WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Смирнова Елена Станиславовна

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА ИНОСТРАНЦЕВ

В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Специальность- 12.00.10-

«Международное право. Европейское право»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва 2008

Диссертация выполнена в Секторе международно-правовых исследований Института государства и права Российской Академии наук.

Научный консультант –

доктор юридических наук,

профессор Колодкин Анатолий Лазаревич

Официальные оппоненты:

- доктор юридических наук,

профессор Абашидзе  Аслан Хусейнович

- доктор юридических наук,

профессор Малеев Юрий Николаевич

- доктор юридических наук,

профессор Мишальченко Юрий Владимирович

Ведущая организация  –Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Защита состоится  20 ноября 2008г. часов 00 мин. на заседании Диссертационного совета Д. 002.002.06 при Институте государства и права Российской Академии наук по адресу: 119841, г.Москва, ул. Знаменка,д.10,тел.291-13-29.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института государства и права РАН.

Автореферат разослан

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

кандидат юридических наук, профессор  К.С. Родионов

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования.

Среди глобальных проблем современности именно миграция воспринимается как наиболее сложная, требующая скоординированных и эффективных мер, предпринимаемых не только на уровне национальных государств и их региональных объединений, но и на всемирном, универсальном уровне. Сложности решения этой задачи выразил Генеральный Секретарь ООН К. Аннан, определив  глобализацию как «взаимодействие групп и отдельных индивидуумов напрямую друг с другом через границы, без обязательного, как это было в прошлом, участия в этом процессе государства», причем сегодня возможностей для такого взаимодействия гораздо больше, чем когда бы то ни было1.

Пример развития юриспруденции прошлого столетия совершенно очевидно убеждает в наличии интернационализирующей стороны взаимодействия правовых систем мира, и в первую очередь, национального права. Еще в 1932 году Постоянная палата международного правосудия подтвердила, что «государство не может ссылаться на свою конституцию в целях уклонения от обязательств, возложенных на него международным правом». Особенное значение эта норма приобретает при рассмотрении вопросов, касающихся прав человека.

Глобализация, которая является одной из доминирующих тенденций современного мира, должна способствовать укреплению целостности мира, вести к повышению открытости национальных экономик, дальнейшему сближению народов, к достижению большего понимания между ними, но, к сожалению, это не всегда выполнимо. Оппозиционная глобализации тенденция роста национализма, расовой, культурной, религиозной нетерпимости расширяет диапазон своей деятельности. Но, если глобализация, в соответствии с общепринятым мнением, имеет характер всеобщего, долговременного феномена, то вспышки национализма, хочется думать, - явление проходящее, служащее ответной реакцией общества на те отрицательные ее стороны, которые лишь углубляют разницу в уровнях жизни, благосостоянии, культуре, здравоохранении и образовании между развитыми и развивающимися странами.

Специфика российской миграции заключается в том, что большинство людей в последнее десятилетие ХХ в. оказались не по своей воле вытолкнутыми из своего очага. Распад государства – Союза ССР - был столь стремителен и порой сопровождался такими трагическими событиями, что говорить о нарушении мигрантами каких-либо предписанных законом прав на передвижение в последующее годы, не представляется гуманным. Рассматривая вопрос их пребывания в России, под углом зрения безопасности, вначале всегда напрашивается мысль о той страдательной роли, которая пришлась на долю всех нас – и принимающих, и приезжих.

При этом следует учитывать, что национальные интересы государства, в том числе и России, складываются в ходе длительного исторического процесса, характер протекания которого обладает своей спецификой для каждой конкретной нации и во многом определяется ее материальной и духовной культурой, ценностными ориентирами, традициями, памятью о героическом прошлом, идеологическими приоритетами. В силу сказанного каждое государство определяет необходимость присутствия на своей территории того или иного отдельного индивидуума, не являющегося его гражданином, либо группы таких лиц. В этом видится постоянство установки на поддержание каждым из государств своего суверенитета. Во взаимозависимом современном мире именно поддержание на высоком уровне  суверенитета государств является своего рода гарантией поддержания стабильности и сохранения мирного будущего стран и народов, возможности реализации ими своих прав. Резолюция Генеральной Ассамблеи  ООН 1998года - «Поддержание международной безопасности – предупреждение насильственной дезинтеграции государств» - направлена на всемерное  укрепление суверенитета государства - одного из важнейших субъектов международного права. 

Степень разработанности темы и круг источников. Анализ историко-правовых источников показывает, что миграция, как правовое понятие, неоднократно являлась предметом пристального изучения отечественных и зарубежных ученых. Общие вопросы правового статуса иностранцев в Российской империи в дореволюционный период рассматривались Ф.Ф. Мартенсом, Л. Комаровским, Л.И. Петражицким, В. Уляницким, В.Э. Грабарем и многими другими.2. Российские ученые изучали также отдельные акты и проблемы, связанные с оформлением правового статуса иностранцев в Российской империи3. Позднее, в советский  период государственности, эти вопросы исследовались Ю.Я. Баскиным, Д.И. Фельдманом, А.А. Рубановым, М.М.Богуславским, Р.М. Валеевым, Л.Н. Галенской. Исследования в этой области проводили К.А. Корсик, К.И. Манолов, А.М. Тесленко. Рассматривающие проблемы института гражданства в аспекте конституционного права ученые- С. А. Авакьян,  Е.И. Козлова, О.Е. Кутафин, Б.Н. Топорнин - дали большой эмпирический материал для проведения настоящего диссертационного исследования.

Особое место среди используемых источников, следует назвать теоретические разработки таких ученых как Н.А. Михалева,А.В. Мицкевич, В.Г.Вишняков, Е.Г. Моисеев, Г.Г. Шинкарецкая, рассматривающих вопросы статуса личности в государствах-участниках СНГ и институциональное развитие этого регионального объединения.

В целом, авторское видение темы диссертации, непосредственно связанное с междисциплинарным понятием прав человека, сформировалось в результате изучения отечественных и зарубежных источников  международного права, а также конституционного права, теории и истории государства и права. В основе теоретико-методологической базы исследования находятся концептуальные положения о роли и значении прав человека в области международно-правовых отношений, которые изучались А.Х. Абашидзе, И.П. Блищенко, А.Г. Богатыревым, Г.К. Дмитриевой, В.А. Карташкиным, Ю.М. Колосовым, Р.А. Каламкаряном, А.Л. Колодкиным, О.И. Тиуновым, Е.Т. Усенко, С.В. Черниченко. Безусловно, без тщательного изучения научных работ в области теории права Е.А. Лукашовой, В.С.Нерсесянца, А.А. Алексеева, А.В. Малько, Ю.Н. Тихомирова невозможно было бы представить общую картину всеобъемлемости развития института прав человека в мире, и связать этот процесс с конкретными правами иностранцев. 

Тема глобализации, как таковая также не нова в отечественной науке. Сложности возникают лишь при терминологическом определении этого явления, а не его сущности. В зарубежной общественно-публицистической литературе слово «глобализация» стало появляться приблизительно с начала 70-х годов XX века. В этот же период отечественная(советская) наука применяла термин «глобальность» в значении возникновения общечеловеческих угроз – угрозы миру, экологических катастроф, исчерпания природных ресурсов (нефти, газа и т.п.). Следующий этап государственности начала 90-х годов ХХ века, характеризуемый как вхождение России (Российской Федерации) в новое русло общественно-политических отношений, отказ от социалистического пути экономического и политического развития и переход к капиталистическим экономическим отношениям, дал новый импульс для исследователей глобальных проблем.

Вместе с тем, несмотря на то, что научный интерес к проблеме глобализации был велик, отсутствовало единое комплексное представление о глобализации как о правовом понятии. В сфере юриспруденции первым научным исследованием проблем глобализации  явилась  монография профессора Игоря Ивановича Лукашука «Глобализация, государство, право, XXI век» (М., 2001).

Затем в хронологическом порядке последовала монография автора настоящего диссертационного исследования, Е.С. Смирновой  «Проблемы правового статуса иностранцев в условиях глобализации» (М., 2003). Следуя примеру профессора И.И. Лукашука, являющегося рецензентом монографии 2003г., мною не давалось определение правового термина «глобализация»4. Лишь спустя несколько лет, по мере накопления информации, почерпнутой в научных трудах ученых экономистов, политологов, философов, а также воспользовавшись рядом положений, относящихся к области философии права,  представилась возможность дать теоретико- правовое обоснование этого понятия5.

Современное исследование проблемы глобализации является многоаспектным, затрагивающим разные направления науки. Следует учесть, что вопрос формирования глобальных отношений в большей степени является предметом рассмотрения международного права, но, не вызывает сомнения факт значимости конституционно-правового регулирования всех проблем глобального значения. Так, рассмотренные С.В.Бахиным, Г.М. Вельяминовым, Д.К. Лабиным, Ю.В. Мишальченко, А.Г. Светлановым, Ю.М. Юмашевым международно-правовые аспекты глобализации экономики, позволили расширить сферу научного изучения проблемы. Объемность темы глобализации(особенно в сфере миграции) потребовала привлечения таких направлений правовой науки как гражданское и уголовное  право (особенно в процессуальных своих составляющих).

В сфере экономических наук проблемы глобализации явились предметом изучения Л.А.Абалкина, В.С.Дадаяна, Е.Ф. Борисова, Ю.М. Борко, И.С. Королева. Исследование философского направления глобалистики привлекло внимание А.В. Афанасьева, А.М. Бедей, А.С.Панарина, В.А. Садовничего,  Л.С. Явича,  Н.А. Косолапова и многих других ученых.

  Вклад в науку о глобалистике, о правах человека внесли работы таких зарубежных ученых, таких как Ань Вэй, И.Валленштен, Х. Кох, Ж.Ф. Кувра, Н.Плесс, П.Кругман, И.Кларк, У. Магнус, Дж. Томпсон, М. Хаммонд, Дж. Хардинг, М.Хартвиг, С. Хатингтон, Н. Хомски, А.Н. Уайтхед. Работы этих авторов, а также многие научные труды других зарубежных и отечественных ученых были использованы автором настоящего  диссертационного исследования при изучении взаимозависимости проблем миграции и глобализации в правовом аспекте.

Следует также отметить, что немаловажной проблемой является рассмотрение вопросов  безопасности как самого государства - Российской Федерации, так и иностранных физических лиц (иностранцев), пребывающих в России, гармоничное сочетание при этом правового баланса между свободами личности и необходимостью достижения высокого уровня безопасности государства. Первым исследованием в области безопасности  в юридическом контексте следует назвать работу И.Н. Глебова «Право национальной безопасности»(М,1998). Многие положения этой работы также были использованы автором при написании диссертации. При рассмотрении проблем безопасности в правовом контексте, были изучены научные разработки и правовые идеи В.И. Булавина, А.И. Васильева, Л.Г.Ивашова, В.Н. Купина,  Н.П.Партушева, К.С. Родионова, Н.Н.Тоцкого.

В тоже время, затронутые во многих научных трудах, вопросы  столь многогранной темы как глобализация не решали основную задачу – раскрытие и теоретико-правовое закрепление понятия «глобализации» в аспекте регулирующего все общественные отношения права. Оставался неизученным ряд вопросов оформления правового статуса иностранцев  в праве Европейского Союза6, проблемы закрепления правового статуса иностранных граждан в государствах-участниках СНГ, международно-правового сотрудничества государств в решении проблем гражданства и миграции на постсоветском пространстве в целом, а также проблемы (и правовые способы их решения) демографической, криминогенной, этнокультурной безопасности в условиях сохранения высокого уровня миграции.

Методологической основой и методами исследования являются конкретно-исторический;философско-лингвистический;институциональный; системный; структурно-функциональный и сравнительно-правовой методы познания становления института прав человека-иностранца в различных отраслях правовых знаний, а также диалектико-предметный метод познания международно-правовых во взаимосвязи с конституционно-правовыми процессами и явлениями.

Все это позволило сформулировать авторское видение пределов и масштабов проблем глобализации, применительно к человеку-иностранцу; представить картину последовательной интеграции его в экономическую и социальную жизнь общества принимающего государства; определить роль органов государственной власти в разработке комплекса законодательных инициатив, направленных на закрепление правовыми средствами статуса иностранцев; выделить этапы последовательного развития и перспективы совершенствования всего комплекса международно-правовых норм, направленных на защиту трудящегося-мигранта; определить в качестве основной цели достижение необходимого баланса между требованиями соблюдения высокого уровня безопасности как самого государства, так и пребывающих в нем иностранцев, посредством разрабатываемых правовых норм; дать общую классификацию правовых методов и способов борьбы как на международном, так и национальном уровнях с незаконной миграцией; определить перспективы международно-правового сотрудничества России со странами СНГ и другими зарубежными странами в борьбе с незаконной миграцией; определить в качестве доминирующей перспективу международно-правового сотрудничества государств в борьбе с бедностью и голодом в ряде стран Азии и Африки, что с неизбежностью должно послужить решению ряда социальных проблем населения в мире, избежать неконтролируемой миграции и связанных с ней угроз.

Вышеизложенными идеями и определены объект, предмет, цели и задачи диссертационной работы. Объектом исследования являются формирующиеся международные правоотношения между государствами (а также между государствами и международными организациями) в сфере миграции, а также отношения между государством и иностранным юридическим лицом(иностранцем), законно пребывающем на территории государства, в историческом аспекте (от периода формирования государств, характеризуемого применением обычая для регулирования взаимоотношений между индивидом и государством, в последующем закрепленными законом) до настоящего времени, основной особенностью которого является упрочение международных связей государств мира(посредством всего комплекса международно-правовых норм), а также необходимостью достижения стабильности существования государств, как основных субъектов международного права, и совершенствования всего механизма международно-правового и национального контроля за соблюдением общепризнанных прав и свобод человека.

Субъектами и объектами безопасности являются все те, кто создает безопасность и пользуется ее плодами. В зависимости от того, кто выступает субъектом и/или объектом – отдельный человек, государство или сообщество государств, - устанавливается тот, или иной уровень безопасности. Соответственно предметом усилий по ее обеспечению становится личная или индивидуальная безопасность, безопасность общества, национальная (государственная) безопасность, международная (коллективная) безопасность, что находит свое закрепление в праве.

В центре внимания диссертанта находится также эволюция процесса имплементации норм международного права в национальное законодательство, а также сами конституционно-правовые формы взаимоотношения иностранных граждан и органов власти принимающего государства, применительно к субъекту исследования – человеку-иностранцу. Объектом исследования также является развитие правовой, институционной составляющей взаимодействия международного и конституционного права в аспекте укрепления и совершенствования института прав человека.

Предмет исследования - состояние развития международно-правовых источников во взаимосвязи с источниками конституционного (национального) законодательства по рассматриваемой проблеме миграции и глобализации; международно-правовой  теории  и практики становления правоотношений между человеком-иностранцем и государством в процессе развития и возрастания влияния международного права и его норм на национальное законодательство государств; способов и механизма взаимодействия двух отраслей права – международного и конституционного, применительно к статусу иностранца.

  Цели и задачи диссертационного исследования заключаются во всестороннем обобщении опыта международно-правовых исследований, посвященных изучению процесса формирования статуса личности, независимо от состояния в гражданстве данного государства; в обобщении и анализе источников национального законодательства, а также  анализе и обобщении международно-правового массива соглашений и договоров, как универсального, так и регионального уровня, направленных на решение проблем, связанных с миграцией и правами человека в целом. Диссертационное исследование имеет своей целью раскрытие механизма законодательного регулирования этих отношений, путем имплементации норм международного права в национальное законодательство государств, а также установление взаимосвязи норм конституционного и международного права с позиций взвешенного использования российской и зарубежной практикой и правотворчеством.  Среди основных целей диссертационного исследования содержится также выявление посредством междисциплинарного подхода(с основным акцентом на его правовую характеристику) терминологической особенности глобализации, как правового понятия. 

Поставленные цели определяют и комплекс задач, посредством которых они осуществляются: проведение научного исследования явления глобализации с правовой точки зрения, а также последовательных стадий развития международного и национального нормативно-правового комплекса, направленного на решение проблем прав человека(в том числе иностранцев); рассмотрение особенностей междисциплинарного характера проблем глобализации,  применительно к правам человека, также иностранца; выявление обоснованности научного теоретико-правового  подхода к рассмотрению взаимосвязи проблем миграции и глобализации на различных исторических этапах развития общества; определение способов решения правовых проблем, связанных с необходимостью соблюдения баланса интересов государства и личности; анализ причин, форм и методов международно-правового и законодательного решения проблем незаконной миграции; классификация круга субъектов и объектов правоотношений, возникающих в государстве, связанных с наличием большого числа мигрантов как легальных, так и нелегальных, а также международно-правовых средств решения этой проблемы; комплексное и системное рассмотрение процесса совершенствования конституционно-правового механизма имплементации норм международного права, связанного с процессом оформления правового статуса иностранцев в России; выявление правовых аналогий национального и международно-правового регулирования вопросов оптации, убежища, экстрадиции; определение общих черт, характеризующих направленность международно-правового сотрудничества интегрирующихся государств, в вопросах, связанных с предоставлением преференциального режима населению своих стран; выявление особенностей международно-правового и конституционно-правового регулирования проблем интеграции в сфере прав человека (в том числе иностранца) в Европейском Союзе, региональных объединениях стран Америки; а также в государствах-участниках Содружества Независимых Государств; комплексное рассмотрение мер международно-правового характера, направленных на борьбу с незаконной миграцией и ее последствиями, а также рассмотрение практики применения превентивных мер, предпринимаемых рядом государств с целью избежания неконтролируемой миграции.

  Используемые гипотезы, основные положения, выносимые на защиту, их научная новизна. Исследование является первым в отечественной и зарубежной правовой практике рассмотрением проблем миграции и глобализации посредством междисциплинарного и комплексного анализа национальных законодательств различных государств мира, а также теории и практики международно-правового решения проблем прав человека, независимо от наличия у него гражданства государства пребывания.

Автором представлена собственная концепция развития глобальных процессов современности сквозь призму правовых институтов прав человека, их взаимодействия с другими современными проблемами, включающими в себя необходимость решения проблем безопасности государств, укрепления их международно-правового сотрудничества во всех сферах, связанных с миграцией.

  В работе исследуется широкий круг ранее недостаточно разработанных проблем, обусловленных появлением в начале нового тысячелетия новых областей законодательного регулирования как в России, так и за рубежом, вызванных усилением миграционных процессов в Европе и мире в целом, а также активизацией  сотрудничества между государствами в области прав человека, миграции и безопасности.

Положения, выносимые на защиту. Ряд научных гипотез, выдвигаемых автором настоящего диссертационного исследования, позволяет отнести их к новационным, в том числе:

  1. Впервые в теории государства и права выявлены существенные институциональные тенденции, изменения, связанные с неоднозначным восприятием понятия «глобализация» как многогранного механизма взаимодействия личности и власти, с расширением диапазона его толкования – от критики идеологами антиглобализма до развития рядом ученых теории легитимного, позитивного использования результатов глобального сотрудничества государств в сфере прав человека, с осознанием необходимости усиления правового урегулирования  имеющихся разнообразных подходов к институту прав человека.
  2. Представлена возможность дать определение глобализации, как правового понятия. При этом следует учесть, что всякая область общественных отношений в сфере политики, экономики, финансов, экологии, а также проблем войны и мира регулируются правом. Это в равной мере относится к сфере внутригосударственных и международных отношений, что должно соответствовать международному и конституционному правопорядку. Международная миграция рабочей силы, как один из компонентов мировой(международной) экономики, также подлежит правовому регулированию с целью недопущения возникновения дисбаланса трудовых ресурсов между регионами, сохранения необходимого уровня государственной и международной безопасности, а также безопасности личности.

3. В рамках настоящего диссертационного исследования доказано, что  отправным моментом появления фактора влияния международного права на статус иностранцев в национальное законодательство следует искать в древнем праве, так как именно международный обычай (в последствии comitas gentium) обязывал государства(особенно союзные) оказывать друг другу помощь в ряде проблем, связанных с этой категорией лиц. Некоторые истоки этого обычного права мы наблюдаем и в системе ius gentium в римском праве. Далее длительный период истории при решении проблем иностранцев государства руководствовались письменными или устными договоренностями, не сообразуясь с необходимостью проводить анализ соответствия международных норм и закона, что станет возможным лишь во второй половине ХХ века. 

4. В диссертационном исследовании выявлена главенствующая роль международного права в развитии ряда основополагающих конституционных положений в XIXвеке. Так, заключение германскими государствами международного соглашения о создании Таможенного союза в 1834 году послужило основанием к провозглашению единого гражданства в Конституции Германии 16 апреля 1871 года.

Этапы интеграционного пути Германии в ХIХ веке (приняв за начальную точку отсчета интеграции объединение государств в таможенный союз) более или менее успешно повторит в ХХ веке не только объединяющаяся Европа (ЕС), но и многие другие международные союзы (НАФТА, Меркосур, СНГ). Следовательно, истоки политической и правовой региональной интеграции государств (особенно последовательность их правового оформления) содержатся именно в европейской  правовой практике XIX века. Европейский Союз является лишь последовательным и на сегодняшний день наиболее практически успешным примером реализации этих позитивных идей и правовых методов.

5.Проведенное диссертационное исследование показывает, что глобальное влияние международного права на правовой статус иностранцев начинается в ХХ веке. Отдельный международно-правовой опыт универсализации права в регулировании проблем условий труда рабочих был осуществлен на Берлинской 1890 года конференции, где Швейцария предложила ведущим европейским странам ввести международное фабричное законодательство. Проблемы безопасности рассматривались на международном пенитенциарном конгрессе 1872года и международном съезде Союза  криминалистов 1898года. Впоследствии многое сделала в аспекте разработки концепции защиты прав трудящегося человека Международная Организация Труда, основанная в 1919году.

Вопрос о соотношении конституционного и международного права, применительно к проблеме закрепления правового статуса иностранца, можно рассматривать в полном объеме только с учетом оформленных и закрепленных во второй половине ХХ века конституционных и международно-правовых норм, непосредственно относящихся к области прав человека. В большей степени это относится к международному праву, так как оно с самого начала закономерно основывалось  на накопленном внутренним правом опыте. При этом национальные интересы государства доминируют при определении международно-правовой направленности соглашений и договоров по вопросам прав человека(тем более, касающиеся  иностранца).

6. Международное право во второй половине ХХ века оказало существенное влияние на институт гражданства, являющийся составной частью отрасли конституционного  права. Провозгласив необходимость совместимости национальных законов в отношении гражданства с общепризнанными принципами права, международными конвенциями и международными обычаями (ст.1 Гаагской Конвенции о некоторых вопросах, относящихся к коллизии законов о гражданстве 1930года) международное право тем самым вторглось в область традиционно связанную с вопросами, находящимися в сфере конституционного права. В целом же, возрастание влияния международного права на конституционно-правовой статус иностранцев в ХХ веке происходит в несколько этапов.

7. Сделан вывод о том, что своим на сегодняшний день наиболее завершенным видом интеграция европейских государств обязана большой работе нескольких региональных международных организаций. Среди тех, чья деятельность последовательно решала гуманитарные аспекты сотрудничества, следует назвать Совет Европы и Европейский Союз. При этом право Европейского Союза и право Совета  Европы действовали в одном направлении – устранении политических, экономических, культурных и других барьеров в правах французов, испанцев, немцев и иных народов стран Европы.

8. Сделан вывод о том, что правовое положение иностранных граждан и проблемы безопасности государства находятся во взаимосвязи, характер которой двойственен. С одной стороны- это необходимость обезопасить принимающее иностранцев общество и само государство, а с другой стороны – безопасность самих иностранцев как личностей также должна быть обеспечена всеми правовыми средствами.

При этом возникает дилемма – что важнее: безопасность личности или общества. Как показывает проведенное настоящее исследование, во все исторические периоды безопасность государства возводилась в высокую степень важности, так как именно государство является той средой, в рамках которой человек-личность, независимо от наличия у него гражданства, может полноценно реализовывать свои права, безопасно жить и работать. Именно этим целям служит национальное (конституционное) законодательство. Международно-правовое сотрудничество государств, как на региональном, так и на универсальном уровне лишь дополняют работу национальных органов.

При этом в каждом правовом источнике – как международно-правовом, так и конституционном, можно найти положения, служащие этой цели – обеспечения безопасности во всех ее составляющих. Это позволяет выделить несколько уровней безопасности: универсальный; региональный и национальный. К решению вопросов безопасности, связанных с проблемами незаконной миграции, имеют отношения все уровни.

9. Как показывает проведенное настоящее исследование, двустороннее сотрудничество государств – это лишь этап, который подразумевает более широкий охват стран с целью устранения негативных причин, вызывающих дисбаланс трудовых ресурсов, вооруженное противостояние и многие другие угрозы, служащие основанием к миграции населения. Все это обязывает к упрочению регионального и универсального сотрудничества, а также совершенствованию работы международных организаций в аспекте решения проблем безопасности.

10.Доказана необходимость рассмотрения международно-правового подхода к решению проблем незаконной миграции в едином комплексе, который включает в себя подписание государствами двухсторонних и многосторонних международно-правовых соглашений по таким вопросам как: а)оказание правовой помощи по уголовным делам; выдача подозреваемых и осужденных; признание и исполнение судебных решений;  полицейское и пограничное сотрудничество и многие другие вопросы(примером могут служить Соглашение о сотрудничестве государств-участников СНГ в борьбе с преступностью 1998года; Договор между Российской Федерацией и Королевством Испанией о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы 1998г.); б)создание на международно-правовой основе(и присоединение к уже созданным) ряда интеграционных региональных(и универсальных) структур полицейского и других видов сотрудничества, целью которых является борьба с незаконной миграцией и ее последствиями(Европейский комитет по проблемам преступности (ЕКПП);Европейская полицейская организация (Европол); Международная организация уголовной полиции- Интерпол);  в)присоединение государств к универсальным конвенциям, направленным на устранение угроз, связанных с незаконной миграцией (Конвенция ООН против трансграничной организованной преступности 2000года  и дополняющие ее Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, а также Протокол о предупреждении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее).

11. В настоящем диссертационном исследовании изложено авторское научное видение масштабов формирования международно-правовой и законодательной базы нашего государства – России - в аспекте предоставления ряда прав иностранцам в историческом аспекте:

1)доказано, что российская нормативно-правовая база в вопросах регулирования прав иностранцев развивалась и совершенствовалась уже в Средние века в духе европейского права в силу геополитического положения нашего государства, так как в большинстве случаев лоббирование вопросов, связанных с торгово-экономическими отношениями, было направлено на регулирование отношений с западноевропейскими странами(например, Договор Смоленска с Ригой 1229 года). Вместе с тем, территориальное соседство нашего государства с Азиатским регионом обогащало как законодательную, так и международно-правовую практику решения вопросов торговли с иностранцами, их экстрадиции, проблем дипломатических представительств с Китаем и другими странами Востока(Нерчинский договор от 27 августа 1689 года).

2) Определены, в числе общемировых тенденций, связанные со временем экономического подъема России, периоды наиболее либеральных законодательных инициатив в вопросах предоставления прав иностранцам(Манифест Петра I «О вызове иностранцев в Россию, с обещанием им свободы вероисповедания» 1702года, Манифест Екатерины II 1762 года «О праве свободного поселения в России»), а также совершенствующаяся международно-правовая практика (Мирный договор, заключенный между Россией и Швецией в Фридрихсгаме 1809 года, Дополнительный трактат о Кракове, области и его конституции, заключенном в Вене между Россией, Австрией и Пруссией 1815года);

  4) Выделены основные черты международно-правовых и законодательных ограничений, являющихся общими для мировой практики регулирования аналогичных проблем, среди которых: ограничение во владении земельной собственностью; в занятии определенных должностей; ограничения свободы деятельности зарубежных религиозных миссионеров. Значительная численность правовых ограничений в нашем государстве была связана с  действием чрезвычайных ситуаций(в большинстве случаев – с войной).

При этом следует указать на высокий уровень разработанности такого рода правовых документов во все периоды государственности, что объясняется исторической необходимостью защиты географически обширных территорий Российского государства с многонациональным населением. Выделено в качестве общей тенденции, свойственной всему периоду истории России, высокая степень развития процессуальной стороны законов и международно-правовых соглашений, связанных с необходимостью регулирования статуса иностранцев в государстве.

5)Выделено в качестве доминирующей тенденция роста числа нормативно-правовых актов начального советского периода государственности, который характеризуется относительно быстрой сменой конституций всех новых самостоятельных республик, возникших после распада Российской империи, большим числом международно-правовых соглашений, включающих в себя вопросы оказания правовой помощи, гражданства, прохождения военной службы, имущества граждан, заключения брака. Завершается этот период заключением Договора об образовании СССР от 30 декабря 1922 года и принятием в 1924 году Конституции СССР. Следует указать, что только в 1931 году стало возможным принятие «Положения о Союзном гражданстве», где впервые давалось определение понятия «иностранный гражданин», и впервые в мировой законодательной практике предоставлялась такая  гарантия, как право обжалования отказа в приеме в гражданство(ст.21). 

12. В диссертационном исследовании доказано, что наше государство, имеющее наиболее обширную границу, исторически в числе первых в мировой практике приступило к разработке нормативно-правовых актов, направленных на решение проблем, связанных с ее пересечением, незаконной миграцией и вопросами международного пограничного сотрудничества. Выявлены в качестве специфических в российской законодательной практике ограничения иностранцев в правах поселения в окраинных приграничных территориях, именуемых в последствии «территориях с особым режимом».

Вместе с тем, ряд вопросов международного приграничного сотрудничества (например, право свободного общения пограничных жителей государств в ст.21 Акта разграничения между Россией и Швецией 1810 года) регулировался впервые в мировой практике достаточно подробно, что указывает на гуманистический характер международно-правового сотрудничества России с зарубежными странами в указанный период истории.

  В качестве наиболее ранних в мировой международно-правовой практике следует выделить соглашения между русскими пограничными судебными учреждениями и иностранными судебными местами по делам гражданским и уголовным- с Германией 1897г.; Австрией 1884г.; Румынией 1894г.).

В настоящее время российская пограничная политика, и как следствие  правовое оформление проблем, связанных с миграцией, характеризуется большой дифференцированностью со странами СНГ: от практики отсутствия границы, как таковой,- между Россией и Беларусью, до режима ужесточения со странами  Закавказья. Подобное состояние уже отмечалось в истории нашего государства в период  20-х годов ХХ века. Граница, как показывает настоящее исследование, является своего рода отражением уровня интеграции между государствами, а также основным фактором решения проблем миграции.

13. Определена в качестве общей, в связи с наличием большого числа договоров нашего государства по вопросам нахождения российских военных баз за рубежом, тенденция регулирования статуса военнослужащих и их семей. Международно-правовое сотрудничество Российской Федерации в этой сфере в настоящее время включает в себя значительное количество договоров и соглашений. Следует сделать вывод об отсутствии стереотипа при предоставлении прав и свобод военнослужащим российских военных баз, а также о поэтапном совершенствовании такого рода договоров. 

  Пребывание советских военных баз на территориях ряда социалистических стран в 50-90 годы ХХ века также имело следствием заключение Советским Союзом международно-правовых соглашений по вопросам социального статуса военнослужащих и их семей, правил пограничного контроля в отношении этой категории иностранных граждан.

14.Международно-правовые договоры и соглашения между Россией и государствами-членами СНГ по проблемам натурализации, двойного гражданства, прохождения военной службы, права на переселение(также и с Литвой) в конце ХХ века были многочисленными, во многих положениях дублировали друг друга, но тем не менее, решали единую задачу – облегчить трудности, которые вынуждено было преодолевать население, оказавшееся по разные стороны границ.

15. Сравнительный анализ международно-правовых договоров и норм национального законодательства позволяет отметить достаточно большие перспективы для работы органов государственной власти по имплементации указанных международно-правовых договоренностей как в странах Содружества в целом, так и в России. Однако практика реализации конституционных положений, включая законодательную практику, пока оставляет желать лучшего. Приоритет оценки международных норм остается за конституцией. Даже применение  международного договора желательно совместить с изменениями обычного закона, чтобы не было коллизии у правоприменительных органов. Реализация международно-правовых договоренностей России со странами Содружества в указанный период продолжает осуществляться в полном объеме посредством их ратификации. В качестве недостатка следует указать на длительность этого процесса. Кроме того, права, предоставляемые гражданам двух государств - России и Белоруссии –в социальной области, только через десятилетие после подписания в части обеспечения социальными правами стали соответствовать подписанным  в1997 году Уставу Союза Белоруссии и России и Договору о Союзе Беларуси и России. Все это, безусловно, должно способствовать повышению уровня благосостояния населения России и Беларуси, сближению их правового статуса в социальной сфере.

15. Сделан вывод о том, что международно-правовое сотрудничество Российской Федерации со странами «дальнего зарубежья» в вопросах обеспечения правами населения в указанный период 90-х годов XX века было разносторонним, включало в себя такие направления как предоставление прав в сфере  социально-экономических отношений, образование, туризм, молодежные обмены. Большое число международных соглашений указанного периода направлено на решение проблем безопасности.

16. В диссертации предпринята попытка обоснования нового этапа в развитии отношении между странами Содружества Независимых Государств, характеризуемого необходимостью активизации тех областей взаимоотношений, затрагивающих вопросы безопасности и прав человека.  Сравнительный анализ конституционно-правового и международно-правового регулирования вопросов гражданства между республиками бывшей Российской империи, РСФСР и СССР в свете современных норм международно-правового сотрудничества Российской Федерации и государствами СНГ, показывает, что имеются все основания отметить повторение через полвека общих черт в решении проблем, связанных с определением правового статуса иностранцев, их прав и обязанностей: предоставление избирательных прав на местном уровне; несения воинской службы и ряд других прав. Как показывает позитивный опыт мировых интеграционных процессов, а самое главное – собственная правовая история, столь длительная неопределенность в государственной политике России (на протяжении более 15 лет) в отношении Евразийского региона – СНГ, является непозволительной тратой времени, денежных средств и, что самое главное, людских ресурсов7. Перспективы закрепления правового статуса населения в Евразийском политико-правовом пространстве в СНГ позволяют сделать вывод о своеобразии этого процесса, имеющего в своей основе исторически обусловленные причины. В контексте отмеченного следует напомнить, что международное положение России как своеобразного моста между Европой и Азией было закреплено в 1997г., когда с одной стороны вступило в силу Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Россией и ЕС, а с другой стороны Россию приняли в АТЭС. 

16. Одновременно недостатком интеграционного процесса в СНГ является разрастание международно-правовых процедур, что существенно замедляет развитие соответствующих институтов конституционного права как в рамках Содружества в целом, так и в отдельных его странах. Выводом из проведенного анализа современной законодательной и международно-правовой практики в отношении стран Содружества Независимых Государств, может быть тезис о медлительности(свойственной всем государствам СНГ, не только России) в вопросах ратификации международно-правовых соглашений в отношении прав человека (только общие вопросы безопасности проходят эту стадию достаточно быстро), а также об отсутствии имплементации положений указанных международно-правовых соглашений в национальные законодательства России( и стран Содружества в целом). По прошествии более чем десяти лет СНГ все более дифференцируется в уровнях жизни населения своих стран, что в будущем придаст дополнительный стимул к миграции части населения из экономически отсталых стран в государства с более высоким уровнем жизни. При этом уровень незаконной миграции будет возрастать, криминализация общества увеличиваться.

  Эти и многие другие возникшие в российской сфере регулирования проблем миграции вопросы позволили сформулировать ряд предложений, отраженных в диссертационном исследовании. 

Научная и практическая значимость диссертационной работы состоит в том, что содержащиеся в ней концептуальный и институциональный анализы, выводы и предложения, а также значительный фактологический материал систематизированы, логически выверены в целях комплексного понимания, обобщения современных проявлений и общих тенденций развития права; проблемы миграции рассмотрены с учетом комплексного подхода к решению проблемы средствами правового регулирования как международным, так и непосредственно связанным с ним конституционным правом. Правовая трактовка понятия «глобализация» дана в зависимости от этапов формирования института прав человека в историческом контексте во взаимосвязи с периодизацией мировой экономики, философскими концепциями и теорией права. Представленные в диссертации выводы и предложения по решению проблем, связанных с миграцией, могут способствовать в дальнейшей разработке этой актуальной проблемы.

Полученные результаты могут быть использованы в процессе поиска оптимальных путей государственно-правового реформирования общества в решении проблем миграции, а также в определении перспективы межгосударственного сотрудничества в рамках СНГ, Союзного государства Беларуси и России, а также перспектив сотрудничества со странами Центральной и Восточной Европы(как и ЕС в целом).  Теоретико-конституционные положения диссертации целесообразно использовать как в управленческой практике, так и в законотворческой работе, в том числе различными субъектами права при вынесении законодательной инициативы при подготовке проектов нормативных правовых актов, направленных на решение вопросов, связанных с экономической безопасностью государства и миграцией.

Апробация и реализация результатов исследования. Научные итоги работы представляют интерес для государственных учреждений России и других стран СНГ, для ряда международных организаций. Материалы исследования использовались на различных этапах научного обобщения и продолжают использоваться для подготовки программ и учебно-методических комплексов, лекций и планов семинарских занятий по дисциплинам «Международное право», «Международное частное право», «Европейское право», «Конституционное право России» и «Конституционное право зарубежных стран» в преподавании в Московском государственном университете, Московской государственной юридической академии, Российском университет дружбы народов, Современной гуманитарной академии и ряде других отечественных и зарубежных высших учебных заведениях.

Выносимые на защиту положения, включенные в диссертационное исследование, докладывались на заседаниях Ежегодных ассоциаций международного права, на заседаниях Союза юристов России.

По теме диссертационного исследования опубликовано  5 монографий, ряд научных брошюр, более 60 научных статей. Общий объем публикаций около 100 печатных листов.

Структура диссертации состоит из введения, пяти глав, подразделенных на параграфы, заключения и списка использованной при написании диссертации литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, анализируется состояние научной разработанности проблемы, раскрываются объект, предмет, задачи и цели исследования, устанавливаются методологические, теоретические и нормативные основы исследования, обосновывается научная новизна и практическая значимость диссертации, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «АНАЛИЗ ПРАВОВОГО СТАТУСА ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В СВЕТЕ ИСТОРИИ И ТЕОРИИ ПРАВА» представлены ряд вопросов, связанных с регулированием правового статуса иностранцев в историческом контексте, а также с позиций теории права.

В первом параграфе «Правовое положение иностранцев в древнем мире и в средние века» показаны основные этапы формирования правового статуса иностранцев в Древней Греции и Риме, а также ряде стран Европы. Так, например, правовое положение иностранцев древнегреческих городах имело много общего, но существовали и различия. В VI веке афинский архонт Солон учредил определенную форму законодательного состояния метеков. Солоном были введены правила принятия иностранцев в гражданство. Применительно к «неприрожденным» гражданам действовали ограничения в занятии должностей архонта, жреца и ряда других. Спартанским правителем Ликургом в IX -VIII веке до н.э. была создана система уникальных законов, среди которых и те, которые препятствовали заимствованию чужих обычаев. Государство стремилось не допустить к себе всякого чужеземца, могущего стать учителем порока. «С новыми лицами входят, естественно, новые речи, с новыми речами являются новые понятия, вследствие чего на сцену выступает множество желаний и стремлений, не имеющих ничего общего с установившимся порядком правления. Поэтому Ликург считал нужным строже беречь родной город от внесения в него дурных нравов, нежели от занесения в него заразы извне»8.

В V – III вв. до н.э. между греческими городами в северном Причерноморье и Афинами существовали интенсивные политические, экономические и культурные связи. Ряд причерноморских городов (около 400) входил в состав Афинского морского союза. Следует отметить, что наличие тесных родственных уз между афинскими и босфорскими семьями послужил основанием тому, что в конце V – начале VI вв. между двумя государствами возникло соглашение об «эпигамии», которое на родине мужа обеспечивало женщине, вышедшей замуж за гражданина другого государства, положение законной супруги, а детям предоставлялись гражданские и фамильные права. В Древней Греции существовала определенная, санкционированная государством, система правовых взаимоотношений с иностранцами, которую характеризуют такие свойства как в достаточной степени закрытость, перешедшая в региональную взаимосвязь в более поздние времена, классовое деление и явное предпочтение в предоставлении преимуществ гражданам Греции.

Что же касается Древнего Рима, то там действовала норма: ius proprium civium romanorum – завидная прерогатива граждан, таким понятием обозначалась в Риме вся полнота общественных и частных прав римского гражданства. С начала своего существования Рим не признавал прав других народов, соприкасаясь с ними только на поле боя. В дальнейшем из соображений пользы юридическое состояние Рима потребовало заключения договоров, без которых нельзя было строить отношения с иными народами.  Hospitum privatum – частное право гостеприимства, таким термином обозначалось в римском праве развитое внутреннее отношение, смысл которого заключался в том, что римский гражданин становился патроном иностранца (который получал статус клиента), брал его под свою защиту, осуществлял за него сделки, защищал его интересы в римском суде. Все это было правом совести, укорененным религией обычаем.

Деление населения римского государства на римских граждан, латинов и перегринов длилось до начала III века нашей эры. В Дигестах Юстиниана отмечается: «все люди, находящиеся в пределах Римской империи, сделались римскими гражданами на основании конституции Императора Антонина» (ст.17). Событие это состоялось в 212 году н.э. Мера императора Антонина Каракаллы представляется чисто финансовой, благодаря этому число налогоплательщиков значительно увеличилось. Практически все населяющие империю люди станут ее гражданами, но в тоже время это событие станет символом заката римского могущества.

Переходя к последующим станицам истории, следует отметить, что именно феодальный строй закрепил население на конкретной территории. Крупные миграционные потоки стали возникать лишь в эпоху великих географических открытий. Тем не менее, даже феодальные государства не могли прожить изолированно. В мирное время дипломаты и купцы являлись посланцами своих стран в чужих землях. В большей части государств Западной Европы до XVII в. существовал обычай, который считался законным правом – конфисковывать имущество иностранцев, выброшенное бурей на берег и, по дальнейшему обычаю берегового права, зачастую обращать и самого хозяина в рабство. Еще в VI в. законы вестготов предполагали наказание за подобное отношение к иностранцам. Несмотря на запретительные постановления германских императоров в XII в., желавших смягчить эти варварские обычаи и анафему, произнесенную Лютеранским Собором 1079 году на похитителей собственности иностранцев, в Италии и Германии право это действовало до XVII века. Наконец именно международное средневековое объединение государств - Ганзейский союз положил начало окончательному запрету на такого рода хищничество, заключив в XIII в. ряд договоров со странами Балтийского побережья. Средневековые право, продолжая традиции Рима, следовало принципу iuris abbinagii, по которому иностранец исключался из права наследования над имуществом иностранца за границей, оно конфисковывалось в пользу владельца земли. В XVI -XVII вв. заключением международных соглашений эта норма смягчается и является в виде пошлины, взыскиваемого с имущества (10%). Позже некоторые страны придут к соглашению об освобождении такого рода имущества от податей, но это новшество, большей частью, оставалось на бумаге, а не на практике. Анализ правовых источников убеждает в наличии различного подхода к присутствию на территории средневековых государств иностранцев. В большей степени мы видим стремление ограничить их пребывание, занятие ими должностей и владение ими собственности в государстве пребывания.

Параграф 2 «Правовое положение иностранцев в ХIХ - конце ХХ вв.» раскрывает содержание ряда международно-правовых и национальных источников права, направленных на решение вопросов, связанных с определением правового статуса иностранцев. Возвращаясь к проблеме соотношения государства и личности, следует отметить, что к числу событий, имеющих выдающееся значение в формировании конституционно-правовых начал в мире можно отнести борьбу североамериканских колоний за свою независимость, приведшую к появлению Декларации независимости 1776года. Столь же значимой явилась Французская буржуазная революция конца ХVIII века, манифестом которой стала Декларация прав человека и гражданина 1789года. Два названных документа послужили определенной вехой в процессе предоставления индивидууму прав и свобод. Что же касается национальных норм, имеющих отношение к сфере международного частного права, то Германский гражданский кодекс от 18 августа 1896г. регулировал вопросы получения имперского подданства несовершеннолетними (ст. 7); вопросы установления опеки над иностранцем в Германии (ст.1785) и многие другие проблемы. Имелась еще одна практика регулирования статуса иностранцев: во второй половине XIX в. путем заключения международных договоров – торговых, о брачном праве, о судебной помощи, об исполнении судебных приговоров чужого государства, о праве бедности и т.п. – государства стремились сгладить существующие отличия в положении иностранцев и собственных подданных и уравнять всех лиц, живущих в пределах государства.





В целом, если провести анализ национальных законодательств, принятых в конце ХVII-начале ХIХ вв., регулирующих права иностранцев,  то видно, что в них довольно четко зафиксирован результат классовой борьбы, в ходе которой народные массы требовали признания социально-экономических прав и утверждения социальных функций государства. Результаты этого процесса имели глобальное значение, так как перечень прав человека, включенный в конституции XVIII- XIX веков не был сокращен в будущих конституциях, напротив, он пополнялся новыми правами, свободами и гарантиями, что впоследствии нашло свое отражение и в международно-правовой практике государств мира. На Берлинской конференции 1890года была высказана мысль об унификации количества рабочих часов, возраста рабочих, отношения мужского фабричного населения к женскому. Швейцария предложила ведущим европейским странам ввести международное фабричное законодательство. Все эти предложения на  универсальном уровне остались нереализованными. Помешала этому процессу Первая Мировая война, которая явилась великим «режиссером», ускорившим в громадных размерах течение всемирной истории и породившим всемирные кризисы невиданной силы – экономические, политические, национальные.

В период после Первой мировой войны необходимо было решать вопросы оптации. Версальский мирный договор 1919г. решал проблемы оптации населения Бельгии (ст.31-39). Сен-Жерменский мирный договор от 10 сентября 1919г. рассматривал вопросы относительно территории Чехословакии (ст. 70-82,109,113). Трианонский мирный Договор от 4 июня 1920г., Нейльский мирный договор от 27 ноября 1919г., Севрский мирный договор от 10 августа 1920г. также рассматривали вопросы послевоенного переустройства мира. Помимо вопросов государственной принадлежности населения Европы, в Севрском договоре были затронуты территориальные проблемы Турции, без учета интересов ее населения. Но, благодаря поддержке Советской России (см. материалы Лозаннской конференции), Севрский мир, по словам Е.А. Коровина, отражающий «безудержную вакханалию колониальных аппетитов больших и малых хищников»,  был похоронен9. Отныне в международных отношениях именно за нашим государством будет сохранено решающее право голоса в вопросах защиты таких категорий лиц, как иностранцы, беженцы, трудящиеся, женщины, дети.

В параграфе третьем «Решение проблем регулирования правового положения иностранных граждан в социалистических странах» последовательно рассматриваются проблемы, связанные с регулированием правового статуса иностранцев в странах, провозгласивших себя социалистическими. Права, предоставляемые иностранцам в социалистических странах, имели свою специфику в силу того, что, огражденные «железным занавесом» от капиталистических государств, страны социалистической ориентации с настороженностью относились к каждому представителю буржуазного мира. В то же время социалистические страны предоставляли друг другу на основе международных договоренностей определенный комплекс прав, позволяющий их гражданам пользоваться рядом преимуществ. В настоящее время, история конституционного развития таких социалистических стран как Социалистическая Республика Вьетнам, Китайская Народная Республика, Корейская Народная Демократическая Республика, Республика Куба не завершилась, что свидетельствует о применимости их политических и правовых принципов к требованиям мирового процесса глобализации.

Глава вторая диссертационного исследования «ВЛИЯНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА НА ПРАВОВОЙ СТАТУС ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН» раскрывает содержание и соотношение двух отраслей права – международного и конституционного, применительно к статусу лиц, не имеющих гражданства государства проживания, а также апатридов. Параграф 1 «Взаимодействие международного и внутригосударственного права в вопросах регулирования правового статуса иностранцев» имеет целью раскрыть процесс все большего распространения международного права на те сферы, которые раньше относились к национальной юрисдикции отдельных стран. Большое значение имеет тот факт, что эта проблема подвержена изменениям. Зачастую государства декларативно заявляют в конституциях о признании международных принципов, права ООН, международных обязательств, договоров (формулировки разнообразные), а в реальной жизни происходит сложнейший процесс имплементации международных обязательств в национальное законодательство, не говоря уже о том, что в условиях региональной экспансии (продвижение ЕС на восток за счет стран Центральной и Восточной Европы) происходит процесс изменений самих конституций.

Актуальнейшая в наши дни тема прав человека представляется безбрежной. Особенно уязвимым бывает положение иммигранта, независимо от того, является ли он ученым, работающим в лаборатории иностранного государства по контракту, имеет ли он статус беженца или находится в государстве в качестве трудящегося-мигранта на одной из фабрик. Почти к каждой из названных категорий иностранцев теоретически применимы большинство из международных конвенций, посвященных защите прав человека. Но вопрос не только в провозглашении, проблема – в практическом применении и в эффективной защите.

Параграф 2 «Влияние концепции защиты прав человека на правовой статус иностранцев» рассматривает развитие всего комплекса прав и свобод человека во взаимосвязи с оформлением статуса иностранцев.  Принятая резолюцией 40/144 Генеральной Ассамблеи ООН от 13 декабря 1985года Декларация о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают, направлена на всестороннее урегулирование проблем иностранных граждан. В то же время права, провозглашенные в  Декларации, не должны служить основанием к узаконению незаконного проникновения иностранца в государство, а также толковаться как ограничивающее право любого государства принимать законы и правила, касающиеся въезда иностранцев и условий их пребывания, или устанавливать различия между его гражданами и иностранцами (ч.1 ст.2).Обязанность иностранцев соблюдать законы страны пребывания и уважать ее традиции отмечены в статье 4 Декларации. Среди прав, которыми наделяются иностранцы, следующие: право на жизнь и личную неприкосновенность; свобода мысли, мнения, совести и религии; право вступления в брак; сохранение родного языка, культуры, традиций; право на перевод доходов, сбережений и других личных денежных средств за границу (п. a, d, e, f, g ст.5); право покидать страну; право на мирное собрание; право владения имуществом (п.a-d ст.5). Право на свободное передвижение и выбор места жительства оговорены интересами национальной безопасности принимающего государства (п.3 ст.5). Право на воссоединение семей имеет разрешительный порядок, с учетом национального законодательства (п.4 ст.5).  Декларация о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают 1985г. представляет собой первый универсальный документ, рекомендации которого направлены на урегулирование вопросов, связанных с пребыванием (на законном основании) иностранцев в любом государстве. Характерной особенностью этого международно-правового источника является акцент на преимуществе внутреннего законодательства в предоставлении иностранцам конкретных прав, нормы международного права при этом только учитываются (ч.1 ст.5). Исходя их смысла Декларации, можно сделать вывод, что на первое место опять-таки выдвигается вопрос об имплементации международных норм в национальное законодательство. Анализ другого источника права -Конвенции о статусе апатридов 1960г.- позволяет отметить, что под термином «апатрид» подразумевается лицо, которое не рассматривается гражданином какого-либо государства в силу его закона (ч.1 ст.1). Следует указать, что Конвенция 1985г. во многих чертах дублирует права, относящиеся к апатридам по Конвенции 1960.

Во второй половине ХХ в. также было принято значительное число международных конвенций по отдельным группам прав человека, как, например, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1966г.), Конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1984г.), Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей (1990г.). Все они имеют непосредственное отношение к иностранцам.

В то же время, как показывает практика, недопустимо злоупотребление правами человека в ущерб правам народа и государства. Каждый человек имеет обязанности перед обществом, так как только в нем возможно развитие его личности. Е.А. Лукашова отмечает, что проповедь крайнего индивидуализма неплодотворна для прав человека, она ориентирует на эгоистическое, анархическое своеволие и снимает значимость такой большой социальной проблемы, как обязанность, ответственность личности пред обществом10. Немаловажно то, что Всеобщая декларация прав человека предусматривает возможность ограничения осуществления прав человека в интересах общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе (ст. 29). Ограничение прав предусматривается и в конституциях государств. Принцип демократии предполагает не противопоставление прав народа, человека и государства, а их гармонизацию11.

Параграф 3. «Проблемы правового регулирования статуса иностранных граждан в праве Европейского Союза» дает развернутое представление о закреплении статуса иностранцев в этом региональном объединении. Исключительную роль в гармонизации права государств в такой важной области, как права человека, имеет разработанная в рамках Совета Европы, Европейская Конвенция о правах и основных свободах человека 1950 г., которая содержит ряд норм, специально направленных на защиту иностранцев от неправомерных действий со стороны государства, на территории которых они находятся. В частности, ст.4 Протокола №4 к Конвенции от 16 сентября 1963г. запрещает коллективную высылку иностранцев, ст. 1 Протокола №7 к Конвенции содержит ряд процедурных гарантий, которые должны быть предоставлены иностранцу, на законном основании проживающему в стране, в случае его высылки. Одновременно ст. 16 Конвенции устанавливает, что положения ее статей 10 (свобода выражения мнений), 11 (свобода собраний и объединений) и 14 не могут рассматриваться как препятствие для Высоких Договаривающихся Сторон и введению ограничений в отношении политической деятельности иностранцев. В той мере, в которой права, предусмотренные данными статьями, не связаны с политической деятельностью, они должны быть также гарантированы.

  Универсальный смысл прав человека требует их универсальной государственной защиты. Подобная универсализация сможет осуществляться наиболее эффективно только в русле интегрирующихся государств. Права человека оказываются одной из стержневых конструкций интеграции в политико-государственной сфере международных отношений государств ЕС.  За время своего существования Суд Европейских сообществ вынес более пятисот решений, связанных с нарушением прав и свобод в разных европейских странах. Судебная практика затронула практически все права и свободы, предусмотренные нормами Конвенции, что повлекло за собой ряд изменений в национальных законодательствах. Следует отметить, что право обращения в Суд имеют как граждане конкретного государства Сообщества, так и иностранцы – граждане других государств Сообществ, проживающие в любом их государств объединенной Европы.

Параграф 4 «Проблемы определения прав лиц с множественным гражданством» дает подробное толкование статуса бипатридов. Это состояние подразумевает, что лицо имеет документальное подтверждение наличия у него гражданства двух государств. Ограничения в правах, как правило, носят характер, весьма существенный, общий для иностранных граждан - избирательное право, служба в армии, занятие определенных должностей. Практика государственного регулирования демократических государств подтверждает, что многогражданство создает дополнительные сложности определения прав бипатридов на национальном уровне. Законодательство не признает у своих граждан прав и обязанностей, вытекающих из гражданства другого государства. Такие права и обязанности могут признаваться путем заключения международных договоров на основе взаимности. В коллизионных ситуациях, учитывается место постоянного проживания бипатрида.

Глава 3 «ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СТАТУСА ИНОСТРАНЦЕВ В РОССИИ» подробно раскрывает многовековой правовой опыт нашего государства по совершенствованию международно-правовой и законодательной практики в этом направлении. Правовой статус иностранцев в каждый из исторических периодов зависел от внутренней и внешнеполитической обстановки, что нашло отражение в законодательстве и в международных договорах России с зарубежными странами.

Параграф1 «Исторический подход к решению проблем правового статуса иностранцев в России в период до октября 1917года» включает в себя значительное число международно-правовых соглашений большого исторического периода. Дается подробный анализ практической деятельности органов государственной власти и отдельных личностей-представителей власти - в этом направлении.  В ХIХ веке международные договоры, заключенные Россией с рядом иностранных государств по вопросам правового положения подданных, в большей степени рассматривали проблемы оптации. После завершения войн и заключения мира, неизбежно следовало время, когда нужно было решать проблемы населения, изгнанного из своих домов стихией войны. В Трактате дружбы, заключенном Россией и Австрией в Вене 21апреля (3 мая) 1815года, впервые оговаривалось право свободного общения пограничных жителей двух государств (ст. 21).  Предоставление ряда прав иностранцам в России, регулировались также на основе международных соглашений с Персией –1828 г.; Северно-Американскими Соединенными Штатами – 1832; Сардинией – 1845; Турцией – 1846; Нидерландами – 1846; Грецией – 1850; Португалией – 1851; Францией – 1857; Бельгией – 1858; Великобританией – 1858 и рядом других стран.

Вопросы выдачи иностранных подданных регулировались в заключенном 8 (20) ноября 1810г. Акте разграничения между Россией и Швецией (ст. 17), а также в Дополнительном трактате о Кракове, области и его конституции, заключенном в Вене между Россией, Австрией и Пруссией 3 мая(21 апреля) 1815г. В указанном документе отмечается, что «ни в вольном городе Кракове, ни в его области не будет дано укрывательство людям, преследуемым по законам трех стран». В XIX веке Россия заключила договоры с: Австрией о выдаче 1808г.; Пруссией – о выдаче 1804г. и выдаче политических преступников 1885г.; Баварией о выдаче политических преступников 1869г. и о выдаче 1885 г. В 1860 году между Россией, Швеций и Норвегией была заключена Конвенция о взаимной высылке бродяг, нищих и преступников, аналогичное соглашение с Германией было подписано в 1872г., с Данией, с Бельгией в 1872г., со Швейцарией в 1873г., Монако в 1883г. и другими странами. Заключенное в 1886году с Австро-Венгрией соглашение обязывало стороны препровождать в страны их подданства лиц, «не имеющих достаточных средств к существованию бродяг и не имеющих паспортов».

В XIX веке происходит оформление ряда международных специализированных организаций, которые вносят большой теоретический и практический вклад в решение проблем безопасности. Так, вопросы международного уголовного права обсуждались на международных съездах Союза Криминалистов (1889г.), на международных пенитенциарных (тюремных) конгрессах (1872г.), а также сессиях института международного права. Проблемы выдачи преступников путем разработки международных стандартов рассматриваются на состоявшейся в сентябре 1880г. Оксфордской сессии Института международного права. Об активной деятельности России в этом направлении свидетельствует участие в более чем двадцати международных конвенций по вопросам о выдачи. В 1911г. в соответствии с рекомендациями Оксфордской сессии в России был принят Закон «О выдаче преступников по требованию иностранных государств». Россия оказалась в числе немногих государств, имеющих специальный закон, регулирующий эту проблему. По мнению К.С. Родионова, единственным негативным фактором в Законе являлось положение о возможности выдачи лиц, преследуемых за свою политическую деятельность. Оправданием этому может служить сложная политическая обстановка в государстве12.

Параграф 2 «Образование СССР и новое видение вопроса регулирования правового статуса иностранных граждан» включает анализ малоисследованных источников права: международные соглашения нашего государства указанного исторического периода, а также анализ конституционных источников права. Следует отметить, что в конце 20-х -начале 30-х годов ХХ века наблюдалась одна из самых мощных по численности и национальному разнообразию волн иммиграции в СССР из других стран за всю историю. Одновременно Россия потеряла многих представителей интеллектуальной элиты, не признавших нового режима или не вынесших тягот гражданской войны в обществе. Принятый 28 октября 1921г. Декрет СНК «О лишении прав гражданства некоторых категорий лиц, находящихся за границей» был вынужденной мерой. Государству, приступившему к созданию нового политического и экономического устройства, необходимо было определить статус своего населения, и освободиться от лиц, по сути, не являющихся его гражданами.

В то же время, советским государством был заключен ряд международных соглашений, которые регулировали вопросы правового положения иностранцев в России при условии взаимного разрешения проблем бывших граждан Российской Империи, возвращающихся на родину. На урегулирование статуса этих лиц были направлены международные соглашения ряда советских республик. Примером решения этой проблемы является Временное соглашение между РСФСР и УССР, с одной стороны, и Австрийской Республикой, с другой стороны от 7 декабря 1921г., которое предусматривало, что «к находящимся в Австрии российским и украинским гражданам в отношении их личности и имущества применяются постановления международного права и общих австрийских законов» (ст.8). Дополнительным Соглашением Российское и Украинское Правительства гарантировали австрийским гражданам, направляющимся на территорию других государств по торговым делам, неприкосновенность всего имущества (предполагалась выдача особых охранных грамот). В Торговом соглашении между РСФСР и Великобританией от 16 марта 1921года предписывалось «чтобы всем Британским подданным было немедленно разрешено вернуться на родину, и чтобы одинаковым образом были отпущены российские граждане в Великобритании или в других частях Британской империи» (п.«б»).

Серьезным испытанием для молодой советской дипломатии явились вопросы о правовом положении иностранцев в СССР и об их собственности в СССР, поставленные на повестку дня на Конференции в Генуе в 1922году. Как отмечает Е.А. Коровин, главным камнем преткновения оказался вопрос о правах бывших иностранных частных собственников, пострадавших от применения к ним советского законодательства о национализации13. Выдвинутые на конференции требования иностранных экспертов показали их большую неосведомленность в новом советском законодательстве о правах иностранцев в России, что и было отмечено в ответном меморандуме российской делегации.

В международные договоры, как двусторонние, так и многосторонние, по вопросам гражданства, выезда, возвращения на родину беженцев, вывоза имущества включалось право оптации, как правило, определяемое 1 годом. К этим договорам можно отнести: Мирный договор между РСФСР и Латвийской Республикой от 11 августа 1920года(ст.8); Договор между УСССР и Латвийской Республикой от 30 августа 1921года (ст.4); Договор между РСФСР и Литовской Республикой от 12 июля 1920года(ст.6); Договор между УССР и Литовской Республикой от 14 февраля 1921года (ст.4); Договор между УССР и Эстонской Республикой от 25 ноября 1921года (ст.6). Все указанные договоры содержали определенные имущественные гарантии оптантам.

  В предшествовавших заключению Союзного Договора международных соглашениях РСФСР с советскими республиками также имелся ряд норм, регламентировавших статус лиц (как правило, на взаимной основе), проживающих на территории советских республик. Так, Союзный Договор между РСФСР и Хорезмийской Советской Народной Республикой от 13 сентября 1920года провозгласил признание  политических прав, за проживающими на ее территории гражданами, которые «доказали свою преданность хорезмийской, российской или вообще мировой революции» (ст.13). Статья 15 Договора устанавливала, что хорезмийские граждане в России, а равно российские граждане в Хорезмийской Республике пользуются одинаковыми с гражданами соответствующей страны частными правами гражданской свободы и взаимно подчиняются всем декретам и распоряжениям того правительства и его органов, на территории которого они находятся. Союзный Договор между РСФСР и Бухарской Народной Советской Республикой 1921года предоставлял полноправным гражданам РСФСР, проживающим на территории Бухарской Республики, «для трудовых занятий пользование политическими правами той республики, на территории которой они проживают, независимо от срока проживания (ст.11). Договор Азербайджана и России о военно-экономическом союзе обеих республик от 4 марта 1921года не содержал регламентации правового положения граждан двух республик, ограничиваясь декларированием общности интересов трудящихся масс Азербайджана и России. В подобном ключе декларировались солидарность и дружба в Союзном рабоче-крестьянском договоре между РСФСР и УССР, а также Договоре между РСФСР и Советской Социалистической Республикой Беларусь 1921года (в котором важным положением являлась норма об объединении Народных Комиссариатов Республик, которая свидетельствовала о начавшемся административном процессе объединении республик). Венцом перечисленных договоров и соглашений между советскими республиками стал, утвержденный I съездом Советов Союза СССР 30 декабря 1922г. Договор об образовании СССР, предоставивший в ведение СССР (в лице его верховных органов) основное законодательство в области союзного гражданства в отношении прав иностранцев. Было закреплено единое союзное гражданство для граждан союзных республик (ст.7).

Необходимость поддержания тех минимальных экономических связей России с зарубежными государствами также требовала законодательного решения. Было заключено большое количество торговых договоров, в которых затрагивалась проблема прав иностранцев. Например, Соглашение СССР со Швецией от 15 марта 1924года также включало в себя нормы, регулирующие правовое положение иностранцев. Договор СССР с Германией от 12 октября 1925года был особенно подробным, состоящим из отдельных соглашений, среди которых имелось соглашение о поселении, относительно общеправовой защиты и т.д. Заключение международных договоров о торговле с Норвегией, Китаем, Японией, Турцией, Персией, Исландией, Йеменом, Грецией, Финляндией в той или иной мере содержали постановления по вопросам правового положения иностранцев14.

  Параграф 3 «Россия как правопреемник бывшего СССР и проблема населения» имеет большое значение для изучения вопросов, связанных со статусом населения бывшего СССР. Практическая же реализация международного сотрудничества Российской Федерации в постсоветский период государственности реализовывалась заключением ряда международных договоров самой обширной тематики. Так, Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Социалистической Республики Вьетнам об обучении вьетнамских граждан в образовательных учреждениях высшего профессионального образования Российской Федерации от 9 июня 2002г. явилось логическим продолжением поддержания традиционных отношений дружбы с социалистическими странами. Об интенсивности международно-правового сотрудничества свидетельствуют Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республикой о безвизовых групповых туристических поездках от 29 февраля 2000г., Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Австрийской Республики о сотрудничестве в области туризма от 28 января 2002 г., Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Болгарской Республики о взаимных поездках граждан от 5 марта 2002г., Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Французской Республики по облегчению на взаимной основе условий въезда, поездок и выезда граждан Российской Федерации и граждан Французской Республики от 15 июня 2004г.; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Германия об облегчении взаимных поездок граждан РФ и граждан ФРГ от 10 декабря 2003г.; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Итальянской Республики об упрощении выдачи виз гражданам Российской Федерации и гражданам Итальянской от15 июня 2004года. Заключение Россией ряда международных договоров, направленных на решение проблем населения посредством расширения круга субъектов этих отношений, является позитивным фактором.

Постепенное вхождение России в международный рынок труда послужило основой для развития процессов, связанных с внешней, международной трудовой миграции. К сожалению, процессы привлечения иностранной рабочей силы всегда сопровождались незаконным трудоустройством иностранцев в России.  Спустя 10 лет после введения в действие закона «О гражданстве Российской Федерации» 1991г., стало очевидно, что необходима тщательная переработка нового закона не столько с учетом самой Конституции России, сколько исходя из идей, предложений и появившейся практики их применения. В области экономической безопасности представлялось необходимым по-новому регулировать процесс привлечения иностранных специалистов и рабочих, способных оказать негативное влияние на национальную безопасность. Вступивший в силу 1 июля 2002года Закон «О гражданстве Российской Федерации» был призван регулировать после затянувшегося «переходного периода» все аспекты российского гражданства. Что же касается перспектив введения двойного гражданства в рамках СНГ, то российское законодательство дает недвусмысленный ответ: возможно наличие такового только на основе международных соглашений. Второе гражданство является эффективным только при наличии соответствующей межгосударственной договоренности, а они у России имеются с двумя государствами-участниками СНГ: Туркменистаном (23 декабря 1993г.) и Таджикистаном (7 сентября 1995г.).

Современная Россия переживает непростой исторический период, сопровождающийся кардинальными сдвигами и трансформациями. Страна постепенно начинает преодолевать последствия распада СССР и исправлять просчеты, допущенные во времена «радикальных реформ» начала 90-х годов ХХ века. В то же, по мнению академика Б.Н. Топорнина,  время пути России не могут быть правильно определены, если игнорируется ее собственная специфика, ее история, менталитет людей, экономические, политические, социальные и иные условия. Жизнь все дальше уводит нас от механического, ученически-упрощенного применения схем и средств15. Сказанное, позволяет наметить самые обширные перспективы как совершенствования российского национального законодательства, так и международно-правового сотрудничества на универсальном и региональном уровне во всех сферах, затрагивающих проблемы прав человека, условий его труда и быта, проецировав эти нормы и на иностранных граждан, легально и эффективно работающих в государстве.

Параграф 4 «Проблемы закрепления правового статуса иностранных граждан в Содружестве Независимых Государств» включает обширный комплекс источников международного права: соглашения и договоры по всем направлениям деятельности государств Содружества в сфере обеспечения прав человека.  Для России, как и для многих других стран Содружества, в середине 90-х годов ХХ в. начался период активного вхождения в русло международно-правовых отношений. Это время можно назвать революционным для национальной правовой системы по степени воздействия на нее всего комплекса международных норм – от европейских до многосторонних на уровне СНГ и двусторонних белорусско-российских. Очевидный успех и международная популярность европейской модели интеграции сказались на появлении, частично на практике, а больше в теории, набора институтов СНГ, который в определенной степени действительно напоминает то, что имеет место в ЕС.

Следует отметить одну из уникальных в международной практике тенденцию, имевшую место среди стран СНГ в 90-е годы ХХ в. – заключение ряда договоров и соглашений о правовом положении граждан своего государства, проживающих на постоянной основе, в другой стране Содружества. Среди них: Договор между Российской Федерацией и Туркменистаном о сотрудничестве в целях обеспечения прав российского меньшинства в Туркменистане и туркменского в России от 18 мая 1995 года; Договор между Российской Федерацией и Туркменистаном о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Туркменистана, и граждан Туркменистана, проживающих на территории Российской Федерации от 18 мая 1995 г., а также Соглашение между Россией и Таджикистаном о регулировании процессов переселения и защите прав переселенцев от 10 октября 1992 г.. Соглашение запрещает прямое или косвенное принуждение к переселению, осуществление переселения возможно только на основе свободного волеизъявления (ст. 1). В Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Казахстан, подписанном 28 марта 1994 года, также содержится ряд гарантий лицам другой стороны.

Проблемы развития «единого российско-белорусского гражданства», провозглашенного Уставом Союза Беларуси и России (гл. IV), нашли свое подтверждение в Договоре о Союзе Беларуси и России от 2 апреля 1997г. Вместе с тем, калькированные по стандартам Европейского Союза, предоставляющие субсидиарное гражданство населению двух стран, права не имеют развития по ряду причин, среди которых нереалистичность создания на сегодняшний день всех перечисленных надстроечных структур, предусмотренных уставными документами16.

Между тем, в Договоре между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о равных правах граждан от 25 декабря 1998года подчеркивающем политическую основу Союзного государства, гражданам России и Беларуси предоставлялись равные права избирать и быть избранными в выборные органы Союза (ст.1). В статье 2 провозглашаются равные права на участие в хозяйственной деятельности на территории договаривающихся сторон. Декларируются равные гражданские права и свободы, а также доступность и равные права граждан в получении образования, включая высшее и послевузовское образование (ст.ст.3,4). К сожалению, длительное время оставались нереализованными положения ст. 9 Договора, где предполагалось, что стороны приведут в течение 1999г. действующее законодательство в соответствие в настоящим Договором. Реализация некоторых из положений Договора 1998г. осуществилось в январе 2006г. подписанием вышеуказанного Договора между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о сотрудничестве в области социального обеспечения. Следует указать на широкую направленность указанного международного документа, где подробно регламентированы права граждан двух государств.

Проблема гармонизации и унификации правовых систем является общей для всех государств Содружества. Межпарламентская Ассамблея в 1992 году приняла «Постановление об Основных направлениях сближения национальных законодательств государств-участников Содружества», где указан широкий круг областей, в которых необходимо сближение законодательств. Предполагается развивать такие направления сотрудничества как основные условия перемещения рабочей силы и гарантии трудовых и социальных прав работников. Законодательная работа в рамках этого направления неизбежно должна опираться на многие международно-правовые акты, включая Международные пакты о правах человека 1966г.

Вместе с тем, такой вопрос как участие в выборах органов местного самоуправления постоянно проживающих на территории субъектов лиц, имеющих гражданство других государств Содружества(что приобретает положительную тенденцию в ряде зарубежных стран), ждет своей реализации. Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах-участниках СНГ от 7 октября 2002г. не предусматривает такой нормы. Следовательно, вопрос предоставления этого права решается по усмотрению правительств государств, входящих в СНГ. В настоящее время только Россия и Беларусь включают подобные нормы в национальное законодательство.

В наши дни интеграция не должна ограничиваться экономическими и таможенными соглашениями. В ее основе лежит солидарность, действительно общее и обоснованное уважение к достижениям культуры. Ее цель – создать стройные связи, определенные положениями компетентных организаций и установленные институционно государствами, участвующими в интеграции. Главная же задача интеграции Содружества видится в создании достойного уровня жизни для людей, проживающих в его странах. Важно восстановить в государственном правосознании не только России, но и всего Содружества идею верховенства международного права в том истинно демократическом понимании, как она закреплена в конституциях большинства стран мира. Принципы и нормы международного права включаются в правовую систему государства и в качестве конституционных определяют внешнюю политику17.

Ряд многосторонних соглашений в рамках СНГ свидетельствует о перспективах без излишних сложностей решать проблемы трудовых взаимоотношений иммигрантов на территории Содружества. Так, в Договоре между Россией, Беларусью, Казахстаном и Киргизией об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях 1996 года в качестве одной из основных целей указано «обеспечение устойчивого демократического развития государств» (ст.2). Безусловно, гуманитарная и экономическая сферы во многом взаимосвязаны, особенно в области реализации человеком своих прав: на занятость; на справедливое вознаграждение за труд; на обусловленное стандартами МОТ и ВОЗ решение жилищной проблемы. В то же время, как отмечал профессор И.И. Лукашук, в этой важной области странам СНГ еще предстоит долгий и совсем не легкий путь18.

Глава 4 «ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН И МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ГОСУДАРСТВ В РЕШЕНИИ ПРОБЛЕМ БЕЗОПАСНОСТИ» является наиболее объемной, так как именно вопросы безопасности стали самыми востребованными в связи с увеличением масштабов миграции в мире в целом, а также в регионе СНГ в особенности.

Параграф 1 «Пребывание на территории государства иностранных граждан и проблемы экономической безопасности» включает в себя такие аспекты как а) решение зарубежными странами проблем экономической безопасности в связи с пребыванием иностранцев; б) пребывание иностранцев и решение проблем экономической безопасности в России.

В Европе после 1950г. многие исторические различия между национальными государствами сгладились. Договор о ЕЭС создал правовую основу для введения европейской системы взаимопризнания дипломов (ст.57). Программа обмена молодыми рабочими начала действовать в сообществе с 1963года. С 1970года между странами ЕЭС обмен такими специалистами как врачи, медсестры, архитекторы. Хотя, многие из рекомендаций коммунитарных структур не в полном объеме применялись конкретными странами, а в 1998г. только в трех странах были приняты соответствующие законы, эффект ожидания больших перспектив от международного сотрудничества в образовательной сфере превалировал над имеющимися реалиями. В 1999 году был создан Европейский центр развития профессионального обучения (CEDEFOR). Маастрихтский договор 1992 года среди целей, способствующих процессу интеграции, выделяет сотрудничество государств-членов ЕС в социальной сфере с целью достижения наибольшего экономического благосостояния граждан.  Для справедливого определения пенсионных начислений для граждан стран-членов ЕС предполагается ввести суммирование всех периодов работы, учитываемых законодательством отдельных стран (ст.12).

Урегулированию вопроса экономической безопасности в связи с пребыванием трудящихся-мигрантов в России должны способствовать ряд мер, осуществляемых в рамках такой структуры как Федеральная Миграционная Служба и других министерств, а также международные соглашения (например, Соглашение о сотрудничестве, заключенное между Министерством труда и социального развития России и профильным министерством Республики Азербайджан). Ряд комплексных мер, предпринятых в России в последние годы в направлении пересылки денежных переводов трудящихся-мигрантов из СНГ, имеет положительные результаты. В 2006г. через платежные международные системы и «Почту России» было выслано из России 4 млн. долл. США, что в 1,6 раз больше, чем в 2005году. В настоящее время по данным Всемирного Банка, на денежные переводы мигрантов из России приходится более 20% ВВП Молдовы и свыше 10% ВВП Армении и Таджикистана (это своего рода способ снижения Россией уровня бедности в этих странах –Е.С.). 

К одним из наиболее серьезных проявлений социальной напряженности, складывающейся в сфере трудовых отношений, следует отнести процесс эмиграции высококвалифицированных кадров из России, который на сегодняшний день не приостановлен. По мнению академика В.А  Садовничего, за 90-е годы Россия потеряла около 1/3 своего интеллектуального потенциала19.  Необходимо указать на оказание финансовой помощи со стороны Европы в виде грантов, фондов в 90-е годы, как России, так и другим странам СНГ. Отмеченное является свидетельством экономической зависимости российской (и постсоветской в целом) науки от зарубежного капиталовложения, что не могло обеспечить полную безопасность научных изысканий, проводимых в рамках государства. Проблемы зарубежного инвестирования в российскую экономику зачастую свидетельствуют о неоднозначности этого процесса для экономической безопасности страны в будущем. По мнению И.И. Лукашука, деградация отечественных общественных наук приведет к усилению влияния зарубежной науки на принятие государственных решений, что не может не иметь негативных последствий20. Ориентация исключительно на точные науки свидетельствует о примитивности политики, ориентированной на ближайший результат, что в долговременном плане способно привести к негативным итогам21. Безусловно, в качестве выхода могло бы стать своевременное привлечение научного потенциала из стран СНГ. Но научные специалисты из зарубежных стран СНГ оказались не в полной мере востребованными Россией. Системный подход к решению проблемы интеллектуальной миграции в России отсутствовал. Отвечая на вопрос, какой же должна быть реакция государства на отток интеллектуальных кадров, рекомендуется: во-первых, осознать проблему эмиграции и иммиграции как глобальную, имеющую стратегически важное значение для возрождения интеллектуального, экономического, военного, культурного и т.п. потенциала России на новом историческом этапе ее становления. В этой связи представляется конструктивным создать при Совете Безопасности Российской Федерации Центр по делам миграции и иммиграции высококвалифицированных кадров, в структуре и функциях которого следует, как минимум отразить два основных направления работы: координация деятельности финансово-кредитных, научных, образовательных учреждений, коммерческих и производственных структур по обеспечению развития науки и техники в рамках межправительственных и неправительственных соглашений, а также разработка прогнозов миграции, изучение отечественных и зарубежных потребностей стран в высококвалифицированных специалистах по конкретным научным специальностям либо проблемам. Во-вторых, необходимо создание Автоматизированного банка данных о качественном составе отечественных (в разрезе научных специальностей) высококвалифицированных кадров, претендующих на выезд из России для работы за рубежом. Обмен этой информацией и последующее заключение договоров с зарубежными коллегами позволит повысить социально-правовую и психологическую защищенность специалистов, организовать в цивилизованных формах рынок «интеллектуального товара».

Между странами СНГ, как свидетельствует настоящее исследование, имеется достаточное количество двух- и многосторонних соглашений по вопросам, регулирующим вопросы признания квалификации, сотрудничества в сфере науки, обмена научных кадров. К актам многостороннего сотрудничества следует отнести Соглашение о гуманитарном сотрудничестве государств-участников СНГ от 26 августа 2006г. Такие двусторонние договоры, как Соглашение между Правительством Республики Беларусь, Республики Казахстан, Киргизской Республикой и Правительством Российской Федерации о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и званиях от 24 ноября 1998 г., а так же Соглашение о принципах признания и нострификации документов об ученых степенях, сопоставимости ученых степеней (участвуют Азербайджан, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Молдова, Россия, Туркменистан, Узбекистан, Украина) направлены на унификацию образовательных стандартов на территории Содружества. Дополняют указанные международные договоры Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Азербайджанской Республики о взаимном признании документов об образовании, ученых степенях и ученых званиях от 23 сентября 2002г., а также Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Азербайджанской Республики  о сотрудничестве в области аттестации научных (и научно-педагогических) кадров высшей квалификации от 25 июля 1995г. и Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Армения о сотрудничестве в области культуры, науки и образовании от 13 ноября 1995г.

В плане регламентированности культурных и образовательных прав гражданам двух государств представляет интерес Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Грузия о сотрудничестве в области культуры, науки и образования от 3 февраля 1994 года, в котором указано, что каждая из сторон предоставит гражданам другой стороны возможность пользоваться библиотеками, музеями, галереями, архивами и другими учреждениями культурного характера для научной работы, учебы и в иных целях (ст.4). Предусматривается сотрудничество между Академиями Наук двух стран (ст.14). Каждая из сторон гарантирует гражданам другой стороны, проживающим на ее территории, «равные со своими гражданами права на образование, его доступность и равноправие всех видов обучения» (ст.17). Следовательно, имеется определенная нормативная база для совместной работы в сфере интеллектуального труда.

Решение проблем зависит от успехов экономических преобразований не только России, но и стран, из которых направляются иммиграционные потоки. Экономически слабое государство, в окружении еще более обездоленных соседей, не может решать проблемы экономической безопасности и миграции в одиночку. В современном мире влияние миграции чаще всего оказывается ситуационно обусловленным, а потому неоднозначным. Негативный эффект нелегальной миграции пересиливает выгоды. Пребывание иностранцев без санкции государства чревато не только потерей экономической прибыли, но и, зачастую, ухудшением криминальной обстановки в государстве, а также дополнительными затратами на их содержание в случае задержания и экстрадицию.

Параграф 2 «Проблемы демографической и этнокультурной безопасности в условиях сохранения высокого уровня миграции» рассматривает проблему комплексно, уделяя особое внимание таким сторонам как: а)зарубежный правовой опыт в решении проблем демографической и этнокультурной безопасности; б)решение проблем демографической и этнокультурной безопасности в России в условиях высокого уровня миграции. 

Проблемы, связанные с проявлением национализма в рамках Европейского Союза, постоянно привлекают внимание коммунитарных структур этой региональной организации. Актами, направленными на борьбу с национализмом, можно назвать: резолюцию Европейского Парламента о борьбе с расизмом и ксенофобией 9 февраля 1989 г.; Резолюцию Европейского Парламента о борьбе с расизмом и ксенофобией, одобренную Европейским Советом (27 июля 1989г.); Решение Совета и Представительства правительств государств-членов о борьбе с расизмом и ксенофобией (29 мая 1990г.); Декларацию Европейского Совета о расизме и ксенофобии (10 декабря 1991г.); Резолюцию Европейского Парламента по поводу распространения ксенофобии, расизма и антисемитизма в странах ЕС (30 октября 1992г.); Декларацию Европейского Совета в Эдинбурге с осуждением национальной нетерпимости (12 апреля 1993г.); Резолюцию Европейского Парламента о возрождении расизма и ксенофобии в Европе и об опасности ультраправого экстремизма (21 апреля 1993года) и многие другие документы. Но, как подтверждает практика, эти меры являются явно недостаточными.

Очевидно, что для большинства мигрантов основной движущей силой является высокий стандарт жизни в другой стране. Поиск лучших жизненных условий является основанием того, что мигранты начинают свой путь из развивающихся стран и направляются, в основном, в Северную Америку, Европу, страны Персидского залива и в Восточную Азию. Исходя из устойчивого и расширяющегося различия между большинством  развивающихся и промышленно развитых стран (как по уровню дохода, так и по росту населения) эти потоки, по-видимому, только усилятся в ближайшие годы. Что же касается России, то она, безусловно, будет вовлечена в этот имеющий глобальные причины процесс.

Пополнение населения за счет иммиграции – обычная практика промышленно развитых стран с их низкими показателями естественного воспроизводства. В Европейском Союзе миграционный прирост существенно выше естественного. В то же время решать проблему подобным образом в России неосмотрительно. В ежегодном послании Федеральному Собранию Российской Федерации в 2006г. Президент России В.В. Путин указал, что «никакая миграция не решит наших демографических проблем, если мы не создадим надлежащие условия и стимулы для роста рождаемости здесь,…в нашей собственной стране»22.

В разработке механизмов управления миграцией на первое место выдвигаются проблемы внутреннего регулирования. При этом возникает целый спектр проблем международного характера, которые не учитываются или недостаточно учитываются в процессе закрепления процедур на национальном уровне. Международные аспекты миграции находятся в тесной взаимосвязи с торговлей, международной помощью и инвестициями, а также с проблемами прав человека. Часто они скрыты за национальными законами, регулирующими миграционные процессы, порядок и безопасность. При отсутствии жестких международных обязательств и соответствующих механизмов их реализации не может быть успешным создание эффективной системы раннего предупреждения о возможной массовой миграции, предполагающей быструю мобилизацию и помощь странам транзита и странам приема беженцев, а также целевое экономическое сотрудничество в форме помощи и инвестиций.

Параграф 3 «Международно-правовое сотрудничество государств в борьбе с угрозами, связанными с незаконной миграцией» включает рассмотрение таких вопросов, как: а) рост незаконной миграции и решение проблем криминогенной безопасности в зарубежных странах (в том числе, некоторые аспекты пограничного сотрудничества зарубежных стран в борьбе с преступлениями, связанными с незаконной миграцией; зарубежный правовой опыт решения проблем натурализации в связи со  службой иностранцев в вооруженных силах государства); б) решение проблем криминогенной безопасности в связи с ростом миграции в России (в том числе,  некоторые международно-правовые  аспекты пограничного сотрудничества Российской Федерации в борьбе с преступлениями, связанными с незаконной миграцией; военно-правовое сотрудничество России со странами Содружества Независимых Государств во взаимосвязи с перспективами решения  проблем натурализации).

В качестве примера решения проблем, связанных с нелегальной миграцией, можно назвать практику международно-правового сотрудничества Испании, государства-члена ЕС. В последнее десятилетие проблема нелегальной миграции в Испании из второстепенных, перешла на первое место, среди угрожающих безопасности. Помимо принятия радикальных мер по предотвращению угроз, связанных с нелегальной миграцией, в самом ЕС, Испания вынуждена активизировать сотрудничество с рядом соседствующих стран. В качестве примера следует назвать подписание в 1992году Соглашение между Королем Испании и Королем Марокко относительно передвижения людей, транзита и возвращения иностранцев, въезжающих незаконно, направленное на урегулирование проблемы незаконных мигрантов.

Общеизвестно, что зачастую нелегальная миграция связана с терроризмом. Роль Организации Объединенных Наций в разработке международных документов, направленных на борьбу с международным терроризмом, велика. Так, в принятой в 1967 г. Генеральной Ассамблеей ООН Декларации о территориальном убежище отмечается, что «на право искать убежище и пользоваться убежищем не может ссылаться никакое лицо, в отношении которого существуют серьезные основания полагать, что оно совершило преступления против мира, военное преступление или преступление против человечества (ч.2 ст.1). Оценка оснований для предоставления убежища Декларация возлагает на представляющее убежище государство (ст.3).

В ноябре 2001г. Шестой комитет Генеральной Ассамблеи ООН принял Резолюцию, содержащую ряд мер по ликвидации международного терроризма. В ней прозвучал призыв к государствам воздержаться от финансирования, поощрения или оказания какой-либо иной поддержки террористической деятельности. В Резолюции была отмечена необходимость ратификации всех конвенций, направленных на борьбу с терроризмом. Этой же цели служит Конвенция ООН против трансграничной организованной преступности от 15 ноября 2000года. Особое значение имеет Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма от 10 января 2000г. (Россия ратифицировала Конвенцию в 2003г.).

Советом Европы проблемы незаконной миграции рассмотрены в меньшей степени. Следует отметить, что Протокол №4 Европейской Конвенции по правам человека (ЕКПЧ) не гарантирует право на въезд, проживание или пребывание на территории государства, гражданином которого  лицо не является. В соответствии с практикой Европейского Суда, государство имеет право устанавливать правила, которыми определяется законность пребывания иностранцев. Право на свободу передвижения гарантировано рядом других документов Совета Европы. Это Европейское соглашение относительно передвижения лиц между государствами-участниками Совета Европы 1957г.; Европейская социальная хартия 1961г.; Европейская конвенция о правовом статусе трудящихся-мигрантов и Европейское соглашение об отмене виз для беженцев 1951г. Положения этих документов дополняют Европейские конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам (1959г.) и о выдаче 1957г.; Конвенции Совета Европы о передаче осужденных 1983г. и Договор стран Бенилюкса о выдаче и взаимной помощи по уголовным делам 1962г. с изменениями Протоколом 1974г. Рассматривая вопросы координации коммунитарных структур ЕС в решении проблем миграции, следует напомнить, что, подписанный в 1993году, Маастрихтский договор состоит из “трех корзин”, каждая из которых в той или иной степени связана с решением проблем безопасности.  Необходимо отметить, что Конвенция об учреждении Европейской полицейской организации (Европола) от 18 июля 1995г.(основан на ст.К,З Договора о ЕС) содержит определение понятия «незаконные мигранты». Осуществляется тесное сотрудничество Европола и Интерпола по проблемам незаконной миграции, борьбы с терроризмом и связанными с ними проблемами. Большое внимание уделяется проблемам незаконной миграции и связанным с ней вызовами другими европейскими спецслужбами.

Пограничное сотрудничества зарубежных стран наиболее эффективно осуществляется в рамках интегрирующихся государств. Например, в ЕЭС в период экономического оживления были предприняты попытки выработать единую политику в отношении иммиграции, прежде всего, согласовать процедуру пограничного контроля. Большая роль в этом регулировании отводится Соглашению между правительствами государств Экономического Союза Бенилюкса, Федеративной Республики Германии и Французской Республики о постепенной отмене контроля на общих границах (Шенгенскому соглашению) 1985г., которое определило процедуру пограничного контроля на внешних и внутренних границах. К пяти государствам-инициаторам – Бельгии, Нидерландам, Люксембургу (Бенилюксу), Франции и ФРГ, подписавшим Шенгенское соглашение, в начале 90-х гг. присоединились еще 4 страны: Италия, Греция, Испания, Португалия. К концу 2007года девять новых стран -Венгрия, Литва, Латвия, Эстония, Польша, Словакия, Словения, Мальта и Чехия- присоединилсь к Шенгенской зоне (Кипр воздержался от присоединения).

История создания зоны свободы передвижения насчитывает длительный период. Отправной датой этого процесса следует считать 1988г., когда Европейский Совет принял решение создать группу координаторов по вопросам ликвидации пограничных формальностей, рассчитывая завершить эту работу к 1993году. Результатом этих усилий стало подписание 19 июля 1990года Конвенции по применению Шенгенского соглашения. Реализацию положений Конвенции на национальном уровне должны были взять на себя межведомственные группы в составе: представителей МИД (консульской и правовой службы), юстиции, контрразведки, иммиграционной службы. Было принято решение  о создании в ЕС Агентства по контролю за границами, а также о введении более строгих правил выдачи туристических виз. Сформированная в мае 2005года структура  получила название Европейское пограничное агентство.

  В этих условиях необходимо усиление международного сотрудничества России по борьбе с преступностью, особенно в рамках СНГ. Право в области безопасности должно развиваться на основе тех же ценностей, что и международное право.  Именно этой цели должно служить как многостороннее сотрудничество, примером которого является Соглашение о сотрудничестве государств-участников СНГ в борьбе с незаконной миграцией от 6 марта 1998г., а также двустороннее, например, подписание 29 июня 2000года Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан о сотрудничестве в борьбе с незаконной миграцией.

Создание в 2006г. межправительственных российско-китайской и российско-латвийской рабочих групп по вопросам миграции можно назвать актуальным и своевременным шагом в решении проблемы, причем в самом широком диапазоне – от западных границ нашего государства до Дальневосточных. Значимым этапом в регулировании проблемы можно назвать региональное Соглашение о сотрудничестве государств-участников СНГ в борьбе с преступностью от 24 ноября 1998г., где отмечается, что правоохранительные органы сотрудничают в предупреждении незаконной миграции (п.9 ст. 2).

Опыт, накопленный за последние десять лет, обусловил появление новых акцентов в оценке международного положения, места России в мире, основных угроз ее безопасности. В частности, резко усилено внимание к такому источнику угроз, как терроризм.. Ратификация Россией 7 августа 2000г. Европейской конвенции о пресечении терроризма 1977г., разработанной для государств-членов Совета Европы должна содействовать решению вопросов борьбы с трансграничной преступностью. Значимым событием стало подписание 11 января 2002г. Президентом России Указа «О мерах по выполнению резолюции Совета Безопасности ООН 1373 от 28 сентября 2001г.», который представляет собой развернутый свод основных направлений, в соответствии с которыми правительственным структурам и субъектам России предстоит продумать и обеспечить всестороннее блокирование средств, прямо или косвенно способных содействовать террористическим организациям. Оперативность, с которой российское руководство на самом высоком уровне ответило на резолюцию Совета Безопасности ООН, явилось подтверждением того, что Россия и впредь намерена быть в авангарде борьбы международного сообщества с терроризмом.

  Российская Федерация продолжает заключать международные соглашения и договоры со странами Содружества и «дальнего зарубежья», направленные на решение ряда проблем, имеющих процессуальный характер. Договор между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам от 5 марта 1996г. предоставляет гражданам двух стран право свободного обращения в суды, прокуратуру, нотариат, возбуждение ходатайств, предъявление исков и осуществление иных процессуальных действий (ч.2 ст.1). В соответствии с Договором, суды двух стран компетентны рассматривать гражданские дела, если ответчик имеет на ее территории место жительства (ст.21). Договор традиционно регулирует вопросы заключения брака (ст.26), права наследования (ст.36), а также вопросы выдачи (ст.65). Россия ратифицировала Договор между Российской Федерацией и Арабской Республикой Египет о взаимной правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, коммерческим и семейным делам от 16 сентября 1996г.. Договор между Российской Федерацией и Королевством Испания о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы от 16 января 1998г., Договор между Российской Федерацией и Мексиканскими Соединенными Штатами о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы от 7 июля 2004г. являются логическим продолжением политики России в решении вопросов выдачи осужденных.

В числе примеров пограничного сотрудничества России с зарубежными странами следует назвать  заключенное в 1991году  Соглашение о территориальном размежевании на восточном участке китайско-российской границы. Реализация ряда положений, включенных в указанное соглашение оказалась эффективной,  98% пограничных проблем между Россией и Китаем были сняты. Оценка нынешних отношений Китая и России позитивно равноценная. О возрастающем взаимном доверии свидетельствует подписание в июле 2001г. двустороннего российско-китайского Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. В 2006г. было подписано Соглашение между Россией и Китаем о безвизовых поездках некоторых туристических фирм, что свидетельствует о конструктивности диалога двух государств по вопросам двухстороннего сотрудничества.

Проблемы существуют также во всех 11 российских субъектах, граничащих с Казахстаном, куда в начале 90-х годов ХХ в. переезжали на постоянное жительство граждане этой республики.  В марте 2006г. для России вступило в силу Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан о деятельности пограничных представителей. Соглашение между Правительством Российской Федерацией и Правительством Республики Казахстан о порядке пересечения российско-казахстанской границы жителям приграничных территорий России и Казахстана от 3 октября 2006г. должно содействовать свободе общения населения двух государств. По мнению директора московского бюро Международной организации миграции (МОМ) Эдвина Мак Клейна, обустройство границы с Казахстаном заслуживает особого внимания, так как через этот участок границы в Россию проникает наибольшее число незаконных мигрантов, направляющихся в дальнейшем в страны Западной Европы.

Имеется предложение усилить деятельность института пограничных комиссаров, которые согласно ст.15 Федерального закона «О Государственной границе Российской Федерации» назначаются для решения пограничных споров. Этот институт – своеобразная согласительная процедура для урегулирования пограничных инцидентов и конфликтов. В практической деятельности СССР неоднократно использовал эту согласительную процедуру с начала 20-х годов ХХ века 23. В настоящее время Россия имеет около 230 международных договоров с иностранными коллегами по вопросам пограничного сотрудничества, основным направлением которого является совместная борьба с терроризмом и трансграничной преступностью.

Реформирование всей системы защиты и охраны границы, начавшееся в 2003г., привело к изменению приоритетов и задач, среди которых в числе наиболее значимых остаются борьба с терроризмом, наркотрафиком, нелегальной миграцией,  контрабандой и другими видами преступлений.В международно-договорной деятельности по вопросам пограничной политики России и далее необходимо делать акцент на развитие отношений со странами СНГ. Свободе передвижения в рамках Содружества посвящено Соглашение о безвизовом передвижении граждан государств СНГ по территории его участников 1992г. (не подписаны Туркменистаном и Украиной), а также Соглашение между Правительствами Республики Беларусь, Республики Казахстан, Киргизской Республикой, Российской Федерацией и Республикой Таджикистан о взаимных безвизовых поездках граждан от 20 ноября 2000г.. В феврале 2007г. вступил в силу Протокол к Соглашению между Правительством Российской Федерации и Правительством Азербайджанской Республики о безвизовых поездках  граждан Российской Федерации и Азербайджанской Республики от 3 июля 1997года.

Материалы параграфа (а.2.) «Зарубежный правовой опыт решения проблем натурализации в связи со  службой иностранцев в вооруженных силах государства» также подробно, впервые в исследовательской практике привлекает многие малоизвестные источники к рассмотрению этой проблемы, особый интерес вызывают эти стороны сотрудничества в рамках  ЕС, а также конкретно в европейских странах (Франции, Великобритании).

Пример военного строительства Европейского Союза, а также любого другого интеграционного объединения и каждого государства в отдельности подтверждает, что военная безопасность обнаруживает стойкую тенденцию к тому, чтобы обретать первостепенное значение.  Тем не менее, Россия в создавшейся ситуации нарастания угроз терроризма не может ориентироваться на европейские примеры создания объединенных полицейских сил, организаций по защите гражданского населения. В целом же, в последнее десятилетие происходит сужение сферы безопасности применительно к России. Если в советский период государственности мы имели «широкий кордон» безопасности - регион дружественных стран социалистической ориентации, объединенный в Организацию Варшавского Договора, - то теперь область безопасности сжата сугубо национальными границами государства, проблема укрепления которых не решена. Как серьезную ошибку расценивают эксперты политику России по отношению к бывшим союзникам по Варшавскому договору. Состоявшаяся в 1989году советско-американская встреча на Мальте закрепила отказ России от лидерства на постсоветском пространстве.

Анализируя тему международного сотрудничества силовых структур в целях достижения всеобщей безопасности, представляется возможным рассмотреть некоторые аспекты военного сотрудничества стран СНГ. По мнению исследователей,  именно национальная безопасность может быть обеспечена региональным сотрудничеством в области обороны, подкрепляемым созданием совместных оборонительных сил, в большей степени, чем национальными армиями. Указывается, что в рамках обеспечения Коллективной безопасности для отражения агрессии, наиболее эффективной с военной точки зрения было бы создание единых вооруженных сил коалиционных24, либо даже под единым командованием 25. Но, прежде всего, отмечают ученые, в современных условиях для обеспечения национальной и глобальной безопасности важно обеспечить военно-стратегическую стабильность26. В определенной степени необходимость такого рода взаимодействия объясняет появление дискуссий по вопросу несения военной службы на контрактной основе в вооруженных силах России.

Применительно к проблеме защиты внешних границ СНГ, к обеспечению прав его населения, решающее значение имеет Договор о коллективной безопасности стран СНГ, который был подписан 15 мая 1992г. в Ташкенте шестью государствами. Подписанные в начале 90-х годов рядом стран СНГ не действуют нормы Соглашения о военной присяге в Силах общего назначения от 16 января 1992г., Соглашения о принципах комплектования Объединенных Вооруженных Сил Содружества и прохождения в них военной службы от 20 марта 1992г.  Главы государств СНГ в 1992г заключили Соглашение о принципах комплектования Объединенных Вооруженных Сил и прохождения в них военной службы, ст. 3 которого устанавливает, что «государства-участники не препятствуют гражданам проходить военную службу в Объединенных вооруженных силах и вооруженных силах государств-участников Содружества на добровольной основе или по контракту» 27. Можно сделать вывод, что на историческом этапе начала 90-х годов международно-правовая составляющая военно-политического блока СНГ не получила должной реализации. Международные отношения на двусторонней основе имели более реалистичный характер, что во многих случаях и было закреплено правовыми средствами. 

В период, когда ДКБ грозила угроза забвения и распада (выход из него Узбекистана и Азербайджана), страны-участники (Россия, Казахстан, Белоруссия, Киргизия, Таджикистан, Армения) создали новую организацию – Организацию Договора о коллективной безопасности. Экспертами отмечается, что ОДКБ стало запоздалым, асимметричным ответом США и НАТО28. Состоявшееся 28 мая 2003года подписание Федерального закона «О ратификации Устава Организации Договора о коллективной безопасности», принятого 25 апреля 2003г. и одобренного советом Федерации 14 мая 2003г., стало знаменательным событием, свидетельствующим о верности интеграционного пути Содружества. Предполагается, что успешное сотрудничество в рамках коалиции и на основе международного права может стать хорошим примером консолидации государств в борьбе с общими угрозами.

Если рассматривать вопрос возможного несения службы иностранных граждан государств Содружества в странах нового места жительства(службы), то при этом следует учитывать наличие двусторонних отношений с Россией и в целом участие этих государств в двух и многосторонних договорах и соглашениях в рамках СНГ. Между тем, вопрос прохождения военной службы иностранными гражданами в конкретном государстве, как правило, решается на национальном уровне (например, Кодекс Французского гражданства 1945г. в случае участия иностранцев в операциях, приравненных к военной службе, о чем упоминалось в предыдущем параграфе). В целом же, государства в подавляющем большинстве случаев включая в качестве обязанности в конституции (Основной закон) норму о выполнении военной обязанности гражданами государства, стремятся сократить коллизии, связанные с наличием у их граждан двойного гражданства путем включения соответствующего положения в одно из международных (двусторонних) соглашений, и таким образом решить проблему прохождения бипатридами военной службы по месту постоянного проживания. Это положение, основанное на обширном прецеденте29, и было включено в Конвенцию о сокращении случаев множественного гражданства и о военной обязанности в случаях множественного гражданства 1963г. и Европейскую конвенцию о гражданстве 1997г.  Обе конвенции предусматривают в случае многогражданства прохождение воинской службы в одном из государств.

Российско-белорусское гражданство (субсидиарное, по отношению к национальному, как в ЕС) провозглашено Уставом Союза Беларуси и России (гл.VI). Продублирована эта норма в Договоре о Союзе Беларуси и России от 2 апреля 1997года. Решение же вопроса российско-белорусского сотрудничества в аспекте строительства совместных вооруженных сил, применительно к его европейским аналогам, также значительно отстает от ее зарубежных образцов. Как показывает пример стран Европейского Союза, имеется широкий диапазон для совместных действий в этом направлении30.

В тоже время, применение на практике ряда нормативно-правовых актов, направленных на решение проблем получения российского гражданства, иностранными лицами, проходящими военную службу в российских вооруженных силах31, свидетельствует о незначительной численности таковых32. По данным начальника Главного организационно- мобилизационного управления Генерального штаба Вооруженных сил России В.В.Смирнова, предполагалось, что в 2004г. в российскую армию смогут призвать до полутора тысяч иностранцев. В конце сентября 2004г. было констатировано, что численность «легионеров» составила 11 человек (4 украинца, 2 таджика, 3 узбека, 1 армянин, 1 азербайджанец) в регионе Северо-Кавказского Военного Округа (в стадии оформления находятся 53документа)33. Таким образом, можно сделать вывод о том, что в настоящих условиях преобладания идеалов (и реалий также) материального благополучия, над идеями гражданственности, эксперимент с «институтом гражданства за воинскую доблесть» не получил должной востребованности, что свидетельствует о его, в некоторой степени, кризисе в целом. Следует предположить, что в дальнейшем население России (имеющее статус иностранцев), озабоченное в большей степени каждодневными заботами, не будет видеть в качестве первостепенной цель натурализации. Подобное положение наблюдается в развитых европейских странах (например, в ФРГ), где часть турецких и иных иммигрантов не видят для себя потребности в участии в политических выборах, а на пользование ими всеми иными материальными благами гражданство не влияет.

Теоретически, о чем свидетельствует многочисленность международных соглашений, процесс имплементации норм международного права в национальное законодательство должен был бы иметь существенный прогресс. Между тем, институт гражданства, в наибольшей степени связанный с самим понятием суверенитета государства, является в большей степени статичным. Международно-правовые соглашения, имея в значительной степени политический характер, не всегда соответствующий реалиям последующих межгосударственных отношений, ждут своей имплементации годы. В настоящее время, несмотря на ряд международных соглашений как в рамках всего Содружества, так и двусторонних, вопрос службы иностранных граждан в вооруженных силах стран СНГ не решен. Сложности решения имплементации международно-правовых норм, затрагивающих институт гражданства, в национальной законодательство России и других государств Содружества, не являются свидетельством неудач в решении проблем статуса военнослужащих в международном аспекте. На протяжении ряда лет были разработаны и ратифицированы ряд международно-правовых соглашений, имеющих весьма конкретное, не требующее отлагательства, направление. Примером является Соглашение между Правительством Российской Федерации и Кабинета министров Украины о порядке расчетов в связи с реализацией военнослужащих Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины и членами их семей-граждан Российской Федерации равных с гражданами Украины прав на обучение в учебных заведениях общего образования, начального, среднего и высшего профессионального образования, на прием в детские дошкольные учреждения, а также на охрану здоровья и другие виды социального обслуживания от 16 марта 2000года.

Соглашение между Российской Федерацией и Киргизской Республикой о порядке использования российских военных объектов на территории Киргизской Республики и статусе военнослужащих Вооруженных сил Российской Федерации в Киргизской Республике от 5 июля 1995года регулирует объем прав, которыми пользуются не только военнослужащие, но и члены их семей (среди них: получение образования всех уровней, прием в дошкольные детские учреждения, медицинское, социальное обеспечение и трудоустройство). Аналогично решается проблема в Договоре между Российской Федерацией и Республикой Арменией 1995г., а также Республикой Таджикистан от 1997г. Помимо международных договоренностей Российская Федерация принимает ряд норм национального права, направленных на защиту прав своих граждан, проходящих военную службу на военных базах в странах Содружества. Среди этих документов следует назвать Федеральный закон «О социальных гарантиях и компенсациях военнослужащих, проходящих военную службу в воинских формированиях Российской Федерации, дислоцированных на территориях Республики Беларусь, Республики Казахстан и Киргизской Республики, а также лицам, работающих в этих формированиях» от 1 января 2007г.

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в военной области и подготовке военных кадров от 14 января 2004г., а также решаемый аналогично вопрос обучения киргизских военнослужащих в ст.7 Соглашения между Российской Федерацией и Киргизской Республикой в области безопасности от 5 декабря 2005г. и решение вопросов обучения в Протоколе между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан о сотрудничестве в военной сфере от 27 июля 1995г.34 свидетельствует о разносторонности международного сотрудничества России в мире в целом и о своеобразии решения проблем населения евразийского региона.

Параграф 4 «Пребывание иностранных граждан на территории государства и проблемы обеспечения их безопасности»  рассматривает следующие вопросы: а)мировой опыт решения вопросов защиты прав мигрантов; б)международно-правовое сотрудничество России по защите прав мигрантов. 

Следует указать, что только после Второй мировой войны, в принятом в 1948г. Уставе Международной Организации по делам беженцев (МОБ) было дано определение лиц, которым следовало предоставлять помощь. МОБ прекратила свое существование в 1951году, так как была временной организацией, созданной для связи с деятельностью ООН35. Следует отметить, что  Конвенция о статусе беженцев 1951года первоначально применялась только по отношению к беженцам в Европе, хотя ее действие было расширено Протоколом от 1967года и распространялось другие группы.

В документах ООН комплекс представлений о безопасности человека определяется как «человеческое измерение безопасности»36, и трактуется как единство социальных условий, обеспечивающих достойное выживание, благосостояние и свободу. «Группы населения иностранного происхождения, в частности рабочие-мигранты и их семьи, способствующие развитию принимающей страны, должны пользоваться мерами, предназначенными для обеспечения безопасности, уважения, для облегчения их адаптации к принимающей среде и содействия профессионального роста с учетом последующего возвращения на родину и внесения вклада в ее развитие», - отмечается в Декларации о расе и расовых предрассудках, принятой Генеральной Ассамблеей ООН (20 сессия ГА ООН от 27 ноября 1978года).

Имеется еще один немаловажный для глобальной проблемы миграции вопрос - об ответственности правительств за массовое бегство населения из своей страны, включая компенсацию расходов беженцам. Эта проблема была рассмотрена при подготовке рекомендаций Группы правительственных экспертов в 1986г. и одобрена Комиссией ООН по правам человека в 1987г., но никаких конкретных действий в дальнейшем предпринято не было. В 2004г. число официально зарегистрированных беженцев, находящихся за пределами стран происхождения, превышало 18 млн. человек.

Следует отметить, что с учетом негативных факторов, сопутствующих увеличению численности лиц, ищущих убежище в России, при заключении  международных договоров со странами Содружества, в них включаются положения исключающие возможность проникновения в Россию лиц, по общему международному праву не могущих претендовать на убежище. Так, в Соглашении между Российской Федерацией и Туркменистаном о сотрудничестве области безопасности от 10 апреля 2003года указывается, что стороны не предоставляют убежища выявленным членам террористических организаций.  Безопасность соотечественников, как одна из актуальнейших в свое время тем, остается открытой. В качестве упущения в национальной политики России в середине 90-х годов воспринимается слабая защищенность русских в национальных республиках бывшего СССР, особенно в период вооруженных конфликтов. Например, в период военного конфликта в Таджикистане проживало 600 тыс. русскоязычных граждан,  гарантии их безопасности отсутствовали, что привело к их выезду в чрезвычайных обстоятельствах. Безусловно, опыт стран, имеющих позитивный опыт решения проблем защиты своих граждан  за рубежом, мог бы быть использован Россией с учетом правового своеобразия  понятия «соотечественник» (особенность заключается в том, что при постоянном проживании за рубежом, у бипатридов эффективным считается гражданство государства проживания, а не российское), но при этом необходимо учитывать все составляющие проблемы региональной безопасности.

Что же касается российских проблем, связанных с приездом большого числа иностранных рабочих, то в этом случае интеграция России в международный рынок труда предполагает все большее вовлечение ее в процессы внешней трудовой миграции, экспорта и импорта рабочей силы. На международном уровне защита ряда прав мигрантов регулируется заключением двух и многосторонними соглашениями. Россия, являясь своего рода региональным центром на постсоветском пространстве, проводит активную политику по заключению такого рода договоров и соглашений, среди которых: Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Молдова о трудовой деятельности и социальной защите граждан Российской Федерации и Республики Молдова, работающих за пределами границ своего государства от 27 мая 1993года; Протокол о внесении изменений в соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Эстонской Республики о сотрудничестве в области пенсионного обеспечения от 25 июня 1993года; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Киргизской Республики о трудовой деятельности и социальной защите трудящихся–мигрантов от 28 марта 1996года (22 сентября 2003г. ратифицировано Россией);Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Молдова о гарантиях прав граждан в области пенсионного обеспечения от 10 января 1995года; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Таджикистан о трудовой деятельности и защите прав граждан Российской Федерации в Республике Таджикистан и граждан Республики Таджикистан в России от 16 октября 2006года и многие другие.

Россия развивает международные отношения с рядом стран «дальнего зарубежья» в области предоставления населению новых прав и свобод, что также должно способствовать достижению высокого уровня экономической безопасности. Свидетельствует об этом подписанный 11 апреля 1993г. между Российской Федерацией и Испанией договор о социальном обеспечении, где предусматривается начисление пенсии по территориальному признаку, в зависимости от наличия у него гражданства государства проживания; предоставление пособий по временной нетрудоспособности беременности, родам, при рождении ребенка, по уходу за ребенком (ст.2). Названный Договор является свидетельством расширения круга международно-правового регулирования социальных отношений России с зарубежными странами.

Безусловно, в настоящее время невозможно утверждать о начале процесса унификации образовательных стандартов в рамках СНГ, но, тем не менее, двухстороннее сотрудничество является в некоторой степени элементом защиты лиц, проживающих в СНГ вне пределов государства своего гражданства. Так, например, Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Таджикистан о сотрудничестве в области культуры, науки и техники, образования, здравоохранения, информации, спорта и туризма от 19 сентября 1995г. гарантирует гражданам сторон эквивалентность среднего и начального образования(в дальнейшем в отношении среднего профессионального и высшего образования предусмотрено отдельное соглашение). Среди гарантий - экстренная медицинская помощь без взаимных компенсаций и затрат(ст.12). В некоторой степени дублирует положения указанного документа Соглашение о взаимном предоставлении гражданам Республики Беларусь, Республики Казахстан, Киргизской Республики и Российской Федерации равных прав в получении скорой и неотложной помощи от 24 ноября 1998года.

Немаловажным для решения проблем населения двух государств является Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Грузия о гарантиях прав граждан в области пенсионного обеспечения от 16 мая 1997года, которое предусматривает пенсионное обеспечение граждан двух государств, на территории их постоянного проживания (ст.2). Широкий круг прав, предоставляется гражданам на взаимной основе в статье 9 Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой от 3 июля 1997г.

Глава 5 «ПРАВОВОЙ СТАТУС ИНОСТРАНЦЕВ В АСПЕКТЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ» имеет своей целью показать позитивные стороны регионального сотрудничества государств в решении проблем населения путем предоставления им ряда дополнительных прав и свобод, а также представить общую картину глобальности тех проблем человечества, которые приводят к нежелательной для каждого государства незаконной миграции. С позиций теории права, с привлечением понятийного аппарата философско-лингвистического направления исследования дается толкование понятия «глобализация». В целом, вопросы, рассматриваемые учеными, как глобальные, не новы. В свое время эта проблема наиболее полно была освящена в философском контексте37, а также было принято рассматривать ее в ракурсе проблем, связанных с сырьевыми природными ресурсами(т.е. с экономикой) 38. Несмотря на это, за последние пять лет появилось множество научных работ, посвященных различным аспектам  глобализации39. Безусловно, все современные ученые  справедливо делают акцент на экономических предпосылках этого явления. В своих научных трудах, авторы- юристы пытаются с большей или меньшей степенью убедительности  предсказать  перспективы последствий процесса (курсив мой- Е.С.) глобализации40. При этом ученые настойчиво обходят сам термин «глобализация», стремятся не давать ему определение, чаще всего пользуясь характеристикой глобализации из курса мировой (международной) экономики41, связывая глобализацию с активизацией международных отношений в области экономики, финансов, информатики (компьютеризации) и экологии.

Философское определение глобализации, как бесконечного синтеза нескольких дисциплинарных подходов, в полной мере оправдано. Но при более углубленном, и в тоже время более свободном подходе к проблеме, очевидно, что в современном мире нет ничего более глобального, чем право. Очевидно, что решение возникших перед человечеством сложных глобальных проблем зависит от совместных усилий государств, от их возможности достичь более высокого уровня управления социальными процессами на национальном и на глобальном уровне. Явление миграции, непосредственно связанное с правами человека, не составляет исключения в ключе социальных проблем государства и мирового сообщества. Все это имеет непосредственное отношение к праву, как к национальному, так и к международному.

Параграф 1 «Проблемы регионализма и мобильность правового статуса иностранцев» выделяет несколько регионов мира, где в историческом аспекте на протяжении ХХ века осуществлялось тесное международно-правовое сотрудничество в сферах экономики, политики и соответственно права, целью которого было создание наиболее благоприятных условий для реализации социальных проблем населением.

Пример стран Латинской Америки в этом случае показателен, так как начало сотрудничеству было положено в начале ХХ века, гораздо раньше, чем реализовался план по объединению Европы. Первым документом, подробно регулирующим проблемы предоставления льготных прав населению региона, является Международный «Кодекс Бустаманте» (Гаванская конвенция) 1928г. Среди примеров региональной интеграции можно указать также на Гаванскую конвенцию о положении иностранцев от 20 февраля 1928г., которая подчинила иностранцев договаривающихся сторон местной юрисдикции и местным законам с учетом ограничений, установленных в конвенциях и договорах (ст.2).

Имеется немало примеров активизации сотрудничества других стран региона. Предоставление ряда льгот на взаимной основе для населения США и Канады (безвизовый въезд, упрощенный порядок трудоустройства и т.д.) было связано с созданием двумя государствами зоны свободной торговли в 1988г. С созданием в 1994г. Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА) к объединению присоединилась Мексика, основная часть внешней торговли которой тоже ориентирована на США. Предполагалось, что эти меры помогут в определенной мере решать проблемы населения и устранять миграционный дисбаланс в регионе. В результате наметившейся в свое время экономической интеграции стран Латинской Америки возникли следующие организации: Центральноамериканский общий рынок (1960),  Группа Андских государств (1969), Карибская ассоциация (1973), Ассоциация интеграции латиноамериканских государств (1980). Все перечисленные организации в большей или меньшей степени влияют на регулирование вопросов правового статуса иностранцев в регионе.

Региональное сотрудничество других регионов мира также имеет свои особенности. Взаимодействие государств Западной Африки в регулировании проблем иммиграции усложнено тем, что это регион отличается наибольшей концентрацией мигрантов. «Подвижность» населения была установлена путем официальных санкций в 1980г., когда был подписан Протокол об экономическом сообществе западноафриканских государств (ECOWAS), по которому жители этих стран получили свободу передвижения, которое является сезонным. В целом, региональное сотрудничество в этом районе земного шара отличается узостью в силу недостаточного развития экономики. Соответственно правовое закрепление статуса мигрантов достаточного регулирования не имеет.

  Применительно к рассматриваемой проблеме следует отметить успешное решение проблем населения Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), созданной в 1967году. Либерализация торговли, провозглашенная в качестве одной их долгосрочных перспектив Богорской декларации в 1994г., привела к активному перемещению населения региона.

Переходя к проблемам Содружества Независимых Государств, особенно связанных с поисками моделей интеграции, способствующих решению проблем населения и сохранению целостности и управляемости этого геополитического пространства, следует отметить ряд особенностей. Порой высказывались идеи о возможном прекращении существования СНГ, по причине создания других интегративных объединений внутри Содружества (например, ГУАМ). В заключенном между Узбекистаном и Казахстаном Договоре о создании единого экономического пространства, к которому в мае 1994года присоединилась Киргизия, видели раскол между европейскими и азиатскими членами СНГ. Особую обеспокоенность вызывал Центральноазиатский союз (ЦАС) в связи с формированием им механизма согласования политики безопасности (не зависящей от ДКБ).

  Указывая, что вне системы единого организованного пространства Евразии ни одно из государств СНГ не в состоянии отстоять свою целостность, ученые подчеркивают, что действительным государственным суверенитетом не обладает ни одно из государств СНГ. При этом наблюдается очевидный кризис суверенитета, так как, несмотря на его провозглашение, обеспеченность населения республик бывшего СССР продовольствием и энергоресурсами ухудшилась. Проходившие в России и других странах Содружества реформы сделали особенно наглядным и очевидным сам факт невозможности слепого копирования западноевропейского и американского конституционного опыта без учета политических традиций, специфической национально-исторической судьбы русского народа и других народов, входивших в состав таких огромных имперских образований, какими были Российская империя и СССР. Принятие западной модели означало принятие догоняющей концепции модернизации, которая явилась по своей сути опаздывающей. Экономические взаимосвязи бывших союзных республик, а также в рамках Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ) в свое время были гораздо интенсивнее связей между странами Европейского экономического сообщества42.

Договор об учреждении Евразийского экономического Сообщества (далее - ЕврАзЭС, Сообщество), подписанный 10 октября 2000 года президентами Беларуси, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана призван поднять взаимодействие этих государств в экономической и гуманитарной областях на качественно новую ступень. Позитивным фактором, упрощающим и без того перегруженную систему органов международного экономического сотрудничества региона, является решение об объединении в 2006году ЕврАзЭс и ОЦАС( Организация Центрально-Азиатского сотрудничества). Значимым событием стало присоединение Узбекистана к ЕврАзЭС в 2006году43.

  В тоже время, в рамках настоящего исследования утверждается, что наличие многочисленных договорных норм не является фактором, свидетельствующим о прогрессе интеграции, которая приведет к росту благосостояния населения, к созданию лучших условий его жизни. Необходим эффективный механизм контроля за выполнением подписанных договоренностей. В то же время, исторические факты убеждают в том, что порядок становления интегративных начал может быть различен. Объединения на основе торговли и таможенного союза разрешимы в большей степени, чем объединение человеческого фактора, который является многогранным.

  Одной из глобальных причин мировой миграции является неравенство доходов и возможностей в разных регионах, в частности, между промышленно развитыми и развивающимися странами. С 1960 по 1989 годы 20% самых богатых людей Земли увеличили свою долю в мировом производстве с 70% до 83%. В то же время страны, в которых проживает 20% самого бедного населения Земли снизили долю в производстве с 2,3% до 1,4%. Всего в развивающихся странах около 1,2 млрд. человек живут в абсолютной бедности, около 700 млн. людей являются безработными или заняты неполный рабочий день. Каждый год к армии безработных  в мире добавляется 38 млн. человек. Имеется мнение, что социальные системы должны максимально обеспечивать развитие, а не просто количественный рост человечества. В то же время развитые страны стараются не допускать к себе не только иностранных рабочих, но и иностранные товары. Этот фактор приводит к сокращению производства, безработице, ухудшению уровня жизни в развивающихся странах и, как следствие, - к иммиграции. Конвенция Ломэ - Четвертая Конвенция между Сообществами и странами Африканского, Карибского бассейна и Тихоокеанского региона (АКТ) от 15 декабря 1989года – частично решила проблему допуска развивающихся стран на рынки западных стран на 10 лет. В то же время США имеют со странами Карибского бассейна ограничительные отношения по предоставлению односторонних льгот. Как отмечалось в докладе Генерального директора МОТ на Международной конференции труда (87-я сессия 1999г.), придание человеческого лица глобальной экономике – одна из первоочередных задач мирового сообщества. По мнению Генерального Секретаря ООН К. Аннана, усилия по смягчению проблемы нищеты должны быть более эффективными и целенаправленными44.

  В настоящее время страны-члены Организации экономического сотрудничества и развития, переводят развивающимся странам более 52 млрд. долл. в год по программе Официальной помощи развитию45. При таких масштабах, как было подсчитано, уровень благосостояния между промышленно развитыми и развивающимися странами выровняется, примерно, через 5 столетий. Для того, чтобы сократить этот период до обозримого срока (например, до двух поколений), потребуется значительно больший приток помощи. Ежегодный перевод в развивающиеся страны должен был бы составить около 80% их общенационального дохода, что в настоящее время не осуществимо.

Перечисляя те перспективы, которые вырабатывает человечество, имея благое намерение оказать помощь бедным странам, и тем самым предупредить нежелательную иммиграцию из них, следует напомнить о Всеобщей декларации о ликвидации голода и недоедания, одобренной резолюцией 3348 (ХХIХ) Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 1974 г. В этом документе отмечается что: «острый продовольственный кризис поразил народы развивающихся стран, где проживает большая часть голодающего и недоедающего населения мира и где более двух третей населения всего мира производит примерно третью часть мирового продовольствия, является несоответствием, которое… чревато серьезными социально-экономическими последствиями. Основной обязанностью правительств является совместная работа в направлении увеличения производства продовольствия, а также более  справедливого и эффективного распределения продовольствия между странами и внутри их». К сожалению, эта декларация так и не получила должной популяризации, хотя актуальность ее за последние 40 лет нисколько не снизилась.

  Параграф 2 «Национальное государство как основной фактор определения гражданства физических лиц» возвращает исследование к проблемам, связанным с проблемами натурализации и миграции, выделяя в качестве главенствующего субъекта международного права государство с его суверенным правом на предоставление права гражданства, а также волеизъявлением в заключении и ратификации международных договоров, связанных с конкретными правами и свободами индивида.

В настоящее время национальные государства продолжают оставаться основой международных политических организаций, хотя уже сложилась сеть влиятельных негосударственных факторов, транснациональных частных и общественных связей, глобальных экономических союзов, дополняющих различные существовавшие прежде системы. По-прежнему актуальны слова, высказанные более ста лет назад А. Эсменом о том, что принцип преемственности сильнее всех перемен, государство по природе своей вечно, и юридическое существование его не допускает никакого перерыва46.

  Действительно, наблюдается известное уменьшение управленческого потенциала государства, особенно на уровне макроэкономики. Однако сохранение ключевой роли государства не подлежит сомнению, ибо только оно – через сотрудничество с другими государствами – обеспечивает условия для осуществления сколько-нибудь эффективного международного управления. Одной из причин, по которой национальное государство сохранится как важная форма политической организации, является его монополия на разработку, принятие и реализацию законов на контролируемой территории.

  Идея всемирного гражданства, будоражащая человеческие умы на протяжении всей истории мыслящего человечества, в давние времена была связана с призывом к миру. И. Кант отмечал, что «идея права всемирного гражданства есть не фантастическое или нелепое представление о праве, а необходимое дополнение неписаного кодекса государственного и международного права к публичному праву человека вообще и потому к вечному миру»47. Высказанное великим идеалистическим мыслителем пожелание с тех пор трактуется по-разному учеными-юристами.  Но уже в начале ХХ века русский ученый Л.А. Камаровский подчеркивал: «Всемирное государство, или даже простирающееся на целый материк, должно быть призвано несостоятельным с точки зрения не только международного права, но и государственного, ибо оно всегда носит зародыши к распадению в себе самом …Оно непрочно и нежизнеспособно, ибо в нем нет места политической свободе»48.

  Применительно к нынешнему времени можно привести слова И. Валлерстайна, который отмечает, что «мир эволюционирует к новому структурному порядку, который может быть будет лучше, а может быть нет, чем современная система, но, несомненно, будет иным»49. Глобальность происходящих в мире процессов требуют от суверенных государств усиления их взаимозависимости на международном уровне, а в национальной практике более тесного сочетания национального и международного права. Декларация тысячелетия ООН 2000года определила основы мирового порядка в период глобализации. Главы государств и правительств взяли на себя ответственность за утверждение прав человека не только в своих странах, но и в мире в целом. Позитивные итоги глобализации должны служить во благо всем государствам. Особое значение при этом придается положению о верховенстве права в международных и внутренних делах государств.

  В параграфе 3 «Глобализация как правовое понятие» отмечается, что задача, определяемая называнием работы, предполагает дать юридическое обоснование глобализации, как междисциплинарному исследованию50, в комплексном рассмотрении с другими отраслями науки, особенно с экономикой, историей, филологией и философией. При этом, в первую очередь(при очевидной связи глобализации с экономикой), важно учесть, какие же периоды формирования мирового51 хозяйства, выделяются в экономической теории. Следует отметить, что в рамках проводимого  исследования, эти периоды в значительной степени соответствовали анализу правовой базы (как в международном, так и в национальном), посвященному правовому статусу иностранцев.

  Как правило, выделяют четыре периода формирования мирового хозяйства. Первый – доиндустриальный, для второго периода характерна индустриальная стадия производства (основные черты ее - распад замкнутых натуральных хозяйств, всестороннее развитие рыночных отношений, внешней торговли и т.д.). Третий этап наступает на рубеже XIX – XX веков и характеризуется возникновением всемирной системы хозяйства. В качестве особого этапа развития мирового хозяйства выделяют систему социализма и освобождение большинства стран Азии и Африки от колониальной зависимости. Процесс формирования мирового хозяйства, по мнению ученых, не завершен52.

Для четвертого этапа характерны следующие тенденции: международное сотрудничество на основе материальной заинтересованности, рост глобального рыночного пространства, развитие совокупности мирохозяйственных отношений, интернационализация производства53. Таковы этапы развития экономики в историческом аспекте. Следует отметить, что приблизительно эти же периоды можно условно проецировать на периодизацию эволюции права в мировом масштабе.

  Начать толкование термина «глобализация» необходимо с определения самого понятия. Принято считать, что юридический термин – это слово (или словосочетание), которое употреблено в законодательстве, является обобщенным наименованием юридического понятия, имеющего точный и определенный смысл, и отличающийся смысловой однозначностью, функциональной устойчивостью54. Несмотря на отсутствие юридического понятия «глобализация», употребление его можно найти как в международно-правовых источниках права, так и в национальных правовых актах55.

Предполагается, что подход философов и представителей профессионального знания (юристов) недостаточно строг и единообразен для определения специфики термина56. Истина – в совмещении лингвистического и собственно юридического подхода57. В силу сказанного, юридическое толкование термина глобализация подразумевает использование одного из методов философско-лингвистического направления58, имеющего непосредственную связь с современной теорией права.

I. Основы современного толкования понятия «глобализация» коренятся в глубине прошлых тысячелетий. Следы слова «глобализация» мы находим в лингвистике, истории, философии, праве (юриспруденции). Истоки филологические: Ряд словарей латинского языка дает нам толкование этого слова (вернее – корня, сути его). Globo – округлять, собирать в кучу, нагромождаться.Globositas – шарообразность, сферичность. Globus – это, действительно прежде всего шар, но не только globus terrae (Земли), но и globus solis et lunae(Солнца и Луны), а также globi in caelo (метеоры), что приоткрывает нам космический смысл этого термина, относящегося не только к планете Земля59. Annus glomerans – круговращение года60. Имеется еще одно его значение- glomeratim – уплотняя; glomero – свертываю, скручиваю61. Можно сделать вывод, что значение слова многозначно, применимо в различных областях научных знаний - от географии, до физики и астрономии.

  Следует указать на почти равнозначное латинскому использование этого слова в славянских языках. «Глеба» - это «земля», «почва» в белорусском, украинском, польском и других славянских языках62 (также «глина», как «земля» у чехов63, и другие производные от корня этого слова)64. Но это фиксируется позднее, так как славянские письменные источники датируются более поздним временем, чем латинские (римские). Сходство подтверждается общими корнями различных ветвей индоевропейской семьи языков65. В древние времена словарный запас людей, составляющих индоевропейские племена, не был столь богат, как современные европейские языки, подвергшиеся на протяжении многих веков развитию, смешению, заимствованию. Итак, слово «global» пришло к нам, как  письменно закрепленное понятие, связанное с землей в планетарном значении (то, что было уплотнено космосом в форме шара – Е.С.) из индоевропейских языков.

  Во времена Древнего Рима, да и в последующие века, понятие «globo» не претендовало на столь большую популярность, какую оно получило в наши дни, извлеченное из вековой пыли мертвых языков. Для того, чтобы Римское государство было способно успешно вести завоевательные походы, оно неизбежно должно было быть организовано само изнутри. 

Истоки правовые: Народ Рима не только выработал язык, доступный для понимания, ставший основой  большинства современных европейских языков, но также еще в V в. до н.э., после упорной  борьбы в период становления Республики, потребовал у своих правителей и первосвященников дать им писаные, ясно выраженные законы (Законы XII таблиц).  Именно древние времена послужат нам иллюстрацией к первому этапу правовой глобализации. Этот период знаменателен не в меньшей степени, чем лингвистическим разнообразием применения понятия globo, закреплением за словом iustitia современного его значения.

1. «Право», - это слово в русском языке имеет однозначным такие понятия, как «правда», «верно», «справедливо». Мы говорим: «право слово», «правдивый», «праведный», подразумеваем и другие столь же позитивные значения. Но, в русском толковании слова «правда» есть прямая аналогия с древним значением понятия «ius» у римлян, которое означало также «справедливый».

Mos, moris – переводится как обычай66, нрав (отсюда - мораль, но- аморальный). Обычай (mos, mores), закрепленный многовековым повторением религиозного процесса, во многих случаях становится нормой ius, т.е. правом. Действительно, долгое время такие понятия как aequitas, religio, sancta,  mores (приближенные к ius) использовались для обозначения не совсем однозначных, но сходных, категорий, служивших регулированию общественных отношений в Древнем Риме. К сожалению, подробное изучение семантических заимствований этих понятий не входит в предмет нашего правового исследования. Итак, ius – это «справедливость», «эквивалент», «равновесие»67. Это, можно сказать, «прародитель» закона, вышедший из недр религиозных правил (норм) римских первосвященников.

Общеизвестно, что большинство народов проходит в своем развитии эту фазу -  религиозного обычая, не отделенную, а напротив, непосредственно связанную с первыми  правовыми формами управления обществом68. Большое значение обычая, как позитивной формы организации и существования архаического общества, не вызывает сомнения. Обычай являющийся также в настоящее время одним из источников международного права, оставался значимым на протяжении длительной цивилизованной истории человечества. Именно древний обычай, санкционированный религиозными нормами, в последующем нашедший свое закрепление в писаном законе69, и может быть назван, свойственным всем народам,  глобальным,  этапом формирования права, юриспруденции в современном ее значении. Выводом является тезис с том, что первый этап правовой глобализации включает в себя доисторический или раннеисторический период развития человеческого сообщества, период использования обычая. Это, можно сказать «прото-право». Право (обычай) жить в обществе, где существует закрепленная определенным способом система общественных отношений, - это инстинктивное стремление обезопасить себя свойственно всем народам, существующим на земле. Инстинкт самосохранения является побудительным мотивом при соблюдении должного порядка в государстве, обществе и в международном общении (например, с иностранцами – дипломатами, купцами и т.д.). При этом сложно отрицать наличие такой закономерности мирового развития, как образование государств, совершенствование их форм и институтов.

2. Второй этап правовой глобализации связан с выделением (закреплением) закона, как основной нормы (писаной) поведения населения к тому времени уже территориально более или менее четко ограниченных государств. Принятие в государстве законов в качестве норм поведения также подтверждает стремление ограничить порок, соблюсти порядок,  обеспечить определенную степень безопасности каждого человека, т.е. цель закона – обуздать (ограничить) произвол. Подавляющее большинство народов мира  также прошло этот этап общественного развития70, что доказывает неизбежность и глобальность появления позитивного, ясно выраженного права, закрепленного законом.

Закон, вернее, законы, разнообразные, регулирующие многие стороны жизни, прокладывали себе путь нелегко даже в Европе V- XVII веков н.э. Законы не были совершенны, они подвергались изменениям, отменам, они просто могли не выполняться в полной мере, не существовало механизма  контроля за их соблюдением, процесс правотворчества в современном понимании отсутствовал, все было отдано на волю правителя. Но цель законов феодального общества, направленная на обуздание зла, на его наказание, в определенной степени достигалась. Период же средневековых инквизиций в Европе (особенно в Испании), есть то время, когда происходит откат от закона. Он неясен и неопределенен, этот период  произвола и  умаления человеческого достоинства.  Тайные суды, инквизиции, пытки и казни – такие стороны жизни не могли длиться долго. Контрреформация  терпит поражение и от светской власти и от народа.

3. Третий этап правовой глобализации - конституционный  начинается в Америке и в Европе в XVII-  XVIIIвеках принятием деклараций, основным лозунгом которых стали свобода и равенство всех людей. В Декларации прав человека и гражданина, принятой во Франции 26 августа 1789г., первые были провозглашены в качестве цели государства «неотъемлемые и священные права человека»(п.1,2).

Конституционализм, как основной фактор глобализации мирового сообщества (т.е. сплочения и организации в правовом аспекте), продолжает развиваться и совершенствоваться в настоящее время. Человечество, в лице государства (нации), в еще большей степени инстинктивно старается обезопасить себя минимальным сводом юридических норм – основным законом – с целью концентрации ясных, понятных, непротиворечивых, имеющих верховенство над другими законами, правилами. В настоящее время провозглашающие свою независимость государства также прокламируют свой государственный строй в русле конституционализма, что подтверждает факт того, что конституционализм является третьим этапом правовой глобализации.

4. Вопрос о признании международного права (как и самих идей о его верховенстве над национальным законодательством государств, подчеркиваю – не конституции, как основного закона) в качестве глобализирующего фактора, т.е. четвертого этапа правовой глобализации – предлагается оставить в качестве дискуссионного. При этом следует учесть, что основной старт претворения в жизнь идей международного права мир получил после Второй мировой войны, когда конституционализм имел достаточно прочную основу практической реализации. В некотором смысле можно утверждать, что основные права, а также (институты) международного права были частично позаимствованы у национального права (которое в концентрированной форме уже включало в себя необходимый их перечень), а затем перенесены в область международных отношений. 

  Осталось только многократно «по восходящей» развивать каждое из этих прав, придавая им форму конвенций, пактов, деклараций71. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966г.; Международный пакт о гражданских и политических правах 1966г.; Конвенция о свободе ассоциации и защите права на организацию 1948г.; Конвенция о политике в области занятости 1964г.; Конвенция о политических правах женщин 1952г.; Декларация прав ребенка 1959г.; Конвенция о сокращении безгражданства 1961г. и многие другие международные документы дают подробное толкование прав, ранее включенных в конституции различных государств мира, тем самым, ориентируя национальное законодательство на достижение еще больших идеалов справедливости. Можно отметить, что это движение «по восходящей» осуществляется и поныне, но с уклоном в тематику международной безопасности72.

По прошествии более чем десяти лет со дня принятия Конституции России 1993г., где  провозглашается, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы» (ч.4 ст.15), представляется  не столь актуальным вопросом определение проблем соотношения национального и международного права. Взаимовлияние двух отраслей права, не вызывает сомнений, но все же главенствующая роль остается за суверенным правом государства выбирать и актуализировать те или иные стороны международного сотрудничества.

  Постановка вопроса о том, глобально ли международное право, нелогична. Нет и не было ничего более глобального, по своей сути, чем необходимость соблюдения норм (обычаев) международного права, которое является основой международного порядка.  Несмотря на порой справедливую критику в адрес Организации Объединенных Наций со стороны отдельных государств и политиков, ей нет альтернативы. Это организация глобальная, объединяющая (United) интересы разных государств и народов мира. Это, своего рода, парламент народов (Nations) планеты Земля.  При этом возникает вопрос: глобальна ли ООН? Безусловно, так как в большей или меньшей степени, но сплачивает государства и народы мира в решении существующих глобальных проблем. Глобальны ли правовые решения, принимаемые в рамках этой универсальной организации? Они должны быть таковыми. Но механизм принуждения, в частности силовой, как и «несиловой», как показывает практика, несовершенен73. Может ли ООН, взять на себя функции глобального управления? Организация Объединенных Наций такими полномочиями не наделена. Среди целей ООН- поддержание международного мира и безопасности(ч.1 ст.1), развитие дружественных отношений между нациями(ч.2 ст.1), международное сотрудничество в разрешении международных  проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера, поощрение и развитие  уважения к правам человека (ч.3 ст.1). ООН преследует цель быть центром для согласования действий наций в достижении этих общих целей (ч.4 ст.1 Устава ООН).

  Рассматривая два уровня интеграционных отношений в международном праве (которые в идеале оба  «работают» на глобализацию, как фактор сплочения) - региональный и универсальный, - следует заметить, что при существующем разрыве между универсальным уровнем правового регулирования и национальным, смягчить эту проблему, призвано региональное право, которое, по сути, также международное, но более понятное, природное(естественное), управляемое, служащее решению вопросов интернационализации права сходных в культурном, экономическом и других аспектах государств.  Региональный уровень, как наиболее «осязаемый» и востребованный в мире, представлен международными организациями, объектом деятельности которых могут быть совместная безопасность, экономическое, социальное, культурное сотрудничество и другие.  Возможность создания и деятельности региональных организаций подразумевает заключение ряда международных соглашений между, как правило, территориально соседствующими государствами в  экономике, политике, культуре, безопасности и других областях. Чем ближе государства друг другу в экономическом, политическом и культурном развитии, тем больше сторон сотрудничества могут охватить созданные ими международные организации, тем больший аспект прав человека может быть охвачен ими. При этом значение имеет  совместимость национальных  правовых систем указанных государств.

  Но даже в этом случае следует вывод не о верховенстве международного права, а о заинтересованности(вернее, о соблюдении национального интереса) в международном (региональном) сотрудничестве, о необходимости совершенствования форм и механизма реализации этих решений в национальном законодательстве отдельных государств. Участие государства в международных организациях также связано с определенными условиями. Так, Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не ограничивает права и свободы человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации(ст.79 Конституции РФ). В этой конституционной норме также содержится ограничение, которое указывает на четкие рамки международного взаимодействия, связанные с невозможностью ограничения прав человека.

Перспектива заключения международных договоров в рамках регионального сотрудничества основывается на национальном (конституционном) праве, которое непосредственно отвечает за проблемы национальной безопасности. Между тем, международное право (в международных конвенциях и договорах), в свою очередь постоянно ссылается на уважение национальных интересов заключающих соглашение государств. Проблемы вступления государств в международные экономические, финансовые организации, вопросы заключения соглашений с транснациональными корпорациями -ТНК, в этих и других вопросах последнее слово  также остается за национальным государством. Это те аспекты, которые касаются иностранных (или международных - интернациональных) юридических лиц (организаций). Соответственно решается вопрос с людскими ресурсами: государство в праве отказать другому государству (или международной организации) в разрешении на работу на своей территории его представителям, иностранным советникам в сфере экономики, права и государственного строительства, зарубежным научным кадрам, врачам и общественным деятелям. И чем прочнее суверенитет государства, тем эффективнее решается проблема миграции любого уровня на его территории. Но, как показывает практика, в настоящее время решать эти вопросы сложно, особенно в пределах ЕС, хотя проблемы миграции (как одной из составляющих проблему безопасности) изъяты из прерогативы коммунитарных структур (ст.III Договора Конституции для Европы), государство вправе водить собственные ограничения на границе в целях безопасности74.

  Несмотря на макроэкономический уровень развития ЕС (а это единственная организация в мире, которая «дорастает» до экономического макроуровня75), о глобальном экономическом участии этой региональной организации в мировой экономике нет речи(соответственно, это не оформлено правом), реально и юридически закреплено только региональное экономическое сотрудничество и способы его реализации.

Относясь критически к идеям некоторых ученых заменить международное право «транснациональным правом», «мировым правом», «глобальным правом», И.И. Лукашук подчеркивал, что подобные тенденции носят схоластический характер и не воспринимаются практикой76. Наличие же подобной тенденции в правовом регулировании международных связей, подразумевает всего лишь необходимость активного подключения отраслей национального права к регулированию международных связей, а также их нарастающее взаимодействие с международным правом. Очевидно, что без провозглашения в национальном законодательстве каждого государства идеи верховенства(ясно выраженного) международного права, сложно утверждать о  примате международного права в глобальном масштабе. По сути, безусловного торжества международного права мы не наблюдаем даже в праве Европейского Союза, как в общем (коммунитарном), так и  национальном.

Анализ зарубежных конституций показывает, что ссылки на международное право делаются достаточно осторожно. Так, Конституция Италии 1947г. ссылается на основные принципы международного права (ст.10); Федеральная Конституция Швейцарской Конфедерации в ст.5 подчеркивает, что Конфедерация и кантоны соблюдают международное право; действующая ныне Конституция Испании указывает на необходимость истолкования  национальных правовых норм в соответствии со Всеобщей декларацией прав человека, а также относящимся к ним международными  договорами и соглашениями, ратифицированными  Испанией.

  Примеры, приведенные выше дают нам представление о европейском конституционном видении проблемы. Что же касается возможности включения в конституции иных регионов мира  ссылок на международное право, то, например, в преамбуле Конституции Бразилии содержится небольшая ссылка на  обязательства в отношении мирного разрешения споров в международных отношениях, особый акцент делается как раз же на региональной интеграции народов Латинской Америки с целью образования Латиноамериканского Сообщества наций (ч. х, ст.4).

  Кроме того, эффективность международного права заключается не только в провозглашении его верховенства, сколько в возможности реализации этой правовой идеи на национальном уровне. Следовательно, сложно утверждать, что мировой пятидесятилетний период процесса закрепления норм международного права завершился полным его торжеством. Существующие глобальные проблемы – безработицы, бедности, голода, национальной и религиозной неприязни, вооруженных противостояний, ухудшающейся экологии и многие другие, свидетельствуют больше о возрастающих огромных перспективах решения совместными усилиями государств мировых бед, чем о приближающемся веке международной солидарности. 

II. Завершив краткое, определяемое объемом заявленной главы, описание этапов правовой глобализации(которые в целом соответствуют таким источникам международного и конституционного права, как обычай,  закон и договор77, а также условно приняв мнение, что  Конституция также договор «par exellens» между народом и властью78), представляется необходимым в тезисной форме сделать основные выводы.

  Тезис первый. Теоретические выводы ученых, работавших над проблемой глобализации в различных областях науки, а также настоящее исследование позволяют подвести итог и дать определение глобализации, которая есть длительный, насчитывающий многовековую историю, процесс усвоения населением мира позитивных идей справедливости, добра, всеобщего блага (всего того, что в наше время именуется комплексом прав и свобод человека, то, что сплачивает людей, за что они борются) в областях экономики, политики и других сферах общественных отношений, в дальнейшем получивших нормативное закрепление, как в национальном законодательстве государств, так и в международном праве.

Общепринято, что каждая область общественных отношений в сфере экономики, финансов, политики, экологии, а также проблем войны и мира, должны регулироваться правом. Это относится к сфере внутригосударственных и международных отношений. Аналогичный вывод содержится у профессора-экономиста П.В. Сергеева: «Мировая экономика как система не может успешно эволюционировать без определенного порядка, базирующегося на нормах международного публичного и частного права, регулирующих отношения в хозяйственной сфере между государствами, экономическими объединениями, юридическими и физическими лицами. Действенность установленных норм обеспечивается как самими государствами, так и коллективными формами контроля за соблюдением международного права, которыми занимаются различного рода международные организации»79.

  Правовое видение проблемы несоответствия понятия «глобализация» принципам легитимности, сводится к тому, что в современных условиях обширности, всеобъемлемости и взаимозависимости различных областей и сфер человеческого бытия не может быть правового вакуума, нет отношений, нерегулируемых правом (как национальным, так и международным). Появление какой-либо новой отрасли теоретической науки, либо практически-возникающие новые взаимоотношения субъектов непременно призывают юриспруденцию к регулированию этой новой области.

  Юриспруденция, относящаяся к области гуманитарных наук, как воздух,  проникает во все сферы человеческой жизни, правильно (в силу своего природного предназначения, в противном случае это не право80)  их регулируя, ко всеобщему благу, без каких-либо эксцессов и с большой экономией средств (т. е. минимизирует затраты). Эта та же глобализация – сплочение, экономное решение возможных проблем.

Глобализация – это сугубо позитивное в своей цели движение, смысл которого сводится к достижению Добра. И.И. Лукашук писал о том, что глобализация, призвана принести благо81. Глобализация может быть только позитивной, как позитивно и морально само право (особенно международное)82. Можно сказать, что даже в случае появления коллизии (или сомнения),  решение должно быть вынесено в пользу позитива. In dubio pro reo – в случае сомнения в пользу обвиняемого. В части3 статьи 49 Конституции Российской Федерации содержится аналогичная, пережившая 25 веков норма: неустранимые сомнения трактуются в пользу обвиняемого.

Решение проблемы видится в укреплении самого государства, его власти, его государственных институтов и механизмов государственного регулирования, т.е. всей атрибутики конституционного права. Такие понятия как «уважение государственного суверенитета», «соблюдение национального интереса», «реализация концепции национальной безопасности» являются краеугольными во всей системе как национального, так и международного права.

Несмотря на обоснованную обеспокоенность, национальные государства остаются основными субъектами международного права. Идеей государственности начинается цивилизованная правовая история человечества, его писаная история. Отсюда следует  вывод о том, что единственным реальным и эффективным фактором воздействия на правовые процессы как в сфере национального, так и международного права остается сильное государство, с его законами и суверенным правом относиться к проживающим на его территории людям в рамках должного уважения к их правам и свободам. 

Следовательно, проблемы правового статуса человека в условиях неизбежности тенденции мирового сообщества к усвоению позитивных идей  для достижения всеобщего блага, в масштабах каждого государства и мира в целом,  заключаются в регулировании национальным (конституционным) правом с учетом, имеющихся универсальных ценностей, определенных в международных правовых источниках, но с преобладанием интересов самого государства, обязанного в силу своего суверенитета обеспечивать интересы национальной безопасности.

В ЗАКЛЮЧЕНИИ подводятся итоги исследования и формулируются предложения и теоретические выводы о значимости международно-правового сотрудничества государств  в области прав человека, с учетом национальных интересов каждого отдельного государства, во благо достижения всеобщего мира и гармоничного сосуществования его народов.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих научных работах:

  1. Монография: «Международно–правовые проблемы гражданства стран СНГ и Балтии в свете европейского опыта». М., 1999. - 21 п.л.;
  2. Монография: «Международно-правовые проблемы гражданства стран СНГ и Балтии в свете европейского опыта» (изд. 2-е дополненное). М., 2001г.- 23 п.л.;
  3. Монография: «Европейское гражданство – множественное в едином». М., 2001 г. – 15 п. л.;
  4. Монография «Проблемы правового статуса иностранцев в условиях глобализации» М., 2003. -26 п.л.;
  5. Монография «Глобализация как правовое понятие (к постановке проблемы)». М., 2007, изд.2-е –М., 2008 – 10п.л.;.
  6. «Европейское право».  Учебник. М., СГА, 2008.-17 п.л.;
  7. Проблемы гражданства в связи со вступлением России в Совет Европы. // Вестник МВД России.1998. № 4. –0,5 п. л.; 
  8. Две стороны двойного  гражданства. // Щит и меч.  Газета МВД. 1998,№70 (630). –0, 25 п.л.;
  9. Гражданство Союза Беларуси и России и европейский интеграционный опыт. //Вестник Конституционного Суда Республики Беларусь. 1999, №4. – 1 п.л.;
  10. Конституционное  регулирование проблемы гражданства в странах Латинской Америки и Испании. // Материалы круглого стола «Современные проблемы формирования гражданского общества в странах Латинской Америки». М.: Институт Латинской Америки РАН.  9 июня 1999 г. –0,5 п.л.;
  11. Соотношение Закона о гражданстве Республики Беларусь 1991 года и Европейской конвенции о гражданстве 1997 года.// Юстиция Беларуси.1999, № 3. –0,5 п.л.;
  12. Опыт Совета Европы в решении проблемы многогражданства. //Право и жизнь.1998, № 15. –0,5 п.л.;
  13. Россия в Совете Европы – осуществленная мечта западников или начало  поворота к Востоку? // Материалы международной научно – практической  конференции «Право и циклы». Ставропольский  университет. 11 –14 октября 1999 г. – 5 п.л.;
  14. Европа: эволюция взглядов на многоражданство во второй половине ХIХ века. // Право и политика.2000,№1. – 0,5 п.л.;
  15. Европейское гражданство – идея и практическая реализация. //Журнал  российского права.2000,№1.- 0,5 п.л.;
  16. Гражданство Союза Беларуси и России: реальность или заявление о намерении? ( В соавторстве). // Юридическая газета.2000 г., 17 февраля. -0,25 п.л.;
  17. Реализация конституционных социальных прав гражданами, иностранцами и лицами без гражданства в Российской Федерации. //Материалы международной научно-практической конференции «Проблемы формирования социального правового государства».  Минск: БГУ, 2000, 30-31 марта. –1 п.л.;
  18. Балтия: трудное становление института гражданства (1991-1998 гг.). // Право и политика. 2000,№ 7. – 1 п.л.;
  19. Некоторые вопросы интернационализации конституционного права. // В сборнике «Проблемы конституционного права». Калининград, 2000. –1 п.л.;
  20. Международная правосубъектность личности – реальное или желаемое? (На примере обращения индивидов в Европейский суд по правам человека). // В сборнике «Российский ежегодник международного права». С.-ПБ., 2000. –0,5 п.л.;
  21. Институт российского Омбудсмена и защита прав граждан. /В сборнике «Становление института Омбудсмена – проблемы и перспективы». Калининград: БИЭФ, 2001г. –10 п.л.;
  22. Участие европейских граждан в деятельности политических структур ЕС (На примере выборов в Европейский парламент).  //Юридический вестник. Ростов–на –Дону, №1 2001. –1 п.л.;
  23. На страже защиты прав граждан. (В соавторстве) //Юридическая газета. 2001, №1.-0,5 п.л.;
  24. Формирование европейского гражданского общества и совершенствование методов решения проблем национализма в рамках ЕС. // В сборнике «Национальный вопрос и государственное строительство». М., МГУ, 2001. –0,5 п. л;
  25. Историко- философская концепция европейского гражданства. //Ученые записки. С.-Пб.: ИЭФ, 2001., №1. – 4 п.л.;
  26. Особенности правового регулирования вопросов многогражданства странами Латинской Америки. // Право и политика. 2001,№5.- 1 п.л.;
  27. Гражданство юридических лиц. // Вестник БГУ. Минск. №3. 2001.-0,5 п.л.
  28. Международно-правовая деятельность Республики Казахстан и становление института гражданства стран СНГ.// Правовая реформа в Казахстане. Астана.2001 (9). – 0,5 п.л.
  29. Проблемы конституционно-правовой ответственности в институте гражданства. // Материалы конференции «Актуальные проблемы конституционно-правовой ответственности». МГУ, 15-17 марта 2001г. – 0,5 п.л.;
  30. Европа и Азия: проблема или соответствие законодательного урегулирования вопросов гражданства? ( Международно – правовой анализ закона о гражданстве Казахской Республики 1991 г. в свете рекомендаций Европейской Конвенции о гражданстве 1997 г.)
  31. // Правовая реформа в Казахстане. 2001 (10). – 0,5 п.л.
  32. Некоторые вопросы регулирования проблем гражданства стран Содружества Независимых Государств в свете европейского опыта. //Государство и право.№6.2001.– 1 п. л.;
  33. Роль международных конференций и семинаров в развитии и становлении института гражданства.// Труды МГЮА. №3. 2001г. -0,3п.л.;
  34. Международно-правовая деятельность Республики Беларусь и становление договорной базы института гражданства стран СНГ.  // Юстиция Беларуси. №3. 2001. – 1п.л.
  35. 31.Становление института Омбудсмена в России//Тезисы научной конференции «Либерализм для новой России: правовая и политическая перспектива». Оренбург. 30 марта 2002г.//Отв. Ред.проф. Гончаров Д. В.
  36. Некоторые проблемы и перспективы российского межпарламентского сотрудничества// В сборнике «Вопросы государственного строительства на современном этапе». М., МГУ, 2002. –0,5 п. л;
  37. 33. Деятельность российского Омбудсмена как фактор либерализации правовой системы России // Актуальные проблемы теории права и государства.  Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 4. Калининград, 2001.
  38. Некоторые теоретические проблемы международного принципа уважения прав человека //Актуальные проблемы теории права и государства. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. Калининград, 2002.
  39. Институт гражданства и перспективы его развития// Миграция в России. Проблемы правого обеспечения. Сборник научных статей. Саратов, 2001. -0,5 п.л.;
  40. Актуальные проблемы реализации прав российских соотечественников во внутригосударственной и международной практике // Российский ежегодник международного права.2001. -0,3 п.л.;
  41. Отзыв на книгу проф.Соколова А.Н. «Укрепление государственности» // Государство и право.2001.№10.-0,5п.л.;
  42. Quo vadis Содружество? Рецензия на монографию Е.Г. Моисеева «Десятилетие Содружества», М., 2001 //Право и политика.2002. –о,3 п.л.;
  43. Некоторые аспекты процесса конституционализации Европейского союза и проецирование его на союз Беларуси и России // Вестник Конституционного Суда Республики Беларусь. 2002. -0,5п.л.;
  44. Некоторые проблемы регулирования правового статуса иностранцев до начала XIX века.// Журнал российского права. 2004. №10. -0,5п.л.;
  45. Некоторые проблемы регулирования правового статуса иностранцев в России в период до октября 1917 г.// Журнал российского права. 2004. №9.- 0,3 п.л.;
  46. Теоретические проблемы безопасности государства в условиях современного миграционного процесса // Вестник Калининградского юридического института МВД Росси. 2004. Вып.№6. -1п.л.;
  47. Некоторые вопросы регулирования правового статуса иностранцев в Древнем Риме// История государства и права.2004. №5. -0,3 п.л.;
  48. О правовом положении иностранцев в Древнем Риме// Правоведение. 2004. 0,5 п.л.;
  49. Проблемы регионализма и мобильность правового статуса населения в условиях глобализации // Государство и право.2005. №9.-0,5 п.л.;
  50. Некоторые проблемы взаимодействия международного и конституционного права. // Право и государство.2005.№8. –о,5п.л.;
  51. Проблемы соотношения прав, свобод и обязанностей иностранных граждан в зарубежном конституционном праве // Конституционное и муниципальное право. 2005. №7. -1п.л.;
  52. Институт Уполномоченного по правам человека в России // В монографии: Институт Омбудсмена на планете Земля.// под ред. проф. А.Н. Соколова.- Калининград: КЮИ МВД России,2005. -1,5 п.л.;
  53. Россия и Европа: новые страницы взаимоотношений// Актуальные проблемы теории отечественного и зарубежного государственного права. Межвузовский сборник научных трудов. Под общ. Ред. Проф. А.Н. Соколова. Калининград, 2000. – 1 п.л.;
  54. Перспективы развития взаимоотношений Европы и России // Социально-политические и правовые проблемы развития России в XXI веке. Сборник материалов научно-практической конференции 26-27 апреля 2001 г. г. Светлогорск, Калининградской обл. Калининград, 2001.-1,5 п.л.;
  55. Некоторые региональные проблемы предоставления социальных прав трудящимся –мигрантам (конституционное и международно-правовое регулирование). //Политика и общество. №1. 2006.-0,5 п.л.;
  56. Некоторые региональные проблемы предоставления социальных прав трудящимся –мигрантам (конституционное и международно-правовое регулирование). //Политика и общество. №2.2006. -0,5 п.л.;
  57. Конституционное и международно-правовое регулирование проблем статуса иностранных граждан в региональном аспекте. //Право и политика. 2006. №2(74). -1 п.л.;
  58. Дискуссия по вопросам формирования европейского гражданства и поиски альтернативы. //Право и политика. 2001. №11. -0,5 п.л.;
  59. О правовых и вероучительных дисциплинах как системе научных ценностей // Научная конференция «Государство, право, религия: от глубины веков к современности». Российский православный институт св. Иоанна Богослова. М., 24 мая 2006г. -0,5 п.л.;
  60. Правовые проекты XIX-начала XX века по введению конституционализма в России: дилемма прав личности и государственных интересов // Россия и мир: вчера, сегодня, завтра. МГИ им. Е.Р. Дашковой. М.2007. -1п.л.;
  61. Конституционно-правовое регулирование статуса иностранцев в зарубежных социалистических странах //Конституционное и муниципальное право. 2007.№20.-0,4 п.л;
  62. Проблемы демографической и культурной безопасности в условиях сохранения высокого уровня миграции// Право и политика. 2008.№5. – 0,4 п.л.
  63. Некоторые проблемы ухудшения криминогенной ситуации в развитых странах мира в связи с ростом миграции //Вестник Калининградского юридического института МВД России.№1(15).2008.-0,5п.л.;

1 Аннан К. Ключ к искоренению всемирной нищеты: Можно сделать так, чтобы глобализация работала на бедных //Независимая газета. 2000. 21 декабря.

2 Де-Галет В. Международное право. СПб.,1860; Камаровский Л. Международное право. М., 1897; Мартенс Ф.Ф. Конспект международного права. 1880-1881 гг. СПб., 1881; Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т.1-2, СПб., 1882;  Уляницкий В. Международное право. Томск. 1911; Захаров Н.А. Курс общего международного права. Пг., 1917. Среди первых отечественных работ в конце XIX века подобного направления следует назвать диссертационное исследование (кандидатское сочинение) классика международного права В.Э.Грабаря «Положение иностранцев у древних евреев».

3Андреевский И. О правах иностранцев в России. СПб., 1854; Беляцкин С.А. Война и правосудие. (К вопросу о правовом положении на суде подданных воюющих держав). М., 1914; Добрин С. Гражданско-правовое положение в России подданных воюющих с нею держав. Пт., 1914; Левин Д. Судебная защита иностранцев //Вест. гражданского права. 1915. №2. С.115-144; Никольский Д.О. О выдаче преступников по началам международного права. СПб., 1884; Пероговский В.И. О началах международного права относительно иностранцев у народов древнего мира. Киев.1859.

4 Следует указать на последующую за монографией диссертационную работу на соискание ученой степени кандидата юридических наук А.В. Саидова «Воздействие глобализации на концепцию суверенитета в международном праве»(М., 2004г.).

5 См. подробнее: Смирнова Е.С. Глобализация как правовое понятие (к постановке проблемы). М., 2007 (М., 2008,изд.2-е).

6 Предыдущее кандидатское диссертационное исследование (а также монография того же названия, изданная в 1999г.. а затем в 2001г.) автора настоящей работы именовалось «Международно-правовые проблемы гражданства стран СНГ и Балтии в свете европейского опыта»(М., 2001). В нем с учетом заданного ограниченного объема рассматривался ряд вопросов института гражданства в рамках Европейского Союза, Содружества Независимых Государств, Союзного государства Беларуси и России, а также значение деятельности Совета Европы при решении вопросов, связанных с гражданством. В последующем, изданная в 2001г. монография «Европейское гражданство –множественное в едином», раскрывала тему гражданства ЕС подробнее. В настоящую работу включены все аспекты европейской правовой интеграции в области прав человека во взаимосвязи с аналогичной мировой тенденцией интегрирующихся государств.

7 «С точки зрения геополитической Россия занимает уникальное географическое положение в Евразии, что в сочетании с продуманной политикой дает ей возможность играть важную стабилизирующую роль в глобальном балансе сил»// См.: Послание по национальной безопасности Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. М., 1996. С.3-4.

8 См.: Плутарх. Избранные жизнеописания. М, 1990. С.119.

9 См.: Коровин Е.А. Международные договоры и акты нового времени. Л., 1924.

10 См.: Международные документы о правах человека. Сборник документов. 2-е изд. /Сост. Карташкин В.А., Лукашова Е.А. М., 2002. С.101.

11См.: Лукашук И.И. Конституции государств и международное право. М.,1998. С.10.

12 См.: Родионов К.С. Закон Российской Империи 1911г. «Об экстрадиции»//Гос. и право.2003.№7.С.91.

13 См.: Коровин Е.А. Международные договоры и акты нового времени. Л., 1924. С.146.

14 См.: Богуславский М.М., Рубанов А.А. Правовое положение иностранцев в СССР. М., 1959г. С.22.

15 См.: Топорнин Б.Н. Сильное государство- объективная потребность времени // Вопросы философии. №7. 2002. С. 10.

16 См.: Смирнова Е.С. Гражданство Союза Беларуси и России и европейский интеграционный опыт //Вестник Конституционного Суда Республики Беларусь. Минск, 1999. №4.

17 См.: Лукашук И.И. Конституции государств и международное право. М., 1998. С.68.

18См.: Лукашук И.И. Конституции государств и международное право. М., 1998.  С.26.

19См.: Садовничий В.А. Состояние образования как фактор национальной безопасности России//«Утечка умов и национальная безопасность». Тезисы докладов научно-практической конференции, организованной РАГС при Президенте РФ 15 апреля 1998г. М., 1998.С.3.

20См.: Лукашук И.И. Политика и общественные науки в условиях глобализации //Безопасность Евразии. 2003. №1. С.110.

21 См.: Там же.

22 См.: Российская газета.11 мая 2006г.

23 Так, 14 августа 1927г. состоялся обмен нотами между Союзом ССР и Персией об учреждении должностей пограничных комиссаров. В ней имелись определенные изъятия в отношении натурализованных граждан двух государств, отмечалось, что «ни одна сторона не может выбирать в комиссары лиц, которые ранее были подданными другого договаривающегося государства». Пограничные комиссары должны были заботиться о предупреждении всякого рода происшествий, возникающих на протяжении границы Договаривающихся Сторон. Комиссары наделялись особыми правами в случае агрессии, им предоставлялись особые права при проведении расследования инцидента. Они наделялись правом личной неприкосновенности в мере, предусмотренной для консулов.

24См.: Ивашов Л.Г., Булыгин А.Н. Аспекты военного сотрудничества в рамках Содружества Независимых Государств // Московский журнал международного права. 1998. №3. С. 20; Возженков А.В., Глебов И.Н., Золоторев В.А. Основные концептуальные положения национальной безопасности России в XXI веке. М., 2000.С.46.

25См.:Соловьев В.В. О некоторых проблемах военной безопасности //Проблемы глобальной безопасности. Материалы семинаров в рамках научно-исследовательских и информационных программ (ноябрь 1994 – февраль 1995). М., 1995.С.357.

26 См. подробнее: Ремарчук В.Н. Состояние и перспективы военного сотрудничества государств-участников СНГ //НАВИГУТ. 2000.№1. С.38;Купин В.Н. Геополитические императивы глобальной безопасности (социально-философский анализ)//Диссертация доктора филос. н. СПб, 2004.С.330.

27См.:Глебов И.Н. Право национальной безопасности. М., 1998. С.61.

28 См.: Российская газета. 2003.16 июня – 23 июня.

29См.: Примером может служить Конвенция между Испанией и Францией 1969г., которая регулировала такие проблемы как военная служба и двойное гражданство //Perez P. J. Nationalidad estatal y ciudadania Europea. Madrid, 1998, р. 23.

30 См. подробнее: Материалы заседания Высшего Государственного Совета Союзного государства по вопросам реализации программы обустройства внешних границ Союзного государства//Российская газета. Приложение «Союз». 26 января 2006г.

31 См.: Приказ Министерства обороны РФ от 2 апреля 2004г. №101 «О сроке временного пребывания в РФ иностранных граждан, поступающих на  военную службу» //Российская газета. 28 апреля 2004г.; Приказ МО РФ от 3 июня 2004г.№168 «Об утверждении формы ходатайства о приеме в гражданство РФ»//Российская газета. 7июоя 2004г.

32 См.: Постановление Правительства РФ от 30 декабря 2003г.№793 «О сроке пребывания в РФ иностранных граждан, поступивших на военную службу по контракту, и порядке их регистрации и учета»//Российская газета. 13 января 2004г.

33 В целом же, по информации, изложенной в докладе главы Погранслужбы В.Е. Проничева, служба граждан СНГ предусмотрена только в погранруппах Таджикистана и Армении//См. подробнее: Российская газета. 16 марта 2004г.; Гаврилов Ю. Легионер со справкой//Российская газета.14 октября 2004г.

34 Статья 8 Договора между РФ и Узбекистаном о сотрудничестве по пограничным вопросам от 4 мая 2001г. также предусматривает возможность оказания содействия в подготовке офицерских кадров //См.: Россия и страны СНГ. Сборник документов. 1991-2004гг. Ч.2.СПб.,2006. С.387-389., 402-405.

35 В рамках ООН для содействия решения проблем беженцев было создано Управление Верховного комиссара по делам беженцев(УВКБ). Устав Управления принят резолюцией ГА ООН 428(V) от 14 декабря 1950г.

36 См.: United Nations Development Program “Refining Security: The Human Dimension”.  Oxford, 1994.

37 Философы определяют глобальные проблемы, как комплекс общечеловеческих проблем современности, затрагивающий как мир в целом, так и его регионы и страны. К ним относятся прежде всего: предотвращение войны; создание условий для развития международных отношений на мирной основе; социальное развитие и экономический рост в мире; преодоление экономической отсталости; ликвидация голода и нищеты; рациональное использование природных ресурсов; выработка и осуществление  активной демографической политики; защита окружающей среды; развитие международного сотрудничества по использованию достижений научно-технической революции и т.д. Глобальные проблемы требуют  концентрации усилий не только в национальных или региональных рамках, но и в международном масштабе //См.: Философский словарь /Под ред. И.Т. Фролова. Изд.6-е. М., 1991.С.92-93. 

38 Алексеев А.В., Алексеева Н.Т. Глобальные проблемы человечества и сотрудничество двух мировых систем. М., 1981.; Арбатов А.А., Шакай А.Ф. Обострение сырьевой проблемы и международные отношения. М.,1981; Арбатов А.А., Амиров И.Ш. Сырье и конфликты. М., 1986; Кондрашов Е.Н. Минеральное сырье в ряду глобальных проблем. М., 1984; Цуканов С.В. Возобновляемые источники энергии и глобальные проблемы энергетики: экономические и политические аспекты. М.,1981; Экономическое и рациональное использование топлива и энергии в мире. М., 1982; Осколкова О.Б. Мировая продовольственная проблема и население. М., ИНИОН, 1982;Глобальная энергетическая проблема. М.,1985; Демиденко В.И. Анализ и моделирование глобальной продовольственной проблемы. М., 1985.

39 См. подробнее: Блинов А.С. Национальное государство в условиях глобализации. Дис. к.ю.н. М.,2003; Калачян К.К. Экономическая интеграция государств-участников СНГ на фоне глобализации. Дис. к.ю.н. М., 2003; Мохаммад Тахир. Глобальная и региональная системы коллективной безопасности. Дисс. д.ю.н. СПб.; 2004; Саидов А.В. Воздействие глобализации на концепцию суверенитета в международном праве. Дисс. к.ю.н. М, 2004; Купин В.Н. Геополитические императивы глобальной безопасности. СПб., 2004. Дис. д. филос. н.; Борзова Т.В. Феномен глобального антропологического экологического кризиса. Дисс. к.филос.н. М., 2005; Борзых С.В. Человек-потребитель в условиях глобализации. Дис. к.филос.н., Томск, 2005; Клеева М.Р. Социально-философское обоснование глобализма. Дис. к.филос.н., СПб., 2005; Афанасьев А.В. Российская государственность в пространстве проектов глобализации. Дис. к.филос.н., М., 2005; Фуркин Б.А. Информационные технологии в глобальном мире. Дис. к.филос.н., Набережные челны, 2005;  Коник С.Ю. Социально-философский анализ феномена цивилизации в контексте глобальных процессов развития. Дис. к.филос.н., Саратов, 2005; Ганин О.Н. Гражданское общество в контексте глобализации. Дис. к.филос.н., Саранск, 2005 и другие.

40 См.: Мировая экономика. Глобальные тенденции за 100 лет/ Под ред. И.С. Королева. М., 2003. Так же у Н. А.Косолапова мы читаем следующее: «Следовательно, глобализации, как таковой, чтобы быть чем-то осязаемым необходимо: 1) определение; 2) правовое закрепление, т.е. легитимность» //См.: Косолапов Н.А. Легитимность в международных отношениях: эволюция и современное состояние проблемы//МЭ и МО.2005.№2.С.5.

41 См.: Мировая экономика. Глобальные тенденции за 100 лет/Под ред. И.С. Королева. М., 2003.

42 См.: Межреспубликанский обмен в СССР в 1989 г. составлял к валовому национальному продукту 20,5% к экспорту (с учетом межреспубликанского обмена) – 80%. Межгосударственный же обмен стран ЕЭС составил в 1988 г. соответственно 16% и 60%.

43 См. Протокол о присоединении Республики Узбекистан к Договору об учреждении Евразийского экономического сообщества от 10 октября 2000г.//СЗ РФ.2007г.№5.

44 См.: Аннан К. Доклад Генерального Секретаря ООН о работе ООН в 2002г.//Безопасность Евразии. 2003. №1.С.158.

45 См.: UNDR, 1993.

46 См.: Эсмен А. Общие основания конституционного права. СПб., 1909.

47 См.: Кант И. К вечному миру// В кн. «Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане. Алматы, 199. С.97.

48 См. подробнее: Камаровский Л.А. Международное Право в XIX веке. М., 1901. С.38.

49 См.: Wallerstein I. The end of what modernity? N. Y., 1993. P.16.

50 «Новая философская энциклопедия» (М., 2000. С.533) определяет «глобализм», как междисциплинарное исследование новых условий эволюции жизни на планете, связанных с общими тенденциями развития цивилизации, теми противоречиями глобального масштаба, субъектом которых выступает человечество в целом и природа, а также исследование ряда глобальных проблем…, совокупность политических стратегий, связанных с организацией и координацией усилий всего человечества, по предотвращению его самоуничтожения.

51 Многие ученые- экономисты обоснованно не дают  определения этому термину. Например, в книге П.В. Сергеева «Мировая экономика» (М., 1999) можно прочесть: «Следует иметь в виду, что современная научная и учебная (специальная) литература не содержит единого толкования понятий мировой экономики, мирового хозяйства». Здесь же имеется на наш взгляд одно из наиболее обоснованных с правовой точки зрения определений понятия «мирового хозяйства», как совокупности национальных хозяйств, связанных друг с другом системой международного разделения труда, разнообразных экономических связей. А также, мировая экономика, определяется как система международных экономических отношений, как универсальная связь между хозяйствами. В тоже время, включенное в монографию «Моделирование глобальных экономических в процессов» (под ред. В.С. Дадаяна , М., 1984г.) определение мирового хозяйства дается  в полном соответствии с философским словарем под редакцией И.Т. Фролова, М., 1991, что тоже недалеко от истины.

52 История экономики. Учебное пособие. Ч.II. г.Шахты, 1998.С.6.

53 См.: Борисов Е.Ф. Экономическая теория. М., 1997.С.525-527.

54 См.: Язык закона/Под ред. А.С. Пиголкина. М. ,1990. С.65. см. также: Балыхина Т.М. Терминологические словосочетания в языке юридической литературы //Автореферат к. филолог. наук. М., 1983.

55 В «Большом толковом словаре официальных терминов» (М., 2004.С.143) содержится пояснение таких терминов, используемых в сфере финансового права, как «глобальные операции» и «глобальный сертификат».

56 См.: Хижняк С.П. Юридическая терминология: формирование и состав. Саратов, 1997.С.9.

57 См.: Там же.

58 Истоки наименования этой знаний мы находим в философии права: «лингвистическая философия» у Л.Витгенштейна, Д.Мура; «философия лингвистики» у более поздних последователей этого направления//См.: Портнов А.Н.Язык и сознание: основные парадигмы исследования проблемы в философии 19-20 веков. Иваново, 1994; Розеншток О. Язык рода человеческого. М.-СПб., 2000. Также имеется такой термин как «юрислингвистика» (Шпаковская Е.Е.Нормативный аспект научно-учебного юридического текста//Автореферат канд. филолог. наук. Челябинск, 2000).

59 См. подробнее: Антология мировой философии. Античность. Минск-Москва, 2001.  С.23, 43.

60 См. подробнее: Латинско- русский словарь /Сост. А.М. Малинин. М., 1952. С.287; Словарь-справочник «Латинское наследие в русском языке». М.,2000.С.127; Словарь латинско-русский и русско-латинский//сост. А.В. Подосинов и др. М., 2004.С.130.

61 См. подробнее: Латинско - русский словарь Изд. 2-е /Под ред.И.Х. Дворецкого. М, 1976. С.456-458.

62 См.: Русско-белорусский словарь/Под ред. Я.Коласа, К.Крапивы, П.Глебки. М., 1953.С.489. Также «глиб» – топь, грязь/Сербско-хорватско – русский словарь /Сост.И.И. Толстой. М.,1957.С. 95;  также в польском языке: globic –сжимать, сдавливать, gleba –почва, глыба земли// См.: Slownic polskiego i rossyjskiego jezyka / Pr. Fr. A. Potockiego.  Lipsk, 1877, S.185.

63 См.: Чешско-русский словарь/Сост. А.И. Павлович. М., 1967.С.126.

64 См. в латинском языке: gleba – глыба, ком земли, пашня; glebatio – поземельный налог; glebalentus – земляной.

65 См. например, этрусско-албано-русский словарь в книге французского историка и лингвиста З. Майани «Этруски начинают говорить». М. 1966. С.325-331. Также с позиций сравнительной фонетики рассматривает проблему  Сорокин О.Н. в книге «Индоевропейские гуттуральные и их рефлексы в греческом и латинском языках». Томск, 1993.

66 У профессора Д.В. Дождева мы встречаем вывод о том, что «все множество обычаев (mores) и отдельные куриатные законы (legis regia) были приведены в систему и зафиксированы в общезначимой и единообразной форме публичного закона(lex publica)См. подробнее: Дождев Д.В. Римское частное право. М. ,2001.С.17.

67 Недаром римская богиня правосудия Фемида, изображается с весами в руке, она как бы соизмеряет меру справедливости.

68 Как уже отмечалось, такие институты древнего права, как проксения, исполатия, ксенеласия и многие другие являются прямым заимствованием традиционных обычных норм греческого народа//См. подробнее: Смирнова Е.С. Проблемы правового статуса иностранцев в условиях глобализации. М., 2003. С.32-33.  В целом же, о роли обычая в формировании древнего права см.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М. ,1999.

69 Здесь следует сделать ремарку. Не каждый народ имеет в арсенале своей истории письменные источники права, но это лишь подтверждает тезис о том, что стремление к справедливому, равновесному состоянию общественного устройства характерно для всех народов мира. Аналогичные этапы общественных отношений, с преимущественным регулированием обычаев, обрядов, традиций, закрепленных в религиозных правилах, прошли большинство народов //См. подробнее: Институт убежища у древних евреев в связи с уголовным и государственным правом Моисея и Талмуда и сравнительно с институтами убежища у древних Греков, Римлян, в средневековой и новой Европе. Историко-юридическое исследование Н.М. Голубова. СПб., 1884.

70 Вопрос этот спорный, т.к. закрепление законов связано с выделением государства в территориальном аспекте. Не все нации могут быть отнесены к государство -образующим, что, зачастую, вступает в противоречие с понятием «народ».

71 Если взять за своего рода отправную «точку отсчета» Конституцию (Основной закон), то «по нисходящей» (при условии главенства Конституции) принимаются национальные законы, подробно регламентирующие права и свободы, а также иные стороны жизни общества и государства. При этом в отличие от норм международного права, конституционное право имеет развитые процессуальный и контрольный механизмы. Этого в полной мере нет у международного права. Следовательно, сложно предположить, что международное право (это, своего рода, движение «по- восходящей») может в ближайшем будущем заменить конституционное право. Не может идти речи об охватывающем все страны мира верховенстве международного права в силу иной его природы, в большей степени связанной с идеологией (а она не единообразна), чем с материальной стороной права. Тенденция к созданию международных судов и предоставление права обращения в них гражданам конкретных государств и некоторые другие плоды развития международного правотворчества не подтверждают окончательного торжества идей универсальности в мире. Это пока лишь эксперимент, эффективность которого должна быть доказана временем.

72 См.: Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю, воздуху, дополняющий Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000г.; Соглашение между государствами-членами Шанхайской организации сотрудничества о Региональной анитеррористической структуре от 7 июня 200г./БМД. 2005.№3, №2.

73 См. подробнее: Малеев Ю.Н. Реабилитация адекватного и пропорционального  применения силы //Московский журнал международного права. 2004.№3.С.31-47.

74 Реально действующие нормы Маастрихтского 1992г. и Амстердамского 1997г. договоров также оставляют на волю государств решение вопросов миграции.

75 Как уже отмечалось, другие международные организации, например, африканские, имеют своей целью преодоление отсталости и бедности.

Ученые-экономисты выделяют несколько форм экономической интеграции: 1) самая простая форма- зона свободной торговли (отменяются таможенные пошлины); 2) таможенный союз. К свободной торговле добавляется единый внешнеторговый тариф, далее проводится единая внешнеторговая политика в отношении третьих стран, а также создается платежный союз (взаимная конвертируемость валют и функционирование единой расчетной денежной единицы); 3)общий рынок, включает в себя: свободную торговлю, единый внешнеторговый тариф, добавляется свободное передвижение капитала и рабочей силы. Проводится также согласованная экономическая политика; 4) Высшей формой является экономический и валютный союз, включающий проведение единой общей экономической и валютной политики.

76 См.: Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. М., 2001.С.11-12.

77См. подробнее: Козлова Е.И., Кутафин О.Е.Конституционное право России. М., 2000.С.18-23; Лукашук И.И. Международное право. Общая часть.М.,2001.С.18; Конституционное право зарубежных стран /Под общ. Ред. Баглая М.В. ,Лейбо Ю.И., Энтина Л.М. М., 1999.С.17-30. В качестве источника права также выделяются: решения международных организаций (в международном праве); в конституционном праве России – акты, принимаемые Президентом, палатами Парламента, Правительством России. Судебный прецедент, в качестве источника права применяется в конституционном праве зарубежных стран англосаксонской системы и ЕС. Все это, по нашему мнению, не меняет общую картину действенности обычая, закона и договора.

78 Baaklini A. Viable constitutionalism and democratic political stability //Designs for democratic stability: studies in viable cоnstitutionalism. L.,1997, Р. 3.

79 См. подробнее: Сергеев П.В. Мировая экономика. М., 1999.С.5.

80 Действие в период фашистской диктатуры в Германии «Закона о защите немецкой крови и немецкой чести» от 15 сентября 1936г., «Закона об охране наследственного здоровья  германского народа» (закон о брачном здоровье) от 18 октября 1938г. и подобных им других, также являются своеобразными продуктами правотворчества. Действие их (как и всего, что противоречит позитивному здравому смыслу) не было долговечно. Они исчезли, взамен были приняты заменяющие их правовые нормы и исключающие появление законов, подобных действующим в гитлеровский период//См.об этом пар.3 главы1. А также подробнее: Смирнова Е.С. Проблемы правового статуса иностранцев в условиях глобализации. М., 2003. С.77-81.

81 См.: Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI век. М, 2000.С.176.

82 См. подробнее: Тиунов О.И. Принцип соблюдения договоров в международном праве. Пермь, 1976. С. 109.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.