WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ

На правах рукописи

НИГМАТУЛЛИН РИШАТ ВАХИДОВИЧ

СОТРУДНИЧЕСТВО ГОСУДАРСТВ В БОРЬБЕ С
ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ МЕЖДУНАРОДНОГО ХАРАКТЕРА
В ХХ НАЧАЛЕ ХХI СТОЛЕТИЯ
(ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ)

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени
доктора юридических наук

Москва 2007

Диссертация выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Академии управления МВД России

Научный консультант

доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации

Мулукаев Роланд Сергеевич

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Богатырев Александр Григорьевич

доктор юридических наук, профессор

Магомедов Асбег Ахмеднабиевич

доктор юридических наук, профессор

Рожнов Сергей Николаевич

Ведущая организация – Академия Федеральной службы безопасности Российской Федерации

Защита состоится 4 октября 2007 года в 14 час. 30 мин., на заседании Диссертационного совета  Д 203.002.06 при Академии управления МВД России по адресу: 125171, г. Москва, ул. З. и А. Космодемьянских, д. 8, в ауд. 404.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии управления МВД России.

Автореферат разослан «____» ____________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, 

доцент К.Л. Яковлев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В ХХ веке было сформировано современное международное право, учреждена Организация Объединенных Наций (ООН), создана система противодействия преступности. Человечество пришло к пониманию того, что только тесное и всестороннее сотрудничество государств  позволит добиться успеха в борьбе с преступностью.

Стратегия и тактика борьбы с преступностью, в том числе и международной, менялись по мере развития человеческого общества. Так, политические процессы, проходившие в мире, оказали самое непосредственное влияние на сотрудничество государств. Естественно, что в условиях противостояния двух военно-политических блоков сотрудничество правоохранительных органов осуществлялось преимущественно по блоковой системе. Однако рост преступности, возрастание ее угрозы основам жизнедеятельности государства и общества заставляли забывать об идеологической несовместимости. Связующим началом явилась ООН, которая регулярно проводила конгрессы по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Общая межгосударственная политика борьбы с преступностью, стандарты ее осуществления определялись именно на этих форумах.

Необходимость отстаивания национальных интересов при осуществлении борьбы с преступлениями международного характера, согласования действий региональных объединений и международного сообщества в целом привели к формированию конвенционного и институционного механизмов борьбы с преступностью.

Специализированные учреждения ООН и международные организации многое сделали для консолидации сил мирового сообщества в борьбе с преступностью. В частности, нельзя не отметить роль Международной организации гражданской авиации (ИКАО) в борьбе с террористическими актами, направленными против безопасности гражданской авиации. Особую роль в борьбе с международной преступностью играет Интерпол. За годы своего существования организация стала признанным координатором международного полицейского сотрудничества. Со второй половины ХХ века интенсивно развивается интеграция правоохранительных органов государств Евросоюза. Берущее начало с Шенгенских соглашений 1985 года, полицейское сотрудничество осуществляется ныне в рамках Европола. После распада СССР в 1991 году было создано Содружество Независимых Государств (СНГ), которое в качестве одной из важнейших своих задач рассматривает сотрудничество государств-членов в борьбе с организованной преступностью на едином постсоветском пространстве.

На протяжении второй половины ХХ века ООН удалось создать фундаментальную международно-правовую базу сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера. Тем не менее количество преступлений международного характера продолжало увеличиваться. Мировое сообщество осознавало степень угрозы, исходящей от международной преступности, в частности, от терроризма, и пыталось с ним бороться. Однако широкомасштабная всеобъемлющая стратегия выработана не была. Причинами этого, как справедливо отмечает О.Н. Хлестов, явилось отставание общественного мнения на различных уровнях в осознании угрозы терроризма, разрыв между декларациями и реальной практикой деятельности государств и т.д.1.

Активизация социальных и экономических процессов, с которой стали прочно связывать мир в конце ХХ века, внесла свои коррективы в борьбу с преступностью. Она усилила интернационализацию преступности. Сотрудничество государств по борьбе с криминалом стало необходимым условием для дальнейшей жизнедеятельности мирового сообщества. Изучение складывающихся в новых условиях форм, направлений и тенденций сотрудничества по борьбе с преступностью приобрело первостепенное значение для совершенствования деятельности государства в этой сфере.

Конец ХХ – начало XXI века ознаменовались серьезными подвижками в деле борьбы с основной угрозой современности – терроризмом. ООН были приняты конвенции, посвященные различным аспектам борьбы с международным терроризмом: Международная конвенция по борьбе с бомбовым терроризмом 1997 года2, Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма 1999 года3, Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма 2005 года4. Была принята всеобъемлющая Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 года5 с тремя Протоколами. В этот период был заключен ряд региональных соглашений, в том числе Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма 2005 года6.

Это предполагает изучение истории сотрудничества государств  в борьбе с преступлениями международного характера, активный поиск путей совершенствования российского законодательства с учетом исторического и современного зарубежного опыта, а также новых требований в борьбе с преступностью, закрепленных в международно-правовых актах.

Степень разработанности темы исследования. Характеризуя степень научной разработанности проблемы сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера, необходимо отметить наличие большого количества научных исследований, освещающих различные аспекты данной темы. Методология изучения международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью была сформирована в работах выдающихся советских и российских ученых-юристов А.Н. Трайнина, Г.И. Тункина, И.И. Карпеца, Д.И. Фельдмана, И.П. Блищенко, И.И. Лукашука, Г.В. Игнатенко, В.Н. Кудрявцева, В.В. Лунеева, Ю.М. Колосова, А.В. Наумова и др.

Проблемы взаимодействия международного и внутригосударственного права рассмотрены в работах В.А. Карташкина, Г.И. Курдюкова, С.Ю. Марочкина, Р.А. Мюллерсона, О.И. Тиунова, Ю.А. Тихомирова, В.А. Толстика, М.Ю. Федоровой, Б.С. Эбзеева и др.

Большое значение для осмысления истории Российского государства и роли органов внутренних дел в ней имеют исследования А.Д. Богатурова, А.В. Борисова, О.Н. Быкова, С.Б. Глушаченко, В.М. Клеандровой, В.М. Курицина, А.Я. Малыгина, Р.С. Мулукаева, С.Н. Рожнова, Е.А. Скрипилева, Ю.П. Титова, А.И. Уткина, О.И. Чистякова и др.

Наиболее детально международное сотрудничество государств в исследуемой области рассмотрели А.Г. Богатырев, С.В. Бородин, Л.Н. Галенская, Л.В. Иногамова-Хегай, В.П. Панов, Ю.В. Трунцевский, В.Ф. Цепелев, В.А. Чирикин и др.

Принципиальное значение для понимания проблем европейского сотрудничества в борьбе с преступностью имели работы М.М. Бирюкова, А.Я. Капустина, С.Ю. Кашкина, Э.С. Кривчиковой, Б.Н. Топорнина, А.О. Четверикова, Л.М. Энтина и др.

Проблемы, тенденции и перспективы развития сотрудничества государств в борьбе с терроризмом освещены в работах В.В. Витюка, А.В. Змеевского, О.И. Ивониной, В.Я. Кикотя, И.И. Кипрова, О.А. Колобова, Е.Г. Ляхова, Л.А. Моджорян, В.В. Устинова, О.Н. Хлестова, С.А. Эфирова и др.

Проблемы борьбы с организованной преступностью, в том числе ее транснациональной формой были исследованы в работах В.В. Бугая, Ю.А. Воронина, И.В. Годунова, А.И. Долговой, С.В. Дьякова, В.В. Меркушина, В.Н. Осипкина, И.Б. Осмаева, Е.В. Топильской, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова и др.

Деятельность Интерпола детально изучена в работах В.А. Апульцина, Я.М. Бельсона, Н.Г. Гасымова, П.П. Городова, Т.А. Лахонина, В.С. Овчинского, И.В. Путовой, К.С. Родионова, В.И. Самарина, Д.Д. Стронского, В.П. Филатова и др.

Различные виды оказания правовой помощи, в том числе экстрадиция, рассмотрены в работах А.И. Бойцова, Р.М. Валеева, Ю.Г. Васильева, В.М. Волженкиной, Е.В. Карасева, Н.И. Марышевой, А.В. Стремоухова, В.Ш. Табалдиевой, А.М. Тесленко, С.В. Черниченко и др.

Серьезный вклад в изучение проблемы незаконной миграции и торговли людьми внесли В.М. Баранов, Л.И. Беляева, Б.Я. Гаврилов, Е. Ерохина, Н.Г. Кулакова, С.В. Поленина, Е. Тюрюканова и др.

Некоторые аспекты сотрудничества государств в борьбе с международной преступностью рассматривали А.Г. Антропов, К.А. Бекяшев, П.Н. Бирюков, Б.С. Болотский, А.Ю. Викулин, А.Г. Волеводз, Л.Д. Гаухман, Ю.С. Горбунов, В.В. Гордиенко, Ю.Г. Демин, В.П. Зимин, Ю. Иванич, В.П. Илларионов, Р.А. Каламкарян, А.Р. Каюмова, М.И. Лазарев, А.Л. Осипенко, В.П. Ревин, Ю.А. Решетов, Н.Б. Слюсарь, Г.А. Тосунян и др.

Проблемы развития многосторонних контактов правоохранительных органов государств – участников СНГ рассмотрены в работах А.В. Бриллиантова, О.А. Евлановой, Б. Исабекова, Г. Пасечника, Р. Рахимова, С.П. Щербы, Э.Н. Якубовского и др.

При написании работы использовались труды таких зарубежных государственных деятелей и ученых, как А. Даллес, Дж. Кеннан, З. Бжезинский, Б. Нетаньяху, Ш. Бассиони, Д. Боффа, Й. Брамль, М. Ваисс, Дж. Гинзбургс, Г. Горниг, М.–Э. Гоцци, Дж.М. Левитт, Б. Лохер, Ю. Мадер, Г. Остендорф, И. Салмон, Р. Скревенс, Пол Б. Стифан III, К. Хиршман и др.

Однако проблема международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью в историко-правовом плане комплексно на монографическом уровне не исследовалась.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом настоящего исследования являются общественные отношения, возникавшие при осуществлении сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера в рассматриваемый период.

Предмет исследования составляют международно-правовые акты, принятые в рамках ООН, Европейского Союза, Совета Европы, СНГ, ряда международных организаций (Интерпол, Европол, ФАТФ и др.); договоры, заключенные Российской империей, нормативно-правовые акты СССР и Российской Федерации, а также некоторых зарубежных стран, касающиеся проблем борьбы с преступностью международного характера;  практическая деятельность правоохранительных органов государств и международных организаций, участвующих в борьбе с международной преступностью в различные периоды ХХ – начале XXI  столетия.

Хронологические рамки исследования охватывают период ХХ – начала XXI столетия. Такой подход к определению хронологических рамок исследования обосновывается тем, что начало ХХ века характеризовалось вступлением ведущих государств мира в стадию монополистического и государственно-монополистического капитализма, ростом революционного и национально-освободительного движения, а также общеуголовной преступности. Это вызвало усиление правоохранительной функции государства. Необходимым  условием успешного противодействия преступности, в том числе и международного характера, стало сотрудничество государств в этой сфере.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является комплексный историко-правовой анализ проблемы сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера, позволяющий сформулировать целостную концепцию его становления и развития в ХХ – начале XXI столетия.

В соответствии с этим предусмотрено решение следующих задач:

– исследование объективных факторов, повлиявших на рост преступлений международного характера в ХХ – начале XXI столетия;

– исследование исторического процесса становления и развития сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера и определение его этапов;

– исследование многофакторного процесса формирования международно-правовой базы по борьбе с преступлениями международного характера на протяжении трех выделенных этапов;

– исследование роли ООН как координатора деятельности государств и международных организаций в борьбе с преступностью;

– исследование процесса создания единой концепции сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера, включающего создание комплексной, всеобъемлющей международно-правовой базы и системы согласованной деятельности всех субъектов борьбы с преступлениями международного характера;

– выявление политико-правовых и социальных условий, способствующих формированию нового этапа сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера на современном этапе;

– определение путей повышения эффективности сотрудничества России с другими государствами как в рамках договорно-правового механизма, так и в рамках институционного, включающего, в первую очередь, такие международные организации, как Интерпол, Европол, а также органы правоохранительной направленности государств – участников СНГ.

Методология и источниковая база исследования. Методологическую основу исследования составляет диалектико-материалистический метод познания, в рамках которого применялись частнонаучные методы: формально-логический, историко-правовой, сравнительно-правовой, системный, статистический, конкретно-социологический, а также знания, почерпнутые из отечественной и зарубежной литературы, посвященной международному сотрудничеству государств в борьбе с преступностью  и др.

Источниковую базу работы составили документы Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений: резолюции Генеральной Ассамблеи ООН и Совета Безопасности, доклады и записки Генерального секретаря ООН, материалы Конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, документы Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию, конвенции ООН, посвященные проблемам борьбы с преступностью. Изучены также международно-правовые акты Европейского Союза, Совета Европы, государств – участников СНГ, Интерпола, Европола, ФАТФ и других международных организаций, законодательство зарубежных стран.

Ценными источниками, относящимися к истории России, явились архивные материалы, в том числе Полное собрание законов и Свод законов Российской империи. Исследованы международные договоры Российской империи, а также нормативно-правовые акты и международные договоры Советского Союза и Российской Федерации. Большое место в источниковой базе занимают внутригосударственные правовые документы – Конституция Российской Федерации 1993 года, законы (например, Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» 1995 года, Уголовный кодекс России 1996 года, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации 2001 года), концепции, доктрины и  федеральные программы по борьбе с преступностью. При написании диссертации были использованы доклады о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, а также межведомственные акты правоохранительных органов, относящиеся к теме исследования.

При проведении исследования была использована отечественная и зарубежная литература по социологии, экономике, философии, психологии, теории государства и права, истории государства и права, международному праву, уголовному праву, уголовному процессу, криминологии, уголовной политике, статистические данные и обобщенная информация правоприменительной деятельности правоохранительных органов.

Научная новизна исследования. В диссертации рассматривается крупная научная проблема, ранее не получившая должной разработки в историко-правовой науке. Впервые на монографическом уровне проведен комплексный анализ проблемы сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера в ХХ – начале XXI столетия. Проведенное исследование восполняет имеющиеся в научной литературе пробелы, создает целостное представление о формах и методах борьбы с преступлениями международного характера. На основе проведенного анализа выявлены объективные факторы, обусловившие повышение уровня преступлений международного характера в ХХ – начале XXI столетия. На большом фактическом материале исследован исторический процесс становления и развития сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера, а также процесс формирования современной многоаспектной международно-правовой базы по борьбе с преступностью.

В диссертации выделены основные этапы этого сотрудничества, дана характеристика их типологических признаков.

В диссертации дана характеристика особой роли ООН как координатора деятельности государств и международных организаций в борьбе с преступностью. Обобщаются и систематизируются теоретические подходы к формированию общей концепции сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера. Осуществлен анализ политико-правовых и социальных основ, которые привели к формированию нового этапа сотрудничества государств, отличающегося большей масштабностью, более четкими организационными и правовыми формами. На основе подробного анализа развития сотрудничества государств в ходе трех этапов, сложившихся на протяжении ХХ – начала XXI столетия, определены приоритетные пути его совершенствования.

Новизна диссертации также состоит в том, что в ней при раскрытии темы использован межотраслевой подход. Диссертация, являясь историко-правовым исследованием, в то же время опирается на положения теории права и государства, уголовного и международного права.

Положения, выносимые на защиту.

  1. Возрастание уровня международной преступности в конце XIX – начале ХХ веков, обусловленное глубокими экономическими и социальными факторами, объективно вызвало необходимость совершенствования международно-правовых форм объединения усилий государств в борьбе с подобного рода преступлениями. Конкретным выражением этого стали многосторонние договоры, конвенции, другие международно-правовые акты. Активным субъектом международного сотрудничества в борьбе с преступностью, внесшим существенный вклад в этот процесс, являлась Россия.
  2. Сотрудничество государств в ХХ – начале XXI столетия в борьбе с преступлениями международного характера предусматривало конкретные правовые и организационные формы координации усилий государств по предотвращению и пресечению уголовных деяний, представляющих опасность как для отдельных государств, так и для международного сообщества. Сотрудничество государств прошло следующие этапы:

I этап – начало XX века – 1945 год – характеризовался заключением, в основном, двусторонних конвенций, наиболее детально регламентирующих сотрудничество государств в борьбе с преступлениями международного характера. Многосторонние соглашения этого периода заключались ограниченным количеством государств, некоторые из них так и не вступили в силу.

II этап – 1945 – 1991 годы – ознаменовался созданием единой системы борьбы с преступностью, в том числе и международной, под эгидой ООН. В этот период был заключен ряд многосторонних конвенций, регламентирующих борьбу с преступлениями международного характера. Однако заключение двусторонних договоров в значительной степени шло по блоковой системе, особенно это касается договоров, регламентирующих оказание правовой помощи. Череда «бархатных» революций в социалистических странах и распад СССР на заключительной стадии этого этапа привели к росту преступности, формированию транснациональной организованной преступности, усугубленной прозрачностью государственных границ.

III этап – 1991 – 2006 годы – характеризовался возрастанием координирующей роли ООН и активизацией усилий большинства государств мира в борьбе с преступностью. Рост международного терроризма, угрозы транснациональной организованной преступности предопределили необходимость разработки единой стратегии борьбы с преступностью, активизацию работы по заключению универсальных международно-правовых актов и тесное, не обремененное идеологическими рамками, сотрудничество правоохранительных органов всех стран мира.

  1. Состоявшийся в 1955 году первый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями положил начало созданию всеобъемлющей системы борьбы с преступностью, включающей главные органы ООН, ее специализированные учреждения и международные организации, а также международные региональные организации по борьбе с преступностью, международные и  национальные судебные системы, правоохранительные органы государств. Формирование и функционирование этой системы проходило под воздействием ряда факторов:

– различие правовых систем государств;

– существование в мире блоковой системы;

– неприятие социалистическими государствами Интерпола;

– политика двойных стандартов, проводимая западными странами;

– отсутствие единого определения международного терроризма.

К сожалению, большинство факторов действует и сейчас, что требует активной деятельности государств по их нивелированию.

  1. С принятием резолюции 1373 Совета Безопасности ООН от 28 сентября 2001 года наступил новый этап в развитии всей системы борьбы с международной преступностью. Он выражается в учреждении Контртеррористического комитета Совета Безопасности ООН; объявлении СБ ООН списка лиц, признанных террористами; принятии государствами мер по пресечению финансовой поддержки терроризма; усилении контактов правоохранительных органов  государств мира.

ООН поставила перед государствами задачу присоединения к универсальным антитеррористическим конвенциям.

Мировое сообщество осознало необходимость завершения разработки и принятия Всеобъемлющей конвенции ООН против международного терроризма, всеобщих конвенций о выдаче и взаимной правовой помощи.

  1. Появление новых преступлений международного характера (кибертерроризм, похищение людей для трансплантации органов, хищение ядерного материала и т.д.) в конце ХХ – начале ХХI столетия, развитие традиционных форм международной преступности требуют от государств конкретных ответов, включающих в себя унификацию законодательства, разработку единых критериев квалификации преступлений, выработку общих принципов и единой стратегии борьбы с преступлениями международного характера.

Объединение усилий государств по решению перечисленных задач приведет к дальнейшему совершенствованию существующих международно-правовых форм сотрудничества, к созданию всемирной комплексной нормативной базы по борьбе с преступлениями международного характера, а также будет способствовать расширению сфер такого сотрудничества и появлению принципиально новых международных механизмов, имеющих наднациональный характер.

  1. В конце ХХ – начале XXI столетия организованная преступность приобрела транснациональный характер и стала угрожать фундаментальным устоям государства. Борьбу с ней необходимо рассматривать как приоритетное направление сотрудничества государств в правоохранительной сфере, тем более, что в XXI веке организованные формы преступности будут иметь исключительно транснациональный характер и по силе разрушающего влияния на экономическую, политическую и социальную жизнь общества могут оказаться опаснее международного терроризма.
  2. Исторический опыт показывает, что одним из важнейших условий успешной борьбы с преступлениями международного характера является осуществление правовой помощи по уголовным делам, в том числе выдача лиц, совершивших преступление (экстрадиция). Экстрадиция становится эффективным средством борьбы с преступностью только в том случае, когда она регламентирована внутригосударственным законодательством. Это обуславливает принятие федерального закона Российской Федерации «О выдаче (экстрадиции) лица для уголовного преследования или исполнения приговора, или лица, осужденного к лишению свободы для отбывания наказания в стране, гражданином которой он является».

На международном уровне необходимо принятие всеобщей конвенции ООН о взаимной правовой помощи и всеобщей конвенции ООН о выдаче, что позволило бы трансформировать право государств на выдачу преступников  в их международно-правовое обязательство.

8. Начиная с 90-х годов ХХ века ООН, международные организации и государства мира рассматривают информационно-методическое обеспечение борьбы с преступлениями международного характера в качестве одного из приоритетных направлений. В настоящий момент назрела необходимость централизованных усилий всего мирового сообщества по созданию единой сети информационно-методического обеспечения деятельности правоохранительных органов, включающей информационные возможности органов и учреждений ООН, международных организаций по борьбе с преступностью, информационных систем государств. В условиях криминальных вызовов и угроз XXI века наличие и эффективное функционирование такой сети может стать одним из важнейших условий успешной борьбы с международной преступностью и, в первую очередь, с международным терроризмом.

9. Анализ деятельности Интерпола показывает, что его роль в борьбе с международной преступностью безусловно возрастет, если он станет координатором деятельности государств, а не останется на уровне механизма информационного обмена. Этому способствовало бы принятие новой редакции Устава, отражающей реалии современности и, в частности, наделяющей НЦБ стран-участников правом самостоятельно проводить оперативно-розыскные мероприятия по сопровождению раскрытия и расследованию отдельных преступлений, розыску особо опасных преступников. Повышению эффективности деятельности Интерпола способствовало бы также создание на территории России субрегионального бюро Организации, координирующего деятельность НЦБ стран – участников СНГ.

10. Сотрудничество государств – участников СНГ в борьбе с преступностью осуществляется на основе обширной международно-правовой базы, научно-обоснованного программирования и под руководством единых органов координации правоохранительной деятельности, что привело к определенным успехам в этой сфере. Вместе с тем, имеются серьезные препятствия для его развития. В их числе можно выделить:

– недостаточно высокую степень гармонизации законодательства государств – участников СНГ;

– незавершенность во многих странах СНГ этапа государственного строительства;

– влияние позиции ряда стран дальнего зарубежья и политической конъюнктуры в некоторых странах ближнего зарубежья на процесс межгосударственного сотрудничества в рамках СНГ.

11. Сложившаяся на современном этапе практика имплементации положений конвенций, ратифицированных Россией, не соответствует необходимым  требованиям. Работе государственных органов по приведению российского законодательства в соответствие с международными стандартами следует придать системный характер, учитывающий положения конвенций ООН и Совета Европы, принятых в конце ХХ  – начале XXI столетия, и, в том числе, вводящих уголовную ответственность юридических лиц; регламентирующих уголовную юрисдикцию по коррупционным делам, конфискацию и возвращение конфискованных доходов или имущества, полученных преступным путем, в государство, на территории которого осуществлялась преступная деятельность, и защиту сотрудничающих с правосудием лиц, в первую очередь, свидетелей.

Теоретическая и практическая значимость. Теоретическое значение диссертационного исследования определяется тем, что выводы, предложения и рекомендации могут быть учтены при разработке и реализации политики РФ в сфере международного сотрудничества в борьбе с преступлениями международного характера, в том числе в ходе осуществления Концепции развития международных связей МВД России.

Научную ценность диссертационного исследования представляет положение о формировании комплексной нормативной базы по борьбе с преступлениями международного характера, в создании и применении которой участвует подавляющее большинство государств – членов ООН.

Проведенное исследование позволило выявить в качестве приоритетного направления деятельности национальных правоохранительных систем и их международного сотрудничества на длительную перспективу борьбу с транснациональной организованной преступностью, с учетом фактора ее сращивания с терроризмом. В обозримой перспективе это будет основная опасность для мирового сообщества, исходящая от международной преступности.

Результаты исследования позволили сделать вывод о необходимости совершенствования российского законодательства в сфере борьбы с международной преступностью по следующим направлениям: 1) имплементация норм международно-правовых договоров, заключенных с участием России; 2) принятие законов, впитавших в себя опыт российской и международной юриспруденции (например, закон о выдаче).

Знание исторического опыта позволяет избежать ошибок в современной правоприменительной деятельности. Практическая значимость работы заключается в том, что основные положения диссертационного исследования находят применение и могут быть использованы в законодательном процессе, правоприменительной деятельности органов внутренних дел. В диссертационном исследовании высказаны конкретные предложения по совершенствованию деятельности органов внутренних дел в борьбе с преступлениями международного характера, транснациональной организованной преступностью. Автором предлагаются конкретные меры по совершенствованию деятельности МВД России по сотрудничеству в рамках СНГ, а также с Интерполом и Европолом с учетом межгосударственной интеграции России и Европейского Союза.

Исследование информационно-методического обеспечения борьбы с преступлениями международного характера позволило выдвинуть ряд предложений по совершенствованию информатизации органов внутренних дел, разработке принципов освещения их деятельности в средствах массовой информации и созданию единой сети информационно-методического обеспечения деятельности правоохранительных органов.

Результаты исследования могут быть использованы в преподавании курсов «Теория государства и права», «История отечественного государства и права», «Международное право», «Правоохранительные органы», «Обеспечение прав человека в деятельности  органов внутренних дел». Кроме того, полученные результаты могут быть полезны в процессе подготовки специальных курсов для студентов юридических вузов.

Апробация исследования. Основные идеи и концептуальные положения диссертации были представлены на научно-практических конференциях различного уровня, в том числе на Международной научно-практической конференции, посвященной 50-летию со дня принятия ООН Всеобщей декларации прав человека (Уфа, 1998);  Международной научно-практической конференции, посвященной 200-летию МВД России (Санкт-Петербург, 1998); Международном научно-практическом семинаре, посвященном деятельности правоохранительных органов по реализации норм международного права и защите прав человека (Волгоград, 1998); Международной научно-практической конференции «Международное сотрудничество в сфере борьбы с транснациональной преступностью и коррупцией» (Екатеринбург, 2000); Ежегодном собрании Российской ассоциации международного права (Москва, 2000); Международной конференции «Актуальные проблемы государства и права на рубеже веков» (Москва, 2000); Всероссийской научно-практической конференции «Юрист ХХ века: реальность и перспективы» (Екатеринбург, 2001); Международном научно-методическом семинаре «Российская и европейская правозащитные системы: соотношение и проблемы гармонизации» (Нижний Новгород, 2003); IV Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы права России и стран СНГ– 2003» (Челябинск, 2003); Всероссийской межведомственной научно-практической конференции «Конституционная защита граждан от преступных посягательств, реализуемая нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства» (Москва, 2004); Общероссийской научно-практической конференции РАЮН «Правовые проблемы экономической, административной и судебной реформы в России» (Москва, 2004); VII международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2005» (Челябинск, 2005); Всероссийской научной конференции «Государство и право в модернизирующемся мире (памяти профессора О.А. Жидкова)» (Москва, 2006); Международной научно-практической конференции «Терроризм как угроза обществу в эпоху глобализации (международно-правовые и внутригосударственные проблемы противодействия)» (Уфа, 2006); Международной научно-практической конференции «Состояние и перспективы развития высшего образования» (Сочи, 2006); Международной научно-практической конференции «Международные и национальные проблемы борьбы с организованной преступностью» (Уфа, 2007).

Некоторые положения диссертационного исследования нашли свое отражение в статьях, опубликованных в Республике Казахстан и Республике Молдова.

Результаты диссертационного исследования, касающиеся проблем обеспечения прав человека в правоохранительной деятельности, сотрудничества государств в подготовке кадров для правоохранительных органов, борьбы с организованной транснациональной преступностью, были также апробированы в ходе семинаров, круглых столов и встреч, осуществленных за рубежом: на юридическом факультете Варшавского государственного университета (Польша, 1999), в Международной академии правоохранительных органов в г. Будапеште (Венгрия, 1999), в Школе полиции Каталонии (Барселона, Испания, 2000).

Результаты диссертационного исследования, относящиеся к совершенствованию российского законодательства в соответствии с требованиями международных договоров России, использовались в работе Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации при решении вопроса о восстановлении в Уголовном кодексе РФ института конфискации.

Выводы, содержащиеся в диссертации, используются в деятельности Филиала НЦБ Интерпола в России, органов внутренних дел МВД Республики Башкортостан, Уфимского ЛУВДТ Средневолжского УВДТ. Положения диссертации используются в учебном процессе Уфимского юридического института МВД России, Института права Башкирского государственного университета, Волгоградской академии МВД России, Нижегородской академии МВД России, Казанского юридического института МВД России, Сибирского юридического института МВД России.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, объединяющих 13 параграфов, а также заключения и библиографии.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования; раскрываются методологические основы, источниковая база диссертации, научная новизна исследования и положения, выносимые на защиту; характеризуются теоретическая и практическая значимость работы; приводятся данные об апробации и внедрении результатов исследования.

Первая глава «Сотрудничество государств в борьбе с преступлениями международного характера (общие положения)» посвящена анализу положений, лежащих в основе деятельности государств в исследуемой сфере. Дается краткий исторический очерк становления и развития сотрудничества государств в борьбе с преступностью. Обращено внимание на то, что одним из первых документальных подтверждений сотрудничества государств является договор между царем хеттов Хаттушилем III и египетским фараоном Рамсесом II, заключенный во втором тысячелетии до нашей эры. В более позднее время подобная договорная практика сложилась между Древней Русью и Византией. В течение столетий в этот процесс вовлекались все большее количество государств, среди которых Россия занимала не последнее место. К началу XIX века Россия имела определенный опыт заключения двусторонних договоров, в основном о выдаче преступников. Однако наибольшее развитие договорная практика получила в XIX веке.

Диссертант делает вывод, что на формирование правовой и организационной основы сотрудничества государств в борьбе с преступностью до ХХ века серьезное влияние оказывала внутриполитическая и международная обстановка. Международные договоры первоначально регламентировали борьбу с политическими преступниками и закрепляли их взаимную выдачу. Однако европейские страны неохотно шли на выдачу политических преступников. В связи с этим Россия предприняла  активные дипломатические шаги по включению в международные соглашения положения о том, что преступники, покушавшиеся на жизнь монарха, не являются политическими. В 1893 году был принят дополнительный Протокол к Конвенции о взаимной выдаче преступников, заключенной между Россией и США в 1887 году. В соответствии с Протоколом, не считалось политическим преступлением посягательство на жизнь главы государства или членов его семьи.

Реформа российского судопроизводства середины XIX века позволила расширить круг общеуголовных деяний, включаемых в договоры России с другими государствами. Конвенции о непосредственных контактах между судебными учреждениями приграничных государств, заключенные по инициативе России (с Германией – в 1879 г., Австрией – в 1884 г., Румынией – 1894 г.), явились важным вкладом в развитие международно-договорной практики. Конец XIX века отмечен также первыми попытками объединения усилий государств в борьбе с терроризмом.

С середины 60-х годов XIX века до 1917 года по вопросам выдачи преступников Россией было заключено 25 договоров с 19 государствами. Анализ договоров позволяет диссертанту сделать вывод о том, что они характеризуются высоким уровнем юридической техники. Многие принципиальные положения, закрепленные в договорах России XIX века, а именно: о невыдаче собственных подданных; о предварительном аресте до получения требования о выдаче по дипломатическим каналам; о выдаче вещей, являвшихся средством преступления или добытых преступным путем, восприняты современным международным правом.

Политико-правовые и социальные основы межгосударственного сотрудничества в борьбе с преступностью являются необходимым условием реализации правоохранительной функции государства. Преступность в современном мире стала глобальной проблемой человечества. Для России международное сотрудничество – это не только политика, правовая установка, но и условие ее жизнеустройства и развития.

По мнению диссертанта, только так можно истолковывать содержащееся в преамбуле  Конституции РФ 1993 года положение о том, что многонациональный народ Российской Федерации сознает себя частью мирового сообщества. Что касается международного сотрудничества в борьбе с преступностью, отношение российского государства к этому закреплено как в законах, так и политико-правовых документах России, которые определяют государственную стратегию борьбы с преступностью.

Анализ материалов о преступлениях, носящих не только международный, но и национальный, внутригосударственный характер, позволяет диссертанту сделать вывод, что все они так или иначе посягают на общечеловеческие ценности, защита которых гарантируется на самом высоком уровне – Всеобщей декларацией прав человека и Международными пактами о правах. Эти ценности представляют непосредственный и законный интерес для всех государств и не относятся к числу исключительно внутренних дел соответствующего государства. И это является одним из главных детерминантов международного сотрудничества в борьбе с преступностью.

На современном этапе чрезвычайно актуальна задача выявления и устранения социальных причин, порождающих террористические и другие преступные деяния. Это предполагает наращивание усилий по ликвидации коррупции, чиновничьего беспредела, нищеты, безработицы, неграмотности, правового нигилизма, бескультурья, нарушений прав человека и других нездоровых явлений. Их искоренение во многом зависит от содержания и масштабов социальных программ, осуществляемых государством и поддерживаемых обществом.

Диссертант обращает внимание на то, что терроризм и организованные преступления часто находят себе благодатную почву в условиях, где плохо организована антикриминальная профилактика, слабо действуют существующие законы и нарушаются права человека. Неслучайно в Каракасской Декларации, принятой на VI Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1980 году, была обоснована необходимость широкого подхода, учитывающего улучшение социальных условий и повышение качества жизни во всем мире. Отмечено, что меры, направленные  на предупреждение преступности, должны обязательно учитывать социальные, культурные, политические и экономические условия, существующие в каждой стране7.

Диссертант отмечает, что сотрудничество государств в борьбе с преступлениями, в том числе носящими международный характер, обусловлено самой сутью этих преступлений, посягающих на общечеловеческие ценности, подрывающих фундаментальные основы государственности, препятствующих социальным преобразованиям в обществе.

Преступлениями международного характера (их также называют конвенционными) являются те правонарушения индивидов или группы лиц, которые посягают не только на национальный, но и на международный правопорядок, представляя общественную опасность для двух или нескольких государств мира. Они совершаются вне связи с той или иной государственной политикой. Преступления международного характера в большинстве случаев очень близки к общеуголовным преступлениям. Принципиальным отличием является наличие «иностранного элемента».

Перечень преступлений международного характера в юридической литературе в основном сложился, хотя рост преступности заставляет постоянно его пополнять. Основанием для отнесения того или иного деяния к категории преступлений международного характера, как правило, выступают: 1) общественная опасность деяния, посягающего на международные отношения, на международный правопорядок; 2) объект преступного посягательства; 3) наличие специальной международной конвенции о борьбе с таким деянием либо включение в международный договор более широкого назначения специальных положений подобного содержания8.

Диссертант считает, что с учетом современного уровня развития преступности возможно условное выделение следующих основных групп и видов преступлений международного характера:

1. Преступление, подрывающее основы нормальных международных отношений – международный терроризм – включающий в себя: 

  • незаконный захват воздушных судов и другие незаконные акты против безопасности гражданской авиации;
  • преступления против лиц, пользующихся международной защитой;
  • захват заложников;
  • хищение ядерного материала;
  • морской терроризм;
  • бомбовый терроризм;
  • ядерный терроризм и др.

2. Преступления, наносящие ущерб экономическому, социальному и культурному развитию государств:

  • фальшивомонетничество;
  • незаконные операции с наркотическими средствами и психотропными веществами;
  • незаконные финансовые операции, включающие подделку ценных бумаг и легализацию преступных доходов;
  • компьютерные преступления;
  • контрабанда;
  • незаконный ввоз мигрантов;
  • посягательства на национально-культурное достояние народов.

3. Посягательства на личные права и свободу человека:

  • рабство, работорговля и другие формы торговли людьми;
  • эксплуатация проституции третьими лицами;
  • торговля человеческими органами для пересадки;
  • распространение порнографии;
  • пытки и др.

4. Преступления, совершаемые на море:

  • пиратство (морской разбой);
  • разрыв или повреждение подводного кабеля или трубопровода;
  • незаконные акты против безопасности морского судоходства;
  • загрязнение моря вредными веществами;
  • нарушения правового режима континентального шельфа;
  • нарушение правил морских промыслов и др.

Сотрудничество государств в сфере борьбы с международной преступностью осуществляется с использованием двух механизмов: договорно-правового, или конвенционного (суть его состоит в заключении специальных соглашений, посвященных регламентации определенной области отношений) и институционного (сотрудничество государств в рамках международных организаций). Именно в договорах закреплены направления и формы сотрудничества государств в сфере борьбы с преступностью. В юридической литературе сложились различные точки зрения на то, что понимать под направлением сотрудничества. Л.Н. Галенская в своей работе «Международная борьба с преступностью» выделила следующие направления:

1) признание опасности для сообщества государств определенных уголовных деяний и необходимости применения совместных мер для их пресечения (опасность деяний должна быть зафиксирована в многосторонних соглашениях);

2) оказание помощи в деле розыска скрывающихся на чужой территории правонарушителей и передачи их заинтересованному государству;

3) помощь в деле получения необходимых материалов по уголовному делу;

4) изучение проблем преступности и борьбы с ней, вопросов пенитенциарной системы;

5) оказание практической помощи отдельным государствам в разрешении проблем преступности, изучении этих проблем;

6) обмен информацией9.

В конце XX – начале XXI столетия понятие «направление сотрудничества»  детализируется. Сегодня сотрудничество в борьбе с преступностью рассматривается как путь развития, как определенная тенденция в этом развитии. Некоторыми учеными направления сотрудничества выделяются в зависимости от содержания (круга вопросов) или с учетом характера преступности. При анализе транснациональной преступности авторы исходят из опасности и распространенности того или иного преступления10.

Направления сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера, по мнению диссертанта, в каждый конкретный исторический период определялись исходя из задач, стоящих перед правоохранительными органами государств. Задачи менялись в зависимости от опасности тех или иных преступлений, от социально-экономических условий, сложившихся в государстве, от политических приоритетов. Соответственно и критерии формирования направлений в каждом конкретном случае различны. 

Что касается форм сотрудничества, то они также не остаются неизменными, но обладают большей стабильностью. Выделяются две основные формы сотрудничества государств: на основе международных соглашений и с использованием международных органов и организаций. В настоящий момент перечень форм сотрудничества государств в борьбе с международной преступностью также расширился.

Анализ сложившихся на практике форм сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера и их теоретическое обоснование позволяет констатировать, что наиболее актуальными в конце XX – начале XXI столетия являются следующие:

а) взаимодействие в органах и комиссиях ООН, международных и региональных организациях;

б) заключение договоров о борьбе с преступлениями международного характера;

в) совместные меры по пресечению преступных действий и привлечению виновных к ответственности;

г) правовая помощь по уголовным делам;

д) создание совместных следственно-оперативных и оперативно-розыскных групп;

е) совместная разработка унифицированных нормативно-правовых актов, регламентирующих сотрудничество государств в данной сфере;

ж) проведение совместных организационных и научно-практических мероприятий для обсуждения проблем международного сотрудничества в предупреждении преступности, борьбе с ней и при обращении с правонарушителями;

з) проведение совместной антитеррористической деятельности, включающей предотвращение, пресечение и расследование террористического акта, а также многогранную подготовку групп антитеррора;

и) создание межгосударственных центров по подготовке кадров, предоставлению экспертных услуг и межгосударственных информационных банков.

Во второй главе «Этапы развития договорно-правового механизма сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера в ХХ начале XXI столетия» дается хронологический историко-правовой анализ развития и современного состояния сотрудничества государств в исследуемой области.

Сотрудничество государств в борьбе с преступлениями международного характера на первом этапе (начало ХХ века – 1945 год) осуществлялось на основе двусторонних договоров. За период с 1900 по 1917 годы мировому сообществу удалось заложить договорно-правовую основу сотрудничества государств  в борьбе с преступлениями международного характера. Изучение международных договоров позволило диссертанту
прийти к выводу, что Российская империя приняла в этом процессе самое активное участие. Характерно, что ядром международно-правового массива являлись двусторонние конвенции о выдаче, которые создали детально проработанную правовую основу сотрудничества России с другими государствами в вопросах экстрадиции. Так, по договору с Японией 1911 года, лицо не выдавалось третьему государству за иные преступления, совершенные до выдачи. Разрешался транзит преступников через территорию договаривающихся сторон из других держав. По Конвенции об упорядочении выдачи подсудимых, обвиненных и осужденных, заключенной с Болгарией в 1911 году стороны обязались обеспечить личную явку свидетеля по уголовному делу. При этом гарантировалась защита свидетеля и сохранение его статуса. Конвенция предусматривала обмен информацией о приговорах в отношении подданных двух государств.

Серьезность подходов России к этой проблеме проявилась в принятии специального закона о выдаче 1911 года, который по уровню регламентации экстрадиционной деятельности государства соответствует нормам современного международного права. По закону предусматривалась выдача и лиц, обвиняемых в покушении или в соучастии в преступлении. Особо оговаривалось, что в отсутствии договора выдача сможет осуществляться и на основе взаимности. По мнению диссертанта, это демонстрировало стремление России к установлению доброжелательных межгосударственных отношений, обеспечивающих успешную борьбу с преступностью.

Известные дореволюционные юристы (Ф.Ф. Мартенс, Д.П. Никольский, Н.С. Таганцев и др.) внесли серьезный вклад в исследование проблем выдачи. Так, Н.С. Таганцев считал, что «выдача есть такой же юридический институт, в котором проявляется карательная правоохрана государством юридических благ, как и суд за преступные деяния; в этом смысле выдача есть дополнение права суда»11. Теоретическому и практическому решению проблем экстрадиции способствовало и то, что в начале ХХ века Россия поддерживала договорные отношения и отношения на уровне дипломатических контактов в этой сфере со многими государствами Европы, Северной и Южной Америки и Дальнего Востока.

Результаты борьбы с преступностью, достигнутые с 1917 по 1945 годы, выглядят значительно скромнее на фоне предыдущего периода. По мнению автора, участие нашего государства в международном сотрудничестве по борьбе с преступностью во многом определялось внутренней и международной общественно-политической ситуацией того времени. Это было вызвано тем, что Советская Россия была принципиально новым государством, по своей классовой сути – антагонистом всех остальных государств. В связи с этим международное сотрудничество по борьбе с преступлениями международного характера в этот период носило ограниченный характер. Институт экстрадиции не получил абсолютно никакого развития, а международные связи в сфере оказания правовой помощи по уголовным делам были прерваны. Однако, по мнению диссертанта, это не означает, что Советский Союз полностью игнорировал международное сотрудничество в борьбе с преступностью. Усилия, предпринимаемые СССР по созданию системы коллективной безопасности, преследовали цель предотвратить Вторую мировую войну, а затем приступить к решению других социальных проблем, в том числе и проблем преступности.

В ходе первого этапа при участии Российской Империи и СССР также был заключен ряд деклараций, многосторонних соглашений по борьбе с различными видами преступлений международного характера. Некоторые из них были приняты под эгидой Лиги Наций. В 1937 году 24 государства подписали Конвенцию о предупреждении и пресечении терроризма. К сожалению, в силу она не вступила. На уровне проекта  осталась и Конвенция по борьбе с торгом женщинами. Многосторонние соглашения в целом серьезного влияния на процесс сотрудничества государств в борьбе с преступностью не оказали, в первую очередь, из-за сложной международной обстановки, вызванной двумя мировыми войнами.

Второй этап сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера ознаменовался формированием и развитием договорно-правового механизма и совпал с эпохой «холодной войны» и распада СССР (1945–1991 годы). Он прошел под влиянием ряда факторов, содержание которых во многом зависело от международной обстановки того времени. Определяющим фактором послевоенного сотрудничества государств в борьбе с преступностью стало создание ООН. Рассматриваемый период стал временем формирования современного международного права, развития его важнейших институтов и отраслей. Сама жизнь требовала международного сотрудничества, ибо это было вызвано необходимостью борьбы с преступлениями международного характера, посягающими на интересы нескольких или многих государств или всего мирового сообщества.

В конце 50-х годов СССР  заключил нескольких договоров о правовой помощи по гражданским, семейным, и уголовным делам со странами социалистического содружества: Корейской Народной Демократической Республикой, Польской Народной Республикой и Чехословацкой Социалистической Республикой – в 1957 году, а также с Народной Республикой Албанией, Румынской Народной Республикой и Венгерской Народной Республикой – в 1958 году.

Вместе с тем, серьезным фактором, влияющим на сотрудничество государств, явилась «холодная война». Мир поделился на противостоящие военно-политические блоки, и  сотрудничество государств шло, в основном, в их рамках. Не способствовали взаимному сотрудничеству социалистических и капиталистических стран Берлинский кризис 1961 года и Карибский 1962 года.

В 60-е годы XX века в качестве первоочередных угроз, требовавших объединения усилий многих стран мира, рассматривались преступления против гражданской авиации; против лиц, пользующихся международной защитой; захват заложников. Международно-правовые нормы регламентировали в этот период борьбу с вышеуказанными преступлениями. Были приняты Токийская конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов 1963 года, Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года, Монреальская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации 1971 года и Конвенция ООН о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов 1973 года. По мнению диссертанта, именно в ходе второго этапа начинается создание единой системы борьбы с преступностью, в том числе и международной.

Эскалация международного терроризма привела к созданию в 1973 году при ООН Специального комитета по международному терроризму. Были заключены 8 универсальных конвенций, 2 протокола к ним и 3 региональные конвенции, посвященные борьбе с воздушным, наземным и морским терроризмом. После мюнхенских событий 1972 года, когда члены экстремистской организации «Черный сентябрь» захватили олимпийскую команду Израиля, а неудачная операция по ее освобождению привела к большим жертвам, ФРГ выступила с инициативой разработки Конвенции о борьбе с захватом заложников. ООН поддержала эту инициативу, и 17 декабря 1979 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Международную конвенцию о борьбе с захватом заложников. 

Диссертант считает, что рост терроризма в этот период потребовал от государств изменения внешней и внутренней политики, важной составляющей которых стало межгосударственное сотрудничество в борьбе с преступлениями международного характера. В этой связи были осуществлены изменения в национальном законодательстве большинства стран мира. Так, выполняя свои международно-правовые обязательства, СССР, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 июля 1987 года, дополнил Уголовный кодекс РСФСР статьей 1261 «Захват заложников». Текст статьи по содержанию точно совпадал с текстом статьи Конвенции о борьбе с захватом заложников.

Многие государства создали специальные антитеррористические подразделения. В 1974 году в СССР в структуре Комитета государственной безопасности была создана группа антитеррора «Альфа». В США аналогичная группа – «Дельта», в ФРГ – ГСГ-9, в Австрии – «Кобра».

Основой для налаживания более тесных контактов между правоохранительными органами государств стала Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1984 года «О недопустимости политики государственного терроризма и любых действий государств, направленных на подрыв общественно-политического строя в других суверенных государствах»12. Она отвергла все концепции, оправдывающие факты международного терроризма.

Серьезной угрозой для человечества стал незаконный оборот наркотиков. Международное сотрудничество государств по борьбе с этим видом преступлений международного характера в эти годы осуществлялось на основе Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года  с Протоколом 1972 года; Конвенции о психотропных веществах 1971 года; Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года. При ООН был создан ряд органов по координации борьбы с этими преступлениями во главе с Комиссией ООН по наркотическим средствам.

Характерным явлением 70–80-х годов XX века  стало формирование во многих государствах организованной преступности, в первую очередь, на основе незаконного оборота наркотиков. Неслучайно в ходе заключения Конвенции ООН 1988 года было принято решение о мерах по выявлению и пресечению деятельности, связанной с отмыванием денег, и нанесению тем самым наиболее ощутимого ущерба торговцам наркотиками.

Изменения, произошедшие в социалистических странах и распад СССР на заключительной стадии второго этапа спровоцировали рост общеуголовной преступности, формирование транснациональной организованной преступности. Впервые на международном уровне эта проблема была обсуждена в 1975 году на V Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Было признано, что преступность в сфере международного бизнеса представляет собой более серьезную угрозу, чем традиционные формы преступности.

По мнению диссертанта, конец данного этапа характеризовался недооценкой многими государствами опасности, исходящей от транснациональной организованной преступности. Так, на дополнительный вопросник к Четвертому обзору общей преступности, разосланный ООН 193 государствам и посвященный транснациональной преступной деятельности в период с 1988 по 1990 годы, ответили лишь 50 стран.

Осуществление взаимной правовой помощи стало важным направлением сотрудничества государств на этом этапе. Однако диссертант отмечает, что экстрадиционные соглашения заключались преимущественно по блоковой системе. К Европейским конвенциям о выдаче 1957 года и о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 года Российская Федерация присоединилась лишь 7 ноября 1996 года. Социалистические страны в 1978 году, а страны Запада – в 1983 году заключили многосторонние конвенции, регламентирующие передачу лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются.

Третий этап сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера (1991–2006 годы) характеризуется более тесным взаимодействием в рамках системы ООН. Это вызвано тем, что конец XX – начало XXI веков ознаменовались новыми вызовами: ростом бомбового терроризма, увеличением финансовой подпитки террористической деятельности. Практически все виды преступлений международного характера, появившиеся в середине ХХ века, получили свое дальнейшее развитие. Появились новые виды преступлений, такие как киберпреступность, похищение людей для трансплантации органов, изготовление радиологического оружия, называемого «грязной бомбой», и др.

Однако в современных условиях сложилась общественно-политическая ситуация, способствующая тесному сотрудничеству государств в борьбе с международной преступностью. Это объясняется тем, что бывшие социалистические страны перешли на путь рыночной экономики и идеологического плюрализма. Принятие Конституции Российской Федерации 1993 года, провозгласившей приоритет общечеловеческих ценностей, верховенство закона, обеспечение прав человека, сняло проблему идеологического  противостояния. В то же время, международная преступность, в особенности ее организованная часть и терроризм, стали представлять угрозу для большинства стран вне зависимости от уровня их социально-экономического развития.

Государственная стратегия борьбы с международной преступностью была обозначена в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ 17 декабря 1997 года. В качестве основы широкого спектра внутренних и внешних угроз национальной безопасности страны концепция, в частности, называет: рост организованной преступности и увеличение масштабов терроризма. Исходя из этих задач, стало совершенствоваться внутреннее законодательство, и активизировалась деятельность государства на международной арене. В 1998 году был принят закон «О борьбе с терроризмом», который заложил основы организации борьбы с терроризмом.

По мнению диссертанта, мировое сообщество осознало степень угрозы, исходящей от международной преступности и в 1997 году была принята Международная конвенция по борьбе с бомбовым терроризмом, а в 1999 году – Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма. В 1997 году Россия представила ООН проект Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма.

Осложняет борьбу с международным терроризмом отсутствие его определения на уровне международно-правового акта. В течение длительного периода в рамках ООН ведется работа по подготовке всеобъемлющей конвенции по борьбе с терроризмом. В 2000 году Индия представила «Проект всеобъемлющей конвенции по международному терроризму» с тремя приложениями, регламентирующими исключения в отношении политических преступлений, процедуры представления взаимной юридической помощи и выдачи преступников13. Однако проект не был принят.

После трагических событий 11 сентября 2001 года, в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 1373 был учрежден Контртеррористический комитет СБ ООН, намечен комплекс мер по борьбе с терроризмом, особенно по пресечению его финансовой поддержки. В последующих резолюциях ООН призвала все государства присоединиться к 12 универсальным антитеррористическим конвенциям, а также принять Всеобъемлющую конвенцию против международного терроризма и международную конвенцию о борьбе с актами ядерного терроризма. Последняя конвенция была принята в 2005 году на основе российского проекта.

Активизация террористической деятельности ускорила деятельность ООН по созданию глобальной стратегии борьбы с терроризмом. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан в ходе Международной встречи на высшем уровне по вопросам демократии, терроризма и безопасности, состоявшейся в марте 2005 года в Мадриде, изложил пять ее основных элементов: разубеждение, сдерживание, отказ, развитие и защита прав человека.

Террористические акты, совершенные в Великобритании, Испании привели к принятию Советом Европы 16 мая 2005 года Конвенции о предупреждении терроризма.

Системный характер приобрела борьба с терроризмом и другими криминальными вызовами современности и в Юго-Восточной Азии. Она стала осуществляться на основе межрегионального плана, предусматривающего замораживание террористических активов; внедрение международных стандартов борьбы с этим видом преступления; международное сотрудничество в сфере обмена информацией; создание органов  финансовой разведки и региональных органов по борьбе с отмыванием денег, аналогичных ФАТФ; активное техническое межгосударственное сотрудничество. В короткие сроки в Куала-Лумпуре был создан Региональный антитеррористический центр.

Российская Федерация в этот период предприняла самые активные усилия по совершенствованию собственного законодательства, касающегося борьбы с терроризмом. 15 февраля 2006 года был подписан Указ Президента РФ «О мерах по противодействию терроризму», утвердивший Положение о Национальном антитеррористическом комитете14. 6 марта 2006 года вступил в силу Федеральный закон «О противодействии терроризму»15.

Ратификация Россией 19 мая 2006 года европейской Конвенции о предупреждении терроризма потребовала приведения действующего законодательства в соответствие с потребностями современного этапа борьбы с терроризмом, что и было сделано принятием Федерального закона РФ от  27 июля 2006 года № 153-ФЗ О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму»16.

Серьезной проблемой конца ХХ – начала XXI века стал незаконный оборот наркотиков. В середине 90-х годов ХХ века Китай, Лаос, Мьянма, Таиланд, Камбоджа и Вьетнам приняли план субрегиональных действий по борьбе с наркотиками. В рамках его реализации к началу 2000 года осуществлялось 12 проектов, 6 из которых включали правоохранительные инициативы.

Захват власти в Афганистане движением «Талибан» создал феномен афганской «опиумной экономики». Анализ усилий, предпринимаемых Ираном, Пакистаном, Турцией и Афганистаном, позволяет диссертанту сделать вывод, что в отличие от государств Юго-Восточной Азии, эти страны делают упор на собственные силы и мероприятия внутригосударственного характера, а не на международное сотрудничество. Данное обстоятельство во многом обусловлено политическими факторами.

Россия активизировала международное сотрудничество в борьбе с наркопотоками, идущими из Афганистана. Диссертант считает, что роль России в международном сотрудничестве по борьбе с наркоугрозой в начале XXI столетия существенно возросла. Одним из примеров, подтверждающих этот факт, является признание в мире авторитета Международного межведомственного центра по подготовке сотрудников подразделений  по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, созданного на базе Всероссийского института повышения квалификации МВД России.

В 90-е годы ХХ века государства мира усилили борьбу с экономическими и финансовыми преступлениями. Совет Европы принял Конвенцию об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности в 1990 году. Она была ратифицирована Россией в мае 2001 года, ее положения нашли отражение в Федеральном законе «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», принятом в том же году.

Однако, по мнению диссертанта, замена конфискации штрафом в УК РФ в декабре 2003 года поставила Россию в сложное положение: во-первых, Россия предстала государством, внутреннее законодательство которого противоречит его международно-правовым обязательствам; во-вторых, это исключило возможность возращения в национальную экономику преступно нажитых денежных средств и иного имущества.

В июле 2006 года институт конфискации был восстановлен в Уголовном кодексе РФ. В данном случае необходимо учитывать тот факт, что в 2005 году ЭКОСОС принял Типовое двустороннее соглашение о совместном использовании конфискованных доходов от преступлений или имущества, на которое распространяется действие Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 года и Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года17. Диссертант делает вывод, что в настоящий момент созданы основы возвращения конфискованных доходов от преступлений или имущества России для предоставления компенсации потерпевшим от преступления или возвращения доходов или имущества их законным собственникам.

В конце ХХ – начале XXI столетия криминальная активность в информационной сфере приобрела масштабы глобальной угрозы. По данным Главного информационно-аналитического центра МВД России, в 2003 году только в нашей стране было совершено 12 334 преступления, предметом или средством совершения которых стала компьютерная информация. МВД России в короткие сроки  удалось создать подразделение, осуществляющее успешную борьбу с киберпреступностью. Оно действует в тесном сотрудничестве с правоохранительными структурами других государств мира.

В 2001 году была принята  Конвенция Совета Европы по борьбе с киберпреступностью. Диссертант отмечает, что данная конвенция и Конвенция ООН  против транснациональной организованной преступности воспринимаются ООН как достаточная международно-правовая база для сотрудничества всех государств мира в борьбе с преступлениями международного характера18.

Транснациональная организованная преступность в последние десятилетия ХХ века стала создавать реальную угрозу государственности. Проблемы борьбы с ней были рассмотрены на Всемирной конференции на уровне министров в 1994 году в Неаполе. Были приняты Неапольская политическая декларация и Глобальный план действий против организованной транснациональной преступности. По мнению диссертанта, серьезным достижением конференции явилась постановка проблемы признания уголовной ответственности юридических лиц, входящих в структуру организованной преступности.

Этапным можно считать заключение целевых межправительственных соглашений по борьбе с организованными формами преступности. В 1997 году Правительством России были заключены соглашения с Правительством Венгерской Республики и с Правительством Великобритании.

Конвенция ООН  против транснациональной организованной преступности, принятая представителями 130 государств мира в 2000 году, стала логическим завершением определенного этапа сотрудничества государств в этой сфере.

По мнению диссертанта, активное участие России в формировании международно-правовой и региональной базы сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера предполагает и совершенствование работы по имплементации норм международного права в национальное законодательство.

Правовая помощь в конце ХХ – начале XXI веков развивалась под знаком обеспечения и защиты прав человека. Несмотря на расширение контактов в этой сфере и увеличение количества лиц, выданных государствами друг другу, экстрадиция остается наиболее сложным видом правовой помощи. Диссертант обосновывает необходимость регламентирования выдачи путем принятия федерального закона Российской Федерации «О выдаче (экстрадиции) лица для уголовного преследования или исполнения приговора, или лица, осужденного к лишению свободы для отбывания наказания в стране, гражданином которой он является».

Диссертант считает, что принятие всеобщей конвенции ООН о выдаче позволит право государства на выдачу перевести в разряд его международно-правового обязательства.

По мнению диссертанта, сложившаяся практика заключения универсальных конвенций, типовых договоров, принятие Римского статута Международного уголовного суда в 1998 году заложило реальные условия для создания на основе существующих международно-правовых документов комплексной нормативной базы по борьбе с преступлениями международного характера. В свою очередь, это потребует от государств унификации национальной нормативно-правовой базы, разработки единых критериев квалификации преступлений, приведет к расширению сфер международного сотрудничества и появлению принципиально новых международных механизмов, имеющих наднациональный характер.

Как считает автор, мировое сообщество идет к созданию всеобъемлющей системы борьбы с преступностью, включающей главные органы ООН, его специализированные учреждения и международные организации, а также международные региональные организации по борьбе с преступностью, международные и национальные судебные системы, правоохранительные органы государств.

В третьей главе «Эволюция международного сотрудничества по борьбе с преступлениями международного характера в рамках ООН (19452006 годы)» рассматривается развитие этой важнейшей международной организации и ее участие в координации международного сотрудничества в борьбе с преступностью. Ведущая роль в этом процессе отводиться конгрессам ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, созываемым раз в пять лет с 1955 года. Диссертант полагает, что именно деятельность конгрессов положила начало созданию всеобъемлющей системы борьбы с преступностью. Первые конгрессы в качестве задачи ставили разработку тех или иных международно-правовых документов, регламентирующих сотрудничество государств в сфере правоохранительной деятельности. Так, уже на I Конгрессе были приняты Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, которые в настоящий момент признаны всеми государствами мира в качестве нормативной основы осуществления наказания в виде лишения свободы.

В последующем стали вырабатываться прогнозные оценки, меры по внедрению тех или иных стандартов в правоприменительную деятельность, началась работа по выяснению причин и условий развития преступности. Так, на III Конгрессе было обращено внимание на зависимость уровня преступности от экономического и социального развития страны.

Решения VI–IX Конгрессов ООН характеризуются принятием соответствующих деклараций, программ действий, типовых документов охватывающих различные сферы правоприменительной деятельности. Так, на VI Конгрессе ООН прозвучал призыв осуществлять предупреждение преступности и уголовное правосудие в контексте нового международного экономического порядка. Отмечалась необходимость развития научных исследований в области борьбы с преступностью, с учетом условий и первоочередных задач каждой страны или региона.

Миланский план действий, принятый на VII Конгрессе ООН  намечал конкретные меры по борьбе с преступностью в международном масштабе. В частности предполагалась  активизация сотрудничества на двусторонней и многосторонней основе, уделение первоочередного внимания борьбе с терроризмом во всех его формах, включая при необходимости скоординированные и согласованные действия международного сообщества.

По мнению диссертанта, Миланский план заложил основы выравнивания возможностей государств в борьбе с преступностью, т.к. рекомендовал ООН наращивать усилия в области развития технического сотрудничества с развивающимися странами на основе поступающих от них запросов.

VIII Конгресс, темой которого стало «Международное сотрудничество в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в XXI веке», принял значительное количество документов, которые должны были обеспечить сотрудничество государств в борьбе с преступностью в XXI веке. Среди них: Рекомендации относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития; Руководящие принципы для предупреждения организованной преступности и борьбы с ней; Меры по борьбе с международным терроризмом; Типовой договор о выдаче; Типовой договор о взаимной помощи в области уголовного правосудия; Типовой договор о передаче уголовного судопроизводства; Типовой договор о передаче надзора за правонарушителями, которые были условно осуждены или условно освобождены.

Решения вышеназванных конгрессов стали основой развития как международного, так и национального уголовного законодательства.

По мнению диссертанта, X и XI Конгрессы ознаменовали собой начало нового этапа развития сотрудничества государств в условиях ХХI века. Они отметили, что всеобъемлющие стратегии предупреждения преступности на международном, национальном, региональном и местном уровнях должны затрагивать коренные причины и факторы риска, связанные с преступностью. Принципиально важной является постановка конгрессами задач по реализации всего потенциала ранее принятых универсальных антитеррористических конвенций и принятию всеобщих конвенций о взаимной правовой помощи и выдаче.

Вошло в практику проведение в рамках конгресса семинаров-практикумов по актуальным вопросам борьбы с преступностью. Диссертант обращает внимание на тот факт, что XI Конгресс поддержал глобальную стратегию ООН по борьбе с терроризмом.

В период с 1948 по 1970 годы выработка рекомендаций в области борьбы с преступностью осуществлялась специальным Консультативным комитетом экспертов. Реализация Программы ООН по борьбе с преступностью привела к учреждению в 1971 году Комитета по предупреждению преступности и борьбе с ней. На него была возложена функция подготовки Конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями.

В ходе широкого Совещания в 1991 году с участием 107 делегаций была утверждена Декларация принципов и Программа действий Программы ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию. Реализация этих документов потребовала создания специального межправительственного органа в рамках ООН. Им стала Комиссия ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, которая была учреждена ЭКОСОС по резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 46/152 от 18 декабря 1991 года19.

Комиссия начала разработку руководящих принципов для ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия, подготовку конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и стала контролировать осуществление  Программы.

Комиссия сумела создать систему анализа выполнения государствами-членами стандартов ООН в сфере борьбы с преступностью. По мнению диссертанта, это позволило иметь объективную картину состояния правоохранительной системы в мире и корректировать ее развитие в целях обеспечения прав человека и проведения единой согласованной политики в области борьбы с преступностью.

В ходе каждой сессии комиссия рассматривает ряд постоянных вопросов, таких как обзор долгосрочных мероприятий, техническая помощь по обеспечению выполнения Программы, и помощь правительствам.

По мнению диссертанта, значимым является тот факт, что на сессиях Комиссии регулярно рассматриваются вопросы, имеющие принципиальное значение для выравнивания возможностей развитых и развивающихся стран, а также стран, находящихся на переходном этапе.

В последние десятилетия Комиссия систематически исследует новые тенденции в области транснациональной, организованной и экономической преступности, включая отмывание денег. Ею был сделан вывод о том, что усложнение характера организованной и транснациональной преступности требует принципиально нового подхода к вопросам международного сотрудничества.

Очень важно, считает диссертант, что Комиссия обеспечивает научную проработку проблем борьбы с преступностью при помощи институтов, входящих в сеть Программы ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия (Межрегиональный научно-исследовательский институт ООН, Азиатский и дальневосточный институт, Латиноамериканский институт, Европейский институт и др.).

Диссертант обращает внимание, что информационно-методическое обеспечение является объективным условием  борьбы с международной преступностью. Его элементы зародились еще в начале XX века. Коренным образом изменилась ситуация после создания ООН. Организационно-правовые формы информационно-методического обеспечения борьбы с преступлениями международного характера стали складываться на трех уровнях: универсальном (в рамках ООН), региональном и в рамках каждого отдельно взятого государства. Поэтому диссертант уделил внимание проблеме реализации информационно-методического обеспечения на всех трех уровнях.

ООН решает эту проблему при помощи ряда своих органов и учреждений. Так, ЭКОСОС создал Целевую группу по информационно-коммуникационным технологиям. Информационной деятельностью занимается и Управление ООН по наркотикам и преступности (ЮНОДК), учрежденное в 1997 году. Решением Генерального секретаря ООН была учреждена должность научного советника при Генеральном секретаре ООН, в чьи обязанности входит внесение стратегических перспективных научных рекомендаций по вопросам политики, работа по мобилизации научно-технического потенциала системы ООН и широкого круга научных учреждений и учебных заведений.

Генеральная Ассамблея ООН в рамках пункта повестки дня под общим названием «Роль науки и техники в контексте международной безопасности, разоружения и других, связанных с этим областей» с 1998 года по инициативе России проводит обсуждение вопросов информационной безопасности.

Деятельность Комиссии ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию можно с полным основанием считать одной из составляющих информационно-методического обеспечения борьбы с преступностью в мировом масштабе.

В деятельности ООН по информационно-методическому обеспечению борьбы с преступностью активную роль играют ее информационные центры, службы и представительства. Так, в числе регулярных получателей информационных материалов и документов Информцентра в Москве – более 200 российских государственных организаций.

Договорный механизм сотрудничества, сложившийся в XX веке после создания ООН, позволил в полной мере использовать возможности договоров как универсального, так многостороннего и двустороннего формата для информационно-методического обеспечения борьбы с преступлениями международного характера. Большинство конвенций содержат статьи, предусматривающие информационное и методическое обеспечение их реализации.

На региональном уровне, в рамках Совета Европы, Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), Регионального форума АСЕАН, Содружества Независимых Государств информационно-методическое обеспечение борьбы с международной преступностью также базируется на прочной нормативно-правовой основе.

По мнению диссертанта, информационная составляющая российской правоохранительной системы в конце ХХ века объективно уступала аналогичной составляющей правоохранительных  систем западных государств. Однако в начале XXI столетия наметились положительные сдвиги. 9 сентября 2000 года принята Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. В 2005 году завершился первый этап создания Единой информационно-телекоммуникационной системы органов внутренних дел (ЕИТКС ОВД).

В настоящее время в рамках единой информационной системы МВД используются централизованные оперативно-справочные, розыскные и криминалистические учеты федерального уровня. В частности, это позволяет обмениваться информацией с ФБР США.

Сегодня правоохранительными органами России поддерживаются контакты с коллегами в большинстве стран мира. МВД России, как орган представляющий страну в Интерполе, обменивается информацией с 184 государствами мира. ФСБ России, по словам Директора ФСБ России Н.П. Патрушева, на многосторонней и двусторонней основе взаимодействует со спецслужбами 67 стран мира20. По оценке Министра иностранных дел России С.В. Лаврова, благодаря обмену опытом и информацией, в целом ряде случае удалось предотвратить подготовку и попытки совершения терактов.

Вместе с тем, на взгляд диссертанта, серьезными проблемами являются информационная разобщенность правоохранительных органов, а также компьютеризация государственных органов России на основе информационных систем иностранного производителя.

Диссертант полагает, что информационно-методическое обеспечение включает в себя продуманную политику по формированию соответствующего общественного мнения и мероприятия по противодействию использования информационных возможностей в преступных целях.

Современное информационно-методическое обеспечение борьбы с преступлениями международного характера сегодня должно включать в себя усилия ООН, международных и региональных организаций, государств мира, институтов гражданского общества. Оно должно быть направлено на быструю и конфиденциальную передачу информации правоохранительного характера, формирование законопослушного поведения граждан, создание социально-психологических условий противодействия преступности и на формирование у населения навыков действий в условиях чрезвычайных ситуаций, в том числе обусловленных преступлениями международного характера.

В четвертой главе «Развитие институтционного механизма сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера» дан структурно-функциональный анализ различных международных организаций, созданных государствами в целях борьбы с преступлениями  международного характера.

Одной из ведущих специализированных международных организаций по борьбе с преступностью является Международная комиссия уголовной полиции – Интерпол. Этот орган был создан по инициативе полицейских структур в 1923 году. На судьбе Организации в полной мере отразились катаклизмы мировой истории. Она была воссоздана лишь после окончания Второй мировой войны. Вторая половина 50-х годов оказалась периодом быстрого роста Интерпола, и в 1960 году его членами являлись 65 государств мира. Период «холодной войны» отразился и на участии стран социализма в деятельности Интерпола. Лишь с 70-х годов ХХ века в ее ряды стали вступать социалистические страны. СССР вступил в Интерпол в 1990 году, Россия стала его правопреемником в 1991 году.

В 1982 году Интерпол получил в ООН статус международной межправительственной организации. Сегодня он объединяет 184 страны.

Конец ХХ века ознаменовался некоторыми изменениями организационно-правовых основ деятельности и структуры Интерпола. 8 июля 1997 года было подписано Соглашение о сотрудничестве между ООН и Интерполом, определившее конкретные сферы совместной деятельности по борьбе с транснациональной и внутригосударственной преступностью. В структуре Генерального секретариата Интерпола было сформировано подразделение криминальной аналитической разведки. В последующем Интерпол предложил создать подразделения стратегического криминального анализа в полицейских структурах стран-участников.

С 1995 года Интерпол осуществляет  стратегию регионализации. Она предусматривает создание субрегиональных бюро на правах департаментов Генерального секретариата, находящихся вне штаб-квартиры и подчиняющихся Генеральному секретарю. Это было сделано в целях активизации регионального сотрудничества стран-участников, усиления материально-технического и финансового обеспечения этой деятельности.

Как отмечает диссертант, с конца ХХ века Интерпол стал осуществлять деятельность на более высоком техническом уровне. В настоящий момент внедрена новая система связи I–24/7 (Интерпол, 24 часа, 7 дней в неделю), обеспечивающая круглосуточный доступ стран – участниц к электронной базе данных Интерпола.

Отличительной особенностью Интерпола как международной организации является то, что в структуру его органов входят национальные центральные бюро государств-участников, являющиеся частью полицейской системы каждого государства – члена Интерпола. НЦБ Интерпола в России в соответствии с Указом Президента РФ от 30 июля 1996 года представляет всю совокупность правоохранительных и иных государственных органов России в контактах с Интерполом21. В короткий срок была создана межведомственная нормативно-правовая база по организации информационного обеспечения сотрудничества правоохранительных и иных государственных органов России по линии Интерпола. В период с 1997 по 2000 годы почти во всех субъектах Российской Федерации были созданы филиалы НЦБ Интерпола. По мнению диссертанта, это позволило повысить результативность работы российского НЦБ, т.к. филиалы стали необходимым звеном, обеспечивающим оперативное взаимодействие с органами внутренних дел.

По мнению диссертанта, усилению роли Интерпола в борьбе с преступностью способствовало бы:

1) усиление прогнозирующей роли Интерпола;

2) реформирование системы связей с общественностью с целью профилактики преступности международного характера;

3) более активное использование возможностей Генерального секретариата для стажировки сотрудников НЦБ стран-участников в целях повышения их профессионального уровня, в т.ч. для более продуктивного использования возможностей международного розыска; 

4) развитие института офицеров связи стран-участников Организации;

5) создание на пространстве бывшего СССР субрегионального бюро Интерпола.

Вызовы и угрозы XXI столетия требуют и обновления Устава Интерпола. В частности, статью 3 Устава Интерпола можно было бы дополнить следующим пунктом: «В отношении деяний, признанных ООН международным терроризмом, ссылки на их политический, религиозный или расовый характер недопустимы»; статью 32 – пунктом: «Национальное центральное бюро стран-участников имеет право проводить оперативно-розыскные мероприятия и розыск особо опасных преступников».

Объединительные тенденции в Европе в ХХ веке берут свое начало с 40-х годов. Диссертант отмечает, что международное сотрудничество правоохранительных органов европейских государств стало реально складываться в 70-е годы ХХ века. Начало было положено образованием в 1975 году особого координационного органа 12 западноевропейских государств, названного группой «TREVI».

Основы европейского сотрудничества по борьбе с преступлениями международного характера были заложены в процессе создания шенгенской системы, берущей начало с заключения Соглашения «О постепенной отмене проверок на общих границах» 1985 года.

После заключения Маастрихтского договора представители стран этой группы подписали в 1993 году Соглашение о создании Подразделения Европола по наркотикам. Конвенция о принципах работы и задачах  была заключена в 1995 году. На Европол возложены три группы функции в сфере борьбы с преступностью: информационное содействие государствам-членам в расследовании преступлений, научно-техническое содействие и координация работы национальных следственных органов.

Рост преступности в конце ХХ века потребовал более тесного сотрудничества правоохранительных органов стран Европы и государств, возникших на территории бывшего СССР. Диссертант считает, что серьезным шагом в осуществлении сотрудничества европейских государств по борьбе с преступностью международного характера в современных условиях явилось подписание 6 ноября 2003 года Соглашения о сотрудничестве между Российской Федерацией и Европолом. Но полноценное сотрудничество правоохранительных органов России с Европолом может строиться лишь после заключения специального оперативного соглашения. Договоренность России и Европола о проведении регулярных рабочих встреч и консультаций в рамках исполнения Соглашения, по мнению диссертанта, позволит повысить эффективность сотрудничества.

Актуализация конкретных видов преступлений, как считает диссертант, потребовала определения в качестве компетентных органов, участвующих в реализации Соглашения, МВД России (в качестве головного компетентного органа), ФСБ России, Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, Государственного таможенного комитета, Комитета по финансовому мониторингу.

В структуре НЦБ Интерпола в России создан Российский национальный контактный пункт (РНКП)  по взаимодействию с Европолом. Организационное объединение НЦБ Интерпола и РНКП чрезвычайно целесообразно, по крайней мере, на начальном этапе развития сотрудничества с Европолом.

По мнению диссертанта, серьезную роль в противодействии преступности в Европе играют и другие международные организации. Среди них можно упомянуть Финансовую комиссию по проблемам отмывания денег (ФАТФ) и Комитет экспертов по оценке мер по борьбе с отмыванием денег. Ведущее место занимает ФАТФ, учрежденная странами «семерки» в 1989 году. Ее деятельность осуществляется по четырем основным направлениям: проверка соблюдения рекомендаций ФАТФ его членами; обзор новых методов и технологий отмывания денег; обеспечение выполнения рекомендаций государствами – членами ФАТФ; сотрудничество с другими международными организациями.

По мнению диссертанта, сегодня в рамках Европейского Союза сложилась определенная система, позволяющая противостоять росту преступности в Европе. В качестве ее основных элементов автор выделяет:

– шенгенскую систему, обеспечивающую свободное перемещение законопослушных граждан государств-участников через общие границы и позволяющую поставить заслон международной преступности;

– Европол как орган, обеспечивающий сотрудничество между полицейскими силами, таможенными органами и другими компетентными органами по борьбе с преступностью;

– Евроюст как координатора сотрудничества между судебными органами государств-участников;

– международные организации правоохранительной направленности (ФАТФ, Комитет экспертов по оценке мер по борьбе с отмыванием денег и др.).

Диссертант считает сотрудничество правоохранительных органов России с соответствующими структурами Европейского Союза объективно необходимым и требующим серьезных решений на государственном уровне по обеспечению правовых, организационных, кадровых и материальных основ этой деятельности.

Вместе с тем, введение европейского ордера на арест необходимо рассматривать не только как проявление  нового уровня сотрудничества в рамках Евросоюза, но и как возможность создания условий для ограничения прав человека под видом борьбы с преступностью, в первую очередь, с терроризмом. Необходим анализ практики его применения и принятия соответствующих мер, ограничивающих его возможные отрицательные последствия.

Важную роль  в борьбе с преступлениями международного характера играют органы межгосударственного сотрудничества государств – участников СНГ.

Сотрудничество в борьбе с преступностью в рамках СНГ с самого начала строится на основе программирования и подкрепляется соответствующими организационными  мероприятиями. Первая Программа совместных мер по борьбе с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории Содружества на период до 1995 года была принята в 1993 году. В последующие годы подобные программы принимались регулярно. В современных условиях сотрудничество правоохранительных органов осуществляется на основе Концепции развития сотрудничества МВД государств – участников СНГ на период до 2010 года.

Были созданы органы координации сотрудничества правоохранительных структур государств – участников СНГ. Так, в 1993 году был создан межгосударственный орган – Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений, в 1996 году – Совет министров внутренних дел государств – участников Содружества, а в 2000 году – Антитеррористический центр государств СНГ. Регулярно проводятся совместные коллегии МВД стран Содружества.

Правовую основу этой деятельности составляют более 70 договоров о сотрудничестве в борьбе с преступностью, заключенных в рамках Содружества. По мнению диссертанта, это способствовало разработке единой стратегии по борьбе с преступностью, повышению эффективности розыска и задержания преступников, усилению антитеррористической деятельности в рамках Содружества.

Подтверждением тесного сотрудничества правоохранительных органов стран СНГ и проведения единой политики по борьбе с преступностью стали регулярно проводимые совместные комплексные оперативно-профилактические и специальные мероприятия, такие как «Розыск», «Пассажир», «Граница», «Транзит», «Янтарь», «Фальшивка», «Караван-авто», «Нелегал», «Канал». Диссертант считает, что Минская конвенция по оказанию содействия в оперативном сопровождении расследуемых уголовных дел и раскрытии преступлений, а также Инструкция о едином порядке осуществления межгосударственного розыска лиц подняла эту деятельность на более высокий уровень.

Диссертант отмечает, что серьезную основу борьбы с терроризмом заложили Договор о сотрудничестве в борьбе с терроризмом и Договор о порядке пребывания и взаимодействия сотрудников правоохранительных органов на территориях государств – участников СНГ 1999 года, а также Соглашение о сотрудничестве министерств внутренних дел в борьбе с терроризмом 2000 года.

Вместе с тем страны СНГ стали активнее использовать возможности, открываемые региональным сотрудничеством в борьбе с терроризмом. Так, Россия, Казахстан, Китай, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан создали Шанхайскую организацию сотрудничества и в 2001 году заключили Шанхайскую конвенцию о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Диссертант считает, что это позволило стабилизировать ситуацию в Центрально-Азиатском регионе.

Сложный процесс сотрудничества, по мнению диссертанта, требует многоаспектного подхода. Положительное влияние на сотрудничество правоохранительных органов государств – участников СНГ оказали бы более высокая гармонизация их законодательства в сфере борьбы с преступностью, совершенствование информационно-методического обеспечения борьбы с преступностью, тесное сотрудничество в подготовке кадров.

В заключении подведены краткие итоги исследования, сделаны обобщения и выводы. Они в совокупности позволяют комплексно оценить сотрудничество государств в борьбе с преступлениями международного характера в XX – начале XXI столетия, показать его современное состояние, тенденции и пути развития.

Полученные результаты убеждают в том, что успешно бороться с этим социальным злом можно только общими усилиями государств, при тесном и эффективном их сотрудничестве.

Делается вывод, что вызовы XXI века требуют постоянного совершенствования антикриминальной деятельности как всего мирового сообщества, так и каждого государства, а также высокого уровня ее  правового и организационного обеспечения.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в 53 научных работах. Из них: 1 монография объемом 21 п.л.; 2 учебных пособия 7,9 п.л.; 10 статей в научных изданиях, рекомендованных перечнем ВАК 6 п.л.; 40 статей, опубликованных в материалах международных, всероссийских конференций и иных изданиях  19,4 п.л., 3 из которых в соавторстве (личный вклад  0,6 п.л.).

Общий объем опубликованных работ составил 54,3 п.л., личный вклад соискателя в эти работы составил 53,7 п.л. (99 %).

Монографии:

  1. Сотрудничество государств в борьбе с преступлениями международного характера в ХХ веке и начале ХХI столетия (историко-правовой аспект): Монография. – М.: Юрист, 2006. – 21 п.л.

Учебные пособия:

  1. Международное сотрудничество государств в борьбе с преступностью. – Уфа: УВШ МВД РФ, 1995. – 2,2 п.л.
  2. Сотрудничество государств в обеспечении безопасности населения: Учебное пособие. – Уфа: ОН и РИО УЮИ МВД РФ, 2004. – 5,7 п.л. 

Научные статьи, опубликованные в изданиях,
рекомендованных перечнем ВАК:

  1. К проблеме совершенствования российского законодательства в свете международных актов // Вестник Российского университета дружбы народов. – 2004. № 2 (16). – 0,4 п.л.
  2. К истории сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом // Вестник Российского университета дружбы народов. – 2005. № 1 (17). – 0,5 п.л.
  3. К истории сотрудничества государств в области предотвращения захвата заложников и обеспечения безопасности лиц, пользующихся международной защитой // Вестник Башкирского университета. – 2005. № 1. – 0,3 п.л.
  4. К истории формирования института выдачи в российском законодательстве // Российский следователь. – 2005. № 6. – 0,5 п.л.
  5. К проблеме формирования договорно-правовой базы сотрудничества государств в борьбе с преступностью (1900–1941 гг.) // История государства и права. – 2005. № 7. – 1,3 п.л.
  6. К вопросу становления международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью // История государства и права. – 2005. № 8. – 0,7 п.л.
  7. Становление сотрудничества государств Европы в борьбе с преступностью // Международное публичное и частное право. – 2006. № 2 (29). – 0,6 п.л.
  8. Актуальные вопросы обеспечения безопасности личности в деятельности Интерпола // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2006. № 3 (53). – 0,8 п.л.
  9. XI Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и проблемы координации международного сотрудничества по борьбе с преступностью // Международное публичное и частное право. – 2006. № 5. – 0,3 п.л.
  10. Межгосударственное сотрудничество по борьбе с преступностью государств – участников СНГ // История государства и права. – 2006. № 7. – 0,6 п.л.

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

  1. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными как международно-правовая основа совершенствования пенитенциарной системы // Права человека на рубеже ХХ-ХХI веков: Материалы научно-практической конференции. – Уфа: Филиал редакционно-издательского отдела Башкирского государственного университета на юридическом факультете, 1997. – 0,3 п.л.
  2. Отражение норм международного права в новом уголовном законодательстве Российской Федерации // Новое уголовное законодательство и обеспечение безопасности и прав личности: Материалы научно-практической конференции 27 февраля 1997 г. – Уфа: УЮИ МВД РФ, 1997. – 0,3 п.л.
  3. Интерпол и укрепление европейской безопасности // Эволюция партийно-политических и государственных структур в странах Западной Европы и США в новое и новейшее время: Материалы межвузовской научной конференции историков России. – Уфа: Башкирск. ун-т, 1998. – 0,2 п.л.
  4. Некоторые аспекты участия силовых структур в вооруженных конфликтах немеждународного характера // Российская армия и современное общество: Материалы Российской научно-практической конференции. – Уфа, 1998. – 0,2 п.л.
  5. Международно-правовая база борьбы с организованной транснациональной преступностью // МВД России – 200 лет: Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 28–29 мая 1998 года. Часть 2 / Под общ. ред. О.М. Латышева, В.П. Сальникова. – СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1998. – 0,3 п.л.
  6. Международное сотрудничество государств в борьбе с организованной транснациональной преступностью // Сборник информационно-аналитических материалов. № 2. – Уфа: МВД РБ, 1998. – 0,6 п.л.
  7. О некоторых аспектах гражданского контроля над вооруженными силами и силовыми структурами государства // Деятельность правоохранительных органов по реализации норм международного права и защите прав человека: Материалы международного научно-практического семинара 19–20 мая 1998 г. – Волгоград: Волгогр. юрид. ин-т МВД России, 1998. – 0,3 п.л. (В соавторстве с Толкачевым К.Б.)
  8. К вопросу международно-правового обеспечения сотрудничества государств в борьбе с преступностью // Проблемы использования передового опыта работы органов внутренних дел в первоначальной подготовке: Материалы научно-практической конференции 2 декабря 1997 г. – Уфа: Учебный центр МВД РБ, 1998. – 0,3 п.л.
  9. Международная организованная преступность – реальная угроза основным правам и свободам человека // Идеалы Всеобщей декларации прав человека и современный мир: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 50-летию со дня принятия ООН Всеобщей декларации прав человека. – Уфа: РИЦ БашГУ, 1999. – 0,4 п.л. (В соавторстве с Герасимовым А.П.)
  10. Понятие и виды преступлений международного характера // Международное сотрудничество правоохранительных органов в борьбе с преступностью: Материалы круглого стола.– Уфа: УЮИ МВД РФ, 1999. – 0,3 п.л.
  11. Международные и внутригосударственные аспекты защиты прав ребенка // Проблемы обеспечения прав человека в современных условиях. – Уфа, 2000. – 0,4 п.л.
  12. Интерпол – координирующий орган международного сотрудничества по борьбе с преступностью // Вестник юстиции. – 2000. № 3. – 0,4 п.л.
  13. К проблеме формирования международно-правовой базы борьбы с организованной транснациональной преступностью // Международное сотрудничество в сфере борьбы с транснациональной преступностью и коррупцией: Материалы международной научно-практической конференции (30–31 марта 2000 г.). – Екатеринбург, 2000. Вып. 1. – 0,3 п.л.
  14. Международно-правовые аспекты защиты прав несовершеннолетних // Проблемы обеспечения прав человека в современных условиях: Материалы научно-практической конференции, посвященной Всеобщей декларации прав человека. – Уфа, 2000. – 0,3 п.л.
  15. Международная организованная преступность и современный мир / Российский ежегодник международного права. 2000. – Санкт-Петербург: Изд. социально-коммерческая фирма «Россия-Нева», 2000. – 0,3 п.л.
  16. Проблемы международного права и подготовка кадров для правоохранительных органов // Актуальные проблемы государства и права на рубеже веков: Материалы конференции. – М.: Издательство Российского университета дружбы народов, 2000. – 0,4 п.л. (В соавторстве с К.Б. Толкачевым)
  17. К истории международного сотрудничества государств по борьбе с терроризмом // Актуальные проблемы обеспечения безопасности личности, общества и государства в современных условиях: Материалы российской научно-практической конференции. – Уфа, 2001. – 0,4 п.л.
  18. Имплементация норм международного права в уголовное законодательство Российской Федерации // Юрист XX века: реальность и перспективы: Материалы Всероссийской научно-практической конференции
    (19–20 апреля 2001 года). – Екатеринбург: УрГЮА, 2002. – 0,4 п.л.
  19. Сотрудничество государств по защите прав человека в сфере уголовно-исполнительной юстиции // Права человека: теория и практика. Сборник научных трудов / Под ред. Г.И. Курдюкова, П.А. Кабанова. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал МГЭИ, 2002. – 0,5 п.л.
  20. Международно-правовая характеристика незаконного захвата воздушных судов и других незаконных актов против безопасности гражданской авиации // Вестник Уфимского юридического института МВД РФ. – 2002. № 3. – 0,3 п.л.
  21. Институционный механизм сотрудничества государств как одно из средств борьбы с международной организованной преступностью в ХХ веке // Министерство внутренних дел России за 200 лет: история, теория, практика: Материалы Всероссийской научно-практической конференции: г. Уфа, 25–26 апреля 2002 года. В 2-х частях. Часть II. – Уфа: Уфимский юридический институт МВД России, 2002. – 0,8 п.л. 
  22. Международно-правовые акты, регламентирующие борьбу с международным терроризмом, в контексте обеспечения и защиты прав и свобод личности // Международные и национальные механизмы защиты прав и свобод человека: Материалы всероссийской научно-практической конференции: г. Уфа, 19 декабря 2002 года. В 2-х частях. Часть I. – Уфа: Уфимский юридический институт МВД России, 2003. – 0,9 п.л.
  23. Проблемы гармонизации российского и европейского правозащитных законодательств в уголовно-правовой сфере // Российская и европейская правозащитные системы: соотношение и проблемы гармонизации. Материалы научно-методического семинара. – Нижний Новгород, 2003. –0,4 п.л.
  24. Проблемы совершенствования сотрудничества государств в борьбе с незаконным оборотом наркотиков (историко-правовой аспект) // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2003: Материалы IV международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию ЮУрГУ и 10-летию специальности «Юриспруденция» в ЮУрГУ. Ч. I. – Челябинск, НТЦ-НИИОГР, 2003. – 0,4 п.л.
  25. Тенденции развития международно-правовой базы борьбы с международным терроризмом // Проблемы противодействия преступности в современных условиях: Материалы международной научно-практической конференции 16–17 октября 2003 г. Часть I. – Уфа: РИО БашГУ, 2003. – 0,9 п.л.
  26. Конституционные основы использования международно-правовых норм в борьбе с преступностью // Реализация положений Конституции Российской Федерации в законодательстве: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию Конституции Российской Федерации. Ч. II. – Челябинск, 2003. – 0,3 п.л.
  27. Имплементация международно-правовых норм по борьбе с преступностью в Российское законодательство // Конституционная защита граждан от преступных посягательств, реализуемая нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства: Материалы Всероссийской межведомственной научно-практической конференции (19–20 февраля 2004 г.). – М.: Московский университет МВД России, 2004. – 0,5 п.л.
  28. Приведение Российского законодательства в соответствие с международными стандартами – необходимое условие его совершенствования // Юридическая наука и практика в Башкирском государственном университете: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 95-летию Башкирского государственного университета. – Уфа: РИО БашГУ, 2004. – 0,4 п.л.
  29. Участие России в международном сотрудничестве по борьбе с преступностью в последнее десятилетие ХХ века // Социально-экономические и правовые проблемы борьбы с преступностью: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 18 марта 2004 г. В 2-х частях. Часть I. / Под общ. ред. Ф.Б. Мухаметшина. – Уфа: ОН и РИО УЮИ МВД РФ, 2004. – 0,5 п.л. 
  30. Международно-правовые основы осуществления правовой помощи (историко-правовой аспект) // Современные проблемы публично-правового и частно-правового регулирования: теория и практика: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной памяти доктора юридических наук, профессора Орданского Марка Семеновича. Часть IV. – Уфа: РИО БашГУ, 2005. – 0,8 п.л.
  31. Теоретико-правовые основы сотрудничества государств в обеспечении безопасности населения // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2005: Материалы VII международной научно-практической конференции 7–8 апреля 2005 г. Ч. I. – Челябинск, 2005. – 0,2 п.л.
  32. Правовое государство и международное его сотрудничество // Правовое государство. – 2005. № 2 (2). – 0,3 п.л.
  33. Сотрудничество государств в борьбе с международным терроризмом: история и современность // Международный научно-практический правовой журнал «Закон и жизнь». – 2005. № 8 (165). – 1 п.л. (г. Кишинев).
  34. Международные акты как основа совершенствования российского законодательства // Научные труды. Вып. 5. В 3-х т. Т. 2 / Российская академия юридических наук. – М.: Издательская группа «Юрист», 2005. – 0,4 п.л.
  35. Роль Интерпола в борьбе с преступностью // Проблемы правовой защиты общечеловеческих ценностей в современной России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 15–16 сентября 2005 г. Ч. 1. – Уфа: РИО БашГУ, 2005. – 0,8 п.л.
  36. Теоретико-правовые основы сотрудничества государств в борьбе с уголовными преступлениями международного характера в ХХ веке // Теоретико-методологические и прикладные аспекты борьбы с преступностью: история и современность: Материалы Международной научно-практической конференции. 17–18 марта 2005 г.: В 4 ч. Ч. 1. / Под общ. ред. Ф.Б. Мухаметшина. – Уфа: УЮИ МВД РФ, 2005. – 0,7 п.л.
  37. Роль Интерпола в международном сотрудничестве по борьбе с преступностью // Актуальные проблемы формирования правового государства в России: Материалы всероссийской научно-практической конференции 26–27 октября 2005 года. Часть 1. – Уфа, Окслер, 2006. – 0,9 п.л.
  38. Сотрудничество государств по информационно-методическому обеспечению борьбы с международным терроризмом // Терроризм как угроза обществу в эпоху глобализации (международно-правовые и внутригосударственные проблемы противодействия): Материалы Международной научно-практической конференции: 13–14 апреля 2006 г.: В 3 ч. Ч. 1. – Уфа: ОН и РИО УЮИ МВД РФ, 2006. – 0,7 п.л.
  39. Проблемы межгосударственного сотрудничества в борьбе с преступностью государств – участников СНГ // Вестник Карагандинского юридического института МВД Республики Казахстан. – 2006. № 1(13). – 1,2 п.л.
  40. «Холодная война» и становление договорно-правового механизма сотрудничества государств в борьбе с преступлениями международного характера // Международное публичное и частное право. – 2007. № 3. – 0,4 п.л.

НИГМАТУЛЛИН Ришат Вахидович

________________________________________________________________

Подписано в печать 9.06.2007 г.

Усл. печ. л. 2,9 Уч.-изд. л. 2,8 Тир. 100 экз. Зак. № 25
___________________________________________________________________________

Отпечатано на участке оперативной полиграфии УЮИ МВД РФ

450091, г. Уфа, ул. Муксинова, 2


1 См. подробнее: Хлестов О.Н. Международный терроризм: угроза, меры противодействия, вопрос ликвидации терроризма // Российский ежегодник международного права. 1996–1997. – СПб., 1998. – С. 248–257.

2 Док. ООН. А/RES/52/164.

3 Док. ООН. А/54/615.

4 Док. ООН. А/RES/59/290.

5 Док. ООН. А/RES/55/25.

6 www.coe.int.

7 Доклад шестого Конгресса Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Каракасская декларация // Сборник стандартов и норм Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. – Нью-Йорк, 1992. – С. 15–16.

8 Карпец И.И. Преступления международного характера. – М., 1979; Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями: Учебное пособие. – М., 1993; Международное уголовное право // И.П. Блищенко, Р.А. Каламкарян, И.И. Карпец и др. – М., 1995 и др.

9 Галенская Л.Н. Международная борьба с преступностью. – М., 1972. – С. 6–8.

10 Зимин В.П. Международное сотрудничество правоохранительных органов. – М., 1990; Бородин С.В., Ляхов Е.Г. Международное сотрудничество в борьбе с уголовной преступностью (проблемы деятельности ООН в области предупреждения преступности и обращения с правонарушителями). – М., 1983; Богатырев А.Г. Международное сотрудничество государств по борьбе с преступностью. – М., 1989; Осмаев И.Б. Международные и национальные правовые средства борьбы с отмыванием преступных доходов. – М., 1999; Цепелев В.Ф. Уголовно-правовые, криминологические и организационные аспекты международного сотрудничества в борьбе с преступностью. Дисс. … докт. юрид. наук. М., 2001.

11 Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть общая.
В 2 т. Т. 1. – М., 1994. – С. 134.

12 Док. ООН. A/RES/39/159.

13 Док. ООН. А/С.6/55/1.

14 Российская газета. – 2006. – 17 февраля.

15 Российская газета. – 2006. – 10 марта.

16 Российская газета. – 2006. – 29 июля.

17 Док. ООН. E/2005/INF/2/Add.1.

18 Док. ООН. A/CONF.203/14.

19 Док. ООН. A/CONF.46/152.

20 www.vor.ru.

21 Собрание законодательства РФ. 1996. № 32. Ст. 3895.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.