WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

Министерство иностранных дел Российской Федерации

на правах рукописи

Моисеев Алексей Александрович

Соотношение суверенитета и надгосударственности

в современном международном праве

(в контексте глобализации)

(специальность 12.00.10 – международное право; европейское право)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва 2007

Диссертация выполнена на кафедре международного права Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации.

Научный консультант:

Доктор юридических наук, профессор

Александр Антонович Ковалев

Официальные оппоненты:

Доктор юридических наук, профессор

Михаил Михайлович Бирюков,

Доктор юридических наук, профессор

Владимир Михайлович Шумилов,

Доктор юридических наук, профессор

Юрий Михайлович Юмашев.

Ведущая организация:

Институт государства и права Российской Академии наук.

Защита состоится 13 ноября 2007 года в 15.00 часов на заседании Диссертационного совета Д.209.001.03 при Дипломатической академии МИД России по адресу: 119021, г. Москва, ул. Остоженка, 53/2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дипломатической академии МИД России.

Автореферат разослан «____» _____________ 2007 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

доктор юридических наук                                                        Б.Л.Зимненко

Актуальность диссертационного исследования

Тема суверенитета государств требует постоянного внимания исследователей. Особенно эта необходимость ощущается в современном мире в условиях возрастающей взаимозависимости всего международного сообщества. Интенсивная глобализация и активные интеграционные процессы, сопровождающиеся возложением государствами своих традиционных функций и полномочий на международные организации с целью успешного решения региональных и универсальных задач, становятся очевидной тенденцией развития международного сообщества. Развитие надгосударственности в деятельности международных организаций вызывает споры среди юристов-международников не только относительно природы явления, но и правомерности его существования с точки зрения государственного суверенитета и современного международного права.

Глобализация стала одним из самых актуальных вопросов современного мира, который активно обсуждается во всех государствах на разных уровнях. В основе глобализации как объективного процесса лежат исторические предпосылки и результаты научно-технического прогресса, прежде всего развитие связи и телекоммуникационных технологий. Изначально глобализация рассматривалась только как экономическое явление, но в настоящее время признается, что процесс глобализации оказывает глубокое воздействие и на другие сферы международного сотрудничества: экологическую, социальную, политическую, включает в себя правовые и культурные аспекты, которые в полном объеме влияют на вопросы реализации прав человека. Глобализация выявляет растущую взаимозависимость всех государств, когда события в государстве одной части света имеют последствия для лиц, проживающих в государствах других регионов.

Объективный процесс глобализации следует отличать от нарастающих тенденций сосредоточения в одном государстве или группе государств средств глобального господства с целью воздействия на международные отношения, стремления подчинить своим интересам все мировое сообщество, навязать свои национальные стандарты другим государствам. Возможности любого, даже наиболее эффективно функционирующего государства, требуют многосторонней адаптации к новым глобальным реальностям и укрепления стабильности посредством института международных организаций. Очевидно, что глобальные проблемы, которые сегодня стоят перед человечеством, также не могут быть осилены государствами в одиночку.

В результате глобализации и развития надгосударственных аспектов в деятельности международных организаций роль государств изменяется. Возникает определенный дисбаланс между политическим, экономическим и юридическим пониманием суверенитета в секторах, затронутых процессом глобализации. Государствам как первичным субъектам международного права приходится принимать решения исходя из необходимости учитывать не только внутригосударственные политико-правовые аспекты и ограничения, обусловленные стремлением сохранить свою легитимность, но и международные реалии все более интегрирующегося международного сообщества. Государства, не способные приспосабливать свою национальную политику к многосторонним требованиям современного мира, не смогут эффективно справляться с требованиями всемирной интеграции и их увеличивающимся воздействием на внутригосударственную политику.

Объективная экономическая потребность в глобальной интеграции связана с возможными позитивными и негативными последствиями в различных сферах общественного развития.

Все чаще возникают точки зрения, согласно которым основополагающее понятие современного международного права – государственный суверенитет утратил свое значение и роль в жизни международного сообщества, а также то, что усиливающееся в условиях глобализации качество надгосударственности в рамках системы международных организаций угрожает независимости и самостоятельности государств. Создается ошибочное впечатление, что по причине развития глобализации проблемы человечества не могут решаться в рамках традиционной системы международного права, несмотря на ее потенциал, заложенный в Уставе ООН, обеспечивающий суверенное равноправие государств, всеобщую безопасность, защиту экономических интересов государств и культурного разнообразия.

В качестве объекта диссертационного исследования автор исследует отношения, связанные с суверенитетом государств и надгосударственностью международных организаций, с точки зрения международного публичного права в контексте глобализации.

Предметом диссертационного исследования является круг вопросов, касающихся властных многосторонних отношений суверенных государств на современном этапе, включая надгосударственное взаимодействие в рамках международных организаций.

Основные цели и задачи диссертационного исследования.

Качество государственного суверенитета является определяющим для всей системы современного международного права. Объективное изменение геополитических реалий и международных отношений вызывает к жизни множество вопросов, касающихся возможного преобразования природы государственного суверенитета вплоть до его исчезновения. Именно этими обстоятельствами обусловлена цель настоящей работы: исследование природы суверенитета государства в современном международном публичном праве, а также выявление соотношения надгосударственности в деятельности международных организаций и государственного суверенитета в условиях глобализации.

Достижение поставленной цели должно способствовать решению целого ряда международно-правовых вопросов межвластных отношений государств как в теоретическом, так и в практическом плане. В этой связи основными задачами диссертационного исследования являются:

  1. Теоретическое исследование правовой природы, сути государственного суверенитета путем комплексного правового анализа исторических, внутригосударственных и международно-правовых аспектов качества суверенитета государств. Выявление основных международно-правовых свойств государственного суверенитета в современных межгосударственных отношениях.
  2. Анализ влияния глобализации на государственный суверенитет в различных сферах межгосударственных отношений.
  3. Выявление международно-правовых особенностей универсальных и региональных международных организаций на современном этапе, а также рассмотрение надгосударственности в их деятельности в связи с понятием государственного суверенитета.
  4. Проведение сравнительно-правового анализа существующих в доктрине международного права взглядов на качество надгосударственности международных организаций и установление природы и истоков надгосударственности в современных условиях взаимодействия суверенных государств.

Хронологические границы работы определяются лежат главным образом в рамках периода действия современного международного права, начиная с учреждения Организации Объединенных Наций в 1945 году и до настоящего времени.

Теоретическую и методологическую основу исследования составил общенаучный метод изучения закономерностей, а также возникновения, становления и развития международно-правовых явлений, который сочетается с историческим, сравнительно-правовым, структурно-логическим и дедуктивным подходами, а также формально-юридический методом и методом системного анализа, которые используются в отечественной и зарубежной теории международного права.

Исследование проведено на основе изучения теоретических трудов в области международного права отечественных ученых и исследователей, таких как С.С.Алексеев, Э.М.Аметистов, О.Ф.Артамонова, Д.И.Бараташвили, Ю.Я.Баскин, А.А.Безуглов, М.М.Бирюков, И.П.Блищенко, М.М.Богуславский, Ю.А.Борко, В.А.Василенко, Г.М.Вельяминов, А.Б.Венгеров, В.С.Верещетин, Л.В.Гречко, М.К.Иванов, Л.А.Камаровский, А.Я.Капустин, М.В.Каргалова, А.В.Клемин, А.А.Ковалев, А.Л.Колодкин, Ю.М.Колосов, Н.М.Коркунов, М.А.Королев, М.Л.Костенко, О.В.Кривых, С.Б.Крылов, И.С.Крылова, В.И.Кузнецов, Э.Л.Кузьмин, В.М.Кулистиков, Н.В.Лавренова, Б.М.Лазарев, В.И.Лафитский, Д.Б.Левин, Е.Ф.Леонюк, Ф.Лист, И.И.Лукашук, Л.А.Лунц, В.А.Мазов, М.М.Максимова, Б.Л.Манелис, Ф.Ф.Мартенс, Р.А.Мюллерсон, Г.И.Морозов, Т.Н.Нешатаева, Н.К.Палиенко, И.Г.Пашковская, И.С.Перетерский, В.В.Пустогаров, Ю.М.Рыбаков, А.В.Сеидов, М.М.Славин, И.А.Смирнов, В.А.Соколов, А.Н.Талалаев, А.Э.Толстухин, Б.Н.Топорнин, И.П.Трайнин, Р.А.Тузмухамедов, Г.И.Тункин, В.А.Уляницкий, Е.Т.Усенко, Н.А.Ушаков, Д.И.Фельдман, Н.Б.Шеленкова, Е.А.Шибаева, Г.Г.Шинкарецкая, Ю.В.Шишков, В.М.Шумилов, А.С.Фещенко, О.Н.Хлестов, И.О.Хлестова, Г.С.Хозин, С.В.Черниченко, А.А.Чобан, М.Л.Энтин, Ю.М.Юмашев и др.

Использовались работы зарубежных авторов, таких как M.Aкхерст, А.Альтузий, Э.Аннерс, Э.Х.де Аречага, Д.Армстронг, Х.Бернс, Ж.Боден, Е.Боннефус, В.Браерли, Я.Броунли, Б.Бутлер, Р.Бьебер, Ф.Дж.Вернер, Б.Витт, В.Т.Воллей, Д.В.Ганст, Р.Гаттман, В.В.Гервен, П.С.Гербренди, Т.Гоббс, Е.М.Гордон, Н.Графтс, Ф.Л.Гривз, В.Х.Гроебен, Г.Гроций, Ф.Гуревич, П.Дагтлглу, А.Дайси, Дж.М.Дехаус, А.А.Джеймс, М.Ф.Доминик, Д.В.Дорн, А.Дьеболд, Г.Еллинек, М.Зендер, С.Иглтон, Д.Карреу, Л.Картоу, Х.Кельзен, П.Е.Корбетт, Х.Кристофер, Дж.Кунц, Д.Лаксман, Д.Ласок, Дж.Левер, К.В.Лидейнер-Вильдау, М.А.Лобел, Д.Локк, И.В.Луис, М.Р.Лукас, Р.Майлс, К.Маркс, П.Мел, Е.Ноел, Л.Оппенгейм, Т.Опперман, М.Орну, П.Пескатор, Дж.Пипкорн, М.Прелот, П.Прудон, Дж.С.Роберт, К.Роемер, Ж.Ж.Руссо, П.Рутер, С.Сассен, И.Сеидл-Хохенвелдерн, Дж.Стейнер, Дж.Стиглиц, Дж.Стреил, П.Тейлор, Е.Хаас, П.Хэй, Г.Ф.Хефферан, Л.Хурвитс, А.Фердросс, Д.Флинт, Х.Дж.Шермерс, В.Ф.Эбке, T.M.Эдамс, Ф.Энгельс, Ф.Эрмакора, А.Эсмен и др.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые в отечественной доктрине современного международного права были комплексно разработаны теоретические положения, касающиеся теории государственного суверенитета и надгосударственности международных организаций в условиях глобализации. Так, в частности, была исследована и обоснована концепция государственного суверенитета, как абсолютного, то есть выражающего определенное качество категории; изучены и разграничены такие международно-правовые понятия, как государственные права, государственная власть, правосубъектность и правоспособность государства, императивный принцип суверенного равенства в современном международном праве. Проведен структурно-логический анализ основных государственно-правовых форм проявления суверенитета на современном этапе.

Формально-юридическому анализу подверглось качество надгосударственности международных организаций, а также проведено сравнительно-правовое сопоставление качеств суверенитета и надгосударственности. С учетом существующих правовых факторов сформулированы определения терминов «суверенитет государства» и «надгосударственность». Кроме этого, в работе приводится аргументация в пользу признания в отечественной доктрине необходимости переименования «европейского права» в «право европейской интеграции».

Диссертационные положения, выносимые на защиту:

  1. Суверенитет (государственный) – это неотчуждаемое юридическое качество независимого государства, символизирующее его политико-правовую самостоятельность, высшую ответственность и ценность как первичного субъекта международного права; необходимое для исключительного верховенства государственной власти и предполагающее неподчинение власти другого государства; возникающее или исчезающее в силу добровольного изменения статуса независимого государства как цельного социального организма; обусловленное правовым равенством независимых государств и лежащее в основе современного международного права.
  2. В рамках современного международного права у суверенитета отсутствуют границы, он целен, не влияет на фактическое соотношение сил в международном сообществе, гарантирует независимость и самостоятельность государств вне зависимости от характера их взаимоотношений, объема и конкретного вида осуществляемых государственной властью функций.

Суверенитет обеспечивает государству возможность в каждый момент времени свободно брать на себя осуществление необходимых ему полномочий, либо отказаться от их выполнения в соответствии с международным правом, включая возможность отказаться от ранее принятых международных обязательств.

  1. Власть суверенного государства необходимо отличать от государственного суверенитета. Государственная власть проистекает из волеизъявления народа в границах определенной государственной территории, обладает универсальным объемом прав и обязанностей и непрерывно проявляется как во внутригосударственных делах, так и в межгосударственном общении.

Власть государства и его международная правоспособность в отличие от суверенитета и международной правосубъектности первичного субъекта международного права1 носят относительный характер и имеют границы своей реализации, обусловленные внутренним законодательством и международным правом. Правоспособность государства реализуется непосредственно государственным аппаратом, наделенным государственной властью, и через многосторонние межгосударственные механизмы. Государственные права являются таковыми в силу существования государственного суверенитета, а не наоборот. Ограничение полномочий государственной власти не влечет исчезновения суверенитета государства.

  1. Надгосударственность это правовое качество международной организации, позволяющее ей, в соответствии с утвержденной государствами-членами процедурой, принимать решения обязательного характера, в том числе без прямого согласия на то заинтересованного государства. Надгосударственность возникает на этапе реализации целей и задач международной организации, установленных в учредительном договоре или других международных договорах организации. Суверенные государства-члены закрепляют в своем законодательстве положения о возможности возложения государственных прав на международную организацию.
  2. Надгосударственность как правовое качество международной организации возникает в связи с поиском наиболее эффективных международно-правовых путей решения государственных задач в рамках международной организации, с учетом того, что между государствами, кроме правового равенства, существует объективное неравенство. Надгосударственность в деятельности международных организаций обусловлена принципом суверенного равенства государств. Международная организация не может порождать права, присущие суверенитету, поскольку природа ее власти и власти государства различны.

Надгосударственность международной организации выявляется в рамках внутриорганизационной структуры международной организации за счет, например, широких полномочий или подразумеваемой компетенции и реализуется на стадии выполнения целей и задач, установленных в ее учредительном договоре. Надгосударственность применима к тем нормам права, создание которых находится в рамках полномочий международной организации, необходимых для достижения ее уставных целей и задач.

  1. Всеобъемлющая система ООН представляет собой надежную основу многостороннего управления, способную обеспечивать основные интересы государств в условиях глобализации. Объективный процесс глобализации развивается благодаря существованию современного международного права и государств как первичных субъектов международного права. Глобализация не ведет к умалению суверенитета. В условиях глобализации эффективная деятельность государств в международной и внутригосударственной сферах во все большей степени осуществляется под воздействием международно-правовых факторов и способствует возникновению и развитию международных институциональных структур, политика в которых формируется под влиянием соотношения сил государств-участников.
  2. Правовые меры, принимаемые государствами в условиях глобализации, в частности, ориентированы на устранение противоречий между социальной стабильностью, с одной стороны, и экономическим ростом – с другой. Глобализация в основном ведет к увеличению участия частных лиц в сферах деятельности, традиционно относящихся только к сфере государственного управления, и, соответственно, развитию международного частного права. В рамках современных международных отношений роль государства становится более важной с точки зрения создания стабильного политического климата, последовательного развития правовой базы, благоприятной для эффективного частного сектора, рыночной экономики и международных неправительственных организаций, а также рационализации государственных функций контроля и защиты прав человека.

Другим важным элементом управления и влияния государственной власти на международной арене становится участие государств в выработке основных стратегических направлений взаимодействия международного сообщества, а также международного регулирования, включая правовое регулирование и регулирование не связанное с созданием норм международного права.

  1. Появление и развитие Европейского союза является примером успешной попытки сохранения влияния на универсальном уровне государств одного региона в условиях глобализации. По степени интеграции ЕС приближается к конфедеративной форме правового устройства регионального объединения. Развитие Европейского союза идет по пути увеличения количества полномочий центральных органов европейского интеграционного объединения в сферах внешней политики и экономики, а также развития элементов надгосударственности.

Признавая известные особенности права европейской интеграции, следует согласиться, что оно основано именно на международном публичном праве и является его частью. Корректным наименованием совокупности правовых норм, имеющих отношение к региональной интеграции суверенных государств Европы, вместо «европейского права» является – «право европейской интеграции».

Практическая и теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что предложены научно обоснованные определения и выводы, касающиеся таких международно-правовых качеств, как государственный суверенитет и надгосударственность. Поскольку понимание природы и сущности упомянутых качеств, как правило, не отражено в международных договорах, а живет в правовой доктрине в представлениях юристов, политологов, политиков, чиновников и др., крайне важно, на наш взгляд, иметь исчерпывающие определения и понимать соотношение таких многогранных понятий, как суверенитет и надгосударственность в эпоху активного развития глобализации.

Полученные результаты во многом расставляют основные акценты во всей системе международного права, основанной на принципе суверенного равенства государств, и могут быть использованы для дальнейшей разработки научных положений в других отраслях международного публичного права, международного частного права и внутригосударственного законодательства Российской Федерации.

Результаты диссертационного исследования могут быть полезны для разработки и укрепления внешнеполитических позиций России в пределах компетенции ее исполнительной, законодательной и судебной ветвей власти. Материалы диссертации могут быть использованы для преподавания в вузах юридических, политологических и других государствоведческих дисциплин.

Апробация диссертационного исследования проведена автором в процессе преподавания в рамках Дипломатической академии МИД России, а также во Всероссийской академии внешней торговли, в Технологическом университете города Сидней, Австралия. Результаты отражены в учебниках Кафедры международного права Дипломатической академии МИД России «Международное право» 2006 и 2007 годов, а также в научных статьях и монографиях автора – всего более 20 научных работ общим объемом более 80 п.л. Отдельные результаты нашли свое отражение в выступлениях автора на различных конференциях, в частности на Международной конференции, посвященной актуальным вопросам противодействия международной преступности на современном этапе (апрель 2005 года, Москва), Российской ассоциации международного права (июль 2007 года, Москва).

Структура и содержание работы предопределены целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографии.

Во введении обосновывается актуальность темы, формулируются цели и основные задачи работы, указываются объект, предмет и границы исследования, выбирается его методологическая основа, обосновывается новизна, практическая и юридическая значимость результатов, приводятся сведения об апробации научных результатов.

Первая глава диссертации «Суверенитет – основное качество государства в современном международном праве» посвящена исследованию государственного суверенитета, его свойств, особенностей, положения в международном праве.

Суверенитет как историческая категория возник на определенном этапе развития человечества как юридическое качество государства. При изменении исторических условий содержание категории «суверенитет» изменяется. Современный международно-правовой смысл суверенитета отражает существование на международной арене независимых и юридически равных первичных субъектов международного права. Суверенное равенство государств, закрепленное в международном праве, означает именно юридическое равенство государств, обеспечивающее одинаковый объем прав, возможностей и обязанностей для всех независимых субъектов международного права. В этом контексте суверенитет представляется не только как императивный принцип международного права, но также как характерная черта современного международного сообщества, приоритетным условием существования международного права в его нынешнем виде.

Вследствие противоречивых точек зрения относительно природы суверенитета, рассмотрения этого качества с внутригосударственных или международно-правовых позиций, проведения исторических аналогий, приравнивания термина «суверенитет» к таким понятиям, как государственная власть или юрисдикция государства и т.п., термин «суверенитет», полагаем, не получил полного и адекватного настоящему времени определения. Существующие определения, как правило, ограничиваются указанием свойств суверенитета с точки зрения правоспособности государства как двуединого понятия, означающего, с одной стороны, верховенство, проявляющееся преимущественно во внутренних отношениях, а с другой – независимость, направленную на взаимоотношения с другими государствами.

В силу своей односторонности существующие определения не раскрывают других важных признаков и качеств суверенитета, например: откуда происходит суверенитет и в какой момент проявляется? каким образом и в каких границах распространяется? что из себя представляет? каково его содержание и объем? как суверенитет соотносится с юрисдикцией, правоспособностью и правосубъектностью государства? каковы условия его существование и когда он может исчезнуть? зачем суверенитет государству? какие государства могут иметь суверенитет? что обеспечивает суверенитет и как он связан с современным международным правом?

Утверждения о том, что «равенство государств, провозглашаемое международным правом, во многом является формальным», выявляет ошибочный подход к принципу суверенного равенства государств, вызванный тем фактом, что в любом другом смысле, кроме юридического, государства не равны. Императивный принцип суверенного равенства государств не только гарантирует верховенство суверенного государства над своей территорией и невмешательство извне во внутригосударственные дела, но и обеспечивает юридическое равенство государств в современном международном праве. Ни экономическая мощь, ни политический вес, географические масштабы, геостратегическое расположение, ни какое-либо иное могущество государства не имеют прямого отношения к понятию суверенитет. Суверенитет государства не влияет на фактическое соотношение сил в международном сообществе, а отражает, прежде всего, юридическое равноправие власти независимых государств.

Согласно современным подходам, следует признать, что суверенное государство представляет собой политическую организацию, имеющую в наличии три элемента: совокупность жителей, образующих народ; государственную власть, которой подчиняется этот народ, а также обособленную территорию, на которой проживает народ и в границах которой распространяется независимая и самостоятельная власть. Существование суверенитета юридически закреплено в конституционных законах государства, но коренится в общественном мнении, которое представляет собой первоначальную и необходимую политическую силу. Основными политическими характеристиками суверенитета, в частности, являются: а) право каждого государства избирать политическую форму; б) право на издание законов и на внутреннее управление; в) право вступать в сношения с другими государствами.

Именно с осознанным добровольным народным волеизъявлением относительно исчезновения или появления единого народа в государстве как цельного социального организма, осуществляющего верховенство над определенной территорией, связываем возможность исчезновения или возникновения суверенитета как качества государства в современном международном праве. Таким образом, возникновение и исчезновение суверенитета связано, прежде всего, с историческими и политическими процессами, происходящими в народе, а также с последующим международно-правовым признанием государства международным сообществом.

Что касается международно-правового принципа самоопределения народа, то следует признать, что российская концепция международного права исходит из того, что главное в самоопределении – это обеспечение условий для свободного распоряжения своей судьбой, развития народа в любой форме, которую выбирает сам народ. Если территориальное самоопределение народа сопряжено с международными противоречиями и конфликтами, а не с добровольным мирным волеизъявлением всего народа государства, достижение политической независимости противоречит международному праву.

Народ является источником государственного суверенитета, а его носитель – государство, в смысле организованного социального организма руководимого верховной, самостоятельной, независимой государственной властью, наделенной народом, которая юридически признается легитимной международным сообществом. Государство реализует государственные права, защищая национальные интересы народа в целом, как в границах государственной территории, так и во вне.

Права, присущие суверенитету государства, или государственные права представляют собой совокупность полномочий государственной власти. Государственные права являются таковыми в силу существования государственного суверенитета, а не наоборот. Количество государственных прав бесконечно и любая их реализация будь то непосредственно государственной властью и через международные организации является подтверждением независимости, самостоятельности и суверенитета государства.

Суверенитет не предопределен существованием определенных государственных прав и не зависит от осуществляемых государственной властью функций, а зависит от свободы государства возлагать на себя или отказываться от тех или иных полномочий. Суверенитет как качество государства имеет отношение к вопросу существования государства – наличия его правосубъектности, а государственные права – к вопросу объема его правоспособности, возникшей именно в связи с наличием суверенитета. В рамках современного международного права невозможно путем воздействия на компетенцию суверенного государства повлечь исчезновение первичного субъекта международного права без его добровольного согласия.

Права государства реализуются посредством государственной власти. Суверенная государственная власть является верховной властью и в силу суверенитета властвует в границах территории государства на основе собственного национального права. Приписывание суверенитету прав государственной власти приводит к смешению этих двух разных понятий. В отличие от суверенитета государственная власть относительна и имеет границы своей деятельности, обусловленные не только централизованным внутренним законодательством и национальной конституцией, но и децентрализованным международным правом.

Именно суверенитет исключает ограничение или подчинение одной государственной власти любой другой государственной власти. Суверенитет одного государства перестает действовать там, где начинает действовать суверенитет другого государства. Никакая другая власть юридически не может воспрепятствовать государственной власти суверенного государства в изменении ее собственного правопорядка в пределах своих государственных границ.

Наличие суверенитета у государства означает не фактическое всемогущество государственной власти, не ограниченного правом, а свободу государства поступать так, как оно считает необходимым, не подчиняясь другой власти, но соблюдая международное право и национальное законодательство. Правовой свободе, прежде всего, соответствует обязанность государства не вторгаться в сферы, относящиеся к внутренней компетенции других государств. Качество государственного суверенитета выражает не фактическое превосходство силы, сосредоточенной в лице государства, а политико-юридический характер государственной власти.

Не вызывает сомнений, что любое государство обладает универсальной компетенцией, по своему усмотрению устанавливает предметы своего ведения и выполняет самоопределенный объем функций. Одни государства расширяют свою компетенцию, другие, наоборот, сужают ее, но все государства осуществляют различный объем полномочий, который может совпадать или не совпадать у разных государств. Даже находящиеся примерно на одинаковом уровне развития суверенные государства могут весьма существенно отличаться по объему осуществляемых полномочий и предметам ведения. Факт наличия государственного суверенитета не зависит от качества или количества осуществляемых государством функций.

Государственный суверенитет как политико-правовое качество государства не зависит от характера соблюдения государственной властью международного права, своего национального законодательства, а также от установленного внутригосударственного политического режима. Безусловно, допуская правовые нарушения, государственная власть ставит под угрозу легитимность своего существования установленного ею политического режима. По причине нарушений международного права или прав человека государство может попасть в категорию «государства-изгоя» по отношению к международному сообществу, но насильственное лишение государства суверенитета по современному международному праву недопустимо.

Важным свойством государственного суверенитета является его неотчуждаемость. Ни о каком делении суверенитета речи идти не может. Любое деление суверенитета, безусловно, ведет только к его уничтожению и исчезновению первичного субъекта международного права.

Государство, являясь суверенным, вправе самостоятельно и свободно решать собственную судьбу, вплоть до отказа от суверенитета. Добровольно попадая под власть другого государства, передачи суверенитета одного государства другому не происходит. С момента слияния объединяющееся государство утрачивает свой суверенитет, лишается его. Одновременно с фактом утраты государством своей независимости государственный суверенитет исчезает полностью как свойство государства, а не отбирается, уступается и т.п., т.е. не отчуждается. Поэтому не существует суверенитета разделенного, фрагментарного, уменьшенного, ограниченного, относительного и т.п.

Общепризнано, что участие государств в многостороннем сотрудничестве и международных организациях путем реализации любого объема и качества своих прав, присущих государственному суверенитету, является не ограничением, а реализацией суверенитета, даже если речь идет о правах, которые государства традиционно относят к внутригосударственной компетенции. Возрастающая взаимозависимость государств на современном этапе развития международного сообщества только подтверждает такое понимание суверенитета.

Суверенные государства, преследуя свои национальные интересы, добровольно соглашаются осуществлять и ограничивать свои права, присущие государственному суверенитету, посредством международных договоров. Любой международный договор несет в себе как реализацию государственных прав, так и ограничение прав его государств-участников. Только само государство вправе решать, какие вопросы внутригосударственной компетенции и в каком объеме оно делает предметом международного договора. Любые попытки навязать критерии отбора таких внутригосударственной вопросов как раз и были бы нарушением суверенитета и вмешательством во внутренние дела государства.

Добавим лишь, что никакие международные обязательства не умаляют универсальной правоспособности государства. Ограничение свободы действий государства, вытекающее из его международно-правовых обязательств, представляет собой не ограничение государственного суверенитета, а ограничение правоспособности государства, т.е. ограничение в осуществлении определенных прав. Рамки реализации государственных прав обусловлены, прежде всего, взаимной заинтересованностью государств уважать суверенитет и права других государств.

В современном международном праве суверенитет представляет собой качественную категорию, которая носит абсолютный характер. Государственный суверенитет не имеет границ и представляет собой единую волю народа – он либо есть, либо его нет. Само международное право основано на абсолютной природе суверенитета, гарантирующей независимость и самостоятельность государств независимо от характера их взаимоотношений и объема осуществляемых полномочий.

Абсолютный характер понятия суверенитета и правосубъектности государства не означает абсолютной правоспособности государства в международных действиях. В условиях взаимозависимости государств существование неограниченной правоспособности государств невозможно – правоспособность государств относительна. Преследуя свои национальные интересы, государство обычно само заинтересовано ограничивать свои государственные права для достижения многосторонних совместных целей в рамках международного сообщества.

Заключая многочисленные международные договоры как на двустороннем, так и на региональном и универсальном уровнях, государство не умаляет а реализует свой государственный суверенитет. Более того, государства включают в свое законодательство положения, касающиеся возложения государственных прав на международные организации, которые получают право принимать самостоятельные решения в отношении государства, независимо от его согласия. Речь идет об определенных полномочиях внутренней компетенции государств, которые традиционно относились к важным аспектам государственного суверенитета – экономике, обороне, правам граждан и др. и которые современные государства подвергают международному регулированию на многостороннем уровне.

Основная ценность суверенитета на современном этапе заключается в том, что суверенное государство в состоянии в каждый момент времени свободно взять на себя осуществление необходимых ему полномочий, либо отказаться от их осуществления в соответствии с международным правом, включая сохранение возможности отказаться от ранее принятых международных обязательств. Что же касается реализации универсального объема государственных прав, то любое их осуществление будь то непосредственно государственной властью и/или через многосторонние межгосударственные механизмы является подтверждением независимости и самостоятельности суверенного государства.

Полномочия любого государства шире, чем полномочия всех международных организаций вместе взятых. Ограничить суверенитет государства в рамках международной организации невозможно без нарушения международного права или изменения фактического международно-правового статуса такой международной организации. Наличие суверенитета служит признаком, отличающим государство от других субъектов международного права.

Истории международных отношений известны различные международно-правовые формы объединения государств: империя, конфедерация, международная организация, протекторат, содружество, сообщество, союз, федерация и др. Некоторые из перечисленных являются разновидностями других объединений. С точки зрения принадлежности суверенитета государства наибольший интерес представляют такие международно-правовые формы, как федерация, конфедерация и международная организация. Для первичного субъекта международного права, вступающего в международное объединение, принципиальным является вопрос сохранения, исчезновения или возникновения государственного суверенитета.

Как известно, суверенитет федеративного государства возможен только при отсутствии суверенитета у субъектов федерации, даже если они фактически сохраняют статус государств. В федеративном государстве суверенной может быть лишь федерация. Вместе с тем полагаем возможным говорить о государстве как об обществе, структурированном в цельный социальный организм даже если такое государство не обладает суверенитетом. Существуют территориальные образования в рамках федераций, которые по структуре, функциям, наличию своей конституции, высших органов власти, управления и суда, территориальных пределов, других государственных атрибутов и т.п. юридически представляют собой государства, но не являются суверенными государствами.

Основой федеративного государства является международный договор, который в момент появления нового государства становится внутригосударственным актом, как правило, устанавливающим распределение полномочий между федеральным центром и субъектами федерации. В федерации отношения между субъектами регулируются федеральной конституцией и внутригосударственными законами, т.е. нормами внутригосударственного, а не международного права. Федерация обладает верховенством на всей территории, охватывающей ее территориальных субъектов, и имеет статус суверенного государства.

Суверенитет исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, которые обладали бы верховенством и независимостью. С формально-юридической точки зрения, субъекты федерации могут располагать определенными государственными полномочиями, но не суверенитетом. Отдельные аспекты юрисдикции могут быть распределены между органами федерации и органами ее субъектов, однако в международных отношениях федерация выступает цельным государством. Признание за субъектами федерации каких-либо прав и обязанностей в международно-правовой сфере зависит исключительно от норм внутригосударственного права федерации. Только в этом смысле, полагаем, субъекты федерации могут обладать ограниченной международно-правовой правоспособностью одновременно с универсальной правоспособностью федерации.

В отличие от федеративного государства конфедерация, с международно-правовой точки зрения, представляет собой международно-правовое объединение государств, сохраняющих суверенитет, в основе которого лежит международный договор. Деятельность конфедерации относится к сфере международно-правовых отношений. Договор об учреждении конфедерации является частью международного права. Государства-члены конфедерации добровольно возлагают определенные свои функции на центральные органы конфедерации, включая возможность заключать международные договоры по определенному кругу вопросов, но в то же время сами продолжают владеть делегированными функциями как полноправные государства. Международная правоспособность и международная правосубъектность конфедерации ограничены ее государствами-членами, ее власть не является суверенной.

В конфедерации могут быть созданы правительственные органы, однако сфера их деятельности всегда ограничена. Хотя центральное правительство конфедерации существует и осуществляет делегированные полномочия в международных отношениях государств, оно обычно не уполномочено контролировать все внешние отношения государств-членов, поэтому в международном общении принимают участие множество государств. Государства-члены конфедерации сохраняют право самостоятельно заключать договоры с иностранными государствами даже по тем вопросам, которые были возложены на общие органы конфедерации, и становиться участниками международных организаций при условии сохранения интересов конфедерации и ее участников. Таким образом, международно-правовую ответственность за несоблюдение международных договоров с третьими государствами несет субъект международного права, его заключивший – конфедерация или государство-член.

Конфедерация не является государством. Традиционная конфедерация, как правило, не имеет своей территории, единых законодательных и судебных органов, а также государственной юрисдикции. Властные полномочия конфедерации ограничены рамками международного договора и направлены главным образом для достижения общих задач государств-членов конфедерации, в основном, для коллективного обеспечения внутренней и внешней безопасности каждого государства-члена. Органы конфедерации осуществляют делегированные властные полномочия в определенных пределах, обычно только в отношении самих государств-членов, а не их граждан. Каждое государство-член конфедерации само обеспечивает юридическую связь между конфедерацией в целом и гражданами государств-членов.

Во второй главе «Международно-правовые аспекты суверенитета государств в условиях глобализации» анализируются международно-правовые стороны суверенитета государств в условиях глобализации.

Развитие глобализации стало возможным благодаря постепенной ликвидации экономических барьеров, препятствовавших движению капитала и расширению торговли, а также благодаря техническим достижениям, развитию информационных технологий, интернета и средств коммуникации, снижению транспортных расходов. Одной из важнейших характерных черт глобального мира к началу XXI века стала рыночная экономика. Считается, что выгоды глобализации в условиях рыночной экономики заключаются в более быстром экономическом росте, эффективном использовании ресурсов, ускоренном внедрении и распространении технических достижений, более высоком уровне жизни отдельных лиц и государств в целом. Глобализация открывает выходы государств на новые мировые рынки, расширяет доступ к потокам капитала, технологиям, более дешевому импорту и дополнительным экспортным возможностям. Естественные барьеры времени и пространства уменьшены.

Глобализацию следует рассматривать как объективное неизбежное явление, имеющее позитивные стороны и открывающее новые возможности. В связи с влиянием глобализации значительно сокращается стоимость перемещения информации, людей, товаров и капиталов по всему миру – глобальные коммуникации становятся быстрее и дешевле. Наукоемкие и высокотехнологичные отрасли промышленности зарекомендовали себя как наиболее быстрорастущие секторы мировой экономики, и успех экономического развития все больше зависит от способности государств участвовать и конкурировать в них. Параллельно с глобализацией продолжают развиваться технический прогресс и экономическая интеграция во всем мире, которые подталкивают государства к принятию единообразных общемировых стандартов и моделей поведения.

Мировая экономика все больше глобализируется, однако государственные политические и социальные институты продолжают оставаться национальными или региональными. Внутри государств набирают силу политические силы, выступающие за укрепление и расширение возможностей государства в сфере защиты прав и интересов наименее обеспеченных граждан. Государства усматривают прямую зависимость между экономическим развитием, социальной справедливостью и безопасностью. В этой связи важным направлением принятия правовых и экономических мер государством становятся усилия, направленные на устранение противоречий между социальной стабильностью, с одной стороны, и экономическим ростом – с другой.

Процесс глобализации развивается благодаря существованию современного международного права и государств как первичных субъектов международного права и требует, чтобы обеспечение основных интересов государств и их экономическое развитие осуществлялось в соответствии с международным правом и основывалось на уважении прав человека. Глобализация в основном ведет к созданию международных юридических механизмов в рамках международного частного права, которые призваны конкурировать с органами управления государственной власти. Среди наиболее заметных новшеств, действующих сегодня в частном секторе, стоит назвать международный коммерческий арбитраж и разнообразные финансовые агентства, которые осуществляют консультативные и оценочные услуги, необходимые для функционирования глобальной экономики, а также организации гражданского общества.

Распространение и развитие ТНК является естественным отражением усиления влияния частных лиц в мировой рыночной экономике. Рост влияния ТНК связан со всемирным масштабом их деятельности и финансово-экономической мощью. Значение ТНК также укрепляется благодаря увеличению их участия в частно-государственных партнерствах, создаваемых для решения конкретных задач. ТНК эффективно оказывают влияние на политику и практику государственной власти как промышленно развитых, так и развивающихся государств, а также на международные структуры управления.

Вместе с тем следует признать, что в современных условиях глобализации государство не утрачивает своего суверенного статуса, его роль и значение не ослабевают. Роль государства становится более важной с точки зрения контроля правительством ресурсов, направляемых в эффективный частный сектор и неправительственным организациям. Функции государств сосредоточиваются в основном на создании стабильного политического климата, последовательной и справедливой правовой базы, благоприятной для рыночной экономики, а также на рационализации государственных функций.

Рост взаимозависимости государств ведет к тому, что они все чаще прибегают к добровольному возложению традиционных государственных функций на международные организации. Несмотря на расширение круга коллективных интересов государств и всего международного сообщества в условиях глобализации, допускающих определенные добровольные ограничения функций суверенных государств с целью достижения государственных интересов, современный международный правопорядок не дает оснований для утверждения о возможности ограничения суверенитета. Глобализация не ведет к ограничению государственного суверенитета.

Положение государств как основных субъектов международного права не изменяется в связи с глобализацией, оно неотделимо от таких понятий, как независимость и самостоятельность, а также права человека, общечеловеческие ценности и прогресс в достижении социальных целей. Объективный характер глобализации делает бессмысленными рассуждения на тему того, что ее развитие и воздействие на суверенные государства могли бы происходить в другой форме. Государства, как правило, заинтересованы в приспособлении своих национальных интересов к интересам международного сообщества.

В результате изменения геополитической ситуации в мире государства получили возможность добиваться целей, которые им было бы затруднительно достигать самостоятельно, через международные организации. Закономерным результатом развития глобализации стало появление политико-правовой концепции «несостоятельных» государств. Правительства «несостоятельных» государств демонстрируют свою неспособность создать нормальные условия для экономического развития, защиты прав человека и благополучного проживания своих граждан. Доктрина международного права исходит из того, что суверенное государство обязано заботиться о благосостоянии своего народа и выполнять свои обязательства перед международным сообществом в каждый момент времени.

Противоречия между полномочиями государственной власти по управлению аспектов въезда/выезда в государство и обязательством защищать государственную территорию возникает уже в связи с наличием факта существования нелегальных мигрантов. В условиях глобализации в международном праве намечается новая тенденция формирования подходов к системе международных отношений, согласно которой человеческий фактор и соблюдение прав человека являются определяющими критериями, не допускающими использование универсальной правоспособности суверенного государства в качестве обоснования нарушения прав человека в пределах национальных границ.

Основные особенности глобализации заключаются в том, что этот объективный процесс, во-первых, связан со сложными процессами, в результате которых национальная деятельность государства во все большей степени осуществляется под воздействием международных факторов, а во-вторых, влечет за собой возникновение международных институциональных структур, политика в которых формируется под влиянием соотношения сил государств-участников.

Процесс глобализации способствует развитию правового качества надгосударственности в деятельности международных организаций в связи с поиском наиболее эффективных международно-правовых путей решения государственных задач с помощью многостороннего механизма, с учетом того, что между государствами-членами, кроме правового, существует объективное неравенство.

Качество надгосударственности, как правило, проявляется в деятельности тех международных организаций, в учредительных документах которых установлена широкая компетенция для достижения целей и задач организации. Именно государственная власть суверенных государств-членов, учреждающих международную организацию, определяет какие цели и задачи делегировать международной организации и какими именно полномочиями ее наделить, а также закрепляет в своем законодательстве положения о возможности возложения государственных прав на международную организацию.

Другим важным элементом управления и влияния государственной власти на международной арене становится участие государств в выработке основных стратегических направлений взаимодействия международного сообщества, а также международного регулирования, включая правовое регулирование и регулирование не связанное с созданием норм международного права, например, в рамках международных клубов: «Большой восьмерки», Парижского клуба и др.

Во времена создания существующей многосторонней системы ООН, устав которой лежит в основе современного международного права, планирование развития как отдельных государств, так и всего международного сообщества осуществлялось исходя из совершенно отличных настоящему времени представлений. Современные технические возможности глобализирующегося мира в то время были просто были немыслимы. Несмотря на это, имеющийся международный правопорядок продолжает сохранять заложенных в послевоенное время принципы, связанные, прежде всего, с равноправием государств международного сообщества и взаимным уважением государственного суверенитета. Государственный суверенитет как юридическое качество независимого государства продолжает оставаться необходимым условием многостороннего сотрудничества государств.

Третья глава «Международно-правовые особенности институциональной интеграции суверенных государств» раскрывает современные особенности функционирования международных организаций в условиях многосторонних международных отношений.

Начало современного международного права следует связывать с возникновением ООН в 1945 году ввиду значения последствий, которое это событие имело для международного сообщества и международного права. ООН замышлялась как юридический инструмент и эффективная система коллективной безопасности, при которой акт агрессии против одного государства воспринимается как агрессия против всего международного сообщества суверенных государств. Принципы, заложенные в Уставе ООН, исходят из идеи многостороннего мира, при котором ответственность за международный мир и безопасность должны брать на себя все государства, входящие в международное сообщество.

Создатели ООН исходили из того, что вопросы безопасности, экономического развития и прав человека неотделимы друг от друга. В Уставе ООН говорится, что организация создана для того, чтобы «вновь утвердить веру в основные права человека», а также «содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе». Основатели ООН хорошо понимали, что мир напрямую зависит от устойчивого развития и стабильности, которая в условиях глобализации становится не менее важным фактором международного благополучия, чем военная безопасность.

Послевоенные международные организации были основаны исходя из понимания, что мир состоит из отдельных независимых субъектов международного права, участвующих во внешних сношениях. Результатами, достигнутыми во времена создания ООН, международное сообщество пользуется до настоящего времени, укрепляя отношения открытости и сотрудничества посредством международных договоров многосторонней системы ООН. Устав ООН до сих пор служит надежной основой для достижения решений широкого круга международных проблем.

В XXI веке всем государствам стало ясно, что серьезные угрозы безопасности, которые ставят под удар все международное сообщество, заключаются не только в возможных агрессивных войнах между государствами, новых угрозах и вызовах, но и в вопросах экономического развития. Опираясь на исторический опыт, уникальную информацию и широкие знания, приобретенные более чем за 60 лет, многосторонняя система ООН до настоящего времени представляет собой стержень всей международной системы сотрудничества и современной структуры управления в мире. ООН до настоящего времени является международным инструментом для улаживания разногласий, а не просто форумом для заявлений о них.

Предпосылки для создания первых международных организаций появились еще в середине XIX века. Как известно, первая действующая международная организация, Международный телеграфный союз, была создана в 1865 году. Уже в 1874 году цивилизованными государствами была принята Всеобщая почтовая конвенция, которая закрепила три специальных международно-правовых принципа содействия многостороннего почтового обмена, у которых даже в названиях прослеживается их всемирный характер и масштаб: единство почтовой территории, единообразный тариф, свобода транзита. Впоследствии в ст. 35 Конвенции 1957 года императивность «почтовых» принципов была закреплена: «Если какое-либо государство не соблюдает постановлений ст. 34, касающейся свободы транзита, то администрации других государств имеют право прекратить почтовые сношения с этим государством».

Именно межгосударственная система ООН сделала возможным появление глобализации. В системе ООН изначально закладывались значительные всеобъемлющие возможности, способные обеспечить потребности всего международного сообщества. В условиях формирования международной глобальной системы уникальный потенциал семьи специализированных учреждений ООН является важным фактором сохранения стабильности международного сообщества и защиты интересов государств-членов. Всеобъемлющая система ООН представляет собой основу многостороннего управления и имеет все необходимое, чтобы обеспечивать основные интересы государств в условиях глобализации.

Значение ООН трудно переоценить. Система ООН обеспечивает возможность организации совместных действий почти всех государств мира через институт взаимосвязанного членства для обеспечения потребностей взаимозависимого современного международного сообщества; государства-члены взаимно связаны друг с другом через непосредственное сотрудничество на местах, официальные международные консультации и неформальные межгосударственные контакты на разных дипломатических уровнях; государства-члены имеют возможность регулярного и оперативного обмена информацией одновременно по широкому кругу вопросов, в том числе через постоянные представительства государств-членов при международных организациях; посредством системы ООН реализуется нормотворческая функция самостоятельно ООН через заключение международных договоров, и посредством ее государств-членов; осуществляются контрольные функции; к нарушителям применяются санкции и используются судебные процедуры Международного суда ООН.

В настоящее время, по мнению ряда государств, ООН якобы утратила свою эффективность, поскольку процесс экономической глобализации международного сообщества противоречит исходным международно-правовым принципам и понятиям; руководящие структуры ООН не соответствуют современным реальностям. Все больше государств претендует на возможность увеличить свое влияние на процесс принятия решений в Совете Безопасности, который реализует свои функции на основе устаревшего распределения сил и блоковых отношений, существовавших после 1945 года. Система ООН создавалась исходя из международной ситуации послевоенного многостороннего мира, но и сейчас, когда объективно формируется и утверждается глобальный мир, ООН продолжает сохранять свою эффективность, хотя и сталкивается с системными проблемами.

Послевоенные политики США использовали преимущества сильного положения своего государства в мире, чтобы инициировать появление основ международной экономической системы, включающих меры по созданию валютно-финансовой системы, либерализации торговли, финансированию развития государств. В системе международных экономических отношений до настоящего времени действует система, заложенная по инициативе США на Бреттонвудской конференции 1944 года. Мировые экономические процессы в основном управляются ни через Экономический и социальный совет ООН, а посредством взаимосвязанной структуры международных организаций – группы Всемирного банка, МВФ, ВТО-ГАТТ. Лидерство в упомянутых международных организациях, бесспорно, принадлежит США, которые обладают крупнейшими долями участия и, соответственно, влияния, а также единоличным правом вето в системе МВФ-Всемирный банк2. Триединая структура является существенным фактором глобализации и в процессе проведения переговоров об изменении правовых норм, лежащих в основе торговли, структурных преобразований и финансов.

Как известно, окончательное признание международных организаций в качестве субъектов международного права связывается с консультативным заключением Международного суда ООН от 11 апреля 1949 г. Наличие международной правосубъектности международной организации подчеркивает определенную автономность международной организации по отношению к государствам-членам.

Располагая компетенцией, отличающейся от государственной, члены международной организации, реализуя государственные права, расширяют свою компетенцию. Поскольку возложение полномочий на международную организацию носит добровольный характер, можно говорить, что это обстоятельство имеет объективные предпосылки, основанные, прежде всего, на национальных интересах государств-участников. Суверенитет государства проявляется в независимом и свободном принятии решения о вхождении или выходе из международной организации. Вхождение государств в международную организацию и возложение на нее полномочий не несет в себе опасности потери государственного суверенитета, а, наоборот, ведет к утверждению приоритетного значения суверенных государств по отношению к другим субъектам международного права.

В условиях возрастающей взаимозависимости всего международного сообщества возложение государствами своих традиционных полномочий на международные организации в целях успешного решения внутригосударственных и международных проблем становится очевидной тенденцией современного развития. В условиях экономической глобализации государства не заинтересованы поступаться своим суверенитетом. Основополагающий принцип международного права, утверждающий суверенное равенство государств, за всю послевоенную историю никем не ставился под сомнение, и обеспечивает эффективность всей системы международных отношений до настоящего времени. Реализация полномочий международной организации не означает для государств-членов ограничение, отказ или лишение их суверенитета. Развитие международного права, вероятно, также будет идти по пути расширения многосторонних возможностей государств.

Качество и количество полномочий, которые возлагаются государствами-членами на международную организацию, не равны качеству и количеству полномочий, которыми располагает каждое государство-член по этим вопросам. Полномочия, которые реализует международная организация, могут, по сути, совпадать с государственными полномочиями, однако говорить о полномочиях, прерогативах, правах или компетенции, присущих государственному суверенитету, в случае международной организации, не представляется корректным. Международная организация не может порождать права, присущие суверенитету, поскольку природа ее власти и власти государства различны. В этой связи неверно будет приравнивать существующую надгосударственность международных организаций к возможностям функционирования глобального правительства.

Качество надгосударственности в деятельности международных организаций развивается в тех сферах межгосударственного сотрудничества, где международные проблемы могут представлять угрозу для всей цивилизации или региона в целом, которые затрагивают интересы всего человечества или имеют всеобъемлющий региональный характер и требуют для своего решения объединенных усилий государств.

Идея о необходимости наделения международных организаций элементами надгосударственности как эффективный путь решения всеобщих и глобальных проблем не является чем-то новым. Возможность международной организации принимать обязательные по отношению к государствам-членам решения означает не наличие у нее «суверенитета» или «верховенства», а лишь добровольно выбранный государствами многосторонний способ решения проблем, имеющих значение для международного сообщества. Эту позицию можно считать утвердившейся в отечественной доктрине международного права.

Конечно, в случае надгосударственности, ни о каком пересмотре норм, не соответствующих общепризнанным нормам современного международного права, речи не идет, хотя бы потому, что по своей природе полномочия международной организации обеспечивают власть производную от суверенной, а не саму власть государств. Решение государства об участии в надгосударственной организации формируется с учетом сопоставления дополнительных возможностей, которое оно может приобрести от участия в такой международной организации, и определенных правил международной организации и возможных ограничений, которые государству необходимо будет принять. Очевидно, что такие ограничения связаны не с изменением суверенного статуса государства, но с принятием конкретных условий и обязательств.

Проведенный анализ показал, что качество надгосударственности, как правило, выявляется на стадии реализации задачи международной организацией, а не ее постановки государствами-членами. Важным выводом из последнего утверждения считаем то, что именно государства-члены многостороннего межгосударственного института, в соответствии с установленной процедурой принятия решений, одобряют решение о целесообразности применения надгосударственных механизмов, как наиболее эффективных и соответствующих конкретной задаче. Считаем, что в связи с тем, что между государствами существует объективное неравенство во всех смыслах, кроме юридического, качество надгосударственности имеет хорошую почву для своего развития. Причем усиление надгосударственного компонента в деятельности международных организаций не умаляет принципа суверенного равенства государств.

История развития современного международного права демонстрирует тенденцию к увеличению международно-правовых решений, принятых с участием многосторонних институтов, главным образом, международных организаций. Добровольное согласие государств на реализацию традиционных государственных функций через международную организацию доказывает, что, во-первых, государства все чаще признают многосторонние инструменты более эффективным механизмом для решения как своих государственных, так и всеобщих международных проблем; во-вторых, количество проблем, имеющих всеобъемлющий характер, увеличивается как за счет «вовлечения» в проблему большего количества государств, так и появления новых, ранее не столь актуальных проблем; и, в-третьих, человечество осознает себя как единое целое, выдвигает на первый план общечеловеческие ценности и, как следствие, допускает качество надгосударственности в деятельности международных организаций.

Появление и развитие Европейского союза является примером успешной попытки сохранения влияния государств региона на универсальном уровне в условиях глобализации. Характер европейского интеграционного процесса на протяжении ряда лет складывался как следствие координации хозяйственно-экономической политики. Заслуга организаторов ЕС заключается в том, что, наделив Европейские сообщества надгосударственными полномочиями, они смогли превратить их в единый механизм, способный развиваться в условиях глобализации.

Во времена глобального биполярного противостояния надгосударственность подвергалась критике или полному отрицанию, поскольку надгосударственный характер международных организаций, в которые входили бы государства различных социально-экономических и политических систем, объективно был исключен. Вероятно, именно по этой причине наибольшее развитие получили и подверглись последующему исследованию надгосударственные качества Европейских сообществ, объединяющие государства одного региона и имеющие сопоставимые социально-экономические системы.

С учетом специфики права ЕС существовало мнение, что надгосударственные элементы, сложившиеся в правовой практике европейского интеграционного объединения, нельзя полностью отождествлять с теми, которые имеют место в ряде традиционных международных организаций, что они якобы имеют свои особенности: право организации своими решениями обязывать и уполномочивать физических и юридических лиц государств-членов; непосредственное действие решений организации на территории государств-членов.

Интеграция европейского объединения развивается в рамках международного права и движется по направлению к конфедеративной форме правового устройства регионального объединения. По мнению автора, формально, то чего не хватает европейскому интеграционному объединению, чтобы его можно было квалифицировать как конфедерацию, – это политической воли его государств-членов и договорно-закрепленных международно-правовых гарантий, содержащих взаимные права и обязанности суверенных и независимых государств, вошедших в конфедеративный союз, которые, в частности, могли бы составить содержание общеевропейского конституционного договора.

Анализируя исторический процесс развития Европейского союза, можно с уверенностью утверждать, что федерация на его основе вряд ли возможна, поскольку главный принцип существования европейских государств противоречит федеративному – нет оснований, при которых договаривающиеся стороны были бы заинтересованы «отказаться» от суверенитета в пользу единого центра. Государства Европы традиционно стремятся к независимости и сохранению своего суверенитета.

Признавая наличие региональных интеграционных процессов во всех частях мира, на тех же основаниях, что и для «европейского права», можно было бы выделить в отдельную категорию, например, «латиноамериканское право», «азиатское право», «африканское право» и т.п. Однако подобный подход, уверены, приведет скорее к разрушению общего международно-правового поля, чем к его укреплению и консолидации, что, очевидно, противоречит интересам и устремлениям всего международного сообщества государств. Кроме того, в настоящее время единого регионального правового пространства для всей географической Европы в реальности не существует и вряд ли возможно в обозримом будущем по причине объективных политических, геостратегических, экономических и юридических барьеров между Западом и Востоком Европы. Полагаем, что более правильным названием совокупности правовых норм, имеющих отношение к региональной интеграции суверенных государств Европы, вместо «европейского права» является – «право европейской интеграции». Не умаляя особенностей права европейской интеграции, признаем, что в его основе лежит именно международное публичное право – право международных организаций.

Четвертая глава диссертации «Соотношение государственного суверенитета и надгосударственности международных организаций в современном международном праве» посвящена исследованию качества надгосударственности в деятельности международных организаций.

Проблема существования надгосударственности возникает в связи с поиском наиболее эффективных путей решения усиливающихся всеобъемлющих и глобальных задач в рамках международных организаций и не направлено на нарушение или ущемление суверенитета. У мирового сообщества нет иного выбора, кроме как найти ответ на вызовы глобализации. Объективной основой надгосударственности является растущая взаимосвязь и взаимообусловленность международной жизни народов и государств, требующие новые, более эффективные многосторонние инструменты международного сотрудничества в различных областях. Качественные изменения в характере многостороннего международно-правового регулирования в сторону развития надгосударственности международных организаций связываются нами с попыткой правового обеспечения политических задач объединения государств мира.

Возникновение надгосударственных функций в компетенции международной организации является результатом объединительных тенденций и суверенного волеизъявления государств-членов на основе принципов и норм международного права и, как правило, служит для достижения глобальных интересов государств, связанных с более тесным сотрудничеством и продвижением идей о будущем гармоничном устройстве мира, а не для использования их в качестве инструмента суверенно-властного вмешательства во внутренние дела государств.

Сущность надгосударственности определяется объективными интересами государств-участников международной организации, которые находят отражение как в уставе, так и в практической деятельности международной организации. Надгосударственность возможна только в случае совпадения интересов большинства государств-членов международной организации и при наличии их общего согласия о достижении целей и задач международной организации с помощью надгосударственного механизма.

Столкновение интересов между волей организации и волями одного или нескольких государств-членов может возникнуть лишь в ходе реализации целей и задач международной организации, а не на этапе их установления в учредительном договоре международной организации. Поскольку говорить о действительности международно-правовых норм, противоречащих конституции, как в теоретическом, так и в практическом плане не верно, следует признать, что источником качества надгосударственности на современном этапе являются соответствующие положения конституций государств о возможном возложения на международные организации определенных функциональных полномочий, входящих исключительно в компетенцию государств.

Наложение обязательств на государства-члены со стороны международной организации независимо от их согласия осуществляется на основании положений учредительных актов международных организаций и установленных в них процедур. Надгосударственность, как правило, возникает в связи с достижением поставленных целей и задач международного договора, учреждающего международную организацию. Качество надгосударственности проявляется в процессе выполнения задач международной организации за счет ее внутреннего потенциала, например за счет широких полномочий или подразумеваемой компетенции организации, источником которой может быть внутреннее право соответствующего международного образования. Важно отметить, что надгосударственность возможна лишь в отношении тех норм права, которые находятся в рамках полномочий международной организации, необходимых для достижения ее уставных целей и задач, причем нарушение этого порядка создает основания для лишения правовых актов международной организации законной силы.

С теоретической точки зрения, изменение задач надгосударственного объединения в пользу консолидированных или личных интересов его государств-членов не влияет на природу надгосударственности. В случае необходимости, с согласия и по решению государств-членов через установленную внутриорганизационную процедуру, государства-члены могут принять новое перераспределение сфер компетенции между международной организацией и государствами-членами, которое объективно будет отвечать интересам международного сообщества и требованиям исторического момента.

Принимая решение о надгосударственности, важно понимать, что не столько существенно ответить на вопрос: «Может ли международная организация реализовывать надгосударственные полномочия?», сколько – «Следует ли ей это делать, т.е. отвечают ли обязывающие решения международной организации интересам международного сообщества в каждом конкретном случае?». В любом случае решение о применении надгосударственности международной организации достигается с помощью межгосударственного согласования.

В отечественной доктрине международного права признается, что надгосударственность – сложное качество международной организации, по неопределенности и спорам, которые оно вызывает, вполне соответствует качеству государственного суверенитет. Понимание надгосударственности в современных международных отношениях в значительной степени зависит от понимания суверенитета. Преодоление отношения к суверенитету как инструменту отгораживания от внешнего мира и противостояния государств на международной арене следует признать важным политико-правовым достижением государств международного сообщества после биполярного мира.

В отечественной литературе наиболее часто цитируемое определение надгосударственности международной организации было предложено Е.А.Шибаевой, которая определили суть надгосударственности как «вопрос о соотношении суверенитета государств-членов с полномочиями созданного ими внутриорганизационного механизма», где «степень делегирования составляет сущность института наднациональности». По нашему мнению, определение Е.А.Шибаевой не дает точной дефиниции качеству и не может отвечать требованиям современного этапа развития международного права, поскольку выявляет отношение автора к суверенитету как относительному понятию, определенному набору полномочий, присущих государству, а не как к абсолютному государственному качеству.

Критический анализ многочисленных монографий и источников, посвященных надгосударственности, позволил сформулировать наиболее часто упоминаемые признаки этого качества, многие из которых, по мнению автора, не отражают сути качества надгосударственности: 1. Признание общности интересов государств-членов надгосударственной организации; 2. Принятие решений надгосударственной организации большинством голосов государств-членов; 3. Независимость международных чиновников надгосударственной организации; 4. Финансовая независимость надгосударственной организации; 5. Право надгосударственной организации своими решениями обязывать и уполномочивать физических и юридических лиц государств-членов; 6. Непосредственное действие решений надгосударственной организации на территории государств-членов; 7. Невозможность одностороннего выхода из надгосударственной организации; 8. Независимый характер власти надгосударственных организаций по отношению к государствам-членам; 9. Существование эффективной власти надгосударственных организаций; 10. Приоритетный характер полномочий надгосударственной организации по отношению к соответствующей компетенции государств-членов; 11. Наличие широких полномочий и подразумеваемой компетенции у надгосударственной организации; 12. Принятие надгосударственной организацией решений, обязательных для государств-членов; 13. Передача государствами-членами части своих суверенных полномочий международной надгосударственной организации

Государство не может передать организации ни в полном, ни в частичном виде свой суверенитет и наделить международную организацию суверенным качеством, поскольку суверенитет – качество независимого государства, которое не может быть присуще международной организации. При рассмотрении вопроса о надгосударственности следует исходить из признания единства и неделимости суверенитета. Надгосударственность может существовать лишь в рамках тех международных образований, в которых государства-члены не утратили своего суверенитета.

Учреждая международную организацию, государства наделяет ее производной правосубъектностью с определенным объемом полномочий. Участие государств в надгосударственной организации не означает для них утрату суверенитета, поскольку природа власти международной организации и власти государства различны, а также потому, что международная организация не может порождать права, присущие суверенитету. В отличие от государственных прав, присущих суверенитету, надгосударственная организация может обладать только производными правами, которыми ее наделяют государства-участники.

Делегирование государственных прав в пользу международной организации не умаляет ни правосубъектности государства, ни его правоспособности. Государство возлагает на международную организацию только часть своих государственных прав и только в строго ограниченных областях, при этом государство не утрачивает своей независимости и полностью сохраняют свой международный статус.

Важно подчеркнуть, что даже гипотетическая передача всех полномочий государства в пользу надгосударственной организации не может быть критерием утраты суверенитета государства, поскольку в современном международном праве правомерным пределом прекращения существования государственного суверенитета может быть только добровольное волеизъявление народа государства.

Надгосударственность международной организации может носить относительный характер, поскольку в современном международном праве суверенные государства обладают способностью в любое время прекратить свое членство в международной организации, и отнять это право у государств нельзя, равно как они сами от него отказаться не могут, даже включив соответствующее положение в международный договор, учреждающий международную организацию.

Формальный юридический анализ показывает, что конфедерация по своей природе близка к международной организации. Природа надгосударственности международной организации и конфедерации также, считаем, в целом схожа. Отличия в основном касаются количества участников международного объединения и самое главное – качества и масштабов вопросов, делегированных «единым центральным органам» объединения. В отличие от классической международной организации, конфедерация как договорное международно-правовое объединение государств, обычно, имеет «более» политические цели в сферах внешней политики, совместной обороны и экономики.

Беспрецедентный объем и интенсивность международного сотрудничества, увеличение масштабов глобализации, объективное историческое, экономическое, социальное, экологическое и т.д. неравенство государств на фоне их суверенного юридического равенства, гарантированного современным международным правом, обусловили появление надгосударственных международных организаций с нетрадиционно широкими полномочиями.

В заключении работы излагаются основные выводы и рекомендации диссертационного исследования.

Список авторских публикаций по теме диссертационной работы3

(общий объем публикаций более 80,0 п.л.)

  1. Учебное пособие. Международные кредитно-финансовые организации. Правовые аспекты деятельности.– М. «МНИМП», 1999, 272 с. (17,5 п.л.)
  2. Статья. Договоры об избежании двойного налогообложения.// Закон. № 5.– М., 2000. С.53-57. (0,9 п.л.)
  3. Учебник. Международное право. Под ред. В.И.Кузнецова. Раздел «Международное финансовое право».– М., «Юрист», 2001. С.613-623. (вклад авт. 0,6 п.л.)
  4. Статья. О двойном российско-австралийском гражданстве.// «Горизонт» № 25, 26, еженедельная газета (под псевд. А.Александров).– Австралия, Сидней, 2002. С.18, 19. (1,0 п.л.)
  5. Статья. Российская таможня дает добро.// «Горизонт» № 34, еженедельная газета (под псевд. А.Александров).– Австралия, Сидней, 2002. С.22. (1,0 п.л.)
  6. Статья. О российских пенсиях.// «Горизонт» №35, еженедельная газета (под псевд. А.Александров).– Австралия, Сидней, 2002. С.15. (0,5 п.л.)
  7. Статья. Об иностранцах в России и не только…// «Горизонт» № 38, еженедельная газета (под псевд. А.Александров).– Австралия, Сидней, 2002. С.14. (0,5 п.л.)
  8. Статья. Миграционное законодательство Австралии.// Внешнеэкономический бюллетень N 4.– М., 2003. С.65-79. (1,1 п.л.)
  9. Монография. Международные финансовые организации. Правовые аспекты деятельности.– М., «Омега-Л», 2003. 294 с. (18,5 п.л.)
  10. Монография. Международные финансовые организации. Правовые аспекты деятельности.– М., «Омега-Л», 2006. 294 с. (переиздание)
  11. Статья. Преступления в отношении женщин и детей по международному праву.// Актуальные вопросы противодействия международной преступности на современном этапе. Материалы Международной конференции 19.04.05 г.– М., ДА МИД России, 2005. С. 80-88. (0,5 п.л.)
  12. Учебник. Международное право. Под ред. А.А.Ковалева, С.В.Черниченко.– М., «Омега-Л», 2006. С.500-521. (вклад авт. 1,3 п.л.)
  13. Монография. Суверенитет государства в современном мире.– М., «Научная книга», 2006. 246 с. (15,5 п.л.)
  14. Монография. Надгосударственность в современном международном праве.– М., «Научная книга», 2007. (15,0 п.л.)
  15. Статья. Суверенитет государства в современном мире.// Черные дыры в Российском законодательстве, №1.– М., 2007. С.76-79. (0,4 п.л.)
  16. Статья. Надгосударственность в международном праве.// Государство и право – М., 2007. (1,3 п.л.)
  17. Статья. Особенности юридической природы права европейской интеграции.// Юрист международник.– М., 2007. (1,0 п.л.)
  18. Статья. О суверенитете государств в международном праве.// Черные дыры в Российском законодательстве, №2.– М., 2007. С.349-353. (0,4 п.л.)
  19. Статья. Явление надгосударственности в праве европейской интеграции.// Сборник, посвященный юбилею Л.Н.Галенской.– Спб., 2007. (1,1 п.л.)
  20. Статья. Правовые особенности статуса международных организаций в современном мире.// Дипломатическая служба.– М., 2007. (0,6 п.л.)
  21. Статья. Актуальные аспекты международного права в условиях глобализации.// Вестник РУДН.– М., 2007. (0,5 п.л.)
  22. Статья. Критика концепции относительного государственного суверенитета.// МЖМП.– М., 2007. (0,8 п.л.)
  23. Статья. Международно-правовые основы развития явления надгосударственности в условиях глобализации.// Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы развития региона в условиях трансформации общества».– Пятигорск, 2007. (1,0 п.л.)
  24. Статья. Правовой статус международных организаций в условиях экономической глобализации.// Внешнеэкономический вестник.– М., 2007. (0,5 п.л.)
  25. Учебник. Современное международное право. Под ред. А.А.Ковалева, С.В.Черниченко.– М. «Проспект», 2007. (вклад авт. 1,4 п.л.)
  26. Статья. О соотношении суверенитета и надгосударственности в современном международном праве.// Международное право, International law.– М., 2007. (1,3 п.л.)

1 Для целей настоящей работы под первичным субъектом международного права понимается суверенное государство.

2 Примечательно, что первым глобальным рынком в процессе всемирной интеграции стал в середине 70-х годов ХХ века международный рынок обмена валют, который и в настоящее время остается самым большим и во многих аспектах наиболее развитым глобальным рынком.

3 Список публикаций представлен в хронологическом порядке.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.