WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

                                                                На правах рукописи

Абрамов Виктор Юрьевич

ПРОБЛЕМЫ ГРАЖДАНСКО ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СТРАХОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Специальность: 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва – 2009

Работа выполнена на кафедре гражданского права и процесса юридического факультета ГОУ ВПО «Российский государственный торгово – экономический университет».

Научный консультант:                        доктор юридических наук, профессор

                                                       Власов Анатолий Александрович

Официальные оппоненты:          доктор юридических наук, профессор

Белых Владимир Сергеевич

доктор юридических наук, руководитель Центра предпринимательского права

Института государства и права

Российской Академии Наук

Занковский Сергей Сергеевич

доктор юридических наук, профессор

Шиминова Маргарита Яковлевна

Ведущая организация:  Государственный университет - 

Высшая школа экономики        

  Защита диссертации состоится «25» февраля 2010 г. в 12.00 час. на заседании диссертационного совета Д 446.004.05 при ГОУ ВПО «Российский государственный торгово – экономический университет» по адресу: 125993, г. Москва, ул. Смольная, д. 36, ауд. № 131. 

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Российский государственный торгово – экономический университет».

Автореферат разослан:  «_____»  _____________  2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук,

доцент Осавелюк А.М.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена рядом причин. К ним относится возрастающая роль и значение страхования в жизни общества и, как следствие, развитие отечественного страхового рынка, который стремительно охватывает многие сферы человеческой жизни. Дальнейшее успешное развитие страхового рынка в России зависит от наличия адекватной системы страхования в государстве, правовых методов и принципов регулирования страховой  деятельности, а также наличия необходимой нормативно–правовой базы.

Развитие различных сегментов экономики и социальной жизни населения России способствует увеличению промышленных и социальных рисков, влекущих за собой увеличение потребности в страховых услугах. Фактически происходит процесс опережения потребностей общества в различных видах страховых услуг над их предложением. Обозначенное несоответствие свидетельствует о несовершенстве механизма правового регулирования страховой деятельности в РФ в связи с отставанием отечественного страхового законодательства от складывающихся в обществе отношений в сфере страхования. В особенности, данная тенденция прослеживается в процессе применения гражданско–правовых институтов страхования.

Действующая нормативно–правовая база, регулирующая страховые правоотношения и страховую деятельность, составляющая в целом страховое законодательство РФ, не устойчива, так как постоянно подвергается мелким и разрозненным изменениям и дополнениям, порой бессистемно, в виде «латания дыр».

Начиная с 1992 года, Закон РФ «О страховании» 13 раз корректировался путем внесения в него изменений и дополнений. Из них дважды, в 1997 г. и в 2003 г. текст закона подвергался кардинальным изменениям, вплоть до изменения в 1997 г. прежнего названия Закона на новое: «Об организации страхового дела в РФ» (далее по тексту ЗоСД).

Страховые правоотношения, кроме ЗоСД, регулируются еще главой 48 Гражданского кодекса РФ, а также рядом специальных законов и иных нормативных правовых актов, посвященных отдельным видам добровольного и обязательного страхования, которые в целом составляют страховое законодательство или нормы страхового права. Несмотря на столь значительный массив страхового законодательства, нормативно–правовое регулирование страховой деятельности не обходится без гражданско–правовых проблем и коллизий спорного характера, возникающих в процессе осуществления страховой деятельности. Отсутствуют также нормы международного права, посвященные гражданско–правовым вопросам регулирования страховой деятельности. К сожалению, возрастает и количество судебных споров в сфере страхования.

Подводя итог сказанному, можно отметить, что актуальность научного исследования проблем гражданско–правового регулирования страховой деятельности обусловлена:

а) увеличивающейся в обществе потребностью в различных видах страховых услуг с целью защиты имущественных интересов граждан и юридических лиц;

б) отставанием действующего страхового законодательства от фактически возникающих в обществе потребностей в новых видах страхования;

в) наличием внутреннего противоречия между нормами страхового права, а также разрозненностью и бессистемностью страхового законодательства;

г) увеличением количества судебных споров в процессе реализации страховых правоотношений. В частности, арбитражным судом г. Москвы в первом полугодии 2007 г. было рассмотрено 2 938 дел по страховым спорам, а в первом полугодии 2008 г. рассмотрено 8 698 дел, то есть в три раза больше;1

е) необходимостью разработки теоретических положений по решению проблем гражданско–правового регулирования страховой деятельности на основе теоретических исследований и научных выводов о путях и способах совершенствования страхового законодательства;

д) необходимостью систематизации страхового законодательства, как самостоятельного межотраслевого правового образования.        

Изложенное свидетельствует о необходимости решения существующих проблем гражданско–правового характера в механизме правового регулирования страховой деятельности, которые возникают в страховой правоприменительной практике, что и предопределило выбор темы исследования.

Степень теоретической разработанности темы исследования. Исследованием проблем гражданско–правового регулирования страховой деятельности в России впервые начали заниматься: А. Вицын, И.И. Степанов, О.А. Ноткин, П.П. Цитович, С.Е. Лион, ставшие по праву родоначальниками теоретических основ гражданско-правового регулирования страховой деятельности. В частности, А. Вицын и И.И. Степанов,2 сформулировали теоретическое понятие договора страхования, раскрыв его основные и отличительные признаки от смежных договоров, имеется в виду договоры хранения, поручительства, займа, банковского вклада. Это позволило авторам выделить самобытность договора страхования, а именно его рисковый характер и условность осуществления страховой выплаты, в зависимости от факта наступления страхового случая.

Если научные выводы А. Вицына и И.И. Степанова базировались на исследованиях двух разновидностях страхования, а именно морского и огневого, то исследования О.А. Ноткина расширили область применения страхования, охватив собою страхование посевов от градобития и страхование животных от падежа. Теоретические выводы О.А. Ноткина3 в значительной степени приумножили сферу применения страхования, что послужило, в некотором роде, толчком для дальнейшего глубокого исследования гражданско–правовых основ страховой деятельности.

Тем не менее, исследования указанных ученых не позволяли в полной мере раскрыть возможности практического назначения страхования в иных областях социальной жизни общества, в частности в области личного, транспортного страхования и страхования грузоперевозок. Также не было определено правовое положение участников договора личного страхования, в особенности застрахованного лица и выгодоприобретателя. Не исследовался правовой механизм реализации страхования, основанный на первоначальном формировании страхового фонда и последующем его расщеплении на множество имущественных интересов.

       Родоначальником первых теоретических тезисов и выводов о гражданско – правовом регулировании страховой деятельности, в рамках разработки науки о страховом праве, как самостоятельного правового образования является В.Р. Идельсон, который впервые применил термин «страховое право» в своем выдающемся труде «Страховое право».4 Кроме того, автор впервые определил страхование как самостоятельную юридическую дисциплину, разработав с этой целью специальный курс лекций, посвященных страховому праву. Однако, в своих выводах он не усмотрел межотраслевой характер страхового права, как самостоятельного правового образования. 

       Заслуживают также внимание теоретические концепции Г.Ф. Шершеневича, который сделал вывод о необходимости разграничения страхового законодательства на нормы частно–правового и публично-правового характера. Отмечая скудность российского страхового законодательства, автор обосновал значимость источников частного характера, придавая особое значение самостоятельным Уставам и Правилам о страховании, разрабатываемым самими страховыми обществами. При этом, Г.Ф. Шершеневич, как и В.Р. Идельсон не рассматривал страховое право в качестве межотраслевого правового образования.

       В ХХ в. В.И. Серебровский, В. К. Райхер, К.А. Граве и Л.А. Лунц разработали ряд теоретических положений о страховом праве. В частности, В.И. Серебровский рассматривал страховое право, как межотраслевую сферу общественных отношений. В.К. Райхер, страховое право рассматривал, как правовое образование, относящееся к различным отраслям права, но преимущественно к гражданскому и финансовому праву.5

Таким образом, вопросы о месте, роли и назначении страхового права, как самостоятельного правового образования остались до конца неисследованными и открытыми для дальнейших теоретических изысканий.

В 90-х г.г. ХХ в. к вопросам научного исследования основ гражданско-правого регулирования страховой деятельности обращались Л.И. Корчевская, Т.С. Мартьянова, К.И. Пылов, В.А. Рахмилович, Л.И. Рейтман, А.В. Собакинских, В.В. Смирнов, К.Е. Турбина, М.Я. Шиминова и другие правоведы.

       В начале XXI в., а именно в период с 2000 г. по настоящее время исследованием проблем гражданско–правового регулирования страховой деятельности активно занимаются В.С. Белых, М.И. Брагинский, А.А. Власов, С.В. Дедиков, Л.Н. Клоченко, И.В. Кривошеев, С.В. Михайлов, Т. М. Рассолова, Р.Р. Тузова, Т.А. Федорова, Ю. Б. Фогельсон, А.И. Худяков, А.К. Шихов и мн. другие правоведы.

       При проведении диссертационного исследования, автором использовались труды таких российских ученых, как: Т.Е. Абова, С.С. Алексеев, С.Н. Бабурин, Р.И. Беккин, Ю.Е. Булатецкий, Е.А. Васильев, В.В. Витрянский, В.Н. Гарькуша, В.З. Гущин, В.С. Джатиев, В.А. Егиазаров, С.С. Занковский, А.А. Иванов, И.А. Исаев, А.Г. Калпин, А.Г. Князев, А.С. Комаров, А.Л. Маковский, А. В. Малько, Г.В. Мальцев, Н.И. Матузов, Ю.Н. Николаев, А.Н. Обыденков, О.М. Олейник, С.В. Сарбаш, Б.Ю. Сербиноский, Т.Э. Сидорова, Т.М. Шамба, Е.А. Шерстобитов, А.И. Экимов, К.Б. Ярошенко  и др.        За последние годы по страховому праву защищено значительное количество диссертационных работ. В частности, на схожую тему были защищены работы: А.Г. Архиповой,6 Е.П. Долгополовой, 7 Н.О. Исаева,8 К. Д. Ишо,9 Л.Н. Клоченко,10 Е.Н. Клочковой,11 И.А. Митричева,12 Ю.И. Плохуто – Плакутиной,13 Т.Г. Тамазяна,14 Ю.Б. Фогельсона.15 

Следует отметить, что в вышеуказанных теоретических разработках прослеживается отсутствие единого концептуального подхода при определении предмета и метода правового регулирования страховой деятельности. Кроме того, в перечисленных работах отсутствует единый подход при исследовании страховых элементов и терминов, применяемых в страховой деятельности. Также нет единого мнения в вопросе отраслевой принадлежности страховой деятельности. Прослеживается различие в правовом определении и назначении института перестрахования в страховой деятельности. В связи с этим существует объективная необходимость для объединения и систематизации указанных разрозненных теоретических исследований и выводов в единую и целостную теоретическую концепцию.

Целью диссертационного исследования является разработка единой и целостной научной концепции, основанной на фундаментальных теоретических положениях по решению существующих проблем гражданско-правового характера в механизме правового регулирования страховой деятельности в РФ, а также выработка рекомендаций по совершенствованию страхового законодательства, регулирующего страховые правоотношения.

Для реализации указанных целей решены следующие взаимосвязанные задачи:

- проанализированы существующие теоретические концепции и выводы по проблемным вопросам гражданско–правового характера в механизме правового регулирования страховой деятельности;

- исследован механизм правового регулирования страховой деятельности для установления взаимосвязи страхового законодательства с практикой страховой деятельности;

- определена правовая сущность страхования, ее соотношение и сочетание с экономической сущностью страхования;

- исследованы и обозначены общие и частные проблемы гражданско–правового характера в механизме правового регулирования страховой деятельности;

- раскрыта система принципов, являющихся основополагающими началами страхового права. Обозначена их роль и значение для разработки теоретических  положений о проблемах гражданско–правового регулирования страховой деятельности, как самостоятельной научной концепции;

- исследованы нормативные особенности страхового законодательства для выявления существующих проблем в механизме правового регулирования страховой деятельности и разработки предложений по их решению;

- разработан комплекс предложений по совершенствованию страхового законодательства путем внесения изменений и дополнений в Гражданский кодекс РФ и другие нормативные правовые акты, регулирующие гражданско–правовые аспекты страховой деятельности в целях решения выявленных проблем гражданско–правового характера в механизме правового регулирования страховой деятельности.

Объектом исследования является комплекс гражданско–правовых отношений, возникающих между страхователем, страховщиком, выгодоприобретателем и застрахованным лицом в процессе заключения и исполнения договоров имущественного и личного страхования.

Предметом исследования являются проблемы гражданско–правового характера в механизме правового регулирования страховой деятельности, в том числе нормативно–правовые акты российского законодательства, международные правовые акты, а также страховая правоприменительная и судебная практика.

Методология и методика диссертационного исследования. Для реализации целей и задач диссертационной работы была использована общенаучная и отраслевая методология правового регулирования страховых отношений, раскрывающая особенности запрещающих, обязывающих, дозволяющих и разрешающих свойств норм страхового права.

Кроме того, были широко использованы инструменты формальной и диалектической логики. Применены исторический и сравнительно-правовой методы исследования, методы типологии об этапах развития страхового законодательства, а также метод статистических и экспертных оценок.

Эмпирическую базу исследования составили изученные автором 232 материала практики Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных судов за период 2001-2009 г.г., гражданское и страховое законодательство, а также иные нормативные правовые акты.

Научная новизна результатов исследования заключается в том, что в диссертационной работе впервые, с учетом новых правовых реалий, после принятия Федеральных законов: «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации» и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации» от 29 ноября 2007 г. N 287-ФЗ, от 8 ноября 2007 г. N 256-ФЗ, от 17 мая 2007 г. N 83-ФЗ, от 21 июля 2005 г. N 104-ФЗ, от 18 июля 2005 г. N 90-ФЗ, от  7 марта 2005 г. N 12-ФЗ, от 20 июля 2004 г. N 67-ФЗ, от 21 июня 2004 г. N 57-ФЗ, от 10 декабря 2003 года N 172-ФЗ, от 8 декабря 2003 г. N 169-ФЗ, от 25 апреля 2002 г. N 41-ФЗ, от 21 марта 2002 г. N 31-ФЗ, «О внесении изменения в статью 966 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» от 4 ноября 2007 г. N 251-ФЗ, проведено комплексное научное исследование механизма правового регулирования страховой деятельности, посвященное разработке взаимосвязанных теоретически значимых и практически важных положений, обеспечивающих эффективное правовое регулирование гражданско–правовых отношений, возникающих в сфере страховой деятельности.

Совокупность результатов настоящей работы представляет собой решение крупной научной задачи российского гражданского законодательства – разработка целостной теоретической концепции об основах гражданско-правового регулирования страховой деятельности, имеющей решающее значение для реализации страховых правоотношений по защите имущественных интересов граждан и юридических от случайных убытков. 

В частности, в работе показано, что процесс развития и совершенствования страхового законодательства проходит бессистемно и разрознено, без учета его межотраслевого характера. Поэтому дальнейшее развитие и совершенствование страхового законодательства должно осуществляться, по мнению диссертанта, гармонично, с учетом смежных со страхованием отраслей права, которые в значительной мере регулируют страховую деятельность.

Установлено, что не в полной мере оценивается роль и значение науки о страховом праве в решении проблем гражданско-правового характера в механизме правового регулирования страховой деятельности. Подчеркнуто, что именно наука о страховом праве является исходной, отправной точкой для разработки концептуальных и непротиворечивых теоретических положений по вопросам гражданско-правового регулирования страховой деятельности. Диссертантом предложен новый взгляд на науку о страховом праве и ее роли в решении проблем гражданско–правового характера в механизме правового регулирования страховой деятельности.

Выявлено, что в нормативных правовых актах, регулирующих гражданско–правовую сферу страховой деятельности, отсутствует правовая характеристика договора страхования в качестве рискового обязательства. Вскрыты недостатки, связанные с нормативным установлением договора страхования в качестве консенсуального, предоставляющего возможность отсрочки уплаты страхователями страховой премии или первой ее части (страхового взноса), что влияет на финансовую устойчивость страховщика и, как следствие, своевременное и полное исполнение им своих денежных обязательств по договору страхования. Для решения обозначенных проблем предложено пересмотреть в нормах страхового законодательства правовую характеристику договора страхования.

Вскрыты проблемы в гражданско-правовом регулировании страховой деятельности, связанные с чрезмерно жесткой регламентацией процедуры лицензирования видов страхования и процедуры согласования правил страхования при лицензировании новых видов страхования, что существенно ограничивает имущественные права участников страхового правоотношения в свободном согласовании условий страхования и влечет за собой нарушение принципа свободы заключения договора. Для решения данной проблемы диссертант предложил изменить правовой режим применения правил страхования при лицензировании видов страхования. 

       Сформировано авторское представление о назначении перестрахования в страховой деятельности, как разновидности страховой деятельности по расщеплению крупных рисков между несколькими страховщиками.

Также дано авторское представление о правовом назначении базовых страховых категорий, без которых не возможна реализация страхового правоотношения: «объект страхования», «предмет страхования», «предмет договора страхования», страховой интерес, страховой риск, страховое событие, страховая сумма. 

       В диссертационном исследовании впервые обобщен опыт гражданско-правового регулирования страховой деятельности в Евросоюзе, что позволило выявить тенденцию к сближению и интеграции российского страхового права с европейским для гармонизации отношений России и Евросоюза в области страхования.

       Научная новизна диссертационного исследования выражается также в разработке и формулировке новых теоретических положений, выводов и предложений, которые решают обозначенные в работе гражданско-правовые проблемы, что нашло свое отражение в основных положениях, выносимых автором на защиту.

Основные положения диссертационной работы, выносимые на защиту:

1. Правоотношения, возникающие в процессе осуществления страховой деятельности, регулируются совокупностью норм, носящих частно-правовой и публично-правовой характер. Значительную часть страховых отношений составляют частно – правовые отношения, которые регулируются нормами гражданского права, так как целью страхования является защита имущественных интересов страхователей, выгодоприобретателей и застрахованных лиц от случайных убытков. Соответственно, правовое регулирование страховой деятельности должно осуществляться, в большей степени, нормами частно-правового, а не публично-правового характера.

Комплекс частно-правовых и публично-правых норм страхового законодательства формирует собою специальное правовое образование - страховое право, в рамках которого сохраняется юридическая целостность правового регулирования страховой деятельности путем применения специальных принципов, приемов и способов регулирования. Это позволяет установить вполне закономерную связь между различными, по методу правового регулирования, нормами страхового законодательства. Практическая реализация данного положения может быть осуществлена путем нормативного установления правовой гармонизации между нормами частно-правового и публично-правового характера в единой системе страхового законодательства в виде правовой презумпции или принципа. С этой целью предлагается дополнить абзац 2 статьи 938 ГК РФ вторым предложением следующего содержания: «При этом законы, определяющие порядок организации и осуществления страховой деятельности, подлежат применению к страховым отношениям в части не противоречащей основным положениям настоящей главы Кодекса».

2. Реализация договора страхования является основополагающей задачей страховой деятельности, которая может быть решена только при правильном выборе и применении необходимых правовых категорий, предназначенных для осуществления цели различных видов страхования. Категории: «объект страхования», «предмет страхования» и «предмет договора страхования» являются правовыми средствами, предназначенными для реализации договора страхования. Поэтому каждая из них имеет самостоятельное и целевое правовое назначение в страховом обязательстве, несмотря на их терминологическое сходство. 

В целях исключения в страховой практике путаницы при применении обозначенных категорий, автором обосновано положение об их индивидуальном правовом значении для страховых правоотношений. В частности, сделан вывод, что категория «объект страхования» подлежит применению в страховом правоотношении для обозначения объекта страховой защиты, а именно страхового интереса определенного договором страхования лица. Категория «предмет страхования» должен применяться для обозначения в договоре страхования определенного имущества, подлежащего страхованию от риска его утраты или повреждения. Аргументировано положение о том, что категория «предмет договора страхования» обозначает предмет страхового правоотношения, который заключается в оказании страховщиком платной страховой услуги по защите имущественных интересов страхователей, выгодоприобретателей и застрахованных лиц.

3. Аргументировано, что одной из существенных задач правового регулирования страховой деятельности является создание необходимых правовых условий и предпосылок для полноценной реализации участниками страхового правоотношения своих субъективных прав, с учетом реализации принципа свободы договора при согласовании условий и правил страхования. Однако, действующий правовой режим применения правил в добровольных видах страхования не в полной мере отражает диспозитивный метод применения правил страхования, определяя их основное назначение целями лицензирования страховой деятельности.

Нормативно–правовое требование статьи 3 ЗоСД об обязательном применении правил в добровольных видах страхования лишает участников договора страхования возможности свободного, то есть своей волей, согласования условий страхования при заключении страховой сделки, искусственно понуждая страхователей присоединяться к разработанным страховщиком правилам страхования.

В связи с изложенным предложено изменить статью 3 ЗоСД, изложив первое предложение третьего пункта данной нормы в следующей редакции: «Добровольное страхование осуществляется на основании договора и правил страхования, если иное не предусмотрено договором, определяющим общие условия и порядок его осуществления». Соответственно, предложено также внести изменение в пункт 3 статьи 943 ГК РФ, дополнив ее положением о том, что: «При заключении договора добровольного страхования страхователь и страховщик могут договориться о не применении к их отношениям правил страхования, разработанных страховщиком». 

Изложенные положения в полной мере обеспечивают реализацию в страховых правоотношениях принципа свободы договора, позволяющего участникам договора добровольного страхования при его заключении самостоятельно определять и согласовывать условия страхования, которые предусмотрены или не предусмотрены правилами страхования.

4. Доказано, что в процессе реализации страховых договорных отношений должны применяться непротиворечиво и единообразно основополагающие страховые категории: страховой интерес, страховой риск, страховое событие. Теоретическое и практическое значение обозначенных категорий страхования заключается в формировании юридических предпосылок для реализации субъективных прав участников страхового правоотношения во взаимосвязи с объективным правом. В частности, страховой интерес, воплощенный в определенное имущество или жизнь и здоровье лица, предопределяет модель его поведения и, как следствие, правовое положение в страховом обязательстве, предусмотренное нормами страхового законодательства.

Устанавливая субъективные права лица, обладающего страховым интересом, нормы страхового законодательства, одновременно с этим, определяют также и круг его обязанностей, что составляет юридическое содержание страхового правоотношения. Движущей силой для реализации субъективных прав и обязанностей является страховой интерес, который побуждает лицо к совершению активных действий, так как договор страхования является разновидностью активных правоотношений. Поэтому страховой интерес отражает материальное содержание страхового правоотношения, которое состоит в возможности лица самому совершать юридически значимые и необходимые действия в сделке. Это позволяет установить взаимосвязь и близость субъективных прав с объективным правом. Интерес, в данном случае, выполняет роль «правового мостика», связывающего нормы страхового права с возникающими в обществе страховыми отношениями.

Реализация данного положения может быть достигнута путем нормативного установления страхового интереса в качестве существенного элемента не только имущественного, но и личного страхования. С этой целью предложено заменить действующую редакцию пункта 2 статьи 934 ГК РФ на новую редакцию следующего содержания: «Договор личного страхования считается заключенным в интересе застрахованного лица, если в договоре не названо в качестве выгодоприобретателя другое лицо».

Аргументировано, что требуется также нормативно-правовое установление тождества между страховыми категориями: риск и событие для их единообразного и непротиворечивого применения в страховой практике при обозначении опасного явления или действия, влекущего за собой ущерб (убыток). С этой целью предложено заменить действующую редакцию абзаца 2 пункта 1 статьи 9 ЗоСД на новую редакцию следующего содержания: «Событием, рассматриваемым в качестве страхового риска, признается опасное (ущербное или вредоносное) явление или действие, обладающее признаками вероятности и случайности его наступления, предусмотренное договором или законом, влекущее за собой убыток либо иной имущественный вред».

5. Страховое правоотношение имеет рисковый характер, так как осуществление страховой выплаты откладывается до наступления предусмотренного договором страхового случая. Учитывая данную особенность страхового обязательства, в страховой практике зачастую договор страхования рассматривают как сделку, совершенной под отлагательным условием, согласно которой все права и обязанности у его участников возникают с момента наступления страхового события. Подобный подход к правовой оценке договора страхования, причиной которому является отсутствие в законодательстве четких правовых признаков, характеризующих договор страхования в качестве рисковой сделки, приводит к приостановлению динамики развития страхового правоотношения и, как следствие, к разрушению страхового договорного права.

Автором выработан подход к определению договора страхования в качестве рискового обязательства. С этой целью теоретически обосновано положение о том, что условия договора страхования, определяющие рисковые имущественные последствия, как положительные, так и отрицательные возникают у его участников только после наступления страхового случая. Соответственно, все другие условия по реализации договора страхования, имеют юридическую силу для его участников с момента заключения договора. Для нормативного установления данного положения диссертантом предложено дополнить пункт 1 статьи 927 ГК РФ абзацем следующего содержания: «Договор страхования считается рисковой сделкой, последствие которой, как в отношении страховой выплаты, так и в отношении страховой премии, зависит от наступления неизвестного события (страхового случая)».

6. Доказано, что установленный страховым законодательством порядок осуществления страховой деятельности предусматривает жесткий регламент лицензирования новых видов страхования, что приводит к снижению активности со стороны страхователей и замедлению роста страхового рынка. Причиной этому является длительная процедура согласования страховщиками новых видов страхования в органе страхового надзора.

Вид страхования обозначает определенный объект страхования и является гражданско-правовой категорией, характеризующей имущественный интерес лица, режим применения которого должен устанавливаться нормами частно-правового, а не публично-правового характера. В целях упрощения процедуры лицензирования видов страхования, диссертантом сделан вывод о необходимости внесения соответствующих изменений в нормы страхового законодательства, регулирующие гражданско–правовую сферу страховой деятельности путем замены в абзаце 1 ст. 938 ГК РФ фразу «осуществление страхования соответствующего вида» на фразу «осуществление страховой деятельности».

Реализация обозначенных изменений требует также введения уведомительного порядка лицензирования новых видов страхования, сохранив при этом разрешительный порядок только для получения соискателем страховой лицензии в момент организации страхового дела. С этой целью, по мнению автора, необходимо включить в правила лицензирования страховой деятельности, предусмотренные статьей 32 ЗоСД две самостоятельные процедуры: разрешительную и уведомительную. Первую–разрешительную процедуру следует применять для оценки финансового положения соискателя лицензии, его правового статуса и экономического обоснования страховой деятельности в целях выдачи общей лицензии на осуществление страхования, перестрахования или взаимного страхования. Вторую процедуру ввести для уведомления о факте внедрения страховщиком нового вида страхования путем последующего письменного информирования об этом органа страхового надзора с приложением подтверждающих документов о внедрении.

7. Разработана система основополагающих принципов страхования, оказывающих системообразующее воздействие на страховые правоотношения и гарантирующие полноценную их реализацию. Данная система состоит из общих и специальных принципов, которые определяют общие начала и смысл страхового законодательства. Общие принципы: законности, гласности, организационного единства. Специальные принципы: наивысшей добросовестности, эквивалентности, компенсации причиненного вреда, защиты слабой стороны.

Общие принципы обеспечивают единообразие при применении и толковании различных норм страхового законодательства, а также обеспечивают паритет в правовом положении участников страховых отношений. Это различные отношения, возникающие между органом страхового надзора и страховщиком по поводу организации и осуществления страховой деятельности, отношения, возникающие между страховщиками по сострахованию и перестрахованию, а также отношения между страхователем – слабой стороной в догворе страховнаия и страховщиком, котрый является более сильной стороной в договоре.

Специальные принципы предназначаются, в основном, для частно-правовых страховых отношений, которые должны базироваться на взиамном доверии участников договора страхования друг к другу при оценке страхового риска и осуществлении страховой выплаты. 

Предложенное автором назначение системы страховых принципов должно оказывать положительное водействие на процесс реализации страховых правоотношений.

8. Нормы страхового законодательства, регулирующие страховые правоотношения, характеризуются различными нормативными особенностями и методами правового регулирования. В частности, это: а) нормы, устанавливающие гласность и публичность осуществления страховой деятельности, так называемые нормы гласности; б) регулятивные нормы, направленные на регулирование правоотношений, возникающие в сфере страховой деятельности; в) охранительные нормы, регламентирующие порядок осуществления контроля за деятельностью субъектов страхового дела, в целях соблюдения ими страхового законодательства. 

Нормативная особенность страхового законодательства определяется его комплексным, межотраслевым характером. Данная особенность нормативной системы страхового законодательства не должна исключать логическую и концептуальную целостность всего механизма правового регулирования страховой деятельности. Тем не менее, детальный анализ механизма реализации всей нормативной системы страхового законодательства выявил отсутствие единой, логической концепции в правовом регулировании страховой деятельности в Российской Федерации.

В целях решения данной проблемы предложено сочетать и взаимоувязывать различные по методу правового регулирования нормы страхового законодательства в процессе их применения. В частности, предложена правовая концепция, основанная на логически последовательном и обоснованном применении охранительных норм, регулирующие контрольные процедуры, в сочетании с нормами гласности и регулятивными нормами. Предложенное одновременное сочетание трех нормативных особенностей страхового законодательства, позволяет применять охранительные нормы, в большей степени, для выявления и предупреждения нарушений страхового законодательства, а не только для применения мер воздействия к субъектам страхового дела. Подобный подход к применению различных норм страхового законодательства позволяет исключить излишнюю либеральность и излишнюю жесткость в регулировании страховой деятельности.

9. Определено, что в процессе реализации страховых правоотношений осуществляется защита не только частно–правовых, но и публичных интересов, связанных с соблюдением страховщиками нормативов финансовой устойчивости, что придает публичный характер самим договорам страхования. Единственным способом достижения обозначенной цели публичности является функционирование специального правового механизма, позволяющего страховщикам своевременно формировать страховые резервы. Реализовать данное положение можно путем нормативного установления регламента, предусматривающего осуществление участниками договора страхования определенных прав и обязанностей на стадии вступления договора в действие. В частности, это право страховщика на получение страховой премии (взносов) сразу после заключения договора страхования и обязанность страхователя по их своевременной уплате, что характеризует договор страхования в качестве реального, вступающего в силу с момента уплаты страховой премии или первого ее взноса, а не консенсуального, вступающего в силу с момента его подписания, как это предусмотрено в действующей редакции статьи 957 ГК РФ.

Необходимость в правовом установлении договора страхования в качестве реального обусловлена тем, что финансовая устойчивость страховщиков должна обеспечиваться не только уставным капиталом и доходами от размещения собственных средств, но и за счет страховых взносов, которые должны поступать от страхователей регулярно и своевременно по каждому заключенному договору страхования. Только в этом случае договор страхования приобретает реальный характер своего действия, что является гарантией обеспечения финансовой устойчивости страховщиков и, как следствие, своевременного и полного исполнения ими своих договорных обязательств перед страхователями и иными участниками договора страхования.

10. Выявлено несовершенство правовой регламентации экономических категорий страхования: перестрахование и страховая сумма. В частности, установлена нормативно-правовая неопределенность и двусмысленность в вопросе о назначении перестрахования, а именно в качестве разновидности договора имущественного страхования или в качестве разновидности страховой деятельности. В этой связи диссертантом обоснован вывод о том, что перестрахование является разновидностью страховой деятельности и предложено изменить пункт 1 статьи 967 ГК РФ, изложив его в следующей редакции: «Риск выплаты страхового возмещения или страховой суммы, принятый на себя страховщиком по договору страхования, может быть им застрахован полностью или частично у другого страховщика (страховщиков), имеющего разрешение (лицензию) на осуществление перестраховочной деятельности, по заключенному с последним договору перестрахования».

В страховом законодательстве отсутствует методика оценки действительной (страховой) стоимости имущества, что приводит к многочисленным спорам о сумме страховой выплаты по договорам страхования имущества. Для решения данной проблемы предложено заменить действующую редакцию абзаца 2 статьи 947 ГК РФ на новую следующего содержания: «Страховой стоимостью считается: для имущества его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования, определяемая по соглашению сторон, по рыночной стоимости или по фактическим расходам, затраченным на приобретение имущества».

11. Доказано, что дальнейшее развитие страхового законодательства должно способствовать развитию страхового рынка и формированию адекватного страхового резервного фонда, который является также значительным денежным ресурсом для инвестирования в национальную экономику за счет массовых страховых сборов. Страхование в России может стать массовым только в случае предложения на страховом рынке неограниченного количества недорогих и доступных страхователям видов страхования, что расширят их возможности по выбору любого, необходимого вида страховой защиты.

Вид страхования является правовым воплощением страхового интереса и страхового риска в определенный объект страховой защиты, определяемый потребностью страхователя. Материальную основу данной потребности составляет имущество или имущественное право лица, которое может охраняться от случайных убытков гражданско–правовыми средствами защиты, в зависимости от воли и желания лица, без каких либо ограничений и изъянов.

Страховая защита является разновидностью гражданско-правовой защиты, которая не может быть ограничена нормами права. Однако, действующее положение статьи 32.9 ЗоСД предусматривает ограниченный перечень видов страхования и не позволяет пополнить страховой рынок востребованными видами страховой защиты. Решить обозначенную проблему, по мнению диссертанта, необходимо путем дополнения пункта 2 статьи 32.9 ЗоСД абзацем 1 следующего содержания: «Страховщик вправе застраховать по заявлению страхователя вид страхования, не предусмотренный пунктом 1 настоящей статьи, если его страхование прямо не запрещено законодательством РФ». 

12. В последнее время активно развиваются международные экономические интеграционные процессы между Россией и зарубежными государствами, в особенности между государствами – членами Евросоюза. Во многих случаях данные процессы не обходятся без применения взаимной гарантированной страховой защиты, которая должна осуществляться в рамках специального международного страхового законодательства. Однако, в настоящее время отсутствуют нормы международного права, регулирующие гражданско-правовые основы осуществления страховых и перестраховочных операций, к которым могла бы присоединиться Россия. По этой причине деятельность российских страховщиков ограничена только исходящими перестраховочными правоотношениями по размещению страховых рисков у европейских страховщиков. Иные отношения, имеется в виду прямое страхование или входящее перестрахование, между российскими и европейскими страховщиками, практически не возникают, так как последние неохотно размещают свои риски у российских страховщиков из-за отсутствия международных норм гражданско-правовой защиты участников страховых договорных обязательств.

Для совершенствования указанных отношений выработан подход к интеграции и сближению двух правовых систем в области страхования путем присоединения России ко всем страховым Директивам Евросоюза, устанавливающим основы гражданско-правового регулирования страховой деятельности в Евросоюзе, которые принципиально не противоречат основам гражданско-правового регулирования страховой деятельности в России. Кроме того, автором определены принципы сопоставимости основ гражданско-правового регулирования двух правовых систем. Это принципы: добросовестности, транспарентности, финансовой устойчивости страховщиков и гражданско-правовой ответственности участников страховых правоотношений. Реализовать обозначенные интеграционные процессы можно, по мнению автора, путем установления России с Евросоюзом двусторонних отношений в рамках Соглашения о сотрудничестве в области страхования и перестрахования, предусматривающего поэтапную унификацию действующих национальных норм страхового права в единые международные стандарты.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что основные теоретические положения, выводы и рекомендации диссертационной работы могут быть использованы для уточнения, расширения и дополнения сформированных в теории страхового права научных взглядов на правовые методы и способы реализации в России страхового законодательства.

Разработанные в диссертационной работе теоретические положения дополняют целостную теорию о гражданско–правовом регулировании страховой деятельности. Ряд положений в диссертационной работе позволяют пересмотреть существующие в современной юридической науке различные мнения относительно отраслевой принадлежности страхового законодательства, механизма правового регулирования страховой деятельности, нормативных особенностях страхового законодательства, принципов страхового права, правовой характеристики договора страхования, определения таких понятий, как: страховой интерес, страховой риск, страховое событие, страховой случай, страховая сумма, перестрахование, страховщик, страхователь, выгодоприобретатель, застрахованное лицо.

Полученные в ходе исследования результаты позволят страховым организациям, страхователям, органу страхового надзора, судебным органам единообразно применять страховые категории, а также непротиворечиво определять в договорах страхования объект и предмет страхования. Особое теоретическое значение имеют положения диссертационной работы, обосновывающие пути решения проблем по применению в добровольных видах страхования правил страхования.

Кроме того, полученные в ходе исследования результаты могут  быть использованы в качестве теоретической базы для дальнейших научных изысканий в области гражданско–правовых основ регулирования страховой деятельности.

  Практическая значимость работы заключается в том, что результаты исследования могут быть использованы в практической работе юристов, государственных служащих и руководителей страховых организаций, работающих и практикующихся по вопросам организации и осуществления страховой деятельности.

Положения диссертации могут быть также использованы для формирования представлений о механизме правового регулирования страховой деятельности как научной категории, определения содержания предмета и метода правового регулирования страховой деятельности, установления целей и принципов осуществления страховой деятельности в условиях развития страхового рынка России, реформирования страховой деятельности, разработки основ углубленного исследования проблем гражданско-правового регулирования страховой деятельности, учебных целей, при преподавании гражданского, предпринимательского и страхового права, подготовки учебных пособий по курсу страхового права, совершенствования страхового законодательства, при подготовке проектов изменений в главу 48 ГК РФ и в ЗоСД.

Апробация результатов работы. Диссертация подготовлена, обсуждена и одобрена на кафедре гражданского права и процесса юридического факультета Российского государственного торгово–экономического университета. Предложения и рекомендации по теме диссертационной работы апробированы и применяются при чтении учебной дисциплины «Страховое право» и ряда других специализированных дисциплин и курсов по гражданско-правовой и предпринимательской специализации в Московской государственной юридической академии (МГЮА), в Тульском государственном университете (г. Тула), в Пензенском государственном университете (г. Пенза), во Владимирском государственном университете (г. Владимир),  в Волжской государственной академии водного транспорта (г. Нижний Новгород), в Магнитогорском государственном техническом университете (г. Магнитогорск), в НОУ ВПО «Санкт – Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права».

Кроме того, предложения и рекомендации по теме диссертационной работы используются в практической деятельности Третейского суда при Пензенской областной торгово-промышленной палате, в Московском перестраховочном обществе, Страховой медицинской организации «ЭКИП» и других страховых организациях, что подтверждается актами о внедрении.

Основные теоретические положения и научно-практические рекомендации и выводы, сформулированные в исследовании, апробированы в 44 научных работах, общим объемом 139,5 п.л., в том числе в 15 работах, общим объемом 6,6 п.л. опубликованных в рекомендуемых ВАК РФ изданиях.

Результаты научного исследования легли в основу методического материала, используемого автором при подготовке и чтении лекций слушателям Школы страхового бизнеса МГИМО (У) МИД РФ, Государственной академии профессиональной переподготовки и повышения квалификации руководящих работников и специалистов инвестиционной сферы Минобразования РФ (ГАСИС), слушателям учебного центра при издательском центре «Регламент» и учебных центров: «Деловой формат», «Мастер центр страхования», института повышения квалификации для финансово – банковских работников и т.д.

Кроме того, тема диссертационного исследования была раскрыта автором и предложена к обсуждению в своих докладах на четырех конференциях, проведенных с участием представителей иностранного страхового сообщества по темам: 1) Страхование и право. ВТО. Проблемы правоприменения в контексте предстоящей либерализации страхового рынка России (Москва, Центр международной торговли, 24 мая 2007 г.); 2) VI Ежегодная международная конференция, посвященная вопросам развития страхования в РФ, проведенная ВСС РФ (Екатеринбург, 14-16 мая 2008 г.); 3) Страхование и право. Государственное регулирование и правовые гарантии (Москва, Бизнес - Центр "Даев - Плаза", 20 мая 2008 г.); 4) Проблемные вопросы применения законодательства в страховании (Москва, Российская государственная библиотека, 29 мая 2009 г.).

Структура работы.

Структура диссертационной работы определяется общей концепцией темы диссертационного исследования, ее целью, задачами и логикой, которые последовательно раскрываются во введении, пяти главах, 19  параграфах, заключении и библиографии. 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       Во введении диссертационной работы обоснована актуальность темы диссертационного исследования, раскрыта степень ее научной разработанности, показано научное значение механизма правового регулирования страховой деятельности. Определены цели и задачи диссертационного исследования, изложены методологические подходы к решению обозначенных в диссертации правовых проблем, раскрывается научная новизна работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, показывается теоретическая и практическая значимость работы и апробация полученных результатов исследования.

В первой главе диссертационной работы «Основы правового регулирования страховой деятельности в РФ» раскрыты: система правового регулирования страховой деятельности в РФ, правовая сущность страхования, правовые предпосылки для исследования проблем правового регулирования страховой деятельности в РФ, роль правовых принципов в решении проблем, существующих в механизме правового регулирования страховой деятельности.

В первом параграфе «Сущность и система правового регулирования страховой деятельности в РФ» автором определена сущность правового регулирования страховой деятельности в РФ, которая заключается в установлении правовых способов, приемов, средств, методов и механизма правового регулирования отношений, возникающих: а) при заключении и исполнении договора страхования; б) в связи с государственным регулированием деятельности субъектов страхового дела при осуществлении ими страховой деятельности. При этом обозначено, что данные отношения регулируются специальной межотраслевой системой страхового законодательства, которая является составной частью механизма правового регулирования страховой деятельности. 

Диссертантом показано, что развитие норм страхового законодательства осуществляется разрозненно, в отрыве от смежных отраслей права, регулирующих страховую деятельность. Данное положение позволило диссертанту выделить два признака, характеризующих сущность и систему правового регулирования страховой деятельности в Российской Федерации. С одной стороны его межотраслевой характер, а с другой отсутствие концептуального подхода законодателя к построению целостного и гармоничного механизма правового регулирования страховой деятельности.

Немаловажную роль в механизме правового регулирования страховой деятельности играет наука о страховом праве, формирующая теоретические основы правового регулирования страховой деятельности. В частности, диссертантом определено, что роль науки заключается в разработке фундаментальных теоретических положений о правовом регулировании страховой деятельности в целях выявления существующих в страховом законодательстве правовых проблем, а также разработке единообразных теоретических положений и рекомендаций по применению страхового законодательства. 

       Действующая система страхового законодательства многоступенчатая и различная по отраслевой принадлежности нормативных актов, что придает ей межотраслевой характер, образуя в целом самостоятельное правовое образование – страховое право.

Таким образом, правовое регулирование страховой деятельности осуществляется различными по отраслевой принадлежности нормативно–правовыми актами, которые в совокупности образуют единую систему страхового законодательства.

Во втором параграфе «Правовая сущность страхования» автором исследована правовая сущность страхования и определено ее значение для регулирования страховых отношений.  В частности, определено, что правовая сущность характеризует страхование, прежде всего, как правоотношение, которое подлежит правовому регулированию специальными нормами страхового законодательства. Кроме того, правовая сущность характеризует страхование, как самостоятельное правовое образование – страховое право. Автором сделан вывод о том, что правовая сущность способствует формированию научных представлений о механизме правового регулирования страховой деятельности и ее гражданско-правовых аспектов. Именно правовая сущность страхования вызывает необходимость к разработке правовых методов, приемов и способов реализации отношений, возникающих в сфере страхования, а также исследованию проблем правового регулирования страховой деятельности.

Особое значение правовая сущность имеет для проведения разграничения между экономическим (финансовым) содержанием страхования и ее правовыми аспектами, что позволяет устанавливать и конкретизировать применимые нормы страхового законодательства к определенным условиям страхового правоотношения.

В третьем параграфе «Предмет правового регулирования страховой деятельности в РФ» автором определен комплексный характер правоотношений, возникающих в процессе осуществления страховой деятельности между страховщиком, страхователем и иными субъектами предпринимательской деятельности, либо только между страховщиками по перестрахованию и сострахованию, либо между страховщиком, органом страхового надзора, антимонопольным органом или иными государственными органами.

Учитывая комплексный характер страховых отношений, диссертантом были исследованы нормы частно–правового и публично–правового характера, регулирующие страховую деятельность. В результате сделан вывод о необходимости преобладающего значения в механизме правового регулирования страховой деятельности норм частно–правового характера. 

Также определено и аргументировано, что договор страхования является рисковой сделкой. Данное положение не получило специального правового закрепления в нормах страхового законодательства несмотря на то, что обязанность страховщика по страховой выплате обусловлена фактом наступления случайного события. Это обстоятельство создает в страховой практике существенные правовые проблемы, нивелирующие случайность страхового убытка и, как следствие, безусловность страховой выплаты вне зависимости от динамики изменения рисковых обстоятельств.

В целях решения обозначенной проблемы диссертант предложил дополнить п.1 ст. 927 ГК РФ положением, определяющим договор страхования в качестве рисковой сделки. Данная новелла нормализует страховую практику и позволит исключить возникающие на практике случаи безусловных и компромиссных страховых выплат, а также позволит единообразно применять в гражданских правоотношениях рисковые договоры в соответствии с их правовым и целевым назначением.

В четвертом параграфе первой главы «Предпосылки для исследования проблем гражданско-правового регулирования страховой деятельности в РФ» автором обоснована необходимость разработки теоретических положений, направленных на решение существующих актуальных проблем гражданско–правового характера в механизме правового регулирования страховой деятельности.

Определены способы и методы решения обозначенных диссертантом правовых проблем, а именно путем: а) оптимизации системы государственного регулирования страховой деятельности для исключения неэффективного государственного вмешательства в гражданско–правовую сферу страхования; б) исключения избыточных контрольных функций органа страхового надзора; в) либерализации процедуры лицензирования видов страхования. 

Автором определено также, что предусмотренные ЗоСД меры воздействия со стороны органа страхового надзора в отношении страховых организаций, в виде лишения их лицензии, за незначительные и несоразмерные нарушения отрицательно влияют на имущественные права страхователей, выгодоприобретателей и застрахованных лиц. В связи с изложенным, диссертантом сделан вывод о необходимости в нормативно–правовом установлении пределов государственного вмешательства в гражданско–правовую сферу страховой деятельности. С этой целью предложено дополнить ЗоСД нормой, устанавливающей строго определенный перечень вопросов, подлежащих обязательному контролю со стороны надзорных органов, а также процедуру осуществления текущего контроля за деятельностью субъекта страхового дела по месту его нахождения. Это позволит создать вполне гибкую регулятивную государственную политику, способствующую расширению сферы страховых услуг по видам страхования и созданию благоприятных условий для успешной реализации в страховой практике договоров страхования.

В пятом параграфе «Роль правовых принципов в решении проблем гражданско-правового регулирования страховой деятельности в РФ» диссертантом определено, что содержанием правовых принципов, применяемых в гражданско-правовом регулировании страховой деятельности, являются основополагающие правовые начала, провозглашающие цели и задачи страхования.

Для решения возникающих проблем в гражданско-правовом регулировании страховой деятельности должны применяться общие принципы: законности, гласности, организационного единства, а также специальные принципы, индивидуализирующие гражданско–правовую особенность регулирования страховой деятельности.

Назначение принципа законности в страховании обусловлено необходимостью предотвращения злоупотребления властными полномочиями со стороны должностных лиц органа страхового надзора в отношении субъектов страхового дела, а также выполнением профилактических функций по предотвращению нарушений страхового законодательства со стороны страховщиков в отношении страхователей, выгодоприобретателей и застрахованных лиц.

В содержание принципа гласности входит публичное раскрытие информации и сведений, позволяющих страхователю получать полную, достоверную и необходимую информацию о страховщике, его финансовом положении для принятия решения о вступлении с ним в страховое правоотношение по востребованному виду страхования. Неприменение в страховании принципа гласности способствует нарушению имущественных прав страхователей, выгодоприобретателей и застрахованных лиц при выборе финансово-устойчивого страховщика. 

Необходимость применения принципа наивысшей добросовестности в сфере страхования обусловлена решением проблем, связанных с нарушением участниками договора страхования правил о взаимном информировании друг друга о рисковых обстоятельствах страхового события. Недостоверная или неполная информация о страховом риске влияет на цену страховой услуги в сторону ее необоснованного занижения. Соответственно, нормативно–правовое закрепление принципа наивысшей добросовестности, по мнению автора, позволяет с одной стороны объективно оценить страховой риск и правильно рассчитать страховой тариф, а с другой способствует надлежащему исполнению страховщиком своего договорного обязательства по выплате страхового возмещения.
Регламентация в нормах страхового законодательства принципа эквивалентности решает проблему, связанную с несоблюдением страховщиками равенства между собранными за определенный период времени суммами страховых премий и суммами принятых на себя страховых обязательств для осуществления страховых выплат и покрытия расходов на ведение дела. Кроме того, значение эквивалентности в страховании заключается, по мнению автора, в побуждении страховщика к соблюдению финансовой устойчивости и добросовестному исполнению принятых на себя обязательства перед страхователями.

Применение в страховании принципа компенсации причиненного вреда обусловлено целью страхования по возмещению ущерба страхователю, выгодоприобретателю или застрахованному лицу по рисковым договорам страхования только при наступлении страхового случая, что исключает неосновательное обогащение с их стороны.

Принцип защиты слабой стороны решает проблему, связанную с необоснованным доминированием в страховом обязательстве страховщика, как более осведомленной стороны во всех вопросах специфики страхования, над страхователем и, как следствие, пресекает возможность извлечения выгоды только одной стороной страхового правоотношения - страховщиком.

В шестом параграфе «Значение теоретических положений о страховом регулировании для построения оптимальной модели правового регулирования страховой деятельности в РФ» диссертантом отмечено, что в теории страхового права России отсутствует целостная и концептуальная доктрина или теоретическая разработка, посвященная механизму правового регулирования страховой деятельности. При этом в зарубежных правовых доктринах имеются фундаментальные теоретические концепции, посвященные правовому регулированию страховой деятельности. Поэтому автором сделан вывод о необходимости разработки теории о правовом регулировании страховой деятельности в РФ и ее проблемным вопросам гражданско-правового характера.

С этой целью автором исследованы различные западные теоретические концепции по данной проблематике, с учетом которых разработана теория о правовом регулировании страховой деятельности, приемлемая для российского страхового правопорядка.

       За основу исследования диссертантом принята наиболее распространенная зарубежная фундаментальная теория правового регулирования страховой деятельности, а именно нормативная теория регулирования. Правовой анализ нормативной теории регулирования страховой деятельности позволил выделить две ее разновидности: основную и референтную, из которых референтная модель является более эффективной и приемлемой для российского страхового правопорядка. Теоретической платформой нормативной (референтной) модели является положение о преимуществе норм страхового законодательства, регулирующие гражданско–правовые отношения, возникающие между страхователем и страховщиком. Преимущество данной теории, по мнению автора, состоит в том, что она нацелена на реализацию конечной цели страхования - удовлетворение имущественных потребностей (интересов) страхователей и иных, заинтересованных в страховании лиц. 

       На основании изложенного, диссертантом сделан вывод о целесообразности применения в России нормативной модели правового регулирования страховой деятельности. С этой целью автором разработана теоретическая модель механизма правового регулирования страховой деятельности в РФ, состоящая из следующих правовых категорий: нормы страхового права, страховые правоотношения, субъекты страхового дела, орган страхового надзора, процедура лицензирования страховой деятельности, виды страхования, объекты страхования, договор страхования, страховой интерес, риск и случай, механизм реализации договора страхования.

Кроме того, согласно данной модели, структура конструкции страхового правоотношения (договора страхования) должна включать в себя следующие правовые категории: предмет страховых отношений и система прав и обязанностей участников страховых отношений. Эффективность данной модели заключается в том, что она предполагает установление в правовых актах специальные дозволенные правила поведения для субъектов страхового правоотношения, исполнение которых обеспечивает полноценную реализацию страховой сделки. 

Во второй главе диссертации «Гражданскоправовые проблемы регулирования страховой деятельности в РФ» автором выявлены и исследованы существующие проблемы гражданско-правового характера в механизме правового регулирования страховой деятельности, раскрыты причины их возникновения, а также предложены меры правового характера по их решению.

Исследованием определено, что в действующем механизме правового регулирования страховой деятельности существуют, в основном, две проблемы. Первая – это проблема общего характера, касающаяся основ гражданско–правового регулирования страховой деятельности, а также динамики развития страхового правоотношения и правового положения его участников. Вторая проблема связана с несовершенством правовой регламентации базовых страховых категорий: страхового риска, страхового случая, страхового события и страхового интереса, которые не получили должной законодательной регламентации.

В первом параграфе «Общие проблемы гражданскоправового характера в механизме правового регулирования страховой деятельности в РФ» определено, что наиболее острой проблемой в правовом регулировании страховой деятельности является действующий порядок лицензирования видов страхования.

По мнению диссертанта, реализация того или иного вида страхования является сферой гражданско–правовых отношений. Однако, страховщики в соответствии со ст. 32 ЗоСД обязаны представлять в орган страхового надзора правила страхования для лицензирования определенного вида страхования, так как ст. 3 ЗоСД императивно устанавливает, что добровольное страхование должно осуществляться не только на основании договора страхования, но и правил страхования, определяющих условия страхования. 

       В соответствии со ст. 943 ГК РФ правовое назначение правил страхования заключается в определении условий страхования только по взаимному согласию и волеизъявлению сторон договора страхования. Более того, согласно указанной норме закона участники договора добровольного страхования в принципе вправе не применять правила страхования, оговорив условия страхования в договоре страхования. Несмотря на данное диспозитивное положение ГК РФ, правила страхования являются обязательным элементом лицензирования страховой деятельности в качестве условий страхования по заявленным на лицензирование видам страхования.

Автором сделан вывод, что данный порядок лицензирования не эффективен, так как является тормозящим фактором в развитии страховых отношений в обществе. Указанное обстоятельство свидетельствует о том, что правовой механизм лицензирования страховой деятельности применяется в ущерб частно–правовым отношениям, возникающим в сфере страховой деятельности. Причиной возникшей ситуации является существующее противоречие между нормами ГК РФ и ЗоСД, устанавливающие различный правовой режим применения правил страхования в страховой деятельности.

В целях исключения обозначенного доминирования норм публично-правового характера над нормами частно-правового характера диссертантом предлагается внести изменения в п.3 ст. 943 ГК РФ, дополнив ее положением о том, что: «При заключении договора добровольного страхования страхователь и страховщик могут договориться о не применении правил страхования, разработанных страховщиком».

Указанное положение в полной мере обеспечивает реализацию в страховых правоотношениях принципа свободы договора, позволяющего его участникам самостоятельно, своей волей определять и согласовывать условия страхования не только в момент заключения договора, но и в процессе его реализации, а не дожидаться согласительных процедур по депонированию правил страхования в органе страхового надзора.

В процессе исследования механизма правового регулирования страховой деятельности установлена еще одна острая проблема гражданско–правового характера. Дело в том, что действующий порядок лицензирования страховой деятельности предусматривает выдачу страховщику лицензии на осуществление страховой деятельности только в пределах, поименованных в ней видов страхования, перечень которых ограничен ст. 32.9 ЗоСД.

Исследование обозначенной проблемы показало, что вид страхования является гражданско–правовой категорией, содержащей в себе определенный страховой интерес и страховой риск. Страховой интерес в соответствии со ст. 942 ГК РФ и ст. 4 ЗоСД является элементом объекта страхования, лицензирование которого законодательством не предусмотрено. Учитывая, что законодатель не требует лицензирования объектов страхования, автор полагает, что не должны лицензироваться и виды страхования, так как они являются составной частью объектов страхования. Для осуществления того или иного вида страхования страховщикам вполне достаточно сформировать и оплатить предусмотренный законом размер уставного капитала и соблюдать нормативы финансовой устойчивости.

       Потребность в том или ином виде страхования определяется страхователями, желающими застраховать неограниченный перечень имущественных интересов. Однако, ЗоСД предусмотрено и разрешено лицензировать всего лишь 23 вида страхования по классификации. Данное обстоятельство существенно ограничивает права страхователей на страховую защиту, в связи с чем возникает необходимость в решении обозначенной проблемы, заменив разрешительный порядок осуществления того или иного нового вида страхования на уведомительный.

Уведомительный порядок позволит страховщикам по запросу страхователей, в рамках договора страхования, разрабатывать и внедрять в страховую деятельность востребованные страхователями и не противоречащие закону виды страхования. Ибо только потребность, определяемая страховым рынком, способствует возникновению и внедрению в практику нового вида страхования.

В связи с изложенным, диссертантом предложено внести изменения в положение п.1. ст. 938 ГК РФ, определив страховщика, как юридическое лицо, имеющее разрешение (лицензию) на осуществление любого вида страхования, не запрещенного законом, при полной оплате, предусмотренного законом минимального размера уставного капитала и соблюдения нормативов финансовой устойчивости. Данное положение позволит снять ограничение по видам страхования и откроет возможность для защиты всевозможных имущественных социальных и техногенных рисков. Таким образом, формирование необходимого перечня видов страховых услуг должно базироваться на частно–правовом, а не публично-правовом механизме регулирования страховой деятельности.

Во втором параграфе «Проблемы, связанные с неопределенностью правовой регламентации специальных гражданскоправовых категорий, применяемых в страховых правоотношениях» автором определены гражданско-правовые категории страхования, составляющие структуру страхового правоотношения. Это договор страхования, предмет договора страхования, предмет страхования (применяется только в страховании имущества), объект страхования, страховые элементы (риск, событие, случай, страховая сумма, страховой тариф), правовое положение участников договора страхования. 

Сделан вывод, что в страховом правоотношении наиболее острой проблемой является неопределенность правового положения выгодоприобретателя, так как в законодательстве нет четкой определенности в вопросе о том: должен ли выгодоприобретатель обладать страховым интересом в принципе, либо выгодоприобретателем может быть любое лицо, независимо от наличия или отсутствия у него страхового интереса? Исследования данного вопроса позволили диссертанту сделать вывод, что выгодоприобретателем в страховании является лицо, которое в результате наступления страхового случая может понести материальный ущерб (убыток). При этом страховой интерес данного выгодоприобретателя заключается в том, чтобы страховой случай в виде убытка не наступил.

В третьем параграфе «Проблемы нормативноправовой неопределенности категории риска в страховании» автором исследована практика применения в страховании, в том числе и судебная практика, страховой категории «риск» и выявлено несовершенство нормативного определения данной категории, что влечет за собой его различное толкование в страховой правоприменительной практике.

Правовой режим применения страхового риска определен только в одной норме закона - ст. 9 ЗоСД, которая неоднозначно определяет данную страховую категорию, отождествляя его с другими страховыми категориями, а именно, со страховым событием и страховым случаем.

       Каждый из трех страховых категорий: риск, событие и случай в других нормах страхового законодательства имеют различное правовое значение,  несмотря на то, что в ст. 9 ЗоСД указанные страховые категории отождествлены, как одно юридическое понятие «страховой риск». В частности, в ст. 929 ГК РФ «страховой риск» обозначает утрату или повреждение имущества, что является элементом описания имущественного убытка. Однако, в ст. 9 ЗоСД «страховой риск» обозначает событие, то есть «опасность», являющаяся причиной убытка. Проблема в том, что в указанных нормах отсутствует термин «опасность», который фактически является одним из элементов «страхового риска». Данное обстоятельство и порождает в страховой практике путаницу при установлении причин возникновения убытка в застрахованном интересе, что является острой правовой проблемой. Кроме того, в ст. 9 ЗоСД законодатель «страховой риск» отождествил со страховым случаем, обозначив случай как свершившееся событие.

Страховой случай является сложной правовой конструкцией, состоящей из трех элементов, обозначающих различные юридические факты: а) событие; б) причинную связь; в) убыток. Однако, законодатель указанные элементы обозначил в ст. 9 ЗоСД одним понятием – «страховой риск».

       Столь упрощенное описание категории «риск» в ст. 9 ЗоСД, вступающее в противоречие со ст. 929 ГК РФ, которая по иному определяет риск, является причиной возникновения между участниками страхового правоотношения правового конфликта, что порождает множество судебных споров, связанных с различным толкованием правоприменителями данной категории страхования. Проведенное диссертантом исследование судебной практики по обозначенной проблематике, показало, что у судов также отсутствует единообразие в толковании и применении термина – страховой риск.

В целях решения указанной проблемы, автором сделан вывод о том, что категории «риск» и «событие» следует считать тождественными и применять их только для обозначения опасного страхового явления или иного события, влекущего за собой страховой убыток. Кроме того, автор полагает, что нельзя отождествлять категории «страховое событие» и «страховой риск» с категорией «страховой случай», так как данные три категории имеют различное толкование в нормах страхового законодательства и различное правовое назначение в страховой практике.

В связи с изложенным, диссертантом предлагается изменить п.2, ст. 9 ЗоСД, изложив ее в следующей редакции: «2) Страховым случаем является установление факта возникновения у страхователя (выгодоприобретателя) или застрахованного лица убытка (вреда), вследствие совершившегося опасного события, предусмотренного договором или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам».

В четвертом параграфе «Гражданскоправовые проблемы, связанные с применением категории интереса в страховании» выявлено немало проблем, связанных с применением в страховой практике еще одной категории – страхового интереса, который не получил своего легального определения и правовой регламентации в нормах страхового законодательства.

В частности, в законодательстве отсутствует четкий правовой регламент применения данного элемента в личном страховании, что создает немало проблем, связанных с правовым положением участников договора личного страхования: страхователя, застрахованного лица и выгодоприобретателя.

Диссертантом определено, что интерес в страховании является универсальной правовой категорией, обнимающей собой как имущественное, так и личное страхование, целью которых является удовлетворение имущественных потребностей лиц от случайно наступившего убытка или иного вреда. В целях единообразного применения категории интереса в страховании автором сделан вывод о необходимости разграничения понятий: объект страхования, предмет страхования и предмет договора страхования.

Правовой анализ двух различных норм страхового законодательства: ст. 942 ГК РФ и ст. 4 ЗоСД,  показал, что один и тот же страховой термин «объект страхования» трактуется в указанных нормах по - разному. В ст. 4 ЗоСД объект страхования определяется как имущественный интерес, причем в личном и в имущественном страховании, а в ст. 942 ГК РФ этот же термин определяется как имущество, а также жизнь и здоровье застрахованного лица.

Для исключения в страховой практике терминологической путаницы и подмены юридических понятий, диссертантом предложено применять обозначенные страховые категории в следующем правовом значении: предмет договора страхования для обозначения существа и содержания двусторонне–обязывающей страховой сделки; предмет страхования для обозначения имущества (вещи), подлежащего страхованию от рисков утраты или повреждения; объект страхования для обозначения имущественного страхового интереса. Данный регламент применения указанных категорий страхования позволит использовать их в страховой практике единообразно, в соответствии с целевым назначением.

Автором определено, что субъективный признак страхового интереса имеет существенное практическое значение при установлении страхового интереса у определенного лица–страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Необходимость в исследовании субъективного признака страхового интереса обусловлена возникающей в последнее время в страховой практике острой проблеме, связанной с установлением страхового интереса у собственника застрахованного имущества и иных обладателей вещным правом. Проблематичность данного вопроса усугубляется еще и отсутствием единообразия в судебной практике при рассмотрении споров, связанных с подтверждением страхового интереса у страхователя или иных лиц.

Для решения обозначенной проблемы диссертантом дана правовая оценка и характеристика субъективного начала в страховом интересе, на основе чего определены признаки, позволяющие однозначно и непротиворечиво устанавливать правовую связь лица с предметом страхования (застрахованным имуществом) на основании закона, иного правового акта или договора и, как следствие, подтверждать факт наличия у лица страхового интереса.

Третья глава диссертации «Нормативные особенности правового регулирования страховой деятельности в РФ» посвящена исследованию проблем, связанных с нормативными особенностями страхового законодательства. С этой целью определены нормативные особенности страхового законодательства, состоящие из: регулятивных норм, охранительных норм и норм гласности.

Исследование позволило диссертанту разработать наиболее оптимальную и эффективную модель нормативной системы правового регулирования страховой деятельности, приемлемой для российского страхового рынка и правопорядка, позволяющую применять нормы страхового законодательства единообразно, непротиворечиво и концептуально взаимосвязано.

В первом параграфе «Значение норм страхового законодательства, устанавливающих гласность в страховой деятельности» автором определены особенности норм страхового законодательства, раскрывающих метод гласности в правовом регулировании страховой деятельности.

Автором сделан вывод, что практическое назначение норм, устанавливающих гласность, то есть публичность и открытость в страховании, заключается в предоставлении страхователям возможности и прав на получение необходимой информации о страховщике в целях оценки его финансового положения при вступлении в страховое правоотношение.

Кроме того, автором определено, что открытость в страховании обеспечивает: гарантию соблюдения конституционного принципа гласности и законности при осуществлении страховой деятельности; защиту имущественных интересов срахователей, выгодоприобретателей и застрахованных лиц; своевременное выявление, предупреждение и предотвращение фактов нарушения страховщиками страхового законодательства в процессе реализации договора страхования; соблюдение страховщиками нормативов финансовой устойчивости при осуществлении страховой деятельности; защиту прав субъектов страхового дела от необоснованных и не предусмотренных правовыми нормами мер воздействия, применяемых органом страхового надзора; повышение предпринимательской и профессиональной активности у страховщиков; функциональную эффективность действующей правовой модели государственного регулирования страховой деятельности.

Во втором параграфе «Роль регулятивных норм в правовом регулировании страховой деятельности в РФ» определено, что регулятивные нормы направлены непосредственно на регулирование всех правоотношений, возникающих в процессе осуществления страховой деятельности, имеется в виду, как частно-правовых отношений, так и публично-правовых отношений, связанных с организацией и ведением страхового дела. Данная характеристика функций регулятивных норм позволяет объединить все нормы страхового законодательства в единую и целостную систему страхового права несмотря на комплексный характер страховых отношений. Кроме того, посредством регулятивных норм достигается необходимый баланс и паритет во взаимоотношениях между участниками страховых отношений.

Автором сделан вывод, что характерной особенностью регулятивных норм в механизме правового регулирования страховой деятельности является их динамическая функция, возлагающая на участников страховых отношений активные обязанности, в процессе реализации которых формируются их субъективные права. В частности, в процессе реализации регулятивных норм образуется эффективный правовой механизм по регулированию отношений между органом страхового надзора и страховщиками по поводу соблюдения страховщиками нормативов финансовой устойчивости, а также норм страхового законодательства. Динамическая функция регулятивных норм в данном случае проявляется в регламентации процедуры по наблюдению государственным органом за деятельностью субъектов страхового дела путем сбора, обработки и анализа результатов их страховой деятельности. Данный метод регулирования, в полной мере, обеспечивает законность принятия органом страхового надзора решения о выдаче лицензии на осуществление соискателем страховой деятельности, то есть только на основании результатов оценки, полученных по итогам изучения представленных на лицензирование документов без вмешательства в текущую деятельность субъекта страхового дела. Регулятивные нормы способствуют также предупреждению и предотвращению нарушений страхового законодательства со стороны субъектов страхового дела. Достигается это путем своевременного выявления органом страхового надзора нарушений страхового законодательства и указания на их устранение, без применения жестких мер воздействия, то есть приостановления страховой деятельности, что способствует скорейшему устранению страховщиками выявленных нарушений страхового законодательства под страхом потери лицензии.

       В третьем параграфе «Актуальные проблемы применения охранительных норм в правовом регулировании страховой деятельности в РФ» автором исследованы нормы страхового законодательства, устанавливающие нормативные процедуры контроля за субъектами страхового дела, предусматривающие, в том числе, регулярные выездные проверки деятельности страховщиков на местах, по результатам которых орган страхового надзора вправе принять решение об ограничении, приостановлении или отзыве лицензии страховщика.

Нормативной особенностью данного метода правового регулирования страховой деятельности является ее жесткий характер воздействия на субъектов страхового дела. Учитывая данное обстоятельство, диссертантом сделан вывод о том, что охранительные нормы должны применяться в исключительных случаях, а именно только при выявлении и фиксации фактов грубого нарушения субъектами страхового дела страхового законодательства и имущественных прав страхователей. Поэтому, в процессе реализации охранительных норм должны учитываться принципы: законности, полноты, всесторонности и объективности.

Также сделан вывод о том, что наиболее оптимальное и гармоничное сочетание норм частно–правового характера с нормами публично – правового характера может быть достигнуто только при одновременном применении всех трех нормативных особенностей страхового законодательства. Это позволит обеспечить необходимый баланс между частными интересами страхователей и публичными интересами государства. 

В четвертом параграфе «Нормативные особенности антимонопольного регулирования страховой деятельности, влияющие на гражданскоправовые отношения в сфере страхования» автором определено, что страховой рынок России находится в стадии становления и развития. В последнее время все больше возрастает потребность в новых видах страхования и увеличивается число потребителей страховых услуг, причем в массовом порядке. Данные процессы требуют от страховых организаций насыщения рынка востребованными видами страхования, активной позиции на рынке, повышения качества обслуживания потребителей страховых услуг и выполнения ряда других задач, направленных на развитие страхования в России. Указанные тенденции также требуют функционирования необходимого правового механизма, эффективно регулирующего страховой рынок. С этой целью, автором определены нормативные особенности антимонопольного регулирования страховой деятельности и выявлены правовые проблемы, влияющие на гражданско–правовые отношения участников страхового рынка, что позволило ему разработать ряд положений по решению выявленных проблем. 

Автором исследована эффективность действующей процедуры по обязательному уведомлению антимонопольных органов банками и страховыми организациями о достигнутых или заключенных между ними гражданско–правовых соглашений. В результате сделан вывод о том, что антимонопольному контролю должны подлежать не все соглашения, которые заключены между банками и страховщиками, а лишь те, которые заключены в письменной форме и нарушают имущественные права третьих лиц, охраняемые нормами права. 

Выявлено также, что действующее положение Закона РФ «О защите конкуренции» допускает заключение соглашений в устной форме, что противоречит положению ст. 161 ГК РФ о запрете заключения юридическими лицами между собой сделок в устной форме. Сделан вывод, что обозначенную проблему можно решить путем исключения из ст. 4 Закона РФ «О защите конкуренции» положения о возможных устных соглашениях между юридическими лицами, как противоречащее общим положениям гражданского законодательства.

Четвертая глава диссертации «Проблемы гражданско-правового регулирования элементов финансовой устойчивости российских страховых организаций в условиях современного мирового экономического и финансового кризиса» посвящена проблемам финансовой устойчивости страховщиков в условиях мирового финансового кризиса, в особенности, проблемам правовой регламентации экономических нормативов финансовой устойчивости, предназначенных для обеспечения гарантии своевременного и полного исполнения страховыми организациями своих договорных обязательств перед страхователями.

В первом параграфе «Проблемы правовой регламентации элементов финансовой устойчивости страховщиков, влияющих на гражданско-правовые основы страховой деятельности» определено, что основными элементами финансовой устойчивости страховых организаций являются платежеспособность, ликвидность и рентабельность осуществления страховой деятельности, соблюдение которых является гарантией надлежащего исполнения страховщиками своих договорных обязательств. 

Предназначение указанных элементов финансовой устойчивости в страховой деятельности обусловлено, в условиях мирового финансового кризиса, решением ряда задач гражданско–правового характера, связанных с финансовым обеспечением гражданско–правовой защиты имущественных интересов страхователей, выгодоприобретателей и застрахованных лиц.

Практическая реализация указанной задачи должна осуществляться, по мнению автора, с помощью специальных правовых категорий финансовой устойчивости, применяемых в страховой деятельности в процессе заключения и исполнения договоров страхования. Это такие категории, как: страховой тариф, страховые резервы, собственные средства страховщиков и перестрахование.

Диссертантом сделан вывод, что действующий нормативно-правовой метод расчета страхового тарифа не определен и предусматривает различные способы расчета.  В частности, согласно ст. 954 ГК РФ, страховой тариф может рассчитываться с одной стороны страховщиком, то есть на основании статистических данных о страховых случаях по отдельному виду страхования за определенный период времени. Вместе с тем, данная норма гражданского кодекса предусматривает, что в определенных законом случаях, страховые тарифы могут устанавливаться по правилам, определенным органом страхового регулирования, то есть в публично–правовом порядке, предусмотренном п.1, ст. 4.1. и п.2, ст. 8.1. ЗоСД.

Указанная неоднозначность в процедуре и методике расчета страховых тарифов свидетельствует о наличии правовой проблемы, которую можно решить путем внесения изменений в ст. 954 ГК РФ и в соответствующие нормы ЗоСД, предусматривающие единые стандарты или методику норматива расчета страхового тарифа по добровольным видам страхования. Это позволит, по мнению автора, правильно рассчитать цену страховой услуги и обеспечить эквивалентность во взаимных денежных обязательствах между участниками страховых правоотношений.

В результате анализа нормативного порядка формирования и использования страховых резервов, автором сделан вывод, что действующие правила размещения страховых резервов, в условиях мирового финансового кризиса, содержат ряд положений, связанных с расширенными правами страховщика на выбор активов, принимаемых в покрытие страховых резервов. В связи с этим, диссертантом обозначена необходимость в оптимизации правил размещения страховых резервов путем увеличения квот по их размещению в наиболее ликвидные и устойчивые государственные финансовые институты и банки, наряду с коммерческими, несмотря на то, что у последних доходность больше, чем у государственных финансовых институтов.

Во втором параграфе «Проблемы, связанные с неопределенностью правовой регламентации перестрахования, как элемента финансовой устойчивости страховых организаций» обозначено, что одним из наиболее существенных элементов финансовой устойчивости страховщиков является перестрахование. Также определено, что перестрахование является второй по значимости разновидностью страховой деятельности. Однако, действующее страховое законодательство правовой режим применения перестрахования в страховой деятельности определяет не однозначно.

В ст. 967 ГК РФ перестрахование определяется как разновидность договора имущественного страхования, а в ст. 13 ЗоСД как разновидность страховой деятельности.

В результате исследования юридической и экономической сущности перестрахования, диссертантом сделан вывод, что перестрахование является разновидностью страховой деятельности. Доказывается данное положение тем, что в процессе осуществления перестраховочных операций не формируется новый страховой денежный фонд, а происходит перераспределение и расщепление между несколькими перестраховщиками ранее сформированного страхового фонда. При этом перестраховщик предоставляет страховую защиту не новому страхователю, а обеспечивает дополнительную финансовую устойчивость страховщика по существующему основному договору страхования.

Автором определено, что договор перестрахования является акцессорным обязательством, возникающим только при наличии основного договора страхования, так как при наступлении страхового случая покрываются убытки не перестрахователя, а страхователя по основному договору страхования. Поэтому, рассматривать перестрахование только как разновидность договора имущественного страхования, целью которого является защита имущественных интересов лиц от случайных убытков, по мнению автора, юридически не оправдано, так как прямые убытки по договору страхования ни у одного из участников договора перестрахования не возникают. В связи с этим определено, что перестрахование в страховой деятельности подлежит применению исключительно только в качестве правовой конструкции по перераспределению крупных рисков, находящихся на удержании одного прямого страховщика, между несколькими страховщиками (перестраховщиками) в рамках осуществления обычной страховой деятельности. Данное положение позволяет автору сделать вывод о том, что перестрахование является разновидностью страховой деятельности. 

В третьем параграфе «Проблемы определения в договорах страхования имущества страховой суммы, как элемента финансовой устойчивости страховщиков» автором определено, что в механизме правового регулирования страховой деятельности существует правовая неопределенность в процедуре установления страховой суммы в договорах страхования имущества.

Страховая сумма, с юридической точки зрения, отражает в денежном эквиваленте стоимость страхового риска, переданного на страхование и цену страхового интереса лица. С помощью страховой суммы определяется также цена страховой услуги – размер вознаграждения страховщика и предел его договорной ответственности. Правильное определение в договоре страхования страховой суммы и расчет страховой стоимости имущества устраняет в дальнейшем всевозможные споры по вышеуказанным вопросам, в особенности, по вопросам размера страховой выплаты при утрате или повреждении застрахованного имущества.

Нормы страхового законодательства, устанавливающие порядок определения страховой суммы не предусматривают методику, на основании которой следует рассчитывать страховую (действительную) стоимость имущества, что влечет за собой страховые споры между участниками договора страхования по размеру страховой выплаты.

Для решения данной проблемы, автором сделан вывод о необходимости правового установления в ст. 947 ГК РФ положения об оценке страховой (действительной) стоимости имущества в момент заключения договора страхования с применением следующих методов расчета стоимости имущества: а) по соглашению сторон, б) рыночный; в) затратный, то есть по фактическим восстановительным расходам.

В пятой главе «Пути решения проблем гармонизации российского страхового права со страховым правом Евросоюза в целях интеграции двух страховых рынков» отмечено, что современное развитие мировой экономики идет по пути постепенной интеграции национальных экономик в единый мировой рынок, в том числе, и в области страхования. В связи с этим возникает необходимость в интеграции гражданско–правовых основ регулирования страховой деятельности России и Евросоюза.

В первом параграфе «Гражданскоправовые основы регулирования страховой деятельности в Евросоюзе, как предпосылка для интеграции российского страхового права со страховым правом Евросоюза» автором определено, что решающую роль в интеграционном процессе российского страхового права с европейским играет существующий международный страховой рынок, а также две правовые системы, основанные на нормах страхового законодательства России и Евросоюза. Поэтому интеграция российского страхового рынка с общеевропейским страховым рынком влечет за собой одновременно и интеграцию двух различных систем страхового права. Основной правовой проблемой, препятствующей для обозначенной интеграции, является отсутствие международных правовых актов, регулирующих гражданско-правовые основы осуществления страховой деятельности на международном страховом рынке.

В частности, определено, что в настоящее время отсутствует единое европейское гражданское законодательство в связи с чем, вопросы правового регулирования договора страхования в Евросоюзе не урегулированы. Для решения обозначенной проблемы необходима Директива по координации законов и иных нормативных актов в отношении договоров страхования, которая позволит ускорить процесса сближения гражданско–правовых основ регулирования страховой деятельности России и Евросоюза. 

Тем не менее, диссертантом сделан вывод о наличии реальных правовых предпосылок для интеграции гражданско–правовых основ регулирования страховой деятельности, как на территории России, так и в Евросоюзе. При этом в качестве основополагающих источников страхового права предлагается взять за основу страховые Директивы Евросоюза всех «трех поколений». 

Автором определено, что Директивы «первого поколения» провозгласили свободу предоставления услуг в страховании ином, чем страхование жизни. В целях интеграции национальных правовых систем, Директивы «второго поколения» либерализовали возможность постоянного присутствия страховщика одного государства Евросоюза на территории другого государства. Именно данный упрощенный порядок осуществления страховой деятельности в Евросоюзе является одним из благоприятных условий для расширения страхового рынка России в Еврозону. 

       Директивы «третьего поколения» внесли кардинальные изменения в гражданско-правовую сущность страховой деятельности и полностью упразднили процедуру предварительного согласования правил страхования, а также страховые тарифы в государственных органах страхового регулирования. Но главной прогрессивной новеллой Директив «третьего поколения» является правило единой лицензии,  согласно которому лицензия, выданная одной из стран - участниц Евросоюза распространяет свое действие на территории других стран – участниц Евросоюза.

Для полной гармонизации и сближения российского страхового рынка и правопорядка с европейским, Россия должна вступить, по мнению автора, как минимум в членство Евросоюза или как максимум в ВТО, что является долгосрочной перспективой. Тем не менее, автором сделан вывод о том, что интеграция обозначенных процессов в ближайшей перспективе возможна путем установления сотрудничества России с Евросоюзом в рамках Соглашения о партнерстве и сотрудничестве в области страхования.

       Во втором параграфе «Сопоставимость основ гражданскоправового регулирования страховой деятельности России и Евросоюза, как принцип интеграции российского страхового рынка с европейским страховым рынком» автором сделан вывод, что интеграционному процессу должна предшествовать процедура сопоставимости и адаптации основ гражданско–правового регулирования страховой деятельности двух правовых систем России и Евросоюза. При этом сопоставимость указанных правовых систем должно осуществляться на нижеуказанных правовых началах, применяемых в международных правовых стандартах, как принципы сопоставимости:

  • добросовестность - законное и справедливое сотрудничество участников общего страхового рынка путем раскрытия информации о рисках и условиях договора страхования;
  • транспарентность–открытость, предсказуемость действий государственного органа страхового регулирования и раскрытие страховыми организациями информации о своей деятельности;
  • финансовая устойчивость и платежеспособность, означающие достаточность капитала, достаточность активов и инвестиционная эффективность;
  • гражданско–правовая ответственность сторон договора страхования, ответственность госорганов за необоснованные претензии со стороны субъектов страхового дела и ответственность участников рынка за неисполнение публичных требований.

       В результате проведенного правового анализа принципов сопоставимости гражданско–правовых основ регулирования страховой деятельности России и Евросоюза диссертантом сделан вывод об их приемлемости для интеграции и дальнейшей гармонизации отношений России и  Евросоюза в области страхования путем сотрудничества в рамках двустороннего Соглашения. Соответственно, ранее обозначенные автором гражданско-правовые проблемы регулирования страховой деятельности в Евросоюзе можно урегулировать в рамках указанного Соглашения о сотрудничестве.        

В заключении излагаются основные выводы и предложения, полученные автором в результате исследования темы диссертации.

       Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах:        

В изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1.  Абрамов В.Ю. Безналичные расчеты в страховании // Закон. 2001. № 3 (0,5 п.л.).

2. Абрамов В.Ю. Страхование: основы правового регулирования // Закон. 2002. № 2 (0,4 п. л.). 

3. Абрамов В.Ю. Обязательное страхование гражданской ответственности автовладельцев. Комментарий к закону // Закон. 2002. № 9 (0,5 п.л.).

4. Абрамов В.Ю. Страхование: ответственность туроператоров // Закон. 2003. № 4 (0,4 п.л.). 

5. Абрамов В.Ю. Страхование заложенного имущества // Закон. 2003. № 2 (0,4 п.л.).

6. Абрамов В.Ю. Страхование грузов // Закон. 2003. №7 (0,4 п.л.).

7. Абрамов В.Ю. Страхование в сфере жилищных правоотношений // Закон. 2005. № 6 (0,4 п.л.).

8. Абрамов В.Ю. Правомерность страхового интереса // Закон. 2006. № 6 (0,4 п.л.).

9. Абрамов В.Ю. Проблемы гражданско–правового регулирования страховой деятельности // Закон. 2008. № 10 (0,5 п.л.).

10. Абрамов В.Ю. Новый порядок операций, совершаемых нерезидентами в валюте РФ // Хозяйство и право. 2001. № 5 (0,5 п.л.).

11. Абрамов В.Ю. Правовое положение выгодоприобретателей в договоре страхования // Хозяйство и право. 2002. № 12 (0,4 п.л.).

12. Абрамов В.Ю. Понятие убыточности страхового интереса в договоре страхования // Хозяйство и право. 2006. № 6 (0,4 п.л.).

13. Абрамов В.Ю. Риск, событие и случай в страховой деятельности. Правовые аспекты // Хозяйство и право. 2008. № 9 (0,5 п.л.).

14. Абрамов В.Ю. Правовые проблемы регулирования страховой деятельности // Хозяйство и право. Приложение. 2008. № 12 (0,4 п.л.).

15. Абрамов В.Ю. Практика применения категории риска и отлагательных условий в договорах страхования // Хозяйство и право. 2009. № 11 (0,5 п.л.).

МОНОГРАФИИ:

16. Абрамов В.Ю. Правовое регулирование страховой деятельности в РФ. Монография в формате учебного пособия – М., АНКИЛ. 2009. (19,5 п.л.).

17. Абрамов В.Ю. Постатейный комментарий к страховому законодательству – М., Волтерс Клувер. 2008. (20 п.л.).

18. Абрамов В.Ю. Страхование. Теория и практика – М., Волтерс Клувер. 2007. (32 п.л.).

19. Абрамов В.Ю. Страховой риск: понятие и оценка. Правовые аспекты – М., АНКИЛ. 2006. (8 п.л.).

20. Абрамов В.Ю. Страховое право – М., АНКИЛ. 2004. (11,5 п.л.).

21. Абрамов В.Ю. Третьи лица в страховании – М., Финансы и статистика.  2003. (7, 82 п.л.).

В иных изданиях:

22. Абрамов В.Ю. Перестрахование: формы договоров // Аудиторские ведомости, 2006, № 1 (0,4 п.л.).

23. Абрамов В. Ю. Правовое понятие страхового риска // Российский страховой бюллетень. 2003. № 1 (0,4 п.л.).

24. Абрамов В.Ю. Соотношение страхового интереса и страхового риска в страховании // Российский страховой бюллетень. 2003. № 2 (0,5 п.л.).

25.Абрамов В.Ю. Категория интереса в страховании // Российский страховой бюллетень. 2003. № 3 (0,5 п.л.).

26. Абрамов В.Ю. Правовой режим застрахованных лиц в страховании // Российский страховой бюллетень. 2002. № 7 (0,5 п.л.).

27. Абрамов В.Ю. Валютное регулирование и валютный контроль // Финансовая газета. 2001. 15 (0,4 п.л.).

28. Абрамов В.Ю. Оценка страхового риска по имущественным видам страхования // Финансовая газета. Август 2003. №№ 33, 34 (0,4 п.л.)

29. Абрамов В.Ю. Порядок компенсации работникам ущерба, возникшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания // Трудовое право. 2003. № 7 (0,4 п.л.).

30. Абрамов В.Ю. Правовое положение страхового агента. Развитие агентской сети страховой компании. Методическое пособие - М., 2006. Регламент. (0,5).

31. Абрамов В.Ю. Перестрахование как разновидность страхования. Особенности заключения договоров перестрахования // Юридическая и правовая работа в страховании. 2005. № 3 (0,5 п.л.).

32. Абрамов В.Ю. Союзы и ассоциации страховщиков // Юридическая и правовая работа в страховании. 2005. № 2 (0,4 п.л.).

33. Абрамов В.Ю. Страховой интерес выгодоприобретателя: правовые проблемы//Юридическая и правовая работа в страховании. 2005. № 4 (0,4 п.л.).

34. Абрамов В.Ю. Сострахование // Юридическая и правовая работа в страховании. 2005. № 1 (0,4 п.л.).

35. Абрамов В.Ю. Существенные признаки страхового интереса // Юридическая и правовая работа в страховании. 2006. № 2 (0,5 п.л.).

36. Абрамов В.Ю. Страховая сумма, неполное и дополнительное имущественное страхование // Юридическая и правовая работа в страховании. 2006. № 3 (0,4 п.л.).

37. Абрамов В.Ю. Страховой интерес, как разновидность категории интереса в гражданском праве // Юридическая и правовая работа в страховании. 2006. № 1 (0,4 п.л.).

38. Абрамов В.Ю. О спорных моментах страхования банковских залогов в пользу банков // Юридическая и правовая работа в страховании. 2007. № 1 (0,4 п.л.).

39. Абрамов В.Ю. Общества взаимного страхования. Особенности правового положения // Страховое право. 2005. № 2 (0,4 п.л.).

40. Абрамов В.Ю. Правовые проблемы страхового интереса в личном страховании // Страховое право. 2005. № 4 (0,5 п.л.).

41. Абрамов В.Ю. Проблемы совершенствования системы регулирования страховой деятельности // Юридическая и правовая работа в страховании. 2008. № 3, (0,4 п.л.).

42. Абрамов В.Ю. Теоретические основы правового регулирования страховой деятельности // Юридическая и правовая работа в страховании. 2009. № 4, (0,4 п.л.).

Другие научные работы, изданные в соавторстве:

43. Абрамов В.Ю., Фогельсон Ю.Б. Комментарий судебной практики к Федеральному закону об ОСАГО - М., Волтерс Клувер. 2006. (21 п.л., в т.ч. Абрамова В.Ю. 12 п.л.).

44. Абрамов В.Ю., Дедиков С.В. Судебно – практический комментарий к страховому законодательству - М., Волтерс Клувер. 2004. (21 п.л., в т.ч. Абрамова В.Ю. 13 п.л.).


1 Данные получены из официального сайта Высшего арбитражного суда РФ: http:// www.arbitr.ru|

2 Речь идет о первых глубоких теоретических исследованиях и разработках в теории Российского права, посвященных страховым правоотношениям. Это работы: А Вицына. Договор морского страхования по русскому праву. С.–Петербург. 1865. и И.И. Степанова. Опыт теории страхового договора. Казань. 1875. 

3 Ноткин О.А. Страхование имущества по русскому законодательству. Киев. 1888. С.12.

4 Идельсон В.Р. Страховое право. СПБ. 1907.

5  Райхер В.К. Общественно – исторические типы страхования. М., 1947. С. 196.

6 Страхование ответственности судовладельцев по английскому и российскому праву. М., 2008.

7 Правовое регулирование добровольного страхования гражданской ответственности в РФ. М., 2008.

8 Правовое регулирование договора перестрахования: проблемы теории и практики. М., 2006. 

9 Правовые проблемы применения обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств в Российской Федерации. М., 2008.

10 Гражданско–правовое регулирование страхования ответственности за загрязнение окружающей природной среды: сравнительно–правовой анализ. М., 2007.

11 Договор перестрахования в российском гражданском праве. М., 2009.

12Правовое регулирование имущественного страхования в Российской Федерации. Екатеринбург, 2006.

13 Система страхования банковских вкладов (правовой аспект). М., 2008.

14 Презумпции в страховом праве. М., 2005.        

15 Договор страхования в российском гражданском праве. М., 2005.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.