные определения вступают в законную силу, становятся окончательными. В зависимости от возможности обжалования момент вступления судебных определений в законную силу определяется по-разному.

Постановления как разновидность судебных актов выносятся при рассмотрении дела в суде проверочной инстанции. В связи с этим законная сила постановлений обусловлена окончательностью судебного акта суда первой инстанции. Действующее процессуальное законодательство не предусматривает отсрочки вступления в законную силу судебных актов проверочных инстанций, поскольку разрешение спора по существу в суде первой инстанции уже состоялось, и спорное правоотношение нуждается в устранении правовой неопределенности. В связи с этим действующие ГПК РФ и АПК РФ предусматривают немедленное вступление в законную силу судебных актов проверочных инстанций с целью обеспечения стабильности гражданского оборота, установления правовой определенности, вынесения окончательного судебного акта по делу. Таким образом, окончательным судебное постановление становится сразу же с момента его вынесения, что отличает его от судебного решения и определения, которые становятся окончательными по истечении срока на обжалование.

В параграфе 3 «Особенности законной силы судебных решений отдельных категорий гражданских дел» рассматриваются законная сила судебных решений по делам о признании недействующими нормативных правовых актов, по искам в защиту неопределенного круга лиц, по косвенным искам.

Действующие АПК РФ и ГПК РФ по-разному подходят к моменту вступления в законную силу решений по делам об оспаривании нормативных правовых актов. В соответствии с ч. 4 ст. 195 АПК РФ решение вступает в законную силу немедленно после его принятия, а согласно ч. 3 ст. 253 ГПК РФ — по истечении срока на обжалование. Данное различие вряд ли обоснованно, поскольку если нормативный акт признан судом недействующим, то он не должен применяться сразу же с момента вынесения решения. В связи с этим следует и в гражданском процессе ввести правило о немедленном вступлении в законную силу решений по делам об оспаривании нормативных актов.

По мнению автора, немедленное вступление в законную силу связано с тем, что нормативным актом устанавливаются права, обязанности в отношении неопределенного круга лиц, он имеет неограниченное действие, и пока незаконный акт не будет признан недействующим, он будет порождать правовые последствия. Для того чтобы избежать нарушения прав, свобод граждан, организаций, необходимо объединить во времени моменты вынесения судебного решения и вступления его в законную силу, тем самым обеспечив, чтобы признанный судом недействующим нормативный акт не порождал правовых последствий.

Особый характер имеют пределы законной силы судебного решения по делам об оспаривании нормативных актов. По общему правилу объективные пределы законной силы определяются предметом требования. Субъективные пределы определяются кругом лиц, участвующих в деле, и их правопреемниками.

Автор отмечает, что по делам о признании недействующими нормативных правовых актов эти пределы фактически отсутствуют, поскольку суд обязан проверить соответствие нормативного акта действующему законодательству не только в оспариваемой части, но и по другим основаниям.

Правовая природа нормативного акта проецируется на специфике субъективных пределов законной силы решений по делам об оспаривании нормативного акта. В связи с тем, что нормативный акт рассчитан на неопределенный круг лиц, автор доказывает, что и действие судебного решения не ограничивается какими-то субъективными пределами и будет распространяться на неопределенный круг лиц.

Законная сила судебного решения по делам об оспаривании нормативного акта имеет определенную специфику, обусловленную предметом и характером судебной деятельности, что накладывает отпечаток на действие таких свойств, как неопровержимость, исключительность, преюдициальность, исполнимость.

Решения по делам в защиту неопределенного круга лиц вступают в законную силу в общем порядке по истечении срока на обжалование. Таким образом, окончательность решения по данной категории дел связывается с реализацией права на обжалование в суд второй инстанции.

Автор указывает, что в отличие от обычных судебных решений решение по иску в защиту неопределенного круга лиц имеет особые субъективные пределы, отличающие этот вид решения от других. Иск в защиту неопределенного круга лиц, как правило, предъявляется прокурором, а в случаях, предусмотренных законом, — органами государственной власти, местного самоуправления, организациями и гражданами. Истцами по таким искам являются лица, в чьих интересах он подан (неограниченный круг лиц). В связи с этим в диссертации отмечается, что субъективные пределы решений по искам в защиту неопределенного круга лиц ограничиваются лицами, участвующими в деле, и их правопреемниками. Но особенность заключается в том, что группа истцов не персонифицирована, и субъективные пределы охватывают неограниченный круг истцов.

Особый субъектный состав, а также специфичность предмета судебной деятельности влияют на особый характер свойств законной силы судебного решения. Решение по иску в защиту неопределенного круга лиц, как и другие судебные решения, будет обладать свойствами неопровержимости, исключительности, преюдициальности, обязательности и исполнимости. Особенности правовой конструкции иска в защиту неопределенного круга лиц оказывают влияние на действие такого свойства, как преюдициальность.

Преюдициальность судебного решения по иску в защиту неопределенного круга лиц имеет двойственную природу. С одной стороны, факты и правоотношения, установленные в судебном решении, не могут оспариваться лицами, участвующими в деле, и их правопреемниками, в другом процессе; с другой — само судебное решение будет преюдициальным фактом для решения другого вопроса (например, о возмещении ущерба). Истец, доказав свою принадлежность к группе, освобождается от доказывания тех фактов и правоотношений, которые установлены по иску в защиту неопределенного круга лиц. Судебное решение по этому иску является необходимым юридическим фактом в фактическом составе для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности. Без этого судебного решения невозможно вынесение второго решения по иску, вытекающему из иска в защиту неопределенного круга лиц. Таким образом, судебное решение по иску в защиту неопределенного круга лиц создает необходимую преюдицию для предъявления личных исков участников неперсонифицированной группы.

Особенности законной силы судебных решений по косвенным (производным) искам. Автор отмечает, что вступившее в законную силу судебное решение по косвенному (производному) иску отличается от обычного судебного решения особыми пределами своего действия и свойствами.

Фактически субъективные пределы законной силы решения по косвенному иску распространяются непосредственно на само общество, а опосредованно — и на акционеров (участников) общества. Субъективные пределы законной силы судебного решения по косвенному иску распространяются на всех акционеров (участников) этого общества, исходя из самой природы косвенного иска. Возникновение конструкции косвенного иска обусловлено наличием общей заинтересованности всех участников общества в осуществлении предпринимательской деятельности этого общества, получении прибыли. Общность интересов акционеров (участников) по обеспечению развития хозяйственной деятельности общества и является основанием для защиты интересов общества от незаконных действий управляющих органов. Поскольку общая заинтересованность обусловливает подачу косвенного иска, то эта заинтересованность должна обусловливать и действие судебного решения по такому иску. В связи с этим решение будет распространяться на всех участников данного общества, не ограничиваясь только участвующим в деле акционером (участником).

Помимо особенностей субъективных пределов действия законной силы решения по косвенному иску, следует отметить особенности действия определенных свойств, а именно исключительности и преюдициальности.

Учитывая то, что косвенный иск заявляется в интересах самого общества, которое является и выгодоприобретателем по делу, правило о невозможности предъявления тождественного иска будет распространяться и на само общество, несмотря на то что иск в его интересах заявлен акционером (участником), и на других акционеров (участников). Данное правило связано с тем, что интересы участников общества и самого общества направлены на достижение целей деятельности общества — получение прибыли. Поэтому общность этих интересов обусловливает и общность интересов в получении судебной защиты от недобросовестного поведения управляющих лиц. Поэтому тождественным косвенному иску будет не только иск по тому же предмету, по тем же основаниям, но если он заявлен самим обществом или другим участником этого общества. На основании изложенного следует отметить, что свойство исключительности решения по косвенному иску распространяется не только на лиц, участвующих в деле, но и на других лиц, не участвующих в деле, которые являются участниками хозяйственного общества.

В связи с этим следует рассмотреть особенности преюдициальности судебного решения по косвенному иску. Специфичность субъективного состава косвенного (производного) иска обусловливает и специфичность круга лиц, на которые будет распространяться преюдиция судебного решения. Установленные в судебном разбирательстве факты будут иметь преюдициальное значение не только для лиц, участвующих в деле, но и для других участников хозяйственного общества, которые не были привлечены к участию в деле. По мнению автора, последние не вправе оспаривать установленные в судебном решении по косвенному иску факты и правоотношения, поскольку данным решением защищаются права самого общества, участниками которого они являются.

В заключении формулируются выводы диссертационного исследования.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

I. Монографии:

1. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. М.: «Норма», 2002.- 9,24 п.л.

2. Судебные акты в механизме реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе. М.: «Волтерс Клувер», 2007. —  21,5 п.л.

II. Научные статьи, опубликованные в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК:

3. Юридико-психологические аспекты разрешения юридических споров  // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2005. № 3(27). — 0,4 п.л. (в соавторстве, вклад автора- 0,2 п.л).

4. Проблемы действия законной силы судебного решения при примирении сторон в исполнительном производстве // Вестник Санкт- Петербургского университета МВД России. 2005. № 3(27)-2. — 0,3 п.л. (в соавторстве, вклад автора- 0,2 п.л.).

5. Об использовании примирительных процедур при осуществлении правосудия по спорам частноправового характера  // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 3. — 0,4 п.л. (в соавторстве, вклад автора – 0,3 п.л.).

6. Об унификации требований, предъявляемых к судебным актам в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 5. —0,41 п.л.

7. Об обжаловании промежуточных определений арбитражного суда // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 9. — 0,3 п.л.

8. Устранение неполноты судебных актов в арбитражном процессе // Законодательство. 2007. № 1. — 0,32 п.л.

9. Отражение мотивированной оценки доказательств в судебных актах арбитражного суда // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 1. —  0,5 п.л.

10. О функциях судебной власти в современном гражданском и арбитражном процессах // Российский юридический журнал. 2007. № 1. — 0,6 п.л.

11. О структуре механизма реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессах // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 2. — 0,32 п.л.

12. О специфических чертах правосудия по гражданским делам: современный взгляд на проблему // Lex Russica (Научные труды МГЮА). 2007. № 2. — С. 296-302. -  0,41 п.л.

13. Роль судебных актов гражданского и арбитражного процесса в обеспечении стабильности гражданского оборота // Закон. 2007. № 2. — 0,43 п.л.

14. Место судебных актов в обеспечении единства судебной власти: некоторый аспект проблемы // Правоведение. 2007. № 2. — 0,9 п.л.

15. О проблеме определения срока на кассационное обжалование определений арбитражного суда первой, апелляционной инстанций // Российский юридический журнал. 2007. № 2. — 0,25 п.л.

16.  Реализация принципа инстанционной самостоятельности судебных актов в гражданском и арбитражном процессах. // Закон. 2007. № 5. — 0,5 п.л.

17. О совершенствовании формы судебных документов в гражданском и арбитражном процессах России // Российский судья. 2007. № 6. —  0,35 п.л.

18. О мерах повышения культуры изложения судебных документов в гражданском и арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 7. — 0,3 п.л.

19. Пути развития приказного производства // Российская юстиция. 2007. № 7. – С. 30-33.- 0,4 п.л.

20. Современные проблемы развития института смешанной подведомственности по делам о взыскании задолженности по банковским кредитам // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 8. — 0,44 п.л.

       21. О требованиях, предъявляемых к судебному решению в гражданском и арбитражном процессе // Закон. 2007. № 11.- 0,83 п.л.

22. Правовая характеристика заочного решения // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 12. – 0,5 п.л.

III. Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

23. О роли судебной практики при осуществлении правосудия по гражданским делам // Система гражданской юрисдикции в канун XXI века: современное состояние и перспективы развития»: Межвузовский сборник научных трудов / Отв. ред. В.В. Ярков. Екатеринбург, 2000. —  0,8 п.л.

24. Судебный контроль как форма реализации судебной власти в гражданском процессе // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2001. № 1. М., 2002. — 0,4 п.л.

25. О роли постановлений пленума Верховного Суда РФ // Защита прав и законных интересов граждан и организаций: Материалы международной научно-практической конференции. Ч. I. Краснодар, 2002. —  0,7 п.л.

26. К вопросу об оплате государственной пошлины при подаче апелляционной жалобы на решение, определение мирового судьи // Правовой Екатеринбург. 2002. № 8(126). —  0,3 п.л.

27. Проблемы пересмотра судебных решений, определений мировых судей в апелляционном порядке // Новеллы гражданского процессуального права: материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию М.С. Шакарян. М., 2004. — С. 185-188. - 0,3 п.л.

28. Судебный приказ как форма реализации судебной власти в гражданском процессе // Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства. Теория и практика: Сборник научных статей. Краснодар; Санкт-Петербург: «Юридический центр Пресс», 2004. —  0,41 п.л.

29. К вопросу о гражданской процессуальной правоспособности // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2004. № 3. СПб., 2005. —  0,8 п.л.

30. О единообразии судебной практики при определении срока на подачу кассационной жалобы на определения судов первой, апелляционной инстанции (в соавторстве) // Федеральный арбитражный суд Уральского округа. Практика. Обзоры. Комментарии: Информационный журнал. 2005. № 4(24). — 0,33 п.л. ( в соавторстве, вклад автора- 0,2 п.л.)

31. Место судебной практики среди источников российского права: историографический анализ // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2005. № 4. СПб., 2006. — 1,2 п.л.

32. О социальном назначении примирительных процедур в гражданском судопроизводстве // Народовластие и право в условиях формирования гражданского общества: материалы международной научной конференции. Курск. Региональный открытый Социальный институт, 30–31 марта 2006 г. Изд. РОСИ. 2006. — 0,3 п.л.

33. Совершенствование норм о судебных актах в ГПК РФ // Проблемы иска и исковой формы защиты нарушенных прав: Материалы Всероссийской научно-практической конференции 15–16 сентября 2005 г. Краснодар. КубАГУ, 2006. — С. 63-70. - 0,45 п.л.

34. О методике преподавания спецкурса «Особенности рассмотрения гражданских дел в судах общей юрисдикции» // Проблемы преподавания дисциплин частного права: Материалы международной научно-методической конференции «Проблемы взаимодействия отраслей частного права: доктрина и методика преподавания»: Воронеж, 3–4 марта 2006 г. / Под ред. Е.И. Носыревой, О.А. Поротиковой. Воронеж: ВГУ, 2006. —0,2 п.л.

35. О согласованности норм о судебных актах в гражданском судопроизводстве // Проблемы взаимодействия отраслей частного права: Материалы международной научно-методической конференции «Проблемы взаимодействия отраслей частного права: доктрина и методика преподавания»: Воронеж, 3–4 марта 2006 года / Под ред. Е.И. Носыревой, Т.Н. Сафроновой. Воронеж: ВГУ, 2006. —  0,61 п.л.

36. Требование мотивированности судебных актов в контексте права на справедливое судебное разбирательство // Европейская интеграция и развитие цивилистического процесса в России: Сборник научных статей. М.: РАП, 2006. — 0,55 п.л.

37. О вынесении дополнительного судебного акта в арбитражном процессе // Федеральный арбитражный суд Уральского округа. Практика. Обзоры. Комментарии: Информационный журнал. 2006. № 2(26). — 0,32 п.л.

38. Способ устранения неполноты судебных актов в гражданском процессе // Актуальные проблемы гражданского права и процесса: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. Вып. I / Отв. ред. Д.Х. Валеев, М.Ю. Челышев. М.: Статут, 2006. — 0,2 п.л.

39. Особенности содержания резолютивной части решения арбитражного суда первой инстанции // Федеральный арбитражный суд Уральского округа. Практика. Обзоры. Комментарии: Информационный журнал. 2006. № 4(28). — 0,5 п.л.

40. Проблемы допустимости процессуальной формы судебных актов в гражданском и арбитражном процессе // Судебная и правоохранительная системы: проблемы и перспективы развития в современной России: Материалы V межрегиональной научно-практической конференции (10 ноября 2006 г.) / Отв. ред. М.С. Саликов. Екатеринбург, 2007. — 0,51 п.л.

41. Гражданское судопроизводство: современный взгляд на проблему // Концепция развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского Суда по правам человека: Сборник научных статей. Краснодар; СПб., 2007. — 0,5 п.л.

42. Об основных тенденциях развития приказного производства // Мировой судья. 2007. № 4. — 0,4 п.л.

43. Судебные акты международного коммерческого арбитража: актуальные проблемы правовой природы и содержания, оспаривания, признания и исполнения (обзор международной научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 11–12 мая 2006 г.) // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2006. № 5. СПб., 2007. —  0,5 п.л.

44. О порядке распределения расходов по уплате государственной пошлины по делам, рассматриваемым арбитражными судами в порядке главы 24 АПК РФ // Арбитражный суд Свердловской области в 2007 году. Ч. I / Под ред. проф. И.В. Решетниковой. Екатеринбург, 2007. —  0,23 п.л.

45. К вопросу об особенностях содержания резолютивной части решения арбитражного суда первой инстанции // Арбитражный суд Свердловской области в 2007 году. Ч. I / Под ред. проф. И.В. Решетниковой. Екатеринбург, 2007. —  0,5 п.л.

46. О некоторых проблемах правовой регламентации процедуры постановления судебных актов проверочных инстанций в гражданском и арбитражном процессе // Актуальные проблемы унификации процессуальных норм, регулирующих производство по пересмотру судебных постановлений: Материалы Всероссийской научно-практической конференции / Под общ. ред. Л.В. Тумановой. Тверь, 2007. — 0,7 п.л.

47. О частичных и промежуточных решениях в гражданском и арбитражном процессе // Гражданское судопроизводство в изменяющейся России: Междунар. науч.-практ. конф. (14–15 сентября 2007 г.): Сборник / Под ред. д.ю.н., проф. О.В. Исаенковой. Саратов, 2007. — 0,45 п.л.

48. Современные проблемы определения правовой природы судебных актов в гражданском и арбитражном процессах // Університетські наукові записки. Часопис Хмельницького університету управління та права. 2007. № 4(24). — 0,75 п.л.

49. Теоретические проблемы характеристики судебных актов в гражданском и арбитражном процессах // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов: Сборник научных статей / Под ред. Л.Ф. Лесницкой, М.А. Рожковой. М., Статут, 2008.-  1,1 п.л.

50. Содержание требования законности судебного решения в гражданском и арбитражном процессе // Актуальные проблемы Российского права. Материалы общероссийской научно-практической конференции (16 ноября 2007 г.). Институт экономики, права и гуманитарных специальностей. Краснодар. 2007. – 0,4 п.л.

       51. О теоретико-правовых вопросах совершенствования приказного производства // Тенденции развития гражданского процессуального права России: сборник научных статей. СПб., Издательство Р. Асланова "Юридический центр  Пресс". 2008. – 0,4 п.л.

IV. Комментарии законодательства РФ, учебная, учебно-методическая литература:

52. Гражданский и арбитражный процесс, нотариат, обязательственные отношения. Образцы документов с комментариями / Под ред. В.В. Яркова. М.: «Бек», 2000 (Раздел XIII). — 0,3 п.л.

53. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.В. Яркова. М.: «Бек», 2003 (Глава 21). — 0,9 п.л.

54. Комментарий к гражданскому процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.А. Радченко. М.: «Норма», 2003 (Главы 8–10, 29, 39). — 3,41 п.л.

55. Практикум по гражданскому процессу / Под ред. В.В. Яркова. М.: «Волтерс Клувер», 2003 (Тема 22). — 0,2 п.л.

56. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. 5- е изд., перераб. и доп. - М.: «Волтерс Клувер», 2004 (Глава 21). — 1,5 п.л.

57. Комментарий к арбитражному процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.В. Яркова. - 2-е изд., перераб и доп. - М.: «Волтерс Клувер», 2004 (Глава 21). — 1 п.л.

58. Практикум по арбитражному процессу / Под ред. С.Л. Дегтярева, В.В. Яркова. М.: «Волтерс Клувер», 2004 (Темы 4, 19 (в соавторстве)). — 0, 3 п.л.

59. Гражданский и арбитражный процесс. Исполнительное производство. Обязательственные отношения. Образцы документов с комментариями / Под. ред. С.Л. Дегтярева, В.В. Яркова.- 2-е изд., перераб. и доп. - М.: «Волтерс Клувер», 2005 (Раздел XVI). — 0,5 п.л.

60. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова.- 6-е изд., перераб. и доп. - М.: «Волтерс Клувер», 2006 (Главы 17 (в соавторстве), 21). — 2,5 п.л.

61. Практикум по гражданскому процессу / Под ред. А.Г. Плешанова, В.В. Яркова. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: «Волтерс Клувер», 2005 (Тема 22). — 0,2 п.л.

62. Практикум по арбитражному процессу / Под ред. С.Л. Дегтярева, В.В. Яркова. - 2-е изд., перераб. и доп.- М.: «Волтерс Клувер», 2005 (Темы 4, 19 (в соавторстве)). — 0,3 п.л.

63. Комментарий к гражданскому процессуальному кодексу РФ / Под ред. В.А. Радченко. - 2-е изд., перераб. и доп.- М.: «Норма», 2006 (Главы 8–10, 29, 39). — 4,4 п.л.

64. Комментарий к арбитражному процессуальному кодексу РФ / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: «Статут», 2007 (Глава 20). — 5 п.л.

Общий объем публикаций- 73,89 п.л.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.