WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Клименко Татьяна Михайловна

ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НАРКОПРЕСТУПНОСТИ, НАРКОТИЗМУ И НАРКОМАНИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(вопросы теории и практики)

 

Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

Волгоград 2008

Работа выполнена в Федеральном государственном образовательном учреждении высшего и профессионального образования «Волгоградская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации».

Научный консультант:

– доктор юридических наук, профессор

Зарипов Зарип Саидович

Официальные оппоненты:

– доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки Российской Федерации

Побегайло Эдуард Филиппович;

– доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки Российской Федерации

и республики Татарстан

Малков Виктор Павлович;

– доктор юридических наук, профессор

Рыбак Михаил Степанович

Ведущая организация Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина.

Защита состоится «___» _______________ 2008 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета Д.203.003.01 в Волгоградской академии МВД России по адресу: 400089 г. Волгоград, ул. Историческая, 130, зал заседаний ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградской академии МВД России.

Автореферат разослан «____» ___________________ 2008 года

И.о. ученого секретаря

диссертационного совета Д.203.003.01

Волгоградской академии МВД России

доктор юридических наук, доцент М.В. Бобовкин

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Глобальной угрозой здоровью населения и национальной безопасности в нашей стране и во всем мире на рубеже XX–XXI вв. стали такие негативные социальные явления, как наркопреступность, наркотизм и наркомания. Если не принять самые решительные меры к нейтрализации этой угрозы, то в перспективе человечество может прекратить свое существование как биологический вид.

По мере расширения зарубежных контактов, в связи с изменениями со­циаль­но-экономической ситуации в нашей стране, все более масштабные и тре­вожные ситуации приобретают проблемы, связанные с немедицинским по­треб­лением и незаконным оборотом наркотиков, и, как следствие, наркопреступностью. Пагубность наркомании как заболевания очевидна. С одной стороны, лицо, систематически потребляющее наркотические средства, психотропные вещества и их аналоги растительного или синтетического происхождения (далее – наркотики), причиняет реальный, непосредственный вред своему организму и опосредованный – своему потомству. С другой стороны, нарушаются нормы морали, так как общество осуждает и запрещает немедицинское потребление наркотиков, а значит, потребитель вступает в конфликт с обществом и государством. Наркотизм по своей правовой природе – явление общесоциальное, сущность которого состоит в приобщении к потреблению наркотиков отдельных групп населения.

Наиболее опасное проявление наркотизма – наркотическая преступность (далее – наркопреступность), составляющая совокупность преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Характер и степень общественной опасности этого вида преступности выражается в нарушении порядка общественных отношений, обеспечивающих защиту значимых общечеловеческих социальных ценностей, объединяемых понятием «безопасность здоровья населения». Наркопреступность – это сложное социально-правовое явление, представляющее собой многоэтапную, многоаспектную деятельность, в которую вовлечено весьма большое число функционеров: наркодилеров, наркокурьеров, содержателей наркопритонов и потребителей.

Отрицательной тенденцией современной наркопреступности является неуклонный рост числа преступлений, в той или иной мере сопряженных с наркотиками. Так, если за 13 лет (1989-2000 гг.) количество зарегистрированных наркопреступлений увеличилось в 10 раз, то за последние 6 лет (с 2001 по 2007 г.) – более чем в 5 раз. Всего же в период с 1989г. по 2007 г. – в 15,9 раз. В течение только 2007 г. число наркопреступлений возросло на 9,1% (+231 218 преступлений) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (2006 г.)1, при этом практически во всех федеральных округах отмечается высокий прирост.

Наибольший прирост наркопреступлений наблюдается по Центральному ФО – на 20,1% (+42 746 преступлений); Северо-Западному ФО – на 18,7% (+18 129 преступлений); Дальневосточному ФО – на 13,9% (+15 335 преступлений); Приволжскому ФО – на 9,8% (+42 566 преступлений), в том числе по Саратовской области – на 15,8% (+3 682 преступления) и Татарстану – на 7,9% (+5 405 преступлений).

Кроме того, в отдельных регионах, входящих в тот или иной федеральный округ с относительно стабильной наркоситуацией также отмечен прирост, намного превышающий не только показатели данного ФО, но и общероссийские. Например, в Южном ФО общий прирост составил 8,9%, в то время как в республиках Ингушетия – на 25,9% (+632 преступления), Чеченской – на 27,5% (+737 преступлений); Дагестан – на 19,3% (+1 891 преступление); Ставропольском крае – на 20,0% (5 158 преступлений).

В структуре наркопреступности 77,7% занимают деяния, совершаемые без цели сбыта наркотиков, 15,3% – с целью их сбыта, а на остальные виды наркопреступлений приходится всего 7,0%.

Не может не вызывать тревогу и тот факт, что подавляющее число из этих преступлений совершено лицами в возрасте до 35 лет (свыше 50%), причем удельный вес женщин в общем количестве осужденных за наркопреступления постоянно растет (от 0,3% в 1989 г. до 14% в отдельных регионах в 2007 г.).

Общественная опасность наркопреступности заключается также и в том, что наркобизнес в нынешних условиях является одним из самых прибыльных и поэтому весьма активных проявлений современной организованной преступности.

Наркопреступность, наркотизм и наркомания – взаимосвязанные, но самостоятельные негативные явления, принципиальные различия которых предполагают и дифференциацию мер борьбы с ними. Несмотря на попытки ученых определить правовую природу наркопреступности, наркотизма и наркомании, единой позиции пока не выработано. Остаются недостаточно исследованными в правовом и криминологическом плане и другие аспекты проблемы: квалификация рассматриваемых преступлений; назначение и исполнение наказания в отношении лиц, связанных с незаконным оборотом наркотиков; социальная реабилитация наркозависимых лиц.

Нуждается в дальнейшем изучении правовое положение таких осужденных, особенности медицинского и социально-психологического воздействия на них. Необходимо проанализировать личности потребителей наркотиков в зависимости от особенностей степени их криминогенной зараженности; разработать принципы подхода к проблеме противодействия преступлениям и иным правонарушениям, совершаемыми лицами, связанными с незаконным оборотом наркотиков.

Таким образом, дальнейшее исследование комплекса проблем, обусловленных наркопреступностью, наркотизмом и наркоманией, является, несомненно, актуальным в теоретико-прикладном аспекте и стратегически значимым в вопросах выработки мер противодействия данным видам преступной деятельности, особенно их организованным формам.

Степень разработанности темы. Проблема противодействия наркопреступности, наркотизму и наркомании уже многие годы привлекает внимание отечественных и зарубежных ученых, специализирующихся в различных науках о человеке и его жизнедеятельности. Взгляды М. Анселя, Ч. Беккариа, Г. Гегеля, И. Канта, Ф. Листа, Ш. Монтескье, А. Принса, А. Фейербаха, Э. Ферри, И. Фихте и других представителей научной мысли и общественных деятелей создали основательную теоретическую базу для данного исследования. Существенный вклад в рассмотрение различных аспектов наркопреступности, наркотизма и наркомании внесли ученые царской России, такие как Л. Анцифиров, И. Левитов, Н. Сергеевский, В. Спасович, Н. Таганцев и другие.

В советское время этой проблематикой занимались В.А. Владимиров, Г.Е. Бувайлик, А.А. Габиани, Р.Р. Галиакбаров, А.А. Герцензон, П.И. Гришаев, В.С. Гуськов, М.А. Ефимов, Г.А. Злобин, Н.Г. Иванов, М.Г. Икрамова, К.А. Карпович, М.И. Ковалев, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, Г.А. Левицкий, И.З. Мягков, Л.А. Прохоров, М.С. Рыбак, В.Н. Смитиенко и другие исследователи.

На современном этапе развития России в разработку различных аспектов противодействия наркопреступности, наркотизма и наркомании внесли свой вклад Р.О. Авакян, Ю.М. Антонян, А.Г. Алехин, Т.А. Боголюбова, Г.В. Дашков, А.И. Долгова, В.М. Егоршин, А.И. Гуров, Э.Г. Гасанов, Р.Н. Готлиб, Д.П. Джанашия, И.Н. Дружинин, В.А. Жабский, А.Э. Жалинский, З.С. Зарипов, В.М. Есипов, С.М. Иншаков, Л.В. Иногамова-Хегай, Д.Д. Кажарский, В.С. Комиссаров, В.Н. Курченко, Г.А. Левицкий, Г.М. Меретуков, Г.М. Миньковский, Н.А. Мирошниченко, А.А. Музыка, В.И. Омигов, К.М. Осмоналиев, Э.Ф. Побегайло, М.Л. Прохорова, Л.М. Романова, А.А. Майоров, В.Б. Малинин, П.Н. Сбирунов, К.А. Толпекин, В.И. Ткаченко и другие юристы.

Однако, несмотря на значительное число исследований и публикаций, посвященных наркопреступности, наркотизму и наркомании, логически безупречного оптимального научного и прикладного решения данной проблемы пока не достигнуто.

Целью исследования является научная оценка уровня проведения современных мероприятий, направленных на противодействие наркопреступности, наркотизму и наркомании; разработка отвечающей нынешним требованиям теоретической базы для совершенствования уголовного законодательства по вопросам противодействия незаконному обороту наркотиков и повышения эффективности правоприменительной практики в сфере уголовно-правовой борьбы с наркопреступностью.

Задачи исследования. Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих задач:

– исследовать и оценить имеющиеся в сфере наркопреступности, наркотизма и наркомании отечественные теории и правоприменительную практику их использования;

– рассмотреть и оценить нормы Общей части Уголовного кодекса РФ о неоконченном преступлении, соучастии и т.д. применительно к наркопреступлениям;

– обосновать концептуальные положения о наиболее оптимальных направлениях и средствах борьбы с наркопреступностью, наркотизмом и наркоманией: раскрыть и описать объективные и субъективные признаки отдельных составов наркопреступлений, разработать предложения по совершенствованию уголовного законодательства в рассматриваемой сфере;

– создать концептуальную модель противодействия наркопреступности, наркотизму и наркомании и обосновать методологию изучения этих негативных явлений в современных условиях.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в уголовно-правовой, криминологической и социально-психологической сферах по поводу практики противодействия наркопреступности, наркотизму и наркомании в современных условиях. Предмет исследования – уголовно-правовые нормы, уголовно-правовые, криминологические и социально-философские концепции по вопросам противодействия наркопреступности, наркотизму и наркомании.

Методология и методика исследования. Общеметодологическую основу исследования составляют: всеобщий метод познания – диалектический материализм, представляющий собой систему наиболее общих законов и категорий развития природы, общества и государства; общенаучные методы – анализ и синтез, дедукция и индукция, исторический и логический; частнонаучные методы – системный анализ, формально-логический, сравнительного правоведения, конкретно-социологического исследования, статистический и т.д.

Теоретическую основу исследования представляют научные труды по уголовному праву, криминологии, философии, общей теории права, уголовному процессу, социологии, медицине, психологии и другим отраслям науки.

Нормативную базу исследования составляют международно-правовые акты по данной проблематике, Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, Федеральный закон от 08 января 1998 г. № 1 «О наркотических средствах и психотропных веществах», постановления Пленумов Верховного Суда СССР, РСФСР и РФ, дореволюционное, советское и современное антинаркотическое и уголовное законодательство.

Эмпирическую базу диссертации составляют данные, собранные автором в процессе конкретно-социологических исследований во время работы в прокуратуре, исправительных учреждениях, органах внутренних дел; в ходе анкетирования, интервьюирования, контент-анализа, с помощью метода экспертных оценок применительно к объекту исследования; при изучении материалов судебной практики Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ, статистических данных за период с 1989 по 2007 гг., в т.ч. информации центрального банка данных системы «Наркобизнес» УНОН МВД РФ за 1989-2007 гг., а также сведений, опубликованных в специальной литературе и периодической печати. В ходе социологических исследований было проанкетировано 3 484 человек. Из них 1 532 сотрудников правоохранительных органов и ФСКН; 323 медицинских работника, а 1 629 – иные лица, чья профессия не связана с лечением наркозависимых либо борьбой с наркопреступностью, наркотизмом и наркоманией. Исследования проводилось в городах Кисловодск, Липецк, Нальчик, Пенза, Саратов, Суздаль; во Владимирской, Ленинградской, Липецкой, Пензенской, Саратовской областях; в Краснодарском и Приморском краях; в республиках Дагестан, Кабардино-Балкария, Чеченской; в государствах Казахстан, Таджикистан, Узбекистан.

При написании диссертации были также использованы результаты анкетирования и интервьюирования более 600 человек, потребляющих наркотики в немедицинских целях, в том числе проходящих лечение в наркологических диспансерах, а также отбывающих наказание в местах лишения свободы за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков либо совершенные на почве наркомании. Изучено свыше 400 уголовных дел о преступлениях данной категории.

Научная новизна исследования заключается в том, что в диссертации предпринята новая попытка на монографическом уровне рассмотреть сущность наркопреступности, наркотизма и наркомании, выразившаяся в следующем:

– разработана новая концепция противодействия наркопреступности, наркотизму и наркомании, содержание которой раскрывается в положениях, выносимых на защиту. Данная концепция учитывает принципиально отличную от прежней криминогенную ситуацию, характеризующуюся экспансией национальной и транснациональной наркопреступности в сферу международной организованной наркопреступности;

– уточнена и разработана авторская классификация преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков и криминологическая характеристика наркопреступности, наркотизма и наркомании;

– разработаны предложения по совершенствованию объективных и субъективных признаков составов преступлений, предусмотренных

ст.ст. 228-233 УК РФ;

– обосновано предложение об отказе от применения видов наказаний, связанных с лишением свободы и санкций экономического характера за исследуемые преступления, совершенные без цели сбыта наркотиков;

– проанализированы в нетрадиционном аспекте основания привлечения к уголовной ответственности соучастников незаконного оборота наркотиков, характер и степень общественной опасности указанных деяний, совершенных без цели сбыта и с целью сбыта наркотиков;

– разработаны рекомендации о повышении уголовной ответственности организаторов и пособников за их общественно опасное поведение, связанное с наркотизмом, независимо от поведения фактического исполнителя; и о включении в Уголовный кодекс Российской Федерации нового вида соучастника – инициатора преступления;

– обосновано предложение о целесообразности применения в отношении виновных в незаконном обороте наркотиков в особо крупных размерах, совершенных организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), санкций экономического характера – штрафа и конфискации имущества в качестве обязательного вида наказания. Одновременно следует установить размер штрафа от одного миллиона рублей до десяти миллионов рублей либо в пределах дохода, полученного или предполагаемого в результате приобретения или сбыта наркотиков; размер конфискации имущества – в пределах дохода, полученного или предполагаемого в результате приобретения или сбыта наркотиков;

– обоснованы предложения по имплементации в российское законодательство ряда институтов права зарубежных стран, в частности: профилактического наблюдения за незаконными потребителями наркотиков по месту их жительства; установления конкретного места применения медицинских мер лечения лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы; детальной регламентации, определения обоснованных критериев для прекращения применения рассматриваемых медицинских мер; использования отсрочки исполнения наказания наркозависимым лицам, условного осуждения либо отказа от возбуждения уголовного преследования, если правонарушитель добровольно приступил к лечению от наркозависимости;

– осуществлен научный анализ социально-демографических, уголовно-правовых, криминологических и уголовно-исполнительных характеристик лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотиков;

– определена типология личности потребителей наркотиков с учетом их криминогенного поведения, введена в научный оборот соответствующая терминология.

По итогам диссертационного исследования предложен комплекс законодательных мер по совершенствованию уголовного законодательства РФ в области противодействия наркопреступности, наркотизму и наркомании и практике осуществления профилактической деятельности в отношении указанных негативных явлений государственными органами, общественными объединениями и иными структурами.

На защиту выносятся следующие основные положения, полученные автором в результате исследования:

1. Предложена аргументированная авторская классификация преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков по критерию наличия или отсутствия цели их сбыта и приобщения других лиц к их немедицинскому потреблению:

– деяния, не связанные со сбытом и приобщением других лиц к незаконному потреблению наркотиков (ст. 228 УК РФ);

– деяния, связанные со сбытом и приобщением других лиц к незаконному потреблению наркотиков (ст.ст. 228.1, 230, 232 УК РФ);

– деяния, совершаемые как без цели сбыта, так и в целях сбыта наркотиков (ст.ст. 229, 231, 233 УК РФ);

– деяния, связанные с нарушением установленных правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета и т.д. наркотиков (ст. 228.2 УК РФ);

– иные виды преступных деяний, предметом которых являются наркотики.

2. Предложена новая редакция следующих статей УК РФ:

2.1. Статья 228. Потребление в немедицинских целях, а также незаконное завладение и владение наркотиками

1. Потребление наркотиков в немедицинских целях –

наказывается обязательными работами на срок от ста шестидесяти до ста восьмидесяти часов либо исправительными работами на срок до одного года.

2. Незаконное приобретение и (или) хранение наркотиков без цели сбыта в крупном или особо крупном размере –

наказывается обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до одного года.

Примечания: 1. Под наркотиками в статьях главы 25 и иных статьях Особенной части УК РФ подразумеваются наркотические средства, психотропные вещества, их аналоги или прекурсоры, изъятые из гражданского оборота на территории Российской Федерации либо существенно ограниченные в нем.

2. Лицо, потребляющее наркотики в немедицинских целях, освобождается от уголовной ответственности в случае добровольного лечения от наркомании, если в его действиях отсутствуют признаки иного состава преступления.

3. Лицо, потребляющее наркотики в немедицинских целях и содействующее следствию в раскрытии, расследовании или пресечении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, освобождается от уголовной ответственности с обязательным лечением от наркомании.

2.2. Статья 228.1. Незаконное приобретение, хранение, изготовление, переработка, транспортировка в целях сбыта и сбыт наркотиков

1. Незаконные приобретение, хранение, изготовление, переработка, транспортировка в целях сбыта наркотиков, –

наказываются лишением свободы на срок от двух до трех лет со штрафом в размере от ста тысяч до двухсот тысяч рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от шести месяцев до одного года.

2. Сбыт наркотиков –

наказывается лишением свободы на срок от трех до пяти лет со штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) в крупном размере;

в) в отношении заведомо несовершеннолетнего (-них), –

наказываются лишением свободы на срок от семи до десяти лет со штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух лет до трех лет.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные:

а) организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией);

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) в отношении лица, заведомо малолетнего (-них);

г) в особо крупном размере, –

наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет со штрафом в размере от одного миллиона до десяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет либо пожизненное лишение свободы со штрафом в размере полученного или предполагаемого дохода в результате приобретения или сбыта наркотиков.

2.3. Статья 228.2. Нарушение правил оборота наркотиков

1. Нарушение правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотиков, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотиков, находящихся под специальным контролем, а также культивирования наркотикосодержащих растений, повлекшее их утрату, если это деяние совершено лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил, –

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью человека или иные тяжкие последствия, –

наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до двух лет.

2.4. Статья 228.3. Организация и содержание подпольных лабораторий по производству наркотиков

1. Организация и содержание подпольных лабораторий по производству наркотиков в целях сбыта –

наказываются лишением свободы на срок от трех до шести лет со штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет.

2. Производство в подпольных лабораториях наркотиков в целях сбыта –

наказывается лишением свободы на срок от шести до десяти лет со штрафом в размере от одного миллиона до десяти миллионов рублей или в размере полученного или предполагаемого дохода в результате приобретения или сбыта наркотиков, или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет.

2.5. Статья 229. Хищение либо вымогательство наркотиков

1. Оставить в прежней редакции

2. Те же деяния, совершенные:

а); в); г) – оставить в прежней редакции

б) в крупном размере, –

санкции по ч. 2 ст. 229 УК оставить в прежней редакции

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены:

а) оставить в прежней редакции

б) в особо крупном размере,

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия –

санкции по ч. 3 ст. 229 УК оставить в прежней редакции

2.6. Статья 230. Склонение к потреблению наркотиков

1. Склонение к потреблению наркотиков –

наказывается лишением свободы на срок от двух до трех лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) в отношении заведомо несовершеннолетнего (-них);

в) с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья или с угрозой его применения, –

наказывается лишением свободы на срок от трех до пяти лет со штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) организованной группой;

б) в отношении заведомо малолетнего (-них),

в) с применением насилия, опасного для жизни и здоровья или с угрозой его применения, –

наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет со штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, –

наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет со штрафом в размере от одного миллиона до пяти миллионов рублей либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет.

Примечание. Сохранить в прежней редакции.

2.7. Статья 231. Незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества

1. Посев или выращивание запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества, а также культивирование сортов конопли, мака или других растений, содержащих наркотические вещества, без цели дальнейшего их сбыта –

наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до одного года либо лишением свободы на срок от шести месяцев до одного года.

2. Те же деяния, совершенные:

а) в целях их сбыта;

б) группой лиц по предварительному сговору;

в) в крупном размере, –

наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет со штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет.

3. Деяния, предусмотренные частью первой или второй, совершенные:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере, –

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет со штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или иного дохода осужденного за период от двух до пяти лет.

Примечание. Сохранить в прежней редакции.

2.8. Статья 232. Организация либо содержание притонов для потребления наркотиков

1. Деяния по организации либо содержанию притонов для потребления наркотиков, совершенные лицом из корыстных побуждений, –

наказываются лишением свободы на срок от двух до четырех лет со штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные из иных побуждений или организованной группой, –

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет со штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или иного дохода осужденного за период от двух до пяти лет.

3. Предложено выделить из круга предметов контрабанды, предусмотренных ч. 2 ст. 188 УК РФ, в отдельный состав преступления наркотические средства, психотропные, сильнодействующие, ядовитые или отравляющие вещества, сформулировав его в следующей редакции:

Статья 228.4. Контрабанда наркотиков и иных одурманивающих веществ

1. Контрабанда, то есть перемещение через таможенную границу Российской Федерации наркотиков и иных одурманивающих веществ, совершенное без цели их сбыта помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряженное с недекларированием или недостоверным декларированием, –

наказывается обязательными работами на срок от двухсот до двухсот сорока часов либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное в целях сбыта, –

наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет со штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет.

3. Деяния, предусмотренные частью 2 настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) должностным лицом с использованием своего служебного положения;

в) с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья к лицу, осуществляющему таможенный контроль, –

наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех лет.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные:

а) организованной группой,

б) с применением насилия, опасного для жизни и здоровья к лицу, осуществляющему таможенный контроль, –

наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере от одного миллиона до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от четырех до пяти лет.

4. Предложено дополнить либо изменить санкции конкретных уголовно-правовых норм главы 25 УК РФ «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности». Рекомендуется за преступления, совершенные без цели сбыта наркотиков, назначать наказания в виде обязательных либо исправительных работ. В случае злостного уклонения от обязательного лечения по приговору суда к таким осужденным применять принудительное лечение от наркозависимости в региональных центрах социальной реабилитации, что является специальной профилактической мерой, служащей предупреждению преступлений с их стороны и не противоречащей ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации.

Для этого необходимо дополнить редакцию ст. 97 УК РФ следующим пунктом:

Статья 97. Основания применения принудительных мер медицинского характера УК РФ:

г) потребляющим наркотики в немедицинских целях.

В качестве одного из оснований для освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего преступление, предусмотренного ст. 228 УК РФ и потребляющего наркотики в немедицинских целях, закрепить явку наркозависимого на добровольное лечение от наркомании.

5. Обосновано предложение о введении в отношении виновных в незаконном обороте наркотиков в особо крупных размерах, совершенных организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), конфискации имущества в качестве обязательного вида наказания с установлением размеров конфискованного имущества в пределах дохода, полученного или предполагаемого, в результате приобретения или сбыта наркотиков. Одновременно:

Дополнить ст. 44 « Виды наказаний» УК РФ пунктом

ж) конфискация имущества

Изложить ст. 45 «Основные и дополнительные виды наказаний» УК РФ в следующей редакции:

1. Сохранить в прежней редакции.

2. Штраф, конфискация имущества и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью применяются в качестве как основных, так и дополнительных видов наказаний.

3. Сохранить в прежней редакции.

4. Штраф и конфискация имущества применяются в обязательном порядке в качестве дополнительных видов наказаний за преступления, связанные со сбытом наркотиков, совершенные в особо крупных размерах преступным сообществом (преступной организацией).

6. Обосновано предложение об увеличении размеров штрафа для лиц, состоящих в преступном сообществе (преступной организации) и совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков в особо крупном размере. Для этого требуется внести уточнения в ст. 46 УК РФ, изложив ее в следующей редакции:

Статья 46. Штраф

1. Сохранить в прежней редакции.

2. Штраф устанавливается в размере от двух тысяч пятисот рублей до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет, кроме условий, указанных в ч. 6 настоящей статьи. Штраф в размере от пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период свыше трех лет может назначаться только за тяжкие и особо тяжкие преступления в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса.

3. Сохранить в прежней редакции.

4. Сохранить в прежней редакции.

5. Сохранить в прежней редакции.

6. За преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, совершенные преступным сообществом (преступной организацией), установить обязательное назначение штрафа в размере от одного миллиона до десяти миллионов рублей либо в размере полученного или предполагаемого дохода в результате приобретения или сбыта наркотиков.

7. Рекомендовано преобразовать ст. 23 Общей части УК РФ, изложив ее в следующей редакции:

Статья 23. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

Совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или иных одурманивающих веществ, признается обстоятельством, отягчающим наказание.

8. С учетом изменений в редакцию ст. 23 УК РФ, рекомендовано дополнить ст. 63 Общей части УК РФ следующим пунктом:

Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание

1. Отягчающими обстоятельствами признаются:

о) совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ их аналогов или иных одурманивающих веществ.

9. Предложена авторская типология лиц, незаконно потребляющих наркотики. В нее входят:

– не имеющий зависимости тип – лицо, 1-2 раза потребившее наркотики, не вызвавшие психической и физической зависимости от указанных препаратов;

– имеющий низкую вероятность приобретения зависимости от наркотиков тип – лицо, эпизодически потреблявшее наркотики, обладающие длительным периодом привыкания организма на психическом и физическом уровнях, вследствие чего вероятность возникновения зависимости низкая;

– имеющий среднюю вероятность приобретения зависимости от наркотиков тип – лицо, эпизодически потреблявшее наркотики, обладающие различным периодом привыкания организма на психическом и физическом уровнях, и находящееся в пограничном состоянии, когда возможность приобретения зависимости от наркотиков имеет среднюю вероятность;

– имеющий высокую вероятность приобретения зависимости от наркотиков тип – лицо, регулярно потребляющее наркотики, обладающие различным периодом привыкания организма на психическом и физическом уровнях, для которого характерна высокая вероятность приобретения зависимости от их приема;

– имеющий зависимость тип – это лицо, регулярно потребляющее наркотики, с выраженной зависимостью от них, но не состоящее на учете в медицинских учреждениях с диагнозом «наркомания»;

– тип, имеющий заболевание «наркомания», подтвержденное в установленном законом порядке – это лицо, регулярно потребляющее наркотики, имеющее зависимость от их приема и состоящее на учете в медицинских учреждениях с диагнозом «наркомания».

10. Предложена авторская типология лиц, совмещающих незаконный оборот наркотиков с их потреблением:

– вовлеченный тип – лицо, не имеющее четкой жизненной позиции, попавшее под влияние других лиц, склонивших его к немедицинскому потреблению наркотиков и совершению наркопреступлений;

– вовлекающий тип – лицо, само потребляющее наркотики и втягивающее других в их потребление для расширения своей девиантной среды и совершения наркопреступлений.

11. Предложена авторская типология лиц, участвующих в незаконном обороте наркотиков, но их не потребляющих:

• одиночный тип – лицо, сознательно совершившее наркопреступление в одиночку;

• групповой тип – лицо, сознательно совершившее наркопреступление, но отдавшее предпочтение групповой форме деятельности:

• конформистский тип – лицо, совершившее наркопреступление, руководствуясь стремлением делать «как все», под влиянием других лиц, независимо от мотивов его поведения;

• подчиненный тип – лицо, совершившее наркопреступление, действовавшее осознанно, по предварительной договоренности с другими участниками группы либо по указанию своего руководителя;

• руководящий тип – лицо, само не совершающее наркопреступления, но организующее их совершение. Это самый опасный тип в данной типологии, т.к. к нему относятся организаторы и руководители преступных сообществ (преступных организаций).

12. Предложено изменить ч. 2 ст. 55 Федерального закона от 08 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах», изложив ее в следующей редакции:

Статья 55. Деятельность учреждений здравоохранения при оказании наркологической помощи больным наркоманией

2. Лечение больных наркоманией проводится в учреждениях государственной и муниципальной систем здравоохранения, а также в лечебных учреждениях системы здравоохранения иных форм собственности, имеющих лицензию на осуществление данного вида деятельности и показавших положительные результаты, апробированные практической деятельностью.

13. Предложена авторская концепция социальной реабилитации и предупреждения преступлений, совершаемых наркозависимыми лицами. Социальная реабилитация указанных граждан должна строиться по определенной модели:

– медицинская реабилитация (оказание наркологической помощи при добровольном обращении наркозависимых лиц, а также использование отсрочки исполнения наказания наркозависимым лицам, условного осуждения либо отказа от возбуждения уголовного преследования, если потребитель добровольно начал лечение от наркозависимости);

– социально-медицинская реабилитация (оказание наркологической помощи в принудительном порядке в органах здравоохранения, в т.ч. профилактическое наблюдение за лицами, незаконно потребляющими наркотики, по месту их жительства);

– собственно-социальная реабилитация (оказание наркологической помощи в региональных центрах социальной реабилитации и исправительных учреждениях, в т.ч. установление конкретного места применения медицинских мер лечения лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы).

Критериями для определения названных форм реабилитации является степень криминогенной зараженности наркозависимого лица.

14. Исследованы возможности использования прогрессивной системы исполнения наказания в лечебных исправительных учреждениях: улучшение условий отбывания наказания; применение различных институтов освобождения от наказания в зависимости от отношения осужденного к обязательному лечению от наркомании и его результатов.

На этой основе определены перспективы осужденного, отбывающего наказания за наркотизм или наркоманию:

– ближайшая перспектива – перевод из обычных условий отбывания наказания в облегченные;

– средняя перспектива – перевод в колонию-поселение, замена наказания другим, более мягким видом наказания;

– дальняя перспектива – условно-досрочное освобождение от наказания, амнистия, помилование.

Общетеоретическая значимость исследования заключается в том, что его результаты расширяют и углубляют традиционные представления о проблематике наркопреступности, наркотизма и наркомании, раскрывают их значение в системе мер, направленных на предупреждение преступлений, социальную реабилитацию лиц, незаконно потребляющих наркотики, что дает возможность предложить в значительной степени иную стратегию решения рассматриваемой проблемы, разработать новые типологии лиц с криминальным поведением, незаконно потребляющих наркотики и занимающихся их незаконным оборотом.

Практическая значимость. Основные предложения автора изложены в 7 изданиях, рекомендованных ВАК для публикации, 3 монографиях, 1 учебном пособии и 23 научных статьях, объемом свыше 45 п.л.

Апробация результатов диссертационного исследования. По всем положениям работы автор выступал с докладами и сообщениями на заседаниях аналитической группы Совета безопасности Правительства Саратовской области; теоретических семинарах, проводимых ГУВД Саратовской области; многочисленных всероссийских, региональных и внутривузовских научных конференциях, проходивших на территории Российской Федерации (юридический институт МВД России (г. Саратов), государственная академия права и государственный университет им. Н.Г. Чернышевского (г. Саратов); Российский государственный социальный университет и Академия права и управления ФСИН России (г. Рязань)) и международных конференциях за ее пределами (Сербия, Узбекистан, Украина, Казахстан, Таджикистан, Туркмения).

Основные положения, выводы и рекомендации исследования обсуждены и одобрены на заседаниях кафедры уголовного права и криминологии Саратовского юридического института МВД России, Академии права и управления ФСИН России г. Рязани и кафедры уголовного права Волгоградской академии МВД России.

Ряд положений и рекомендаций, разработанных и обоснованных в диссертации, внедрены в деятельность правоохранительных органов (в т.ч. органов ФСКН) Саратовской области, учебный процесс вузов г.г. Саратова, Рязани и Тамбова, о чем имеются соответствующие акты.

Структура диссертации определяется целью и задачами исследования и состоит из введения, пяти глав, объединяющих шестнадцать параграфов, заключения, библиографии и приложений. Содержание диссертации вместе с библиографией и приложениями изложено на 432 страницах текста.

II. Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, степень ее разработанности, определяются цель и задачи работы, ее объект и предмет, методология и методика, научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость, способы апробации результатов и структура исследования.

Первая глава «Правовая природа противодействия наркопреступности, наркотизму и наркомании в Российской Федерации и зарубежных странах» включает 3 параграфа. В первом параграфе «Наркопреступность, наркотизм и наркомания: основные понятия», раскрываются различные стороны данного вопроса и уточняется понятийно-категориальный аппарат. Однозначное понимание содержания конкретной правовой дефиниции позволяет дать ей более объективную характеристику, установить специфику, функции и найти место среди других юридических терминов в соответствии с ее социальной природой.

Этимологическое значение слова «борьба» – означает нападать, стараться осилить; сражаться, стремясь победить; стремиться уничтожить, искоренить либо противиться всеми силами телесно или душевно какому-либо насилию, действию; биться, стараясь одолеть помеху, действие, нападение (см., например Толковый словарь русского языка / Под ред. С.И. О жегова, Н.Ю. Шведовой. М., 2005). В отличие от «борьбы» слово «противодействие» имеет несколько иной смысл.

Противодействовать – значит идти против, наперекор, мешать другому действию (см. там же). Однако правовой смысл «противодействие преступности» имеет расширительное толкование и означает не только применение уголовно-правовых мер борьбы с ней, но и превентивных мер социально-правового характера, что следует, например, из текста большинства законов «О противодействии…» различным видам преступности. Поэтому автор считает, что систему мер, направленных на борьбу с наркопреступностью, наркоманией и наркотизмом, целесообразно обозначать термином «противодействие».

Унификация нормативно-правовой терминологии в рассматриваемой сфере является, по мнению автора, одним из важных направлений обеспечения единого правового пространства. Ряд понятий, используемых в настоящей работе, носит междисциплинарный характер, некоторые из них не употребляются в законодательстве. Их можно разделить на две группы: общие – относящиеся к категориальному аппарату юридической науки в целом и сущностные – вытекающие из содержания составов преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Диссертант оперирует общими понятиями: «незаконный оборот наркотиков»; «преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков»; «наркопреступность»; «наркотизм»; «наркомания» и др. К сущностным понятиям отнесены «наркотики» как предмет наркопреступлений; конкретные незаконные действия, круг которых определен в ст.ст. 228–233; ч. 2 ст. 188 УК РФ.

Большинство ученых выделяют два признака наркотиков, как предмета преступлений: медицинский и юридический. Автор поддерживает позицию исследователей о том, что тот или иной вид лекарственного средства или вещества может быть отнесен к категории наркотиков в том случае, если этих признаков три: а) медицинский; б) социальный; в) юридический (правовой).

Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 1 «О наркотических средствах и психотропных веществах» (далее – Закон)2 регулирует многие аспекты деятельности государства и общества по противодействию наркопреступности, наркотизму и наркомании. Поэтому исследование уголовно-правовых и криминологических проблем наркопреступности, наркомании и наркотизма осуществлялось в русле основных положений этого Закона. Согласно тексту Закона понятие «наркотики» должно определяться двумя критериями: содержательным и формально-правовым.

Содержательный критерий служит ориентиром для включения того или иного элемента в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. Это препараты (жидкости, порошкообразные, наркотикосодержащие растения и т.п.), способные при попадании в организм вызывать изменения психического состояния потребителя, а при систематическом применении оказывать иное пагубное воздействие на организм человека и его будущее потомство. Формально-правовой критерий является юридическим основанием для правоохранительных и иных государственных органов, реализующих предписания закона в рассматриваемой сфере. Следовательно, конкретные виды наркотиков должны быть указаны в международно-правовых или внутригосударственных документах нормативного характера.

Наркотики – это наркотические средства, психотропные вещества, их аналоги или прекурсоры, изъятые из свободного оборота на территории Российской Федерации либо существенно ограниченные в нем, совершение действий с которыми в нарушение установленного порядка законного оборота признается противоправным и предусматривает соответствующий вид ответственности.

Под незаконным оборотом наркотиков (далее – НОН) в Законе понимается процесс их движения во времени и пространстве, осуществляемый в нарушение действующего законодательства. В уголовном праве НОН – это конкретные виды преступных деяний, ответственность за которые предусмотрена УК РФ, совершенные лицами, обладающими признаками субъекта преступления. Эти два определения принципиально отличаются друг от друга прежде всего по субъекту преступления; имеют важное практическое значение, что соответственно ведет к иным правовым последствиям. Если НОН понимается в широком значении, то субъектом деяния может быть и юридическое, и физическое лицо.

Если речь идет о НОН в уголовно-правовом смысле, то субъектом деяния могут быть только физические лица, достигшие возраста привлечения к уголовной ответственности (как правило, 16 лет). Сформулированное автором понятие незаконного оборота наркотиков в узком понимании позволяет квалифицировать эти деяния по ст.ст. 228–233 УК РФ.

Наркотические преступления – это совокупность общественно опасных противоправных деяний, связанных с незаконным оборотом наркотиков либо совершенных под их воздействием, ответственность за которые предусмотрена уголовным законодательством Российской Федерации и международно-правовыми документами. А наркотическая преступность представляет собой совокупность общественно опасных противоправных деяний, связанных с наркоманией и наркотизмом, ответственность за которые предусмотрена уголовным законодательством Российской Федерации и международно-правовыми документами, и лиц, совершивших эти деяния за определенный период времени на определенной территории.

Автор согласен с позицией, изложенной в ст. 1 Закона, и считает, что наркоманию следует рассматривать в трех аспектах: медицинском – это болезненное пристрастие человека к потреблению наркотиков, вызывающее привыкание организма на физическом и психическом уровнях и обусловливающее состояние периодической или хронической интоксикации, вредной для организма потребителя наркотиков; социальном – это физическая, интеллектуальная, моральная и социальная деградация лиц, незаконно потребляющих наркотики, связанная с нанесением обществу большого материального ущерба, обусловленного лечением и ресоциализацией потребителей; с разлагающим влиянием их на окружающих в силу стремления расширить свою девиантную среду; с органической связью с преступностью; правовом – это негативное социальное явление, включающее совокупность запрещенных нормами международного права и Российской Федерации деяний, предметом которых являются наркотики, совершенных без цели их сбыта лицами, их потребляющими в немедицинских целях.

Потребителями наркотиков следует считать лиц, вводящих наркотики в свой организм в немедицинских целях. Для них характерны: непреодолимая потребность в наркотиках; тенденция к увеличению доз; чувство физической и психической зависимости от наркотика (сильно выраженные явления абстиненции); проявление этих губительных последствий на индивидуальном и социальном уровнях. Потребитель наркотиков является центральной фигурой во всей системе НОН, ради обеспечения его наркотиками функционирует организация их нелегального оборота. Однако потребитель – не самое опасное звено в этом механизме, наибольшую опасность представляют лица, сбывающие наркотики. Они не только снабжают наркотиками не только потребителей, усугубляя их пристрастие, но и втягивают новых в целях расширения рынка сбыта. Являясь «пропагандистами» потребления наркотиков, сбытчики играют главную роль в обеспечении их нелегального оборота.

Наркотизм, получивший широкое распространение, превратился в серьезную национальную и международную проблему, требующую для своего разрешения значительных материальных затрат и координации усилий всех заинтересованных стран, подлежит рассмотрению в социальном и правовом аспектах. По мнению автора, наркотизм – это негативное социальное явление, включающее в себя совокупность запрещенных нормами международного права и Российской Федерации действий, предметом которых служат наркотики или оборудование для их изготовления, характеризующееся приобщением отдельной части населения к потреблению наркотиков, а равно участием (прямым или косвенным) в организации и осуществлении их нелегального оборота как в стране, так и за рубежом.

Во втором параграфе «Становление системы предупреждения и уголовно-правовой борьбы с наркотизмом и наркоманией в Российской Федерации» подробно анализируются законодательные меры борьбы с наркотизмом и наркоманией, достоинства и недочеты того или иного законодательного акта. Источники российского законодательства (Устав князя Владимира Мономаха «О десятинах, судах и людях церковных») содержат сведения об установлении ответственности за потребление и нарушение правил обращения с «зельем». С утверждением, что под «зельем» однозначно понимались наркотики, согласиться трудно. Толковый словарь В.И. Даля 1861 г. определяет «зелье» как «…злак, траву, растение, ядовитое растение, одуряющее растение, снадобье, лекарство…». Но такая интерпретация существовала в середине XIX в.

В Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона указано, что «под зельем в старину разумели: 1) порох, приготовлявшийся на зелейных (пороховых) государевых дворах в Москве с половины XV в.; 2) злак, траву, лекарство; отсюда озелить – обворожить, околдовать; зелейничество – лечение и волшебство и зелейник (или зелейщик, зелейщица) – лекарь, знаток силы трав и кореньев». Зелейничество пользовалось в народе большим уважением, хотя правительством особенно в XVII в. оно преследовалось наравне со всеми видами ведовства. Иногда зельем называли еще хмельные напитки, растение табак, даже хитрого, бойкого человека (см. Брокгауз Ф.А. и Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Современная версия. М.: Изд-во Эксмо, 2002).

Проводимые Англией по отношению к Китаю в XIX в. «опиумные войны» в 1840–1842 гг., 1856–1860 гг. обернулись трагедией не только для китайского народа, но и для России как сопредельного государства. И.С. Левитов отмечал, что «опиумные войны» привели к потоку эмигрантов на территорию России (Туркестанский край и Дальний Восток) из Китая. Многие представители этнических групп эмигрантов не только употребляли опиум, но и владели приемами наркобизнеса. Поэтому с середины 80-х гг. XIX столетия они начали активно высевать на российской территории опийный мак и заниматься контрабандой наркотиков в основном с территорий Китая и Персии, что стало первой волной наркотизации в России.

Вторая волна наркотизации, но уже кокаинизма, была связана с началом Первой мировой войны, которая резко обострила негативные социальные процессы в России. В результате существенного снижения уровня жизни населения быстро стала расти заболеваемость людей, смертность, особенно детская. Кокаин являлся одним из медицинских препаратов, используемых врачами в госпиталях в качестве анестезирующего и стимулирующего вещества, т.к. считалось, что он не вызывает зависимости, и доктора часто рекомендовали его как успокоительное средство. Более того, во всем мире продавались продукты и винно-водочные изделия, содержавшие кокаин, пользовавшиеся огромной популярностью. Но со временем научный интерес в этой области постепенно начинал смещаться от исследования свойств продуктов (веществ и препаратов) к изучению поведения людей, злоупотреблявших ими.

Первый советский Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. предусматривал ответственность за незаконное приготовление ядовитых и сильнодействующих веществ лицами, не имеющими на то право (ответственность за данное преступление была аналогична мерам административного наказания этого периода – штраф в размере до 300 рублей золотом или принудительные работы). В УК РСФСР 1922 г. была закреплена только одна норма, направленная против наркотизма, которая впоследствии из ст. 140-д УК РСФСР 1922 г. с незначительными редакционным изменениями преобразовалась в ст. 104 УК РСФСР 1926 г.

Со временем законодатель изменил и свое отношение к проблемам немедицинского потребления и оборота наркотиков. Так, если в УК РСФСР 1922 г. ст. 140-д располагалась в главе 4 «Хозяйственные преступления», то в УК РСФСР 1926 г. данная норма входила уже в главу 1 «Государственные преступления» о преступлениях против порядка управления.

Анализ законодательства предвоенных лет в сфере борьбы с рассматриваемыми негативными явлениями показывает, что юридическая сторона проблемы доминировала над медицинской, и порядок легального оборота наркотиков был закреплен и регулировался преимущественно нормативно-правовыми актами.

Научные работы в сфере антинаркотического законодательства доперестроечного времени имели узконаучный и предметно-ведомственный характер. В большей степени они касались медицинской, а в меньшей – правовой стороны вопроса. Почти все работы этого периода необходимо изучать через призму времени и читать «между строк». Обычно они начинались с обязательной констатации факта отсутствия в СССР наркомании как социальной проблемы, затем постепенно признавалось наличие «отдельных случаев» проявления этого феномена в стране, а далее, не выходя за рамки медицины, фармакологии или права, приводился анализ проблемы, но в узкопрофессиональных пределах. Компетентные органы страны, ответственные за борьбу с наркотиками, сознательно старались не заострять внимание общественности на наркомании и всячески поддерживали тезис о ее почти полном отсутствии в СССР.

Что касается правового регулирования потребления наркотиков в немедицинских целях, то в данном вопросе законодатель занимал неоднозначную позицию: в уголовных кодексах РСФСР немедицинское потребление наркотиков то криминализировалось, то декриминализировалось. В 1991 г. было провозглашено, что уголовная ответственность за немедицинское потребление наркотиков без назначения врача несовместима с новой политикой демократической России в условиях создания открытого общества и данное деяние декриминализировалось. Немногим ранее были отменены меры уголовного характера за повторное незаконное потребление наркотиков в течение года после применения административного взыскания (согласно ст. 10 указа Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1987 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР»). Ранее эти меры осуществлялись, хотя и не часто, но угроза их применения сдерживала рост числа незаконных потребителей наркотиков. С этого периода данное деяние квалифицировалось как правонарушение, за которое полагались штраф или арест до 15 суток.

Если в УК РСФСР 1922 г. и 1926 г. имелись нормы социальной защиты в виде мер принудительного лечения наркоманов, совершивших преступление, то в 1993 г. лечебно-трудовые профилактории (в России их насчитывалось больше сотни) были ликвидированы, но взамен ничего не создано. Лица, потреблявшие наркотики в немедицинских целях, привносили в общество свою идеологию и субкультуру, что привело к новому витку роста наркотизации населения и наркопреступности.

В ст. 228 УК РФ 1996 г. был сделан акцент на деяния, совершенные в целях сбыта наркотиков, и сам их сбыт. Но, как и в прежние годы, следственно-судебная практика шла по пути привлечения к уголовной ответственности по большей части лиц, совершивших преступления без цели сбыта наркотиков.

В настоящее время Закон от 8 января 1998 г. (с учетом изменений и дополнений по состоянию на 24 июля 2007 г.) наряду с федеральной целевой программой «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005-2009 годы» (утверждена постановлением Правительства РФ от 13 сентября 2005 г. № 561) определяет приоритетные направления противодействия распространению наркопреступности, наркотизма и наркомании, меры общей и специальной профилактики указанных негативных явлений.

В третьем параграфе «Особенности международно-правового предупреждения и борьбы с наркопрестурностью, наркотизмом и наркоманией» проведено сравнительное исследование международно-правового законодательства, что позволило определить круг проблем, решение которых связано с противодействием наркотизму и наркомании, в зависимости от того, является ли государство в большей степени экспортером (страна-производитель), импортером (страна-потребитель) либо страной-транзитом наркотиков. Национальные особенности правовых систем государств не могли не сказаться на диспозициях и санкциях, предусмотренных за совершение наркопреступлений. В результате чего, пройдя путь становления через либеральное или, напротив, жесткое отношение к НОН антинаркотическое законодательство большинства европейских стран стало уравновешенным и дифференцированным.

К государствам, наиболее терпимо относящимся к незаконному потреблению и связанному с ним обороту наркотиков, относятся Германия, Италия, Испания, Швейцария. Одной из особенностей законодательств указанных стран является дифференциация ответственности в зависимости от того или иного вида наркотика. Для них характерно достаточно суровое наказание за изготовление и распространение «жестких» (таких как ЛСД, героин, кокаин, опиум и др.) наркотиков. Менее строгие меры предусмотрены за действия с «мягкими» (марихуана, гашиш и др.) наркотиками.

В Германии действует комплексный Закон «Об обороте наркотических средств», принятый еще 28 июля 1981 г. (с изменениями и дополнениями 1986 г.). В соответствии с этим Законом за ряд деяний, классифицированных в зависимости от характера и степени общественной опасности, предусмотрена уголовная ответственность. В частности, уголовно наказуемы:

– незаконное производство наркотиков (в том числе в крупных размерах, представляющих опасность для здоровья или жизни людей либо членами преступных объединений, либо с целью сбыта);

– незаконный сбыт наркотиков;

– незаконный ввоз и хранение наркотиков в крупных размерах и др.

Например, за хранение наркотиков предусматривается лишение свободы на срок от 1 года до 4 лет или штраф. Если же виновный хранил наркотики в крупных размерах, он может быть лишен свободы на срок от 1 года до 15 лет.

Кроме того, в законодательство Германии внесены дополнения, касающиеся борьбы с «отмыванием» финансовых средств, полученных в результате совершения преступления. В частности, введено «правило облегченного доказательства», расширившее возможности конфискации правоохранительными органами собственности, полученной преступным путем. В 1992 г. в УК Германии была введена норма, предоставляющая возможность взыскания (наряду с лишением его свободы) так называемого «имущественного штрафа», соответствующего причиненному ущербу.

Интересны и нормы, направленные на смягчение наказания или даже отказ от него в отношении лиц, совершивших преступления, не представляющие значительной опасности для общества, если при этом имеется возможность избавить их от физической наркотической зависимости. Суд может не назначать такое наказание, если виновный хранит наркотики в небольшом количестве и только для личного потребления; либо отложить исполнение наказания виновному на срок до 2 лет, если за совершенное преступление предусматривается лишение свободы на срок до 2 лет.

Особое место занимают Нидерланды, где разрешены сбыт и употребление «мягких» наркотиков (марихуана, гашиш) в специально отведенных местах. Однако вне этих мест в формально-юридическом смысле даже продажа марихуаны является незаконной. Уголовная ответственность без всяких изъятий предусмотрена только за сбыт и хранение так называемых «жестких» наркотиков (героин, кокаин, опиум, ЛСД и др.). В целях борьбы с НОН в законодательстве дифференцирован размер наркотика (небольшой, крупный), за превышение которого при хранении наступает уголовная ответственность (аналогично ст. 228 УК РФ).

К странам с наиболее жестким законодательством о противодействии незаконному обороту наркотиков, предусматривающим суровые меры наказания вплоть до смертной казни, относятся Франция, Китай, Иран, Пакистан, Таиланд, Малайзия, Нигерия и др.

Франция, являясь одной из основных стран-производителей маковой соломки, осуществляет эффективный контроль над производством на основе введенных систем лицензирования и уголовных наказаний, ограничивающих масштабы утечки и незаконного использования не только данного, но и иных видов наркотиков. В соответствии со ст. 222-41 УК Франции наркотическими средствами признаются вещества и растения, указанные в ст. Л.627 Кодекса здравоохранения Франции. В отличие от уголовного законодательства Российской Федерации, где субъектом преступления может быть только физическое лицо, во Франции привлекаются к уголовной ответственности не только физические, но и юридические лица.

Классифицировать преступные деяния, предметом которых являются наркотики, в УК Франции, можно следующим образом: первую группу составляют действия, направленные на организацию или руководство группой с целью совершения незаконных операций с наркотическими средствами (ч. 1 ст. 222-34); вторая группа – руководство или организация группы с целью незаконного использования наркотических средств (ч. 2 ст. 222-34); в третью группу входят незаконные импорт или экспорт наркотических средств, включая их перевозку, хранение, передачу (ст.ст. 222-36 и 222-37); четвертая группа объединяет деяния, имеющие своей целью приобщение лиц к потреблению наркотических средств (ч. 2 ст. 222-37, ст. 222-39); в пятую группу входят деяния, направленные на производство или изготовление наркотических средств (ст. 222-35); в шестую группу можно отнести любые действия, направленные на легализацию доходов от незаконной торговли наркотическими средствами (ст. 222-38). Одной из основных особенностей законодательства Франции является установление аналогичных пределов наказаний как за оконченное преступление, так и за покушение на преступление.

Таким образом, уголовное законодательство подавляющего большинства стран мира в целом основывается на международно-правовых актах, хотя и имеет свою специфику. Это обусловлено не столько национальными особенностями государства, сколько конкретной сложившейся криминогенной ситуацией в этой сфере. При существующих отличиях правовых систем, регламентирующих ответственность за наркопреступления, общей тенденцией является резкое ужесточение наказаний за организованные формы совершения этих деяний, что, к сожалению, не нашло отражения в действующем Уголовном кодексе РФ 1996 г.

Вторая глава «Особенности наркомании в медицинском и социально-психологическом аспектах» состоит из двух параграфов и посвящена комплексному исследованию данного явления в рамках указанных направлений. В первом параграфе «Медицинский аспект незаконного потребления наркотиков» раскрываются признаки наркомании, как заболевания. По официальным данным, в России в начале XXI в. насчитывалось около 2,5 млн лиц, регулярно или эпизодически потребляющих наркотики. В последние годы ситуация стала еще более «плачевной» – их число увеличилось до 11 млн человек, т.е. более чем в 5 раз. Ежегодно в нашей стране из-за передозировки наркотиков умирает 75 тыс. россиян, не доживших до 30-ти лет. В последние 10 лет число смертей от потребления наркотиков увеличилось в 12 раз, а среди детей – в 4–5 раза. Следовательно, одной из наиболее тревожных тенденций наркотизации населения в нашей стране, как и во всем мире, является «омоложение» болезни.

Наркомания в пожилом возрасте (старше 50 лет) наблюдается относительно редко, чаще всего в результате легального приобщения к потреблению наркотиков при лечении заболеваний либо в ходе трансформации алкоголизма в наркоманию или вследствие совмещения приема алкоголя и наркотиков. Снижение же возрастной границы потребления наркотиков до 12–15 лет, а в настоящий период – до 11–13 лет составляет главную опасность современной эпидемии наркотизации.

Рассматривая медицинский аспект наркомании, необходимо учитывать, что наркотики посредством своего токсического действия вызывают разрушительный эффект во всем организме человека и в первую очередь в его центральной нервной системе, что является причиной острых и хронических психических заболеваний. Даже в незначительных дозах наркотики способны инициировать нарушения в двигательной и психической деятельности, тогда как длительное потребление наркотиков порождает состояние наркотической зависимости (физической и психической). Жизнедеятельность организма потребителя поддерживается на определенном уровне лишь при условии приема соответствующей дозы наркотика, перерыв в приеме которого приводит к тому, что его потребитель испытывает мучительное состояние, именуемое абстинентным синдромом или «ломкой». При этом лицо, незаконно потребляющее наркотики, в случае их отсутствия не просто чувствует дискомфорт, но и способно совершить преступления. Такое поведение представляет уже опасность не только для самого потребителя наркотиков, но и окружающих.

Диагноз «наркомания» устанавливается только при появлении специфического комплекса клинических признаков заболевания, отражающих динамику развития наркотической зависимости, которая может иметь социальные, биологические и психологические причины. В связи с этим больные наркоманией вынуждены обращаться за помощью к специалистам различного профиля – наркологам, психологам, психотерапевтам, специалистам в сфере нетрадиционной медицины и т.д. Еще одной из основных опасностей наркомании является постоянное увеличение количества лиц, вовлеченных в незаконное потребление наркотиков, наличие сленга, помогающего выделить в любом коллективе себе подобных, иначе говоря, собственная девиантная среда. Зачастую она является криминальной средой, но достаточно обособленной, изолированной от иных подструктур криминального мира и весьма специфичной.

Основными ее чертами служат выраженный коллективизм, стремление лиц, незаконно потребляющих наркотики, к расширению круга себе подобных и наличие своей собственной «культуры» – совокупности характерных ценностей, норм и атрибутов. Девиантная среда является мощнейшим фактором, воздействующим на социум как непосредственно, так и опосредованно. Таким образом, встав на путь потребления наркотиков, человек очень быстро становится преступником, так как в состоянии наркотического опьянения у него ослабевают «внутренние тормоза», он становится более раскрепощенным, способным совершить любое деяние, на которое, как он считает, не способны другие. И это деяние, как правило, становится преступлением.

По мнению автора, под наркотическим опьянением следует понимать такое состояние человека, при котором в результате употребления наркотиков он не способен адекватно воспринимать окружающую действительность и представляет опасность для себя и окружающих.

Следовательно, состояние наркотического опьянения и связанного с ним девиантного поведения подлежит рассмотрению уже не только в медицинском, но в социальном и правовом аспектах.

Второй параграф «Социально-психологический аспект незаконного потребления наркотиков» посвящен установлению социальных причин и последствий незаконного потребления наркотиков на современном этапе развития общества. Проведенные автором исследования в различных регионах страны и странах ближнего зарубежья позволили прийти к следующим выводам. На формирование личности оказывают влияние не только деловые и личные взаимоотношения людей, но и общественное мнение. Наиболее высокой формой организации является социальная группа, включающая в себя множество людей, объединенных общими социально значимыми целями и соответствующей внутригрупповой сплоченностью, обеспечивающей достижение этих целей.

По социальной направленности группы можно классифицировать на социально одобряемые и антисоциальные. Причем влияние отрицательных групп на поведение отдельного индивида бывает сильнее воздействия нормальной социальной группы, так как здесь человек находит понимание, поддержку, уверенность и т.д., что не всегда готовы предложить ему в обычной социальной группе. Влияние больших и малых социальных групп на формирование антисоциального поведения лиц, связанного с незаконным потреблением и оборотом наркотиков, было изучено автором в ходе проведенного анкетирования. Результаты опроса продемонстрировали отсутствие у граждан понимания опасности наркотиков для здоровья потребителей, их потомства и общества в целом, что является свидетельством латентной тенденции к росту незаконного потребления наркотиков у представителей группы риска.

Настораживает благожелательное отношение большинства респондентов (почти 60%) к наркозависимым. Опрошенные считают, что наркомания – это заболевание, а лица, незаконно потребляющие наркотики, больные люди, которых нельзя наказывать, но обязательно нужно лечить, даже против их воли. При установлении причин, которые могут подтолкнуть лицо к потреблению наркотиков, оказалось, что значительная часть опрошенных (85,6%) видит причины в сфере личных взаимоотношений: недопонимание проблем подростков одним или обоими родителями либо иными лицами, на которых законом возложена обязанность по воспитанию. Пугает и то, что 45% респондентов имеют в своем окружении друзей, знакомых или родственников, употребляющих наркотики.

Таким образом, к социальным факторам риска, увеличивающим вероятность того или иного лица стать потребителем наркотиков, можно отнести: проблемы, связанные с физическим или психическим состоянием лица, особенно в несовершеннолетнем возрасте; употребление родителями (либо одним из них) либо родственниками наркотиков в немедицинских целях; семейные конфликты, связанные с низким уровнем доходов в семье, семейной нестабильностью, высоким показателем семейного стресса; личностные особенности (непринятие социальных норм, склонность к конфронтации, неуверенность в себе, заниженная самооценка, постоянный перепад настроений, чувства страха, подавленность и т.п.); проблемы в малых социальных группах, связанные, по мнению зависимого от наркотиков лица, с недопониманием или непринятием его со стороны родных, близких либо окружающих, заставляющие лицо находиться в состоянии стресса; употребление наркотиков в ближайшем окружении лица; желание самоутвердиться и утвердиться в глазах сверстников либо иных лиц, чье мнение небезразлично лицу.

Возможные социальные последствия незаконного потребления наркотиков заключаются в том, что: потребители наркотиков не могут быть полноценными членами общества, они представляют опасность для себя, своего будущего потомства, а следовательно и общества в целом; им значительно сложнее получить образование, профессию и занять достойное место в жизни; им свойственно неадекватное поведение, ставящее под угрозу безопасность не только близких, но и иных людей; для них главное – это наркотики, для приобретения которых они способны совершать любые преступления, в том числе и насильственные действия; лица, незаконно потребляющие наркотики, вовлекают в сферу незаконного потребления большое число людей, особенно подросткового и молодежного возраста, очень часто с применением насилия; наркоману сложнее, чем остальным людям стать хорошим семьянином, так как он не может, а зачастую и не хочет иметь какие-либо привязанности.

Третья глава «Криминологическая характеристика наркопреступности в Российской Федерации» состоит из трех параграфов, раскрывающих качественные и количественные показатели преступности, связанной с НОН, ее основные детерминанты в Российской Федерации на современном этапе, а также особенности личности, вовлеченной в незаконное потребление и оборот наркотиков. В первом параграфе «Состояние, структура и динамика преступности, связанной с незаконным оборотом наркотиков» проблема незаконного оборота наркотиков представлена взаимосвязанными элементами: изготовление, включая выращивание и производство; перемещение, включая их ввоз/вывоз с/на территорию Российской Федерации; сбыт; вовлечение в незаконное потребление; незаконное потребление. Динамика наркопреступности не имела существенных отличий от общеуголовной преступности начиная с 1987 г. и вплоть до 1992 г., но после 1993 г. наблюдается резкий «всплеск» учтенных наркопреступлений. Как представляется автору, этому способствовали: 1) декриминализация незаконного потребления наркотиков без назначения врача, что повлекло значительное увеличение количества фактически совершаемых преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков без цели сбыта; 2) ликвидация в 1993 г. лечебно-трудовых профилакториев (ЛТП), осуществлявших принудительное лечение от наркомании, токсикомании и алкоголизма; 3) возвращение в общество лиц, злоупотреблявших спиртными напитками и наркотиками, которые внедряли свою идеологию, пропагандируя «наркоманский» образ жизни. Эти и иные обстоятельства негативно сказались на наркоситуации в стране.

С 1997 г. был зафиксирован новый резкий прирост наркопреступлений (более 1500% по отношению к 1987 г.; +90,9% по сравнению с АППГ). В 1998 г. криминальная ситуация в сфере незаконного оборота наркотиков еще сильнее осложнилась, так как спрос на наркотики заметно возрос, а цены на основные виды потребляемых наркотиков стали значительно ниже. Это привело к тому, что все больше молодежи стало вовлекаться в их незаконное потребление. В указанный период, кроме того, происходила интенсивная интеграция наркодельцов в систему международной наркоторговли. Наиболее высокие темпы прироста наркопреступлений в сравнении с 1987 г. были отмечены в периоды 1997 г., 1999 г., 2001 г., 2006 г., они составили +1832,1%; +2075,0%; +2157,1% и +1793,9% соответственно. Некоторую стабилизацию и даже снижение в 1995 г., 1998 г., 2002–2004 гг. можно считать скорее временным исключением, чем закономерностью, т.к. в итоге они не изменили средней величины абсолютного и относительного роста наркопреступности. Не оказало существенного позитивного влияния на развитие наркоситуации в России и принудительное лечение от наркомании, применявшееся к лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы, просуществовавшее до 2004 г.

В 2003–2004 гг. наркоситуация несколько стабилизировалась. В числе прочих объективных факторов, повлиявших на это, можно назвать: создание Государственного комитета Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (Госнаркоконтроль РФ, затем ФСКН РФ), а следовательно разделение отчетности МВД и ФСКН по регистрации наркопреступности; изменения, внесенные в законодательство Российской Федерации законом от 08 декабря 2003 г. №162-ФЗ. Однако общее снижение количества регистрируемой наркопреступности в указанный период говорит скорее о переходе ее в латентное состояние, а не о действительном уменьшении таких преступлений.

О том, что снижение наркопреступности носило субъективный характер, косвенно свидетельствует факт постепенного прироста и увеличения удельного веса наркопреступности в структуре общеуголовной преступности с начала 2005 г. Криминогенную обстановку в том или ином федеральном округе, как и в целом по Российской Федерации, во многом определяют кардинальные изменения в экономической и социальной сферах. Они вызвали высокий уровень неуверенности и беспокойства людей, их острые депрессивные переживания, которые явились детерминантами, оказавшими существенное влияние на динамику наркотизации населения.

Одной из тревожных тенденций явился рост наркопреступлений в регионах, в которых ранее наблюдалась относительно стабильная наркоситуация с 1993 до 2007 г. Например, в Курганской области коэффициент наркопреступлений до 1993 г. составлял 36,0%; к 1997 г. он вырос до 151,9%, а к 2007 г. – до 204,5%. В Орловской области – 7,8%; 51,0% и 131,5% соответственно. За анализируемый период (1989–2007 гг.) среднегодовой прирост всех преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, в России не превысил 1,5%. Однако структура наркопреступности претерпела качественные существенные изменения.

В диссертационном исследовании выделены следующие показатели:

а) соотношение и удельный вес преступлений, предусмотренных ст.ст. 228-233 УК РФ; б) удельный вес преступных деяний несовершеннолетних; в) удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений; г) удельный вес женской преступности; д) удельный вес организованных форм совершения преступления.

По оценкам специалистов рост наркотизации населения и связанной с ней наркопреступности в России в ближайшие годы будет продолжаться. Его будут провоцировать как объективные, так и субъективные факторы, выявление и устранение которых способно не только сдержать, но и постепенно снизить уровень наркопреступности.

Во втором параграфе «Объективно-субъективные детерминанты, влияющие на наркопреступность в Российской Федерации» автор выявляет ряд причин и условий наркопреступности, нейтрализовав которые возможно будет снизить рост этого негативного социального явления. По мнению диссертанта, следует согласиться с точкой зрения ряда ученых о том, что современная преступность уже не пытается укрыться от государственно-правового воздействия, а активно ему сопротивляется, противопоставляя себя правопорядку и обществу в целом. Однако краткосрочное изменение показателей наркопреступности не всегда обусловлено детерминантами самих этих преступлений, так как нередко оно порождается различными сопутствующими (сезонными, законодательными, экономическими др.) обстоятельствами. Для выявления детерминант наркопреступности и оценки наркоситуации в стране недостаточно изучить только статистические данные о наркопреступности. Ведь уголовная статистика не дает полного представления о степени распространенности этого явления, т.к. значительная часть наркопреступлений не выявляется правоохранительными органами. Поэтому их фактическое количество, а также размер причиненного обществу и государству ущерба остается невыясненным.

Все детерминанты наркопреступности, наркотизма и наркомании можно классифицировать по следующим основаниям:

1. По источникам:

Объективные (внешние) – экономические, социально-политические, правовые, организационные, социально-психологические, технические, медико-социальные, экологические и ряд других детерминант;

Субъективные (внутренние) – криминальный рецидивизм, профессионализм, криминальная организованность, сложившиеся и вновь нарождающиеся криминальные традиции, а также ресоциализация лиц, отбывших наказание.

2. По уровню функционирования:

Способствующие росту наркопреступности, наркотизма и наркомании на общесоциальном уровне. Причины распространения наркотиков имеют по большей части социально обусловленный характер и непосредственно связаны с внутренними и внешними противоречиями развития нашей социальной системы. Следовательно, на данном уровне существуют общие причины, одинаково присущие всем преступлениям, в том числе и связанным с наркотиками;

Способствующие росту наркопреступности, наркотизма и наркомании на специально-криминологическом уровне. Одна из особенностей нынешней наркоситуации в России выражается в том, что негативная динамика наркопреступности придает наркотизму статус социально-культурного явления с формированием особой субкультуры. Ломка старой социальной системы ценностей приобрела специфический характер в современном обществе: наркотики становятся неотъемлемым атрибутом времяпрепровождения многих людей, принадлежащих к самым различным социальным слоям и группам. А доступность наркотиков приводит к вовлечению несовершеннолетних и молодежь в криминальные структуры;

Способствующие росту наркотизации населения на индивидуальном уровне. Причины злоупотребления наркотиками коренятся в конфликте между подростком (личностью) с окружающими его людьми и обществом. Эти конфликты могут проявляться через конкретные жизненные обстоятельства. Накладываясь на индивидуальные психофизиологические особенности подростка, они способны влиять на мотивационную сферу и облегчить возникновение тяги к приему наркотиков, а в дальнейшем и совершению преступлений либо связанных с наркотизмом, либо совершенных под воздействием наркотиков.

3. По содержанию:

К социально-психологическим детерминантам наркопреступности, наркотизма и наркомании можно отнести утрату населением веры в справедливость и искренность высоких слов, идеалов, лозунгов, произносимых с трибун и пропагандируемых средствами массовой информации. Безверие породило целую гамму негативных явлений, связанных с философией потребительства, бездуховностью, равнодушием, отчужденностью, погоней за «сладкой жизнью», ростом преступности, проституции и других негативных явлений;

Организационно-управленческие детерминанты наркопреступности, наркотизма и наркомании подразумевают отсутствие надлежащих мер по охране мест выращивания мака и конопли, должного контроля над реализацией наркотических средств в аптеках, больницах, при их переработке на предприятиях, при хранении на складах; разобщенность действий правоохранительных органов при выявлении фактов транспортировки наркотиков на территорию нашего государства контрабандным путем; ненадлежащую координацию и взаимодействие с органами здравоохранения; слабую работу по профилактике наркотизма;

Культурно-воспитательные детерминанты наркопреступности, наркотизма и наркомании связывают с существовавшей долгое время практически легальной пропагандой наркотиков. Стремительное формирование возможностей СМИ, глобальной компьютерной сети Интернет, через которые развивается субкультура наркомании и идет активная пропаганда потребления наркотиков; а также неорганизованность досуга и утрата общепризнанных ценностей значительной частью молодежи затрудняют проводимые мероприятия по формированию здорового образа жизни.

Таким образом, наркопреступности, наркотизму и наркомании способствует целый ряд детерминант. И неверно было бы выделять какую-то одну, как более значимую, недооценивая роль остальных. Наркотизации населения способствуют в тех или иных ситуациях разные наборы криминогенных обстоятельств.

В третьем параграфе «Теоретико-прикладное значение изучения личности, вовлеченной в немедицинское потребление и незаконный оборот наркотиков» анализируется историческое развитие теорий личности преступника, исследуются особенности личности преступников, совершивших преступление в сфере незаконного оборота наркотиков, приводится их типология, предлагаются способы воздействия на отдельные типы преступников в целях профилактики совершения ими подобных преступлений в будущем. Личность – это система социально-психологических свойств и качеств, в которых отражено взаимодействие человека с социальной средой посредством практической деятельности. Изучение личности преступников, совершивших преступления в сфере незаконного оборота и потребления наркотиков, проведенное автором и другими учеными, позволило предложить их типологию, которая подробно рассмотрена в диссертации, и положениях 9, 10 и 11, выносимых на защиту.

Структура личности наркопреступников, совмещающих незаконный оборот наркотиков с их потреблением, включает в себя следующие элементы: это молодой человек в возрасте до 35 лет; без постоянного источника доходов (не работает и не учится) либо рабочий; не принимающий никакого участия в общественной жизни; имеющий образование от среднего до высшего; воспитывавшийся в полной семье; не вступавший в брак; состоящий на учете в наркологических диспансерах. Из тех, кто проживает в семье, большинство поддерживают нормальные семейные отношения. Лица, имеющие плохие отношения в семье, подвержены употреблением наркотиков. В ходе исследования было установлено, что более половины опрошенных употребляют наряду с наркотиками и алкоголь. Основными мотивами перехода от приема сильнодействующих, токсикоманических средств, алкоголя к потреблению наркотиков явилось любопытство. Около 40% потребителей отрицательно относятся к наркотизму и к своему пристрастию к наркотикам, но считают, что избавиться от этого невозможно.

Структура личности наркопреступников, участвующих в незаконном обороте наркотиков, но их не потребляющих: чаще всего это люди среднего возраста до 45 лет; имеющие постоянный источник доходов и образование от неполного высшего до высшего; имеющие семью; не состоящие на учете в наркологических диспансерах. В семье большинства из них поддерживаются нормальные семейные отношения. Около 70% данной категории лиц отрицательно относятся к наркотизму и потребителям наркотиков.

В целях предупреждения распространения наркопреступности, наркомании и наркотизма в стране, по мнению автора, необходимо: 1) внести изменения в редакцию ч. 2 ст. 55 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» (положение 12, выносимое на защиту); 2) направлять по судебному решению лиц, потребляющих наркотики в немедицинских целях и уклоняющихся от добровольного прохождения лечения, на принудительное лечение в региональные центры социальной реабилитации, что является специальной профилактической мерой, служащей предупреждению преступлений с их стороны (положения 4 и 13, выносимые на защиту).

Для этого нужно создать региональные центры социальной реабилитации по лечению лиц, незаконно потребляющих наркотики, особенно в местах осложненной криминогенной ситуации, связанной с ростом преступности данного вида.

При организации мер по предупреждению преступлений, связанных с незаконным потреблением и оборотом наркотиков, предлагается учитывать личностные особенности участников указанных действий. А именно: существенное снижение возраста несовершеннолетних потребителей наркотиков по сравнению с 1990 годами прошлого века (с 16–18 лет в 1989 г. до 11–13 лет в 2007 г.); увеличение числа потребителей, характеризующихся положительными социально-демографическими показателями (с 15–27% в 1989 г. до 41–48% в 2007 г.); вовлечение в незаконное потребление наркотиков лиц из социально благополучных семей (в среднем они составляют 43,6%); повышение уровня образования потребителей (в 1989 г. преобладали лица, имеющие неоконченное среднее образование; в 2007 г. – лица, имеющие среднее специальное или высшее, в том числе медицинское и химическое образование); феминизация участников незаконного оборота наркотиков (в 1989 г. доля женщин в незаконном обороте наркотиков составляла 0,1–0,3%; в 2007 г. в отдельных регионах до 14,6%).

Четвертая глава «Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков» включает шесть параграфов. В первом параграфе «Особенности объекта преступлений, связанных с наркотизмом и наркоманией» диссертант анализирует мнения ученых по поводу определения объекта наркопреступлений в контексте специфики главы 25 УК РФ. Родовой объект преступлений против общественной безопасности и общественного порядка – это охраняемая уголовным законом совокупность общественных отношений или благ (интересов), по обеспечению защиты жизненно важных интересов личности, общества и государства от преступных посягательств.

Видовым объектом данной группы преступлений выступает здоровье населения и общественная нравственность, т.е. совокупность общественных отношений или благ (интересов) по защите и охране здоровья граждан, независимо от гражданства и времени проживания на территории Российской Федерации, здоровью и нравственности которых может быть причинен существенный вред в результате незаконного оборота, связанного с обращением и использованием наркотиков, сильнодействующих и ядовитых веществ.

Непосредственный объект составляет совокупность общественных отношений или благ (интересов) по защите и охране здоровья граждан, независимо от гражданства и времени проживания на определенной территории Российской Федерации, здоровью и нравственности которых может быть причинен существенный вред в результате незаконного оборота, связанного с обращением и использованием наркотиков, сильнодействующих и ядовитых веществ. Отличительный признак преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, – это свойственный только им предмет посягательства, которым являются наркотические средства, психотропные вещества и их аналоги.

Поэтому в данную группу можно включить составы преступлений, перечисленных в ст.ст. 228–233 УК РФ. Эти преступления не следует смешивать с деяниями, выражающимися в незаконном изготовлении, приобретении, хранении, перевозке или сбыте сильнодействующих и ядовитых веществ, ответственность за которые предусмотрена ст. 234 УК РФ. Особенность последних состоит в том, что их специфическим предметом посягательства могут быть лишь такие вещества, которые не являются наркотическими или психотропными.

Таким образом, автор классифицировал преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков на пять групп. В качестве критерия было выбрано наличие или отсутствие у преступника цели сбыта наркотиков и приобщения других лиц к их немедицинскому потреблению: (положение 1, выносимое на защиту).

Второй параграф «Квалификация преступлений, не связанных со сбытом и приобщением к незаконному потреблению наркотиков (ст. 228 УК РФ)» раскрывает признаки этого состава преступления, в контексте правового, этимологического значения и установленных санкций за его совершение. Деяния, связанные с наркоманией и наркотизмом, зафиксированные в ст.ст. 228–233 УК РФ, по мнению автора, нуждаются в серьезной стилистической корректировке, посредством которой удалось бы избежать многих трудностей, возникающих при квалификации и доказывании данных преступлений. Санкции за преступления, совершаемые без цели сбыта наркотиков, должны включать в себя наказания в виде обязательных работ либо исправительных работ с применением принудительных мер медицинского характера – лечения от наркомании.

При этом в качестве условия освобождения от уголовной ответственности следовало бы предусмотреть желание преступника пройти добровольно лечение от наркомании, если в его действиях отсутствуют признаки иного состава преступления. Диссертант обосновывает целесообразность включения в диспозицию ст. 228 иных признаков (незаконные потребление, приобретение и хранение наркотиков). Учитывая уровень наркотизации населения и наибольший удельный вес в структуре наркопреступности действий, совершенных лицом без цели сбыта наркотиков, автор считает целесообразным включить в сферу уголовно-правового регулирования их немедицинское потребление.

Понятие «приобретение» наркотиков требует уточнения. Как представляется, в рекомендации Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (далее – Пленум Верховного Суда РФ от 15.06.2006) при определении данного термина излишне детализируются его способы. С одной стороны, это положительный факт, так как указаны конкретные приемы и методы, результатом которых является владение или пользование виновным наркотиками. Отрицательная сторона выражается в том, что данная дефиниция ограничивается конкретными способами завладения наркотиками. Кроме того, большинство методов предполагает совершение сделки как способа приобретения наркотиков (при покупке, получении в дар, в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи).

Однако сделка – это технико-юридическое выражение, означающее всякий акт право- и дееспособного члена гражданского общества (договор с другими лицами, одностороннее обещание и т.д.), направленный на установление нового юридического права или на видоизменение, уничтожение или передачу уже существующего. Виновный же, незаконно приобретая наркотики, получает фактическое право на пользование и владение этими средствами или веществами. Таким образом, новая редакция ст. 228 УК РФ (положение 2.1, выносимое на защиту) позволила бы дифференцировать ответственность наркоманов, совершающих эти наркопреступления без цели сбыта наркотиков, которые отказываются от прохождения добровольного лечения от наркозависимости.

В третьем параграфе «Квалификация преступлений, связанных со сбытом и приобщением к незаконному потреблению наркотиков (ст.ст. 228.1, 230, 232 УК РФ)» исследуется данная группа преступлений и вносятся соответствующие предложения по их совершенствованию (положения 2.2; 2.6; 2.8, выносимые на защиту). Автор считает, что данная группа наркопреступлений обладает повышенной степенью общественной опасности. Однако действующие редакции указанных составов не отвечают реалиям сегодняшнего дня. Это связано с тем, что в последние десятилетия одним из основных способов изготовления наркотиков является производство их в подпольных лабораториях.

В незаконное производство наркотиков организаторами преступных группировок вовлекаются квалифицированные специалисты, работающие на крупных предприятиях химической промышленности, в научно-исследовательских институтах и высших учебных заведениях. Однако в УК РФ нет отдельной нормы об ответственности за создание или содержание таких лабораторий. В целях устранения указанного пробела и сдерживания роста наркотизации населения Российской Федерации предлагается выделить в самостоятельную норму – ст. 228.3 УК РФ, – организацию, содержание подпольных лабораторий по производству наркотиков, редакция которой представлена в положении 2.4, выносимом на защиту.

Кроме того, ответственность за изготовление инструментов или оборудования для производства наркотиков наступает только в случае нарушения правил их оборота, что предполагает деятельность специального субъекта, наличие которого позволяет квалифицировать деяние по ст. 228.2 УК РФ. Частное же лицо, изготовившее инструменты или оборудование кустарным способом для производства наркотиков, не несет ответственности ни по ст. 228.1 УК РФ за производство наркотиков, ни по ст. 228.2 УК РФ за нарушение правил их оборота. Согласно Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006, производство наркотиков должно осуществляться с использованием специального химического или иного оборудования в приспособленном для этих целей помещении, партиями, в расфасованном виде.

Вызывает нарекания формулировка понятий «перевозка» и «пересылка» наркотиков. Перевозка представляет самостоятельную общественную опасность лишь тогда, когда она осуществляется в целях сбыта наркотика, так как с помощью транспортных средств можно существенно расширить зону распространения наркотиков и вовлечения в их незаконное потребление и оборот большого количества лиц.

Под незаконной пересылкой понимаются «действия лица, направленные на перемещение наркотиков адресату, когда они осуществляются без непосредственного участия отправителя», что не позволяет их однозначно квалифицировать (лицо не знало, что именно оно перемещает, являясь, например, посредником между отправителем и получателем). Привлечь это лицо за соучастие в сбыте невозможно, так как соучастие предполагает умышленную совместную деятельность. Привлечение к ответственности за пособничество в пересылке наркотиков (со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ) также невозможно: для этого необходимо, чтобы посредник знал, что передает наркотики.

В результате получается, что УК РФ позволяет избежать уголовной ответственности и наказания лицам, осуществляющим перевозку наркотиков с целью сбыта и пересылку наркотиков без цели сбыта, что не в полной мере будет соответствовать характеру и степени общественной опасности содеянного. Возможно, следует установить ответственность не за перевозку или пересылку, а за транспортировку наркотиков по ст. 228.1 УК РФ (положение 2.2, выносимое на защиту).

При этом под транспортировкой следует понимать умышленные действия лица, которое перевозит или пересылает наркотики из одного места в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта, совершенные с использованием любого вида транспорта или какого-либо объекта, применяемого в виде перевозочного средства, а также в нарушение общего порядка их перевозки, установленного ст. 21 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах». Понятие «незаконная транспортировка» шире, чем «перевозка» или «пересылка», оно включает перемещение наркотиков как без участия отправителя, так и при его непосредственном участии.

Склонение к потреблению наркотиков, по мнению автора, является разновидностью их распространения и представляет повышенную общественную опасность, так как осуществляется в отношении значительного количества лиц, особенно молодежи и несовершеннолетних, преступниками, занимающимися незаконным оборотом наркотиков. Кроме того, активную деятельность по вовлечению к незаконному потреблению наркотиков осуществляют лица, сами их незаконно потребляющие. Учитывая, что наибольшую общественную опасность представляют действия по склонению к потреблению наркотиков, совершенные организованной группой, а также в отношении заведомо малолетних, предлагается включить эти признаки в качестве квалифицирующих в ч. 3 ст. 230 УК РФ (положение 2.6, выносимое на защиту).

Действия, связанные с организацией либо содержанием притонов для потребления наркотиков, являются одной из наиболее опасных форм распространения наркотиков. При этом не последнюю роль играют побуждения, подтолкнувшие преступника совершить это деяние. Чаще всего это корыстные мотивы, хотя могут присутствовать и иные (политические, религиозные и т.д.). Автор предлагает при квалификации данных деяний учитывать побуждения виновного, включив их в формулировку ст. 232 УК РФ (положение 2.8, выносимое на защиту).

Четвертый параграф «Квалификация преступлений, которые могут совершаться как без цели сбыта, так и в целях сбыта наркотиков (ст.ст. 229, 231, 233 УК РФ)» посвящен анализу указанных преступлений. В настоящее время в уголовном законодательстве существует три вида составов хищений либо вымогательств наркотиков: простой состав (ч. 1 ст. 229 УК РФ); квалифицированный состав с отягчающими обстоятельствами (ч. 2 ст. 229 УК РФ); особо квалифицированный состав с особо отягчающими обстоятельствами (ч. 3 ст. 229 УК РФ). По мнению автора, в Уголовном кодексе РФ слабо акцентируется внимание на размерах похищаемого или вымогаемого наркотика, что является серьезным упущением. Если крупный размер отражен в ч. 3 ст. 229 УК РФ, то особо крупный размер вообще остался за пределами данной нормы. На основании этого, учитывая повышенную общественную опасность указанного деяния, диссертант предлагает внести изменения в ст. 229 УК РФ, изложив ее в редакции, указанной в положении 2.5, выносимом на защиту.

Формулировка ст. 231 УК РФ «Незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества» также далека от совершенства. Помимо отсутствия разделения крупного и особо крупного размена посеянных, выращиваемых и т.д. растений, в статье нет указания на цели, в которых совершается преступление. Не вызывает сомнения, что цель последующего сбыта служит отягчающим вину обстоятельством. Соответственно было бы правильным зафиксировать ее в тексте данной нормы, как предлагается автором в положении 2.7, выносимом на защиту. Таким образом, для дифференциации и индивидуализации наказания лицам, участвующим в незаконном обороте наркотиков, диссертант рекомендует включить в действующие статьи ряд новых признаков, которые позволят разграничить преступления в зависимости от направленности умысла виновного – без цели сбыта и в целях сбыта наркотиков. При этом ст. 233 УК РФ оставить без изменения.

В пятом параграфе «Квалификация преступлений, связанных с нарушением правил законного оборота наркотиков (ст. 228.2 УК РФ) порядок законного оборота наркотиков раскрывается в контексте Постановления Правительства РФ № 221 от 22 марта 2001 г. За нарушение этого порядка уголовная ответственность наступает по ст. 228.2 УК РФ. В отличие от предыдущего уголовного законодательства ч. 1 этой статьи содержит не формальный, а материальный состав преступления. Сам по себе факт нарушения лицом, в обязанности которого входит соблюдение соответствующих правил обращения с наркотическими средствами, психотропными веществами и находящимися под специальным контролем инструментами или оборудованием, используемым для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, не образует состава преступления. В каждом конкретном случае требуется наступление общественно опасных последствий – утраты одного из перечисленных объектов. Уголовная ответственность наступает и за нарушение правил культивирования растений, используемых для производства наркотических средств или психотропных веществ, если оно повлекло утрату этих растений. За деяния, совершенные из корыстных побуждений, повлекшие по неосторожности определенные общественно опасные последствия, уголовная ответственность наступает по ч. 2 ст. 228.2 УК РФ. И здесь автор не совсем согласен с позицией законодателя.

Как представляется, в случае нарушения должностным лицом правил оборота наркотиков вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба либо причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью или наступление смерти человека, содеянное надлежит квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 228.2 УК РФ и соответствующей части ст. 293 УК РФ. Если же лицо, ответственное за исполнение или соблюдение правил оборота наркотиков, нарушает их и, используя свое служебное положение, похищает наркотики, содеянное следует квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 229 УК РФ. В этом случае дополнительной квалификации по ст. 228.2 УК РФ не требуется.

По мнению диссертанта, действия лица (ч. 2 ст. 228.2 УК РФ), совершенные из корыстных побуждений, нарушают закон не в части невыполнения обязанностей, возложенных на него в установленном законом порядке (должностной инструкцией, приказом вышестоящего должностного лица, правилами производства работ и т.д.). Они посягают на общий порядок оборота наркотиков и подлежат квалификации как приготовление или покушение на сбыт, в зависимости от характера совершенного ими деяния и времени его пресечения.

Для более точной квалификации совершаемых деяний в данной сфере следует изменить формулировку ч. 2 ст. 228.2 УК РФ, изложив ее в редакции предлагаемой в положении 2.3., выносимом на защиту.

В шестом параграфе «Квалификация преступлений, связанных с контрабандой наркотиков (ч. 2 ст. 188 УК РФ)» диссертант полемизирует с законодателем в части места расположения указанной нормы. В научной литературе объектом контрабанды признаются: общественные отношения, обеспечивающие интересы российских и зарубежных товаропроизводителей, а также бюджетные интересы России в части формирования его доходной части посредством таможенных платежей (Л.Д. Гаухман и С.В. Максимов); установленный законом порядок перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации (Т.А. Диканова и В.Е. Осипов); порядок внешнеэкономической деятельности (Э.А. Жалинский); общественные отношения по реализации принципа запрета криминальных форм поведения в экономической деятельности (Н.А. Лопашенко) и т.д. Таким образом, основной акцент делается на соблюдение финансовых интересов государства, экономических интересов российских и зарубежных товаропроизводителей, связанных с качеством экспортируемых или импортируемых товаров.

Если речь идет о контрабанде по ч. 1 ст. 188 УК РФ, то с позициями ученых можно согласиться. Однако, по мнению автора, говорить о финансовом интересе государства в отношении контрабанды наркотиков, по меньшей мере, не этично. В данном случае основным объектом посягательства будет являться все-таки здоровье населения, а установленный порядок таможенного регулирования по перемещению товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ и законный оборот наркотиков – дополнительные объекты. Диссертант считает не совсем верным отсутствие в диспозиции ч. 2 ст. 188 УК РФ дифференциации действий, связанных с контрабандой наркотиков, в зависимости от направленности умысла виновного (с целью сбыта наркотиков либо без таковой цели).

Предлагается выделить из круга предметов контрабанды, предусмотренных ч. 2 ст. 188 УК РФ, наркотические средства, психотропные, сильнодействующие, ядовитые или отравляющие вещества, в отношении них применять самостоятельную норму, сформулированную автором в положении 4, выносимом на защиту.

Глава пятая «Назначение наказаний лицам, совершившим преступления, связанные с наркоманией и наркотизмом» включает два параграфа. В первом параграфе «Роль отдельных видов наказаний в системе мер борьбы с наркоманией и наркотизмом и предупреждения новых преступлений в данной сфере на современном этапе» диссертант рассматривает роль наказаний за наркопреступления, и аргументировано доказывает, что виды наказаний требуют изменения не только в связи с уголовно-правовой регламентацией данных преступлений, но и практикой их применения.

Автор не вполне согласен с реализацией политики государства по гуманизации уголовного наказания, особенно за преступления, связанные с наркотизмом и наркоманией. Начиная с начала 90-х годов прошлого столетия, это привело к существенному сокращению численности лиц, содержащихся в местах лишения свободы, особенно в период 2000–2994 гг.. Так, с мая 2000 г. (когда содержалось наибольшее количество подозреваемых, обвиняемых и осужденных) до января 2004 г. доля таких лиц сократилась на 240 тыс. человек (22%), в т.ч. в следственных изоляторах – на 126 тыс. (46%), и в 2007 г. общее количество осужденных составило 104,8 тысяч. Как показывает анализ санкций составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 228–233 УК РФ, в них в основном преобладает лишение свободы со штрафом в качестве дополнительного вида наказания и исправительные работы.

Нельзя согласиться с позицией правоприменителя в отношении широкой практики назначения условного осуждения не только за преступления небольшой или средней тяжести, но и за тяжкие. Диссертант считает, что система наказаний за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, требует усовершенствования. Представляется, что наказания, предусмотренные УК РФ за данные преступления, применять к наркозависимым лицам нецелесообразно. Имеющийся в санкциях штраф и его размер (до 500 тыс. рублей) выгоден преступникам, так как дает возможность фактически «откупиться» от правосудия. Одновременно никаких мер, направленных на лечение больных наркоманов, в законе нет.

По мнению автора, за преступления, совершенные без цели сбыта наркотиков, следует использовать наказания в виде обязательных или исправительных работ при условии добровольного лечения от наркозависимости. В случае злостного уклонения от добровольного лечения по приговору суда применять принудительное лечение от наркозависимости в региональных центрах социальной реабилитации (положение 5, выносимое на защиту).

К преступникам, совершившим преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков в особо крупных размерах, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), следует применять конфискацию имущества в качестве обязательного вида наказания с установлением размеров конфискованного имущества в пределах дохода, полученного или предполагаемого в результате приобретения или сбыта наркотиков. Для этого следует вернуть конфискацию в ст. 44 УК РФ, изложив ее в редакции, предлагаемой в положении 6, выносимом на защиту. Размер штрафа, используемого в качестве наказания, назначаемого лицам, состоящим в преступном сообществе (преступной организации) и совершившим преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков в особо крупном размере, увеличить до одного миллиона рублей, внеся соответствующие изменения в ст. 46 УК РФ (положение 7, выносимое на защиту).

В параграфе втором «Уголовная ответственность за преступления, совершенные в состоянии наркотического опьянения» диссертант указывает на ряд существенных недостатков редакции ст. 23 УК РФ, что создает возможность ее неоднозначного, а порой и произвольного толкования и вызывает определенные трудности в практическом применении. По мнению автора, в УК РФ должны быть ясно указаны основание и пределы уголовной ответственности за преступления, совершаемые в состоянии опьянения, которые не противоречили бы принципу вины. Исходя из неоднозначных, а в ряде случаев и противоречивых точек зрения ученых на вменяемость и ответственность лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения, диссертант изучил мнения по данной проблеме разных категорий лиц: сотрудников правоохранительных органов, законопослушных граждан и осужденных лиц, содержащихся в местах лишения свободы за совершение наркопреступлений и преступлений в состоянии наркотического опьянения. В результате автор пришел к выводу, что в отношении привлеченных к ответственности потребителей наркотиков механизмом воздействия может быть реализация законодательных положений о добровольном либо принудительном их лечении и реабилитации.

С целью устранения существующих противоречий во взглядах на уголовную ответственность лиц, совершивших преступления в алкогольном или наркотическом опьянении, а также с учетом мнения специалистов, занимающихся практикой борьбы с преступностью, и законопослушных граждан предлагается дополнить ч. 1 ст. 63 УК РФ новым п. «о» в редакции, предлагаемой в положении 8, выносимом на защиту.

В заключении формулируются основные выводы диссертационного исследования, наиболее значимые из которых изложены в тексте настоящего автореферата при характеристике соответствующих параграфов работы. Кроме того, автор предлагает конкретные дополнения и изменения в Уголовный кодекс, направленные на повышение эффективности борьбы с наркопреступностью, наркотизмом и наркоманией.

III. Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Научные статьи, рекомендованные ВАК к защите докторских диссертаций

1. Клименко Т. М. Контрабанда наркотических средств и психотропных веществ / Т. М. Клименко // Черные дыры в Российском законодательстве. 2007.  № 3. – 0,44 п/л. С. 255-258.

2. Клименко Т. М. Приобщение к незаконному потреблению наркотиков как один из видов наркобизнеса / Т. М. Клименко // Черные дыры в Российском законодательстве. 2007. № 3. – 0,42 п/л. С. 197-200.

3. Клименко Т. М. Правовое регулирование борьбы с наркоманией и наркотизмом по законодательству Российской Федерации и его соответствие стандартам Европейского союза и Совета Европы / Т. М. Клименко // Черные дыры в Российском законодательстве. 2007. № 4. – 0,4 п/л. С. 190-193.

4. Клименко Т. М. Контрабанда наркотических средств и психотропных веществ: вопросы квалификации / Т. М. Клименко // Человек: преступление и наказание. 2007. № 2 (57). – 0,4 п/л. С. 101-105.

5. Клименко Т. М. Влияние телекоммуникационных систем на уровень наркомании и наркотизма / Т. М. Клименко // Человек: преступление и наказание. 2008. № 1 (60). – 0,4 п/л. С. 102-105.

6. Клименко Т. М. Совершенствование уголовного законодательства как важнейшая предпосылка повышения эффективности борьбы с наркоманией и наркотизмом / Т. М. Клименко // Человек: преступление и наказание. 2008. № 2 (61). – 0,42 п/л. С. 79-82.

7. Клименко Т. М. Незаконное приобретение, как признак преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков / Т. М. Клименко // Вестник Тамбовского государственного университета. 2008. № 2. – 0,5 п/л. С. 95-99.

8. Клименко Т. М. Некоторые вопросы квалификации преступлений, связанных со сбытом наркотиков. / Т. М. Клименко // Вестник Тамбовского государственного университета. 2008. № 2. – 0,45 п/л. С. 100-103.

Монографии и учебные пособия:

1. Клименко Т. М. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотиков: учеб. пособие / Т. М. Клименко, Л. А. Прохоров, М. Л. Прохорова. Саратов: СЮИ МВД РФ, 2000. – 11,6/10,2 п/л. (169 с.)

2. Клименко Т. М. Особенности квалификации деяний, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ: монография / Т. М. Клименко. Саратов: СЮИ МВД РФ, 2003. – 11,4 п/л. (175 с.).

3. Клименко Т. М. Применение норм, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ: монография / Т. М. Клименко, П. П. Сальников, В. А. Братчиков. Саратов: Изд-во СГУ, 2006. – 15,25/15,2 п/л.  (245 с.).

4. Клименко Т. М. Наркомания и наркотизм (уголовно-правовой и криминалистический аспек­ты): монография / Т. М. Клименко, Г. В. Вершицкая. Саратов: Научная книга, 2007. – 11,8/7,9 п/л. (189 с.).

Иные публикации

9. Клименко Т. М. Уголовно-правовая борьба с незаконным оборотом наркотиков по зарубежному уголовному законодательству / Т. М. Клименко // Уголовное законодательство России на современном этапе: проблемы, пути совершенствования: сб. науч. ст. Пермь: ПЮИ МВД РФ, 1998. – 0,3 п/л. С. 75–83.

10. Клименко Т. М. Совершенствование уголовного законодательства как важнейшая предпосылка повышения эффективности профилактики наркотизма  / Т. М. Клименко // Проблемы борьбы с наркоманией на современном этапе: сб. науч. тр. под ред. Н. А. Лопашенко. Саратов: Саратовский центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит,1999. – 0,6 п/л. С. 91–99.

11. Клименко Т. М. Вовлечение в незаконное потребление наркотических средств и психотропных веществ / Т. М. Клименко // Общественная безопасность и ее законодательное обеспечение: материалы всерос. науч.-практ. конф. Астрахань, 2001. – 0,54 п/л. С. 58–62.

12. Клименко Т. М. Особенности квалификации деяний, связанных с незаконной торговлей наркотиков по УК Франции / Т. М. Клименко // На пути к правовому государству: трудности и достижения: материалы всерос. науч.-практ. конф. Курск: КГТУ, 2001. – 0,45 п/л. С. 89–94.

13. Клименко Т. М. Виктимологические аспекты профилактики среди несовершеннолетних / Т. М. Клименко, О. В. Шляпникова // На пути к правовому государству: трудности и достижения: материалы всерос. науч.-практ. конф. Курск: КГТУ, 2001. – 0,56 п/л. С. 119–124.

14. Клименко Т. М. Профилактика наркомании и наркотизма среди несовершеннолетних / Т. М. Клименко, О. В. Шляпникова // На пути к правовому государству: трудности и достижения: материалы всерос. науч.-практ. конф. Курск: КГТУ, 2001. – 0,4 п/л. С. 186–190.

15. Клименко Т. М. Проблемы борьбы с наркоманией и наркотизмом среди несовершеннолетних / Т. М. Клименко, О. В. Шляпникова // Общество. Культура. Преступность: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 4. Саратов: СЮИ МВД РФ, 2002. –  0,3 п/л. С. 95–100.

16. Клименко Т. М. Права человека и незаконный оборот наркотиков / Т. М. Клименко // Общество. Культура. Преступность: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 4. Саратов: СЮИ МВД РФ, 2002. – 0,64 п/л. С. 121–124.

17. Клименко Т. М. Наркомания как социальное явление и правовые проблемы реагирования / Т. М. Клименко, О. В. Шляпникова // Преступность в России и борьба с ней: региональный аспект: сб. науч. тр. / под общ. ред. А.И. Долговой. М., Российская криминологическая ассоциация, 2003. – 0,5 п/л. С. 91–96.

18. Клименко Т. М. Реклама наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов // Общество. Культура. Преступность: Межвуз. сб. научн. тр. Вып. 7. – Саратов: СЮИ МВДРФ, 2005. – 0,52 п/л. С. 118–123.

19. Клименко Т. М. Некоторые вопросы квалификации деяний, связанных с незаконной торговлей людьми и использованием рабского труда / Т. М. Клименко // Общество. Культура. Преступность: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 7. Саратов: СЮИ МВД РФ, 2005. – 0,73 п/л. С. 131–138.

20. Клименко Т. М. Превенция в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов // Межвуз. сб. научн. тр. – Саратов: СЮИ МВД РФ, 2005. – 0,5 п/л. С. 111–116.

21. Клименко Т. М. Наркотизм – угроза национальной безопасности РФ / Т. М. Клименко // Организованная преступность, терроризм, коррупция и проблемы совершенствования правовой системы борьбы с ними: материалы междунар. науч.-практ. конф. М., 2005. – 0,45 п/л. С. 56-61.

22. Клименко Т. М. Наркотизм и совершенствование законодательства / Т. М. Клименко // Государственная граница, организованная преступность, закон и безопасность России / под общ. ред. А. И. Долговой. М., Российская криминологическая ассоциация, 2005. – 0,8 п/л. С. 73-76.

23. Клименко Т. М. Правовые основы ислама в борьбе с международной преступностью / Т. М. Клименко, И. А. Ахметова // Нюрнбергский процесс: история и современность. Вторые научные чтения: материалы междунар. науч.-практ. конф. / под общ. ред. Е. Л. Стрельцова. Одесса: Астропринт, 2006. – 0,3 п/л. С. 116-119.

24. Клименко Т. М. Некоторые вопросы квалификации деяний, связанных с легализацией (отмыванием) денежных средств по уголовному законодательству Российской Федерации / Т. М. Клименко, А. С. Носков // Нюрнбергский процесс: история и современность. Вторые научные чтения: материалы междунар. науч.-практ. конф. / под общ. ред. Е. Л. Стрельцова. – Одесса: Астропринт, 2006. – 0,3 п/л. С. 131-133.

25. Клименко Т. М. Особенности девиантного поведения лиц, совершающих преступления, связанные с наркоманией и наркотизмом. / Т. М. Клименко // Межвуз. сб. научн. тр. Саратов: СЮИ МВД РФ, 2006. – 0,35 п/л. С. 37-40.

26. Клименко Т. М. Наркомания и наркотизм – что опаснее? / Т. М. Клименко // Сб. научн. тр. под общ. ред. А. И. Долговой. М.: Криминологическая ассоциация юристов России, 2006. – 0,4 п/л. С. 41-43.

27. Клименко Т. М. Проблемы уголовного законодательства России в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ на современном этапе / Т. М. Клименко // Уголовно-правовая политика и проблемы противодействия современной преступности: сб. научн. тр. под ред. Н. А. Лопашенко. Саратов: Саратовский центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2006. – 0,5 п/л. С. 244-248.

28. Клименко Т. М. Незаконный оборот наркотиков: проблемы, пути совершенствования законодательства / Т. М. Клименко // Российское общество: цивилизационные горизонты трансформации: сб. науч. тр. Вып. 4. Часть 1. / под ред. В. И. Новичкова и др.] Саратов: ИЦ Наука, 2007. – 0,6 п/л. С. 129-133.

29. Клименко Т. М. Преступность как дестабилизирующий фактор, оказывающий негативное влияние на формирование гражданского общества / Т. М. Клименко // Россия как трансформирующееся общество: экономика, культура, управление: материалы междунар. конф. Оренбург, 2007. – 0,5 п/л. С. 165-169.

30. Клименко Т. М. Роль средств массовой информации в профилактике наркомании и наркотизма среди несовершеннолетних / Т. М. Клименко // Информационная безопасность регионов России. 2007. № 1 (1). – 0,4 п/л. С. 89-92.

31. Клименко Т. М. Вопросы квалификации сбыта наркотиков с учетом рекомендаций постановления Пленума верховного Суда РФ от 15.06.2006. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими  и  ядовитыми веществами» / Т. М. Клименко // Состояние и перспективы современной уголовной политики России: материалы всерос. науч.-практ. семинара под ред. Н. А. Лопашенко. Саратов: Саратовский центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2008. – 0,6 п/л. С. 463-469.

КЛИМЕНКО ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА

ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НАРКОПРЕСТУПНОСТИ, НАРКОТИЗМУ И НАРКОМАНИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(вопросы теории и практики)

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени доктора юридических наук

Волгоградская академия МВД России

400089, Волгоград, ул. Историческая, 130.

Подписано в печать 28.05.2008. Формат 60Х84/16. Физ. печ.

Тираж 500. Заказ

ООП ВА МВД России

40031, Волгоград ул. Коммунистическая, 36.


1 Далее – АППГ.

2Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 3 «О наркотических средствах и психотропных веществах» с изм. и доп. по состоянию на 25.10.2006 // Российская газета. 2006. 11 октября.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.