WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ФЕДОТОВ ИГОРЬ СЛАВОВИЧ

РАССЛЕДОВАНИЕ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,

СОВЕРШАЕМЫХ В ОТНОШЕНИИ МАЛОЛЕТНИХ:

ПРАВОВЫЕ, ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика

и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Воронеж – 2009

Диссертация выполнена в Академии управления МВД России

Научный консультант:                 доктор юридических наук, профессор

Кустов Анатолий Михайлович

Официальные оппоненты:        доктор юридических наук, профессор  Комиссаров Владимир Иванович

доктор юридических наук, профессор

Шаталов Александр Семенович

доктор юридических наук, профессор

Шурухнов Николай Григорьевич

Ведущая организация: Всероссийский научно-исследовательский

институт МВД России

Защита состоится 6 ноября 2009 года в 11 часов 00 минут на заседании диссертационного совета Д 212.038.04 при ГОУ ВПО «Воронежский государственный университет» по адресу: 394006, г. Воронеж, пл. Ленина, д. 10, корп. 9, ауд. 610.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Воронежского государственного университета.

Автореферат разослан «___»_______2009г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  В.А. Ефанова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Современная Россия переживает достаточно динамичный период своей истории, где наряду с положительными изменениями одним из отрицательных факторов выступает ежегодное увеличение количества преступлений, в том числе насильственных, совершаемых в отношении малолетних. В России с 2004 г. по 2008 г. число малолетних потерпевших увеличилось в три раза, при этом удельный вес несовершеннолетних потерпевших от общего числа потерпевших возрос с 2% в 2004г. до 4,9% в 2008 г. Усугубляют ситуацию данные о малолетних потерпевших от насильственных преступлений. В 2008 г. были убиты более 2 тысяч детей, от иных насильственных преступлений пострадали 126 тысяч, 12,5 тысяч числятся в розыске, 760 тысяч живут в условиях опасных для жизни и здоровья. В Воронежской области в 2008 г. в отношении детей было совершено 819 преступлений, что на 22,4% больше, чем в 2007 году (699). В январе 2009 года это число увеличилось еще на 5,7% (с 82 до 87) по сравнению с январем 2008 года. Выросло число причинений подросткам побоев, фактов неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетних.

Основываясь на приведенных выше данных, а также учитывая латентность насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, и связанные с этим психические и физические болезни детей, видим, что они в совокупности представляют одну из основных угроз генофонду России. Это связанно с тем, что детское население составляет немногим более одной четверти от его общей численности, которая неуклонно снижалась на протяжении последнего десятилетия. Несмотря на то, что ситуация с рождаемостью несколько улучшилась (общий коэффициент рождаемости в 1998 г. составлял 8,8 родившихся на 1000 человек, в 1999г. — 8,3, а в 2008 г. — 11,3), сохранилась негативная тенденция, связанная с детской смертностью, которая в России вдвое выше, чем в среднем по Европе, и составила в 2008 году 9,4 умерших до года на 1000 родившихся живыми. На этом фоне особую тревогу вызывает динамика роста числа насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних.

Отсутствие стратегического решения проблемы насилия в отношении детей и периодичность обращения внимания на ее отдельные аспекты со стороны государства не позволяют вести комплексную, целенаправленную борьбу с этим негативным явлением. Среди предлагаемых мер следует выделить отсутствие единых основ методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, где учитывались бы достижения науки криминалистики и современные тенденции, происходящие в сфере уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений.

Проблемы в обеспечении защиты наиболее социально уязвимой части населения — малолетних порождают то, что дети все чаще становятся жертвами противоправного поведения со стороны как посторонних лиц, так и близких родственников. Как показывает анализ изученных уголовных дел и других материалов, психическое и физическое насилие, унижение человеческого достоинства малолетних встречаются в семьях, школах, детских домах и интернатах, местах проведения досуга, специальных учебно-воспитательных учреждениях. Проявление жестокости к детям приводит к преступным последствиям, влекущим искалеченную в будущем жизнь ребенка, а подчас и его смерть. По данным профессора Оксфордского Университета Маргрет Саттеруэйт, число малолетних, ставших жертвами насильственных преступлений и имеющих в качестве объекта посягательства отношения, обеспечивающие их развитие, возросло в 2006 году по сравнению с 1999 годом примерно на 160%, а с 1990 годом на 375%, а их суммарная доля в общей структуре преступности — на 1%.

Складывающаяся ситуация свидетельствует о возрастании доли малолетних, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства. Вследствие этого они должны активно выступать в роли потерпевших и свидетелей как в ходе предварительного расследования, так и в суде. Однако установленные УПК РФ процессуальные возможности не всегда реализуются в рамках производства предварительного расследования, а иногда и в суде. Так, исходя из результатов изученных уголовных дел, лишь в 49% случаев малолетние признавались потерпевшими по делу, в остальных же случаях наравне с ними или, игнорируя наличие малолетнего, потерпевшими признавались один из его родителей (41%) или близких родственников (14%), а в 9% вообще никто не признавался таковым (как правило, по фактам детоубийств). Видится, что недооценка возможностей малолетних негативно влияет на качество и эффективность предварительного расследования, при условии, что все необходимые правовые основы для использования сведений, полученных от малолетних, как доказательств, сегодня созданы. Помимо этого малоэффективное применение новых информационно-технических средств при достаточно большом объеме сведений, необходимых для планирования процесса расследования, увеличивающийся обмен информацией при взаимодействии между заинтересованными субъектами расследования не удовлетворяют требованиям практики выявления и привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении насильственных преступлений в отношении малолетних.

Многогранность борьбы с насильственной преступностью в отношении малолетних не позволяет охватить всю ее рамками одного лишь исследования. Каждое из направлений такой борьбы требует фундаментального подхода и мобилизации максимума сил и средств. Поэтому в отдельности они достойны своего самостоятельного исследования, которое не должно при этом упускать из внимания того, что оно есть лишь часть всей деятельности, направленной на борьбу с рассматриваемыми насильственными преступлениями. Выявление, раскрытие и расследование насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, — это одно из таких направлений, которое требует пристального внимания, поскольку от успеха в данной деятельности в полной мере зависит и общий успех в борьбе с названным негативным социальным явлением. Как показывает практика, в данном направлении правоохранительной деятельности приходится сталкиваться со значительными трудностями, которые во многом обусловлены особенностями рассматриваемых преступлений.

В подобных условиях становится актуальной проблема разработки основ для формирования родовой криминалистической методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, как составного элемента в обеспечении защиты прав ребенка.

Успех в расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, во многом обусловлен тем, насколько дознаватели, следователи, оперативные сотрудники и иные должностные лица правоохранительных органов умеют сочетать в этой деятельности свой профессиональный и жизненный опыт, накопленный коллективный опыт правоохранительных органов в борьбе с насильственными преступлениями, совершаемыми в отношении малолетних, со способностью творчески мыслить, вне стереотипов и сформировавшихся шаблонов, при выявлении, раскрытии и расследовании конкретных преступлений из числа изучаемых. Эффективность деятельности в данном направлении зависит также и от наличия соответствующих основ, их адекватности тем проблемам, которые встают при расследовании конкретного насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего.

Вполне очевидно, что практика расследования рассматриваемых преступлений должна предполагать высокий уровень взаимодействия всех служб и должностных лиц правоохранительных органов, а также государственных и общественных организаций, преследующих цель защиты ребенка. Эффективность взаимодействия, как важный фактор в обмене криналистически значимой информации,  может позволить достичь перелома в ходе борьбы с данным опасным социальным явлением в пользу государства и общества.

Но не только эта аксиома должна быть основополагающей в системе требований, предъявляемых к расследованию насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних. Имеются и иные требования, без которых достижение ожидаемых следствием результатов невозможно. Они являются необходимой основой, ведущей к оптимизации всего процесса расследования рассматриваемых преступлений. При этом отметим, что проблемы, связанные с разработкой основ расследования названных преступлений, носят комплексный характер. Это обусловлено тем, что насильственные преступления, совершаемые в отношении малолетних, являются негативным последствием кризисных явлений в жизни общества и деятельности государства. Поэтому их решение также предполагает комплексный подход, который основан на использовании знаний, накопленных различными науками. Только в этом случае можно достичь оптимизации расследования изучаемых преступлений. Указанный подход и реализуется в настоящем исследовании, автор которого предпринял попытку проанализировать сложившуюся практику расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, для создания основ родовой методики их расследования.

Все указанные выше обстоятельства отражают актуальность проблемы и убеждают в важности изучения правовых, теоретических и организационных основ расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних.

Степень разработанности темы исследования. В настоящее время на монографическом уровне были проведены исследования некоторых вопросов расследования отдельных видов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних. Однако в данных исследованиях не подвергались системному анализу проблемы родовой методики расследования целой группы преступлений, весьма различных по составам и находящихся в разных главах УК РФ, но объединенных одним важным признаком — специфической фигурой малолетнего потерпевшего – жертвы преступления. Концептуальность рассматриваемого вопроса обусловила необходимость в разработке теоретической основы для формирования эффективных криминалистических методик расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних.

Интерес к этой проблеме вызван наличием целого ряда особенностей криминалистического обеспечения расследования изучаемых преступлений с учетом аспектов уголовно-правовой защиты малолетних и уголовно-процессуального регулирования деятельности участников уголовного судопроизводства. Отдельные пробелы подтверждаются и по результатам  проведенного анкетирования сотрудников правоохранительных органов, участвующих в раскрытии и расследовании насильственных преступлений в отношении малолетних. По мнению 48% опрошенных респондентов, наибольшую проблему вызывает деятельность педагога или психолога в производстве следственных действий с участием малолетних. Речь идет о неопределенности процессуального статуса педагога и психолога, отсутствии правового регулирования оплаты их труда за участие в следственных действиях и т.д. В числе существенных различий в расследовании общеуголовных преступлений и преступлений, совершенных в отношении малолетних, отмечаются значительное количество дополнительных участников — 23%, родственные связи между преступником и пострадавшим — 14%, сложность в собирании и оценке доказательств, полученных при участии малолетних потерпевших, — 15% и т.д.

В то же время следует отметить, что в юридической литературе, посвященной уголовно-правовым вопросам, проблемы защиты малолетних занимали заметное место. Они раскрыты в работах С.Н. Абельцева, Ю.М. Антоняна, М.М. Боровитинова, Т.П. Будяковой, Л.Д. Гаухмана, М.Н. Гернета, А.К. Звирбуля, Н.В. Вышиванюка, А.Н. Ильяшенко, Н.Г. Кадникова, А.Н. Красикова, Е.Б. Кургузкиной, О.В. Лукичева, Ф. М. Решетникова, В.А. Серебряковой, Н.С. Таганцева, В.И. Теребилова, И.Н. Туктаровой, Л.М. Щербаковой и др.

В рамках уголовно-процессуального регулирования деятельности участников уголовного судопроизводства проблемы, связанные с участием малолетних, исследовались в работах В.П. Божьева, Г.Н. Ветровой, О.Х. Галимова, И.В. Гецмановой, А.А. Жидких, А.А. Закатова, Н.Я. Калашниковой, Л.М. Карнеевой, Л.Д. Кокорева, В.А. Лазаревой, Э.Б. Мельниковой, Г.М. Миньковского, В.А. Михайлова, В.В. Николюка, В.Т. Очередина, С.К. Питерцева, А.А. Степанова, И. Я. Фойницкого и др.

Надо сказать, что в криминалистической литературе также имеются некоторые научные разработки, раскрывающие отдельные аспекты проблем расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних. Среди них работы В.К. Гавло, О.А. Зайцева, В.Н. Исаенко, Т.С. Кобцовой, С.В. Кузнецовой, И.А. Макаренко, М.М. Миловановой, Ю.Р. Орловой, Т.Е. Сарсенбаева, О.Ю. Скичко, Н.В. Соловьевой, С.П. Щербы и др.

На сегодняшний день имеются работы, которые посвящены общим положениям криминалистической методики (как раздела науки), в том числе отдельным аспектам формирования методик. Это труды таких ученых, как О.Я. Баев, Р.С. Белкин, И.Е. Быховский, А.Н. Васильев, И.А. Возгрин, А.Ф. Волынский, В.К. Гавло, Ю.П. Гармаев, И.Ф. Герасимов, Г.А. Густов, Л.Я. Драпкин, А.В. Дулов, Г.А. Зорин, Г.Г. Зуйков, Е.П. Ищенко, М.К. Каминский, В.Н. Карагодин, А.Н. Колесниченко, В.Е. Корноухов, А.М. Кустов, В.П. Лавров, А.М. Ларин, И.М. Лузгин, Г.М. Меретуков, В.А. Образцов, С.Н. Чурилов, А.С. Яблоков и др. Имеющиеся исследования обогащают современную криминалистику важными положениями и выводами, в связи с чем они были внимательно изучены и учтены при подготовке данной диссертационной работы.

Вместе с тем, несмотря на значительный интерес научных сотрудников к вопросам разработки и модернизации криминалистических методик, проводимое в данном диссертационном исследовании изучение концептуальных основ родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, ранее не подвергалось анализу на монографическом уровне.

Объектом исследования выступает, с одной стороны, преступная деятельность, связанная с совершением насильственных деяний, направленных на малолетних, а с другой — деятельность по расследованию рассматриваемых преступлений.

Предметом исследования являются закономерности науки криминалистики, позволяющие сформировать, проанализировать и осуществить экспериментальную проверку основ родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, с учетом действующих уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм, регулирующих правовую защищенность малолетних и их участие в сфере уголовного судопроизводства.

Цель диссертационного исследования заключается в разработке и аргументации концептуальных положений родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, на основе анализа уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм, а также теории криминалистической методики расследования преступлений.

Сформулированная цель исследования обусловила выделение и последовательное решение следующих задач:

- изучение генезиса понятия «насилие» и эволюции взглядов на него, на основе чего раскрыто сущностное определение насилия в отношении малолетних;

- определение видов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, основываясь на нормативно-правовых актах российского и международного уровня, учитывая при этом правоприменительную практику;

- раскрытие особенностей предмета доказывания по делам изучаемой категории, обеспеченное уголовно-правовыми и уголовно-процессуальными нормами, а также данными, полученными в ходе проведенных эмпирических исследований;

- обоснование необходимости изучения механизмов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, для определения их типичных моделей, являющихся теоретической основой для построения криминалистических методик расследования исследуемых преступлений;

- рассмотрение отдельных аспектов планирования расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, и разработка на их основе рекомендаций для эффективной организации работы по информационно-техническому обеспечению процесса планирования расследования изучаемых преступлений;

- проведение анализа тактических особенностей доказывания обстоятельств, устанавливаемых в процессе расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних;

- выявление влияния психолого-возрастных особенностей малолетнего на процесс проверки и оценки доказательств, получаемых с его участием;

- изучение особенностей использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании при расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних;

- анализ направлений и форм взаимодействия следователя и дознавателя с органами дознания и общественными организациями на разных этапах расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних;

- внесение предложений по совершенствованию действующего законодательства, регулирующего сферу расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних.

Методология и методы исследования. Настоящее диссертационное исследование основывается на диалектическом методе познания правовых явлений, единстве их социального содержания и юридической формы, обеспечивающей научный, комплексный подход к изучению явлений и процессов, входящих в объект исследования и позволяющих рассматривать их во взаимосвязи и постоянном развитии.

В процессе работы над диссертацией автором использованы различные методы научного познания, среди которых можно выделить сравнительно-правовой, статистический, логический, методы системного анализа и моделирования, анкетирования, эксперимента, экспертной оценки и интервьюирования субъектов правоохранительной деятельности. Указанные методы позволили системно изучить сферу взаимоотношений, в которых малолетние подвергаются насилию, а в последующем участвуют в расследовании совершенных в отношении них уголовно-наказуемых насильственных деяний. При этом были обобщены и проанализированы соответствующие нормативные правовые акты, действующие на внутригосударственном и международном уровнях, с учетом сложившейся практики расследования, результаты которой стали известны из личного опыта автора и материалов, полученных в ходе многолетних научных изысканий.

Нормативную и правовую базу исследования составили международные правовые акты и обязательства, принятые на себя Россией; Конституция РФ; уголовное и уголовно-процессуальное законодательство РФ; подзаконные нормативные акты; судебные решения Конституционного Суда РФ; постановления Пленумов Верховного Суда (СССР, РСФСР и РФ) и иные официальные документы, относящиеся к теме исследования.

Теоретическую основу исследования составили как работы ученых-криминалистов — Т.В. Аверьяновой, О.Я. Баева, Р.С. Белкина, А.Р. Белкина, Н.А. Васильева, А.И. Винберга, И.А. Возгрина, А.Ф. Волынского, В.К. Гавло, Г. Гросса, Г.А. Густова, Л.Я. Драпкина, А.В. Дулова, В.А. Жбанкова, Г.А. Зорина, Г.Г. Зуйкова, Е.П. Ищенко, М.К. Каминского, В.Н. Карагодина, В.Я. Колдина, В.И. Комиссарова, Ю.Г. Корухова, А.М. Кустова, В.П. Лаврова, А.М. Ларина, А.А. Леви, И.М. Лузгина, Н.Е. Мерецкого, В.А. Образцова, А.Р. Ратинова, Е.Р. Россинской, П.Т. Скорченко, Н.А. Селиванова, А.Б. Соловьева, Л.А. Соя-Серко, В.Ф. Статкуса, С.Н. Чурилова, С.А. Шейфера, Н.Г. Шурухнова, А.А. Эйсмана, Н.П. Яблокова и других, так и труды по теории уголовного права, криминологии, уголовного процесса, оперативно-розыскной деятельности, психологии, социологии, медицине, относящиеся к проблемам диссертационного исследования, Ю.М. Антоняна, В.М. Атмажитова, В.Г. Боброва, В.П. Божьева, Г. Э. Бреслова, Л.Е. Владимирова, Л.Д. Гаухмана, М.Н. Гернета, К.Ф. Гуценко, В.Г. Квашиса, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, В.А. Мещерякова, Г.М. Миньковского, В.А. Михайлова, А.В. Наумова, И.Д. Полыковской, А.И. Рарога, Н.С. Таганцева, В.В. Трухачева, А.В. Тямкина, Б.С. Утевского, И.Я. Фойницкого, П. С. Элькинд, А.М. Яковлева и других ученых.

Исследование проводилось, прежде всего, с опорой на положения общей и частных теорий криминалистики, достижения криминалистической методики расследования преступлений как раздела науки, с использованием целого ряда теоретических разработок, посвященных изучению механизма преступной деятельности, криминалистических классификаций, версий и планирования расследования, преодоления противодействия предварительному расследованию, тактических операций и др.

В качестве источников информации была использована криминалистическая, уголовно-правовая, уголовно-процессуальная, криминологическая и другая литература, относящаяся к теме исследования.

Эмпирическая база исследования. Достоверность и обоснованность выводов, сформулированных в рамках данного исследования, обеспечены, в первую очередь, комплексным подходом к процессу сбора и анализа эмпирического материала. Защита кандидатской диссертации на тему: «Расследование детоубийств» послужила толчком к проведению системного анализа, позволившего сформировать концептуальное видение автора на основы родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних.

В ходе подготовки данной диссертационной работы были изучены материалы уголовных дел, статистические и иные данные правоохранительных органов 41 субъекта России. Среди них 6 республик (Дагестан, Коми, Марий Эл, Северная Осетия – Алания, Татарстан, Чеченская Республика), 5 краев (Алтайский, Краснодарский, Красноярский, Пермский, Ставропольский), 26 областей (Астраханская, Белгородская, Владимирская, Волгоградская, Воронежская, Ивановская, Иркутская, Калужская, Кировская, Курганская, Курская, Ленинградская, Липецкая, Московская, Нижегородская, Омская, Ростовская, Рязанская, Самарская, Саратовская, Свердловская, Тамбовская, Томская, Тульская, Тюменская, Ярославская), 1 город федерального значения (Москва) и 3 автономных округа (Таймырский, Чукотский, Ямало-Ненецкий).

В рамках темы исследования автором были изучены 1070 архивных уголовных дел, 350 прекращенных уголовных дел, 110 оперативных материалов, 50 решений Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, а также более 100 материалов из средств массовой информации (данные о расследованиях, опубликованные в газетных и журнальных статьях; телепередачи). Проанкетированы 1530 сотрудников правоохранительных органов и судей, из которых 407 следователей и дознавателей, 148 сотрудников подразделений по делам несовершеннолетних (далее — ПДН), 443 сотрудника криминальной милиции и 462 — милиции общественной безопасности, 70 судей. Работа в качестве руководителя Юридической клиники Воронежского института МВД России, оказывающей правовую и психологическую помощь несовершеннолетним, попавшим в трудную жизненную ситуацию, и гражданам из малообеспеченных семей, позволила проанализировать более 100 материалов, имеющих непосредственное отношение к теме данного диссертационного исследования.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые на монографическом уровне осуществлено комплексное исследование проблемы формирования родовой криминалистической методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних. Разработаны правовые, теоретические и организационные основы концептуально нового подхода, включающего характеристику родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, как теоретической модели, используемой для формирования конкретных методик. Впервые предложено структурно-логическое содержание родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, обоснованы ее функциональная цель и другие ключевые моменты.

Новизной также обладают авторские подходы к решению таких важных научных задач, как: построение концептуальной модели обеспечения защиты малолетних от насильственных преступных посягательств; классификация и характеристика типичных моделей механизмов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, с учетом корреляционных связей между их элементами, позволяющими устанавливать обстоятельства, подлежащие доказыванию; выбор основных направлений, общего алгоритма формирования, системного построения и развития комплекса родовой криминалистической методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних.

На защиту выносятся следующие положения, являющиеся новыми или имеющие элементы научной новизны:

1. Авторская концепция проведенного диссертационного исследования, заключающаяся в создании родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, которая включает в себя следующие направления:

1) разработку единого категориального аппарата, позволяющего однозначно определять терминологию, используемую в процессе расследования рассматриваемых преступлений и их квалификации;

2) развитие теоретических и правовых основ предмета доказывания по делам о насильственных преступлениях, совершаемых в отношении малолетних;

3) выработку теоретических основ о типичных моделях механизмов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних;

4) унификацию теоретических и организационных основ планирования расследования по уголовным делам о насильственных преступлениях, совершаемых в отношении малолетних;

5) совершенствование тактики доказывания фактов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних;

6) формирование эффективного механизма взаимодействия следователя и дознавателя с должностными лицами органов дознания и общественными организациями при расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних.

2. Предлагается определение насильственного преступного деяния, совершаемого в отношении малолетнего, под которым следует понимать физическое и/или психическое воздействие в отношении лица, не достигшего к моменту совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, нарушающее гарантированное ему Конституцией РФ право на личную неприкосновенность (в физическом и духовном смысле).

3. Обосновывается, что правовой основой родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, являются положения международных и федеральных нормативных и правовых актов, обеспечивающих уголовно-правовую защиту малолетних от насильственных посягательств и уголовно-процессуальную регламентацию их расследования. При этом Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ нуждаются в совершенствовании по следующим направлениям:

1) создание целостной системы норм, устанавливающих соответствующую степень и характер уголовно-правовой защищенности малолетних, а также предопределяющих их единое толкование в правоприменительной практике;

2) изменение и дополнение уголовно-процессуальных норм, способствующих всестороннему, полному и объективному расследованию фактов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних.

4. В целях обеспечения всесторонности, полноты и объективности расследования фактов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, необходимо включить в главу 50 УПК РФ перечень обстоятельств, подлежащих установлению, при расследовании уголовных дел о преступлениях, совершенных в отношении несовершеннолетних. Для этого название указанной главы следует изложить в новой редакции: «Производство по уголовным делам с участием несовершеннолетних», что позволит включить в нее не только указанные обстоятельства, но и иные нормы, затрагивающие права и интересы пострадавшего от преступления ребенка, а находящиеся в других главах УПК РФ (например, ст.ст. 191, 280).

5. Сущность особенностей обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам о насильственных преступлениях в отношении малолетних, состоит в установлении: времени совершения преступления в зависимости от возраста пострадавшего ребенка; способа преступления, характерного для конкретного вида деяния; умышленной формы вины лица, совершившего преступление; причастности родителей или родственников ребенка к совершенному преступлению; обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание, и др.

6. Обосновывается, что теоретической основой родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, выступают как терминологические определения, используемые в процессе расследования рассматриваемых преступлений, так и типичные модели механизмов их совершения.

Определение модели механизма насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего, способствует: правильной уголовно-правовой квалификации данного насильственного деяния; выявлению неизвестных лиц, связанных с насилием, и их поведенческих актов; установлению событий, которые предшествовали, сопутствовали насильственному преступлению в отношении малолетнего и последовали после него; установлению происхождения фактов и связи между ними, их временной и пространственной характеристик, устранению противоречий между фактами; определению направления всего хода расследования и т. д.

7. Аргументируется, что типичная модель механизма совершения преступления во многом предопределяет следственную ситуацию, с которой сталкивается следователь или дознаватель. В связи с этим особую роль в процессе планирования расследования насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего, играет умение правильно оценить сложившуюся следственную ситуацию, на основе которой следователь или дознаватель формируют мысленную модель совершения изучаемого насильственного преступного деяния и сопоставляют ее с типичными моделями совершения аналогичных преступлений, что позволяет выдвинуть наиболее реальные версии о происшедшем факте.

8. Специфика подготовки плана расследования насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего, заключается в системе действий, которые представляют следующей алгоритм:

1) оценка исходной сложившейся следственной ситуации;

2) формирование мысленной модели («картины») насильственного преступного деяния, совершенного в отношении малолетнего;

3) сопоставление сформированной мысленной модели конкретного преступления с типичной моделью данных видов преступлений;

4) выдвижение версий случившегося и планирование его расследования.

9. Диссертант полагает, что непосредственное осуществление производства по уголовному делу о насильственном преступлении, совершенном в отношении малолетнего, должно происходить в соответствии с уже ранее разработанной программой расследования в рамках частной методики расследования конкретных преступлений (на примере разработанной автором методики расследования детоубийств), при этом учитываются специфические особенности расследуемого события преступления.

10. Устанавливается, что направлением совершенствования процесса планирования расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, является эффективное использование современных информационных технологий и функциональных возможностей мобильных телефонов, которые оснащены необходимым программным обеспечением, предназначенным для широкого круга пользователей. Специфика следственной работы, а также проводимый по уголовным делам рассматриваемой категории существенный объем процессуальных действий и непроцессуальных мероприятий с привлечением значительного числа участников, в том числе большой массив информации, подвергаемый анализу при расследовании данных преступлений, обуславливают необходимость разработки научно обоснованных рекомендаций по информационно-техническому обеспечению процесса планирования, а также создания автоматизированного рабочего места следователя и дознавателя.

11. Обосновывается, что при формировании модели механизма насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего, центральное место должны занимать сведения, полученные непосредственно от малолетнего, с учетом условий, в связи с которыми правоохранительным органам стало известно о факте данного насилия. Успех проведения следственных действий с участием малолетнего определяет использование тактико-криминалистических средств и приемов, среди которых: выбор места проведения планируемого действия; учет времени проведения этого действия; степень взаимодействия следователя или дознавателя с родителями (законными представителями) малолетнего участника проводимого действия; количество присутствующих; выбор необходимой формы взаимоотношений следователя или дознавателя с ребенком.

При проверке доказательств, полученных в ходе следственных действий с участием малолетнего, являются важными результаты психологических и психиатрических исследований малолетних. Наличие психических особенностей малолетних участников судопроизводства (повышенная внушаемость, склонность к фантазированию, впечатлительность и т.п.) определяет специфический, осторожный подход к оценке их показаний. Однако это не должно перерастать в крайнюю недоверчивость, как это часто бывает в практической деятельности. При правильной организации и проведении следственных действий с участием малолетних потерпевших и свидетелей от них могут быть получены вполне надежные, достаточно полные и точные показания.

12. В исследовании доказывается, что результативность следственных действий, проводимых с участием малолетнего, напрямую зависит от знания следователем или дознавателем основных психологических характеристик той возрастной группы, к которой принадлежит ребенок, и его личностных качеств. И если изучение последних происходит, в основном, на этапе подготовки к следственному действию, то получение базовых знаний относительно возрастной периодизации малолетних — элемент профессиональной подготовки следователей.

13. Определяется, что содержание особенностей тактики доказывания фактов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, выражено в следующем:

1) знание следователем или дознавателем типичных моделей механизмов совершения рассматриваемых преступлений;

2) правильное толкование уголовно-процессуальных норм с учетом предложенных автором изменений;

3) понимание психолого-возрастных особенностей малолетних, влияющих на процесс собирания и проверки доказательств, получаемых с их участием;

4) законность и своевременность использования результатов оперативно-розыскной деятельности.

14. Аргументирован вывод о том, что в оперативно-розыскной, следственной, судебной и адвокатской практике целесообразно:

- ввести единую специализацию сотрудников уголовного розыска, следователей, дознавателей, адвокатов и судей по делам, где потерпевшими являются несовершеннолетние (предлагаемую специализацию следует объединить с иной, где несовершеннолетние выступают в качестве подозреваемых (обвиняемых, подсудимых));

- осуществлять обучение, подготовку и переподготовку кадров к работе с малолетними, пострадавшими от насильственных преступных деяний (на примере Воронежского института МВД России);

- привлекать специалистов (педагогов, психологов, врачей) к производству не только допроса, но и других следственных действий, проводимых с участием малолетних;

- при рассмотрении уголовных дел судам предъявлять повышенные требования к обеспечению прав малолетних потерпевших.

15. В диссертации обосновывается, что при взаимодействии подразделений следствия и дознания МВД, следственных подразделений прокуратуры и Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (далее – ФСКН) с должностными лицами органов дознания в рамках расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, необходимо:

- реализовывать разные формы и направления взаимодействия, обеспечивающие постоянный контакт и обмен информацией между заинтересованными субъектами;

- проводить совместное обсуждение полученных данных и возможностей их использования;

- внедрять и использовать современные информационные технологии на основе опосредованного взаимодействия органов следствия и дознания;

- использовать возможности общественных организаций, созданных для обеспечения правовой защиты детей. В качестве примера рекомендуется опыт работы Юридической клиники Воронежского института МВД России, где под контролем квалифицированных преподавателей лучшие студенты, курсанты, слушатели института бесплатно оказывают «скорую правовую помощь» социально-незащищенным слоям населения, детям из малообеспеченных семей и группы социального риска.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в нем теоретические и концептуальные положения, на которых основывается родовая методика расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, ориентированы на восполнение ряда пробелов в отечественной криминалистической науке.

Разработанная концепция призвана внести определенный вклад в развитие общей теории криминалистики, ее заключительного раздела «Методика расследования преступлений», а также в ряд важных научных направлений: моделирование насильственных преступных деяний, совершаемых в отношении малолетних, и алгоритмизация их расследования; установление обстоятельств, подлежащих доказыванию при расследовании рассматриваемых преступлений; информационно-техническое обеспечение планирования расследования и проверки криминалистических версий; взаимодействие следователя и дознавателя с органами дознания и общественными организациями и др.

Практическая значимость исследования определяется его общей направленностью на обеспечение надлежащей защиты малолетних от насильственных преступных посягательств и в связи с этим совершенствование деятельности в сфере расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних. Отдельные диссертационные положения демонстрируют новые подходы не только к формированию, но и к практическому применению родовой методики расследования преступлений, совершаемых в отношении малолетних.

Практическая значимость работы определяется возможностью использования конкретных рекомендаций, содержащихся в диссертации, в практике подразделений следствия и дознания, деятельности ПДН и органов дознания. Материалы, основные положения и результаты исследования могут быть востребованы в преподавании учебных дисциплин «Криминалистика», «Уголовный процесс», «Предварительное следствие в ОВД», «Дознание в ОВД», «Основы оперативно-розыскной деятельности» и отдельных спецкурсов, а также для подготовки учебников, учебных пособий и методических рекомендаций.

Апробация работы и внедрение результатов исследования. Теоретические положения и выводы, а также прикладные аспекты исследования, содержащиеся в диссертации, нашли отражение в трех монографиях автора, а также в трех пособиях, научных статьях (всего 66 публикаций общим объемом свыше 88 п.л.), в том числе 11 из них в изданиях, рецензируемых ВАК.

Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялось в течение ряда лет в различных формах:

- в ходе обсуждения докладов на международных, всероссийских, межвузовских и региональных конференциях и семинарах: межвузовской научно-практической конференции «Совершенствование методов управления социально-экономическими процессами и их правовое регулирование» (Ставрополь, 18-19 мая 2000 г.); межвузовской научно-практической конференции «Антиобщественный образ жизни несовершеннолетних: вопросы теории и практики (к 65-летию профессора В.И. Игнатенко)» (Ставрополь, 21 июля 2000 г.); региональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы развития российского государства, общества и права на современном этапе» (Ставрополь, 10 октября 2000 г.); ХХХV Криминалистических чтениях «Реалии и иллюзии в криминалистике» (Москва, 18 мая 2001 г.); всероссийской научно-практической конференции «Российское правовое государство: итоги формирования и перспективы развития» (Воронеж, 14-15 ноября 2003 г.); всероссийской научно-практической конференции «Современные проблемы борьбы с преступностью» (Воронеж, 26 апреля 2004 г.); всероссийской научно-практической конференции «Совершенствование правового обеспечения общественного порядка и безопасности в РФ» (Воронеж, 24 апреля 2005 г.); всероссийской научно-практической конференции «Правовые и медико-социальные аспекты борьбы с наркотизмом» (Рязань, 14 июня 2005г.); межрегиональной научно-практической конференции «Раскрытие и расследование преступлений в современных условиях: проблемы, тенденции, перспективы» (Липецк, 10 марта 2006 г.); международной научно-практической конференции «Современные проблемы борьбы с преступностью» (Воронеж, 1-2 июня 2006 г.); межвузовском научно-практическом семинаре, посвященном 10-летнию принятия УК РФ «Уголовный закон: состояние и проблемы применения» (Рязань, 16 июня 2006 г.); международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы формирования профессиональной компетентности и культуры сотрудников правоохранительных органов» (Брянск, 6 октября 2006 г.); всероссийском круглом столе «Несовершеннолетние: социально-правовые проблемы теории и практики» (Воронеж, 30 ноября 2006 г.); международной научно-практической конференции «Криминалистика и судебная экспертиза: традиции и новации, взгляд в будущее» (Санкт-Петербург, 8 декабря 2006 г.); международной научно-практической конференции «Семейные правоотношения: вопросы теории и практики» (Воронеж, 11 декабря 2006 г.); международной научно-практической конференции «Современные проблемы реализации норм права в свете гармоничного развития национальных правовых систем» (Ставрополь, 14-15 марта 2007 г.); вузовском научном семинаре «Современные тенденции управления расследованием преступлений» (Москва, 30 марта 2007г.); международной научно-практической конференции «Обеспечение общественной безопасности в Центральном федеральном округе» (Воронеж, 17 мая 2007 г.); международной научно-практической конференции «Теория и практика обеспечения экономической безопасности» (Волгоград, 28-29 июня 2007 г.); всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних» (Калининград, 23 ноября 2007 г.); VIII международной научно-практической конференции «Современное российское законодательство: законотворчество и правоприменение» (Москва, 7-8 декабря 2007 г.); всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы публичного, частного права и правоохранительной деятельности в России» (Хабаровск, 23-24 апреля 2008 г.); международной научно-практической конференции «Преступность в России: состояние, проблемы предупреждения и раскрытия преступлений» (Воронеж, 31 мая 2008 г.); международной научно-практической конференции «Борьба с торговлей людьми» (Украина, Донецк, 26 июня 2008г.); всероссийском круглом столе «Несовершеннолетние: социально-правовые проблемы теории и практики» (Воронеж, 6 ноября 2008 г.).

- в научно-педагогической деятельности автора диссертации, апробировавшего методологическую базу исследования;

- в ходе педагогической деятельности при чтении лекционных курсов по дисциплинам «Уголовный процесс», «Криминалистика», по спецкурсам «Назначение и производство судебных экспертиз», «Особенности уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних»;

- в процессе руководства Юридической клиникой Воронежского института МВД России, оказывающей правовую и психологическую помощь несовершеннолетним, попавшим в трудную жизненную ситуацию, и гражданам из малообеспеченных семей;

- путем внедрения методических рекомендаций, разработанных на основе диссертационного исследования, в практическую деятельность подразделений органов внутренних дел (Ставропольского края, Воронежской, Липецкой, Тамбовской и других областей), а также в учебный процесс ведомственных образовательных учреждений России (Академии управления МВД России, Воронежского института МВД России, Липецкого филиала Воронежского института МВД России, Нижегородской академии МВД России, Орловского юридического института МВД России, Ставропольского филиала Краснодарского университета МВД России и др.);

- в процессе обсуждения на заседаниях кафедр уголовного процесса, криминалистики Воронежского института МВД России, кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России, а также кафедры криминалистики Воронежского государственного университета.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих 17 параграфов, заключения, списка использованных правовых источников и научной литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность и степень разработанности темы диссертационного исследования; определяются его объект и предмет, формулируются цель и задачи. В данном разделе характеризуются методологические основы и методы исследования; раскрывается научная обоснованность и достоверность результатов исследования, его научная новизна и основные положения, выносимые на защиту; определяется теоретическая и практическая значимость работы; приводятся сведения об апробации и внедрении результатов исследования.

Первая глава«Концептуальные основы родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних» — состоит из четырех параграфов. Положив в основу исследования изучение эволюции взглядов на понятие «насилие», последовательно излагается уголовно-правовое обоснование формирования понятийно-правовых положений родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, а также исследование обстоятельств, подлежащих установлению и доказыванию по уголовным делам, изучаемой категории. В числе концептуальных основ родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, дается характеристика использования метода моделирования в расследовании изучаемых преступлений.

В начале исследования отмечается необходимость и важность формирования родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, и указывает на значимость определения категориально-понятийного аппарата, позволяющего очертить круг норм, подлежащих исследованию, так как насильственные преступления в отношении малолетних в отдельной главе УК РФ не установлены и при этом не все его статьи, предусматривающие насильственные действия, включают в качестве квалифицирующего признака – малолетний возраст пострадавшего.

Среди наиболее важных понятий, первоначально изученных в рамках настоящего исследования, выделены такие, как «насилие» и «малолетний», а в связи с тем, что изучение носит комплексный характер, показаны возможные пути устранения имеющихся разночтений в их толковании.

Проведенный анализ юридической литературы свидетельствует о том, что насилие является многоаспектным понятием, оно многогранно. Насилие изучается представителями многих наук: философии и социологии, психологии, медицины и т.д. Рассматривается оно в широком и узком смысле, но чаще всего увязывается с личностью. Именно в этом смысле (узком), когда имеется в виду насилие над личностью, оно представляет интерес для данного исследования, основу которого составляют теоретические положения наук уголовно-правового цикла. В диссертации категория «насилие» рассмотрена на основе эволюционирования взглядов на нее, начиная с древних времен, с трудов Платона, Протагора, Аристотеля, идей Шарля Монтескье, Чезаре Беккариа, Жан-Поля Марата, Чезаре Ломброзо, Энрико Ферри, Рафаэля Гарофало, Гюстава Тарда, Франца Листа и, конечно же, Зигмунда Фрейда и Адольфа Кетле, заканчивая трудами современников, среди которых можно выделить С.Н. Абельцева, Г.А. Аванесова, А.А. Герцензона, И.И. Карпеца, В.Н. Кудрявцева, А.Б. Сахарова и др.

Основываясь на трудах вышеуказанных ученых, следует отметить, что проблему насилия в отношении малолетних необходимо рассматривать в комплексе, где основой должны стать нормы отраслевых областей знаний, получающие развитие в прикладных юридических дисциплинах. Недостаточная исследованность вопросов насилия в отношении малолетних может привести к ухудшению криминогенной обстановки в стране и демографической ситуации в целом.

Учитывая мнения ученых-юристов и правоприменительную практику, под насильственным преступным деянием, совершаемым в отношении малолетнего, следует понимать физическое и/или психическое воздействие в отношении лица, не достигшего к моменту совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, и нарушающее гарантированное ему Конституцией РФ право на личную неприкосновенность (в физическом и духовном смысле). При этом физическое насилие в отношении малолетнего может выражаться в непосредственном воздействии на его организм: нанесении побоев, телесных повреждений, истязании различными способами (в том числе с применением каких-либо предметов или веществ) и т.п. В результате физического насилия малолетнему могут быть причинены мучения, нанесен вред здоровью. Психическое же насилие заключается в воздействии на психику малолетнего путем запугивания, угроз (в частности, угроз физической расправы), чтобы сломить его волю к сопротивлению.

При раскрытии понятия «малолетний» обращено внимание на то, что подавляющее большинство ученых-юристов малолетних включают в группу лиц, заведомо для виновного находящихся в беспомощном состоянии, а это, позволим себе заметить, является квалифицирующим признаком насильственных преступлений значительной части статей УК РФ. Думается, что такое положение является не совсем оправданным, так как УК РФ на сегодняшний день не содержит определения понятия беспомощного состояния потерпевшего и не устанавливает юридических и психологических (медицинских) критериев его оценки, что дает простор для субъективного их понимания и толкования. Например, в диспозиции ст. 125 УК РФ (Оставление в опасности) сказано, что уголовно наказуемым является заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние. Как видим, в приведенной статье используется и термин «малолетний», и «беспомощное состояние», в связи с чем можно сделать вывод, что это не равнозначные понятия. Такой же вывод следует и при анализе норм статей 131 и 132 УК РФ, где одновременно используются понятия «беспомощное состояние» и «лицо, заведомо не достигшее четырнадцатилетнего возраста». Данное законодательное разделение категорий влечет уголовно-правовую незащищенность прав малолетних при совершении в отношении них таких преступлений, как убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и иных насильственных деяний.

Также, думается, необоснованно защищать уголовно-правовыми нормами права и интересы малолетних, включая их в такой квалифицирующий признак, как заведомо несовершеннолетние (ст.ст. 117, 126, 127 УК РФ и др.). Данный вывод следует из того, что, во-первых, в отдельных статьях УК РФ (ст.ст. 131 и 132) законодатель в разных частях одной нормы использует сразу два квалифицирующих признака: заведомо несовершеннолетний и заведомо не достигший четырнадцатилетнего возраста, то есть разделяет их по определенным основаниям, а, во-вторых, является очевидным, что психо-физиологическое состояние лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста, и лиц в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет отличается, и это обстоятельство должно быть соответственно отражено в нормах УК РФ.

Таким образом, считаем необходимым категорию «лицо, заведомо для виновного не достигшее четырнадцатилетнего возраста» или равнозначную ей «малолетний» выделить из иных, ранее рассмотренных категорий, и как самостоятельную включить в соответствующие пункты статей УК РФ, защищающих от насильственных посягательств. Данный вывод основывается на том, что в УК РФ малолетние рассматриваются в пяти аспектах: 1) как лица, заведомо для виновного находящиеся в беспомощном состоянии (ст.ст. 105, 111, 112 и др.); 2)  как заведомо несовершеннолетние (ст.ст. 117, 126, 127 и др.); 3) как малолетние (ст. 125); 4) как заведомо не достигшие четырнадцатилетнего возраста (ст.ст. 131, 132); 5) как заведомо не достигшие шестнадцатилетнего возраста (ст. 134). Как представляется, такое разнообразие неоднозначных понятий не позволяет на должном уровне защищать права и интересы малолетних с помощью уголовно-правовых норм, а это влечет неэффективную работу правоохранительных органов в рассматриваемой сфере. С высказанным суждением согласились 34% опрошенных сотрудников правоохранительных органов, участвующих в раскрытии и расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних.

То обстоятельство, что данных официальной статистики о насильственных преступлениях, совершенных в отношении малолетних, до настоящего времени опубликовано не было и достаточно сложно очертить круг всех уголовно-правовых норм, которые в той или иной степени защищают малолетних от преступного насилия и применяются в практической деятельности, в итоге создало определенные сложности в проведении криминалистического анализа изучаемых преступных деяний. В связи с этим данное исследование основывается на результатах обобщения следственно-оперативной практики и опроса специалистов, которые по роду своей деятельности сталкиваются с насилием в отношении малолетних. На основании изложенного, для значимости и эффективности выводов, рассмотрены виды насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, исходя из разделения изучаемых преступлений по группам, приняв за основу названия соответствующих разделов и глав УК РФ:

Группа 1. Насильственные преступления против личности, совершаемые в отношении малолетних:

а) насильственные преступления против жизни и здоровья малолетних (п. «в» ч.2 ст.105; ст. 106; п. «б» ч.2 ст.111; п. «в» ч.2 ст.112; ст. 115; ст. 116; п. «г» ч.2 ст.117; ч.2 ст.120; ст. 125);

б) насильственные преступления против свободы малолетних (п. «д» ч.2 ст.126; п. «д» ч.2 ст.127; п. «б» ч.2 ст.1271; п. «б» ч.2 ст.1272);

в) насильственные преступления против половой неприкосновенности малолетних  (п. «в» ч.3 ст.131; п. «в» ч.3 ст.132);

г) насильственные преступления против малолетних, связанные с вовлечением их в совершение преступлений, антиобщественных действий или неисполнением (ненадлежащим исполнением) обязанностей по их воспитанию (ч.3 ст.150; ч.3 ст.151; ст. 156).

Группа 2. Насильственные преступления в сфере экономики, совершаемые в отношении малолетних:

а) насильственные преступления против собственности, совершаемые в отношении малолетних (ст.ст. 161—163);

Группа 3. Насильственные преступления против общественной безопасности и общественного порядка, совершаемые в отношении малолетних:

а) насильственные преступления против общественной безопасности, совершаемые в отношении малолетних (п. «д» ч.2 ст.206);

б) насильственные преступления против здоровья малолетних и общественной нравственности (п. «в» ч.2 ст.230; ч.3 ст.240; ч.3 ст.241; п. «б» ч.2 ст.2421).

Исходя из разделения преступлений на три взаимосвязанные группы, сделаны следующие выводы:

1. Личность ребенка охраняется многочисленной системой уголовно-правовых норм, для которых первостепенной задачей является защита его прав и свобод. Однако решение ее путем установления высоких санкций за преступления, как свидетельствует правоохранительная практика, оказывается недостаточным средством для защиты малолетних от разного рода насилия.

2. В юридической литературе нет единого подхода к понятию условий психотравмирующей ситуации и состояния психического расстройства, не исключающего вменяемости в отношении матери новорожденного.

3. Экспертная деятельность не имеет на вооружении методик, позволяющих устанавливать психическое расстройство, не исключающее вменяемости, когда прошел большой промежуток времени (более двух недель). Определить, находилась ли женщина после родов в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, возможно только после проведения комплексной психолого-психиатрической экспертизы и получения заключения эксперта. Однако это будет возможно лишь в случае, если такое исследование проводится сразу же или по прошествии небольшого промежутка времени после совершения детоубийства. Иначе основой для заключения экспертов по результатам комплексной психолого-психиатрической экспертизы будут только материалы, собранные по конкретному уголовному делу. Такой вывод следует из того, что в среднем за год 1/3 уголовных дел, квалифицированных по ст. 106 УК РФ (убийство матерью новорожденного ребенка), приостанавливается в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, либо когда местонахождение подозреваемого или обвиняемого не установлено. Это ведет, в случае обнаружения виновной, к невозможности в последующем установления факта наличия или отсутствия у нее психического расстройства, не исключающего вменяемости в послеродовом периоде, если нет материалов в уголовном деле, дающих возможность полагать о таком состоянии.

4. Предлагаем диспозицию статьи 125 УК РФ изложить в новой редакции: «Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие иной своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние».

5. Для создания должной уголовно-правовой защиты малолетних необходимо привести национальное законодательство в соответствие с международными правовыми нормами, в частности с требованиями Конвенции о правах ребенка (Нью-Йорк, 20 ноября 1989 г.), где сказано, что государства-участники принимают на национальном, двустороннем и многостороннем уровнях все необходимые меры для предотвращения похищения детей, торговли детьми или их контрабанды в любых целях и в любой форме, а также обязуются защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения. В этих целях государства-участники, в частности, принимают на национальном, двустороннем и многостороннем уровнях все необходимые меры для предотвращения: склонения или принуждения ребенка к любой незаконной сексуальной деятельности; использования в целях эксплуатации детей в проституции или в другой незаконной сексуальной практике; использования в целях эксплуатации детей в порнографии и порнографических материалах.

6. Усиленно развивающаяся сфера высоких технологий очень быстро осваивается детьми, которые, как показывает практика, без специальных инструкций, интуитивно прогрессируют в познании всего нового. Данное обстоятельство не всегда является положительным, в связи с чем сфера высоких технологий, а в частности – глобальные сети, требует к себе пристального внимания как со стороны парламентариев, так и правоохранительных органов. Потеря контроля в данной области, отсутствие надлежащих мер предупреждения и норм, предусматривающих соответствующее наказание, может привести к тяжелым последствиям.

7. Сложившаяся правоохранительная практика не отвечает задачам общей и специальной профилактики жестокого обращения с детьми, попустительствует семейному насилию, создает в обществе представление о фактической безнаказанности родительского и педагогического произвола.

Рассматривая особенности предмета доказывания по делам о насильственных преступлениях, совершаемых в отношении малолетних, резюмируется, что круг обстоятельств, подлежащих доказыванию, определяется с учетом требований ст. 73 УПК РФ и уголовно-правовых признаков насильственных преступлений против малолетних. Анализ теоретических источников и практического опыта по раскрытию и расследованию насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, позволяет сделать вывод о том, что к обстоятельствам, подлежащим установлению и доказыванию по данной категории уголовных дел, относятся: факт насильственного преступного посягательства на ребенка в возрасте до 14 лет; причина наступления последствий, вызывающих боль, страдания и др. (например, «замкнутость» ребенка, появление гематом на теле ребенка, наступление смерти ребенка и т.д.); наличие причинной связи между действиями (бездействием) определенного лица и наступившими последствиями в отношении ребенка; обстановка, условия совершения насильственного преступного посягательства на ребенка, место и время его совершения; способ совершения насильственного преступного посягательства на ребенка; виновность лица в совершении насильственного преступного посягательства на ребенка, форма его вины, мотивы и цели; обстоятельства, характеризующие личность лица, совершившего насильственное преступное посягательство на ребенка; соучастники насильственного преступного посягательства на ребенка; ближайшее социальное окружение малолетнего; уровень психического развития и иные особенности личности жертвы (новорожденный и ребенок до 14 лет); обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания; характер и размер вреда, причиненного насильственным преступным посягательством на ребенка; причины и условия, способствующие совершению насильственных преступных посягательств на ребенка. Следует отметить, что по делу могут быть установлены и доказаны и иные обстоятельства. Однако их установление, в отличие от тех, которые обозначены, не является обязательным требованием для правоохранительных органов. Вопрос о том, составляет ли данный факт «обстоятельство дела», разрешается в каждом отдельном случае судом, которому едва ли в этом отношении могут быть даны в руководство какие-нибудь исчерпывающие правила. Здесь решающим моментом часто является тот «юридический инстинкт», который приобретается на практике.

В числе концептуальных основ родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, особое положение занимает характеристика использования метода моделирования в расследовании изучаемых преступлений. Данное обстоятельство вызвано тем, что на страницах диссертации достаточно обстоятельно доказывается, что использование в процессе расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, такого прогрессивного метода как моделирование, с учетом роли родителей или иных законных представителей ребенка в рассматриваемых видах преступлений, позволит при всестороннем изучении признаков объектов, обнаруженных в ходе расследования, их анализе и сопоставлении с типичными моделями механизма данного преступления дать качественную оценку происшедшего события для принятия квалифицированного процессуального решения.

Подводя итог сказанному в первой главе, следует отметить, что многоаспектность и многогранность понятия насилия позволили дать авторское суждение о преступном насилии в отношении малолетних, через однозначное толкование исследуемого явления в нормах уголовного закона. При этом отмечена необходимость совершенствования УК РФ в сфере защиты малолетних, показана важность разъяснений отдельных вопросов квалификации деяний в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. Раскрыв особенности обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам о насильственных преступлениях, совершаемых в отношении малолетних, проведенное исследование позволило обосновать важность не только редакционного изменения названия главы 50 УПК РФ, но и содержательной ее части. В целом же сделанный анализ криминалистически значимых понятий и правовых категорий является концептуальной основой для комплексного исследования родовой методики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних.

Вторая глава«Характеристика типичных моделей механизмов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних» — состоит из трех параграфов. Она посвящена исследованию типичных моделей механизмов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних в различных сферах.

В процессе диссертационного исследования определено, что одна из разновидностей изученных криминалистических моделей — типичная модель механизма насильственного преступления, совершаемого в отношении малолетнего, — может быть применима в расследовании, исходя из тех условий, в которых находится следователь или дознаватель, даже на момент получения информации о совершенном преступлении, где пострадавшим является малолетний, и непосредственного прибытия на место происшествия. После чего использование информации о типичной модели механизма совершения насильственного преступления в отношении малолетнего зависит от следственной ситуации, позволяющей получить первоначальные сведения о совершенном преступлении

Формирование целостной типичной модели механизма происшедшего насильственного преступного деяния в отношении малолетнего осуществляется постепенно, на основе получения и интегрирования знаний о его отдельных элементах, связях и отношениях. В ней во взаимосвязи и взаимообусловленности должны быть отражены (в определенной мере сходства с оригиналом) действия и поступки участников рассматриваемого преступления, их признаки и свойства и т.д. Именно целостная модель механизма совершенного насильственного преступления в отношении малолетнего, на наш взгляд, поможет сотруднику правоохранительных органов, а особенно следователю, дознавателю или оперативному сотруднику, решить следующие задачи: объяснить факты происшедшего насилия, обладающие признаками преступления; дать уголовно-правовую оценку исследуемому факту насилия и, соответственно, правильно квалифицировать деяния правонарушителя; установить и объяснить пространственно-временные и причинно-следственные связи в расследуемом насильственном преступлении; установить такие связи между действиями участников насильственного преступления и теми изменениями, которые произошли в материальной обстановке; установить и объяснить механизм следообразования; определить направление поиска неизвестных материальных последствий, а по систематизированной криминалистически значимой информации — преступника-насильника, неустановленных свидетелей и косвенных участников насильственного преступления или жертвы насилия; определить направление поиска вещественных доказательств и иных носителей криминалистически значимой информации о самом насильственном преступлении и его участниках; определить программу расследования на первоначальном, последующем, а затем и на заключительном этапах и ее методику, а также тактику производства следственных действий и т.д.

Основываясь на результатах проведенного исследования, делается вывод о том, что среди наиболее часто встречаемых насильственных преступных посягательств, совершаемых в отношении малолетних, необходимо выделить три группы типичных моделей механизмов их совершения (профессор О.Я. Баев выделяет четыре группы), которые, в свою очередь, определяются, исходя из норм уголовного закона. Среди них такие, как:

1. Типичные модели механизмов насильственных преступлений против личности, совершаемых в отношении малолетних.

2. Типичные модели механизмов насильственных преступлений в сфере экономики, совершаемых в отношении малолетних.

3. Типичные модели механизмов насильственных преступлений против общественной безопасности и общественного порядка, совершаемых в отношении малолетних.

Указанные группы преступлений отличаются друг от друга достаточным набором признаков, однако их объединяет один, но наиболее весомый признак — насилие, направленное против малолетних детей, при этом, как правило, совершаемое непосредственно родителем, иным законным представителем ребенка или при опосредованном их участии. Как свидетельствует анализ следственной и судебной практики, насильственные преступные посягательства на малолетних, совершенные их родителями или иными законными представителями, имеют определенное сходство по мотивации преступного события, механизму преступления, правовому и социальному положению детей в семье и т.д. В правоохранительной практике при расследовании насильственных преступных посягательств на малолетних, как правило, совпадают технико-криминалистические и тактико-криминалистические приемы, рекомендации и методы, используемые дознавателями, следователями, экспертами и другими лицами. Думается, что отсутствие акцентирования внимания на родителях или иных законных представителях ребенка при рассмотрении проблем расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, сужает информативность обстоятельств, подлежащих установлению по уголовному делу, а это затрудняет не только процесс доказывания, но и розыск подозреваемых.

Учитывая то, что насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, по официальным и неофициальным данным, совершается значительное количество, считаем целесообразным рассматривать типичные модели механизмов изучаемых преступлений, разделив их на три уровня: общие типичные модели, особенные и частные.

Определенные в работе общие типичные модели механизмов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, позволяют уже на стадии возбуждения уголовного дела с достаточной долей достоверности вычленить явные следы насилия, квалифицировать деяние, выдвинуть основные версии и построить план расследования.

Однако общие типичные модели механизмов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, очень сложно представить без особенных и частных. Данные модели насыщают информативностью общие, где процесс движения информации очень ярко характеризует дедуктивный метод познания, который наиболее часто используется в расследовании преступлений. При этом, если частные типичные модели позволяют представить «картину» отдельно взятого насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего, квалификация которого дается по одной из статей Особенной части УК РФ, то особенные типичные модели позволяют охарактеризовать целую группу изучаемых насильственных преступлений, направленных против личности.

Надо сказать, что частные типичные модели насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, обладают значительным объемом информации, который очень сложно вместить в данное исследование. Один из примеров построения частных типичных моделей насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, автор исследования подробно изложил в своей монографии «Расследование детоубийств» (М., 2003). Материал, содержащийся в указанной монографии, несколько изменяет устоявшееся в криминалистике мнение о построении частной криминалистической методики расследования преступлений. Одним из коренных изменений является замена криминалистической характеристики рассматриваемого преступления на типичные модели механизма его совершения, которые позволяют передать корелляционные связи между обстоятельствами, подлежащими установлению и доказыванию, и в случае выявления следов преступления довольно-таки четко представлять «картину» его совершения. Однако, как уже было сказано ранее, несмотря на значимость и интерес, проявляемый в последнее время к типичным моделям механизмов совершения отдельных преступлений, рассмотреть все частные типичные модели насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, в рамках данной одной работы достаточно сложно, ведь только первая группа включает 18 составов изучаемых преступлений.

Учитывая сказанное, в диссертации достаточно подробно раскрыты особенные типичные модели механизмов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних. Среди них наиболее часто встречаемыми являются следующие:

  1. заранее запланированное насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное его матерью с участием или без участия посторонних лиц;
  2. заранее запланированное насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное его отцом или родственниками;
  3. заранее не планированное (как правило, спровоцированное жертвой) насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное его родителями, родственниками или лицом, на которого возложены обязанности по воспитанию малолетнего, в состоянии опьянения или психического расстройства;
  4. насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное посторонним для него лицом или группой лиц;
  5. заранее не планированное насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное педагогом или иным работником образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, в задачи которого входят воспитание, обучение, лечение или надзор за малолетним лицом;
  6. насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное лицом, у которого имеется психическое расстройство, сопровождаемое маниакальным синдромом, проявляющимся именно в отношении малолетних;
  7. насильственное преступное посягательство на малолетнего ребенка, совершенное группой несовершеннолетних.

Изучение каждой указанной модели механизма насильственного преступления, совершаемого в отношении малолетнего, происходило с учетом ее формирования из следующих этапов: начального; непосредственного исполнения преступления; заключительного (завершающего).

В завершение данной главы отмечается, что представленная типизация моделей механизмов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, и их характеристика являются теоретической основой для дальнейшего диссертационного исследования важных аспектов, посвященных актуальным проблемам планирования расследования рассматриваемых преступлений, построения версий, тактики доказывания фактов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, и т.д.

Третья глава«Планирование расследования уголовных дел о насильственных преступлениях, совершаемых в отношении малолетних» — состоит из трех параграфов. Данная глава посвящена исследованию особенностей использования общих условий планирования при расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, а также построению криминалистических версий по уголовным делам о рассматриваемых преступлениях и информационно-техническому обеспечению процесса планирования расследования рассматриваемых преступлений.

В числе общих условий планирования расследования насильственных преступлений, совершенных в отношении малолетних, необходимо актуализировать адекватную оценку следователем или дознавателем исходной информации (внешней и внутренней) о насильственном преступном деянии и имеющихся в распоряжении ОВД, прокуратуры и ФСКН ресурсов, которые в своей совокупности определяют следственную ситуацию, формирующую мысленную модель совершения расследуемого насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего. Сопоставление данной модели с типичной способствует эффективному планированию процесса раскрытия и расследования совершенного преступления по «горячим следам» и достижению всесторонности и объективности в осуществлении действий по доказыванию через описание объективных и субъективных признаков противоправного деяния.

Важной составляющей в достижении положительных результатов в сфере борьбы с насильственной преступностью в отношении малолетних является внедрение позитивного опыта, который бы позволил в каждом отделе внутренних дел в таких подразделениях как уголовный розыск, дознание и следствие, выделить по одной штатной единице, где соответствующие сотрудники занимались бы раскрытием или расследованием преступлений, совершенных как несовершеннолетними, так и в отношении них. При этом учитывался бы профиль подготовки указанных сотрудников, в рамках которого они проходили обучение. Положительный опыт в этом отношении имеется в Воронежском институте МВД России.

В диссертации достаточно подробно изложен авторский подход к выдвижению (построению) версий о факте насильственного преступного деяния, совершенного в отношении малолетнего. В контексте данного диссертационного исследования главным тезисом выступает положение о том, что при построении версий о совершенном насильственном деянии необходимо исходить из типичных моделей механизмов насильственных преступных посягательств на малолетних, учитывая при этом установленные обстоятельства по конкретному происшедшему событию. Следователь и дознаватель должны быть хорошо информированными и достаточно технически оснащенными, что позволит им быть осведомленными о раскрытых и нераскрытых фактах насильственных преступлений в отношении малолетних, а знание положений частных криминалистических методик расследования отдельных видов рассматриваемых преступлений станет важной составляющей в алгоритме действий по построению и последующей проверке версий.

В данной главе проанализированы информационно-технические аспекты обеспечения процесса планирования расследования, актуальными из которых следует признать те, где предлагается использовать достижения в сфере информационных технологий. Этот факт обусловлен тем, что расследованию насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, сопутствует проведение значительного количества процессуальных действий и непроцессуальных мероприятий с привлечением большого числа участников (родителей, законных представителей, педагогов, защитников, психологов и т.д.), а также то, что следователю и дознавателю приходится работать с существенным массивом информации, подвергаемой анализу в ходе расследования по всем уголовным делам, находящимся у них в производстве. В этой связи важной составляющей выступает использование эффективных средств, обеспечивающих процесс планирования и организации всей работы. Среди таковых можно выделить использование специального программного обеспечения (например, АРМ следователя) или программных продуктов известных компьютерных фирм, в том числе информационных технологий мобильных телефонов. Как показывает проведенное исследование, нерациональное планирование своего рабочего времени и неиспользование современных информационно-технических средств, обеспечивающих процесс планирования и работу с криминалистическими версиями, не позволяют соблюсти сроки расследования, выполнить в полном объеме следственные и процессуальные действия, необходимые для объективного, полного и всестороннего изучения обстоятельств происшедшего.

В связи с отсутствием возможностей использования органами предварительного расследования для вышеуказанных целей специальных программ для ЭВМ, которые практически не разрабатываются, приходится искать иные подходы. Среди них раскрываются особенности использования возможностей программы «Microsoft Outlook 2007», которая входит в комплект «Microsoft Office 2007» и позволяет лицу, производящему расследование насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, более эффективно строить процесс расследования, проверку версий и проведение следственных действий.

Помимо данной программы предлагается использование функций «умных» телефонов, таких как смартфоны и коммуникаторы. Для обеспечения процесса расследования рассматриваемых преступлений открывается еще одна возможность — можно синхронизировать данные «Microsoft Outlook» и телефона. Синхронизация заключается в переносе данных из компьютера в телефон и обратно, то есть взаимном копировании данных. Так, если в компьютере нет определенных данных, например контактов, которые есть в телефоне, то при синхронизации они автоматически добавятся в компьютере, и наоборот. Настроить порядок синхронизации, объем, приоритетное устройство (источник данных при конфликтах) не представляет особого труда. Существует 2 группы мобильных устройств, которые уже оснащены программным обеспечением для производства синхронизации — это мобильные телефоны на платформе «Symbian» (как правило, телефоны от финской компании «Нокиа») и «Windows Mobile» — производитель Qtek, HTC. Данные платформы поддерживают синхронизацию через различные интерфейсы — при физическом подключении к компьютеру через кабель, по беспроводной технологии Bluetooth и, наконец, через Интернет.

Таким образом, положения данной главы показывают, что эффективность процесса планирования расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, может быть обеспечена путем активного использования информации о типичных моделях механизмов совершения подобных преступлений с учетом профессиональной подготовки специалистов, способных грамотно работать в различных условиях, понимать процесс построения и проверки версий по уголовному делу, организовывать работу по обеспечению процесса планирования, основанному на достижениях научно-технического прогресса в сфере информационных технологий. Как показывает правоохранительная практика, на сегодняшний день имеется огромная потребность в разработке научно-обоснованных рекомендаций по информационно-техническому обеспечению процесса расследования рассматриваемых преступлений.

Четвертая глава«Тактика доказывания фактов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних» — состоит из четырех параграфов. Данная глава посвящена проблемным вопросам, имеющим место при собирании, проверке и оценке доказательств, с учетом психолого-возрастных особенностей малолетних, а также использованию результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе раскрытия и расследования фактов насильственных преступлений, рассматриваемых в диссертации.

При производстве следственных и иных действий в процессе расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, особую роль играет типичная модель механизма изучаемого преступного деяния, но при этом необходимо учитывать и иные особенности. В ходе формирования модели механизма расследуемого насильственного преступления центральное место должны занимать сведения, полученные непосредственно от малолетнего, с учетом условий, при которых правоохранительным органам стало известно о факте насилия. В связи с этим достаточно интересным оказался опыт деятельности работников правоохранительных органов многих европейских государств (например, Великобритании, Голландии и др.), который свидетельствует о том, что умелое общение с малолетними, потерпевшими от преступлений, в значительной мере может помочь в достижении задач уголовного судопроизводства по конкретному уголовному делу. Так, для успешного проведения следственных действий с участием малолетнего необходимо обратить внимание на несколько моментов: выбор места проведения планируемого действия; учет времени проведения этого действия; степень взаимодействия следователя или дознавателя с родителями (законными представителями) малолетнего участника проводимого действия; количество присутствующих; выбор необходимой формы взаимоотношений следователя или дознавателя с ребенком.

Очень важно в процессе собирания доказательств по факту насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего, определиться с тем, кто из близких родственников будет присутствовать при проведении следственных действий с его участием. Особенно это актуально, когда насилие совершил один из родственников ребенка. В этой ситуации еще одним из «препятствий» становится такой правовой институт, как свидетельский иммунитет, который, однако, не должен смущать следователя или дознавателя, т. к. они имеют право допросить свидетелей-родственников об обстоятельствах, косвенно касающихся расследуемого насильственного преступления.

Изучение мнения следователей, дознавателей, сотрудников ПДН о существующих трудностях, которые они испытывают при проведении следственных действий в процессе собирания доказательств по факту насилия, совершенного в отношении малолетнего, показало, что у около 34% опрошенных наибольшие затруднения вызывают приглашение и участие педагога, который в соответствии со ст. 191 УПК РФ является обязательным участником допроса малолетнего потерпевшего (свидетеля). Как представляется, имеющиеся проблемы вызваны тем, что на сегодняшний день процессуальный статус педагога в УПК РФ не определен. Это обстоятельство несколько принижает его значимость и создает серьезные трудности для привлечения к участию в следственном действии. На основании сказанного предлагается: дополнить ст. 5 УПК РФ пунктом 331 «Педагог»; включить в УПК РФ ст. 581 «Педагог», как иной участник уголовного судопроизводства; ст. 1681 «Участие педагога» в ходе предварительного расследования; ст. 2511 «Участие педагога» в судебном разбирательстве; ст. 2701 УПК РФ «Разъяснение педагогу его прав».

При проверке доказательств, полученных в ходе следственных действий с участием малолетнего, важной составляющей выступают результаты психологических и психиатрических исследований малолетних. В связи с этим предлагается использовать результаты психолого-психиатрической экспертизы малолетнего на предмет установления уровня его психического развития и способности правильно воспринимать, понимать и оценивать события, происшедшие с его участием, а также другие обстоятельства, не до производства следственных действий с участием малолетнего, а после, что позволит не только не затягивать срок расследования, дожидаясь результатов экспертизы, но и послужит хорошим проверочным доказательством. При производстве следственных действий с участием малолетнего важно ориентироваться на его возрастные особенности. Учет специфики развития детской психики может в значительной мере помочь следователю и дознавателю при расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, и, в частности, при проверке собранных доказательств.

Наличие психических особенностей малолетних участников судопроизводства (повышенная внушаемость, склонность к фантазированию, впечатлительность и т.п.) определяет специфический, осторожный подход к оценке их показаний. Однако эта осторожность не должна перерастать в крайнюю недоверчивость, как это часто бывает в практической деятельности. При правильной организации и проведении следственных действий с участием малолетних потерпевших и свидетелей от них могут быть получены вполне надежные, достаточно полные и точные показания.

Учитывая, что большинство насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, носят латентный характер, их выявление немыслимо без проведения оперативно-розыскных мероприятий, результаты которых не только могут быть положены в основу обвинения, но и использованы в ходе проведения профилактических мероприятий по недопущению насилия в семьях, попавших в поле зрения оперативных подразделений. Изучение практики раскрытия и расследования рассматриваемых преступлений показало, что использование в доказывании фактов насилия данных, полученных оперативным путем, является объективной необходимостью. В связи с этим обращает на себя внимание достаточно большое количество (89%) поручений, данных следователями для производства следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий (в отдельных случаях доходит до десяти по одному уголовному делу).

Анализ типичных моделей механизма насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, показывает, что рассматриваемые деяния, получившие в последние годы все большее распространение, заранее планируются, подготавливаются и тщательно маскируются, что в итоге делает их расследование особо сложным. Раскрыть такие преступления только традиционными методами трудно, а порой и невозможно. Опыт правоохранительной деятельности в сфере расследования насильственных преступлений, совершенных в отношении малолетних, свидетельствует, что успех борьбы с такими преступлениями обеспечивается только применением наряду с процессуальными средствами методов оперативно-розыскной деятельности. Использование таких методов позволяет не ограничиваться тем, чтобы только идти по следам преступников, реагируя на заявления и иные сообщения о совершенном насильственном преступлении в отношении малолетнего, и уже после этого отыскивать доказательства. С помощью различных оперативно-розыскных мероприятий, используя при этом необходимые технические средства, представляется  возможным документировать преступные действия, вести оперативный контроль за фигурантами, более или менее длительное время поддерживать контакты с подозреваемыми, отслеживать и в определенной мере контролировать их деятельность, чтобы в последующем реализовать собранные материалы в уголовном судопроизводстве.

Надо сказать, что использование результатов оперативно-розыскной деятельности (далее – ОРД) в доказывании фактов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, зависит от достаточно большого количества факторов, к которым можно отнести такие, как соблюдение правовых требований (т.е. соблюдение норм, например, УПК РФ, Федерального закона об ОРД и т.д.), выполнение организационных мероприятий (т.е. обеспечение проводимых действий с максимально эффективным использованием всех возможных сил и средств, например специальных учетов, специалистов-психологов и т.д.) и обеспечение тактической целесообразности (т.е. своевременное и безопасное для участников ОРД введение результатов данной деятельности в уголовное судопроизводство). Причем указанные факторы должны быть взаимосвязаны и взаимозависимы, а иначе результаты ОРД потеряют свою значимость для расследования насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего.

По ряду статей УК РФ возбуждение уголовного дела по факту насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего, невозможно, если такое деяние не будет выявлено сотрудниками оперативных подразделений. Сам же процесс выявления представляет собой достаточно сложную работу по качественной подготовке и проведению соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, результаты которого в дальнейшем используются в процессе расследования уголовного дела. Среди наиболее часто осуществляемых ОРМ по фактам изучаемых деяний следует отметить такие, как наблюдение, опрос граждан, а также оперативный эксперимент, который требует профессионального подхода в организации его проведения, с тем чтобы в последующем не возникло вопросов о возможной провокации насильственных преступных действий, совершаемых в отношении малолетних.

Анализ положений УПК РФ, Федерального закона об ОРД, а также изучение имеющейся практики расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, приводит к выводу, что полученные оперативным путем данные могут служить основой для формирования следующих видов доказательств: показаний свидетеля (значительно реже — показаний подозреваемого или обвиняемого); вещественных доказательств; иных документов.

Таким образом, положения данной главы показывают, что эффективность деятельности по доказыванию фактов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, зависит от знания следователем или дознавателем типичных моделей механизма совершения рассматриваемых преступлений, но при этом должны учитываться и иные аспекты, заключающиеся в правильном толковании уголовно-процессуальных норм с учетом предложенных изменений; понимания психолого-возрастных особенностей малолетнего, влияющих на процесс собирания и проверки доказательств, получаемых с его участием, а также важность использования результатов ОРД.

Пятая глава«Взаимодействие следователя и дознавателя с должностными лицами органов дознания и общественными организациями при расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних» — состоит из трех параграфов. В данной главе раскрыты особенности и формы взаимодействия следователя и дознавателя с должностными лицами органов дознания и общественными организациями на разных этапах расследования.

Изучение и обобщение следственной практики показывает, что в процессе расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, вопрос взаимодействия следователя и дознавателя с должностными лицами органов дознания, а также с получившими свое развитие различными общественными организациями, преследующими цель защиты ребенка, является особенно актуальным. Это вызвано тем, что расследование рассматриваемых преступлений осуществляют следователи Следственного комитета при прокуратуре РФ, органов внутренних дел, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в том числе и дознаватели органов внутренних дел, при этом раскрытие и оперативное сопровождение расследования данных преступлений осуществляют сотрудники оперативных подразделений разных ведомств, а, учитывая, что в последнее время в России создано достаточно большое количество разных общественных образований, защищающих права ребенка, проблема взаимодействия играет немаловажную роль в достижении необходимых результатов.

Опираясь на результаты опроса сотрудников правоохранительных органов, анализ уголовных дел и исследования различных источников, в диссертации определено, что выбор конкретных форм взаимодействия следователя и дознавателя с должностными лицами органов дознания, а также работниками государственных органов и учреждений, общественных и религиозных организаций зависит от особенностей расследуемого факта насильственного деяния, совершенного в отношении малолетнего; этапа, на котором осуществляется взаимодействие; наличия информации о лице, подозреваемом в совершении расследуемого преступления; степени доказанности различных обстоятельств; уровня теоретической подготовленности субъектов взаимодействия, наличия у них практического опыта и других обстоятельств.

В целях повышения качества расследования дел о насильственных преступлениях, совершаемых в отношении малолетних, а также активизации взаимодействия следователя, дознавателя с оперативными и иными сотрудниками органа дознания необходимо следующее:

- ввести в структуру подразделений уголовного розыска, следствия и дознания специализацию по линии несовершеннолетних (при этом предусмотреть раскрытие и расследование преступлений, совершенных как в отношении несовершеннолетних, так и против них);

- на место происшествия направлять только дознавателя, следователя, специалистов, специализирующихся на расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних, и в чьей компетенции находится совершенное преступление;

- более качественно и своевременно выполнять должностными лицами органов дознания поручения следователей согласно ст. 38 УПК РФ и поручения дознавателей согласно Приказу МВД России от 6 августа 2007 г. №697. В свою очередь, следователи и дознаватели должны давать достаточно конкретные поручения;

- осуществлять ведомственный контроль за составлением согласованных планов следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в ходе «суточных» дежурств;

- участников следственно-оперативной группы (далее – СОГ) или лиц, являющихся непосредственными исполнителями конкретных запланированных мероприятий, регулярно заслушивать на совещаниях с периодизацией, установленной либо руководителем СОГ, либо по согласованию между руководителями соответствующих подразделений или ведомств;

- материалы из СМИ, оперативные материалы и устные заявления по фактам совершения в отношении малолетних насильственных преступлений до возбуждения уголовного дела рассматриваются и обсуждаются сотрудниками различных подразделений, при этом конкретный следователь или дознаватель должны выступать в роли консультанта, определяющего судебную перспективу дела, и ему же следует поручать расследование этого дела. Кроме того, предварительные контакты позволят организовать целенаправленную работу, исключить ненужное, правильно определить задачи каждого сотрудника. В то же время оперативные сотрудники должны осуществлять оперативное сопровождение на протяжении всего расследования;

- взаимодействие, как это показывает проведенное исследование, следует осуществлять на разных уровнях: орган — орган, орган — сотрудник, сотрудник — сотрудник.

Интересен опыт Воронежской области по созданию новых форм взаимодействия между правоохранительными органами и органами социальной защиты. Так, в г. Воронеже в соответствии с Федеральными законами «Об основах социального обслуживания населения в РФ» от 10 декабря 1995 г. №195 и «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г. №120 создано областное государственное учреждение «Центр социальной помощи семье и детям г. Воронежа» (далее – ОГУ ЦСПСД г. Воронежа) в целях оказания семьям, детям и отдельным гражданам, попавшим в трудную жизненную ситуацию, помощи в реализации законных прав и интересов, содействия в улучшении их социального и материального положения, а также психологического статуса.

Для повышения эффективности тактики работы с неблагополучными семьями сотрудники Центра взаимодействуют со специалистами из разных ведомств и учреждений г. Воронежа, прямо или косвенно причастных к работе по профилактике детского насилия: социальными педагогами образовательных учреждений;  КДН и ПДН; отделами опеки и попечительства; учреждениями социальной защиты; здравоохранения; правоохранительными органами и другими учреждениями и организациями.

Одним из наиболее ярких примеров взаимодействия ОГУ «ЦСПСД г.Воронежа» с правоохранительными органами является открытие под руководством автора данного диссертационного исследования Юридической клиники Воронежского института МВД России на базе Центра. Под контролем квалифицированных преподавателей лучшие студенты, курсанты, слушатели института бесплатно оказывают «скорую правовую помощь» социально-незащищенным слоям населения, детям из семей группы социального риска. Специализация клиники основывается на консультировании по юридическим вопросам из разных отраслей права: уголовного, гражданского, семейного, административного и др., а также на профилактических мероприятиях, связанных с повышением правовой культуры и правосознания граждан (например, проведение лекций-бесед с родителями, учителями школ, воспитателями детских садов, социальными педагогами; организация выездов в детские лагеря и т.д.). В процессе беседы с детьми и сотрудниками Центра выясняются факты насильственных деяний, совершенных в отношении конкретных детей, о которых сообщается в ПДН по территориальности, а в последующем консультантами клиники отслеживается принятие окончательного решения: возбуждение уголовного дела, предупреждение или постановка на учет.

Таким образом, положения данной главы свидетельствуют, что наличие накопленного во многих регионах России передового опыта организации взаимодействия дознавателей, следователей прокуратуры (ныне следователей Следственного комитета при прокуратуре РФ) и ФСКН с должностными лицами органов дознания и общественными организациями в рамках реализации различных форм и направлений взаимодействия, обеспечивающих постоянный контакт и обмен информацией между ними, совместное обсуждение полученных данных и возможностей их использования, согласование и корректировка планов расследования, проведение параллельно с ними оперативно-розыскных и профилактических мероприятий, а также внедрение современных информационных технологий на основе опосредованного взаимодействия органов следствия и дознания, позволяет сделать вывод о наличии реальных резервов для повышения эффективности взаимодействия при расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних.

В заключении работы сформулированы основные выводы, определены направления использования теоретических результатов для решения прикладных задач.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в 66 научных работах. Из них: 3 монографии – объемом 32,8 п.л.; 3 пособия – 23,5 п.л.; 1 методические рекомендации – 3,8 п.л.; 1 лекция – 8,4 п.л.; 11 статей в научных изданиях, рекомендованных перечнем ВАК – 3,71 п.л.; 47 статей, опубликованных в материалах международных, всероссийских конференций и иных изданиях – 16 п.л., 4 из которых в соавторстве (личный вклад – 0,7 п.л.).

Общий объемом опубликованных работ составил более 88 п.л., личный вклад соискателя в эти работы составил – 85,8 п.л.

Монографии:

  1. Федотов И.С. Теоретико-правовые основы расследования насильственных преступлений, совершенных в отношении малолетних: монография / И.С. Федотов. – Воронеж: Научная книга, 2007. – 170 с. (10,6 п.л.).
  2. Федотов И.С. Особенности доказывания фактов насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних: монография / И.С. Федотов. – Воронеж: Научная книга, 2007. – 160 с. (9,7 п.л.).
  3. Федотов И.С. Расследование детоубийств: монография / И.С. Федотов. – М.: Юрлитинформ, 2003. – 200 с. (12,5 п.л.).

Научные статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных перечнем ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Федотов И.С. Нормативно-правовое регулирование режима общедоступной информации персонального характера, хранящейся в автоматизированных базах данных / И.С. Федотов // Наука производству. – 2006. – №3. – С. 54-57 (0,3 п.л.).
  2. Федотов И.С. Проблемы получения и защиты охраняемой законом информации при расследовании уголовных дел в форме дознания в ОВД / И.С. Федотов, П.Г. Смагин // Наука производству. – 2006. – №4. – С. 35-38 (0,2 п.л.).
  3. Федотов И.С. Уголовно-правовая защита малолетних от сексуальных домогательств в Интернете / И.С. Федотов // Известия Тульского государственного университета. Серия «Актуальные проблемы юридических наук». – 2006. – Вып. 16. – С. 157-160 (0,3 п.л.).
  4. Федотов И.С. Криминалистическое определение защиты малолетних от насильственных посягательств / И.С. Федотов // Вестник Московского университета МВД России. – 2007. – №2. – С. 96-98 (0,2 п.л.).
  5. Федотов И.С. Использование в расследовании типичных моделей механизмов насильственных преступлений против свободы малолетних / И.С. Федотов // Уголовное право. – 2007. – №2. – С. 110-114 (0,4 п.л.).
  6. Федотов И.С. Комплексный подход к защите жизни и здоровья малолетних / И.С. Федотов // Вестник Московского университета МВД России. – 2007. – №3. – С. 63-65 (0,2 п.л.).
  7. Федотов И.С. Особенности оценки доказательств в процессе расследования насильственных преступлений, совершенных в отношении малолетних / И.С. Федотов // «Черные дыры» в Российском законодательстве. – 2007. – №5. – С. 377-380 (0,41 п.л.).
  8. Федотов И.С. Особенности способа совершения насильственного преступного посягательства на малолетнего ребенка / И.С. Федотов // Российский следователь. – 2007. – №19. – С.2-3 (0,3 п.л.).
  9. Федотов И.С. К вопросу об информационно-техническом обеспечении процесса планирования расследования насильственных преступлений против малолетних / И.С. Федотов, А.В. Медведев // Вестник МВД России. – 2007. – №6. – С.39-43 (0,4 п.л.).
  10. Федотов И.С. Уголовно-правовые и криминалистические вопросы расследования насильственных преступлений, связанных с торговлей малолетними / И.С. Федотов // Уголовное право. – 2009. – №1. – С.130-136 (0,4 п.л.).
  11. Федотов И.С. Актуальные вопросы обеспечения безопасности малолетних, потерпевших от насильственных преступлений / И.С. Федотов // Уголовное право. – 2009. – №3. – С.125-130 (0,6 п.л.).

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

  1. Федотов И.С. Борьба со сбытом наркотических веществ несовершеннолетними в России с позиции зарубежного опыта / И.С. Федотов // Совершенствование методов управления социально-экономическими процессами и их правовое регулирование: Материалы научно-практической конференции. – Ставрополь, 2000. – С. 103-105 (0,3 п.л.).
  2. Федотов И.С. Визуальное распознавание наркомании несовершеннолетних, ведущих антиобщественный образ жизни / И.С. Федотов // Антиобщественный образ жизни несовершеннолетних: вопросы теории и практики (к 65-летию профессора В.И. Игнатенко): Материалы межвузовской научно-практической конференции. – Ставрополь: СКГИ, 2000. – С.39-46 (0,4 п.л.).
  3. Федотов И.С. Вопросы использования специальных познаний на стадии возбуждения уголовного дела по детоубийствам / И.С. Федотов // Информационный бюллетень Московской государственной академии приборостроения и информатики. – М.: Академия управления МВД России, 2001. – №8. – С. 6-9 (0,2 п.л.).
  4. Федотов И.С. Понятие детоубийства в криминалистике / И.С. Федотов // Информационный бюллетень Московской государственной академии приборостроения и информатики. – М.: Академия управления МВД России, 2001. – №9. – С. 19-22 (0,2 п.л.).
  5. Федотов И.С. Расследовать детоубийства – реальность или иллюзия? / И.С. Федотов // Информационный бюллетень №15 по материалам ХХХV Криминалистических чтений «Реалии и иллюзии в криминалистике». – М.: Академия управления МВД России, 2001. – С. 43-49 (0,3 п.л.).
  6. Федотов И.С. Вопросы расследования детоубийств / И.С. Федотов // Вестник Воронежского института МВД России. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2001. – №1(8). – С. 71-75 (0,3 п.л.).
  7. Федотов И.С. Вопросы комплексности в расследовании детоубийств / И.С. Федотов // Следователь. – 2002 – №6. – С. 19-22 (0,41 п.л.).
  8. Федотов И.С. Особенности возбуждения уголовного дела при детоубийстве / И.С. Федотов // Следователь. – 2002 – №8. – С. 42-45 (0,4 п.л.).
  9. Федотов И.С. Типичные модели механизма детоубийств / И.С. Федотов // Следователь. – 2002. – №10. – С. 19-24 (0,61 п.л.).
  10. Федотов И.С. Комплексный подход к расследованию детоубийств / И.С. Федотов // Вопросы криминалистики и судебной экспертизы: Труды Академии управления МВД России. – М., 2003. – С.121-125 (0,3 п.л.).
  11. Федотов И.С. Направления совершенствования криминалистической методики / И.С. Федотов // Российское правовое государство: Итоги формирования и перспективы развития: В 5 ч. / под ред. Ю.Н. Старилова. – Воронеж: ВГУ, 2004. – Часть 5: Уголовное право, уголовный процесс и криминалистика: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – С. 284-299 (0,85 п.л.).
  12. Федотов И.С. Прокурорский надзор – важнейшая гарантия реального соблюдения прав и свобод человека и гражданина в России / И.С. Федотов // Современные проблемы борьбы с преступностью: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2004. – С. 78-81 (0,2 п.л.).
  13. Федотов И.С. Методика построения моделей совершения преступлений / И.С. Федотов // Совершенствование правового обеспечения общественного порядка и безопасности в РФ: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2005. – Часть 2. Юридические дисциплины. – С. 101-104 (0,2 п.л.).
  14. Федотов И.С. Особенности проведения осмотра места происшествия при совершении террористического акта с применением взрыва / И.С. Федотов // Совершенствование правового обеспечения общественного порядка и безопасности в РФ: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2005. – Часть 1. Юридические дисциплины. – С. 85-88 (0,2 п.л.).
  15. Федотов И.С. Визуальное распознавание наркомании несовершеннолетних / И.С. Федотов // Правовые и медико-социальные аспекты борьбы с наркотизмом: Материалы всероссийской научно-практической конференции. – Рязань: Академия права и управления ФСИН, 2005. – С. 168-179 (0,41 п.л.).
  16. Федотов И.С. Проблемы расследования захвата заложников несовершеннолетних / И.С. Федотов // Несовершеннолетние: социально-правовые проблемы теории и практики: Научные статьи юридической клиники Воронежского института МВД России. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2006. – Выпуск 1. – С. 90-97 (0,31 п.л.).
  17. Федотов И.С. Проблемы подготовки сотрудников ОВД, занимающихся раскрытием и расследование преступлений / И.С. Федотов // Раскрытие и расследование преступлений в современных условиях: проблемы, тенденции, перспективы: Сборник материалов межрегиональной научно-практической конференции. – Липецк: ЛГТУ, 2006. – С. 144-146 (0,2 п.л.).
  18. Федотов И.С. Международно-правовые нормы, регулирующие расследование преступлений, совершаемых в отношении детей / И.С. Федотов // Современные проблемы борьбы с преступностью: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2006. – С. 152-154 (0,2 п.л.).
  19. Федотов И.С. Уголовно-правовое обеспечение защиты жизни и здоровья ребенка / И.С. Федотов // Уголовный закон: состояние и проблемы применения: Материалы межвузовского научно-практического семинара, посвященного 10-летнию принятия УК РФ. – Рязань: Академия права и управления ФСИН, 2006. – С. 82-87 (0,31 п.л.).
  20. Федотов И.С. Социально-правовые проблемы насилия в отношении малолетних / И.С. Федотов // Актуальные проблемы формирования профессиональной компетентности и культуры сотрудников правоохранительных органов: Материалы международной научно-практической конференции / под ред. д.ю.н. А.В. Симоненко. – Брянск: БФ МосУ МВД России, 2006. – С. 249-253 (0,3 п.л.).
  21. Федотов И.С. Общая характеристика использования метода моделирования в расследовании насильственных преступлений против малолетних / И.С. Федотов // Несовершеннолетние: социально-правовые проблемы теории и практики: Научные статьи и материалы Всероссийского круглого стола юридической клиники Воронежского института МВД России.– Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2007. – Выпуск 2. – С. 109-119 (0,6 п.л.).
  22. Федотов И.С. Характеристика одной из типичных моделей механизмов насильственных преступлений в сфере экономики, совершаемых в отношении малолетних / И.С. Федотов // Современные проблемы реализации норм права в свете гармоничного развития национальных правовых систем: Материалы 1 международной научно-практической конференции. – Ставрополь: Северо-Кавказский государственный технический университет, 2007. – С. 202-206 (0,3 п.л.).
  23. Федотов И.С. Криминалистические версии по уголовным делам о насильственных преступлениях против малолетних / И.С. Федотов // Современные тенденции управления расследованием преступлений: Сборник научных трудов. – М.: Академия управления МВД России, 2007. – С. 145-149 (0,3 п.л.).
  24. Федотов И.С. Планирование расследования насильственных преступлений против малолетних / И.С. Федотов // Вестник Воронежского института МВД России. – 2007. – №1. – С. 40-43 (0,31 п.л.).
  25. Федотов И.С. Использование зарубежного опыта в процессе расследования насильственных преступлений, совершенных в отношении малолетних / И.С. Федотов // Обеспечение общественной безопасности в Центральном Федеральном округе Российской Федерации: Материалы международной научно-практической конференции. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2007. – С. 138-142 (0,31 п.л.).
  26. Федотов И.С. Правовое обеспечение защиты малолетних от насилия в семье / И.С. Федотов // Семейные правоотношения: вопросы теории и практики: Материалы международной научно-практической конференции / под ред. О.И. Величковой, О.Н. Шеменевой. – Воронеж: ВГУ, 2007. – С. 317-325 (0,41 п.л.).
  27. Федотов И.С. Особенности расследования детонасильственных преступлений в сфере экономики с использованием типичных моделей механизмов их совершения / И.С. Федотов // Теория и практика обеспечения экономической безопасности: Материалы международной научно-практической конференции. – Волгоград: Волгоградская академия МВД России, 2007. – С.263-267 (0,23 п.л.).
  28. Федотов И.С. Уголовно-процессуальное обеспечение прав малолетних потерпевших / И.С. Федотов // Ученые-криминалисты и их роль в совершенствовании научных основ уголовного судопроизводства: материалы вузовской юбилейной научно-практической конференции, посвященной 85-летию со дня рождения профессора Р.С. Белкина и юбилеям его учеников: В 2-х ч. – М.: Академия управления МВД России, 2007. Ч. II. – С. 475-481 (0,31 п.л.).
  29. Федотов И.С. Установление виновности лица в процессе расследования насильственного преступления, совершенного в отношении малолетнего / И.С. Федотов // Вестник Воронежского института МВД России. – 2007. – № 3. – С. 29-32 (0,31 п.л.).
  30. Федотов И.С. Актуальные вопросы непроцессуального взаимодействия при расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних / И.С. Федотов // Практическое законоискусство. – 2007. – № 1. – С. 90-95 (0,35 п.л.).
  31. Федотов И.С. Особенности процессуального взаимодействия при расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних / И.С. Федотов // Региональная преступность: состояние, проблемы и перспективы борьбы: Материалы международной научно-практической конференции. – Курск: Курский филиал Орловского юридического института МВД России, 2007. – С. 269-272 (0,3 п.л.).
  32. Федотов И.С. Причины и условия, способствующие совершению детонасилия / И.С. Федотов // Проблемы применения уголовного закона в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Липецк: ЛГТУ, 2007. – С. 172-174 (0,21 п.л.).
  33. Федотов И.С. Характеристика личности жертвы при детоубийстве / И.С. Федотов // Вестник Воронежского института МВД России. – 2007. –№ 4. – С. 20-23 (0,31 п.л.).
  34. Федотов И.С. Установление виновности лица в процессе расследования насильственного преступного посягательства на малолетнего ребенка / И.С. Федотов // Вопросы ювенальной юстиции. – 2007. – № 5 (14). – С. 23-26 (0,3 п.л.).
  35. Федотов И.С. Особенности проведения допроса малолетнего, потерпевшего от насильственного преступления / И.С. Федотов // Несовершеннолетние: социально-правовые проблемы теории и практики: Научные статьи и материалы Всероссийского круглого стола юридической клиники Воронежского института МВД России. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2008. – Выпуск 3. – С. 134-141 (0,4 п.л.).
  36. Федотов И.С. Актуальные вопросы взаимодействия при расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних / И.С. Федотов // Проблемы управления органами расследованием преступлений в связи с изменениями уголовно-процессуального законодательства: материалы межвузовской научно-практической конференции: В 2-х ч. – М.: Академия управления МВД России, 2008. – Ч. II. – С. 263-270 (0,4 п.л.).
  37. Федотов И.С. Значение изменения процессуального статуса участников уголовного судопроизводства / И.С. Федотов // Вестник Воронежского института МВД России. – 2008. – № 1. – С. 35-38 (0,3 п.л.).
  38. Федотов И.С. Особенности непроцессуального взаимодействия при расследовании насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних / И.С. Федотов //  Вопросы ювенальной юстиции. – 2008. – № 1 (15). – С. 17-20 (35 п.л.).
  39. Федотов И.С. Защита малолетних от развратных действий в Интернете / И.С. Федотов // Актуальные проблемы публичного, частного права и правоохранительной деятельности в России: материалы Всероссийской научно-практической конференции, 23-24 апреля 2008 г. / под ред. И.М. Филяниной. - Хабаровск: ДВГУПС, 2008. – С. 200-203 (0,3 п.л.).
  40. Федотов И.С. Особенности проверки доказательств, полученных в ходе следственных действий с участием малолетних / И.С. Федотов // Преступность в России: состояние, проблемы предупреждения и раскрытия преступлений: Материалы международной научно-практической конференции: В 2-х ч. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2008. – Ч. I. – С. 376-378 (0,2 п.л.).
  41. Федотов И.С. Использование типичных моделей механизмов совершения насильственных преступлений в отношении малолетний среди общих условий планирования их расследования / И.С. Федотов // Донской юридический институт: Ученые записки. / отв. ред. д.ю.н., профессор Е.И. Дулимов. – Ростов-н/Д: изд-во ДЮИ, 2008. – Т. 34. – С. 260-262 (0,3 п.л.).
  42. Федотов И.С. Вопросы расследования преступлений, совершаемых в отношении малолетних / И.С. Федотов // Юридический консультант. – 2008. – № 7 (175). – С. 15-18 (0,3 п.л.).
  43. Федотов И.С. Характеристика причин и условий, способствующих совершению насильственных преступных посягательств на малолетнего ребенка / И.С. Федотов // Вопросы ювенальной юстиции. – 2008. – № 4 (18). – С. 15-17 (0,3 п.л.).
  44. Федотов И.С. Общие условия планирования расследования насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних / И.С. Федотов // Воронежские криминалистические чтения: сб. науч. трудов / под ред. О.Я. Баева. – Воронеж: Изд. Воронежского госуниверситета, 2008. – Выпуск 10. – С. 309-321 (0,6 п.л.).
  45. Федотов И.С. Актуальные вопросы определения категории беспомощного состояния лица при квалификации насильственных преступлений, совершаемых в отношении малолетних / И.С. Федотов // Практическое законоискусство. – 2008. – № 1. – С. 126-129 (0,3 п.л.).
  46. Федотов И.С. Актуальные вопросы обеспечения прав несовершеннолетних потерпевших на предварительном следствии / И.С. Федотов // Несовершеннолетние: социально-правовые проблемы теории и практики: Научные статьи и материалы Всероссийского круглого стола юридической клиники Воронежского института МВД России. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2008. – Выпуск 4. – С. 138-146 (0,4 п.л.).
  47. Федотов И.С. Проблемы применения мер безопасности в отношении малолетних, потерпевших от насильственных преступлений / И.С. Федотов // Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального и уголовного законодательства в процессе расследования преступлений: материалы межвузовской научно-практической конференции: В 2-х ч. – М.: Академия управления МВД России, 2009. – Ч. I. – С. 229-234 (0,4 п.л.).

Учебники, учебные пособия, лекции:

  1. Федотов И.С. Расследование детоубийств: учебно-практическое пособие / И.С. Федотов. – Воронеж: Номос, 2001. – 132 с. (8,5 п.л.).
  2. Федотов И.С. Проведение судебных экспертиз: криминалистическое обеспечение: учебное пособие / Н.Е. Мерецкий, М.М. Милованова, И.С. Федотов. – М.–Воронеж: МПСИ и НПО «МОДЭК», 2004. – 232 с. (9 п.л.).
  3. Федотов И.С. Расследование детоубийств: лекция / И.С. Федотов. – М. – Воронеж: МПСИ и НПО «МОДЭК», 2009. – 129 с. (8,4 п.л.).
  4. Федотов И.С. Уголовно-процессуальное обеспечение расследования детонасильственных преступлений: учебное пособие / И.С. Федотов. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2008. – 107 с. (6 п.л.).
  5. Федотов И.С. Уголовно-процессуальное обеспечение расследования преступлений с участием несовершеннолетних: методические рекомендации / И.С. Федотов, Н.В. Сошнина. – Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2008. – 57 с. (3,8 п.л.).
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.